Странник Стелла: другие произведения.

Я люблю Бали!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я люблю Бали миниобл нужная.jpgПочему туристам, покинувшим этот божественный остров, кажется, что Бали на географической карте походит на пульсирующее сердце со стекающей по нему слезинкой? Почему эта капелька ностальгии, украшающая, словно бриллиант, южное побережье острова, манит к себе очарованных странников, романтиков, влюбленных? Фото для первых шести очерков (кроме "Маша и медведь" на Бали). Книгу на бумаге можно купитьЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ и и ЗДЕСЬ

  Оглавление:
  На "острове тысячи храмов"
  Балийский дом - живое создание
  Самый тихий Новый год - Nyepi!
  Бали - остров желанной любви
   "Маша и Медведь" на Бали
  Закат над вулканом Батур
  Путешествие на Bali Safari & Marine Park
  "Бали Агунг", легенда о балийских богинях - феерический ваянг, мега-проект мировой культуры
  Русские песни на острове Lembongan
  Минангкабау - самое крупное матриархальное племя на планете
  О Черных Баламутах и старичках, играющих в классики
  
  На "острове тысячи храмов"
  Это было давно, еще в XVI веке, однако история в виде легенды сохранилась до наших дней. Однажды индуистский проповедник Нирартха приехал на небольшой островок, что находится недалеко от Явы, чтобы читать проповеди и собирать верных последователей санатана-дхармы, как называют свою религию верные ей адепты. Сидел он тогда на высокой скале, обратив свой взор к морю, и медитировал. И тут решил нарушить этот процесс другой священник, давно уже обосновавшийся в этих местах. И позавидовал он новичку, вокруг которого уже собрались люди, и решил выгнать его с острова.
  В ответ на гнев, прозвучавший словно раскат грома, промолчал Нирартха и не прервал своей медитации. И тогда боги наградили его за терпение и мудрость: скала, на которой сидел проповедник, оторвалась от берега и выехала в море.
  И понял тогда Нирартха, что выполнил он приказ местного самодура - убраться с острова, но не оторвался от этих мест, поэтому дал слово построить на выехавшей в море скале храм.
  Так и появился один из известных балийских храмов, охраняемых ЮНЕСКО - Танах Лот, или храм морской земли.
  Как только ни называют Бали! И "музеем искусств", и "островом богов", но чаще всего - "островом тысячи храмов". Говорят, что здесь находится не менее десяти тысяч храмов, с первого взгляда похожих друг на друга, но на самом деле чем-нибудь, да отличающихся. Какая богатая фантазия у этих мастеров!
  Конечно же, такое количество достопримечательностей я посмотреть не могла, но вот самые популярные, всемирно известные храмы, а также небольшие домашние храмики, а они есть почти возле каждого дома, изучила как можно глубже.
  Понятие "балийский храм" предполагает, что это, чаще всего, индуистский храм, ведь на Бали, маленькой частичке огромной мусульманской страны - Индонезии, более 95 процентов населения исповедует именно эту религию. Забегая вперед, замечу, что для оставшихся пяти процентов населения довольно комфортно сосуществуют буддийские, мусульманские, а также христианские храмы. Правда, из последних главенствуют католические, затем идут протестанские, которые трудно назвать храмами в полном смысле этого слова, хотя они и являются местом для совершения богослужений и религиозных обрядов. А вот православных храмов здесь нет, хотя желающие могут найти священника и заказать ему службу или обряд.
  Индуистский храм совершенно не похож на православный, посещаемый русскими. Если в церкви с златоглавыми куполами красочно оформлены внутренние помещения: роспись стен и потолка, иконы и цветные витражи, массивные люстры и подсвечники, то в индуистском храме вся красота находится не внутри, а снаружи. Это орнамент из цветов, животных и птиц, рисунки и лепка божественных существ и балийских духов, и конечно же - их скульптуры. Многие из них стоят у входа перед воротами храма, или же перед ступеньками, по которым нужно подниматься, как по лестнице в небо, или же у самого храма, охраняя священное место от злых духов. Для усиления магического воздействия на них надеты повязки поленг, в крупную черно-белую клетку, символизирующую силы добра и зла.
  Балийский храм - это не одно помещение, а комплекс строений, размещенных в общем дворе. Есть здесь и алтари, и жертвенники, и постройки для проведения ритуалов в честь богов, а также памяти умерших предков. Как правило, ведут во двор высокие раздвинутые ворота - чанди бентар, которые называют еще "расколотыми воротами". По поверью, не пройдет через них ни плохой человек, ни злой дух - ворота непременно захлопнутся и раздавят бесов.
  За ними - сигнальные башни и различные подсобные помещения, вплоть до амбаров, где хранится главный продукт питания - рис, или же площадок для проведения традиционных петушиных боев. Следующие ворота - настоящее произведение искусства, с резьбой и башенками. Они настолько утонченной, возвышенной архитектуры, что кажется - сделаны для самих богов. И уже в следующем дворе, а в некоторых храмах и в третьем дворе - троны для богов, или же для божественной троицы - Санг Янг Тига (индуистская триада Брахма, Шива, Вишну).
  Рядом с храмом Танах Лот стоит еще один храм - Бату Болонг, что переводится как "храм с дыркой в камне". Нередко его считают частью Танах Лота, ведь по другой легенде именно на этом месте священник Нирартха был принят богами на небо. Однажды он так усердно медитировал, что буквально растворился в воздухе на глазах у изумленных людей.
  А это - не менее известный храм Гоа Гаджа, буквально - Пещера Слона. Представьте себе, насколько трудоемкой и филигранной была работа по вырубанию в каменистом склоне столь огромного грога! Пещера существует с времен Бронзового века, около 300 года до н.э. Говорят, еще в XI веке она была убежищем индуистских отшельников, вынужденных скрываться от преследований.
  Ни один турист не уедет с Бали, пока не увидит Великолепный Таман Аюн, дословно "прекрасный сад". Это фамильный храм династии Менгви, одной из древних. Если кто-то читал мой роман "Живые тени ваянг", то вспомнит, что главный герой по имени Сухарто был потомком именно этой династии. Два талисмана со знаком Менгви Сухарто спрятал в укромном месте, почти на вершине Гунунг Агунга, на котором, по поверью, и живут балийские боги, а когда наступил "час икс" - достал "сокровище". Один из этих талисманов, считающийся женским, будет подарен возлюбленной героя, голландке Катарине.
  Вот так маленькая семейная реликвия уедет из Южного полушария земного шара в Северный, чтобы через триста лет соединить людей разной культуры и разного вероисповедания.
  Чем же примечателен храм Таман Аюн? Во-первых, множеством пагод, или сужающихся кверху ступ, что делает его похожим на святую гору Махамеру, где, по поверью, и находятся жилища верховного божества и душ предков. Во-вторых, красотой территории: комплекс строений окружен широкими каналами, и попасть к храму можно только через мост, проходящий сквозь традиционные ворота чанди бентар - "расколотые ворота". А внутри раскинулся пруд с девятью фонтанами, по числу основных балийских богов.
  С этой природной красотой, кажется, совсем не гармонирует огромная скульптура чудища с демоническим ликом, которая находится во внутреннем дворе . Но это и есть один из защитников храма.
  Но самым священным местом на Бали считается индуистский "Храм матери", или Пура Бесаких, что раскинулся на семи террасах горы Гунунг Агунг. Здесь более восьмидесяти храмов, объединенных в двадцать два мини-комплекса. Есть поверье, что именно сюда спускаются боги, навещая землю. Поэтому так много здесь и родовых гробниц балийских индуистов, сооружение которых, кстати, относится к XI веку.
  На религиозные праздники к этому храму стекаются верующие со всего острова. Это поклонение духам Великой горы стало такой же традицией, как паломничество в Мекку у мусульман.
  
  Балийский дом - живое создание
  Очень многие строения, сооруженные человеком, имеют четкий образ, сформированный веками, и совершенно узнаваемы, где бы они ни были. Достаточно произнести "финский домик", и мы представляем компактное и уютное жилище из дерева, с камином, а иногда и с банькой. Если скажут "русская баня", перед глазами встает традиционная парная наших предков, которая, кстати, выполняла в былые времена функции не только "места для очищения тела", но и множество других: помещение для примирения супругов, для смотрин невестки свекровью, для принятия родов и заживления ран.
  Понятие "балийский дом", о котором я сегодня расскажу, также имеет уникальную, присущую только ему, архитектуру, или форму, и сакральный смысл, или - содержание. Причем, эти внешние и внутренние качества находятся в полной гармонии. Судите сами.
  Традиционный балийский дом начинается со входа, и к нему ведут хотя бы несколько ступенек. Это своеобразная лестница в небо, в заоблачные дали, где для одних живут боги, для других - Вселенский Разум. Поднявшись по ступенькам, открываешь тяжелую деревянную дверь, отделанную резьбой или лепкой. Во многих домах лестница прилегает к глубоким, не менее полметра, каменным воротам без верха. Это чанди бентар (Candi Bentar - "расколотые ворота"). И символизируют они космическую гору знаний, расколотую на две половинки: добро и зло, то есть, на те самые силы, которые и правят энергиями Вселенной. Ворота смотрят на море, и это тоже символично. Если злые духи выйдут из воды и попробуют войти в ворота, их створки непременно захлопнутся - в балийском доме не может быть незваных "гостей".
  Если же этому "гостю" все же удастся войти во двор, там его будет ждать разочарование: за чанди бентар начинается невысокая стена алинг-селинг (aling-seling), или защита от злых сил. Разве будет какой-то безмозглый злыдень задумываться о том, что эту стену нужно просто обойти? Скорее всего, он посчитает эту преграду непреодолимой.
  Во дворе любого балийского дома обязательно есть несколько фруктовых деревьев или цветущих кустарников, например, франжипани (frangipani), усыпанные плотными "звездами" из пяти лепестков. По поверью, эти цветы нежных расцветок очень любил Бог Вишну, поэтому и стали люди украшать ими подношения Богам - чананг. Да и сейчас франжипани в особом почете - они стали национальными цветами острова Бали.
  Здесь же, в садике, обязательно есть фонтанчики с небольшим прудом, где плавают рыбки, или же рукотворные водопады. За цветочными кустами прячутся статуи добрых и злых духов, а на самом почетном месте, возле домашнего храма, стоит статуя божества в накидке из клетчатой ткани поленг (poleng). Этот рисунок символизирует равновесие черного и белого, то есть, светлых и темных сил.
  Балийский дом - это далеко не одно строение, а целый комплекс построек: для бабушек и дедушек, для их детей, для внуков... И каждое помещение как шедевр национального зодчества. Яркие черепичные крыши правильной формы, четырехскатные, с плавными загибами на углах. Окна большие, а в гостиной и столовой - во всю стену. И смотрят они на все четыре стороны света, чтобы через приоткрытые створки, а также через специальные отверстия над каждой дверью всегда поступал в дом свежий воздух. Такое легкое вентилирование помогает обходиться без кондиционера, ведь на Бали круглый год примерно 26 градусов тепла.
  Дома щедро украшены барельефами и скульптурами, эти произведения народного творчества может изготовить едва ли не каждый житель острова, ну, а остальные смогут приобрести их в многочисленных мастерских, занимающих целые улицы.
  А знаете, что самое важное в балийском доме? Домашний храм санггах (sanggah)! Он есть практически в каждом комплексе семейных построек. Это многоярусная башня, к которой ведут опять же "ступеньки в небо". По лестнице поднимаются для того, чтобы возложить Богам ежедневные подношения - чананг (сanang), корзиночки из пальмовых листьев, наполненные рисом, лепестками цветов, в первую очередь - франжипани, фруктами и сладостями. Домашний храм, как правило, смотрит в сторону священной горы Гунунг Агунг (Gunung Agung), той самой горы, на которой, по преданию, и живут боги. На семи террасах ее склона расположился главный храмовый комплекс острова - Пура Бесаких (Pura Besakih), названный "Матерью всех храмов". А венчает его "божественная троица" Санг Янг Тига, или индуистская триада: Брахма, Шива, Вишну.
  Согласны с тем, что у любого живого существа самое главное - голова? Головой балийского дома (местные жители не сомневаются в том, что жилище - живое создание!) является домашний храм санггах. Жилые постройки - это руки, а кухня, амбар и прочие вспомогательные строения - ноги.
  В моем романе "Живые тени ваянг" (wayang - индонезийский театр теней) героиня спряталась "в ногах", что и спасло ей жизнь. А произошло это так. В 1906 году, когда Бали оккупировали голландские захватчики, погибла почти вся семья известного архитектора Агуса Хериянто. Глава семейства и его сын Ади последовали примеру короля Бали и вместе с другими патриотами острова, чтобы не стать рабами, совершили пупутан (puputan - ритуальное массовое самоубийство). Жена архитектора, Булан, и их дочка Диан находились вне дома и погибли от рук солдат, а Интан, юная беременная супруга Ади, осталась живой. И все благодаря тому, что скрывалась в родительском доме. Девушка последовала наказу матери и спряталась "в ногах" - в самом дальнем стареньком сарайчике, где когда-то располагалась мастерская скульптора деда.
  Когда взлетели в небо языки пламени, Интан осознавала, что горят не бревна и доски, а "голова" и "руки" дома. Тогда она еще сильнее прижалась к "ногам" родной обители, хранившей тепло семейного очага сначала прадеда, а потом деда и, наконец - отца... И обратилась с молитвой к одной из статуэток - поделок деда: "Помоги мне, Бог Шива! Когда родится сын Вира, он будет настоящим героем..." (Wira с индонезийского "герой"). Так и случилось. Сгорело все, кроме молившей о спасении Интан и ее младенца, появившегося на свет в столь критический момент!
  Так что у понятия "балийский дом" очень глубокий, как я уже сказала, сакральный смысл. Это живое творение рук человека, которое, как и все здравствующее на земле, оберегают боги. И потому в экстремальных ситуациях дом может стать для человека священным пространством, местом, которое непременно устоит перед злом. Если бы не Эдуард Кок, то нашелся бы другой человек, который сказал бы: "My house is my castle!" ("Мой дом - моя крепость!")
  
