Стрелецкий Сергей: другие произведения.

Об изображении человека, похожего на себя самого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Фотограф самураю поначалу даже понравился. Аккуратный такой старичок по имени Пабло Иванович. Только вот глаза у него были странные - словно не глаза, а полированные воздухом чистейшие "цейссовские" линзы, но это, подумал Цюрюпа Исидор, может быть, что-то профессиональное...

  
  Однажды самурай Цюрюпа Исидор пошёл фотографироваться. Его смена должна была участвовать в охране художественного биеналле, или как его там правильно, и вышло распоряжение, чтобы каждый привлеченный к искусству самурай сделал для бэджа снимок размерами в один сун шириной и в один сун и десять бу высотой.
  
  Поэтому Цюрюпа Исидор отправился в фотосалон во всей парадной красе и сфотографировался. Дело было не новое, так что ни на какие опасности он не рассчитывал. Самурай порой не знает, где найдёт, где потеряет, самурай - порой герой, но не каждою порой... Ладно, проехали.
  
  Фотограф самураю поначалу даже понравился. Аккуратный такой старичок по имени Пабло Иванович. Только вот глаза у него были странные - словно не глаза, а полированные воздухом чистейшие "цейссовские" линзы, но это, подумал Цюрюпа Исидор, может быть, что-то профессиональное.
  
  И всё было хорошо и достойно - ровно до тех пор, пока на следующий день (спешки не было и заказ вышел несрочный) не пришел самурай получать свои изображения.
  
  - А это точно вы на снимке? - спросил Пабло Иванович подозрительно.
  
  Цюрюпа Исидор взглянул на отпечаток, дабы увериться, что не произошло никакой ошибки и четыре лица на четырёх квадратиках действительно принадлежат ему. Черты были ожидаемые, хотя самурай и отметил также, что лицо получилось что-то немного широковатым.
  
  - Да вроде я, - ответил он, пожав плечами.
  
  Старичок огорчился.
  
  - Значит, вы тоже не уверены, - сказал он. - Дайте-ка сюда...
  
  Самурай протянул ему отпечаток. Пабло Иванович принялся сканировать глазами сначала фотографии, потом исходное лицо.
  
  - Похож, - сказал он сомнением. - Но нужны доказательства. Мало ли...
  
  Цюрюпа Исидор решительно удивился.
  
  - Вы же сами меня фотографировали, - напомнил он.
  
  - И тем не менее, - сказал Пабло Иванович. - Я не могу выдавать этот снимок абы кому.
  
  - Так вот ведь моё имя на квитанции, - сказал самурай. - А вот мои документы.
  
  - Насчёт имени я не сомневаюсь, - грустно сказал старичок. - И квитанция, признаю, тоже правильная. Но ваш ли это снимок? Вот вопрос...
  
  Самурай задумался. Действительно, из снимка вовсе не следовало, что изображенного на нём человека зовут Цюрюпа Исидор и что он достойный воин клана Мосокава. Самурай не мог отрицать, что в жизни его лицо вовсе не такое плоское, как на снимке, и что на фотографии он был изображен с прической мицу-ори, хотя сегодня утром по глупому капризу сделал футасу-ёри. Конечно, он не сомневался, что на снимке изображен он сам, но вынужден был в то же время признать и правомерность сомнений, столь обеспокоивших Пабло Ивановича.
  
  - Но это я вчера фотографировался, - сказал он, нащупывая правильные подходы к намечавшейся дискуссии.
  
  - Не спорю, - покорно сказал Пабло Иванович. - Но как мы узнаем, что именно этот снимок - ваш?
  
  - Вот снимок у меня в паспорте, - сказал Цюрюпа Исидор. - Посмотрите, он похож.
  
  - Да, - согласился Пабло Иванович. - Похож, но и только. Кстати, на нём тоже вовсе не обязательно вы.
  
  - Паспорт-то мой, - сказал самурай.
  
  - Конечно, - сказал Пабло Иванович. - Но какое отношение ваш паспорт имеет к моему снимку? Что их связывает, кроме внешнего сходства, осознаваемого нами лишь субъективно? Есть ли в фотографии смысл, кроме того, что мы сами в неё вкладываем?
  
  (Автор, окажись он на месте самурая Цюрюпы Исидора, уже давно начал бы ругаться и буянить, ибо ему не присуща стоическая непоколебимость, свойственная истинным самураям. Автор покорнейше просит у читателя прощения за собственное недостойное поведение и вопиющее несовершенство).
  
