Субботин Игорь Юрьевич: другие произведения.

"Жизнь и похождения бравого опера Шурика"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


СУББОТИН ИГОРЬ ЮРЬЕВИЧ

ЖИЗНЬ И ПОХОЖДЕНИЯ БРАВОГО ОПЕРА ШУРИКА

(или милицейская жизнь без прикрас)

ШУРИК 1

пЕЧАТАЕТСЯ ДЛЯ СЕРЬЁЗНОГО ОСМЫСЛЕНИЯ милицейской жизни, жизни вообще и жизни в частности, а так же для поднятия настроения.

   Посвящаю детям моим, чтоб не встретились им на пути ни главные герои, ни тем более, второстепенные.
  

Жизнь и похождения бравого опера Шурика (или милицейская жизнь без прикрас)

   Эти похождения от начала и до конца придуманы автором. Конечно, в ней использованы некоторые подлинные материалы как из собственной жизни автора, сотрудника милиции, так и из жизни его товарищей и друзей. Однако события, место действия и персонажи, безусловно, вымышлены. Совпадения имен (созвучность фамилий) и названий с именами и названиями реально существующих лиц и мест могут быть только случайными.
   PS. А может быть и нет.

ОГЛАВЛЕНИЕ

   ПРОЛОГ
  
  
  
   На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.
Игорь Губерман

ПРОЛОГ

   Довольно продолжительное время население Советского Союза судило о милиции по первому телевизионному сериалу "Следствие ведут Знатоки". Правда никто не мог понять какие обязанности у Знаменского и по какому праву он всегда ходит с таинственным видом? Почему Томин с чисто бандитской рожей и такими же замашками шустрит от мусорных свалок до кабинетов больших начальников? Почему Кибрит по одному запаху или следу от пепла сигареты, как Шерлок Холмс может рассказать все о преступнике?
   Создавалось впечатление, что милиция всемогуща и за каждое преступление виновные несут справедливые наказания. Но простой люд иногда задавался и другим вопросом: "Почему же кругом воруют, а местные "Знатоки" не могут найти и посадить воров"? Но это касалось только тех, кого действительно обворовывали, их было незначительное количество. В те времена воровали ГОРАЗДО меньше, чем сейчас, а об убийствах слышали только от знакомых, которым рассказали другие знакомые, которым рассказали знакомые их знакомых...
   Увидев же участкового на своей улице, местное население редко могло вспомнить, кто это такой и как вообще его зовут. Если же простой человек встречался с милицией, то разговаривал с представителями власти вытянувшись по стойке, которой позавидовал бы и караульный возле мавзолея, трепеща и замирая от переполняемых его чувств. Старшее поколение вспоминает этот период жизни как "Золотые застольные (пардон, застойные) времена". Я знавал милиционеров (точнее ветеранов милиции), которые помнили такие записи в журналах по окончании дежурства: "За сутки преступлений и происшествий не было".
   Потом начались лихие времена, когда "уронили" гроб Брежнева, скорбели о кончине Андропова, плевались в телевизор на изображение Черненко и восхищенно хлопали в ладоши при словесном поносе Горбачева. Грянувшая как цветочный горшок с балкона на нежную лысину прохожего ПЕРЕСТРОЙКА выдвинула в массы давно ожидаемый анархический лозунг: "Что не запрещено - то разрешено" и... на книжные прилавки ринула "литература" об уголовниках (они, оказывается, тоже люди и даже гораздо романтичнее живут, чем мы с вами!), полилась грязь в адрес АРМИИ (после чего начался откровенный развал нашей гордости!), милиция в газетных статьях называлась как "взяточники в погонах", "оборотни в мундирах", "государственные бандиты на дорогах" и так далее.
   К чему это привело? Откуда-то выползли всяческие "миссионеры" по спасению мира с иностранным акцентом. После чего вспыхнула "любовь" Прибалтики, Украины, Казахстана и других ранее дружеских и, чего уж греха таить, родных народов ранее ВЕЛИКОГО государства, к России. Азербайджанец видел в КАЖДОМ армянине зверя, мирный и гостеприимный грузин стрелял в ни в чем неповинного абхаза, украинец и эстонец записывался в отряды по "защите" свободы в маленькой Чечне, лишь бы за "зеленые" убивать мальчишек в военной форме. В Москве ежедневно стали раздаваться выстрелы (иногда даже из пушек). В школах мальчики мечтали вырасти и сделаться "бригадирами" и спокойно расстреливать с Калашей и Макаровых своих конкурентов. Девочки самой престижной профессией видели уже не профессию врача или учителя, а "профессию" ВАЛЮТНОЙ ПРОСТИТУТКИ!
   Поздно вечером люди в количестве менее двух человек и без оружия не рисковали выходить, опасно для жизни стало проходить по темным местам (да и под ярко светящим фонарем тоже в морду настучат и свидетелей "НЕ будет"). А если тебе не посчастливилось родиться женщиной, то вообще сиди дома, чтоб тебя не ограбили, не изнасиловали, или даже просто не обхамили с головы до ног отморозки различных национальностей, сбившиеся в дикие обкуренные стаи.
   Все это стало возможно из-за "умных" законов, благодаря которым сотрудник милиции, чудом не скончавшийся от побоев пьяной шпаны и застреливший лишь одного из нападавших, садился за убийство. Бандит же, отсидевший на зоне не один срок, в открытую ходил по улицам со стволом в одном кармане и запиской в другом: "Я, гражданин Мерзопакостин, сегодня нашел возле мусорного бачка пистолет ТТ с двумя полными обоймами, который несу в ближайший отдел милиции для добровольной сдачи" (каждое утро он не забывал проставлять в данной записке новую дату). Когда же его задерживали, то он не подлежал уголовной ответственности, так как он "добровольно" сдавал ствол, а адвокат получал приличные "премиальные".
   Сбылось предсказание Аллена Даллеса, сказанное еще в середине сороковых годов, который утверждал, что Россию нельзя победить военной силой, ее надо разваливать изнутри, постепенно насаждая совершенно чуждые душе россиянина идеалы, и тогда не останется Великой державы России, будет разрозненная, опустившаяся страна, которая станет смотреть в рот Америке и ждать подачек, как бродячий и голодный пес, не помнящий силы и гордости своих предков, грозных волкодавов.
   Беззаконие, Беспредел, торжество Зла стали шагать по нашей земле скалясь золотыми фиксами и выгибая мясистые пальцы с крупными печатками, перстнями и кольцами. Если бы дальше все так и шло, то вскоре мы все, как испуганные тараканы, сидели бы по своим углам и кормились помоями или крошками с "барского" стола, но...
   Сколько не обгаживали, не втаптывали в грязь, не морили голодом (выдавая мизерную зарплату раз в шесть-восемь месяцев), на страже настоящего ЗАКОНА стояли ребята, которых в народе называют просто, коротко, и может быть даже несколько грубовато - МЕНТЫ.
   Люди увидели "Улицы разбитых фонарей", "Менты", "Тайны следствия". Где-то зрители смеялись, где-то плакали, но экран хоть ненамножко, но показал, как работают эти простые ребята: опера, следователи, участковые, дознаватели, инспектора по несовершеннолетним преступникам и многие другие. Они одели форму не за большие деньги (зарплата милиционера больше похожа на подачку, чтоб человек существовал и не вякал), не за большие звезды (человек с совестью и обостренным чувством справедливости редко может выйти в начальство), не за спокойную жизнь (нервы иногда сдают и сердце к выходу на пенсию не всегда остается без шрамов от инфарктов), а за то чтобы ВЫ, люди, жили и не боялись жить.
   Данная книга пока без конца (но начало есть!). Каждая глава заканчивается "ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ". Основана она на событиях, что случаются в повседневной жизни милиции и кое-кто даже узнает себя. Главный герой - Шурик, собран из нескольких человек, но "фундамент" - реальный человек (правда, я забыл, когда он попадался мне в последнее время трезвым).
   Шурик родился в "золотые застольные", был как все, октябренком, пионером, даже в комсомол успел вступить, пережил "радости" перестройки и стал оперуполномоченным уголовного розыска. Вот про него-то вы и почитайте, а я посмотрю на вас со стороны.
  

Продолжение следует...

Глава 1. СТАЖЕР ПО ДОЛЖНОСТИ

   "Ухо надо держать востро, чтоб тебе врезали и порезались".
   Инструктаж молодого сотрудника милиции старым опером.
  
   Сидя на балконе Шурка блаженно жмурился от лучей весеннего солнышка и готовился к заступлению на дежурство. Вообще-то нормальные люди в своем подавляющем большинстве в это время были в школе или на работе, но Шурка был не совсем "нормальным", он работал в уголовном розыске, где время рабочего дня не определено никакими рамками и трудовыми законодательствами. Сегодня дежурство начиналось в шестнадцать ноль-ноль и до...(но официально до девяти утра).
   Благодаря лучам теплого солнца он не обращал внимания на грязные потеки по стенам от соседей сверху, а так же на обвалившуюся местами штукатурку. Его вполне устраивала его личная двухкомнатная "хрущоба", которую когда-нибудь он сможет отремонтировать. В данный момент молодой человек предавался философскому осмыслению "текущего момента", то есть своего жилища и его будущим преобразованиям.
   Редко кому удается обменять домик без огорода на хотя бы ТАКУЮ квартиру, но знакомый участковый помог найти подходящих "алканавтов", которые за дополнительную плату переехали на окраину городка и даже помогли перенести вещи (кое-что по мелочи все же свистнули, но Шурик из-за этого скандал раздувать не захотел, пусть лишний раз выпьют за его здоровье).
   За неделю Шурик успел немного обжиться, поставить новую дверь с могучим замком и даже отметить с коллегами новоселье. Во дворе к новому жильцу отнеслись равнодушно, так как он около года бывал тут почти каждый день, его все уже давно считали своим.
   Впереди было лето, так что новосел прикидывал возможный "фронт" работ по ремонту квартиры, распределяя его до осени и размышлял, думая, как быстрее и лучше благоустроить свою собственность.
   Вообще-то, архитектор, желающий сотворить сначала на бумаге, а затем в действительности и бетоне обычный дом наверно никогда не задумывался, что он делает. Например, спальная комната - это место для сна, занятий любовью и ночных размышлений (кстати, Отелло придушил Дездемону именно там). Если же на стенах наклеить фотообои с березками и поставить ионизатор воздуха, а так же продумать устройство складного дивана с периной - будешь спать, словно в лесу лежишь, на травке, наслаждаясь свежим воздухом и мягкостью ложа.
   Кухня, почти всегда совмещенная со столовой - место, где готовятся съедобные вещи (яды и отравы по различным "кулинарным" книгам и заклинаниям ведьм и тещ), а так же где они затем потребляются в немерянных количествах. С точки зрения милиции именно там и совершается наибольшее количество бытовых преступлений (даже королей и тараканов травили именно там, а осмотр места преступления желательно начинать именно с кухни). Сделав нишу в стене, замаскировав и разукрасив ее под заслонку русской печи, чтоб подавать готовые блюда в зал, можно наповал сразить подружку или гостей, пришедших на ужин.
   Туалет - это место для "философского" осмысления жизни. Именно в туалетах чаще всего и приходилось Шурику снимать тела самоубийц. (Может быть там их больше всего терзали угрызения совести после размышлений?). Правда, Шурик ничего умного не придумал, так это приготовить пачку грамот для оклейки стен. Сидишь так, пардон за подробность, на унитазе и созерцаешь, какой ты хороший.
   Ванную комнату можно назвать местом неописуемого кайфа, когда теплая вода уносит всю грязь, скопившуюся за день. (Правда та пятнадцатилетняя девчонка там и взрезала себе вены из-за несчастной любви. Ну и дура, родители потом месяц не могли туда заходить.) В перспективе Шурик хотел вытащить чугунную емкость и выложить кафелем мини бассейн или что-то подобно-фантастическое, чтоб свободно плескаться там со своей подружкой или в гордом, но свободном одиночестве.
   Шурка любил балконы. Балкон - это место для философских бесед с собутыльниками, романтического объяснения в любви очередной подружке, курения (кстати, отсюда хорошо "стрелять" окурками в проезжающие иномарки), склада для хранения варений-солений и бытового хлама, а самое главное - это место для наблюдения за течением жизни. Ну и пусть с них сбрасывают окурки, мусор, горшки с цветами, кошек и даже людей, но балконы остаются балконами и нас тянет на них, посмотреть как тетя Клава с пятнадцатой квартиры с помощью матюгов и сучковатой палки гонит домой пьяного мужа. Балкону-лоджии отводилась роль быть застекленным и превратиться в маленькую комнату-мастерскую, для любимого хобби и отдыха.
   - Кис-кис-кис, - послышалось снизу. Шурка лениво скосил глаз и увидел, как местный бомж Володя (неопределенного возраста худой и в данный момент очень грязный мужчина) подманивает к себе пеструю кошку, видно на завтрак.
   Вова жил около года в подвале между труб отопления и никому особо во дворе не мешал. В подвале он соорудил комнатку из фанеры, натащил туда старую мебель, провел электричество и не жаловался на холод, трубы грели в любую стужу. Его миролюбивый характер знали все. Часто он безотказно помогал людям по переноске мебели, помывке машин, а дворничиха баба Надя за тарелку супа доверяла ему убирать за нее мусор вокруг мусорных контейнеров. По своей натуре он был чистоплотен и аккуратен, потому его как-то не считали отбросом общества, а относились как к соседу по дому. Раз в неделю он ходил с мужиками в баню и стирал свою пусть и старую, но добротную одежду. Два месяца назад Вова пропал, и сегодняшнее его появление было неожиданным. Шурка помнил его всегда чистеньким, хоть и заросшим, теперь же от него добивало даже на второй этаж ТАКИМ запахом... одежда была подобрана с помойки или откопана на кладбище и снята с покойника. Даже сквозь лохмотья можно было разглядеть, что бомж при необходимости мог почесать спину через живот, так он был втянут.
   - Привет, Вован, - высунулся Шурка, - какими судьбами? Говорил же, что работу на лесопилке частной нашел. Откуда же такой внешний вид? Зарплата не устроила?
   - Здорово, Сашок, с переездом тебя, - бомж лишь на секунду поднял голову и продолжил подманивать кошку скелетиком с головой мойвы, что нашелся в мусорном контейнере. - Кис-кис-кис, твою мать. - В другой руке он держал веревочную петлю. - Я, Сашок, в рабстве был. Кис-кис. - Не прекращая своей "охоты" он пустился в объяснения. - Работодатель, заноза ему в печень, оказался какой-то ментовской (прости за резкость) шишкой и жлобом, каких поискать. Кис-кис-кис. Работать заставлял с раннего утра и до позднего вечера. Хавчик давал, лишь бы мы не сдохли. Киса, подь сюда, зараза моя полосатая, кис-кис. Двух бригадиров назначил, чтоб нас дубинами подгоняли, а на ночь в подвал, на нары загонял. Среди нас пара судимых была, так они говорят, что на зоне полегче было. Один так и умер, царство ему небесное, отмучился.
   - Так давай адресок, мы слетаем, по харе надаем, зарплату стрясем или вообще в кутузку заныкаем.
   - Нет, Сашок, не надо. Кис-кис-кис, чтоб ты сдохла. Мы сегодня подкоп доделали и подожгли все. Так что, если заява будет - ты меня не знаешь. Кис-кис, моя маленькая.
   - Ну, как хошь. Тебе кошка для меню?
   - Отощал я, Сашок, жрать хочу, а кошка, говорят, что кролик по мясу. Кис-кис. - Кошка что-то давно заподозрила, поэтому благоразумно держала безопасное расстояние, а потом и вообще стала настороженно пятиться, не спуская глаз с бомжа. Взметнувшуюся с петлей руку она углядела вовремя и, подскочив на месте, унеслась за угол. - Вот зараза!!! - смахнул слезу неудачный ковбой. - А крысу я только к вечеру лишь поймать смогу, у меня все ловушки соседи растащили. За месяц и "квартирку" разобрали и вещи слямзили. Но я это все восстановлю, вот только поесть бы.
   - Подходи к дверям, щас наскребу, что на зубок. Повкуснее, чем кошка или крыса будет.
   - Не скажи, это как приготовишь, - расплылся в улыбке бомж и побежал к дверям подъезда.
   Сашка выгреб из хлебницы полузасохший хлеб и на полке холодильника под руку попалась открытая банка сардинок (на закуску при праздновании новоселья ее не смогли доесть). Вообще-то у него самого не всегда были обильные обеды и холодильник иногда отключался за ненадобностью (чтоб не мотал зря электричество), но в данный момент жаль было голодного человека. Размышления, что бы еще дать Володе, прервало тактичное, но настойчивое поскребывание в дверь.
   - Угощайся, генацвале, - только и успел сказать Шурка, как банка с сардинами влетела в руку бомжа и он, обрезаясь на острых углах, буквально в секунды вылизал ее. - А я... я... сейчас еще вынесу.
   - Ну, ты, Сашок, человек! Век не забуду, разбогатею - делиться всегда с тобой буду.
   - Может, на кухню зайдешь, Рокфеллер отощавший?
   - Тебе вши в квартире нужны?
   - НЕТ!!!
   - Тогда тащи все сюда, я и в подвальчике у себя с успехом пожую.
   Сашка нагрузил в пакет продуктов, вышло довольно внушительно, можно до завтра насытиться с успехом.
   - Спасибо, Сашок, век не забуду. А ты почему не на работе?
   - Мне к вечеру, дежурю я сегодня, так что не попадайся.
   - Я сейчас поем и отлежусь в родных "стенах". По соседям пройдусь, связи возобновлю, обстановку разведаю. Да и не попадался я никогда.
   За оставшееся время Сашка сделал маленькую уборку в квартире, помылся, поел, успел поспать около часика, созвониться с подружкой и погладить брюки. Сложив в пакет несколько дежурных бутербродов он отправился в отдел.
  
   На подходе к отделу Сашка был в прекрасном настроении. Во дворе капитан Стружкин (кличка Стручок) проводил инструктаж для заступающих патрулей ППС. Молодой опер терпеть его ненавидел за любовь к стукачеству и полнейшее тугодумство.
   Ребята стояли безмолвными статуями и отстукивали резиновыми дубинками по голенищам своих сапог мотивчик песни "Чижик-пыжик, где ты был".
   Инструктаж скорее походил на перечень угроз и наказаний, которые последуют за: отклонения от маршрута патрулирования, слишком долгую паузу в эфире или затяжной (более десяти минут) ужин, невыполнение плана по административным нарушениям и по доставленным и так далее и в том же духе. Весь строй дружно встрепенулся и заулыбался, когда Сашка встал за спиной Стружкина и стал производить "сурдоперевод" всех перечисленных наказаний. Под конец Стручок что-то заподозрил, но не оглядывался. А строй буквально давился от смеха, когда Шурка застыл с обалделым лицом, соображая КАК изобразить последние слова: "Действовать с особой жестокостью в рамках закона"?
   Вообще-то почти весь отдел любил Шурку за бесшабашность и пофигизм по отношению к начальству, за верность и честность по отношению к товарищам, преданность делу и юмористическому восприятию жизни. Если перечислить то же самое, то за это же его и ненавидели почти все начальники.
   Может быть в милиции и освободилось бы одно место оперуполномоченного уголовного розыска, но Шурик имел удивительное свойство собирать компромат почти на всех своих врагов, чем поддерживал "мирное" сосуществование. Начальству было выгодно его не трогать и даже выплачивать изредка премии, лишь бы он соблюдал молчание.
   - Чего ты тут стоишь с тупым выражением лица? - Стружкин все же развернулся и уставился в глаза Шурки, но тот и не собирался отпираться, что застигнут на месте преступления и за словом в карман не полез.
   - С "тупым" вы говорите? Извините, я не думал, что мои глаза для вас являются таким большим зеркалом. - Стружкин набрал воздух для ответа, но так и остался стоять с открытым ртом, так как на достойный ответ у него соображаловка не сработала. - А вообще-то я хотел бы дополнить ваш высокоинтеллектуальный инструктаж. Не возражаете? - Не дожидаясь ответа он шагнул к строю, шепнув Стручку, - Рот закрой, обед видно, - после чего гаркнул. - Орлы! Я счастлив заступить сегодня на дежурство вместе с вами! Надеюсь, вы оправдаете мои надежды по поднятию раскрываемости преступлений в нашем районе! Да здравствует служба Парней Повышенного Спроса (ППС)! Гип-гип!
   - Ура! Ура! Ура! - дружно ответили патрульные.
   - Вольно, орлы, разойдись!
   Перед отделом остался стоять красный от гнева капитан Стружкин, а ребята с поднявшимся настроением разбежались по машинам и как на параде проследовали мимо поднявшегося на ступеньки Шурки. Опер отдавал им честь, но, помня, что "к пустой голове рука не прикладывается", водрузил на макушку свою папку с документами.
   В кабинет Шурка влетел, как на крыльях и занес папку над головой сидящего на стуле человека.
   - Бандит или терпила?
   - Шурик, это свой! - быстро произнес, оторвавшись от бумаг, товарищ по кабинету, Трубачев Василий (кличка Труба).
   - Тогда пусть живет, - папка не опустилась на голову сидящего, а грохнулась на стол, подняв тучу пыли. - Какими ж ветрами занесло к нам?
   - Познакомься, это твой стажер, Чернов Роман.
   - Да? - У Сашки от удивления подскочили брови. - Это можно расценивать как доверие или надбавку к зарплате?
   - Не паясничай, Владимирыч сказал, что тебе пора взрослеть.
   Владимирычем ребята называли своего начальника уголовного розыска, который по-отечески любил их и холил, но мог по-отечески и всыпать за дело. Соколов Лев Владимирович был, кроме того, хорошим товарищем и мудрым начальником. Он никогда не давал своих подчиненных на растерзание начальству, и те боготворили его и слушались беспрекословно.
   Поставив стул спинкой вперед, Шурка, на правах наставника, стал знакомиться со стажером более углубленно.
   - Женат?
   - Нет, уже три года, как разведен.
   - Вот это просто здорово! Если хочешь работать в уголовке - забудь о семье, теперь ты вечный холостой. Твое сердце и тело отдается на борьбу с преступностью.
   - Сашка, прекрати пугать человека! - пробовал встрять в воспитательный процесс Трубачев.
   - Не мешай, вот получи своего стажера, тогда и говори. Пока я наставник, я являюсь для него царем и Богом, ясно? - строго оглядев крепкую фигуру стажера, продолжил, - Краткость - сестра опера. Доложи биографию.
   - Родился, учился в школе, потом в военном училище, в войсках попал под сокращение, в поисках работы пришел сюда.
   Шурка пожал руку стажеру:
   - Аналогично, в точности до слова, только меня попросили оставить военное училище на самом последнем курсе за "примерное" поведение. Вопрос последний, имеем ли мы опыт или талант в розыскно-допросной деятельности?
   - Как это?
   - Ну, вот большинство из тутошних талантливых сыщиков выгнали за жестокость из гестапо, и теперь мы изощряемся в пытках над гражданами бандитами. Если хочешь с достоинством влиться в наш коллектив - ты должен предложить новый метод пыток, пардон, добытия чистосердечного признания преступника без оставления на нем следов. Это домашнее задание номер три.
   Шурка показал кулак прыснувшему Трубачеву и с серьезным выражением лица продолжал:
   - Пойми, ты - будущий опер, значит, ты можешь посадить ЛЮБОГО, только умей правильно предъявить ему обвинение. Теща есть? Я имею в виду бывшую?
   - Д-да, - обалдел от потока информации стажер.
   - Тогда слушай домашнее задание номер два. Составь список обвинений к завтрашнему дню, по каким бы ты ее засадил в камеру.
   - Ага, а твоя-то теща на свободе?
   - Пока да, я не успел ее посадить, мы тоже развелись, но это и лучше для нее, а то бы срок она отмотала за многое. Материалы были подобраны в последние дни моей женатой жизни по букве закона, вон, до сих пор в сейфе пылятся.
   Ошарашенный стажер был в ступоре, но сообразил:
   - А домашнее задание номер один?
   - Завтра ты должен явиться на работу в образе другого человека, чтоб тебя никто не узнал.
   Стажер вопросительно посмотрел на Трубачева, но тот закрылся папкой и мелко трясся (не понять, спит или смеется).
   - Зачем это?
   - Опер должен быть своим в любой среде, как среди "новых русских", так и среди бомжей и даже геев. Все, на сегодня ты свободен, до завтра. И не дай бог я тебя завтра узнаю. Уволю без выходного пособия. Свободен.
   После того, как за стажером закрылась дверь Трубачев опустил папку и захохотал в полный голос:
   - Ты зачем это сделал?
   - Во-первых, это тест на сообразительность, во-вторых, на чувство юмора, а в-третьих, как вы меня тогда накололи? Весь отдел со смеху чуть не сдох, когда я в женской одежде пришел и меня по ошибке на два часа к лесбиянкам закрыли.
   Дверь открылась от резкого пинка (такая манера вхождения в помещения младших по званию и по должности) и в кабинет вошел майор Барзанов Рустам Фаритович (кличка Кабан). По комплекции крупный, лицо круглое, лоснящееся от жира, глаза немного навыкате и голос хрипло-визглявый (ничего себе видок, да?). Это был враг номер один не только для Шурика. Начальник МОБ отдела, редкой сволочности человек с очень большим самомнением и мстительный до невозможности. Будучи очень злопамятным (но и сам не без греха) он мог задавить любого, обвешав человека взысканиями, как новогоднюю елочку игрушками. Именно после общения с ним, Шурка сказал, что стал оправдывать людоедов, которые утверждают, что человек - это скотина. На его совести было увольнение нескольких сотрудников, которые устали доказывать свою невиновность и правоту. Кроме того, Кабан был очень слаб до женского пола и распускал свои потные ручонки, пользуясь безнаказанностью. Девчонки с машинописного отдела ревели, так как вынуждены были терпеть его домогательства, в противном случае они увольнялись. Начальник отдела полковник Журавлев (кличка Буратино из-за большого носа, высокого роста, комплекции засохшего дерева и такого же наличия мозгов, как у своего деревянного тезки), держал его не как специалиста, а как собутыльника и соседа по недостроенному трехэтажному коттеджу.
   - Стучаться надо, когда входите, - Шурка из добродушного человека резко стал похож на гладиатора, застывшего перед бешеным львом.
   - Как разговариваете, Казанцев? Перед вами майор милиции, а вы хамите, субординацию забыли?
   - Майор милиции может за собой дверь вымоет? Или он забыл как культурные люди входят? Тем более, вы же сами хамите всем, кто младше вас по званию.
   - Казанцев, лучше замолчи! - зашипел Барзанов.
   - Какого, мягко выражаясь, хрена милиция общественной безопасности сует свою тупую башку в уголовный розыск? Ну-ка, вышел отсюда и нежненько закрыл за собой дверь, пока я в лоб не накатил.
   Барзанов стал покрываться пятнами всех цветов радуги, несколько раз открыл и закрыл рот и ... вышел, громко хлопнув дверью.
   - Ремонт за свой счет делать будешь? - крикнул вслед Шурка.
   - Ох, Шурик, съест тебя Кабан, только ТЫ с ним ТАК разговариваешь.
   - Тапочками моими подавится, у меня на него компромат есть такой, что он под статью влететь не влетит, но позора по самое "не могу" отгребет. Причем он знает, что я знаю и молчать будет до своей "почетной" пенсии, если еще хлеще не влетит. Что у нас сегодня случилось?
   - В основном пока тихо. Одна бытовуха, кража мелкая, скорее всего отказник будет, утром мордобой был за бутылку самогона. Глухарей пока нет, но вот "фишка" есть маленькая.
   - Какая?
   - У городского прокурора сгорел трехэтажный особняк в пригороде. Два его сторожа избиты и связаны, а он пожарникам про короткое замыкание втирает. Здорово что-то замутил, да?
   - Опачки! Недурственно! - усмехнулся насторожившийся Шурик, прикидывая кое-что и завязывая "узелок" на память. - Говорят у него там лесопилочка была?
   - Точно, а ты откуда знаешь?
   - Опера слухи кормят, - отмахнулся Шурка.
   - Ты в дежурке засветился?
   - Еще как, Стручка чуть Кондратий не хватил. До сих пор пятнистый от гнева ходит и плюется.
   - Эх, Шурка, что мы без тебя делать будем, если тебя уволят?
   - Не надейся, я тебе и начальству еще до пенсии надоедать буду.
  
