Столярова Александра: другие произведения.

Капкан для бабочки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 4.14*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Издательство АСТ; май 2006 г. Молодая успешная москвичка Кира, вернувшись из деловой поездки, находит в своей квартире труп неизвестного мужчины. Что необходимо сделать в таком случае в первую очередь? Конечно, вызвать милицию. Но как тогда объяснить, что соседи по дому видели Киру незадолго до убийства, в то время, пока она была в командировке? Почему преступники не оставляют девушку в покое, совершая налет на ее старую дачу? Кира начинает собственное расследование... Круг подозреваемых сужается. И вскоре Кира понимает, что в деле замешаны близкие ей люди... ВЫЛОЖЕН ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ!

  
  'Капкан для бабочки'.
  
  Глава 1.
  
  ...Конечно же, их никто не встретил. В шумном зале аэропорта Кики долго озиралась по сторонам, но ни Стаса, ни Вадима не увидела. Ее, столбом стоящую посреди зала, обтекала суетливая толпа. Толстая тетка с баулами озабоченно перла к выходу и чуть не раздавила всмятку Кикину сумку с пижонским ноутбуком. Стоила сумка в два раза больше, чем все теткино барахло вместе взятое, а уж о компьютере и говорить нечего.
  Кики посторонилась, подтащила за собой чемодан на колесиках. Возле стеночки было не в пример спокойней, по крайней мере, здесь никто не угрожал сбить ее с ног. Подошла Лиза, спокойная, улыбающаяся, вокзальную суету в зале прилета она, казалось, даже не замечала.
  - Я так и думала, - сказала она почти радостно.
  - Ты о чем?
  - Вадим не приехал. Вот пакость какая!
  Пожалуй, это даже хорошо. В присутствии мужа подруги Кики чувствовала себя словно житель Помпеи вблизи Везувия. Не самое приятное ощущение, что и говорить.
  - Так что будем делать? - обреченно вздохнула Лиза.
  - Как что, поедем на автобусе. Или такси возьмем. Правда, обдерут нас, как липку, это уж к гадалке не ходи.
  Лиза улыбнулась и отпустила крепкое ругательство. Со стороны это, должно быть, выглядело странно: молодая стильная девица, этакая карамельная блондиночка - и ругается как портовый грузчик. Да, Лиза Дружинина умела удивлять.
  - Интересно, зачем нужен муж, если он не может приехать в аэропорт? - вопросила она в пространство. - Или хотя бы шофера прислал на худой конец. Кики, а ведь твой Стас тоже... Все они козлы! О, кто-то звонит.
   Она вытащила из сумки надрывающийся в писке телефон, отошла на пару шагов и воскликнула в трубку:
  - О, привет, дорогая, сколько лет, сколько зим!..
  Пока Лиза говорила по телефону, Кики вышла из зала, чтобы выкурить сигарету. На улице было холодно, ветрено, начинался снег. Она отошла в сторонку, чтобы спрятаться от ветра, который накинулся на нее и растрепал непокорную рыжую шевелюру. Озноб не проходил, видимо, сказывалась усталость, которой за неделю командировки накопилось предостаточно. Кики мало спала, много курила, еще больше работала... И кажется, похудела еще сильнее. Хотя, казалось, дальше уже некуда.
  Озноб начался еще в Калининграде, да так и не проходил. Подруги не брали с собой теплых вещей, ибо рассчитывали на теплую и солнечную погоду. Прогнозы были самые оптимистичные, а потому Кики надела легкое пальто и тонкие замшевые сапожки. Всю неделю действительно было тепло, но уже перед самым отлетом на город как-то разом навалилась зима. Легковерные девушки мерзли в легкой одежде и проклинали метеобюро, ведь в прогнозах погоды ни слова не говорилось о возможном похолодании: внезапный приход зимы стал для всех настоящим сюрпризом.
  Она вернулась в зал и увидела, что подруга уже закончила разговор и прячет в сумочку сотовый.
  - Ну вот что... Раз уж меня угораздило выйти замуж за эгоиста до мозга костей... - начала Лиза.
  - А меня угораздило когда-то начать встречаться с еще большим эгоистом... - подхватила Кики со смехом.
  - Вот именно. Раз наши мужчины нас не встретили, поедем на такси.
  - Наконец-то здравая мысль. Недаром ты у нас мозг, руководитель проекта, а я всего лишь рисую картинки.
  На Лизином лице возникла легкая усмешка - и тут же испарилась.
  - Точнее, поедешь ты. У меня возникло важное дело.
  - Что может быть важнее, чем благополучно добраться до дому и залечь в ванну с пеной?
  - Мне надо встретиться с одним человеком.
  - С мужчиной? - лукаво осведомилась Кики.
  - Даже не надейся. С женщиной. Это сестра моей подруги. Она только что позвонила мне на мобильник. Подруга живет в Испании, сестра была у нее в гостях, теперь летит от нее, транзитом через Москву, а потом - домой, в Тюмень.
  - Как все сложно!
  - Ничего сложного. Она сказала, что подруга передала для меня посылку: фотографии, письмо и какие-то сувениры. Я с ней встречаюсь через полтора часа.
  - Здесь, в аэропорту?
  - Да, вот на этом самом месте. А ты поедешь домой и примешь ванну с пеной и уснешь в своей мягкой постели. Ты же об этом ныла все три недели подряд?
  - Да, в гостинице была мерзкая кровать. У меня все тело в синяках!
  - Еще бы, ты такая тощая, что для тебя любая кровать покажется жесткой, - вставила Лиза завистливо.
  На взгляд Кики, выглядела подруга прекрасно, а пара лишних килограммов еще никого не сделала уродиной. Но Лиза страдала от собственного несовершенства, а потому регулярно впадала в очередной диетический марафон. Французская, японская, диета Ангела, марсианская и еще черт знает какая. Она могла бы написать монументальный труд о похудании. Если бы захотела, конечно.
  'Надо подкинуть ей эту мысль', - подумала Кики.
  Впрочем, сейчас самое главное - побыстрее попасть домой, понежиться в ванне - очень горячей, расслабляющей, выпить чашку чаю с лимоном и уснуть. А впереди - два выходных дня, когда можно валяться, читать книжки, тупо есть, тупо спать и отдыхать от выматывающей работы, длящейся почти круглые сутки.
  В Калининграде они с Лизой работали над новым проектом - дизайном картинной галереи. Богатенький заказчик уже успел нажить состояние на торговле автомобилями, пригнанными из Европы, а теперь решил порадовать собственную женушку, которая, видимо, давно уже изнемогала от безделья. Женушка оказалась молодой утонченной девицей, разодетой в платья из парижских бутиков. На ее милом личике была написана вселенская скука. Оказалось, за плечами у нее было три курса института на факультете искусствоведения, на которых она с переменным успехом маялась, пока не подцепила богатого 'папика'.
  Специально для скучающей девицы построили небольшое здание под художественный салон, в самом центре Калининграда. Строительство доверили компании, в которой трудилась Кики. А потом настала очередь ее и Лизы. Кики рисовала эскизы, придумывала отделку, декор, внутреннее оформление галереи. А Лиза вела проект с нуля, занимаясь составлением смет, организовывала работу строителей, вела финансовые документы, одним словом, решала все организационные вопросы.
  Втайне каждая из подруг завидовала друг другу: Кики мечтала хотя бы о капле той практичности и уверенности, какими обладала Лиза. Зато сама Кики могла придумать такой классный интерьер, от которого заказчики впадали в глубокую кому и штабелями укладывались у ее ног.
  Они дружили уже десять лет - с тех самых пор, как познакомились на подготовительных курсах в университете. Кики с блеском поступила, а вот Лиза не добрала баллов. Рисовала она неважно, да и особенной фантазией не отличалась. Так что на дизайнерский факультет путь ей был заказан. Лиза погоревала, прощаясь с мечтами, и без особых проблем поступила на факультет менеджмента.
  Сейчас Кики казалось, что свою работу Лиза лишь терпит. Она ненавидела рутину, обыденность, и раздражалась оттого, что не смогла осуществить свою мечту.
  Впрочем, легкая обоюдная зависть не мешала им оставаться хорошими подругами. Напротив, вносила в их отношения свежесть и постоянное стремление к совершенству.
  Вот и сейчас, пока Кики предавалась праздным мыслям, Лиза развернула бурную деятельность. Она выбрала самого благонадежного таксиста - им оказался бледный тощий дядька, на вид - язвенник и импотент. Виртуозно поторговалась с ним, и с легкостью сбила цену до минимума. Дядька был согласен и на это, поскольку других клиентов на сегодня не предвиделось: всех расхватали более бойкие и широкоплечие.
  Машина дядьки производила впечатление. Чахоточные 'Жигули', ровесники октябрьской революции, потрепанные жизнью и московскими дорогами. Дядька положил Кикин чемодан на заднее сиденье, извлек из кармана тряпку и заботливо протер лобовое стекло.
  - А курить у вас в машине можно? - спросила Кики с тоской в голосе.
  Дядька неодобрительно оглядел ее с ног до головы, покосился на пижонскую сумку с ноутбуком и кивнул неохотно.
  Лиза чмокнула Кики в щеку холодными губами.
  - Счастливо. Созвонимся завтра.
  - Как добираться будешь?
  - Поймаю попутную бетономешалку, - съязвила она.
  - Очень остроумно!
  - Конечно, поеду на такси. Вадиму звонить не буду из принципа...
  - Может, за вами вернуться? - оживился дядька. - Это запросто. И скидочку могу сделать.
  - Спасибо, обойдусь, - отрезала Лиза.
  Кики погрузилась в машину, на заднее сиденье, помахала Лизе и устроилась поудобнее. Глаза закрывались сами собой. Дядька сел за руль и долго терзал несчастный движок, пока 'Жигуль', наконец, не завелся. Потом включил радио, разумеется, разухабистый 'Шансон'. И, под приблатненные завывания, такси, дергаясь и содрогаясь, покинуло территорию аэропорта Домодедово.
  Но даже радио 'Шансон' не помешало Кики уснуть. А может, ее усыпила своеобразная манера таксиста вести машину - он неторопливо и чинно ехал в правом ряду с черепашьей скоростью. Ей даже начал сниться какой-то сон, когда они вдруг попали в аварию.
  Кики почувствовала резкий удар, толчок, распахнула глаза и больно ткнулась лбом о спинку переднего сиденья. Сумка с ноутбуком свалилась на пол, и внутри что-то подозрительно хрустнуло.
  Таксист ошеломленно повел головой по сторонам, словно бы не понимая, что с ним произошло. Кики же отчаянно выругалась, вспомнив богатый лексикон Лизы Дружининой.
  К счастью, ноутбук был цел. Лицо вроде бы тоже не пострадало, хотя на лбу непременно появится синяк.
  Кики оглянулась и увидела огромный, словно танк, внедорожник, который стоял чуть поодаль, перегородив дорогу. Видимо, гнал на полной скорости и не заметил плетущихся, словно старая кобыла, 'Жигулей'.
  Вообразив, что могло бы случиться, будь удар сильнее, Кики содрогнулась.
  К счастью, водитель осознал, на каком свете он находится, и поспешно выскочил из покореженной машины. Кики последовала за ним, опасаясь, что сейчас окажется в самом центре разборки: уж больно угрожающе выглядел джип.
  Но вблизи оказалось, что все не так страшно. Во-первых, за рулем джипа сидела совсем юная девчонка - на вид ей только вчера стукнуло восемнадцать. Она испуганно таращилась на них из окна и невпопад тыкала пальцем в кнопки мобильника. Во-вторых, виноватой была все-таки девица, а значит, ущерб невезучему таксисту - разбитый всмятку багажник и раскрошившийся бампер - скорее всего, возместят. Ну, и в-третьих, все живы, и даже некоторым образом здоровы. И компьютер не пострадал!
  Слегка успокоившись, Кики вытащила сигарету, закурила, пытаясь справиться с мелкой и противной дрожью во всем теле. Язвенник и девица вели горячий спор сквозь оконное стекло. Таксист потрясал кулаками, а девица всхлипывала и мотала головой.
  - Да я тебя!.. Да ты ж мне всю тачку помяла, малолетняя шалава! А ну, плати давай, и не вздумай скрыться, я твой номер запомнил, и в ГАИ у меня друзья работают...
  Кики подошла поближе и хлопнула зарвавшегося дядьку по плечу.
  - Слушайте, не кричите так. Девчонку до смерти напугали. Никуда она не уедет, успокойтесь. Телефон есть? Вот и прекрасно, вызывайте гаишников.
  - Я уже вызвал, - буркнул тот, хватаясь за сердце. - Сейчас только инфаркта не хватает.
  Значит, не язвенник, а сердечник. Невелика разница.
  Кики бросила сигарету в лужу и медовым голосом попросила:
  - Помогите мне достать чемодан из машины.
  - Зачем это? - удивился дядька.
  - Как зачем? Домой поеду.
  - Еще не хватало! Ты свидетель, будешь ждать гаишников вместе со мной.
  - Ни за что! - отрезала она. - Я только с самолета, устала страшно...
  - Слушай, будь человеком, только ты можешь подтвердить, что эта девица сама в меня впечаталась. Ни одного свидетеля нет, все, кто видел, давно уже уехали. Ты же видишь, девица непростая, раз на такой тачке ездит, и окажусь я виноватым. Девица денег даст - и прости прощай. А у меня с собой только двадцать долларов, и те - заначка, на зубы отложены.
  - На какие зубы? - спросила Кики ошарашенно. Пламенный монолог водителя совсем сбил ее с толку.
  - На вставные. - И мужик застенчиво улыбнулся. - Ну что тебе стоит, подожди гаишников, а?
  Кики махнула рукой и обреченно потянулась за следующей сигаретой.
  - Черт с вами!
  - Вот и хорошо. Ждать недолго, они теперь обязаны быстро приезжать. Минут двадцать - и готово дело. А хочешь, я тебе кофейку принесу? - он жестом указал на призывно светящуюся вывеску кафетерия чуть дальше по улице.
  - Спасибо, - Кики кивком голову пресекла его суетливые поползновения. - Не хочу. И вообще, я покурю тут, на улице.
  Но двадцать минут растянулись на полтора часа. Кики успела выкурить полпачки, посидеть в машине, раздраженно переругиваясь с таксистом, поиграть в дурацкую стрелялку на своем мобильнике.
   Собственная теплая постель, и чашка чая с молоком, и потрепанный детектив возле подушки - почитать полчасика перед сном, - откладывались, и надолго. Усталость грызла голову изнутри, глаза закрывались сами собой - сказывалась бессонная ночь и неделя интенсивной работы.
  Взять бы сейчас отпуск - да и махнуть куда-нибудь в Эмираты. Понежиться на гостиничном пляже в шезлонге, потягивая коктейль... До одурения купаться в идеально чистом и прозрачном море...
  'Даже и не мечтай, - осадил ее внутренний голос. - В отпуске ты уже была летом, прекрасно отдохнула, целыми днями спала в гамаке у Лизы на даче. Сама не захотела никуда ехать, теперь жди следующего лета, дорогуша'.
  Когда гаишники появились, Кики внутренне кипела от еле сдерживаемого раздражения. Таксист уже вполне успокоился и рассуждал, что бы он сделал с такими вот богатенькими девицами, любовницами бандитов и продажных чиновников. Кики и сама была небедной девицей, но на машину и отпуск в Праге она заработала сама, вкалывая от рассвета до заката, а потому с чистой совестью могла пропускать разглагольствования дядьки мимо ушей.
  Приехала гаишная машина, и таксист выкатился на улицу. Из своего джипа выползла перепуганная девица в дорогущей шубке.
  После еще одного часа томительного ожидания, когда она успела проклясть всех на свете владельцев 'Жигулей', джипов, и богатых безмозглых девиц, подошла ее очередь давать показания. Кики переместилась в гаишную машину и довольно мило поболтала с двумя молодыми людьми. Напоследок один из них даже отважился на комплимент. Кики легкомысленно посмеялась их шуткам, подписала какие-то бумажки и была свободна.
  - Ну, мы едем? - спросила Кики у невезучего таксиста.
  Тот ковырялся возле своей несчастной машинки, ворча что-то себе под нос.
  - Да, сейчас, сейчас, минуточку, - пробормотал он.
  На миг сердце Кики кольнула жалость, но усталость и раздражение взяли верх. И тут рядом материализовался один из гаишников.
  - Девушка, а хотите, мы вас до дому подбросим?
  - Хочу, - призналась Кики. - Я дома не была целую неделю.
  - Отдыхали?
  - Если бы... Работала.
  Кики вытащила чемодан из покореженного 'Жигуля', любезно попрощалась с незадачливым таксистом и даже не потребовала, чтобы тот вернул ей деньги.
  Черт с ними, с деньгами.
  Спать хотелось так, что даже в глазах темнело. Кики уселась в милицейский 'Форд', и ее с ветерком домчали до самого подъезда. Кое-где лихие мальчики даже включали мигалку, но все напрасно. Сейчас Кики была не способна оценить даже серенаду под окном и ванну из шампанского. А тут какая-то дешевая сирена с мигалкой...
  Избавившись от гаишников, Кики поплелась по дорожке к подъезду. Чемодан казался неподъемным и набитым, по меньшей мере, чугунными гирями. Как все-таки хорошо, что она живет одна! Даже ее ненаглядный Стас сейчас был бы некстати.
  Дом, в котором она обитала, находился в самом центре, и по счастливому стечению обстоятельств, им пока не заинтересовались риэлтерские агентства. Здесь не было новых русских с их пуленепробиваемыми телохранителями и дорогущими машинами. Дом был старый, давно не видевший ремонта, затерявшийся в глубине тесных московских переулков. Квартиру оставили Кики родители, несколько лет назад уехавшие работать в Англию. За четыре года они пустили там корни, обросли новыми знакомствами и стали находить свою прелесть в стрижке газона перед домиком в предместье Лондона.
  Лифта в доме не было. Кики медленно поднималась по лестнице, дошла до второго этажа и на минуту остановилась перед дверью Жанны, эксцентричной авторши дамских детективов, а по совместительству - старой доброй приятельницы. Сейчас из-за двери раздавался энергичный стук пишущей машинки, а это значило, что беспокоить Жанну нельзя. Это чревато непредсказуемыми последствиями.
  Начиная со второго этажа, лестница была погружена в темноту. Кики поднялась, таща за собой злосчастный, слегка помятый после ДТП чемодан. Возле своей двери она долго рылась в сумке в поисках ключей. Вместо них попадались другие, очень нужные вещи: визитка калининградского богатенького заказчика, россыпь мелочи, мятый детективный роман, крошечный плюшевый поросенок в шарфе - подарок Серафимы, школьной подруги... Наконец, ключи отыскались на дне сумки, погребенные под ворохом косметики. Беспорядок в сумке Кики был достоин того, чтобы о нем слагались легенды.
  Она открыла дверь, вошла в родную квартиру и несколько минут постояла в темноте, не раздеваясь. Как хорошо дома! Все тело ныло и гудело, словно туго натянутая струна. Кики сползла по стенке, уселась прямо на пол и медленно, негнущимися пальцами, принялась расшнуровывать ботинки.
  И вдруг остановилась.
  Ее ноздри дрогнули, соприкасаясь с чужим, странным запахом. Он витал повсюду, и было удивительно, что она не сразу его почувствовала. Сладкий, тяжелый, душный запах, от которого мгновенно взмокла спина, а в позвоночнике что-то заледенело.
  Кики подскочила, с грохотом уронив на пол вешалку с одеждой. Щелкнула выключателем - и яркий привычный свет щедро залил прихожую.
  - Твою мать! - выкрикнула она, отшатнувшись к дверям, потому что увидела в прихожей вещи, которых там быть не должно.
  Пара мужских ботинок на полу.
  Чужая кожаная куртка и черный шарф, которые висели на крючке, вбитом в стену.
  Мирно лежащие на тумбочке под зеркалом сигареты 'Парламент лайт' и дешевая пластмассовая зажигалка.
  - Эй, кто здесь? - подозрительно спросила она.
  В ответ - тишина, такая плотная и густая, что ее можно было резать на куски.
  Кики ничего не понимала. Эти вещи она видела впервые и никак не могла взять в толк, откуда они тут вообще взялись. Да еще этот резкий запах с легким металлическим привкусом сшибал с ног и затуманивал мозги.
  Медленно, очень медленно она сделала шаг и потрогала чужую куртку. Горько пахло туалетной водой и сигаретами. Но тот, главный запах шел откуда-то еще.
  Один шаг, второй, третий... Кики продвигалась к комнате, спиной чувствуя опасность. Спина ее была напряжена, как у кошки, почуявшей врага.
  Мудрое Кикино подсознание уже знало, что за странный запах забивает ноздри, и почему в желудке медленно наливается свинцом какой-то тугой узел, и почему никто не отозвался на ее голос. Растерянный мозг велел ей двигаться и заглянуть во все уголки квартиры.
  В комнате все было в порядке. Небрежно разбросанные вещи, забытая чашка с кофейной гущей - все точно так же, как и было перед отъездом.
  Оставались еще ванная комната и кухня, которые соединял узкий длинный коридор.
  Именно в этом коридоре Кики и увидела хозяина куртки. Он лежал на полу, в самом конце коридора, возле дверей кухни. Молодой мужчина в одних джинсах, босой. Создавалось впечатление, что он шел по коридору, а потом вдруг упал лицом вперед, неестественно вывернув руки. Его волосы потемнели и слиплись от крови, и даже на полу была небольшая запекшаяся лужица.
  Да, только теперь Кики поняла, что так невыносимо пахла именно кровь - тяжело и страшно. На стене, примерно на уровне ее роста она увидела темно-красные брызги, как будто кто-то неловко разломил спелый гранат.
  При виде этих брызг и голой мужской спины внутри у Кики как будто распрямилась пружина. Она метнулась в прихожую и схватилась за дверной косяк, прижимая ладонь ко рту. Целую вечность она простояла так, согнувшись в три погибели и пытаясь справиться с накатившей тошнотой.
  Гранат, черт возьми!..
  Теперь она никогда в жизни не сможет есть гранаты.
  Спустя тысячелетия - а может, всего пару минут - Кики решилась отлепиться от стенки и на подгибающихся ногах вернулась обратно в коридор. Мужчина по-прежнему лежал ничком на полу, а рядом с ним Кики заметила тяжелую бронзовую статуэтку, испачканную в крови. Кики подошла поближе, присела на корточки, и, преодолевая отвращение, потрогала запястье лежащего человека. Это было отвратительно, и она чуть не теряла сознание от страха, но все-таки надеялась, вдруг удастся нащупать пульс.
  Надежда умерла мгновенно. Пульса не было и в помине. И кожа у живых людей не может быть такой серой, неестественно прохладной, словно восковой.
  Мужчина был абсолютно, безвозвратно, непоправимо мертв.
  Осознав это, Кики, тихо скуля, отползла в коридор и оттуда попыталась позвонить в милицию. Набрать короткий, заученный с детства номер, оказалось сложно. Пальцы не слушались, а руки тряслись так, словно Кики была алкоголиком со стажем.
  На том конце подняли трубку, и ей ответил бодрый женский голос, при звуках которого Кики слегка пришла в себя. Она сообщила, что нашла в своем доме труп неизвестного мужчины. Девушка, принявшая вызов, уточнила кое-какие детали, спросила ее адрес и фамилию
  - Арсеньева Кира Сергеевна.
  - Пожалуйста, ничего не трогайте в доме и не подходите к телу, чтобы не уничтожить следы, - сказала девушка с намеком на сочувствие.
  Кики пообещала и повесила трубку. Ей срочно требовалась сигарета и она полезла в карман за пачкой. Ноги мелко дрожали, словно у перепуганного зайца, сердце гулко колотилось где-то между ребер.
  Ждать приезда милиции в квартире - на такой подвиг Кики была не способна. Она выскочила на площадку, подальше от трупа, от дурманящего запаха свежей крови, от пугающе ярких брызг на стене.
  На лестнице было тихо, темно, молочный лунный свет лежал на плиточном полу. От этой темноты, слегка разбавленной луной, Кики стало еще страшнее, и она, стараясь дышать ровно, скатилась вниз по лестнице и метнулась на второй этаж.
  Дрожащей рукой она нажала на кнопку звонка и не отпускала до тех пор, пока дверь не распахнулась, и за ней не показалось изумленное лицо Жанны.
  - Кики! Что случилось?
  - Можно я зайду?
  - Да ты вся белая! А ну-ка сядь вот сюда. Расстегни пальто... Дыши глубоко и ровно, поняла?
  Ее слова доходили до Кики как будто сквозь толстый слой ваты. Лицо Жанны казалось странно вытянутым и искаженным. Кики попыталась объяснить, что произошло, но язык не слушался ее, он с трудом ворочался во рту и не способен был выговорить даже самых простых слов. Все окружающее стало черно-белым и мутным, словно на экране старого телевизора.
  Потом ей под нос сунули нечто с резким, тошнотворным запахом, и Кики затрясла головой. Предметы обрели четкость, краски - яркость, а голос Жанны стал звучать заметно громче.
  Она поняла, что сидит на крошечном пуфике в прихожей, а Жанна сует ей под нос склянку с нашатырным спиртом.
  - О господи, какая гадость! - выговорила Кики непослушными губами. - Я что, грохнулась в обморок?
  - Почти. Хорошо, что у меня нашелся нашатырь. Как ты себя чувствуешь?
  - Не знаю. Голова кружится.
  - Ну вот что, пойдем в кухню, я сварю кофе, а ты расскажешь, что у тебя стряслось. Ну и видок у тебя, подруга, без слез не взглянешь!
  На кухне у Жанны царил еще больший беспорядок, чем у самой Кики. Соседка вообще не утруждала себя уборкой, и в ее доме неподготовленному человеку находиться было тяжело. Кругом клочья пыли, валяющиеся в самых неожиданных местах блокноты, ручки, кассеты от допотопного диктофона, переполненные пепельницы...
  Зато она волшебно варила кофе. Только за это ей можно было многое простить. Пока Жанна колдовала над туркой, Кики, сотрясаясь от озноба, рассказала о трупе, лежащем на полу в ее квартире.
  - Что? - Жанна медленно повернулась к ней. - Ты не шутишь?
  - Пойди посмотри сама, если не веришь.
  - Хотя, какие уж тут шутки. Ты сама на себя не похожа. Ну ладно, постарайся не думать об этом. Сейчас выпьем кофе, и тебе станет лучше.
  Слишком спокойно она это сказала, словно Кики каждый день находит в своем доме убитых. Жанна, разумеется, очень рассеянна, особенно когда занята новым сюжетом, но нельзя же так равнодушно относиться к подобной сногсшибательной новости...
  В кухню вошел Жаннин кот, сонно потянулся, жмуря глаза. Кот обладал хорошей родословной, и соответственно имел длинное сложное имя, но после того, как однажды ловко поймал двух мышей в подъезде, никто его не звал иначе как Мышкин.
  - Привет, животное, - Кики почесала его за ухом.
  - Ну чего тебя опять принесло? - рассердилась Жанна. - Мышкин, иди отсюда, кормить я тебя не буду, хватит уже. Представь, он сожрал сегодня уже полпачки сосисок и два куска пиццы.
  - Скоро он у тебя заболеет от такой еды, - сказала Кики, почесывая разомлевшего Мышкина. - Не выгоняй его.
  - А, ладно, пусть сидит. Как насчет капельки коньяку в кофе?
  - Не уверена, что это поможет.
  - Зато я уверена, - она разлила по чашкам кофе и щедрой рукой плеснула коньяк. - Вот увидишь, тебе сразу полегчает.
  Кики взяла свою чашку и погрела ледяные руки. Сильно кружилась голова, и под черепом словно бы что-то взрывалось.
  'Это какой-то бред, - сказала она себе. - Плохой триллер. Это не может быть правдой'.
  - Ничего не понимаю, - произнесла она вслух. - Я никогда раньше не видела этого человека, так откуда же он взялся?! Ерунда какая-то!
  - Может, тебе показалось? Такое иногда случается. Ты переутомилась, устала, перелеты, масса дел... Я читала о таком.
  - Вставишь этот сюжетный ход в свой новый детектив, - психанула Кики. - Я уже предложила - можешь подняться и взглянуть своими глазами. Там труп. Совсем свеженький. Еще теплый. Не самое приятное зрелище, надо сказать.
  - Ладно, ладно, не кипятись.
  Кики отпила кофе и закурила, борясь с головокружением.
  - И что, давно он там лежит? - полюбопытствовала Жанна.
  - Понятия не имею!
  - В квартире воняет?
  - Ты хочешь сказать, что он там уже давно? - Кики замутило. - Ну да, меня же не было дома целую неделю... Нет, я бы почувствовала, если бы воняло. А там кровь, еще свежая. И пахнет отвратительно!
  Она содрогнулась и со звоном отставила кофейную чашку. Чувствовалось, сегодняшний вечер не сулил ей ничего хорошего.
  
  Глава 2.
  
  Милиция приехала ровно через двадцать минут.
  Квартиру без лишних разговоров оккупировала группа мужиков, так похожих друг на друга, что, казалось, их вывели в одном инкубаторе. Коротко стриженые затылки, кожаные куртки, джинсы, одинаково грубые голоса. Не поймешь, то ли таксисты, то ли бандиты, то ли действительно менты...
   И только один выделялся из общей массы. Немолодой, рыхлый, в длинном пальто, с мятой сигаретой в зубах. Еще бы старомодную шляпу - и вот тебе натуральный комиссар Мегрэ. От этого типа исходила какая-то угроза, которую Кики сразу учуяла шестым чувством, обострявшимся в минуты опасности. Невзрачный дядька, отягощенный животиком и нездоровым бледно-зеленым цветом лица, - от неумеренного курения и потребления пива, но было в нем что-то... Кики не смогла бы сформулировать точно, но этот тип явно был не так-то прост.
  Инкубаторские мужики деловито сновали по квартире, совершая ритуальные действия вокруг трупа, ища отпечатки пальцев и следы. Они делали это привычно, спокойно, иногда даже раздавались смешки и шуточки. Нормальное дело, убийство - рядовое событие, все процедуры так же обыденны, как чистка зубов по утрам.
  В понятые пригласили немолодую супружескую пару из соседней квартиры. Они утратили дар речи, едва увидели труп, и испуганно моргали, когда менты обращались к ним с какими-то вопросами.
  Кики сидела на стуле в прихожей, смолила одну сигарету за другой. У нее не было сил удивляться - тому, что на нее никто не обращает внимания. Ужасаться - тому, что в доме спокойно и уверенно хозяйничают посторонние. Усталость одолела ее настолько, что не было сил даже пошевелиться.
  И поэтому Кики не заметила типа в пальто, который подошел сбоку и довольно долго наблюдал за ней. Наконец, он кашлянул, привлекая внимание.
  Она вздрогнула и чуть не слетела со стула.
  - Добрый вечер, - лениво протянул тип.
  - Вы полагаете? - На то, чтобы взять себя в руки, ей понадобилась секунда.
  - Разумеется, бывают вечера и получше...
  - Да, этот - один из самых худших в моей жизни.
  Она вытащила сигарету, и тип тут же сунулся к ней с зажигалкой - помог прикурить.
  - Ну, что у вас тут произошло? - спросил тип совсем по-домашнему. В точности сосед, который пришел одолжить соль и стакан муки.
  - Вы и сами видите. Убийство произошло.
  - Очень интересно! А откуда вы знаете, что это именно убийство?
  Кики недоверчиво покосилась на его измятое пальто. Вид у типа был самый невинный, но глаза его смотрели холодно.
  - Потому что я не слепая. У него голова разбита, а рядом статуэтка валяется. Он же не сам себе дал по затылку, верно?!
  - А вы наблюдательная! Надо же, не растерялись, осмотрели место происшествия... Как вас зовут?
  - Кира Сергеевна. Арсеньева. А вас?
  - Майор Раменский. Что это у вас на пальто, кровь?
  Кики взглянула - действительно, на подоле серого пальто темнело несколько пятнышек крови. Она вздрогнула.
  - Что, слегка испачкались? - произнес он с фальшивым сочувствием.
  - Мне пришлось присесть рядом с ним. Я думала, вдруг он еще жив...
  - Вы врач? - уточнил Раменский.
  - Я дизайнер! Но я обнаружила мужика с разбитой головой, и решила, что ему требуется помощь. Я попыталась нащупать пульс...
  - Ну и как?
  Кики смотрела на него ошеломленно. Он что, издевается?
  - Что вы имеете в виду?
  - Я имею в виду пульс. Вы его нащупали?
  - Нет! Никакого пульса и в помине не было, потому что человек уже умер! - разъярилась Кики. - Чего вы от меня-то хотите?
  - Я хочу, чтобы вы мне все рассказали. С самого начала.
  И она рассказала. Все по порядку: как вошла в квартиру, как почувствовала запах, как увидела сначала незнакомые вещи, а потом и незнакомого мертвого мужчину. Рассказывая, Кики вдруг ясно поняла, насколько абсурдна вся эта история.
  Он ей не верил, этот тип, этот присыпанный пылью майор. Кики поняла это совершенно точно, словно сумела прочитать его мысли.
  Да и кто бы поверил в такую бредовую историю? Приехала домой из командировки, и обнаружила незнакомца в доме... Любой бы сказал, что это ерунда.
  - Да, очень интересно, - протянул Раменский сочувственно. - Но кто же этот человек?
  - Понятия не имею. Я его первый раз в жизни увидела. И последний...
  Раменский смерил ее недоверчивым взглядом и сунул руки в карманы. Помолчал минуту, сосредоточенно что-то обдумывая. В какой-то момент Кики решила, что он отключился и забыл о ней, но ошиблась.
  - У вас ничего не пропало? Вы проверили, все ли на своих местах?
  - Об этом я и не подумала, - призналась она. - Мне было не до того.
  - Тогда сделайте это сейчас, - велел майор и размял в пальцах сигарету. - Может, у вас свистнули заначку или какие-то украшения... Понятые, пройдите сюда.
  Сопровождаемая соседями и молоденьким оперативником, Кики прошлась по квартире. Вся бытовая техника была на месте, включая дорогой компьютер. В шкатулке сиротливо лежала пара простеньких колец и цепочек. Украшения Кики не любила, и носила чрезвычайно редко. Наконец она, смущаясь, извлекла на свет божий заначку - пять тысяч долларов, скопленные за несколько лет работы. Тайник Кики устраивала сама, и очень им гордилась. У майора глаза на лоб полезли, когда хрупкая девушка, пыхтя от натуги, принялась снимать дверь в гостиной.
  - Что вы делаете, Кира Сергеевна? - спросил он подозрительно.
  - Ищу заначку. Да помогите же мне кто-нибудь!
  Общими усилиями дверь сняли, Кики подцепила ногтем дощечку в нижнем торце двери и вытащила пачку долларов. Быстро пересчитала и кивнула.
  - Все в порядке.
  - Ну что ж, становится все интереснее и интереснее. Значит, у вас ничего не украли. Так зачем же вообще влезали в вашу квартиру?
  - Может, этот тип пытался что-то стянуть, а второй человек ударил его, чтобы...
  И замолчала, поняв, что несет чушь. Раменский многозначительно покивал.
  - Поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы уезжали в Калининград по делам на неделю, верно?
  - Да.
  - И вернулись только сегодня вечером.
  - Да.
  - И увидели в доме незнакомого человека, который к тому времени был благополучно мертв.
  - Точнее, убит.
  - До этого мы еще дойдем. Вы можете стопроцентно утверждать, что не были знакомы с господином Матвеевым?
  - Матвеев? Его так звали?
  - Знакомая фамилия? - насторожился майор.
  - Нет, просто очень распространенная. Я знаю несколько человек с такой фамилией. Но этого... господина среди них не было.
  - И все-таки, взгляните повнимательней. Вдруг вспомните что-то?
  Жестом заправского фокусника Раменский вытащил из кармана грязный и мятый паспорт, старый, советского образца.
  - Не думала, что у кого-то еще остались такие паспорта...
  - Не отвлекайтесь. Взгляните на фотографию.
  Кики долго смотрела. Очень симпатичный мужик, этот Матвеев. Лет тридцати, темноволосый, с приятными чертами лица. Пожалуй, его можно даже назвать красивым. Но раньше она его никогда не видела.
  - Нет, - изрекла она наконец. - Я его не знаю.
  - И все же он каким-то образом оказался у вас дома, - напомнил Раменский.
  - К сожалению, не могу ничего добавить.
  - Ладно, пока оставим эту тему. Я могу посмотреть ваш билет и посадочный талон?
  - Пожалуйста, - Кики долго рылась в своей замечательной бездонной сумке. - Вы хотите узнать, есть ли у меня алиби?
  - Я просто хочу узнать, каким рейсом вы летели.
  - Калининград - Москва. Прибытие в шестнадцать двадцать по Московскому времени, - подсказала Кики.
  - Спасибо, я умею читать авиабилеты, - кротко сказал майор.
  Кики эта кротость не понравилась. Так разговаривают покорные жены с властными мужьями, домохозяйки, личные секретарши больших начальников. Но представитель властей так говорить не должен по определению. Недаром Кики прочитала миллион детективов и посмотрела тысячи фильмов про полицейских.
  Она еще не знала, что когда Раменский начинал вести себя как невинная белая овечка, - жди беды.
  Это значило, что он нашел нечто интересное, и теперь знает, как повернуть беседу дальше. Это значило, что свидетель или потерпевший на самом деле - преступник или, как минимум, соучастник. И таким образом он развлекался, прежде чем начать давление по полной программе.
  Кики не знала этого, но интуиция подсказала, что дело нечисто. Майор разглядывал авиабилет с тихой улыбкой дедушки, которому внучек прислал открытку на день Победы.
  - Самолет прилетел по расписанию? - уточнил он.
  - Слегка опоздал. Примерно на тридцать минут.
  Раменский кивнул и неуклюже поднялся. Подошел к двери, ведущей в комнату, и негромко попросил:
  - Коля, позвони в Домодедово, узнай, во сколько сегодня прибыл 992 рейс из Калининграда. Быстро!
  В его голосе прозвучали жесткие приказные нотки, а потом он повернулся к Кики и снова стал смирным и почти ручным.
  - Итак, самолет сел в семнадцать часов. Пока нет другой информации, будем считать так.
  - Хотите сказать, я вас обманываю?
  - Ни боже мой! - открестился Раменский. - Я просто проверяю. Значит, час на высадку пассажиров, проверку документов, получение багажа. Вы ехали на такси?
  Она кивнула.
  - Даже по самым грубым подсчетам, вы должны были приехать домой в семь, половине восьмого. Я прав?
  Кики могла бы поклясться, что его ноздри раздулись, а глаза заблестели, как у гончей, почуявшей добычу.
  - Вы знаете, что Матвеева убили ударом по голове. Ударили статуэткой. Бронза. Тяжелая штука. Это ваша вещь?
  - Моя. Я купила ее в прошлом году, когда была в отпуске.
  Вместе с Лизой они тогда ездили в Испанию. Мужчины с ними не поехали. Они с упоением мечтали то ли о сафари, то ли о байдарочном походе по горным рекам. Дети, одним словом!
  Кики вспомнила йодистый запах моря, белый песок на пляже, вино в вечерних ресторанчиках, собственную загорелую кожу, пропитанную солью...
  Статуэтку она купила в крохотной лавке в центре городка. Бронзовые мужчина и женщина, слившиеся в страстном объятии. В тот же вечер Кики, слегка перебравшая вина, уронила статуэтку себе на ногу. К счастью, Лиза была в тот момент в ее номере. Она и позвонила портье, который тут же вызвал врача.
  Действительно, статуэтка была очень увесистой, и об этом до сих пор помнила левая нога - в ненастную погоду ушибленная ступня начинала немилосердно ныть.
  Там, под влиянием южных красот и морского бриза, Кики буквально влюбилась в эту бронзовую парочку. Но в Москве статуэтка ей надоела, и через пару месяцев была сослана в шкаф, под залежи ненужного барахла.
  - Он умер мгновенно, - безжалостно продолжал Раменский. - Угол тяжелой подставки пробил в черепе дыру... Кира Сергеевна, вам нехорошо?
  - Мне хорошо, даже очень - пробормотала она, пытаясь справиться с вновь накатившей тошнотой.
  - Тогда я могу продолжать? Итак, картина вырисовывается крайне интересная. Некто Матвеев каким-то образом оказался в вашей квартире. Вы приезжаете из командировки в половине восьмого. Предположительное время смерти - семь сорок пять. Плюс-минус десять минут. Точнее определит экспертиза. Матвеев был убит именно этой статуэткой. Кира Сергеевна, могу я взглянуть на ваши перчатки?
  - Что, простите? - решительно, Кики не поспевала за ходом его мыслей.
  - Перчатки. Вы носите их?
  - Нет. Никогда не ношу перчаток.
  - Да что вы! Но ведь сейчас зима.
  - И зимой тоже. Извините, господин майор, к чему все эти расспросы?
  - Сейчас объясню, - сказал он любезно.
  При этих словах он направился к тумбочке в прихожей, на которой валялись светло-серые шерстяные перчатки. Осторожно взял их двумя пальцами и продемонстрировал Кики, которая тщетно пыталась понять, что тут вообще происходит.
  - Это ваша вещь?
  - Разумеется.
  - Очень хорошо. Дело в том, что на статуэтке были найдены частички шерсти... Точнее, пуха, который по цвету точь-в-точь совпадает в цветом перчаток. Конечно, это предстоит установить экспертам, но я почти уверен, что статуэтка убийца держал именно рукой в этих перчатках.
  Взгляд у Кики был, наверное, крайне растерянный. Он что, подозревает ее? Однако, хватка у этого типа! А внешне не скажешь - тюфяк тюфяком, неухоженный, вялый, как мешок с отрубями.
  Не зря Кики сразу почуяла исходящую от него угрозу. Оказалось, совсем не зря...
  - Я не ношу перчаток! Я не одевала их с прошлой зимы, когда ударил мороз минус тридцать.
  - Но они лежат у вас на тумбочке, - возразил Раменский.
  - У меня много чего лежит на тумбочке. Видите, там даже телепрограмма за июнь...
  - Хотите сказать, вы - неряха?
  Кики вспыхнула. Ее нельзя назвать неряхой... Просто она много работает, и, честно сказать, не придает огромного значения уборке.
  Ну да, дома у нее небольшой... творческий беспорядок. Повсюду валяются фломастеры, бумага, компьютерные диски с проектами, журналы, книги, кофейные чашки, видеокассеты... Под кроватью Кики однажды нашла упаковку из-под жареного арахиса, которая валялась там четыре месяца. Да, стремление к чистоте - не самая сильная черта характера, но, в конце концов, это ее дом, и никто не имеет права делать ей замечания, даже майор!
  - Можете называть меня как угодно, - сказала она, пытаясь не наорать на трамвайного хама Раменского. - Я не надевала перчатки около года, и могу подтвердить это под присягой.
  - Не торопите события, уважаемая. Вполне возможно, у вас все впереди.
  - Вы хотите сказать, что это я убила его? - Кики решила высказаться прямо.
  - Я пока ничего не хочу сказать. Кира Сергеевна, вы понимаете, что обстоятельства складываются, мягко говоря, не вашу пользу?
  Нет, она ничего не понимала. Господи, как получилось, что она вляпалась во все это? От истории с трупом дурно пахло, и теперь Кики понимала, почему.
  Они попытаются повесить все на нее. Так всегда бывает, не зря она смотрела столько криминальной хроники, в то время, когда нормальным девушкам полагалось заниматься сексом со своим парнем или мирно спать в собственной постели.
  Убийство произошло в семь тридцать. Как раз в то время, когда она должна была приехать домой. Слишком тонко, слишком близко подошло к ней это убийство, не только в пространстве, но еще и во времени... Стоп! Но она приехала гораздо позже. Авария, слава тебе, Господи!
  Авария.
  Она приехала домой гораздо позже именно из-за аварии. Кики подняла на Раменского обрадованные глаза. На месте происшествия они проторчали больше двух часов. Значит, у нее есть алиби, нерушимое и неоспоримое, запротоколированное симпатичными гаишниками. В то время, когда Матвеева ударили статуэткой по затылку, она торчала на Каширском шоссе в присутствии нескольких свидетелей.
  - У меня есть алиби, - заявила она с превосходством в голосе.
  'Что, съел'? - прочел Раменский в ее взгляде.
  - Что вы говорите? Послушаем, это очень даже интересно.
  Кики со смаком поведала о ДТП на Каширке, еле сдерживая распиравшую ее радость. Майор мрачнел на глазах, и теперь снова казался стопроцентным тюфяком.
  'Маленькая дрянь!' - прочла Кики в его взгляде.
  - Коля, проверь информацию. Андрей - отойдем на минуточку.
  Пока Раменский шептался с оперативником, Кики выкурила сигарету. Дрожь сотрясала все ее тело, сигарета плясала в пальцах.
  Черт возьми, что происходит? Почему этот незнакомый тип был убит в ее доме, именно в то время, когда она должна была оказаться дома? Что это, случайное совпадение или хитроумный расчет?
  Ее мысли прервал голос Раменского, в котором едва заметно вибрировали нотки разочарования. Атмосфера вокруг накалилась до предела, и Кики вдруг ясно ощутила, что чувствуют хищники, упустившие добычу.
  - Кира Сергеевна, а теперь повторим все для протокола.
  Весь следующий час Кики, едва шевеля губами, рассказывала эту историю в очередной раз, а Раменский с ехидным блеском в глазах в очередной раз задавал вопросы. Тем временем оперативник по имени Андрей дозванивался в ГАИ.
  К полуночи все было ясно. И хотя Кики уже морально приготовилась провести ночь в камере, никто не стал ее задерживать. Видимо, тех гаишников все-таки нашли, и ее алиби подтвердилось.
  Ее торжеству не было предела, и даже накопившаяся усталость отступила и поблекла. По крайней мере, на сегодня от нее отстанут.
  Вскоре менты убрались, тело увезли, супружеская чета из соседней квартиры попытались было сунуться к Кики с расспросами, но она без зазрения совести вытурила их.
  Наконец-то она одна! Но - в разоренном доме, насквозь пропитанном запахом крови, смерти и чужим сигаретным дымом. Кики устало села на ставший уже привычным стул посреди прихожей, вытянула ноги и, наконец, разрыдалась, закрыв лицо руками. Плакала она долго, сладко, выплескивая страх и панику.
  И тут в дверь постучали. Она подскочила, рванулась к двери и приникла к дверному 'глазку'. На лестничной площадке в гуще темноты кто-то стоял, и Кики струхнула.
  Неужели вернулся убийца?
  Паника сдавила горло холодными липкими пальцами. Кики сглотнула. Она нашарила глазами единственное, что могло сгодиться в качестве оружия. Маникюрные ножнички. Как жаль, что злополучную статуэтку забрали менты. Ее способность проделывать дыры в черепах уже хорошо известна.
  - Кира Сергеевна, это Раменский, - раздалось из-за двери.
  Паника отпустила. Пальцы на горле разжались, и Кики с облегчением открыла дверь, чувствуя, как трясутся руки.
  - Испугались? - насмешливо спросил майор.
  - Что вам нужно?
  - Мы еще не все выяснили. Я, конечно, вернусь утром, но мне нужно узнать у вас кое-что еще. Прямо сейчас.
  - Я вас слушаю, господин Раменский. Но учтите, я слишком устала, и еле держусь на ногах.
  - Я не буду вас долго мучить, - пообещал тюфяк. - Первое. Когда вы вошли в квартиру, дверь была закрыта?
  - Да, закрыта.
  - У вас ведь не английский замок. Его нужно закрывать на ключ.
  - О господи...
  - Вы меня поняли, ведь так? Убийца закрыл дверь снаружи. Ключом.
  Ладони у Кики заледенели. Раменский пристально смотрел на нее.
  - И в связи с этим второй вопрос. У кого были ключи от вашей квартиры?
  - Я... я не помню, - пролепетала она.
  - Кира Сергеевна, не валяйте дурака! - рявкнул он. - Что значит, вы не помните?
  - Нет, я помню, конечно... Ни у кого нет.
  - Но кто-то все же открыл дверь. Подумайте над этим.
  - Извините, я сейчас немного не в себе, - сказала она слабым голосом. - Вы не возражаете, если мы поговорим об этом позже?
  - Конечно, Кира Сергеевна, отдыхайте. Всего хорошего.
  С этими словами пыльный мешок с отрубями развернулся и исчез в темноте. Кики быстро захлопнула дверь и обессиленно привалилась к ней спиной. Часы показывали половину первого. Самое время для размышлений об убийстве. Еще немного - и она точно свихнется.
  
  Глава 3.
  
  Она оглядела свою несчастную квартиру: полные пепельницы, грязь от ботинок, повсюду рассыпан порошок для снятия отпечатков.
  И повсюду витал этот запах - он уже заметно поблек, но Кики по-прежнему ощущала его. Кажется, он навеки въелся в ноздри, этот запах, от которого встают дыбом волосы, и леденеет в позвоночнике, и пальцы сами собой стискиваются в кулаки.
  Бурая подсохшая кровь на полу вызывала у нее тошноту и, почти теряя сознание от усталости и отвращения, Кики принялась искать ключи от машины.
  Она не сможет остаться одна ночью в пустой квартире, где несколько часов назад убили человека. Если бы здесь был Стас, то ей стало бы чуточку полегче.
  Распахивая ящики и дверцы шкафов один за другим, Кики набрала номер Стаса. Она прижимала трубку плечом и лихорадочно искала. Черт бы побрал эту ее вечную безалаберность, ну куда могли запропаститься ключи? Именно в тот момент, когда они так нужны!
  Стас не отвечал. Кики долго слушала противные унылые гудки в трубке, потом набрала номер мобильника. Неприятный женский голос сообщил, что 'аппарат абонента выключен'.
  - Где его черти носят? - пробормотала Кики сквозь стиснутые зубы.
  Тошнота уже подступала к горлу, пора было уносить ноги. Ключи наконец нашлись в куче барахла на столе, и Кики пулей вылетела из квартиры.
  Машина мирно стояла, уткнувшись носом в сугроб, - маленький юркий 'Форд-Пума'. Немного грязный - у Кики вечно не хватало времени заехать на мойку.
  Она плюхнулась на сиденье, кинула рядом сумочку и телефон и озябшими руками повернула ключ в замке зажигания. За окнами колыхалась густая непроглядная тьма, и ей все казалось, что кто-то пытается заглянуть в окна снаружи.
  Пока двигатель грелся, она закурила и сделала несколько затяжек. Сигарета придала ей храбрости и слегка успокоила. Теперь можно было ехать, вот только, Кики пока не решила, куда.
  Вся надежда была на Стаса. Как, впрочем, и всегда. Именно он был волшебной палочкой, спасателем, надежной крепкой спиной, за которой можно переждать бурю.
  Их знакомство произошло при обстоятельствах, которые можно было даже назвать романтическими, если бы дело происходило в кино. Хотя, сюжет был совершенно киношный: благородный прохожий спасает беззащитную девушку, она влюбляется, пораженная силой и смелостью, он падает к ее ногам, пораженный красотой и хрупкостью...
  Была пятница, лето, поздний вечер. Кики шла из клуба, где только что насмерть рассорилась с тогдашним своим приятелем. Тогда у нее еще не было машины, а метро уже было закрыто. Ловить ночью такси Кики побоялась, поэтому решила пойти пешком. До ее дома было не так уж далеко, минут пятнадцать быстрым шагом, через переулки и проходные дворы.
  В одном из этих глухих темных переулков она и попалась. Ей навстречу двинулись тени. Двое здоровых парней. Сердце ушло в пятки, и все ссоры с ее приятелем вдруг показались мелкими и по-детски глупыми.
  Кики чуть не застонала от бессилия. Парни подошли совсем близко, и она в страхе поняла: дело плохо! Кики ясно ощутила исходящие от них волны агрессии, густо замешанной на алкоголе и неудовлетворенной похоти.
  Сейчас они ее просто изнасилуют, и делу конец! Хорошо, если не убьют.
  Она метнулась в сторону, уворачиваясь от их рук, побежала в глубь переулка так быстро, как не бегала никогда в жизни. Босоножки на каблучках страшно мешали, и она замешкалась всего на секунду, чтобы скинуть их с ног. Но это ей не помогло. Парни бегали еще быстрее. Один ухватил ее за плечи, Кики закричала, и второй, коротко выругавшись, заткнул ей рот жесткой лапищей.
  Дальше Кики ничего не помнила, в памяти образовался какой-то странный провал. Только что она отбивалась от двух пьяных ублюдков, и вдруг уже лежит на заднем сиденье чьей-то машины. Она застонала от страха и, дернув дверь, вывалилась на улицу. В голове стучала одна мысль: бежать, бежать...
  На тротуаре стоял молодой парень и разговаривал по мобильному телефону. Когда он увидел Кики, глаза его округлились, и он шагнул к ней.
  - Не трогай меня, ублюдок! - в панике закричала она и запустила ему в голову сумкой.
  Реакция у парня оказалась молниеносной. Он увернулся от летящей в лицо сумки и обезоруживающе улыбнулся.
  - Все в порядке, - заговорил он торопливо. - Те двое уже в милицейской машине, успокойся. Я не сделаю тебе ничего плохого.
  Как выяснилось, Стас - а это был именно он - ехал в машине по переулку, и вдруг увидел, как двое громил держат отчаянно вырывающуюся девчонку. Он моментально затормозил, выхватил монтировку, которая всегда лежала у него на полу под сиденьем, и выскочил на улицу. Рассказывал Стас об этом неохотно, и у Кики никогда не получалось вытянуть из него все подробности той истории. Но, как можно было предположить, он вырубил мужиков, перенес Кики в машину и вызвал на место происшествия милицию.
  Потом он отвез Кики домой. Надо отдать Стасу должное: вел он себя предельно корректно, не пытался завязать знакомство, выцыганить телефончик и вообще, всю дорогу до ее дома помалкивал. Кики же тихо плакала на заднем сиденье, и никак не могла прийти в себя от пережитого шока.
  Видимо, он, этот самый шок, послужил причиной ее неадекватного поведения. Она пригласила Стаса подняться и выпить кофе. И это после того, как двое громил пытались ее изнасиловать! Никакого чувства самосохранения, честное слово!
  Глаза у Стаса слегка округлились, но он принял предложение на кофе.
  Разумеется, до кофе дело так и не дошло. После неожиданного спасения у Кики слегка помутилось в голове, и ей отчаянно захотелось отблагодарить этого славного парня. А еще она поняла, как прекрасно жить, ведь меньше часа назад ее жизнь буквально висела на волоске...
  Такого бурного секса у нее еще никогда не было. Они оторвались друг от друга только под утро, и моментально уснули, утомленные. Кофе они выпили только ближе к обеду, когда проснулись.
  С тех пор прошло три года, а они все еще были вместе. О совместной жизни речь пока не велась, поскольку оба, и Кики и Стас чрезвычайно ценили одиночество и собственную независимость.
  
