Столтидис Сергей Анестисович: другие произведения.

Снова в пути (Начало пути, часть 2, 9,10 главы)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Снова в пути.
  
   Глава IX
   Загадки и подсказки.
  

Я говорю вам: нужно носить в себе ещё хаос,

чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду

(Ф.Ницше "Так говорил Заратустра")

  
  
   За шесть часов, проведенных в самолете, я о многом передумал. Попытался заглянуть в будущее, - не получилось. Стал размышлять о настоящем, но кроме Лены ничего светлого в нем не рассмотрел. Глядя через стекло иллюминатора на проплывающие внизу облака, вспомнил пузатенького Морфея.
   В Москву я прибыл полный сомнений. И как только моё тело оказалось "на свободе", пройдя все пограничные препоны, мой дух, возжелавший уединения, унес его вместе с багажом на квартиру. Бросив чемодан на диван, я сразу же определился по некоторым позициям, которые оставались зыбкими и неопределенными на момент отъезда.
   Стало ясно, что, убрав главаря Антоновских, я ошибся. Его устранение фактически ничего не изменило. Торопясь, я не рассмотрел, что "Лютый" был только визитной карточкой, а настоящие "водилы" остались живы и здоровы. Правда, на мою фирму никто из них "наезжать" пока не решался, но приобретенный боевой опыт подсказывал, что "побитый враг должен быть добит" - древнее изречение восточных мудрецов оставалось актуальным и в наши дни.
   Но, уж коли я начинал сомневаться, то сомневался "по-полной". Поэтому, решил посоветоваться с профессионалами, поскольку "Шурави" с "Куманьком" многих Антоновских знали лично. Оба "авторитета" не возражали против жестких мер, потому что сами уже обеспокоились неугомонностью "головки" и даже подсказали, где и кого искать. В силу своей загруженности иными, более важными делами, я впервые начал действовать в своем мире, как подобает Идущему. Я вышел в Астрал.
   Когда через полчаса определились все действующие лица, жертвы предстоящей казни, я дал команду на остановку их сердец. Все семеро умерли одновременно. Во вновь обезглавленную банду я послал трех фантомов, которые на две-три недели должны были сковать действия "бригадиров", а если надо и устранить последних.
   "Шурави" с "Куманьком" ставить в известность о таких мелочах я не стал.
   Не дожидаясь результатов по банде, я приступил к поискам Ноя. Он пропал сразу после моего отлета, и след его затерялся. Где его черти носили? Можно было только догадываться...
   Но на следующий день после моего прилета, он неожиданно объявился сам. Я почувствовал, что "умник" чем-то "донельзя" доволен. Довольством от него несло за километр, и я понял, что этот "хмыреныш" сотворил такое, о чем его никто не просил.
   Свое появление он оформил шумно и радостно. Я же прикинулся ничего не подозревающим туристом.
   - Привет тебе, Никита! Как дела? - поприветствовал и поинтересовался "супермозгёныш" ради приличия, скорее тем самым, давая понять мне, что его дела в отличном состоянии.
   - У меня всё нормально, - поспешил вставить я фразу, потому что Ной, не обратив внимания на мой ответ, продолжил:
   - Слушай, Командор! - я поморщился на его обращение, "умник" почувствовал и поправился, - Слушай, Никита, а когда же мы займемся субстанцией?
   - Не знаю, - с сомнением ответил я, - а ты что готов?
   - Я готов! - самодовольно доложил Ной.
   - Что? Так быстро!? - снова засомневался я.
   "Умник" обиделся по-настоящему:
   - Я всегда знал, что ты не воспринимаешь меня всерьёз! Тогда зачем было давать такое задание?
   - Да ты обиделся! - воскликнул я весело, хотя почувствовал неловкость перед своим созданием. - Ладно, извини, если что не так. Но, поверь, к своему собственному творению, воплощенному на основе собственного мозга, нельзя относиться несерьёзно. Надо себя не уважать, - добавил я уже серьезно.
   Ощутив, что я откровенен, Ной сменил гнев на милость, и спросил:
   - Так, когда же можно переходить от теории к практике?
   - Ной, давай отложим этот разговор, - чувствуя, что Ной на взводе, попросил я.
   Но, конечно, "умник" не согласился:
   - Никита, что я слышу? Неделю назад ты сам торопил меня с выводами. Сейчас они готовы, но тебя как будто подменили. Я чего-то не знаю?
   - Видишь ли, Ной, - решил я поделиться с ним, - За прошедшую неделю многое изменилось. Состоялся Совет Хранителей, где выяснились детали, которые оказались много важнее замурованных переходов, Амадея и субстанции.
   - Но "всеяд" обладает не только разрушительным и поглощающим свойствами, - стал доказывать "умник", - он, наверное, применим и как защитный барьер!
   Но я его прервал:
   - А откуда ты знаешь, что субстанция зовется "всеядом"?
   - Как откуда? - удивился Ной, - От Ария, конечно.
   - Ты, что всю неделю общался с ним? - с ужасом спросил я Ноя, вспоминая, что не сказал ему о предательстве старика.
   - Ну, не всю неделю... - замялся "умник", но ничего не придумав, сознался, - В общем да. Сначала я только решил посоветоваться с ним, поскольку ты и так хотел его привлечь к этим исследованиям. Но когда выяснилось, что Арий не только знает название субстанции, а и знаком с её свойствами и действием, грешно было упускать удачу.
   - И как? Не упустил? - инстинктивно спросил я, думая совсем о другом.
   - Никита, да я хоть сейчас готов создать "всеяд" в мировом масштабе! - захлёбываясь от восторга, сообщил Ной.
   - Вот как? - спокойно отреагировал я на его радостное признание. - И что ты собираешься с ним делать в этих масштабах?
   - Так, - сразу просек "супермозг", - либо у тебя настроение плохое, либо планы поменялись. Может, я в таком случае заскочу завтра?
   - Ты не ответил на мой вопрос, - спокойно напомнил я.
   - Ну... и... а... Да в чем собственно дело? - после некоторого замешательства взорвался "умник".
   - Видишь ли, "умник", у Ария есть талант - умение незаметно подсказывать решения, особенно таким наивным существам как ты, - произнес я, стараясь точно подбирать определения.
   - Вот те раз! То я "умник", то наивное существо, - недоуменно проговорил Ной.
   - Одно не исключает другого. В этом нет противоречия, - возразил я ему. - К счастью или, к сожалению, но ты такой. Может быть, со временем это пройдет, но сейчас твоей неопытностью и одержимостью ловко воспользовался Арий.
   - Воспользовался? - растерянно переспросил "умник". - Ты не ошибся при выборе слова?
   - Я сказал именно то, что хотел сказать, - подчеркнул я.
   - Стоп, Командор! - решительно заявил Ной, - Рассказывай, какой кот пробежал между вами?
   - Не кот, а "черная кошка", - признался я.
   - Мне "до лампочки" кот или кошка, давай колись "шеф", что произошло.
   Я только немного удивился наглому тону "подчиненного", но с замечаниями повременил и пересказал наш с Арием диалог.
   - Да-а-а! - протянул Ной, - подглядывать за любовниками, конечно, стыдно, не солидно для старика, а уж тем более для Хранителя, но где ты усмотрел в его действиях предательство?
   - А его бездействие во время моего сражения с Амадеем! Он знал о "всеяде", но даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь, подсказать, - стал заводиться я.
   - Это, конечно, весомый аргумент в пользу твоих выводов, но не достаточный для того, чтобы утверждать о том, что Арий - предатель. Струсил? Возможно...
   Не успел, не смог помочь? Возможно...
   Был уверен, что ты справишься сам? И такое возможно!
   Но предательство?..
   Я почувствовал, что Ной в раздумье виртуально покачал несуществующей головой, отгоняя дурные мысли, пожал отсутствующими плечами.
   - А его советы и подсказки тебе по поводу использования "всеяда"? - попытался я усилить свои доводы.
   "Умник" отреагировал на мой вопрос молчаливым непониманием. Мне пришлось объяснить:
   - А раскрыл ли он тебе способы как уберечься от него, как уничтожить его, как управлять им?
   - Конечно, - сразу же ответил Ной, - Во-первых, "всеяд" тихоходен. Его самая высокая скорость не превышает скорости идущего человека. Во-вторых, он опасен только при непосредственном контакте с ним. В третьих, он разрушается под воздействием мгновенного сконцентрированного высокотемпературного импульса. А управлять им не умеют. Он самостоятельно настраивается на всё энергоёмкое.
   - Неужели за тысячелетия никто так и не смог оседлать "всеяд"?
   - А эта субстанция довольно молодая. Изобретена каким-то алхимиком в герцогстве Анжуйском в одна тысяча четыреста восьмидесятом году, от воздействия которой он, алхимик, и погиб. Но остались записи опытов, химические формулы компонентов. Долгое время отцам инквизиции удавалось скрывать эти документы, но рано или поздно всё тайное становится явным...
   - И когда он вновь появился в миру? - заинтересовался я.
   - Новое упоминание о нем относится к восемнадцатому веку. Но уже не в Европе, а в Малой Азии и Ближнем Востоке, - тут же выдал справку "супермозг". - Затем, субстанция перекочевала в Китай и на Дальний Восток. Но оттуда она почему-то не распространилась далее на Америку, а возвратилась в Азию и Европу.
   - А Африка, Австралия?
   - Там "всеяд" тоже не был замечен, - ответил Ной, - Но это не значит, что о нем на этих двух континентах ничего неизвестно. Да и Америку нельзя исключать из поля зрения. Сама по себе эта субстанция не появляется, а человек существо непоседливое.
   - Последний вопрос к тебе. Как долго может существовать эта субстанция?
   - Те, кто использовал "всеяд", создавали его с определенной целью - убить. А убийцы следов оставлять не любят, - "профессионально" подметил "умник", - Поэтому, конечно, время его существования было ограничено минутами, но при желании атомарные и молекулярные связи можно создать настолько прочными, что срок службы станет исчисляться сотнями лет.
   - Хорошо, молодец, что справился с поставленным перед тобой заданием, - похвалил я Ноя, - Скоро ты получишь другое, а сейчас займись "текучкой", подстрахуй фантомов в банде. Координаты я тебе дам.
   - Нет, но... Никита, - растерянно проговорил Ной. - Никита, извини, но я ни черта не понял!
   - А чего не понятного? - возмутился я его упрямством, граничащим с тупостью. - Я перебрасываю тебя на более перспективный объект. А "всеядом", если ему так хочется, пусть продолжает заниматься Арий.
   - Но несколько недель назад ты имел прямо противоположное мнение, - возразил Ной.
   - Мало того, - признался я ему, - ещё неделю назад мне казалось, что конец света не за горами. Но Хранители переубедили меня своими доводами. У Совета есть уверенность, что смертельная "опухоль" созрела и расползается по планете. Проблема в нас самих! А извне нам следует опасаться только козней Амадея. Поскольку остальным континуумам, которые ушли от нас по своему развитию далеко вперед, ничего не стоило бы разрушить наш зловонный мир. И если бы они хотели этого, то уже давно бы уничтожили Землю.
   - Получается я напрасно потратил время и энергию на исследование "всеяда"? Получается все результаты коню на смех?
   - Во-первых, не коню, а людям на смех, а, во-вторых, такие труды не пропадают. Их просто изучают "глубжее и ширее" в свободное от дел время.
   Ной не подавал признаков присутствия. Мне даже показалось, что "парень" молча "хлопнул дверью" от обиды и разочарования и сбежал. Но нет, упрямство у него "в характере" присутствовало. К тому же он что-то уже для себя решил, поэтому через минуту у меня возник его довольно спокойный образ, который "умник" где-то позаимствовал за время моего недельного отсутствия.
   Видок у него надо сказать был ещё тот... собирательный! Мелькнула мысль: "С миру по рылу - "умнику" личина". Видимо, Ной "прочитал" моё удивление, потому что с вызовом спросил:
   - Что, не нравлюсь?
   - Да как тебе сказать, чтобы не обидеть... - тянул я с ответом, стараясь, что-нибудь придумать, чтобы, действительно, не обидеть, - "Дело не в личности, а в наличности".
   - Не понимаю, - раздраженно произнес Ной, - В моем образе - всё рационально. Но если рационально, значит красиво! Или я ошибаюсь?
   Я хотел сразу же ответить, что он, конечно, ошибается, но засомневался. А, действительно, почему на наш взгляд далеко не всегда что-нибудь рациональное бывает красиво? Решив оставить обсуждение вопроса о субъективном восприятии красоты на более подходящий момент, я ограничился избитой фразой:
   - Ной, будь проще, и народ к тебе потянется, - чем окончательно сбил его с панталыку. Я не преминул воспользоваться его замешательством и перевел разговор в нужное мне русло.
   - Однако нам предстоят более сложные дела, чем обсуждение твоей виртуальной внешности. Мы должны совершить, - стал я объяснять Ною, - хирургическое вмешательство в "тело" социума для удаления злокачественного новообразования.
   - И много этого "социума" нам необходимо порезать, чтобы восторжествовала справедливость? - неожиданно для меня, спросил устало "умник".
   - Никого резать мы не станем, если сами не попросят, - терпеливо попытался объяснить я.
   - Так в том-то и дело, что обязательно попросят! - вскричал Ной.
   - Ной, так неужели ты сможешь отказать, если тебя станут умолять? - удивился я. - Ты что, садист?
   "Умник" возмутился и попытался отмежеваться от моего предположения, но мне его оправдания были ни к чему. Довольный, что удалось загнать Ноя в тупик, я пояснил уже серьёзно:
   - Дорогое моё творение, никто не собирается никого вырезать, но и смотреть со стороны как загибается родная планета, - преступно. Для нас с тобой - преступно вдвойне! Потому что никто пока в этом мире не обладает нашими с тобой способностями.
   - А ты хоть знаешь с чего начинать? - придя в себя, спросил наконец-то Ной.
   - Думаю, что знаю, - дипломатично ответил я. - Но моё решение не единственное, поскольку к своим обязанностям приступил Совет Хранителей Земли. Однако если ты соизволишь внимательно выслушать меня, то совместно принятый нами план действий может оказаться принятым Советом за основу.
   - Я внимательно слушаю тебя, Никита, излагай, - очень серьёзно произнес Ной.
   И мне пришлось долго и в подробностях рассказывать пошаговый план преобразования планеты, продуманный мной в самолете. "Умник" сдержал слово и ни разу не перебил меня, но, подходя к концу изложения намеченных мероприятий, я чувствовал, что "супермозг" готов обрушить на мою голову шквал вопросов и поправок. Так и случилось. Поэтому наша беседа затянулась до позднего вечера.
   Конечно, Ной был готов продолжать обсуждение темы и ночью, но я не собирался потакать фанатизму "супермозга". Поэтому, сославшись на необходимость "переварить" ещё раз то, что мы уже успели обсудить, я его попросил оставить меня одного. Смилостивившись, мой собеседник отбыл восвояси. Его "восвояси" находилось на одной из космических баз, где он раздолевался в своё удовольствие. Я же проник в соседнюю квартиру, где меня уже ждали с нетерпением. Почти всю ночь я черпал там из источника вдохновения и любви.
   Утром, уходя на службу, Аленка передала мне просьбу своего дяди о встречи и вручила клочок бумаги, на котором крупными цифрами написали номер телефона. Перебравшись к себе, я позвонил по указанному телефону и договорился с К.К. о времени и месте встречи. Когда он мне назвал в качестве места встречи ресторанчик в гостинице "Белград", я не удивился. Ровно в 13.00 я входил в двери хорошо знакомого заведения.
   На удивление в этот день и час ресторан оказался почти пустым. Правда, за угловым столиком я увидел своих знакомых, которые заметили меня и стали приглашать к себе, но в другом углу уже сидел и ждал К.К., поэтому мне пришлось извиниться, сославшись на деловую встречу.
   Когда я подошёл к "Константинычу", он поднялся и, приветливо улыбаясь, поздоровался. Мой собеседник заявил, что позволил сделать заказ, не дождавшись меня. На что я в ответ на его светский тон успокоил "высокого чиновника", уверив, что доверяю его вкусу. Начало контакта состоялось, и постепенно стал вырисовываться разговор, к которому дядя Лены давно готовился.
   Поскольку он являлся самым близким родственником моей возлюбленной, а через неё "почти родственником" и для меня, и до сих пор хранил мою тайну, я всё откладывал процесс стирания эпизодов памяти, связанных у него со мной. Со своей стороны, приблизительно зная, с кем имеет дело, "Константиныч" не стал ходить вокруг, да около, а быстро перешел к делу.
   - Уважаемый, Никита! - именно так соблаговолил обратиться ко мне мой "почти родственник". - Мы с вами уже знакомы год, а по-настоящему серьёзно никогда не разговаривали.
   - Видимо, Константин Константинович, у нас с вами отсутствовали общие точки соприкосновения, - резонно заметил я.
   - Нет, Никита, не поэтому, - возразил К.К.
   Мне пришлось поднимать вверх брови, чтобы молча выразить степень своего удивления его ответом. Тем временем К.К. продолжил:
   - Да, да, Никита! У нас с вами с первого дня могли отыскаться, как вы сказали, "точки". Однако я не хотел и не хочу форсировать наши с вами отношения...
   Я прервал К.К., не дав ему закончить того, что он намеревался сказать:
   - Константин Константинович, чтобы наш ещё не начавшийся разговор с ваших первых слов не зашёл в тупик, хочу предупредить, что ни от кого не потерплю даже намека на шантаж. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?
   - Никита! - воскликнул К.К., - Как вы могли подумать такое! Просто подозревая о ваших возможностях, я пришёл просить вашей помощи. Я попал в неприятную ситуацию, которую сможете разрешить только вы.
   - Если ситуацию можно разрешить, не слишком нарушая законы, я готов помочь, но не старайтесь скрыть что-то от меня.
   - Кое-какие законы нарушить придется, - честно предупредил К.К.
   - Например, незаконное проникновение в чужой кабинет? - "угадал" я.
   - И это тоже, - признался К.К., не удивившись тому, что я читаю его мысли.
   - Константин Константинович, - обратился я к нему, - выкладывайте всё по-порядку, но самую суть. А там видно будет, нарушать законы или нет.
   К.К. глубоко вздохнул и... А я предварительно просканировал местность на предмет "прослушки". Вокруг было "чисто".
   А случилась типичная история, какая часто происходит с высокопоставленными чиновниками не первой молодости, которые влюбляются в молоденьких женщин, которые лет на 25-30 моложе их самих. Более полугода в их отношениях царил мир и порядок. К.К. уже собирался переселиться под бочок к своей пассии, но неожиданно объявился её первый муж, который повел себя неадекватно своему статусу. С Машей он развелся за полгода до её знакомства с К.К., но сейчас что-то у него в жизни перерешилось, и "бывший" нагло требовал от неё "вертать брак взад".
   Когда от Маши он получил полный "отлуп", а охрана К.К. строго предупредила наглеца, тот начал действовать хитро и изобретательно, чем поставил в затруднительное положение К.К. Поскольку тот не мог обратиться к своим охранникам за действенной помощью, то обратился к своему другу, Вахиду. "Шурави", конечно, помог. Помог так, что "бывший" оказался в больнице. Но, выздоровев через два месяца, нашел возможность отомстить сопернику. Как этот паскудник смог угадать и вычислить ситуацию, для К.К. оставалось загадкой, но факт оставался фактом. Его молодой соперник каким-то образом проник в Машину квартиру и выкрал один единственный документ, который К.К. принес с собой, чтобы поработать с ним в выходные.
   Место его пребывание установить до сих пор не удается, но от него уже был звонок по телефону. Разговаривал "бывший" с Машей и через неё велел передать, что готов вернуть документ за кругленькую сумму в "зелененьких". Когда Маша назвала К.К. размер суммы, у него "отвалилась" челюсть. Но отказ платить грозил большими неприятностями. Пришлось вновь просить Вахида, который в свою очередь подключил на всякий случай и ребят "Куманька".
   Но произошел "облом".
   В назначенное время и место К.К. явился один, но встреча не состоялась. Шантажист не пришёл на неё по непонятным причинам и залег "на дно". А вчера вдруг позвонил и заявил, что иностранные спецы заплатят ему больше, чем он просил. И если К.К. хочет вернуть свои бумажки, то пусть платит вдвойне. Срок на сбор суммы "бывший" назначил до завтра.
   - Так у вас впереди ещё сутки? - уточнил я у К.К.
   - Сейчас уже меньше, - не глядя на часы сказал он.
   - У вас есть что-нибудь принадлежавшее когда-нибудь вашему шантажисту? - поинтересовался я на всякий случай.
   У К.К. и на этот случай оказался "рояль в кустах"! Он ловким движением руки выудил из кармана визитку, на которой черным по белому значилось: "помощник депутата Московской городской палаты Звягинцев Д.П."
   "Интересно, - подумал я, - мне ещё не приходилось иметь дело с помощниками депутатов. Впрочем, когда-то же надо начинать знакомиться и с официальной мафией".
   Взяв визитку из рук К.К., я тотчас отключился и передо мной возник образ молодого мужчины, 30-35 лет. Ничего примечательного в его облике не просматривалось - типичное среднерусское лицо с примесями кипчакской или татарской крови. Скуластое, носастое, губастое, с маленькими рыбьими глазками и почти без бровей. Кому как, но мне его физиономия не понравилась.
   - И этот был мужем вашей Маши? - спросил я К.К.
   - Вот именно, - подтвердил он, понимая, что я увидел его соперника.
   - Крутой мужик? - снова поинтересовался я, потому что никак не мог понять, как женщины могут выходить замуж за таких "чухонцев".
   - Да в том-то и дело, что нет, - удивляясь, но, констатируя факт нелогичности мышления женщин, произнес К.К. - Когда его прижали ребята Вахида, наделал в штаны от страха.
   "Если бы раньше такое же случилось со мной, я бы тоже обмочился", - подумал я, вспоминая себя года четыре назад.
   - А, может, он в постели... - допытывался я.
   - Сведений на этот счет не имею, но сомневаюсь. Иначе, зачем бы она развелась с ним? Наши бабы очень похотливы, хоть и целомудренны. Они крепко держатся за мужика исключительно по двум признакам, либо из-за денег, либо из-за "улетного" секса, - со знанием дела заявил К.К.
   - Неужели? - засомневался я.
   - На сто процентов! - категорично определил мой собеседник.
   "Боже мой! Как же он продолжает жить с таким взглядом на жизнь? - подумал я, - Я бы, наверное, уже давно удавился".
   - А фотография вашей Маши у вас имеется, - полюбопытствовал я, желая посмотреть на женщину, за которую боролся сильный мира сего.
   К.К. подозрительно зыркнул на меня, но фотографию достал. Перехватив его взгляд, я нагло произнес:
   - Не волнуйтесь вы так, Константин Константинович, её я у вас отбивать не собираюсь.
   - Успокоил, - саркастически усмехнулся К.К., протягивая мне фотографию женщины.
   Я долго вглядывался в черты лица и рассматривал фигуру его дамы сердца. Миловидное, доброе лицо, на мой вкус немного полновата, а так, прошёл бы мимо и даже не глянул. Но "на вкус, на цвет...", как говорится!
   - Не в моем вкусе, - спокойно произнес я, непроизвольно сравнивая её со своими женщинами.
   - Ну и слава Богу! - облегченно вздохнул К.К.
   Я рассмеялся, но, глядя на его несчастный вид, посерьёзнел и "отлетел" в Астрал. Первым делом я отыскал злосчастного Д.П. Звягинцева, который, оказывается, скрывался ото всех у своей старой, но верной подружки, Нинки Крапивиной.
   Немного послушав их разговоры и понаблюдав, как Нинка млеет от прикосновений своего любимого мужчины, я попытался отыскать следы документа, похищенного этим "красавчиком" у К.К. С первой же попытки документ нашелся. Он лежал открыто в папке на столе, так что изъять его оттуда для меня не представляло труда. Что я и сделал...
   Для ничего не подозревающего К.К. появление в моих руках его документа оказалось настолько нежданным событием, что он чуть не опрокинул стул, пытаясь вскочить из-за стола. Но вовремя опомнился и потянулся к бумагам. Я спокойно передал их в его руки, чтобы тот мог убедиться в их подлинности.
   Пробежав глазами текст, К.К. удовлетворенно откинулся на спинку стула и произнес:
   - А скопировать его не могли?
   - Нет, Константин Константинович, копий с него не делали. Я проверил.
   Тогда К.К. встал и протянул мне руку. Мне тоже пришлось подниматься, чтобы не оказаться в "барском" положении. В общем, потерпевший, а теперь по его словам заново родившийся, долго меня благодарил, заверяя, что в должниках долго ходить не намерен. Одним словом встреча прошла в дружеской обстановке.
   Прощаясь, я всё же напомнил счастливому К.К., чтобы он больше не приносил документы в дом.
   - Да, да, да, Никита! - заверил он меня, - Сейчас же отнесу бумаги на службу и в сейф под замок.
  
