Суфи: другие произведения.

Практикум по привороту или мама-одиночка для двоих.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*96  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приворотное зелье штука интересная, сложная, опасная. А ещё жутко выгодная, с точки зрения алхимика. Тем более, когда у тебя есть новый, экспериментальный рецепт и не преодолимое желание его сварить!
    Только когда ж мне так повезти могло, что за один день на мою бедную голову свалилось столько неприятностей? Образец приворотного юный боевой маг тяпнул, ректор оказался любителем запрещённых и опасных зелий, подбивающим адептов на нарушение законов... А в довершении, что б не расслаблялось вестимо, ещё и перевод на факультет боевиков заработала! И ведь чувствую, что-то не так во всей этой истории, но понять что - не могу...
    Эпизод I - закончен!
    Эпизод II - закончен!
    Эпизод III - закончен!
    Эпизод IV - закончен!
    ОБНОВЛЕНИЕ - от 18.10.2016 года. ИСТОРИЯ ЗАВЕРШЕНА! (добавлен эпилог)
    Первого числа каждого месяца амнистер выходит на охоту и кушает большинство ваших оценок. Если не жалко, не забудьте восстановить их!
    Большое спасибо за помощь в восстановлении текста Елене и Ирине. Я очень благодарна вам, девочки, за то, что вы откликнулись :)
    Этот текст - черновик. У меня две просьбы - тапками не бить, по библиотекам не тащить! Хотя бы пока не вычитаю и не поправлю :)
    В связи с участием в конкурсе на портале Лит-Эра здесь не может быть больше 120 тыс. знаков с пробелами. Продолжение и окончание ищите там. Всем, кто оставлял заявку - выслала файл.



   Эпизод I.
   Из характеристики Л. Руса, адептки факультета алхимиков и зельеделов Академии Высших Чар:
   "Адептка Руса отличается прилежностью, тягой к новым знаниям и особым, повышенным интересом к исследовательской работе. Однако, стоит помнить, что при появлении того самого интереса логика пребывает в шоке, здравый смысл в глубоком нокауте. Совесть у вышеупомянутой адептки отсутствует не иначе, как с самого рождения. Интуиция же уходит в бега, а инстинкт самосохранения отключается напрочь.
   Зато "тараканы", любовно выращенные на алхимической почве, пребывают в ударе..."
   Просторный светлый кабинет, обставленный мебелью, тёмно-коричневого цвета. На стеллажах вдоль стены стандартный набор каждого уважающего себя мага: фолианты, свитки, артефакты, заготовки под оные и памятные трофеи, заработанный славной Академией Высших Чар в таком мохнатом году, что даже старожилы вряд ли вспомнят об этих достижениях. В центре комнаты вытертый коврик, знававший не одно поколение провинившихся студентов. У стены, где висел изрядно потрёпанный гобелен времён какой-то локальной магической заварушки, массивный письменный стол.
   За столом - не менее внушительный мужчина средних лет, изучающий нашу скромную компанию взглядом опытного учёного. Решая, видимо, то ли сразу нашинковать на ингредиенты, то ли всё-таки дать шанс оправдаться. Сбоку стоит полная дама, обмахиваясь веером и поминутно закатывая глаза. Я даже засекала ради любопытства, ведя отсчёт про себя.
   И стойко игнорируя требовательный взгляд ректора, уже успевшего раза три выслушать возмущённые вопли профессора Иллади, сейчас картинно изображавшую из себя умирающего лебедя. Который никак не сдохнет.
   А я что? Я ничего. Я вообще тут случайно оказалась. И жертва обстоятельств, с какой стороны не посмотри!
   - Адептка Руса, вам есть, что сказать в своё оправдание?
   Первым не выдержал ректор. Скрестив руки на груди, он пригвоздил меня к месту тяжёлым взглядом и явно ожидал услышать искренние извинения. Вместе с клятвенным обещанием никогда так больше не делать. И возможно, в иной ситуации, я бы повинилась, раскаялась и даже, щедрая душа, согласилась на противную, нудную, но обязательную отработку. Вот только...
   Сжав кулаки, зло прищурилась, искоса глянув на безмятежно улыбающегося парня, стоящего рядом. И это мечтательное выражение лица взбесило ещё больше, напомнив, а собственно по какой такой интересной причине мы тут вдвоём оказались. Не считая ректора и преподавателя спец курса, на факультете алхимии и зельеделия.
   А как всё хорошо начиналось...