  Кики отъехала от дома, бесцельно покружила по улицам и вскоре повернула по направлению к проспекту Мира, где жил Стас. По дороге она еще раз набрала его номер, но безрезультатно.
  Это было хуже всего - остаться глубокой ночью наедине со своими проблемами. Тяжелые мысли беспокойно метались в голове, и унять их Кики не могла. Перед глазами то и дело всплывало воспоминание о том, как она увидела труп на полу.
  Кто был этот человек, и каким образом он очутился у нее в доме? Кто убил его? Почему убили именно здесь, в Кикиной квартире? Неужели она имела к Матвееву какое-то отношение, сама того не подозревая?
  Вопросы, вопросы... И ответа не было ни на один из них.
  Занятая размышлениями, Кики не заметила, как доехала до дома Стаса. Она вышла, заперла машину и долго терзала звонок домофона. В квартире или никого не было, либо Стас просто крепко спал.
  Кода домофона Кики не помнила. Она порылась в памяти своего телефона, полистала записную книжку, в надежде, что могла когда-то записать код, но найти не смогла. Кики зашвырнула книжку обратно в сумку и устало прислонилась к стене.
  Что делать? Куда ехать? Вернуться ночью в разоренную квартиру, где до сих пор пахнет смертью - на это Кики была решительно неспособна. Стаса куда-то унесли черти. Можно, конечно, попросить ночлег у Лизы, но Кики предпочла бы провести ночь на вокзале, чем под одной крышей с Вадимом.
  И тогда она подумала о даче - старом доме в Абрамцево, доставшемся по наследству от бабушки. Большую часть времени Кики о нем не вспоминала, во-первых, потому что терпеть не могла дачную жизнь, и предпочитала умирать от смога в городе, чем умываться под рукомойником и варить картошку на допотопной плитке.
  Через забор находилась дача Лизы и Вадима. По сравнению с их коттеджем Кикина развалюшка казалась рыбацкой хижиной на фоне Тадж-Махала.
  Что ж, это выход. Кики приободрилась и вновь запрыгнула в машину. Езды до Абрамцево - около часа, возможно больше, ведь за окнами беснуется невероятная метель. Сейчас половина второго. Учитывая, что Кики почти не спала последние несколько ночей, эта поездочка вполне может стать для нее рискованной.
  Она доехала до ближайшего супермаркета, купила зубную щетку, пасту, маленькую баночку растворимого кофе, бутылку минеральной воды и пару яблок на завтрак. Потом включила радио на полную мощность и помчалась по Ярославке, разрезая светом фар снежное месиво.
  Что и говорить, день сегодня был не из легких. Самолет из Калининграда, авария, потом труп, обнаруженный дома, общение с милым майором, теперь вот эта ночная поездка... Впору свалиться от усталости и изнеможения. Но Кики пока держалась.
  Интересно, что подумает Раменский, узнав о ее поспешном бегстве за город? С другой стороны, подписку о невыезде она пока не давала и, дай Бог, не придется этого делать.
  От всего происходящего у нее мутилось в голове, и мыслительные способности отказывали напрочь. Она попыталась было рассуждать логически, но быстро отказалась от этой затеи. Логику в событиях сегодняшнего дня найти она не смогла, как ни пыталась.
  Через час с небольшим Кики въехала в Абрамцево. Ее дача находилась на краю поселка, большой старый дом, очень запущенный, неухоженный. Открывая ворота, Кики почувствовала укол совести. Пока жива была бабушка, дом и сад находились в прекрасном состоянии, а потом заботиться о нем было уже некому. Родители Кики жили в Англии, а ей самой вечно не хватало времени.
  Кики поставила 'Форд' во дворе, тщательно заперла ворота и, ежась от пронизывающего ветра, направилась к дому.
  Ступеньки жалобно заскрипели под ногами, когда она поднималась по лестнице. Перила угрожающе шатались, и вообще дом выглядел настолько ветхим, что, казалось, очередной порыв ветра просто снесет его с лица земли.
  Она долго терзала замок: руки заледенели без перчаток, а дверь разбухла и упорно не желала открываться. Вскоре Кики мрачно решила, что ей придется либо ночевать в машине, ибо возвращаться обратно в Москву. Наконец, в отчаянии поднажав посильнее, она сумела совладать с капризным замком и влетела в дом, уже окончательно замерзнув.
  Внутри было темно и тихо, пахло пылью, старым деревом и еще чем-то странным. Так пахнут помещения, где давно никто не живет. В доме было холодно, он выстыл насквозь, а между щелями в оконных рамах задувал ветер. Не снимая пальто, Кики прошла на кухню, включила АГВ на полную мощность, отвернула газовый кран и зажгла на плите сразу все конфорки.
  И только потом щелкнула выключателем. Мутный желтоватый свет разлился по комнатам, и сразу стало ясно, каким старым и дряхлым стал дом, в какое ужасное состояние привели его годы и Кикино разгильдяйство.
  Надо бы заняться домом, решила она мельком. Здесь можно сделать прекрасную дачу, приезжать на выходные, пить чай на террасе и собирать яблоки в саду.
  Пока дом медленно прогревался, Кики поднялась на второй этаж. Там было совсем холодно, половицы скрипели под ногами, и запах пыли бил в нос. Она нашла в ящиках самое приличное на вид постельное белье, вынула из шкафа теплый свитер, связанный бабушкой, и спустилась вниз.
  Постель Кики устроила себе в комнате, граничащей с кухней. Здесь было теплее всего
  Перед сном она выпила горячего чаю, чтобы окончательно согреться. Дом уже наполнился теплом, и стал казаться почти обжитым, даже уютным.
  Она даже выкинула из головы сегодняшнюю историю с трупом. Точнее, совсем выкинуть не получилось, мысли о нем постоянно вертелись где-то на краю сознания, но зато ей удалось прийти в себя.
  Прекратился озноб, бивший ее непрерывно в течение нескольких часов.
  Тишина старого дома, горячий чай и дурманящее тепло, разлившееся по кухне, сделали свое дело. Глаза Кики медленно закрывались, и она перебралась на маленький, но очень уютный диванчик.
  Спустя несколько минут она уже спала.
  
  Глава 4.
  
  Разбудил ее телефонный звонок. Кики вскочила, ошалело покрутила головой, пытаясь понять, откуда доносится звук. Потом сообразила, что это заливается ее мобильный. Но в трубке молчали. Кики взглянула на экранчик - 'номер не определен'. И в ту же секунду связь прервалась.
  Черт с ними, если надо будет - перезвонят.
  Часы показывали только семь утра - несусветная рань, если учесть, что спала Кики меньше пяти часов. Она откинула одеяло, села и потерла глаза. За окнами вырисовывался силуэт дома Лизы и Вадима, огромный, с башенками и остроконечной крышей, словно сказочный замок.
  Страшно ломило спину - с непривычки. Диван оказался с характером. Кики сползла с него, умылась минералкой, почистила зубы и уселась на кухне. Что ж, ночь переночевала, немного отдохнула, теперь нужно ехать в Москву.
  На горизонте маячила масса самых разных дел, в том числе и не слишком приятных. Особенно впечатляла предстоящая уборка квартиры. Кики вообще не была большой поклонницей наведения порядка; мытье полов и борьба с пылью нагоняли на нее тоску, но вот отмыть пол от крови - это, пожалуй, посильнее будет.
  Интересно, почему все подобные приключения норовят свалиться именно на ее голову? Почему эта кошмарная история произошла с ней а не с Лизой, например? Не с Жанной или со Стасом?
  При мысли о Стасе она заметно помрачнела. Снова схватилась за телефон и долго слушала равнодушные гудки в трубке.
  Черт возьми, только бы с ним ничего не случилось!
  Она вдруг ощутила запоздалое беспокойство. Почему он не встретил ее? Почему не отвечает на телефонные звонки? А вдруг - авария, ведь он лихачит почем зря, нарушает правила, уверенный в собственной везучести...
  Кики быстро собралась, схватила сумку, проверила газ и свет, и выскочила из дома.
  Машину за ночь замело снегом так, что образовался небольшой сугроб. Выругавшись себе под нос, Кики принялась расчищать 'Фордик'. Ветер стих, в утренних сумерках медленно падал крупный снег.
  Но Кики не было дел до красот природы. Она ожесточенно орудовала щеточкой, хотя здесь актуальней всего была бы лопата. Потом, пока двигатель прогревался, она еще раз предприняла безуспешную попытку дозвониться до Стаса.
  Тревога разгоралась все сильней, и у Кики задрожали руки. Всю дорогу до Москвы она набирала его номер, и уже прикидывала, обратиться ли в милицию или пока ограничиться обзвоном больниц. Уже возле дома, когда Кики парковалась на своем привычном месте, Стас вдруг отозвался.
  Услышав в трубке его голос, Кики чуть не выронила телефон.
  Холера, где он пропадал все это время?!
  - Стас, где ты? - закричала она сердито. - Я уже собралась разыскивать тебя по больницам!
  - О, привет, - сонно удивился он. -Что случилось?
  - Это я должна спросить у тебя, что случилось! Почему ты не берешь трубку?
  - Кики, где ты?
  - Возле дома. Паркую машину.
  - Погоди, ты уже в Москве?
  В эту минуту Кики ощутила горячее желание огреть любимого по голове каким-нибудь предметом, желательно потяжелее.
  - Я вернулась вчера вечером, - отчетливо сообщила она. - Я искала тебя, я названивала каждые полчаса, начиная с полуночи, но ты не подходил к телефону!
  - Я спал, - сказал Стас небрежно.
  Странным тоном он это сказал. Кики знала его достаточно хорошо, чтобы понять, когда он говорит правду, а когда врет.
  В данный момент его тон свидетельствовал о том, что Стас соврал. Здесь было что-то не так, но Кики некогда было размышлять об этом.
  - Ладно. У меня куча проблем. Будет здорово, если ты приедешь, потому что я уже совсем без сил.
  - Что опять стряслось? В аэропорту потеряли твой багаж?
  - Вчера вечером я нашла в своем доме труп. Была милиция. Мне пришлось ночевать на даче.
  - Погоди, я, кажется, не понял. Что значит - 'нашла труп'?
  - Ты все правильно понял. Я приехала из аэропорта, а он лежит на полу... Голова разбита, лужа крови...
  - Кто лежит на полу?!
  - Говорю же, труп!
  - Черт! - на том конце провода раздался приглушенный шум, как будто Стас выпал из собственной кровати. - Чей труп?
  - Понятия не имею. Какой-то мужик, я его не знаю.
  В трубке наступила тишина, и Кики вполне понимала своего молодого человека. В субботу, в девять утра услышать такую новость - врагу не пожелаешь.
  - Алло, ты там умер? - спросила она через минуту.
  - Нет пока. Пытаюсь переварить информацию. Скажи, как мог оказаться в твоем доме незнакомый труп?
  - Его там убили, - раздраженно крикнула она. - Стас, не задавай дурацких вопросов, я и сама ничего не понимаю.
  - О'кей. Вопросов больше не имею. Ты хочешь, чтобы я приехал?
  - Очень хочу. У меня сейчас начнется истерика и приступ мании преследования. Хотелось бы, чтобы ты поприсутствовал.
  - Ладно, - тяжелый вздох. - Я скоро буду. Что-нибудь привезти?
  - Только себя. И телефон своего адвоката.
  - Тебя что, подозревают в убийстве?!
  - А черт его знает, вполне возможно, что и подозревают.
  - О Боже! Я скоро буду. Попытайся ничего не натворить до моего приезда.
  - Ничего не обещаю.
  Она отключилась, и медленно побрела к дому, увязая в свежевыпавшем снегу.
  Стас определенно соврал, и Кики была в этом уверена... Почти... Она умела догадываться о малейших нюансах настроения только по одному его тону, даже если он тщательно скрывал что-то.
  За три года можно узнать человека так близко, что знаешь о нем почти все.
  И даже больше - ты знаешь о нем даже то, что он сам о себе не знает.
  Или в совершенстве осваиваешь искусство чтения чужих мыслей.
  Хотя, она могла ошибаться - просто потому, что очень устала, переутомилась, а главное, до сих пор так и не пришла в себя от вчерашнего потрясения.
  
  
  Дом по-прежнему встречал ее неласково. Она вошла в квартиру и поморщилась от обилия посторонних запахов и следов чужих людей. Кики не любила, когда в доме толкутся люди, она была слишком независимой и любила одиночество. Именно поэтому дом казался ей надежным укрытием, там всегда можно было переждать трудные времена. К ней заходили только самые близкие люди: Стас, Лиза, Вадим, Жанна.
  Теперь же ее маленькая квартира казалась неуютным проходным двором. Здесь появлялись чужие люди, убивали один другого, здесь толклись менты, курили, стряхивая пепел куда попало, и топтали пол грубыми ботинками.
  В общем, в зале ожидания аэропорта сейчас было куда уютней, чем в Кикином доме.
  Первым делом она сунула в рот сигарету - дым перебивал этот странный вокзальный запах, возникший в доме после присутствия чужих людей. Натянула старые джинсы, включила погромче музыку, натянула резиновые перчатки по локоть и приступила к уборке.
  Возилась она долго - больше часа, пока ни следа не осталось от порошка для снятия отпечатков, от подсохших брызг крови, от грязных следов на полу. Кики ненавидела уборку, но сейчас какой-то голос внутри заставлял ее тереть пол до изнеможения - пока не исчезнет даже воспоминание о разыгравшейся здесь кровавой драме.
  
  Стас появился через полчаса, коротко и отрывисто позвонил в дверь. Кики метнулась к двери, открыла, и кинулась ему в объятия.
  - Привет, я так рада тебя видеть!
  Стас прижал ее к себе, чмокнул в макушку и отстранился, озабоченно глядя на Кики.
  - Что тут у тебя приключилось? Я гнал как сумасшедший. Ты в порядке?
  - Я-то жива и даже здорова. А вот какому-то парню не повезло. Слушай, может, ты пройдешь? Не стоит устраивать показательные выступления перед соседскими 'глазками'.
  Он торопливо прошел в квартиру, поставил на тумбочку пакет с гамбургерами.
  - Я подумал, ты голодна, а у тебя в доме нет никакой еды.
  - Аппетит у меня отбило начисто, - пожаловалась Кики.
  Развязывая шарф, Стас с опаской оглядывал квартиру. Выглядел он неважно: глаза - покрасневшие, лицо - сонное, да и не брился он как минимум три дня. Хотя, уставший вид его совсем не портил: даже сейчас Стас был стопроцентно похож на какого-нибудь красавчика из рекламы машин или дорогого виски. Кики привычно залюбовалась им.
  - Этот твой... труп... Он где?
  - Увезли. Не жажду узнать, куда, но, наверное, в морг. Поставят в очередь на вскрытие...
  - Какая мерзость! Скоро аппетит пропадет и у меня.
  В кухне Кики тут же занялась кофе, а Стас взгромоздился на высокий барный стул и зашелестел бумажным пакетом.
  - Гамбургер, кола, картошка. Ты что будешь?
  - Я же сказала, есть не хочу. Меня до сих пор слегка подташнивает.
  Оба замолчали. Вода в турке не требовала пристального внимания, но Кики не отрывала взгляда от крошечных пузырьков. Стас за ее спиной торопливо жевал гамбургер, в стакане с кока-колой позвякивали кубики льда. Внезапно ожило радио и веселым голосом сообщило, что в Москве девять утра.
  - Ты хоть спала ночью? - спросил Стас, спрыгивая со стула и подходя к ней. - Выглядишь ты утомленной.
  - Спала. Я на дачу ездила. Не могла оставаться в квартире, здесь было просто ужасно.
  - Сильно испугалась? - он сочувственно провел по Кикиной спине кончиками пальцев.
  - Конечно! Меньше всего я ожидала найти дома мертвого незнакомого мужика. Приехала из аэропорта, а он тут лежит, в коридоре... И голова вся в крови.
  - Стоп! Давай по порядку. Расскажи все с самого начала. Ты приехала из Домодедово...
  - Да, я приехала из Домодедово, но по дороге случилось небольшое ДТП. Сахар будешь?
  - Нет, спасибо.
  Кики взяла свою чашку с кофе, пристроила ее на стойке, подвинула поближе пепельницу и закурила, не обращая внимания на недовольство некурящего Стаса. Одной сигареты ей хватило, чтобы рассказать все, начиная от происшествия на Каширском шоссе и заканчивая туманными намеками майора.
  - Весело, - прокомментировал Стас, усиленно разгоняя руками сигаретный дым. - Не нравится мне эта история.
  - Полностью согласна. Честно сказать, я вполне обошлась бы без трупов в собственной квартире.
  - Да еще неизвестно, откуда он вообще тут взялся... Ты знаешь, как его зовут, этого мужика?
  - Матвеев Максим Николаевич.
  - Не очень-то редкая фамилия. Ну а как он выглядел?
  - Как абсолютно мертвый тип, которого ударили по голове тяжелым предметом.
  - Кики, заканчивай резвиться! Я серьезно.
  - Я не собиралась резвиться, - буркнула Кики. - Это всего лишь мой неразвитый юмор, с помощью которого я спасаюсь от депрессии.
  - Ты можешь описать внешность Матвеева?
  - Вообще-то я не особенно пристально вглядывалась. Созерцание трупов не является моим излюбленным хобби, - она потянулась за следующей сигаретой. Разговор давался ей нелегко. - Но менты показали мне его паспорт. Симпатичный мужик, лет тридцати. Такой, знаешь, красавчик. Но лицо довольно стандартное.
  - Слушай, я одного не понимаю. Как мог посторонний тип попасть в квартиру?
  - Менты из меня вчера душу вынули, задавая этот вопрос. Я и сама ничего не понимаю.
  - Но это же бред! В моем доме, к примеру, никаких посторонних типов не бывает! Тем более - мертвых.
  - Тебе крупно повезло, - сказала Кики нервно. - Я, знаешь ли, тоже с удовольствием обошлась бы без этого приключения.
  - Но менты хоть что-то говорят?
  - Намекали, что убийство совершила именно я, и были очень разочарованы, узнав, что у меня есть алиби!
  - Да, с этим алиби все очень удачно сложилось... - задумчиво протянул Стас. - Иначе куковать бы тебе на нарах, солнышко.
  - Молчи, я как представлю - мне плохо становится!
  - Нет, а все-таки, кто такой этот Матвеев, и что он делал в твоей квартире? - настойчиво допытывался Стас.
  Кики тяжко вздохнула.
  - Если бы я знала. Сама ничего не понимаю. И майор, кажется, пока ничего не знает. Но зато выяснили, что убийца закрыл за собой дверь ключом.
  - И что это значит? - Стас непонимающе смотрел на нее.
  - Это значит, что у него были ключи от моей квартиры. Нехило, правда? Я вот думаю, может, меня пытались ограбить? Дождались, пока я уеду в командировку, заранее запаслись ключами...
  - Каким образом?!
  - Ну мало ли, сделали слепки, - отмахнулась Кики, слабо представляя себя, что представляют из себя эти самые слепки, и каким образом их снимают. - Неважно. Так вот, грабителей было двое. Потом они поссорились, один схватил статуэтку и...
  - Кики, у тебя что-нибудь украли?
  - Нет, - смутилась она. - Я вчера проверила - все на месте.
  - Тогда твоя версия ни в какие ворота не лезет. Грабители так себя не ведут!
  - Придумай что-нибудь поумнее, я не возражаю.
  - Вся эта история - полный бред, - вынес он вердикт. - Ничего не приходит в голову. Милиция снова явится сюда?
  - Да, и думаю, очень скоро. Надеюсь, ты останешься со мной, потому что я не в силах больше общаться с ними и выслушивать их дурацкие намеки.
  - Но ведь у тебя есть алиби.
  - Есть, даже не сомневайся. Но я все равно побаиваюсь.
  От кофе, а может, от бессонной ночи, в голове у Кики шумело, и чтобы прогнать это неприятное ощущение, она спрыгнула с высокого стула и направилась в коридор.
  - Ты куда? - окликнул ее Стас.
  - Хочу прикинуть, где все это происходило.
  - Пытаешься поиграть в детектива?
  - Очень смешно!
  Кики попыталась представить себе, как развивались события вчерашним вечером. Матвеев был убит ударом в затылок, упал лицом вниз. Значит, били сзади. Он шел по коридору в кухню, и в этот момент убийца размахнулся и ударил его по голове статуэткой - тяжелой, бронзовой... Матвеев упал. Убийца бросил статуэтку, вышел из квартиры и - что самое страшное - закрыл за собой дверь на замок.
  Стас вышел из кухни и сонно зевнул.
  - Все произошло здесь?
  - Да, именно здесь, где мы сейчас стоим. Видишь, кровь на стене?
  Взглянув на обои в брызгах крови, Стас невольно вздрогнул и отвел глаза.
  - Я хочу понять, как все было, - сказала Кики задумчиво. - Давай устроим небольшой следственный эксперимент? Помоги мне.
  - Следственный эксперимент, Кики?! Не занимайся ерундой!
  - Я не люблю, когда мне что-то непонятно. Сейчас, например, мне непонятно абсолютно все, и я хочу разобраться. И еще: мне не нравится, когда в моем собственном доме кого-то убивают! - резко сказала она.
  - Хорошо, хорошо, я не буду мешать! Экспериментируй сколько влезет!
  Кики натянуто улыбнулась и чмокнула его в губы.
  - Вот смотри. Матвеева ударили по голове сзади...
  - Это тебе менты сказали?
  - Я сама догадалась. По-другому не получается. Так вот, я думаю, они были знакомы, и Матвеев доверял этому человеку.
  - Поясни.
  - Вот ты бы повернулся спиной к незнакомцу? Тем более, в небольшом помещении? Думаю, нет. А значит, убийца и жертва, как минимум были знакомы друг с другом.
  - Меня смущает, что все это произошло именно у тебя. Ничто не мешало этим двоим устраивать выяснение отношений где-нибудь в нейтральном месте.
  - Это меня тоже беспокоит, - призналась Кики. - Я не понимаю, зачем они проникли ко мне в квартиру. В этом, кажется, кроется часть разгадки. Если я пойму, в чем тут соль...
  - А ты не хочешь доверить расследование милиции? Все-таки в этом деле они больше тебя понимают...
  - Угу. Только вчера они усиленно пытались переложить вину на меня, - буркнула Кики. - Так что лучше я сама буду заниматься этим - параллельно с официальным следствием. Так мне будет спокойней.
  - Ну, допустим. Теперь ты знаешь, что Матвеев был знаком с убийцей. Ценный факт. Что дальше?
  - Пока не знаю. Но смотри - Матвеев явно не ожидал нападения. Шел себе мирно по коридору, и вдруг его ударили по голове. Причем, убийца подготовился. Он одел мои перчатки, которые лежали на столике под зеркалом, нашел статуэтку, и - обрати внимание,- все это он делал, когда Матвеев уже шел в кухню. Вряд ли он искал орудие убийства на глазах у жертвы, согласись. Три секунды - и все. Человек убит.
  - Кики, может, тебе из дизайнеров переквалифицироваться в автора детективных романов? У тебя неплохо получится.
  - Не язви, умник! - Кики подошла к двери и задумчиво взялась за ручку. - Убийца надел перчатки - это заняло у него пару секунд. Схватил статуэтку. Догнал Матвеева, и...
  Кики замахнулась возле головы Стаса, сжав в ладони воображаемую статуэтку. И удовлетворенно кивнула, сунув в рот сигарету.
  - Проще простого. Это смог бы сделать даже ребенок - при условии, что удар получится достаточно сильным.
  - Твоя статуэтка была не из легких, - заметил Стас.
  - Да, помнишь, я тебе рассказывала? Когда я купила ее - мы с Лизой были в Испании - и принесла в гостиницу, статуэтка упала мне на ногу. Это было безумно больно, а потом оказалось - трещина в кости.
  - Да, и ты прилетела в Шереметьево с ногой в гипсе, - отозвался Стас. - Хорошо помню, как ты хромала.
  - Это Лиза вызвала врача, она была в моем номере, когда эта дрянь свалилась с тумбочки. А теперь моей статуэткой пробили голову какому-то парню...
  В этот момент раздался настойчивый звонок в дверь. Кики и Стас переглянулась и синхронно вздохнули.
  - Это они, - сказал Стас и пошел открывать.
  
  Глава 5.
  
  Раменский по-хозяйски вошел в квартиру и, ослепительно улыбаясь, поздоровался с Кики.
  - Как спалось, Кира Сергеевна? Кошмары не мучили?
  - Неважно спалось, - признала она.
  - Да, заметно. Вы, я вижу, сегодня не одна? Группа поддержки? - Он кивнул в сторону Стаса.
  - А вы, как я вижу, прибыли в одиночестве? - не осталась в долгу Кики. - Наша служба и опасна и трудна... Где ваши коллеги?
  - Мои коллеги опрашивают соседей, - охотно объяснил Раменский. - Граждане пребывают в некотором шоке, но показания дают охотно. А это... ваш молодой человек?
  - Совершенно верно.
  - Ваши документы, пожалуйста.
  - Я что-то нарушил? - осведомился Стас.
  - Пока нет. И все же, документики предъявите.
  Стас достал паспорт, водительские права. Майор мельком просмотрел их.
  - Мезенцев Станислав Валерьевич. Очень приятно. Чем занимались вчера вечером?
  - Спал.
  - Один?
  - Вы сомневаетесь?
  - А что, есть в чем сомневаться? - парировал Раменский. - Кира Сергеевна, кофе не угостите? Суббота, выходной день, а я даже не ложился.
  - Сочувствую. Проходите на кухню, я сейчас сварю.
  Она поставила турку на плиту, щедро насыпала кофе. Раменский одобрительно наблюдал за ее манипуляциями.
  - Ну что, Кира Сергеевна, не вспомнили, откуда знаете Матвеева?
  - Нет, не вспомнила. Точнее, и вспоминать нечего. Я уверена, что видела его первый раз в жизни.
  - Все это очень странно. И с этим Матвеевым что-то неладно.
  Турка с кофе чуть не выпала у нее из рук. Кики осторожно поставила ее на стол и резко повернулась к майору.
  - Вы что-то выяснили о нем?
  - Э-э, по правде говоря, я не должен вам ничего рассказывать... Ну да ладно, это не Бог весть какая тайна. Матвеев проживает, судя по паспорту, на Кавказском бульваре. По месту прописки его не видели уже полтора года. Никто из соседей не знает, где он и что с ним.
  - Он жил один?
  - Да, квартира досталась ему в наследство от какой-то двоюродной бабки. Он жил там в одиночестве, разумеется, изредка появлялись какие-то женщины, но они быстро исчезали. Соседи не смогли сказать о нем ничего толкового. Такой, знаете, волк-одиночка.
  Очень интересно! Может, парень от кого-то скрывался? В этом есть нечто подозрительное: человек полтора года где-то бродит, а потом его находят мертвым... Смахивает на тайны, тянущиеся из прошлого. Было бы неплохо разыскать родственников этого Матвеева. Ах да, родственников нет, тогда соседей.
  - Кира Сергеевна, вы обещали кофе, - напомнил майор.
  - Да, конечно, извините, - Кики сообразила, на каком свете находится, и смущенно улыбнулась.
  Она налила кофе в чашку, поставила на стол перед Раменским и задумчиво уселась рядом.
  - А отпечатки пальцев?
  - Что - отпечатки пальцев?
  - Вы проверили по картотеке? Может, он проходил по каким-то уголовным делам?
  Стас в отдалении сдавленно застонал. Раменский сочувственно улыбнулся ему и перевел взгляд на Кики, мгновенно придав лицу выражение недовольства.
  - Вы уж меня простите... Не стоит задавать слишком много вопросов. Я вам кое-что рассказал по доброте душевной. Но не надейтесь, что я буду отчитываться перед вами.
  - Но его убили у меня дома! И я хочу знать, кто и зачем это сделал! - горячо возразила Кики.
  - Вполне понятное желание. Да, кстати, не могли бы вы показать место, где обычно находилась статуэтка?
  - Разумеется. Пойдемте.
  Она вышла в прихожую, открыла шкаф, доверху набитый разным барахлом, и ткнула пальцем:
  - Обычно она валялась где-то внутри.
  - Кира Сергеевна, есть небольшой разговор, - прервал ее Раменский, понизив голос. - Появилась любопытная информация, и я хотел бы...
  И замолчал. Кики подняла глаза и увидела, что Стас направляется к ним по коридору, ведущему из кухни. Он встал, прислонился к дверному косяку и скрестил руки на груди. Явно не хотел оставлять Кики один на один со майором.
  - Ну что ж, мне, пожалуй, пора, - заметил Раменский после небольшой паузы. - Я зашел на минутку, узнать, как дела у Киры Сергеевны.
  Кики была в недоумении. Происходило что-то странное, но она никак не могла понять - что именно. Почему-то он не стал говорить при Стасе...
  - Я вам позвоню. Сегодня вечером.
  - Хорошо, - она кивнула.
  - Всего вам доброго, Станислав Валерьевич, - Раменский слегка поклонился, и Кики показалось, что он вот-вот шаркнет ножкой. Вежливость он изображал неумело, наоборот, неприкрытая фальшь так и бросалась в глаза.
  Что происходит?
  - Кира Сергеевна, если что-то вспомните, или узнаете, можете звонить мне в любое время.
  Проводив Раменского, Кики с облегчением вздохнула. Она опасалась, что сейчас начнется продолжение вчерашней эпопеи: подозрения, допросы, недовольные взгляды... Но Раменский был почти душкой, вот только его странных намеков она не понимала.
  Самым лучшим решением было бы принять душ, и Кики отправилась в ванную, оставив Стаса перед телевизором..
  Под струями горячей воды она расслабилась, с наслаждением вылила на себя полфлакона какого-то бодрящего геля и кайфовала, чувствуя, как оживает тело. Нелегкой была эта ночка, ничего не скажешь. Перед глазами мелькали обрывки вчерашних событий: тело Матвеева, лужица крови, натекшая из-под его головы, допросы, поездка в метель на дачу... Кики тряхнула головой и направила в лицо упругие плотные струи воды. Спустя полчаса она вышла из ванной комнаты, чувствуя себя словно заново родившейся. Не зря говорят, что вода смывает не только усталость с тела, но и все отрицательные эмоции с души.
  Стас сидел перед телевизором и с интересом смотрел какие-то дурацкие гонки на мотоциклах среди пустыни. Закутавшись в уютный махровый халат, Кики по-турецки уселась на кровати и потянулась за феном.
  - Я позвонил Лизе и Вадиму, - сообщил Стас рассеянно.
  - Ты рассказал им?
  - Конечно. Почему бы нет, они наши друзья. Мы встречаемся через час в нашей пиццерии.
  Кики со стоном запустила в Стаса влажным полотенцем.
  - А ты у меня спросил, хочу ли я ехать куда-то? Стас, честно, я измотана до предела. Мне бы сейчас дома посидеть, с чашкой чая. Не хочу никуда ехать!
  - Что за капризы? - недовольно осведомился Стас. - По-твоему лучше киснуть дома, когда в любую минуту могут опять вломиться менты с дурацкими вопросами?
  Разумеется, не лучше. Но сейчас Кики была не в состоянии 'держать марку', 'делать лицо' и вообще притворяться, что считает Вадима славным парнем, и между ними никогда не было разногласий. Она слишком устала.
  Но Стас не терпел глупых дамских капризов, поэтому никакое нытье на него действовало. Напротив, он раздражался и становился невыносимо занудным.
  - Лиза хочет поддержать тебя, неужели неясно? Она хорошая подруга, если ты еще не поняла. Тем более, у Вадима большие связи, кто знает, вдруг он сможет чем-то помочь.
  Да, связи... Вадим - большой человек, совладелец крупного издательства, у него масса знакомых, в том числе и в правоохранительных органах. Кстати, именно она, Кики, когда-то предложила Вадиму обратить внимание на свою соседку, которая уже пару лет строчила 'в стол' вполне приличные детективные романы. Теперь Жанна стала известной писательницей, обрела славу, поклонников и неплохие тиражи... Но это так, к слову.
  В данный момент связи Вадима ее мало интересовали. Этот парень за последние пару месяцев умудрился настроить Кики против себя, и ей стоило больших трудов держать ту неприятную историю в тайне. Ни Лиза, ни Стас не имели понятия о том, что произошло, и были свято уверены, будто никаких проблем между ними никогда не бывало. Хотя с недавнего времени Кики предпочла бы иметь в друзьях отвратительную пупырчатую жабу, только бы никогда не видеть смазливую физиономию Вадима!
  - Хорошие друзья познаются в беде, - изрек Стас, и Кики с легкой неприязнью взглянула на него. - Они хотят помочь, когда у тебя случилась эта неприятность.
  'Ничего себе неприятность, - подумала она. - Небольшой такой неприятный труп в коридоре. Полный дом милиции. Всего-навсего!'
  - Хорошо, поехали. Мне надо привести себя в порядок. Буду готова через пятнадцать минут.
  Пока она сушила волосы, Стас долго и тщательно брился. Потом облился 'Фаренгейтом' и задумчиво рассматривал себя в зеркало.
  Боже, какие нежности, ну прямо девица на выданье!
  Одевалась Кики долго, всячески пытаясь тянуть время. То придирчиво выбирала джинсы, то искала несуществующие зацепки на свитере. Потом ее не устроила тушь для ресниц - комки, да и вообще смотрится неважно, - и пришлось краситься заново.
  Несколько месяцев назад между нею и Вадимом произошел неприятный эпизод. Отмечали день рождения Лизы, у Дружининых собралась толпа гостей, все выпили и были в приподнятом настроении.
  Кики, которая органически не выносила больших скоплений людей, чувствовала себя неуютно, и потому стремилась при каждом удобном случае выйти на балкон, подышать. В очередной раз она застала там Вадима с бокалом в руке. Он был мрачен, и, как видно, уже успел набраться.
  Никакой особенной дружбы между ними не было, но Кики сочла своим долгом пообщаться с человеком. Зря она это сделала, потому что Вадим ее вполне невинные намерения воспринял несколько неадекватно и... В общем, он полез целоваться. Силы ему не занимать, поэтому Кики пришлось долго отбиваться, правда, без особенного успеха. Под руку попался недопитый бокал с виски, и она, недолго думая, запустила им в голову приставалы.
  Бокал разбился, Вадим, матерясь сквозь зубы, принялся ощупывать голову, а Кики отскочила в дальний угол балкона. Ее разбирал нервный смех. К счастью, голова у Дружинина не пострадала - череп был крепким, но зато на Кики он посматривал недобро.
  Ей удалось слинять с балкона и, чтобы не искушать судьбу, остаток вечера она находилась в комнате среди гостей. Вадим мелькал где-то поблизости, испепеляя Кики взглядами. Та не оставалась в долгу. На Дружинина она была зла чрезвычайно. Что это ему взбрело в голову - приставать к подруге жены?! К лучшей подруге!
  На исходе вечера Кики отправилась в туалет, но наткнулась на Вадима.
  - Что это на тебя нашло? - полюбопытствовала Кики раздраженно. - Делать нечего?
  - А ты, оказывается, храбрая девочка. Запустить в меня бокалом... Такого еще никому не удавалось.
  - А что, ты часто так себя ведешь? - она уже кипела от возмущения.
  Вадим взял ее за локоть и, невзирая на возражения, повел в кухню. И там без обиняков предложил переспать с ним. Такого Кики ну никак не ожидала. Она высказала Дружинину все, что думает о его подлой натуре, и ушла.
  Следующие три месяца превратились для нее в сплошное мучение. Вадим, похоже, затаил обиду, или просто развлекался таким образом, потому что не упускал случая намекнуть Кики на то, что предложение остается в силе.
  Лизе она ничего не рассказывала - еще не хватало ссор с подругой. Тем более, Кики не жаждала быть яблоком раздора в семье. Стас тоже пребывал в блаженном неведении.
  Именно поэтому такие вот 'дружеские посиделки' давно превратились для Кики в тягостную повинность, ведь приходилось тщательно скрывать свои чувства, чего она делать не умела и не любила.
  Когда глаза были накрашены в третий раз, а все джинсы в доме перемерены в поисках лучших, Стас не выдержал.
  - Кики, мы так второе пришествие встретим, ожидая, когда ты закончишь. Поехали, ну же!
  - Я сказала, что не хочу никуда ехать, - вредным голосом заявила Кики из-за раскрытой дверцы шкафа.
  - Все, мне надоело!
  Он сгреб Кики в охапку, поставил на пол в прихожей и вручил пальто.
  - Одевайся и пошли!
  
  Все-таки они опоздали: Лиза и Вадим уже сидели за угловым столиком, листая меню. Точнее, листал Вадим, вид у него был совершенно невозмутимый. Лиза нервно крошила сигарету над пепельницей и болтала ногой - явный признак того, что она нервничает.
  Увидев входящих в зал Кики и Стаса, она на миг замерла, а потом, как бы пересиливая себя, помахала им.
  Кики подошла, еле переставляя ноги, села, натянуто пробормотала слова приветствия. Вадим широко улыбнулся, показывая, как рад встрече.
  - Привет, рад вас видеть, - Стас плюхнулся на стул, пожал Вадиму руку, потянулся, чтобы чмокнуть Лизу в щечку.
  - Ребята, если бы вы знали, как мы волновались! - Лиза вскочила и порывисто обняла Кики. - Что там произошло? Я чуть в обморок не упала, когда Стас сказал, что у тебя в доме труп. Кто это был?
  - Слушайте, может сначала сделаем заказ? - предложила Кики. Ей было неловко. - А потом уже поговорим.
  - Кики, что ты будешь? - Стас подвинул ей меню. - Пиццу? Лазанью?
  - Не знаю. То же, что и ты. Я не голодна, - пробормотала она, чувствуя на себе взгляд Вадима. - Лиз, а ты как? Нормально добралась? Встретилась с подругой?
  - Что? - Лиза непонимающе уставилась на нее. - С какой подругой? Ах, ну да, конечно! Все нормально, она передала письмо от Ленки, из Барселоны, и открытку.
  - Какая еще Ленка? - встрял Вадим.
  - Дорогой, отстань, какая тебе разница! Подруга моя из Барселоны!
  - Первый раз слышу.
  - Неудивительно! - прошипела Лиза. - Можно подумать, ты интересуешься моими делами.
  - Может, дома поговорим? - ласково сказал Вадим. - Там и обсудим, кто чем интересуется.
  Над столом повисло тягостное молчание.
  - Кики, как насчет лазаньи? - это Стас решил разрядить обстановку. - Вегетарианская или мясная?
  - Вегетарианскую, - кивнула она. Что ж, лазанья так лазанья, без разницы, если аппетита все равно нет.
  Подошедшему официанту долго диктовали заказ. Лиза придирчиво расспрашивала о количестве масла в салатной заправке, Стас и Вадим словно соревновались, кто осилит больше еды. Под шумок Кики прикурила сигарету и придвинула поближе пепельницу.
   Лиза смотрела на нее странным взглядом - так смотрят на тяжелобольных пациентов родственники, принимая нарочито бодрый вид и натягивая на лица улыбки.
  - Не смотри на меня так, а то я разрыдаюсь, - фыркнула Кики, закуривая 'Вирджинию'. - Все в порядке, я пока жива и даже здорова.
  - Кики, расскажи, что все-таки там случилось?
  Ей не хотелось снова обсуждать эту странную, угнетающую историю с трупом, но все-таки она рассказала. Лиза слушала ее с круглыми от ужаса глазами, Вадим - со скучающей миной. Стас был обеспокоен и то и дело брал Кики за руку, вставляя замечания по ходу дела.
  - Ничего бредовей я в жизни не слышал, - скептически заметил Вадим, когда Кики закончила рассказывать.
  Та презрительно улыбнулась, но отвечать не стала. Вадим на ее взгляды не обратил ни малейшего внимания и повторил:
  - Бред, полный бред!
  - Ох, бедняжка, представляю, что тебе пришлось пережить, - Лиза погладила подругу по плечу.
  - Ничего, я уже пришла в себя.
  - Но это ужасно - найти в собственном доме какого-то неизвестного человека, с пробитой головой... Не самое приятное зрелище!
  - Да, бывали в моей жизни и более радостные моменты...
  - А кто вообще был этот тип? - спросил Вадим.
  - Понятия не имею. Я же говорю - первый раз в жизни его видела.
  - Но как он попал в твою квартиру?
  - Не имею представления. Он мне не объяснил, к сожалению.
  - Действительно, жаль. Ну что ему стоило перед смертью хотя бы намекнуть тебе, кто и зачем его убил, а главное - при чем тут ты... Ну подождал бы чуток, прежде чем отдать концы.
  И он насмешливо улыбнулся, зажигая сигарету.
  - По-твоему, это очень остроумно? - осведомилась Кики. - Хотела бы я посмотреть на тебя в такой ситуации! Тебе бы точно было не до смеха.
  - У меня такого произойти не может, - покровительственно заявил Вадим. - Я забочусь о своей безопасности.
  - Ладно, ребята, хватит препираться! - жена толкнула его в бок. - Вадим, не приставай, видишь, Кики еле держится.
  - Не преувеличивай...
  - Ладно, Кики, не обращай на меня внимания, я шучу.
  - Так как же этот тип вошел в квартиру? - не унималась Лиза. - Кики, ты уж прости, что я тебе об этом напоминаю, но надо же разобраться... Ты замки сменила?
  - Нет еще.
  - Интересно, а чего ты ждешь? Что в твоем доме еще кого-то укокошат?!
  - Не преувеличивай. Бомба дважды в одну воронку не падает.
  - Стас, ну хоть ты ей скажи! - повысила Лиза голос. - Или сам купи новые замки! Вы, ребята, наивны как парочка новорожденных младенцев. Замками нужно было заняться в первую очередь! У убийцы же были ключи!
  'Да, конечно', - отрешенно подумала Кики. У него были ключи, вот и Раменский что-то говорил об этом... Но она никому не оставляла ключи от квартиры, даже у Стаса их не было. Кики слишком ценила собственную независимость и возможность побыть одной, когда это необходимо.
  - Кики, кому ты оставляла ключи? Вспоминай! - требовательно произнесла Лиза.
  - Никому. Ты сама знаешь - я никому их не даю. Копия есть только у родителей, которые, как ты знаешь, сейчас в Англии.
  - Ну твои родители тут совершенно не при чем. Я хочу сказать - раз дверь была в полном порядке, значит замок открыл кто-то у кого есть копия ключей.
  - Детка, ты гениальна, - заметил Вадим. - Как ты додумалась до такого?
  Лиза даже не удостоила его взглядом, лишь снисходительно повела плечами.
  - Ну же, вспоминай, у кого есть ключи!
  - Черт возьми, надо вспомнить, а то от тебя не отвяжешься, - Кики через силу улыбнулась. - Родители не считаются? Это хорошо. Еще был ключ у Жанны. Помнишь, когда у меня прорвало трубы, пока мы со Стасом ездили в Крым? После той истории я решила, что лучше подстраховаться...
  В этот момент им принесли заказ. Официант ловко расставил на столе тарелки, разложил приборы, водрузил посреди стола кувшин с домашним лимонадом и, слегка поклонившись, исчез.
  - Приятного аппетита, - Вадим тут же принялся за еду, словно и не было никакого разговора о трупах. Лиза смерила его недовольным взглядом, но он продолжал жевать, как будто неделю голодал.
  Она сама ковыряла вилкой салатик - едой это можно было назвать с большой натяжкой. Водянистые листья салата, морковь, пара шампиньонов и бледный зимний огурец. Все ясно, диета продолжается в режиме нон-стоп!
  Выглядела Лиза в это субботнее утро сногсшибательно, особенно в сравнении с уставшей от ночных приключений Кики. Аккуратно уложенные волосы оттенка платины, прекрасный цвет лица, румянец на щеках, глаза блестят. На ней были черные брючки и бежевый свитер от какого-то известного дизайнера, жутко дорогие. Куда до нее Кики, тощей, нескладной, с рыжими лохмами, из которых никогда не удавалось соорудить нормальную прическу.
  А Вадим же, несмотря на завидный аппетит, выглядел очень даже неплохо. Стройный, подтянутый. В спортзал ходит, мышцы качает, загорелый. Красавчик, одним словом. Официантки, да и посетительницы ресторанчика нет-нет да и бросали заинтересованные взгляды в его сторону. Но Вадим, привыкший к женскому вниманию, спокойно жевал булочку и иронически поглядывал на Кики. Как видно, до сих пор не мог понять, как это его, такого потрясающего и обаятельного, так грубо отвергли!
  В общем, Дружинины составляли красивую пару. Жаль только, что ссорились они гораздо чаще, чем положено добропорядочной семье, и не всегда наедине.
   Кики с сомнением посмотрела в свою тарелку: лазанья была полита густым овощным соусом, и пахла вполне приятно, но есть не хотелось. Чтобы не обижать Лизу, которая суетилась и подвигала ей то салфетку, то солонку, Кики откусила кусочек и без энтузиазма принялась его жевать.
  - Итак, мы остановились на том, что у Жанны был экземпляр ключей, - снова ожила Лиза. Ее тарелка выглядела удручающе - есть это было невозможно, вот она и развлекалась, как могла.
  - Лизок, дай спокойно поесть, а? - попросил Вадим. - Честно, неохота слушать твои бредни.
  - А что тебя так раздражает? Разговоры о Жанне? Ну так извини, ничем не могу помочь!
  - Она - один из лучших наших авторов. И мне не нравятся твои намеки.
  - Твои проблемы, - она пожала плечами. - Эта тетка выводит меня из себя.
  - Чем же?!
  - Она постоянно корчит из себя рассеянную и витающую в облаках писательницу, но у нее это плохо получается! И еще она все время говорит только о своих дурацких детективах!
  - Кстати, детективы не такие уж дурацкие!
  - Да о чем разговор! - Кики подняла бровь. - Я знаю, что Лиза недолюбливает Жанну. Ну так и не общайтесь, в чем проблема!
  - Мы и не общаемся, - буркнула Лиза. - Стас, передай мне соль, пожалуйста!
  - Что? - Стас, до этого задумчиво разглядывающий в окно парковку, вздрогнул и устремил на нее отсутствующий взгляд.
  - Соль передай, - вздохнула Лиза. - Спасибо. Так вот, ключи...
  - Кто о чем, а Лизу хлебом не корми, дай Жанне кости перемыть, - заметил Вадим меланхолично.
  - Ты не думала о том, что Жанна могла войти в твою квартиру и тюкнуть этого бедолагу статуэткой по голове? - продолжила Лиза, не обращая внимания на замечание мужа.
  Кики от неожиданности подавилась куском лазаньи. Она замотала головой, из глаз потекли слезы... Положение спас Вадим, который похлопал Кики по спине и протянул стакан воды.
  - Эй, с тобой все нормально?
  - Да, спасибо, - она схватила стакан и торопливо сделала несколько глотков. - Лиз, ты несешь чепуху!
  - Неужели? Это подозрение основано на реальных фактах, не отрицай очевидного! У нее единственной, кроме тебя были ключи. Тебя мы из списка подозреваемых, понятное дело, исключаем. Остается она - эта чокнутая писательница.
  - Так она их потеряла несколько месяцев назад.
  - Потеряла? - взгляд Лизы не предвещал ничего хорошего. - Это она сама тебе сказала?
  - Прекрати! - попросила Кики устало.
  - Тебе неприятно, я понимаю. Но надо посмотреть правде в глаза - Жанна реально могла убить этого человека! У нее были ключи, она живет в этом же доме, а главное...
  - А главное, зачем бы ей понадобилось убивать Матвеева?! - возмутилась Кики громче, чем следовало бы. На ее голос начали оглядываться люди, и Стас ощутимо толкнул ее локтем в бок.
  - Тише, не кричи так, на тебя уже смотрят, - сердито шепнул он.
  - Да мне плевать! - Кики все еще кипятилась, но голос все-таки понизила.
  - Зачем - не знаю. Но выяснить это надо - иначе ты не успеешь оглянуться, как сама станешь следующей жертвой. Потерянные ключи - наверняка вранье.
  Этот разговор был неприятен, пугающ, и Кики вытянула из пачки новую сигарету, не обращая внимания на недовольный вид Стаса. Ей было все равно - лишь бы ничего не говорить, занять чем-то руки и голову, чтобы не думать о диких предположениях Лизы.
  Жанна. Черт возьми, она не могла убить, это ерунда полнейшая! Жанна, милая, рассеянная, иногда ироничная, иногда резкая, но всегда - надежная подруга! Да если б она кого-то и убила, то первым делом помчалась бы к Кики рассказывать об этом.
  Да, у нее были ключи от Кикиной квартиры, но по своей всегдашней рассеянности она посеяла их, да так и не нашла. Этому Кики нисколько не удивлялась - в квартире соседки сам черт ногу сломит, и найти там что-то очень сложно! Иногда пропадали не только ключи, но и вполне крупные предметы: книги, папки с бумагами, сумки и тому подобное.
  - Она могла соврать, что потеряла ключи, - повторила Лиза настойчиво. - Именно для того, чтобы отвести от себя подозрения.
  - Но это смешно! Зачем бы ей врать, подумай сама! Зачем ей убивать какого-то неизвестного типа?
  - Это для тебя он - неизвестный. А кто может поручиться, что Жанна не была с ним знакома?
  Прозвучало это очень веско. Кики умолкла, и до конца обеда не проронила ни словечка. Стас меланхолично жевал, глядя в окно и, казалось, мысленно был очень далеко от уютного зала ресторанчика. Настроение у всех было безнадежно испорчено, поэтому, быстро расправившись с едой, все засобирались по домам.
  
  Глава 6.
  