  
  
   Я только успел сесть в "Ворона", как в голове родился образ "умника".
   - Ты всё благотворительностью занимаешься, Никита? - озвучилась мысль Ноя.
   Мне не хотелось отвечать ему, поэтому пришлось спросить:
   - У тебя что-то срочное?
   - Да нет, - немедленно ответил "супермозг", - Только твои фантомы всех выстроили по струночке, и пукнуть никому без их ведома не дают.
   - Пукнуть или пикнуть? - переспросил я.
   - Слово дело не изменит, - отмахнулся Ной. - А реалии таковы, что они могут в одночасье разогнать всех ребят. Двух бригадиров уже "шлёпнули" и ещё пятерых "бойцов", которые попытались тех защитить.
   - Правильно! - согласился я. - Это мой приказ - не церемониться с теми, кто станет "качать права".
   - Как это права можно качать? - спросил Ной, не справившись с терминологией.
   - Ещё как можно! После содеянного ими с Сашкой и ребятами, оставшимся в живых бандитам, я могу позволить только одно - безропотно подчиняться моей воле. Кстати, такой режим жизни относится не только к боевым подразделениям, но к "мозгам" банды. Именно её "мозгами" тебе придется заниматься. Только придумай так, чтобы никто из них не понял, откуда поступают вводные и приказы. Общайся с ними на компьютерном уровне от моего имени и контролируй исполнение. Проверь имеющуюся документацию, определи слабые стороны, исправь, что возможно. А то, что уже не поддается исправлению, будем менять коренным образом, вплоть до ликвидации виновников ошибок.
   - А ликвидировать их должен тоже я? - воскликнул Ной.
   - Нет, ну что ты! Разве я могу растрачивать твои таланты на исполнение "грязной" работы. У тебя такая тонкая натура, ранимая душа! Поэтому ты станешь только отдавать приказы, а исполнителей подыщешь среди "бойцов", - успокоил я "умника".
   - Но боевая группа находится в полном подчинении твоих фантомов!
   - Ничего, сегодня они получат приказ специально для тебя подготовить пятерку "ликвидаторов". Но времени у тебя немного, от силы два месяца.
   - А если я решу, что никого ликвидировать не следует? - уточнил Ной.
   - Твое право, но и твоя ответственность, дорогой! За их надежность и умение - отвечаешь ты, - выделив тоном последние два слова, пояснил я ему. - Кстати, отчитываться передо мной придется еженедельно, скажем, по четвергам.
   - Ну удружил, Никита! - проворчал "умник".
   - Конечно, исключительно по блату, - подтвердил я ему, - а ты, что думал? Спасать Землю следует снизу, потому что верхи "прогнили", их не спасти. Вот и пусть себе догнивают, лишь бы нам жизнь не портили. А ты заканчивай свои нервные спектакли, пора взрослеть. Период твоей адаптации в нашем мире закончился, поэтому прошу "вас", Ной, заняться тем, ради чего тебя создали.
   - Я никогда не думал, что ты меня сотворил, ради того, чтобы раздавать приказы на убийства, - тихо проговорил "умник".
   Он ещё надеялся уговорить меня поменять своё решение. Но я не дал ему ни шанса надеяться на пересмотр отданного приказа. Мало того я предупредил его, что не потерплю от него никакой самодеятельности, потому что на чаше весов не моя или его жизни, решается вопрос быть или не быть человечеству. И действовать придется быстро, чтобы не оказаться в цейтноте с постоянной нехваткой времени. Потому что именно цейтнот повлечет значительное количество ошибок, которые, в конечном счете, могут привести Землю к гибели.
   - Если ты не хочешь брать на себя часть ответственности - откажись сразу. Так будет хотя бы честно. Потому что у меня есть небольшой запас времени на создание нового "разума", с которым я сумею договориться. А ты сможешь остаться "чистеньким" и заниматься чем угодно, но только вне поля моей деятельности, - жестко закончил я свою отповедь.
   Таких суровых слов Ной не ожидал услышать и затих, прогнозируя перспективы дальнейших отношений. Наконец послышался тяжелый вздох и "умник" сообщил мне, что готов "тащить воз" со мною вместе. Но как всегда не удержался и добавил:
   - Только если ты думаешь, что я начну казнить направо и налево, то ошибаешься.
   - Я тебя и не назначаю палачом. Я говорю о необходимости не останавливаться перед убийством одного человека, если иное действие ведет к гибели десятка людей не менее достойных. Я призываю взвешенно подходить к решению таких проблем, а не заливать кровью планету.
   На переговоры с Ноем удалось уложиться во время, отведенное на дорогу от гостиницы до офиса. Исчезая, "умник" вспомнил, что Арий просил передать мне о своем желании встретиться со мной. Я воспользовался тем, что подъехал к офису и стал парковаться, и ничего не ответил.
   Ну не хотел я встречаться со стариком и всё тут!
  