   Как и всякая мать-одиночка, да ещё и имевшая несчастье учится в академии, я не имела ни сил, ни времени на то, что бы скучать. Утро началось с удара погремушкой по лбу, одевания и переодевания на скорость. Затем по порядку купание, кормёжка и снова переодевание. Причём уже как и полуторогодовалого сына, так и меня любимой. Только после такого вот небольшого забега мой любимый Царь пришёл в благодушное расположение духа. И даже помог собрать сумку для учёбы, сунув туда две погремушки и не дожёванный, но изрядно помусоленный сухарик. Впрочем, последнее я благополучно не заметила, оставляя мелкого на попечении сердобольной тётушки Ви. Добрейшей души женщина в своё время приютила непутёвую меня в своём доме и взяла под широкое, надёжное крыло. Расцеловав сына и хозяйку, рванула на учёбу, пребывая в самом, что ни на есть азартном предвкушении и экспериментальном настроении.
   И повод, повод был нешуточный, скажу я вам! Сегодня мне предстояло сварить новую модификацию сильного приворотного, с долговременным, закреплённым и целенаправленным эффектом. На разработку состава ушло почти два года, пара мотков моих бедных нервов и почти всё, что удавалось заработать помогая местным аптекарям. Куратор, профессор Жанье, обещал засчитать зелье за курсовую и, если всё будет как я обещала, за одним и за преддипломную практику. Кто откажется от возможности приблизится к долгожданному диплому семимильными шагами?! Уж точно не я, да и вообще, дураков отказываться от такого щедрого предложения в нашей братии студенческой нет!
   На первую пару я опоздала, благополучно и закономерно. Впрочем, сухонький старичок преподаватель, профессор по истории ядов, был одним из немногих, кто смотрел на такое сквозь пальцы. В конце концов, у нашей группы алхимиков яды шли как непрофилирующий предмет, в качестве общего обозрения и для всестороннего развития. Поэтому рухнув на последнее место в третьем ряду, я вытащила конспекты и...
   Благополучно уснула, в обнимку с сумкой, проспав весь оставшийся от лекции час. Издержки материнства, что б их. Хороший, долгий сон был моей страстной и несбыточной мечтой на протяжении нескольких лет.
   Следующие две пары пришлось стряхнуть сонливость и усердно записываться скупые комментарии, выдаваемые мастером зельеделом по сочетаемости ингредиентов, их комбинациям и соотношению частей. Таблица сочетаний насчитывала более трёх тысяч вариантов, становясь вторым по популярности кошмаром среди учеников. Первое место уже много поколения занимала собственно таблица самих ингредиентов, как и способы нарезки, разделки и добычи оных. Но тут уж, как говориться, захочешь жить, да ещё остаться целым и невредимым - и не такое выучишь. Наверное, именно по этой причине лекции по данному предмету не прогуливал никто и никогда. Алхимики, народ осторожный.
   Дальше был обеденный перерыв. Включавший мои судорожные поиски чего-нибудь съестного и потрясающую находку, в виде того самого, несчастного замусоленного сухарика. Презент от любимого мужчины оказался среди лекций по истории алхимии. Хорошо ещё, что в этом году у нас нет ни пар, ни зачётов, ни экзаменов по ней. А то как вспомню, как пришла на первое такое испытание, так вздрогну. Мало того что в сумке сухая молочная смесь рассыпалась, так ещё и подгузник оказался. Какими-то недостижимыми для меня путями.
   Сумку потом пришлось дня два отстирывать и ещё столько же высушивать, периодически обновляя наложенные на ткань чары. На новую-то денег нет, да и приоритеты несколько поменялись, не до таких растрат.
   Проглотив импровизированный обед всухомятку, после второго удара колокола, означавшего конец перерыва, поспешила на факультативы и практические занятия. Расписание в Академии каждодневно делилось между теорией и, собственно, свободным посещением предметов вне учебного плана, а так же отработкой той самой теории на такой необходимой практике. Поэтому махнув на прощание некоторым счастливым сокурсникам, торопившимся домой, я направилась в сторону лабораторного корпуса, отданного на растерзание нашему бравому факультету. И на растерзание - это, порой, в самом прямом смысле слова.
   Конечно, пришлось попотеть, пробираясь сквозь толпу первокурсников, как обычно, умудрившихся потеряться в ближайших "трёх соснах". В хитросплетении ходов-выходов и коридоров нашего учебного заведения без бутылки порой и преподаватели разобраться не могли. Вот только такие трудности если и замедлили меня, то всего-то на пару минут. Во мне полыхал огонь предвкушения, алчная улыбка явно не сходила с лица, а посему уступали дорогу даже здоровые бугаи с факультета боевых магов.
   Мало ли. Алхимики народ опасный, да. Особенно в состоянии глубоко исследовательского экстаза, как уточняет незабвенный ехидный и противный библиотекарь Академии. Подумаешь, пару раз хранилище его чуть не подорвали...
   Кто ж виноват, что следить за котлом доверили парню, у которого руки из задницы произрастают? Мы-то этого не знали, пока котёл не поплавился. Вглубь. До подвала. Эх, какие времена были...