  В машине оба не произнесли ни слова. Стас всю дорогу насвистывал себе под нос, и если бы Кики не была целиком поглощена своими проблемами, она обязательно обратила бы на это внимание. Когда Стас начинал свистеть, это означало, что он непрерывно думает о каких-то проблемах, или просто чем-то очень обеспокоен.
  Но сейчас ей было не до Стаса. Мысли о Жанне теснились в голове и не давали ей покоя.
  Неужели это была именно она? Кики не хотела в это верить, но умом понимала, что некоторые слова Лизы были абсолютно верными. К примеру, история о потерянных ключах. Проверить это было невозможно, особенно, зная вечную рассеянность Жанны. После того, как соседка миллион раз теряла шарфы, кошельки и прочие вещи, пропажа ключей выглядела вполне обыденно. Поэтому можно было не бояться, что Кики заподозрит неладное.
  Другой вопрос - была ли Жанна знакома с Матвеевым, и почему убийство произошло именно в ее, Кикиной, квартире? Было бы намного безопасней прикончить его, скажем, в подъезде, или вообще в безлюдном месте...
  Кики вдруг осознала, что на полном серьезе подозревает Жанну в убийстве и содрогнулась. Принялась гнать прочь эти мысли, но не слишком в этом преуспела. Домой она приехала уставшая донельзя, словно не обедала в приятной компании, а грузила мешки с углем. Тело казалось чужим и странно тяжелым.
  Стас потянулся к ней и чмокнул ее в щеку, не убирая руки с руля.
  - Ты разве не поднимешься? - удивилась Кики.
  - Нет, мне надо съездить по делам. Увидимся завтра.
  Кики ответила на его поцелуй, и краем глаза вдруг заметила, какие холодные и отстраненные у него глаза. Взгляд - отсутствующий, словно он напряженно думает о чем-то... Или о ком-то?..
  Что вообще происходит?
  Задать этот вопрос вслух Кики не рискнула. Стас улыбнулся - Боже, какой натянутой и неловкой вышла эта улыбка! - и отстранился от Кики.
  - Ладно, созвонимся, - сказала она растерянно.
  Стоя в дверях подъезда, она следила взглядом за машиной, пока та не скрылась за поворотом дороги. Руки озябли, и Кики, ежась, вошла в дом. Поднимаясь по лестнице, она все еще думала о Жанне... И резко остановилась, когда увидела Раменского, который стоял на лестничной площадке и задумчиво разглядывал обивку ее двери.
  - А, Кира Сергеевна, наконец-то. Где пропадали?
  - Ездили... обедать, - ответила она не сразу.
  - Ну и как пообедали?
  - Неплохо, спасибо. Вы для этого пришли - обсудить меню?
  - У меня к вам, Кира Сергеевна, есть небольшой разговор. Точнее, я еще утром хотел с вами поговорить, но...
  Вид у майора был странный. Между бровями залегла суровая складка, уголки губ скорбно опущены, в глазах - вселенская печаль и уныние. Сейчас он еще больше походил на мешок с отрубями, горбил спину и нарочито шаркал.
  Разговор не предвещал ничего хорошего. Она открыла дверь и пригласила Раменского войти.
  - Кофе выпьете?
  - Нет, спасибо. У меня мало времени. Я просто хотел вернуться к разговору, продолжить который нам помешал ваш... э-э-э... молодой человек.
  - Ну что ж, я слушаю вас.
  - Да тут, собственно говоря, такая странная история вышла... Мои коллеги пообщались с жильцами... И некоторые показания противоречат вашему алиби.
  Кики ровным счетом ничего не понимала. Она смотрела на майора и молчала, не в силах произнести ни слова.
  Раменский счел ее молчание знаком продолжать рассказ и тяжело вздохнул.
  - Одна из соседок вчера видела в подъезде девушку, очень похожую на вас. Вернее, соседка сказала, что видела именно вас. Вы поднимались по лестнице, она шла за вами, и даже поздоровалась.
  Кто-то сошел с ума: или Раменский, или эта неведомая соседка, или сама Кики. Она могла бы поклясться, что никого вчера вечером не видела, ни с кем из жильцов дома не разговаривала.
  - Вы уверены?
  - В чем я должен быть уверен?
  - Что соседка вчера видела меня на лестнице?
  - Вам должно быть виднее, - усмехнулся Раменский.
  - Так вот, это ерунда, вчера никакие соседки со мной на лестнице не разговаривали! А к чему вы завели этот разговор?
  - К тому, что эта женщина видела вас и разговаривала с вами ровно в то время, когда вы, по показаниям нескольких свидетелей, находились на месте ДТП, в районе Каширского шоссе!..
  И майор умолк, давая возможность Кики оценить эту информацию.
  Сначала Кики ровным счетом ничего не поняла, но спустя несколько секунд до нее дошел смысл этих слов. Она ошарашенно воззрилась на Раменского, словно пытаясь отыскать на нем какие-то неведомые символы, которые могут служить ключом к разгадке.
  - Это черт знает что такое! - воскликнула она наконец. - Как она могла говорить со мной, если я находилась за десяток километров от дома?
  - Хороший вопрос. Именно поэтому я и решил поговорить с вами, Кира Сергеевна. Это очень странно, это не лезет ни в какие ворота. Вашему алиби я, признаюсь, верю, тем более, что оно подтверждается как минимум пятью людьми, из которых двое - мои коллеги.
  - Хоть на этом спасибо, - буркнула она.
  - Именно поэтому странные показания женщины меня заинтересовали...
  - Может, она просто ошиблась?
  - Описала она вас весьма точно.
  - Она запомнила время? - спросила Кики, лихорадочно блестя глазами.
  - Вас, Кира Сергеевна, не проведешь.. Соседка возвращалась домой с работы, и не хотела опоздать к любимому сериалу, который начинается в семь сорок пять. Поэтому она смотрела на часы. Ровно в половине восьмого она и встретила вас на лестнице.
  - Как раз незадолго до убийства...
  - Верно. Если бы не ваше алиби, я мог бы смело вас задержать. Но вы пока вне подозрений.
  - Пока? Что ж, это утешает, - вздохнула она. - Вы можете объяснить мне, в чем тут дело? Как она могла меня видеть в доме, если я была на Каширском шоссе?
  - А это уж, Кира Сергеевна, вы сами объясняйте. В мои обязанности это не входит. Я вам исключительно по доброте душевной даю информацию. А уж как вы ею распорядитесь - дело ваше.
  - Честно сказать, я мало что понимаю, - призналась Кики. - В голове - сумбур полнейший...
  - На вашем месте я обратил бы внимание на две вещи. Первое - простуженный хриплый голос. Второе - ваша прическа. Она весьма... э-э-э... художественная, и очень броская.
  Кики машинально подергала себя за рыжие вьющиеся прядки.
  - Да, и еще один момент: сразу после убийства кто-то погасил свет на всех этажах в подъезде. Когда вы приехали, свет все еще не горел, не так ли?
  - Верно.
  - Вот и думайте. А мне пора. Соседей мы опросили, делать мне здесь больше нечего.
  - Подождите! - Кики бросилась следом. - Я ничего не понимаю. Что происходит?
  Раменский молчал, с угрюмой улыбкой глядя на нее. У него был вид уставшего человека, которому ничего уже не хочется, кроме как выпить бутылочку пива и уснуть перед телевизором.
  - Всеволод Андреевич?
  - До свидания. Мне пора.
  Кики открыла ему дверь, сохраняя на лице выражение недоумения. Она едва удерживала себя, чтобы не вцепиться в рукав пальто Раменского и закидать его вопросами.
  Потом. Позже. Когда-нибудь...
  В конце концов, у нее есть телефон майора. А пока она подумает обо всем сама.
  
  После ухода Раменского Кики сварила чашку кофе, посидела на кухне, вполне отчетливо ощущая, как крутятся в ее бедной голове несмазанные шестеренки. Еще и суток не прошло с того времени, как она обнаружила труп, а информации уже столько, что мозг вот-вот откажет от перенапряжения.
  Выпив кофе, Кики потянулась к пачке сигарет и обнаружила, что та пуста. Прекрасно! Она устроит перерыв, сходит за сигаретами, заодно и придет в себя. Недаром человечество не придумало лучшего способа привести в порядок мысли, чем пешие прогулки!
  Она дошла до магазина, но приятной прогулки не получилось. Всю дорогу Кики лихорадочно обдумывала слова Раменского, и собственные выводы ей решительно не нравились. В супермаркете она машинально накидала в тележку разных продуктов, не глядя, и только возле кассы очнулась и сообразила, что как минимум половина ей совершенно не нужна. Кошачьи консервы - зачем, интересно, у нее же нет кошки?! Пельмени и замороженные ягоды - гадость какая! Какие-то пирожки, салями в нарезке... Зато любимых оливок и консервированной фасоли в тележке не было. Но снова ходить по залу было лень, поэтому Кики оплатила все, что набрала в странном приступе рассеянности, решив, что пельмени скормит Стасу, а кошачьи консервы отдаст Мышкину.
  Ах да, Жанна, ключи, ее странное равнодушие вчера вечером... Кики помрачнела, схватила сумки с едой, и только возле дома вспомнила, что забыла купить сигареты.
  Она сердито толкнула ногой подъездную дверь - и тут сзади ее кто-то окликнул.
  - Кики! Постой, я тебе помогу!
  Это была Жанна - она скользила по обледенелому асфальту, придерживая на груди готовую распахнуться шубку. Кики угрюмо кивнула ей и вошла в подъезд. Жанна подержала дверь, и вошла следом.
  - Ходила за продуктами? Хорошее дело. А я в последнее время совсем обленилась, лень по магазинам шататься, поэтому заказываю на дом пиццу или китайскую еду.
  - Да, а еще пьешь кофе литрами и выкуриваешь по две пачки сигарет, - сказала Кики. - Кстати, о сигаретах. Мои закончились, а купить я забыла. Не одолжишь мне?
  - Разумеется. Заходи, выпьем кофе.
  Перед тем как зайти к соседке, Кики закинула домой пакеты из супермаркета и собралась с мыслями. Зачем она идет к Жанне? Без сомнения, чтобы попытаться что-то выведать... Или хотя бы понаблюдать за ее поведением - вдруг она чем-то выдаст себя?
  Выдаст - в чем, сердито осведомился внутренний голос. Ты что же, всерьез подозреваешь Жанну в убийстве? Да она не способна даже таракана прихлопнуть!
  Приказав внутреннему голосу заткнуться, Кики спустилась на второй этаж. В кухне у Жанны умопомрачительно пахло кофе. Кики плюхнулась на стул, привычным жестом сдвинула гору газет и бумаг.
  - Ну как ты? - Жанна поставила перед ней чашку. - Понемногу приходишь в себя?
  - Ну, если можно так выразиться...
  - Что это был за тип, выяснили?
  - Не знаю, мне менты не докладывались, - осторожно ответила Кики.
  - Ох, что за дела творятся, - соседка тяжело вздохнула и пустила по столу в сторону Кики пачку сигарет. - Угощайся. Весь дом гудит об этом убийстве...
  Она кивнула, прихлебывая кофе.
  - Слышала что-нибудь интересное?
  - Ты считаешь, я ходила по дому и собирала сплетни?! - возмутилась Жанна.
  - Не думаю, что ты упустила шанс накопать материала для нового детектива, - вяло ответила Кики. Настроение опускалось все ниже, и грозило вот-вот замерзнуть, добравшись до нулевой отметки.
  - Ну хорошо. Я поболтала с несколькими людьми. Менты всех уже достали - ходили по дому и задавали массу вопросов. Информации мало - они не треплются на всех углах, все-таки существует тайна следствия... Но мне удалось заманить на чашечку кофе одного из них. Такой неряшливый мужик, похож на медведя. В длинном пальто.
  Да, перед Жанниным обаянием не устоит даже такой хамоватый брюзга, как Раменский. Кики мысленно улыбнулась, представив, как соседка обхаживает майора, лишь бы выведать хоть что-нибудь любопытное.
  Стала бы убийца так поступать? Кики на миг представила себя в роли убийцы. Да она бы милицию обходила за три километра, если бы боялась, что ее могут поймать...
  А вот настоящий убийца - тот вовсе не боялся. И правильно сделал, потому что у него была отличная страховка - 'Кики', которую видели соседи незадолго до убийства.
  Она стиснула пальцы с такой силой, что побелели костяшки. Что там говорил Раменский? Его смутил хриплый голос? И кудряшки, лезущие в лицо? 'У вас очень приметная прическа?..'
  Все верно. Кто-то умело изобразил ее, Кики: одел такое же пальто, взял чемодан, натянул парик... При известном умении можно было скопировать и ее походку, и тембр голоса.
  Вот холера, что же все-таки происходит?! Кики попыталась выстроить логическую цепочку - но... Наткнулась на внимательный, полный любопытства взгляд Жанны.
  - Эй, Кики, ты слышишь, что я тебе говорю? Что с тобой?
  - Извини, задумалась.
  - Я заметила. Ты как, в порядке? Может, коньяку в кофе добавить?
  Кики через силу засмеялась.
  - Жанн, этот твой фирменный способ снять стресс когда-нибудь доведет тебя до алкоголизма.
  - Очень смешно, - обиделась Жанна. - Тогда я не буду тебе ничего рассказывать!
  - Да ладно тебе, не глупи, - попросила она.
  Жанна устроилась поудобней, обхватила ладонями чашку и принялась со смаком, в подробностях рассказывать, как она общалась с Раменским. Кики слушала, не особенно вникая в смысл слов, и разглядывала подругу. Рост у нее почти такой же, как у самой Кики. Правда, Жанна чуть плотнее, в ней как минимум пяток лишних килограмм... Но под зимним пальто практически ничего не заметно, и кудрявый рыжий парик сидел бы на ней идеально, а уж то, как Кики говорит и ходит, Жанна за много лет изучила практически досконально.
  Тем более, не требовалось изображать Кики в мельчайших подробностях. Соседи в доме почти не знакомы друг с другом, если и перекинутся парой-тройкой слов - хорошо... Так что было достаточно высокой рыжеволосой девушки с чемоданом в руке, чтобы убедить возможных свидетелей: Кики вошла в дом за пятнадцать минут до убийства!..
  - Где ты опять витаешь? - обеспокоено спросила Жанна. - Кики, в чем дело? Ты слушаешь?
  - Прости, я очень устала.
  - Я лишь хотела тебя развлечь. Не думала, что моя болтовня тебя утомит.
  Жанна казалась расстроенной, и у Кики кольнуло сердце. Подруга так искренне беспокоилась, а у нее хватало совести подозревать ее Бог знает в чем!
  - Меня утомило вчерашнее ЧП, а вовсе не ты, - произнесла она. В горле застрял комок, и Кики усилием воли загнала внутрь закипавшие было на глазах слезы.
  - Так, тебе не помешала бы валерьяночка, - заметила подруга. - Наткнуться на труп - кто угодно бы вышел из колеи! Ты посиди, а я пока принесу аптечку.
  Искать валерьянку пришлось долго - аптечка запропастилась неведомо куда. В конце концов Кики присоединилась к Жанне, и в ходе поисков они наткнулись на Мышкина, который сонно потягивался в кресле.
  - А ведь я ему принесла поесть! - вспомнила Кики. - Ладно, наплюй на валерьянку, а то ведь кота потом не успокоишь! Мышкин, топай сюда, будем обедать!
  - Да он сытый, - возразила Жанна.
  - Ничего, пусть поест, вон какой худой!
  - Слушай, а ты слышала хоть слово из того, что я рассказывала? - спохватилась Жанна.
  - Не уверена. Я задумалась... - Кики снова вернулась мыслями к своему 'двойнику' и помрачнела.
  - Так вот, слушай! Меня этот майор - Раменский - пытал насчет того, во сколько я тебя видела первый раз. Я ему сначала все честно рассказала, а потом...
  - Стоп, что значит - видела меня первый раз?
  - Ну ты же ко мне прибежала вечером, вся белая, грохнулась в обморок... Но я до этого видела тебя в окошко...
  - Когда?! - спросила Кики голосом, не предвещающим ничего хорошего.
  - Часа за три до этого... Ты шла по дорожке к дому. Я как раз курила на балконе, и тебя увидела.
  - Ты уверена, что это была я?
  - Ну а кто?! Конечно ты, разве я тебя с кем-нибудь перепутаю?
  - И ты сказала Раменскому, что видела меня? - уточнила она.
  - Да. Я уже потом догадалась, что не стоило этого говорить, но было уже поздно! Этот тюфяк так странно на меня посмотрел, а потом принялся болтать что-то про время убийства... Кики, ты что-нибудь понимаешь?
  О да, она уже начинала понимать, и догадка, такая простая, и в то же время страшная, уже брезжила совсем близко, на краешке сознания...
  - Кики?
  - А ты случайно не знаешь, кто из соседок говорил со мной на лестнице?
  Жанна посмотрела на нее как на помешанную, с ужасом в глазах.
  - А ты сама разве не знаешь?! Кики, ты как, нормально себя чувствуешь?..
  - Вполне. Так как, знаешь?
  - Уварова... Из двадцать девятой...
  - Спасибо. Ладно, дорогая, я пойду. Что-то голова болит.
  - Но... Кики... Ты мне объяснишь, в чем дело?
  - Не сейчас. Извини, мне пора...
  
  Ей отчаянно не хотелось никого видеть, ни с кем общаться, тем более - с мадам Уваровой из двадцать девятой квартиры, но следовало довести дело до конца. Кики сунула в рот сигарету и покурила в пролете между этажами. Потом поднялась на четвертый и долго звонила в дверь - но безрезультатно. Соседки дома не было.
  Весь этот бред настолько ей надоел, что Кики не выдержала и, пнув соседскую дверь, отправилась домой с твердым намерением не думать о трупах, собственных двойниках и о Жанне.
  Несмотря на то, что она целый день наливалась крепким кофе, спать хотелось все сильнее - прошлая ночка выдалась на редкость трудной. Поэтому Кики не стала спорить с организмом и улеглась спать.
  Всю ночь ее мучили кошмары.
  
  Глава 7.
  
  Наутро ее разбудил настойчивый телефонный звонок. Кики разлепила глаза, откинула одеяло и босиком прошлепала к столу, где истерично заливался мобильник. По дороге она мельком взглянула в зеркало и ужаснулась собственному отражению: опухшие глаза, всклокоченные волосы, на щеке вмятины от подушки. Красавица!
  Звонила Лиза.
  - Привет, ты еще спишь? - спросила она удивленно.
  - Вообще-то сейчас только половина девятого, - сердито напомнила Кики, посмотрев на часы.
   - А мы сегодня хотим поехать в Абрамцево. Ты как, с нами?
  Кики любила ездить на дачу к Дружининым. Просторный, со вкусом отделанный коттедж, два этажа, белые ковры, на которых так приятно валяться с бокалом мартини или чашкой горячего чая, камин, сауна, бассейн, огромный старый участок с соснами и прудом... Вадим купил участок пару лет назад, польстившись на рассказы Кики о красотах Абрамцева. Прежние хозяева умерли, древний домишко перешел по наследству к их детям, которые никакого интереса к рухляди не испытывали и были рады сбагрить за более чем приличную цену. Через год был выстроен новый дом, а участок оставили в первозданном виде. Вадим терпеть не мог все эти 'новорусские' штучки вроде альпийских горок, искусственных прудиков с искусственными же лягушками, фонтанов и статуй, расставленных к месту и не к месту. Так что вокруг дома шумели сосны, по утрам пели соловьи, в настоящем прудике квакали настоящие лягушки, тропинки заросли травой, а между деревьев был привязан старый гамак. Одним словом, полная идиллия. Вот только сам Вадим отдых на природе не слишком ценил, зато Лиза частенько приезжала на дачу, иногда проводя здесь в уединении все выходные.
  - Так что, ты согласна? - нетерпеливо спросила Лиза.
  - Звучит заманчиво, - протянула Кики. Отдохнуть на природе было бы неплохо - отвлечься от дурацких мыслей об убийстве. Вот только придется целый день выносить присутствие Вадима. Ну ничего, можно просто держаться от него подальше.
  - Прекрасно, тем более, Стас уже согласился, - ее мысли прервал Лизин голос.
  - Ты ему уже звонила?
  - Конечно, иначе как бы я узнала о его согласии?! Но у него с утра какие-то дела в офисе, совещание, кажется.
  - В воскресенье?
  - Ну да, я сама удивилась, - Лиза хмыкнула. - Но ничего, мы приедем вместе. У меня тоже была назначена встреча... Ничего срочного, просто не хочу подводить человека. Это ненадолго, буквально на часик-другой. Так что вы с Вадимом езжайте на дачу, да не забудьте купить все необходимое для шашлыков.
  - Погоди, подруга, думаю, разумней будет, если мы поедем все вместе!
  Только не это, провести с Вадимом несколько часов наедине - этого ее нервная система не вынесет!
  - Тогда шашлыки будут готовы только к вечеру! - отрезала Лиза. - А мы ведь хотим нормально отдохнуть. Ну что тебе стоит - выручи меня хоть раз в жизни!
  - Я не умею делать шашлык, - Кики была готова отступить. Сопротивляться тайфуну бесполезно.
  - Вадим умеет. Значит, договорились: вы поезжайте, а мы со Стасом подрулим позже. Готовься, мой муж будет у тебя через полчаса.
  И она первой бросила трубку, не дожидаясь ответа Кики. Та недовольно покачала головой и отправилась в ванную, предварительно поставив на огонь турку с водой.
  Принимая душ, она снова вспомнила о вчерашнем рассказе Раменского. Этот загадочный двойник волновал ее все сильнее. Вчерашняя догадка за ночь выросла и окрепла, превратившись в почти полную уверенность, отчего Кики было не по себе. Она выключила воду, завернулась в полотенце и босиком прошлепала в кухню, оставляя на полу мокрые следы. Стенки турки уже покрывалась мельчайшими пузырьками, и Кики щедро насыпала две ложки кофе.
  Роясь в холодильнике в поисках завтрака, Кики размышляла. Ей отчаянно требовалось систематизировать информацию, а для этого требовалось хорошенько сосредоточиться.
  Итак, что мы имеем? Во-первых, неизвестного происхождения труп у нее в коридоре. Неясно, что он вообще делал у Кики дома. Неясно, каким образом он туда попал и с какими намерениями, но этот вопрос Кики решила оставить на потом.
  Во-вторых, убийца - загадочная личность. У него ѓ - или у нее, если преступница была женщиной, - имелись ключи от квартиры. Кроме того, этот человек был прекрасно осведомлен о жизни Кики, если знал, что сейчас ее нет в Москве. Зачем понадобилось убивать Матвеева? Возможно, если это сделала Жанна - на этом месте Кики передернуло, - можно предположить, что она застукала Матвеева за кражей чего-нибудь ценного... И не долго думая огрела его статуэткой по голове.
  ...Кофе зашипел, выплескиваясь на плиту, и Кики вынырнула из своих мыслей. В турке осталось совсем на донышке, поэтому пришлось варить новую порцию. Достала из холодильника сыр, ветчину и быстро сделала бутерброды. Медленно жуя и запивая завтрак убийственно крепким кофе, Кики вновь принялась дедуцировать.
  Нет, эта версия с кражей не выдерживала никакой критики. Да если б Жанна застукала в Кикиной квартире вора, она непременно бы растрепала об этом в первую же минуту их встречи! И ключи - если Жанна их потеряла, то в квартиру попасть не смогла никоим образом. А вот если история о потере - вранье, то налицо злой умысел, а значит версия о случайном обнаружении вора в квартире у Кики рассыпается в прах.
  Гораздо больше ее волновал этот загадочный двойник. Некая девушка оделась в точности как Кики, нацепила парик, копирующий ее прическу, позаботилась даже о чемодане... Вот только полностью скопировать голос она не могла, да это и не требовалось. Достаточно было придать ему легкую хриплость, сказавшись больной. С соседями Кики почти не общалась, так что некоторые различия во внешности могли остаться незамеченными. А так, человек видит рыжую кудрявую девицу в сером пальто и нисколько не сомневается в том, что это 'дизайнерша из тридцать второй квартиры'
  Самое ужасное, что 'двойник' вошел в дом незадолго до убийства, словно бы специально для того, чтобы подозрения пали на Кики. Она нисколько не сомневалась, что появление почти идентичной девушки не случайно, но возникал один вопрос: была ли эта лже-Кики убийцей или только сообщницей?
  Как бы то ни было, подозрения напрашивались самые отвратительные, и именно поэтому Раменский отводил глаза и так быстро ретировался.
  Кики хотели подставить! Это было ясно как день, и она недоумевала, почему не сообразила сразу, как только услышала о двойнике!
  Все 'случайные совпадения' перестали быть случайными: время убийства, которое до странности совпадало со временем приезда Кики домой. Девушка, изображавшая ее, чтобы не дай Бог, у кого-нибудь возникли сомнения относительно алиби Кики... Убийство именно в ее квартире, хотя с этим наверняка возникли определенные сложности. Ее перчатки, ее статуэтка...
  Черт возьми, мало того, что убийца прикончил Матвеева, так он еще постарался, чтобы подозрения пали именно на Кики!
  Было от чего впасть в отчаяние.
  Она без аппетита, не различая вкусов, позавтракала. На душе было мерзко и отвратительно. Хотелось только одного: забиться в нору и дождаться, пока вся эта история не закончится.
  Часы показывали без десяти девять, и вот-вот должен был приехать Вадим. Кики оценила свой внешний вид: закутанная в махровое полотенце, с волос капает, босая и уже порядком замерзнувшая. Пришлось одеваться в диком темпе. Первые попавшиеся под руку джинсы и безразмерный теплый джемпер - самое то для дачи. Жалко было надевать новые замшевые сапожки, поэтому Кики притащила табуретку и, встав на нее, принялась шарить на антресоли в поисках кроссовок. Иногда на нее находила хозяйственная лихорадка (не чаще одного раза в году) и все, что попадалось под горячую руку, оправлялось в ссылку на бездонные антресоли. Потом, правда, Кики благополучно забывала об этом, и страшно проклинала все на свете, пытаясь отыскать нечто очень нужное!
  Именно на табуретке ее застал пронзительный звонок в дверь. Кики вздрогнула, чуть не свалившись, спрыгнула на пол и отправилась открывать.
  Вадим, стоявший на пороге, был свеж, бодр и благоухал какой-то невероятной туалетной водой. Он приветливо улыбнулся и шагнул в квартиру.
  - Привет. Ты готова?
  - Ну... почти, - Кики укорила себя за то, что не успела высушить волосы. - Минут десять подождешь?
  - Если ты дашь мне чашку кофе, буду очень признателен.
  - Да, разумеется! Проходи в комнату, садись, я сейчас!
  И Кики пулей умчалась на кухню. Прекрасно, пусть пока варится кофе, а она пока высушит голову. Все сгодится, лишь бы не оставаться с Вадимом наедине. Кики включила фен и на всякий пожарный заперла дверь в ванную комнату. Напряжение в присутствии Вадима не оставляло ее ни на минуту, и подобная мера предосторожности уже не казалась излишней.
  Но из ванной все-таки пришлось выйти - с крайней неохотой Кики покинула свое убежище. Следя за кофе, она прислушивалась к звукам, доносящимся из комнаты. Вот что-то звякнуло, зашуршало, и, наконец, медленно, со скрипом, закрылась дверца шкафа. Кики на цыпочках подошла к двери и осторожно заглянула в комнату. Вадим стоял возле компьютера и мирно листал журнал по дизайну интерьеров.
  - Все в порядке? - поинтересовался он, не поднимая глаз от журнала.
  Кики залилась краской. Интересно, как он услышал ее шаги, ведь шла она тихо-тихо, на цыпочках.
  - Кофе уже готов. Сейчас принесу.
  - Не беспокойся, я возьму сам.
  Он, прошел мимо нее и устроился за кухонной стойкой. Кики закатила глаза и в очередной раз решила, что этот парень просто невыносим.
  Пока Вадим пил кофе, Кики осмотрела комнату. Ее мучило негодование - ведь она совершенно ясно слышала скрип дверцы. Может, он заглядывал в ящики с бумагами? Что там можно было искать? Любопытство, поняла Кики. Она сама была любопытна и любила сунуть нос в чужие тайны, но шарить по шкафам в чужом доме, это, простите, верх неприличия!
  Вот и пойми теперь, он делал это из чистого интереса, или специально хотел позлить хозяйку.
  А что если... Кики вновь залилась краской. А что если он рылся в ящике с бельем? Извращенец, натуральный извращенец!
  Все еще кипя от гнева, она накрасила глаза, мазнула по губам помадой и оглядела себя в зеркало. Это тряпье делает ее серенькой и маловыразительной, осталось только собрать рыжие кудри в 'хвост' и скромно потупить глазки. На получившуюся скромницу никогда не взглянет ни один 'звездный мальчик' вроде Вадима. Не зря же он выбрал в жены именно Лизу - яркую, неугомонную, до предела озабоченную внешностью и фигурой.
  Через несколько минут Кики была готова. Окликнув Вадима, который со скучающим видом пил на кухне кофе, она подхватила сумочку и щелкнула замками.
  На лестнице они встретили соседку с третьего этажа. Та окинула их взглядом, в котором читалось плохо замаскированное любопытство - как видно, весь дом уже был наслышан об убийстве. Кики поспешно прошла мимо, прежде чем соседка попыталась бы сказать хоть слово. Она слышала, как сзади насмешливо кашлянул Вадим.
  - Я смотрю, ты настоящая героиня дня.
  - Очень смешно!
  Во дворе, прямо возле подъезда стояла Вадимова машина. Автомобиль был под стать хозяину: элегантный, самоуверенный, агрессивный. Кики остановилась в нерешительности, глядя на сверкающий черный 'Лексус'. Целый час наедине с ним в замкнутом пространстве салона!.. Бр-р-р, увольте, лучше идти до Абрамцева пешком!
  - Пожалуй, я поеду на своей, - сказала она решительно.
  - Кики, не глупи! Ты меня боишься, что ли? Садись в машину и без разговоров!
  В голосе Вадима скользнули металлические нотки человека, привыкшего повелевать, и всю ее решительность как ветром сдуло. Покорная восточная женщина Кира Арсеньева, проклиная себя за трусость, полезла в салон.
  Всю дорогу она помалкивала и делала вид, что с интересом изучает заснеженные пейзажи. Вадим тоже предпочитал молчать, впрочем, он никогда не отличался разговорчивостью. Иногда Лиза жаловалась, что целыми днями слышит только 'подай масло' и 'где все чистые рубашки?'
  Не доезжая до Абрамцева, они заехали в супермаркет, где Вадим начал деловито и быстро кидать в тележку продукты. Кики едва поспевала за ним. Возле витрины с мясом он долго и придирчиво выбирал шашлык. Когда Кики попыталась высказать свое мнение, Вадим равнодушно попросил ее 'не отсвечивать, когда мужчина занят делом'. Домостроевец, черт бы его взял!
  Плюнув на все, она вышла из магазина и неторопливо, растягивая удовольствие, выкурила сигарету. Если Вадим такой умный, пусть попробует купить все продукты сам, без женской помощи. Шашлык и ящик пива - вот что ждет их сегодня на обед!
  Ну Лиза, ну удружила! Сплавила ей своего бешеного муженька, а сама покатит в Абрамцево с милым спокойным Стасом!
  Вернулся Вадим, легко закинул в багажник три огромных пакета, и стремительно рванул с места. Врубил какое-то жуткое радио-ретро и всю оставшуюся дорогу фальшиво подпевал Утесову.
  Вскоре они въехали в поселок. Огромный 'Лексус' на удивление легко и маневренно преодолевал узкие заметенные снегом повороты. И вот уже показались островерхие башенки дома Дружининых. Рядом, за высоченным забором, притулился ветхий Кикин домишко.
  Вадим загнал машину во двор, удовлетворенно вздохнул и повернулся к Кики всем телом.
  - Приехали, красавица.
  - Я вижу, - ответила она мрачно.
  - Раз так, чего сидишь? У нас много дел.
  'Гостеприимство из него так и прет', - подумала Кики. Настроение у нее было основательно испорчено, так что маленькие радости жизни вроде шашлыка или свежего воздуха казались ей глупыми и бессмысленными.
  На кухне выяснилось, что Вадим купил все необходимое. Огромный стол был завален продуктами: хлеб, помидоры, гора копченого сыра, банки с маринованными овощами, зелень, два пластмассовых ведерка с уже приготовленным мясом... И еще много всего.
  Он спустился вниз, на цокольный этаж, притащил мангал и шампуры. Вид у него был довольный, как у мальчишки, затеявшего игру в кораблики.
  - Я буду на улице, - сказал Вадим, натягивая старую меховую куртку. Кики облегченно вздохнула. Выносить его общество было уже невыносимо.
  В окно она видела, как Вадим расчищает во дворе площадку, устанавливает мангал и возится с мешком угля. Кики включила музыку и принялась за работу.
  Здраво рассудив, что шашлык прекрасен сам по себе, и к нему не надо готовить ничего особенного, Кики решила сделать лишь овощной салат, а в микроволновку загрузила блюдо с картофелем. Пусть запекается.
  Теперь можно было отдыхать на всю катушку! В гостиной Кики устроилась в любимом кресле-качалке с бокальчиком красного вина, которое обнаружила в холодильнике, и найденным на книжных полках томиком Сименона.
  Книжные расследования напомнили ей о собственных неприятностях, но думать сейчас о них не хотелось. Вино было прекрасным, книжка - в меру занимательной, а главное, Вадим оставил ее в покое. Он сам занялся мясом, так что Кики оставалось только расслабляться. Что она и сделала, с удовольствием погрузившись в чтение детектива.
  Через пару часов во дворе послышался лязг открываемых ворот, подвывание мотора, голоса - приехали Лиза и Стас. Кики выглянула в окно - оба веселые, довольные, оживленно болтают с Вадимом и смеются.
  Она накинула куртку и вышла во двор. От мангала тянулся сизый дымок, умопомрачительно пахло жареным мясом. Кики помахала рукой и подошла поближе.
  Лиза - раскрасневшаяся, очаровательная, уже повисла на плече у Вадима, Стас ковырял снег носком ботинка и наблюдал за семейной идиллией.
  - Привет! - Кики провела рукой по его волосам. - Как дела?
  - Нормально, - он чмокнул ее в нос. - Пришлось заехать в офис - без меня там никак не обошлись бы.
  - Трудоголик! Работать в воскресенье - это чистой воды извращение!
  - А я и не спорю. Ты что, уже набираешься потихоньку?
  - Отстань, всего один бокал вина!
  - Девчонки, займитесь столом, - велел Вадим. - Мясо давно готово!
  Стол накрыли на застекленной террасе. Натюрморт выглядел весьма живописно: зелень, помидорчики, дымящаяся картошка, толстые ломти копченого сыра, поджаристый лаваш. Лиза с удовлетворением взглянула на дело рук своих и плюхнулась на стул.
  - Класс! Обратила внимание, какой на свежем воздухе аппетит? Я быка готова проглотить! Но - чертова диета...
  И тут она пронзительно взвизгнула, запрыгнула на стул и потыкала пальцем куда-то в пол.
  - Фу, опять эта гадость!
  - Что, что такое? - заволновалась Кики. - Мышь?
  - Хуже! Паук! Это мерзкое создание знает, что я его ненавижу, и, смотри, опять вылезло. А ну иди отсюда, пакость! Кики, задави его, пожалуйста!
  Она так нервно вопила, подпрыгивая на стуле, что Кики не удержалась от смеха. Подруга до смерти боялась пауков, даже мыши были ей более симпатичны. При виде паутины она впадала в панику, и долго не могла успокоиться.
  - Лиз, да это же смешно! Посмотри, он совсем маленький, не бойся.
  - Кики, у меня арахнофобия, - обиделась Лиза. - Посмотри в словаре значение этого слова и больше не приставай ко мне с глупостями!
  Она слезла со стула только, когда убедилась, что паук ушел, и еще долго вздрагивала всем телом и подозрительно косилась по сторонам.
  Вскоре Вадим внес шампуры с мясом, которое издавало неописуемый аромат, и это произвело среди маленькой компании настоящий фурор.
  За едой разговор плавно переместился к несчастному Максиму Матвееву. У Лизы, оказывается, была наготове уйма версий, одна другой оригинальней.
  - Он был твоим тайным поклонником, - оживленно болтала она, размахивая вилкой. - Увидел тебя где-нибудь в ресторане и влюбился. Выследил, узнал, где ты живешь, и проник к тебе в дом, пока мы были в Калининграде...
  - Неужели? О чем я еще не знаю? - спросил Стас довольно кисло.
  - Дурачок, это всего лишь версия!
  Лиза расхохоталась и подлила себе еще сухого красного вина. Она почти ничего не ела, только хрустела овощным салатом. Эта вечная жертва голодовки скоро станет совсем прозрачной!
  - Глупости какие, - сказала Кики. - Это не может быть поклонник, потому что...
  И умолкла, осекшись. Не стоило пока рассказывать о двойнике, и о собственных подозрениях в адрес Жанны. Она слишком живо помнила выражение лица майора, во время этого злосчастного разговора, и длинные паузы, и уклончивые ответы... Пока все было слишком странным и пугающим. Пока надо было ей самой разобраться в этой запутанной ситуации, найти ответы на некоторые вопросы.
  Лиза, уже вполне веселая от выпитого вина, болтала без умолку, призывая всех найти и покарать преступника. Стас и Вадим беседу поддержали, и никакие намеки на то, что хорошо бы сменить тему и поговорить о более приятных вещах, не помогали.
  ...Набралась Лиза довольно быстро. Вино она пила в одиночку, и бутылка была уже почти пуста. Кики наблюдала за подругой со все возраставшим беспокойством.
  - Лизок, а может, хватит? - сказала она ей на ухо.
  - Все в порядке, все под контролем, - ответила подруга пьяно и захихикала. - Дай же мне расслабиться, ты не представляешь, как я устала.
  - Еще как представляю.
  Кики уже жалела, что согласилась поехать на эту злосчастную дачу. В воздухе явно чувствовалось напряжение: Вадим метал на Лизу недовольные взгляды, но она их упорно игнорировала. Стас пил уже вторую бутылку пива, и на справедливые замечания Кики - 'ты же за рулем!' - не реагировал. В общем, обстановка накалялась.
  Когда на террасе стало совсем невыносимо, она вышла во двор. Стремительно вечерело. Где-то далеко лаяла собака, окраина поселка тонула в снегу и сумерках. Кики обогнула дом, расчистила от снега скамеечку и с удовольствием посидела с сигаретой, наслаждаясь хрустящим морозным воздухом. Идти в дом не хотелось. Около получаса она сидела так, пока не замерзла окончательно.
  Когда Кики вернулась, ее поразило напряжение, сгустившееся на террасе. Лиза была уже совершенно пьяна и несла какую-то околесицу. Ни разу она еще не видела подругу в таком состоянии - за девять лет знакомства. Вадиму определенно было стыдно за жену, и он сидел с багровым лицом, мрачный и злой.
  - Где ты была? - накинулся на нее Стас.
  - Погулять вышла, а что?
  - Ничего, - буркнул он и отвернулся.
  - Лиз, может ты пойдешь в свою комнату? - предложил Вадим сквозь зубы. - Поспишь, придешь в себя?
  - Я не хочу спать! Я не хочу уходить! Мне и тут хорошо, с вами, ребята... Стасик, ты чего такой грустный?
  И она полезла к Стасу с поцелуями. Тот сидел, словно каменный, лицо залила краска неловкости.
  - Так, прекрати, быстро! - рявкнул Вадим и хлопнул кулаком по столу. - Ты ведешь себя как... черт знает кто.
  - Заткнись, красавчик. Дай мне немного расслабиться, ты ж меня в ежовых рукавицах держишь!
  - Не мели чепуху! Тоже мне, рабыня нашлась!
  - Дорогой, это не чепуха, это чистая правда. Твоих денег я в глаза не вижу, только то, что сама зарабатываю. Помощи от тебя никакой. Одни попреки - и только!
  - Закрой рот! - Вадим резко поднялся из-за стола, загрохотали тарелки. Кики вдруг подумала, что его сейчас хватит удар - глаза налились кровью, он весь затрясся... Схватил Лизу за руку, но та вырвалась и отскочила в дальний угол комнаты, заливаясь смехом.
  - Ох, ребята, посмотрите на него... Вадик, ты сейчас выглядишь совсем как тогда... Помнишь, когда в прошлом году тебя подставил какой-то тип. Кики, представляешь, этого крутого парня любой дурак может обвести вокруг пальца. Его кто-то кинул, и он потерял кучу бабок... Убери руки!
  - Черт с тобой, - выдохнул Вадим, тяжело опускаясь на стул. Налил себе пива и стал пить с мрачным лицом.
  'Так, ребята, чувствую, мне придется развозить вас всех по домам', - подумала Кики устало. Но сил беспокоиться уже не было - на нее наваливалась тяжелая апатия, словно душное ватное одеяло.
  Следовало бы позаботиться о Лизе. Подруге явно было не по себе. Она сползла по стеночке на пол и смотрела прямо перед собой мутными остекленевшими глазами. Стас сделал было шаг к ней, но Кики остановила его.
  - Я сама. Сиди тут с Вадимом, и не пей больше. Нам еще домой ехать, завтра на работу.
  - Есть, шеф. Будет сделано, шеф, - язвительно бросил ей в спину Стас. Кики замерла в изумлении, но не обернулась. С ним она разберется позже.
  Подняться на второй этаж с вялой и очумевшей Лизой - подвиг, на который Кики была просто не способна. Подруга еле передвигала ноги, висела всем телом на плече у Кики, поэтому пришлось отвести ее в одну из гостевых спален на первом этаже. Там Лиза метнулась в ванную комнату, захлопнула за собой дверь и включила воду на полную мощность.
  Кики топталась под дверью, не решаясь постучать. Наконец дверь приоткрылась, и появилось бледное, перекошенное Лизино лицо.
  - Дай пожалуйста мою сумку, - сказала она шепотом.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Меня ужасно тошнит. В сумке у меня были таблетки. Принеси, а?
  - Где она?
  - Дьявол, откуда я знаю! Просто принеси и все!
  Дверь захлопнулась с таким грохотом, что с потолка чуть было не посыпалась штукатурка. Кики пожала плечами и, ничему уже не удивляясь, отправилась на поиски сумки.
  Проходя мимо террасы, Кики остановилась - ни Стаса, ни Вадима не было, на столе громоздились грязные тарелки, шампуры, пустые бутылки. Догадайтесь с трех раз, кто будет заниматься уборкой? Правильно, Кира Арсеньева, как самая трезвая из всей компании.
  Сумка нашлась не сразу - Кики случайно обнаружила ее в холле, валяющуюся на полу. По дороге в ванную комнату, она заглянула в сумку, пытаясь отыскать таблетки. Туго набитая косметичка, ключи, кошелек, мобильный телефон, блокнотик и ручка - и ни следа таблеток. В заднем кармашке обнаружилась упаковка леденцов от боли в горле - но это явно не то, что нужно сейчас Лизе.
  Она бодро стукнула в ванную, дверь приоткрылась и оттуда высунулась рука, где-то на уровне Кикиных коленей.
  - Нашла?
  - Там нет таблеток, - ответила она. - Где у вас аптечка? Думаю, там должно что-нибудь найтись...
  - Не переживай, со мной все в порядке.
  Кики надоела эта болтовня, она распахнула дверь и решительно вошла внутрь.
  Лиза сидела на кафельном полу возле входа в ванную комнату, кошмарно бледная, на лбу выступили капельки пота. По полу были рассыпаны салфетки и полотенца.
  - Да тебе нужен врач, дорогая моя! - заявила Кики и схватила ее за руку. - Вставай, ты простудишься.
  - Здесь во всем доме полы с подогревом, - заявила она. - Оставь меня пожалуйста, я просто хочу побыть одна.
  - Тебе может стать плохо.
  - Не надо меня караулить, солнышко, - она смягчилась, попыталась улыбнуться - но вышло болезненно и криво. - Все не так уж плохо - я просто выпила слишком много вина.
  - Хорошо. Мы ждем тебя, возвращайся.
  Когда Кики выходила из гостевой комнаты, за дверь ванной опять зашумела вода.
  
  Вадима и Стаса она нашла в гостиной. Оба сидели, задумчиво уткнувшись в телевизор. Показывали какой-то тупой боевик: бесконечное мочилово и окровавленные тела во множестве. Судя по тому, что на приход Кики ни один из них не отреагировал, фильм был достоин как минимум Оскара.
  - Прием, вызывает Земля, - объявила Кики, плюхаясь в кресло. Стас попытался повернуть голову, не отрывая глаз от экрана, и промычал что-то невразумительное.
  - Как она? - ледяным тоном осведомился Вадим.
  - Прекрасно. Ее выворачивает наизнанку.
  - Что за тон? Ты пытаешься меня в чем-то обвинить?
  - Боже упаси! Ваши личные дела меня не касаются.
  - Может, врача вызвать? - вмешался Стас.
  - Она не хочет. Думаю, через пару часов ей значительно полегчает...
  Ее прервал звонок - надрывался мобильник Стаса. Он взглянул на дисплей - и подскочил, словно его подбросило взрывной волной.
  - Але. Да, слышу, конечно. Как у тебя дела?
  Он направился к выходу из комнаты, прижимая плечом трубку. Голос его был странно напряженным.
  Не в правилах Кики было слушать чужие телефонные разговоры, хотя тон Стаса ее слегка обеспокоил. Она села в кресло и от нечего делать стала смотреть боевичок, но через пять взрывов в течение восьми минут ей это надоело.
  От переживаний страшно хотелось курить. Кики накинула куртку, спустилась на улицу и наткнулась на Стаса, сидевшего возле крыльца на корточках. Мобильник был по-прежнему прижат к плечу. Его реакция на появление любимой девушки была довольно странной: он сверкнул глазами, вскочил на ноги и быстро отошел в сторону.
  Ради Бога! Кики пожала плечами и выкурила одну за другой сразу две сигареты. В морозном небе загорались первые звезды, похожие на хрусткие льдинки. Кики с удовольствием подышала полной грудью, как бы запасаясь свежим воздухом. Когда еще придется выбраться сюда снова?
  Да, пикник на природе явно не удался. Сельские радости не для нее, горожанки до мозга костей. Но дело даже не в этом - настроение коллектива оставляло желать лучшего, а Кики всегда остро чувствовала чужие эмоции. Сейчас они просто хлестали через край.
  Стас закончил разговор и направился к ней.
  - Слушай, что это значит? - сердито вопросил он.
  - О чем ты?!
  - Ты специально вышла за мной?
  Ну и дела! Кики подняла глаза к небу, словно удивляясь непроходимой тупости своего мужчины.
  - Я вышла покурить. Я даже не знала где ты. А в чем вообще проблема?
  Стас молчал, руки - в карманах, на лице написан неподдельный гнев.
  - Давай не будем начинать ссору, - сказала Кики примирительно. - Что случилось-то? Кто это звонил?
  - Тебя это вообще не касается! Мне звонят с работы, по личному делу, неважно! В любом случае, тебя не должно это волновать!!!
  - Стас!..
  - Мне не нравится, когда ты суешь нос в мои дела и подслушиваешь телефонные разговоры! Все! И закончим на этом.
  'Действительно, давно пора закончить это непотребство', - почти спокойно подумала Кики. Сил терпеть хамство уже не было. Жаль только, что она без машины - как назло!
  Она дождалась, пока Стас скроется в доме. Стараясь двигаться медленно и уверенно, вошла в холл, отыскала сумочку и шарф. Кажется, у нее с собой больше ничего и не было.
  Когда Кики выходила из калитки - кружево металла среди грубоватого, примитивного камня, - где-то совсем рядом залаял пес. Снег скрипел под ногами, света не было, поэтому идти приходилось частично наощупь, частично - ориентируясь на выступающие из мрака деревья и заборы. Вот, наконец и собственная дача.
  Она вошла в дом - такой родной и уютный - села на стул прямо в кухне и приказала себе успокоиться. Хватит эмоций; сейчас главное - добраться до дома и лечь спать. Денек выдался не из приятных.
  Кики долго рылась в своей безразмерной сумке, отыскивая мобильник. Когда нашла - выяснилось, что он почти разряжен. К счастью, зарядное устройство было у нее с собой. Кики мысленно похвалила эту полезную привычку - таскать в сумке разные вещи, которые обычно не нужны, но могут когда-нибудь пригодиться.
  Включив зарядное устройство в розетку, Кики продолжила археологические работы. На этот раз она искала телефон службы такси. У всех нормальных людей визитные карточки хранятся в бумажнике, а нужные номера телефонов - в книжке мобильника. У Кики же все болталось по сумке в виде клочков бумаги, салфеток с накарябанными цифрами, заметок на обратных сторонах чеков или квитанций.
  К счастью, телефон все же нашелся, и она вызвала такси.
  
  Глава 8.
  
  Утро понедельника Кики провела нестандартно. В то время, когда все нормальные люди едут на работу, она отправилась в отделение милиции, куда ее вызвал майор Раменский. Он позвонил в восемь часов и голосом, не терпящим возращений, велел явиться для дачи свидетельских показаний. Кики напряглась, потому как от Раменского можно было ждать чего угодно. Но визит прошел вполне мило.
  Она побеседовала со майором, ответила на массу вопросов, он разрешил ей курить и был вполне вежлив. Но, судя по всему, дело не продвинулось ни на шаг. Раменский скучал, зевал и на вопросы Кики о том, найдут ли убийцу, отделывался общими фразами.
  В общем, распрощавшись с ним, Кики решила, что через пару месяцев расследование окончательно заглохнет, а папка с делом покроется пылью и будет сослана в архив.
   Приехав в офис, Кики первым делом ринулась на маленькую кухоньку для сотрудников, включила кофе-машину и сделала двойной эспрессо. Потом нашла в холодильнике апельсиновый сок и отправилась в свой кабинет.
  Она включила компьютер, запустила Интернет и, попивая кофе, проверила почту. Ничего важного, один только спам в гигантских количествах. Следующие два часа она попыталась взяться за работу, но безуспешно.
  Отвлекали невеселые мысли. Пришлось выпить две чашки кофе, перемежая его бодрящим ледяным соком, прежде чем мозг неохотно проснулся.
  В этот момент в кабинет ворвалась Лиза, как всегда, без стука. Вид у нее был экзотический: глазки красные, на бледном лице - ни капли косметики, удручающие синяки под глазами.
  - Привет запойным алкоголикам, - сказала Кики ехидно.
  - И тебе доброе утро, - Лиза плюхнулась на стул и вытащила из сумки зеркальце. - Мне удалось прошмыгнуть мимо охранников, но секретарша кажется, меня засекла. Боже, как же отвратительно я выгляжу!
  Она повернулась к Кики и изобразила на лице вселенское отчаяние.
  - Надо что-то срочно делать. Ты не знаешь способов прийти в форму?
  - Для начала - главный способ: поменьше пить. И пореже.
  - Гениальный совет, мисс Эйнштейн!
  На столе, заваленном бумагами, Лиза устроила передвижной салон красоты: высыпала все из косметички и принялась наводить марафет.
  - Ты почему вчера так неожиданно исчезла? - поинтересовалась она, уверенной рукой замазывая синяки под глазами. - Ох, как голова болит... Со своим поругалась?
  - Это он тебе рассказал? - Кики отхлебнула остывший кофе.
  - Ты думаешь, я осмелилась бы что-либо спрашивать у него? Лучше остановить своим телом скорый поезд, чем заговорить со Стасом в ту минуту. Что у вас произошло?
  - Столкновение характеров, - уклончиво ответила Кики. Она терпеть не могла жаловаться на Стаса кому-либо, даже родной матери, предпочитая все проблемы решать с ним наедине.
  - Мой тоже вчера бузил. Господи, они как дети малые, честное слово!
  - Ну ты вчера тоже была хороша! А Стас мог бы и позвонить, узнать, что со мной, где я. А он спать лег!
  - Так мы увидели свет из окна твоей развалюшки, и поняли, что ты там. А потом машина проехала, посигналила. Наверное, ты такси вызвала, так?
  - Черт возьми, да ты просто гений дедукции!
  - А ты сомневалась? - Лиза испытующе подняла бровь. - Ну, как получилось?
  И она перегнулась через стол, демонстрируя Кики свою работу. Синяков не было, лицо сияло свежестью, кожа - натуральный фарфор!
  - Красотка, - оценила Кики.
  - Ну тогда я пойду. Стрельну у кого-нибудь таблетку от головы. Болит - сил нет!
  И она вышла, неаккуратно хлопнув дверью.
  Кики посидела, тупо уставившись в монитор. В корпоративном почтовом ящике лежало около тридцати писем от клиентов, коллег, руководства - накопилось за неделю командировки. Разгребать эту уйму дел решительно не хотелось, мелькнула в голове мысль, что хорошо бы взять пару дней отгулов - отдохнуть, а заодно и на досуге попытаться разгадать тайну убийства.
  А еще подсознание постоянно грызла мысль о том, что ее, Кики, кто-то весьма изобретательно подставлял... И надо было непременно выяснить, кто это, прежде чем он попытается сделать следующий шаг.
  Она вошла в Интернет, понажимала на кнопки, походила по ссылкам и в разделе 'Справки' поисковой системы нашла сайт с адресно-телефонным справочником Москвы. Ради любопытства вбила туда свое имя - и не получила результата.
  Нет, тебя, Кики, в городе Москва, сказала она себе, смеясь. Потом сообразила, что квартира и номер телефоны зарегистрирована на отца. Она написала его имя и фамилию - и тут же в окошечке выскочил список Арсеньевых Сергеев. Где-то в середине списка Кики без труда нашла свой адрес и номер телефона.
  Еще не до конца понимая, что делает, Кики забила в поле 'имя': Матвеев Максим Николаевич. Для более точного результата указала название улицы: Кавказский бульвар. И нажала на кнопку 'искать'.
  Через секунду система вывела единственную строку с точным адресом и номером телефона.
  