  
  Самый тихий Новый год - Nyepi!
  Вот и отметили мы Новый год, Старый Новый год и Новый год по восточному календарю! Казалось бы, список исчерпан... Но нет, есть еще один Новый год. И встречают его особенно широко на Бали, а также на некоторых других островах Индонезии - Лембонган, Чининган и Пенида.
  В отличие от европейцев, отмечающих начало наступающего года довольно шумно, балийцы проводят его в полной тишине! Этот день так и называется - "Nyepi Day", то есть День Тишины. И с каждым таким праздником начинается новый год эры "Saka Hindu". Кстати, в 2014 году на этом календаре, не поверите, был... 1936 год.
  Вот рекламный проспект с Ниепи- 2014. Обратите внимание на дату под картинкой - 1936.
  Кроме григорианского календаря, адаптированного для бизнеса и государственных нужд, балийцы имеют еще два - Saka и Pawukon. Первый - лунный календарь, в нем 12 месяцев, а второй - календарь из 210 дней, и используется он для вычисления дат религиозных и культовых праздников. День молчания Ниепи по очень древней традиции, уходящей своими корнями в 78 год нашей эры, и есть начало календарного года "Saka".
   Тишина соблюдается с рассвета и до следующего дня (а формально - с шести утра и до шести утра). В это время на улицах нет ни одной машины или мотоцикла, тем более - ни одного пешехода, потому что никто не выходит из дома. Да и зачем идти куда-то, когда не работают ни банки, ни учреждения, ни пляжи, ни отели, ни супермаркеты? И даже аэропорт. В День Тишины на Бали отменяется 400 авиарейсов, как местных, так и международных. Так что не получится в этот день приземлиться ни королю, ни президенту. Кстати, и устроиться в отеле он тоже не сможет.
  Для отелей и вилл - особые предписания, ведь здесь останавливаются туристы со всего мира, в том числе и очень шумные. Среди них, конечно же, есть и русские, которые любят и песни погорланить, и от души поплясать. Даже и не думайте, не получится! Индонезийский совет Хинду на Бали (PHDI) настоятельно рекомендует отелям и виллам не предоставлять на время Ниепи гостям какие бы то ни было развлечения. "Если мы найдем отель или виллу, которая устроит какие-то слишком веселые развлечения для гостей в этот день, то мы будем просить правительство отозвать лицензию на работу у этого заведения" - сказал глава PHDI I Gusti Ngurah Sudiana.
  У туристов, однако, есть выбор: если они не хотят оставаться в темноте и тишине, могут уехать на другие острова - Гили или Ломбок. Как правило, там, где проживают в основном мусульмане, нет такого праздника.
  Особенно необычно ночью, когда улицы города совершенно темные и пустынные. Да и в домах свет тоже не горит. И никто не шумит, не включает музыку. А радио и телевидение тоже отдыхают. Стоит полная тишина, лишь иногда слышны шаги специального патруля, который следит за соблюдением этой традиции.
  В этот день балийцы должны воздерживаться от четырех вещей (catur brata penyepian):
  - amati geni - воздержание от любого освещения, огня;
  - amati karya - воздержание от работы;
  - amati lelungan - воздержание от поездок за пределы своего дома;
  - amati lelanguan - воздержание от приятных занятий.
  Для чего нужны балийцам темнота и тишина? Чтобы злые духи, которые выйдут из океана на сушу, не нашли на острове ни одного человека и подумали, что он - необитаемый. А выйти они обязательно должны, ведь накануне люди хорошо их подразнили. Чем? Очень шумной и красочной церемонией "Ogoh-ogoh", напоминающей красочный карнавал.
  По традиции, участники этого парада проносят по улицам фигуры фантастических монстров, символизирующих дьявольский дух, окружающий людей. Они хотят изгнать из нашей жизни Buta Kala - Дух дьявола. Для этого участники парада, пронося чудищ, на перекрестках кружатся, чтобы сбить злых с толку, а потом и вовсе сжигают фигуры. Конечно же, такие выходки не понравятся злым духам, и они захотят наказать людей. Но не тут-то было: когда выйдут духи из океана на остров, не найдут ни одного человека, ведь после парада чудищ наступает День Тишины.
  А до парада "Ogoh-ogoh" проходит церемония "Melasti". Это день очищения, чтобы стать ближе к Богу и взять Amerta (источник вечной жизни) от океана, озера или реки. Жители проносят изображения богов к воде, где они освящаются во имя Бога Воды Бараны.
  С религиозной и философской точки зрения Nyepi - это день самосовершенствования, когда каждый может определить для себя ценности, которые останутся с вами навечно. Жителям острова предоставляется возможность подвести итоги года ушедшего и построить планы на будущее. Это время для медитации, для самопознания.
  Балийцы имеют множество различных праздников, но Nyepi, пожалуй, самый важный религиозный день на острове.
  
  Бали - остров желанной любви
  Мы стояли на тротуаре вместе с другими зрителями - праздными туристами и жителями близлежащих домов, и не сводили глаз с удивительной процессии, которая медленно двигалась по одной из центральных улиц Денпасара. Парни и девушки, женщины, мужчины и конечно же - дети, одетые в традиционную балийскую одежду, держали в руках красивые подношения богам, а на огромных паланкинах вроде носилок - фантастических монстров. На город опускались сумерки, но это не мешало разглядеть чудища, так как у многих из них светились подсветки в виде маленьких прожекторов или гирлянд. Поэтому и казались фигуры, застывшие в разных позах со злобной гримасой на морде, еще более сатанинскими...
  Пожалуй, расскажу об этих событиях в другой последовательности.
  По итогам рейтинга, который провел Fodor"s Travel and Business Insider в 2014 году, самым романтичным местом на планете назвали Бали. Не удивительно, что именно этот остров для молодоженов многих стран мира стал излюбленным местом проведения свадебных торжеств! И среди счастливых пар, отпраздновавших здесь свадьбу, стали мои друзья - Ольга из России и Генрих из Германии.
  Именно с их свадьбы я сохранила бесценный рекламный проспект с яркими, сочными фотографиями и с удивительно красноречивым текстом:
  "Бали по праву гордо носит титул самого экзотического и красивого из индонезийских островов: желающие отпраздновать свадьбу на Бали станут счастливыми свидетелями изумрудного моря, прекрасных песчаных пляжей и потрясающих оранжевых закатов. Балийцы - лучшие мастера свадебных церемоний. Костюмы, цветы, еда - у них все великолепно и безупречно. Свадьба на острове Бали особенно порадует невест, мечтающих о нестандартном торжестве. Здесь белоснежная фата заменяется золотой короной или венком из диковинных, благоухающих цветов, а белое платье - красочными нарядами из дорогих традиционных тканей. По окончании церемонии жениху и невесте выдается особое свидетельство с древними письменами на листьях пальмы Лонтар. Свадьба на Бали - это настоящее чудо!"
  Другой рекламный проспект оглашал целый список мест, где могут молодые отпраздновать самый счастливый день в своей жизни: на пляже острова Бали; в пятизвездочном отеле; в королевском балийском храме; на яхте в открытом море; на спине Суматрского слона; под водой; в тропическом саду и... где угодно на острове по вашему желанию.
  Мои друзья назначили свадьбу на август, самый сухой месяц на острове, чтобы не омрачить ее внезапно хлынувшим тропическим ливнем. Да и подготовиться к такому важному событию хотелось основательно. Так что Ольга с Генрихом улетели в Германию, там у жениха очень важная работа, связанная с немецкими колбасками, а у невесты - с бизнес-журналом на русском языке. Я же расскажу, какие именно события стали для них главными в решении отметить бракосочетание именно на Бали.
  ... В тот вечер мы стояли на тротуаре, зажатые со всех сторон такими же зеваками, и с удивлением наблюдали за необычной церемонией. С какой грациозностью и артистизмом держались ее участники - обычные жители, к которым можно было запросто присоединиться! Волшебство и таинство этому зрелищу добавляли музыканты национального оркестра гамелан, без которых не обходится ни одна подобная церемония. Удивительная по мелодичности музыка, с мягкими звуками колокольчиков, напоминающих "музыку ветров", с трепетными звуками флейты и легких барабанчиков наполняла вечернюю тишину города. Понятно, что по улицам, где проходили участники карнавала, остановилось движение транспорта, а значит, и не было привычных уху звуков проезжающих машин и особенно - рева мопедов.
  Участники процессии дошли до перекрестка и словно по команде, резко прибавили шагу и начали кружиться. Спросите, для чего? Да чтобы сбить с толку страшил, которых несли на паланкинах! Ведь у этих чудищ закружится голова и они потеряют ориентир, да так, что насовсем уйдут из нашей жизни. А заодно с ними - и злые духи, которые, конечно же, тоже где-то пристроились к процессии, даже если их не видно.
  - Теперь они не будут нам досаждать, - тихо произнесла девушка, наблюдавшая процессию, как и мы.
  - Почему? - спросила я.
  - Потому что на острове не останется ни одного злого духа.
  - И они не будут мешать семейному счастью? - уточнила я.
  - Конечно! А наши семьи под особым покровительством богов, - заметила девушка. - Об этом знают все.
  - А можно ли и нам попасть под это покровительство? - поинтересовалась Ольга.
  - Для этого иностранцы и проводят на Бали свадьбы, - ответила девушка. - Кстати, меня зовут Санти, я работаю в компании по проведению таких бракосочетаний. Приглашаю в наш офис... конечно, не завтра, а после Ниепи...
  Я заметила, как смотрят друг на друга многие пары, приехавшие на этот остров. Их взгляды как огнем, обжигают страстной любовью. Так сильно, что этого тепла хватает всем, кто стоит рядом с ними. И кажется со стороны, что эти люди были в такой долгой и томительной разлуке... На самом же деле где-то там, в другом мире, они давно знали друг друга, но видели глазами, зашторенными суетой и мелочностью. Не удивительно, что эти взгляды не скрывают удивления - и молодые, и зрелые пары будто видят своего партнера впервые.
  На Бали очень много смешанных браков. Все они тоже находятся под покровительством богов. Их можно увидеть везде: в супермаркетах, на пляжах и в банках, но еще больше - в христианских церквях, где проходят службы на английском языке. Я наблюдала за такой парой, поражаясь тому, что молодая черноволосая мама держала на руках девочку со светлыми кудряшками, как у папы. А он постоянно переводил взгляд с пастора на своих красавиц. И держал свою возлюбленную за руку, словно боялся потерять свое счастье.
  Общеизвестно, что кудрявость - доминирующий признак, так что не удивительно, что девочка родилась с кудряшками. Но вот цвет кожи, глаз и волос... Ген белого цвета - рецессивный, а черного - доминирующий. Но этот брак не живет по писаным законам, он строится по законам, начертанным богами: доминирует все то, что обладает пленительной силой и страстью. Поэтому и родилась девочка - копия папы.
  Как только ни называют Бали: и "островом тысячи храмов", и "островом богов"... А я бы назвала его еще и островом желанной любви. Долгожданной и бесценной любви, которая приходит не к каждому. Для многих она так и останется лишь горькой иллюзией...
  