   Обогнув парочку шуганувшихся в сторону коллег по цеху, нырнула в прохладу лаборатории, моментально забыв обо всём на свете. Когда меня ждёт котёл, алхимическая тренога и куча халявных ингредиентов, вместе со сложной, неизвестной остальным формулой... Весь мир может катится лесом, к чёрту на куличики!
   Тогда я ещё даже не представляла, чем это всё обернётся. Чесслово, лучше бы слабительное сварила! Пополам с закрепляющим!
   - Адептка Руса?
   Голос ректора напомнил мне о необходимости ответить оному на заданный ранее вопрос и грубо, но действенно вернул на грешную землю. В компанию одного слишком умного боевого мага, продолжавшего радовать окружающих мечтательным выражением лица.
   Ух! Убила бы! Если бы могла! Жаль весовая категория очень неподходящая...
   Глубоко вздохнув, шмыгнула носом и уставилась на ожидающего пояснений мужчину.
   - Вот знаете что, господин ректор... - уперев руки в бока, свела брови к переносице и улыбнулась. Мило, ласково, да только жутко. Нет, в обычное время улыбка у меня даже красивая, как говорили редкие кавалеры, пытавшиеся претендовать на руку, сердце и прочие органы.
   Но сейчас я была зла. А когда я зла - оскалу моему могут позавидовать волкодлаки. Пусть даже меряться с ними зубами в мои плане совершенно точно не входило.
   - Что? - господин Дигро вопросительно выгнул бровь, ни капли не впечатлившись проявлением моего недовольства. Ну это он просто не осознаёт, во что мы тут коллективно вляпались по чьей-то легкомысленности.
   - Я к этому эксперименту готовилась больше трёх месяцев. Расчёт пропорций, подбор ингредиентов на основе таблицы сочетаемости и учёт возможных конфликтов, с последующим их устранением. Извела столько основ, сил и нервов... Которые у меня, между прочим, не казённые! Что это приворотное уже воистину золотым стало! И это я молчу про количество испорченных котлов, в процессе выявления нужной комбинаторной последовательности! - гнев кипел в душе, смешавшись с обидой и здоровой женской злостью. Коктейль получился убийственный и жаждал найти свою жертву. - И вот когда я добавила последний компонент, сделала нужное количество вмешиваний, остудила, процедила, слила и собралась сдавать на проверку куратору, этот су... - ректор нахмурился, вынуждая прикусить язык. Нецензурная брань в пределах кабинета сурового начальника не поощрялась и каралась дисциплинарным взысканием. А только его мне и не хватало, для полноты ощущения.
   Пришлось сделать пару глубоких вдохов и подобрать более цензурное определение индивида, стоящего рядом:
   - Этот сумасшедший муд... Мужчина мало того, что изволил войти в лабораторию сквозь стену, попортив с десяток заготовок для зелий пылью, каменной крошкой и лишними магическими выбросами! Нет! Он, с... собака, на этом просто не смог остановиться! И решил, что мой зелье в хрустальном флаконе, моё экспериментальное приворотное, это - чай!
   Господин Дигро озадаченно моргнул, переводя взгляд на улыбающегося парня, потом снова на меня, на парня и наконец озвучил вопрос, явно читавшийся большими печатными буквами на его лице:
   - И что?
   - А что с чаем делают? - язвительно поинтересовалась, скрестив руки на груди и зло фыркнув. - Он его выпил. Выпил! Моё приворотное! Вот кто он после этого?! Вы уж простите, господин ректор, но, - ткнув пальцем в сторону пострадавшего, припечатала, - он - гусь бородавчатый! Бык перепончатый, козёл винторогий! И просто полнейшая су...
   - Адептка Руса! Что за выражения?! - вмешалась мадам Иллади. Вся красная и похожая в своём бордовом наряде на перезревшую свёклу, эта дама неопределённого возраста и превышенного объёма человеческого тела возмущённо засопела.
   Интенсивность обмахивание веера так же повысилась, прямо пропорционально степени возмущённости бросаемых на меня взглядов.
   - То есть вас, профессор Иллади, не возмутило разрушение лаборатории, порча заготовок для зелья, в том числе и тех, что для больничного крыла, да? Совсем-совсем не смутило то, что он выжрал, как какой-то чай порцию моего приворотного! Но вот то, что я назвала этого му... мужчину собакой женского полу, это прямо-таки оскорбило вас до глубины души?!