   Дежурство было спокойным, в основном работали в поте лица дознаватели, которым доставляли хулиганов целыми пачками. Шурка забегал к ним для дежурного анекдота или чтоб отвесить "вразумительный" подзатыльник очередному злодею.
   Где-то после полуночи, когда Шурик подумывал о сооружении конструкции из стульев для сна, в двери робко постучался и засунул рожицу с фингалом под глазом плюгавенький мужичок.
   - Мне сказали к вам идти, - проблеял тоненьким голоском новоявленный "терпила".
   - Раз сказали, значит, вползай. Что у тебя, жалуйся.
   - Избили меня, - шмыгнул носом мужик.
   - Дело житейское, а милиция тут причем? Не мог в ответ по "репе" настучать или вера не позволяет?
   - Куртку, вот, сняли, - продолжал дрожаще-жалостливым голоском потерпевший.
   - Ты мне сопли тут не распускай, докладывай по существу вопросов: кто, где, когда. Отвечай четко, без разведения сырости.
   - Здоровый мужик лет около сорока, возле дома номер тринадцать по улице Речной, где-то в двадцать три тридцать.
   - Хорошо, игру понял. Продолжим: что, как, когда.
   - Снял кожаную куртку, двинул в глаз и под дыхало, ушел в подъезд.
   Шурка аж подскочил на месте.
   - Там проходной подъезд?
   - Нет, я пробовал проследить и этот бандюга дошел до четвертого или пятого этажа. Я все слышал.
   - Звонил или стучал в двери? Что говорил?
   - Не, не звонил и не стучал. Он открыл двери своим ключом.
   - Окей. Сейчас все следаку напоешь, кроме последнего. Ты НЕ ВИДЕЛ куда девался мужик. Понятно?
   - Почти.
   - Если будешь молчать о его местонахождении, то я тебе эту куртку завтра утром отдам. Теперь понял?
   - Хорошо, буду молчать.
   - В какой подъезд он занырнул?
   - Во второй слева.
   - Топай к следаку и не сопи, куртку завтра получишь, только опиши ее поподробнее, чтоб я тебе случайно кошелек с долларами не вложил.
   - Новая, с коричневой кожи, в кармане мой проездной на автобус и кошелек, внутри моя фотография. Только в кошельке долларов нет, там пять рублей с мелочью.
   - Приятно иметь дело с понятливым человеком.
   Следователь, замученный весенним насморком, недовольно заворчал:
   - Ты терпилу не мог отфутболить? Я сегодня спать хочу.
   - На работе спать вредно. Тем более, что на место преступления, скорее всего, надо будет выезжать только утром. А сейчас я сам там пошуршу, может кого и задержать удастся. Опрашивай это тело и заваливайся спать, покедова.
   - Ага, а если ты там кого заарестуешь, мне придется же выезжать?
   - Не боись, по моим сведениям преступник уже смылся, - "честно" соврал Шурик, лишь бы следователь работал сейчас и мечтал о возможном отдыхе потом.
   В дежурке же под руку попались только что приехавшие два патрульных ППС. Оба, как два богатыря, несли под мышками по два тела, болтающихся как тряпки пьяных панков неизвестно какого пола.
   - Драка возле танцплощадки, - пояснил старший, - куда их?
   - В "обезьянник", пусть там трезвеют. - Дежурный Сиротин даже голову не поднял от эротического журнала.
   - А в трезвяк?
   - Не получится, машина накрылась, да и переполнено у них уже все. Молодежь праздник Победы уже три дня празднует, будто сами Рейхстаг брали. Вы рапорта на них черканули?
   - Обижаешь, начальник, все готово.
   - Тогда, мужики, подмогните Шурке, прокатитесь по адреску.
   - Шурке? Без проблем.
  
   На месте оказались заполночь. Какой нормальный человек в такое время будет открывать дверь? Правильно, никакой. Шурка с патрульными наслушался очень много "лестных" отзывов о работе нашей милиции (эти квартиры он запомнил), но главное все же смог вычислить. Искомый здоровый мужик, дебошир и пьяница, по фамилии Таврин, точно проживает именно в этом подъезде на пятом этаже в последней квартире.
   Поднявшись на пятый этаж, ребята замешкались, а вдруг ошибочка вышла и они сейчас потревожат сон нормального человека?
   - Вся ответственность на мне, - предупредил Сашка и даванул на кнопку звонка.
   - Какого хрена названиваешь, козел? - раздался сонный и слишком "доброжелательный" голос из-за двери.
   - Откройте, пожалуйста, милиция вас беспокоит.
   - Ах, милиция? Да пошли вы (дальше пошел непереводимый местный диалект, подпадающий под статью административного кодекса "Мелкое хулиганство" или просто "нецензурная брань")... До утра шиш запущу, не имеете права!
   - А может, не будем на будильник поглядывать и по-доброму откроем? - попробовал мирно договориться сержант.
   Не тут-то было. Из-за плотно закрытых дверей посыпался мат такого содержания, что патрульные помрачнели лицами, а Шурка взял разбег для выбивания. Уже в полете его поймал сержант, отставил в сторону как котенка и сказал:
   - Это ТЫ выбивал двери, для прокурора. Идет?
   - Без базара я выбивал, - согласился Шурка.
   Видно в этот момент, не раньше и не позже, мужик устал материться и решил посмотреть в глазок, что это там делается? Сержант, не уступающий по комплекции Илье Муромцу, сложив ладонь "лодочкой", врезал по двери.
   После раздавшегося треска и поднявшейся тучи пыли Шурка понял, что путь свободен и смело бросился в образовавшуюся дыру. У противоположной стены под дверью кто-то пробовал подняться, сопровождая все эти попытки матом. Само собой разумеющееся, что Сашка начал отплясывать на этих дверях танец диких лебедей сопровождая это все криками индейцев из племени Умбу-Юмбу. Боковым зрением он уже успел "сфотографировать" новую коричневую кожаную куртку на вешалке среди всякого рванья.
   - Это ваше? - вежливо поинтересовался опер, когда из-под обломков дверей вытащили истоптанного мужика.
   - Моя это куртка, ментяра поганый, а за беспредел ты ответишь! - дальше последовал опять мат.
   Сержант занес кулак над головой задержанного.
   - Полегче!
   Поздно, мужик перестал материться, клацнул зубами (как только у него голова в трусы не вбилась) и бесформенной тряпичной куклой рухнул на пол среди окурков и кусков штукатурки.
   - Вообще-то нам всем и так рапорта придется писать, что клиент попался буйный и при задержании оказывал злостное сопротивление, - рассудил Казанцев и принял деловой вид. - Ты, свяжись с дежурной частью, пусть поднимают следока (ох и взвоет же он!) и эксперта, а ты - тащи понятых. Нас где больше всего материли? Вот, с сорок третьей и сорок девятой и тащи критиков, пусть не поспят, раз у них милиция плохо работает.
   Руки бандита Шурка без угрызений совести приковал наручниками к ближайшей батарее отопления и начал мелкий осмотр. В кармане куртки он обнаружил кошелек с пятью рублями и мелочью, и полюбовался на фотографию знакомого мужика (терпилы), правда, там он был без фингала. После чего оглядел квартиру и сделал первоначальный вывод:
   - Планировочка ничего, но вот генеральная уборка тут и не снилась с начала века.
   Обои были частично оборваны, в углах валялись пустые бутылки, окурки, тряпье. В туалете стены изрисованы похабными картинками и надписями. На кухне со стола от объедков рванула стая отъевшихся тараканов.
   - Мама дорогая! - в комнате стоял импортный телевизор, рядом парочка видеомагнитофонов со стопкой видеокассет, а в углу высилось аж четыре музыкальных центра. - Коллекционируем видео и аудио технику? Дело пахнет раскрывашками.
   Распахнув дверь шкафа, Сашка резко его захлопнул, постоял, подумал и снова распахнул. На всех полках и даже внизу, вповалку, лежали телефоны разной стоимости и цветов. Почти на всех были бирочки с номерами бывших владельцев.
   - Дело пахнет кучей раскрывашек, - сделал окончательный вывод опер.
   С лестничной площадки послышался шум поднимающихся людей. Работа опер группы началась. Вечно засыпающий следователь и изнывающие от наблюдения и подписей понятые вышли из квартиры уже под утро. Сашка же большую часть ночи проспал на одном диване с экспертом, у них было меньше писанины.
  
   Телефон не успел звякнуть второй раз, как Шурка с еще закрытыми глазами уже держал трубку возле уха:
   - Уголовный розыск, лейтенант Казанцев, слушаю вас.
   - Ты просил в восемь разбудить, - напомнил Сиротин.
   - А-а, спасибо. Как там наш задержанный, спит?
   - Нет, буянит и прокурора требует. Пока приземлен на трое суток, а потом уж... Сколько ему статей и фактов навесите?
   - Полный мешок, - усмехнулся Сашка, намекая на огромный мешок с телефонами, что стоял в углу кабинета.
   - Оба-на!!! Погодь, - Сиротин с кем-то переговорил. - Шурик! К тебе посетительница! Сексуальная!
   - Ко мне?!
   - Я ее пробовал притормозить, так она сказала, что к тебе идет. Если что у вас не получится - черканешь ее адресочек? Лады?
   - Заметано, но после меня тебе уж точно ничего не светит. - Шурка сам заинтересовался, кто бы это мог быть? В дверь постучали. - Войдите!
   В кабинет вошла! Нет, в кабинет вплыла жгучая высокая брюнетка в мини-юбке, минимаечке и на каблуках-небоскребах. На правом плече брюнетки висела большая спортивная сумка.
   - К вам можно? - низкий грудной голос заставил Шурку затрепетать и он вспомнил о не приглаженных после сна волосах.
   - Д-да, вообще-то, - Сашка облизнул мигом пересохшие губы. Он никак не мог отвести глаз от стройных ног. Для себя он попробовал составить словесный портрет брюнетки и среди них были только восклицательные знаки. Плоский живот! (Правда накачан, как у гимнаста. Или гимнастки?) Высокая грудь! (Интересно, а какой размер лифчика?) Яркие алые губы! (Отпечатается в пол щеки!) Огромные ресницы! (От их движений как от взмаха веера поднимется легкий ветерок!) Запах духов перебивал спертый воздух кабинета, заставляя вспоминать аромат цветов на поляне! (Убрать срочно череп из-за сейфа, сильно воняет.)
   - Вы довольны мной, Александр Михайлович?
   - В каком смысле? - опешил Шурка.
   - Ну, я же выполнил ваше задание на перевоплощение и вживание в образ.
   - Это...значит... - до Сашки стало доходить, - ЧЕРНОВ?
   - Я выполнил задание? - Роман снял парик.
   - Роман! Ешь твою медь! Маникюр! Ну, ногти-то наклеил, вижу. Юбка! Ноги! Ноги побрил, ясно. А под майкой что?
   - Грудь наклеил, лифчика подходящего размера не нашел.
   - Откуда шмотки-то женские?
   - Да была там одна, - засмущался Роман, - кандидатка в невесты, но вот, разбежались с полгодика, не пропадать же вещичкам.
   - Отлично! Немного подкрась губы и пошли на оперативку.
   - В ТАКОМ ВИДЕ?
   - Утренняя оперативка - это святое! Будешь переодеваться - опоздаем, а это страшное нарушение. - Видя муки сомнений на лице молодого товарища, строго предупредил. - Беспрекословное выполнение требований старшего и опытного товарища - залог успеха в будущей работе. Надень парик и пошли.
  
   Как только Шурка не настраивал своего стажера, но Роман упорно не хотел садиться вперед, а забился в уголок и затихарился, закрывшись плакатом.
   Оперативка проводилась в бывшей ленинской комнате, где свободно размещалось человек тридцать, так что свободных мест хватало. Ребята заходили хмурые. Вчера был очередной, запланированный и поэтому безрезультатный рейд. Уже сколько раз было замечено, что если план какого-нибудь рейда утверждался начальством, то жулики знали о нем заранее и, соответственно, успевали принять меры (проще говоря, смыться). В таких рейдах попадались "залетные", то есть случайно заехавшие "поработать" из другого района или города. Но вот когда рейд совершался неожиданно, то, несмотря на хорошие результаты, начальство находило кучу нарушений и большинство дел разваливалось с помощью пронырливых адвокатов.
   - Здравствуйте, орлы уголовного розыска. - Владимирыч всегда так приветствовал своих ребят. Он с утра уже успел выслушать претензии начальства о его подчиненных-разгильдяях (Шурка там фигурировал как ни в грош не чтящий начальство) и о низких результатах вчерашнего рейда. - Кто чем может похвастать?
   - У меня в углу мешок с телефонами со вчерашнего разбоя, - начал Шурка, - у следака Головачева телевизор, видео и стерео "машинки", все без документов. Задержанный Таврин неоднократно судим, так что проблем не должно возникнуть, на подписку о невыезде не отпустят.
   - Добре! По аппаратуре со злодеем можно побеседовать, а по телефонам как?
   - Да у Таврина полный "бзик" на телефоны. Он как хату выносил, обязательно телефон зацеплял и даже номер с него не снимал.
   - Даже так? Отлично. Обзвонишь с Трубачевым всех телефонных владельцев, подавали ли они заявления на кражу. Кстати, стажера по таким делам начнешь натаскивать. - Обведя взглядом комнату, Владимирыч спросил, - Где твой стажер? Ты не предупредил его, что на оперативку собираемся в любом состоянии и без опозданий?
   - Вообще-то он тут.
   - Где?
   Шурка указал на дрожащий плакат "Ими гордится милиция".
   - Чернов, выйдете сюда, ваши товарищи по работе всегда представлялись коллективу... УХ ТЫ!!! - не удержался Владимирыч, когда по проходу между креслами строевым шагом (это на высоких-то каблуках!) промаршировала высокая брюнетка и, сделав четкий поворот кругом, стала докладывать мужским голосом:
   - Чернов Роман Николаевич, родился... - дальше стекла задребезжали от хохота. Ребята сползали на пол, держась за животы, а Владимирыч просто "размазался" по столу, не в силах сказать ни слова.
   - Шурка, блин, - смог сказать Владимирыч лишь через время, - ты когда повзрослеешь?
   Роман стоял красный как рак, не смотря на толстый слой пудры, и готов был провалиться сквозь землю.
   - Ну, мужики! Посмотрите на парня! - обратился ко всем Шурка. - Это же ТАЛАНТ! Какой урка ТАКОЙ красавице дверь откажется открыть? Я считаю, что это не может вызывать смех, надо относиться к данному факту очень серьезно.
   Дверь от пинка резко раскрылась, и вошел Барзанов. Ни у кого из ребят даже тени улыбки не осталось на лицах, все ненавидели Кабана.
   - У нас оперативное совещание, товарищ майор. Вам что-то надо? - Сверхвежливо заметил начальник ОУР. Со стороны это смотрелось как будто он отхлестал по щекам Кабана и еще плюнул ему в лицо, хотя посторонний и не усмотрел бы ничего враждебного. Но Кабан был настолько толстокож и нагл, что пропустил слова мимо ушей и уставился на "девицу".
   - Это кто такая?
   Все знали любовь Барзанова к женскому полу, нередко, завидев симпатичную мордашку, он начинал преследование и даже шантаж. Повторюсь, уже не одна сотрудница увольнялась из-за его приставаний и у оперативников как-то сразу мозги заработали в одном направлении:
   - Это наша новая сотрудница, РОМАНА ЧЕРНОВА, - с серьезным выражением заявил заместитель Владимирыча Мишка Левашов (кличка Квадрат из-за могучей мускулатуры). Никто из оперов даже не усмехнулся, все хмуро уставились на Барзанова. Если бы собрать всю энергию этих взглядов, то данный майор вылетел бы в окно, и летел бы до самых до окраин страны. Может быть даже заокеанской.
   - Я еще раз повторяю, - ледяным тоном напомнил Владимирыч, - у нас ОПЕРАТИВНОЕ СОВЕЩАНИЕ. Если я вам нужен, то я подойду позднее.
   - Ладно, ухожу. - Барзанов, прежде чем развернуться, с ног до головы осмотрел "новую сотрудницу" и пошел, промурлыкав под нос, - Романа Чернова. Надо вызвать на собеседование и познакомиться поближе.
   - Ну и как? - торжествовал Шурка. - Даже Кабан уже влюблен в "новую сотрудницу"!
   - Ладно, садись, Романа Чернова, - махнул рукой Владимирыч, - продолжим...
   Дверь опять резко раскрылась, и пред очи предстал Кузнецов Олег (Кузя - это только по фамилии, а на самом деле - богатырского сложения, со свирепым выражением лица и сломанным носом, ничего общего с домовенком Кузей из мультфильма и близко нет). Схватив графин за горлышко, глотнул с добрую половину, после чего облегченно доложил:
   - Вычислил Рогожина с бандой.
   - Ну!? Молодец! Где? В садах? В деревне? Не томи!
   - Не поверите, в городе, у нас под носом!!!
   - Добре! Все по рабочим местам. Ко мне в кабинет - Кузнецов, Левашов, Шурка и ... - Владимирыч пристально оглядел Чернова, - ты тоже.
  
   Рогожин совершил побег еще год назад, собрал вокруг себя отъявленных негодяев и отморозков и видимо решил нагуляться вволю. Его нападениям подвергались в основном мелкие магазинчики, киоски, бензозаправки. Действовал он всегда дерзко и быстро, если возникали непредвиденные задержки (слишком долгий ступор подвергающихся нападению или лишний шум в виде визга и воплей присутствующих при совершении преступлений), сразу стрелял и исчезал. Пока, по счастливой случайности, убитых не было, но тяжелораненых набралось уже пять человек, один из которых - паренек из ДПС, что пытался встать на пути подозрительной машины. Никто не мог предположить, где он появится в следующий раз, но бытовало мнение, что банда рвется из города и скрывается или в садах (что развелось в немерянных количествах) или в ближайших деревушках, а может быть даже на дачах начальников в охранной зоне. Факт был один - после совершения преступления группа уходила за город и там ее следы терялись.
   Кузнецов сразу уловил главную закономерность - преступники действовали по окраинам или на тех дорогах, где не было стационарных постов ДПС, то есть не было препятствий на пути в лес.
   Олег забрался на единственное высотное здание в городе, раздобыв перед этим хороший телескоп, и стал оглядывать окрестности городка Леснянск.
   Три дня дежурства дали прекрасные результаты: банда буквально на его глазах совершила очередной налет на коммерческий ларек на отшибе. К слову сказать, через считанные десятки секунд появилось два патруля на "Жигулях" и даже попробовали взять преступников в "клещи", но банда нырнула в лес, отстреливаясь из нескольких стволов во все стороны. Погоня скрылась туда же. Кроме того, в том же направлении рванули еще три машины. Судя по напряженным переговорам по рациям - результат был нулевой, хорошо, что без раненых и убитых обошлось. Вскоре нашлась наспех закиданная ветками пустая машина, и рядом, конечно никого не оказалось.
   Уставший опер чисто механически продолжал осматривать близлежащие окрестности и заметил подозрительную парочку. Когда они попали в зону видимости, Олег сразу отметил, что у них одежда схожа с одеждой нападающих, и они несут довольно внушительную сумку, в которой с успехом может поместиться оружие (стреляли из двух автоматов АКМС). А когда парочка нырнула в кусты от проезжавшего мимо милицейского патруля - подозрения утвердились окончательно.
   Благодаря возможности наблюдать издалека Олег смог проследить дом, где парочка встретилась с еще тремя личностями ("Одежда нападающих!!!" - опять отметил опер, понимая, что вся банда собралась в полном составе) и они проследовали в подъезд. Еще через сутки наблюдений Кузя знал квартиру, ее планировку и расстановку мебели, а также рассмотрел весь арсенал банды (два АКМС, обрез карабина времен гражданской войны, в добавок у каждого было по одному ТТ или ПМ). Вывод напрашивался неутешительный - просто так эти отморозки не сдадутся, штурмовать в лоб без артиллерии или газовой атаки невозможно, потери будут нешуточные.
   - Добровольно они не сдадутся, - рассуждал Владимирыч, - им терять нечего, драться будут до последнего. Какие там двери? Выбить кувалдой можно?
   - Как в бункере у Гитлера, двойные металлические. Глазок такой, что на лестнице сбоку даже спичку не утаить, видимость как у кинокамеры кругового обзора, - сокрушённо махнул рукой Олег.
   - Значит надо внутрь проникать хитростью! - Шурка был серьезен. Его нестандартное мышление часто подсказывало и нестандартные методы действий, поэтому все выжидательно уставились на него.
   - Предлагай.
   - Они же мужики!
   - Ну и что?
   - Даже Кабан Чернова за девушку принял!
   Владимирыч с Кузнецовым понимающе оглядели вновь покрасневшего Чернова.
   - Стажера одного против пятерых матерых гадов на растерзание и верную смерть не пошлю, - категорически заявил начальник.
   - А я не его имел в виду. Помните, как я пришел в отдел? - Владимирыч с Кузнецовым прыснули, несмотря на серьезность момента. - Пойду Я!
   - А меня вы за кисейную барышню принимаете? - возмутился Чернов. - Я на первенстве училища по рукопашному бою выступал, показные бои один против троих вел! И вообще, я в уголовный розыск не по принуждению пришел работать, значит, я такой же, как и вы. Я пойду добровольно, без приказа!
   - Так, - подвел итог дискуссии Владимирыч, - мы посовещались, и я решил - готовность номер один к вечеру, когда все расслабятся. Пойдете оба, но это при условии, если ваш план будет безупречен. Если мне что не понравится - будем вызывать ОМОН со снайперами. Собираемся в полной боевой на квартире Кузнецова. До этого отдохнуть, все продумать и загримироваться, чтоб даже я вас не узнал.
  
   Выскочив из кабинета, Шурик стал объяснять все стажеру на ходу:
   - У тебя грим - полный отпад, поэтому, сначала заскочим ко мне, за шмотками, потом к тебе, вживаться в образ. Я еще одного товарища хочу привлечь к операции, живет в том же доме. После перевоплощения рвем к Кузе, он там рядышком обитает.
   - А план?
   - Да мне и сейчас все ясно, как божий день, расскажу по пути. Ты чего хромаешь?
   - Туфли мозоль натирают, я лучше пока кроссовки надену.
  
   Бомж Володя уже переговорил с дворничихой бабой Надей, и та авансом покормила его, а в данный момент он отрабатывал съеденное и вел активную уборку возле мусорных контейнеров. В какой-то момент он поднял голову и увидел, как в ускоренном темпе к подъезду идут Шурка и девушка в кроссовках.
   - Деваха ничего, но ей бы больше туфли пошли на высоком каблуке. Эх, Сашок, наверно опять ночью куролесить будет. - Помахав метлой и лопатой, удивленно пожал плечами. - Чего они бегают как угорелые, ведь впереди целая ночь? Что-то Сашок хитрит.
   В этот момент Шурка с так называемой "девушкой" снова появились в зоне видимости. Выскочив из подъезда, они помчались с сумками наперевес, что-то бурно обсуждая.
   - ...когда путан доставляют - впереди сутенер идет и квартиру осматривает, потом уж девок запускает.
   - Ты откуда это знаешь?
   - Сейчас, к товарищу одному придем, он и объяснит, откуда, - пробегая мимо бомжа, поприветствовал, - Привет Вован, Бог в помощь. Опять обед зарабатываешь?
   - Здоров, Сашок, а ты с утра бегом занимаешься? Я вот когда-то...
   Шурка резко затормозил, что-то прикинул в голове, разглядывая бомжа, и спросил:
   - Вован, ты меня уважаешь?
   - Я не пью.
   - Нет, я серьезно. Ты сейчас в том образе, что нам нужен. Одежда, запах, комплекция и внешний вид.
   - Сашок, ты человек. А что надо? Я ж ради тебя готов на все. Тем более что уборку уже закончил, и никто меня до завтра искать не будет.
   - Пошли с нами, по пути объясню. Нам еще к товарищу одному зайти надо. БЕГОМ!
  
   "Товарищем", к которому все потом завалились, Шурка называл Маргариту, несостоявшуюся проститутку. Маргарита клюнула на объявления, типа "Если вам восемнадцать лет и более, вы красивы и желаете хорошо заработать - мы ждем вас!".
   Помыкавшись по различным учреждениям после окончания школы и курсов секретарей-машинисток, она поняла, что имея смазливое личико и нормальную фигурку, ни о какой карьере на работе помышлять невозможно. Во всех организациях, где только она не была, сценарий развивался по одному и тому же сюжету. Сначала она приходила в отдел кадров, затем после собеседования у начальника ее брали на престижную должность (а чаще сразу же ставили секретарем к этому начальнику). Первое время выплачивали все премии и не требовали большого напряжения по работе. Потом этот начальник (холостой или женатый, лысый, толстый и лоснящийся или тонкий, но волосатый) старался всеми правдами и неправдами залезть к ней под юбку, объясняя это "отработкой за щедрые премиальные". Вот далее начинались крупные проблемы. Несмотря на хрупкую, но очень хорошенькую фигурку, Маргарита с детства занималась боевым самбо. Но начальники-то об этом не знали! Поэтому все приставания к ней резко прекращались, но больше никакими премиями не пахло, и начинались страшные придирки по работе, хотя работала она добросовестно, упорно подбивая ее на скорейшее увольнение "по собственному желанию".
   Далее опять начинался поиск работы, пока она не прочитала объявление (их в газетах печатают пачками): "Высокооплачиваемая почасовая работа для красивых девушек!". Прибыв на собеседование к новому "боссу", Маргарита до конца не уяснила ЧТО ей надо будет делать. В это момент как раз и поступил звонок, что нужны срочно девочки на "субботник". Какой-то уголовный элемент только что откинулся с зоны и просто истосковался по женскому обществу.
   - Вот как раз и пройдешь испытание, - заявил "босс" и Маргарита села в микроавтобус, что повез ее и нескольких перепуганных чем-то девушек на квартиру.
   - Нет, я, конечно не против секса - объясняла она потом Шурке, уже сидя у него в кабинете. - Но такое скотское обращение к даме вынести НЕВОЗМОЖНО!
   Короче, когда девушек попытались просто-напросто изнасиловать, Маргарита стала "объяснять" как надо обращаться с дамами татуированным клиентам. Уголовный авторитет попал сразу в больницу с несколькими переломами, выбитыми зубами и, как ни прискорбно об этом сообщать, кажется, он не мог потом вообще заниматься сексом.
   Шурка, когда его вызвали в составе опергруппы на место "драки", после опроса Маргариты, долго не мог унять смех.
   Маргарита была зла на весь мужской пол и тут же, в кабинете у Казанцева она дала слово, что умрет девственницей, пока не встретит настоящего джентльмена. А пока она не собиралась терять надежды в поисках высокооплачиваемой работы.
   Позднее, обойдя все адреса "высокооплачиваемых, почасовых работ для девушек "без комплексов" и с приятной внешностью", она неоднократно устраивала разборки, после чего ее доставляли напрямую к Казанцеву, как организатора драк, а ее "обучаемых" сразу же в больницу.
   Вы спросите, почему ее не прибили до сих пор? Признаться и для Шурика это было загадкой, но ее боялись трогать, так как она нередко забегала к Шурику просто так, поболтать "за жизнь", и ее считали "законспирированным ментом в юбке".
   Несколько раз Шурка предлагал Маргарите пойти работать в милицию, но Маргарита раздумывала и колебалась, а пока...
   Маргарита, лишь выслушав Шурку, заявила:
   - Что ни говорите, а первой пойду я.
   - Ты с ума спрыгнула?! - пробовал остановить ее Роман. - Это же оперативное мероприятие по захвату вооруженных преступников! Мы просто не имеем права привлекать к ней посторонних.
   - Не имеете? А Владимир?
   Бомж Володя, скромно сидящий на балконе и что-то жующий (на балконе был сквозняк, так что помещение от его запаха не страдало), возмутился:
   - Мадам, я - мужчина и риск у меня в крови! Тем более - я доброволец! После рассказанного сценария мне уготована своя роль, если учесть, что меня уже два месяца "гримировали".
   - Я тоже ДОБРОВОЛЕЦ! - заявила Маргарита. - Все должно быть по настоящему. Вдруг бандиты заподозрят что и обыщут вас? - веско изложила она весомый довод. - Гримировать меня не надо. Впереди пойду я, и пусть они убедятся, что я настоящая женщина, тогда и вам меньше внимания уделят, и мы проникнем в квартиру без задержек.
   - Насчет первой половины фразы я полностью согласен, - кивнул Роман, посматривая на ухмыляющегося Шурку, - а вот в квартирку вы не пойдете.
   - Пойду, - упрямо тряхнула головой девушка. - Да и лишний кулак вам в драке не помешает.
   - Как это? - не понял Роман, осмотрев хрупкую фигурку девушки.
   - Маргарита прекрасный рукопашник. Ты не смотри, что она хрупко выглядит, она еще и меня заломать может.
   Вот таким образом и стало три "девушки по вызову". Владимирыч попробовал возразить, но Маргарита молниеносно выбила у него ногой почти докуренную сигарету изо рта, не задев губ. Начальник молча развел руками и дал добро, но предупредил мужчин, чтоб по возможности девушку держали подальше или лучше вообще позади всех.
  