  ...Нужный ей дом был хорошо виден с дороги, но найти подъезд к нему оказалось не так-то просто. Карта ничем помочь не могла, и Кики несколько раз проскочила нужный поворот.
  Наконец, она подъехала к дому и заглушила двигатель. Медленно и неторопливо шел снег. Кики вышла из машины, выкурила сигарету - для храбрости и вошла в подъезд, чувствуя, что окончательно замерзла.
  Лифт не работал. Кики долго давила на кнопку, закрывая нос краешком шарфа - пахло в подъезде отнюдь не французскими духами. Потом плюнула и решила идти пешком.
  На пятом этаже она остановилась, осторожно заглянула в общий коридор - нужная ей квартира была именно здесь.
  И только теперь Кики струсила.
  Хорошо, ты была так умна и бесподобно сообразительна, выяснила адрес Матвеева. Что делать теперь?
  Для начала - позвони в квартиру, насмешливо подсказал внутренний голос.
  Квартиры была опечатана. Кики долго смотрела на бумажку, прилепленную к двери, будто пыталась понять заключенный в той бумажке глубокий смысл. Потом до нее дошло, что если квартира опечатана, значит, там определенно никто не живет.
  Внутренний голос мысленно зааплодировал ее уму и проницательности. Кики оборвала его гнусные издевки и решительно позвонила в соседнюю квартиру. К двери долго никто не подходил, и Кики уже решила попытать счастья у других соседей, как вдруг загремели замки и на пороге появилась девушка с упитанным, чрезвычайно энергичным младенцем на руках.
  - Добрый день, - сказала Кики поспешно.
  - Добрый, - девушка смотрела на нее, ожидая объяснений. Так и не дождавшись, она уточнила: - Что вам нужно?
  - Да я собственно... - Кики запнулась. А что, она, собственно, хотела? Никакого толкового плана у нее не было, ни единой домашней заготовки. Что говорить, о чем спрашивать?
  В глубине души она надеялась, что случится какое-нибудь чудо, и соседи, слившись в едином дружном порыве, расскажут ей всю подноготную Максима Матвеева. Но не тут то было. Кики не предусмотрела, что открыть дверь ей может такая вот молодая мамочка с неприязненным взглядом, которая и не захочет разговаривать с незнакомкой. Счастье, что вообще открыла!
  - Э-э-э, вы знаете, я хотела спросить... В сорок второй квартире кто живет?
  - А зачем вам?
  - Дело в том, что я хотела встретиться с Максимом, а он дверь не открывает, и бумажка какая-то приклеена... - Кики импровизировала на ходу. Тут же сложилась история о нехорошем парне, который бросил ее, Кики, пропал безо всяких объяснений, и теперь она жаждет найти его и посмотреть в его наглые, лживые глаза.
  Легенда, без сомнения бредовая, но другого способа разузнать что-нибудь об этом человеке не было. Друзья, враги, девушки, родители... Любая информация, лишь бы не плутать вот так в темных лабиринтах, не имея ни единой путеводной ниточки!
  - Конечно, не открывает. Максима тут уже второй год не видно. С прошлого августа.
  - Да вы что! - Кики ахнула, весьма натурально изобразив изумление. - Как не видно? А где же он?
  - Я тоже хотела бы знать, - хмыкнула девица и посторонилась. - Да вы зайдите, а то сквозняк, ребенка застудим. Так вы знаете Максима?
  Кики кивнула и начала нести всякую ересь про безумную влюбленность, и жестокое сердце Матвеева, и про то, что он уже много времени просто не отвечает на телефонные звонки. Девица слушала с неподдельным интересом - даже рот приоткрыла. В ее глазах промелькнуло сочувствие.
  - Понятно. Нет, девушка, ничем не могу помочь, Максим как в воду канул, полтора года никто его не видел. А вчера менты пришли, квартиру опечатали. Меня не было, я с ребенком в магазин ходила. Они соседскую бабку расспрашивали, фотографию показывали.
  - А что они ей сказали?
  - Ничего. Спросили только, что ей известно о хозяине квартиры. А нам давно уже ничего не известно.
  - Но как же так? Неужели человек пропал и никто не побеспокоился об этом? В розыск подавали?
  - А кому это нужно? - девушка махнула рукой. - Жил он один, ни с кем не общался, то из дома не выходил неделями, то вообще не появлялся несколько дней подряд. Очень надо за таким типом присматривать! Как будто мне своих проблем мало.
  И она с сомнением взглянула на Кики, словно говоря: а ты куда смотрела девочка, когда твой парень столько времени не объявлялся?
  - Значит, Максим жил один? - уточнила она.
  - Он был не женат. Какие-то девицы появлялись, но очень редко, да и не припомню, чтобы кого-то из них я видела больше одного раза. Так, случайные знакомые на одну ночь... Ой, ты уж прости...
  Она внезапно перешла на 'ты', и Кики решила, что так в самом деле будет лучше. Она судорожно думала, о чем бы еще расспросить нежданную свидетельницу.
  О том, что Матвеев где-то пропадал в течение полутора лет, она узнала, но эта информация ничего не стоила. По крайней мере, почти ничего не проясняла в запутанной мозаике тайн и загадок.
  - Расскажи мне о нем, - попросила Кики. - Мы мало общались, но я успела привязаться к нему. Он был такой... замечательный...
  В этом месте следовало пустить слезу, но актерский талант Кики так далеко не заходил. Максимум, на что хватило Кики, выдумать идиотскую историю и пытаться придерживаться этой легенды.
  - Замечательный? - девушка подняла бровь. - Э-э-э... Прости, как тебя зовут?
  - Карина, - ляпнула она первое пришедшее в голову имя. Инстинкт подсказал ей, что лучше не светиться, мало ли, куда заведет ее эта нелепая история.
  - А я Даша. Может, мы на кухню пройдем? Я смотрю, ты человек приличный.
  Убийственная логика! Если бы все воры выглядели как воры, а все убийцы как убийцы, милиция могла бы спокойно отдыхать.
  Да, убийцы... Стас, Жанна, неужели кто-то из вас?.. О черт, это невозможно, это было бы слишком несправедливо!
  Даша привела ее в крошечную аккуратную кухоньку, щелкнула кнопкой чайника и посадила ребенка на детский стульчик в углу, где он тут же деловито занялся погремушкой.
  - Сейчас чайку попьем. Печенье будешь?
  Не успела Кики поблагодарить и отказаться, как девушка уже выставила на стол печенье, золотистый мед в вазочке и разлила чай по огромным кружкам
  - Послушай, ты не обижайся, но не похожа ты на девушку Матвеева, - сказала Даша задумчиво разглядывая Кики.
  - Почему? - она похолодела. Конечно, легенда была дурацкой, но времени на подготовку совершенно не было. - Почему ты так решила?
  - Да это же очевидно. Матвеев был... Да ты сама должна знать, раз вы встречались. Он был плюгавеньким мужичком, брился раз в неделю, мылся еще реже. Да и внешность... Девиц приводил соответствующих. Продавщица из овощного. Дворничиха. А тут ты, такая красотка! Брючки, наверное, не с Черкизовского рынка?
  Даша наметанным глазом завзятой читательницы Космополитена оценила ее одежку, сумочку, скромное колечко из белого золота с бриллиантиками. Кики смущенно задвинула сумку ногой под стол. Вот бы знать, что надо одеться попроще! Может, распрощаться с молоденькой глазастой мамочкой и сделать ноги, пока не поздно?
  - Вот я и думаю, что ты в нем нашла? - продолжала Даша недоумевающе.
  - Сердцу не прикажешь, - наобум ляпнула Кики.
  Ну и дела! Не заметила Кики, что Матвеев был уродливым неряхой, хотя и видела его от силы несколько минут. Лицо на паспортной фотографии было очень даже симпатичным.
  - Где вы познакомились?
  - В клубе.
  - Где-е? - Даша привстала, пораженная в самое сердце. - В каком клубе?!
  - Да я уже не помню. А почему ты так удивлена?
  - Нет, мы, кажется, о разных людях говорим! Матвеев - и какой-то клуб? Да он в жизни не был в таких местах.
  - С чего ты взяла? - спросила Кики, решив вступиться за своего предполагаемого возлюбленного.
  - Ну я не глухая и не слепая. Если человек месяц подрабатывает грузчиком в овощном магазине, а второй месяц сидит дома и пьет в компании каких-то сомнительных девиц, значит по клубам он точно не ходит. Он и слова-то такого не знает, наверное!
  Вот так дела. Прокол за проколом. Но что поделать, если Кики действовала практически вслепую, не имея ни капли информации.
  Кто бы мог подумать, что такой приличный на вид Максим Матвеев, ее 'постоялец' на деле окажется грузчиком, закладывающим за воротник? Бред какой-то. Если конечно он не встал на путь исправления за то время, что его не видели соседи... К примеру, нашел работу, бросил пить, прикупил одежды и научился ежеутренне бриться.
  - Чего только не бывает на свете! - продолжала удивляться Даша. - В жизни не подумала бы, что Матвеев может подцепить приличную девушку.
  - Да, всякое бывает. Так значит, он совершенно один жил? Ни родных, ни семьи?
  - Кто его знает, - Даша махнула рукой. - Раньше он жил со своей матерью, потом, лет пять назад она померла, и Матвеев остался один. Ни жены, ни детей. Гулял где-то, не мужик, а сплошное разочарование.
  - Значит, никто и не пытался его разыскать? Может, с человеком что-то случилось?
  - А мы-то что можем сделать? Заявление от соседей даже не примут. Нигде толком не работал. Родни нет. Да ничего с ним не случится, нагуляется и придет. Может, у бабы какой-нибудь завис.
  Кики посидела еще немного, отчаянно пытаясь выудить у разговорчивой хозяйки хоть какую-нибудь полезную информацию. Но без толку. Разговор шел по накатанной колее, и скоро Кики поняла, что пора уходить. Ничего больше она здесь не узнает.
  Уже в прихожей, натягивая сапожки, она наобум спросила:
  - Даша, а фотографии Матвеева у тебя случайно нет?
  - Фотографии? Слушай, кажется, была старая фотка с моего дня рождения. А тебе зачем?
  - На память хочу взять, - Кики уже совершенно вжилась в образ брошенной любовницы и сделала грустные глаза. - Если ты не против.
  - Ой, да мне не жалко. Подожди минуту
  Она вынесла в прихожую коробку, порылась в ворохе фотографий, валяющихся в полном беспорядке, и очень быстро выудила маленький цветной снимок. Даша во дворе, в обнимку с двумя девчонками. За ними стоял молодой человек с удивленным лицом. Казалось, он шел мимо, а его чуть ли не силой заставили присоединиться и позировать вместе с девчонками.
  Кики пристально вгляделась в лицо парня. Странно, но на этой фотографии он выглядел немного иначе, чем на паспортной. Его лицо было каким-то простецким, глаза смотрели совершенно по-другому, да и вообще, он сильно изменился.
  Ей не пришлось долго вглядываться в снимок, чтобы понять: здесь изображен другой человек. Не тот, который был найден в ее квартире, хотя и очень на него похожий.
  - Даша, а у него не было братьев? - спросила Кики, пожирая глазами фотографию.
  - Нет, Макс говорил, что он - единственный ребенок в семье.
  Интересная складывалась ситуация. Похоже, что Матвеев на Дашином снимке и Матвеев, убитый ударом по черепу - разные люди. Вглядываясь в снимок и вспоминая показанный майором паспорт, она уверялась в этом все сильнее. И это было очень странно.
  Из Дашиной квартиры Кики вышла на негнущихся ногах, судорожно прижимая к груди фотографию. Она мало что понимала, но догадывалась, что ее личному расследованию суждено надолго застрять на мертвой точке. В голову не приходило на одной путной мысли, поскольку она, бедная Кикина голова, совершенно отказывалась понимать: сколько же на самом деле существует Максимов Матвеевых, один или все-таки два?..
  
  На работу она не поехала. Позвонила секретарю и попросила все важные звонки адресовать на ее мобильный: у нее несколько встреч в городе.
  Врать, конечно, нехорошо, но сидеть в офисе и изображать трудовое рвение - еще хуже, особенно когда голова занята совершенно другим.
  Вместо этого Кики отправилась домой. Машину она бросила возле подъезда - загонять в гараж было неохота. И на лестнице столкнулась нос к носу с той самой мадам Уваровой, соседкой, которая видела 'Кики' в вечер убийства.
  - Здравствуйте! - сказала она бодро и схватила соседку за рукав, чтобы та, не дай Бог, не убежала. Надо срочно выяснять все, что можно, о двойнике!
  - Здравствуйте, - испуганно сказала соседка.
  - Вы не очень спешите? Мне так нужно с вами поговорить...
  - Вообще-то я в магазин иду. А потом у меня много дел - сегодня приезжает двоюродный брат из Брянска...
  - Так давайте я вас до магазина подвезу. А потом обратно, с сумками. Хотите?
  Соседка задумалась. Кики ясно видела сомнения на ее невзрачном мышином личике: с одной стороны, тащить на себе полные сумки - невесело, с другой - об этой Кире уже весь дом судачит, кто ее знает, может она сама того мужика по голове и тюкнула...
  - Ну так что? - поторопила ее Кики.
  - Ладно, так и быть. Тогда заодно и в банк заедем, я за квартиру заплачу. А то пешком туда далековато...
  Вот ведь нахалка! За какой-то несчастный разговор теперь вози ее по городу, возмутилась Кики. Но делать было нечего - информация важнее. Тем более, никаких планов на остаток дня у нее все равно не было.
  Мадам Уварова уселась на переднее сиденье, на коленях пристроила сумку. Лицо у нее было кислое. Кики плюхнулась в кресло, повернула ключи в замке зажигания и потянулась было к пачке сигарет, лежащей на приборной панели, но поймала полный ужаса взгляд соседки... И отдернула руку, словно ее застукали за кражей презервативов из супермаркета.
  - Я не выношу табачный дым, - постно сообщила мадам Уварова. - У меня начинаются удушье и сильная головная боль.
  - Простите...
  - Ничего страшного, вы же не знали. Так о чем вы хотели со мной поговорить?
  - О том вечере, когда произошло убийство, - ответила Кики, ловко входя в крутой поворот.
  Мадам Уварова схватилась за сердце:
  - Это был настоящий кошмар! Я теперь боюсь вечерами выходить из квартиры!
  - Мне сказали, что в тот вечер мы с вами встретились на лестнице... И даже перекинулись парой слов.
  - Подожди, что значит - 'мне сказали'?! Вы разве этого не помните, Кира?
  - Не помню.
  Соседка сделала движение, словно собралась открыть дверцу и выскочить из машины на полном ходу. Кики слегка притормозила и незаметно нажала кнопку, блокирующую дверь. Кто ее знает, вдруг у нее нервы не в порядке, еще кинется под колеса, чего доброго!
  - У вас проблемы с памятью?
  Ее проблемы были связаны скорее с каким-то ловким, не стесняющимся в средствах человеком, но об этом мадам Уваровой знать вовсе не стоило.
  - С памятью у меня все в порядке. К сожалению, я не могу вас всего рассказать, потому что... Потому что с меня взяли подписку о неразглашении!
  Круглые глаза мадам Уваровой свидетельствовали о том, что незамысловатая ложь достигла цели. Она всплеснула руками и принялась послушно рассказывать.
  - Я вернулась с работы около половины восьмого. По дороге забежала в магазин, купила тортик - ко мне вечером должна была заехать племянница...
  Племянницу эту Кики помнила очень хорошо. Она приезжала к мадам Уваровой довольно часто, и однажды Стас помог обеим поднять на четвертый этаж коробку с чем-то тяжелым: то ли микроволновкой, то ли музыкальным центром. С тех пор и тетка, и племянница вообразили, что Стас неравнодушен к последней, и принялись всячески выказывать к нему расположение.
  Сначала Кики смешила эта ситуация, потом она начала злиться, а вскоре просто смирилась и перестала обращать внимание на эту самую племянницу, особенно после того, как Стас объявил, что чересчур упитанные несовершеннолетние девицы совсем не в его вкусе!
  - ...тортик и пакет сока. На лестнице я вас и увидела - вы шли чуть впереди и медленно поднимались.
  - Медленно? - обычно Кики чуть не бегала по лестницам - она вечно опаздывала, спешила куда-то, а потом это вошло в привычку.
  - Да, у вас в руках были вещи: большой чемодан, обитый тканью в клетку, а в другой руке черный кожаный портфельчик...
  Да, девушка, изображавшая Кики, просто обязана была подниматься медленно: чтобы все соседи, которые могли быть в тот момент в подъезде, смогли обратить на нее внимание.
  Интересно, почему она не опасалась, что ее могут узнать? Ведь логично было бы предположить, что Кики может быть близко знакома с кем-то из соседей, и обман может раскрыться!
  Главное, что 'двойник' смело заговорил с Уваровой, как будто совершенно точно зная, что они с Кики практически не общаются, и она может не обратить внимание на мелочи, способные ее выдать. Голос, к примеру. Или рост...
  Из всего дома Кики была близко знакома только с Жанной. Остальных соседей дай Бог, если знала в лицо - к примеру, фамилию мадам Уваровой она знала лишь потому, что та сама представилась, кокетливо улыбаясь Стасу, и представилась именно как 'мадам'. Помнится, они со Стасом потом неплохо повеселились, вспоминая этот эпизод...
  А Жанна из дома выходит крайне редко - обновить запасы кофе и сигарет. Так что шанс столкнуться с ней на лестнице - невелик.
  Значит, человек, который разрабатывал план - знал обо всем этом, иначе, риск разоблачения был очень велик!
  - Как я... то есть, эта девушка была одета? - для порядка спросила Кики, хотя знала ответ.
  - Кажется, на ней было такое же пальто, что и на вас сейчас. Я не уверена, но что-то светлое. Я не присматривалась, тем более, я была уверена, что это были вы.
  - А голос? Вы ничего странного не заметили?
  - Да, она говорила простуженно, сипло. Я еще удивилась, ведь голос был совсем не похож на твой... Девушка сказала, что вернулась из командировки, очень устала, и что в Калининграде мерзкая погода. Сильный снег, и внезапное похолодание. Кира, это ведь были не вы, верно?
  - Да, не я.
  - Меня кто-то обманул! Не подумайте, что я нарочно вас оклеветала...
  - Разумеется, я так не думаю, - рассеянно отозвалась Кики, занятая своими мыслями.
  До того, как они заехали в магазин, Кики задала еще несколько вопросов мадам Уваровой, но никакой новой информации не получила.
  Ситуация казалась все более запутанной. Вообще Кики ощущала себя как будто в центре гигантского темного лабиринта с запутанными ходами, ответвлениями, ложными указателями на стенах... И ни одной, самой маленькой зацепки, которая смогла бы пролить свет на происходящее!
  В супермаркете мадам Уварова бродила больше получаса. Кики никогда не любила долгих ожиданий: она выкурила несколько сигарет; устав сидеть в машине, прогуливалась по территории парковки.
  Кроме дедуктивных размышлений, ее донимали мысли о Стасе. Он так и не позвонил до сих пор, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Как видно, он считал себя смертельно обиженным, а потому выжидал, когда Кики сделает первый шаг к примирению.
  Она позвонила ему на работу сама - просто чтобы убедиться, что он в офисе. Голос у него был бодрый, энергичный, ни малейших последствий вчерашнего 'пикника'. Кики положила трубку, так ничего и не сказав.
  Когда мадам Уварова появилась, Кики настолько извелась от ожидания, что готова была плюнуть на все и уехать домой. Терпение никогда не входило в список ее сильных черт. Поэтому она с невероятной радостью погрузила пакеты с продуктами в багажник и на всех парах помчалась в сторону банка.
  Соседка всю дорогу пребывала в глубокой задумчивости: вид у нее был отрешенный. Она даже не заметила, когда несколько раз Кики проносилась в опасной близости от носа встречной машины, или лихо подрезала соседей по дороге. Казалось, мадам Уварова хочет что-то сказать, но не решается. Кики ждала-ждала, пока та созреет, но не дождалась и спросила сама, в лоб, хотя и весьма мягко:
  - Простите, мне кажется, вас что-то беспокоит.
  Вот будет весело, если соседка волнуется из-за возможной очереди в банке... Но та испустила тяжелый вздох и закивала.
  - Да, есть одна вещь, которую я никак не могу понять...
  - Что именно?
  - Во-первых, если не вас, то кого же я видела в вечер убийства? Вы можете не отвечать, разумеется, ведь вы дали слово майору...
  Кики слегка покраснела - лгать без причины она не любила.
  - ... но я-то думала, что вы приехали со Стасиком, в его машине. А теперь получается, что и его я не узнала?
  Теперь настала очередь Кики удивляться.
  - Не совсем поняла, что вы хотели сказать.
  - Так я же увидела из окна машину Стаса, и решила, что он встретил вас из командировки.
  - Машину Стаса?!
  - Ну да. Она такая приметная, с помятым бампером, и этим мышонком на переднем зеркале...
  Кики чуть было не выпустила руль от изумления. Казалось, все сговорились озадачивать ее убойной информацией: что ни час, то новые сюрпризы!
  А сюрприз-то не из приятных, мрачно констатировал внутренний голос.
  Кики решительно выкрутила руль, по диагонали ушла в крайний правый ряд, вызвав лавину недовольных гудков, и тормознула возле тротуара
  - Если можно, расскажите все подробно: где стояла машина, во сколько, и все в таком духе! - потребовала она.
  - Мы разве не едем в банк?
  - Едем, едем, но только после того, как вы мне все расскажете!
  - А что рассказывать? Я ждала племянницу, она немного опаздывала. Выглядывала в окно, вот и наткнулась взглядом на знакомую машину.
  - Где стояла машина?
  - Метрах в двадцати от подъезда, недалеко от мусорных бачков...
  - Там где сломанный фонарь?
  -Да, да, в том темном углу двора.
  - Как же вы заметили разбитую фару и мышонка на лобовом стекле? Ведь было уже темно.
  - По дороге кто-то проехал, я в свете фар заметила.
  - Вы уверены, что это был именно 'Опель' Стаса.
  - Марку я не знаю, я вообще в этом не разбираюсь, но зато у меня очень хорошая зрительная память, - с достоинством ответила мадам Уварова.
  - Приблизительно время можете сказать?
  - Племянница должна была приехать в восемь. А поскольку она никогда не опаздывает, я заволновалась минут через десять.
  - А почему вы ничего не рассказали об этом милиции?
  Мадам Уварова ярко покраснела и застенчиво сложила руки на коленях.
  - Я не посчитала это важным.
  - Но ведь вас просили вспомнить все, что показалось вам подозрительным?
  - Да, но Стаса я ни в чем плохом не подозреваю! - с вызовом ответила она.
  Все ясно. Ради большой и чистой любви несовершеннолетней племянницы мадам Уварова готова была даже пойти на лжесвидетельство.
  Остаток поездки Кики действовала почти на автопилоте. В голове напуганной птицей билась единственная мысль: в вечер убийства Стас был где-то поблизости от ее дома. Что он там делал? Что?
  
  Глава 9
  
  Остаток дня она упорно пыталась дозвониться до Стаса - но безуспешно. Он не брал трубку. В офисе ей сказали, что Станислав Валерьевич уехал на встречу с клиентом в район Сокола. Мобильник был отключен. Вечером Кики стала звонить на домашний телефон, но Стас или не брал трубку, или его попросту не было дома.
  Кики не знала, что делать. Она слонялась по дому, беспрестанно курила и литрами вливала в себя крепкий, как деготь, кофе.
  В мыслях творился полный сумбур, и она уже потеряла надежду привести их в порядок. Ключи... Жанна... двойник в рыжем парике... Стас... фотография Матвеева... на которой изображен вовсе не тот Матвеев...
  Секундочку! Что, если с Матвеевым она ошиблась? Вполне возможно, что тот Матвеев, которого убили, прописан где-то в другом месте, а на Кавказском бульваре живет его однофамилец? Полный тезка?
  Что с того, что программа выдала только один адрес? Возможно, квартира убитого Матвеева была зарегистрирована на какую-нибудь двоюродную бабку...
  Кики подвинула к себе телефон и решительно набрала номер Раменского, сверяясь с бумажкой. Трубку долго не брали, и она уже подумала, что ей на сегодня капитально не везет, как вдруг послышался знакомый, страшно усталый голос.
  - Добрый вечер, Всеволод Андреевич. Вкалываете сверхурочно?
  - Госпожа Арсеньева, рад слышать, - произнес Раменский гораздо более живо.
  - О, вы меня узнали? Можно задать вам один вопрос?
  - Слушаю вас.
  - Вы не могли бы сказать мне адрес Матвеева?
  - Кира Сергеевна, вам скучно? Нечем заняться? Зачем вам его адрес?
  - Хочу съездить в гости, - ответила она раздраженно.
  - Делать вам нечего, - фамильярно буркнул майор.
  - Можно сказать и так. Я не прошу вас раскрывать тайну следствия, просто ответьте: да или нет.
  И она продиктовала Раменскому адрес, по которому ездила сегодня. Наступившая в трубке тишина подсказала Кики, что она не ошиблась.
  - Ну так что? Я права?
  - Откуда вы узнали адрес?
  - Нашла в Интернете. Так значит, я права? Очень хорошо, спасибо за помощь.
  И она повесила трубку, прежде чем Раменский успел произнести хоть слово. Через секунду телефон зазвонил. Наверняка это он, жаждет вправить ей мозги. Пусть звонит - когда-нибудь ему это надоест.
  Кики проигнорировала телефон и ушла в кухню - надо было подкрепиться. А то из зеркала на нее вот уже несколько дней смотрит уставшая девушка, с темными полукружьями около глаз и впалыми щеками.
  Пока она готовила бутерброды, телефон умолк. Вот и хорошо - общаться с Раменским у Кики не было желания. Слишком много сомнений было у нее насчет всей этой истории.
  С бутербродом в одной руке и чашкой кофе в другой Кики уселась на высокий табурет за стойкой и принялась меланхолично размышлять. Никакой стройной системы в этих мыслях не было - она просто перебирала в голове все произошедшие события.
  И вдруг... Ее осенило и, с чашкой кофе в руке Кики выбежала в прихожую.
  Черт, и как она не подумала об этом раньше! Она распахнула шкаф и внимательно изучила полки. Статуэтка, послужившая орудием убийства, хранилась в глубине шкафа, погребенная под грудой разного хлама. Казалось невероятным, что преступник мог случайно наткнуться на нее: для этого нужно быть либо телепатом, либо...
  Либо знать, где она лежит, и что она вообще существует!
  Если убийца готовился заранее, было бы логичней принести орудие убийства с собой, а не полагаться на судьбу. Но он воспользовался Кикиной статуэткой, да еще и так виртуозно вычислил, где она находится...
  Этот кусочек и был недостающим в головоломке. Стоило поставить его на свое место, как картинка обрела цельность и законченность.
  Убийца хорошо ориентировался в доме. Знал, во сколько Кики прилетает из Калининграда. Знал, как она будет одета, какого цвета ее чемодан.. Имел ключи от ее квартиры, знал о том, что она практически не общается с соседями. Он знал о ней практически все. Он бывал у нее в доме...
  На этой мысли Кики выпала в осадок. Схватила сигареты, трясущейся рукой поднесла зажигалку, но прикурить не смогла.
  Она никогда не приглашала в дом посторонних людей, соседей, коллег по работе, сокурсников... Только самые близкие друзья заходили к ней - и больше никто. Некоторым это могло показаться угрюмостью или негостеприимностью, но Кики просто физически не переносила больших скоплений людей в доме. Ей становилось плохо, начинала болеть голова... Да и вообще она предпочитала уединение и молчаливую сосредоточенность - наверное, ей следовало бы родиться кошкой...
  Ее родители вот уже три года в Великобритании. Остаются только - она загнула пальцы - четверо человек. Четверо близких людей.
  Стас. Жанна. Лиза. И Вадим - не слишком близкий, но как муж любимой подруги, тоже имевший доступ в ее квартиру.
  И больше никого.
  Получается, что только кто-то из четверых мог придумать этот план и осуществить его. Один из друзей оказался предателем!
  Снова зазвонил телефон - Кики не отреагировала.
  Стас? Жанна? Кто-то из них?
  От осознания того, что один из близких людей мог убить человека, а потом заметать следы, подстраивать, чтобы подозрение в убийстве пало именно на нее, Кики замутило. Руки затряслись, и кофе широко плеснулся на стол.
  Попытайся успокоиться и рассуждать здраво, высунулся внутренний голос. Совет был глуп. Кики запустила стаканом в стену, брызнули осколки, и внутренний голос умолк.
  Она все-таки выкурила сигарету, мелкими глотками выпила кофе - соленый от слез. На душе было черным-черно, словно там бушевал опустошающий огонь.
  'Пепелище, - подумала Кики отстраненно, словно речь шла о незнакомом человеке. Я осталась на пепелище. Как мне быть дальше?'
  Воображение упорно подсовывало ей картинки - одна страшней другой, но у Кики не было сил бороться с ним. Она вяло и равнодушно сидела в кухне, безостановочно курила, а в голове не осталось ни одной мысли.
  Если бы сейчас ее увидел кто-то из друзей, они не узнали бы свою Кики: вечно рассеянную, безалаберную, временами - сильную и даже жесткую, а иногда - женственную и очаровательно-слабую.
  Прежней Кики уже не было. И вряд ли она когда-нибудь вернется.
  
  В двенадцать ночи она поняла, что уснуть ей сегодня не удастся. В тихой пустой квартире было жутковато, а еще Кики некстати вспомнила, что так и не поменяла замки.
  Впрочем, никакие замки убийце не помеха. Если он - или она - зайдет в гости, ничто не помешает ему (или ей) ударить Кики по голове так же, как ударили Матвеева.
  Телефон был отключен, за окнами беззвучно летел снег, пачка сигарет давно опустела. Мерно тикали настенные часы, отсчитывая секунды. Одна, вторая, третья...
  Больше всего на свете Кира Арсеньева не любила страдать - и бездействовать. Может быть кому-то нравится сидеть в одиночестве и жалеть себя, но Кики была не из таких. Она чувствовала, что за одну лишь бессонную ночь, проведенную наедине с тяжелыми мыслями, можно сдвинуться с катушек - а такая перспектива ее не радовала.
  Поэтому она открыла шкаф, выбрала самый стильный свитерок, джинсы со стразами, сапожки на высоченной шпильке. Умылась, накрасилась, стянула волосы в высокий хвост, отчего лицо стало утонченным и выразительным.
  Она решила поехать в клуб: там люди, там веселье и драйв, там она хотя бы не будет одна.
  ...На входе ее поприветствовал знакомый охранник. Кики ослепительно улыбнулась, отдала гардеробщику пальто и устремилась в зал, откуда рвалась энергичная латинская музыка.
  Свободны были почти все столики - в понедельник народу в клубе было не так много. Кики выбрала самый уютный уголок. Не глядя в меню, продиктовала заказ подоспевшей официантке: ребрышки, большую порцию салата, картофель в сливочном соусе. Гулять так гулять. Официантка с сомнением оглядела хилую Кики, словно недоумевая, как в такую тощую девушку можно запихнуть прорву еды!
  - У нас большие порции, - уточнила она.
  - Я прекрасно знаю, какие у вас порции! - рявкнула Кики. - Прошу вас, поскорее, я очень голодна!
  Самое то, детка, на часах почти час ночи, а ты устраиваешь пиршества, вмешался внутренний голос.
  Умолкни, приказала ему Кики и устремила взгляд на сцену.
  Сегодня выступала малоизвестная, но жутко талантливая группа - они специализировались на латиноамериканской музыке. Жгучие ритмы, стук кастаньет, сильный голос солистки - как раз то, что нужно, чтобы забыть о неприятностях, хотя бы на время.
  Вспомнив, что у нее кончились сигареты, Кики купила в баре сразу две пачки и вернулась за столик. Вскоре ей принесли заказ, и Кики с удовольствием принялась за еду.
  Утолив первый голод, она выкурила сигарету, послушала музыку и переместилась за стойку бара. Симпатичный бармен, совсем еще мальчишка, налил ей мартини, украсив бокал оливкой. Черт с ней, с машиной, она вернется домой на такси, а 'Форд' заберет после работы.
  Мартини неожиданно быстро ударил в голову, краски поплыли, звуки стали искаженными, словно доносились через вату. Какой-то парень взгромоздился на высокий табурет совсем рядом с ней, попытался заговорить, но Кики отмахнулась от него сумочкой.
  Она подышала. Дурацкое состояние - на грани обморока - прошло, и Кики осторожно глотнула из бокала маслянистый напиток.
  Девушка на сцене виртуозно пела по-испански, народ зажигал во всю мощь, но настроения Кики это не подняло. Даже плотный ужин не доставил никакой радости. Она медленно прихлебывала мартини и невидяще таращилась на пепельницу, словно это было Бог весть какое необыкновенное зрелище.
  Но мысли об убийстве, и все связанные с ним неприятности упорно не хотели покидать измученную Кики. Думать об этом в клубе, заполненном разгоряченными людьми, было как-то дико еще и потому, что Кики начинала чувствовать свою ущербность. Народ развлекается, а она должна сидеть и соображать: кто из ее друзей - убийца!
  Она просидела в клубе до шести утра - пока народу не осталось совсем. Забившись в уголок, она потягивала зеленый чай - одного бокала мартини ей хватило за глаза. Под утро на нее напал очередной приступ страшного голода, но повара давно ушли домой. Пришлось выпрашивать у официанток хотя бы завалящий бутерброд с сыром.
  В шесть клуб закрылся, и Кики вежливо предложили покинуть зал. Она чувствовала себя вполне трезвой, поэтому, плюнув на возможные последствия, поехала домой на собственной машине.
  Пожалуй, идея с клубом была не из удачных. После бессонной ночи голова походила на чугунный горшок: пустая, гулкая и страшно тяжелая.
  Дома ее ждал сюрприз: на автоответчике был звонок от Стаса.
  - Кики, где ты? С тобой все в порядке? Позвони мне, когда вернешься... Я волнуюсь, у тебя отключен мобильный...
  - Это означает, что я сплю, - объяснила Кики автоответчику и завалилась в кровать. Перезванивать Стасу не было ни сил, ни желания.
  
  Рабочий день тянулся словно жвачка, и конца ему не предвиделось. Утром состоялось какое-то нудное совещание, на котором Кики чуть не заснула. Она изо всех сил таращила глаза и даже стала предметом повышенного внимания коллег.
  - Кира, что это с вами? - участливо поинтересовался начальник отдела, поймав ее в коридоре. - Вы плохо себя чувствуете?
  - После командировки никак не приду в себя, - сказала Кики чистую правду.
  - Вам надо больше отдыхать, - резюмировал шеф, но в ответ на попытку Кики выпросить у него отгул, сделал страшные глаза. - Вообще-то заказчики по торговому центру хотели бы видеть проект. А у вас еще конь не валялся!
  Кики честно попыталась было взяться за работу, но глаза невидяще смотрели на монитор, а память в это время услужливо выталкивала на поверхность воспоминания.
  До сих пор она отгоняла прочь все сомнения в верности друзей, боролась с собственными догадками, но дольше смотреть на мир сквозь розовые очки было бы просто неразумно.
  Надо взглянуть правде в глаза, сказала себе Кики, какой бы горькой она не была.
  А правда в том, что теперь она не может доверять ни одному из близких ей людей. Фактически, она осталась совсем одна: родители далеко, да они и не были особенно близки с дочерью, даже в детстве. Помочь ей некому.
  Еще вчера Кики без сомнения кинулась бы к Стасу, даже после их ссоры... Но его присутствие возле дома в вечер убийства все меняло коренным образом.
  Он мог быть убийцей, и тогда...
  Нет, думать об этом было решительно невозможно!
  В который раз за день Кики отправилась к кофе-машине, как паломник к святой земле. Ее беспокоила история с раздвоившимся в пространстве Максимом Матвеевым, и думать об этом без чашки крепкого кофе было сложно.
  Что мы имеем? Существует человек по имени Максим Матвеев, который не появляется дома уже полтора года. Существует Максим Матвеев номер два, который прописан по тому же адресу. Но это два разных человека, совершенно точно!
  Человек из ее квартиры при жизни был красавчиком и, наверняка - покорителем женских сердец. Мужественные, классические черты лица, сильная фигура... От отсутствия женского внимания он определенно не страдал!
  В то время как Матвеев с Дашиной фотографии - оказался чуть ли не деревенским трактористом, судя по внешности. Ничего общего!
  Придвинув к себе чистый лист бумаги, Кики принялась быстро черкать заметки. На бумаге собственные мысли казались упорядоченными и вполне логичными.
  'Версия 1. Матвеев сделал пластическую операцию
  Версия 2. Какая-то путаница с однофамильцами.
  Версия 3. Кто-то из них жил под чужой фамилией.
  Версия 4. Они близнецы, но об этом никто не знает'.
  На этом идеи иссякли. Критически взглянув на записи, Кики пришла к выводу, что все версии выглядят не слишком... убедительно. Путаница с однофамильцами исключалась, потому как Раменский подтвердил адрес: Кавказский бульвар, дом, квартира... А вот фальшивые документы - вполне реально, вот только Кики никак не могла придумать, кто из Матвеевых жил по чужим документам.
  История с убийством становилась все более запутанной, стремительно обрастала новыми тайнами и загадками, словно снежный ком, катящийся с горы. Во всем этом беспорядке сам черт ногу сломит. А ей, Кики, вдобавок даже не с кем посоветоваться
  Страхи и мучительные подозрения вновь накрыли ее с головой. Один из лучших друзей - оказался предателем. Эта изощренная инсценировка была явно спланирована заранее, а значит, дело может оказаться серьезней, чем кажется...
  Но ничего, она и сама справится. Кики в задумчивости потянулась к сигаретам, закурила, и только потом сообразила, что нарушает строжайший запрет шефа на курение в офисе. Ну и черт с ним, с шефом! Она распахнула окно - ветер тут же бросил ей в лицо пригоршню снега - и проветрила кабинет.
  После получаса раздумий в голову пришла идея. Кики едва удержалась от радостного восклицания, придвинула к себе клавиатуру, забарабанила по клавишам. Вскоре электронное письмо для Серафимы, давней еще со школьных времен подруги, улетело в просторы всемирной паутины. Теперь остается надеяться, что Серафима не задержится с ответом.
  
  До самого вечера Кики нервно поглядывала на мобильный телефон, но тот упрямо молчал. В шесть она выбралась из-за стола и засобиралась домой. Сидеть в офисе уже не было сил.
  По дороге домой, застряв в длиннейшей, как хвост удава, пробке, Кики думала о Стасе. Мысли о нем крутились на краю подсознания, и отгонять их было бесполезно.
  То, что его машина стояла возле дома в вечер убийства, не может быть простым совпадением. Или все-таки может? Кики смущало странное время, в которое мадам Уварова видела машину - спустя примерно полчаса после того, как было совершено убийство.
  Зачем бы Стасу светиться возле дома? Разумней было бы уехать как можно скорее, чтоб не дай Бог не нарваться на глазастых, чересчур наблюдательных соседей...
  Что это может значить?
  Ничего дельного в голову не приходило. Кики на автомате доехала до дома, загнала машинку в гараж и двинулась к подъезду, еле передвигая ноги.
  В квартире она скинула одежду, разбросав ее по углам, приняла душ, а потом улеглась на диван с телефонной трубкой.
  Кики заказала кучу еды в близлежащем китайском ресторанчике, потому что готовить ужин совершенно не хотелось. В одинокой жизни есть свои плюсы: можно не стоять у плиты, а обойтись пиццей или бутербродиком.
  По телевизору не показывали ничего стоящего: унылые дикторши рассказывали о всяческих катастрофах, шли бесконечные бразильские сериалы или тупые подростковые комедии. Поэтому Кики сунула ноги в тапочки и уселась за компьютер.
  Она надеялась, что, может быть, ей ответит Серафима, но письма в ящике не было. Точнее, новых писем пришло несколько - сплошь спам и дурацкие рассылки.
  На всякий случай Кики проверила телефон - вдруг кончились деньги, а она и не подозревает? Но на счету было еще девять долларов, телефон был в порядке.
  
  ...Письмо от Серафимы пришло поздним вечером, когда Кики вяло таращилась в телевизор и жевала холодное мясо в кисло-сладком соусе. Компьютер издал мелодичный звук, и она, выронив вилку, подскочила к монитору.
  'С тебя поход в кофейню - мне пришлось изрядно потрудиться. Никакой пластической операции у товарища не было, иначе это было бы отражено в уголовном деле. Целую!'
  А вслед за письмом объявилась и сама Серафима - точнее, ее голос в телефонной трубке.
  - Ну что, получила?
  - Да, спасибо. Отметь в своем ежедневнике - в субботу идем в 'Шоколадницу'!
  - Какое там, у меня расписание составлено на три месяца вперед! - отозвалась с тяжелым вздохом Серафима.
  С Кики они встречались крайне редко, приблизительно один-два раза в год: на вечеринках у старых друзей, встречах одноклассников... Серафима была журналисткой - трудилась в крупной газете, в отделе криминальной хроники. Ее связи на этой ниве были чрезвычайно обширными: казалось, она знала в лицо всех оперативников с Петровки, 38, а также добрую половину сотрудников московских управлений внутренних дел.
  - Придется записываться к тебе на прием заранее.
  - Брось свои шуточки, - надулась Серафима. - Я не виновата, что у меня такая бурная личная жизнь. Давай лучше о твоем покойнике...
  - Он вовсе не мой.
  - Один черт! Я договорилась со своим знакомым, который знает одного парня из окружного управления. А тот как раз имеет отношения к розыскным мероприятиям...
  - Как у вас все сложно!
  - Еще бы, это тебе не картинки рисовать, - вставила ехидная Серафима. - В общем, им удалось добраться до майора, ведущего уголовное дело и выяснить, что ни о какой пластической операции речи не было.
  - Тебе не пришлось... ну, в общем, потратиться?
  - Пара бутылок водки, но это не в счет. Я у них в друзьях числюсь, поэтому мне помогли практически безвозмездно.
  - Я тебе буду по гроб жизни благодарна!
  - Еще чего не хватало! Ладно, извини, мне еще статью писать. Не пропадай!
  И она бросила трубку, чтобы исчезнуть из жизни Кики на очередные восемь-десять месяцев.
  Итак, благодаря Серафиме, она выяснила, что хотела: никакой пластической операции Матвеев не делал, а это значит...
  Это значит, что первая версия летит к черту. Матвеев номер один и Матвеев номер два - совершенно разные люди. Вот только они почему-то оказались связаны одной фамилией, адресом и датой рождения.
  Сигарета помогла ей упорядочить мысли, правда, понятней ситуация не стала.
  Факты говорят следующее: Максим Матвеев, которого знают соседи по дому, исчез в августе, полтора года назад. До этого он вел беспорядочный образ жизни, мало работал, много пил, в общем, был не вполне адекватным человеком. В течение этого времени никто о нем ничего не слышал, и вдруг объявляется некий человек, которого тоже зовут Максим Матвеев. Здесь явно попахивало каким-то криминалом, по меньшей мере, махинациями с документами.
  Именно то, что тот, вечно пьющий Матвеев не подавал о себе весточек, больше всего настораживало Кики
  Здесь явно было что-то не так, и Кики преисполнилась решимостью это выяснить.
  Для начала она вошла в Интернет, открыла пару новостных сайтов и несколько архивов криминальных новостей крупных ежедневных газет. Перешла по ссылкам на новости того лета. Она еще не совсем понимала, что именно ищет, но интуитивно чувствовала: в загадочном исчезновении пьянчуги Матвеева кроется что-то важное.
  Даша говорила, что Максима никто не видел с августа две тысячи третьего года. Эту дату Кики и решила взять за отправную точку своих поисков. В течение часа она добросовестно вчитывалась в криминальные хроники Москвы за тот август. Убийства, кражи, разбойные нападения, поджоги, побеги из тюрем... К концу часа у нее волосы стояли дыбом от количества леденящих душу подробностей. Черт возьми, сколько же ужасов происходит в ее родном городе!
  Следовало выработать какую-то тактику: тупо читать все подряд новости не имело никакого смысла.
  Она сварила кофе, и с чашкой в руке снова уселась за компьютер. Пожалуй, стоит немного расширить временной отрезок, скажем, с августа до конца года, и просматривать лишь новости об убийствах, пожарах, несчастных случаях.
  Часы показывали уже полночь, но спать Кики не хотелось. Ее обуял азарт сыщика, хотя чтение хроник было не самым приятным занятием. Она лишь бегло проглядывала сообщения, где жертвами или пострадавшими были женщины, дети, а также старики, и гораздо более внимательно - если упоминались мужчины.
  
  В два часа ночи пепельница была переполнена окурками, а на кофе Кики даже смотреть не могла. Она не нашла ничего, что могло бы пролить свет на странное исчезновение Максима Матвеева. Ей уже начинало казаться, что эта затея была неудачной: в самом деле, искать неизвестно что, неизвестно зачем, слушая лишь собственную интуицию... Безнадежно!
  Сдаваться Кики не собиралась, но ее пыл заметно поугас. Дважды прочитав сводки новостей, она взялась за них в третий раз, исключительно для очистки совести.
  Да, сыщик из нее никудышный!
  Она уже собиралась честно признаться себе самой в поражении и выключить компьютер - спать осталось всего шесть часов... Болели глаза, болела спина, и хотелось бросить все к чертовой матери, как вдруг одна из заметок чем-то привлекла ее внимание.
   'Двенадцатого августа в Подольском районе Московской области полностью сгорел автомобиль 'Жигули', двигавшийся по проселочной дороге. Жители близлежащего поселка увидели столб дыма в окрестных лесах и вызвали пожарных. Те и обнаружили обгорелый остов машины. Водитель не сумел выбраться из машины, и погиб на месте. Как выяснило следствие, из-за плохого состояния дороги был поврежден бензобак, в нем обнаружили трещину, вызванную от удара о камень. На дороге обнаружены следы топлива, которое вытекал через пробоину. По всей видимости, бензин попал на раскаленную трубу глушителя, отчего и произошло возгорание, а затем и взрыв.
  Личность водителя 'Жигулей' установлена, это Павел Евгеньевич Холод, двадцати девяти лет, проживающий в Москве на Пролетарском проспекте. Родственники погибшего опознали его по кольцу-печатке, золотому крестику и по остаткам одежды.
  Следственные органы Московской области уверены, что речь идет о несчастном случае'.
  Кики прочитала статью дважды, пытаясь понять, за что же зацепился взгляд. Вроде бы ничего особенного, и все же что-то ее смущало. Павел Холод, москвич, проживал на Пролетарском проспекте...
  Но постойте, это же рядом с Кавказским бульваром, где был прописан таинственно исчезнувший пьянчужка. Кики лихорадочно открыла в компьютере карту Москвы и кликнула на нужное место.
  Две улицы пересекались, совсем недалеко от дома Матвеева.
  В крошечной заметке о сгоревшей машине была ссылка на фотографии. Кики открыла их в сильном волнении. Кажется, она что-то нащупала.
  Было всего два снимка: на первом вид проселочной дорожки, обгоревшая машина и суетящиеся вокруг нее люди. А на втором... Кики бессильно откинулась на спинку кресла.
  Со второй фотографии на нее в упор смотрел симпатичный мужчина с твердо очерченными губами и жестким выражением глаз. 'Погибший в результате пожара - П. Е. Холод', гласила подпись под снимком.
  Это был тот самый человек, которому пробили голову статуэткой четыре дня назад.
  
  Глава 10.
  
  Утро началось суматошно: Кики снова проспала. Кажется, хронический недосып скоро приведет к тому, что она и вовсе не будет появляться на работе.
  Одной рукой она чистила зубы, другой пыталась пригладить рыжие растрепанные волосы, когда зазвонил телефон. С зубной щеткой во рту Кики подбежала к телефону, схватила трубку, но на том конце провода молчали.
  - Тьфу на вас, - раздраженно сказала Кики и швырнула трубку.
  Опоздания на работу редко прощались, и даже уважительная причина не была достойным оправданием. Могли и оштрафовать. Впрочем, кофе выпить все-таки надо. Она поставила на плиту турку, насыпала две ложки с горкой, и принялась ждать. На кухонной стойке лежали распечатанные в принтере листы с фотографиями и заметкой о пожаре. Кики покосилась на фото, словно сомневаясь, а не подводят ли ее глаза?
  Но глаза не подводили: на снимке под фамилией Холода был портрет Максима Матвеева, то есть, того человека, которого она обнаружила у себя коридоре. Кики не знала, радоваться ей этой находке, или пока рано, ведь к разгадке она не приблизилась ни на шаг!
  Напротив, все запуталось еще больше.
  Получалось, что господин Холод умер аж целых два раза: полтора года назад сгорел в машине, а в эту пятницу - кто-то ударил его по затылку. И это Кики крайне не нравилось!
  Не вампир же он, в самом деле, этот парень?!
  Когда в турке бурно поднялась пенка, в дверь вдруг позвонили.
  - Здрасьте, кого это несет в такую рань? - проворчала Кики, посмотрев в 'глазок'. В мутном стеклышке маячила одинокая мужская фигура.
  Черт, кто это?
  Она вдруг испугалась, да так, что похолодело в затылке, и озноб пробежал по телу. Внезапно севшим голосом она спросила:
  - Кто там?
  - Кики, открывай, это я!
  Стас. Она с облегчением перевела дух, загремела замками, и уже Стас быстро шагнул в открытую дверь, когда внутренний голос запоздало сказал: стоп, а если действительно Стас совершил убийство?..
  Сердце екнуло и медленно стекло куда-то вниз, но было уже поздно. Стас вошел в квартиру и протянул Кики букетик подмороженных тюльпанов.
  - Привет, это тебе.
  Она не смогла ничего сказать, только глупо кивнула и поспешила ретироваться в кухню. Кофе был еще горячим, и Кики жадно глотнула из чашки - ей требовалось прийти в себя.
  Нет, это никуда не годится - трястись при виде собственного парня!
  Букетик перекочевал в вазу, Кики долго делала вид, что не знает, как получше разместить ее на кухонном столе.
  - Тебе нравится? - Стас подошел сзади, обнял ее за плечи. Кики чувствовала, как напряжены его руки, словно он держал в объятьях бомбу с часовым механизмом.
  - Что - нравится?
  - Цветы, конечно!
  - Ах, да, конечно, - Кики метнула взгляд в сторону бледненьких печальных тюльпанов.
  - Я подумал... ну в общем... Не сердись на меня, я не хотел тебя обидеть.
  Сказать ей было нечего. Точнее, на языке крутилось несколько фразочек, одна другой ядовитее, но сейчас Кики не могла выговорить ни слова. Все, что она сказала бы, звучало фальшиво и натянуто.
  Нет, нельзя дать понять, что она что-то подозревает. Пусть все будет как всегда. Иначе - черт знает, что может произойти...
  Огромного усилия воли ей стоило спокойно высвободиться из его рук, щелкнуть по носу и широко улыбнуться.
  - Да, я сержусь! - сказала Кики и прибавила в голосе кокетливых ноток, а во взгляде - шутливых искорок.
  Да, хорошо, пусть это будет как бы не всерьез, одобрил внутренний голос.
  - Ну прости меня, солнышко, - поняв, что Кики сердится 'понарошку', Стас мог теперь нести какую угодно чушь. - Я был немного не в себе, выпил, и потом, позвонили с работы, там куча неприятностей...
  - Это еще не повод кричать на меня, Стас, - сказала она мягко.
  - Обещаю, этого больше не повторится.
  - Ну ладно, шут с тобой! Смотри, еще раз провинишься - я тебя оштрафую. На норковую шубу и отпуск на Лазурном берегу, понял?
  - Понял, шеф! - Стас откозырял, схватил ее в охапку и потащил в комнату, к огромной кровати, в которой Кики провела сегодня бессонную ночь.
  Она приготовилась было возмущаться и сопротивляться, как вдруг где-то затрезвонил Стасов мобильник. С неимоверным облегчением Кики отскочила в сторонку и потрясла перед его носом рукой с часами.
  - Ты с ума сошел, я уже на работу опоздала!
  - Да и черт с ней! - сказал Стас весело.
  - Возьми трубку, тебя наверное, в офисе уже потеряли!
  Скроив разочарованную физиономию, Стас отправился на поиски телефона, который трезвонил неизвестно где, а Кики пыталась прийти в себя.
  Кажется, наступает новый этап в их отношениях: теперь Кики будет шарахаться от каждого его жеста, от каждого поцелуя. Честно сказать, ей были неприятны объятия Стаса, и его решительные... приставания. Может быть, она круглая дура, и это не кажется таким уж невероятным, учитывая, как долго она терпит этого парня... Но сейчас ей все время мерещится занесенная над головой Матвеева, вернее, Павла Холода, статуэтка, которую держит тренированная рука Стаса. И это напрочь убивает все теплые, нежные и еще Бог знает какие чувства.
  Стас тем временем нашел телефон, который валялся на полочке в прихожей, вместе с ключами от машины и очками. Он ответил - и лицо его в мгновение ока переменило выражение.
  Он напрягся, отчетливо проступили скулы, глаза в один миг стали почти прозрачными... Кики наблюдала это превращение, закаменев от страха. Таким она Стаса никогда не видела, если не считать того неприятного инцидента на даче. Но тогда она не обратила внимания на разительные перемены, а вот теперь...
  - Привет. Ты уже на работе? А я... У меня дела в городе, так что в офисе появлюсь попозже... Нет, я сейчас не могу говорить. Почему? Потому что, какая разница? Послушай, это ты мне грубишь!..
  В этот момент он перехватил Кикин взгляд, отвернулся - и сделал ужасную вещь. Вошел в ванную комнату, захлопнул дверь и пустил в раковину воду.
  Целую вечность Кики стояла в прихожей и с отвратительно глупым видом таращилась на дверь, за которой шумела вода. Разумеется, голоса не было слышно.
  Ее вдруг захлестнул гнев - стремительно подступил к горлу, и Кики явственно ощущала его внутри, как нечто осязаемое. Вот сейчас - она распахнет дверь, выхватит из рук телефон и потребует объяснений, от начала до конца. Что он делал здесь в вечер убийства, почему не встретил ее в аэропорту, за каким чертом ему требуется разводить секретность вокруг телефонных звонков?..
  Постой, шепнул внутренний голос. Держи себя в руках. Статуэтки уже нет, но в доме кроме нее полно тяжелых предметов. А ты не знаешь наверняка, что Стас непричастен. Скорее, наоборот...
  И она отступила. Ярость медленно колыхалась внутри черным и душным облаком, готовая в любой момент выплеснуться наружу. Кики удерживала ярость внутри, как сдерживают под уздцы распаленных лошадей.
  Медленно, очень медленно она ушла в комнату, заперла дверь и принялась одеваться. Из зеркала на нее смотрела настоящая фурия: зеленые глаза побелели от гнева, губа закушена почти до крови - чтобы не сорвалось лишнее слово...
  Кики нацепила первое, что подвернулось под руку, зато тщательней обычного надушилась - 'Cool water' - именно то, что нужно. Ледяной свежий запах помог ей прийти в себя: точно глотнула из окошка морозного воздуха.
  Когда она вышла, Стас подпирал стенку в прихожей и внимательно рассматривал носы своих ботинок.
  - Мне пора на работу, - сказала Кики ровно.
  - Да, мне тоже надо ехать, сегодня дел невпроворот.
  - Вот и отлично.
  В напряженном молчании они вышли на улицу, распрощались без особой теплоты и разъехались в разные стороны.
  