  Самурай углубился в размышления и вскоре пришел к выводу, что установить с абсолютной достоверностью связь между человеком и его изображением никак невозможно. Выходило так, что лишь непростительная безответственность и неоправданное благодушие фотографов позволяют им выдавать клиентам снимки. Хуже того - лишь преступная снисходительность правоохранителя позволяет гражданину, предъявившему ему для проверки паспорт с фотографией, уйти от ответственности за изобразительный подлог. Ещё страшнее в этом свете выглядело злоупотребление уполномоченного лица, которое при оформлении паспорта удостоверило подлинность фотографии, поставив на неё Печать.
  
  Самурай представил себе целую страну, население которой живет по столь субъективно оформленным документам, и глаза его стали точь-в-точь как полированные воздухом чистейшие "цейссовские" линзы.
  
  Ну и как же, спросит читатель, самурай Цюрюпа Исидор выберется из этой передряги?
  
  Об этом - позже, а пока расскажем историю Пабло Ивановича.
  
  Много лет назад Пабло Иванович был известным светописцем и работал в жанре интеллектуально-эротической фотографии. Те времена давно минули, но память о них сохранилась - существуют даже альбомы, где работы Пабло Ивановича воспроизведены с тем же тщанием, с каким коллекционеры собирают гравюры укиё-э периода Эдо. Пабло Иванович был непревзойденным мастером постановки студийного света. Прекраснейшие модели мечтали о внимании его камеры. За право публикации на обложке одного из его лучших достижений главный редактор "Playboy" бился на дуэли с главным редактором "Vogue" (осталось неизвестным, каким именно оружием они сражались, но дуэль эта, по мнению секундантов, была зрелищем чрезвычайно возбуждающим; никакой аукционный торг не мог бы вызвать такой ажитации).
  
  Творческий метод Пабло Ивановича заключался в непередаваемом умении раскрывать интеллектуальность своих моделей. И дело здесь было не только в постановке света, степени обнаженности модели, достоинствах её фигуры или выразительности позы, но и в уникальном названии каждого фотошедевра. Первой его работой, сделавшей сенсацию, стала "Девушка, повторяющая таблицу умножения". За ней последовали "Блондинка накануне зачета по дифференциальному исчислению" и "Созерцающая лемнискату Бернулли". Период расцвета знаменовали "Подруги, обсуждающие теорию струн" и "Аксиологический экстаз". Авторский оттиск постера "Y.S., Ph.D." был отобран на "Сотбис", но, увы, скандально для аукционного дома похищен прямо из хранилища и Пабло Иванович получил за него только страховую премию.
  
  Потом произошло страшное. Контркультурный активист, работающий под псевдонимом Яне-Негоро, организовал экспозицию, которая была ославлена в прессе как антихудожественная порнография, недостойная внимания ценителей (посещаемость выставки после таких рецензий выросла выше всякого приличия). На пике скандала Яне-Негоро сделал шокирующее признание: все выставленные им экспонаты были репродукциями работ Пабло Ивановича, аферист лишь заретушировал лица моделей и придумал картинам собственные названия - само собой, крайне непристойные. До этого саморазоблачения ни один искусствовед подлога не распознал. Естественно, простить Пабло Ивановичу такого фиаско культурная общественность не могла - и не простила. Против него был составлен бойкот, который обернулся полным успехом. Репутация великого светописца была уничтожена, а сам он в конце концов был вынужден поступить на работу в обычный фотосалон.
  
  Пережитое сделало Пабло Ивановича крайне подозрительным в отношении своих работ - как прежних, так и нынешних. Иногда он открывал альбом, смотрел на какую-нибудь "Бидзин-га, посвящающую учениц в тонкости доктрины концептуализма", и вдруг не обнаруживал в снимке того содержания, которое раньше там определенно присутствовало. А можно ли было в его новых работах, фотографиях для паспортов и виз, найти хотя бы какую-то связь с реальностью? Чем глубже Пабло Иванович эту связь искал, тем равнодушнее становился его взгляд на мир, и тем меньше фотографий он отдавал заказчикам...
  
  Вот и самураю с ним тоже не повезло. Хуже того - Цюрюпа Исидор едва не сгинул в пучинах софизма, который разложил перед ним несчастный фотограф. И ведь мог бы действительно сгинуть, но, к счастью, Гипсовый Будда отвлёкся от созерцания астрально-интеллектуальной эротики и отогнал морок, деликатно подбросив самураю мысль о том, что нехер ему, в натуре, фигнёй страдать.
  
  Закончилось всё тем, что Цюрюпа Исидор принес для бэджа вместо фотографии в один сун шириной и в один сун и десять бу высотой прямоугольник засвеченной фотобумаги тех же размеров.
  
  Хвала Будде, отступления от канона никто не заметил.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | А.Кувайкова "Коротышка или Байкер для графа Дракулы" (Современный любовный роман) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Летняя история" (Современный любовный роман) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Лаэндэл "Заханд. Метисация" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"