   Рогожин и его четыре подельника сидели в квартире и смотрели видеокассету с крутым порно. На журнальном столике стояли бутылки с водкой и тарелки с нарезанной колбасой и солеными огурцами. Хоть водки и было много, но Рогожин не давал никому расслабиться по полной программе, поэтому все были навеселе, но относительно трезвые. Он помнил, как на зону попадают те, кто слишком "расслаблялся" и его пробуждение было уже в камере.
   - Эх, еще парочку магазинчиков бомбанем и на юга, отдыхать по полной программе вот с такими телками, - махнул рукой в сторону телевизора Рогожин. - Менты еще денька три пошуршат и утихомирятся, а мы - опять...
   Резкий звонок заставил всех заметаться, как крыс и расхватать оружие.
   - Там какой-то мужик потрепанный звонит, - доложил самый молодой от двери.
   - Че ему надо?
   - Говорит, что поговорить надо.
   - Гони его, - повернувшись к балкону, Рогожин спросил, - там что?
   - Все тихо, микроавтобус возле подъезда стоит, - доложили с балкона, а в дверь упорно звонили.
   - Во достал!
   - Давай, харю набьем? Вроде бомж какой-то и на лестнице пустота.
   - Точно везде тихо? - Рогожин звериным чутьем что-то ощущал, отчего ускоренно билось сердце.
   - Никого, - доложили от дверей.
   - Никого, - подтвердили с балкона, - только две девахи из микроса вышли на свежий воздух, больше никого не видать, все спокойно.
   - Ладно, оружие под рукой держать, но замаскировать. Еще чего не хватало, чтоб бомж какой-то ментов потом навел, если стволом сверканем. Бурят, давай с Харей, разберитесь с этим уродом.
   Названный Бурятом резко открыл дверь и задернул в прихожую бомжа. Харя занес руку для удара и тут же отскочил, унюхав неподражаемое "амбре". Такой запах не подделает никто. Он исходит от давно немытого тела, прелой одежды, впитавшей запахи помоек, выгребных ям и подвалов.
   - Тебе что надо, урод? Че названиваешь нагло как бульдозер?
   - Мужики, я ж на хлеб зарабатываю, я вам объяснить стараюсь, а вы...
   - Чего надо, бомжара задохлое?
   - Я ж и говорю, подъезжают ко мне и говорят, что в нашем районе фирма организуется, ну, девочек по вызову короче, а пока телефона нет, то они выехали на вольную охоту.
   - Как это? - переглянулись Бурят с Харей. Из комнаты невольно потянулись и другие, послушать, что это бомж пытается рассказать.
   - Мне и говорят, пройдись по подъезду, клиентов поищи, а мы тебе на хавчик что-нибудь накинем. - Бомж нерешительно переступал с ноги на ногу и позвякивал пустыми бутылками в матерчатой сумке. - Я прошелся, а тут только какие-то семейные, да безденежные мужики поживают. Кто сразу посылает, а кто и пинка пробует отвесить. Не подведите хоть вы, жрать охота до спазм в животе. - Для наглядности он задрал рваный свитер и показал впалое брюхо. - Если девок не хотите, так хоть так, на "шкалик" дайте, не позвольте в наше время от голода загнуться.
   - Сколько их там?
   Бомж аж подскочил, почуяв дармовый заработок:
   - Три чювихи! Отпад полнейший! У меня бы бабки были я бы всех заказал... - в прихожей все захохотали, чем вызвали неподдельную обиду у бомжа, - Не, я не понял, я че, не мужик че ли?
   - Тебе месяц в воде отмокать надо, вонь как от покойника. Тебе и за деньги не дадут. Иди за дверь, там воняй, сейчас решим что делать будем.
   - Вы уж, мужики, решайте поскорее, мне жрать охота, - пустил слезу выходящий на лестничную площадку бомж. А за дверью, но так, чтоб все слышали, он громко вздохнул, - Импотенты они все, таких баб отвергают. Нет, в наше время мужики были...
   - Ну и что решим? - Рогожин обвел всех хмурым взглядом.
   - Я двух видел, ничего на морду. Третья видимо в микроавтобусе сидит.
   - Надоело перед экраном кончать, давай в живую перепихнемся! - похотливо ощерился Харя и его все поддержали.
   - Сам напросился, ты и Бурят их примете. Если все в порядке будет - свистните, а мы пока с оружием наверх исчезнем.
   - Это ж лярвы по вызову, чего суетиться?
   - Лучше подстраховаться, чем менты нас всех накроют. Вы-то нигде не светились, а мы в случае чего через чердак уйдем.
   Рогожин и два его напарника сложили оружие в сумку и, оттолкнув стоящего на площадке бомжа открывшейся дверью, вызвали лифт.
   - Значит так, - встал в дверях Харя, - зови их сюда, всех трех. Если телки будут страшные, то я тебе в харю дам. Понял, доходяга вонючая?
   - Сейчас, сейчас, я мигом им номер квартиры скажу. Вот здорово, я и поужинаю сегодня. - Володя подхватился и поскакал вниз, перепрыгивая через две ступеньки.
  
   Возле микроавтобуса все было тихо, но напряженно. По тротуару прогуливались две "девицы" якобы "легкого" поведения. Шурка с Романом нервно поглядывали в зеркало, беспричинно поправляя одежду, стремясь выделить объем "женских" прелестей.
   За рулем сидел Кузнецов, одетый как заправский сутенер-охранник, выставив на вид оперативную кобуру с огромным пневматическим пистолетом:
   - Блин, ну и домик, никак скрытно не подойти.
   - А где группа с оружием и бронежилетами? - поинтересовалась Маргарита, сидящая рядом.
   - Видишь, "ГАЗ-53" катит? В кузове, под хламом, ребята сидят. Через пару минут грузовичок остановится, точнее "заглохнет" возле нас и будет "чиниться" сколько надо, а по сигналу наши выскочат и...
   - Круто, хорошо продумано.
   - Наша фирма! Шурка этот грузовичок у ГАИшников за пару бутылок самогона со штрафной стоянки выменял, и мы так уже пару раз подъезжали куда надо. А вон и еще наши подходят.
   Подмигнув сидящим в микроавтобусе, мимо проследовал Владимирыч с Трубачевым. Со стороны любой бы сказал, что двое забулдыг ищут место для совместного распития и поглощения дешевенькой бормотухи. Трубачев нарисовал себе фингал под глазом и даже нацепил декоративную "соплю" на нос. Оба громко обсуждали, что лучше всего пить на самом верхнем этаже: там никто беспокоить не будет, да и вовремя можно заметить подъезжающий патруль с ментами и смыться через чердак.
   - Ну и артисты вы, ребята. - Маргарита придвинулась поближе к Кузнецову. - А для чего это вам?
   - В работе помогает, у нас у каждого есть свой образ. Сначала мы над Шуркой подшутили, а потом он это развил здорово и у нас в уголовном розыске уже за обязаловку вошло. Трубачев со своей "соплей" и бланшем под глазом вообще вне конкуренции. Когда он нищего изображал, то к ноге еще и язву матерчатую приклеивал. Пока преступника ждали, ему полуторамесячную зарплату в шапку набросали. Иногда мы на рынок заходим и работаем так, что ОМОНовцы и наших по ошибке забирают, не признав сначала, но сколько так мы преступников тихо взяли, рассказать тебе - не поверишь.
   - Почему же, теперь верю. Молодцы вы, ребята.
   Кузнецов напрягся. Из подъезда вышел бомж и шепотом сообщил:
   - В квартире двое осталось, остальные с оружием наверх пошли. Глаза у них чумные, так что поосторожнее там.
   - Не учи кота сметану тырить, - огрызнулся Шурка. - Иди наверх, там Владимирыч с Трубачем, на халяву погрызешь что. В случае чего подмогнешь?
   - Будь спок, я в пехоте служил, хорошим стрелком был и гранаты здорово метал в цель.
   - Вас послушать - все как Шварценеггеры, только автомат дай с гранатометом - всех преступников перебьете. Ладно, разбежались. Кузя, пошел, ждем твоего сигнала.
  
   Харя сначала перепугался, увидев Кузнецова, и даже хотел захлопнуть дверь, но тот успел сначала втиснуться в прихожую, а затем и пояснить:
   - В хате все спокойно? Дай я проверю, а потом и "кисоньки" подойдут.
   Бесцеремонно отодвинув Харю, двинулся осматривать квартиру, заглядывая даже в шкафы.
   - Ты куда нос суешь? - возмутился Бурят.
   - А вдруг у вас в шкафу кучка маньяков запрятана? Я должен отвечать за безопасность девочек. Бомж доложил, что вас пятеро будет?
   - А тебе чего?
   - Смотрите, понежнее с ними, не портите товарный вид. На сколько берете?
   - На два часа.
   - По пятьсот за час на каждую, итого - три мне на руки, а премиальные я у них не забираю. Если заслужат, можете им давать без опасения.
   - ТРИ ШТУКИ!?! Да это же грабеж!!!
   - Зато у нас самые свежие девушки, не лахудры драные. Фирма отвечает!
   Бурят пошептался с Харей:
   - Стрясем с остальных, получится по шестьсот с носа, вроде потянет. Ежели что - Рог этого громилу обломает сам, и девок на ночь заберем, у него же ствол - игрушка, не рыпнется.
   - Тогда заплати со своей доли, а то я свою запрятал далеко.
   - Мы согласны, - объявил Бурят. Кивнув на пистолет, ехидно спросил, - А на хорошую "пушку" еще не заработал?
   - Мне и эта нравится, менты не докапываются, а вид очень устрашающий.
   - Ладно, веди коз.
   - Деньги вперед! - принял деловую позу Кузнецов.
   - Сначала товар покажи, - уперлись бандиты.
   - Девочки, - крикнул "сутенер", - вас ждут!
   Первой, покачивая бедрами, показалась Маргарита. Взойдя на лестничную площадку, эффектно перебросила на одну сторону длинные рыжие волосы и расставила ноги так, что мини юбка чуть поднялась по тугим бедрам.
   Харя откровенно заволновался:
   - Покажись, киса, что прячешь от взоров наших?
   Маргарита медленно сбросила лямку маечки и, пристально глядя в глаза Харе, с зазывной улыбкой на губах, провела пальцем вокруг соска:
   - Ты долго собираешься такую прелесть на сквозняке держать?
   За ее спиной стояли высокие блондинка (Шурка) и брюнетка (Роман) с многообещающими взглядами (но на грудь Маргариты оба скосили глаза как по команде и облизнулись, как мартовские коты). Бурят резко развернулся и побежал за деньгами.
   Получив деньги, Кузнецов с сожалением посмотрел на "своих" девушек. По одному из вариантов разрабатываемого плана, если бы в квартире были все бандиты, он бы участвовал в задержании, а теперь, приходилось уходить в ожидание и наблюдение. Неизвестно, что предпримут те трое, с оружием.
   Харя засуетился. Закрыв дверь, он заглянул в глазок, сбегал на балкон и оглядел окрестности. Не усмотрев ничего подозрительного, схватил сотовый телефон и быстро набрал номер.
   - Рог, все в порядке, девки - высший класс!.. Что? Идете?.. Нет, какой-то шофер под капотом торчит, а в кузове один хлам валяется, я же говорю, все спокойно... Мы музон врубаем, жду.
   В комнате вовсю играла музыка, а рядом, как кошка, липла высокая блондинка.
   - Мальчики сейчас подбегут? - Шурка отбил протянутую руку и, крепко прильнув телом, зашептал: - Я все сделаю сама, в присутствии всей компании.
   Харя попытался еще раз облапить девушку, но, получив крепкий и непреклонный отпор, бросился к дверям. В нарушение всех мер предосторожности он выскочил на лестничную площадку и нетерпеливо засучил ногами, поторапливая своих товарищей. Наконец лифт открылся и показались двое. Харя не успел еще закрыть дверь, как Шурка мягко приблизился и потянул одного за собой, поближе к комнате.
   - А где еще один?
   - Нас тебе мало? - один из прибывших попытался поймать Шурку за талию. - Рог попозднее подойдет, что-то ему не понравилось. Оба-на!!!
   Из-за тесноты в прихожей Шурка оказался крепко зажат в угол, хотя пытался всех заманить в комнату, там было гораздо просторнее. Харя, изнывая от нетерпения, рванул блузку на себя, и всем на обозрение предстала грудь, высокая, но НАКЛЕЕННАЯ!!!
   Роман быстро задернул одного в комнату, но не удержал равновесия и они закувыркались, круша мебель. Маргарита помочь не могла, так как вплотную занялась Бурятом, который ревел как бык, но не падал от сыпавшихся на него ударов, даже пытался отвечать.
   Шурка въехал одному коленом между ног и попробовал добраться до Хари, но тот уже открыл дверь и орал на весь подъезд:
   - МЕНТЫ!!! МЕНТЫ ЗАГРЕБАЮТ!!!
   Его подбитый товарищ, согнувшись от неимоверной боли, упорно цеплялся за ногу Шурика и даже укусил его, но отключился окончательно, когда вовремя подвернувшаяся под руку оперу табуретка разлетелась об его голову в щепки. Харя сообразил, что следующим ляжет он, и бросился бежать вниз, но тут же влетел обратно на лестничную площадку, нарвавшись на железобетонный кулак Кузнецова.
   - Кузя, это твои, я в комнату!
   Кузнецов ловко подтащил два бездыханных тела друг к другу и сковал их наручниками, начиная быстро прохлопывать карманы и штанины на предмет спрятанного там оружия.
   В комнате Шурке бросилось в глаза, что Бурят медленно сползает по стене, но Маргарита вошла в раж и продолжала его долбить ногами. Роман уже сидел на своем "клиенте" и профессионально заламывал ему руки. В наступившей тишине (не считая стонов и сосредоточенного сопенья) как-то резко сверху раздалась автоматная очередь.
   - Ох, мать моя женщина! Там же Рог с целым арсеналом против наших!
   Шурка перескочил в коридоре через лежащих и ловко выхватил у Кузнецова пистолет.
   - Он же ПНЕВМАТИЧЕСКИЙ! - пробовал остановить его Кузя, но Шурка скакал как кузнечик наверх, а пришедший в себя Харя пробовал соскочить и куда-то броситься бежать. Кузнецов вынужден был опять его отключить и заорал вниз: - Быстрее, мать вашу!
   Подъезд давно был полон различных шумов: кто-то гремел снизу (это бежали ребята с автоматами и в бронежилетах), где-то кричала женщина (пошла не вовремя в магазинчик, а тут...), сверху уже не раздавались выстрелы, оттуда летели матерные крики нескольких мужиков и звон бьющегося стекла. Когда Шурка взлетел на верхнюю лестничную площадку, то просто остолбенел от увиденного.
   По полу, среди бутылочных осколков боролись три мужика, красных от крови и матерящихся во весь голос. В углу сидел, зажав простреленное плечо бомж Вова, но держался за ручку сумки, из которой вывалился автомат и несколько пистолетов. Еще один автомат зацепился за ногу Трубачева и гремел по полу, как колокольчик при каждом движении.
   - Сашок, помоги ребятам, мужик слишком сильный попался, - спокойно сказал бомж. - А я, кажется, из подвала в больничку временно переселяюсь. Пометал "гранатки" в цель.
   Рог действительно был очень крепким. Когда он услышал вопли Хари, то быстро сообразил, что три алкаша на пути к чердаку появились не зря. Он успел резко выхватить автомат и дал длинную очередь, которая срезала бы всех, но бомж метко запустил ему пустую бутылку в лоб. От полученного удара Рог потерял ориентировку, а дальше он стал просто уворачиваться от летящих в него стеклянных "гранат". Действительно, навык у Вована был большой в этом деле. Когда бутылки закончились, Рог успел выстрелить в ненавистного бомжа, но на него дикими кошками налетели Владимирыч и Трубачев. Дальше началось задержание сопротивляющегося преступника, больше похожее на обычную драку. Стекла резали всех, Рог сопротивлялся, несмотря на раны и боль и ревел, как медведь, но подоспевший Шурка без угрызений совести пропнул ему в живот, после чего защелкнул наручники на руках обмякшего преступника.
   Операция завершилась с одним раненым. Володю бережно отнесли вниз, уложили на носилки и строго-настрого предупредили врачей, что это самый героический человек, достойный ордена, а чтобы не вручать орден посмертно, врачи должны приложить все усилия для спасения драгоценной жизни. Все бандиты находились в "товарном" виде (в синяках, бинтах и лейкопластыре).
  
   - Вот гад, блузку и колготки дорогие порвал, - сокрушался Шурка.
   Маргарита с Романом сидели, обнявшись, на диванчике и наблюдали за работой эксперта и следователя, рыскающих в сопровождении понятых по всей квартире.
   Владимирыч, облепленный лейкопластырем и немного замотанный в бинты, курил на кухне и мысленно составлял текст рапорта. Ему никого сейчас видеть не хотелось, а то под горячую руку мог и послать куда, поэтому Трубачев с Кузнецовым в красках и лицах рассказывали о задержании опасной банды понаехавшему всех рангов начальству, упорно не давая пройти в квартиру, ссылаясь на работу эксперта.
   Позднее все опера собрались в самой большой комнате, рассевшись, кто, где и Владимирыч стал подводить итоги.
   - В общем, молодцы, ребята. Банда взята в полном составе и со всем вооружением. Бомжа этого, как-то поощрить надо будет и пристроить на работу. Смелый и находчивый мужик. Если бы не он... - Владимирыч сокрушенно махнул рукой. - Кроме того, в наш коллектив влился новый опер, Чернов, показавший себя с прекрасной стороны. Проявив смекалку и бойцовские качества, с ним вместе боевое крещение приняла и внештатный сотрудник, Петрова Маргарита Игоревна. Кстати, Маргарита-свет-Игоревна, а не желаете ли к нам в отдел после окончания вынужденного отпуска и неудачных поисков новых мест работы?
   - Подумаю. А какая у вас зарплата?
   - Ну, зарплату высокую нам не платят, но главное не деньги. В опера идут люди с пламенным сердцем честного человека, с желанием сделать этот мир лучше.
   - А как же слова Феликса Эдмундовича? - встрял Шурка.
   - Какие? - нахмурился Владимирыч.
   - Дзержинский как-то сказал: "Отсутствие вашей судимости - это не ваша заслуга, это наша недоработка". - После взрыва смеха Шурка нагнулся к Роману и шепнул, - Одно задание ты выполнил на "отлично", не забывай и о других.
   - Благодарю всех за работу, а теперь по домам, - распустил всех Владимирыч. - На оперативку все в своем ОБЫЧНОМ виде, без опозданий.
   Ребята стали искать попутчиков и расходиться группами по домам. Шурку, как героя дня, повезли на машине. Уже при подходе к подъезду Чернова, Кузнецов протянул Роману и Маргарите три тысячи.
   - Это ваши премиальные, поработали сегодня отлично.
   - Как это? Это же преступники дали.
   - Но дали-то они их за ВАС. Нигде эти деньги не фигурируют, поэтому Владимирыч сказал, чтоб их взяли вы.
   - А куда мы их денем? - растерялся Роман.
   - Ну, это уже ваше личное "горе". Пока. - Кузя пожал руку Роману и пошел к своему дому.
   - Что с деньгами будем делать?
   - Вообще-то он прав, деньги дали за нас. Давай их используем с пользой? На часть денег мяса купим, замаринуем и всех на шашлык пригласим. Ты же должен в коллектив "вливание" сделать. А чтоб это не переросло в пьянку - скажем, чтоб с женами пришли. - Подала мысль Маргарита, а Роман согласился.
  
   На следующее утро Роман положил перед не выспавшимся Шуркой список следующего содержания:
   "1. Взятие в заложники и принуждение к рабскому труду. 2. Издевательства как морального, так и физического качества (побои). 3. Вымогательство. 4. Кража чужого имущества. 5. ВЕДЬМА!"
   - Это ты про кого? - поразился Шурик.
   - Про свою бывшую тещу. Я год прожил с одной мадам, потом вырвался из семейного ада. Подумав немного ночью, я сообразил, что на тещу-то у меня действительно получится полный комплект очень веских обвинений.
   - Хорошо, давай разберемся досконально, кого это она взяла в заложники? Уж не тебя ли?
   - Нет, моего бывшего тестя. Очень хороший мужик, добрый и работящий. Воспользовавшись, что он немного попивает и в это время становится очень добрым, она подсунула ему несколько документов и он, ничего не соображая, отписал ей сад, гараж, квартиру и свою долю домика в деревне, хотя его он строил сам от фундамента и до крыши. Теперь он в качестве работника вкалывает и в огороде и за скотиной ухаживает, а его супруга посиживает в доме и командует. При этом сыпятся угрозы, что она в любой момент его может выгнать, и он помрет в канаве блохастым бомжем.
   - Первый пункт принят. Над кем издевается?
   - Так над ним же! - всплеснул руками Роман. - Из-за опасения, что его выгонят на улицу он терпит всяческие оскорбления и даже побои. А уж на ругательства и проклятия эта Мымра Гадюковна горазда!
   Шурка стал серьезным.
   - Вымогательство?
   - Деньги с меня требовала, заявляя, что я мало зарабатываю и ее "крошка" (это моя бывшая жена), обделена вниманием и плохо одевается. Это полное вранье, я всю зарплату офицерскую ей отдавал, а она спускала все на себя. Я смог приодеться только после развода, а до этого в форме ходил и свою старую гражданскую одежду донашивал.
   - Кража чужого имущества?
   - Меня выпнули из квартиры с теми вещами, что смог унести за один раз, а потом сменили замок и ничего мне больше не дали, даже форму мою на рынке продали.
   - А последнее обвинение?
   - Вообще-то мне стыдно об этом говорить. Многие просто не верят, но я это пережил сам.
   - Конкретно?
   - Бывшая теща увлекается колдовством. Она накупила кучу книг по магии. Ее любимая книга - "Книга ведунов". Она знает на кого и как можно навести порчу, кому дать деньги в долг так, чтоб тот вернул долг, но всю жизнь потом мыкался в бедности и так далее. Когда я уходил от них, они сказали с бывшей женой: "Если не нам, то никому". После этого я несколько раз попадал в госпиталь и однажды даже чуть концы не отдал, а врачи не могли диагноз поставить. Я уже и о смерти подумывать стал, но однажды сбежал из госпиталя домой, помыться и переодеться, а на улице бабушку встретил. Она как увидела меня, так и говорит: "Милок, порча на тебе страшная. Свечку за упокой твой поставили и всякую гадость навешали на все органы, лечить тебя срочно надо". Я ей поверил. Она меня водой отливала, порчу снимала и подняла на ноги.
   - А как они до тебя добрались то?
   - Мусор под порогом моей квартиры сыпали, иголки в косяк втыкали, на фотографии и мои личные вещи наговаривали. В общем, это не для наших средних умов, что там эти ведьмы творят и как. Факт хоть и бездоказательный, а все же был.
   Шурка с задумчивым видом открыл сейф, достал оттуда пистолет, прежде чем засунуть в оперативную кобуру проверил патроны и сказал:
   - Обвинения очень веские, пошли.
   - Куда?
   - Арестовывать твою бывшую тещу. - Поглядев на ошарашенное лицо стажера, махнул рукой. - Ладно, шучу, пошли на оперативку. Задание номер два выполнил на "отлично". Но не забывай о третьем домашнем задании.
  
   На оперативное совещание пришел начальник РОВД и объявил благодарность всему личному составу, участвовавшему в задержании вооруженной банды.
   - Лучше бы премию дал, - проворчал Шурка, - эти благодарности скоро солить будем. От них ни холодно, ни жарко.
   В заключении Владимирыч дал несколько указаний по текущим вопросам и делам, после чего обратился к Шурику:
   - Сегодня после пятнадцати часов свободен. Сгоняй в больницу, отнеси витаминчиков Вовану. Деньги возьми с оперрасходов. Я с утра звонил, его прооперировали еще ночью, будет жить. Узнай там, может достать что надо будет. Передай от нас привет. Будешь ходить к нему через день, он теперь наш крестный отец.
   - Все путем, сгоняю. Можно стажера с собой взять?
   - Бери, - обращаясь к Роману, добавил: - В кадрах пишут ходатайство о сокращении срока стажировки, так что набирайся опыта поскорее, скоро выделим зону и будешь работать самостоятельно.
  
   - Преимущества милиционера есть во многих вещах, - учил стажера Шурик. - Вот, например, чтоб просочиться в больницу, не взирая на грозные надписи про карантин и другую лабуду, достаточно строго сдвинуть брови, показать удостоверение и сказать, что идешь для снятия показаний. После этого тебе не выписывают пропуск, а пропускают немедленно, дав самый чистый халат.
   - А у меня удостоверения пока нет.
   - Ха! - Шурка как бы свысока посмотрел на стажера. - Даже с одним удостоверением можно провести хоть взвод. Учись.
   Возле дверей стоял охранник и строго смотрел на входящих посетителей. Перед ним заискивали, так как он мог и досмотреть проносимое (нет ли там запрещенного), заявить, что на пропуске не хватает какой-нибудь росписи или указанное время уже на исходе (это опять стоять в очереди за пропусками), придраться к неопрятному виду, так как выдаваемых халатов было мало, а без них, пройти мимо этой горы мышц, шансов было мизер (вообще не пропустит гад зажравшийся, пока на лапу не получит) и вообще, он просто издевался над людьми. Перед ним стояли измученные люди, а он специально затягивал время и задавал лишние вопросы, на которые НАДО было отвечать, а то опять отправят в хвост очереди.
   - Вот, погляди на этого Гоблина, - указал Шурка, - по его морде лица можно сразу определить, что данному индивидууму ни в коем разе нельзя доверять власть над людьми. Видно, что он, ощущая свою безнаказанность, будет глумиться над обычными посетителями. Такие личности очень боятся тех, кто сильнее его не только физически, но и морально. Смотри, что сейчас будет.
   Шурка встал перед охранником в паре метров и строго осмотрел того с ног до головы. Если сравнивать их по комплекции, то это было похоже, как если бы бездомный котенок Мурзик, которому не давали есть дня три, нагло уставился на откормленного бульдога, догрызающего лошадиную ногу. Бульдогу такие котята даже на зубок не шли, он их мог задавить одной лапой. Однако охранник заметил взгляд, начал суетиться и стал быстро пропускать очередь, даже не досматривая сумки и пакеты. Пропустив всю очередь он переступил с ноги на ногу, осмотрел холл и, не выдержав молчаливого поединка, спросил:
   - Что вылупился, или надо чего?
   Наглости у него не убавилось в тоне, но что-то его очень беспокоило и волновало. Торжественный момент наступил! Шурка достал удостоверение, дал прочитать вмиг побледневшему охраннику весь текст, охранник прямо на глазах "сдулся" и даже как-то съежился (бульдог испугался Мурзика и немедленно отдал ему всю свою недельную пайку), после чего спросил:
   - У нас важный свидетель в реанимации. Врач сказал что надо срочно его допросить, пока он в сознании. А вы, я вижу, очереди создаете?
   - Нет, что вы! Все в порядке! - охранник вытянулся в струнку и кажется вздохнул с облегчением. - Вам халатик?
   - Мне и моему коллеге, - голос был полон металла, от которого дребезжали стекла. - И попрошу без промедления!
   Охранника сдуло ветром и через тридцать секунд два белоснежных халата (накрахмаленных до хруста и выглаженных так что можно порезаться о воротник), были торжественно вручены и он даже помог их одеть, выказав умение профессионального лакея. Когда Шурка проследовал к лифту, мимо него угрем прошмыгнул охранник и успел нажать на кнопку. Входящим в лифт он разве что не кланялся в пояс, заискивающе улыбаясь. Хотя до этого он всех направлял подниматься по лестнице, заявляя, что лифт только для персонала больницы.
   - Ну и как? - Шурик своими повадками сейчас походил на графа в белоснежном фраке. Высоко поднятая бровь требовала ответа и восхищения, чего он и дождался.
   - Блеск!!! - к словам Романа готовы были присоединиться и несколько пассажиров лифта.
   - Милиция - это своеобразная мафия, но требующая от себя и других соблюдения закона как уголовного, так и общечеловеческого. - Шурка был наверху славы и купался во всеобщем внимании. - Теперь надо держать марку и запугать дежурную по этажу.
   Дежурная, престарелая медсестра, сидящая в кресле перед телевизором, покрикивала на моющего полы больного:
   - Чище мой, а то завтра же выпишу, будешь с таблетками на работу ходить. Тряпку-то отжимай, да и за водой лети быстрее, дармоед. Тут больным места не хватает, чужое место занимаешь и никакой благодарности. - Белоснежные халаты и строгий взгляд заставили медсестру сбавить тон и задуматься над своим дальнейшим поведением. - Вам кого?
   - У нас вчера сотрудника ранили во время операции.
   - К-какого сотрудника? Вчера лишь бомжа какого-то привезли.
   - Попрошу без наглости! - Шурка навис над сидящей медсестрой. - Наши сотрудники еще и не в такие костюмы могут переодеться. Он вчера задержал вооруженную банду! Его к "Герою России" собираются представить, а вы и его заставите так же полы драить?
   - Н-нет, да вы что, - проблеяла перетрусившая медсестра, - он вот сам изъявил желание пол помыть.
   - Конечно, сам, а то вы здесь все запустили, запылили, загадили! В какой палате наш сотрудник?
   - Вон в той, - трясущейся рукой показала медсестра, соскочив с кресла.
   - Пока мы беседуем, вы все будете драить. Я не допущу, чтобы наш сотрудник, герой, лежал в антисанитарных условиях! И готовьтесь, милая, писать объяснение в министерство Здравоохранения, почему вы эксплуатируете больных, шантажируя их выпиской из больницы. - Шурка решительно запахнул халат и проследовал в указанную дверь.
  