  
  Свинья, сказала бы на это Лиза. Она любила смачные словечки гораздо больше, чем это предписывали правила хорошего тона. Свинячий помет! Собака, вот что сказала бы она, если бы Кики поддалась искушению и рассказала ей о сегодняшнем Стасе: незнакомом и чужом.
  Но делиться впечатлениями Кики не стала. Она приказала себе помалкивать, загнать чувства подальше и целый день вкалывала, как проклятая, пытаясь отвлечься, забыться, заглушить боль работой.
  Лиза, встречаясь с ней в курилке или в буфете, пыталась выпытать, что происходит с подругой. Она так настойчиво расспрашивала ее, что Кики не выдержала и сбежала к себе в кабинет, запершись изнутри на ключ, что категорически запрещало руководство компании.
  Плевать на руководство!
  Она встала из-за стола не в шесть, как обычно, а ближе к половине девятого. Домой ехать не хотелось - стоило только представить одинокий ужин под вечное трещание ви-джеев с MTV и в компании полных отчаяния мыслей... Лучше уж заночевать на работе!
  Но, разумеется, до таких глупостей Кики еще не докатилась. Она решила заехать в какой-нибудь симпатичный ресторанчик, поужинать там, а дома сразу лечь спать, чтобы не думать ни о расследованиях, ни о странном поведении Стаса, ни о том, что кто-то из друзей причастен к убийству...
  Возле вращающихся стеклянных дверей ее кто-то ухватил за рукав, и Кики вздрогнула от неожиданности. Лиза! В ее взгляде читалась мрачная решимость устроить допрос с пристрастием. Немедленно! Не сходя с места!
  - Что ты тут делаешь? - спросила Кики, пытаясь улыбнуться.
  - Именно этот вопрос я хотела задать тебе. Ты на часы давно смотрела?
  - Слушай, подруга, отстань, у меня было много работы! Из-за всех этих приключений я забросила все проекты...
  - Расскажи это шефу, - надменно бросила Лиза. - А мне можешь не врать. Ты думаешь, я не вижу, что с тобой происходит?
  - Что со мной происходит?
  - Вот это я и хочу выяснить. Домой она не едет, на работе засиживается до ночи...
  - Это тебе надо домой спешить, к мужу и домашнему очагу... А я, старая холостячка, могу делать все, что захочу! - заметила Кики с усмешкой.
  - Так. Дело в Стасе, верно? Я ведь о нем сразу подумала... Вот что, давай поужинаем где-нибудь.
  - Ты читаешь мои мысли.
  - Конечно, мы с тобой тысячу лет знакомы, так что я тебя знаю - как свои пять пальцев!
  Она решительно процокала каблучками, открыла дверцу своего щегольского, сверкающего 'Ауди-ТТ'.
  - Езжай за мной, я знаю отличное местечко здесь неподалеку.
  Ездила Лиза виртуозно: подрезала, обгоняла, лихо перестраивалась и напрочь игнорировала поворотники. Она чувствовала себя королевой: дорогая машина, да и владелица - хоть куда. Мужики сворачивали шеи на блондинку, которая носилась по дорогам как угорелая.
  Ей везло: она ни разу не попадала в аварии.
  Спустя пятнадцать минут они уже были возле ресторана. Кики буквально выпала из машины: ездить так агрессивно она не привыкла. Голова слегка кружилась.
  Несмотря на неказистый внешний вид и простенький интерьер, кормили в этом заведении превосходно. Они заказали целую гору еды: даже Лиза, которая обычно снисходительно жевала салатик, в то время, как Кики получала удовольствие от хорошего стейка. Сейчас она наплевала на все диеты и с наслаждением поедала кусок запеченной на углях свинины.
  - Красота! Нет, скажи, хоть иногда, но надо позволять себе маленькие праздники!
  Кики лишь молча кивала. Не было сил трепаться о пустяках, хотя Лиза упорно пыталась развести ее на задушевную беседу.
  Будь осторожней, тихо говорил внутренний голос. Ты сама знаешь, что твоя догадка верна: кто-то из друзей тебя подставлял. А потому - держи язык за зубами и изображай недалекую, слепую и глухую девицу. Ты ничего не знаешь, ничего не понимаешь, запомнила?
  Все это Кики знала и без него, потому и не позволяла Лизе втянуть себя в разговор 'за жизнь'. Лучше подстраховаться, верно? Она в основном помалкивала, уткнувшись в тарелку с куриными крылышками.
  - Так ты расскажешь мне, что случилось? - пытала ее Лиза.
  - Ничего не случилось. Просто я устала.
  - Как же мне надоела твоя вечная скрытность! - она даже обиделась немного. - Можно подумать, я тебе зла желаю!
  - Лизок, я тебя люблю, но хочу спокойно поесть. У меня все в порядке, зуб даю!
  - Да ну тебя, ты мне постоянно врешь, и даже не можешь этого скрыть. Впрочем, дело твое, я в него лезть не буду.
  - А вот за это - большое человеческое спасибо, - Кики улыбнулась и протянула ей крылышко. - Хочешь попробовать? Вкусно!
  - Ты хочешь, чтобы у меня от этого жгучего соуса разыгрался гастрит? Благодарю покорно.
  - Зануда, - беззлобно отозвалась Кики.
  Еще с полчаса они мирно посидели, попили кофе, а потом, синхронно взглянув на часы, спохватились, что уже половина двенадцатого.
  - Елки-палки, Вадим меня прибьет! - Лиза переменилась в лице и порывисто встала. - Странно, что до сих пор не звонит. Наверное, умирает от ревности!
  И она невесело усмехнулась. Повелительным жестом подозвала официанта, негромко приказала:
  - Счет, пожалуйста, и побыстрее, мы очень спешим!
  На улице Лизу ждал сюрприз. Колесо у 'Ауди' было спущено.
  - Холера, дьявол, кто это сделал? - разбушевалась Лиза. - Где у них сторож парковки, какая-то скотина проколола мне колеса!
  - Успокойся, ты наверняка его проколола сама, пока ехала сюда.
  - Вот невезуха! - буркнула Лиза и сунула в рот сигарету. - Стоит ненадолго расслабиться, и - на тебе! - опять неприятности!
  - Хватит убиваться, лучше делом займись. Ты сумеешь поменять колесо?
  - Легко! - похвасталась Лиза. - Я их сто раз меняла, еще когда ездила на папиных Жигулях...
  Кики в темноте покраснела: для нее эта задача была непреодолимой. Все что угодно - только не возня с гаечными ключами, домкратами и прочими штуковинами.
  - Проблема в том, что у меня нет запаски, - вспомнила Лиза и приуныла. - Точнее, она есть, но тоже спущенная. Я недавно наехала на гвоздь, а починить колесо так и не успела.
  - Весело, - только и смогла сказать Кики. - Ну что, вызываем техпомощь?
  - Фиг им, еще деньги на них тратить. Лучше сделаем так: я позвоню Вадиму, пусть присылает кого-нибудь ремонтировать колесо, или сам приезжает. А потом пусть приедет за мной.
  - Куда?
  - К тебе, разумеется. Пригласишь меня на чашку чая?
  - Да хоть на две, - с преувеличенной радостью выпалила Кики.
  
  
  - Сто лет у тебя не была, - заметила Лиза, войдя в квартиру и небрежно бросив на пуфик дорогущую шубку.
  - Была, перед нашим отъездом в Калининград. Забыла уже?
  - Ах да, мы тогда хорошо посидели, потрепались под мартини.
  Кики прошла в кухню, зажгла газ, поставила турку, полную воды.
  - Опять кофе? У тебя, помнится, был чудесный жасминовый чай.
  - Ты одна его пьешь, диетчица несчастная, - прокричала из кухни Кики. - Ладно уж, так им быть, но заваривать будешь сама.
  - Разве я доверю тебе, неумехе, такой ответственное дело? - Лиза прибежала в кухню и, смеясь, подтолкнула подругу к двери. - Иди-иди, я сама управлюсь.
  Кики с удовольствием повалилась на диван, щелкнула пультом музыкального центра, с наслаждением вытянула уставшие ноги. Как хорошо дома! Остаться бы сейчас одной, спокойно обо всем подумать, опять залезть в дебри дедукции и в очередной раз попытаться понять: кто убил Матвеева... Нет, Павла Холода. Кто убил его? И что за чертовщина вообще происходит: как может человек, сгоревший в машине, через восемнадцать месяцев воскреснуть, чтобы быть убитым, на этот раз, ударом по голове? Все это не нравилось Кики настолько, что начинал болезненно ныть позвоночник.
  В комнату вплыла Лиза, на подносе стоял изящный фарфоровый чайничек и пара белых чашек с росписью - ручная работа, родители привезли в подарок в один из своих последних приездов.
  - А теперь попробуй - это шедевр! После этого чая, уверяю тебя, ты побежишь на помойку, выкидывать свои запасы кофе.
  - Сомневаюсь.
  - Я тоже, но попробовать-то можно!
  Они выпили по чашке чая, включили телевизор - и попали на какой-то очень женский, очень феминистский сериал. Посмотрели, отпуская ехидные замечания и радуясь как дети каждой шутке.
  Потом выяснилось, что Лиза не слышала, как надрывается в сумочке телефон, и пропустила пять или шесть звонков от Вадима. Поэтому подруги чрезвычайно удивились, когда в дверь требовательно затрезвонили.
  - Кто это? - спросила Кики, похолодев.
  - Убийца вернулся! - объявила Лиза замогильным голосом.
  - Вот дура!
  - Ох, ну извини... Я не знала, что ты до сих пор так болезненно на это реагируешь... - она внимательно взглянула на побелевшее лицо Кики и стиснувшиеся кулаки. - Да, девочка моя, как тебя переклинило... Все, успокойся, я больше не буду так шутить.
  И она сама отправилась к двери. После коротких переговоров через дверь, она обернулась и пренебрежительно махнула рукой:
  - Это всего лишь Вадим!
  Загремели замки, Лиза открыла дверь и впустила мужа. Видеть его до отвращения не хотелось, но Кики пересилила себя и, изображая гостеприимную хозяйку, вышла в прихожую с широкой улыбкой на лице.
  - Привет. Ну как успехи?
  - Нормально. Лиза, собирайся, поехали домой, - сказал Вадим сухо.
  - Поменяли колесо?
  - Я сам все сделал. Ну надо же быть такой растяпой, ездить со спущенной запаской! А если бы это произошло в глухом месте?
  - Вадим, я не езжу по глухим местам, - растолковала Лиза мужу. - Ты сам менял колесо? А что, все твои знакомые механики внезапно поумирали?
  - Неужели я буду беспокоить людей из-за глупости моей жены? Я все сделал сам, дел-то было на двадцать минут!
  - Молодец, возьми с полки пирожок.
  Обстановка явно накалялась, и Кики вмешалась, желая предотвратить семейную ссору:
  - Вадим, проходи, выпей чаю. А лучше, наверное, кофе, правда? Я сейчас сварю.
  Парочка обменялась взглядами, которые ясно свидетельствовали о намерениях продолжить выяснение отношений, но позже, когда они останутся наедине. Кики не любила вмешиваться в чужие дела и обычно предоставляла друзьям возможность самим разобраться в собственных семейных проблемах, если только к ней лично не обращались за советом... Но и она видела явно наметившуюся трещину между Лизой и Вадимом, и эта трещина росла и ширилась буквально на глазах.
  Она быстренько сделала кофе, притащила в комнату чашки, Лизе налила уже остывший зеленый чай - пусть пьет, раз такая поклонница! Дружинины расселись по разным углам, вид - недовольный, вот-вот искры полетят. Быть буфером в семейных конфликтах - невелико удовольствие, но Кики обычно ревностно оберегала свой дом от негатива: если не получалось избегать скандалов в отношениях со Стасом, то чужие пыталась смягчить, а то и вовсе погасить.
  Дом, считала Кики, был ее крепостью, ее гнездышком, надежным местом, где можно переждать бурю или просто приходить в себя после безумных стрессов и авралов. Поэтому, впускать туда негативные эмоции, означало - разрушать уютную и доброжелательную ауру жилища.
  Впрочем, после этого страшного убийства трудно будет относиться к своему дому, как к надежнейшему из пристанищ, но усугублять не стоило.
  Поэтому она поддерживала милый почти бессмысленный треп, втягивая в разговор мрачного Вадима и обиженную Лизу.
  Вадим в два глотка выпил свой кофе и поднялся, прервав Кики на полуслове.
  - Спасибо. А минералка в этом доме есть?
  - Да, кажется, была. Подожди минуту, я принесу.
  - Не беспокойся, я сам найду.
  Он долго возился в кухне: кроме минералки, кажется, взял из холодильника какую-то еду.
  - Скажи, вот паршивец! - прошептала Лиза расстроенно. - Подумаешь, ездила без запаски, но зачем мне грубить?!
  Кики промолчала - еще не хватало, быть арбитром в чужих семейных дрязгах! Поболтала ложечкой в своей чашке, и украдкой посмотрела на часы.
  - О, мы уже засиделись, - Лиза все-таки заметила ее жест. - Пожалуй, нам пора. Вадим, хватит опустошать Кикин холодильник, поехали домой!
  Он вышел из кухни, дожевывая что-то на ходу.
  - Наверное, надо было тебя накормить? - запоздало спохватилась Кики.
  - Не бери в голову, солнышко, - Вадим улыбнулся, словно бы недоразумений между ними никогда не существовало. Все ее существо содрогнулось от этой улыбки.
  - Ладно, увидимся завтра, - Лиза приобняла ее и чмокнула в щеку. - Отдыхай.
  Оставшись одна, Кики стянула свитер и направилась в ванную. Но мечты о горячем душе накрылись медным тазом: в дверь опять постучали. Снова гости? Лиза что-то забыла?
  Но это оказалась Жанна. Она смущенно улыбнулась и вошла в квартиру.
  - Слушай, у меня сроки поджимают - скоро книгу сдавать... А кофе кончился. У тебя нет лишней пачки?
  Кики понимающе кивнула: когда Жанна заканчивала книгу, стук машинки раздавался по всему подъезду круглые сутки. Она имела обыкновение затягивать сроки сдачи нового романа, а значит, работать приходилось в том числе и ночами. Тут без кофе никак!
  - А ты в курсе, сколько времени? Я вообще-то спать собиралась, - крикнула она из кухни, разыскивая в шкафах резервную пачку молотой арабики.
  - Но у тебя свет горел. Я специально сходила на улицу, посмотрела.
  Жанна тоже вошла в кухню и уселась, подперев подбородок ладонями. Видок у нее был тот еще: замученная жизнью женщина, под глазами - круги, цвет лица живо напоминает о молодой весенней листве.
  - Черт, хоть дух переведу.
  - Не хочу тебя расстраивать... Но по-моему, стоило бы хоть изредка спать. И заодно есть.
  - Хорошая идея. Главное, свежая. Ладно, спасибо за кофе, вот только... - она замялась, и Кики с тяжелым вздохом осведомилась:
  - Ну что еще?
  - Сигареты у меня тоже кончились...
  - Попробую поискать.
  Оставив Жанну в кухне, Кики поискала сигареты, обнаружила в ящике стола забытую пачку и издала радостное восклицание.
  - Вот держи, - сказала она Жанне, которая уже стояла в прихожей, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Незаконченная книга манила и звала ее.
  - Спасибо, я пошла.
  - Ага, удачи тебе.
  Все! Ее больше ни для кого нет, даже если в дверь начнет ломиться Стас, или Раменский, или целая орда убийц. Горячий душ - и спать, спать!
  Выходя из ванной, она ощущала во всем теле блаженную легкость, а в голове - приятную пустоту. Никаких обременительных мыслей, никаких подозрений... Завернувшись в полотенце, Кики прошлепала босиком на кухню и подогрела в микроволновке молоко. Горячее молоко на ночь - и спать будешь крепко, как младенец!
  Со стаканом в руках она побрела в комнату, но наткнулась взглядом на стойку с газетами и грязными чашками... И замерла в недоумении.
  Листов с распечатанной заметкой о гибели Павла Холода на стойке не было, хотя Кики помнила совершенно точно, что просматривала их утром перед уходом на работу. Она лихорадочно перерыла все вокруг, ища листки. Оставалась слабая надежда, что бумаги просто затерялись в вечном беспорядке. Но ни на полу, ни в залежах газет, ни в каком-то другом месте их не было.
  Они просто исчезли.
  Вернее, их кто-то взял. Кто? Сегодня в ее доме побывали все четверо: сначала Стас, потом Дружинины, потом - Жанна. И все были на кухне, и некоторое время были там совершенно одни, а значит, имели возможность преспокойно взять заметки.
  Из этого следует, что Кики находится на верном пути, и статья о гибели Холода имеет какую-то ценность для расследования. Но в таком случае, ее догадка еще раз подтвердилась: только кто-то из друзей мог украсть листочки со статьей, а значит, и совершить убийство...
  
  На следующий день Кики решила злостно прогулять работу. Она позвонила в офис и слабым голосом сообщила секретарю, что заболела. Простудилась. Если возникнут какие-то вопросы, пусть звонят ей на мобильный. И отключилась, пока секретарше не пришло в голову соединить ее с кем-либо из начальства.
  На душе было погано, а еще ее неотступно преследовало ощущение, что умер кто-то из близких. Зимний сумеречный свет за окнами казался грязным и унылым, словно глубокой осенью.
  Один из самых близких совершил убийство - уже этого достаточно, чтобы надолго выйти из колеи. Но когда этот же человек, тот, кому ты доверяла, кого уважала, поворачивает ситуацию таким образом, чтобы виноватой оказалась именно ты... Что ж, такой поворот событий кого хочешь вгонит в депрессию.
  Кики уселась на кухне с чашкой кофе и сигаретой. Есть не хотелось. Думать об убийстве, подставе и прочих прелестях жизни тоже не хотелось, но уставшие 'серые клеточки' вяло подсовывали различные версии.
  Кстати, - подсказал внутренний голос, главный и единственный ее соратник, - обрати внимание на Вадима. Очень подозрительный, между прочим, товарищ!
  В этом пункте Кики была с ним согласна: только у Вадима мог быть мотив. Правда, слабенький и неубедительный, но все же...
  Гордый красавчик Вадим, страдающий повышенной звездностью, и не страдающий от отсутствия женского внимания! Любая женщина от шестнадцати до шестидесяти лет, чей взгляд падал на Вадима, сочла бы за счастье скоротать с ним вечерок. В их число не входили лесбиянки, закоренелые мужененавистницы и фригидные дамочки, но подобные экземпляры на пути Вадима попадалось исключительно редко, если вообще попадались.
  Так вот, этого героя-любовника грубо отвергли, причем, отвергла тощая девица, рыжая селедка, на которую в иные моменты без слез не взглянешь. Уносит порывом ветра, ей-богу! Разве это не повод затаить злобу на эту самую девицу, и потом удачно использовать ее в качестве коврика для вытирания ног, а заодно и бронежилета - чтобы прикрыться от пролетающей мимо пули.
  Вот тебе и мотив! Потому что, хоть тресни, но Кики никак не могла вычислить причину, по которой Жанна захотела бы устранить ее, засадив за решетку по обвинению в убийстве. Или Лиза. Или Стас...
  Со Стасом были определенные сложности. Его заметили возле подъезда в вечер убийства, а это вам не шуточки! Делать там ему было решительно нечего, разве что...
  Разве что встречать ее, Кики из командировки? Но тогда логичней было бы приехать сразу в аэропорт?
  А впрочем, Кики уже давно осознала, что понять движения тонкой мужской души - простой девушке не под силу. Разве что медиуму-прорицательнице, или, на худой конец, гипнотизеру, который имеет способность проникать в самые глубины человеческого подсознания.
  Ладно, это все здорово, но как выяснить, кто именно спер листочки с фотографиями Холода и заметками о пожаре?
  Можно, конечно, попытаться проверить Жанну. Кики была хорошо осведомлена о ее хронической рассеянности, и когда после очередных посиделок с соседкой, у нее пропадали ключи, часы, сумочки и прочее, Кики спокойно шла к ней и находила пропажу. Витающая в облаках писательница даже не смотрела, чью сумку берет, свою или Кикину.
  Может, и теперь она схватила бумажки, приняв их за собственную писанину?
  Версия хлипкая, но стоило бы проверить.
  Она набрала номер Жанны и спустя бесконечное количество длинных гудков, услышала голос соседки.
  - Алло?..
  Судя по интонациям, Жанна в данный момент полностью погрузилась в свой сюжет, наполненный убийствами, зловещими звуками, доносящимися с темных лестниц, и странными стариками, которые все время оказываются на пути у главной героини.
  - Это я. Есть минутка?
  - Что? Кто это?
  Да, все очень запущенно. Теперь придется выдергивать Жанну из рабочего настроения, а этого она не прощала.
  - Это Кики, - терпеливо сказала она. - Хочу зайти к тебе, ты не очень занята?
  - О, заходи, мне как раз нужно с тобой поговорить!
  Ободренная, Кики спустилась вниз и обнаружила, что дверь Жанны уже гостеприимно открыта.
  - Привет, - крикнула из комнаты хозяйка. - Заходи, только не пугайся, у меня, кажется, небольшой беспорядок.
  Назвать ЭТО небольшим беспорядком было сложно. Пыль, неубрано, вещи валялись где придется, ибо Жанна не утруждала себя наведением порядка. В квартире было накурено так, что даже Кики, заядлая курильщица, начала кашлять. Из кухни доносился подозрительный запах чего-то горелого. Кажется, пластмассы.
  - Черт, Жанка, не доводи до греха, ведь всем домом сгорим! - сердито выпалила она, обнаружив на кухне сковороду, с лежащей внутри пластмассовой лопаточкой. Сковорода стояла на включенной электрической плите уже довольно давно, и лопаточка послушно расплавилась и потекла. Вонь распространилась по всей кухне - странно, что Жанна не почувствовала. Хотя, в состоянии вдохновения она не заметила бы даже приземлившуюся во дворе летающую тарелку.
  На столе лежали неровно нарезанные куски хлеба, заветрившийся сыр и пучок увядшего еще два дня назад укропа. Как видно, Жанна собиралась пожарить гренки, да так о них и забыла.
  - Твое счастье, что я к тебе зашла, горе луковое! - сказала Кики, притащив соседку в кухню и ткнув ее носом в это безобразие.
  - У меня все из головы вылетело. Но ты себе не представляешь, сколько я написала за эту ночь! Пятнадцать страниц! Это целый авторский лист!
  Кики понятия не имела, много это или мало, но на всякий случай восхищенно закивала головой. Жанна светилась от гордости и счастья.
  - Опять всю ночь не спала? - поинтересовалась Кики, ненавязчиво оглядывая кухню в поисках своих бумаг.
  - Некогда было, - отмахнулась та. - Вот что, я хотела с тобой посоветоваться. Как считаешь, убедительно будет, тот старик в шляпе окажется отцом главной героини? И еще, не многовато ли трупов получается?
  Кики уже привыкла быть советчицей и первой читательницей Жанниных детективов. Она страшно гордилась тем, что ей - именно ей! - была посвящена одна из книг. Но теперь ей было не до того. Она кивала, что-то бормотала, слушая вдохновенные речи соседки... А сама смотрела по сторонам, в надежде углядеть знакомые листочки с распечаткой статьи.
  Но в Жанниной однокомнатной квартирке было столько бумаг, что найти в этих залежах одну-единственную бумажку казалось нереальным. Спрятать ее было проще простого: сунуть в кипу старых пыльных рукописей - и прости-прощай. В этом беспорядке сам черт рогу сломит!
  Кики долго слушала Жанну и тоскливо вертела головой. Ее затея была изначально обречена на неудачу, это было ясно с самого начала. Если Жанна взяла листки намеренно, она хорошенько их спрятала, или, по крайней мере, убрала с видного места. Не может же Кики обыскивать ящики и шкафы, как это делал у нее в доме Вадим Дружинин! А если бумажку она прихватила по рассеянности, то не поможет даже допрос с пристрастием.
  Остается вариант с карманами и сумочкой. Вчера Жанна заявилась к ней в легкой куртке, наброшенной на халат - выходила смотреть на свет в Кикиных окнах.
  - Извини, я на минуточку, - она прервала Жанну на полуслове и вскочила. - Сейчас вернусь.
  Жанна проводила ее отсутствующим взглядом. Выскочив в коридор, Кики хлопнула дверь ванной комнаты, а сама на цыпочках прокралась в прихожую, к стенному шкафу.
  Вот и искомая курточка. Не очень-то красиво шарить по чужим карманам, но Кики решительно отмела слабые возражения совестливого внутреннего голоса. Запустила руку в карман, другой... Внутри было много всякой всячины, на ощупь все не опознать, но совершенно точно Кики определила грецкий орех, ракушку, шариковую ручку и какие-то древние автобусные билетики. Ничего похожего на сложенные листы формата А4.
  Еще можно было заглянуть в сумочку - вот она, валяется себе на полу под вешалкой. Кики присела на корточки и тихонько чертыхнулась: ладонь была перемазана чернилами. Шариковая ручка наглым образом потекла! Вот тебе и сюрприз.
  Держа синюю, пахнущую чернилами руку на отлете, Кики рылась в сумке с жадностью пса, отыскивающего в помойке вкусную кость. В Жанниной сумке можно было спрятать не только статью, туда поместился бы небольших размеров сундук, набитый разными сокровищами.
  Здесь ее ждало гораздо больше неожиданных находок. Кики даже начала находить в этом процессе своеобразное удовольствие. Надо только не забывать поглядывать на дверь комнаты, чтобы Жанна случайно не засекла ее за некрасивым занятием.
  Не увлекайся, пригрозил внутренний голос. Конечно, ты нашла много интересного, вон, даже фотография голого мужика, вполне симпатичного... А ты думала, что Жанна ведет жизнь пуританки? Но листочков нет, так что, быстро заметай следы и возвращайся к хозяйке, пока она ничего не подозревает!
  Так же, на цыпочках Кики прокралась в ванную, долго отмывала ладонь от чернил. А из комнаты уже доносился бодрый стук клавиш пишущей машинки.
  - Кики, хочешь кофе? - громко спросила Жанна.
  - Хочу.
  - Я тоже. Свари, пожалуйста!
  - Ладно, считай, что сегодня я работаю твоей музой, раз уж не выполняю свои прямые обязанности в офисе! - бормотнула Кики, направляясь в кухню.
  Но о кофе она на время позабыла, потому что заметила стоящую на холодильнике коробку из 'Икеи', откуда выглядывало самое разное барахло. Упустить такой шанс было нельзя, и Кики, воровато оглянувшись, стащила коробку на пол. Тарахтенье машинки вселяло некоторую уверенность в своих силах.
  Все-таки хорошо быть взломщиком в доме, хозяйка которого не обращает внимания ни на что кроме собственной писанины! В коробке валялось много всякой всячины, но на этот раз Кики не отвлекалась ни на что постороннее. Она искала свои бумаги - и точка.
  В самый разгар поисков под руку вдруг скользнула маленькая вещичка... И Кики, обомлев, плюхнулась на пол. Сердце билось неровно, с перебоями, и она чувствовала, как по спине разливается знакомый уже холод.
  Это были ключи. Те самые, которые Кики когда-то оставляла Жанне, и которые уже несколько месяцев числились потерянными. Возможно, те самые ключи, которыми открыл дверь убийца Павла Холода.
  
  Глава 11
  
  Не помня себя, она выскочила из квартиры, лепеча невнятные объяснения. Жанна смотрела на нее с удивлением, но вопросов не задавала. Одним махом Кики взлетела к себе на пятый этаж. Ей надо было справиться с собой, унять возбужденно бьющееся сердце, а сделать это в присутствии соседки было бы невозможно.
  Запирая дверь на замки, она обнаружила, что сжимает в кулаке ту самую связку ключей. Брелок в виде дельфина, потускневшее кольцо - да, это были именно они.
  Неужели она соврала насчет пропажи ключей? Это случилось пару месяцев назад, значит, Жанна уже тогда задумывала убийство? Бред, полный бред! Милая, славная Жанна, сочинительница детективных историй, такая безобидная чудачка... Но отмахиваться от фактов нельзя, тем более, от бьющих в глаза фактов.
  Она даже застонала от открывающейся перед ней перспективы. Разрозненные сведения, которые она за последние несколько дней собирала буквально по крупицам, не давали возможности сделать ни одного толкового вывода. То Стас околачивается возле дома через полчаса после убийства, то Жанна со своими ключами... Двойник, который чуть было не подвел Кики под эшафот... Загадочный товарищ Павел Холод, который умер аж целых два раза, а вообще до сих пор непонятно, что он делал у Кики в доме. Слишком много загадок для нее одной. И даже посоветоваться не с кем.
  Сигарету, немедленно сигарету!
  Закурив, она облокотилась на кухонную стойку, и вдруг ей показалось, что мобильник издал задушенный всхлип: этот звук свидетельствовал о том, что батарея полностью разряжена. И точно: на экранчике светилось грозное предупреждение. Кики долго рылась в сумке, отыскивая зарядное устройство, но не нашла. Пепел сыпался на пол, когда она, с зажатой в пальцах сигаретой, бродила по дому, производя изыскательные работы.
  Только спустя пятнадцать минут ее осенило: так ведь зарядное устройство осталось на даче! Кики элементарно забыла его. Отсюда мораль: нервничать и психовать вредно, даже когда на тебя сыплются неприятности. Записаться что ли, в какую-нибудь школу йогов? Может, там научат, как со здоровым пофигизмом относиться к проблемам? А так - злилась, бегала по дому в ожидании такси и просто-напросто забыла про зарядное устройство.
  Приехали! Оставаться без связи Кики решительно не могла - даже полдня без телефона действовали на нее губительно. Поэтому она решила быстренько смотаться на дачу. Вообще-то ехать было лениво, может, стоило бы купить новое устройство... Но под ее древний телефон было трудно найти зарядку, а мотаться по радиорынкам было для Кики хуже всякой проказы.
  Она быстро собралась, села в машину и поехала так быстро, как это позволяли вечные московские заторы на дорогах. Но на проспекте Мира Кики попала в пробку. Машины ползли, плотно притиснувшись друг к другу.
  Пробки Кики не выносила. Сначала она глубоко дышала, пытаясь внушить себе, что все хорошо. Потом, под начинающееся истеричное гудение соседних машин, начала нервозно постукивать по рулю, с трудом удерживаясь от того, чтобы тоже не надавить на сигнал, присоединив свой голос к хору недовольных. А потом, когда слева наметилось свободное пространство, ловко втиснула туда 'Фордик' и по диагонали пересекла встречную полосу, целясь в какой-то переулок.
  Пробку было проще объехать, чем стоять на месте до скончания века. Довольная собой, Кики поехала по улице Гиляровского, и только тут сообразила, что совсем рядом, через квартал находится офис Стаса.
  Солидный, свежеотремонтированный особняк выгодно отличался от соседних развалюшек. Кики сбавила скорость и повернула голову, разглядывая парковку. Вот и 'Опель' Стаса. Из здания выходили люди и направлялись прямиком в кафешку, которая располагалась буквально в дух шагах. Наверное, сейчас у Стаса обеденный перерыв.
  Именно в этот момент она и увидела Стаса, который легко сбежал по лестнице и открыл дверцу машины. Кики затормозила, уже потянулась к замку ремня безопасности, но что-то ее остановило.
  Какую-то странную тревогу вдруг ощутила она, укол в груди. Кики прищурила глаза, разглядывая машину Стаса.
  Ей только показалось или действительно она увидела на переднем сиденье женскую фигуру?
  Солнце вдруг некстати вылезло из-за вечных облаков, брызнуло совсем по-весеннему на карнизы и окна домов, отразилось в стеклах машины, мешая видеть. Кики смотрела так напряженно, что стало больно глазам.
  Да, определенно, рядом со Стасом кто-то сидит, и этот 'кто-то' - женщина! Изящная шейка, шелковый шарф, небрежно накинутый на волосы и темные очки - вот и все, что можно было разглядеть через стекло машины с такого расстояния.
  Порядком запачканный 'Опель' резко тронулся с места, разбрызгивая подтаявший снег, промчался совсем рядом с 'Фордом' Кики. Она сидела, как изваяние, не в силах даже шевельнуть ставшими вдруг непослушными пальцами.
  Кики не смогла разглядеть девушку в машине, но зато совершенно ясно увидела, как она ласково треплет волосы Стаса, повернувшись к нему всем телом.
  
  
  Всю дорогу Кики гнала как ненормальная. Ее счастье, что машин на областном шоссе было немного Иначе - не миновать бы аварии.
  Внутренний голос пытался было привести ее в чувство, выдвигая различные предположения, одно другого глупее.
  'Может, это коллега? Соседка по кабинету, с которой он поехал обедать? Ну мало ли, может, у них такие неформальные отношения, просто дружба...'
  Заткнись, велела ему Кики. Просто подруга не будет так сексуально льнуть к мужчине, и так откровенно запускать пальцы в волосы. Это жест хозяйки! Да и слишком уж изящная шейка у этой девицы, чтобы считать ее 'всего-навсего коллегой'
  Развратник, кобель, потаскун!
  Вот и дождалась, детка. Зря ты думала, что измены обойдут тебя стороной. Стас крутит романчик на стороне, а ты даже не подозревала об этом!
  Что толку обманывать себя? Интуиция подсказывала... да что там, подсказывала, она прямо-таки вопила: ты не ошиблась, эта девчонка - действительно любовница Стаса.
  Глаза застилал туман, и Кики ехала практически наощупь. Своей интуиции она доверяла, а факты... Собрать доказательства можно без труда, пара-тройка дней, и она будет знать имя, фамилию и паспортные данные девицы.
  Вот только, надо ли?
  Никогда еще ей не было так мерзко, даже в тот момент, когда она догадалась: один из близких друзей пытается ее подставить. Даже когда нашла у Жанны свои ключи, даже когда узнала о двойнике...
  Стоп! Мысли тут же вернулись к расследованию. Теперь, когда факт измены практически налицо, перемещения Стаса в пространстве в вечер убийства приобретают совершенно новый смысл. А также - странные звонки, его нервозность и грубый тон. У Стаса появлялся мотив, ведь именно это смущало Кики больше всего.
  До сих пор причина могла быть только у Вадима: ведь только с ним из четверки Кики имела конфликты. Но раз творится такое, то Стас определенно на подозрении!
  Мир вокруг показался Кики таким беспросветно черным, что на секунду ей показалось: она не выдержит. Туман в глазах сгустился, все тело налилось непонятной слабостью.
  За тридцать километров до дачи она поняла, что не может больше сдерживаться. Кики подрулила к обочине, заехала в плотный грязный снег и зарыдала, уронив голову на руль.
  Плакала долго, с чувством, истово жалея себя. Господи, как же она в этот момент ненавидела Стаса!
  Кажется, от бурных слез глаза у Кики опухли и превратились в щелочки. Она оторвалась от руля и посмотрела на себя в зеркало. Лицо все в красных пятнах, глаз не видно, нос распух и стал походить на картофелину средних размеров.
  И Кики заплакала еще горше.
  Вдруг в окно машины кто-то постучал, и она, вздрогнув от неожиданности, подскочила. На улице стоял незнакомый парень, и, склонившись, заглядывал в окно. Он что-то спросил, но из-за шума пролетающих по шоссе машин, слов Кики не разобрала.
  Лицо у парня было открытое, симпатичное, на губах - сочувственная улыбка. Он не был похож на бандита, но скажите, кто сейчас на них похож?! На всякий случай Кики оглянулась по сторонам - сколько случаев было, когда один отвлекал водителя разговором, а второй не мудрствуя лукаво, воровал из машины барсетки, сумочки и прочее.
  Но на обочине никого больше не было, только впереди, метрах в сорока стояла машина паренька.
  Кики немножко опустила стекло и спросила задушенным от слез голосом:
  - Что такое?
  - Да я у вас хотел спросить, что такое. Еду, смотрю машина стоит, и девушка в салоне плачет. Может, нужна помощь?
  - Спасибо, но вряд ли мне сейчас кто-то поможет, - ответила она, пряча лицо в пятнах индейской раскраски.
  - Это что-то личное? - догадался парень.
  - Именно так. Вы на диво умны и проницательны!
  - В таком случае я действительно не смогу помочь. Разве что послужить клином...
  - Чем-чем?!
  - Ну как же, слышали пословицу 'клин клином вышибают'?
  - Ах, вот вы о чем? - Кики гордо вздернула голову. - Это у вас такой способ знакомиться с девушками? Спасибо, но в 'клине' я пока не нуждаюсь.
  - Да я, собственно говоря, не поэтому остановился. Просто не могу смотреть на плачущих девушек.
  - Ну и не смотрели бы, - буркнула она. - Ехали бы себе дальше.
  - Ладно, простите, что побеспокоил, - он порылся в карманах и вытащил визитную карточку. - Если вдруг посчитаете, что я могу чем-то помочь... Или просто не с кем будет пойти в кино, звоните.
  Кики недовольно взяла протянутую визитку. Ей очень хотелось нахамить, но паренек был вполне милый, а взгляд такой славный - отрытый, ясный, что она сдержалась.
  - Удачи вам, и чтобы все проблемы благополучно разрешились, - вежливо сказал парень и, не дожидаясь ответа, направился к своей машине. Кики проводила его взглядом, подождала, пока он отъедет...
  А дальше-то что? Снова плакать - как-то глупо, да и не очень-то хочется. Кики прибегла к испытанному способу: выкурила две сигареты подряд, одну за другой, и почувствовала, что слегка успокоилась.
  Нет, все-таки, мужчины - странные создания. Сидит в машине такое чучело, ревет, без слез не взглянешь, а он тормозит и начинает визитки раздавать. Кики еще раз глянула в зеркало, проверила, не изменилось ли чего в ее внешнем виде. Нет, все такая же опухшая физиономия в черных разводах и с растрепавшейся рыжей шевелюрой. Красотка!
  Значит, он извращенец, а с такими товарищами она дел не имела, и иметь не собиралась.
  Кудрявцев Роман Васильевич, автосалон 'Причуда' прочитала Кики на визитной карточке, прежде чем сунуть ее в бардачок и забыть о ней навсегда. В бардачке был уже натуральный склад ненужных вещей, туда складывалось все, что могло когда-нибудь пригодиться, и о чем Кики через неделю начисто забывала.
  Да еще и название какое-то идиотское... автосалон 'Причуда' - выглядит убого и совершенно не привлекает внимание. Точнее, привлекает, но с эффектом противоположным ожидаемому.
  А впрочем, все это ерунда, которая и выеденного яйца не стоит. Какая разница, как называется салон, если у нее, у Кики, практически вся жизнь под откос?!
  Она завела автомобильчик, тронулась с места, на ходу включая радио. Земфира бодро пела об ужасных пробках, и ее энергичный голос слегка примирил Кики с жизнью.
  Через двадцать минут она въехала в поселок. Улицы давно не чистили, а ближе к окраине машинка уже еле пробиралась сквозь настоящие снежные заносы.
  Внутрь участка Кики заезжать не стала. Дел-то - на две минуты, найти зарядное устройство, и домой.
  Увязая по колено в сугробах, она отворила калитку, и поковыляла к дому. И снова дверь открылась с большой неохотой. Кики добрых пять минут ковыряла ключом в замке, мысленно ругая и ветхий дом и собственную безалаберность, которая мешала заняться ремонтом дачи.
  Когда дверь наконец открылась, Кики шагнула внутрь, но замерла на пороге. Ее одолевали какие-то неприятные предчувствия. Внутренний голос осторожно заворочался и предложил хватать ноги в руки и уматывать.
  Еще чего, осадила буяна Кики. Она в своем доме, и не собирается никуда уматывать...
  Потянулась к выключателю, решительно щелкнула кнопкой, и остановилась, словно наткнувшись на невидимое препятствие.
  И прижала ладонь ко рту.
  В доме словно прошел смерч. Жуткий беспорядок, такого не увидишь даже после большого ремонта! Мебель была частично отодвинута, обивка кресел вспорота чьей-то уверенной рукой, из прорезей торчит наивный пожелтевший поролон. Все шмотки из шкафов были выкинуты на пол, и создавалось полное ощущение, что по ним долго и со вкусом топтались ногами. Старенькое рассохшееся пианино недосчиталось нескольких клавиш, и снятая крышка валялась где-то в другом углу.
  Кики с ужасом оглядывала свой домик, когда-то такой уютный и милый. Полное ощущение, что здесь совсем недавно разыгралась нешуточная битва.
  Осторожно ступая, чтобы ненароком не раздавить что-нибудь, Кики двигалась по комнатам. Везде царил тот же ужасающий кавардак. Вот любимые бабушкины пластинки - точнее, оставшиеся от них осколки. Некто неведомый вытащил их из конвертов и методично растоптал ногами.
  Глаза медленно наполнились слезами, и Кики проглотила комок, вставший в горле. Ах, сволочи, зачем же они это устроили?! Внезапная злость обуяла ее, и она едва удержалась, чтобы не закричать, не забиться в истерике.
  Не дождетесь, сказала она себе.
  Слезы мгновенно высохли. Холодная, уже знакомая ярость нарастала где-то в горле. Стараясь держать себя в руках, Кики шла по комнатам и методично подсчитывала убытки.
  Вся мягкая мебель разрезана. Содержимое комодов и шкафов валяется на полу горами, холмами и барханами. Книги в дедушкином кабинете вытащены с полок и раскиданы по углам. С древнего телевизора снята задняя панель, на которую к тому же, несколько раз наступили ногами. Пианино, кровати, ящики с бумагами, выдвижные полки шкафов, письменный стол... Даже написанные дедушкой пейзажи сняли со стен и выдрали из рам.
  Настоящая катастрофа!
  Кухню Кики оставила напоследок. Сунув в рот сигарету, она оглядела пищеблок и бессильно опустилась на стул. Здесь последствия жуткого обыска выглядели еще страшнее, потому что пол усеивали осколки битой посуды.
  Деревянная крышка подпола была сдвинута до половины. Кики подошла, наклонилась поближе. Все заросло паутиной, и из подпола отчетливо попахивало подвальной сыростью и еще чем-то неприятным, вроде плесени.
  В подполе уже сто лет хранились банки с огурцами и капустой, которые заготавливала бабушка. Вот уже четыре года как она умерла, а никому из семьи и в голову не пришло выбросить консервы.
  Кики с содроганием подумала о том, что теперь ей надо будет заниматься уборкой. Масштабы ее пугали: придется, видимо, вывозить все экскаватором.
  Она встала на колени и свесилась внутрь, насколько это было возможно. Внутри было темно, но все-таки при свете из окон можно было разглядеть деревянные стеллажи, заставленные трехлитровыми банками. Бабушка была настоящим трудоголиком, и закатывала консервы все лето. Разумеется, за зиму их не съедали, но на следующее лето она упорно принималась заготавливать новую партию солений.
  Кики отползла от края подпола, отряхнула руки и глубоко задумалась. Кто устроил этот погром? А главное, смысл?
  Напрашивался вывод, что это как-то связано с убийством Матвеева... Ах нет, простите, Павла Холода. Но как понять действия человека, разгромившего дом - это акция устрашения, или просто попытка выплеснуть эмоции?
  Если так, то первый пункт с треском провалился. Пугаться Кики не собиралась - мешала ледяная злость, поселившаяся внутри и отзывающаяся на каждое движение. А что если у нее в доме что-то искали?
  Пластинку с записью хора Большого театра шестьдесят второго года выпуска, - подсказал ехидно внутренний голос. - Раритетная, между прочим, вещь!
  Ну хорошо, версия трещит по швам. Но ведь не просто так неизвестные товарищи перевернули дом с ног на голову! Обычные воришки просто прихватили бы все, что плохо лежит, но уж точно не стали бы распарывать обивку кресел и вытаскивать со стеллажей книги!
  Она вдруг наклонилась, потянула за черный шнур, торчащий из-под завалов. В руке у нее оказалось зарядное устройство от телефона. Кики грустно усмехнулась. Больше на даче делать было нечего, разве только зарабатывать раннюю седину, глядя на все это безобразие.
  Кики горестно оглядела разоренный дом, мысленно попросила прощения у бабушки с дедушкой и поклялась себе, что обязательно приведет дачу в порядок.
  В сознании мелькнула картинка: девочка возится в песочнице на лужайке, мальчишка качается на качелях, привязанных к вековым соснам в глубине участка, красивый темноглазый мужчина в свитере с закатанными рукавами сидит на крыльце старого дома и курит, щуря глаза от ярких солнечных лучей...
  И это видение преследовало ее всю дорогу до Москвы.
  
  Следовало бы все обдумать, привести мысли в порядок и хоть немного передохнуть. Рассортировать информацию, разложить все по полочкам, иначе голова грозит лопнуть под грузом неприятных новостей.
  Кики заехала в уютную кофейню на Покровке, уселась в самом дальнем, самом темном уголке, заказала чашку кофе с круассанами и погрузилась в размышления.
  Очевидно, что разгром дома каким-то образом связан с убийством Павла Холода. Но как именно связан, Кики пока не догадывалась. Она могла бы перечислить с ходу несколько версий, но не было уверенности, что хотя бы одна из них окажется истинной.
  Как этот человек попал в дом? На этот вопрос Кики ответила с легкостью. Замок был древним, хлипким, при желании его легко можно было вскрыть. Она вспомнила, что с трудом открывала дверь, орудуя ключом по несколько минут. А значит, замок могли попросту повредить отмычкой.
  Она вспомнила, что замок заедало уже в ночь убийства, когда Кики ночевала на даче. Значит, кто-то уже тогда проникал в дом!
  Официантка принесла кофе со сливками, горячие свежие круассаны, и Кики накинулась на еду, словно голодала неделю.
  Но черт с ним, с домом! В конце концов, ничего ценного там не было, лишь старые вещи, которые даже нельзя назвать фамильными реликвиями. Так что разгром можно было пережить. Но Стас, Стас!..
  Что делать, как жить дальше?
  'Этого следовало ожидать: отношения уже давно не те, что были раньше, - вскинул голову внутренний голос. - Да ведь ты в глубине души подозревала о чем-то подобном'.
  Ни о чем я не подозревала, упрямо ответила Кики. Да, отношения стали чуть более...
  'Пресными?'
  Пусть так. Уже нет африканских страстей, но это - нормально! Мы стали почти семьей! Мне вот почему-то не приходило в голову отправиться налево за свежими впечатлениями...
  'Все вы бабы - дуры', - философски протянул внутренний голос и замолк.
  Кики в ярости порвала салфетку в мелкие клочья и приказала голосу больше не высовываться, иначе она его просто задушит!
  Сделав глоток кофе, Кики схватила еще одну салфетку, ручку и принялась делать записи. Скоро получился список из восьми пунктов, правда, почерк оставлял желать лучшего.
  1. Убийство.
  2. Двойник.
  3. Ключи от квартиры у Жанны
  4. Машина Стаса возле моего дома
  5. Убитый, кажется, выдавал себя за другого человека
  6. Убитый уже умер один раз, сгорел в машине.
  7. У Стаса есть женщина.
  8. Дачу разгромили какие-то подонки
  Она посмотрела на список с горькой усмешкой. Кажется, боги сговорились обрушить на нее целую лавину неприятностей. Кики погрызла колпачок ручки и приписала еще один пункт: '9. Меня хотели подставить. Кто-то из друзей'.
  'Этому человеку осталось еще поджечь московскую квартиру, подстроить увольнение с работы и угнать машину. Можно еще подкинуть в сумочку пару килограмм героина, и организовать милицейский патруль на моем пути. Тогда я буду совершенно счастлива', - подумала Кики в приступе отчаяния.
  Узнать бы, кто за этим стоит! Ведь должна быть какая-то причина для подобной ненависти!
  И она снова вспомнила о Вадиме. До сих пор иногда всплывали в голове картинки: его взгляд, полный неприкрытой злобы, побелевшие костяшки пальцев, хриплый от ненависти голос... Это было давно, но все же - было.
  Возможно ли, что мужчина будет мстить женщине таким образом?
  Если бы она хорошо знала Вадима, ей было бы легче ответить себе на этот вопрос. Но кто может влезть в потаенные уголки человеческой души?
  'Ты даже собственного парня не знаешь, а пытаешься что-то понять о чужом мужике', - вякнул голос.
  Что ж, логично.
  'Надо бы выяснить алиби Вадима на вечер убийства', - подумала Кики, пытаясь привлечь внимание официантки различными жестами: разве только на стол не взбиралась и не размахивала сумочкой.
  - Девушка, минеральной воды без газа, и посчитайте пожалуйста!
  Так вот, алиби Вадима... Как бы установить, чем он занимался тем вечером? По крайней мере, встречать жену он не приехал, так же, как и Стас. А значит, оба были заняты более важными делами.
  Узнать бы, какими.
  Она залпом выпила минералку, расплатилась и, стуча каблуками, вышла на воздух. Покровка была вся в брызгах рассеянного зимнего солнца. Кики подставила лицо лучам, мельком подумала о посещении солярия, но потом отогнала неуместную мысль. Какой там солярий, разобраться бы с ворохом проблем, которые сыпались на ее рыжую голову как из рога изобилия!
  Кики выкурила сигарету, подкинула в организм очередную порцию никотина, перемешанного с автомобильными выхлопами и запрыгнула в 'Фордик'.
  Дома она зарядила совсем сдохший мобильник, позвонила в офис, дабы убедиться, что без нее родная компания пока справляется. Вовремя вспомнила про свою несуществующую простуду, и умело изобразила душераздирающий кашель. Потом приняла душ, выкурила сигаретку и поняла, что сейчас загнется от тоски и одиночества.
  И ведь даже поплакаться на жизнь некому. Наверное, как-то неправильно она живет, раз в ее окружение затесался предатель...
  Чтобы не раскисать, Кики включила компьютер, задумчиво разложила пасьянс, мельком отметив, что в карты ей везет. Значит, с любовью она в пролете?
  Дурацкие мысли, надо гнать их прочь! Кики вошла в Интернет, подумала секунду и открыла список сайтов, которые посещала за последние несколько дней. Нашла новостной сайт, на котором читала заметку про гибель Павла Холода и кликнула по ссылке.
  Вот она, статья, которую нагло свистнули прямо у нее из-под носа. Кики снова распечатала листки, взяла карандаш и глубоко задумалась.
  В воскрешение мертвых она не верит. И вообще к подобной чуши относится с трезвым скептицизмом, а значит, должна быть какая-то здравая причина столь странного появления умершего человека в мире живых.
  И снова Кики схватилась за блокнот. Она долго вычерчивала схему: квадратики, колонки текста, стрелочки, ощущая себя при этом, по меньшей мере, гениальным сыщиком Каменской.
  В процессе рисования схемы она поняла, что именно могло случиться с настоящим Максимом Матвеевым, и откуда появился этот самый Павел Холод, но чтобы подтвердить свои догадки, требовалось пообщаться с его родственниками. Или с людьми, которые близко знали его.
  Поэтому Кики быстро оделась, прихватила свои листочки и отправилась на Пролетарский проспект.
  
  Глава 12.
  