  
   Зайдя в офис, я подивился количеству людей, которые сновали туда сюда, явно не от безделья, а по-хозяйски. Правда, меня признали только "старенькие" сотрудники, которые, слава Богу, не сбежали из фирмы, а стойко продолжали трудиться, образовав "ядро" головной фирмы. Поняла или скорее почувствовала, что появился хозяин фирмы, новенькая молоденькая и очень симпатичная секретарша, которая, поздоровавшись со мной, хотела, было предупредить своего непосредственного шефа, но я, взяв её нежно за плечи, усадил в рабочее кресло и прошел к директору без предварительных "объяв".
   Александр оказался у себя в кабинете. После больницы я не видел никого из пострадавших, в том числе и его. Поэтому некоторое время всматривался в результат своего медицинского вмешательства. Не обнаружив шрамов и синяков, я остался доволен своим трудом. Сашка, позволив рассмотреть себя, встал из-за стола и крепко обнял меня. Он ничего не сказал, но мы оба прекрасно понимали, что наши пути срослись.
   Я попросил его собрать всех менеджеров старого состава. Скоро в кабинете Александра стало тесновато. Я попросил всех рассесться, оставаясь стоять рядом с директорским креслом, придерживая там Сашку, который порывался встать рядом со мной. Когда все шумно расселись и утихли, я посмотрел на каждого и понял, что "ядро" продолжает считать меня своим.
   Я невольно улыбнулся и получил в ответ шесть улыбок.
   - Господа, - торжественно произнес я первое слово, - мы с вами вместе уже четыре года, но прошел только год, как фирма крепко стала на ноги. Отрадно, что мы не потеряли темпа, а только наращиваем его, причем без кредитов и займов. Однако за последний год произошло много такого, о чем раньше приходилось только слышать от других. Все мы взрослые люди, особенно мы с Александром, поэтому прекрасно понимали, что, начав движение вперед, обязательно столкнемся с серьёзными проблемами, которые нам попытаются навязать конкуренты. Думаю, все из вас понимали, что существовал определённый риск для жизни каждого из нас. Последние события подтвердили наши с Александром опасения, но, слава Богу, на этот раз обошлось без жертв. Надеюсь, что личные средства безопасности, выданные вам неделю назад, сведут наши риски к минимуму. Я рад, что в трудную минуту никто из вас не дрогнул, не поддался угрозам и запугиванию. В строю остались даже те, кому изрядно досталось от обнаглевших бандитов. О достижениях вы знаете лучше меня, не стану перечислять, поэтому несколько слов о перспективах дальнейшего развития фирмы.
   По кабинету прошло оживление, некоторые от радости даже потерли руки. А я продолжил:
   - Настало время подумать о создании холдинга. Холдинг будет жестко централизован на базе собственного банка, а его филиалы и дочерние организации будут иметь расчетные счета только в этом банке. Конечно, такая форма юридической и финансовой подчиненности со временем подвергнется развитию и совершенствованию, в зависимости от требований рынка. Надеюсь, что каждый из вас найдет достойное место в новой организационной системе. Во всяком случае, каждого из вас я вижу руководителями филиалов и членами Совета холдинга.
   Выдержав короткую паузу, я произнес:
   - У меня всё, господа. У кого какие вопросы?
   Вопросов не последовало. Я давно заметил, и это мне нравилось, что мои коллеги всегда брали небольшой тайм-аут, чтобы разобраться в новой ситуации, продумать свои действия и оценить свои собственные возможности.
   Однако я не отпустил их, а попросил Александра, чтобы его очаровательная секретарша принесла нам в его кабинет кофе. Атмосфера собрания из официальной переросла в неофициальную. А под принесенный нам вкусный кофе мы начали вспоминать наши первые совместные шаги в бизнесе и последние события месяца.
   Прошёл час, и менеджеры под разными предлогами стали исчезать из кабинета. Скоро в нем остались только мы с Александром. Я посмотрел на него, но радостного оживления не обнаружил.
   - Что-то ты не весел, что головушку повесил? - весело поинтересовался я.
   - Не хочу скрывать, Никита, но твои намерения создавать холдинг, вызвали у меня беспокойство. Почему? Ничего определенного, одни ощущения. Может, от ускоренного темпа, может, от сытой жизни, может, от неуверенности в самом себе...
   - Послушай, Саша, - прервал я его откровения, - ты даже не смей сомневаться в себе. Мы с тобой крепко повязаны, и ты обречен состоять в вечных моих замах. Поэтому готовься, пока морально, возглавить российское отделение холдинга.
   Заметив его протестующий жест, я воскликнул:
   - И не перечь мне! Не захочешь - заставлю, не сможешь - научу.
   - Да в том-то и дело, что мне уже поздно учиться! - с горечью возразил Саша.
   - И такое я слышу от тебя? Учиться никогда не поздно, дорогой! Да, что я тебе рассказываю прописные истины! Ты же программист, я тоже, некоторым образом. Подключим Ноя, создадим программы экспресс-обучения, пригласим в качестве консультантов специалистов по экономике, финансам, праву, психологии... И для каждого из нас изучить основы наук в объеме полного университетского курса за полгода станет реальным делом. Кстати, вот тебе идея ещё одного реального изобретения.
   - Да из тебя изобретения сыплятся, как из рога изобилия! - воскликнул Александр.
   - Да, меня как прорвало, - не скромничая, признался я, - всё дело в привычке. Привыкаешь учиться, и твоя обучаемость повышается в несколько раз. Привыкаешь творить, создавать и уже не можешь остановиться. Привыкаешь контактировать с различными людьми, и твоя психологическая совместимость вырастает на порядок.
   - Неужели всё так просто? - засомневался Саша.
   - А кто говорит, что просто? Но стоит приладиться и привыкнуть, как начинает получаться. А когда что-то получается, появляется стимул... Понимаешь?
   - Да. Главное преодолеть и найти подход, - оживился Александр.
   - Во! А тебе как раз необходимо сменить обстановку. А то от текучки и администрирования, видимо, уже совсем очумел?
   - Есть немного, - признался он.
   - То-то и оно! Нельзя зацикливаться на чем-то одном, иначе жить станет скучно. Вспомним наши с тобой сидения за программой моделирования?
   - Как вспомню, так вздрогну... - улыбнулся Саша.
   - Готовься, через недельку и начнем, - решил я.
  
  
  
   Однако через недельку начать не получилось.
   Потому что случилось несчастье. Пропала Лена.
   Утром в пятницу мы распрощались как обычно, и она ушла на службу в своё министерство, а я начал детализировать первый отчет Ноя о ситуации с мозговым центром бывшей Антоновской банды. Углубившись в детали биографии некоторых особо одаренных её представителей, я не заметил, как пролетели два часа. Меня отвлек телефонный звонок.
   Звонил К.К. расстроенный и взволнованный:
   - Никита, Лена не вышла на службу, - сразу заявил он мне, даже не поздоровавшись. - С ней что-нибудь случилось? Она заболела? Срывается очень важный Договор, над которым она трудилась последнюю неделю.
   - Нет, Константин Константинович, - ответил я, чувствуя, что Лена, действительно, в беде, - сегодня утром я видел её у лифта. Она как раз уезжала в министерство.
   - Не знаю, что и думать, - посетовал К.К., - она всегда была такая аккуратная.
   Слово "была" прозвучало, как приговор. Теперь я точно знал, что Лену либо похитили, либо её уже нет в живых. Я ощутил, что прерван контакт, который постоянно существовал между нами с того дня на Клязьменском водохранилище.
   - Константин Константинович, - не стал скрывать я своих ощущений, - Я чувствую, что с Леной случилась беда. Вы меня извините, но я должен бежать...
   Не договорив, я бросил трубку и вышел в Астрал. Он был пуст и заброшен. Если бы это не было космосом, а человеческим жильем, то я обязательно увидел бы паутину в его углах. Из Астрала я попытался отыскать её след, но он оборвался у входа в метро.
   "Значит, до метро она дошла", - отметил я для себя. И по её следу нырнул в подземку. Пройдя по её следу, мне удалось определить, в какую сторону Лена поехала на поезде и в каком вагоне. Зная, где находится министерство, и до какой станции она должна была доехать, я вышел на этой станции, но следа не обнаружил.
   "Получается, - подумал я, - что она вышла на другой станции?" Поэтому я проехал одну станцию назад и понял, что и здесь Лена не появлялась. Тогда, возвращаясь назад, мне пришлось проверять каждую станцию и, наконец, след отыскался. Оказалось, что Аленка успела проехать только одну остановку, а затем вышла из поезда. Задумываться над тем, зачем она это сделала, времени не было. Я шёл по следу. Он вывел меня на улицу, и по нему я дошел до края тротуара, где след обрывался.
   "Видимо, Лена села в машину", - понял я. Мне пришлось вновь возносится в Астрал. Но вычислить маршрут автомобиля не удавалось, хотя ментальный след явно указывал, что в машину женщина села. По следу удалось даже определить марку автомобиля - "Шкода" красного цвета. Но дальше начинались "непонятки". След "Шкоды" исчезал буквально через десять метров от обочины дороги. Автомобиль не взлетел и не провалился сквозь землю, он испарился или нырнул в пространственный портал. А это означало, что моя возлюбленная похищена и не людьми. Во всяком случае, не людьми с этой планеты.
   След входа в портал удалось определить только через час. Кроме Амадея с Арием на Лену покуситься не мог никто, по той простой причине, что только этим двоим могло придти в голову похитить именно её.
   "Всё ребята, вы меня достали! Я всю жизнь свою положу, но найду вас, если с Леной что-то случится", - поклялся я мысленно сам себе.
   Нетрудно было предположить, что порталы станут разветвляться, и только один из них сможет привести меня к Лене. Сколько окажется ложных ходов, я старался не думать. Первое разветвление встретилось довольно быстро. От него я вновь проник в Астрал и отчетливо увидел, что от каждого отростка, которых оказалось целых пятнадцать штук, тянуться ещё ветви, которые в свою очередь заканчиваются окружностями. Из каждой окружности на четыре стороны также выходили порталы, которые опоясывали Земной шарик, пересекаясь с порталами других ветвей. Причем ни одна ветвь никуда не упиралась, а была закольцована либо на саму себя, либо с другими ветками порталов. Выход оказался обрублен и замаскирован, следов автомобиля не отмечалось. Конечно, их просто искусно затерли.
   Если бы у меня было время, я сумел бы разобраться во всех хитросплетениях, но следы порталов таяли на глазах. Поэтому я постарался запоминать сетку, чтобы затем в спокойной обстановке разобраться и "отработать" каждый вариант маршрута. Единственное, что меня успокоило - отсутствие следов, уходящих в космос. Там я бы точно оказался бессилен, а на Земле оставался шанс найти Лену.
   Для скорейшего достижения результатов, я вызвал Ноя. В нескольких словах обрисовал ему случившееся, и мы приступили к обработке данных. К концу дня стала вырисовываться карта возможных мест выхода. Наметились пять конкретных точек "сброса" автомобиля, и мы ринулись проверять. Уже на второй своей точке, в Германии под Кельном, я обнаружил след автомобиля и начал погоню. Машину, красную "Шкоду", я обнаружил у одной из придорожных гостиниц, а её владельца в одном из номеров. Мужик доканчивал вторую бутылку водки "Абсолют", но пьяным не выглядел. Лены нигде не было.
   Я появился перед ним, как "джин из бутылки", но водилу после пережитого уже трудно было чем удивить.
   - Скажи мне, мужик, - обратился он ко мне по-русски, как ни в чем ни бывало, - почему я здесь?
   - Судьба, - ответил я спокойно, понимая, что ему сейчас трудно втолковать или объяснить то, что он оказался волею случая не в том месте и не в то время.
   - Да, - обреченно согласился бедолага, - судьба. Только как мне выбраться-то отсюда без визы, без паспорта?
   - Я помогу тебе, но только в том случае, если ответишь мне на вопросы, - пообещал я ему.
   - Валяй, спрашивай, мне скрывать нечего.
   - Ты сюда попал один? - задал я проверочный вопрос.
   - Нет, конечно. Меня в Москве у станции "Маяковская" остановила молодая баба, назвала адрес, и я отъехал. Не успел вырулить на полосу, как всё пропало, а затем мы оказались в Германии.
   - А какой адрес тебе назвала клиентка? - заинтересовался я.
   - Она попросила отвезти её на Клязьменское водохранилище. Была очень чем-то расстроена или возбуждена, - добавил "водила".
   - А как она вела себя, когда вы очутились в Германии?
   - Да никак, - начал вспоминать мужик, - она всю дорогу находилась в какой-то дреме, как обкуренная. И молчала.
   - А дальше, что случилось? - поторопил я его с изложением рассказа.
   - Дальше, когда я увидел надписи на немецком, то сообразил куда нас занесло. Сооринтировался, поскольку много лет по-молодости перегонял "тачки". Конечно, в этих местах бывать не приходилось, но в Германии не заблудишься, коли немного "волочешь" по ихнему.
   - Ну, а дальше-то? - торопил я бедолагу.
   - Некоторое время мы ехали спокойно, но минут через двадцать моя спутница начала нервничать. А затем вдруг попросила остановиться. Я "тормознул", мало ли, что бабе понадобилось... Но нет, в кустики она не побежала, а стала оглядываться, будто вспомнила это место. Потом пошла от машины, а через десять шагов растаяла.
   - Ты сможешь показать мне то место? - нетерпеливо спросил я у него.
   - Смогу, только завтра утром. Я прилично выпил, а в Германии законы строгие, да и закладывают они тут друг дружку, если кто против закона.
   - Да, в Европе нам непривычно. У них все придерживаются законов, а у нас всё наоборот, - посочувствовал я нам, российским. - Только за руль сяду я, а ты мне скажешь куда ехать и где остановиться. После этого я помогу тебе оказаться в Москве. Договорились?
   Мужик мне верил и нет, но альтернативного выхода у него не было. Прихватив недопитую бутылку "Абсолюта" и "визитку", он спустился вместе со мной к машине. Я сел за руль, и мы поехали назад. Через полчаса хозяин машины указал мне на ничем не примечательное место у обочины дороги.
   - Вот здесь она вышла, - уверенно произнес он.
   Притормозив, я вышел и через десять шагов нашел угасающий след нового входа в портал. Начинался второй виток гонки.
   Я вернулся к автомобилю и его хозяину и спросил:
   - Ты в Москве, где живешь-то?
   - В Тушино, - не стал скрывать мужик.
   - Тогда садись за руль и ничему не удивляйся, но лучше, если ты, оказавшись в Тушино, забудешь обо всех своих приключениях, - эти слова были установкой на стирание его кусочка памяти о чудесном, но кратковременном путешествии по Германии.
   "Водила" послушно сел за руль своей "Шкоды", и я мгновенно переместил его в родной ему район Москвы, а сам начал "танцевать" по-новой, не сходя с указанного клочка немецкой земли.
   Снова вдвоем с Ноем мы распутывали сетку ходов. На этот раз точки обнаружились быстрее, но время уходило, утекало, а результатов, которые могли бы меня утешить, не было.
   След Лены мы "учуяли" в третьей точке, которая оказалась на Кипре. Он вывел нас прямо к одной из вил в гористом районе острова. Далеко подо мной раскинулось море, и виднелся прибрежный город. Но любоваться красотами не хватало времени, потому что я чувствовал приближение развязки. Вила смотрелась шикарно: три этажа, большой бассейн, высокий из чугунных прутьев забор с двустворчатыми воротами и калиткой.
   Дом никем не охранялся, но кто-то явно заботился о небольшом садике, клумбе и о чистоте бассейна. А, попав внутрь вилы, понял, что и здесь нет-нет, да проходится чья-то заботливая рука. Первый этаж состоял из большой залы с камином и современной отопительной системой, большой кухни и нескольких подсобных помещений. В одну из стен залы хозяева дома вмонтировали плазменную панель и под ней установили оборудование для домашнего кинотеатра. Лестница, идущая по стене кухни, вела на второй этаж.
   Удалось сразу же определить, что Аленка находится на втором этаже. Она спала, а, следовательно, была жива и здорова. Дышать стало легче. Не успел я определиться, будить её или дать поспать ещё, как засветился экран телевизора. Сначала показалось уже знакомое лицо, а затем камера отдалилась и высветила всю фигуру Амадея целиком. Некоторое время он будто всматривался в меня, потом откинулся на спинку известного мне кресла и начал говорить:
   - Если автоматика включила диск, значит, в моем доме появился Идущий. Приветствую тебя, бредущий наобум! Много тысяч лет назад, некто "Потусторонние", провели в моем континууме выборочный эксперимент, наградив, если можно так сказать, меня и нескольких моих соплеменников, системой самообучения и самосовершенствования. Каким образом им это удалось, сказать затрудняюсь, потому что не достиг их вершин знаний. Они одна из древнейших рас Вселенной, которые привычно управляются с пространством и временем.
   Но Бог с ними, с "Потусторонними"! Нам сейчас следует разобраться друг с другом.
   Признаюсь честно, что я пытался тебя остановить там, где тебе привелось пройти серьёзное испытание. Однако постоянно сомневался, стоит ли тебя "ликвидировать", да и мои соплеменники были против твоего физического уничтожения. Впрочем, сейчас уже поздно и думать об этом, потому что ты взматерел, и наших мощностей уже не хватит на твое устранение. А поскольку именно я занимался твоей особой, мне и поручили вести с тобой переговоры. Но до начала переговоров, я сделаю тебе предложение, чтобы ты не вздумал отказаться и не натворил других глупостей.
   Начну с угрозы. Угроза не пустая, а то, что случилось с твоей любимой - воспринимай, как демонстрацию нашей силы и решимости. Поэтому, если последует твой отказ на переговоры с нами, то твоя Лена исчезнет по-настоящему. Кстати, твоя жена и дочь, а также мать, тоже под нашим контролем. Ты, конечно, можешь их укрыть. Но зачем скрываться всю жизнь, когда можно просто забыть прошлое и начать наши отношения с чистого листа? Подумай!
   - Теперь о главном, - без паузы продолжил Амадей. - Запомни код доступа в нейтральный континуум, где пройдут наши переговоры ровно через трое суток в двенадцать часов дня Земного времени.
   Голос Амадея смолк, экран покрылся рябью, а в мой мозг через уши или иным образом потек гиперзвук очень низких и очень высоких частот. Затем наступила тишина, а через некоторое время вновь появилось изображение похитителя, и послышался голос:
   - Теперь ты знаешь, как и куда следует прибыть для переговоров. Первый шаг сделан мной, ответ за тобой. Кстати, можешь воспользоваться гостеприимством этого дома...
   С последними словами Колдуна, экран померк, а дисплей видеоплеера через пять секунд заявил, что диск в его "чреве" OFF.
   Ни секунды не сомневаясь, что диск, действительно, испарился, будить Лену я не стал. Воспользоваться гостеприимством моего противника, я тоже не спешил. После всего услышанного и недосказанного, следовало пораскинуть мозгами, которые до этого момента были нацелены только на погоню.
   Прежде всего, я убедился, что "горизонт" чист. Затем объяснил Ною, что хочу переварить полученную информацию в одиночестве, и прошу его тоже подумать над сложившейся ситуацией. Ной согласился, и я остался один.
   "Итак, - начал я процесс мышления, - Амадей приоткрылся, но логике его действия не поддаются. Моей логике? Или надо просто успокоиться?"
   Попытка "завить" свои распрямившиеся извилины, вскоре удалась. Сразу пришла расслабленность и расторможенность. Зато появились варианты, которые просчитывались на раз. Более сложные ситуации решил обсудить с Ноем.
   "Итак, - снова приступил я к рассуждению, - Предположим, что переговоры - это не ловушка. Зачем ему какие-то ловушки, если он и так держал меня за...
   Правда, Колдун признался, что с таким матерым соперником как я, "им" уже не справиться. Это льстило моему самолюбию. Но после чего они пришли к такому выводу? После неудачного применения "всеяда"? Предположим, так оно и есть, предположим, что на переговорах, действительно, сюрпризы не предусмотрены. Но зачем "им" вообще эти переговоры? Ушли бы просто в тень, я о них бы и забыл. Значит, не могут? Что им мешает? Почему я "им", "как кость в горле"? Чем я мог их так достать, что на меня устроили "охоту"?"
   Немного подумав ещё, я решил на переговоры явиться, хотя, предупрежденный "ими", мог себя и своих близких обезопасить. Базы мы с Ноем не зря понастроили. Однако Колдун дал понять, что тогда всем моим женщинам придется хорониться от него, всю их оставшуюся жизнь.
   Но, то ли любопытство меня одолело, то ли свойственное мне упрямство разыгралось, а на переговоры решил идти обязательно. И странное дело, как только принял решение - дышать стало ещё легче, захотелось к Лене под бочок, чтобы забыть о пережитых страхах и гложущих сомнениях.
   Конечно, просто полежать с Аленкой не удалось, потому что она сразу проснулась, как будто только и ждала моего появления. Кстати, проснувшись, она даже не поинтересовалась, где мы находимся, поскольку этот вопрос, когда Лена находилась со мной, её не волновал. Она даже не вспомнила о службе, на которой сегодня так и не появилась. Одним словом наш медовый месяц продолжился на шикарной вилле на Кипре с видом на море, до утра понедельника.
  