   В палате Володю не смогли сразу узнать. После того, как его помыли, побрили, постригли и причесали, это стал совершенно другой человек. Он ехидно посмотрел, как несколько раз Шурка с Романом прошли мимо него, вглядываясь в лица пациентов, и подал голос, когда ребята готовы были пойти на разборки с медсестрой.
   - Да тут я, ваш "Герой России".
   - Ого! Привет, Вован! Да ты оказывается молодой?
   - Бороду сбрили и мои тридцать пять теперь никак не скроешь.
   - А зачем тебе старым выглядеть?
   - С бородой солиднее, все думают, что я старик, а я... Еще покажу!
   Ребята выгрузили из пакета яблоки, соки, кулечек конфет, печенья, после чего чинно расселись возле кровати.
   - Рассказывай.
   - Да чего тут рассказывать? Доктор говорит, что я полный халявщик. Пуля прошла так здорово, будто это врач сам хотел себе такого легкого больного заполучить. Полежу, вот, немного и опять в подвальчик. Порядки, как вы успели заметить в этом заведении - жуть. Медперсонал разве что главврача боится, а по вечерам и ночью сплошная "дедовщина" наступает.
   - Ну это мы уже увидели. Сам-то справишься?
   - Справлюсь. Харчишки больничные сносные, откормлюсь.
   - А с одеждой как? Может подбросить что?
   - Я в подвале у себя был, там мою "квартирку" обчистили, одежды нет.
   - Не боись, по выписке мы тебе и фрак сделаем.
   - Не, фрака не надо. Вот от спортивного костюмчика не откажусь.
   - Ну ладно, порешаем все, не пропадешь. Мы полетели, служба зовет! Вот тебе телефон. Ежели что - звони, придем всей уголовкой и переметелим всех без разбора. От ребят тебе огромный привет и большая благодарность, что Владимирыча и Трубачева спас. Если бы не ты - Рог бы всех расстрелял и еще кучу трупов мог бы наделать. Заскакивать будем через денек, так что не скучай. Лекарства какие надо?
   - Не, ребята, спасибо не надо. Шурик, ты передай там Надежде Гавриловне, что я скоро опять возле мусорки убирать буду, пусть меня не теряет.
   - Лады, выздоравливай.
   В коридоре вовсю кипела работа. Две медсестры носились с тряпками и протирали всюду пыль.
   - Не отвлекайтесь. Если я в ближайшем будущем обнаружу какие нарушения, - Шурка сделал страшные глаза, - наши адвокаты вас засудят на пожизненный срок. Кстати, а где одежда нашего сотрудника?
   - Так выбросили же!
   Шурка испепеляющим взглядом заставил медсестру уменьшиться в размерах, и та даже стала выискивать пузырек с лекарством у себя в кармане.
   - Удивительное расточительство! Человек тратит огромные деньги на грим, вживается в образ, а вы... Чтоб завтра же подобрали ему хороший спортивный костюм и обувь. Со дня на день начальство с Москвы приедет, а в чем он перед ними предстанет?
   - Поняла я все, будет сделано, не беспокойтесь, - залепетала в конец перетрусившая медсестра.
   На выходе Шурка царственным движением сбросил халат на руки подскочившего охранника и, выходя на улицу, внятно проговорил:
   - Безобразия и нарушения на каждом шагу. Надо будет комиссию сюда прислать, половину пересажать, а другая половина работать тогда начнет.
   Охранник застыл на месте, переваривая услышанное. Шурка уже на пороге оглянулся и вновь оглядел охранника с ног до головы, отчего тот откровенно поежился. "Видимо у него что-то есть на совести, чем бы очень заинтересовалась милиция. Слишком он откровенно вздохнул, когда узнал, что мы пришли не по его душу. Надо поковыряться в сводках, не промелькнул ли кто с похожими приметами", - подумал опер. Наверно после визита Шурика в больницу у многих на несколько ночей пропал сон и даже аппетит.
  
   На следующий день Роман принес в кабинет армейский телефон "ТАП-57" и гордо водрузил его на стол.
   - Вот.
   - Конкретно? - нахмурился Шурик. - У нас и так телефоны в каждом кабинете. Зачем ты армейский раритет сюда принес?
   - ЭТО - домашнее задание номер три!
   Шурка внимательно обследовал корпус телефона и, ничего не обнаружив, спросил:
   - Как же ЭТИМ можно пытать, не оставляя следов? По моему разумению, если хорошо им вдарить по башке допрашиваемого, то шишка все же останется, а это чревато беседой у прокурора и даже сроком.
   - Зачем бить? Можно все обставить гораздо проще и надежнее. - Роман достал два проводка, присоединил их к клеммам и дал Шурке. - Держись.
   Роман совершил большую глупость, он не посмотрел как взялся Шурка. Если бы наставник взялся сразу правильно, за оголенные провода, то он бы не пострадал (ну может быть чуть-чуть). Один провод оголенным концом касался ладони, а второй провод касался ладони лишь изоляцией. Стажер взялся за ручку и медленно ее крутанул. Никакого эффекта. Он крутанул посильнее. Шурка сидел со скучающим видом и сочувственно смотрел на товарища, не выполнившего домашнего задания. Ради скуки он стал перебирать провода и... Роман крутанул со всей силы. Именно в этот момент провода коснулись тела...
   Шурка взвился со стула, подскочив почти до потолка. Жуткий, неконтролируемый вопль пронесся по всему коридору и заставил нескольких оперов выбежать из своих кабинетов.
   - Это не у вас? - стали они спрашивать, открывая двери и заглядывая к товарищам.
   Когда до Шуркиного кабинета дошла очередь, то он трясущейся рукой приглаживал вставшие дыбом волосы и пытался ответить не заикаясь:
   - Н-нет, эт-то не у нас.
   Роман сидел в углу кабинета на полу, куда отлетел во время "кенгуриного" прыжка своего наставника.
   - Домаш-шнее задание номер три ты выполнил тоже на "отлично". После такого удара током я готов был бы сознаться в разрушении Трои и даже штурме Бастилии. - Сделав несколько глубоких вдохов-выдохов и посмотрев на две точки, оставшиеся после контакта с проводами, Шурка попытался встать. Убедившись что может идти без посторонней помощи он смахнул рукой испарину со лба. - Я тебя не ушиб? - Роман замотал головой. Видно ТАКОГО эффекта он просто сам не ожидал. - Пошли на оперативку. Только ребятам не говори ничего, ладно?
  
   На оперативке Шурка что-то обдумывал, прикидывал, даже пробовал чертить в своем блокнотике и спрашивал соседей про расстояния до кабинетов начальства, пока на него не шикнул Владимирыч:
   - Шурка, чего опять надумал?
   - Ничего, просто сижу.
   - Ты не просто сидишь, ты как с шилом в заднице вертишься. Я тебя уже достаточно изучил. Опять что задумал?
   - Никак нет, гражданин начальник, за кого вы меня принимаете? - оскорбился Шурка.
   - Смотри у меня, - погрозил пальцем "гражданин" начальник, - вы там про телефоны не забыли? Как дела идут?
   - Когда мы звоним по номерам телефонов, то большинство заявляют, что заявление подавать в милицию уже поздно, мол давно это было и теперь уже ничего не найти. Я им сразу выдаю "Ну, раз вы не хотите вернуть обнаруженное нами ваше имущество, то пожалуйста, не подавайте. Мы конфискуем все в пользу милиции". После чего сразу сыпятся вопросы, не поздно ли еще подать? Тогда я им объясняю, что о краже можно заявлять в течение трех лет. За вчерашний только день подало заявление восемь человек. А мы обзвонились десятерым.
   - После принятия заявления что делаете?
   - Берем описи украденного, где обязательно указывается телефонный аппарат. Проводим опознание их телефона, оформляем выдачу, после чего посылаем на нашего урку еще один эпизод, а себе ставим раскрывашку.
   - Про остальные украденные вещи что говорите?
   - Вор пойман, так что возмещение причиненного ущерба через суд.
   - Побьют тебя потерпевшие, Шурка.
   - Нет, два музыкальных центра нашлись таким образом. Урка у следователя под давлением фактов тоже начнет вспоминать, кому что продавал за водку. Так что работы вагон, но результаты будут внушительные.
   - Молодцы, так держать.
   Далее была обычная работа, суета, писанина, помощь следователям и дознавателям, перекуры, обсуждение международного положения и результатов футбольных матчей. Шурка везде успевал, но какая-то мысль не давала ему полностью расслабиться. Наконец он не выдержал и исчез в подвал, откуда, кряхтя от напряжения, притащил тяжелое высокое кресло с подлокотниками на металлическом каркасе.
   - Куда ты его притащил? - возмутился Трубачев. - В кабинете и так не провернуться, а ты...
   - Молчи, это для работы. Роман, подь сюды, сядь. Удобно?
   - Да.
   - Вот тебе и дополнительная информация к размышлению, - поднял Шурка палец. - Если применять твой метод, то как ты человека заставишь взяться за провода? - После непродолжительной паузы он продолжил: - Вот тебе, например, удобно СИДЕТЬ в кресле? Тебе удобно ПОЛОЖИТЬ руки на подлокотники? А не задавался ли ты вопросом, из чего они сделаны?
   Роман стал улавливать ход мыслей Шурика, ощупал подлокотники, повернул на бок кресло, осмотрел все:
   - Ну ты, Шурка, и голова!
   - Ребят, вы о чем? - пробовал разузнать все Трубачев.
   - Не встревай, это наше дело. - Шурка вывел Романа в курилку, там как раз никого не было. - Ты понимаешь, как это надо использовать? Если нам надо будет кого допросить с пристрастием, есть же быки, что буром прут и в нагляк отказываются говорить, то мы его спокойненько садим в кресло...
   - ...он берется за подлокотники... - начал догадываться Роман.
   - ...мы нажимаем на потайную педаль и...
   - ...прокурор нас берет за задницу, - мрачно докончил стажер.
   - Нет, я уже все продумал. У меня под столом стоит педаль от швейной машинки, она досталась мне от предыдущего опера. Он ушел на пенсию, а перед этим маялся какой-то болезнью ног и поэтому постоянно их разрабатывал. Сидит за столом, а сам ноги качает и ничего. Мы же с тобой ставим кресло возле батареи, один провод под плинтусом проводим к креслу, второй цепляем к батарее и присоединяем твое "динамо" с телефона к педали. Ежели что - оборвать и спрятать все в несколько секунд можно. Причем можно это сделать, не вставая из-за стола. Кроме того, руки-то у нас постоянно на виду будут. Даже преступник не сможет сообразить откуда что прилетело. А то, что допрашиваемого током стукнуло, так по батарее всякая зараза может в это время пробегать, может, кто из мальчиков балуется с электричеством. В дальнейшем, чтоб преступник от "переизбытка" чувств не скакал по кабинету, как я, его сразу надо будет наручниками приковать. Одну руку к батарее, а другую к подлокотнику кресла, вот.
   - А если кто в соседнем кабинете за батарею возьмется случайно?
   - Ты физику изучал? Чтоб током шандарахнуло, надо иметь "фазу" и "ноль". Получается, что вся электрическая цепь только у нас в кабинете будет действовать.
   - А если кто-то будет держаться за батарею одной рукой, а другой случайно найдет "ноль"?
   - Я в такие случайности не верю. Это сколько совпадений должно быть? Мы же не круглосуточно твою "динамку" крутить будем.
   Прикинув кое-что в голове, Роман согласился. План "Электрический стул" был утвержден и стал доводиться до совершенства.
   В последующие дни наставник и стажер что-то мастерили в кабинете в свободное от работы время. Зашедший как-то в кабинет Владимирыч, посмотрел на некоторые детальки и провода, усмехнулся и ушел.
  
   Следователь позвонил Шурке через пару дней:
   - Шурка, выручай.
   - Жалуйся.
   - Твой бандюган Таврин обнаглел. На допросах все отрицает, хамит, грозится прокурору нажаловаться. Одним словом "быкует". Пришли потерпевшие, музыкальный центр опознавать, так он их чуть не запугал, хорошо ребята с ППС зашли, которые его с тобой брали, он заткнулся при них и даже не вякал. Но завтра их не будет, там другие терпилы, а они пожиже кишкой, пожилые пенсионеры. Их запугать и пальчиком можно. Эпизод может сорваться. Помоги, а?
   - Ясно. Давай ко мне его на пару часиков, поговорим.
   Вскоре завели знакомого преступника, закованного в наручники (видно многих достал своей буйностью и хамством). После полета с дверью он пришел в себя и теперь опять хамил направо и налево. Уже с порога он заорал, ткнув пальцем в Шурика:
   - Дверь мне выломал, без санкции прокурора вломился, ментяра поганое. Погоны я с тебя только так сорву, ты мне еще ноги целовать будешь, чтоб я про тебя на суде молчал!
   Приведший его следователь Головачев досадливо махнул рукой:
   - Вот так уже который день. Невозможно допрос вести, отказывается от подписи, адвокат вообще козел, подыгрывает ему. Короче. Последняя надежда на тебя, Шурка.
   - Хорошо, оставляй жаждущего испытаний у нас, приведем готового позднее.
   Головачев подманил Шурку и зашептал:
   - Адвокат действительно скотина еще та, поэтому, постарайтесь без телесных повреждений, хорошо?
   - Тогда и ты нам подыграй.
   - В каком смысле?
   - Напиши рапорт, что подозреваемый Таврин, когда на него надели наручники, пытался их порвать и расправиться с тобой, утверждая, что без свидетелей прибьет тебя. На твои замечания, чтобы тот прекратил данные деяния, не реагировал, говорил, что все спишет на оперов и тебя. Во время попыток сорвать наручники он сильно повредил руки. Свидетелей данных слов найдешь?
   - Найду, целую кучку найду, и все подписи будут.
   - С тобой приятно работать! Когда тебе его вернуть?
   - Я сегодня допоздна работаю, материалов много, а сроки горят.
   - Хорошо, получится что - позвоним.
   Сначала Шурка пробовал говорить по-хорошему. Поясняя, что добровольное признание скостит срок, припирал неопровержимыми фактами, объяснял, что на суде будет учитываться его содействие следствию и так далее, давил и на совесть и на логику. Ничего не действовало. В ответ летели только ругательства и обещания заявления на имя прокурора. Роман несколько раз порывался съездить от души в наглую рожу, но Шурка смотрел на часы и продолжал вести бесполезные разговоры. Таврин с самого начала разговора "по душам" был пристегнут одними наручниками к батарее, а другими к подлокотнику кресла. В процессе беседы и рывков руками он основательно сорвал краску с батареи и с подлокотника, что не укрылось от взгляда Шурика. Наконец он сказал:
   - Время пришло. Все замы и основная масса ребят уже дома. Начинаем испытания? Тем более что клиент сидит как нам нужно.
   - Давай.
   - Таврин, вам дается последняя возможность переоценить свое поведение и встать на путь исправления. В противном случае мы вынуждены будем применить к вам новые методы допроса, под названием "Болевой гипноз".
   - Да пошли вы... А что это такое? - заинтересовался Таврин.
   - Этот метод впервые применен в Соединенных Штатах Америки и положительно зарекомендовал себя во многих других странах мира. Я недавно прошел специальные курсы и готов применить "Болевой гипноз" на вас. Хочу так же заметить вам, что все телесные повреждения, что будут получены при сеансе, нанесете себе вы сами.
   - Да пошел ты...
   Шурка стал махать руками, изображая экстрасенса, а под столом медленно нажал на педаль. Он не знал какую силу тока надо давать и не знал, с какой скоростью надо крутить "динамо", поэтому начал очень осторожно, но Таврин резко взвыл и стал извиваться сразу же.
   - Как ощущения? - поинтересовался Шурка, опустив руки.
   - Менты поганые! - Шурка крутанул снова и уже чуть посильнее. - О-О-ОЙ!!! Что делаете!!!
   - Таврин, я вас предупреждал. Сейчас я только разогреваюсь, а позднее боль будет значительней. - Шурка сделал лицо посуровей, протянул руки в направлении преступника и еще раз запустил "динамо", после чего сам перепугался. Таврина выгнуло дугой и затрясло, вырваться ему мешали наручники.
   - А-А-А!!! Стой!!! Все скажу!!!
   - Прежде чем вы начнете давать показания, прошу заметить, что я выяснил, что имею полную власть над вами и поэтому могу прийти как к следователю, так и на суд, чтобы вы вновь прочувствовали мощь "Болевого гипноза". С каждым разом вам будет все больнее и больнее, пока не наступит полный паралич и остановка сердца.
   - Менты сволочи, - заревел Таврин. - Я еще жить хочу.
   - А кто ж вам мешает? Дайте правдивые и полные показания и спокойно живите.
   - Ага, на зоне?
   - Ну уж, батенька, как сказал один восточный мудрец "В жизни каждый выбирает сам: женщину, религию, дорогу". Вы выбрали путь воровства и только в ваших силах ступить на путь исправления. Суд может учесть ваше чистосердечное раскаяние и даст минимальный срок, но это все же лучше, чем под моим гипнозом вы сознаетесь во всем и получите максимальный срок, выйдя на свободу уже немощным стариком. Выбирайте.
   - Следователя зови!
   - А вы больше не будете делать глупостей?
   - Нет, не буду, - взвыл Таврин. Слезы текли у него ручьем. Еще никогда он не давал так показания. Прошлые разы он попадал на зону лишь когда брали с поличным, остальное он все отрицал и следователи вменяли ему только один эпизод, да и то со скрипом.
   - Голова, - Шурка пока звонил следователю, показал Роману, чтоб он отстегнул Таврина от батареи. - Иди, забирай своего подопечного.
   - Он жив?
   - Живой, готов сотрудничать со следствием.
   - Шутишь?
   - Какие могут быть шутки? С тебя причитается.
   Когда Головин увел рыдающего Таврина, Роман сказал:
   - А мне его почему-то даже жалко стало.
   - Да и мне тоже. Я же не зверюга какой, чтоб так пытать человека. Но такие у нас законы, телефоны с номерами в его шкафу на суде могут не прокатить, нужно его признание и еще кое-какие доказательства. Невиновного посадить гораздо проще, чем преступника. За границей, чтобы опровергнуть показания полицейского требуются показания нескольких независимых свидетелей, а у нас? На суде пять ментов будут говорить одно, а преступник, пусть и неоднократно судимый, другое, поверят преступнику. Вот возьмет эта зараза, объединится с адвокатом и заявит на суде, что нашел целый мешок телефонов и что тогда? Вот поэтому нам и приходится самим кое-где нарушать закон, вышибая "добровольные" признания. Зато сейчас он сам расскажет у кого краденое запрятано и со следователем хамить не будет.
   Больше у Головина с Тавриным действительно проблем не было. Адвокат, пытающийся подгадить следствию, получил от своего подзащитного в глаз и больше никуда не вмешивался.
   Стажер у Шурика вскоре вышел в самостоятельное "плаванье" и стал специалистом высокого класса. Нередко, после особо хорошей работы по раскрытию преступления, говорили: "Шуркина школа". Помня его первоначальный наряд, Роману дали кличку Брюнет.
   На этом можно было бы и закончить историю стажера, не описывая всеобщую вылазку уголовного розыска с семьями на природу, где Маргарита доказала, что прекрасные шашлыки может делать и женщина (пальчики оближешь какие вкусные были!). Кстати, у Маргариты с Романом похоже завязался многообещающий роман. Попутно можно отметить, что бомж Володя не долечился в больнице и сбежал оттуда из-за скуки в отличнейшем, фирменном спортивном костюме ко всеобщему облегчению медперсонала. Вскоре вышла статья в газете, где он был назван героем. На непродолжительное время он попал в центр внимания общественности, даже кто-то из администрации обещал ему квартиру дать, но вскоре все забылось, и он продолжил благоустройство своей, "фанерной" квартирки в подвале. Приметы охранника из больницы были полностью описаны потерпевшим, у которого, накануне ночью после хорошего мордобоя, отобрали кошелек. В следующий визит в больницу Шурка надел наручники на охранника и лично выслушал его "исповедь" и даже записал ее на протокол.
   Но вы все же больше будете интересоваться, часто ли Шурка применял потом "Болевой гипноз"? Могу ответить - "динамо" от армейского телефона пригодилось еще только один раз и, как говорит Шурка, с очень большим эффектом.
  
   Майор Барзанов однажды встретился с Владимирычем в коридоре и начал обсуждать очередной вопрос (начальство никогда не может договориться по телефону). Владимирыч, чтоб не маячить в коридоре на дороге проходящих из конца в конец сотрудников, пригласил его в ближайший кабинет, это оказался кабинет Шурика.
   - Казанцев, выйдите на минутку, нам поговорить надо по служебному вопросу, - сказал Барзанов и бесцеремонно расселся в кресле у окна.
   Вообще-то в кабинете находился еще и Трубачев, но Барзанов обратился именно к Шурке, как бы говоря, что при Трубачеве можно обсудить служебный во бпрос, а вот при Казанцеве... Шурка принципиально спрятал все со стола в сейф (даже парочку завалящихся ручек), запер его на ключ и только после этого вышел, и пристально смотря на Кабана, пояснил как бы между прочим на весь коридор:
   - Теперь уж точно ничего со стола не пропадет.
   Барзанов презрительно фыркнул и отвернулся.
   Засев в соседнем кабинете для обсуждения очередной жизненной проблемы с коллегами, среди которых обосновался и Роман, Шурка заметил:
   - Чего это Владимирыч Кабана ко мне в кабинет постоянно таскает? Зашел бы в свой, или вон к Кузе.
   - А ты думаешь, что про педаль от швейной машинки под столом только тебе известно? - усмехнулся Левашов.
   - В каком смысле? - побледнел Шурка, а Роман закашлялся.
   - У Владимирыча нога побаливает на погоду, вот он и любит иногда ее потренировать. До тренажерного зала еще дойти надо, а твой кабинет всегда под боком...
   - А-А-А-А!!! - раздался дикий вопль из-за стены, отдаленно похожий на Барзановский голос, скорее смахивающий на рев раненого зверя.
   - Видно Кабан за батарею задел, - догадался Роман. - Я же там ничего не отключал.
   А из коридора раздался еще один крик, только уже человеческий, Владимирыча:
   - ШУРКА!!!...
   PS.
   - ...А что сразу я? Почему, если кого-то в моем кабинете шарахнуло током, так виноват я? - Шурка сделал "страшные" глаза Роману и тот исчез из коридора, все уяснив с пол-оборота. - Меня там даже и близко не было!
   - Нет, это дело ваших рук, Казанцев! - орал Барзанов, грозя ему пальцем правой руки, левой же он держался за грудь в районе сердца. - До такого только вы можете додуматься!
   Шурка усмотрел Ромку, убегающего из кабинета, и предложил:
   - Пойдемте, разберемся на месте, - пошел Шурка в кабинет, - и если вы найдете что-нибудь, указывающее на мои "фокусы", как вы говорите, то я напишу рапорт на увольнение, немедленно! Но если вы ничего не найдете...
   Барзанов, не смотря на внушительную комплекцию, рванул вперед Шурки, опасаясь, что тот что-то может спрятать или уничтожить. После усиленных поисков в течение часа, Кабан сдался и, извинившись, скрипнул зубами и ушел, сильно хлопнув дверью.
   - Шурик, - начал Лев Владимирович, - ты в следующий раз хоть бы предупредил, а то я со всей силы как крутанул... Хорошо хоть остановил быстро, а то из твоего кабинета труп пришлось бы выносить.
   - А причем здесь я? - по инерции начал Шурка.
   - Да ладно, - махнул рукой Соколов, - Барзанова провести можно, а вот меня... Не забудь Чернову спасибо сказать, что он вовремя провода и "динамо" унести смог.

Продолжение следует...

Глава 2. ПЬЯНКИ ВООБЩЕ И В ЧАСТНОСТИ

   "Водка "Демидов" - стыдно глядеть в глаза".
   Взгляд в зеркало утром после вечеринки.
  
   Какой русский ныне не пьет? Неправда ли, очень подозрительный вопрос (а главное, очень глупый!).
   Народ у нас делится на три категории пьющих: к первой можно отнести детей, язвенников, закодированных и умерших (они пили, пьют, или отпили навсегда, не подозревая, что даже в кефире есть алкоголь, а перебродившее варенье - немного не дошедшая до готовности брага). Во вторую входит почти все взрослое и разумное население планеты (я имею ввиду тех, кто пьет, да знает меру, а затем не опохмеляется одеколоном и тормозной жидкостью, предпочитая рассольчик или пивко). К третьей категории можно отнести тех, кто выпивает все, что имеет градус, то, что горит, а так же то, что сбивает с ног. (Надеюсь, мы с вами относимся ко второй категории.)
   Мужская половина населения изредка может нырнуть в третью категорию, откуда выходит сама, своими силами, или с помощью скалки своих жен. Если же они надолго задерживаются в первой категории - они сначала вызывают восхищение, затем недоумение, а потом и разочарование окружающих.
   Напрашивается интересный вывод: не пить в коллективе нельзя, ибо даже классики (М.Е. Салтыков-Щедрин например) говорили: "Издревле замечено, что человек не общительный, человек, не принимающий участия в провинциальных попойках, непременно должен быть человеком неблагонамеренным и злоумышляющим".
   Женская половина населения более склонна придерживаться первой категории пьющих. Во вторую они заходят на романтические вечера, великие праздники или на обмывку водительских удостоверений. Если же женщина попадает в третью категорию пьющих и надолго там задерживается - это уже не женщина, а полностью деградирующая личность, которую чаще всего называют "синь", "Уральский самоцвет", "Цвет общества вокзальных аборигенов" и так далее. Вообще-то третья категория, как для мужчин, так и для женщин чаще всего является последней ступенью человечества перед полным и окончательным падением к "родственникам" в грязную лужу, то есть к свиньям.
   Опера жили в приграничье между второй и третьей категорией пьющих из-за напряженной работы. Они твердо знали, что "На тело, погруженное в сорокоградусную жидкость, никакие законы больше не действуют". Вообще-то сотрудники милиции целиком и полностью вышли из народа и всегда отмечают великие праздники с народом, но и, кроме того, имеют и свои собственные, то есть, СВЯТЫЕ праздники (день святого опера, тьфу ты, то есть день уголовного розыска, день милиции, кроме того, есть дни разделения по службам: дознания, экспертно-криминалистической, следствия, ИДН, участковых и других не менее уважаемых служб). Человек не желающий пить в этот день становился человеком, смертельно оскорбляющим весь коллектив и ни во что не ставящий своих коллег по мундиру.
   Если дежурство выпадало на какой-либо праздник, это не мешало нести службу, а в некоторых случаях даже и помогало.
   Думаю мне пора приступать к описанию основных событий, вот только не знаю с какого праздника начать? Начнем, наверное, с трудовых будней.
   Опера на работе всегда! Спящий опер, услышав как на улице или за стеной закричат "Спасите!!! Убивают!!!", сорвется с кровати и бросится спасать гражданское население от всяческих посягательств на жизнь и здоровье трудящихся. Отдыхающий опер никогда не пройдет мимо откровенного хамства, он просто не найдет слов, разве что начнет молча бить в морду, объясняя при этом, какие хулиган имеет права (только вот на что они ему в реанимации?). Подняв стакан и получив сообщение от дежурного по РОВД о совершении преступления, опер молча выпьет содержимое стакана, занюхает единственной на весь коллектив конфеткой и пойдет раскрывать преступление, на страх всему преступному миру. Опер останется таковым, будь он хоть трезв, хоть...немного выпивши, для снятия нервного стресса. А что? Заграница нам дает хороший пример для подражания, где полицейские в рабочий день могут спокойно выпить парочку баночек пива или отхлебнуть немного виски.
   Правда вы очень веско можете заметить, что русский человек не поддается никакой логике. Например, одна рюмка - в самый раз, две - слишком много, а вот три - недостаточно. Поэтому распитие спиртного на работе чревато очень и очень крутыми разборками на ковре у начальника, вплоть до увольнения (если не обнаружится очень веский повод для выпивки и если у тебя нет хорошей "лапы" в верхах).
   Шурка не был в третьей категории пьющих никогда, выпить мог, но мог и отказаться. Он очень хорошо разбирался с кем пить, когда и по какому поводу. Еще с военного училища он знал, что пить с незнакомыми желательно вдвоем, чтобы знать, кто тебя застучал, ежели втроем, то уже будут сомнения на счет "шпиона". Своими знаниями и опытом он не злоупотреблял и поэтому никогда не попадался, а если и напивался, то в общей массе он был почти самый трезвый (теория относительности - кто-то лежит и считается пьяным, а кто-то держится за стену и идет и поэтому считается трезвым).
   В среде оперов презиралось беспробудное пьянство и пошлое воздержание, все держались в "золотой" середине. Они не считали, что алкоголь - это наркоз, позволяющий перенести нам тяжелейшую операцию, которая называется жизнь. Однако не надо грешить на пьющую милицию, грешны не только люди, но и...
   В одном кабинете в клетке жил попугай. Кто-то, когда-то оставил его операм, и птичка мирно прижилась и вписалась в коллектив. Попугай вносил разнообразие в служебные будни и его все любили, прозвав за разборчивость в людях Рентгеном.
   Рентген нахохливался при появлении в кабинете уголовника или начальства (кроме Владимирыча, он не уважал никого). Как "детектор лжи" он чувствовал ложь в словах и орал из клетки, прерывая опрос подозреваемого: "Врешь, гад, к стенке его!". Нередко ребята брали его напрокат к себе и кто-то, в благодарность за хорошую работу в качестве "детектора", налил ему немного водки. Вот с этого все и началось. Теперь, когда начиналась пьянка он начинал орать из клетки (даже когда ее пробовали занавесить какой-нибудь тряпкой) "Водки мне, водки или застучу!!!". Ребята, не взирая на малочисленность спиртосодержащей жидкости, наливали ему в блюдечко, после чего он пил и пел матерные частушки до тех пор, пока не отключался. Утром его голос был жалобен, хрипл и неумолим: "Налейте пивка, сатрапы!". После чего мирно засыпал и становился нормальным попугаем до следующей попойки. Ребята старались редко пить в этом кабинете, жалко все же птичку, не для нее этот напиток, да и пиво с утра это не очень полезно для здоровья, но попугай стал втягиваться и, учуяв запах спиртного из соседнего кабинета, опять начинал орать: "ВОДКИ!!!". Данными криками он привлекал ненужное внимание начальства и...ему опять наливали.
   Однажды днем Шурка увидел товарища из этого кабинета, как будто тот недавно плакал.
   - Слава, что с тобой?
   - Он был такой хороший, - всхлипнул Славка.
   - КТО? - вскричал Шурка, предчувствуя беду.
   - Рентгенушка!!!
   - А что с ним?
   - Умер!
   - Как умер? Попугаи триста лет живут! Или на него наша работа подействовала, нервотрепки, дежурства?
   - Нет, вчера мы выпили здорово (Рентгену тоже накапали), а сегодня с утра заморочки большие были, не до него вот как-то.
   - Ну и?
   - Не налили ему опохмелиться!!! - залился слезами Славка и убежал к себе в кабинет.
   Не буду напоминать, но все опера уголовного розыска на девятый и сороковой день заходили в этот кабинет и молча опрокидывали по стопочке, за упокой души прекрасной птицы.
   Как вы помните, у каждого члена милицейского коллектива были клички. Они зарабатывались и получались очень справедливо. Один опер за свой талант был прозван ДЖИН, так как он появлялся немедленно, как кто-то откупоривал бутылку. Ребята заметили за ним эту особенность и даже высчитали его "подлетное время". Бутылка открыта и через минуту, ну максимум две, раздавался стук в дверь, и в кабинет всовывалась его кудрявая голова: "А что это вы тут делаете?" и его доля в стакане не успевала "протухнуть".
   Но это все мелочи, нас интересует главный герой - Шурка.
  