  Точного адреса она не знала: только улица и номер дома. Но Кики надеялась на то, что ей повезет. Сверяясь с картой, она проехала по Пролетарскому почти до самого конца, пока не увидела нужный поворот.
  Дом, где когда-то жил Павел Холод, выглядел стандартно: унылая панельная девятиэтажка, двор занесен снегом, из сугробов торчит чахлая растительность. Несколько припаркованных машин у подъезда. Молоденькая женщина выгуливает младенца в коляске, ничуть не смущаясь близостью шумной дороги.
  Кики подошла было к ней, но девица ее быстро отшила: ничего не знаю, в доме живу только три месяца, а вообще, девушка, шли бы вы отсюда...
  Что ж, бывает. Кики закурила и с надеждой огляделась вокруг в поисках разговорчивого аборигена. И увидела мужика, который увлеченно копался в моторе стареньких 'Жигулей.' Рядом болталась женщина в пальто, накинутом прямо поверх халата, и что-то мужику выговаривала. Подойдя поближе, Кики услышала ее недовольное ворчание: 'Опять ты, Васька, последние деньги потратил на всякие фильтры с бензонасосами, а ведь завтра за музыкальную школу платить надо!'
  Слегка приободренная, Кики направилась к парочке. И решительно сказала, нацепив на лицо милую улыбку:
  - Простите, не могли бы вы мне помочь?
  Те моментально замолчали и обратили на нее взгляды. Мужик смотрел на Кики с явным интересом, а вот его жена - настороженно и с явным подозрением.
  - Что такое, девушка?
  Жена пнула его в бок и зашипела нечто грозное в духе 'чини свою тачку и не отвлекайся'. Кики поняла, что допустила тактическую ошибку, слегка ссутулилась, сделала жалобное лицо и заговорила, обращаясь в основном к женщине.
  - Я ищу одного человека... Он здесь не живет, уже давно, но может быть, вы знаете, кто его родственники. Это очень важное дело.
  - Ну, может, и знаем. А что за человек?
  - Павел Холод, который сгорел в машине...
  Женщина состроила постную гримаску и опустила глаза.
  - Да, конечно мы его знали. Он жил на одном этаже с нами.
  - Он жил один?
  - У Паши была большая семья. Мать, сестра, племянник.
  - Мне бы пообщаться с ними. Вы не подскажете, в какой квартире они живут?
  - Ну не знаю, - женщина поджала губы. - О чем вы собираетесь с ними общаться? Вы журналистка? Имейте в виду, у его матери плохо с сердцем, и если вы начнете выпытывать подробности...
  - Я не журналистка, просто мне очень нужно поговорить с кем-то из родных Павла. Если мама болеет, может быть, сможет сестра?
  - А кто вы? Как вас зовут? - допытывалась женщина. - Откуда вы вообще взялись?
  Ее муж скорчил недовольную физиономию и дернул жену за рукав.
  - Тань, не приставай к человеку, а? - лениво попросил он. - Девушка, сорок восьмая квартира, это шестой этаж.
  - Спасибо, - обрадовалась Кики.
  - Откуда ты знаешь, может она из тех журналюг, которые человека в гроб готовы загнать, лишь бы выведать что-нибудь скандальное! - встрепенулась женщина, но Кики уже не слушала, рысцой направляясь к подъезду.
  Вот и сорок восьмая квартира. Металлическая дверь выглядела устрашающе. Кики позвонила, и скорее почувствовала, чем услышала, что с той стороны ее пристально разглядывают в дверной глазок.
  - Кто там? - судя по голосу, спрашивал ребенок.
  - Меня зовут Кира Арсеньева, я хотела бы поговорить с кем-то из взрослых.
  - По какому вопросу?
  - Простите, это очень важно. Я насчет Павла Холода...
  Загремели цепочки, отодвинулись замки, и дверь медленно открылась.
  - Я достаточно взрослая, чтобы пообщаться с вами? - ехидно спросила стоящая на пороге женщина. Это ее голос Кики приняла за детский.
  Она страшно смутилась, залилась краской.
  - Простите, я не хотела вас обидеть.
  - Ничего страшного. Проходите.
  Она впустила Кики в прихожую, но в комнату приглашать не стала. Скрестила на груди руки, сканируя ее изучающим взглядом с ног до головы.
  - Что там у вас?
  - Ничего, - в тон ей ответила Кики. - Я разыскивала родственников Павла Холода, соседи подсказали мне ваш адрес.
  - Да? Очень интересно. Меня зовут Лина, я Пашина сестра. Старшая, - утонила она зачем-то.
  Из комнаты послышался стук палки, в прихожую вплыла пожилая дама, одетая очень строго, совсем не по-домашнему. Волосы собраны в аккуратнейший пучок, блузка, как говорят в рекламных роликах стиральных порошков, 'сверкает белизной', складки на юбке накрахмалены до остроты хирургического скальпеля. Кики непроизвольно съежилась, стала как бы ниже ростом и ощутила себя первоклашкой, которую вызвали к директору.
  - Линочка, у тебя гости? Почему ты не пригласишь девушку войти?
  Боже, ну просто вдовствующая императрица! Глубокий, поставленный голос, величественные интонации!..
  - Мама, не мешай, видишь, я занята с человеком! - На Лину появление императрицы не произвело ни малейшего впечатления. Как видимо, эффект был рассчитан именно на постороннего человека.
  - Девушка, как вас зовут? - мать проигнорировала выпад Лины и подошла поближе. При ближайшем рассмотрении палка в ее руке оказалась тростью, похоже, из красного дерева, с изящным набалдашником в виде головы льва. Кики так и впилась в нее глазами.
  - Это трость моего покойного мужа. Вижу, вы оценили это творение по достоинству? Прекрасно, прекрасно. Прошу вас, проходите, мы как раз испекли свежие булочки. Вы любите кофе со сливками? Думаю, что не откажетесь. Моя дочь не отличается гостеприимством, но мы же простим ее, верно?
  Линочка заскрежетала зубами и легонько подтолкнула Кики в спину.
  - Ну что ж, проходите, сами напросились!
  Кики стянула пальто, умирая от неловкости. Опять в запасе не было никакой легенды, и она просто не представляла, о чем говорить с родственниками Холода. Рассказывать им о странном убийстве статуэткой - нет, ни за какие коврижки! Надо в темпе сочинить какое-то правдоподобное объяснение ее появлению.
  Из кухни доносился запах горячих сдобных булочек. Кики провели туда, усадили за стол и, не слушая возражений, налили кофе в фарфоровую чашечку.
  - Линочка, я не буду вам мешать. Мне как раз должна позвонить Ангелина Михайловна, так что я буду в своей комнате. Кирочка, не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома.
  Кики кивнула с обреченным лицом человека, который сам себя загнал в ловушку. Лина насмешливо наблюдала за ней.
  - Так что привело вас к нам, госпожа Арсеньева? Вы меня простите, но через полчаса я должна уехать по делам. Так что, давайте ближе к делу.
  - Собственно говоря... Информация о вашем брате крайне важна для меня. Он ведь погиб, не так ли? Полтора года назад?
  - Да, он погиб. Сгорел.
  - Простите, что напоминаю вам об этой трагедии... Но не могли бы вы рассказать мне об этом?
  - А кто вы вообще такая? Я уже пятнадцать минут жду ваших объяснений, но, похоже, так никогда и не дождусь!
  Никаких объяснений не было. Единственный выход - рассказать правду, но Кики просто не смогла бы сообщить этой женщине, что ее умерший брат еще совсем недавно разгуливал по Москве, и был вполне жив. До тех пор, пока не пришел неизвестно зачем к Кики в дом. И кто-то отправил его на тот свет... вторично. Бред, полный бред, у нее самой с трудом укладывается в голове, что же говорить о родственнице Холода!
  - Ну так что? - требовательно спросила Лина.
  Кики не успела произнести ни слова: в кухню вошел вихрастый мальчишка лет двенадцати и, не обращая внимания на присутствующих, полез в холодильник.
  - Слава! Что тебе нужно?
  - Я есть хочу, - буркнул ребенок.
  - Ты только что отказался от супа, так будь же добр, выйди из кухни и займись уроками.
  От голоса Лины - сталь, лед! - у Кики свело зубы. Пацан же и ухом не повел, продолжая увлеченно копаться в холодильнике.
  - Слава!
  - Мам, я сто раз говорил, что не буду есть молочный суп! С пенками! Фу! - мальчишку передернуло, и он так непритворно скорчился, что Кики невольно улыбнулась, наблюдая за ним.
  - Почему ты не здороваешься? - продолжала воспитание Лина. - Ты видишь, у нас гости!
  - Здрасьте! - пацан повернулся к ней, глядя живыми любопытными глазами. Чрезвычайно симпатичный мальчишка!
  Он извлек из холодильника колбасу, сыр, банку соленых огурцов, кетчуп, неумело сделал чудовищной толщины бутерброд и, не обращая внимания не недовольное ворчание матери, покинул кухню. К груди он прижимал тарелку с добычей.
  - Ваш сын?
  - Чей же еще! - Лина в раздражении поднялась, загрохотав стулом. - Ну вот что, мне пора. Если вы не в состоянии объяснить, зачем пришли, извольте покинуть наш дом. Я спешу, у меня масса дел!
  С неожиданным напором, которого было трудно ожидать от столь субтильной дамочки, она буквально вытолкала Кики в прихожую, всучила пальто и скрестила руки на груди.
  - Простите, но может быть, я позвоню вам? И все объясню, раз у вас сейчас мало времени.
  - Не знаю. Посмотрим.
  Кики вручила ей свою визитку, проследила взглядом, как Линочка небрежным жестом зашвыривает карточку куда-то в ящик комода, стоящего в прихожей, и приуныла.
  Никудышный из нее сыщик, родственники Холода могли бы сообщить что-нибудь полезное для расследования, а она все испортила своей вечной безалаберностью! Ну что стоило придумать какую-нибудь отмазку... К примеру, она собирает материал для книги, или пишет статью о неполных семьях, которые потеряли кормильца... Но что толку, теперь поздно, Лина в жизни не пустит ее на порог!
  Можно попробовать план 'Б': дождаться, пока Лина уедет на работу, и попробовать окучить вдовствующую императрицу... Но именно в этот момент Лина выглянула с балкона, словно проверяя, где противная рыжая девица. Кики поняла, что сидеть ей в этом дворе до бесконечности: Лина явно намеревалась дождаться ее отъезда.
  Ну и шут с ней! Кики облокотилась на морду 'Фордика', выкурила сигарету, растягивая удовольствие, не торопясь, чтобы Лина замерзла на своем балконе.
  Глупо, конечно! Кики запрыгнула в машину и выехала из негостеприимного двора. Она повела себя как безмозглая дурочка, не сумела даже провести элементарную беседу! Нет, ей не расследованиями надо заниматься, а своими проектами, которые она совсем забросила из-за этих убийственных дел.
  Да, еще и Стас со своей девицей!..
  Позабытые было неприятности дня навалились разом, как тягучая зубная боль. Кики громко застонала, стиснула зубы и включила погромче радио.
  Что делать, что делать, что делать?
  Она не знала.
  Когда Кики подъехала к дому, она ощущала себя абсолютной развалиной, никому не нужной, одинокой и несчастной. Мерзкое состояние. Чтобы хоть немного подсластить пилюлю, она заехала в кондитерскую. Счастье, что она, принадлежа к типу женщин, которые любой стресс 'заедают', не прибавляет в весе. Иначе была бы не только одинокая, но еще и толстая развалина!
  Устроившись на диване в компании коробочек с десертами и термоса кофе, Кики предвкушала длинный тягомотный вечер, но ее одиночество нарушил телефонный звонок.
  - Привет! Как здоровье? - Лизин голос доносился как будто с другой планеты, там, где нет измен и потрясений. Если можно так сказать о голосе, он сверкал и играл, как бриллиант чистой воды.
  - Лучше не бывает, - отозвалась Кики мрачно, жуя пиццу.
  - Ты правда заболела? Что с тобой - температура, расстройство желудка, ПМС?
  - Сколиоз! - огрызнулась она. - Какая к черту разница, что у меня болит? У меня все болит!
  - О да, это серьезно! - Лиза на том конце провода, должно быть, улыбнулась. - У тебя чудовищно депрессивный голос. Видимо, дело не в болезнях?
  - Ты как всегда угадала
  'Нет, Лиза все-таки единственная, с кем можно обсудить это. Уж точно не с Жанной, которая, похоже, ведет двойную игру. Что я теряю?'
  И Кики, решившись, бросилась в омут признаний.
  - У меня проблема со Стасом.
  - Мужики вообще одна сплошная проблема.
  - Только не теперь! Я подозреваю... Ну в общем...
  Выговорить это вслух оказалось сложней, чем Кики думала. Казалось, едва с языка сорвется пакостное словечко 'измена', их со Стасом отношениям придет окончательный и бесповоротный конец.
  - Нет, ведь это не то, о чем я подумала? - медленно и с расстановкой произнесла Лиза.
  - По-видимому, ты все поняла верно.
  - Тогда, подруга, не двигайся с места, я сейчас же приеду, и мы все обсудим. Поняла?
  - Не стоит.
  - Будешь спорить, привезу с собой семейного психотерапевта. Муженек специально нанял, чтоб мои стрессы разруливать. Так я могу с тобой поделиться, мне не жалко!
  Кики содрогнулась от такой перспективы и положила трубку. До приезда Лизы она меланхолично жевала пиццу и щелкала пультом по каналам.
  Подруга моментально оценила обстановку. Неодобрительным взглядом прошлась по пустым коробкам из-под пирожных и почти полной пепельнице.
  - Хорошо еще, что не напиваешься тут в одиночестве, - сказала она кисло.
  - Если ты приехала читать нотации, можешь проваливать, - ответила Кики с улыбкой. Все-таки в компании с Лизой было почти спокойно, почти не страшно.
  - Напиваться будем вместе, - продолжила Лиза, жестом фокусника вынимая из сумки бутылку мартини. - Сок у тебя, надеюсь, отыщется?
  Они уселись прямо на полу, смешивали мартини с соком в бокалах для шампанского - других в безалаберном хозяйстве Кики просто не нашлось. Потом - гулять так гулять - заказали пиццу. Расшалившаяся Кики предложила вызвать еще и стриптизеров - для полного комплекта, но Лиза шутку не оценила.
  - Ну что там у тебя? Давай, выкладывай, - сказала она, когда мартини уже изрядно ударило в голову. - Стас завел бабу?
  - Точно. Вот уж не думала, что столкнусь когда-нибудь с этой проблемой.
  - А почему нет? Чем ты лучше остальных? Ты думаешь, у нас в семье все прекрасно? Вот уж нет, Дружинин - самый обычный кобель. Ты ее видела?
  - Мельком.
  - Как выглядит?
  - Откуда я знаю! Блондинка, кажется. Худая. Мне солнце било в глаза, поэтому разглядеть ее я не смогла. Плюс, они были довольно далеко от меня.
  - Так с чего ты взяла, что это любовница? Они целовались? Обнимались?
  - Лиз, она взъерошила ему волосы таким собственническим жестом... - тихо сказала Кики. - Я даже описать не могу. Одно дело - поцелуйчики - страсть застигла врасплох, и все в таком духе... Но этот жест хозяйки... Плохи мои дела.
  - Ты полагаешь, барышня твоего Стасика уже захомутала? - Лицо у Лизы было странным, но Кики некогда было раздумывать над этим. Ее захлестнули обида и ярость - навалились тяжелой, сбивающей с ног волной. Кики схватила бокал и сделала глоток
  - Смотри мать, так и спиться недолго, - ровным голосом произнесла подруга. - Держи себя в руках, ладно?
  - Да все в порядке, я не собираюсь напиваться.
  Сигарета зажглась только с третьего раза - руки у нее тряслись.
  - Думаю, да. Или, по крайней мере, все к этому идет. Я не успокоюсь, пока не выясню, кто эта девица.
  - А стоит ли? - Лиза жестом заправского бармена подлила в свой бокал апельсиновый сок. - Подумай хорошенько. Придется унижаться, выяснять, вынюхивать, выспрашивать...
  - По-твоему, не стоит? - гневно спросила Кики. - Делать вид, что все прекрасно, когда на самом деле все - хуже не бывает?!
  - Успокойся.
  - Не могу успокоиться!
  - А я говорю, успокойся и послушай. Зачем тебе выяснять, кто эта девушка? Ну узнаешь ты имя, возраст, объем талии и семейное положение? Ну и что дальше? Тебе станет от этого легче? Я лично не вижу в этом ни капли смысла, только сплошное унижение. Поверь, все-таки у меня солидный опыт за плечами. Мой Вадим...
  И она замолчала, вытягивая из пачки сигарету. На щеках пылал болезненный румянец, и видно было, что воспоминания даются ей нелегко.
  - Мой Вадим постоянно изменял мне с первого года брака. Ты удивлена? Да, я не особенно распространялась на эту тему, даже с тобой. Но на самом деле, все просто ужасно. У него постоянно какие-то интрижки с секретаршами, массажистками, инструкторшами по дайвингу, официантками, редакторшами в их издательстве. Даже с парочкой своих детективщиц он спал, я точно знаю! Нет, я не Жанну имею в виду, не смотри так трагически! Так вот, я в конце концов научилась быть выше этого.
  - Слушай, я никогда не думала, что все настолько...
  - Настолько хреново, ты хочешь сказать? - Лиза закатила глаза. - Так оно и есть. И я просто не обращаю на это внимания. Но мне есть, что терять, поэтому я помалкиваю и делаю вид, что все прекрасно в Датском королевстве.
  - Есть что терять? Ты о деньгах?
  - Именно. Если я разведусь, что мне останется? Должность менеджера с окладом в полторы штуки баксов?
  - Лиз, это не такие уж маленькие деньги.
  - Кики, родная, ты просто привыкла жить на такую сумму, поэтому для тебя это естественно. А мне - после роскошных курортов, отелей, дизайнерских тряпок и новенькой 'Ауди' - каково будет кататься на метро и жить в съемной квартире? Впрочем, есть у меня одна зацепка, но не будем об этом.
  Она остро посмотрела на Кики и затянулась. Под потолком уже висело плотное облако табачного дыма - хоть топор вешай.
  - Ладно, речь сейчас вовсе не об этом. Мартини неплохо развязывает языки, особенно девушкам, нуждающимся в утешении, ты не находишь? Так вот, если ты начнешь собирать сплетни, то можешь распрощаться с самоуважением и гордостью. Опустишься ниже плинтуса.
  - Да, гордость - единственное достояние брошенной женщины. Правда, толку от нее немного.
  - Забей, - Лиза обреченно махнула рукой. - Хочешь добрый совет? Забей. Плюнь и разотри.
  - И вести себя, как ни в чем не бывало? Я не смогу. Стас раскусит меня в момент, да я и не собираюсь притворяться!
  - А что делать с этим козлом, решай сама. Никаких особых благ ты от него не имеешь: ни денег, ни статуса, одна головная боль. Поэтому подумай хорошенько и реши, нужен он тебе или нет.
  Кики закивала и отставила бокал с мартини. В голове шумело, все кружилось и плыло перед глазами, поэтому она стащила с дивана подушку и, пристроив ее под голову, улеглась прямо на полу. Благо, ковер был мягкий, пушистый, очень теплый.
  - Ну ты даешь, - Лиза покачала головой. - Совсем упилась:?
  - Я просто хочу немного полежать. А что такого?
  - Ничего, лежи на здоровье. Подвинься, я тоже лягу.
  Они устроились на ковре, в окружении облака сигаретного дыма и запаха мартини.
  - Блин, видел бы кто нас, подумал бы, что девчонки вдрызг упились, - хихикнула Лиза.
  - А мне плевать. Не знаю, как быть дальше.
  - Подумай над тем, что я сказала. Нужен ли тебе этот парень? Если да - готова ли ты простить измену? А это очень тяжело и больно, поверь. Если не готова - посылай его на все четыре стороны. Но если хочешь мое мнение - он тебе не пара.
  - Почему?
  - Потому что. Лень объяснять. Но это за версту видно, вы друг другу не подходите.
  - Ладно, не хочу больше ни думать, ни говорить об этом. Поживем, увидим. Ты что Вадиму сказала? Он за тобой приедет?
  - Нет, я останусь у тебя. Вместе и на работу поедем.
  - Я никуда не поеду. По легенде я свалилась со страшной простудой, у меня ангина и грипп в одном флаконе.
  - Кики, шеф тебя убьет!
  - Не убьет, я куплю больничный. А вот тебе завтра надо быть как огурчик, поэтому давай спать.
  - Надеюсь, ты не оставишь меня спать на полу?
  - Хотела бы, да не дошла я пока до такой жестокости. Положу тебя на маленьком диванчике, там удобно...
  
  Утром Лиза второпях собралась и уехала в офис, оставив подругу в полном смятении чувств. Первым делом Кики проветрила квартиру, избавляясь от табачной вони. Выкинула в мусор окурки, вымыла пепельницу, бокалы.
  В квартире было тихо, только старые настенные часы шуршали, отсчитывая секунды. Даже голосов соседей не было слышно - дом строился на совесть, стены были толстые, не пропускали звуков.
  В вечер убийства тут могла происходить настоящая драка, и никто из соседей не насторожился бы.
  Разумеется, все дороги ведут в Рим, а все мысли Кики непременно возвращаются к убийству Павла Холода. Вот только пока никакой пользы ее личное расследование не принесло.
  Она подумала было о том, чтобы позвонить Раменскому, но потом решила, что не станет того делать. Общаться со майором ей решительно не хотелось: он вполне прозрачно намекнул на то, что ее хотят подставить, но на этом свою миссию, видимо, посчитал завершенной. А значит, она не будет ему ни о чем рассказывать и советоваться с ним. Смысла в этом не было.
  Кики бездумно совершала все положенные утренние действия: умылась, наскоро причесалась и сварила кофе. Обычная утренняя сигарета. В голове - совершенный беспорядок. Видимо, ее проблема в том, что она не умеет упорядочивать информацию. И правда: вот он, план, записанный на салфетке из бара. А толку-то? Все перечислено по пунктам, но стройной теорией даже не пахнет. Только отрывочные догадки и смутные, даже не оформленные в словах, ощущения, в общем, полнейший беспорядок.
  Итак, мы имеем некоего товарища по имени Павел Холод, который погиб в автокатастрофе. Жаль, что неизвестны подробности гибели, только краткие сухие факты из криминальной хроники: пробит бензобак, топливо попало на раскаленный глушитель, возгорание, взрыв... Машина полностью выгорела, да и от человека мало что осталось.
  В то же время с соседней улицы исчез молодой человек по фамилии Матвеев. Никто особенно не волнуется на его счет: пил, где-то шлялся, почти не работал, семьи нет...
  Интригующий факт: по времени эти два события примерно совпадают.
  Интригующий факт номер два: оба парня были чрезвычайно похожи друг на друга.
  Проходит восемнадцать месяцев, и Павел Холод - вроде как сгоревший в автомобиле - объявляется в Кикиной квартире, причем, с паспортом на фамилию Матвеев. Видимо, фотография переклеена - старые паспорта позволяли сделать это практически без проблем. Был бы паспорт нового образца - сложностей возникло бы куда больше!
  Поскольку Кики обожала детективы и читала их пачками, вывод напрашивался сам собой. В машине сгорел вовсе не Павел Холод, а безобидный пьянчужка Матвеев. Но что это - намеренное преступление, или случайное совпадение?
  Интуиция подсказывала Кики, что таких случайностей в мире произойти не может. И паспорт Максима Матвеева, который оказался у Холода, это подтверждал. За всем этим явственно проступали следы жестокого преступления. Пока - только торчащие во все стороны ниточки, которые предстояло увязать в один клубок.
  Ладно, пусть Холод - убийца, пусть он выдал труп Максима Матвеева за свой... Это страшно, но Кики никоим образом не затрагивает. Тогда как и зачем он попал в ее дом?
  Кики сделала паузу, давая себе время на раздумье. Насыпала в тарелку хлопья, залила их молоком и съела, практически не ощущая вкуса. Потом - чашка кофе, очередная сигарета, очередной чистый лист бумаги.
  Совершенно ясно, что она, Кики, никогда с Холодом не пересекалась. А значит, появиться в ее квартире он мог или по чистой случайности - что изначально звучит как полный бред, или его привел убийца.
  Вот эта версия была уже близка к истине. В самом деле, раз убийца ставил целью подставить Кики, бросить на нее подозрение, то было бы логично обстряпать преступление именно в ее жилище. Для этого и сделали копию ключей. Для этого и подогнали все практически минута в минуту, чтобы Кики вошла в дом, увидела свеженький труп, позвонила в милицию, и ее мигом упекли бы по подозрению в убийстве.
  То есть, квартира Кики нужна была лишь для того, чтобы отвести подозрения от самого убийцы.
  Но тогда напрашивается законный вопрос: зачем вообще понадобилось убивать Холода?
  Кики смутно чувствовала, что этот пожар автомобиля и сегодняшние события тесно связаны друг с другом. В самом деле, если Холод действительно подстроил собственную 'смерть', нашел жертву, организовал этот пожар, то у него должна была быть веская на то причина. Не будет человек развлекаться таким образом.
  О, как она пожалела, что не сумела разговорить Линочку и ее мать! Сколько информации было упущено! Черт, она ведь ровным счетом ничего о Павле Холоде не знает. Как же быть?
  Вероятно, сегодня ее фортуна была в неожиданно хорошем настроении, потому что, против обыкновения, не стала устраивать пакостные сюрпризы, а подкинула нежданную удачу.
  Ее мобильник зашелся в лихорадочном трезвоне, и Кики глянула на экран. Определившийся номер был ей незнаком. Она озадаченно пожала плечами - может, кто-то из клиентов звонит, и нажала на кнопку ответа.
  - Алло, это Кира?
  - Да, слушаю вас!
  Говорил ребенок. Кики удивилась: ни с какими детьми она сто лет уже не общалась. Может, сын какой-нибудь дальней подруги?
  - Это Слава. Вы меня помните?
  На мгновение она непонимающе таращилась в стену, а потом в мозгу сверкнуло воспоминание: чистенькая кухня, открытый холодильник и вихрастый мальчишка, несущий на тарелке чудовищной толщины бутерброд.
  - Слава? Это я у вас вчера была в гостях? - уточнила она.
  - Да. Я тут услышал о чем вы с мамой говорили... Случайно услышал. Вы и правда хотите узнать все о дяде Паше?
  - Ну вообще-то да...
  - Моя мама с вами говорить не будет. Она кричала, после того, как вы ушли, что ходят тут всякие, расспрашивают.
  - Ну хорошо. А ты можешь мне что-то рассказать?
  - Вы не верите? А я много чего знаю.
  Больше раздумывать не имело смысла. Конечно, мальчишкам верить нельзя, во всяком случае, не на все сто процентов, но что-то полезное от него можно узнать.
  - Я согласна. Куда мне приехать?
  - У меня сегодня в три часа музыкальная школа. Сольфеджио! - с отвращением произнес Слава. - Я все равно хотел прогулять. Можем встретиться возле метро Царицыно.
  - Договорились. У меня темно-синий форд.
  - Я знаю. Видел в окно, - снисходительно ответил мальчишка.
  Кики повесила трубку и минуту стояла, раздумывая. Вряд ли парень будет рассказывать истории семьи за здорово живешь. Наверняка решил подзаработать - у них у всех сейчас предпринимательское чутье чуть ли не с младенчества! Ну что ж, десять-двадцать долларов она ему заплатит, хотя Линочка, узнай она об этом, наверняка разбушевалась бы так, что клочья полетели.
  Ладно. Рассчитывать на какие-то сногсшибательные сведения не приходится, но она хотя бы узнает, что из себя представлял Павел Холод. А пока следовало бы заняться личными делами - до трех еще уйма времени.
  А личные дела - это, разумеется, Стас. Кики была настроена весьма решительно: выведать, кто такая та девица, и что за отношения связывают их со Стасом. Как бы это сделать?
  Видимо, Стас не слишком-то скрывает свою пассию от коллег по работе. По крайней мере, она преспокойно сидит в его машине, они вместе уезжают, когда кругом полно сотрудников... А значит какие-нибудь глазастые секретарши в офисе вполне могут стать источником сплетен.
  Решено, она едет туда!
  Натягивая юбку, Кики вдруг подумала, что может натолкнуться там на Стаса. Видеть его сейчас не хотелось: слишком уж переполняют ее эмоции, запросто может не сдержаться и заехать по физиономии.
  На всякий случай она напилась успокоительного - сладкой жидкости, похожей на микстуру, и положила в сумку бутылочку с остатками чудодейственного средства. Потом долго и тщательно приводила лицо в порядок, устраняя следы вчерашней пьянки с Лизой, тяжелых раздумий, накопившейся усталости.
  Она знала, как и что нужно нарисовать на лице, чтобы оно выглядело холеным и надменным, чтобы подчеркнуть капризный изгиб губ, сделать фарфоровой кожу, глубоким и матовым - взгляд. Знала, только редко пользовалась. В обычные дни Кики предпочитала и выглядеть обычно. Но сегодня ей хотелось быть сногсшибательно элегантной, чтобы не произвести впечатление жалкой просительницы.
  Пришлось потренировать перед зеркалом и соответствующее выражение лица, и повелительные интонации. Да, кажется, она готова.
  
  Глава 13.
  
  Через сорок минут она толкнула тяжелые двери, небрежно показала охране паспорт и поднялась на лифте на нужный этаж.
  Здесь царила обычная неразбериха: трезвонили телефоны, бегали люди, кто-то за открытой дверь громко отчитывал нерадивого подчиненного. Секретарь, не поднимая головы, разговаривала по телефону. Со стойки, за которой сидела девушка, упала пачка документов, рассыпалась по полу. Телефонная девушка торопливо закончила разговор и, чертыхаясь, кинулась поднимать бумаги.
  Кики стояла, не двигаясь, ждала, пока суматоха уляжется. За стойку лениво зашла еще одна девица, с чашкой в руке. Она меланхолично сделала глоток, откинула назад длинные черные волосы и только потом соизволила обратить внимание на посетительницу.
  - Что вы хотели?
  - Для начала, здравствуйте.
  - Здравствуйте, - удивленно ответила девица. - Вы к кому?
  - К вам.
  - Да? Ну, слушаю вас.
  - У меня достаточно интимное дело. Это касается одного из ваших сотрудников, но мне хотелось бы поговорить с одной из вас наедине.
  И Кики устремила взгляд на ленивую девицу, которая показалась ей вполне подходящей на роль записной сплетницы. Первая девушка выглядела куда более скромно, к тому же, она то и дело поднимала трубку трезвонящего телефона.
  - О чем вы говорите? - в глазах черноволосой секретарши зажглось любопытство.
  - Меня интересует Станислав Мезенцев. Но, повторю, не хотелось бы говорить о нем на виду у всего офиса. У вас тут есть уголок, где можно пообщаться наедине? Курилка? Или кафе?
  - Нам нельзя надолго отлучаться. Но выйти на перекур я могу. Тань, я скоро вернусь.
  Кики следовала по коридорам за девчонкой и тряслась от страха наткнуться где-нибудь на Стаса. Наконец, они пришли в небольшой коридорчик, заканчивающийся тупиком. Откуда-то немилосердно дуло по ногам.
  - В этой курилке почти никого не бывает, - сообщила девица, вынимая пачку 'Парламента'. - Можно поговорить спокойно. Так что у вас?
  Она с интересом разглядывала Кики, которая изо всех сил пыталась сохранить холодное и неприступное выражение лица. Выдержать паузу...
  - Вас Мезенцев интересует?
  - Вообще-то да, - Кики закурила, облокотилась на подоконник. - Вас как зовут?
  - Лена.
  - Вот что, Лена, вы должны мне помочь. Вам известно что-нибудь о личной жизни Стаса?
  - Ничего себе! Вот это вопросики! Ну вообще-то Стас особенно не распространяется...
  - Никогда не поверю, что секретарь не в курсе офисных сплетен! - почти резко сказала Кики.
  - А вы откуда знаете, что о нем сплетничают?
  - Знаю. Так вы в курсе, что за девушка приезжает к нему? Они вместе обедают?
  - Слушайте, раз вы все сами знаете, зачем спрашиваете?
  - Хочу узнать, кто та девушка.
  - Что, гуляет? - сочувственно спросила лена. - Я так и думала, что та баба - его любовница.
  - Значит, видели ее все-таки?
  - Конечно! Ее уже половина офиса видела. Приезжает к нему на Ауди, а потом они едут обедать. Иногда он на час или два задерживается с обеда! Стас же здесь рядом живет, верно?
  Секретарша затянулась, с любопытством наблюдая за реакцией Кики. Но была разочарована: рыжая девушка смотрела все так же равнодушно, с легкой прохладцей.
  - Ну и что вы еще видели?
  - За ручку шли к его машине. Целовались. А девушка довольно милая, ничего не скажешь.
  - Вы знаете, кто она?
  - Нет конечно, откуда бы я могла знать! - возмущенно фыркнула та.
  - Как она выглядит?
  - Как выглядит? Очень даже неплохо. Одета дорого, стройненькая, блондинка, но скорей всего, крашеная. Видно, что девчонка не из дешевых.
  - Лет сколько?
  - Да как нам с тобой, - она легко перешла на 'ты'. - Двадцать четыре-двадцать пять. Или около того. А что, он правда твой парень?
  - Был. Когда-то, - коротко сказала Кики. - Ладно, это лишнее. Значит, блондинка? Красивая? Половина Москвы так выглядит. Может, какие-то особые приметы?
  - Да я ее видела ровно три минуты, какие еще приметы! - Лена явно начала раздражаться. Никакой интересной информации не получила, зато битый час докладывается незнакомке.
  - Ну хорошо, я поняла тебя. Спасибо за помощь. И еще, большая просьба: не говори Стасу о том, что я тут была. Вообще никому не говори.
  - Да больно мне надо кому-то рассказывать. Ладно, я пошла, а то у нас и оштрафовать могут. Очень мне надо из-за чьих-то интрижек на стороне из зарплаты деньги отдавать!
  И она быстрым шагом направилась в тот коридор, откуда они пришли. Кики проводила ее взглядом, и вдруг все вокруг стало размытым, плохо выкрашенные стены заволокло туманом, и она поняла, что плачет.
  Только этого еще не хватало! Кики промокнула глаза салфеткой, глубоко подышала и закурила следующую сигарету, надеясь, что это поможет успокоиться.
  Значит, все правда, и ей не показалось сослепу. У Стаса действительно роман с какой-то хорошенькой блондиночкой. Причем, он даже не пытается скрыть это от коллег по работе.
  Какая-то женщина вошла в холл, на ходу разговаривая по мобильнику, вытащила сигареты, с любопытством взглянула на Кики. Она почувствовала, что щеки у нее пылают, а глаза снова наливаются слезами, и поспешила выскочить в коридор. Пока добралась до выхода, глаза высохли сами собой: минут пять она плутала по зданию, прежде чем нашла дорогу к лифтам.
  Она почти бегом пересекла парковку, завернула за угол, где спрятала свой 'Фордик', чтобы ненароком не приметил Стас. Дернула дверцу, села и вцепилась в руль с такой силой, что побелели пальцы.
  Ну что, получила? Ты хотела правду, так вот она. Блондинка, значит... Прекрасно, просто прекрасно.
  Кики потянулась к магнитоле, включила радио, и энергичные голоса ди-джеев заполнили салон машины.
  Итак, надо что-то решать. Хорошо бы встретиться со Стасом, припереть его к стенке и потребовать разъяснений. Это самый подходящий вариант, но Кики просто воротило с души при одной только мысли. Она не представляла, как смотреть ему в глаза, не то что выбивать из него признание.
  Можно просто запереться в квартире, отключить телефон, поменять номер мобильника и полностью игнорировать Стаса.
  'Неужели? Вот только он в последние дни не горит желанием встречаться с тобой, - возразил внутренний голос. - Когда он звонил последний раз? Не помнишь уже?'
  На этом Кики сломалась окончательно. Действительно, он не звонит, не заезжает, а все общение в последние дни сводится к самым черным подозрениям в его адрес. Нужны ли ей эти отношения?
  Пусть общается со своей блондиночкой! Больше Кики с ним дел не имеет.
  В душе бушевала ярость, плескалась тяжелыми черными волнами. Весь мир вдруг показался Кики таким уродливо-жалким, что хотелось выть от тоски. Кто-то выключил звуки, убрал цвета, присыпал пеплом улицы и прохожих, и город стал грязным и серым.
  
  До трех часов Кики убивала время. Съела гамбургер в кафешке, но было полное ощущение, что вместо булки с котлетой ей подсунули безвкусный, размоченный в воде картон. Все окружающее воспринималось как сквозь слой ваты: люди двигаются медленно, говорят еще медленнее, запахи напрочь отсутствуют. Еда не имеет вкуса.
  Потом Кики выпила две чашки кофе в невзрачной забегаловке, выкурила полпачки сигарет и пролистала газету, не понимая ни слова.
  В половину третьего она была уже возле метро. Оставила машину на прилегающей улочке и бесцельно ходила по площади возле рынка, вызывая нездоровый интерес среди аборигенов. Какой-то не в меру прыткий парень попытался с ней заговорить, но увидел ее перекошенное лицо и поспешил ретироваться.
  Славку она увидела издали. Мальчишка шел, хлопая по ногам пакетом. За спиной - рюкзак. Кики помахала ему рукой.
  - Привет.
  - Здравствуйте. Вы давно ждете?
  - Просто приехала чуть раньше. Ты что, сразу из школы?
  - Нет, я дома был. У меня же музыкалка... Это для видимости, меня же бабушка строго контролирует, - и он продемонстрировал пакет со сменной обувью.
  - А ты, значит, прогуливаешь?
  - Ну, я очень редко, - серьезно ответил он. - У меня со слухом вообще беда, медведь на ухо наступил. Поэтому сольфеджио для меня - страшнее атомной войны.
  - Так зачем тебя заставляют туда ходить? - спросила Кики, поддерживая разговор.
  - А я откуда знаю? Маме втемяшилось в голову, что я должен заниматься музыкой. А по мне бы - лучше на футбол отдали. Я знаете как классно играю!
  - Верю. Ну так что, давай поговорим. Ты где предпочитаешь? Можно в машине посидеть, можно куда-нибудь поехать - в кафе, например.
  - Я с незнакомыми людьми на машине не езжу, - с достоинство ответил Славка. - Вы уж извините...
  - Незачем извиняться, ты очень разумно поступаешь. Но не стоять же посреди площади, верно?
  - А здесь в двух шагах 'Баскин Роббинс'. Там в это время немного народу.
  - Нет, похоже, ты гораздо чаще прогуливаешь музыкалку, чем говоришь. Пойдем, где твой 'Баскин'?
  Идти было ровно две минуты. Они выбрали угловой, самый дальний столик, заказали пять разных сортов мороженого, кофе и молочные коктейли.
  'Лопну', - тоскливо подумала Кики, обозревая уставленный вазочками стол.
  Славка же с явным удовольствием приступил к мороженому.
  - Ну, рассказывай.
  - А что рассказывать? - рассудительно заметил он. - Я же не знаю, что вас интересует.
  - Действительно. Но я и сама не знаю. Любая информация сгодится...
  - А зачем вы вообще приезжали к нам? Вы статью пишете?
  - Можно и так сказать. Провожу журналистское расследование.
  - О, так вы журналистка?
  - Внештатная, - врать так врать! - В 'Комсомолке'. Вот дали задание, надо писать статью про взрывы автомобилей. Про людей, которые... ну в общем... Погибли.
  - Понятно, - мальчишка кивнул. - Пашка был программистом. Он не любил работать, часто увольнялся и дома сидел. Маме это не нравилось, потому что у бабушки пенсия не такая уж большая, а мама работала за троих.
  - Перед тем как случилось это... происшествие Павел нигде не работал?
  - Да, он, наверное, месяц дома сидел. У него была какая-то девушка, но он ее с нами не знакомил. Он спал до обеда, вечером, наверное, с ней встречался - потому что уезжал куда-то, а ночью в Интернете сидел или какие-то программы писал.
  - А что за девушка? Почему он вас с ней не знакомил?
  - Понятия не имею, - Славка пожал плечами. - Но она ему часто звонила на мобильный, и они по аське переписывались.
  В этом месте он умолк и опустил глаза. Кики это насторожило, но она пока решила не допрашивать парня.
  - У него были плохие отношения с твоей мамой?
  - У Пашки? Конечно, если он сидел дома, а мама работала с утра до ночи, чтобы нас всех содержать! Правда, у нее характер плохой, - признался он. - Пашку она пилила даже когда он работал и деньги приносил.
  - За что же пилила?
  - А за все. Что не женится, потом наоборот, что все деньги тратит на каких-то девчонок, что в Интернете круглые сутки сидит, что по хозяйству от него толку мало... А бабушка говорила, что его презирает.
  - Прямо так и говорила?
  - Ну вы же видели мою бабушку. Она как английская королева. Все держит под контролем, хочет, чтобы все было идеально, а Пашка ее не слушался, и только в Интернете лазил. У них постоянно конфликты были, вот.
  - Слушай, откуда же у него машина была, если он не зарабатывал?
  - Так это старая машина, Пашка ее купил давно. Она на ходу разваливалась.
  - А куда он ехал, неизвестно?
  - В тот день? Никто не знает. Мы утром проснулись, его нет. На столе записка - уехал по делам, буду поздно. Может, покататься решил? У него такое иногда случалось.
  - Что, просто вот так садился в машину и ехал куда глаза глядят?
  - Ага. Пашка был странный. Хотя мы с ним всегда дружили.
  Славка отложил ложечку и вздохнул. Вообще говорил он солидно, совсем не как двенадцатилетний пацан, скорее уж, как умудренный опытом человек. И было видно, что историю эту он хорошо запомнил - видимо, в семье эту трагедию обсуждали не раз.
  - Прости, но как же вы узнали, что именно его машина сгорела?
  - По номеру. Он только оплавился, но цифры прочитали. И нам сразу позвонили. Бабушка очень плакала... Я даже удивился, думал, она Пашку терпеть не может.
  - Ну, все-таки он - ее сын. Ладно, давай не будем об этом. Вот что, меня интересует та девушка. Ты точно не знаешь, кто она?
  - Я ее никогда не видел. Не знаю даже, как зовут. Мама однажды к нему сунулась с расспросами, так Пашка наорал и сказал, чтоб не лезла в чужие дела.
  А отношения-то в семействе были не из лучших, отметила Кики. Что бы еще спросить у мальчишки? По-видимому, ничего интересного она не узнает, да и что тут можно узнать? Парень был программистом, встречался с девицей, тратил сестрины деньги... Хотя, это странно для тридцатилетнего мужика.
  - Слав, - осторожно начала она, подыскивая слова. - А вы не замечали ничего особенного в его поведении перед смертью? Я не знаю - может, он волновался, нервничал, или были какие-то странные телефонные звонки?
  Мальчишка напрягся, резко распрямился и с подозрением посмотрел на нее.
  - Откуда вы знаете? Вы ведь не журналистка, правда?
  - С чего ты так решил?
  - У вас даже блокнота нет. Или диктофона. И вопросы вы странные задаете.
  - Ну хорошо, ты угадал. Я действительно не журналистка. Я веду частное расследование. К сожалению, не могу тебе рассказать подробности, но твой рассказ для меня очень важен. Поверь!
  Она смотрела так умоляюще, что Славка смягчился. Он придвинулся к ней и прошептал:
  - Вы, значит, тоже подозреваете, что Пашку убили?
  На секунду Кики замешкалась с ответом. Было о чем подумать: она-то думала совсем иначе, что Холод убил Матвеева. Не будешь же говорить об этом мальчишке. С другой стороны, раз пошли такие разговоры, значит, с Павлом что-то происходило.
  - Можно сказать и так. Тебе что-то известно?
  - А у вас точно нет диктофона?
  Кики схватила сумку и продемонстрировала ее содержимое.
  - Видишь, никакого диктофона. И карманов у меня нет, можешь убедиться. Так что рассказывай смело. Все останется между нами.
  - Ну да, - он недоверчиво сверкнул глазами, но спорить не стал. - Просто я рассказал об этом случае маме, и она велела мне помалкивать и вообще забыть о том, что я слышал. Потому что, говорит, тогда не избежать расследования, а нам неприятности не нужны.
  - Так, что за расследование?
  - В общем, я однажды подслушал его телефонный разговор. Пашка не знал, что я пришел из школы, а я думал, что он еще спит, поэтому старался ходить тихо. Бабушка была в поликлинике. Я разогревал себе обед и услышал, что в своей комнате Пашка разговаривает с кем-то по телефону. И услышал одну вещь. Он говорил, что можно быстро разбогатеть, если знать, как. А он-то знает. И сказал, что можно достать пятьсот тысяч.
  - Сколько-сколько? - воскликнула она изумленно.
  - Пятьсот тысяч. Долларов.
  Славка говорил шепотом, испуганно блестя глазами.
  - Боже мой, ты не шутишь?
  - Нет, конечно!
  - Вот это номер... - сказала она потрясенная до глубины души. Были ли эти нереальные пятьсот тысяч как-то связаны с убийством?
  - Я сам удивился. Я сначала думал, что он пошутил, а потом случайно увидел его аську. Пашка вышел, а я искал у него в столе дискету. И увидел, что ему пришло сообщение: что решилось с деньгами? Есть план?
  - Кто написал сообщение?
  - Какая-то 'Вечная Невеста', - сказал Славка и уныло вздохнул, глядя на Кикино расстроенное лицо. - Кто ее знает, что за невеста, но я подозреваю, что это и есть та девчонка, Пашкина подруга.
  - Она ему и раньше писала?
  -Да, он с обеда и до вечера все время в аське сидел, и я иногда видел сообщения от этой Невесты.
  Прекрасно! Не поймешь, то ли все проясняется, то ли история еще больше запутывается. Кики машинально потянулась к сигаретам, но вспомнила, что сидит с ребенком в детском кафе, и быстро убрала пачку.
  - Теперь я понимаю твои подозрения. Ты считаешь, его убили из-за этих денег?
  - Такое же случается, правда? А вы, наверное, не знаете, что Пашка был не просто программист, а очень классный программист. Наверное, он даже был хакером, только я не знаю наверняка.
  - Я почему-то так и подумала. Зачем ему пистолет и маска, если есть Интернет и мозги! Ты прав.
  - Тем более, что за пару дней до этого пожара Пашка стал сам на себя не похож, куда-то уезжал, не спал почти, а если ему звонили, то он закрывался в ванной и включал воду. Разве это не подозрительно?!
  - Вот как? То есть, ты считаешь, ему удалось 'достать' эти пятьсот тысяч долларов?
  - Думаю, да. Потому его и убили.
  
  Через полчаса Кики отвезла Славку домой и уехала в глубочайшей задумчивости. Информация оказалась чрезвычайно ценной, и Кики горячо поблагодарила неизвестно кого, там, наверху, за эту неожиданную удачу. В сочетании с тем, что уже было ей известно, история приобретала совершенно новое звучание.
  Как же ей сейчас не хватало подруги, друга, все равно кого, лишь бы поделиться с кем-то догадками и предположениями! В детективных романах сплошь и рядом доморощенные сыщицы обсуждают ход следствия с подругами, любимыми мужчинами и сотрудниками милиции, которые неровно дышат к этим самым героиням. Раменского из числа поклонников можно было смело вычеркивать - на эту роль он не годился даже в самых страшных снах. Подруги... К Жанне она не пойдет и под страхом расстрела, до тех пор, пока не удостоверится в ее невиновности... Или наоборот, виновности. Разговаривать с Лизой было хорошо о мужиках и тряпках. Обсуждать с ней расследование было невозможно по той простой причине, что она - жена Вадима, то есть, одного из подозреваемых. Какие бы не были у них отношения, а все же супруги имеют обыкновение защищать друг друга.
  Молодой человек - отдельная песня. Нет у нее молодого человека.
  'Так и запишите', - пробормотала Кики, внимательно следя за движением, чтобы удержать слезы.
  Надо ли вычислять, кто эта неведомая блондинка? Ну узнает она, что зовут ее Маша Петрова, и она, к примеру, фотомодель. Что-то изменится?
  Ровным счетом ничего. Теперь Стас может заводить сколько угодно ярких длинноногих блондинок, хоть каждый день по две штуки! А у Кики есть над чем подумать кроме загулов любимого.
  Что ж, благодаря Славке у нее появился небольшой просвет в окружающей ее темноте. А именно - полмиллиона долларов.
  Никто Павла холода не убивал. Напротив, убил он. Теперь-то Кики была в этом почти уверена. Талантливый хакер умыкнул у кого-то деньги - у банка, или снял с чьего-то счета, теперь уж вряд ли узнаешь. И чтобы никому не пришло в голову его искать, отнимать деньги и сажать в тюрьму, устроил гениальную инсценировку. Безобидный пьянчужка погиб в огне, а программист возродился под именем Максима Матвеева. Ловко, ничего не скажешь.
  Доказательств в пользу этой версии не было, если не считать косвенных улик. Но Кики решила, что ее догадки не так далеки от истины.
  Да, и еще таинственная 'Вечная Невеста'... Уж не Жанна ли это? Черт, как бы проверить?
  Хорошо, тогда каким боком тут Стас, который околачивался возле дома в тот вечер? Кто изображал двойника? Кто украл распечатки газетной статьи? Почему Жанна разыграла потерю ключей, и почему Вадим шарил в шкафу? И кто разгромил ее дачу?
  Эх, нелегкая работа у частных детективов, особенно, если преступление касается их самих. Рисовать картинки куда легче. Кики вздохнула, вспомнив, что не появлялась на работе уже второй день.
  Интересно, как вообще продвигается официальное следствие? Раменский как в воду канул, а ведь было бы интересно узнать, что ему удалось нарыть. Хотя вряд ли он будет делиться с ней информацией. Если бы Кики умела строить глазки и коварно выманивать сведения, прикидываясь хорошенькой дурочкой... Но она не умеет: всегда была прямолинейной, и притворство совсем не в ее духе. Да и майор - не из тех людей, что растекаются лужицей воска перед женщиной.
  Она въехала в центр, движение стало оживленным, и все внимание пришлось уделить дороге. И вдруг в сумке зазвонил мобильный. Кики взглянула на определитель, и по спине пробежала холодная змейка.
  Звонил Стас. Ей пришлось подождать несколько секунд, чтобы успокоиться и ответить ровным голосом, без слабости и дрожания.
  - Привет.
  - Привет, Кики. Как дела?
  - Никак. Все нормально.
  - Где ты сейчас? Мне сказали, ты заболела... Что случилось?
  Он говорил с длинными паузами, словно преодолевая себя. Вообще создавалось впечатление, что звонит он словно под дулом пистолета.
  - Небольшая простуда, ничего страшного.
  - А как там следствие? Менты что-нибудь узнали?
  - Если и узнали, то мне не доложились.
  Воцарилась пауза, во время которой Кики усердно протискивалась в свободное пространство, образовавшееся в плотном потоке машин. Стас явно не знал, что сказать, а Кики не помогала ему.
  - Ты сейчас не дома? Я звонил тебе.
  - Ездила по делам, - ответила она сухо. - Стас, зачем ты звонишь?
  - Как зачем? Хотел узнать, как твои дела.
  - Узнал? Можем попрощаться. Да, кстати, не трудись изображать беспокойство о моем здоровье и о ходе расследования. Не надо.
  - Кики, о чем ты говоришь? - вяло возмутился Стас.
  Это было так фальшиво, что Кики поморщилась от отвращения. У нее возникло отчетливое ощущение, что Стас понял, что она хорошо осведомлена. Но откуда бы ему знать об этом?
  - Я говорю, не звони мне больше, ладно? Я ненавижу, когда мне врут. Если ты завел любовницу, имей храбрость сказать об этом, и мы не будем продолжать наши отношения.
  Никто не знает, как трудно ей было сказать об этом, и все же она сказала. Надо было иметь смелость поставить вещи на свои места, ибо больше всего на свете Кики не любила недомолвки и ложь.
  Стас замолчал, в трубке что-то пощелкивало, потрескивало, а потом вдруг Кики услышала чей-то голос вдали. Голос совершенно точно принадлежал женщине, но слов было не разобрать.
  Она напряглась и затаила дыхание. Но в этот момент ожил Стас.
  - Кики, просвети меня, потому что я ничего не понимаю, - он говорил с недоумением человека, у которого совесть чиста, и Кики на миг заколебалась.
  - Скажи мне, где ты сейчас? - вопросом на вопрос ответила она.
  Секундная заминка.
  - Дома. Я ушел с работы пораньше.
  Потрясающе. У него в квартире раздается женский голос, а он имеет наглость корчить из себя невинно оскорбленного.
  - Потому что я видела тебя и твою девицу. Можешь жить спокойно, я не собираюсь устраивать скандалы и разоблачения. Только прошу, оставь меня в покое.
  И она отключилась. Кинула трубку на сиденье, закусила губу, унимая дрожь во всем теле.
  Во время разговора ее посетила крамольная мысль, и теперь пришло время ее обдумать. Что сказал Стас: 'мне сообщили, ты больна'. А еще он мямлил и почти не пытался отпираться, словно бы знал, что ей все известно.
  Откуда, откуда, черт возьми?
  Только Лиза могла сказать ему, что Кики приболела, потому что он никогда раньше не звонил ей на работу. Зачем общаться через нерасторопных секретарей, если есть мобильник!
  Только Лиза знала об этой девице. Никто иной не мог просветить Стаса, кроме нее. Конечно, болтушка-Леночка с его работы могла растрепать о Кикином приезде, но тогда Стас кинулся бы в атаку. Он хотя бы должен был попытаться ее убедить в том, что секретарша наврала, все равно по какой причине.
  Но он покорно дышал в трубку, не делая даже малейшей попытки оправдаться.
  Женский голос в трубке.
  Черная 'Ауди' и светлые волосы неведомой любовницы Стаса. Ее дорогая одежда и потрясающая внешность.
  Черт побери! Лиза!
  Она застонала и с силой ударила по рулю. Сзади кто-то нетерпеливо засигналил, и Кики обнаружила, что на светофоре давно горит зеленый, а она все стоит на месте и колотит кулачком по рулю.
  Нет, только не это. Она могла пережить все: и чьи-то неведомые игры вокруг нее, и убийство, и даже измену парня... Но предательство подруги, с которой уже почти десять лет вместе - это уж слишком.
  Лизка, Лиз, неужели это ты?
  Кики резко повернула, вызвав шквал возмущенных гудков. Ей необходимо было проверить свою страшную догадку. Она маневрировала в густом потоке автомобилей, не обращая ни на кого внимания. Подрезала устрашающе огромный джип. Повернула. Перестроилась. Простые действия помогали держать себя в руках. Если бы она ехала сейчас в такси, то истерики было бы не миновать.
  Она почти не помнила, как добралась до Стасова дома. Вот и его окна - одно ярко освещено, в другом красноватый полумрак. Весьма красноречивый полумрак, надо заметить.
  Кики со скрежетом остановила машину возле подъезда, до полусмерти напугав старушку, шествующую по тротуару с болонкой на поводке. Ее лицо исказилось в гримасе страха, но Кики было плевать.
  Она выбралась из машины, тут же сунула в рот сигарету. Огляделась. В вечернем свете фонарей Кики сразу же увидела знакомую машину - глянцево-черную, словно бы игрушечную, 'Ауди-ТТ'.
  Губы Кики болезненно скривились, сигарета упала на землю. Наверное, человек, которому стреляют в спину, чувствует что-то подобное. Она сейчас почти не ощущала боли, только безмерное удивление: как же так? За что?
  Не чувствуя под собой земли, Кики подошла к подъездной двери и вошла вслед за сердитой старушкой. Болонка вертелась под ногами и визгливо лаяла.
  - Вы к кому? - осведомилась старуха, сверля ее взглядом.
  Кики не удостоила ее ответом, стремительно прошла к лестнице и взлетела на третий этаж. Позвонила в дверь.
  Спустя бесконечно долгие секунды с той стороны зашлепали шаги босых ног, послышался звук открываемого глазка. Кики могла бы поклясться, что услышала сдавленное ругательство, но ей, разумеется, показалось.
  Ее разглядывали в глазок в полном молчании. Со стороны ситуация, вероятно, выглядела до ужаса банальной. Разгневанная девица разоблачает неверного любовника! Не годится даже для дешевой комедии!
  - Стас, ты так и будешь меня рассматривать? - спросила она громко. - Открой, я же знаю, что ты дома.
  Неуверенно загремели замки, дверь открылась, на пороге появился Стас: полотенце на бедрах, влажные волосы, голый торс.
  - Привет. Ты что тут делаешь?
  - Вот, решила в гости заехать. Ты же не собираешься держать меня на пороге?
  - Ты знаешь, я вообще-то собирался ложиться спать...
  - Надеюсь, один?
  Кики решительно отодвинула его и вошла внутрь. В глаза бросились изящные сапожки на невероятной высоты каблуке и сумочка из такой же кожи, валяющиеся на полу. Следом взгляд переместился на невесомую шубку.
  - У тебя гости? Надеюсь, я не помешала?
  Стас мялся на пороге, не в силах произнести ни слова, лишь лепетал нечто невразумительное.
  Кики прошла по квартире, поочередно распахивая все двери. Наконец, добралась до спальни, той самой комнаты с алыми шторами. Когда-то Кики сама выбирала их, стремясь создать в спальне интимную атмосферу.
  На кровати, застеленной роскошным шелковым бельем, лежала Лиза. Сонный вид, небрежно наброшенная на спину простыня, разметавшиеся по подушке волосы.
  И снова Кики ощутила себя героиней водевиля. Она издала странный звук, похожий на сдавленный смех. Лиза приподнялась на локтях, встретилась с ней взглядом и буквально застыла на месте. Стас метался сзади и сквозь зубы матерился.
  Не сказав ни слова, Кики развернулась и резко вышла, хлопнув дверью.
  