  
  "Маша и Медведь" на Бали
  Я была в гостях у своих друзей на Бали и услышала там нечто необычное. Это меня так шокировало, что захотелось поделиться и с читателями. По заголовку этого очерка вы, скорее всего, уже поняли, кто стал главными героями моей истории. Но почему именно на Бали? Интересно?
  В то утро я с подругой "колдовала" у плиты, в предвкушении удивить нашу мужскую половину необычным завтраком. А окна этой кухни выходили в соседский двор. Было ли это нарушением строительных норм? Скорее всего, наши дома принадлежали одному хозяину, а значит, и были предназначены для одной большой семьи. Но так уж случилось лет пять назад, что именно этот дом сняла моя подруга с мужем. Так что ей поневоле иногда приходилось "подсматривать" за тем, что происходит во дворе соседей.
  На протяжении двух дней мы слышали плач девочки полутора лет. Малышка заболела, но не хотела принимать лекарства, и молодая мама, пытаясь успокоить ее, выходила с дочкой во двор. А там гуляли гусята, смешно переваливаясь с ноги на ногу, а в большой клетке сидел и шевелил усами постоянно жующий гигантский кролик. Как истинный экскурсовод, мама показывала эту живность своей малышке, и та хоть ненадолго, но забывала о чувстве страха перед горькими таблетками и уколами.
  В то утро, когда мы готовили на кухне завтрак, ребенок не только не успокоился, но стал голосить еще больше. И тогда его мама прибегла к новому маневру: она задорно тряхнула головой и весело сказала:
  - Ма-ша! Ми-ша!
  Я прислушалась, уверенная в том, что в балийских семьях нет таких имен. К тому же, я не сомневалась, что наши соседи были индуистами - они ежедневно расставляли в своем дворе, да и в нашем тоже, подношения индуистским богам, корзиночки с рисом и цветами - чананг. А вот в христианских семьях на Бали очень даже популярно имя Мария...
   - Маша! Ми-ша! - повторила молодая женщина.
  И девочка замолчала, а потом... весело рассмеялась.
  Мама с ребенком на руках пошла в свой дом, и я поняла - зачем: чтобы смотреть русский мультфильм "Маша и Медведь".
  Этот фильм по сказке Олега Кузовкова полюбили и дети, и взрослые всего постсоветского пространства. За пять лет, которые прошли с появления этого телевизионного сериала, мультфильм не потерял своей популярности. Его по-прежнему можно увидеть не только в программе передач, но и в сети Интернет, то есть, "на том же месте, но в другой час".
  И захотелось мне не просто рассказать об этом сериале, а порассуждать на такую тему: а что из этого мультфильма уже знакомо индонезийским детям и что они увидели впервые?
  Конечно же, главной диковиной для местных детей стал снег. Они его никогда не видели! На островах этой страны всегда лето - температура держится около 26-28 градусов тепла. Снег очень походит на лед, который можно купить в супермаркете, или же сделать самому, в холодильнике. И во многие десертные напитки тоже кладут лед: в коктейли, соки, чай. Но снег - он совершенно отличается ото льда, ведь он не твердый, а, скорее, мягкий, и очень напоминает клочья ваты. Но даже если и можно представить себе снег, то не в таком количестве, когда это белое покрывало тянется до самого горизонта.
  А вот новогоднюю елку маленькие индонезийцы знают! И тоже любят наряжать, особенно - в христианских семьях, широко отмечающих Рождество. Кстати, на Бали в основном индуисты, их примерно 96 процентов. Остальные - христиане, мусульмане, буддисты. Здесь с уважением относятся к любой религии: если проходит мусульманский праздник - отдыхают и получают подарки мусульмане, если праздник христианский - не выходят на работу христиане. Если же говорить о сумме вознаграждения, то оно довольно внушительное, например, на Рождество балийцы получают еще одну месячную зарплату. Не удивительно, что местные жители при приеме на работу с удовольствием заполняют в анкете графу "вероисповедание", в то время как в других странах, в том числе и в России, она является необязательной.
  Такие леденцы, как у Маши, есть, пожалуй, во всех странах мира! В Индонезии - тоже. Так что любой балийский малыш понимает, что это - лакомство.
  А вот такой большой пирог отведал далеко не каждый маленький балиец. Не потому, что здесь нет таких кулинарных шедевров! Большие пироги и торты продают в специализированных магазинах голландской выпечки или в больших супермаркетах. Да, их покупают, в основном - туристы, потому что это - довольно дорогое удовольствие. Балийская же выпечка - это очень маленькие, помещающиеся на детской ладошке, рулетики, булочки, кексы. Все они обычно с начинкой внутри, а не снаружи, чтобы ребенок не испачкался. И каждый кексик упакован в небольшой полиэтиленовый пакетик, чтобы его можно было положить в школьный портфель.
  Малины на Бали нет. Такую ягоду дети не видели. Очень походит она на клубнику, которую здесь начали выращивать, но и эта ягода - очень дорогая. Есть ли смысл покупать ее местным жителям, если на эти же деньги они могут набрать в маркете фруктов, в пять раз больше? Каких, спросите? В первую очередь, конечно, сугубо местных: манго, папайи, салака, маракуйи, рамбутана, драконова фрукта, или питайи, ну, а потом - уже более известных мандаринов, бананов, ананасов.
  Яблоки на Бали есть. Правда, это не самый дешевый фрукт, но доступный по цене. И местные дети их тоже умеют считать.
  - Ка-шу! Ка-шу! Хочу кашу! - требует в мультике Маша.
  А что такое каша? Дети на Бали не знают такой еды, ведь они никогда не пробовали гречневой каши, как, впрочем, и пшенной, пшеничной, перловой, ячневой... О таких крупах не слышали даже взрослые, так что они не могут рассказать своему ребенку о том, какими разными эти каши бывают. В супермаркетах есть, правда, овсяные хлопья и мюсли, но их покупают больше иностранцы. А последнее время появились магазины продуктов здорового питания, где можно купить гречку. Это, опять же, более доступно по цене богатым туристам. Да и нужно ли балийцам, если столько веков благополучно обходились без гречки?
  На кашу очень походит рис из рисоварки. Он готовится на воде без соли, потому что едят его с соусами и приправами. И этот рис на столе индонезийцев есть каждый день. Поэтому любой балийский малыш поймет: каша - это рис из рисоварки.
  А вот удить рыбу - занятие, известное любому жителю любого острова Индонезии. Да и как не увлекаться рыбалкой, если живешь на берегу или Тихого, или - Индийского, океанов?
  Игра в доктора, пожалуй, международная. Мне кажется, что играют в нее с таким же удовольствием дети всех стран.
  Впрочем, как и игра в художника. Любой малыш любого уголка земного шара пытался что-то нарисовать если не красками, то фломастерами, карандашами...
  А эта фуражка очень напоминает балийским детям головной убор дедов и прадедов, особенно тех, которые в 1942 году вели бои за освобождение острова от японских захватчиков. Но вот красная звездочка... Никто из индонезийцев никогда не был октябренком, пионером или коммунистом. На этих островах всплески "красной заразы" глушились на корню, и довольно жестко, потому и не была она ни секунды у власти. Не знают индонезийские дети и о более далеком времени, когда где-то в Северном полушарии земного шара размахивали шашками на взмыленных конях люди, которых называли красноармейцами. Скорее всего, для самых маленьких балийских детей красная звезда на фуражке будет украшением вроде брошки. Тем же, кто уже знаком с пентаграммой, она покажется похожей на свастику, которая украшает многие индуистские храмы.
  Ну, а в целом этот сериал про проказницу Машу и ее лучшего друга - бывшего циркового медведя Мишу, думаю, понятен балийскому ребенку, как и любому малышу другой страны мира.
  ...Мы тоже включили телевизор и были так удивлены! Мультфильм "Маша и Медведь" шел на русском языке, с индонезийскими субтитрами. И так тепло стало на сердце... И добавилось гордости за свою родину!
  
  Закат над вулканом Батур
  Вулкан Батур, или Гунунг-Батур, находится в Индонезии, на острове Бали, и является одним из его основных достопримечательностей. Очень популярно среди туристов восхождение на самую высокую точку, 1717 метров, ночью или на восходе. Но сегодня я расскажу не об этом.
  *
  Фантастическое зрелище - наблюдать закат над Индийским океаном! Небо начинает темнеть и окрашиваться малиновыми разводами, настолько яркими, что напоминает картину художника, который не пожалел красок. Такого зрелища не увидеть в северных широтах, потому и едут сюда путешественники со всех стран мира только для того, чтобы полюбоваться этой изумительной красотой.
  Закат над горными пиками, пронзающими небо над островом Бали, тоже не менее фантастичен. Но его красота наполнена не мятежным восторгом, не буйным упоением и не сладостной радостью. Эта красота обжигает нескрываемым молчанием, тоской и печалью, а порой и надменной холодностью.
  А может быть, особенно остро чувствуется эта разница после злоключений, вроде тех, что произошли с нами?
  Отправляясь на мини-вэне в Кинтамани, мы уже знали, что так называется регион острова Бали рядом с вулканом и озером Батур, а также многочисленными деревеньками на побережье этого озера. И совсем не собирались заниматься экстремальными видами спорта вроде покорения горной вершины на рассвете или же изучения ландшафта внизу, в горном ущелье. Мы просто настроились на то, чтобы спокойно наблюдать за вулканом Батур и разглядывать его окрестности с плато Кинтамани, где и забронировали ланч в одном из популярных ресторанчиков.
  Однако...
  Однако наш навигатор не мог обработать столько информации и, получив команду "показать дорогу в Кинтамани", уверенно прочертил по карте местности красную линию к деревушке с одноименным названием. К той самой, что находится где-то там, в глубине горного ущелья.
  Мы повернули к этому спуску, еще не подозревая, что ожидает нас впереди, и заскользили по узкой ленте серпантина. Проехав метров триста, нам показалось, что склон ущелья, по которому и проходила горная дорога, довольно крутой, даже - чересчур крутой. "А туда ли едем?" - появилась в голове свербящая мысль, но, увы, изменить маршрут было уже невозможно: на горном серпантине отсутствовали площадки, где можно было бы развернуться. Настораживало, что чаще всего навстречу нам выезжали груженые камнями и щебнем машины. И успокаивало, когда видели легковые автомобили, но чаще все же - мопеды, за рулем которых сидели и лихие парни, и юные девицы, и даже дети.
  Серпантин уходил вниз, в глубокую неизбежность, в непредсказуемую фатальность. И ничего не оставалось, как только смириться с этим. Высокие деревья, зажимавшие ленту дороги с двух сторон, словно суровые стражники, молча поглядывали на нас и совсем не походили на добродушных исполинов, которые растут обычно возле отелей и ресторанов. И чем дальше в ущелье уходила эта дорога, тем большая пропасть отделяла нас от цивилизации.
  Вскоре дорога легла на ровную местность. Слева стояло газебо - строение, похожее на беседку. Здесь укрывались от полуденного солнца местные жители, издалека напоминая путников, ожидающих маршрутку или автобус. А справа возвышался ларек с напитками и закуской. Скорее всего, в этом месте и любили отдыхать местные жители, когда шли пешком в деревню Кинтамани. В ту самую деревню, в которую продолжал нас вести навигатор, кстати, не забывший напомнить, что конечной цели мы еще не достигли.
  Открытая местность, сколько бы ее ни проглядывали до горизонта, совершенно не походила на территорию ресторанов и отелей.
  - Как проехать нам в Кинтамани?
  На этот вопрос местная женщина махнула в сторону едва виднеющихся вдалеке деревенских домов, туда, куда и показывал наш навигатор.
  - Там деревня Кинтамани? - переспросили мы.
  - Да-да, конечно!
  - А где же в Кинтамани рестораны?
  - Вон там! - и она демонстративно подняла руку вверх, указывая на вершину склона, с которого мы только что спустились.
  Мы оглянулись назад, и по коже прошел холодок. Нет, не с гор, и не от озера. Это был холодок страха, потому что мы увидели дорогу, по которой сюда приехали. Однако... За рулем машины сидела девушка по имени Санти Мария, поэтому мы тут же успокоились, уверенные в том, что для местных жителей такие подъемы в гору - дело привычное.
  После небольшого отдыха мотор мини-вэна взревел, и колеса закрутились по ленте серпантина, поднимающейся вверх. Но этот рев был каким-то чересчур громким и до того натужным, что чувство страха обдало холодком уже сердце. Тем более что наш "заправский водитель" начал бормотать: "Хэлп ми, Иисус! Хэлп ми...! Даже он просил богов о помощи! Машину подбрасывало и трясло, что-то в ней гудело и скрежетало. А вскоре и без того черный кузов начали обволакивать густые клубы смоляного дыма.
  После трех-четырех извилин серпантина появился, наконец, участок дороги без подъема. Здесь уже стояли несколько грузовичков, и мы пристроились за последним, словно в очередь за дефицитом. Всем было понятно, что Санти Мария не сядет за руль даже под угрозой расстрела. И не только потому, что уже испытала чувство страха, преодолевая крутизну склона, но и потому, что на ее глазах несколько машин взревели, но не смогли подняться на следующую ленту серпантина. Они так и стояли посреди склона, рискуя скатиться вниз.
  Кто мог вытащить нас из этой пропасти? Навряд ли кто-нибудь из Денпасара! Поедет ли он из столицы Бали к "черту на кулички", до которых езды не меньше двух часов? А если из Кинтамани? Чем черт не шутит?
  - Здравстуйте! Мы заказали у вас обед, но немного застряли в дороге...
  - О-о, мы всегда рады своим клиентам, и не беда, что задержались...
  - Да нет, именно "застряли"! Поэтому и просим вытащить нас отсюда!
  - Своих клиентов мы уважаем и готовы забрать их с любой точки земного шара, и даже с любой другой планеты!
  - Спасибо! Тогда заберите нас, пожалуйста, из ущелья Кинтамани!
  - Без проблем! Будем через пятнадцать минут!
  Вскоре показался мопед с двумя ребятами в униформе. Один из них сел за руль нашей машины, а второй продолжал сжимать руль своего байка. Мотор снова взревел, колеса начали вдавливать дорогу, немного разбитую тяжелыми грузовичками. Новоявленный водитель молчал, но его лицо выражало удивление и даже - растерянность. А когда машина заняла, наконец, твердую позицию на обочине "столбовой" дороги, тихо произнес:
  - До ресторана осталось метров триста, но я не могу ехать дальше. Ваша машина сломалась...
  - Как сломалась? Значит, мы могли улететь в пропасть? - Санти Мария, скорее всего, побледнела, но мы не могли этого заметить по причине смуглости ее личика.
  - Да, и вам повезло, что машина не сорвалась вниз...
  Был еще один диалог, с представителями компании Тойота, которая и произвела на свет наш мини-вэн.
  - Здравствуйте, у нас сломалась машина.
  - Не проблема! К вам нужно приехать?
  - Да! Но мы у пропасти Кинтамани!
  - И снова не проблема! Мы уважаем своих клиентов...
  - И готовы помочь им, даже если они на другой планете?
  - Конечно! Ждите!
  ... Наш ланч все же состоялся, правда, он больше походил на ужин. Мы сидели на открытой террасе лицом к вулкану и озеру Батур и созерцали начало заката. До приезда автоспециалистов оставалось не менее трех часов, поэтому можно было никуда не спешить и наслаждаться пейзажами Кинтамани с плато, на котором и стоял ресторан.
  Между вулканами и озерами Индонезии существует заметная привязанность. Они любят друг друга, поэтому живут парами. При особом накале чувств вулканы обнимают озера, словно боятся, что те убегут от них. Приглядитесь к снимкам в приложении! Видите, как заключили своих подруг в объятия вулкан Иджен на острове Ява и вулкан Риньяни на острове Ломбок? Точно так же и вулкан Батур на Бали: выражая свою ласку, он словно обхватил руками озеро и прижал к себе.
  Кратерные озера отличаются от тех, что стоят в низинах. Например, в озере Батур всегда сохраняется определенный уровень воды в то время, как на Бали есть и сезон дождей, и очень сухой период. Спросите, почему? Ответить на этот вопрос может каждый балиец, ведь даже ребенку известно, что за состоянием водной глади следит богиня воды Деви Улун Дану. Так что это - ее заслуга! Более того, на северо-востоке озера Батур находится одна из четырех резиденций этой богини. Вот почему это озеро считается священным!
  У балийцев очень много праздников, и почти всегда им сопутствуют красочные церемонии. Одна из самых значимых, церемония Меласти, заключается в том, что жители, одетые в нарядные национальные костюмы, с корзинами, наполненными фруктами и цветами, идут к воде - к океану, к озеру или к реке. Именно там они освящают изображения богов и храмовые статуи, а также приносят жертвоприношения. У воды, как у источника вечной жизни, балийцы очищаются и сами. Так что вера в силу богини и покровительницы всех рек и озер на Бали Деви Улун Дану передается из поколения в поколение.
  Справа от вулкана Батур показались облака. Они походили на клочья белоснежной ваты, которую разбросал великан-невидимка, пытаясь нанизать их на пик горного красавца. А тот нежно провел руками по водной глади, чтобы прикрыть этими пушистыми клочьями свою возлюбленную - озеро с одноименным названием. Ватные клочья опускались все ниже и ниже в ущелье, затягивая его мягкими подушками - как же, дело к вечеру! А небо начало темнеть, подчиняясь желанию вулкана Батур бросить к ногам возлюбленной не только пуховые подушки, но и ночное покрывало с мерцающими на нем звездами.
  Там, внизу, в ущелье, все еще надрывно ревели моторы. Машины продолжали курсировать по горному серпантину. Но вскоре этот шум стал тише, видимо, они получили сигнал от Батура не нарушать вечерний распорядок. От надменного горного красавца потянуло прохладой. Гордый и величественный, он проявлял равнодушие ко всему окружающему, продолжая укрывать пуховиками-перинками нежную озерную гладь.
  На регион Кинтамани опускались сладкие, словно холодное желе, сумерки. И только на самом Батуре светились несколько точек. Казалось, что этими глазами он наблюдает за нами, как, впрочем, за всеми, кто так близко подобрался к его резиденции.
  Всего лишь до полуночи "скорая помощь" Тойоты доставила нас в свои мастерские, где специалисты продемонстрировали детали нашей машины, вышедшие из строя. Потом эти же ребята отвезли нас домой, а через пару часов пригнали и восстановленный мини-вэн. Никто не жалел о потерянных деньгах (страховку за ошибки водителей не дают!), все были благодарны судьбе за то, что не произошло худшего.
  А может быть, заслуга в этом была и гордого красавца Батура, охладившего наш горячий пыл? Или его подруги, которая сгладила своим озерным зеркалом наши эмоции?
  
