Стрельцов Евгений : другие произведения.

Вокзал

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь - что вокзал... Странный, пустой вокзал... В котором всегда грустно, но покидать его не хочется...


   Вокзал.
   Чертов ветер с силой бился по стенам старого полупустого вокзала. Ночь, точнее, тьма закрыла от любопытного взгляда узкие дорожки, небольшие ларьки, от которых летом тянулся лёгкий запах клубничного мороженного и молочных коктейлей, а зимой пьяными бомжами и убитыми наркоманами, мертвые газоны, которые уже потеряли всю свою привлекательность и ждали следующего лета, когда вновь смогли бы радовать глаз редких интеллигентных бабулек, в том числе тех, которые с радостью приторговывают неподалёку семечками и арахисом. Фонарей не было... Точнее говоря, был один... И тот... Давно лишился признаков жизни... Высокий металлический столб шатался от любого движения воздуха, пусть даже, самого незначительного и удивлял прохожих тем, что до сих пор не сдан в металлолом.
   Вокзал, казалось, спал. Тем вечным, ледяным сном... Ему было наплевать и на посетителей и на персонал... Редкий путешественник, знаете, из тех, кто любит стук колёс, жужжание дверей вагонов, грохот закрывающихся окон и звяканье ложками проводников и не частых спутников, проходили в холодный и темный, отдающий сыростью и крысами, холл, подходил к кассе и почти каждый раз спрашивал:
   -Подскажите, а сколько стоит билет... в Киев? (Харьков, Днепропетровск, Ростов-на-Дону, Москву, Краснодар)...
   Ему всегда отвечали... Тогда этот отчаянный романтик, пассажир, всегда брал какую-нибудь газету (чаще всего "Аргументы и Факты" либо "Комсомольскую правду") и тихо присаживался в самый конец зала, на деревянные стулья, уткнувшись носом в свежую, только что отпечатанную бумагу, ожидая прибытия электрички. И обязательно время от времени открывал теплый термос и с некоторой жадностью пил чай.
   И вот приходил поезд. Пассажир окидывал взглядом вокзал, впрочем, без всякого сожаления, смотрел на часы...
   Часы тоже ничем не интересовались. Им тоже было наплевать. Наплевать на всё и на всех. Им наплевать на персонал, на старушек, ждущих прибытие любимых внуков и постоянно смотрящих на них, наплевать на опаздывающих на поезд пассажиров, но влюблённый, которые украдкой кидали на них свои взгляды, в ожидании второй половинки...
   Холод, стужа, ветер... все это было как-то далеко, и часы не обращали на эти факторы никакого внимания. Ни малейшего. И никогда не было желания как-то помочь людям, "замедлить" время... Большие, механические, с огромными черными стрелками на ярком белом циферблате, часы смотрели далеко вперед, на железнодорожные пути, куда обычно отправлялся очередной поезд...
   Так проходила целая жизни... А может, целые жизни, множество радостей, горечи, обид, холода и опрометчивых поступков.
   Вокзал был прямым олицетворением сна... Быть может, смертельного сна... С каждым годом сюда всё реже и реже наведывались люди, и чаще всего бывали уборщицы, подметающие холодный кафельный пол зала ожидания. Сквозняк звенел между стеклянными дверьми и навевал, всегда навевал грусть...
   Я любил бывать в этом зале. Знаете, это всегда мне напоминало о разных моментах жизни... Я любил взять в автомате горячий стакан кофе со сливками и просто сидеть в холодном кресле на расстеленной сверху меховой куртке и думать... Думать, быть может, о счастье... любви, быть может... Всё... всё это создавало для меня какое-то совё, неопределённое состояние... Грусть полностью охватывала меня, и я по привычке смотрел на прибывший поезд, ожидая, что оттуда КТО-ТО выйдет. Но никто не выходил. Старушка, продающая билеты, жалостливо смотрела на меня и вздыхала, наверное, вспоминая свою молодость. Когда могла сколько угодна... хоть целую вечность ждать любимого!..
   А я всё так же с грустью смотрел на поезда, быть может, иногда странно качал головой... Быть может, мне этого не было видно, по щеке медленно скатывались редкие слезы... Редкие, скупые мужские слёзы. Но я сразу же (или быть может, мне так казалось?) брал себя в руки...
   Когда темнело, точнее вновь наступала ТЬМА, ТА САМАЯ ТЬМА, знаете, всепоглощающая ТЬМА, я допивал свой последний кофе, одевал куртку и шагал по темным узким тротуарам вокзала, точно таким же, как несколько лет назад. Здесь точно так же было холодно и темно - фонарь не работал уже много лет... И Листья... Мертвые, красные и желтые листья под ногами... И редкие гудки электричек... И ветер, безразличный ко всему ветер...
  
   (с) SEJ, 2005

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"