  Глава 14
  
  Первым ее порывом было разгромить к черту роскошную Лизину тачку, повыбивать стекла, но делать этого она, разумеется, не стала. Просто уехала, уговаривая себя забыть обо всем, выкинуть из головы, как неприятный сон.
  Время от времени ее мобильник заходился в истеричном трезвоне, но Кики не думала брать трубку. На экране поочередно высвечивался номера Лизы и Стаса. Ей не были нужны ни их оправдания, ни ложь. Пусть названивают!
  Примерно на пятом звонке у нее кончилось терпение, и она вырубила телефон. Ехать в тишине было куда как приятней. Конечно, если в данную минуту хоть что-то могло показаться Кики приятным.
  Ее трясло и било словно в ознобе, зубы стучали, а в позвоночник словно воткнули ледяную иглу. Жуткое ощущение. На всякий случай Кики остановилась, достала из багажника аптечку и нерешительно уставилась на залежи таблеток и упаковок с медицинскими средствами. Что принять-то? На всякий случай она сунула под язык таблетку валидола и немного посидела в машине.
  Лиза и Стас. Лучшая подруга в постели ее парня, красивая и, наверное, гораздо более изощренная в сексе. Так, стоп, а это уже паранойя! Она приказала себе не думать об этом, но против воли всплывало воспоминание о шелковой роскоши простыней, о красавице Лизе со спутанными волосами...
  Что ж, пожалуй, у всего этого есть только одна положительная сторона. А именно - хуже уже не будет. Просто трудно придумать что-то более ужасное.
  Интересно, как долго у них продолжается... этот роман? И вообще, что это было, случайный загул, или серьезные длительные отношения?
  Судя по поведению Стаса в последние недели, второй вариант казался более реальным. Взять хотя бы ту некрасивую историю в особняке у Дружининых? Когда Лиза напилась и попросила принести ей в ванную комнату сумку. И тут же у Стаса зазвонил мобильный. Он тогда еще взбеленился, испугавшись, что Кики подслушивает.
  Да они оба моральные уроды!
  Кики снова затрясло, да так, что застучали зубы. Она торопливо закурила. Интересно, не повредит ли никотин после сердечных таблеток? А впрочем - плевать!
  За этой сигаретой последовала еще одна, и когда табачный дым уже начал прихотливо извиваться под крышей, Кики почувствовала, что ей гораздо лучше.
  Ехать в пустой дом, слоняться в одиночестве, распугивая тени в углах, Кики решительно не хотелось. При мысли об этом у нее даже зубы заныли.
  Она решила заехать в ближайшую кофейню и немного посидеть там. Возможно, перекусить салатом или сэндвичем. Все лучше, чем загибаться дома от тоски.
  Заведу кошку, решила она мрачно. А еще лучше - собаку. Она будет меня любить, ждать с работы. За чью-нибудь нежность в глазах Кики готова была отдать многое. Если нельзя доверять людям (в чем она уже убедилась на собственном опыте), то собака по крайней мере тебя не предаст.
  Эти угрюмые мысли текли в ее голове почти бесконтрольно, и очень напоминали невроз. Кики встряхнулась, прогнала панику и отчаяние - точнее, сделала вид, что прогнала. Но это подействовало. Стало чуть-чуть легче.
  На пути попалась хорошая кофейня. Кики припарковала 'Форд' и вошла в полутемный уютный зал, словно попала внутрь коробочки с шоколадными конфетами. Здесь пахло кофе и сладостями, приятный дым дорогих сигарет щекотал ноздри, а за столиками сидели расслабленные люди.
  Она уселась в низкое кресло, сделала заказ улыбающейся официантке и попыталась успокоиться. Кресло как будто принимало в ласковые объятия, и посетитель только что не лежал в нем. Кики поймала на себе несколько внимательных и заинтересованных взглядов, но только поморщилась. Меньше всего ей сейчас нужны были случайные ухаживания.
  Хотя, многие на ее месте не глядя пустились бы в новые отношения, чтобы выбить клин клином, но Кики была не из таких. Роман со Стасом продолжался больше трех лет, это был целый кусок жизни, вместивший в себя очень многое. Почти 'предразводная' ситуация в прошлом году, которая закончилась взаимным примирением. Совместные путешествия: Прага, Крым, маленький пансионат на Волге... Несчастный случай - у Кики случился выкидыш, когда она понятия не имела, что беременна, срок был меньше трех недель. Тогда Стас был неподдельно расстроен, хотя по его поведению чувствовалось, что он даже рад такому исходу. Ведь пришлось бы жениться, жить одним домом, что для независимого Мезенцева было сущим кошмаром.
  Три года - это много. Они стали почти родными друг другу, и надо же было вот так банально и пошло все закончить! Что мешало Стасу пойти и сказать честно: прости, я люблю Лизу.
  Ах да, Лиза ведь замужем! Признаваться было нельзя.
  Интересно, Вадим в курсе этих отношений? Или ему давно плевать на Лизу? Судя по тому, что он весело и не особо заморачиваясь над моралью, изменяет жене направо и налево...
  К счастью, скоро принесли заказ: сэндвич с лососем, салат, чайничек с ароматным жасминовым чаем. Жаль, что нельзя заказать вино - неплохо было бы отметить начало новой жизни. А может, фиг с ними, с гаишниками? Тем более, что ехать до дома всего ничего. И Кики решилась. Она попросила принести бокал белого вина и зажечь на столике свечу, плавающую в стеклянном подсвечнике.
  'Надо бы поговорить с Вадимом', - подумала она, расправляясь с сэндвичем - на нее внезапно напал приступ голода. Не то чтобы Кики горела желанием отомстить... Нет, это было не в ее стиле - дешевые и прямолинейные уловки. Если надо, она могла бы разработать многоходовую комбинацию, в результате которой противник сам загонял себя в ловушку. Собственно, она лишь раз проделала такой фокус с человеком, который был ей неприятен, но потом решила на этом остановиться, ибо манипулирование людьми не входило в число ее излюбленных занятий. Да и природная лень обычно одерживала верх.
  Но поговорить с Вадимом все же стоит, хотя бы для того, чтобы понять, как долго Лиза и Стас водили ее за нос. Что-то подсказывало ей, что немало времени им удавалось лгать и притворяться, и от этого было еще больнее.
  Кики твердо решила завтра встретиться с Вадимом. Кроме того, пока она ела сэндвич, в ней зрела мысль о том, что работать в этой компании она больше не будет. Работать в одном офисе с Лизой, каждый день сталкиваться в коридорах и думать о том, что она и Стас...
  Кики вздрогнула и вилка громче чем следовало звякнула о тарелку. Аппетит пропал. Она медленно допила белое вино с привкусом моря и южного солнца, закурила и жестом подозвала официантку.
  - Пожалуйста, кофе по-восточному.
  А вообще, завтрашний день обещал быть насыщенным и богатым на события. Кроме разговора с Вадимом и поездки в офис Кики решила еще позвонить Раменскому и все-таки выяснить, как продвигается следствие. Потому что она сама окончательно запуталась.
  
  В десять утра Кики уже была в офисе. Она зашла в свой кабинет, попросила девочку с ресепшен ни с кем ее не соединять, а когда появится генеральный, немедленно сообщить ей. На всякий случай Кики заперла дверь изнутри, чтобы никто из коллег случайно не зашел и не начал задавать вопросы. В особенности, чтобы этого не сделала Лиза.
  Она бездумно сидела за компьютером, раскладывала пасьянс, хотя эта игра обычно оставляла ее равнодушной. Но теперь она битых полчаса перекладывала карты, полностью отключившись от внешнего мира. Из ступора ее вывел звонок секретаря: девушка сообщила, что генеральный директор только что приехал.
  - Спасибо, - поблагодарила ее Кики. Не давая возможности никому из более ловких сослуживцев поймать шефа, она набрала его внутренний номер.
  - О, Кира Сергеевна, ты ожила? - радостно приветствовал ее шеф. - Что с тобой приключилось? Три дня на работе не появлялась!
  - Игорь Николаевич, я могу зайти? Мне очень нужно с вами пообщаться.
  - Да вообще-то у меня запланирован важный телефонный звонок... У тебя что-то срочное?
  - Чрезвычайно срочное, - твердо ответила она.
  - Ну что ж, заходи.
  Шеф сидел за столом, просматривал свежую газету и говорил с кем-то по телефону. Увидев Кики, он приветственно замахал руками и жестами велел сесть и подождать немного. Игорь Николаевич был дядькой душевным и понимающим, и Кики надеялась, что он войдет в ее положение.
  Наконец, он положил трубку, потыкал кнопки в телефоне и приказал:
  - Настя, два кофе.
  - Спасибо, - пробормотала Кики.
  - Ну так с чем пожаловала, дорогая Кира Сергеевна?
  - Я хочу подать заявление об уходе.
  - Почему-то я так и подумал, - вздохнул шеф печально. - И по какой причине? Нашла другую работу?
  - Нет. Просто ухожу.
  - Кирочка, люди просто так не увольняются. Ты нашла новую работу? Ты хочешь повышения?
  - Игорь Николаевич, я хочу уйти. Мне не нужно повышение. Никакой работы у меня пока нет, и в ближайший месяц вряд ли появится. Мне нужно решить массу проблем.
  - Что за проблемы?
  - Личного характера.
  - Вот бабы, слова в простоте сказать не могут! - шеф расстроенно хлопнул ладонью по столу. - Ты что, беременна? С женихом поругалась? Что случилось?
  - Да не хочу я вдаваться в подробности, Игорь Николаевич! Какая разница! Считайте, что я ухожу по семейным обстоятельствам.
  Настя принесла кофе, блюдечко с порезанным лимоном, минералку.
  - Игорь Николаевич, звонил Карпов, просил, чтобы вы с ним срочно связались.
  - Ничего, пусть подождет. Никого пока со мной не соединяй, я занят.
  Шеф меланхолично сжевал кусочек лимона, даже не поморщившись, выпил минералки, и только потом приступил к кофе. Кики с улыбкой наблюдала за ним: ежеутренний ритуал ее забавлял.
  - Обстоятельства, говоришь? Ну ладно, черт с тобой. Надо так надо, что я, не человек что ли? Две недельки отработаешь, а там...
  - Сегодня.
  - Что - сегодня?
  - Сегодня уйду. Я не могу две недели отрабатывать.
  - Здрасьте, приехали! - шеф посуровел. - А дела сдавать? А проект по торговому центру?
  - Петров в курсе всех дел. Он даже рад будет, что проект на него перекинут.
  - Дурак он, твой Петров! - брякнул Игорь Николаевич невыдержанно. - Вот что, Арсеньева, не радуешь ты меня. Иди, а я сейчас в кадровый отдел позвоню, чтобы готовила документы.
  - Спасибо.
  - Вот только рекомендаций не получишь, поняла? Я не люблю, когда меня вот так кидают.
  Да подавись ты своими рекомендациями, чуть не ляпнула Кики, но сдержалась. Молча отставила недопитый кофе, направилась к двери.
  - Позвони мне, Арсеньева, как успокоишься, - сказал за спиной шеф. Голос его звучал вполне миролюбиво. - Расскажешь мне, что у тебя случилось.
  - Обязательно. Всего хорошего.
  Из кабинета шефа она выскочила, бледная от волнения. Он даже не попытался удержать ее, предложить отпуск, какую-то помощь... Кики поняла, что ей будет совсем не жаль расставаться с этой работой. Тем более, что Лиза здесь была всеобщей любимицей: как же, супруга крупного бизнесмена, а трудится менеджером, задерживается допоздна, выслушивает нотации от начальства, и при этом - всегда милая и очаровательная. И только одна Кики знала, что была б Лизина воля, она не переступила бы и порог этой фирмы, сидела бы дома и тратила мужнины деньги. Вот только денег он почти не дает, и на тряпки и косметику ей приходится зарабатывать самой.
  Кики почти бежала по коридору, невежливо отмахиваясь от приветствий и вопросов коллег, и на одном из поворотов почти лоб в лоб столкнулась с кем-то. Девушка - беленький свитерок, замшевая юбка... В руках - папка с бумагами, которые при столкновении разлетелись в разные стороны. От девушки пахло знакомыми духами, и Кики медленно подняла глаза.
  Разумеется, Лиза. Одета, как всегда, с иголочки, цветет и благоухает. Кики мысленно сравнила себя с ней: вечно растрепанная, рыжая, тощая... В джинсах, ботинках, опять забыла про неначатые духи, стоящие в ванной на полочке... В принципе, Стаса можно понять.
  - Привет, - пролепетала Лиза. Она опустилась на корточки и принялась собирать разлетевшиеся бумаги.
  - Привет, - буркнула Кики и машинально подобрала с пола несколько листов.
  - Слушай, я... мне... Не знаю, даже, что и сказать...
  - Лучше ничего не говори, - посоветовала Кики. - Сейчас я не в лучшем настроении. Могу и в глаз дать, мне не трудно.
  - Ты мне угрожаешь?
  - Я не угрожаю. Я тебя презираю. Тебе я доверяла больше всех на свете, а ты еще смела давать мне какие-то лицемерные советы. 'Подумай, нужен ли тебе Стас, этот неудачник', - передразнила она Лизу. - Черт, у меня в голове не укладывается! Скажи, ведь это он с тобой разговаривал по телефону, тогда, на даче?
  Лиза ничего не ответила, и Кики только рукой махнула. Сунула ей в руки смятые бумаги, резко поднялась и прошествовала мимо.
  В кадровом отделе ей пришлось высидеть целый час. Пожилая кадровичка неспешно пила чай со сливками, лениво стучала по клавиатуре, звонила кому-то, что-то выясняла... Кики сидела на жестком стуле - специально, что ли поставили такой? - и бездумно смотрела в окно. Там не было ничего интересного: кусочек заснеженного двора, автомобильная парковка, старые деревья. Но Кики было все равно, на что смотреть, лишь бы не на ленивую кадровичку, которую не выносила с самого первого дня работы.
  Потом она зашла в бухгалтерию, не глядя подписала какие-то бумажки и с облегчением ушла.
  Было чувство, что с плеч упал большой тяжелый камень. По крайней мере, Лизу она больше не увидит.
  
  Упав на сиденье машины, Кики отъехала от офиса, завернула в тихий переулок и заглушила двигатель. Ей требовалось время, чтобы прийти в себя и слегка успокоиться. Несколько раз Кики делала попытки позвонить Вадиму, но никак не могла себя заставить. Она элементарно трусила. Ну как с ним прикажете разговаривать? Кики еще не приходилось видеть реакцию мужчин на измену жены, тем более, такого мужчины, как Вадим. Если при отказе Кики он впал в несколько неадекватное состояние, что же будет, когда она поведает душераздирающую историю о Лизе и Стасе? Да ведь он запросто прибьет ее под горячую руку?
  Наконец, она решилась. Встретиться можно в каком-нибудь людном месте, не обязательно ехать к нему в офис. В издательстве Кики бывала пару раз и в кабинете Вадима чувствовала себя несколько скованно. Там было не то чтобы неуютно, но как-то чересчур мрачно: тяжелые портьеры, строгая мебель, секретарша в ослепительном костюме, надменная, словно английская королева. Нет, в издательство Кики не поедет. А договориться о встрече можно в каком-нибудь кафе.
  Решительным жестом Кики схватила телефон и нашла в памяти номер Вадима. Тот ответил не сразу, голос у него был недовольный.
  - Привет, Кики, что случилось?
  - Привет. Мне надо с тобой поговорить.
  - Ты знаешь, как раз в эту минуту у меня проходит совещание. Ты не могла бы перезвонить через часок?
  - Это очень важно, - с нажимом сказала она.
  - Погоди секунду, - Вадим прикрыл трубку ладонью и сказал несколько слов кому-то в сторону. Спустя секунд десять он заговорил уже громче. - Я вышел в коридор. Ты меня заинтриговала. Неужели передумала, радость моя?
  - Даже не надейся. У меня очень важное дело, касающееся твоей жены.
  - Неужели?
  - И вообще, нам с тобой многое надо обсудить.
  - Что я слышу, не прошло и века, как несравненная Кира уже не шарахается от меня и даже приглашает на рандеву!
  Он усмехнулся так откровенно, что Кики возмутилась.
  - Да что ты себе навоображал? Короче, если мы не встретимся в самое ближайшее время, ты очень пожалеешь.
  - Это угроза?
  - Это констатация факта. Я сейчас недалеко от офиса Стаса. Где мы можем встретиться?
  - Звучит интригующе. Ладно, я постараюсь в темпе вальса досовещаться и выбраться куда-нибудь на ланч. Возле нашей богадельни есть неплохая забегаловка, там и пообедаем. Я угощаю.
  - Слава Богу, я пока в состоянии заплатить за свой обед. Говори, как найти это заведение?
  Вадим в двух словах объяснил дорогу и поспешно отключился. Что ж, по крайней мере, в своих переживаниях Кики будет не одна. Интересно будет взглянуть на реакцию вечного счастливчика Дружинина.
  Через полчаса она уже входила в просторный и светлый зал того самого кафе. Вадима нигде не было, и Кики заказала стакан минералки и зеленый чай. Еще около получаса она ждала Вадима, нетерпеливо оглядываясь в сторону входной двери. К тому времени она уже ощущала легкий голод, поэтому подозвала официантку и ткнула не глядя в первый попавшийся салат.
  Наконец, Дружинин появился: неспешно вошел в зал, словно и не опаздывал на встречу. Выглядел, как всегда, выше всяких похвал: в безукоризненном костюме и ослепительно-белой рубашке. Галстук и запонки прилагались. Кики на миг ощутила стыд за натянутые в утренней спешке старые джинсы и бесформенный свитерок.
  Впрочем, она не на свидание пришла. И Вадиму придется пережить общество невыспавшейся и ненакрашенной девушки.
  - Приветствую, - он сел напротив и потянулся, чтобы традиционно чмокнуть в щечку.
  - Предлагаю на сегодня обойтись без поцелуев, - сказала Кики, отстраняясь. - У меня к тебе разговор. Серьезный.
  - Мне заранее страшно, - ухмыльнулся Вадим. - Ты подождешь, пока я сделаю заказ? Умираю от голода!
  Он продиктовал подошедшей официантке основательный заказ, попросил 'не затягивать, иначе у него сорвется важная встреча' и обратил взгляд на Кики, съежившуюся на краешке стула.
  - Да, вид у тебя странный. Что происходит, Кики?
  - Я должна тебе рассказать одну вещь. Я сама узнала обо всем только вчера...
  - Да?
  - Ты обещаешь, что не будешь кидаться в меня предметами?
  - С какой это радости я должен в тебя кидаться? - изумился Вадим.
  - Потому что с гонцом, принесшим дурные вести, обычно вытворяли вещи и похуже.
  - О черт, не тяни и выкладывай все как есть!
  Кики трясущимися руками сорвала с сигаретной пачки обертку и торопливо закурила.
  - Стас спит с твоей женой, - мрачно объявила она.
  Реакции Вадима можно было позавидовать. Его лицо осталось невозмутимым и непроницаемым, словно Кики сообщила о перемене погоды. Он лишь сглотнул, и побарабанил пальцами по кожаной папке меню.
  Кики курила и молча наблюдала за ним.
  - Отлично, - произнес наконец Вадим.
  - Ты полагаешь?
  - Ты расстроена, конечно. Как ты узнала?
  - Случайно. А потом увидела их обоих, ну... ты понимаешь...
  - Понял, можешь не продолжать. Подробности меня мало интересуют.
  - Меня, в общем-то тоже.
  Вадим тоже закурил, и они оба замолчали. Кики попросту не знала что сказать. Она чувствовала себя глупой и потерянной. Черт!
  - Что ты намерена предпринять? - спросил он спустя минуту. - Ты уже думала об этом?
  - Все, что нужно, я уже предприняла. Я уволилась с работы. Со Стасом я больше встречаться не буду.
  - Тебе гораздо легче.
  - Что? - взвилась Кики. - Мне легче? По какой это, позволь узнать, причине? Только потому, что у меня в паспорте нет штампика о браке? И хорошо, что нет!
  - Тихо, успокойся, пожалуйста, - взмолился он. - Давай не будем закатывать истерики.
  - Прости, - буркнула она, затягиваясь сигаретой.
  - Я имел в виду, что тебе по крайней мере не придется заниматься всей этой ерундой с разводом: суд, раздел имущества...
  - Ты собираешься с ней разводиться?
  - Пока не знаю. Это так вот с ходу не решается. К тому же, как тебе, наверное, известно, я и сам не святой...
  - О да! - ядовито выпалила она и надолго умолкла, погрузившись в раздумья.
  Тем временем Вадиму принесли заказ, и он накинулся на еду, словно ничто его не тревожило. Казалось, ему не испортит аппетит даже новость о надвигающемся конце света.
  - Слушай, ты почти спокойно это воспринял... Ты знал? - решила уточнить Кики.
  - Насчет Стаса - нет, понятия не имел. Черт возьми, мне твой мальчик всегда казался таким рохлей, а он вот что натворил, - и он сдавленно засмеялся. Потом вдруг закашлял, и Кики торопливо подсунула ему бутылку, в которой еще плескались остатки минеральной воды.
  - Не вижу ничего смешного.
  - А ты подумай сама. В то время, как ты изображала из себя святую, наши дражайшие половины вовсю развлекались друг с другом.
  Кики застонала, словно от сильной боли и подавила порыв запустить в Дружинина пепельницу.
  - Если ты видишь в этом хоть каплю смешного, флаг тебе в руки. Избавь меня, пожалуйста, от своего извращенного чувства юмора! Лучше скажи, сколько, по-твоему, это могло продолжаться?
  - Сколько угодно. Надо признаться, что я хоть и не ревнивый, но за женой постоянно приглядываю. Разумеется, не нанимаю детективов, чтобы шпионить за ней, но необычное поведение отмечаю. Так вот, уже пару лет мне казалось, что Лиза завела мужика.
  - Сколько?!
  - Ты спросила, я ответил. Не гарантирую, что это был именно Стас, но какой-то мужик у нее определенно завелся около полутора лет назад. Она сильно изменилась, и до сих пор остается такое же странной.
  - И ты полтора года просто молчал?
  - Можешь назвать это легкомыслием, но я не люблю подозревать людей на пустом месте. У меня не было доказательств, кроме косвенных: мелочи, странные движения, телефонные звонки... А добывать доказательства мне неинтересно. Я слишком занят.
  А ведь он ее не любит, поняла Кики. Ему абсолютно все равно, хоть Лиза крутила романы с ротой мужиков. Любой другой на его месте предпринял бы попытку прояснить ситуацию, а этот ссылается на занятость! Черствое чудовище!
  - Мне тебя жаль, детка, - снисходительно произнес Вадим. - Ты ревнуешь? Тебе обидно? Зря, научись воспринимать жизнь легко: потери неизбежны, надо просто изменить к ним отношение.
  - Психолог доморощенный! Я потеряла в один день подругу и жениха! Кроме того...
  И она умолкла, чтобы с языка не сорвалось ничего лишнего. В этот момент Кики как раз вспомнила о том, что кто-то ведь убил Павла Холода, и этот кто-то - человек из ее окружения. Стас? Лиза? Вадим? Жанна?
  А почему не Вадим? Он не встречал Лизу в аэропорту, его алиби на тот вечер остается каким-то сомнительным, в прошлый раз он только отшутился. Кроме того Кики совершенно неожиданно вспомнила о пьяных выкриках Лизы во время 'пикника' в Абрамцеве. Что Вадима в прошлом году 'кинули', и он лишился крупной суммы...
  А ведь это очень похоже на историю с талантливым, но голодным хакером Пашей Холодом!
  Кики бросило в жар, потом в холод и она невпопад ляпнула:
  - А сколько денег у тебя тогда украли?
  Вадим поднял бровь и на миг перестал жевать. Кики устало потерла лоб и пояснила суть вопроса.
  - Лиза говорила, что у тебя деньги украли, помнишь?
  - У меня никто ничего не крал. Я не понимаю, зачем ты завела этот разговор!
  Да, она забыла об осторожности, но что поделать, если жизнь то и дело устраивает ей неприятности с той же легкостью, с какой подкидывают дрова в огонь. Она устала. Потеряла осторожность и забыла, что имеет дело с одним из подозреваемых.
  - Да просто вспомнила невпопад, - ответила она сбивчиво. - Извини.
  - Да не надо извиняться, ничего тут страшного нет. Меня подставил один деловой партнер: я ему деньги одолжил, а он, собака, не вернул. Пришлось из него эти деньги выбивать с помощью грубой физической силы.
  Уточнять, каким образом выбивали деньги, Кики не стала. Лишь спросила, о какой сумме идет речь.
  - Пятьдесят тысяч долларов, - ответил Вадим неохотно. - Это имеет принципиальное значение? Или ты по совместительству работаешь в налоговой инспекции?
  - Да я просто так спросила.
  Кики не была уверена на сто процентов, но ей казалось, что Вадим сказал правду. Правда, психолог из нее никудышный, и измена Стаса это доказывает...
  Она снова закурила, придвинув поближе пепельницу. Осталось задать еще один вопрос. Как сделать это деликатно, Кики понятия не имела. Возможно, сыщики из детективов умеют опрашивать подозреваемого так тонко и умело, что бедняга, сам того не желая, выкладывает им все как на духу. Ее этому не учили, поэтому придется спрашивать в лоб. Грубо, никто и не спорит.
  - Вадим, ответь на последний вопрос, и я от тебя отстану.
  - А я не хочу, чтобы ты от меня отставала, - Вадим отложил вилку и взглянул на часы. - Ты заметила, как душевно мы с тобой посидели? Только ты ничего не съела.
  И он кивнул на салат, к которому Кики от волнения даже не притронулась.
  - Ты лучше скажи, почему ты не встретил Лизу в аэропорту?
  - В каком аэропорту? - озадачился он. - О чем это ты?
  - Вспоминай, мы с ней летали в Калининград, на неделю. А когда прилетели - ни одна собака нас не встретила.
  - Черт возьми, я сегодня решительно не поспеваю за ходом твоих мыслей. Сначала историю о наших голубках, потом вдруг всплывают какие-то старые истории о долге, теперь аэропорт. Что творится у тебя в голове, лапочка?
  - А ты действуешь мне на нервы! Неужели трудно ответить?
  - Кажется, я понимаю, о чем речь. Но могу тебя заверить: я не встретил Лизу по одной простой причине: она сама предложила мне не тратить время. Еще перед отъездом она сказала, чтобы я не волновался по поводу встречи.
  Крайне интересно!
  - Сама попросила?
  - Нет, прислала гонца с письмом. Конечно, сама! Потому я смело посидел в кабаке в компании деловых партнеров. Шведы приехали заключать контракт, вот мы и пригласили их на русские блины с икрой. Ну что ты так смотришь? Это были исключительно партнеры по бизнесу, никаких девок, не волнуйся!
  - Я и не думала волноваться. Ладно, Вадим, спасибо за содержательную беседу. Уж и не знаю, когда мы теперь увидимся...
  Кики поднялась, порылась в сумочке и выложила на стол купюру.
  - Убери деньги, Кира, я вполне могу заплатить за твой несчастный салат!
  Она проигнорировала его просьбу, высказанную в приказном тоне и, торопливо попрощавшись, покинула кафе.
  
  Глава 15
  
  Остаток дня она провела дома, слоняясь из комнаты в комнату, и сосредоточенно размышляла. Выстраивала разные версии, тасовала факты, словно карты в колоде. Но их, этих фактов, не хватало. Кики чувствовала, что разгадка где-то рядом, но поймать ее не могла, и это раздражало, словно соринка, попавшая в глаз.
  Одновременно она думала о Стасе и Лизе, не могла не думать. Кажется, эти мысли, въевшиеся в подсознание станут ее постоянным спутником на ближайшие месяцы, если только она не выбьет клин клином.
  Кто-то говорил недавно эту фразу... Кто же?
  Ах да, тот парнишка на шоссе, который остановился, увидев ее плачущей в машине. Как его там? Из автосалона 'Причуда'. Имя его Кики забыла, но воспоминание заставило ее слегка улыбнуться.
  Впрочем, что думать о чепухе, когда кругом все так запутано и непонятно! Можно попытаться соединить все имеющиеся кусочки головоломки и посмотреть, что получится. Части кусочков, правда, не хватало, но Кики надеялась, что из этого выйдет толк.
  Итак, с чего началась история? Вероятно, с того, когда программист Павел Холод решил ограбить банк. Идея ограбления разрабатывалась в соавторстве с 'Вечной Невестой', безымянной девушкой Холода.
  Авантюра, видимо, удалась, и парочка стала богаче на полмиллиона долларов. Что дальше - можно лишь предполагать: или банк вышел на их след, или предприимчивым программистом заинтересовалась милиция, а может, парень решил просто подстраховаться. Нашел безобидного пьяницу Максима Матвеева, каким-то образом заманил его в машину и устроил пожар. Труп опознали как тело Павла Холода, в то время, как настоящий Холод, с паспортом своей жертвы, залег на дно.
  Дальше - огромное белое пятно. Кики понятия не имела, что Холод делал все это время. Тратил состояние? Прикупил особняк в Париже и виллу в Ницце? Уехал с любовницей в Австралию?
  В этом Кики сильно сомневалась. Она видела одежду Холода: модельерскими изысками там и не пахло, дешевые тряпки с рынка. Либо парень хорошо конспирировался, либо пока не тратил деньги, предпочитая, чтобы шум утих. Второй вариант был более правдоподобным.
  Но что произошло, почему его вдруг убили?
  Ладно, что толку гадать, если неизвестно, кто убил! В любом случае, план был разработан весьма тщательно, и убийца подготовился заблаговременно. Он сделал все, чтобы подозрение пало на Кики, дабы не быть подозреваемым самому.
  Да, план был чрезвычайно красивым. Убийца сделал копию ключей от ее квартиры... Или имел их все это время, если это была Жанна. Затем, на сцену вывели 'двойника', не упустив ни одной мелочи: одежда, багаж, волосы, обувь... Подгадали время убийства практически с точностью до минуты, ориентируясь на время прилета Кики из Калининграда. Вот только предусмотреть аварию убийца не смог, из-за чего стройный план рухнул.
  Что же было дальше?
  В глубокой задумчивости Кики прошлепала в кухню, водрузила на плиту турку и насыпала туда две ложки кофе - сейчас следовало мобилизовать мозги и заставить их работать на полную катушку.
  Зачем-то разгромили ее дом в Абрамцеве. Кики до сих пор не поняла смысла этого странного поступка: было ли этой акцией устрашения, или там что-то искали? Что можно было искать в старом доме, доверху набитом старым барахлом, Кики не могла даже предположить.
  Кроме того, все друзья, ровным счетом все - были подозрительны. Стас, оказывается, был неподалеку от дома в вечер убийства, у Жанны были ключи от ее квартиры, да и на роль двойника она подходила идеально. Вадим... С ним не все ясно, но Кики почему-то верила, что он сказал правду насчет денег и своего алиби на вечер. Правда, он шарил по ее ящикам, да и листки с распечатанной статьей о гибели Холода вполне мог спереть. Насчет Лизы Кики не смогла вспомнить ничего компрометирующего, за исключением того, разумеется, что она спала со Стасом и при этом прикидывалась лучшей подругой.
  Вот и все факты, а кто убийца - она так и не выяснила.
  Кофе получился крепкий, словно адское пламя, и Кики устроилась с чашкой на подоконнике. Уже сгустились сумерки, за окнами плавал неуверенный желтый свет фонарей, люди возвращались с работы, и то и дело хлопала подъездная дверь.
  'Ну как, теперь-то ты можешь поверить в то, что это Стас убил парня? - ожил вдруг внутренний голос. - Отныне ты не связана никакими дурацкими чувствами, а значит можешь рассуждать здраво!'
  А черт его знает, вслух сказала Кики и почувствовала себя крайне неуверенно. С одной стороны, его заметили чуть ли не на месте преступления - это вам не шуточки. А с другой... Она не могла представить, каким образом Стас мог быть связан с Холодом. Программистом он не был, и вообще с компьютером был на 'вы'. Никаких связей с банками не имел, а значит, не мог быть 'пострадавшей стороной'.
  Мотива не было.
  'Но это не значит, что мотива нет, просто ты его не видишь', - подсказал голос.
  Кики медленно выпила кофе и потянулась за телефоном. Сегодняшний разговор с Вадимом настроил ее на оптимистический лад: уж если сам Дружинин, независимый и колючий, ответил на ее вопросы, то Стаса-то она сможет разговорить.
  Она вызвала номер Стаса и, ожидая, пока он ответит, закурила.
  Когда он отозвался, в его голосе послышалось удивление.
  - Кики?
  - Привет. Мне нужно с тобой поговорить.
  - Слушаю тебя.
  Мысленно она усмехнулась. Оба говорили подчеркнуто сухо, как самые настоящие расставшиеся любовники. Как видно, Стас быстро примирился с ее решением о разрыве, а возможно, ни капли о нем не сожалел.
  Что ж, тем лучше.
  - Ты один? Мне нужно, чтобы наш разговор никто не слышал, - она выделила голосом слово 'никто'. - Ты можешь это сделать?
  - Я один дома, - неохотно ответил он.
  - Это меня не касается, пусть даже у тебя дома целый гарем из самых разнообразных красавиц!
  - Ты позвонила, чтобы выяснять отношения? Я думал, ты со мной рассталась.
  - Милый, это ты расстался со мной! В тот самый момент, когда начал спать с Лизой!.. Ну да черт с вами, я сейчас не об этом.
  - Прекрасно. Так о чем ты хотела поговорить?
  - Ответь мне пожалуйста на пару вопросов. Во-первых, почему ты не встретил меня в аэропорту, когда мы прилетели из Калининграда? Помнишь, в тот вечер?
  Стас на том конце провода ощутимо замялся, в его голосе послышались неуверенные нотки.
  - Я не помню.
  - Чушь собачья!
  - Кики!..
  - Давай, скажи мне правду, и я от тебя отстану. Почему ты не приехал? Это важно!
  - Я был занят. Да, у меня была важная встреча.
  - Возле моего дома?
  - О боже, - простонал Стас. - Откуда ты-то знаешь?
  - Какая разница? Тебя заметил один человек, - ответила Кики раздраженно. - Скажи спасибо, что об этом не прознали менты, иначе несладко бы тебе пришлось. Что ты делал возле моего дома тем вечером?
  - К тебе в гости заехал, - мрачно выдохнул Стас. - Забыл, что ты в Калининграде, вот и все. Теперь ты удовлетворена?
  - Ты забыл, что я в командировке? Здорово! - несмотря на всю серьезность ситуации Кики не смогла удержаться от смеха. - Ты забыл, что я улетела за тысячу километров! А в гости-то зачем поперся, милый?
  - Скучно стало.
  - Ну да. Ясно. А как же Лиза? Мы с ней вместе ездили.
  Стас ничего не ответил, и она вдруг все поняла так ясно, будто кто-то неведомый шепнул ей на ухо несколько слов. До Лизы ему тоже не было дела, в точности как и до самой Кики. Ему, видимо, вообще ни до кого не было дела!
  - Можешь не отвечать, я догадываюсь, в чем дело, - сказала она, не давая нервному смеху вырваться наружу. - Ну ладно, ты приехал, позвонил в дверь, никого не застал... Дальше что было? Ты вообще-то в курсе, что примерно в то же самое время убили этого парня?
  - В курсе. И если ты думаешь, что тебе удастся спихнуть на меня это убийство, то глубоко заблуждаешься.
  - Ты не в состоянии никого убить, это верно. Силенок не хватит. Так что, убийцу ты не видел?
  - Никого я не видел, - буркнул Стас. - Я спустился, и минут тридцать сидел в машине.
  - Размышлял о своей нелегкой судьбе? - подсказала Кики сдавленно.
  - Ты там плачешь, что ли? - подозрительно уточнил Стас.
  - Нет, смеюсь.
  - Дура!
  - Я знаю. Умная раскусила бы тебя в три минуты, ловелас ты мой! И куда ты потом поехал? Дома тебя не было, я названивала полночи.
  - В клуб поехал. А что ты думала, я так и буду сидеть в машине и переживать по поводу наших отношений? Очень нужно!
  - Надо думать, что не нужно, - согласилась Кики. - Ладно, я, в общем-то получила ответы на все свои вопросы. Счастливо оставаться!
  Повесив трубку, она несколько минут тряслась от смеха - никак не могла успокоиться. Боже, и на это ничтожество было потрачено три года жизни! Да она просто дура, что не видела всего это раньше.
  Хотя, какой смысл обманывать себя саму? Она все прекрасно видела, только умела не замечать промахов Стаса, его равнодушия, постоянно искала оправдания его поступкам. Конечно, она дура.
  Надо взрослеть и учиться самой контролировать свою жизнь.
  На этом запас благих намерений иссяк и она вылила в раковину остывший кофе. Потянулась за сигаретами: как всегда, в пачке одиноко болталась одна-единственная сигарета.
  Была половина седьмого, когда Кики натягивала джинсы и свитер, чтобы сходить за сигаретами. Она открыла кошелек и обнаружила, что в нем одиноко болтается тридцать рублей и еще немного мелочи. Весело, значит, придется топать до ближайшего банкомата.
  Она натянула пальто, повесила на плечо сумку и шагнула в стылый подъезд. Спускаясь по лестнице, Кики услышала внизу оживленные голоса. Возле почтовых ящиков Жанна и мадам Уварова что-то бурно обсуждали. Речь шла о какой-то распродаже.
  - Привет, - неуверенно сказала Кики, поравнявшись с ними.
  - О, привет! - обрадовалась Жанна и чмокнула ее в щеку. - Как дела? Что-то ты бледная, не заболела?
  - Здрасьте, - процедила мадам Уварова.
  - Ничего страшного, я всегда такая, - Кики попыталась улыбнуться.
  - Слушай, тут вот распродажа началась, сумки и обувь, все страшно дешево, - Жанна схватила ее за рукав. - Анечка за триста рублей купила классную сумку. Ань, покажи.
  Анечка? Кики недоуменно воззрилась на мадам Уварову, больше похожую на пожилую, побитую жизнью моль. Какая из нее Анечка?
  - Да, да, Кира, если хотите, я могу дать адрес.
  - Наверное не стоит, я не планировала покупать сумку. Но все равно спасибо.
  - Ну что ж, Жанночка, я пойду, - заторопилась мадам Уварова. - У меня еще дел много.
  - Хорошо, но заходите вечерком на кофе. Кики, может ты тоже зайдешь?
  - Не уверена что смогу, мне вечером должны звонить родители, - соврала та. - Но спасибо за предложение.
  Кофепитие в компании Жанны и 'Анечки' не слишком ее привлекало. Спрятав нос в воротник пальто, Кики вышла на улицу и поковыляла по нечищеным, заснеженным дорожкам в сторону супермаркета. Ее что-то беспокоило, но она никак не могла понять - что именно. Какая-то мысль, или оброненная кем-то фраза... Подсознание зацепилось за что-то важное, что могло бы стать ключом к разгадке.
  Она даже остановилась посреди улицы, пытаясь вспомнить.
  Что-то связанное с Жанной и Уваровой. Да, совершенно точно. Или с тем загадочным двойником, который изо всех сил пытался бросить на Кики тень подозрений.
  В полной задумчивости Кики добрела до магазина, купила несколько пачек ментоловой 'Вирджинии' и поплелась обратно. Мысль, которую она никак не могла поймать за хвост, чрезвычайно ее беспокоила.
  Зайдя за угол дома, она встала, закурила и, сунув руки в карманы, принялась вспоминать. Какое-то неведомое шестое чувство подсказывало ей, что догадка, вертевшаяся на краю сознания, крайне важна.
  Сигарета помогла прояснить мозги и Кики поняла важную вещь. Жанна никак не могла играть роль двойника. Ведь именно мадам Уварова видела тем вечером лже-Кики, а Жанну она опознала бы в два счета, учитывая, что они ходят друг к другу на кофе и вообще, общаются как закадычные приятельницы.
  Правда, убить она вполне могла - фактов против этой версии пока не было.
  И все же, это было не совсем то, чего хотел Кики. Заноза по-прежнему сидела у нее в мозгу. Она подняла выше воротник пальто - погода была премерзкой, ледяной ветер, снег, и, кажется, в прогнозах не раз повторились слова 'штормовое предупреждение'.
  Такой же сильный ветер вдруг налетел на Калининград, когда прогноз не предвещал ничего подобного. Погода изменилась буквально в считанные минуты. И они с Лизой тогда продрогли до самых костей...
  Кики отшвырнула сигарету и уже повернулась, чтобы идти к подъезду, как вдруг замерла, пораженная в самое сердце. Она вспомнила. Мысли о калининградской переменчивой погоде заставили ее вспомнить.
  Прикрыв глаза, Кики вызвала в памяти разговор с мадам Уваровой несколько дней назад. Как же она говорила?
  'Девушка говорила сипло, сказала, что простудилась, потому что в Калининграде мерзкая погода - холодно и ветрено'.
  Вот оно. Черт возьми, никто не знал о том, что в Калининграде мерзкая погода, потому что прогнозы предвещали мирное солнышко и чуть ли не плюсовую температуру. И лишь перед самым их отъездом в аэропорт начался ветер и мокрый снег. Иметь такие точные сведения о погоде 'двойник' мог только в том случае, если был сам в Калининграде. Ибо вряд ли убийца был так предусмотрителен, что поинтересовался этим.
  'А теперь, детишки, догадайтесь с трех раз, кто летал вместе с Кики в командировку? - высунулся внутренний голос. - Догадались? То-то же!'
  Ерничанье это Кики пропустила мимо ушей. И даже застонала от бессилия. Все это время она даже не думала подозревать Лизу: лучшая подруга, к тому же, вне подозрений, ведь она задерживалась в аэропорту, а значит...
  Лиза, Лиза, значит, именно ты сыграла роль двойника. Каково еще твое участие в этой истории, дурно пахнущей большими деньгами?
  Так, стоп. Кики вытащила следующую сигарету, и тут же кто-то больно пнул ее сумками в бок.
  - Чего стоишь на проходе? - заворчала какая-то старуха. - Дай людям пройти, ишь, раскорячилась тут...
  Не слыша ни слова из ее бормотания, Кики машинально отошла в сторону. Сигарета тлела у нее в пальцах.
  Каким образом Лиза могла изображать Кики, если она осталась в аэропорту? К тому же, эта роль требовала громоздкого багажа: парик, чемоданы, пальто, сапожки... Кики могла поклясться, что в багаже Лизы ничего похожего не было, ибо жили они в соседних номерах и в процессе упаковки вещей бегали друг к другу в гости. Даже если она рванула из аэропорта на такси, все равно не получается. Где гарантия, что машина у таксиста окажется достаточно мощной, чтобы обогнать Кики? Где она хранила все тряпки? Неужели переодевалась в подъезде?
  Нет, разумеется, нет. Вероятней всего, Лиза позаботилась о машине.
  В аэропорту Домодедово, помимо почасовой, существует еще и круглосуточная парковка. Легче легкого было оставить там автомобиль, а потом изобразить встречу с мифической сестрой подруги, везущей сувениры из Мадрида.
  Звучало все это очень логично, но версия требовала проверки. Кики сунула руку в карман и нащупала ключи от 'Форда'. Документы у нее все время в сумке, а значит, можно не тратить время, поднимаясь домой.
  Она бегом пересекла колодец двора, обогнула дом и нашла свою маленькую машинку, которую уже через час было бы не видно под слоем снега.
  Метель усиливалась, и обещала самое малое через полчаса превратиться в настоящий буран. Кики вычищала машину из сугроба, думая о Лизе, и уже через пару минут сама была похожа на сугроб - в снегу по уши!
  По дороге она прокручивала так и эдак версию. И по всему выходило, что двойник - именно Лиза. Осталось получить подтверждение своим догадкам. Оплата за круглосуточную стоянку производится не в автоматах, а у девушки за стойкой, Кики совершенно точно знала об этом. А значит, можно попытаться получить у нее какую-нибудь информацию.
  Кроме того, пора рассказать обо всем Раменскому. Кики устала разгребать эту грязь в одиночку, да и теперь не было нужды кого-то прикрывать или обманывать саму себя.
  Порывшись в памяти мобильного, она нашла наконец рабочий телефон майора. Раменский ответил лишь на десятом гудке, когда Кики уже начинала терять терпение.
  - Добрый вечер, Всеволод Андреевич. Это Арсеньева беспокоит. Вы не могли бы уделить мне минутку?
  - Слушаю вас.
  - У меня накопилось море информации, которая мне чрезвычайно не нравится. Я хотела бы поговорить с вами.
  - О чем?
  - Разумеется, о разведении вешенок в домашних условиях, как же иначе, - отозвалась она любезно. Раменский закашлялся.
  - Кира Сергеевна, я бы оценил ваш тонкий юмор, но в данный момент я очень занят.
  - Простите. Я кое-что выяснила относительно того убийства. Точнее, мне кажется, я нашла преступника...
  - Я понял. Давайте сделаем так: я перезвоню вам через тридцать минут, хорошо? И мы договоримся о встрече.
  - Хорошо, буду ждать вашего звонка.
  Через полчаса она вспомнила, что так и не сняла деньги с карточки. Кошелек поражал девственной пустотой. Она углядела банкомат, остановилась, выскочила под сплошную стену снега, и только потом вспомнила, что забыла надеть пальто. К счастью, очереди не было, и Кики быстро сняла со счета немного денег. Вернувшись в машину, она обнаружила, что телефон вовсю заходится в нетерпеливом трезвоне.
  Номер на определителе был незнакомым.
  - Слушаю вас, - ответила Кики, выруливая от обочины, и в этот момент ее подрезал лихач на гигантском грязном джипе. - Черт возьми, козел, откуда ты взялся?!
  В трубке прокашлялись и изумленный голос произнес:
  - Вообще-то мы договорились о звонке, уважаемая Кира Сергеевна! - недовольно сказал Раменский.
  Вот незадача! Кики закашлялась, чтобы скрыть смех.
  - Простите, это я не вам. Меня тут наглым образом подрезали на джипе. Здравствуйте еще раз.
  - Да-да. Так вы хотите встретиться именно сегодня?
  - Хотелось бы. Дело важное, сами понимаете. Вы можете приехать ко мне?
  - А не хотите ли, уважаемая, чтобы вас повесткой вызвали, как свидетельницу? - раздраженно осведомился майор. - С чего это я должен к вам в гости ехать?
  - Нет, не хочу. По крайней мере, пока. А в гости приезжайте, потому как я, кажется, убийцу вычислила, но боюсь, как бы не ошибиться. Дело-то нешуточное, сами понимаете.
  - Ну ладно, в гости так в гости. Заодно и кофе меня угостите. Я смогу подъехать где-то через час.
  Вот нахал! Мало того, что она ему убийцу преподнесет на блюдечке, так еще и кофеем его угощать!
  - Сейчас я еду по делам в аэропорт, тут страшные пробки, не знаю, когда вернусь домой, - ответила она, пытаясь справиться с раздражением. - Давайте созвонимся ближе к делу.
  До аэропорта она ехала страшно долго, больше двух часов. Город стонал из-за ужасающих пробок. В снежном месиве было не разобрать, где земля, где небо. Ехала Кики практически наощупь, куря сигарету за сигаретой и подпевая Земфире. Ее терзала мысль о том, что в это время ни с кем из персонала аэропорта поговорить уже не удастся, хотя, если рассудить логически, работать они должны круглосуточно. Машины-то и ночью забирают с парковки, верно?
  Наконец, она добралась до места. Долго искала на стоянке свободное местечко, проворно вклинилась туда, еле успев прошмыгнуть под носом у неповоротливой 'Нивы'. До здания она бежала, прорываясь сквозь почти сплошную стену снега. Ветер сбивал с ног и не давал дышать. Настоящий буран!
  В светлом зале она огляделась, нащупала взглядом стойку с девушками в форменных блузках, но в последний момент ринулась к ближайшему магазинчику и купила коробку хороших шоколадных конфет.
  Миловидная брюнетка за стойкой встретила ее профессионально-ласковым взглядом.
  - Добрый вечер, - сказала Кики, едва отдышавшись.
  - Здравствуйте. Слушаю вас!
  - Скажите, ведь круглосуточная стоянка оплачивается именно у вас?
  - Совершенно верно. Пожалуйста, вашу карточку.
  - Нет, я не собиралась ничего оплачивать. Я хотела поговорить с вами...
  Улыбка сползла с лица девушки, глаза стали холодными и настороженными.
  - Знаете, у меня проблема. И я надеялась, что вы сможете мне помочь, - заторопилась Кики, опасаясь, как бы ее не прогнали пинками от стойки. На этот раз она подготовилась, и выдала девице замечательную легенду. С каждым ее словом сотрудница аэропорта смягчалась, и уже не смотрела на посетительницу с нескрываемым подозрением.
  Согласно легенде у Кики имелся муж, горячо любимый, между прочим. И вот недавно он вернулся домой поздно вечером, почти ночью. На все расспросы отвечал, что ездил в аэропорт, встречать свою сестру. Та вроде как вернулась из отпуска. Но ее берут сомнения, потому что от него попахивало спиртным и чужими духами. И вообще выглядел он совершенно как блудливый кот! Так вот, не могла бы милая девушка посмотреть, не стояла ли на круглосуточной парковке машина сестры? Потому что если она там стояла, значит встречать сестру совершенно не требовалось, и тогда она муж будет изобличен!
  Кики выдала эту чушь на одном дыхании и умоляюще посмотрела на сотрудницу аэропорта.
  - Пожалуйста, у вас ведь есть такая возможность? А то я чувствую, что он, гад ползучий, мне изменяет, а проверить я никак не могу!
  Девица, кажется, купилась, глаза ее стали мягкими, словно кусок подтаявшего мороженого, и скользнула в них искра женской солидарности.
  - Сейчас посмотрим. Какой, вы говорите, номер?
  К счастью, номер Лизиной 'Ауди' она помнила очень хорошо, потому что пару месяцев назад составляла подруге компанию в очереди на техосмотр, и за три часа прогулок по площадке этот номер изрядно намозолил ей глаза.
  Кики продиктовала его девушке, и с замиранием сердца ждала, облокотившись на стойку.
  - Все правильно. Машина с таким номером была у нас на стоянке в течение недели. С одиннадцатого по восемнадцатое февраля. Оплата была произведена вечером восемнадцатого, в десять минут седьмого. Так что, вы не ошиблись, девушка.
  Действительно, она не ошиблась. Кики кивнула, машинально выложила на стойку конфеты и пробормотала:
  - Спасибо вам за помощь.
  - Вы не расстраивайтесь, - неуверенно сказала аэропортовская девушка, - раз изменяет, зачем он вам нужен?
  - Да, да, конечно. Еще раз спасибо. Я пойду.
  Только выйдя на улицу Кики смогла перевести дыхание. Ее слегка пошатывало на ветру, и она долго боролась с зажигалкой, стремясь выбить хоть крошечную искру. Снег летел почти параллельно земле, и видимость заканчивалась уже в двух шагах.
  Плюнув на непокорную зажигалку, Кики побежала обратно к своей машине. Долго разыскивала ее на стоянке, поскольку совершенно забыла, куда ставила 'Фордик'. Вот что значит, дырявая голова, ругала она себя. Наконец машинка нашлась возле гигантского сугроба - не сразу и заметишь!
  Кики упала в машину, выкурила сигарету и, не сдержавшись, всхлипнула. До чего же она не разбирается в людях, если столько лет дружила с девушкой, которая увела у нее парня, а главное, пыталась повесить на нее убийство!
  Впрочем, что толку в эмоциях! Она попыталась успокоиться и все обдумать.
  Значит, машину Лиза предусмотрительно оставила на парковке, вероятно, все необходимое для маскарада лежало в багажнике. Именно Лиза выбирала для нее машину, и выбрала самую древнюю копейку, старинную рухлядь. Разумеется, 'Ауди' обогнала бы ее при любом раскладе! А водит подруга... бывшая подруга очень лихо, ведь Кики не раз закрывала глаза и вжималась спиной в сиденье, когда ее везла Лиза.
  Она рассчитывала на то, что доберется до дома быстрее Кики. Успела переодеться, напялить парик и здорово сыграла роль Кики, одурачив мадам Уварову. Сделать копию ключей она могла сто раз, к примеру, утащить связку в офисе, сходить на угол к металлоремонту, а потом подкинуть ключи обратно в сумку.
  А статуэтка! Лиза была вместе с ней, когда Кики покупала статуэтку в лавочке на набережной. И она вызывала врача, когда тяжелая бронза упала ей на ногу, чуть не раздробив кость. Возможно, обдумывая план убийства, она вспомнила ту историю в испанской гостинице и решила воспользоваться статуэткой. Лиза прекрасно знала, что она хранится в шкафу, потому что Кики надоело каждый день созерцать достаточно уродливую парочку и вытирать с нее пыль.
  Получалось, что Лиза одни ударом убивала сразу двух зайцев: убийство Павла Холода и возможность подставить любимую подружку.
  'Замечательно!' - дрожащими руками она зажгла сигарету.
  Но зачем, зачем ей убивать программиста? С подставой все более-менее ясно, раз уж замешаны такие мотивы как ревность и соперничество. Но убийство - это гораздо серьезней!
  Неужели, все из-за тех злополучных пятисот тысяч долларов, которые Холод украл? Но если Лиза знала о них, получается, что именно она была той самой загадочной 'Вечной Невестой', любовницей Холода. И тогда... Тогда...
  Что тогда, Кики додумывать не стала. И без того все становилось понятным. Почти все.
  Единственное, что не вписывалось в эту картину - разгром на ее даче. Смысла в этом не было никакого, и потому Кики терзалась, не в силах понять разгадку.
  Все события, произошедшие за эту неделю, были связаны, а обыск в Абрамцеве выпадал из общей картины, бросался в глаза, как огромный ржавый гвоздь, вбитый в стену изящного будуара.
  Что она могла там искать? Или это было средством запугать Кики? Но если так, то запугивание получалось какое-то бессмысленное. Вот если бы перевернули вверх дном ее московскую квартиру, или что-то сделали бы с машиной, это можно было рассматривать как угрозу. Но, опять же, зачем Лизе запугивать Кики?
  Бред какой-то!
  Вокруг творилось что-то невероятное: ветер изо всех сил пытался сдуть Кикину крошечную машинку с лица земли, снег залеплял лобовое стекло, вокруг все выло и содрогалось.
  Но ничего не поделаешь, нужно ехать. Не ночевать же на парковке, правда?
  А все-таки люди порой здорово умеют скрывать свои плохие стороны, думала Кики, черепашьим шагом продвигаясь в сторону Москвы. Кто бы мог подумать, что красавица и умница Лиза способна на такое! Да расскажи кому-нибудь из общих знакомых - ни в жизнь не поверят.
  Интересно, где она встречалась с Холодом? Со Стасом все ясно, он живет один, квартира большая, приводи гостей сколько влезет. Но ведь Павел жил в одной квартире с матерью, плюс Линочка и Славка. Им приходилось, наверное, снимать квартиру для встреч.
  А может, они ездили в Абрамцево? Огромный дом, Вадим туда ездит чрезвычайно неохотно, чудо, если раз в несколько месяцев его посетит желание отдохнуть за городом. Любопытных соседских глаз нет, кругом лес, разве что заброшенный дом семьи Арсеньевых за забором.
  В этот самый момент словно яркий свет вспыхнул вокруг, высветив самые темные закоулки тайны. Кики вдруг совершенно ясно поняла, зачем разгромили старенький дом. От волнения даже вспотели ладони. Она схватила телефон и вызвала номер Раменского.
  - Да, Кира Сергеевна, - ответил он почти сразу. Его спокойный и ровный голос слегка успокоил разнервничавшуюся Кики.
  - Всеволод Андреевич, у меня изменились обстоятельства. Домой я вернусь не скоро, ближе к ночи. У меня появились дела за городом.
  - Что-то случилось?
  - Мне нужно проверить одну вещь... А вы не хотите поехать со мной? Заодно и поговорим по дороге.
  Да, выглядит этот разговор так, словно Кики заманивает мужика на дачу с вполне определенной целью. Хорошо, что этот разговор никто не слышит!
  - Куда это вы собрались на ночь глядя?
  - Мне надо съездить на дачу, в Абрамцево. Это касается нашего расследования.
  - 'Нашего расследования', - хмыкнул он насмешливо. - Ну хорошо, съезжу с вами, так и быть.
  - Вы так добры ко мне, - ехидная Кики не осталась в долгу. - Но там кофе нет, так что не обессудьте.
  После короткого, весьма ядовитого обмена репликами, они условились встретиться на Садовом Кольце, на пересечении с улицей Казакова. Оказывается, Раменский жил где-то в том районе.
  