  Путешествие на Bali Safari & Marine Park
  Подземный коридор, напоминающий бункер, мы проходим за несколько минут и приближаемся к единственному источнику света - окну, которое открывает вид на лужайку с загоном для тигров. Скорее всего, здесь их игровая, или прогулочная площадка: вот парочка молодых животных резвится на лужайке, не замечая нашего пристального взгляда через стекло. Чуть дальше - зверь покрупнее, он сидит под кустиком и грызет довольно солидный кусок чьих-то ребрышек. Жует не торопясь, даже - лениво...
  И только я собралась "щелкнуть" фотоаппаратом, как перед "стеклянным глазом", возвышающимся в центре тигровой резиденции, появился истинный хозяин - полосатый красавец внушительных размеров с не менее внушительным "мужским достоинством". Последнее было развернуто для нашего обозрения, так как тигр готовился совершить обычную для него процедуру. Он приподнял заднюю ногу и брызнул тугой струей в стекло, к которому "приклеились" наши изумленные лица - лица туристов.
  Этот тигр так напоминал мне умного домашнего кота Василия, который с младенчества знал, где у него столовая, а где - туалет. Но мы его так и не смогли отучить метить новые для кота предметы. Поэтому если кто-то приносил в дом (или даже во двор) коробку, саквояж, да и любой другой предмет, Василий тут же помечал его: мол, все, что находится на моей территории, есть мое, и об этом все другие коты должны знать по запаху. Именно так Василий бы пометил новый телевизор, по которому транслировали ролик о том, как изумленные туристы наблюдают за семьей тигров через стекло бункера.
  Снимок у меня, конечно же, не получился. Появление полосатого хозяина было так неожиданно для нас... Да и стекло, стоило только приглядеться к нему, оказалось довольно мутным, видимо, метить лица туристов, пусть и через стекло, было одним из любимых развлечений "большого котика".
  Еще одним из таких вот "любимых развлечений" для львов и тигров стал "ужин с туристами". Скорее всего, эта процедура оказалась приятной и для людей, иначе чем объяснить их желание поужинать в ресторанчике Tsavo lion, в то время как этот ужин обойдется им в несколько раз дороже традиционной подобной трапезы? Во избежание недоразумений здесь людей и зверей также разделяет стекло: одни сидят за столиками и пробуют жареные отбивные, запивая их терпким красным вином, так похожим на кровь, а другие грызут отбивные сырые, занимая позиции прямо перед окнами ресторанчика. И те, и другие с интересом наблюдают друг за другом и могут даже обмениваться едой.
  Правда, пока зафиксированы лишь случаи, когда делились пищей только представители "гомосапиенс", а не "цари зверей" и их полосатые собратья. Гиды утверждают, что посетители ресторанчика прикармливают пару известных львов Цаво, предки которых получили известность благодаря своей кровожадности: они разорвали более ста рабочих железной дороги в Кении.
  Когда-то, в стародавние времена, когда на первозданном острове Бали только зарождалась жизнь, первые поселенцы строили хижины, в которые заглядывали и братья их меньшие - обезьяны, львы и тигры. И царили в деревнях мир и гармония, которую никогда не нарушали ни вражда, ни зависть, ни ненависть. Люди и звери тоже ладили между собой, никогда не поднимали друг на друга ни руку, ни лапу. Истинные балийцы до сих пор сохранили это качество - любовь к братьям меньшим, ну, а те... За что разозлились они на людей - об этом стоит только догадываться.
  Bali Safari & Marine Park - это возрожденная легенда о дружбе людей и животных. Здесь, на территории в сорок гектаров, проживает шестьдесят видов зверей. Среди них - слоны, бегемоты, тигры, в том числе и белые, верблюды, леопарды, крокодилы, комодские вараны, африканские львы и даже... балийские коровы. Породистые красавицы имеют светло-коричневый окрас, с четко выделенными белыми пятнами сзади, вокруг хвоста. Очень необычно наблюдать за пасущимися коровами, ведь увидеть их на острове доводится очень редко.
  В этом необычном парке можно не просто увидеть прогуливающихся в своих загонах зверей, но и прокатиться на них: на пони или верблюде, и конечно же - на слоне.
  Кстати, о слонах. Эти дрессированные великаны дают целые представления: купаются, разбрызгивая воду своими хоботами, разыгрывают сценки из деревенской жизни.
  День клонился к закату, а мы еще далеко не все посмотрели.
  Хотелось обязательно увидеть знаменитого "дракона Комодо" - огромного варана. Полюбуйтесь на него. Видите на снимке ниже его змеиный язычок?
  Последний автобус, курсирующий по территории парка, вез нас по узкой дороге, похожей на проселочную.
  На мостиках, перекинутых через речки и водоемы, автобус изрядно трясло, и это веселило туристов. Многие звери стояли уже на дороге, не пугаясь шума приближающегося транспорта. Скорее всего, они ожидали ужин, его раздают с таких же автобусов, как наш.
  До новых встреч, Bali Safari & Marine Park!
  