   За неделю в районном городе Задорне было совершено три убийства, застрелены снайпером крупные бизнесмены (два банкира и мафиозник). Вчерашний день принес "сюрприз" и в Леснянск, где снайпер "поупражнялся" на начальнике рынка. Намечались очень крупные рейды и бессонные ночи.
   Шурка сидел в кабинете, когда в дверь робко постучали.
   - Внимательно? - поднял Шурка взгляд на вошедшего мужика.
   - Я вот, даже не знаю с чего и начать, - засмущался мужик.
   У Шурки был нюх. Данный товарищ в милицию просто так не пошел бы, поэтому что-то на горизонте замаячило очень серьезное.
   - Вы проходите, присаживайтесь. Я вас очень внимательно слушаю.
   Мужик мялся, почесывал голову и Шурка пошел к нему навстречу:
   - Если вы опасаетесь за конфиденциальность нашего разговора, то это напрасно. То, что вы мне скажете, останется строго между нами. Если же думаете, что вас что-то может скомпрометировать, то позднее можете просто отказаться, я же ничего не записываю. - Чтобы совсем разрядить обстановку, Шурка добавил, - вы же зашли просто побеседовать?
   И мужик ЗАГОВОРИЛ!
   - Я немного подглядываю в подзорную трубу за соседкой напротив, - начал мужичок, смущаясь, выдавая себя с потрохами. Однако Казанцев понял, что это несмертельно, а основное будет впереди.
   - Ну и что? Я тоже в бинокль с балкона за девушками по вечерам зыркаю. Мы с вами не извращенцы какие, мы нормальные мужики.
   Мужик просиял и расслабился. Почувствовав "родственную" душу, он стал говорить свободнее:
   - Вчера вечером в комнату ко мне просочился сын, ему четырнадцать лет, а я как на грех, трубу на треножнике оставил. Перед этим я направил ее на дом что напротив, там одна женщина (фигурка - высший класс!) по квартире любит в голом виде разгуливать. Она в варьете работает, там они с обнаженной грудью пляшут. Я так понял, что она так грудь укрепляет, чтоб во время танца она не тряслась.
   - Так, - заинтересовался Шурка ("Адресок соседки не забыть бы" - мелькнуло у него в голове).
   - Я как вошел, смотрю, а Генка (это сын, значит) в трубу смотрит! Я ему как дам подзатыльник, а труба-то и сместилась! - Мужик вытер выступивший пот. В это время зашел Владимирыч и Шурка дал сигнал, что сейчас будет что-то важное.
   - Вы не смущайтесь, это наш начальник, при нем можно говорить все.
   - Да? Хорошо, значит, она сместилась, - продолжил мужичок. - Я ведь много оружия видел, так вот, когда я взглянул в трубу снова, чтоб поправить, увидел, как два мужика разобрали и чистят винтовку.
   - Марка какая? Охотничья, снайперская? - подскочил Владимирыч. - Описать сможете?
   - Что ее описывать, это скорее не винтовка, это малогабаритный автомат 9А-91 с глушителем и оптикой.
   Владимирыч с Шуркой дружно грохнулись на стулья.
   - Я таких в армии-то вообще-то не видел, но вот шурин мой, он в ОМОНе работает, он давал мне его подержать и прицелиться. Думаю на двести метров он только так бьет, причем бесшумно.
   - Ты с "Сайгой" охотничьей не спутал?
   - Я рогатку от палки отличить могу, - оскорбился мужик. - Тем более что у них там не один этот автомат, еще есть.
   - Ты откуда знаешь?
   - Я весь вечер и утро за ними наблюдал, прежде чем сюда прийти.
   Владимирыч схватил Шурку за руку и они выскочили из кабинета.
   - Ты сводки помнишь за последнюю неделю?
   - Еще как! Три убийства в Задорне и одно у нас. Два банкира, один крупный мафиозник и один начальник крупного рынка. Во всех случаях работал снайпер! Оружия на месте не обнаружено. Скорее всего, они!
   - Бригада киллеров! И на двести метров не надо стрелять, там и пятидесяти хватало, так что в "десяточку"!
   - Точно, товарищ капитан!
   - Крути по адресу, а я собираю ребят, выезжаем немедленно.
   Шурка влетел в кабинет и чуть не расцеловал мужика.
   - Молодец, наблюдательный ты наш. Говори, где дом, квартира, сколько их там, что еще есть на вооружении?
   - В квартире их всего трое. Два автомата 9А-91, одна СВД и тоже с глушителем. Квартира номер пять, там старушка сдает хату, а сама к внуку уехала на месяц, так как заплатили они вперед. Живут там уже чуть больше недели. Утром уезжают - вечером приезжают. Только вчера они приехали с сумками, а так без сумок были.
   - А это откуда узнал?
   - У старушек возле подъезда выспросил, они же все знают. По официальной версии, это бизнесмены приехали по своим делам. Сегодня с сумками они утром укатили в Задорн, попросили соседку прикупить продуктов, они и деньги ей оставили.
   - Мужик - ты друг нам на века!
  
   Почти весь вечер ребята наблюдали за указанной квартирой, где "бизнесмены" ели пельмени, распивая дорогое виски и рассматривая какой-то боевик по видику. Уже через несколько минут было получено сообщение, что в Задорне сегодня убили кандидата в депутаты, прямо за два дня до выборов. Почерк тот же.
   - Как будем брать? - спросил Владимирыч.
   - Может быть опять, девочки по вызову? - робко предложил Чернов.
   - Нет, рискованно. У нас один раз так прошло, думаю эти посторонним даже не откроют. А если и откроют, что мы им вменим? Зацепок пока никаких нет. Где же у них оружие?
   - Тогда придется взять под наблюдение и хватать уже с оружием.
   - Это же профессионалы, они слежку за квартал учуют.
   Шурка взял карандаш и стал что-то вырисовывать, все уставились на него и он начал рассуждать вслух:
   - Оружие с собой они возить не рискуют. Вчера они привозили его сюда, чтоб грохнуть начальника рынка и проверить его дальнейшую работоспособность, почистить стволы, короче, проверить, чтоб не отказало в самый ответственный момент. У нас от Леснянска до Задорна сорок минут езды, причем камеры хранения только на вокзалах. У нас вход и выход в камеры хранения только через центральный вход, где стоит наряд милиции, а ЭТИ рисковать не будут. В Задорне камеры хранения имеют три выхода на разные стороны, причем один выход расположен так, что к нему легко подъехать на машине и тут же отъехать. Вывод: оружие в сумках в камере хранения на вокзале Задорна. Ячейка скорее всего возле выхода, поближе к стоянке машин. Получается, что пасти их надо возле выхода с вокзала.
   - Верно, предупреждаем СОБР и пусть они их берут. - Посмотрев на мигом скисшие лица своих подчиненных, Владимирыч спросил, - И вам охота ввязываться в ЭТО?
   - Ну подумай, Владимирыч, пока сообщим, пока они сообразят как и что, пока мы укажем кого брать... - Шурка с надеждой посмотрел на своего начальника. - А тут мы, в полном составе, навалимся и...
  
   На следующее утро вокзал в городе Задорн жил своей жизнью и не обращал внимания на суетящихся людей с чемоданами, сумками и без таковых. Первого киллера взяли на выходе от ячеек камеры хранения. Когда он проходил мимо "сломанного" грузовичка, на него неожиданно с кузова свалились парочка ребят, и вдавила носом в асфальт. Второй вроде бы и хотел броситься на помощь, но, просящий милостыню сопливый нищий, не вовремя подставил палку, а потом ей же и съездил по затылку, вводя товарища киллера номер два в непродолжительный "сон".
   Третий сидел в машине в качестве пассажира, а вот четвёртому отводилась особая роль. Он выступал в качестве водителя, и если основная тройка не выходила вовремя на связь, он бы забрал оружие из камеры хранения и утопил бы его в ближайшем карьере (нет оружия - обвинения к снайперам беспочвенны и недоказуемы). Когда к машине с двух сторон подошли две сексапильные девушки и попросили закурить, то водитель и киллер номер три, дружно опустили стекла и одновременно получили по струе из газовых баллончиков.
   Люди немного попробовали потолпиться, но из толпы лучше было выцеплять понятых, поэтому все вскоре разбежались (кроме понятых).
   Владимирыч довольно потирал руки, когда из Главка в срочном порядке приехала целая делегация в составе убойного отдела и взмолилась:
   - Товарищ капитан, пощадите! Вы взяли бригаду, что по России работала около года! Нас же повесят начальники, если мы будем непричастны к этому! Мы во всех сводках ваших ребят проведем, но и нас не отфутболивайте, просим, умоляем!
   В кабинете как раз находился Шурик. Немного пошептавшись и переговорив с убойщиками, решили так: фамилии участвующих в операции убойщики пусть сами прописывают везде, где хотят, за выполненную работу пусть выкатят по ящику коньяка "Арарат" за каждого киллера, что есть у убойщиков, и все киллеры пусть меняют камеры Леснянска на камеры Задорна. Вдарили по рукам и напоследок один опешивший опер из убойного спросил:
   - А откуда вы про коньяк узнали, что он у нас есть?
   Владимирыч лишь таинственно улыбнулся, но пристально посмотрел на заелозившего на стуле Шурика.
   - Секрет фирмы, ребята. Успехов в расколке.
   Лишь дверь закрылась, Владимирыч насел на Шурика:
   - Ты про коньяк откуда вызнал?
   Но Шурик уперся и стоял на своем:
   - Агентуру свою не сдаю.
   На самом деле Шурка давно просчитал, что местные начальники лишь прознают об успехе уголовного розыска - сразу будут крутить дырки под ордена, а всех ребят, грубо говоря, прокатят. Тем более что данная бригада убийц слишком крупная "птичка", не для уголовного розыска Леснянска. Созвонившись с одним товарищем из убойного отдела Главка, он лихо сторговался за коньяк, поэтому при прибытии убойщиков совершенно "случайно" оказался в кабинете у Владимирыча (но выдавать мы его за это не станем, слишком коньяк хороший, он у убойщиков два дня назад с ребятами из Чечни прибыл).
   - Хорошо, ты мне одно скажи, мы убойщиков не сильно ограбили?
   - Не, - уверенно ответил Шурка, - у них еще три ящика осталось, сведения из достоверного источника. А коньяк очень полезен для нашего здоровья, он расширяет и укрепляет сосуды. Владимирыч, у нас уже давно вылазок на природу не было, ребятам расслабиться надо, поехали сейчас, тем более, завтра суббота. Сейчас все начальство разъехалось по домам, нет уже никого.
   - Собирай народ, объявление сделаем, пусть готовятся, жен предупредят. Но чтоб закуска и так далее...
   - Обижаешь, начальник, все уже готово, мясо в маринад по моему сигналу заложили еще полчаса назад. ППС и ДПС подготовят машины и за нами заедут к сумеркам, всех развезут по домам. Место установлено, я уже и Брюнета с Трубой туда послал, дрова заготавливать. А ребят собирать не надо, они вон в коридоре только твоего разрешения ждут.
   - Шурка, ты меня пугаешь.
   И весь уголовный розыск покатился на вылазку, дегустировать "Арарат" и закусывать его шипящими шашлыками (вообще-то там и водки ящик откуда-то появился).
   Вечерок получился...просто загляденье и объеденье, но... В самый разгар веселья появились две машины патрульных.
   - Ребята, работа есть.
   - Какая может быть работа? У нас культурный вечер, присоединяйтесь, - выступил вперед Шурка, размахивая шампуром, как спортивной рапирой.
   - На карьере труп всплыл, - скромно доложил патрульный.
   - Утопленник? Тогда причем мы? Мы самоубийцами не занимаемся.
   - У него фляга с кирпичами к ногам привязана.
   - Ну че пристал, он просто ТОЧНО хотел утонуть и груз для этого присобачил, - не сдавался Шурик, на что-то еще надеясь, но пробовал хоть немного протрезветь (безуспешно).
   - Там следы сильных побоев, ножевые и в добавок руки за спиной скотчем связаны, - не стал рассусоливать ППСник и выложил сразу все. - Туда уже с районной прокуратуры выехали, вас ждут.
   Посовещавшись, решили послать самых трезвых. (Владимирыча решили не брать, он в этот момент хорошо спал, пригревшись у костра.)
   - Сами справимся, - постановили ребята и самые трезвые (среди них как всегда оказался Шурик) втиснулись в машины.
  
   Труп был ОЧЕНЬ криминальным. Кто-то убивал основательно, молотя чем-то тяжелым по голове, резал ножом, а потом обмотал скотчем и забросил в карьер, прицепив к ногам флягу с кирпичами. Так как берег был очень крутой и подойти к воде было невозможно, труп прогремел флягой по камням и грохнулся на плавающее бревно. Если бы он упал на чистую воду, то всплыл бы не скоро. Сверху его не было видно и исполнители посчитали, что дело сделано отлично и удалились. А вот проплывающие рыбаки увидели "загорающего" мертвяка и сразу же позвонили куда следует.
   Следователь районной прокуратуры с экспертом просто обалдели, когда из подъехавших машин вывалились шесть вдрызг пьяных оперов (кто-то прихватил еще несколько бутылочек с собой) и стали тут же разводить огонь, чтоб подогреть остывшие шашлыки.
   - Это что за безобразие! - вскричал следователь прокуратуры, пытаясь навести хоть подобие порядка.
   - Спокой...но, Склиф-фосовский, все счас бу...будет на мази. Коньячку не жлаете? Для рассширения этих...А! Сосудоф головы... нет, мозга.
   Следователь возмущенно отказался (а зря, между прочим), эксперт же лихо опрокинул стакан и стал для всех закадычным другом.
   - Э! Пинцет ходясщий, подь сюда, - подозвал Шурка эксперта. - Что это?
   Эксперт посветил фонариком и сообщил:
   - Это следы протектора машины.
   - Да я и сам вижу, что не моих...Ик! Ой, кроссовок. Думаю, што паренька энтого привезли на ем. От основной дороги далеко тащить...Ик! Так что, оф-формляй докум...тально, а я за дровами пшел. - Отойдя немного, он резко развернулся и спросил, - Там на ем какие прим-меты особые были? Одежонка особая или что?
   - На плече татуировка - якорь. Да на нем самом тельняшка. Вот и все.
   - Синь подкильная, значит, - пробубнил Саня и продолжил поиск дров.
   Через час "работы" следователь прокуратуры орал благим матом, так как ребята упились в усмерть. Кузя, например, стал "с пристрастием" допрашивать труп, с целью выяснения, как того зовут. Труба откуда-то привел двух понятых девушек, и когда одной из них хватились, то обнаружили Трубачева и девушку-понятую в кустах, целующихся в засос (девушкам коньяк тоже понравился). К моменту приезда машины-катафала для трупа, все опера уже искупавшись в карьере, пытались согреться и обсушиться, прыгая через костер почти в голом виде (девушки-понятые тоже скакали, без ливчиков!). Последнее, что запомнил Шурка, как следователь орал:
   - Я доложу генералу о вашем поведении! В понедельник вы получите на радиооперативке по самые...
   Договорить он не успел, так как Кузя обломал сук (по размеру небольшого бревнышка) и погнался за следователем, крича:
   - Стукач! Дятел! А дятлы умирают от сотрясения головного мозга! Убью!!!
   Следователь быстро уехал на машине, а Кузе налили немного (всего лишь стакан), для успокоения, после чего он рухнул на землю и захрапел.
   Как Шурка добирался до дома - тайна покрытая мраком, но немного об этом рассказал бомж Вова:
   - Ты, Санек, шел на полном "автопилоте" в направлении своего подъезда с поцарапанным лицом и ругался:
   - Проклятые американцы, изверги!
   - А причем тут американцы? - спросил я, а ты ответил:
   - Да вот, гады такие, раскачивают весь земной шар с другой стороны земли, а мы мучаемся, ходим. А последствия очень даже непредсказуемые бывают. Вот, например, из-за раскачки, начинает асфальт вспучивать. Тут недалеко так асфальт вспучился, что я на него лицом упал даже.
  
   На следующее утро зазвонивший телефон прервал кошмарный сон.
   - Шурик, ты гипсовый слепок протектора не потерял? - раздался хриплый голос Кузнецова.
   Шурка посмотрел на подушку и понял из-за чего ему снился кошмар, слепок лежал на подушке, рисунком вверх (теперь этот рисунок отпечатался на щеке и носу).
   - Тут он.
   - Ждем тебя со слепком через час в отделе.
   - Нафига? Может, отдохнем и с новыми силами начнем в понедельник?
   - В понедельник мы уже вздернуты будем. Следак прокуратуры нашей крови будет хотеть. Мне ребята о вчерашнем уже рассказали, ты-то хоть помнишь, что вчера было?
   Шурка дотянулся до крана, намочил полотенце и приложил его ко лбу, в который упорно кто-то долбился.
   - Нет, мне вспоминать больно.
   - Тогда приезжай, расскажем, в красках и лицах.
   Субботний день радовал погодой, но ничем более. Шурка прикупил несколько банок пивка в ближайшем ларьке (друг не тот, кто налил, а кто опохмелил с утра своих "больных" товарищей!), сел в автобус и двинул, предаваясь философским размышлениям. Напротив устроился мужик и с просящим взглядом уставился на баночку пива, торчащую из кармана. Шурка подозрительно оглядел мужичка с ног до головы, отметил, что тот одет вроде культурно, не забулдон, подумал, и, тяжко вздохнув, протянул баночку соседу по сиденью. При этом он переложил гипсовый слепок из подмышки в полиэтиленовый пакет.
   - Вот, браток, спасибо, век не забуду. А то, понимаешь, вчера с женой на день рождения ходили, так я оторвался, расслабился, всю заначку жене и отдал по доброте душевной, а она даже на опохмелку не дала, думал до работы не доеду, помру. - Мужик с удовольствием хлебнул пивка и, кивнув на слепок, уточнил, - Мишка решил след своего протектора на память отпечатать?
   У Шурки сперло дыхание.
   - С чего это ты взял, что Мишка? Таких протекторов куча в городе.
   - Не скажи, - клюнул мужик, потянул слепок из пакета и указал на маленький дефект рисунка. - Вот это ему на заднем колесе полоснуло, когда он к нам в мастерскую с пробуксовкой решил въехать. У меня глаз - алмаз, я это сразу усмотрел.
   - И на чем это он к вам приезжал? - сердце у Шурика готово было выскочить через горло. Такая удача бывает не каждый день.
   - Да на японском каком-то микроавтобусе, маленький такой, узенький, мы там еле вдвоем рядышком садились, не под русского мужика сделан, плечами не входили.
   - Как фамилия Мишки? Он моряк?
   - На что тебе его фамилия? Ну и моряк он, а в чем дело? - насторожился мужик.
   - Ты его когда последний раз видел?
   - Че пристал? - мужик посуровел лицом, того и гляди, не посмотрит, что дали пива, по морде накатит.
   - Уголовный розыск, - Шурка раскрыл удостоверение, дал разглядеть его и вновь спросил, - я не ради праздного любопытства спрашиваю, я по работе. Какие приметы твоего Мишки, где живет, когда последний раз виделись?
   - Мне выходить, - мужик подхватился и попробовал выскочить из автобуса, но Шурка оказался сноровистей. Ловко выхватив наручники, он успел зацепить убегающего за правую руку и пристегнул его к своей левой руке. Мужик по инерции дернулся, посмотрел на руку, потом в глаза Шурке и взмолился, - Отпусти, я на работу опаздываю, у меня начальник зверь, за опоздание все премии поснимает.
   - Не боись, я тебе повесточку выпишу, так что на пару-тройку часиков ты мой для очень основательной беседы.
   - Совесть поимей, - попробовал разжалобить прицепленный.
   - Когда совесть раздавали, я за наглостью в очереди стоял, - отбрил Шурка. - Пока все не расскажешь и не распишешься под своими показаниями - я тебя никуда не отпущу.
  