   Многоуважаемая учёная дама побледнела, позеленела, сравнялась цветом лица со своим платьем, и уже было открыла рот, для ответной отповеди, как этот неандерталец, по недоразумению названный боевым магом, обнял меня за талию. И пока я тихо обалдевала от такой наглости, чмокнул в щёку, ласково промурлыкав:
   - Ты ж моя прелесть... Всегда знал, что ты ко мне не равнодушна! И не нервничай сильно. Трупы прятать негде будет, и не дай бог ещё и молоко пропадёт!
   Повисшее молчание можно было пощупать руками. А ещё распознать тихий, назойливый, сухой треск, явно намекавший на избыток чей-то взбешённой магии, в одном конкретном замкнутом пространстве.
   Глаз задёргался, недвусмысленно говоря о том, что сейчас тут будут трупы. И разница в весовой и магической категории меня теперь вряд ли остановит. Мало того, что этот обезьян деградировавший моё зелье выжрал. Мало того, что я из-за него на ковре у ректора. Он ещё и издеваться вздумал?!
   Медленно подняла руку, не сводя глаз со счастливого боевого мага и неспешно, вдумчиво складывая пальцы в первый жест заклинаний моментального воспламенения. Мысленно уже представляла, с каким удовольствием буду слушать вопли о помощи, со стороны наблюдая за мучениями этого гада. Продумала детально наряд для траурной церемонии и прощальную речь, полную искреннего сочувствия и ехидной скорби.
   Вот только вместо того, что бы испугаться, этот ещё дышащий труп не нашёл ничего лучше, как...
   Поцеловать меня в лоб, погладить по наэлектризованным волосам, стоящим дыбом, и весело подмигнуть ректору:
   - Правда, она у меня прелесть, когда злиться?
   Так же медленно смяла уже почти завершённое плетение. Отстранившись от мужчины, с хрустом, показательно размяла пальцы, сохраняя невозмутимое выражение лица. И пока ректор пытался осмыслить ситуацию, маг радостно скалился, а профессор судорожно обмахивалась веером, за пару секунд сложила другое плетение.
   - Ай! - подпрыгнув, маг сорвался с места, пытаясь в пределах одного конкретного помещения разминуться с компактной шаровой молнией. А я следила за ним, меланхолично размышляя над тем, какую я ему прелесть покажу... Такую - до конца дней своих забыть не сможет! И конец этот куда как ближе, чем он думает! Он даже не представляет себе насколько...
   В груди клокотало холодное, расчётливое бешенство, подогретое кипящей лавой гнева и природной женской мстительности. А в голове зрел план. Подробный. Детально расписанный. Идеальный в своей неповторимости. Мне нужно было лишь ещё совсем немного времени, дабы понять, у кого лучше всего поинтересоваться способами уничтожения биологических следов, как птичка обломинго соизволила осенить меня своим крылом.
   Молчавший до этого господин Дигро, соизволил подать голос, осторожно полюбопытствовав:
   - Адептка Руса, насколько сильным было ваше приворотное?
   Вопрос отвлёк от планирования кровавой мсти и озадачил. Задумчиво почесала бровь, стараясь припомнить собственные выкладки и всё же украдкой бросая взгляды на мельтешившего по кабинету боевого мага:
   - Смотря с чем сравнивать... - прикусила нижнюю губу, прищурившись. - Если брать стандартное приворотное, рассчитанное на несколько дней, завязанное на визуализации определённого объекта... Моя модификация сильнее раз в пять, имеет чёткую направленность и продолжительность влияния от месяца до нескольких лет. Тут уж от дозировки, веса, магической силы и внушаемости всё зависит.
   - То есть, как минимум класс "С", - в голосе ректора скользнуло пространное удовлетворение. Впрочем, зацепиться за такое подозрительное удовольствие, написанное крупными буквами на лице мужчины, я не успела. Господин Дигро тут же задал другой вопрос, не менее каверзный и интригующий. - И как по вашему, какую дозировку принял адепт Валесс?
   О, так вот оказывается, что надо будет писать на могильной плите этого индивида. Валесс. Лучший из боевых магов на своём курсе, да и во всей Академии, пожалуй, если верить словам наших кумушек. Сердцеед, обольститель, умница-разумница... Что ж этот "обольститель" всякую подозрительную жидкость без спросу пьёт как нефиг делать?!
   - Адепт Валесс, - зло выдохнула, стиснув кулаки так, что побелели костяшки, но всё же продолжила. - Адепт Валесс, мымра недобитая, умудрился принять не просто единичную дозу. Он опустошил фактически годовой запас! Потому как концентрация состава такова, что требуют не менее трёх капель зелья на одного человека и не менее шести на представителя иной расы! И это, господин многоуважаемый ректор, чтобы внушённые чувства держались как минимум месяца три!
   Профессор Иллади потрясённо охнула. Маленькие поросячьи глазки закатились, и нелепо взмахнув руками, стойкий зельевар с огромным педагогическим стажем благополучно рухнул в обморок. Только артефакты на стеллажах сбрякали, чудом не упав следом за ней.