  
  
   Вернувшись в Москву и проводив Лену на службу, я, находясь ещё в романтическом состоянии, обратил внимание, что лето закончилось. Наступила последняя неделя августа, светлое время суток значительно сократилось, а листва на деревьях уже стала желтеть и начала опадать.
   Но, вспомнив об Амадее, вызвал Ноя. До переговоров оставались сутки, и следовало прикинуть сценарии более сложных комбинаций, которые могли возникнуть в процессе общения или как результат договоренностей.
   Ной "нарисовался" моментально и наши расчеты растянулись на четыре часа. Оставалось неясным с кем нам придется разговаривать. Но мы так решили, что это вопрос второстепенный, главным на повестке дня стояло - о чем пойдет речь? О мире, о перемирие, о сотрудничестве или произойдет простой обмен информацией? О том, что переговоры могут закончиться ультиматумом или новыми угрозами в наш адрес, не могло быть и речи. Весь понедельник я отсутствовал для всех, даже для Лены, которой позвонил и предупредил, что меня не будет в Москве какое-то время. Она, конечно, расстроилась и пообещала, что станет сильно скучать.
   Во вторник, без одной минуты двенадцать, я открыл портал и назвал код доступа.
  
  
  
  
  
  
  
   Снова в пути.
  
   Глава X
   Время собирать камни.
  

Да, для игры созидания, братья мои, нужно святое слово

утверждения: своей воли хочет теперь дух, свой

мир находит потерявший мир.

(Ф.Ницше "Так говорил Заратустра".)

   Вторник 12.00 по Московскому времени. Этот день недели начала второго десятилетия двадцать первого века, стал вторым поворотным моментом моей дальнейшей жизни. Впрочем, лучше рассказать всё спокойно и по порядку.
   В 12.00 я оказался в Астральном портале, который никакого отношения не имел к замурованным переходам параллельных миров. К тому же я чувствовал, что нахожусь где-то внутри портала, потому что отсутствовало черное звездное небо космоса, да и пространства не ощущалось. Я находился словно в туннеле подпространства, который не имел ни начала, ни конца. Кодирование доступа, видимо, обеспечивало только мой перенос в какую-то нужную точку, где должна была состояться моя встреча с Амадеем.
   Он, к счастью, отсутствовал, что дало мне время немного освоиться с необычными ощущениями. Правда, скучал я секунд двадцать, а затем невдалеке, метрах в пяти от меня, появилось святящееся пятно, которое преобразовалось в Колдуна. При свечении я заметил, что передо мной находится что-то прозрачное, словно пленка или стекло. Амадей, как я понял, тоже находится за прозрачной преградой. Расстояние, разделявшее нас, являлось буферной или нейтральной зоной. У меня создалось впечатление, что кто-то из нас двоих сидит в "кутузке", а второй пришёл к нему на свидание.
   Амадей выглядел точь в точь таким же, как в моих видениях, не хватало только кожаного кресла. После обмена приветственными кивками, первым "заговорил" он:
   - Я вижу перед собой Идущего или его фантом?
   - А разве это имеет значение? - дерзко ответил я.
   - Конечно, одно дело разговаривать с оригиналом, и совсем иное - только с его копией, - пояснил Амадей. - Даже у нас, анокодов, оригинал никогда не сравнивают с копией.
   - У анокодов? - заинтересовался я. - Что вы этим хотите сказать?
   - Ничего особенного, - успокоил Амадей. - Перед вами - Анокод от рождения.
   - А существуют анокоды и не от рождения?
   - Сколько угодно! - согласился Амадей. - Вы, Никита, можете воспользоваться нашим кодом. А мы такие от рождения.
   - Каким таким кодом? - заинтересовался я.
   - Наша цивилизация отличается от вашей иным кодом жизни. Если ваш код содержится в генах, которые представляют собой аминокислотные цепи, то у нас каждая аминокислотная составляющая представляет собой код, который многократно дублируется, - объяснил Амадей.
   - И что это означает для вас и для нас? - полюбопытствовал я, хотя начал понимать всю пропасть между нашими цивилизациями.
   - Для нас это норма жизни, но для остальных - это способ многократного возрождения. Причем мы не размножаемся подобно людям, а сдаем по одному коду в банки данных для...
   - На случай глобальной катастрофы! - догадался я.
   - Вот именно! - подтвердил собеседник. - Но это не всё. Мы бесполы, а наши коды жизни значительно активнее ваших.
   - Удивили! - признался я, - у меня не возникало подозрений о существовании такой формы жизни.
   - А вы думали, конечно, что мы тоже люди? - спросил утвердительно Амадей.
   - Ни минуты не сомневался, потому и не мог понять, каким образом вы воздействуете на наш мир, который "законопачен" на все дырки, - признался я.
   - Вот как раз о "законопаченности" вашего мира я, от имени всех Анокодов, и хочу с вами переговорить. О параллельности миров вам известно, но вы только поверхностно коснулись этого знания, тогда как само это явление многогранно и имеет глубокие корни, уходящие на миллиарды лет назад.
   Вселенная, а мы сейчас говорим исключительно о нашей Вселенной - это своеобразный додекаэдр, где на каждой плоскости его и в объемах под этими плоскостями, существуют формы жизни в принципе известные вам и нам. Конечные формы жизни нашей Вселенной - это вакуум и черные карлики. Всё остальное - это переходные формы, впрочем, как и время нашей Вселенной, ограниченное мгновением возникновения и точкой схлопывания. Я доходчиво излагаю?
   - Пока всё понятно, только зачем мне эта лекция? - поинтересовался я.
   - А затем, чтобы вы, Никита, поняли, что нет ничего собственно бесконечного. Есть, существует только бесконечное значение конечных величин, которые рождаются и гибнут. Так вот именно это рождение и гибель и приводит к существованию их бесконечного значения. Потому что, если бы Мир оказался статичным, он бы обязательно имел свои границы!
   - К чему вы клоните? - поторопил я Амадея.
   - К тому, что наша Вселенная конечна! К тому, что все плоскости нашей додекаэдровой Вселенной соприкасаются с плоскостями иных Вселенных или точками сферических, линейных и других математически возможных миров. Я говорю о том, что Земля находится почти на одной из плоскостей додекаэдра. А видимые вами дыры, которые вы по ошибке приняли за Астральные переходы в параллельные миры, на самом деле являются...
   - Переходами в иную Вселенную? - досказал я за Амадея.
   - Вот именно! - подтвердил мои слова собеседник.
   - Но таких дыр в нашей Вселенной немало! - воскликнул я.
   - Нет. Именно таких дыр - очень мало, - возразил мне Амадей. - Потому что большинство известных "черных дыр" - это местные нуль-переходы, которые могут перекинуть вас из Галактики в Галактику, но в пределах нашего Мира.
   - Понятно. Но с какой целью кто-то блокировал переходы из Вселенной во Вселенную? Или соседи очень агрессивны? - начал я строить догадки, одновременно задавая вопросы.
   - Я не смогу удовлетворить ваше любопытство, - ответил Амадей, - Из нас никто этого не знает. Но блокированы все переходы во все соседние Вселенные.
   - А кто их замуровывал, "Потусторонние"? - поинтересовался я.
   - Нет, кто-то задолго до них. Однако они не стали заниматься деблокированием. Видимо, им было что-то известно, что не позволило нарушить защиту Вселенной.
   - Следовательно, "Потусторонние" являются существами нашего Мира? - уточнил я.
   - Совершенно точно, - подтвердил Амадей. - И если есть более древняя цивилизация, чем они, то об этом знают только "Потусторонние".
   - Кстати, откуда появилось такое прозвище? - не унимался я, стараясь почерпнуть как можно больше сведений.
   - Они сами подсказали нам его, заявив, что это слово наиболее полно отражает их сущность. Но внятного объяснения мы от них не добились. Скорее всего, такое определение соответствует их объективному статусу достижений по управлению временем, - рассуждая и сомневаясь, объяснял мне Амадей.
   - А вы, Анокоды, научились путешествовать во времени?
   - Нет. Мы так и не поняли, каким образом можно возвращаться в прошлое или перемещаться в будущее. Этими знаниями наши Учителя не поделились с нами, - огорченно произнес Амадей.
   Я продолжал называть его понравившимся мне именем "Амадей", хотя сейчас мог и спросить у него же его настоящее. Однако почему-то не торопился это сделать, словно растягивал удовольствие до встречи со старым знакомым.
   - По странному совпадению в моем "информатории" также не содержится сведений о временных сдвигах и возможности манипулировать этой физической величиной. Наверно, либо мы сами должны докопаться до этого, либо манипуляции со временем настолько опасны, что нас, "новообращенных", стараются не допускать к ним, - высказал я предположение.
   - Скорее всего. По неопытности мы такого можем натворить, что всем Вселенным тошно станет, - согласился Амадей.
   - Ну, думаю, не совсем так, - уточнил я свои предположения. - Думаю, что существует некая монополия на эксперименты со временем. Потому что если каждый станет им крутить-вертеть, то тогда сам чёрт не разберет где кто и когда.
   - Может и так, - не стал спорить Амадей, - но факт отсутствия у нас знаний по изменению временных величин - присутствует.
   На некоторое время мы оба замолчали. Первым заговорил я, желая понять, какими теперь станут наши отношения:
   - Бог с ним, со временем, давайте определимся, кто мы теперь друг для друга: враги или друзья?
   - Хм, - чисто по-человечески хмыкнул собеседник. - Могу ответить только, что уже не враги.
   - Тогда более точно наши взаимоотношения следует назвать, как союзнические?
   - Вот именно! Я бы обозвал их словом "парея", - внес предложение Амадей.
   - Вот как? Если вы настаиваете именно на греческом слове, то у меня нет возражений, хотя в русском языке существует точный перевод - "компанейские", или приятельские, а в жаргонной интерпретации "тусовочные" отношения, - пояснил я. - Только пока не понятно, как мы станем "тусоваться"?
   - Почему? - удивился Амадей.
   - Потому что сейчас на переговорах нас разделяют преграды и расстояние. Пусть преграды тонкие, а расстояние небольшое, но они существуют...
   - Ну, здесь уж ничего не поделаешь! - спокойно сказал Амадей. - Контактировать непосредственно, оставаясь, каждый в своей физиологической ипостаси, нам нельзя, опасно.
   - В чем причина? - попросил уточнить я.
   - Наша физиология концирогенна для вас настолько же, как ваша физика тела убийственна для нас. Коды форм жизни не совпадают, мало того они смертельно опасны для обеих форм жизни. Контакт возможен на психическом уровне или только в метаморфозном состоянии, когда мы частично поменяем Коды, проникая в миры друг друга. Однако при этом мы обязательно теряем почему-то пятьдесят процентов своей мощи и способностей, присущей нам в нашем естественном состоянии, не приобретая ничего взамен, - констатировал Амадей.
   - Странно, - засомневался я, - Мы не антимиры, но нормально сосуществовать не можем?
   - Сосуществовать мы можем и ничего не перестраивая, - возразил Амадей. - Мы просто должны выдерживать положенную дистанцию, на которой коды наших тел начинают губительное взаимодействие.
   - И каково оптимальное расстояние? - попросил я определить его.
   - Самое безопасное - это расстояние в десять метров, а предельно допустимое - шесть.
   - Но нас с вами разделяет четыре метра, - заметил я.
   - Верно, но вы забываете о двух нейтральных перегородках, которые помогают нам сократить буферную зону контакта, - пояснил мой собеседник.
   - То есть перегородки - это как раз те самые состояния, в которых каждый из нас не представлял бы опасности другим?
   - Совершенно верно, - заверил меня Амадей, - только состояния эти нестабильны и тяготеют к распаду. Впрочем, контролировать себя мы в состоянии.
   - Интересная информация! К сожалению, она не объясняет мне причину ваших опасений и желания избавиться от меня, - наконец-то решился затронуть я тему личных взаимоотношений.
   Амадей задумался, видимо, подбирая слова и образы для ответа. В его систему мышления я побоялся проникнуть, учитывая услышанное. Наконец Амадей стал выдавать информацию:
   - Я, мы не совершали на тебя прямых покушений. Я был простым наблюдателем, проникая в тела и мысли непосредственных исполнителей. Но твою смерть никто из нас не планировал. Просто было интересно, как ты из этих ситуаций выкрутишься.
   - То есть, ты хочешь сказать, что и там, в параллельном мире, и сейчас здесь - все попытки убить меня, не твоих рук дело?
   - В принципе да, хотя в параллельном мире я действовал более активно, провоцируя посягательства на твою жизнь, - ничуть не смущаясь, ответил Амадей.
   А снайпер и нелюди с "всеядом" - это уже помимо тебя? - ошарашено спросил я.
   - Именно. Я присутствовал как наблюдатель в теле стрелка и был свидетелем твоего сражения у водохранилища... Конечно, моё невмешательство могло стоить тебе жизни. Но мною руководило чувство досады на "Потусторонних", которые позволили себе обратиться к людям, разуверившись в нас. Мне так казалось. Поэтому все моё бездействие - это попытка доказать им, что они ошиблись в своем выборе.
   - Понятно, а кто же такие исполнители и заказчики? Их-то ты должен знать? - язвительно заметил я ему.
   - Они люди. Очень влиятельные люди. Очень умные, даже талантливые люди, а потому очень опасные. Это тайная организация с очень разветвленной структурой, где каждая ячейка действует самостоятельно, получая задания из секретных закладок по определенному коду, чтобы никто не мог внедриться в их структуру. Мне неизвестен даже низший эшелон, непосредственные исполнители, кроме одной ячейки, состоявшей из пяти человек. Все они профессионалы, три киллера, нет уже два, один командир и один аналитик. Все нацелены только на исполнение поставленной задачи, - спокойно пояснял Амадей. - Ими руководит долг - закончить начатое дело.
   Такого откровенного и циничного ответа я не ожидал. Никакой дипломатии, такта! Всё в лоб, по-военному, бабах! Не до церемоний!
   - Долг перед кем? - по инерции спросил я, хотя и сам мог бы на него ответить.
   - Долг перед организацией, перед самим собой! - удивленный моим непониманием воскликнул Амадей.
   "Да, - подумал я, - долг перед самим собой! Фанатичное понимание чести и достоинства, даже тогда, когда приходит истинное осознание бесполезности исполнения долга, даже вреда".
   - Да, да, - подтвердил я, не вдаваясь в подробности своих размышлений о том, что крайности, чего бы и кого бы они не касались, всегда приводят разумных к абсурду, конфликту и противоречиям с самим собой.
   - Мне кажется, что их действия против тебя тянутся из Киевской Руси того континуума, куда тебя забросили "Потусторонние". А цепочка, направленная именно против тебя, выстроилась в результате взаимосвязанности и взаимозависимости параллельных миров. Если бы ты сидел и не высовывался, то никто из организации не смог бы вычислить тебя, и легендарная многовековая информация о сверхчеловеке, осталась бы легендой. Но ты активно проявил себя. Тебя заметили и вычислили. Поэтому, естественно, мои соплеменники убедили меня отказаться от невмешательства и предупредить тебя о нависшей опасности, - досказал Амадей.
   "Итак, Никита, - подумал я сокрушенно, - ещё ничего не закончено. Амадей во всех играх оказался только активным наблюдателем. А со мной продолжают борьбу потомки тех, кто причастен к гибели моих учеников. Такие как они, не отказываются от обещаний. Предупреждение Амадея очень неожиданны, но своевременны. Расслабляться не придется, но хорошо уже то, что я представляю с кем имею дело".
   - Хорошо, закончили о моих делах! Перейдем к нашим, - стараясь отрешиться от своих мыслей, решительно произнес я. - Ваши предложения? Совместные действия, поиск, разделение направлений исследований?..
   - Да. И координация планов, обмен информацией, - добавил он.
   - Хорошо, но обменяться планами удастся только при следующей встрече, - возразил я ему.
   - Лучше, если это станет возможным в рабочем порядке, - высказал пожелание Амадей.
   Придя к единому знаменателю, мы дополнили его несколькими мелочами и распрощались.
  