   - ...Мишка обещал сначала мне машинку привезти, но пришел с моря и прикатил на этом своем драндулете прямо в мастерскую. Так мол и так, говорит, я твои деньги в этот тарантас вложил, а в следующий рейс что получше привезу. А чтоб я не сомневался, он мне расписку дал, что он должен мне не пять тысяч "зелененьких", а семь с половиной. Ну, я и согласился. Он сказал, что "тойоту-королу" мне привезет, правда с правым рулем, но все же! С нашими не сравнить.
   - Он чисто для себя этот японский микроавтобус привез? - Шурка разговорил мужика еще по дороге, когда понял, что приметы так называемого Миши и трупа очень схожи. Поэтому еще до отдела он знал суть вопроса.
   - Да продать он его хотел, наварить порядочно, потом опять в рейс, а там и мне и себе бы что приобрел дельное. Так мы с ним уговорились. У него и сейчас внушительная сумма долларов, но хочется поболее чтоб было. Он в последний рейс собирался, а потом на покой.
   - Про покупателей ничего не сказал?
   - Вроде сосед по гаражу ему заплатить хорошо хотел, ему микроавтобус для рейсов в аэропорт нужен, говорят, там деньги за такие рейсы приличные гребут. Одно дело через Задорн катить, а тут сразу напрямки, почти полтора часа экономится.
   - На руках у него баксы остались?
   - Около десяти штук должно быть.
   - Люди гибнут за метал, - прокомментировал, присвистнув, Шурка.
   В отделе было полупустынно. Когда Шурка зашел в кабинет к Владимирычу, там сидело человек восемь, выражения лиц у них были почти одинаковые, смурные, поэтому все были как братья родные, словно с одних яслей приволокли. Пиво произвело значительные перемены в сторону улучшения настроения и работа закипела. Мужика опросили более основательно, вычислили адрес Миши-морячка, пробили адреса соседей по гаражам, распределились по парам кто за кем едет, и ринулись "в народ". Шурка попал в пару к Кузе, и, учитывая комплекцию напарника, ему сразу стало ясно, что для настоящего великана баночка пивка для поправки здоровья была очень мала. Поэтому первый вопрос, прозвучавший на улице, был таков:
   - У тебя бабки есть? Пива хоцу!
   - Не, братан, я все потратил. Сволочью буду, за душой ни сольда.
   Кузя вывернул все свои карманы, нагреб жалкую горку мелочи, пересчитал и тяжко вздохнул:
   - Вилы, хоть милостыню иди проси. - Обхватив голову, Кузнецов застонал. - О Господи, как больно-то!
   Шурка пригляделся к лицу напарника, задумался, пытаясь что-то вспомнить и спросил:
   - Мы вчера ни с кем не дрались?
   - Нет, а что?
   - А откуда у тебя шишка на лбу?
   Олег лишь махнул рукой, застонав еще жалобнее, и зашагал в сторону остановки. Надо было проехаться по пяти адресам и провести опрос соседей по гаражам, может они что знали о Мишке-морячке.
   - С какого адреса начнем?
   - С любого, только я все равно не выдержу, помру. Ты, Шурка, придумай что. Наедь на кого-нибудь что ли? Пусть дадут опохмелиться, а то "мотор" давит, мочи нет. Того и гляди, как Рентген скопычусь. В автобусе сплохеет - перед народом опозорюсь.
   - Типун тебе на язык, Кузя. Потерпи малость, лишь только подъезжаем по самому первому адресу и дальше я все беру в свои руки, пиво будет за счет клиента.
   - Отвечаешь?
   - Зуб даю.
   - Ох, не мог ты пивка немного запрятать, - в очередной раз застонал Кузнецов.
   - Я вообще-то думал и мне останется, а тут такая шобла поработать в субботу пожелала, не буду ж я жмотиться. Вот, на всех-то и не хватило.
   Счастливая звезда в этот день светила Шурке и Кузе во все лучи. К остановке подкатил бывший одноклассник Сашки, Абдулин Равиль.
   - О, Казанцев, какими судьбами!
   - Брось трепаться, Равиль, будь другом, подвези. Если по пути.
   - А куда вам?
   - На Миронова.
   - Без базара, садись. Мне как раз туда надо.
   - Может быть угостишь пивком умирающих?
   - От, что не могу, то не могу. Только с заправки, все выгреб.
   - Ну, тогда поехали поскорее, на месте разберемся.
   Одноклассник довез почти до адреса и ребята поплелись к нужному дому со стонами, проклиная день вчерашний.
   - Коньяк такой хороший был. Какая сволочь водку принесла?
   Когда вошли во двор, то первое, что услышали опера это были пьяные выкрики из распахнутого на четвертом этаже окна. Возле подъезда сидели несколько старушек и укоризненно смотрели на приближающихся. Рядышком стоял мешок внушительных размеров и в нем угадывались пустые банки из-под пива. Не заставив долго ждать откуда-то сверху прилетела пустая банка и одна из старушек, как вратарь на мяч, бросилась ее ловить.
   - В нашей стране люди делятся на тех, кто выбрасывает бутылки, и на тех, кто их собирает. - Прокомментировал Шурка. - У старушек бизнес идет неслабо прямо возле подъезда.
   Оперов "сфотографировали" сразу. По внешнему виду ребятам не хватало только по бутылочке в руки (помятые брюки и "не разглаженные" лица говорили посторонним наблюдателям о многом).
   - Во, идут, рожи пьяные, - возмущенно забормотала одна старушка, выражая общее мнение. - Сколько же пить-то можно? День пьянствовали, всю ночь спать не давали и сейчас, с утра продолжают гостей называть.
   Кузнецову стало стыдно и он как-то постарался спрятаться за Шурика (данная попытка была очень похожа на то, если бы паровоз пытался спрятаться за портфель первоклассника). Но Шурик был как всегда на высоте.
   - Привет, бабулечки-красотулечки! - перейдя на громкий шепот, он доверительно сообщил, - Мы из уголовного розыска, а чтоб поближе подобраться к бандитам - мы замаскировались под алкашей. Говорите, что, где, когда. У кого есть жалобы?
   Для надежности он показал свое удостоверение, после чего старушки присмирели. С четвертого этажа вылетела пустая банка из-под пива и грохнулась на асфальт в непосредственной близости от говоривших. Самая бойкая опять высказалась за всех:
   - Это Витька с компанией со вчерашнего не просыхают. Мы уж и участкового вызвать хотели, на "ноль два" звонили, те говорят, что бензина нет, не поедут. А пока мы вон, уже по мешку этих банок собрали, а они все выбрасывают и выбрасывают.
   - Намек понял. А не в пятьдесят ли первой квартирке эти празднования?
   - Именно там!
   - Хорошо, бабулечки, мы их сейчас успокоим.
   Старушки недоуменно уставились на ребят.
   - Вообще-то их там около десятка будет, справитесь ли вдвоем?
   Шурка оглянулся на Олега, которого сильно мутило (в данный момент его мысли витали где-то в районе пивного ларька), что-то прикинул и успокоил общественность:
   - Справимся.
   При подъеме на четвертый этаж опера покрылись потом и ноги у них дрожали от подкатившей слабости.
   - Надо меньше пить, - изрек Шурка и встал перед заветной дверью, откуда лилась музыка и раздавались пьяные крики. Звонок не работал, а на стук никто не реагировал.
   - Как открывать будем?
   Шурка хитро улыбнулся, оглядев напарника с ног до головы.
   - Ты вышибешь.
   - О нет! - взвыл Кузя. - Мне сейчас категорически противопоказаны физические упражнения!
   - В таком случае, - трагическим голосом сделал вывод Шурка, - ОНИ выпьют все, и лишь ТОГДА откроют. ТЕБЕ "лекарства" не останется. Старушки уже по МЕШКУ пустой тары собрали. Сколько же еще осталось?
   Как всегда Шурка нашел очень оригинальный способ действий. Сказанное дошло до Кузи, и он заревел, как бык на арене. Взяв с места дикий старт, он вышиб дверь, и понесся в комнату, круша всех и вся, что попадалось на пути.
   - В данный момент между пивом и Кузей я бы не советовал становиться, - подвел итог Шурик и шагнул в квартиру, где раздавались звуки нешуточной драки.
   В комнате пришлось помахать кулаками, но вскоре все десять "празднующих" тел были "аккуратненько" разложены в два ряда на полу. Пытающихся подняться грубо упечатывали ударом обратно и через минуту наступила полная "идиллия". Кузя радостно заорал, когда его взору предстала огромная спортивная сумка, наполненная ПИВОМ!!!
   - Живем!!! На всех хватит!!!
   Шурка подхватил брошенную баночку, с огромным удовольствием отхлебнул божественного напитка и спросил:
   - Кто хозяин по имени Витя? - С пола не поднялся никто (хорошо урок усвоили), но поднялась дрожащая рука. - Кто морячка мочканул? - взял на "пушку" Саша. - Та же рука немного развернулась и указала на соседа по ряду. - За что? За "зелень"? - С пола раздалось мычание, смутно похожее на согласие. - Гулеваним на ЭТИ денежки? - Опять утвердительное мычание. Шурка подхватил указующую руку и пристегнул ее к руке указанного соседа, после чего подошел к напарнику и торжественно пожал ему "лапку", - С раскрытием нас, Олежа. Вызываем группу.
   - Сумку я конфискую, - подхватился Олег, - ребятам тоже жить охота.
   Приехавшие ребята первым делом получали по паре баночек пива, а потом занимались делом.
   Миша-морячок сдуру рассказал о долларах Виктору, соседу по гаражу. Видно радость о скорой богатой жизни на суше слишком сильно его переполнила в какой-то момент. Виктор подговорил своего знакомого и они вдвоем, прямо в гараже, убили болтливого морячка. Позднее, в микроавтобусе, что хотел присвоить себе Виктор, эксперты обнаружили следы крови убитого. Короче, дело раскрыли почти за сутки.
   За воскресенье Шурка и весь уголовный розыск отоспались на славу и в понедельник все расселись в актовом зале на радиооперативку с бодрым и отдохнувшим видом.
   Генерал сидел в Главке у селектора и выслушивал всех начальников отделов области таким образом каждый понедельник. Легко и быстро, никому никуда приезжать не надо. В очередную "разборку" он сделал кое-кому выволочку, но в заключение сказал:
   - Журавлев, как у тебя уголовный розыск? Все живы?
   Начальник буквально подскочил на месте. Посмотрев на Владимирыча и поймав утвердительный кивок, что все на месте, доложил в микрофон, немного заикаясь:
   - В-все на м-месте.
   - Объяви им от моего имени благодарность за работу на прошлой неделе. Наслышан я о них. Даже прокуратура на них жаловалась, но я их понимаю, чуть расслабились, но работу сделали на отлично. Своим я тут за коньяк всыплю, конечно, но...молодцы, и группу киллеров взяли и убийство за короткий срок раскрыли. А теперь, передай, пусть берутся вновь за работу. Надеюсь и с трезвой головой у них так же дела успешно пойдут. Все, конец связи.
   Журавлев с Барзановым переглянулись, поиграли желваками (у них был уже заготовлен текст приказа о наказании за пьянство почти всех неугодных, где первым в списке значился Шурка), и приступили к обсуждению текущих вопросов.
   - Казанцев, почему у вас лицо поцарапано? - пробовал испортить настроение Барзанов, но Шурка быстро нашелся:
   - Повредил во время субботнего задержания преступников. Вон, даже у Кузнецова травма на лбу видна.
   Больше до Сашки никто не цеплялся.
   После завершения оперативки, уже выходя из актового зала, Шурка спросил Трубачева:
   - Василий, откуда у Кузи шишак на лбу? Вроде никто ни с кем не дрался в пятницу, а в субботу он уже с утра отсвечивал. Или я что-то не помню?
   Трубачев рассмеялся и поманил Шурку в кабинет.
   - В субботу, пока ты не приехал с пивом, мы маялись до безобразия. Сушняк давил так, что графин вылакали в минуту. Кузя пошел набирать воду и тут ему сплохело. Он стал блевать в унитаз и...
   - Ну? Чего случилось-то?
   - Лбом он РАЗБИЛ унитаз!
   Без комментариев. И так бывает.
  
   Владимирыч однажды утром поприветствовал всех не как обычно ("Здравствуйте, орлы уголовного розыска"), а по другому:
   - Ну что, граждане алкоголики, хулиганы и тунеядцы...- при этом он недурственно подражал голосу актера Басова из фильма "Операция "Ы" и другие приключения Шурика". - Докатились до ручки? - Все недоуменно переглянулись. Надо совершить что-то из ряда вон выходящее, чтоб Владимирыч с утра начал таким образом. - Почему пьянствуем на рабочем месте?
   Вот тут ребята воспрянули духом (правда ненадолго). Ни вчера, ни позднее никого на рабочем месте (и даже после) в нетрезвом состоянии не ловили. Сам же Владимирыч только сегодня утром приехал из командировки. Откуда же у непосредственного начальника такие сведения? Далее Владимирыч выдал про те кабинеты, где происходили "сходки", с указанием точного количества присутствующих и даже какая закуска была на столе!
   Пристыдив ребят, он заявил, что в следующий раз даст по "шапке", если ему БУДЕТ ИЗВЕСТНО о пьянках на рабочем месте. Этим он крепко озадачил ребят и те расходились расстроенными. Неужели в коллективе кто-то "стучит"? Нет! Это невозможно по нескольким причинам: первое - стукачей не любит никто, тем более Владимирыч, второе - если бы даже и был таковой, то как он мог знать где, кто, что пили ребята и ЧЕМ закусывали?
   Решение было где-то на поверхности, и его нашел Шурка! Рассуждая логически он понял, прежде всего, то, что начальник дал им урок, как надо проводить расследования. Чтобы подтвердить свои предположения, Шурка однажды забежал в чей-то кабинет пораньше, огляделся и заявил:
   - Вы вчера здесь пили.
   - Ну и что? - насторожились аборигены кабинета.
   - А то, что Владимирыч вам сейчас всыпит по первое число.
   - Да как он узнает?! - встревожились ребята, - мы же с соблюдением всех мер предосторожности пили!
   - Всех, да не очень. - Шурка подошел к столу, взял материалы, сложенные и готовые на рассмотрение Владимирычу и на передачу по последственности, разложил их и выдал, подражая Шерлоку Холмсу. - Это же элементарно, Ватсон! Вас было четверо, пили красное вино, закусывали колбасой копченой, салом и (фи, как так можно?!) селедкой.
   После чего развернулся и пошел на оперативку. Владимирыч действительно "вставил пистон" ребятам с этого кабинета, сказав почти то же, что и Шурка, чем вызвал недоумение и растерянность в рядах коллег. Через пару дней они прижали Шурика к стенке и взмолились:
   - Объясни, КАК нас вычисляют?
   - Ладно, - сжалился Шурик, - слушайте, пока я живой. Владимирыч замечательно работает. Когда вы приносите материалы, он начинает их разбирать и НЮХАТЬ! Каждый опер, закончив особо трудный материал с радости "расслабляется". Каким образом об этом узнает начальник? ПО СЛЕДАМ и ЗАПАХУ! - Ребята недоуменно переглянулись ничего не понимая, хотя что-то призрачно забрезжило на горизонте. - Я учуял от бумаги запахи, рассмотрел следы и мог бы сказать на каком рапорте или объяснении вы держали колбасу, сало и куда случайно положили нож, которым резали рыбу! По отпечатанным следам я увидел, что кто-то пролил красное вино, когда производился разлив по четырем стаканам. Вот и все. Просто надо аккуратнее быть и не пить на материалах!
   После этого ребята соблюдали повышенные МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ и поймать их при "расслаблении" на рабочем месте стало почти невозможно.
  
   Вы не подумайте, что пить можно без тяжких последствий. Последствия будут! Если не с тобой, то с твоим товарищем. Похмельный синдром не идет ни в какое сравнение, если ты засветишься или засветишь товарища. Однажды утром Шурка и его сосед по кабинету Трубачев, сидели и "расслаблялись" пивом. У Шурика с каждым глотком лицо одухотворенно светлело, явно показывая значительное облегчение от похмельных мук, а вот у Трубачева наоборот, мрачнело.
   - Василий, в чем дело? Почему ты портишь своим лицом такой замечательный момент возвращения к жизни?
   - Вчера мы сильно перебрали.
   - Естественно, такое дело подняли, не каждый отдел может похвастать.
   - Я не о том.
   - Не томи.
   - С нами Суруда Валерка был.
   - Конечно, ты его и увел.
   Трубачев тяжко вздохнул:
   - Вот в этом-то и загвоздка! Я его отвел до дома, к жене в постель положил, да так ловко, что она и не проснулась!
   - Так это же здорово!
   - Какой "здорово", я сейчас только вспомнил! Он же нам говорил об этом, что если жена будет звонить - он в КОМАНДИРОВКЕ на целую неделю уехал!
   Немая сцена... Жена Валерке потом ТАКУЮ головомойку устроила...
  
   Шурка мог выпить, но мог и НЕ ВЫПИТЬ! Он мог держать марку и ходить трезвым сколько угодно, поэтому алкоголизм ему не грозил. Благородный градус помогал просто расслабиться после очень напряженной работы. Нередко в компании он мог незаметно опрокинуть пару стопок, а затем просто изображать пьяного (чтоб ребятам не было обидно, что они УЖЕ пьяны, а он трезв). Ребята его за это сильно уважали и нередко обращались за советом, если чувствовали, что начинают переселяться в третью категорию пьющих.
   Однажды в кабинет к Шурику зашли несколько ребят. Пародист (не потому, что Генка, а потому, что имитирует голоса, как его тезка Геннадий Хазанов), Рыбак (заядлее рыбака найти трудно, почти невозможно. Если к нему в карман засунуть неосторожно руку - можно напороться на рыболовный крючок или запутаться в леске. Кроме того, в его разговоре преобладала "рыбная" тематика.) и спросили в лоб:
   - Шура, что будем делать с Малышом?
   Опер, по кличке Малыш (Согдаков Иван Васильевич был мал ростом, но шустр в работе) часто терял свою память, когда крепко напивался. Сейчас ребят интересовало, что Малыш прочно полез в третью категорию и под угрозой стояла его дальнейшая карьера (прикрывать от начальства его стало очень затруднительно). Этим он не на шутку испугал товарищей, и они решили его "закодировать", НО КАК? Вот тут и вспомнилось, что Шурка может найти выход из любой затруднительной ситуации.
   - Так, мужички, дайте подумать пару часиков.
   - А поскорее нельзя? Кабан на Малыша зуб заимел и по алкоголизму враз выгонит, а ему до пенсии только три месяца осталось, жалко Ваньку.
   - Что же за два часа может жуткого произойти? - заинтересовался Шурка.
   - Малыш в кабинете закрылся, значит опять на стакане. Вечером мы его прикроем, но долго так не протянется. Стручок кругами ходит, очень ему хочется Малыша Кабану сдать, доложить, что... - тут Пародист изменил голос до тембра капитана Стружкина, - Рустам Фаритович, а в уголовке опять пьянка, вот например...
   - Дальше, - махнул рукой Рыбак, - под эту марку еще кого подсекут. Уже сколько трал под нас заводят гады, сам знаешь. Им только одного на крючок зацепить - наш косяк весь сетями обложат и на тройную уху генералу так подадут, что он сам нам всю чешую с головы до хвоста сдерет. А этим браконьерам только того и надо, щуки подкоряжные.
   - Понял! Минута на размышление!
   Шурка усиленно забегал по кабинету и через минуту стал давать задания:
   - Рыбак, найди хоть из-под земли ключ-дубликат от кабинета Малыша. Генка, поставь возле кабинета наблюдателя, чтоб подстраховал нас, а то Малыш может убежать не вовремя. Сам же срочно созвонись с его супругой и голосом Владимирыча (она его уважает жутко) объясни ситуацию, чтоб нам подыграла по полной программе. Делаем так...
  
   Все пошло по плану, как разработал Шурка. К концу рабочего дня Малыш упился и уснул в кабинете (ребята знали, что это на пару-тройку часов усиленного сна, потом он очнется и память опять заработает). Войдя в кабинет, ребята раздели Малыша и на бесчувственное тело напялили женские трусы. Далее, пользуясь моментом, на животе подписали суперустойчивой губной помадой: "Ванечка, почаще вспоминай наши бурные вечера и превосходные ночи! Я в восторге от тебя! Не забудь, позвони мне, по телефону (Пародист написал телефон одной подружки) когда твоя жена укатит в сад. Твоя киса". Этой же помадой сотворили там же поцелуй губ, после чего одели Малыша и понесли в сквер, поближе к танцплощадке. Сгрузив его на лавочку, два часа добросовестно несли службу в кустах, не подпуская к нему желающих снять часы или почистить карманы. Ребятам с вытрезвителя они объяснили, что проводят спецоперацию и Малыш выступает в роли "подсадной утки".
   Наконец Малыш проспался, недоуменно огляделся, сориентировался и пошел домой.
   - Орлы, бежим к моей подруге! - поманил всех Генка.
   Дальше было все по разработанному плану.
   Разговор дома, когда Иван Васильевич стал раздеваться перед женой в спальне (она упорно ходила за ним из угла в угол):
   - Ты где же это был?
   - На работе.
   - А трусы чьи??? Чья помада? Кто это "Твоя киса"?!!
   - М-м-милая, это просто не-не-недоразумение! - пробовал защититься Малыш, усиленно вспоминая, где его носило? Схватив трубку, он трясущейся рукой, под звуковое оформление жены, набрал указанный на теле телефон, чтоб прояснить ситуацию.
   - Алло? Ванечка? - ответил женский голос. - Твоя грымза уехала и мы можем продолжить?
   - К-к-кто вы? - вскричал Малыш. - Откуда вы меня знаете?
   - О, шалунишка, унес мои трусики и не знаешь?
   Когда Пародист положил трубку, все в комнате лежали на полу и, схватившись за животы, хохотали.
   На следующий день Малыш пришел на работу очень тихим и в темных очках, которые не снимал целую неделю и мужественно отказывался от предлагаемого спиртного. "Кодировка" прошла успешно и закрепилась на длительный срок. Малыш ушел на пенсию, но и там пил только с разрешения своей жены и только установленную ей норму.
  
   Как вы понимаете, Шурка иногда здорово доставал начальников, и они использовали любой повод для посылки его в командировки. Самое обидное, когда командировка приходилась на какой-нибудь "святой" праздник. Вот попадет плохой коллектив, и сиди тогда, трезвый, как лошадь на похоронах. Пару раз ему так и не налили, испугавшись "товарища проверяющего", отчего Шурка воспринимал командировки как наказание свыше.
   Но вот однажды Шурка оказался в командировке в соседнем городке в хорошем коллективе на десятое ноября (День Милиции!). Для посвященных - это элементарная и вынужденная опохмелка после Дня Уголовного Розыска (для непосвященных, этот день приходился на пятое октября). Коллектив подобрался ОЧЕНЬ хороший, поэтому еще с утра все пошло очень даже "хорошо" (спирт, водка, вина различных сортов, самогон и так далее).
   Вечерело. Около шести часов на пульт дежурного поступила заявка: "пьяный мужчина на четвертом этаже пятиэтажного дома захватил в заложники свою семью - жену и двух малолетних детей".
   На операцию выехал родной ОУР (который "проверялся" Шуркой уже с утра). Приехали на пяти автомобилях. Начальник ОУР вышел из авто и, пошатываясь, сказал:
   - Закуску на капот!
   После длительного определения боевых позиций (по сто пятьдесят грамм на каждого) он сказал:
   - Самый трезвый из нас взбирается на крышу с двумя помощниками, чтобы на веревке влететь в окно захваченной квартиры.
   Почему-то все пристально посмотрели на Шурку и он стал "добровольцем". Восхождение на чердак и на крышу было очень хлопотным делом, так как Шурка нес товарища и автомобильный трос. Поход по чердаку описывать не буду, но на крышу все вылезли в паутине, кошачьем и голубином помете.
   Взглянув вниз, Шурка немного протрезвел. Оглянувшись на напарников (как вы помните, одного он притащил сам), он понял, что его могут не удержать. Минут десять Казанцев вязал различные узлы и искал, за что бы зацепить трос. Два "тела" уже спали и ни на что не реагировали, поэтому Шурка использовал их в качестве хорошего балласта, зацепив обоих за трубу вентиляции. Наконец, дав отмашку вниз, что все готово, Шурка вцепился в веревку и ринулся вниз. С диким воплем: "На пол, сука, стреляю!", он влетел вместе с рамой на кухню, где пара старичков с внуком распивали чай.
   Снизу хором заорали:
   - НЕ ТО ОКНО!
   Шурка извинился:
   - Извиняйте, не туда попал, - и заорал вверх, - Держать! Я лезу!
   Взобравшись наверх, он обнаружил так и не проснувшийся "балласт" (хоть так удержали и на том спасибо). Уточнив новую траекторию полета, Шурка закрыл глаза и опять прыгнул (позднее, протрезвев окончательно, он понял, как прав был Дюма, сказав, что "у пьяных и влюбленных есть свой ангел-хранитель"). В это время мужик-террорист вот уже сколько времени стоял у окна и не мог понять, что это там внизу происходит? Почему никто не пытается вести с ним переговоры? Вот бы он поиздевался над всеми, прежде чем сдаться и сойти за алкоголика, что допился до "беленькой горячки". Последнее, что он успел увидеть - подошвы зимних кроссовок, что вместе с остатками рамы врезались ему в челюсть (с выпивкой он вынужден был завязать надолго, челюсть и переломанная нога, а так же ключица очень плохо срастались). В дальнейшем этот мужик при слове "милиция" испуганно соскакивал и старался забиться в дальний от окон угол, откуда выходил спустя продолжительное время.
   Позднее в Шуркин отдел пришло письмо с просьбой поощрить "за смелые и решительные действия при освобождении заложников"!
   Вот так вот и проходила работа, текли будни милиции. (Попрошу читателя заострить свое внимание, что не каждый день в милиции пьют! Но данная глава посвящена все же именно этим дням.)
  
   Александра Казанцева поставили дежурить в Новый год (это Барзанов припомнил ему какие-то погрешности и решил испортить ему праздник). Как обычный сотрудник уголовного розыска, он воспринял праздничное дежурство с "философской" точки зрения и при объявлении дежурной смены на оперативном совещании встал и произнес: "Дай мне Бог умение спокойно относиться к событиям, ход которых я не могу изменить. Дай силу и энергию вмешиваться в события мне подвластные, и научи мудрости отличить первые от вторых". С его слов это было как молчаливое и безропотное согласие, то есть покорность судьбе.
   Ребята посмотрели на него подозрительно (не началась ли "белая горячка"?), а Барзанов посчитал, что Шурка этим высказыванием показал, что сильно переживает, отчего он удовлетворенно потер руки. Однако...
  
   Новогодняя Ночь всегда отражалась огнями, фейерверков и фонарями под глазами страждущих от жизни счастья. Новогоднее дежурство РОВД было организовано на том же уровне. На утреннем разводе дежурный вяло оглядел присутствующих и мысленно сказал: "Это конец". Он был умным и опытным в этих делах. Рассудив, что и начальству ничего человеческого не чуждо, махнул рукой, может, пронесет и утром отдел не прозвучит в кабинетах Главка как сборище алкоголиков. Но... глаза присутствующих были мысленно обращены к своим запасам на Новогоднюю Ночь и говорить им что-то в этот момент было бесполезно, тем более давить на совесть и сознательность.
   Дежурство началось с самого интересного, с проверки запасов на ночь и их дегустации. Все было тихо в криминальном мире, пока под вечер не совершилось самое интересное в мире преступление - ЗАКАЗУХА!
   Прирезали ханурика (вообще-то это был начальник охраны очень крупной стоянки авто), видно долго на глазах у мафии мельтешил и они его в виде новогоднего "подарка" предоставили уголовному розыску, причем по частям - голова и туловище лежат по разным углам! Несчастные опера мерзли от зимнего холода (не смотря даже на "подогрев") и думали о святом--СУДМЕДЭКСПЕРТ!
   "Где он? - вопрошали сердца, - где он, тот, который славится выражением: "Будем лазить и смотреть, щупать, трогать, ковыряться"?".
   Наконец его привезли в "товарном" виде. Сразу видна была старая закалка, так как он начал встречать Новый Год по наступлению его на территории России по часовым поясам! Самые стойкие его товарищи "сломались" где-то в районе Читы, а сам он хотел "пройтись" с Санта Клаусом и Дедом Морозом по всему Земному шарику, но не в этом суть.
   Эксперт, одев бахилы из клеенки (чтоб не шлепать по крови), водрузив на руки перчатки (что успел украсть у дежурного электрика в отделе), заглянул через горловину в тело. Немного подумал, и осмотрев отрезанную голову, сделал вывод:
   - Мертв, пульс не прощупывается. Эх, Бобик издох, так и не поимев свою Жучку. Наливай за упокой души и наступление Нового Года в Челябинске, Екатеринбурге и так далее по тому часовому поясу.
   Один из понятых грохнулся в обморок, другой резко побледнел.
   Эксперт, хоть и был пьян, но дело свое знал и сказал:
   - Господа, потрошители должно быть отстирывают сейчас свою обувку и штанишки. Даже если они резали его в лежачем положении (я почему-то так думаю), то крови натекло порядочно и брызгала она фонтанчиком примерно до...
   В это время, пришедший в себя понятой опять грохнулся в обморок, а второй попытался сбежать, но его вовремя остановили.
   Шурка побежал в соседнее кафе, где хотел приобрести немного "горючего" для работы опергруппы на месте. Когда он готов был протянуть деньги продавщице, то краешком глаза заметил, что у двух крепко поддающих мужиков штаны и обувь замараны чем-то очень похожим на кровь.
   Развернувшись на месте, он побежал обратно. Уже за пару десятков метров заорал:
   - Мужики! Потрошители водку пьют в соседнем кафе!
   Группа влетела в кафе и началось "задержание" подозрительных лиц. В итоге, половина столов была разбита (от лица милиции были принесены искренние извинения), семь случайных свидетелей встречали Новый Год с синяками (так же с извинениями от лица милиции), а преступники (вот перед ними не извинились за нанесенные побои) даже не успели выкинуть нож, со следами крови убиенного. ЗАКАЗУХА РАСКРЫТА!!!
   Ночь же преподнесла свои сюрпризы.
   ЗАЯВКА - "ТРУП НЕХОРОШИЙ" - сообщил дежурный, надеясь на нашу сознательность и что кто-то еще остался на ногах. Группа пошла..., нет, точнее выползла на заявку.
   Эпизод номер один: водитель держал дежурный автомобиль за бампер, боясь, что земля неожиданно уйдет из-под ног.
   Эпизод номер два: эксперт балансировал чемоданом, но шел САМ.
   Эпизод номер три: райотдел провожал на заявку Шурку, выводя его под руки, чтоб он смог не вываляться в снегу (второй опер-стажер уже спал в автомобиле).
   Приехав на адрес и узнав, что труп - "бытовой" (кухонный нож по самую рукоятку в груди), Шурка поехал со следователями районной прокуратуры отмечать неукротимое приближение Нового Года, оставив за себя товарища, опера-стажера (еще одну дозу спиртного тот бы не выдержал) сторожить, чтоб труп не "сбежал".
   Через час:
   У двери стоял следователь городской прокуратуры (стоял в районе замочной скважины), два дюжих ППСника спотыкаясь об плинтус, помогали ему встать.
   Вопль Шурки был громок (Витас - отдыхает!):
   - Мать Вашу, у меня там напарник!
   - Изви...ИК...няй...ИК...те, но дверрр, даз бут (извините за немецкий), - ответили ППСники.
   После полутора литров "ЖИДКОСТИ", дверь поддалась дружным "уговорам" (только щепки со штукатуркой полетели).
   Картина: (Да Винчи отдыхает) - возле распростертого на полу окровавленного трупа с ножом в груди, рядом на диване мерным храпом отдыхал опер-сторож. Квартира потонула в смехе.
   Эксперт снял пальчики с ножа и тут в дверь вломился мужик с чумными глазами, пьяный в усмерть:
   - А че вы тут делаете?
   Шурка по привычке, врезал сначала в челюсть, потом достал удостоверение и сказал:
   - Уголовный розыск поздравляет вас с Новым Годом. - Надев на бесчувственное тело наручники и сев на него, спросил у эксперта, - Ты его пальцы сможешь разглядеть?
   - Обжаешь, начальник, - оскорбился эксперт и грохнулся на четвереньки рядом. Осмотрев через увеличительное стекло пальцы и ладони "задержанного", потом сверив их со снятыми с рукоятки ножа, повернулся к следователям прокуратуры и сказал, - Раскрытие преступления по грячим следам, за это надо вымпить, наливайте!
   Дежурный утром бодро доложил наверх о двух раскрытых убийствах и о том, что происшествий больше не было. Начальство поздравило с наступившим и дало указание на составление приказа о поощрении всех отличившихся (для Барзанова это был новый удар).
  