   Похоже, мадам профессор оценила таки ущерб нанесённый её лаборатории! Ну или просто, слишком уж близко к сердцу приняла всё случившееся. Или от зависти позеленела и лишилась чувств. Среди адептов давно уже анекдоты складывают про её подвиги на личном фронте.
   - Двойной "С", - довольно, с каплей восхищения протянул ректор, потирая ручки в предвкушении. Недоумённо нахмурилась. Это он чему так вдохновенно радуется? - Адептка Руса, а антидот, я надеюсь, вы изготовили?
   - Конечно... - сладко улыбнулась, любуясь счастливым лицом ректора, и поспешила спустить его с небес, добавив невинным тоном. - Нет!
   Немая сцена повторилась вновь. Господин Дигро сидел с отвисшей челюстью, мадам профессор, только-только пришедшая в себя, снова лишилась чувств, с тонким, пронзительным воплем растянувшись на полу. И только боевой маг пребывал в хорошем настроении, только что словив и развеяв мою молнию. Ещё и поиграться с ней успел, гад!
   - Как.... Нет? - справившись с эмоциями, сумел выговорить ректор, растеряв весь свой запал.
   - Как нет?! - вторил ему всхлип со стороны развалившегося в позе морской звезды преподавателя. Любопытно, это она не приходя в сознание так отреагировала или что?
   Хмыкнула и открыла рот, что бы пояснить, почему же случился такой конфуз локального масштаба, как меня обняли за талию и наградили ещё одним поцелуем, теперь уже в другую щёку. Для симметрии, вестимо.
   - Я тебя обожаю, - боевой маг улыбался, довольно щурился и всем своим видом вызывал стойкое, непреодолимое желание сделать какую-нибудь гадость. Правда, пока моя фантазия решительно не могла подобрать надёжного и действенного варианта. - Всё, что угодно, лишь бы я был рядом, да?
   - Закатай губу обратно, - недовольно фыркнула, пихнув его локтем под рёбра и выбравшись из объятий. Поглазела пару секунд на потрескивающую молнию в руках боевика, ещё раз фыркнула и щелчком пальцев погасила заряд парочкой литров холодной, ключевой воды, хлынувшей с потолка. Удачно облив парня с ног до головы.
   Маленькая, но такая приятна неожиданность.
   - Нет антидота, не-е-ет, - повторила по слогам, скрестив руки на груди и глядя на слишком уж тихого ректора. - По той простой причине, что для его изготовления желательно иметь образец исходного зелья. А у меня в ближайшее время не будет ни денег, на ингредиенты, ни возможности заработать хоть сотню злотых. Я уж молчу о том, что чьи-то титанические усилия оставили весь корпус без лаборатории, подходящей для анализа зелья и создания антидота.
   Нахмурилась, вспомнив какие получились разрушения. Сначала от визита боевика, а затем от медленного осознания, что эта зараза сотворила. Чувствую, придётся чем-то однокурсников задабривать. Не простят мне разобранную по кирпичику лабораторию братья по цеху, ох не простят... Если вовремя не подсуетится. За возможность хорошо и бесплатно питаться мне могут позволить даже ещё раз такой трюк провернуть.
   Если пообещаю взять с собой на такое развлечение. Алхимики, что с нас взять?
   Молчание затягивалось и немного нервировало. Я сказала всё, что хотела, мадам Иллади пребывает в спасительном бессознательном состоянии. Ректор о чём-то усиленно размышляет. Наверняка, придумывает изящный способ наказать бедную студентку изощрённо и без последствий для себя любимого.
   И только наш "любимый" смертник, жертва собственного скудоумия, всё пытался меня облапать или к себе прижать. Ага, так и далась я ему в руки! Прям спешу и тапочки роняю!
   - Диплом, - наконец, отмер ректор.
   - Что, простите? - отвлёкшись на него, еле успела треснуть по загребущим ручкам боевого мага линейкой, выуженной из сумки. Валесс обиженно надулся, потирая пострадавшую конечность и бросая на меня жалобные взгляды.
   Ну, не знаю, что именно он пытался у меня пробудить... Но сочувствием там точно не было!
   - Диплом. С отличием, - господин Дигро расплылся в широкой, довольной улыбке фанатика-нумизмата, нашедшего древний клад. И счастливо рассмеялся, хлопнув себя по колену.
   Сначала мне показалось, что либо кто-то из нас спятил, либо пары какого-то хитрого зелья, из той партии уничтоженных, ещё не до конца выветрились с моей одежды. Однако, эмоциональный фон вокруг стола ректора разил искренним восхищением и каким-то иррациональным предвкушением большой афёры.