  
  
   Я снова оказался у себя дома, но уже с ворохом мыслей и выводов по состоявшейся встрече. Главный вывод - лучше не стало, был очевиден, несмотря на то, что появился союзник. Правда, союзник так и остался в тени, да добавил ещё уйму неудобств и сомнений.
   Я решил пока не извещать Совет Хранителей о встрече, которая никак не прояснила обстановку и не меняла принятых нами планов. А поскольку плановые мероприятия касались исключительно земных интересов и никоим образом не затрагивали космос, то и союзников незачем было беспокоить. В общем, получалось, что пока каждый остался при своих интересах.
   Однако не успел я появиться в реале, как меня тут же перехватил Ной и засыпал вопросами:
   - Привет, Никита! Какие новости? Состоялась ли встреча? Видел ли ты Амадея? Что он тебе сказал? Что нас ждет?..
   На половину из того, что он у меня спрашивал, я и сам бы хотел знать ответы, но их не было. Гипотез накопился "вагон и маленькая тележка", но все они и "гроша ломаного не стоили", потому что отсутствовало четкое понимание изначальных мотивов поступков "Потусторонних". Какую цель преследовали они, наделяя Анокодов и меня своими знаниями и способностями? Почему на тысячелетия ранее они выбрали их, а не людей? И почему они, в конце концов, выбрали меня, а не другого, того же Хранителя хотя бы?
   Ответов не было, а получить их от кого-то, не представлялось возможным. По всему выходило, что следует искать самих инициаторов, что тоже казалось малореальным, потому что своих координат они не оставили. А мотаться по Вселенной в поисках их следов, не познакомившись ещё как следует со своей солнечной системой, я посчитал верхом глупости.
   От Ноя отвертеться простыми ответами не удалось. Этот "парень" научился потрошить меня, и пришлось подробно пересказывать всю встречу и выкладывать предположения и гипотезы по поводу и без. Правда, выудив из меня почти всю информацию, Ной не решился что-либо советовать, а ограничился неясными мыслительными образами, типа: "Вот "сволочи внепланетные", или "чурки космической национальности".
   Я подивился шовинистическим мыслям супермозга и даже расстроился, потому что его основой, всё-таки, служил мой мозг. "Неужели и я так рассуждал раньше?" Хорошенько припомнив, решил, что "неча на зеркало пенять, коли рожа крива". Этим и успокоился. Но оказалось, что рано...
   Оживился Ной, заявив, что следует немедленно посоветоваться с Арием. При упоминании о Хранителе меня передернуло, и я сорвался:
   - И ты хочешь меня предать? Да как ты посмел мне такое предложить! Или ты до сих пор поддерживаешь с ним отношения? И это после всего того, что я тебе рассказал о нем!?
   Ной явно не ожидал такой моей реакции и начал мямлить:
   - Да я... да мы... да он...
   Тут я окончательно вышел из себя:
   - Ты мне дурачком не прикидывайся! Проговорился, так имей мужество признать, что предал, не ты первый!
   - Да у меня даже в мыслях такого не было, - прорвало Ноя. - Просто я не разделяю твоего мнения. Старик, как старик. Есть, конечно, свои пунктики, но не более. Вполне добропорядочный Хранитель. Чего ты на него взъелся? Ну подсматривал за вами с Леной, так не из-за простого любопытства, а переживал за вас обоих старик. У него, видишь ли, пунктик на счет любви имеется...
   - Что, что, что? Переживал за нас? А почему ж тогда не помог мне, когда я сражался с нежитью, когда погибал от "всеяда"? Он объяснил тебе это, или вам такие мелочи не интересны? - мой полный сарказма голос разносился по всей квартире. Я забыл, что с Ноем можно общаться мысленно, не прибегая к звуковым колебаниям эфира. - А может, Арий уже тогда знал об Амадее всё то, что мне довелось услышать только при личной с ним встрече?
   - Да ничего он не знал и даже не догадывался, а потому и растерялся...
   - Да, конечно, просто взял и растерялся, - согласился я уже спокойнее, остывая.
   - Ты сомневаешься? - подытожил Ной.
   - Зато ты нисколько... - суммировал я.
   Мне вдруг стало так всё безразлично, что захотелось исчезнуть, испариться и забыть всё и всех. Наверно произошел психологический надлом, как тогда на Киевской Руси, когда меня "заклинило" после гибели моих учеников.
   Ной тоже не подавал признаков жизни, но я чувствовал, что он здесь. Супермозг то ли думал, то ли переживал, то ли пытался осознать степень своей доверчивости? Но и это промелькнуло у меня в голове походя, никак не изменив общего "пофигистского" настроя. Вдруг накатила темнота, померкло сознание, словно щелкнули выключателем. Почудилось, что, действительно, щелкнули и выключили программу, и монитор потух. Может быть, так оно и случилось, и программа, заложенная "Потусторонними", дала сбой, не рассчитанная на человеческие психологические сдвиги. Однако сразу же произошла "перезагрузка" и мир вновь наполнился красками и запахами.
   Честно? Не знаю, что это было. Я грешил на программу, считая себя до сих пор находящимся под её влиянием. Может быть, тогда так оно и произошло, но даже сейчас я не могу точно воспроизвести реальность случившегося.
   Но мир изменился! Как-то сразу, скачком...
   Не люблю скачки и многоскоки со времен тех давних, когда на тренировках приходилось целыми часами налегке и со штангой заниматься ими.
   Однако настроение улучшилось, появились мысли о себе "родном", о семье и о Лене. Последнее согревало больше всего. Хотя со свободой отношений уже приходилось прощаться. Из Индии возвращалась семья. Лена знала об этом, но ни разу не завела разговор о наших дальнейших отношениях, видимо, ждала, что я заговорю первым. Конечно, она вправе была ждать первых шагов от меня, мужчины, но я боялся...
   Как всякий семейный мужчина, я боялся разорять "гнездо", в котором существовало относительное благополучие. Но и Лену я терять не имел права, потому что уже не представлял себя вне наших отношений. Я её любил. Она оказалась моей женщиной, только моей, и делиться с кем-то ею я не собирался.
   Эгоизм? Да называйте это как хотите! Плевал я...
   "Как хорошо, - подумал я, - этим мусульманам. У них все женщины выдрессированы, если и ревнуют к новым женам, то молча, не закатывая скандалов мужу. Рвут потихоньку волосенки друг дружке в гареме, а с мужчиной только: "О, мой господин! Ах, мой господин! Ещё, мой господин! У... Ой... Ах... О... ещё, ещё!" А у нас, в лучшем случае, тихий развод, инициатором которого обязательно становится женщина. Ух, эмансипаторы, феминистки задрипанные, ненавижу!"
   Затем что-то вновь щелкнуло, и всё встало на место. А в голове остался свой же голос, повторяющий: "Ненавижу, ненавижу, ненавижу!" Тут-то меня и проняло до самого "кончика". Дошло до зубного стука. Я сильно испугался, подумав, что в один прекрасный день могу легко сойти с ума. Постарался расслабиться, удалось, стало отпускать, в голове прояснилось. Начал рассуждать спокойно без паники, и больше не щелкало и не скакало. "Кажется, у меня был возврат в себя четырехлетней давности, - пришло на ум, - тогда я мог рассуждать именно так, а не иначе: зло, напористо и бесперспективно. Тогда я хотел стать богатым, не имея к тому оснований. Хотел, чтобы все женщины от милых и симпатичных до красавиц, отдавались бы мне "на раз", не ощущая себя способным по-настоящему удовлетворить одну. Тогда я хотел стать "ужасом, летящим на крыльях", не имея ни сил, ни смелости, ни достаточной силы воли.
   Сейчас мне были дозволены и достижимы все земные радости и наслаждения. Однако они перестали представлять для меня какую-либо ценность. Ни в чем, кроме любви с Леной, я не нуждался. Конечно, в самом начале "заварив кашу", я уже не мог, взять и переложить её "расхлёбывание" на другого, но роль лидера и генератора идей уже утомила и надоела. Оказалось, что кроме Любви ничего и не требуется!
   Истина - проста. Истина - самодостаточна. Истина - это Любовь. Бог - это Любовь или наоборот?
   Но истине противодействовал Долг. Эта серая, тоскливая громада всегда вставала у меня на пути. Долг семье, друзьям, прогрессу, Родине, человечеству и т.д. и т.п. А звучит-то как занудно и противно - до-о-о-о-о-о-о-л-г-г! И в этом я похож на своих врагов.
   И он, Долг, позвал меня голосом Ноя:
   - Никита, Ники-и-т! Слушай, а давай тогда плюнем на весь Космос и займемся только Землей и её проблемами, как Хранители. И в первую очередь следует позаботиться о преемниках и помощниках. Ты забыл разве, что приобрел участок в пустыне?
   - Не забыл, - взяв себя в руки, нехотя проговорил я.
   - Ну, так давай всё там отладим, построим, подготовим. Закупим материал...
   - Какой материал? - удивился я.
   - Как какой! Детей, конечно! - удивился моей тупости Ной.
   После его таких слов, я снова чуть не "взорвался", но вовремя окоротил себя, подумав: "И я ещё хотел доверить воспитание детей андроидам! Спасибо тебе, Ноюшка, что просветил заранее!" Эта фраза, произнесенная "супермозгом", помогла мне окончательно "вернуться на землю".
   - Да, - решительно произнес я, - займемся делом. Только ты возглавишь западный сектор экономики, а я займусь строительством и устройством колонии, как ты остроумно подметил, для будущего материала, который со временем станет там жить и обучаться.
   - Ты отдаешь мне весь сектор! - восторженно воскликнул Ной. Но я охладил его пыл, заявив, что тот еженедельно станет отчитываться по сектору до мелочей. Но ему даже такая моя вводная не испортила настроения:
   - Яволь, мой генерал! - завопил Ной. - Да я хоть каждый день готов составлять планы и отчеты, лишь бы завернуть дела на настоящем Рынке.
   - А здешний рынок тебе не по вкусу? - поддел я его, усмехаясь.
   - Да какой здесь рынок? Никита, не смеши! Как закрутили гайки когда-то, так они и приварились. Их вновь придется срубать!
   - Ничего, придет время, срубим! - успокоил я его. - "Но наш бронепоезд" мы создадим и снарядим в мире нормального капитализма с обычным буржуазно-демократическим лицом.
   Отбросив намерения познавать "высокое" и космическое, я принялся в подробностях обсуждать планы нашей "раскрутки" в промышленно-развитых странах. С юридическими сторонами вопроса у Ноя была полная ясность, но тактика получения прибылей от собственного производства, предполагала использование некоторых стран, на которые все остальные налоговики посматривали косо, потому что считали их пособниками утечки налоговых сборов из собственной епархии.
   До позднего вечера мы успели расписать основные направления деятельности, стратегию и тактику внедрения собственных технологий, а также место изначальной базы будущих производительных сил. Базу выбирали тщательно, с условием всех международных правовых норм данного региона и ООН. Приглянулся оффшор на Сейшельских островах. Устроило всё! Даже упрощенное получение второго гражданства, хотя и стоило оно о-го-го!
   Заняться делами решили с понедельника, а пока, как и в случае с Лас-Вегасом, легализовали фантома, который должен был стать моим агентом на островах.
   Ной отправился по базам организовывать производство искусственных спутников Земли, которых следовало изготовить в количестве пятнадцати штук для перекрытия всего земного пространства. Цель преследовалась одна - создать космическую сеть для комплекса IT технологий и услуг: Интернет-связь-телевидение-радио.
   Затем предусматривалась разветвленная сеть по странам Европы, Азии и Америки по ценам недоступным для операторов космической связи. Мало того, предполагалось открыть и сертифицировать несколько абсолютно новых каналов, которые не поддавались никакой современной "прослушке".
   Секрет заключался в том, что аппаратура исполнялась для автономной работы, в которую невозможно было внедрить "жучки". Мы понимали, какая головная боль ждет секретные службы всех стран, а потому специально готовились к отражению нападок правительственных структур различных рангов - от президентов, до налоговых органов. Весь подготовительный период должен был занять три месяца. И основные заботы падали на "голову" Ноя. Однако "парень" так вдохновился масштабами мероприятий, что умчался сразу же, как только мы создали теоретическую программу действий. Об Арии он не вспомнил ни разу...
   Зато помнил о нем я. Успокоившись, мои мозги стали прокручивать заново разговор Ария с Леной при первой встрече в моем доме, его разговоры и философствования о любви, об отношениях полов. Вспомнил и об обиде на меня за то, что я его назвал сводником. Рассуждая логически, объяснения Ария, которые он дал Ною, могли иметь место, но у меня никак не укладывалось в мозгах, как это Хранителю могло придти в голову подсматривать за влюбленной парой?
   Но самым главным для меня подтверждением его предательства оставался его отказ хоть как-то помочь мне в ситуации со "всеядом". Я знал, что Хранитель так поступить не мог! Не имел права! Почему? Не знаю.
   И тут я впервые задал себе по этому поводу жесткий вопрос: "А не обыкновенная ли человеческая обида говорит в тебе? Если так, то ты тоже не имеешь права это делать, потому что ты Идущий!" И тут же постарался оправдать себя, что совсем даже и не обижаюсь на Хранителя, а возмущен правомочно его бездействием. Но что-то во мне твердило и упорно повторяло: "Обижен, обижен, обижен!"
   И додолбило. Пришлось сознаваться: "Да я обижен, потому что от кого-кого, но только не от старика я ожидал такого подвоха. Я относился к нему лично, как к старшему другу, да ещё и в память о том Арии, его имя согревало мне душу. И вдруг такое! Конечно, обидно!"
   Но, что меня в самом себе удивило больше всего, так это то, что обижался я на Ария больше из-за того, что он подсматривал!
  
