Сударева Инна: другие произведения.

Я умер, господа...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


   Я умер, господа...
  
   Это случилось.
   Я-то думал: меня пронесет, со мной никогда не случится ничего подобного.
   Да, это было с Мартином, с Полом и с Дмитрием. И после этого я смотрел на них, как на отмеченных какой-то черной печатью. И был уверен: я не таков...
   Но я сделал это...
  
   Мой малыш - круглое лицо с пухлыми щечками, растрепанные светлые волосы, которые (я заметил) золотились на солнце...
  
   Мартин орал. Он шваркнул свою каску куда подальше. Потом разбил о камни калаш. Словно это оружие было виновато. Если бы мы не остановили Мартина, через минуту о те же камни он разбил бы собственную голову.
   Он потом сидел у дверцы джипа, раскинув ноги и закрыв лицо руками. Поникшие плечи, песок в коротко стриженых, выгоревших на солнце, волосах (полчаса назад Мартин тыкался головой в землю). Крупные капли пота дрожали на его медной от загара коже лба, шеи, голых плеч. На левом ботинке Мартина пригрелась на солнце бурая ящерица. Так странно - ящерица. Она его не боялась...
   Куртка валялась рядом - бесформенной кучей, грязная, окровавленная (ею он накрывал трупик маленького араба, который крича какую-то воинственную ерунду, выскочил на него с винтовкой из какой-то щели и тут же получил от Мартина пару пуль в чернявую голову)...
  
   У моего малыша - распахнутый, кричащий рот. Зубы, белые, молочные. Навсегда молочные, навечно...
  
   Мартин справился. Только губы у него поджались. И лицо окаменело. Но, может быть, оно всегда было таким, просто я только после того случая стал замечать в лице Мартина родственность с гранитом.
   А Пол не справился. Он не орал, не бесновался. И мы подумали "вот это кремень!"
   На самом деле Пол умер именно в тот момент, когда метнул нож в дрогнувшие заросли какой-то африканской дряни и срезал жизнь полуголого негритенка, тощего и с пузатым от рахита животом.
   Пол вскрыл себе вены, когда вернулся домой, в Лондон. Это так легко сделать: пойти в ванную, закрыться, пустить в журчащее и прозрачное падение горячую воду из х