  "Бали Агунг", легенда о балийских богинях - феерический ваянг, мега-проект мировой культуры
  Такое панорамное зрелище я увидела впервые. Оно раскинулось на огромной сцене, где размеренно текла жизнь деревенских жителей: актеры занимались своими привычными делами - кто-то достраивал свою хижину, кто-то торговал в открытой лавке овощами и фруктами, а кто-то ехал на повозке, подгоняя буйвола, или же загонял домой коз, пасшихся тут же, на лужайке. И даже ребятишки сновали туда-сюда, как всегда, мешая старшим. Они играли в прятки, задорно топая босыми ногами и перепрыгивая через невысокие плетеные заборчики.
  Действие развернулось не только на этой сцене, свободно вмещающей десятки актеров - людей и животных, и многочисленные бутафорские предметы, которые тоже "играли": на глазах зрителей превращались в деревенскую хижину, или грузились в повозку, или переходили из одних рук в другие. Театральное представление происходило перед сценой, где заранее был заготовлен "пруд" с перекинутым через него мостиком. И через все это довольно солидное водное пространство артистично проплыли, демонстрируя свой неторопливый нрав, настоящие утки. Они словно говорили: это и наш "звездный номер"! А следом за ними появились лодки с рыбаками. Закинув удочки, местные жители с серьезным видом ожидали улова. И не вызывало сомнения, что вот-вот появятся на крючке тяжелые рыбины, тоже настоящие, как и все остальное.
  И действие перешагнуло даже в зрительный зал! В широкую дверь этого громадного помещения вошли вереницей семь слонов, на которых восседали, судя по нарядной одежде, ни много ни мало, как члены королевской семьи. Гордые животные-великаны, на удивление публики, прошествовали перед первыми рядами через весь зал, затем подошли к выходу на сцену и... поднялись на нее, чтобы присоединиться к уже начавшим выступление актерам.
  Представление шло везде, и нам, зрителям нужно было только успевать переводить взгляд с торговца овощами на деревенского строителя, со слона на буйвола, а также ловить изумленным взглядом движения повозки и лодки. Поражало, что на одной сцене, пусть и такой гигантской, может разместиться столько животных: слоны, тигры, верблюды, козы, питоны, а также птицы, в том числе и экзотические. Многие из них были преподнесены как подарок с судна, прибывшего на балийскую землю из далекого Китая. Мы наблюдали воочию, как с "причалившего" на сцене корабля спускались по трапу заморские торговцы, пожелавшие наладить торговые связи с островитянами.
  И все же мы понимали, что панорамное зрелище, развернувшееся перед нами, является лишь вторым планом, фоном, на котором вот-вот развернутся самые главные, и не исключено, что поистине фантастические, события. К их началу настраивал даланг, другими словами, кукловод, который сидел слева на сцене, перед экраном, и вел кукольное представление. Седовласый старец рассказывал своему сыну, сидящему рядом, историю Бали Агунг, а мы вместе с мальчиком погружались в прошлое этого острова... Вот где спрятан "ключик" от представления!
  На фоне действия, развернутого на сцене, экран, на котором мы увидели тени кукол индонезийского театра ваянг-кулит, казался маленьким, но каким он был значимым, если осознать, что даланг - это не просто кукловод, а ведущий, учитель, священник, историк и философ, а также гуру языка, переводчик священных текстов с санскрита. А его куклы - не просто персонажи, а актеры ваянга, который считается в первую очередь ритуалом общения с духами, а потом уже - театром.
  Даланг вел рассказ, в основу которого легла очень древняя история, ее начало уходит... в XII век. История благодаря своей популярности стала уже легендой. О чем же она?
  Одним из самых уважаемых правителей на Бали до сих пор считается король Шри Джая Пангус из династии Вармадева, который царствовал в период с 1179 по 1181 годы. Памятен он и тем, что взял в жены иностранку - дочь китайского торговца Кан Цзин Ви. И казалось влюбленным, что ничто не сможет разорвать их союз, однако...
  Проходят годы, но в семье так и не появляется наследник. "Почему? - задается вопросом король. - Может быть, потому, что не получил благословения священника, женившись на чужеземке, или же боги и вовсе отвернулись от меня?" Чтобы найти ответ на волнующий вопрос, он отправляется в паломничество в храм, что находится на Бали неподалеку от горы Батур. Видимо, боги и на самом деле перестали помогать королю, а может, наоборот, пожелали, чтобы высокопоставленная особа пережила не лучшие дни своей жизни, а затем испытала истинное счастье?
  Согласно легенде, король плывет на корабле и попадает в шторм. Волны с бешеной силой бьются о борт судна, а Шри Джая Пангус молит богов, чтобы те дали силы выстоять перед злым роком. Видимо, все же удача была на его стороне - штормовые волны выбрасывают путника на берег. Ошеломленный такой удачей, он обращается к молитве, ведь нужно поблагодарить богов за спасение! И в этот момент из глубины вод появляется прекрасная богиня - богиня озера Батур Деви Дану со своей свитой. Легки и соблазнительны движения лучезарной красавицы, разве может устоять перед ней простой смертный?
  Годы ожиданий мужа тяжким бременем давят на плечи Канг Чинг Ви. С каждым днем надежда на то, что любимый муж вернется, тает, как свеча. И тогда она принимает решение найти возлюбленного, не ожидая, что придется столкнуться с жестокостью судьбы: каково увидеть своими глазами, что законный супруг женился повторно и даже имеет ребенка?
  Обманутая Канг Чинг Ви приходит в ярость. Понимая, что уладить конфликт мирным способом невозможно, она посылает к супругу воинов. И вот неожиданность - жестокая битва противников воспламеняет угасшие чувства королевской четы! У Шри Джая Пангуса будто пелена падает с глаз, и он переходит на сторону жены. Теперь впадает в ярость уже Деви Дану! Она будит своими криками духов озера, а те вызывают гром и молнию. Над окрестностями властвует гроза! А затем к ней присоединяется и извержение вулкана Батур, разбудив страшных чудищ, дремавших под землей. И в тот момент, когда кажется, что уже не выжить королю с королевой, вконец рассерженная Деви Дану превращает обоих в... каменные статуи. Поражение это или победа?
  На этот вопрос можно ответить лишь после того, когда узнаем финал легенды, а он не столь простой, как кажется поначалу. Подросший сын Шри Джая Пангуса и Деви Дану пытается убедить свою мать в том, что необходимо оживить отца. И та не может отказать сыну. В результате на коронование принца являются вдвоем Шри Джая Пангус и Канг Чинг Ви, показывая всему миру свою неразлучность. И местные жители в восторге, ведь они считают, что если у этой пары все благополучно, то и в деревне будут счастливы. Ну, а стоит их только разлучить, как боги пошлют на деревню свой гнев, и тогда на плечи этих людей падут страшные бедствия.
  Божественная пара почитается жителями Бали и сегодня, особенно на самые большие праздники - Галунган (Новый год по календарю Павукон, в котором 210 дней) и Кунинган, символизирующий победу добра, дхармы, над злом, адхармой. В эти дни участники церемонии проносят по улицам статуи своих любимцев - короля и королевы. Кроме этого, Кан Цзин Ви до сих пор считается покровительницей торговли, и ее скульптуры украшают торговые площади и рынки. Ее называют богиней процветания. А возлюбленная короля, Деви Дану, имеет статус богини воды на Бали и является одним из двух высших божеств. Она повелительница озер, которые дают воду, то есть, источник жизни для всех жителей Бали. И, питая зеленые рисовые поля, которые погибли бы без орошения, Деви Дану и есть богиня плодородия.
  Вот такое театральное представление проходит ежедневно, кроме понедельника, в Bali Theatre, где есть один из крупных в мире зрительный зал (он рассчитан на 1200 человек!). А находится театр на территории Bali Safari & Marine Park. Удивительно, но в спектакле принимают участие примерно 200 исполнителей в возрасте от четырех до семидесяти пяти лет - актеры, музыканты, певцы, танцоры, даланги, священники. Многие из них объединены в семьи, и этот спектакль для них - не просто представление, а процесс творчества, отточки мастерства. И не менее удивительно, что перед началом спектакля, который идет на английском языке, краткое его содержание пересказывается на трех языках: индонезийском, китайском и - русском.
  Создателем и продюсером шоу стала всемирно известная театральная группа во главе с австралийцем Питером Уилсоном, знаменитым режиссером, сценаристом, продюсером, в сотрудничестве с мастером балийского даланга И Маде Сидья (I Made Sidia). Примечательно, что в труппе работает известный сингапурский дрессировщик Ричард Сампилай (SamPillai).
  Количество выступлений труппы, которая давно уже "выросла" из этого понятия, перешагнуло через священное число - 1000, словно преодолен трамплин на творческом пути. И сегодня спектакль "Бали Агунг", легенда о балийских богинях, стал феерическим ваянгом, мега-проектом мировой культуры. По крайней мере, так считают не только его организаторы, не только создатели самого Bali Safari & Marine Park, но и "группа поддержки" из многих стран мира, среди них - Пиер Вилсон, Ричард Жезиорни, Чонг Лим, Ян Новлес, Филлип Лезлан, Коллин Бест, Сью Фенти, Ричард Сэм Пиллай и конечно же - I Made Sidia.
  Благодаря мастерству актеров зрители отправляются в путешествие, основанное на романтическом, трагическом и героическом эпосе двух стран. Актерское мастерство гармонично дополняет работа художников-оформителей и стилистов, светотехников и звукооператоров. Каждая деталь, начиная с игры актера и заканчивая предметами реквизита - многочисленными занавесями, деревенскими хижинами, кораблями, водяными пушками - превращает спектакль в мега-шоу, в театральное искусство перформанса, в котором сильны визуальные аспекты через движения, цвет и звуки.
  Мега-шоу настолько потрясает! Своим размахом и в то же время углублением в историю, панорамой сцены, яркостью костюмов и световыми эффектами, волшебством театрального действия. Было ли что-либо подобное в мире?
  ...Мы выходим из каменного царства, иначе и не назовешь помещение, словно вырубленное в скале, и явно предназначенное именно для путешествий по времени, и не можем смириться с тем, что вновь оказались в обычном, бренном мире. Уходить не хочется, и присаживаемся за круглые столики, занявшие позиции национального кафе буквально в нескольких метрах от выхода из театра. Я встречаю взгляды туристов, устроившихся за соседними столиками, у них тоже все еще горит в глазах восторг от увиденного. Вот эти, скорее всего, японцы, а там, дальше, французы, а рядом с нами - поляки... Теплый воздух вечного лета ласкает тело, и только что-то довольно прохладное замерло у стопы ноги. Я осторожно опускаю взгляд и вижу огромную ящерицу. Нет, она не из тех юрких маленьких созданий, что живут на Бали в частных домах, в музеях, банках и посольствах, то есть, везде, где есть стены и потолки. Скорее всего, ящерица, на которую я сейчас смотрю, тоже служит в театре и играет роль строго по сценарию. Она не пугается моих движений ноги и "держит паузу", как и положено истинным актерам, а потом медленно убирает свой хвост с моей ноги и не спеша уползает в ближайшие заросли кустарника.
  Действие феерического ваянга продолжается и за пределами театра!
  
  Русские песни на острове Lembongan
  Этот небольшой островок появился на границе двух океанов - Индийского и Тихого, благодаря удивительной силе магии. И вполне закономерно, что все события, происходившие здесь как много веков назад, так и сегодня, настолько невероятны, что вполне могли бы лечь в основу сюжета фантастического романа. Впрочем, судите сами.
  *
  - Скоро я взлетаю и тебя теряю,
  От любви своей я улетаю...
  Тишину, еще не заполненную мерным рокотом мотора белого австралийского круизного корабля, разорвали щемящие звуки песни из репертуара группы А-Студио. Четверо смуглолицых ребят с гитарами в руках старательно выводили русские слова и, казалось, вникали в их смысл:
  - Я не могу без тебя, я все думаю о нас,
  Я не могу передать, что я чувствую сейчас...
  А чувствовали мы, туристы со всего земного шара, действительно, горечь разлуки, потому что прощались друг с другом и с небольшим индонезийским островком, подружившим нас.
  Удивительно, что эта рок-группа виртуозно исполняла веселые, ритмичные латиноамериканские песни на английском языке всю дорогу "туда", то есть, от Бали до Лембонгана. На палубах царило оживление, пассажиры шутили и смеялись, а некоторые даже танцевали. И вот теперь, когда корабль отчалил от прибрежной полосы приютившего нас островка, на смену веселья пришла... грусть, навеянная, к тому же, русской песней.
  У молодоженов из Америки на лицах появилось удивление - они привыкли слушать песни непременно на английском. Шумная дубайская компания, которую можно было определить по четким формам бакенбардов, плавно переходящих в "шейховские" бородки, на минуту замолчала. Две самых темнокожих пары из Индии тоже насторожились, прислушиваясь к словам песни. Эти довольно пожилые люди отлично владели английским и явно были заядлыми путешественниками, так что легко могли распознать русскую речь.
  А песня продолжала звучать, удивительно тонко передавая настроение всех, кто был на лайнере. Туристы прощались с тропическим островом, с маленьким кусочком суши, куда, скорее всего, уже никогда не приедут. А здесь они успели подружиться не только друг с другом, но и с местным гидом Кетутом, а также с Андрэ из Южной Африки, который разместил их в отелях, с девушками на ресепшен Санти и Ни Маде. В кафе, во время ланча, гости общались с Ваяном и Комангом - парнями, которые отвечали за непрерывный поток барбекю из говядины, курицы, рыбы, креветок... А некоторые познакомились и с деревенскими жителями.
  Прощаться всегда грустно, даже если тот уголок, к которому ты привык всего за неделю, а для некоторых - всего за один день, находится более чем за десять тысяч километров от твоего дома, гораздо ниже экватора.
  - Невозможно рассказать вам историю мою..., - пели молодые ребята из рок-группы, а я попробую все-таки эту историю рассказать, причем, с самого начала.
  
  ***
  
  Старожилы утверждают, что началась она в конце XI - начале XII веков. Именно тогда некий древний старец по имени Дукух Юмпунган, прожив много лет в горах, построил однажды лодку, наделенную магической силой: если лодка касалась каких-то предметов, то они превращались в воды океана. Как-то раз услышал старец о неприступной горе Тохлангкир, что стояла недалеко от острова Нуса Пенида. Уверенный в своих способностях, решил Дукух Юмпунган доказать волшебные свойства лодки и превратить эту гору в океан. Отправился в путь через залив Паданг, а потом повернул в сторону горы. Видимо, хорошо разогнался гребец, если произошло настолько сильное столкновение, что лодку не просто отшвырнуло от скал - она еще и затонула. А на этом месте появился в океане остров, который и получит название Нуса Лембонган - маленький кусочек суши, как вечный памятник одержимому своей идеей старцу.
  Расположение острова настолько уникально, что не вызывает сомнения: да, он действительно создан великой силой магии! Лембонган входит в тройку островов вместе с Нуса Пенида и совсем крошечным Нуса Ченинган, которые отделены от Бали проливом Бадунг и занимают место в Малайском архипелаге на границе двух океанов - Индийского и Тихого. Именно потому, что здесь проходит линия Уоллеса, названная по имени известного английского путешественника и естествоиспытателя, на Лембонгане соединились две совершенно разные биологические фауны - Индо-Малайская и Австралийская.
  Остров окружен коралловыми рифами и белыми песчаными пляжами, а также низкими известняковыми скалами, на которых красиво смотрятся постройки в национальном стиле - рестораны и отели. С таких площадок одно удовольствие наблюдать за жизнью пролива, в котором постоянно плавают двухместные мини-лодки и моторные на большую компанию, яхты, катера и быстрые лайнеры. Здесь же мелькают банана-боат, или ярко-желтые надувные лодки на шесть человек в виде банана, прикрепленные тросом к моторке. И здесь же плавают люди в спасательных жилетах и в масках аквалангиста, а также носятся по волнам поклонники серфера и бодиборда (не на ногах, как в серфинге, а лежа на широкой доске). А можно увидеть и любителей парасейлинга - "парашютистов", взмывающих в синий небесный купол благодаря моторным лодкам.
  Возле острова водятся более двухсот видов кораллов и около пятисот видов рыб! Поэтому вода здесь необычайно бирюзового цвета, пожалуй, такого цвета вы не увидите больше нигде в мире. Может быть, она такая еще и потому, что на острове нет промышленных предприятий, а значит, и загрязнения среды. Даже электричество обеспечивается дизельными машинами. Вот почему здесь так популярны все виды барбекю!
  На севере Лембонгана есть заросли мангровых лесов, по-другому, вечнозеленых лиственных, которые и растут в приливно-отливных зонах морских побережий в тропических и экваториальных широтах. Остальная же его часть не является джунглями. Она будто создана для того, чтобы строить бунгало для туристов и заниматься бизнесом, о котором скажу чуть позже.
  Остров можно объехать на велосипеде и даже обойти пешком - его площадь примерно восемь квадратных километров. Я не пробовала. Хотя, если серьезно, здесь есть возможность взять в аренду мопед у первого встречного и, не надевая каски, хорошенько нажать на газ. Шансы встретить полицейских (их вообще нет на острове!), или попасть в пробки, тоже отсутствуют. Да и можно ли сбить кого-нибудь, если движения на дорогах в том понятии, к какому мы привыкли, здесь не существует, разве только проедет туристический грузовичок в близлежащую деревню, до которой можно и пешком дойти.
  На острове живет примерно пять тысяч человек, но гид нам сообщил, что в последние годы численность населения увеличилась и по некоторым источникам достигла двадцати тысяч. Кто эти люди? В основном индусы, предки которых населяли королевство Kлунгкунг, расположенное на восточном побережье Бали. Когда-то, еще до колонизации Голландией, Бадунг, столица этого королевства, и считался столицей Бали. Кстати, Клунгкунг был последним королевством, захваченным голландцами в 1906 году, так что очень возможно, что не пожелавшие стать рабами индусы и бежали на близлежащие острова.
  В деревнях острова Лембонган испокон веков существуют одни и те же порядки: очень многие проблемы решают в деревнях самостоятельно, без властей и полиции. Для этого есть здесь так называемые бале банджар, или места для общественных собраний, и старшина, который отвечает за ведение хозяйства и административные вопросы деревни.
  Деревень не так много, на карте острова обозначены две: Лембонган, по названию острова, и Джунгут бату. Кроме них, на этой карте отмечены зона мангрового леса и места добычи водорослей (вот и бизнес, о котором я собираюсь рассказать!), и даже участки океана, где можно заниматься подводным плаванием. На этой же карте можно увидеть две основных достопримечательности: подвесной мост между островами Лембонган и Ченинган и, что еще интереснее - подземный дом, построенный одним человеком за... пятнадцать лет.
  Да-да, на таком маленьком кусочке суши есть места, достойные внимания иностранцев! И те готовы полететь за "тридевять земель", чтобы увидеть еще одно чудо света!
  