  
  
   Воскресенье прошло в режиме встреч и сюрпризов. Ирина не вернулась, а мама с дочкой, пытаясь объяснить причины её нежелания возвращаться домой, только запутали меня и усугубили мои подозрения. Было заметно, что обе находятся в шоке, и сами до конца не могут понять, что всё-таки произошло. Не понимала и сама Ирина, потому что не смогла сформулировать свои намерения даже в коротком письме. Или не захотела?
   Впрочем, сказать, что я расстроился, нельзя. Со стороны, наверное, казалось, что все неприятные новости мне удалось перенести "стоически", хотя на самом деле, я облегченно вздохнул. Выяснение отношений откладывалось на неопределенный срок, что вполне устраивало меня. Правда, я в тот момент не подумал о дочери и Лене, об их чувствах, ощущениях и ожиданиях.
   И с выходного в нашей квартире поселилась напряженная тишина ожидания. Ожидания чего? Звонка. Письма. Известия.
   Но проходили дни, а тишину никто не нарушал. По ночам я перемещался на жилплощадь Елены, но и там чувствовалась напряженность. Лена тоже ждала, хотя я и не понимал чего. И вроде бы всё оставалось, как и прежде, но я ощущал, что долго так продолжаться не может, иначе произойдет скачок. Куда?
   От скачков я никогда ничего хорошего не ждал, поэтому сами понимаете, что и в данном случае, в сложившейся ситуации, я ждал скандалов, слез и разводов. Однако всё разрешилось само собой. В одно прекрасное утро, именно прекрасное, наконец-то раздался телефонный звонок. Я знал, кто звонит, но об этом догадались и дочка с мамой. Но трубку поднял я.
   - Здравствуй, Никита! - раздалось на том конце телефонного соединения.
   - Здравствуй, Ирина! - не менее официально произнес я.
   - Как дочка, мама? - поинтересовалась жена.
   - Всё нормально, - ответил я.
   - А ты как? - спросила Ирина.
   - Со мной тоже всё нормально, а вот что с тобой? - спокойно, не повышая тона, перехватил инициативу я.
   - Я, Никита, когда уезжала, думала, что за три месяца мне удастся понять, что всё-таки происходит в нашей семье, между нами. Почему мы отдалились друг от друга? Ведь так всё было хорошо! Совсем недавно, год-два назад. Мы даже, показалось, вновь обрели друг друга и в постели. Но показалось. Просто ты стал каким-то другим, каким-то очень опытным и чувствительным. Но я так и не нашла в тебе того, что связывало нас раньше.
   - Значит, нас связывало только моё чувство, - перебил я Ирину. - Неужели всю нашу совместную жизнь ты только терпела меня за мою любовь? И дочку родила мне, а не нам? А когда чувство моё поостыло, то ты не нашла в себе сил и желания согреть нашу семью своим чувством...
   - Никита, что ты говоришь, - чуть не закричала Ирина. - Я любила тебя всегда, люблю и сейчас.
   - Нет, Ирочка, ты позволяла себя любить. Или любила за то, что тебя любили. Но как только я перестал уделять тебе прежнее внимание, как только ты почувствовала, что я изменился и вышел из под твоего давления, ты спасовала. Потому что поняла, что обманывала себя все годы, пока мы жили вместе.
   Я специально говорил так жестко и уверенно, чтобы быстрее поставить все точки над "и". Но неожиданно это возымело противоположный результат. Ирина расплакалась. Расплакалась навзрыд. И я растерялся, потому что второй раз в жизни слышал, как она плачет. Так она рыдала только на похоронах своей матери. И я понял, что сейчас она хоронит наши отношения. Я дождался пока она немного успокоиться и тихо, но четко и раздельно произнес:
   - Спасибо, Ирочка, за правду. Я буду всегда рад тебя видеть и не стану препятствовать твоим встречам и контактам с дочерью. Мало того, если вы обе решите, что вы необходимы друг другу, то я не стану возражать. Я постараюсь донести наши отношения до нашего ребенка как можно осторожнее.
   - Спасибо, Никита. Ты так спокоен, что мне кажется, что моё решение не удивило тебя.
   - Ты права, - подтвердил я её предположение, - я предвидел, правда, не так и не столь быстро. Однако ты всегда была более решительной из нас двоих. Не могу сказать, что твой выбор не задевает моё самолюбие...
   - Я ещё не сделала своего выбора, Никита, - перебила меня Ирина. - О выборе рано говорить.
   - Не соглашусь с тобой. Одно решение ты уже приняла за нас двоих. Поэтому я считаю себя свободным от обязательств по отношению к тебе и хотел бы оформить всё официально, чтобы более не возвращаться к долгим разговорам.
   - Ты так спешишь? - с тревогой спросила Ирина.
   - Нет, не спешу, но и тянуть не хочу, - жестко проговорил я, - Зачем держать друг друга на длинном поводке? Да и других тоже. Я уже не изменюсь, Ирина. Ты тоже. Поэтому, думаю, компромисса мы не достигнем. И буду до конца честным, - не пойду на него.
   - У тебя появилась женщина? - утверждая, спросила ещё моя жена. Этот интуитивно-стандартный женский вопрос меня не удивил и уже не привел в замешательство.
   - Тебя это удивляет, пугает или... - попытался сыронизировать я.
   - Пугает, - честно призналась Ира, - потому что я не почувствовала рядом другую женщину. Раньше этого не случилось бы.
   - Тогда ты тем более должна утвердиться в правильности своего решения, - безжалостно сказал я.
   - А, может быть, ты специально так говоришь, чтобы сделать мне ещё больнее? - засомневалась Ирина. Но я уже не собирался отступать.
   - Нет, Ирочка. Во-первых, я никогда не стремился делать тебе больно или больнее. Во-вторых, не я первый завел этот малоприятный для нас обоих, надеюсь, разговор...
   - Ой-ой-ой! Только не надо этих, во-первых, во-вторых, - снова, уже раздраженно, перебила меня жена. - Значит, ты не терял времени зря?
   "У, - подумал я, - чувство собственности и уязвленное самолюбие проснулось и в ней!" Но в ответ твердо произнес:
   - Получается, что так, не терял. Всё произошло как-то само собой...
   Но Ирина, всё больше раздражаясь, почти прокричала:
   - Избавь меня от подробностей, пожалуйста!
   - Успокойся! - прикрикнул я на жену, которая потихоньку скатывалась на истерику. - Я не собираюсь выворачиваться перед тобой наизнанку. Поэтому не повышай голоса. Мы оба с тобой не ангелы.
   - Да, - затихая на всхлипе, проговорила она, - что не ангелы, точно.
   На этом разговор, в общем-то, и закончился. Правда, мы перебросились парой фраз о том, что созвонимся ещё и уточнили когда, и оба положили трубки распрощавшись.
   О том, что звонила Ирина, я никому из домашних не сказал, потому что разговор был тяжелый и не для их ушей. К тому же Ирина приветов не передавала и о них не расспрашивала.
  
  
  
   На следующий день я вспомнил, что не плохо бы заняться своей безопасностью и безопасностью своих близких. Хотел позвать Ноя, но нигде его не нашёл. Потом вспомнил, что тот умотал на космические базы, но звать его уже расхотелось. Решил сделать всё сам, так мне показалось, окажется надежнее. Вся технология по несколько раз отрабатывалась, и воспроизвести её не представляло труда. А новые элементы достаточно просто вписывались в общую концепцию охраны и защиты.
   В общем, к концу дня квартира стала неприступной крепостью, где человеческий фактор играл минимальную роль. Произвел я и некоторые изменения в личных блоках защиты своих дам, усилив мощность энергетических запасов. Если объяснить на примерах, то защитной силы поля хватило бы, чтобы уберечь каждую от прямого попадания коммулятивного снаряда. Мало того, чувствительность сенсора опасности увеличилась с пятидесяти метров до двухсот в условиях города! Не забыл и себя родного. Не лично себя, а своего "конька".
   В него я "впихнул" столько новшеств, что специально записал их у себя на "корочке", чтобы не забыть. Теперь "зверь" превратился в настоящее чудовище, которое невозможно стало уничтожить. Автомобили Д.Бонда с начинками показались бы детскими игрушками в сравнении с моим "зверем", напичканным таким совершенным оружием, что любой министр обороны или глава разведки, повесился бы от зависти.
   Впрочем я скоро убедился, что мои предосторожности оказались не напрасными.
   Буквально на следующий день, то есть во вторник, мне на мобильник позвонил Константин Константинович и попросил о встрече. Сказал, что по телефону не хотел бы обсуждать один щекотливый вопрос. Поскольку мой телефон имел определитель, то я отметил, что К.К. звонил не со своего телефона. Однако не придал этому значения. Мало ли, завел новый, потерял старый, поменял номер.
   Словом, мы договорились встретиться днем в любимом мне ресторане гостиницы "Белград".
   За три минуты до назначенной встречи я входил в двери хорошо знакомой мне гостиницы. И сразу же ощутил дискомфорт. Нет, опасностью не повеяло, но кто-то исподволь следил за мной, через стекло или зеркало. "Следак", которого я определил через секунду, сидел ко мне спиной, но зеркало перед ним показывало всех входящих и выходящих. Он сам не излучал опасности, но его шарящий по людям взгляд был неприятен. И я не стал церемониться, а залез к нему в мозги и просканировал их "вглыбь и вширь". Некоторые участки оказались блокированы, и я не стал их взламывать, чтобы не тревожить его и не привлекать к себе повышенного внимания. Тем более, что ожидал он не меня и не К.К. Этот парень не принадлежал государственным службам и следил за каким-то Джоном.
   Но Джон представлял опасность, реальную опасность, потому что "следак" боялся, по-настоящему боялся. Это-то меня и заинтересовало. Однако меня отвлек К.К., который появился в холе из дверей ресторана. Он сразу же увидел меня и приблизился, дружески протягивая руку. И тут я заметил, как сидевший парень дернулся, не удержавшись на месте. Я замедлил время.
   Секунды превратились в минуты, минуты в часы...
   До К.К. мне оставалось три-четыре метра, и я уже протягивал ему ладонь для рукопожатия, но при замедлении времени всё стало меняться прямо у меня на глазах. С Константина вдруг стала слезать кожа, как в фильмах-ужастиках, а в руках у этого оборотня появилась тончайшая спица, с темной краской на самом кончике. Только благодаря своей реакции, я ушёл от поражения ядом, одновременно ломая киллеру руку сразу в двух местах и перехватывая страшное оружие. "Оборотню" я сломал кисть и предплечье, но тот даже не охнул, хотя рука его повисла плетью.
   К этому времени и "следак" успел приблизиться к, как я понял, своему уже покалеченному Джону. Правда, об этом он ещё не догадывался, потому что обладал средней, даже для обычного человека, реакцией. "Как тебя допустили к такой ответственной работе, - подумал я, - а главное кто?" Но ответа не было.
   "Простое совпадение, - решил я, - этого Джона и так "пасли", но не из-за меня. Где-то он прокололся до этого. Значит и у этих ребят происходят "проколы"! Что ж, тем легче мне. Только расслабляться все равно не следует. А то расслабишься, так сразу и..."
   Пока я размышлял, Джона скрутили. Откуда-то вывернулся ещё один парень, которого до этого здесь не было. Щелкнули наручники, и только тогда оба "сыскаря" заметили, что рука их подопечного недвижима. У второго парня, подоспевшего на помощь первому, реакция оказалась на уровне, поэтому он сразу начал оглядываться вокруг, выискивая подходящую спортивную фигуру, но его усилия оказались напрасны. Я старался не бросаться своей фигурой в глаза окружающим, да к тому же успел улизнуть с поля боя до того как. Правда, сам, со стороны мог наблюдать в качестве ротозея за продолжением спектакля.
   До окружающих тоже стало доходить, что они невольно оказались свидетелями крутых событий, и только по счастливой случайности всё обошлось благополучно. Но шок у многих не проходил, поэтому и мне, как простому обывателю, не стоило производить резких движений. Проанализировав ситуацию, я осознал, что меня трудно увязать со случившимся, потому что никто не мог заметить моих мгновенных перемещений. Но, на всякий случай, я предпринял контрмеры, опустошив все видеомагнитофоны и цифровые записывающие устройства, а также вывел из строя все видеокамеры наблюдения. Постарался добраться и до мозгов парней... Добрался, стер свой образ. Заметил, что какой-то "япошка" снимает на видео события. Заодно испортил аппарат и ему. Иностранец не сразу понял, что случилось. А когда до него дошло, что видеоаппарат испортился, очень удивился. По-моему эти восточные ребята настолько уверовали в свои технологии, что и предположить не могли отказов в работе своей высокотехнологичной аппаратуры.
   Убрав все свидетельства, я со спокойной душой "испарился" из гостиницы, переместившись в своего "зверя", понимая, что встреча с К.К. не состоится. "Так, - подумал я, сосредоточившись, - они уже знают мой номер телефона. Интересно, что им ещё известно? Будем предполагать худшее - они знают многое, может быть, всё... Нет, нет, всё они знать не могут! Они же не боги, а всего-навсего влиятельные люди с "длинными руками" и хорошо поставленной системой информации и поиска". Самоуспокоив себя таким образом, я, потерев свой длинный, но прямой греческий нос, чтобы не чихнуть, проговорил:
   - Правда! - и тронул свой автомобиль.
   Через полчаса я уже был далеко от "Белграда".
  