   Шурка не знал такой службы, где бы ему от души не предлагали выпить в любое время суток. Его считали счастливым талисманом. Если с утра он заходил к кому-либо, то у человека день проходил как никогда здорово (в круг "счастливчиков" не входило начальство, может потому, что не наливали?).
   Однажды он находился в дежурке и увидел целую батарею банок из-под импортного пива, расставленного на шкафах для хранения оружия.
   - Это откуда?
   - Во-первых, красиво, - ответил капитан Забегин Станислав, которого большинство в отделе звали просто, Стас. - Во-вторых, там я держу оружейное масло, попробуй, нацеди ребятам, когда под конец наряда они оружие чистят. Взял, баночку выдал и потом спокойно забрал. А в-третьих, среди этой батареи нетрудно запрятать и обычное пиво. Кто из начальников будет проверять, лезть на такую верхотурину? А если приедет проверяющий, мы с ним можем без риска, производя "проверку" оружия, мирно расслабиться.
   -Здорово. Да, кстати, не дашь мне баночку?
   - Расслабиться?
   - Нет, ствол почистить, боюсь, там уже тараканы стайками бегают. Тем более что у меня начало рабочего дня, а у тебя уже конец. Не тебе в морду начальству весь день дышать придется.
   - Это без проблем, пошли, и я свой почищу за компанию.
   Мирно расположившись в комнате для чистки оружия, ребята отдались делу: разобрали пистолеты и стали "выгонять тараканов" со стволов. Стас в это время рассказывал анекдоты и прикладывался к другой баночке. До окончания дежурства оставалось минут десять, новый дежурный уже "въезжал" в оперативную обстановку, когда в комнату вошел Стручок. По его лицу было видно, что вечер, а может быть даже и значительная часть ночи, прошла бурно и срочно требуется что-то жидкое. Капитан Стружкин был сам не прочь "промочить" горлышко, но желал ВСЕГДА на халяву. Характерный запах, веселое настроение и ПИВО в банках! Как говорится, застуканы на месте совершения преступления.
   - В рабочее время, пиво пьете?!
   Шурка даже не сразу врубился, что происходит. Быстрее среагировал Стас. Сделав круглые глаза, он грохнулся Стручку в ноги, и громко зашептал:
   - Не губите, товарищ капитан, мне до пенсии осталось немножечко, пощадите, не говорите никому.
   - Дай сюда, - царственно махнул Стручок в сторону большой банки. - Я подумаю о вашем поведении, товарищ капитан. А вот вы, Казанцев, готовьтесь писать объяснение о своем поведении.
   Забегин безропотно протянул почти полную банку Стручку и тот сделал огромный глоток (сами знаете, как на халяву хочется отхлебнуть побольше).
   Дальше Шурка лежал на полу вместе со Стасом и ржал, как от щекотки по всему телу. Стручок испарился почти мгновенно, отбросив от себя банку с ОРУЖЕЙНЫМ МАСЛОМ.
   - С ним ничего не будет? - спросил Шурка, еле переводя дыхание от смеха и вытирая слезы.
   - Ты что, это же ЧИСТЕЙШЕЕ масло, правда, действует, как сильное слабительное, но нам иногда тоже не мешает кишечник почистить.
   В это день Стручок показывал очень высокие результаты по бегу от своего кабинета до туалета. Его ноги отстукивали чечетку, равную по частоте боевой работе пулемета.
   Забегин быстро исчез домой, и его не могли найти до следующего дежурства, а вот на Шурку нажаловались на самый верх и по коридору опять разнеслось:
   - ШУРКА!!!...
  
   PS.
   - ...Ну не слежу я за его меню, причем здесь я? Вы лучше у него спросите, где он вчера водку покупал, в каком киоске. А может быть он утром не то съел? Я же ему не врач! Если я рядом находился, то я ему и в рот вливал? Он же сам все пил, причем требовал пива прямо с порога, а где его мы в оружейке взять могли? Нет там его, значит, сам где-то напился какой-то дряни...
  

Продолжение следует...

  

Глава 3. ПО ПУТИ ДОМОЙ И НА РАБОТУ

   "Проблемы негров шерифа не волнуют".
   Ответ участкового надоедливому потерпевшему.
  
   Каждое утро Шурка думал: "Зазвонил будильник, значит лучшая часть дня уже позади".
   Однажды он случайно проснулся до положенного часа пробуждения за несколько минут и насторожился, прислушиваясь к чему-то необычному. Вскоре он понял, откуда идут звуки. Обычно радио начинает свою работу в шесть ноль-ноль. Видимо кто-то на студии забыл отключить вечером, по окончании работы, микрофон. Было очень ясно слышно, как кто-то подошел к пульту, грохнул на него бумаги, отодвинул стул, сел и сказал: "О Господи!". После чего включили Гимн, и началась радиопередача.
   Именно в этот момент Шурка понял ведущего, которому надо вставать еще раньше Шурки, добираться до работы и БОДРЫМ голосом вести радиопередачи. Сколько боли было в этом голосе! И сам Сашка просто взвыл, потому что зазвонил будильник, и надо было вставать.
   По всему дому в период от шести до семи раздавались различные трели, сигналы, включались музыкальные центры и телевизоры, заглушая проклятья, что сыпались на эти звучаще-пиликающе и играюще-говорящие предметы. Люди оживали и собирались на работу, в школу, детский сад и ясли. Активно заработали туалеты, душевые, газовые плитки. Кто-то глотал на завтрак бутерброды, кто-то поглощал яичницу, все это запивалось чаем, кофе или молоком, готовясь в путь.
   Шурка считал, что одну треть жизни занимает сон, вторую дом, работа, развлечения, но последнюю треть безжалостно съедает дорога и стояние в очередях.
   Бывают приятные дороги: в гости, на рыбалку или охоту, в магазин (когда есть деньги), на отдых или вылазку в лес и С РАБОТЫ!!!
   К неприятным дорогам можно отнести: дорогу под проливным дождем и в жуткий мороз, визит к стоматологу (вот им бы людей пытать и допрашивать!), в магазин с тощим кошельком, и, конечно же, НА РАБОТУ, где в любой момент ожидались "крутые" разборки с начальством. С Шуркиного легкого словца все в отделе говорили, что "Жизнь в милиции как жизнь в гареме. Знаешь, что могут "полюбить", только не знаешь, кто, за что и когда, но к этому надо быть всегда готовым". Именно поэтому путь на работу был тяжел и длинен (надо было настроиться на работу, а точнее на "интеллектуальное" общение с начальством).
   Понимая, что никуда не деться Шурка старался зарядиться хорошим настроением по пути, и это часто ему удавалось. Он не разглядывал лица людей, с утра они были все мрачны и задумчивы (хотя это тоже повод поразвлекаться).
   Шурка стремился к общению и шутил направо и налево, после чего поднимал настроение себе, окружающим людям и попадал в шкодные ситуации.
   Добираться до отдела можно было пешком. В прекрасную погоду полчаса пешком - это здорово. А если дождь? За это же время можно было проехаться и в автобусе, который давал кругаля, но зато не капало и не дуло, а сотрудники милиции имели "постоянный проездной". И вот там-то что-то да случалось.
   Однажды Шурка катился в автобусе, где работала надоедливая, въедливая и очень скандальная кондукторша. Именно из-за этого кондуктора автобус был всегда полупустым даже в час пик, в него садились только самые отчаянные или кому уже деваться некуда (побывавшие только один раз там запоминали его надолго). После поездки именно на этом автобусе он сделал вывод: "Кондуктор - это не профессия, это - диагноз!". Уже несколько раз у него происходили стычки с данной "дамой", причем он даже пытался говорить с ней культурно:
   - Дорогая кондуктор! Поскольку вы - дама, я не могу вам сказать напрямую то, что о вас думаю. Более того, поскольку я настоящий мужчина, джентльмен, то не имею права даже думать о вас так. Но так как вы не являетесь ни тем, ни другим, то я надеюсь, вы поймете меня правильно.
   Ничего не помогало. Удостоверение Шурика кондуктор разглядывала очень пристально, хотя видела его почти каждый день, упорно сверяясь с фотографией и пытаясь прочитать все буквы в печати и даже то, что написано мелким шрифтом.
   - Не поддельная, слово даю, - завелся Шурка. - Я этот документ с оригинала всю ночь срисовывал, краска еще не обсохла.
   После таких слов он стал героем дня, так как кондуктор подняла дикий крик и заявила, что будет жаловаться в милицию на "этого хулигана", пыталась выхватить удостоверение и даже записать фамилию. После безуспешных попыток отобрать удостоверение и вытолкать Шурку из автобуса, она стала кричать, чтоб водитель остановил автобус и высадил "хулигана". Однако водитель, вдевший в уши наушники, балдел под отечественную попсу, не обращая никакого внимания на борьбу в салоне. Наконец Шурику надоело выслушивать визгляво-писклявые обвинения в свой адрес, вынув наручники, он пообещал пристегнуть кое-кого к поручню, если она не заткнется. В автобусе наступила тишина до следующей остановки. На Шурку смотрели как на героя, бросившегося на гранату и закрывшего всех от неминуемых осколков, то есть скандалов, здорово действующих на нервы. Представляете, если прийти на работу с плохим настроением и кислой миной? Но положительные эмоции в этом автобусе еще не закончились.
   На следующей остановке зашел папаша интеллигентной наружности с маленькой дочкой. Кондуктор сделала "стойку" и поняла, что папаша с ней спорить не будет, слишком культурно выглядит.
   - А где еще сдача? - попробовал сказать папаша, когда ему на руки отсыпали немного мелочи и всунули два билета. - Мне не надо второго билета, мне нужен только один!
   - Очки протри, - пошла в наступление кондуктор, - дети после семи лет билет покупают!
   - Но ей же нет семи лет, - пробовал робко возразить интеллигент, поправляя очки.
   - Что?! Ты кому врать будешь? А еще в очках! - Своим бюстом кондуктор буквально завалила папашу на сиденье и грозно рыкнула в сторону девочки: - Тебе семь лет будет?
   Девочка оказалась неслабонервной, как ее папаша и смело ответила:
   - Конечно, будет! - Секундный триумф кондуктора, но девочка продолжила, - а пока мне только пять.
   Вот тут даже водитель дал по тормозам и высунулся в салон, чтоб узнать, почему все смеются.
   От чистого сердца Шурка дал бойкой девчушке завалявшуюся в кармане конфету, и с поднявшимся до необозримых вершин настроением, пошел в отдел.
   Иногда, даже при сильной усталости и разбитости Шурка не садился в автобус по одной простой причине: в пятницу и перед праздниками под вечер в салоне постоянно были пьяные. Как работник милиции он вынужден был встревать в разборки, заступаясь, то за кондуктора, терпящего оскорбления и нападки от всякой пьяни, то за пассажиров, испуганно зажимающихся в уголки от дебоширов. Ситуации слагались разные, поэтому одному пользоваться городским транспортом было иногда очень опасно, а тем более, если показывал удостоверение сотрудника милиции.
   В пьяном состоянии, особенно компанией, люди чувствуют себя смелее и любая "шутка" для них смешна. Почему-то крепко выпившие люди забывают нормальные слова и изъясняются только нецензурно. На любое замечание следует агрессия (не зависимо от пола и возраста человека, пытающегося приструнить хулиганов).
   Однажды Кузнецов, Чернов и Шурка катили в автобусе и были слегка навеселе (не надо путать пьяного и человека, выпившего, но держащего себя в рамках приличия). Ребята четко знали и контролировали свое состояние. Будь выпито еще немного, они бы пошли просто пешком, чтоб не привлекать внимания общественности.
   Подошедшая симпатичная девушка-кондуктор осмотрела служебные удостоверения и спросила:
   - А чего это вы такие веселые?
   На что Шурка галантно заметил:
   - Девушка, не каждый день можно встретить такую очаровательную работницу общественного транспорта, как вы. Поэтому невозможно не опьянеть от блеска ваших восхитительных глаз!
   Кондуктор улыбнулась и пошла на свое место, счастливо алея от полученного комплимента. Ребята в полголоса обсуждали события дня, когда на следующей остановке зашла группа подвыпивших подростков.
   Сначала ничего серьезного не ощущалось, но Чернов заметил резко проступившую бледность на лице кондуктора и умоляющие взгляды, бросаемые в сторону группы милиционеров.
   - Мужики, шухер, - дал сигнал Роман, - что-то не в порядке. - Приглядевшись внимательно, заметил, - там нож, у кондуктора пытаются отобрать сумку с деньгами. По бокам стоят по трое. Прикрывают, чтоб кто из пассажиров не увидел.
   - Ясно, работаем под алкашей, - сориентировался Шурка и, обняв Кузнецова Олега, запел песню, пытаясь маскироваться под украинский выговор. - Ты ж меня пидманула, ты ж меня пидвела, молодого, холостого с ума-разума свела!
   Кузя, усиленно шатаясь и цепляясь за сиденья, пытался мычать в мотив и они двинулись к застывшей группе. Подросток, держащий нож у груди кондуктора, мельком взглянул в их сторону и продолжил:
   - Я сказал деньги, быстро! Хоть немного вякнешь - приколю к твоему сиденью как бабочку в гербарии. Не дергайся я сказал. Сейчас остановка будет и мы выйдем, отдай сумку, корова. Не суетись, а то...
   Договорить он не успел, Кузя одним ударом снес его и парочку, прикрывающих с одного бока. Других стали "уговаривать" Шурка и Рома. В считанные секунды юные тинэйджеры уже лежали на грязном полу и не смели шевельнуться, размазывая грязные слезы и кровь с разбитых губ и носов.
   Вызванные по рации патрульные подъехали на следующей остановке и загрузили всю гоп-компанию в "собачник", "помогая" им втиснуться поплотнее дубинками.
   - Ребята, я не знаю как вас и отблагодарить-то, - подошла кондуктор к операм.
   - А провезите нас в следующий раз бесплатно, - отшутился Олег.
   - Несколько пассажиров видели же нож и сразу отошли подальше, а вы... Спасибо вам огромное!
   - Это наша работа, защищать нормальных людей от всяческой мрази. Вы в сумке среди мелочи газовый баллончик возите, а еще лучше - перец, чтоб в глаза сыпануть можно было.
   Общественное мнение (хоть и скрытое) при этом было на стороне ребят, но бывает, что оно резко может поменять полярность из-за недооценки людьми нависшей опасности. Вот, например, однажды...
  
   После очень трудного и изматывающего рабочего дня Шурка возвращался домой. Вымотавшись до предела он сел на сиденье и сразу отключился (опера иногда дорабатываются до состояния "дайте мне точку опоры и я усну"). Проснулся он от криков старушек:
   - Люди добрые, да как же таких земля носит!? Помогите же кто-нибудь!
   В автобусе находился пьяный мужчина, который сыпал направо и налево маты (нецензурную брань), отказывался платить за проезд (показал кулак и фигушку кондуктору) и к тому же, сдернул с сиденья одну старушку и уселся на ее место. Пассажиры автобуса (в основном старушки) стали возмущаться, но никто не удосужился подойти и приструнить пьяного хулигана (парочка мужиков и один парень спортивного телосложения старательно изображали спящих). Шурке было вообще лень что-то говорить, поэтому он все сделал молча. Подошел, послал в нокаут одним ударом, после чего сбросил мужика на пол, освободив место старушке, и снова сел на свое место.
   В полной тишине мужик пришел в себя и стал рыдать. Видно количество выпитой водки не дало ему понять, кто ему врезал, но боль и обида чувствовались. ТА ЖЕ САМАЯ старушка, что больше всех возмущалась, что ее сбросили с сиденья, запричитала:
   - Да что же это за зверюга! Нельзя человеку немного выпить, так его сразу и в лицо бьют! Такие наверно только в милиции и работают! - Шурка пораженно повернулся в сторону говорившей и увидел укоризненные взгляды окружающих. Старушка же нагнулась над лежащим и своим платком стала утирать ему кровь.
   - Я еще и зверюга? - возмутился Шурка. - Да этот крокодил только что ВАС чуть не прибил! Вы же сами кричали, взывая о помощи!
   - А ты и дорвался! Избил беззащитного человека! Он немного погорячился, а ты - хулиган!
   Тут Шурку взорвало справедливое возмущение:
   - Да вы что, бабуси? Этот тип вас готов был гонять по всему автобусу, зная, что вы ему не можете дать сдачи. А теперь, когда я его поставил на место, объяснив хоть и грубо кто он на самом деле, вы же на меня и наезжаете? - после того как старушки набросились на Шурку и вылили на него целый ушат словесной грязи, он сказал, - Хорошо, я вас предупредил, а дальше... пусть будет что будет, а я умываю руки, больше ко мне за помощью не обращайтесь.
   Мужик обвел всех непонимающим взглядом (видно выпил он основательно), тряхнул головой и стал что-то соображать (он не понял, кто его ударил), но понял, что ему сочувствуют и жалеют его. Шурка прикинулся "мышью под веником" и затихарился, до его остановки осталось совсем немного, а сценарий дальнейшего он себе уже представлял, насмотрелся на таких в дежурке.
   Дальнейшие события описывать? Пожалуйста!
   Пьяница взревел как раненый буйвол и начал бить всех, кто попадался ему под руку. Конечно удар пьяного значительно слабее, чем если бы он был трезв, но старушкам, "спящим" мужикам и парню досталось здорово.
   - ПОМОГИТЕ!!! УБИВАЮТ!!!
   Шурка безучастно постоял с пару минут, отмечая, что удары никого не доведут до смерти, все отделаются только синяками и шишками, дождался, когда откроются двери и перед выходом сказал:
   - Счастливо оставаться, бабулечки, веселой вам поездочки! Надеюсь, этот урок вам пойдет на пользу.
   Чем там у них все закончилось - неизвестно, но, скорее всего, старушки общей массой "задавили" мужичка и обломали об него не один зонтик, нанося различные телесные повреждения, а это проблема уже не Шурика, а травматолога в ближайшей больнице.
  
   Нередко, притворяясь спящим, Шурка черпал информацию от говоривших рядом и не обращающих на него внимания пассажиров. Люди в транспорте расслабляются и забывают, что рядом кто-то может слышать обсуждаемое. Поэтому Шурка иногда "работал" и в транспорте.
   -...мой-то, гусь лапчатый, с получки нализался, что до квартиры еле дополз. Я его скалкой отмолотила, все карманы вывернула и все до копейки забрала. Сегодня утром ему скандал закатила, что он якобы вечером весь избитый и без денег пришел. Пусть теперь голову ломает, а пока денег не принесет - кормить не буду...
   (Ну эт правильно, пусть алкаш помучается. Нормальная баба так и от выпивки может отвадить, если мужик еще не все мозги пропил.)
   - Верка, я слышала, ты хочешь вернуться к своему старому мужу? Ты же его терпеть не можешь, что ни день - то скандал!
   - Мне придется вернуться. Он сошелся с одной мымрой и они счастливо живут! А я это видеть не могу. Я ему всю жизнь испорчу!
   (Вот это чисто женская логика и объяснению не поддается.)
   -...короче, я в интернете нарвался на журнальчик прикольный, там один шиз по имени Даниил Шеповалов способы самоубийств пропечатал. Мы с Кристинкой чуть не отпали, какие приколы там сыпались...
   (Молодежь развлекается, ну и пусть, главное чтоб наркотики... ОП! А вот это интересно!)
   - Я Макса вчера встретил, зависли у него дома. Ему один торговец ханку на хранение дал, ей же и расплачивается. Зависли классно! Давай сегодня к вечеру, подкатывай, герлы будут, порнушку покрутим, пока родаки укатили.
   (Вот это то, что надо, ушки мои, слушайте, ничего не упускайте!)
   - А там ханки-то много?
   - Я ж тебе говорю, что на хранение ему дали. У него предок в прокуратуре, шишка с большими возможностями, так что надежнее места нет, уже два месяца он один кайф ловит и никто ничего не засек.
   - Куда подваливать-то?
   - Подъезд Чумового Митяя знаешь? Вот там, на третьем этаже, дверь металлическая. К восьми подъезжай. Звони три коротких и один длинный.
   - Буду, я еще Цыпу захвачу, он от косячка никогда не отказывался.
   Надо ли говорить, что в восемь вечера в указанную квартиру три коротких и один длинный звонок давал Шурка с группой оперов по наркотикам. Перед этим Шурка "пробил" адрес и озадаченно почесал затылок (Во влип!). Это был адрес городского прокурора Золотникова!
   - Ну что ж, господин прокурор, попили вы кровушки у нашего брата-опера очень много, пора и ответ держать. Начнем мы с вашего сыночка по кличке Макс, он же Золотников Максим Олегович, которого вы отмазываете по всем статьям еще со школьной скамьи.
   Золотников Олег Дантимирович действительно творил, что хотел. Любое дело он мог развалить своими придирками, прицепившись к "нарушению уголовного процесса". Проще говоря, опера от него стонали и прозвали Прокрустом (надеюсь, мифы Древней Греции вы читали?). Слишком много богатеньких преступников продолжали портить вольный воздух, вместо того, чтоб работать на лесосеке. Своего сыночка он вообще боготворил и даже с его помощью уволилось два инспектора ИДН (расшифровывается не Иди Дитенка Напугай, а Инспекция по Делам Несовершеннолетних!), когда они пробовали собрать материалы по совершаемым преступлениям, где фигурировал Макс. Одним словом и папаша и сынок были еще те...
   Шурка развил бурную деятельность и уже к обеду узнал все подходы и отходы в указанную квартиру. Теперь требовалось действовать согласно буквы закона. Он прибежал к "наркоманам" (группа оперов, работающих по наркотикам, проще ОБНОН) и с порога заявил:
   - Мужики, а не желаете ли выкатить мне парочку бутылочек хорошего коньячка?
   - С чего это? - спросил старший опер, Брежнев Петр (за худобу его прозвали Комарик, но злые языки за фанатизм в работе иногда прозывают Кумариком). - Я слышал, что ты коллекционируешь в своем баре коньяк и вина, но просто так, даже не на день твоего "варенья"?
   - Сегодня вечерком я предлагаю вам прогуляться со мной и накрыть склад наркоты. - Комарик недоверчиво оглядел Шурку. - Если номер пустой - я выкатываю вам, но если...
   - Можешь не продолжать, твои условия мы знаем. Что еще для этого надо?
   - Экипируемся по полному объему: следователь, эксперт, а лучше два, пусть один все снимает на видеокамеру, желательно прицепить до кучки кинолога с барбосиком и кучу надежных свидетелей. Всех попрошу собрать к девятнадцати тридцати. Транспорт желательно иметь в достаточном количестве. И попрошу не распространяться, пусть для начальства это будет приятным сюрпризом.
   - Что за таинственность?
   Шурка отвел в сторону Брежнева.
   - Петя, ты готов постоять за справедливость?
   - Не томи.
   - После того, как ты возьмешь склад наркоты, вероятность, что на тебя обрушится гнев свыше не сто процентов, а миллион!
   Брежнев сатанински улыбнулся.
   - Шура, я когда-нибудь был сволочью? Или являюсь штатным стукачом у... ты знаешь про кого я говорю?
   - Хорошо, тогда проинструктируй ребят, чтоб было все по закону и СВЕРХВЕЖЛИВО.
   - Крупная рыбка?
   - Коньяк просто так я не зарабатываю, только за стоящее дело!
   Весь процесс проникновения в квартиру (открыли добровольно, никакого насилия не было), курение марихуаны, отказ от сотрудничества с милицией и отказ о добровольной выдаче наркотиков были записаны на видеопленку. Шурка потом с удовольствием смотрел по видику, как кинолог с собакой вытащили большую сумку из дивана, в которой оказалось около десяти килограмм марихуаны (ханки), как Макс бросался на сотрудников милиции и грозился "Папа вас всех засадит в тюрягу!", как Комарик и его ребята вежливо и СОГЛАСНО ЗАКОНА все изымали, описывали, короче делали свою работу. Он попросил ребят потом дать кассету просмотреть, чтоб продлить удовольствие и наслаждение от прекрасно выполненной работы.
   На следующий день с раннего утра Комарик заскочил к Шурке с видеокассетой и двумя бутылками отличнейшего коньяка.
   - Шурка! Брат! Макс "поплыл" еще вчера вечером. Он нам ТАКУЮ сеть торговцев сдал, что работы для нас и ОМОНа на месяц хватит! Следы в Задорн ведут и даже далее! Пару допросов мы тоже записали, посмотришь сам.
   - Затруднений пока нет?
   - Какие могут быть затруднения? Его папашка, Прокруст долбанный, укатил с супругой на охоту, его не будет еще дня три. Успеем сделать все по полной программе!
   - Будь осторожнее.
   - Да все путем, адвокат на нашей стороне, парень что надо, советует ему колоться, а не то, запугал страшными статьями. - Брежнев протанцевал по кабинету и даже попытался чмокнуть Шурку в лоб. - Шурка, ты гений, мы все в округе перерыли, никак на склад не могли выйти. Как ты на них вышел?
   - Секрет фирмы. Только вот какая просьба к вам у меня...
   - Да без вопросов, поможем чем можем!
   - Если у тебя возникнут проблемы - об этом я должен буду узнать ПЕРВЫМ.
   - Ты меня пугаешь, - посерьезнел Петр. - Вот кассета, завтра чтоб принес. - Уже в дверях он повернулся. - Ежели что - скажу.
   На том и разошлись. Днем обо всем узнало начальство и засуетилось. Больше всех бегал Барзанов, ведь городской прокурор был его другом.
   Прокурор примчался на следующее утро и затребовал все материалы себе. После этого начались крупные осложнения. Комарик пришел к Шурке перед оперативкой через день и молча сел в кресло.
   - Началось?
   - Еще как. - Брежнев грохнул кулаком по подлокотнику. - Адвоката нашего избили, теперь у Макса новый, сверхоплачиваемый, уже вчера с раннего утра возле порога мялся, а харя хи-итрая такая. Я его знаю, он любое дело развалит, Прокруст его разве что в задницу не целует, деньги-то обоим идут. - Помолчав немного, добавил, - Видеокассета "неудачно" оказалась размагниченной, какая-то сволочь магнит на нее положила. Кто поработал - утверждать не могу на сто процентов, не видел сам, но Барзанов что-то рядом крутился, а потом исчез. Свидетели стали давать бредовейшие показания, обвиняя нас в применении насилия и издевательств к задержанным. Появился даже один, который утверждает, что я ворвался в квартиру первым, неся в руках внушительную сумку, которую он потом увидел уже в диване у "потерпевшего"! Макс теперь нагло смеется в лицо, и заявляет, что мы его избивали и чуть ли не пытали, заставляя подписывать уже написанные показания! Сегодня его на "подписку о невыезде" отпускают.
   Шурка решительно встал и потер руки. После чего оценивающе уставился на коллегу.
   - Сможешь продержаться пару деньков?
   Брежнев испепеляюще взглянул на Шурика:
   - Я буду держаться до конца. Мне начхать ЧЕЙ это сынок, я боролся с преступниками и бороться буду. И к тому же, я никогда не был полным профаном, я ВСЕ документы и показания сделал в двух экземплярах. Кроме того, когда Барзанов прибежал ко мне и затребовал материалы якобы для "проверки" в прокуратуру я подсунул ему под подпись полный перечень документов, что он забрал у меня. Видимо в полной спешке он не посмотрел, где он расписался и за что. Пусть теперь объяснит, куда и как эти документы пропали. Хотя все равно погано на душе.
   - Значит?
   - На меня сейчас откроется грандиозная охота. Все материалы я с надежным человеком отправляю в Москву.
   - На прокуратуру Задорна ты тоже не надеешься?
   - Конечно. Там его товарищи по охоте обитают. Мой паренек едет в отпуск, поэтому никто на него внимания и не обращает. Он знает куда обратиться. Жаль, что видеокассету они угробили, там все так здорово засняли.
   - Да, все наши действия засняты отлично, я каждый вечер их просматриваю.
   - ЧТО?! Ты снял копию?
   - Еще бы! Я знал, чем могут обернуться эти события, и обратился к своему знакомому на студию. Ты не обратил внимания, что понятые расписывались на видеокассете? Я подсунул тебе с поддельными подписями.
   - Оригинал цел?
   - Оригинал цел, подтвердит любая экспертиза, подписи не подделаны. - Шурка подошел к сейфу и достал оттуда видеокассету. - Вот тебе и еще одна копия, отправишь ее в Москву. В довесок я тебе еще кое-что дам, мало не покажется. Кроме того, оригинал фильма спрятан в надежном месте и по твоему требованию я его тебе предоставлю.
   - Шурик, я уже говорил тебе, что ты гений?
   - Сегодня еще нет.
   - Так вот, ты - ГЕНИЙ!!! Пошли на оперативку. Сегодня весь отдел в актовом зале собирают.
  
   На оперативном совещании, вместо отсутствующего Журавлева, "председательствовал" Барзанов. Все в отделе знали, что если начальник МОБ берет слово, значит, будет длиннющая речь "ни о чем". Что-что, а переливать из пустого в порожнее, напуская на себя при этом очень умный вид, Барзанов умел, любил и пользовался этим при удобном случае. Видимо он смотрел сам на себя со стороны и наслаждался.
   Сегодня же вся оперативка была посвящена теме "Непорядочность в работе наших сотрудников". Как вы понимаете, главными "героями" этой речи были Казанцев и Брежнев. В выступлении указывалось на: неоправданное насилие, подтасовку и фальсификацию фактов, подкуп и запугивание свидетелей, и так далее и тому подобное.
   -...Прокуратура будет возбуждать уголовное дело по данным фактам уже сегодня! Мы, со своей стороны, должны правильно отреагировать на противозаконные действия этих сотрудников и вынести им общественное порицание! Вы только посмотрите, Казанцев сидит и ухмыляется! Да я бы на его месте со стыда сгорел!
   - Подождите немного, я вам предоставлю такую возможность, - высказался Шурка, которого забавлял данный "спектакль".
   - Да как вы смеете!
   - Смею. Выводы не надо делать заранее, если прокуратура возбуждает "уголовное дело", то только по его окончании вы можете высказаться, а пока я бы посоветовал вам помолчать и САМОМУ подумать.
   - Казанцев! За нетактичное поведение я объявляю вам...
   - Опачки, товарищ майор, а неужели вы имеете на то право? Я же вам не подчинен. Или из-за отсутствия начальника отдела вы хотите этим воспользоваться и присвоить себе власть?
   - Я остался за начальника, значит вы мне подчинены.
   - И номер приказа можно посмотреть, согласно которого вы исполняете его обязанности?
   Барзанов прикусил язык. Действительно, чтобы раздавать благодарности и взыскания направо и налево от имени начальника, он должен был быть отдан приказом, а такового не было. Шурка знал все тонкости делопроизводства и в данный момент просто "умыл" Барзанова на глазах у всех.
   - Продолжим обсуждение наших с Брежневым "незаконных действий" или объявите об окончании совещания?
   - Оперативное совещание закончено, - сказал Барзанов, скрипнув зубами.
  