  ***
  
  И вот тут, прежде чем продолжить рассказ об острове, сделаю небольшую вставочку - к теме иностранцев, одержимых идеей увидеть мир широко открытыми глазами, во всем его неповторимом разнообразии, со всеми его тайнами и причудами.
  За пару дней до отплытия на остров Лембонган мы сидели с друзьями на побережье Бали, в одном из ресторанчиков под открытым небом. Довольно странно находиться в таком заведении и чувствовать ступнями ног не успевший остыть песок. А еще и слушать рокот волн океана! Но самое странное ожидало нас впереди!
  К одному из столиков подошли музыканты. Видимо, они попросили клиентов сделать заказ, потому что буквально через пару минут зазвучал один из хитов на английском языке. Исполнители прошли к другому столику, после чего песчаный берег - территорию ресторанчика, опять наполнили звуки музыкальных инструментов самодеятельного оркестра и голоса вокалистов.
  Когда ребята подошли к нашему столику и спросили по-английски, что бы хотели послушать мы, совершенно не верилось, что вот эти молодые худенькие индонезийцы знают русские песни.
  - Как упоительны в России вечера..., - почти пропел заводила компании, Славян.
  - О, рашен? - удивился солист группы и подал знак своим коллегам.
  - Любовь, шампанское, закаты, переулки...
  Ах, лето красное, забавы и прогулки...
  Как упоительны в России вечера! - продолжил индонезийский дуэт в сопровождении еще двоих музыкантов.
  Именно эта русская песня стала первой, услышанной мной в Индонезии. Я пережила тогда некоторый шок сродни тому, когда путник в пустыне, давно потерявший надежду найти источник с водой, внезапно замечает его... С каким наслаждением можно впитывать в себя живительную влагу, когда чувствуешь, что не в силах ею насытиться!
  А Славян не унимался: у русских должно быть больше - негласная установка, испокон веков существующая, подталкивала заказывать еще и еще. Если для английской публики музыканты исполнили по одной песне на каждый стол, но для нас должны - как минимум две, а то и три. Пусть завидуют нам туристы из США, Канады и Австралии, а также из Великобритании, Новой Зеландии и Южной Африки!
  - На маленьком плоту
  Сквозь бури, дождь и грозы,
  Взяв только сны и грезы,
  И детскую мечту,
  Я тихо уплыву,
  Лишь в дом проникнет полночь,
  Чтоб рифмами наполнить
  Мир, в котором я живу... - запели индонезийцы, и на моих глазах что-то блеснуло. Пусть думают, что это - отблеск пламени свечи!
  Вот на таком плоту лет десять назад уплыла моя подруга, Татьяна, через Аравийское море в Персидский залив, в Дубай. И на таком же плоту достигла западного побережья Америки, миновав Тихий океан, моя подруга Тамара. Она живет сегодня в Лос-Анджелесе. И тоже на плоту, уже через Атлантику, попала на западное побережье Центральной Африки, в город Серекунда, а это - Габонская Республика, подруга Анна...
  - Ну и пусть будет нелегким мой путь,
  Тянут ко дну боль и грусть,
  Прежних ошибок груз.
   Но мой плот, свитый из песен и слов,
  Всем моим бедам назло
  Вовсе не так уж плох...
  На своем плоту Вика прошла через Тихий океан в Восточно-Китайское море и остановилась на берегу Корейского пролива, в порту Пусан, а это Южная Корея. И на плоту через Эгейское море в город Катерини, в Грецию, попала Ольга.
  И тоже на плоту прошел через Индийский океан и едва не достиг Австралии, остановившись в Денпасаре, на острове Бали, в Индонезии, Славян.
  - Нить в прошлое порву,
  И дальше будь что будет,
  Из монотонных будней
  Я тихо уплыву...
  - Приглашаю всех посетить еще один необычный остров! - воскликнул Славян. - На круизном корабле австралийской компании...
  "О-о-о, неужели уже не на плоту!" - подумала я и первой записалась в список желающих.
  
  ***
  
  Итак, мы на острове Лембонган. Да, здесь действительно есть подвесной мост, соединяющий этот кусочек суши с близлежащим островом. Правда, довольно узкий, и проехать по нему можно только на мопеде или велосипеде. Однако местные жители искренне рады такой постройке.
  О подземном доме - немного подробнее. На табличке, которая висит у его входа, напоминающего обычный подземный переход, можно прочитать, что этот дом площадью около пятисот квадратных метров выкопал некто Маде Бьяса. Кто же он? Оказывается, обычный крестьянин, который, однако, был человеком творческим: танцором и далангом (кукловодом) в театре теней ваянг. А еще - священником. Так что не удивительно, что Маде Бьяса отлично знал индуистский эпос и в первую очередь - "Махабхарату".
  В этом великом произведении есть один эпизод - о братьях Пандавах, которые проиграли в игре Кауравам и должны были двенадцать лет провести отшельниками. Для безопасности братья построили в лесу надежное жилище - пещеру Гала-Гала. Маде Бьяса загорелся идеей создать такую же пещеру и начал копать свою "Гала-Гала" на острове Лембонган, правда, уже в довольно преклонном возрасте - в шестьдесят лет. Одержимый своей идеей, он работал и днем, и ночью, чтобы успеть закончить "проект", пока сам не покинул этот свет. И сдержал слово, будучи семидесятипятилетним стариком.
  Подземный дом прекрасно сохранился и по сей день. Здесь есть две спальни, две кухни и гостиная. Самодеятельный архитектор оказался еще и художником: внутри жилища он создал рисунки, символизирующие, согласно индуистскому календарю Тахун Сака, человека и некоторых животных. Дом вполне пригоден для проживания, здесь продумано все до мелочей, в том числе и вентиляционная система - есть несколько выходов и отверстий для свежего воздуха.
  Еще одно интересное место на острове, скорее, даже - мистическое, о чем говорит его название "Слеза дьявола". По поверью, это место оказывает колдовское воздействие на психику человека с помощью именно дьявольских сил. На побережье океана, посреди скал, есть выемка с пещерой, где во время прилива бьются волны с неимоверной силой и страшным грохотом. Почему волны здесь так неистовствуют? Оказывается, они попадают в петлю-ловушку, поэтому начинают беситься, да так, что зазевавшегося туриста могут и облить холодной водой, и оглушить своим рокотом.
  В какой сфере трудятся на этом острове люди? Совсем немногие заняты выращиванием кукурузы, маниока и орехов, а также сбором манго и кокоса. А вот большинство любят удить рыбу или же - разводить в океане водоросли. Если о рыболовстве как будто бы все понятно: люди ловят рыбу, чтобы приготовить ее и съесть, а также продать - хозяевам отелей, а может, и на другие острова, то о выращивании водорослей расскажу чуть подробнее.
  Такого я еще не видела: почти весь остров устлан огромными клеенчатыми покрытиями, на которых разложены водные растения. На фоне такого размаха деревенские домики кажутся почти игрушечными! Скорее всего, большей частью они служат лишь укрытием от дождя. Приоритет - не домам, а водорослям! Не "дворцам", а ценностям "подводного царства"! И лежат они, поначалу ярко-зеленые и очень сочные, а к концу высыхания - почти белые и хрупкие, на огромных территориях! Каждая семья обрабатывает примерно по три - пять акров морских "плантаций" и продает уже в сухом виде по сто пятьдесят - двести килограммов сушеных водорослей. Куда потом идет этот необычный "улов"? На экспорт в Америку, Германию, Японию и Голландию, для использования в медицине, пищевой и парфюмерной промышленностях.
  Мало кто задумывался о том, что водоросли мы употребляем почти каждый день, хотя и не подозреваем об этом. Есть они в зефире, в пастиле, в мармеладе и конечно же - в мороженом. Разумеется, промышленники успели их переработать, извлекая самое ценное - альгиновые кислоты, каррагинан и агар-агар.
  Входят водоросли и в состав многих пищевых добавок, а еще и косметических средств. Неудивительно - в этом ценнейшем сырье много калия, бора, марганца, магния, брома, витаминов С, Е, В2, В3, В12 и А, но еще больше - йода. Йод же нужен человеку для укрепления иммунитета и для нормальной работы щитовидной железы. А селен? Элемент, который защищает клетки организма от пагубного влияния радиоактивного излучения! Кладезь его именно в водорослях!
  Самой лучшей рекламой пользы водорослей являются жители этого острова. Достаточно увидеть их моложавые лица с гладкой кожей, крепкие блестящие ногти и шелковистые волосы.
  
  ***
  
  ...Узкие каменные дорожки удивительного тропического сада вывели меня к экзотическим двухэтажным бунгало для туристов. Впереди шел Андрэ, он, как и большинство южноафриканцев, светлокожий. Андрэ показывал мне эти уютные строения, идеальное романтическое место для двоих - отель "Hai Tide Huts". И вдруг...
  Отсюда - подробнее, потому что этот эпизод и стал самым важным в моей поездке.
  На открытой террасе одного бунгало сидели две миловидные девушки. Я бы спокойно прошла мимо - сколько на местных пляжах длинноногих девиц со светлой кожей! И уже почти шагнула по каменной дорожке за угол этого мини-отеля, когда услышала, что девушки заговорили по-русски.
  Я невольно обернулась и увидела удивительную картину. Посреди тропического сада уютно устроился вовсе не бунгало, а русский терем, на открытой террасе которого сидели две миловидные девушки. Но одетые не в бикини, а в атласные длинные платья с пышными складками на талии и рукавах. Глубокое декольте открывало не загоревшие до бронзы, а словно припудренные белилами, шеи - такие же белые, как и лица. Эти юные личики, на которых еще минуту назад не было и признаков косметики, в мгновение расцвели: губы окрасились в ярко-красный цвет - цвет красоты и достоинства, а на щеках проявились сочные румяна. Длинные русые волосы, только что небрежно разбросанные по плечам, вмиг уложились в красивые прически.
  Девушки продолжали пить чай, но уже не из грубых керамических чашек, а из белого фарфора с золотой каймой. И на столе вместо безликого электрического чайника типа "Тефаль" занял "генеральскую" позицию важный пузатый самовар цвета меди.
  - Варюся, снимай с кос златой ободок! - решительно произнесла одна из них, скорее всего, старшенькая. - Я выиграла пари! Помнишь, папенька сказал, что возьмет нас в заморские страны, в которых не быват бела снега?
  - Да ладно, Веруся, твоя взяла! Только чуднО мне и теперь...
  В горнице кто-то хозяйничал. Оттуда послышались звуки патефона, а может, и граммофона. Видимо, рука была мужской, тяжелой - иголка резко упала на пластинку, и та взвизгнула, недовольная грубым обращением, но тут же успокоилась. И потекли из терема по острову Лембонган мелодичные звуки русского романса, известного всему миру уже третий век. И пел его не кто-нибудь, а легендарный Федор Шаляпин:
  - Очи черные, очи жгучие!
  Очи страстные и прекрасные!
  Как люблю я вас!
  Как боюсь я вас!
  Знать, увидел вас
  Я не в добрый час!
  Девушки замолчали. Видать, не простолюдинки, а дочки боярина! И, пребывая в безмолвии, раскинули над головой белые ажурные зонты... Вот бы удивились девицы, если бы узнали о том, что привычные им эталоны женской красоты коренным образом изменятся!
  А Федор Шаляпин запел новый куплет, его он добавил к словам автора - Евгения Гребёнки, и посвятил жене, итальянке Иоле Торнаги:
  - Очи черные, жгуче пламенны!
  И манят они в страны дальние,
  Где царит любовь,
  Где царит покой,
  Где страданья нет,
  Где вражде запрет.
  "Неужели плывем мы на плотах, "свитых из песен и слов", в "страны дальние, где царит любовь", то есть, в поисках счастья, уверенные, однако, в том, что "на том и этом свете" будем вспоминать мы, "как упоительны в России вечера"?" - размышляла я, а душу, истосковавшуюся по родине, продолжали разрывать щемящие звуки старинного русского романса...
  