  
   Однако сегодняшний день оказался полным сюрпризов. Припарковав машину, я оказался рядом с квартирой и своим обостренным слухом услышал, что помимо моей матери в доме находится мужчина. А когда дверь передо мной открылась, то я уже точно знал, кто осчастливил нас своим посещением.
   Конечно, - это был Арий!
   Его навязчивый тихий и ласковый говорок, так и лился, так и лился, обволакивая, успокаивая, усыпляя. Ещё не заходя на кухню, где сидели мать и гость, я увидел, что маму, действительно, клонит ко сну. Но, услышав, что кто-то пришёл и, почуяв, что явился её сын, мама проснулась и засуетилась, поднимаясь мне навстречу. Арий прервался на полуслове и поглядывал в проход кухни, где должен был появиться я. И я появился, натянув на своё лицо приветливую улыбку.
   - Никита, а ты сегодня рано, - проговорила мама, давая понять, что гостю она уже пожаловалась о моем постоянном отсутствии в доме. Я понял, что она поделилась с "добрым" старичком о семейных неурядицах, а Арий теперь успокаивал её всеми возможными ему способами, растягивая время своего пребывания, чтобы дождаться меня. И дождался. Зачем? Что вынюхивал этот старый пройдоха на сей раз? Следовало разобраться.
   - Вот, - начала мама, показывая на Ария, - у нас в гостях твой старый знакомый, Арий.
   - Я вижу, мама, - прервал я её, - ты угостила Ария чайком или кофейком?
   - Чайком, Никита. От кофе Арий отказался, - пояснила мать.
   - Да кофеёк он пить не любитель, - проговорил я, посматривая на хитро улыбающегося гостя. - Ты нас оставь, мама. Нам с гостем поговорить надо о серьёзных вещах.
   - Хорошо, хорошо, - всполошилась она. - Пойду к себе в комнату, повяжу.
   - О, так вы и вяжете, - встрял в разговор "старикашка", - это хорошо и полезно, нервы успокаивает.
   Когда мама удалилась, я повернулся к гостю лицом, на котором уже приветливая улыбка отсутствовала, и строго спросил:
   - Зачем пожаловал?
   - Предупредить, - ответил спокойно Арий.
   - О чем?
   - За тобой началась охота. По крупному. Люди серьёзные, - односложными фразами объяснился гость.
   - Скажи мне то, чего я не знаю, Арий!
   - А чего ты не знаешь, - полюбопытствовал он.
   - Кто они? Где их штаб-квартира? Кто возглавляет организацию? Каковы их цели и задачи в нашем мире? - засыпал я его вопросами, предполагая, что он ни на один из них не сможет ответить.
   Арий хитро посмотрел на меня и спросил:
   - Ты, наверно, думаешь, что я не смогу ответить ни на один из твоих вопросов? И ошибаешься!
   Его глаза торжествующе светились. И он начал по порядку отвечать.
   - Эта древняя организация, насчитывающая несколько тысяч лет, была создана с целью тайной регуляции прогресса Земли. Её древнее истинное название - это тайна за семью печатями, а в современном звучании организация носит имя "Серые ангелы". Управляется советом Старшин, каждый из которых ведает только своим сектором, то есть участком земель нашей планеты. Точного числа Старшин я не знаю, но их не меньше дюжины. Может быть, их число и тринадцать, чтобы соответствовать его черному року. Соответственно, число штаб-квартир тождественно количеству членов Совета, который собирается не реже одного раза в три месяца, чтобы подводить итоги и намечать новые приоритеты и цели. Обмен информацией и оказание взаимопомощи происходит в рабочем режиме, то есть, чуть ли не ежедневно. Оперативность достигается современнейшими технологиями, которые поддерживаются многомиллионными вливаниями "спонсоров". Да и сами Старшины далеко не бедняки...
   Арий перевел дух, рассчитывая, что я его прерву каким-нибудь уточнением, но я промолчал, и он продолжил:
   - Каждый из Старшин имеет наверняка несколько резиденций в различных местах. Но места сбора Советов, я думаю, располагаются в нескольких городах. Я могу назвать предположительно местонахождение где, по моим сведениям, располагаются их штаб-квартиры, но точных адресов не знаю. Так вот - это Пловдив, Палермо, Кадис. Далее, Шанхай, Бомбей, Мельбурн, Сурабая, Квебек и Хьюстон. Наверняка есть и другие, но они мне неизвестны.
   Скажу больше, что объединенной эта организация стала с конца тринадцатого, начала четырнадцатого веков. Кстати, уничтожение ордена тамплиеров и инквизиция - её рук дело. Во всяком случае, инспирировали эти мероприятия они.
   Арий замолчал, а я переваривал его ответы. В общем-то, ничего конкретного он мне не сказал, а только обозначил, разбросав по всему миру. Следовало уточнять, а вот этого-то как раз и не хотелось. Не хотелось завязывать новых отношений, потому что я ещё не остыл от предыдущего события.
   Однако разум возобладал над чувствами, и я решил, что от парочки-троечки вопросов не рассыплюсь.
   - Итак, организация распустила свои "щупальца" по всему миру, но ты не упомянул о территории бывшего СССР и странах Восточной Европы, кроме Болгарии.
   - В этих местах их долгое время и не было. Всех повывели спецслужбы стран социалистического Содружества. Но в последнее время, особенно в Польше и Латвии, "Серые ангелы" уже открыли филиалы. Появились они и в Чехии, и в Герцеговине. Начали осваиваться в Венгрии.
   - У нас они тоже чувствуют себя вольготно, - заметил я своему собеседнику.
   - Демократия! - проговорил Арий с долей сарказма.
   - Причем здесь демократия? - возразил ему я, - Просто бардак! У нас ведь государство крайностей, либо "гайки закручивают", либо "гуляй рванина". А так, чтобы всё на уровне поддерживать, никак не получается.
   - Русская душа! - со вздохом сожаления произнес гость.
   - Ну уж никак не думал услышать от Хранителя такого избитого определения! - удивился я. - Таким "Макаром" пьяную драку оправдать можно, но никак не государственную деятельность. И что вы носитесь с этим надуманным "русским характером". Вам ли не знать какими на самом деле были русы!
   Арий согласно закивал головой, а меня понесло:
   - То, что твориться в нашем государстве последние десять веков, можно объяснить только тем, что власть на этих землях перехватили рабы и пытаются править до сих пор. Отсюда все беды и несуразицы.
   - Нет, я не согласен, - наконец открыл рот мой гость. - Владимир принадлежал к княжескому роду и действовал как истинный владетель.
   - Интересно, интересно! - проговорил я. - Что же такое придумал этот владетель, чтобы Русь стала единой и неделимой?
   - Ну... и... вера, - выдавил из себя наконец-то Арий.
   - Заимствованная, - подсказал я ему.
   - Да, но он внедрил её в массы, - словами члена парткома заявил Хранитель.
   Услышав такое изречение Ария, я чуть было не расхохотался. Сравнение не выдерживало критики. Облик его никак не соответствовал партийным деятелям советского периода. Он походил больше на лабораторную "крысу", на библиотечного "червя", но никак не на партийного деятеля. Меня хватило только произнести:
   - Красиво речешь, но где-то я уже похожее слышал. Причем совсем недавно, ещё лет двадцать назад.
   - А-а-а! - дошло до Ария. - Да, массовая "совковая" культура, как и язык, въелись в нас всех основательно. Кстати, я какое-то время состоял членом бюро НИИ истории Востока.
   - Тогда понятно, - согласился я. - И всё-таки, уважаемый бывший член бюро, вы ничего не сказали о заслугах князя Владимира I перед Родиной. Насильное внедрение православия - это не заслуга. Скорее - это свидетельство его хитрости, как "перевертыша", но никак не показатель его дальновидности, как правителя земель. И доказательством его сиюминутности служит то, что после его смерти Русь фактически развалилась, распалась на междоусобные княжества.
   - Не стану спорить. Я не затем сюда пришёл, - спокойно заявил Хранитель. - Что ты думаешь делать с нависшей угрозой?
   - Меня им не достать, - самоуверенно заявил я. - Даже их "всеяд" не помог.
   - "Всеяд" - это не их рук дело. Здесь проявилась третья сила.
   - Час от часу не легче! - невольно воскликнул я, услышав такое. - И кто такая эта третья сила?
   - Не знаю, - тихо признался Арий. - Знаю только, что такое в состоянии проделать очень могущественный маг, но всё дело в том, что на Земле таковых нет.
   - А снайпер? - уточнил я.
   - Снайпер их человек. Он стал первой потерей пятерки боевиков "Серых ангелов", тайно обосновавшихся здесь, в России, - подтвердил старик.
   - Дела! Амадей отпал, но появился таинственный третий, от которого можно ожидать крутых пакостей в самые неожиданные моменты, - рассуждал я сам с собой вслух. Арий внимательно слушал, но молчал.
   - Кстати, ты знаком с методами их боевых действий, - спросил я Хранителя, имея в виду "Серых ангелов". Арий понял, но ответил не сразу. Подумал.
   - Их методы борьбы носят тотальный характер, то есть они нацеливаются не только на того, кто, по их мнению, представляет непосредственную угрозу принятому мировоззрению прогресса "Серых ангелов", но и на его окружение. На близких, друзей, сослуживцев и даже врагов. На всех, кто имел хоть минимальный контакт, в данном случае, с тобой.
   - И после этого ты спрашиваешь, что я собираюсь делать!
   - Станешь уничтожать? - уточнил Арий.
   - Если с ними компромисс окажется невозможен, конечно. Я не могу допустить, чтобы над моими, даже врагами, постоянно нависала угроза уничтожения. Хватит церемониться, защищаться! Пора наносить упреждающие удары!
   - Не перегни палку! - произнес Хранитель. - Многие из организации по-настоящему хорошие люди, которые искренне верят, что прогресс не должен носить скачкообразный характер, а должен эволюционизировать.
   - Я тоже против скачков, но когда начинают убивать ради идеи, ты меня извини! - возразил я.
   - Но ты же не оставил идею создания новой расы людей! Это что, разве не скачок?
   - Конечно, нет, - возмутился я, - какой же это скачок, если я собираюсь десятилетиями, осторожно, исподволь подготавливать человечество к переходу на иной уровень мышления и возможностей. Я не Гитлер, который провозгласил мир только для истинных арийцев. Я хочу подарить новый мир всему человечеству! Но не путем принуждения и насилия, а убеждения на примерах, которыми станут воспитанники создаваемого центра. Я отталкиваюсь от опыта земных религиозных течений, политических мировоззрений и идей философов и писателей. Создание новой светской парадигмы, вот задача, которую я перед собой поставил. Только она не носит религиозный и политический характер, а общечеловеческий, социальный. Точнее прогрессивно-человеческий и уровнево-социальный...
   Я не отводил взгляда от Ария, желая убедиться, что каждое слово доходит до его сознания и не вызывает отторжения. Однако заметил, что Хранитель несколько раз всё же поморщился, не соглашаясь с моими тезисами. Правда, резких возражений не последовало, но скепсис в его словах слышался достаточно ясно, когда он произнес:
   - Смотри, смотри. Я тебя уже предупреждал, что идея твоя утопична, как и многие идеи о равенстве и счастье человечества. Сам знаешь, чем они в итоге оборачивались. К тому же твои воспитанники окажутся оторванными от нормальной, если можно так сказать, жизни общества. А ты подумал, как потом возвращать их обратно человечеству? Или ты собираешься использовать их в космическом пространстве или на других планетах, где они смогут создать свои колонии?
   - Все твои замечания, возражения и вопросы имеют место быть. Я прекрасно понимаю, что проект полон изъянов и недочетов. Поэтому первыми воспитанниками станут не младенцы, а юноши и девушки, которые уже достаточно освоились в человеческом сообществе. Мало того, преподавательский состав и воспитателей я отберу и подготовлю лично сам. И, конечно, неусыпный контроль.
   - Ты знаешь, Никита, в принципе я не сильно возражаю против твоего проекта. И прекрасно понял и одобрил бы его, если бы разговор шёл действительно о космических программах. Но пока критическая количественная масса не перерастет в качество, твоим воспитанникам придется маскироваться, скрывать свои многочисленные способности, вести двойную жизнь. И вот у них-то и могут наблюдаться психологические сдвиги. Ведь они станут, своего рода, разведчиками, носителями новой формации...
   - Секунду! Но мы же с тобой не стали "сдвигаться", хотя у тебя за спиной не стоял центр обучения, а преподаватели встречались от времени ко времени, - привел я, как мне казалось, неоспоримый довод в пользу своих планов.
   - А сколькие сдвинулись! - воскликнул Арий. - Ты просто этого не знаешь. Да и твой пример, не повод для оптимизма, потому что твоими селекционистами оказались "Потусторонние", имеющие тысячелетний опыт отбора. Но, заметь, даже они не решились создать двух-трех Командоров! А ты замахиваешься на всё человечество... Это меня и пугает. Думаю, пугает и тех, кого я называю "Серыми ангелами".
   - Что пугает тебя более или менее понятно, - заявил я, нисколько не беспокоясь, как воспримет мои слова на свой счет Арий. - Но я сильно сомневаюсь, что Старшины руководствуются теми же понятиями, что и ты. В тайных организациях, где существует военная дисциплина, где неисполнение приказа карается смертью, мыслят иными категориями. Я почти уверен, что все Старшины верят в свою непогрешимость и отдают приказы, не сомневаясь. Безусловно, каждый из них - личность. Я бы сказал, что они лучшие мозги своей организации. Но тем опаснее они для общества!
   - Ты несправедлив! - посетовал Хранитель. - И ко мне, и к Старшинам.
   Он поднял ладонь, предупреждая мои возражения, и продолжил:
   - Я имел некогда контакты с некоторыми из прежних Старшин. Мне они показались вполне достойными людьми, хотя, конечно, тайная власть откладывает свой отпечаток на любого человека. А Старшины обладают почти неограниченной властью и возможностями. В организации "Серые ангелы" служат люди исключительного таланта и целеустремленности.
   - Следовательно существует возможность с ними договориться о мирном сосуществовании? - напористо спросил я Ария. - Или они раз приняв решение, уже не меняют его?
   - В своё время я смог договориться с несколькими Старшинами, отвечающими за Азиатско-Европейский сектор Земли. Однако наши цели не входили в противоречие. Я представлял клан Хранителей, и они позиционировали себя, как хранители. Многие функции действительно совпадали или не противоречили нашим самостоятельным задачам. Поэтому долгое время между нами существовал оживленный диалог, который прервался с приходом к власти большевиков, гражданской войной, сталинским режимом, Второй Мировой войной. Время от времени до меня доходили слухи о смерти то одного Старшины, то другого. Третий погиб в застенках Освенцима, попав в массовую облаву гестапо в Польше. Четвертый был предан кем-то из своего окружения и погиб от рук японских агрессоров в Шанхае. О судьбе ещё двух Старшин, которых я имел честь знать, мне до сих пор ничего не известно. Несмотря на все мои старания, я так и не смог найти никакого следа. Оба исчезли, словно их никогда и не было!
   - Так ты знавал шестерых, то есть почти половину глав этой организации! - подивился я. - А что сейчас?
   - Я потерял связь с "Серыми ангелами". Совру, если скажу, что не пытался восстановить их, но всякий раз натыкался на холодный отказ. Вновь избранные не пожелали вести переговоры с Хранителем из Советского Союза. В них возобладали политические амбиции "холодной войны", а, следовательно, изменился и общий подход к событиям на территории наших земель.
   - Так ты, значит, знаешь, кто есть кто? - уточнил я.
   - Да нет, не знаю. Я пытался установить контакты через вычисленных мной курьеров и связных, но ответов не последовало, а все, с кем я разговаривал, благополучно исчезли. Одного из знакомых мне курьеров выловили в Темзе. Наверно участь и других не лучше. Но самое главное я не смог отследить их контактов, даже на уровне секретных "ящиков" и "закладок".
   - Интересные вещи ты тут рассказываешь! - недоверчиво произнес я. - Что-то не очень мне верится, что Хранитель, взявший след, не доберется до "норы" преследуемого.
   - Хотите верьте, хотите нет, а дело обстояло именно так. Курьеры и гонцы никогда и ничего не знали о том, что везут и от кого везут. Сами послания шифровались особыми кодами и таблицами, да к тому же содержали иносказания, понять которые можно было двояко, а то и трояко. И только непосредственные исполнители знали истинный смысл посланий. Но сами послания для меня не представляли интереса, потому что не содержали даже намека на исходящие адреса. Сейчас, с появлением сети Интернет, отыскать в его паутине следы даже самих посланий проблематично. Во всяком случае, их не отследишь из Астрала, а проникать в сеть и шарить там я не умею.
   - Этому можно научиться, - с сомнением произнес я, потому что не нащупал в своем информатории ничего, что напоминало бы знания об Интернете. Вот этого я не ожидал. Мне казалось, что о компьютерах, об их свойствах и возможностях "Потусторонние" должны были знать всё и в тысячу раз больше. От такого информационного пробела я даже поначалу растерялся, но, разобравшись, понял, что принцип общения "Потусторонних" изначально пошёл в ином направлении. Глобальную компьютеризацию они сразу отвергли, едва столкнувшись с проблемой "хакеров" и "вирусов".
   - Да проблему с Интернетом нам придется решать самостоятельно, - после некоторого молчания произнес я. - К сожалению для нас, "Потусторонние" избрали более интересный путь и менее безопасный. А из паутины нам придется распутываться самим.
   - Авось выпутаемся, не впервой! - беспечно ответил Арий, а, может быть, он только сыграл этакого беспечного Хранителя...
  