   Шурка поехал в прокуратуру через неделю. За эту неделю он и Брежнев натерпелись всякого, их даже хотели взять под арест, но что-то не заладилось. Видно материалы оказались в нужном месте вовремя. Последовал звонок из Москвы о приезде комиссии на проверку и прокурор затих, соображая, где он прокололся и откуда нужно ждать удара.
   Узнав, что комиссия прибывает через несколько часов, Шурка решил нанести визит "вежливости". Он считал, что высказать всю правду в лицо прокурору гораздо больше, чем его служебный и гражданский долг, - это удовольствие.
   Хорошее настроение повысилось, когда кондуктор в автобусе опять пристально стала разглядывать его удостоверение, вчитываясь и пытаясь выхватить, чтоб попробовать "на зуб" по поводу его достоверности.
   - Э! Почтеннейшая, не надо ручонки распускать. Я же предупреждал несколько раз.
   - Что?
   - Я говорю вички, грабли, баганельки, щупальца свои не протягивай.
   - Ах ты!.. Да я тебя!..
   Шурка выхватил наручники и прицепил руку кондуктора за поручень.
   - Я тебя раньше еще предупреждал, так что стой пристегнутой до городской прокуратуры. Там, если будешь хорошо себя вести - отпущу, а если нет - подожду когда автобус пойдет обратно. Я так до ночи могу с тобой кататься, а наручники из очень крепкого металла, не перегрызешь.
   Несколько мужиков-безбилетников, до которых не дошла кондуктор, зааплодировали издалека и один из компании попросил:
   - А дубинкой ее никак не припечатать?
   - Нет, - со всей серьезностью заявил Шурка, - дубинки нет, есть пистолет. Может пристрелить?
   Мужики потешались над пристегнутым кондуктором до прокуратуры, не собираясь платить за проезд и держась на расстоянии. Возле прокуратуры Шурка честно предупредил, что ему жалко наручники, вдруг стырит, поэтому сначала выскочила добрая половина пассажиров, а затем и "узница" была отцеплена.
   - Я засужу тебя! Я посажу тебя! Я убью тебя! - неслось вслед Казанцеву, но он бодро шагал по улице и не оглядывался.
  
   Прокурор поднял глаза на Шурку, когда тот без стука вошел в кабинет и сел в удобное кресло.
   - Тебе чего?
   - Да так, ничего, просто пришел первым плюнуть на ваш труп, я, видите ли, не привык стоять в очередях. Когда все придут плюнуть на вашу могилу, я скажу, что уже сделал это заранее.- Шурка привычно держал подмышкой папку с бумагами и, улыбаясь, смотрел на Золотникова. - Не так давно, а именно в прошлом году я просил вас, не трогать меня и моих товарищей. Было такое?
   - Ну, - набычился прокурор.
   - Теперь вы вынуждены будете подать в отставку или, если не одумаетесь, сядете в тюрьму. Поверьте моему опыту и долетающим до меня слухам, ТАМ прокуроров не жалуют.
   - Даже если вы посадите сына, в чем я сильно сомневаюсь, то меня вы не зацепите, я отделаюсь лишь взысканием, но на ЭТОМ месте останусь. Мне друзья помогут.
   - Ой, сомнительный вы наш, - махнул рукой Шурка. - Сынка вашего посадим, это как дважды два, все материалы в наличии, даже те, что вы попытались уничтожить и подтасовать (в чем комиссия быстро разберется). По поводу друзей, я что-то сомневаюсь, что они не откажутся от вас, а кое-где еще и дадут показания, чтоб спасти свою "шкурку". Но вот по поводу, что ВЫ не сядете - это уж полное хамство и самоуверенность. Я понимаю, что раньше у вас была любимая настольная книга под названием "Шейте сами", но всему приходит конец. - Шурка поднялся с кресла, посмотрел на сжавшегося прокурора с презрением. - О том, что на вашей лесопилке работали рабы - будет известно комиссии.
   - Откуда? - захрипел перепуганный прокурор.
   - Место, где ваши "бригадиры" закопали замученного человека, пусть и ранее судимого, покажут несколько свидетелей.
   - Сколько? Сколько вы хотите?
   - Меньше чем на миллион "зелененьких" я не согласен.
   - Но откуда я возьму ТАКИЕ деньги? Давай я дам тебе сто тысяч!
   - Я так низко и дешево себя не оцениваю. Можешь продать свой особняк, что на твоего дядю оформлен, как раз нужную сумму и наберешь. - Немножко постояв у дверей, Шурка повернулся, как бы передумав и прокурор с надеждой уставился на него. - Вообще-то я согласен и на девятьсот тысяч.
   - Издеваешься? - догадался Золотников.
   - Конечно. Это только ВЫ утверждали, что все наши опера взяточники и предъявляли нам липовые и неподтвержденные обвинения, а вот про себя вы умолчали. Вспомните, сколько вам дали предприниматели Мищенко, "меценат" с уголовным прошлым Скворцов и его "телохранитель" Апциаури, бывший директор завода "Пролетарий" Корбут и многие другие? Почему свидетели по их делам сменяли показания, а члены их семей потом ходили, пугаясь любого шороха? Вспомните тех ребят, что уволились из милиции с вашей "подачи", они тоже дадут показания, рот вы им не закроете.
   - За что?! - побледнел вмиг постаревший прокурор. - За что ВЫ меня ненавидите?
   - За то, что, во-первых, ты - скотина, взяточник и нелюдь. Во-вторых, если бы ты воровал тихонько, не нанося ущерб нормальным людям, не доводя до самоубийства и "воспитания" свидетелей, то может быть, мы бы и плюнули на тебя, но ты карал ни в чем неповинных людей, смеясь над законом. В-третьих, Я тебя предупреждал, чтоб ты одумался, не трогал наших ребят, но ты это не воспринял серьезно. Теперь - настало время "собирать камни".
   - Что мне делать?
   - Удавись, пусть люди вздохнут с облегчением. Я, конечно, не медик, но даже невооруженным глазом видно, что в вашем организме не хватает калия. ЦИАНИСТОГО.
   Шурка вышел из кабинета в приемную и посмотрел на секретаршу в белоснежной блузке, наводящую глянец на свои длиннющие ногти. Она принципиально "не замечала" Шурика.
   "Вот уж кому нет дела до комиссий и проблем начальства", - подумал он и шагнул на выход, но...
   Из кабинета раздался выстрел. Вот тут секретарша подскочила и недоуменно уставилась на Шурика.
   - Что это было? - спросила она.
   - У Олега Дантимировича в кабинете водятся тараканы?
   - Нет, - не "просекла" ситуацию секретарша.
   - Ну, тогда он стрелял не в тараканов, а себе в голову.
   - Как? - секретарша смотрела на Шурку как на инопланетянина и стала бледнеть.
   - Посмотрите сами, - Шурка открыл дверь и глазам предстала очень пренеприятная картина, которую он тут же описал, - половина черепа разбросана по кабинету, а остальное пока сидит в кресле.
   - Надо вызвать скорую помощь? - все больше бледнела секретарша.
   - Нет, лучше уборщицу, кровь лучше отмывать свеженькую, потом присохнет и впитается, тогда придется закрашивать.
   Секретарша наконец-то приняла цвет своей блузки, как хамелеон, и рухнула на пол.
   - Какие мы все чувствительные, - прокомментировал Шурка и стал звонить по телефону, приговаривая, - Я же ему сказал, что у него не хватает калия, а он предпочел свинец. Наверно двойку по химии в школе имел.
  
   Барзанов, вернувшись с похорон своего бывшего друга прокурора, зашел к Шурке в кабинет и бросил ему в лицо газету, где фотография прокурора была обведена черной рамкой.
   - Это ТЫ его довел до самоубийства.
   - Неужели? Откуда такие домыслы?
   - Он мне позвонил, когда ты вышел из кабинета и все рассказал.
   - И что? Хотите спросить, не снятся ли мне "кровавые мальчики"? Нет, не снятся. Радуйся сам, Прокруст еще и тебя спас, как бы ты сейчас комиссии рассказал, куда часть материалов делось? Подпись-то за получение твоя стоит. А так все шито-крыто. - Шурка взглянул на газету, прочитал текст и сказал, - да, невеселый получился некролог.
   - Ты - циник. Нет, ты - монстр в человеческом обличии.
   - Все может быть, это я на счет первой половины, - согласился Шурка, - а вот на счет "монстра" - я бы поспорил. Я не похож на вас, товарищ майор, ни внешне, ни внутренне. И вообще, я его предупреждал, чтобы он не зарывался, а он не понял. Теперь я предупреждаю ТЕБЯ, не мельтеши у меня на дороге, спокойней спать будешь. Не забывай извечную формулу бытия: "Злая воля пожирает и уничтожает самого носителя ее".
   - Угрожаешь?
   - Нет, предупреждаю. Все мы под Богом ходим. И на полковников и на лейтенантов иногда кирпичи с крыши падают.
   Барзанов разжимал и сжимал кулаки, не отходя от порога.
   - Я бывший боксер и дольше раздумываю, чем удар наношу.
   - Неужели? - усмехнулся Шурка. - А я на улице вырос и воспитывался. Давай, снимем погоны и пойдем за угол, поговорим по-мужски. Только я предупреждаю, что бить как в боксе я не умею, учитывая же мою "психованность" я могу и просто горло перегрызть. Пошли? - Барзанов отшатнулся, как бы готовясь бежать, а Шурка по-прежнему сидел в полурасслабленном состоянии. - Не трогай меня, Рустам и я тебя не трону. Это мое последнее предупреждение. Я слишком мирный человек и не хочу войны. Первым я никогда в морду не бью, но если заполучу...тогда не обижайся, порву как грелку на "фантики". Всю твою подноготную обнародую, что ты добивался годами - может рухнуть за день, подумай об этом. Я не буду по-джентельменски с тобой разбираться, для тебя все методы подойдут. Могу начать с мелких пакостей, чтоб наступила бессонница и ты похудел, а то в мундир скоро не влезешь.
   - Я найду способ, как тебя чужими руками задавить.
   - Жить надоело? Захотелось к товарищу прокурору в подземную котельную радикулит погреть? Пожалуйста, действуй.
   Дверь резко открылась и в кабинет вбежал Комарик с пакетом в руках.
   - Шурка, я... - тут он увидел Барзанова и спрятал пакет за спину. - Товарищ майор, комиссия вновь возбудила уголовное дело по Золотникову Максиму и даже передала его в ОБНОН Задорна, куда ведут основные следы.
   - Зачем вы это мне говорите?
   - Вы объявите на оперативке, что мы с Казанцевым не подтасовывали факты.
   - Объявлю. - Барзанов заскрипел зубами, осмотрел Шурку и Брежнева с ног до головы. - Пока радуйтесь, наступит и на нашей улице праздник.
   - Да, может быть и на вашей улице грузовик с коноплей перевернется, - своеобразно попрощался Шурка.
   Подождав, когда за Кабаном закроется дверь, Комарик извлек из пакета бутылку превосходнейшего вина и поставил перед Шуриком.
   - Не стыдно в твою коллекцию поставить?
   - Пойдет, только меня кое-что беспокоит в нашей ситуации.
   - Что? - побледнел Петр.
   - Уж больно часто Кабан зубами скрипит. Уж не глисты ли у него? Надо посоветовать ему почаще есть чеснок, говорят, помогает.
  
   Эта парочка женщин сразу же привлекла внимание Шурки. Пока он "спал" возле окна, одна уселась рядом, а другая уместилась напротив.
   - Я просто поражаюсь, какие мужики все козлы! - начала одна.
   - Неправда, - отозвалась подруга, - есть еще и холостые!
   - Вообще-то ты права, подруга. Третий раз замужем и никак не могу усвоить, что мужики - это собаки! Их надо вовремя покормить, приласкать и дать выгуляться.
   (Ну, тут Шурка чуть с сиденья не слетел. В нем взыграл мужское самолюбие.)
   - Дамы, попрошу не оскорблять мужское население планеты!
   - Это почему? Сколько знаю мужиков - они ни на что благородное и не способны! Всюду его надо носом ткнуть, все указать, постирать за ним, приготовить пожрать, а сам он ничего без указки сделать не может. Да и вообще, мужчины - существа низшего порядка!
   - Попрошу не оскорблять нас, а не то я отступлю от принципов джентльмена и много про вас расскажу.
   - Ого! У мужчин появился заступник? Да вы знаете, что все хорошее в мире женского рода: встреча, любовь, свадьба, а все плохое - мужского: скандал, суд, развод!
   - А вы, женщины, требовательны до безобразия. Чтобы угодить вам, надо говорить комплименты, уважать вас, ласкать, обнимать, защищать, тратить на вас деньги, поить вином и кормить в ресторанах, покупать то, что хотите вы, слушать вас, поддерживать во всем, идти ради вас на край света! Не слишком ли много?
   - Зато, чтобы произвести на мужика впечатление, достаточно раздеться и приготовить ему пожрать. Это как раз для примитива достаточно!
   - Леди! Дама! Сеньера! Фрейлина! - "взорвался" Шурка. - Вы крепко зарываетесь! Я работаю в милиции и знаю, почему бы я предпочел компанию пистолета, чем быть с вами!
   - Это почему? - искренне заинтересовались дамы.
   - Прежде всего на пистолет можно поставить ГЛУШИТЕЛЬ (все перечисленное далее Шурка вычитал в журнале "Оружие", заучил и с успехом доводил некоторых феминисток до белого каления). За границей, например без труда можно поменять в магазине пистолет калибра "сорок четыре" на два пистолета калибра "двадцать два". Запросто можно иметь один пистолет дома, а другой - в машине. Мой основной пистолет не беспокоит, если есть запасной пистолет. Если мне нравится пистолет друга, можно ему об этом сказать ничем не рискуя, более того, возможно друг даст из его пистолета выстрелить разок-другой. И главное! Пистолет останется со мной, если даже закончатся ПАТРОНЫ!
   Вот тут в автобусе раздались аплодисменты мужчин, наблюдающих за словесной дуэлью. Разговор велся почти сразу на повышенных тонах, поэтому большинство стало невольными свидетелями.
   - Все вы, мужчины одинаково относитесь к нам, женщинам! - вскричала сидящая рядом. - Вы сначала положите на женщину глаз, потом руку, а затем и все остальное! И вообще! Кто знает женщин, жалеет мужчин, но тот, кто знает мужчин, готов извинить женщин! Я готова, как существо высшего порядка с тонкой психикой закатить вам тут истерику!
   Шурка был оскорблен до глубины души и не находил слов, женщины "забили" его умными высказываниями, которые можно разбить в пух и прах только после многочасового обсуждения и не за одной бутылкой.
   - Вам очень повезло, что мне надо выходить, но чтобы последнее слово осталось за мной, я скажу, что истерика - это женский способ развлечься. На большее вы не способны!
   И под оглушительные аплодисменты мужчин Шурка покинул "поле битвы", но победителем себя почему-то не чувствовал. Он с детства считал, что мужчина может чувствовать себя МУЖЧИНОЙ, если рядом находится настоящая ЖЕНЩИНА. По раздельности они существовать не могут.
  
   Все мы когда-нибудь, да садились в маршрутное такси. Деньги там дерут со всех: и с пенсионеров, и с милиционеров, и даже с ветеранов гражданской войны. Но чтобы доехать побыстрее, не парясь в автобусе и не висеть на поручне, проклиная медленно "крутящего педали" водителя, иногда люди лезут в кошелек и садятся в маршрутку.
   ЭТУ маршрутку Шурка заприметил издалека. Конечно можно было попытаться сесть в автобус, предварительно выдержав "битву" за место, но молодежь сегодня подобралась как на подбор - богатыри, а ехать стоя не хотелось до омерзения, слишком сильно "гудели" ноги.
   Сразу было видно, что водитель с чувством юмора, так как над дверями висело: "Хлопнешь дверью - умрешь от монтировки!". В самом салоне висели объявления, типа: "Вы вступили на территорию независимого государства - у нас все равны перед оплатой!", "По салону не бегать!", "Уважайте моего кондуктора, а то дам в зубы!", "Натурой за проезд не берем!", "Либо вы будете любить мой автобус, либо я буду "любить" вас!".
   Сам же водитель был очень внушительных размеров, еле умещаясь на сиденье, а чтобы никто до него не докапывался на лацкане его пиджака висел значок: "Хочешь умереть сейчас, спроси у меня, хочу ли я похудеть!". Чуть ли не во все стекло висел плакат: "Не зли водителя, от этого зависит твоя жизнь!"
   В глаза же бросались правила поведения в данном такси:
   "1. Уважаемые господа, просьба семечки, орешки и бананы жрать вместе с кожурой.
   2. Остановок "Здеся" и "Тута" на маршруте нет!
   3. У дома КОНЦА нет!
   4. Тише скажешь - дольше едешь!
   5. Чем дольше вы молчите - тем дальше вас везут.
   6. 40 минут страха и вы дома. Стоимость аттракциона - 10 рублей.
   7. Книга жалоб и предложений находится в следующей машине.
   И последнее:
   8. ГРОМКО скажешь - вылетишь сразу!"
   Скорость у маршрутки была приличная и все нервно улыбались, когда при торможении загоралась надпись: "Держись всеми четырьмя!". Так как в городе был час пик и все спешили домой, в салон набилось множество людей, почти до верхних люков, но никто не возражал и не возникал по поводу толкучки. Водитель успевал рулить, переключать передачи, отсчитывать сдачу и беседовать с симпатичной пассажиркой, отчего несколько слабонервных пассажиров просто закрыли глаза (наверно про себя читали молитву). Когда стали подъезжать к Леснянску, люди стали маневрировать, прикидывая, где кто выйдет.
   - Остановите здесь! - раздался мужской голос.
   - Где здесь? - попытался уточнить водитель.
   - Там, в конце синего забора, где выезд со двора!
   Тут же женский голос добавил:
   - Там где кошка!
   Водитель уточнил:
   - У передних или задних лап?
   Казанцев выполз из маршрутки, трясясь от хохота, и увидел на удаляющемся заднем стекле наклейку: в красном треугольнике фотография Жириновского и подпись: "Не сигналь, подонок!".
   Однако на сегодня Шурку ждало еще одно событие. Стоя на перекрестке, он был до глубины души возмущен, что прямо на КРАСНЫЙ сигнал светофора медленно (как будто издеваясь) проехала иномарка. Хорошо хоть движение было не оживленное, и все прошло без столкновений, но все же! Душа милиционера взыграла справедливым гневом, и он выхватил из папки находящийся там жезл и указал водителю на немедленную остановку. В противном случае он готов был даже записать номер и "натравить" на него соответствующих товарищей, отвечающих за безопасность движения.
   Водитель, парень лет двадцати пяти, подрулил к бордюру и высунулся с доброжелательным выражением лица.
   - На какой сигнал светофора проехали, челодой меловек (имелось в виду "молодой человек")? - вежливо и в то же время строго обратился Шурка.
   Парень оглянулся, подумал и сказал:
   - Садись.
   От неожиданности Шурка сел на место пассажира рядом с загадочным водителем. Машина резко развернулась, проехала перекресток обратно, снова повернула на старый маршрут и водитель сказал Шурке:
   - А теперь - смотри направо.
   На тротуаре стояла девушка чудных геометрических форм. Описывать ее не буду, но мужское население, проходящее мимо, рисковало столкнуться со столбом или просто свернуть шею, оглядываясь как филины, почти на сто восемьдесят градусов. Кроме того, Шурке, находящемуся значительно ниже пешеходов, предстал ТАКОЙ вид, что просто обалдеть! Юбочка у девушки была...короче, у Шурика трусы были гораздо длиннее.
   - На какой сигнал светофора мы проехали? - фраза водителя вернула Шурку на землю и он вернул челюсть в первоначальное положение.
   - Что? Какой светофор?
   - И я о том же говорю, женщины - источник опасности на дороге, а красивые - опасны в десять раз. Из-за таких вот и случаются катастрофы. Недавно я стал свидетелем, как ТРИ машины улетели в кювет, не вписавшись в поворот. А знаешь почему?
   - Почему? - заинтересовался Шурка.
   - У одной водительницы заглохла машина. Она в МИНИ ЮБКЕ открыла капот и нагнулась посмотреть, что там произошло с двигателем!
  
   Я что-то говорил о трате времени в очередях? Шурка решил этот вопрос просто, он в очередях читал. Сколько книг было прочитано! Но и в очередях он держит ушки в готовности, чтоб не пропустить что интересное. Там иногда случается ТАКОЕ, о чем не стыдно рассказать в компании, чтоб все посмеялись.
   Однажды Шурик стоял в небольшой очереди. Отдел работал быстро и человек пять впереди стоящих собирались отовариться в ближайшие минуты. Неожиданно вошел мужик в темных очках и, тяжко вздохнув, полез без очереди.
   - Почтеннейший, а не нагляк ли вы нам демонстрируете? - поинтересовался мужик очень внушительных размеров и задумчиво скосил взгляд на свой кулак, не уступающий по размерам хорошей кувалде.
   Безочередник, испуганно сжавшись, снял очки, и всем предстало лицо в синяках.
   - Ребята, поймите пожалуйста, я и вчера вот в морду получил, но натура у меня такая, не могу я в очередях стоять! Будь хоть один человек, лезу и все тут. Простите, а?
   Мужики дружно посмеялись и не стали добавлять "косметики" на лицо несчастного. И такое бывает.
   Однако данный день не остался без достойного продолжения. Когда вечером Шурка заскочил в магазин за продуктами...он полез в сумку за книжкой, так как очереди были во все отделы. Народ получил зарплату и ринулся запасаться провизией.
   В отделе, где продавались сырые яйца, одному покупателю выдали три грохотки и он стал перекладывать все себе в приготовленные емкости, а потом неожиданно возмутился:
   - Почему вы продаете яйца не в товарном виде? Посмотрите, они же грязные! Я бы попросил вас протереть их.
   Продавщица, к которой было обращение, крикнула через весь магазин, своей напарнице, отчего половина покупателей "выпала".
   - Марин, тут гражданин требует, чтобы ему яйца протерли!
   Последовавший за этим ответ (тоже во весь голос), "уложил" оставшуюся половину:
   - Сама давала, сама и протирай!
   Приятно иногда зайти в ТАКОЙ магазин.
   Вообще-то иногда и Шурик любил поприкалываться над продавщицами, спрашивая:
   - У вас спички свежие?
   "Полет" мысли продавщицы, к кому было обращение, после этого был "написан" на лице, отчего очередь давилась от смеха.
   - Я макароны у вас покупал на прошлой неделе, а они оказались не продутые. Я сегодня могу купить у вас продутые?
   Вот тут продавщица навсегда запомнила Шурку и при его появлении в магазине она замедляла свои движения, тщательно продумывая свои дальнейшие действия, отчего попадалась на другие "приколы".
   - У вас тетради в горошек есть? Ах, нету, а в конце квартала не завезут?
   - У вас все карты и атласы есть? Тогда дайте мне глобус Украины...
   Разыгрывать продавцов бывает и небезопасно. Если есть чувство юмора - можно и посмеяться, а вот если нет...можно и товаром получить. Однако оставим эту тему (магазины и очереди), так как с этим мы встречаемся каждый день, но из-за своей невнимательности можем пропустить очень много интересного. Кстати, о ЯЙЦАХ...
  
   В дождливый и холодный день Шурка сел в автобус со злополучной женщиной-кондуктором. Получилось так, что народ долго стоял на остановке возле рынка, мок и мерз под проливным дождем, поэтому не удивительно, что все постарались сесть, не взирая на личность кондуктора.
   Мужик в длинном кожаном плаще и шляпе с широкими полями пробился к сиденью и поставил ведро у себя между ног, набитое по самый верх сырыми куриными яйцами. Кондуктор доцепилась до него очень основательно:
   - Плати за багаж!
   - За какой?
   - Ты мне тут дурочку не валяй, ведро - багаж!
   Мужик оказался "крепким орешком" и не собирался сдаваться:
   - А рулетка у тебя есть?
   - Какая еще рулетка?
   - Чтобы измерить мое ведро. Если размеры превысят указанные в правилах провоза багажа, то я заплачу как за багаж, а вот, если размеры будут меньше - тогда извините и подвиньтесь. И вообще, ведро стоит у меня МЕЖДУ ног, никому проходить не мешает, так что это тем более НЕ БАГАЖ.
   Мужик со спокойной миной уставился в окно и стал наблюдать за проплывающим мимо пейзажем. Кондуктор же разозлилась, но ничего сказать в ответ не смогла и пошла срывать свою невысказанную злость на других пассажирах.
   На ближайшей остановке мужик с ведром яиц сошел и на его место пристроился Шурик. Тут же зашла девушка, которая втащила за собой огромный (по нашим понятиям) футляр, в котором помещался контрабас. И вот тут-то кондуктор сделала рывок от задней площадки автобуса к девушке.
   - Плати! - вскричала она еще на подходе.
   Девушка показала проездной и справку, в которой четко говорилось, что концертный инструмент как багаж не оплачивается и его можно провозить в городском виде транспорта БЕСПЛАТНО.
   Это надо было видеть! Кондуктор толкнула очень внушительную речь, суть которой заключалась в том, что "в транспорте и так мест людям не хватает, а возить всякие "рояли", да еще бесплатно и по липовым справкам..."!
   Шурка не выдержал и встрял, ему было очень жаль испуганно сжавшуюся девушку.
   - Ну если девушка вам предоставила ДОКУМЕНТ, позволяющий провозить бесплатно музыкальный инструмент, то на каком основании вы ей не верите? Не сама же это она выдумала и нарисовала.
   Кондуктор, не поворачиваясь (считая что там по-прежнему сидит мужик в шляпе), бросила ему через плечо:
   - А вы, мужчина, молчите, а не то я вас заставлю за ваши яйца заплатить.
   Шурка чисто автоматически опустил глаза вниз, раздвинул ноги и недоуменно спросил:
   - Не понял, неужели МОИ ЯЙЦА больше этого контрабаса?
   Так как за кондуктором и ее "жертвами" наблюдал весь автобус, то Шуркины слова услышали все. Кажется, не смеялся только компостер.
   Кондуктор на этот раз запомнила Сашку и его фамилию. Буквально на следующий день она пришла в отдел и нарвалась (надо же было так случится) на Барзанова. Тот, выслушав склочную бабу, решил подвести под монастырь своего "любимца" и подсказал ей как и кому написать на Казанцева жалобу. Конечно, он понимал, что ничего серьезного из этого не выжать, но нервы-то потрепать!
   Вскоре из прокуратуры Задорна пришло разгневанное письменное указание на "проведение мер воспитательного характера с сотрудником ОУР лейтенантом милиции Казанцевым", результаты которых требовалось доложить в установленный срок. Там подробно расписывалось, что Шурка постоянно терроризирует кондукторов (!!!) общественного транспорта и допускает по отношению к ним "хулиганские действия".
   Данное указание с соответствующими пометками всех начальников дошло до Владимирыча и вновь по коридору раздалось:
   - ШУРКА!!!
  
   PS.
   - ...Не, я не понял, я что, "автобусный террорист", что ли? Ну сбрендила эта старуха и накатала на меня "телегу". Нельзя же это всерьез воспринимать. "Психом" меня обозвала, а сама она давно у психиатра обследовалась? Да я кучу свидетелей приведу, что она без "смирительной рубашки" жить не может и соседи по дому ее мечтают только в наморднике видеть! Да я ее...
  

Продолжение следует...

   Даллес Аллен Уэлш (1839 - 1969), директор ЦРУ с 1953 по 1961 г.г.
  
   ППС - Патрульно-постовая служба.
   МОБ - Милиция Общественной Безопасности.
   ДПС - Дорожно-постовая служба (ранее называлась ГАИ - Государственная автомобильная инспекция).
   ОБНОН - отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"