  Глава 16
  
  Следующие два часа Кики ползла в толпе страдальцев, измотанных погодой и пробками. Снег валил и валил, угрожая превратить город в один большой сугроб. Ветер пригибал к земле редких прохожих и опасно поскрипывал в креплениях рекламных щитов.
  В обычное время Кики стала бы нервно ерзать, оглядываться, переключать радиостанции и искать, чем бы занять время. Может, начала бы книжку читать, как не раз делала в плотных пробках. Но теперь ее мысли были заняты только Лизой. И еще ей не терпелось проверить свою догадку насчет дачного дома.
  Зазвонил мобильный. Кики глянула на определитель - Вадим Дружинин. Что ему, интересно, от нее нужно?
  - Привет, душа моя, - сказал он душевно, словно старый друг. - Как поживаешь?
  - Спасибо, бывало и лучше. Что-то случилось?
  - Да в общем, ничего особенного. Мы с Лизой разводимся.
  - Вот как? - она не нашлась, что ответить.
  - Да. Точнее, это я с ней развожусь, а она строит мне козни и втыкает палки в колеса. Но я с этим как-нибудь справлюсь.
  - Она против?
  - Конечно, против! Не Стасик же ее будет содержать! - и он расхохотался, словно речь шла о чем-то удивительно смешном. Кики передернуло: она до сих пор не могла смириться с мыслью, что Стас и Лиза... Что они вместе.
  - И зачем ты звонишь? - спросила Кики резче, чем следовало бы.
  - Сообщаю тебе, что отныне я почти свободен. Это вопрос нескольких недель, я надеюсь. Так вот, я приглашаю тебя сходить куда-нибудь, отметить это радостное событие. Ты у нас девушка холостая, так что мы смело можем плевать на условности и закатиться куда-нибудь. Я знаю симпатичный клуб...
  Он пьян, поняла Лиза. Не то чтобы упился вдребезги, но голос чересчур веселый, что с Вадимом в принципе случалось редко.
  - Слушай, я уже говорила, и повторяю в последний раз. У меня нет большого желания идти куда-либо, тем более с тобой. Все, пока!
  Он что-то пробормотал в трубку, пытаясь возразить, но Кики уже отключилась. Слушать пьяный бред Дружинина ей не хотелось.
  Скоро она добралась до условленного места. Черепашьими темпами она ползла вдоль тротуара, высматривая майора, и наконец, увидела его мешковатую фигуру. Кики не сразу узнала его из-за старомодной шляпы, которую упрямо сдувало ветром, и тот был вынужден придерживать ее обеими руками.
  Кики посигналила, помигала фарами, и Раменский ввалился в машину, неуклюжий и заснеженный.
  - Добрый вечер, - пробурчал он, отряхиваясь. Ни Кики полетели капельки талой воды. - Погода просто с ума сошла, вам не кажется?
  - Кажется. Здравствуйте.
  Раменский шумно вздыхал и устраивал на коленях свою мятую шляпу, словно выпавшую из семидесятых. Потом он попросил разрешения закурить. Вообще чувствовалось, что в маленьком 'Форде' ему неудобно и неловко.
  Амплуа мешковатого типа удавалось ему на ура.
  - У вас какие-то дела на даче? - осведомился он, вытряхивая из пачки сигарету и разминая в желтоватых от никотина пальцах.
  - Ага. Надо кое-что посмотреть, кое с чем разобраться, - ответила она.
  Внимательно следя за дорогой, Кики краем глаза рассматривала Раменского. Неказистый, угрюмый, весь какой-то помятый, однако глаза блестят живым ярким блеском, словно у охотничьей собаки, почуявшей след.
  - Ну что же, Кира Сергеевна, не будем терять время. Я вас слушаю.
  Она моментально забыла их недавние перепалки, и собственное раздражение в адрес хамоватого майора. Почти всю дорогу до Абрамцево Кики рассказывала ему все, что ей удалось узнать за предыдущую неделю. Раменский молча слушал, и вид у него при этом был обалдевший.
  - Что скажете? - спросила Кики, когда рассказ бы закончен, а у нее пересохло в горле.
  - Скажу, что на первый взгляд, вы правы. То есть, с логикой у вас все в порядке.
  - А на второй взгляд?
  - Чтобы подтвердить ваши догадки, нам нужны доказательства.
  - По-вашему, машина на аэропортовской стоянке и все остальное - это не доказательства?
  - Это называется 'косвенные улики', - разъяснил Раменский. - Машину она могла оставить по любой причине. К примеру, не хотела возвращаться вместе с вами из аэропорта. Или просто не любит ездить на такси. Это все ерунда. Да и мотива я пока не вижу: все ваши догадки о том, что Дружинина была любовницей Холода - пока умозрительны. Вот если бы у вас были улики...
  - То есть, я должна еще и улики для вас добывать? - взвилась Кики. - Ну уж извините, тут я сплоховала. Виновата, исправлюсь!
  - Кира Сергеевна, не стоит нервничать. Вы все сделали правильно.
  Кики молчала, приходя в себя. Как только закончится вся эта история, она первым же самолетом улетит куда-нибудь отдыхать.
  - Осталось только узнать, какого черта вам понадобилось тащиться в такую метель на вашу дачу, - сказал Раменский после долгого раздумья. - Этого я пока не понял.
  - Если хотите, называйте это велением интуиции.
  - Интуиции? Вы верите в эту чушь? - майор брезгливо скривился. - Это все штучки в духе глянцевых журнальчиков.
  - Я верю, потому что я женщина, и у всех нас интуиция развита, разве что у кого-то в меньшей степени.
  - Ну и где была ваша интуиция, когда вас умело обманывали подруга и жених?
  Испытывая горячее желание выкинуть этого хама и невежу из машины, Кики ответила ровно и нарочито холодно:
  - Хотелось бы ответить, что это совершенно не ваше дело... Но не буду грубить. Просто в том случае я не подозревала в предательстве близких людей. Никаких поводов для ревности у меня не было, вы сами сказали, что обманывали меня очень умело. Не в моих правилах подозревать людей во всех грехах без веских на то причин.
  Раменский ничего не ответил, завозился на сиденье, устраивая поудобней свою драгоценную шляпу. Никаких вопросов относительно денег он больше не задавал.
  Она долго тащилась по поселку: дороги здесь, похоже, не чистили уже давно, и машины накатали в снегу колеи. Входя в повороты, Кики с трудом удерживала машину, которая норовила уползти куда-то в кювет. На повороте, ведущем к дому, Кики остановилась.
  - Все, дальше мы не проедем. Увязнем, и придется толкать.
  По лицу Раменского было понятно, что эта перспектива его не прельщает. Он с сомнением глянул на Кики.
  - А пешком далеко?
  - Несколько минут. Пойдемте.
  Она проехала еще немного вперед, чтобы никому не мешать, уткнулась носом в плотный сугроб. Раменский с пыхтеньем вывалился из тесного салона, и шумно задышал, совершенно как большой, пожилой пес. Кики тоже вышла на улицу, подняла воротник пальто.
  Снег и ветер здесь ощущались гораздо сильнее, чем в городе. Худющую Кики буквально сдувало с ног. Она оглянулась на машину и не увидела ее за плотной стеной снега.
  Спотыкаясь и увязая в снегу по колено, они со майором доковыляли до дома, и Кики кинулась открывать калитку.
  - Да, красиво у вас тут, - невпопад ляпнул Раменский. - Природа...
  - Ага, природа. Заходите, пожалуйста.
  Дорожки на участке пропали под толстым снежным одеялом, так что приходило идти прямо по нетронутой целине. Раменскому явно не нравился этот способ передвижения, но что он мог поделать? До Кикиных ушей донеслось его недовольно бурчание: лучше бы я надел валенки...
  Дверь снова упорствовала, но Кики быстро с ней справилась. Они вошли в дом, вспыхнул свет и Раменский удивленно присвистнул:
  - Ничего себе! Это и есть тот 'небольшой погром', о котом вы говорили? Да здесь у вас словно смерч прошел!
  - И правда похоже. Располагайтесь, чувствуйте себя как дома.
  Раменский пробубнил что-то в том духе, что дома у него не в пример чище, да и вещи не валяются где попало, но Кики уже не обращала на этого зануду внимания. Она закурила и присела на перевернутое кресло со вспоротой обивкой.
  - Ну, и вы всерьез полагаете, что здесь были спрятаны деньги? - скептически спросил майор. - В вашем древнем домике?
  - Да, полагаю, - азартно ответила Кики, обводя взглядом комнату. - По-вашему, это звучит глупо?
  - Нет, просто крайне нереально. Впрочем, с удовольствием выслушаю ваши доводы.
  - Все просто. Вероятней всего, именно Лиза - та самая загадочная любовница Холода. Возможно, она принимала участие в ограблении, возможно, была просто сочувствующей. Холод затаился, лег на дно. Было бы логичным спрятать деньги до тех пор, пока ситуация не устаканится, во избежание опасности быть пойманными. Я предполагаю, что Холод должен был где-то спрятать деньги.
  Раменский кивнул с задумчивым видом и похлопал по карманам пальто в поисках сигарет.
  - Так вот. Убийца явно хотел завладеть деньгами! Другого мотива я просто не вижу. Буквально через два-три дня после убийства разгромили эту дачу. Предположим, Лиза и Холод встречались, и им нужно было надежное место для встреч. Дача подходит идеально: соседей нет, окраина, никаких тебе любопытных глаз. А теперь посмотрим в окно и увидим, что дача Дружининых находится совсем рядом с моей!
  Эти слова Кики выговорила с триумфом сыщика, раскрывшего сложное дело, а Раменский машинально перевел взгляд на окна, за которым виднелась темная громада Дружининского особняка.
  - Я предположила, что Лиза рассказывала Холоду про свою малахольную подружку, которая забыла про старый дачный домик, и наведывается туда раз в году. И я почти уверена, что деньги он спрятал где-то здесь, и Лиза об этом знала. Именно потому и учинила тут погром.
  - Вы считаете, хрупкая женщина в состоянии нанести такие разрушения?
  - Запросто. Вы сомневаетесь, что я не переверну кресло и не распорю ножом обивку? Так почему Лиза не могла? Обратите внимание, тяжелая мебель стоит на своих местах. Я считаю, Холод посчитал, что здесь деньги будут более-менее надежно спрятаны.
  - Совершенно абсурдно и нелогично, но я склонен вам верить, - майор бесцеремонно стряхнул пепел прямо на пол. - Простите, Кира Сергеевна, здесь есть что-то похожее на кофе?
  - Молотого не обещаю, а растворимый, кажется, был. Подождите секунду, я поищу.
  Она отправилась на кухню, нашла уцелевшую в разгроме жестянку с растворимым кофе и открыла вентиль на газовой трубе. Чайник тоже нашелся в завалах на полу. Поставив на огонь воду, Кики помыла две гигантские кружки и вернулась в комнату.
  Раменского там уже не было, но слышались его шаги в дальних комнатах. Пока закипал чайник, она снова уселась на перевернутое кресло и попыталась представить себя на месте Холода, прячущего деньги. Куда можно спрятать? Ведь полмиллиона - нехилая сумма, по объему выглядит весьма внушительно. Так что тайник или укромное место должны быть достаточно просторными.
  'Я не стала бы прятать деньги мелкими партиями, к примеру, отдирая плинтус и засовывая по одной пачке. Если и прятать в разных местах, то крупные доли: половину, треть, четверть. Но логично предположить, что в чужом доме человек не будет особенно изощряться с тайниками. Ведь может наступить такая ситуация, когда придется действовать очень быстро, и тогда не будет времени отдирать каждый плинтус.'
  Скоро чайник закипел, Кики щедро бухнула кофейный порошок, и с чашками в руках отправилась на поиски Раменского.
  Майор обнаружился в самой дальней комнате, где с любопытством изучал россыпь самого разного хлама, валяющегося на полу.
  - Ваша подруга постаралась. Вряд ли она уложилась за один день. Ведь приходилось прочесывать каждый уголок. О, спасибо, кофе будет очень кстати. А сколько всего комнат в доме?
  - Четыре на первом этаже, и три спальни на втором. Плюс кухня, ванная комната и подсобные помещения. Да, ей наверное, пришлось приезжать несколько раз.
  - Кира, а зачем вы вообще приехали сюда? Вы считаете, что она не нашла деньги?
  - Не знаю, - честно призналась Кики. - Я хотела просто проверить свою догадку на месте.
  - Ну и как, проверили? - насмешливо поинтересовался Раменский.
  - Пока нет! Почему у меня такое чувство, будто эта ситуация вас чрезвычайно забавляет? - рассердилась Кики.
  - Потому что она меня на самом деле забавляет. Но вы не обращайте на меня внимания, я вообще страшный зануда, и постоянно ворчу. Вы молодец, настоящая мисс Марпл... Разумеется, с поправкой на возраст.
  Так и не поняв, похвалили ее или пожурили, Кики отхлебнула кофе. В доме было холодно, поэтому горячий напиток пошел на ура. А о чашку было очень приятно греть озябшие пальцы.
  - О чем это мы? Ах да, деньги, - протянул Раменский скучающе. - Мне кажется, подружка ваша давным-давно их нашла.
  - Не уверена. Во-первых, я заметила, здесь кое-что изменилось с моего последнего приезда.
  - Вы и такое запомнили?
  - На минуточку, я художник, и у меня прекрасная зрительная память. Я уверена, что кое-какие веши валяются не там, где раньше, а закрытые дверцы шкафов сейчас открыты. Так что Лиза, вероятно, приезжала сюда не раз.
  - А может, она на следующий же день нашла тайник с деньгами?
  - Во-вторых, сегодня мне звонил ее муж. Он намерен разводиться. Вадим для Лизы был источником существования. Она, конечно, зарабатывает сама, но тысяча долларов в месяц, как вы понимаете, ее не устроили бы. Она избалована дорогими машинами и дизайнерскими нарядами.
  - Если бы ваша Лиза узнала, сколько зарабатывает майор, она расплакалась бы от сочувствия, - буркнул Раменский.
  - Я тоже вам сочувствую, но сейчас дело не в этом, правда? В общем, Вадим сказал мне, что Лиза намерена противиться разводу и не даст согласие. Если бы у нее было полмиллиона баксов, я почти уверена, развод бы она дала без звука.
  Раменский задумчиво покивал и залпом опустошил чашку.
  - С вашего позволения, я поднимусь на второй этаж, посмотрю, как там и что.
  Кики посмотрела, как он поднимается по лестнице, цепляясь за поручни полами пальто, и снова вернулась в гостиную. Где же все-таки спрятаны деньги?
  Она почти не сомневалась, что Холод сумел найти для них подходящий тайник, но не изобретал велосипеда. Да и Лиза, скорее всего, их не нашла.
  Сигарета дотлела в пальцах, кофе закончился, и Кики со вздохом пошлепала на кухню. Она понимала, что ее оптимизм был напускным, но продолжала себя подбадривать. Не может быть, чтобы она не смогла догадаться, где парень устроил тайник...
  Взгляд зацепился на приоткрытой крышке подпола. В прошлый раз Кики подвинула ее наполовину, чтобы ненароком не свалиться. Теперь же подпол заинтересовал ее гораздо сильнее.
  Она сдвинула крышку и потерла пальцы, счищая налипшую паутину. Наверное, там внизу полно пауков, хорошо, если мышей нет. Внизу стоят банки с доисторическими консервами, хорошо бы их выбросить, чтобы не приманивать вредителей.
  Паутина не счищалась, и Кики машинально вытерла руку об джинсы...
  Погодите-ка! Кажется, это единственное место в доме, куда Лиза не добралась. Она же безумно, до истерики боится пауков. Надо обладать очень бурным воображением, чтобы представить себе Лизу, которая спускается в подпол, не обращая внимания на паутину.
  'А паук-то был упорный', - подумала Кики и тихонько засмеялась. Надо же, настоящую сеть сплел, огромную!
  Больше не думая ни о чем, она принялась спускаться в подпол по шаткой лесенке, но передумала. Сбегала в кладовку, поискала фонарик, но обнаружила, что в нем сдохли батарейки. Черт, что за невезуха! Потом ей пришло в голову, что вместо фонарика сгодится и мобильник.
  Первый раз в жизни яркий свет, который испускал ее телефон, не доставил Кики ни малейшего раздражения. Никакой фонарик и в подметки ему не годился!
  Подпол был вырыт с размахом - на глубину человеческого роста. Дедушка настроил там прочных деревянных стеллажей до потолка, где хранили и многочисленные консервы на зиму, и овощи, и яблоки. В детстве Кики обожала подпол, часто туда залезала по поводу и без повода. Поэтому сейчас она нисколько не боялась влажной темноты, шевелящейся по углам.
  В длину подпол был не меньше трех метров. Кики прошла до конца, уткнулась в стену, посветила своим импровизированным 'фонарем' по сторонам.
  На полу громоздятся старые ящики, какие-то бочки, стеллажи пустые, лишь в углу сгрудились трехлитровые банки с солеными огурцами пятилетней давности. Кики обшарила все ящики, заставляя себя не думать о том, что здесь могут быть крысы. Потом посветила телефоном на полку, уставленную банками. Отодвинула одну, вторую... И издала победный индейский клич.
  Деньги были там. Пачки долларов, небрежно напиханные в пустые трехлитровые банки. Кики зажала рот ладонью, ошеломленно глядя на эту кучу денег. Банок было шесть.
  Вот оно. Ради чего была затеяна вся интрига с убийством, с разыгрыванием ролей, с подставами и хитроумными планами. Ради этой груды зеленых бумажек.
  Ну, от одной баночки бумажек ты бы и сама не отказалась? - проснулся внутренний голос.
  Кики подавила нервный смешок. Чего-чего, а остроумия Павлу Холоду, ныне покойному, было не занимать. Деньги в банках - простенько, но в то же время со вкусом и двойным дном.
  Наверное, сейчас надо было ликовать от собственной прозорливости и догадливости, а также - оттого, что загадка наконец-то разрешилась... Но на Кики вдруг навалилась такая апатия и тоска, что она едва удержалась оттого, чтобы не зареветь.
  Чтобы не поддаваться эмоциям, она перенесла банки поближе к лестнице, в несколько приемов вытащила их и расставила в кухне на полу.
  Зрелище было сюрреалистическим - полмиллиона баксов, рассованные по банкам для засолки огурцов. Хорошо, что Лиза этого не видит - у нее случился бы нервный припадок. Кики сунула руки в карманы и отошла от банок подальше.
  Сейчас зайдет Раменский, и как бы припадок не случился с ним самим! Придется отпаивать валерьянкой.
  За окнами вдруг словно что-то пошевелилось, и Кики испуганно вздрогнула. Подошла поближе и вгляделась в плотную тьму, какой никогда не увидишь в городе. Но разумеется, ничего не заметила, только глаза заболели.
  Ну что, пора заканчивать эту бредовую историю, и пусть Раменский вызывает своих коллег, писать протоколы и оформлять находку. Неплохой вещдок, согласитесь.
  Вдруг хлопнула входная дверь, простукали каблуки, резко распахнулась дверь, ведущая из прихожей в кухню... И Кики замерла, глядя как медленно приближается заснеженная фигура в дутой куртке и черной лыжной шапочке. Светлые волосы падали на лицо, поэтому Кики не сразу узнала вошедшего.
  - Привет, - сказала Лиза.
  Краска бросилась Кики в лицо, и она инстинктивно отступила назад. Споткнулась о злополучные банки, набитые деньгами и чуть не упала.
  - Вижу, ты нашла их, - Лиза хмыкнула, и ее рука неуловимым движением скользнула в карман. - Давай решим все мирно, о'кей? Ты отдаешь мне деньги, и я уйду.
  - Что ты здесь делаешь? - с трудом выговорила Кики, но осеклась. Ей в лицо смотрел черный зрачок пистолетного дула.
  - Я серьезно говорю, - сказала Лиза веско. - Стрелять я умею, не сомневайся.
  - Нисколько не сомневаюсь.
  В голосе Лизы звучали истерические нотки, несмотря на то, что она явно сдерживала себя. Кики вдруг ощутила всю абсурдность ситуации - лучшая подруга держит ее на мушке. Откуда, черт возьми, у нее пистолет? Что она задумала?
  Страха почти не было. Голова работала четко и ясно. Где-то поблизости находится Раменский, он может помочь, лишь бы только Лиза не наделала глупостей!
  - Давай, подруга, шевелись. Найди какой-нибудь пакет и положи туда деньги. Только быстро.
  - Хорошо! - Кики спокойно кивнула и шагнула ей навстречу. - Ты только не делай глупостей, ладно?
  Рука Лизы ощутимо дрожала, и Кики сглотнула. Лишь бы она случайно не нажала на курок!
  Пакет нашелся довольно быстро, и Кики, присев на корточки, принялась вынимать из банок тугие пачки денег.
  - Шевелись, шевелись! - прикрикнула Лиза.
  - Скажи пожалуйста, зачем ты все это устроила?
  - Я вижу, ты не удивлена. Значит, обо всем догадалась. Что ж, ты оказалась сообразительней, чем я ожидала.
  - Лиз, давай без глупостей, хорошо? Скажи мне, ты все затеяла, чтобы присвоить деньги?
  - Да какое твое дело? - заорала вдруг Лиза, размахивая пистолетом. - Помолчи и не задавай лишних вопросов.
  Она была явно на грани. Руки тряслись, голос дрожал, глаза лихорадочно блестели сухим болезненным блеском. Кики сжалась, в каждую секунду ожидая выстрела. Автоматически складывала в пакет доллары, а мозг выдавал вариант за вариантом. Кинуться на нее, метнуть тяжелую банку, выбить оружие из рук... Но все это могло закончится весьма плачевно. Неуклюжая Кики против спортивной Лизы - исход предрешен. К тому же не стоило забывать об оружии.
  - Откуда у тебя пистолет? - спросила она ровным голосом.
  - Купила, дорогуша. Сейчас это не проблема. Так значит, ты обо всем догадалась? Ну и когда же?
  - Сегодня. Когда вспомнила о том, что сказала мне соседка.
  - О чем ты?
  - Ты неплохо изобразила меня, скопировала мой голос, даже пообщалась с соседкой, но с одной деталью прокололась. Ты рассказала ей о том, что в Калининграде сильный снег и очень холодно. А ведь все прогнозы обещали солнечный теплый день. Ты же помнишь, как резко изменилась погода? Вот я и решила, что об этом могли знать только ты и я. Значит...
  - Да, ты далеко не дура, - согласилась Лиза, и в ее устах это прозвучало почти ругательством. - Но я не робот, могу и ошибаться. И все же, согласись, какая отличная получилась игра!
  - Ну тогда расскажи мне, в чем смысл этой игры? Я не стану тебе мешать, ты можешь уйти с деньгами... В конце концов, это твои личные проблемы. Но я должна знать, ради чего меня предали.
  Лиза хмыкнула и помахала пистолетом.
  - Хитришь, подруга? Надеешься, что сможешь меня обмануть?
  - Все это время хитрила именно ты, - презрительно ответила Кики. - Забирай свои деньги, раз ты так их жаждала!
  И она пнула Лизе под ноги пакет, набитый долларами.
  - Это деньги Холода, ведь так? - спросила она.
  - Я смотрю, ты все знаешь, - Лиза присела на корточки, не глядя, пошарила в пакете и рассмеялась. - Что ж, я отвечу, если ты желаешь. Нет, это не деньги Холода. Это наши общие деньги. Что с того, что он великий хакер? Помогала-то ему именно я! Без меня он не смог бы заполучить эти бабки, ясно тебе?
  Да, да, говори, мысленно взмолилась Кики. Кажется, Лиза теряет бдительность. Ей кажется, будто никакой опасности и быть не может. А тем временем и Раменский подоспеет...
  - Я познакомилась с ним случайно. Ничего особенно Пашка из себя не представлял- классический неудачник и лентяй. Одна радость в жизни - компьютеры. Но красавчик - ничего не скажешь. Поначалу он меня интересовал только в одном смысле. Но потом я поняла, что у него неплохие мозги. Именно я разработала весь план, этому придурку оставалась техническая часть. И после этого он посмел заявить, что деньги принадлежат ему! Это ли не черная неблагодарность?!
  Лиза поднялась, не опуская пистолета. Но Кики чувствовала, что та слегка расслабилась и увлеклась своей историей.
  - Ведь мне пришлось долго уговаривать Пашку пойти на ограбление. Ты не представляешь, как он трусил. Короче, все получилось, но деньги Пашка забрал себе и куда-то спрятал. Меня он в расчет не брал. Я, конечно, не стала качать права, чтобы не спугнуть его. Полтора года он отсиживался на съемных квартирах, жил по поддельному паспорту...
  - Нет, паспорт был настоящий, но принадлежал другому человеку, - вставила Кики, и тут же пожалела о своих словах. Выражение глаз Лизы моментально изменилось.
  - Да ты, оказывается, неплохо осведомлена! - процедила она холодно. - Откуда дровишки?
  - Я нашла в Интернете статью о сгоревшей машине, и просто сложила два и два. Кстати, это ты стащила у меня из кухни распечатку этой статьи?
  - Да я жутко перепугалась, увидев Пашкино лицо! И схватила эти чертовы бумажки, чтобы избавиться от них.
  - Зря ты это сделала. А впрочем, какая теперь разница! Лиз, он же убил того парня, верно? - терять Кики было уже нечего. - Не знаю, как он сумел это провернуть, но в машине вместо него сгорел Матвеев, а Павел с его паспортом преспокойно вернулся в Москву.
  - Так вот, учти, я в этом не участвовала! Алкаша Холод убивал сам, я ни о чем и не догадывалась, пока он мне паспорт не показал. Это он двух зайцев убивал. С одной стороны, даже если б менты вышли на его след - что с покойника возьмешь! А еще он был рад до безумия, что от маменьки своей свалил. И от сестрички. Они запилили парня, вот он и избавился от семейки.
  - Так значит, вы ждали, пока шум вокруг ограбления утихнет.
  - Да, Холод сидел на съемных квартирах. Изредка приезжал сюда, в Абрамцево. Мы с ним выходные проводили. Красивый был мужик, а в постели что вытворял...
  И Лиза сладко зажмурилась. Кики поразилась ее цинизму.
  - Ты рассказала ему, что я на даче появляюсь редко, и он решил спрятать деньги здесь.
  - Да, он был хитрый, гад. Сначала арендовал ячейку, но кода я не знала, и ключ был только у него. А потом начал заводить разговоры в том духе, что хорошо бы ему уехать за границу. Сделать нормальный паспорт и уехать. И при этом - ни слова обо мне. А ты себе не представляешь, как мне Вадим надоел. Урод, скотина! Но уйти я от него не могла, мигом осталась бы с копеечной зарплатой у разбитого корыта. Я рассчитывала на Пашку, что вы вместе уедем. А оказалось, в его планы это не входило.
  Она горько усмехнулась, взмахнула пистолетом.
  - Тогда я и решила, что надо его перехитрить. Я хотела подкупить сотрудников банка, но там мне сказали, что Холод отказался от аренды ячейки. То есть деньги он куда-то перепрятал. Я начала за ним следить. В один прекрасный день он сел на электричку и поехал сюда, в Абрамцево. В руках у него был чемоданчик. Я сразу поняла, что Пашка собирается спрятать бабки. Он перелез через твой забор, потом вскрыл замок на двери.
  - Разумеется, ты не могла за ним последовать. Он бы сразу тебя засек.
  - Ага, умница девочка. Мне оставалось только спрятаться и ждать. Через полчаса он вышел, с чемоданчиком, но так легко им помахивал, что было ясно - внутри пусто. Деньги были спрятаны где-то в доме, но где именно, я и понятия не имела. И тогда я решила, что этого гада нужно наказать.
  - Ты решила его убить?
  - Что за тон? - прикрикнула на нее Лиза. - Ну прямо мать Тереза. Можно подумать, ты святая! Да, я решила, хватить маяться возле мужа-кобеля. Но мне нужны были деньги на свободную жизнь, а Паша со мной делиться и не собирался. Да и что мне его жалкие подачки? Я хотела получить все деньги... И я их получила.
  На минуту Лиза замолчала, вспоминая происшедшее. Кики нервничала и поглядывала на дверной проем за ее спиной, с секунды на секунду ожидая появления майора, но тот не торопился Кики на помощь. Он что, уснул там, на втором этаже?
  - Я закурю? - Кики вопросительно похлопала по карману пальто.
  - Только без глупостей, хорошо? Пистолет снят с предохранителя, так что...
  Кики медленно вытащила из кармана сигареты и с наслаждением закурила. Она по-прежнему сидела на полу, чувствуя, как затекают ноги.
  - До нашей командировки в Калининград оставалась неделя. Я все тщательно продумала. Купила такую же, как у тебя одежду, парик, сумку. Сделать копию с твоих ключей - дело получаса. Я была ласкова с Пашкой, не заводила разговоры о деньгах и рассказывала ему, что у нас с мужем все хорошо. Он успокоился и расслабился. Когда мы были в Калининграде, я позвонила ему и назначила встречу в твоей квартире.
  - Зачем, Лиз? Зачем тебе понадобилось втягивать меня в эту, как ты выражаешься, игру? Почему?
  - Ты не знаешь? Хорошо, я скажу, зачем. Меня бесило то, что ты такая счастливая, не живешь, а порхаешь, как бабочка. У тебя никаких проблем: милый очаровашка Стас, работа, о которой ты мечтала, любящие родители. Ты красивая, хотя и не прилагаешь к этому ни малейших усилий.
  - Стаса ты у меня отбила именно по этой причине?
  - Ты знаешь, он мне был даром не нужен. Я просто хотела, чтобы у тебя появилась хоть одна проблема. Чтобы и у тебя появились морщинки от переживаний и горьких мыслей!
  - Что ж, спасибо хотя бы за честность. Но я думала, что мы подруги.
  - Ага. Подруги. Я не люблю свою работу, ведь я хотела стать дизайнером. Но у меня таланта не хватило, вот и приходится заниматься этой скучищей. Меня не повышают, в то время как ты, вся такая успешная и талантливая! Ты на моем месте поступила бы так же!
  На это замечание Кики даже отвечать не стала. Ей казалось, что все происходит в дурном сне. Скорей бы он закончился... Но как она могла быть настолько наивной, настолько глупой? Впрочем, Лиза скрывала свои истинные чувства как настоящая актриса.
  - Да, у тебя неплохо получилось, - сказала она и погасила сигарету о бок стеклянной банки.
  - Что получилось?
  - Играть. Никогда бы не подумала, что моя любимая подружка... Я была уверена, что ты всегда будешь на моей стороне.
  - Да ладно, Кики, детка, за полмиллиона долларов чего только не сделаешь! Кроме того я хотела обезопасить себя и подсунуть ментам готового подозреваемого. Тебя. Короче, я сумела убедить Пашку, что нам непременно нужно встретиться в твоей квартире. Наврала ему с три короба, сейчас уже и не вспомнить. Он встревожился, и, разумеется. Приперся на встречу. В день вылета я оставила на парковке машину, в багажник загрузила тряпки, чтобы переодеться в тебя. Ты же понимаешь, мне нужно было перевести на кого-то стрелки. Нельзя было, чтобы меня заподозрили. И хотя риск был минимальным, я решила подстраховаться. Короче, ты идеально подходила на роль бессловесной жертвы!
  Она помолчала, тоже закурила и внимательно глянула на Кики.
  - Да-да, идеально. Я все классно придумала: изобрела мифическую сестру из Барселоны, нашла такси, а сама помчалась к тебе. У меня все было рассчитано по минутам. Пашка уже ждал меня в назначенном месте, недалеко от вашего дома. Я вручила ему ключ, велела выключить свет на твоем этаже, чтобы без лишних свидетелей войти в квартиру. А сама быстро переоделась в машине, натянула парик. На лестнице столкнулась с соседкой, она со мной поздоровалась, и я обрадовалась. Значит, удачно загримировалась, если меня с ходу приняли за тебя. Но не стоило говорить о погоде, ты права. Впрочем, это уже неважно.
  - Можно я продолжу? Ты зашла в квартиру, предложила Холоду пройти в кухню. А сама одела мои перчатки, открыла шкаф, взяла статуэтку и...
  - Да, это было самым сложным. В конце концов, с этим парнем я провела немало приятных часов. Но любое дело требует жертв. Потом я закрыла дверь на ключ и побежала к выходу. Самым опасным было не столкнуться с тобой. Поэтому я выключила свет на каждом этаже - у вас там очень удобные кнопочки на распределительных щитках. Но, как оказалось, эта идиотская авария спутала мне все карты. План рушился на глазах. На следующее утро я позвонила тебе на мобильный и чуть не упала в обморок, когда ты мне ответила. Я-то рассчитывала, что менты не будут долго раздумывать...
  Да, тот звонок утром на даче, вспомнила Кики.
  - А я все это время мучилась сомнениями. Я поняла, что убил кто-то из вас четверых. Но кто?
  - Да, я видела, как ты бледнеешь и худеешь. Тогда, в ресторане я попыталась перевести стрелки на Жанну. Скажи, ты ведь ее подозревала?
  Кики ничего не ответила. Ей было почти физически плохо, но она держалась. Раменский, черт побери, где же он?!
  - Но мне надо было найти деньги. Я несколько раз приезжала, перерыла весь дом.
  - Да. Дом моих бабушки и деда. Ты неплохо потрудилась, чтобы перевернуть его вверх дном.
  - Не жалей о парочке древних кресел и старых шмотках, - весело сказала Лиза и помахала пистолетом. - Это все ерунда, древний хлам. Я открывала подпол, но не стала туда залезать. Решила, что оставлю на потом. Я не хотела туда лезть, в эту отвратительную дыру, там столько...
  - Паутины?
  - Гадость какая, - Лизу передернуло. - Но этот гад и вправду спрятал деньги в подполе, так? Да еще и в банки засунул, что за остроумный мальчик! Но ничего, главное, я их нашла, и теперь могу спокойно уйти. Но с тобой надо что-то придумать... Не оставлять же тебя здесь, напичканную такой информацией? Ведь ты чего доброго и ментам все это расскажешь...
  Почуяв в ее голосе угрозу, Кики вскинула глаза. Ствол пистолета смотрел прямо ей в лицо. Рука Лизы сделала едва уловимое движение, ствол шевельнулся, и Кики медленно прикрыла глаза.
  В следующий миг что-то темное мелькнуло перед неплотно сомкнутыми ресницами, раздался вскрик и шум падения двух тел, а в следующий миг грянул выстрел.
  В плече что-то взорвалось острой нечеловеческой болью, и навалилась темнота. Рядом жалобно выругался майор Раменский, но Кики этого уже не слышала.
  
  Глава 17
  
  - Привет! Смотри, кого я привела, - в дверях палаты стояла Жанна и широко улыбалась. Позади нее маячила мешковатая фигура в допотопном костюме, словно присыпанная серой пылью.
  Кики приподнялась в кровати и помахала здоровой рукой.
  - Здравствуйте, господин майор.
  - Там еще Дружинин мается в холле, но я запретила ему подниматься. Он притащил букет, который займет половину твоей палаты. Нам это надо? Разумеется, нет.
  - Пусть погуляет, - подтвердила Кики. - А лучше - на работу возвращается.
  - Как вы себя чувствуете, Кира Сергеевна? - Раменский подтащил стул и уселся напротив кровати.
  - Нормально. Врачи обещают, что скоро отправят домой. Но я им не верю, если бы вы знали, какие они хитрые! Уже три раза обещали выписать.
  - Кики, не хулигань, - велела Жанна, набивая тумбочку гостинцами. - Вот, я тебе апельсины привезла, груши, в баночке - тушеная рыбка и салат.
  - Слушай, а можно мне гамбургер? Обычный, с майонезом и котлетой? Сил нет, как мне эти салатики надоели, - Кики закатила глаза.
  - Ну какие тебе гамбургеры? - тоном матери-наседки заворчала Жанна. - В нее, понимаешь, стреляют, а ей гамбургеров хочется!
  - Я вам привезу, Кира Сергеевна, - заговорщически подмигнул Раменский.
  - Вот спасибо.
  - Да ну вас, - обиделась Жанна. - И вообще, я пойду покурю. Кики, я скоро вернусь.
  И она вышла из палаты, погрозив Кики пальцем.
  - Что вас привело в это богоугодное заведение? - поинтересовалась Кики лукаво. - Неужели решили навестить боевую подругу?
  - Подумаешь, небольшое пулевое ранение! У меня их три, и ничего.
  - Но я-то не сыщик, так что...
  - Не сыщик, - согласился Раменский. А вообще, вам повезло, что пуля попала в плечо. Если бы чуть правее...
  - Да, врачи мне сказали, что я в рубашке родилась. Тоже мне, везунчик, уже две недели тут валяюсь как овощ. Ладно, Всеволод Андреевич, давайте к делу. Вы же знаете, я сгораю от любопытства. Жанна ничего мне не рассказывала, а ваши коллеги... Из них и слова было не вытянуть. Они завалили меня вопросами, а сами ничего не рассказали.
  - Ну что вам сказать. Подружка ваша под следствием. Сначала нипочем не хотела признаваться, но потом поняла, что лучше выложить все как есть.
  - Ну тогда расскажите мне все в подробностях.
  И Раменский рассказал.
  Заполучив вожделенные полмиллиона долларов, Павел Холод решил обезопасить себя от возможных посягательств милиции и службы безопасности банка. С мертвого какой спрос? Поэтому он и решил исчезнуть, подсунув правоохранительным органам свой 'труп'. Разумеется, в машине сгорел Максим Матвеев, безобидный пьянчужка.
  Познакомились они возле метро Кантемировская, недалеко от дома, где жил Матвеев. Павел ездил по округе, ненавязчиво присматривался к бомжам, пьяницам и прочим маргиналам, которые кучковались на рыночной площади возле метро. Летом их там было предостаточно. И высмотрел Матвеева, который чрезвычайно походил на него ростом, телосложением, формой головы... Познакомиться с парнем и расспросить его о жизни было делом нетрудным. За бутылку водки Матвеев с радостью поведал незнакомцу историю своей горемычной жизни. И что живет один, и что некому о нем позаботиться.
  Как видно, Матвеев Холода устраивал на все сто. Дальнейший ход событий восстановили по неохотным показаниям Лизы, а также, проведя дополнительное следствие.
  Неизвестно, что Холод наплел Максиму, но тот пришел рано утром на назначенное место - в лесок неподалеку. Место пустынное. Наверное, Холод посулил тому бутылку, и придумал какое-то мелкое поручение. Выехали за город, достигли нужного места - безлюдно, ближайший поселок в трех километрах, до станции далеко. Холод остановил машину, а Матвеев, вероятно, дремал. Тем проще было накинуть на его шею удавку и слегка затянуть, чтобы парень только потерял сознание.
  Дальше Холод действовал быстро. Разделся сам, стянул одежду с Матвеева и переодел его в свои джинсы, майку, куртку. На шею повесил свой крестик, на палец натянул кольцо-печатку. В матвеевские тряпки побрезговал переодеваться, и предусмотрительно прихватил с собой одежду. Из дома не брал, купил накануне. Взял паспорт Максима положил в карман, а свой засунул ему в карман джинсовки.
  Потом пересадил парня на водительское кресло и занялся подготовкой декораций. Пластмассовый бензобак 'Жигулей' легко было пробить острым камнем, которые в изобилии валялись на выщербленной дороге. С собой у Холода была бутылка с бензином, и он щедро полил под машиной, а потом сделал бензиновую дорожку длиной метров десять. Таким образом должно было создаться впечатление, что камень пробил в бензобаке дыру совершенно случайно.
  Конечно, Холод рисковал. Но ради пятисот тысяч он шел на риск без раздумий.
  Последним штрихом была зажженная спичка. Холод отошел подальше и швырнул спичку, стараясь попасть под бензобак, из которого уже сочилась остро пахнущая жидкость.
  Жигули загорелись на диво легко, словно специально радуя хозяина. Холод с безопасного расстояния понаблюдал за этим зрелищем, убедился, что все взорвалось и горит как надо, и лесом выбрался к станции. Там никто не обратил внимания на просто одетого парня в дешевых солнечных очках.
  А в Москве его уже ждала Лиза.
  Ее претензий на деньги Холод не понял. Он вообще не воспринимал ее всерьез. Да, обсуждали план операции. Да, именно Лиза натолкнула его на идею раздобыть легкие денежки. Но разве это означает, что с ней придется делиться?
  Павел был искренне уверен, что Лиза никакого отношения к деньгам не имеет. Он предложил ей тридцать тысяч 'за помощь', но та отказалась, презрительно скривившись. Павел не был особенным знатоком женской души, потому решил что отказалась Лиза совершенно искренне.
  А та между тем затаила зло и принялась вынашивать план мести. Доступа к деньгам Лиза не имела, с Павлом они встречались крайне редко, и все шло к тому, что парень собирался раздобыть новые документы и уехать. Разумеется, Лиза не могла этого допустить.
  - О том, что было дальше, она мне рассказала, - задумчиво проговорила Кики. - Одним ударом она собиралась убить двух, нет, трех зайцев. Убить конкурента, свалить всю вину на меня, а заодно и потешить свое самолюбие. И ведь я не догадывалась о том, что Лиза меня попросту ненавидит!
  - Ее муж подал на развод. Теперь он ошивается в больничном холле с букетом. У вас с ним... какие-то отношения?
  - Бог с вами, Всеволод Андреевич, никаких отношений не было и не будет. Я не жажду с ним встречаться, ведь он постоянно будет напоминать мне о Лизе.
  - Вас можно понять.
  - Послушайте, а почему вы сказали, что сначала Лиза не соглашалась давать показания, а потом... Ее там били?
  - Зачем же так? У нас были гораздо более веские доводы. К примеру, диктофонная запись.
  - Запись? - нахмурилась Кики. - О чем это вы?
  - Так уж сложилось, что я постоянно ношу с собой диктофон. В кармане пальто. В тот вечер, когда мы ехали с вами в Абрамцево, диктофон тоже был при мне.
  - Так вы записывали все, что говорила Лиза? - ахнула Кики. - Но постойте... Вы же были на втором этаже. Или нет?
  - Вообще-то я слышал весь ваш разговор. Стоял рядом, за дверью, и все видел и слышал. А диктофон у меня вполне мощный, так что качество записи не пострадало.
  - Черт возьми, а я думала, вы ходите по второму этажу и знать не знаете о том, что происходит! Пришлось тянуть время, раскручивать Лизу на разговоры, выпытывать у нее подробности. И ведь все это время она держала меня на мушке. Ну вы даете!
  И она в сердцах хлопнула ладонью по одеялу. Резкое движение отозвалось в плече пульсирующей болью, и Кики с ненавистью покосилась на повязку, в которой выглядела как раненый боец.
  - Кира Сергеевна, я приношу вам извинения. Но вы отыграли сцену на пятерку с плюсом! Благодаря вам у нас появились убедительные доказательства, и мы смогли прижать Дружинину.
  - Я чуть не умерла от страха, а вы... Прятались за дверью и все записывали.
  - Но ведь все закончилось хорошо. Я контролировал ситуацию, и когда понял, что Дружинина собирается выстрелить, прыгнул на нее.
  Представив неуклюжего толстяка, который тигриным прыжком сбивает Лизу с ног, Кики улыбнулась. В ее мыслях выглядело это комично.
  - Да уж, все хорошо, если не считать этого украшения, - и она указала на забинтованное плечо.
  - Ладно вам, задеты мягкие ткани, это не смертельно.
  - Шрамы украшают мужчин, но отнюдь не девушек. Ладно. Лиза выстрелила от неожиданности, когда вы сбили ее с ног, и пуля угодила мне в плечо.
  - Да, она нажала на курок, падая на пол.
  - Действительно, я родилась в рубашке. Что с ней будет?
  - С Лизой? У нее много грехов за душой. Доказать соучастие в ограблении будет сложно, но убийство, и покушение на вас... Лет пятнадцать получит. А впрочем, суд решит.
  Он сказал это спокойно и совсем просто, но Кики содрогнулась. Пятнадцать лет. Вся жизнь под откос. Немыслимо!..
  У нее на глаза навернулись слезы, и Раменский, заметив это, торопливо поднялся.
  - Ладно, Кира Сергеевна, пойду я. Вам отдыхать нужно, а я вас разволновал.
  - Спасибо, что навестили.
  - Выздоравливайте.
  И он, сгорбившись, прошаркал к выходу.
  
  Эпилог.
  
  Весна навалилась на Москву неожиданно. Просто в одну ночь как будто кто-то выключил зиму, и наутро город захлебывался солнцем и птичьим щебетанием.
  Апрель Кики любила больше остальных месяцев в году, но этот был особенным. Выйдя из больницы, Кики наслаждалась свободной жизнью без забот и неприятностей. Ее ждали на работе - шеф все-таки уговорил ее вернуться, посулил повышение, и прибавку к зарплате. Но Кики вытребовала время до середины апреля, за это время ей нужно было многое успеть.
  Она наняла строительную бригаду для того, чтобы привести в порядок дачу. Никаких крупных переделок Кики не планировала, пока решила обойтись косметическим ремонтом. Кроме того, она подумывала пригласить знающего человека, чтобы заняться садом. Но не все сразу.
  Через несколько дней после выписки Кики наведалась в Абрамцево. Снег здесь еще не растаял, но в воздухе пахло весной, а сквозь рваные облака смотрело пронзительно голубое небо.
  Кики обошла дом, пытаясь понять, что из мебели можно оставить, а что отправить на помойку. В кухне она задержалась возле приоткрытой крышки подпола, но запретила себе поддаваться неприятным воспоминаниям.
  Не обращая внимания на высоченные каблуки, Кики отодвинула крышку и спустилась в подпол. Сегодня у нее был с собой мощный фонарь, не чета ее мобильнику. Направив фонарь в дальний угол, там, где раньше стояли банки, набитые заветными долларами, Кики улыбнулась. Оказывается, она не ошиблась.
  
  На следующий день Кики забронировала через Интернет номер в одном из очень приличных парижских отелей и купила билет на самолет. Будет неплохо сменить обстановку, отдохнуть, развеяться. И Париж лучше других городов подходит для этой цели. Но ехать одной в столицу любви совсем неинтересно.
  Вадим заваливает ее цветами, приглашениями в ресторан, какими-то милыми подарочками, но не он нужен Кики. Нет, не он.
  Она ехала по городу, где буйствовала весна, улыбалась и щурила глаза от властных солнечных лучей. Кажется, в бардачке были темные очки... Кики долго копалась, вытаскивая из кучи барахла самые неожиданные предметы, но очков не попадалось. Вот белая глянцевая карточка, наверное, чья-то визитка. Она взглянула на визитку и в первую секунду непонимающе смотрела на нее.
  Кудрявцев Роман Васильевич, автосалон 'Причуда'.
  Потом она вспомнила - симпатичный парень, который остановился помочь плачущей на обочине девушке. Славные глаза и приятная улыбка. Как он сказал? Если будет не с кем пойти в кино, звоните. У нее проблема посерьезней, ей не с кем поехать в Париж.
  Погоди, дура, - влез внутренний голос. - Может, он автомеханик, откуда у него деньги по парижам раскатывать? Ты же не хочешь его проспонсировать?
  Нет, спонсировать мужчин она пока она не планировала, но почему бы не рискнуть? Чем черт не шутит? Почему-то Кики вдруг страшно понравилась эта мысль.
  Удивляясь собственному азарту, она достала мобильник и набрала номер, указанный на визитке. Сердце от волнения гулко билось в такт длинным гудкам.
  - Автосалон 'Причуда', добрый день, - сказали в трубке приятным девичьим голосом.
  - Здравствуйте. Могу я поговорить с Романом Кудрявцевым?
  - Да, разумеется. Представьтесь, пожалуйста.
  - Понимаете, он не знает моего имени... Да и вообще, - Кики вдруг смутилась. - Простите, такая дурацкая ситуация.
  - Извините, по какому вопросу вы звоните? - голос девушки оставался таким же приветливым и ясным. - Может быть, я смогу вам помочь?
  - Пожалуйста, скажите господину Кудрявцеву, что звонит девушка, с которой он познакомился на Ярославском шоссе. Из синего 'Форда-Пума'.
  - Минутку, пожалуйста.
  В трубке заиграл Моцарт, но ждать пришлось недолго.
  - Привет, это ты? - в трубке появился знакомый голос, казалось, парень на том конце провода улыбается.
  - Да, я.
  - Рад, что ты позвонила. Как тебя зовут?
  - Кики. На самом деле - Кира, но друзья зовут меня Кики. Слушай, а ты вообще-то кто?
  - В каком смысле? - Роман уже смеялся.
  - Ну, кем ты работаешь?
  - Ты, наверное, подумала, что я автомеханик? Я знаю, все так думают. Внешность меня подводит. Но я отец-основатель салона. Да, именно так, отец-основатель. Чувствуешь, как гордо звучит?
  Теперь они оба смеялись.
  - А я в Париж еду, - сказала Кики.
  - Здорово, там сейчас должно быть очень красиво. А с кем едешь?
  - Одна.
  - У меня предложение. Как насчет того, что я набьюсь к тебе в компанию? Вдвоем в Париже веселее.
  Разумеется, Кики согласилась. Веселое путешествие - отличный способ потратить деньги. Месяц назад, вынимая из подпола банки, набитые долларами, она заметила, как две пачки выпали и укатились в пыль. И честно собиралась их достать и присовокупить к остальным, но не успела.
  Чему быть, того не миновать, - подсказал хитрый внутренний голос. - Раз уж оно случилось... Чего там переживать, банк не обеднеет, а ты приятно отдохнешь. Так оно и лучше, правда ведь?
  
Оценка: 4.14*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"