  
  
   Визит Ария сломал все мои ближайшие планы. Хорошо ещё, что Ноя никто не напрягал, и он спокойно продолжал заниматься делом. Я же потратил целый месяц на расследование деятельности "Серых ангелов" и исследования "виртуального астрала" Интернета и автономных компьютерных сетей.
   Сначала я попытался выйти на организацию через исполнителей, которые были нацелены на меня. Но ничего не получилось, хотя отыскать их "лёжку" не составило труда, найдя парня, покушавшегося на меня в гостинице "Белград", в одной из тюрем Интерпола. Я выудил из его мозга адрес базы и, переместившись туда, убедился, что группа из оставшихся трёх человек, "бьет баклуши". Пришлось установить за ними постоянное наблюдение, которое ничего не дало.
   Тогда я подключился к Интернету. Лена уже через две недели возненавидела компьютер и Интернет, заявив, что найдет и запустит в сеть такой вирус, что всем создателям мировой паутины тошно станет.
   - Я не позволю, чтобы какая-то неодушевленная виртуальность отняла тебя у меня! - поклялась она и начала созваниваться со своими знакомыми программистами и хакерами, которые, как оказалось, служили вместе с ней в министерстве.
   Я тоже воспользовался их советами и услугами, приобщив к распутыванию "лисьих" следов организации, одновременно не вдаваясь в подробности поиска. Для своего спокойствия пришлось ввести в игру и Лену, которая как юрист неожиданно заинтересовалась "раскопками" законности наших действий, потому что по ходу пришлось взломать несколько хорошо защищенных, а потому подозрительных систем. В первом случае мы наткнулись на информационную систему одного из секретных отделов МИ-5, пригревшегося под "крышей" торгово-рыболовной фирмы "Lobster Ltd".
   Когда мы поняли, "кого" взломали, то растерялись, но Лена объяснила нам, что с такими подставными компаниями можно не церемониться, потому что те и сами существуют на птичьих правах. И мы как следует "потешились", распотрошив их защиту. На вторую защищенную систему, вызвавшую мои подозрения, мы наткнулись через два дня после отдела информационной базы МИ-5. Но, как и в первом случае, организация оказалась секретной, но не той, что я искал. Правда, эту мы "зацепили" так основательно, что не оставили от организации "камня на камне". Сайт оказался одним из десятков террористических информационных центров, готовивших материалы для официальных бюллетеней новостей.
   Здесь ребята занялись работой всерьёз, успев скачать всё, что там имелось и напоследок, уходя, так "хлопнули дверью", что портал сложился как карточный домик и прекратил своё существование.
   А за ниточку "Серых ангелов" я уцепился случайно, через неделю, на одном из форумов, посвященных общественно-политическим событиям. Кстати организаторами форума числились две очень солидные общественные организации с мировыми именами, которые наверно и не подозревали, что под их "крышами" свободно обмениваются секретной информацией службы тайных правителей Земли. Я всё время держал в уме их способ иносказательно общаться друг с другом. Если бы не это, то никто и никогда бы не обратил внимания, что некоторые посетители форума иногда обмениваются между собой философскими определениями и теологическими фразами, которые вроде бы и не выпадают из общего контекста бесед и споров, но представляют собой довольно обтекаемую оценку того или иного общественно-политического события.
   Ещё раз подчеркну, что если бы я не искал специально чего-то подобного, то никогда не обратил бы внимания на отдельные фразы некоторых из его участников. К тому же и на него ребята попали случайно, увлекшись идеей поиска сайтов террористов по сходным названиям с "разбомбленным" порталом.
   В общем, мне именно повезло, страшно повезло, потому что "усек" я их исключительно на ощущениях. Увидев одну из фраз, я резко остановил Михаила, одного из хакеров, сказав, что форум заинтересовал меня фамилиями его участников.
   Действительно на нем присутствовали несколько видных политических и общественных деятелей с мировыми именами. Поэтому мой интерес был вполне оправдан и не вызвал у Михаила подозрений, что я что-то нащупал. Я же, списав адрес сайта, сел за свой компьютер, предоставив ребятам продолжать поиски других порталов.
   Долгое время ответа на замеченную мной фразу не было, но я упорно ждал и был вознагражден. Появился ответ: "Всё в руках Божьих! А нам следовать по стопам его". Ответ появился на вопрос одного из ярых католиков и звучал довольно правомерно, но на него можно было ответить и более конкретно. Поэтому, естественно, задававший вопрос, попросил уточнить смысл ответа.
   Я почувствовал, что кончик ниточки обнаружен. Попробовал проскочить навстречу приходящему сигналу, но уперся в блок электроники, который располагался на спутнике Земли. Оказалось, что источник сигнала поступает в этот блок закодированным и на ультракоротком сигнале. Я стал детально разбираться со спутником и обнаружил на нем ещё четыре подобных электронных устройства. Тогда, оставаясь для всех, сидящим перед экраном монитора, я стал ждать поступления кодовой информации на один из четырех чипов. И сигналы пришли! Я даже смог различить их приход через Астрал, к которому подключился интуитивно, на всякий случай. Ко мне сразу же поступила информация о местонахождении источников. Правда, сразу и точно определить дома не удалось. Но дальнейшие мои поиски уже не представляли для меня трудностей. В течение часа все четыре места определились, и я понял, что в руках у меня уже не ниточка, а клубок, даже клубки, от которых тянутся все ниточки.
   Из Астрала я увидел, что передача ведется из четырех шикарных вил, которые с полным правом можно было назвать дворцами или замками. Дворцы находились в разных частях Земли, три в Евразии, а один в Австралии. Я увидел даже кто сидит за компьютерами, и понял, что беседу ведут не штатные служащие, а сами Старшины. По всей видимости, беседа носила строго конфиденциальный характер. Я постарался "срисовать" все фразы, чтобы потом заняться их расшифровкой. Записывал их по порядку поступления на форум, помечая, от кого какая фраза исходила.
   Однако разговор закончился и господа "серые ангелы" вышли из форума. Но я не собирался так быстро расставаться с новыми знакомыми. Я решил внимательно познакомиться с их "халупами".
   Мысленно обозвав дворцы "халупами", я одернул себя, потому что здания с прилегающими пристройками выглядели прекрасно, что говорило о высоком вкусе архитекторов, строителей и их хозяев. Не было ничего общего с теми аляповатыми особняками, которые в большом количестве настроили на Рублевке, да и вообще вокруг Москвы. Выдержанные в классическом стиле, каждое из четырех строений отличалось индивидуальностью, хотя прослеживался стиль одного и того же мастера.
   Внутри убранство комнат и залов оказалось продуманным - богатые интерьеры в сочетании с высокой функциональностью. Поэтому человек, оказавшийся внутри, мог понять и оценить состояние хозяина, одновременно оставаясь в уверенности, что проживающий здесь "богатей", может быть даже скромен и не "пускает пыль в глаза" своим гостям. Скользя взглядом по стенам, я дивился картинам, верно оригиналам, которые там висели. Не сильно разбираясь в художниках, я всё-таки признал несколько работ Рембрандта, Рафаэля, Моне, Гойи. Если трое Евразийских Старшин покупали различных художников, не отдавая предпочтение кому-либо, то их коллега австралиец оказался фанатом Веласкеса.
   Однако больше меня заинтересовала техника, которой пользовались для связи сильные мира сего. Сказать, чтобы я чему-то удивился, не могу. Мои хакеры удивили меня больше своими техническими новшествами и приспособлениями, но для себя отметил, что здесь всё - компьютеры и компьютерное обеспечение собиралось, подбиралось, состыковывалось на высочайшем технологическом уровне и с дизайнерским искусством.
   Пользуясь случаем, я не отказал себе в удовольствии просмотреть все файлы и папки "от корки до корки". Анализировать сходу не стал, предполагая, что в мозгу полученная информация должна "перевариться". Самих хозяев "тревожить" посчитал не обязательным, запечатлев их образы ещё при их переговорах.
   Обследовав таким образом каждый из четырех замков, я вернулся на спутник и кое-что перенастроил там, переведя "стрелки" на себя. Теперь я мог без труда отслеживать появление верховных наставников и вычленять их разговоры. Точнее один из моих компов, установленных в комнате команды хакеров, автоматически получал сигнал, а специальная программа сама убирала всё лишнее.
   Обретенных знакомых я принял решение обследовать ночью, когда они заснут, когда их мозги станут наиболее проницаемы и податливы.
   В арендованной мной трехкомнатной квартире на окраине Москвы, места для команды хватало, оставалась даже одна свободная комната для отдыха. Но Лена категорически отказалась ночевать там в очередной раз, заявив, что эта "групповуха" ей уже вот где! Что на такое она никогда и нигде не подписывалась, что её никогда не тянуло на неё и уже не потянет, а посему она собирается и уезжает домой и забирает с собой меня, потому что я ей очень нужен для "конфиденциальной" беседы. Такой возбужденной и решительной я её увидел впервые. Моя женщина наконец-то решилась воспользоваться своими правами возлюбленной в полной мере. Обижать отказом я не посмел, она слишком долго, больше недели, терпела неудобства пребывания в мужском обществе, не имея возможности провести хотя бы час наедине со мной.
   Мы уехали. И, конечно, планы мои на эту ночь рухнули. Зато Ленка получила всё, что хотела, по полной программе. Успокоилась она только к утру, получив столько положительной энергии, что после короткого сна выглядела свеженькой и обольстительной. Собираясь на работу, она ещё успела подразнить меня, вертя своей круглой, голой, слегка оттопыренной попкой. Но когда я начал к ней "грязно" приставать, она, как порядочная женщина, пресекла все мои домогания. Одновременно с этим, не насытившись своей властью надо мной, Лена на моих глазах стала натягивать на себя нижнее бельё, то есть полоски и тряпочки, которыми современные женщины прикрывают свои прелести, становясь ещё более сексуально привлекательными.
   Такого издевательства над собой я не потерпел и "надругался над беззащитным женским телом", чему это тело несказанно обрадовалось. Но хозяйка прекрасного тела, опомнившись от содеянного, пошатываясь, прошлепала босыми ногами в ванную, обозвав меня сексуальным маньяком. На сей раз Лена вышла из ванной комнаты уже полностью одетой, никакого кокетства, строгое лицо, неприступный взгляд. И только выйдя из квартиры, она повернулась и показала мне язык, забыв, с кем имеет дело. Вспомнила, испугалась... Однако, когда ничего сверхъестественного не произошло - рассмеялась.
   Я не стал возвращать её, Лена и так уже опаздывала в своё министерство, а меня самого ждали неотложные дела. В мозгах улеглась полученная вчера информация, и я стал осознавать, что миру грозит реальная опасность.
  
  
  
  
   18
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"