  Минангкабау - самое крупное матриархальное племя на планете
  Это произошло на островах, которые сегодня входят в состав современной Индонезии. Событие имеет дату - конец XVII века, но не потеряло актуальности и ныне. И вот почему.
  Молодой человек по имени Сухарто направлялся в лодке на свадьбу своей сестры и был схвачен голландскими солдатами, которые служили на Яве, самом крупном колониальном острове Ост-Индии. С этого дня Сухарто познал рабский труд на одной из плантаций Батавии (ныне - Джакарта), где и располагалась тогда резиденция Ост-Индской компании. Главной мечтой была свобода, и молодой раб начал готовить побег на родной Бали, пока еще не захваченный голландцами. Ускорил побег случай. Парень стал свидетелем едва не случившегося изнасилования Катарины Блэнк, жены одного из служащих компании, и вынужден был бежать вместе с ней. Спасение европейской особы и от позора, и от физической гибели, грозило смертью уже обоим.
  Увы, солдаты догнали беглецов... Однако, в судьбе героя произошел счастливый поворот: Сухарто, избитого до полусмерти, подобрали проходившие мимо колдуны и знахари - дукуны племени минангкабау. И они его не бросили в беде, а вылечили травами и снадобьями. Парень был без сознания и постоянно бредил: "Сухарто... Катарина... Блэнк...". Потому и стали его называть Сухарто Блэнк, посчитав "Блэнк" частью женского имени "Катарина".
  Русским читателям, у которых есть имя, а также отчество и фамилия, трудно понять поступок дукунов минангкабау. Дело в том, что у этой этнической группы, как, впрочем, и у многих других народов Индонезии, нет ни фамилии, ни отчества. Зато их имена не всегда так просты, порой они не только одинарные, но и двойные и даже тройные. Но самое интересное, что имя, на равных с наследством, имуществом и всеми привилегиями, передается по "женской линии". Так было в XVII веке, так есть и в наши дни.
  Я рассказала сейчас всего один лишь эпизод из феерической истории любви, начавшейся на Бали триста лет назад и описанной мной в романе "Живые тени ваянг". (Ваянг, индонез. wayang - индонезийский театр теней. Это и куклы, и театр, и представление, но в первую очередь - ритуал общения с духами). Почему именно сейчас этот факт всплыл в памяти? Почему я завела разговор о народе минангкабау, живущем по законам матриархата?
  ***
  В Љ12 газеты "Оракул" за 2014 год есть статья "Женская территория", в которой идет рассказ о мосо - "крохотной народности Китая, где матриархальные традиции необычайно сильны". И вот что удивительно: автор Сергей Евтушенко дважды утверждает, что мосо - единственный матриархат на планете.
  А ведь это далеко не так. На Земле существуют десятки других племен, социальная организация которых основана на родстве по женской линии: западные чамы из Вьетнама, кхаси, ранатхари и гаро из Индии, вайю (гуахира) из Венесуэлы, ашанти из Ганы, дагомейцы из Республики Дагомея, йоруба из Нигерии, Того, Бенина, Ганы и Канады, мбути из Конго, пигмеи из Руанды, Бурунди, Заира, Конго, Камеруна, Габона и даже - религиозная община амишей из Соединенных Штатов. Но самым многочисленным, около семи миллионов человек, был и остается народ минангкабау, проживающий сегодня в Индонезии и Малайзии. Только представьте себе, что его контингент по численности равен населению Латвии, Литвы и Эстонии, вместе взятых, в то время как состав мосо не превышает 57500 человек, что чуть больше Монако или Сан-Марино.
  На Суматре, самом западном острове нынешней Индонезии, еще в XIII веке существовало феодальное матриархальное государство Минангкабау. Жили люди автономной деревенской общиной - нагари, где абсолютной собственностью на землю и имущество обладали женщины. Впоследствии эти племена поселились и на других островах, в том числе и на Яве, и до сих пор продолжают традиции своих предков.
  Главной ячейкой этого общества стала сапаруи, или большая семья из родственниц по женской линии. Объединяет их крыша одного дома, но это жилище настолько просторно, что походит больше на дворец. Именно женщины, а не мужчины, содержат семью. Причем, местным дамам не возбраняется уезжать из материнского гнезда, чтобы получить образование, профессию, или просто посмотреть на свет. Как правило, они возвращаются в родные места, чтобы выбрать себе мужа.
  После свадьбы молодожены живут в доме жены, ведь согласно племенному закону, все клановое имущество минангкабау передается от матери к дочери. В чем сходятся взгляды представителей обоих полов? И те, и другие, твердо уверены: самое главное на свете - это мать. Кстати, церемония бракосочетания - одна из самых пышных, хотя существует и множество других обрядов: благословение новорожденного, а позже - обрезание ребенка, инаугурация лидеров клана, траурная церемония, а также торжества в честь охоты на дикого кабана, или же к началу сбора урожая. Обязательно отмечаются и религиозные праздники - многие члены этой этнической группы исповедают ислам, не отрицая, однако, древних верований, оставшихся от индуистского и буддийского влияния, особенно имеющих отношение к злым духам и оборотням.
  Скорее всего, эти религиозные представления и оказали влияние на развитие литературы минангкабау. Она богата приключенческими произведениями, сказками и загадками, "сдобренными" индийским эпосом. Поэтому не удивительно, что среди известных писателей, ученых, общественных деятелей Индонезии выходцы минангкабау занимают одно из ведущих мест. Достаточно назвать имена основоположника индонезийского романа Абдула Муиса, или же писателей Мараха Русли, Мохаммада Раджаба, Асрула Сани.
  В основу многих произведений, рассказывающих об этом удивительном народе, легла древняя легенда о происхождении названия - "минангкабау". Якобы, в конце XIII века на Суматре появились яванские войска государства Сингасари, проводившие в то время политику захвата территории близлежащих островов. Местные жители не собирались подчиняться военной силе, но как не допустить потерь? И тут старейшины предложили решить вопрос не битвой людей, а поединком животных. Практичные яванцы выставили на соревнование самого большого и сильного буйвола - карбау, а местные жители вывели маленького, да еще и голодного, теленка. И вот ведь на какую хитрость пошли хозяева Суматры: привязали к рогам теленка острые ножи. Когда прозвучала команда, и животных выпустили, теленок побежал навстречу буйволу и начал искать у него вымя, ведь он так хотел молока. Разве мог несмышленыш и подумать о том, что пропорет брюхо своему противнику? С тех пор и стали называть обитателей этой местности минангкабау: "минанг" - "победа", "кабау" - "буйвол", то есть, "победить буйвола".
  На самом же деле во времена Сингасари стремление объединить земли, ныне входящие в состав Индонезии и отчасти Малайзии, в единую империю - Нусантару, было присуще только новым правителям. Старики противились сплочению, они выступали за то, чтобы политика Сингасари не распространялась за пределы Явы. Скорее всего, именно на этой почве и появилась сохранившаяся до наших дней легенда.
  Устои матриархального племени минангкабау подробно описал известный американский ученый, этнограф, социолог, историк Льюис Генри Морган. Кстати сказать, он же поведал и о матриархальных племенах индейцев. Помните роман Фенимора Купера "Зверобой, или Первая тропа войны"? А знаете ли вы, что ирокезы, жестокие и коварные индейцы с одним длинным пучком волос на выбритой голове, о которых рассказал нам автор, родом были из самого что ни на есть матриархального общества? Мужчины в нем ходили на войну и на охоту и даже возглавляли племя. А женщины назначали и смещали этих вождей, кроме того, что занимались хозяйством, владели землей и недвижимостью.
  Оказывается, матриархат - очень прочная социальная структура, которая почти не меняется со временем, даже через столетия. Так произошло и с племенем минангкабау. Конечно же, многие местные представители "сильного пола" ныне недовольны таким укладом жизни и ищут счастье в других регионах Индонезии или за ее пределами. Например, в соседней Малайзии появился целый штат, заселенный выходцами минангкабау. Те же, кто остается в племени, полностью подчиняются его законам и поддерживают традиции: мужчины отвечают за мир и спокойствие, а представительницы "слабого пола" хранят титулы и привилегии, передают своим дочерям наследство и имя.
  