   Поэтому, в очередной раз, отвесив зарвавшемуся боевому магу подзатыльник и упираясь ладонями ему в грудь, я всё-таки решилась поинтересоваться, подозрительно осведомившись:
   - В обмен?
   - Зелье, - господин Дигро был счастлив. По количеству сиропа и сахара, его улыбающаяся физиономия могла посоперничать с блеском в глазах герболога, узревшего новый кустик. - И антидот.
   И улыбнулся ещё шире, хотя, казалось бы - куда уж, ненавязчиво так демонстрируя острые выступающие клыки. Нда, не зря у нас по Академии слухи о нелюдях, потоптавшихся по его семейному древу, ходят! Не зря...
   Недоверчиво сощурилась, пристально вглядываясь в лицо ректора и пытаясь найти во всём происходящем подвох, о котором так страдальчески вопила моя интуиция. Но признаков обмана не наблюдалась, мужчина фонил искренней алчностью, смиренно ожидая моего решения. А я...
   А я, что, дурочка, отказываться от таких подарков судьбы?! Вот только поторгуемся немного, уж больно маловат оценил ректор мои усилия на поприще науки!
   - Диплом с отличием, направление на работу и финансовое вознаграждение, - врезав кулаком в живот обнаглевшему вконец магу, вывернулась из его загребущих ручек и с трудом пригладила снова вставшие дыбом волосы. Надо же, как мне короткое знакомство с этим индивидуумом нервы пошатнуло. Я думала, после рождения ребёнка меня уже ничто не проймёт...
   Как оказалось, я так ошибалась! Правда, пока что Валесс решил оставить меня в покое. Вопрос в том, надолго ли?
   - А не оборзела ты, девочка? - поперхнувшись, удивлённо присвистнул господин Дигро. На его лице отражалась борьба двух противоречивых чувств: желание кого-то уделать и жадность, намекающая, что выдвинутые обнаглевшей студенткой требования слишком уж высоки.
   Усмехнувшись, скрестила руки на груди, краем глаза уловив какие-то подозрительные поползновения в мой адрес со стороны мага:
   - Ещё мне нужна лаборатория для проведения опытов. С самым современным оборудованием, естественно. Или можете помахать платочком зелью из запрещённого списка, уровня двойной "С".
   Валесс всё-таки до меня добрался. И совершенно неожиданно стал перебирать спутавшиеся пряди волос, осторожно разделяя и расправляя. Застыв от неожиданности и наглости, даже не смогла подобрать слов, дабы выразить своё недовольство. Только что, успела подумать, не дай бог запутает ещё сильнее или прорядить умудрится! Вот уж кому тогда подопытные кролики не позавидуют... Гарантирую!
   - Вымогательница, - со странным восхищением выдохнул ректор, качая головой. И вот чего больше было в этом жесте, одобрения или недовольства, осталось тайной покрытой мраком. - Ну хорошо. Диплом с отличием, направление на работу, финансовой вознаграждение и лаборатория. Но зелье в комплекте с антидотом и прилагающимся к ним описанием свойств и способом применение нужно мне через три месяца! И ни на день позже!
   Повела носом, потёрла подбородок. Что-то такое крутилось в голове, вызванное повторным напоминанием об оговоренном сроке. Три месяца, три месяца... И ведь событие должно быть достаточно значимое, раз у меня из памяти не выветрилось окончательно. После рождения сына мне стало как-то резко не до мелких незначительных дат и прочей ереси.
   Покачала головой, болезненно скривившись. Валесс что-то упорно творил с моими волосами и это изрядно нервировала, отвлекало и мешало вспомнить. Так и не сообразив, к чему именно такие рамки в предлагаемой сделке, щёлкнула пальцами, принимая выдвинутые условия:
   - Я согласна. Заключим договор?
   - А моего слова недостаточно? - почти искренне возмутился ректор. Даже руками всплеснул, пытаясь продемонстрировать глубокую обиду, нанесённую моими неосторожными сомнениями.
   - Господин ректор не делайте мне совесть, она сейчас не доступна для общения. И разговариваем мы не как адепт с руководителем учебного заведения, а как заказчик с исполнителем. Посему, требую магический договор! - стукнула кулаком об ладонь. Лучше было бы об стол, но Валесс, зараза, продолжал возиться с моей шевелюрой, а когда всё-таки соизволил отойти от меня, подходящий момент был упущен.
   Господин Дигро сдаваться так легко был не намерен. Он пустился в невнятные, пространные объяснения, пояснения, уточнения... Очень не хотелось суровому мужчине и уважаемому магу заключать с какой-то адепткой магический договор, не суливший ему ничего хорошего в случае невыполнения взятых на себя обязательств. Однако, заметив, что его душещипательная речь не произвела на меня должного впечатления, сдался, вытаскивая из ящика основу для затребованного мной вида договора. Адепт Валесс за это время успел не только оставить мою причёску в покое, но и отобрать мою же сумку.