  О Черных Баламутах и старичках, играющих в классики
  
  Вгляд на трилогию Генри Лайона Олди "Черный Баламут", навеянный Вторым Всемирным саммитом индусов, прошедшим на Бали.
  Однажды оказался рядом с деревянными индийскими падуками русский лапоть. Еле стоит он, бедолага, на ногах, потому как лыка не вяжет, с удивлением разглядывает падуки и говорит:
  - Неправильно тебя сделали! Что это за обувь из подошвы ик... одного колышка? Ик... Видишь, какой я? Сам сплетен из липового лыка, а подошва для прочности переплетена лозой. У тебя ноги голые, а у меня, ик... - всегда в тепле... Нехорошо, братцы, и нехорошо весьма...
  - Не надо меня переплетать, - испуганно отвечают падуки, - мне и без того жарко!
  - Да не спорь ты со мной, - не угомонится лапоть, - я же вижу, как почернели у тебя ноги от холода!
   А рядом с лаптем маленький мальчик в аватаре старичка - в пенсне и в шляпе, прикрывающей лысину, визжит, разряжается: " Лас, два, тли..." Это он в классики играет...
  О чем я? Придется, видимо, рассказать эту историю с самого начала.
  Итак...
  Пять дней на острове богов и острове искусств Бали шло театрализованное представление, участниками и зрителями которого стали тысячи людей, прилетевших в Денпасар на Второй Всемирный саммит индусов. Не случайно он проходил именно здесь - нет другого уголка на Земном шаре, где девяносто четыре процента жителей исповедовали бы индуизм, или, как они сами называют эту религию, санатана-дхарму.
  Мне посчастливилось пусть со стороны, издалека, но наблюдать за поистине фантастическим зрелищем - с церемониями участников в красочных костюмах и в масках монстров для отпугивания злых духов, с волнующими танцами под удивительный и не стареющий оркестр гамелан, и конечно же - с игрой актеров на импровизированных театральных подмостках по сюжетам "Махабхараты" и "Рамаяны". Интересно, а если так же, со стороны, посмотреть на попытки русскоязычных писателей положить в основу сюжета своих произведений эти священные для индусов тексты?
  Таких попыток было несколько, в результате чего и появились на свет "Наль и Дамаянти" Василия Жуковского, "Дваждырожденные" Дмитрия Морозова и "Черный Баламут" Генри Лайона Олди. (Ге́нри Ла́йон О́лди - псевдоним украинских писателей-фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского). Я остановила свой взгляд на последнем.
  Согласитесь, далеко не каждому писателю под силу перекроить, перелицевать "Махабхарату", крупнейшую жемчужину народного эпоса. Ее даже адепт "вечной религии" не сразу осилит, потому как составляет она восемнадцать книг, что в итоге намного длиннее, чем "Илиада" и "Одиссея", вместе взятые. Повествование этого священного текста переплетено с поэмами, с мифами о божествах, легендами о зарождении жизни на земле, с притчами и баснями. И этот эпический коктейль имеет общее название - "Сказание о великой битве потомков Бхараты", то есть, "Махабхарата". В ней идет рассказ о распре между двоюродными братьями Пандавами и Кауравами (в последних воплотились демоны данавы), с финалом этого конфликта - битвой на священном поле Курукшетре. Именно с этой битвой завершится эра Двапары-юги и начнется четвертая, самая тяжелая, эра истории человечества - Кали-юга, та, в которой мы сейчас живем.
  "А где же Черный Баламут? - спросит читатель. - Если сэр Олди решился на художественное переложение древне-индийского эпоса, то наверняка существует и прототип главного героя?" Непременно! Это и есть Кришна Джанардана, имя которого дословно переводится с санскрита как "черный баламут". Ну, а подвиги Кришны известны если не всем, то - многим: он поддержал Пандавов, так что пятеро братьев победили сотню своих противников. Может такое произойти? Конечно, если биться не только силой, но и умом, если обхитрить, а может, и обмануть. Или даже - совершить неправедный поступок, например, убить деда Бхишму, наставника Дрону, да и некоторых других друзей и родичей тоже... Правда, у самого Кришны с совестью все в порядке - именно из его уст звучит знаменитая проповедь "Бхагавад-гиты"...
  Кришна - это земная ипостась одного из богов верховной триады - Вишну, играющего роль Поддержателя мира, или Опекуна. Вместе с Творцом Брахмой и Разрушителем Шивой (понятно, что вместе с разрушающим началом идет трансформация, созидание Вселенной) он и составляет эту "троицу", а также входит в свастику - пантеон из восьми главных богов индуизма.
  Вот такой был первоначально расклад "карт" перед автором до создания романа, точнее - романа-эпопеи "Черный Баламут". (А объединятся в нее три книги: "Гроза в Безначалье", "Сеть для миродержцев" и "Иди куда хочешь"). Правда, от этого "расклада" сразу же почти ничего и не осталось: трехярусный корабль, не желая подчиняться традициям навигации, ушел далеко от берега - эпического оригинала.
  Различия поразительны. Великий текст "Бхагавад-гиты", который в "Махабхарате" был вложен в уста Кришны как образец любви и добродетели, в романе принимает черты страшной Песни Господа для создания полчищ воинов, готовых сразиться на поле боя не за жизнь, а за смерть. А Опекун Мира становится предметов всеобщей любви, а значит, и любви противоборствующих сторон. И вот как мудро использует он это: сводит кшатриев (воинов) на поле боя. Не в лучшем свете оказались и положительные герои "Махабхараты" - братья Пандавы, и конечно же - ученики Рамы-с-Топором. Почему я говорю "конечно"? Ведь и образ самого учителя вызывает не лучшие чувства: он начал с того, что зарубил топором свою маму, а потом и на отца замахнулся. Уже после этого топор был вложен ему в руки самим Шивой.
  Не случайно в "Черном Баламуте" идет повествование от имени Индры-Громовержца, Истинного Миродержца, а потом и от лица трех учеников Рамы-с-Топором - Гангеи-Бхишмы, Наставника Дроны и Карны-Секача - все они в самой "Махабхарате" играют антагонистичные роли, а значит, смогут удержать тот "корабль", о котором я сказала выше, на плаву.
  Способов искать и находить оригинальные идеи и забивать ими фундамент произведений множество. Более распространенный - пустить стрелу на три лаптя от солнца (или как у Олди - на "три жезла левее") - и ждать-поджидать, куда же она попадет. Бывает - в "яблочко", как, например, в Сказке о царевне-лягушке. Но это - редко. Другой способ - открыть сундук с жемчужинами древней мифологии и цеплять то, что под руку попадет. Здесь уж никто не ошибется - в любой жемчужине будет скрыта одна из философских концепций: пространства и времени, понимания общества, или же - этика справедливости. Так что обсуждение извечных вопросов - о первичности сознания или материи, о познаваемости мира или о том, что такое истина - обеспечено.
  В "Махабхарату" можно попасть из любого оружия, в том числе - из рогатки, и с любого расстояния - из Москвы, из Харькова и даже из деревни Оболдуево. В ней (не в деревне, а в "Махабхарате") жемчужин хватит на сотни и даже тысячи - опусов. И вот кто-то взялся за сей великий эпос. Разве откажется он от желания перелицевать священные тексты и совершенно по-новому изложить старые идеи, например, о том, что человек не может изменить предначертания судьбы, избежать смерти или поражения в битве? Кто-то сможет отказаться от навязчивой мысли создать образы героев, которые проходят жизненные испытания и потому должны сделать свой выбор: отречься от корыстных целей и встать на службу всеобщего долга, вечной дхармы, или... Или - или. А вопрос о моральной ответственности человека? Это же - кладезь, из которой можно ведрами черпать!
  Вот и Олди так подумали. И решили в корне изменить и фабулу, и образы героев. Первое, что сделали - насытили текст художественного изложения "Махабхараты" словесной шелухой вроде "короче, меня", "вот то-то и оно", "уверен-не уверен", "дурацкое сравнение", "гоните в три шеи", "он знал, и я знал, и все знали - чего уж там", "лучше не бывает", "нехорошо, братцы, и нехорошо весьма", "хорошо, и хорошо весьма". Они нашинковали язык героев индийской мифологии русскими словечками и вывернутыми наизнанку русскими пословицами, присказками и поговорками: "рожей не вышел", "чуть погодя", "знамо дело", "уж больно распрей пахнет... кровушкой", "мясной блин, что вышел комом", "в Золотом Яйце, с думой на лице".
  Удивительно, но словесная "шелуха", ко всему прочему, оказалась еще и заразной. Почитайте рецензии на "Черного Баламута", и вы убедитесь в том, что изрядно посыпаны ею сочинения и Михаила Зислиса, и некоего Helix, и даже - профессора В.И.Солунского. Последний, правда, и сам признает: "...а то, что стиль (как бы это сказать?) слегка митьковатый, дык это... с кем поведешься".
  Есть в "Черном Баламуте" и другие вольности: один из ракшасов (демонов) назван именем Вошкаманда, другие герои выкрикивают фразы "Братан! Люди, эта сука братана зарезала! Получи!", звучат утверждения о том, что "харе крышка" и о том, что "милость Шивы - это вам не лингам собачий!", и прочие "бхуты-бхараты"... А есть и стишки: "Раз лежит помету груда - значит, прилетал Гаруда". Напомню, что Гаруда - божественное существо с головой, клювом, крыльями и когтями орла, однако, с телом человека, и это - верховая птица (вахана) Бога Вишну. Гаруда изображена на гербах Таиланда и Индонезии, а в последней ее именем еще и названы национальные авиалинии. А вот еще один стишок: "На горе стоит ашрам, из него торчит лингам".
  Пожалуй, оставлю поэзию "на десерт". А пока продолжу разговор о прозе.
  Есть в русском языке выражение "лить воду". Поясню, скорее всего, для иностранцев, что это тоже - выразительное средство русского языка, а значит, имеет не прямой, а переносный, смысл. "Лить воду" все равно что "чесать языком". Тоже непонятно? Тогда - "лить воду" - значит пустословить, или вести "пустой разговор". И возникло у меня желание сравнить шелуху, коей так много в романе, что она засыпала самое ценное - зерна, - с водой. Но вот незадача - в романе почти не оказалось чистой, прохладной, создающей ассоциации очищения не только от пыли и грязи, но и от скверны, от любого негатива, - воды. И тогда поняла я, почему так много в "Баламуте" всего "пыльного и шершавого": здесь - и "мочальный жгут" (длинная коса аскета), и шелковая одежда в пятнах жира и грязи, и замызганная телега... А вода стала всего лишь компонентом, одной из составляющих таких жидкостей, как сома - священный слабоалкогольный напиток из горной эфедры, сура - крепкий алкогольный напиток, гауда - хмельной напиток из патоки, и вайтарани - адская река из крови и нечистот. Правда, несколько раз боги, как и положено, пили амриту - божественный напиток, получаемый после пахтания океана, но его было так мало по сравнению с вышеперечисленными жидкостями...
  Несколько раз встретилась, все-таки, и река, ведь нужно же было куда-то отправить корзинки с младенцами? Но это не та река, которую можно назвать первоосновой всего сущего, символом обновления и очищения. В реке, протекающей через "Баламутов", плавают не только "груднички", но и... раздувшиеся трупы! Кстати, о трупах. Они есть не только "раздувшиеся", но и "мертвые", и даже - "ожившие". Так что не только внутренний мир героев зашлакован грязными братоубийственными идеями, далекими от благородных. Гармония внешнего и внутреннего не нарушена: таким же постыдным и грязным описан и внешний мир. Ощущение такое, будто герои наглотались коктейля из гауды, вайтарани и суры, да так, что отправились совсем в другую от "Махабхараты" сторону. Впрочем, сэр Олди так и сказал им: "Иди куда хочешь".
  И тут вспомнила я старый-старый фильм, где бабушки и дедушки играли в классики. Называется он "Сказка о потерянном времени". Помните, там четыре злых волшебника решили вернуть себе молодость, а для этого они должны были найти детей, растрачивающих время понапрасну? Там и дети, и волшебники, - все играли в классики. Те, кто пишут, как Олди, на русском языке, и те, кто читают на нем, смогут отличить эти два слова: "классика" и "классики". Ну, а для иностранцев я все же разъясню. Классика - это "кладезь", то есть, то, что не устаревает. Есть понятия "классическая литература", "классическое искусство". А вот классики - это старинная детская игра, причем, поначалу в нее играли только мальчики, когда на асфальте (или - земле) чертят мелом квадраты и бросают в них биты, а потом - и прыгают. Но есть там маленькая площадка, до которой нельзя дотрагиваться ни ногой, ни битой. И называется она "огонь" или "вода". То есть, в каждой игре, и даже такой простой, существует зона, похожая на личное пространство человека - в нее не заходят даже близкие члены семьи.
  Я пыталась найти такую зону в "Баламутах", а в это время продолжали прыгать, играя в классики, дети в аватарах старичков и старушек. Странные чувства возникают, когда видишь людей не в своем "теле". Среди них были писатели, издатели и просто ученые мужи, заразившиеся "митьковатой" болезнью. "Идемте к нам! - кричали они прохожим. - У нас тут - вольный перевод древних легенд...". И они зазывали народ с некоторой долей лихачества (а мы тут замахнулись на богов, хотим сделать ревизию, глядишь, кого-то и разжаловать можно!), с некоторой долей пренебрежения к легендам (насочиняли тут, а нам приходится раскладывать по полочкам!), с некоторой долей заигрывания перед читателями (ребята, мы - свои, слышите, как выражаемся?)
  И пошел хлестать стеб направо и налево, да так, что рядом с индийскими деревянными падуками появился русский лапоть.
  На кого рассчитан "Черный Баламут"? Если действительно на "лапотников", то им и дела нет до "Махабхараты". Это слово для них ничего не значит, разве что перекликается с гораздо часто употребляемым выражением. Вот сидит на скамейке одна из любительниц так выражаться и плюет на асфальт шелуху от семечек. Она плевала бы и на богов с такими именами как Кришна и Вишну, если бы знала о них, на Индру-Громовержца и Раму-с-Топором (кажись, дома такой есть!) и на прочую "бхавату". А может, "Баламут" - для тонких интеллектуалов? Увы, не думаю, они не смогут "переварить" сей стеб! С первых же строк романа-эпопеи содержимое их желудка начнет бить фонтаном, как после доброй попойки.
  Прав профессор Солунский, поставив вопрос о завтрашнем дне: "Олди добились его, текста, живости для сегодняшнего читателя. А что будет завтра?"
  Кто-то помнит музыкальный диск "По волне моей памяти"? Концептуальный альбом Давида Тухманова, выпущенный фирмой "Мелодия" в 1976 году. В него вошла музыка на стихи поэтов разных эпох и стран. А потом был выпущен еще один диск, и назывался он "По волне моей памяти 30 лет". Вы поняли, о чем я? Предполагалось, что эти песни будет слушать элитарная публика, а получилось, что их полюбил весь народ, и надолго. Если сравнить подход к "стилизации", о которой так много говорят рецензенты романа Олди, то в случае с диском я бы назвала ее "высокой", а в случае с трилогией "Черный Баламут" - "низкой". Это - как две ноты "До", стоящие на первой и последней ступенях октавы. Однако... И в том, и в другом случае слушатели и читатели безропотно "проглотили" наживку и даже остались довольны. Поистине широк диапазон сенсорного восприятия у русского человека!
  Огромная жемчужина, названная "Махабхаратой", принадлежит не только индийскому народу, но и представителям других стран, исповедующих индуизм: Непала, Бангладеш, Шри-Ланки, Пакистана, Индонезии, Малайзии, Сингапура, Маврикия, Фиджи, Тобаго, Великобритании, Канады, США. В этих странах не просто поклоняются героям "Махабхараты" и "Рамаяны", но и используют сюжеты древнего эпоса в театральных постановках, в картинах художников, в музыкальных произведениях. И навряд ли истинный адепт индуизма был бы в восторге от "поэтических" изысков сэра Олди, напоминающих частушки в стельку пьяного лаптя.
  Ну, и обещанный десерт. Правы Олди, рифмуя слова "ашрам" и "лингам". Первое - это обитель мудрецов и отшельников, место, куда можно прийти для медитации и молитвы. Второе - это основная, важная форма (образ) Шивы. Так что естественно быть ему именно в ашраме. Ну, а если уж идти дальше - к соединению лингама и йони - то это уже образ Линга-йони-мурти, символизирующего неделимое единство мужского (Шива, пассивное) и женского (Деви, активное) начал. Соединения, из которого и исходит жизнь.
  Пытаясь понять силу притяжения трилогии "Черный Баламут", я их рассматривала с разных сторон. Согласитесь, сколько бы недостатков в них мы не находили, а читатели-то есть у трилогии. Правда, среди них - и те, кто от этого произведения в поросячьем восторге, и те, кто так и не понял, где собака зарыта, и потому плюется на всех подряд: и кшатриев, и "бхаргав". Один автор напишет десять романов, да так и останется непрочитанным, а тут...
  И тогда меня осенило! Надо же, все гениальное - просто! Трилогия "Черный Баламут" - как три лингама Шивы в балийском храме Гоа Гаджа! Этот храм всемирно известен как древнейший ашрам, ставший убежищем для индуистских отшельников в XI веке, его еще называют и Пещерой Слона (именно так и переводится с индонезийского Goa Gajah). Для истинного адепта индуизма эти лингамы - не отдельный орган тела, а образ, символ божества, которому поклоняются. Индус будет приходить к ним и оказывать знаки внимания, оставляя приношения, а также будет мысленно общаться с Шивой и обмениваться энергией с другими людьми. Пусть это будет даже не тот жар-топас, что накапливается в результате страданий или же осознанной аскезы, и о котором говорится в "Баламуте" (на дворе - XXI век!), а легкий выплеск положительных эмоций. Другой же, очень далекий от веры в индуистских богов, придет к лингамам ради интереса, любопытства, как турист. Но он тоже оставит свою корзиночку - чананг, свой цветок.
  Как сообщает издание Jakarta Post, в 2015 году число туристов ожидается на 500 тысяч больше, чем в прошлом году и составит 4 миллиона благодаря отмене виз для гостей из Австралии, Китая, Японии, Южной Кореи и России. Бесспорно, что если не все, то многие из них посетят популярный храм Гоа Гаджа.
  К финалу "Черный Баламут" немного угомонился, стало гораздо меньше стеба, правда, пафос и напыщенность еще остались. Потекли даже "молочные реки в кисельных берегах под небом в алмазах". Правда, только в словах героев, не в самом мире... Мир так и остался неумытым.
  ...А трилогия "Черный Баламут" - как три лингама Шивы - стоит твердо в той же самой позиции, что и шестнадцать лет назад, ни на йоту не отклоняясь от центральной оси. И главное - собирает читателей - почитателей и непочитателей.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"