   Сидит теперь, счастливо улыбается и изучает её содержимое. Наткнулся на погремушку, умилился и крепко прижал её к груди, томно вздыхая.
   Подавила желание перекреститься. Знать не хочу, о чём он там думает. Мне моя психика дороже будет. И вот с чего бы его так попёрло, а? Вроде бы в зелье не было ничего такого, что могло бы дать такой эффект. Или он уже был под каким-то препаратом? Вот и пошла реакция?
   - Ну что, будем подписывать? - ректор улыбнулся. Многообещающе и удовлетворённо. Склонила голову набок, прислушиваясь к интуиции. Та прямо намекала, что вот так, безоглядно доверяться магу не стоит. Глазки-то бегают, хитро щурятся и вообще, весь вид говорит о возможной пакости. Не знаю, может у меня обострение паранойи или ещё что на нервной почве проявилось, сокрытое в характере, но вместо того что бы пожать протянутую руку, я подошла к его столу и заявила:
   - Будем посмотреть, для начала.
   Документ читала вдумчиво и долго. Достаточно долго, что бы наш несгибаемый ректор начал нервно постукивать пальцами по столешнице и даже порой бросал жалобные взгляды на адепта Валесса. Но тот пребывал где-то в своих мечтах, продолжая обниматься с погремушкой и моей сумкой. Надеюсь, это состояние незаразно? А то как-то не хочется подцепить его и ходить блаженной неопределённое время.
   Вздохнув, вновь перечитала текст договора. И так, по нему я обязалась изготовить зелье, антидот и прибавить к этому свои записи, в обмен получая гарантированный диплом с отличием, направление на работу ив се остальные блага цивилизации, так необходимые каждому старшекурснику нашей Академии. Чуть смущал пункт о праве на авторство зелья. С другой стороны, учитывая все его характеристики и предполагаемый класс опасности, оно и к лучшему. Меньше народ знает, лучше и спокойнее спит. Не хотелось бы заполучить славу отравителя или, не приведи боги, обвинение в государственной измене.
   Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.
   На последней странице обнаружился мелкий шрифт, прочитать который мешало какое-то заклятие. Возможно, будь ситуация иной, я бы смогла его взломать и посмотреть, чего там так старательно хотел от меня спрятать господин Дигро. Но адепт Валесс решил активизироваться и с таким выражением обожания на лице, что я даже немного струхнула. Поэтому поставила подпись, скрепляя договор каплей магии и крови. После чего встала и пожала руку довольно улыбающемуся ректору, протянув:
   - Вы не пожалеете, господин ректор.
   - Очень на это надеюсь, адептка Руса, - улыбка господина Дигро могла затмить собою солнце, настолько вышла яркой и до невозможности счастливой. Определённо, что-то он задумал. Ещё бы понять, что. Наш ректор затейник, каких поискать, недаром же нашу Академию даже чинуши с пожеланием взять налогов и сборов стороной обходят.
   Впрочем, тут он слегка сдал позиции. Магический договор штука обоюдная и в одном из пунктов прописано, про сохранность меня любимой. Так что как бы ему не икнулись все его замыслы, да ещё и чем-нибудь существенным!
   Вздохнув, почесала нос и, в который раз уже, посмотрела на боевого мага. Тот перебирал мои записи, нежно проводя кончиками пальцев по листам бумаги, разглаживая помятые или порванные края. Вдоль позвоночника пробежала стая мурашек, а пальцы зачесались от желания взять образец его крови и проверить, чего там за коктейль получился, давший такие неоднозначные последствия!
   - Вы можете быть свободны, адептка Руса, - ректор убрал бумаги обратно в стол, с неодобрением покосившись на пребывавшую в перманентном обмороке мадам Иллади. Профессора упорно не подавала признаков жизни, хотя бюст и живот несколько демаскировали её, выдавая, что женщина вполне себе жива и здорова. И даже в сознании, но жажда слухов и информации сильнее доводов разума.
   - Ага? А он? - ткнула пальцем в Валесса, закончившего перебирать мои бумаги и теперь зачем-то внимательно осматривающего саму сумку.
   Что ему там понадобилось, мне интересно? В принципе, особо не жалко, пока не вспоминаю что там записи по зельям, в том числе по пресловутому приворотному. И как же меня угораздило забыть заткнуть его пробкой?!
   Вздохнула, вспоминая подробности происшествия. Судя по тому, как решительно действовал боевой маг, даже если бы я спрятала флакон в сундук, сундук обмотала цепью и повесила на шпиль самой высокой башни, он всё равно нашёл бы, достал и выпил. Выражение его лица, пока он шага к моему рабочему столу не оставляло ни грамма надежды на то, что кто-то из нас - я или зелье, переживёт этот эпичный момент.
   - Адепт Валесс, верните вещи адептки Русы их владелице, - тон ректора, подкреплённый нешуточным давлением магии, вернул выпавшего из реальности мага в сознание. Валесс радостно кивнул и тут же подхватился, засовывая всё в сумку, дабы спустя пару секунд оказаться прямо передо мной.
   - Увидимся, милая, - он погладил меня по щеке, поцеловал в кончик носа и, пока я вновь приходила в себя от его наглости, повесил на плечо сумку, не забыв положить туда мой экземпляр договора. - Солнышко моё, нам с господином Дигро нужно обсудить кое-что...
   - Например, ремонт разрушенной вами лаборатории, адепт Валесс, - ехидно напомнил о своём присутствии ректор и махнул мне в сторону двери. - Идите, адептка Руса.
   Просить дважды или указывать где дверь мне не надо было. Ухватившись за ремень сумки со всем моим нехитрым ученическим скарбом, я вылетела из кабинета как та самая пресловутая пробка из бутылки с игристым вином. Не останавливаясь пронеслась мимо невозмутимого секретаря, задержавшихся на отработках студентов и смогла остановиться, дабы перевести дух только за воротами Академии.
   Согнувшись пополам, пыталась отдышаться, когда раздался звон колокола. Часы на главной башне мерно и не спеша отбили ровно восемь раз. По спине пробежал холодок, колени дрогнули, а глаза испуганно округлились. Ё-моё! Восемь вечера!
   Тётушка Ви меня убьёт!
   Если бы время было раннее, а день достаточно тёплым, без намёка на тоскливый дождь, то толпу поздних прохожих, прогуливающихся по вечерним улицам города, ожидало бы невероятное зрелище. И пугающее, что не говори!
   Невысокая, чуть полноватая девушка, бегущая по мостовой в сторону одного из зелёных районов. Не самых дешёвых, кстати. Ученическая мантия развивается за спиной, глаза лихорадочно блестят, сумка бьёт по спине, а на голове какое-то невообразимое творение, лишь чудом удерживающее так и норовившие опять встать дыбом волосы. Ещё и дополненное мелкими бусинками, издававшими нервирующий перезвон.
   Но лично мне было глубоко по шаманскому барабану, как я выгляжу, и что об этом думает общество. А вот то, что опаздываю, да ещё к сыну и своим обязанностям на кухне маленькой таверны, любимого детища тётушки Ви - это да, это уже проблема. Так что, беги, Лизара, беги!
   На пороге нужного дома, затерявшегося среди высоких яблонь и раскидистой рябины, оказалась без пяти минут девять, перемахнув невысокий забор и проигнорировав открытую заднюю калитку. Бросив вещи в коридоре, длинными скачками преодолела лестницу на второй этаж, на ходу распутывая завязки на мантии и рубашке.
   Влететь в комнату, переодеться, убрать волосы под чистый платок... Много времени не отняло и кажется я умудрилась даже поставить новый временной рекорд, впрочем, вряд ли последний. Поправив косынку, глубоко вздохнула и метнулась вниз, поминая нехорошим словом и ректора, мурыжившего нас так долго, и целителя из больничного крыла, вознамерившегося вдруг провести полный осмотр моего организма. А уж нецензурных эпитетов на голову одного конкретного боевого мага и вовсе не жалела, сбрасывая скопившееся недовольство и напряжение. И только возле входа на кухню, притормозила, поправляя фартук и скидывая излишки магии в сторону маленького амулета, висевшего над дверью. Глубокий вдох, медленный выдох, махнуть на всё со словами "к чёрту" и только после такого маленького ритуала сделать шаг в святая святых небольшой, но уютной и далеко не дешёвой таверны.
   "Белый гусь" славился первоклассной кухней, гостеприимной и сердобольной хозяйкой, обслуживание на самом высоком уровне. Незыблемые устои, заветы нарушать которое не осмеливался никто: начиная от главного повара, то есть - меня и заканчивая самой последней посудомойкой и малышнёй, работавшей на подхвате.
   Но сейчас в просторном, светлом помещении творился какой-то невозможный для правильного описания бедлам! Форменный, настоящий и не вызывающий ничего, окромя желания взять и чем-нибудь стукнуть! Каждого, кто подвернётся под мою руку или на кого попадёт опять задёргавшийся в нервном тике глаз. Вовремя успев увернуться от летевшей в меня тушки крупной рыбины, не выдержала и гаркнула во всю мощь лёгких:
   - Стоять!
   Эффект вышел... Ну, собственно, именно таким каким и должен был быть. Командный тон маленького начальства услышали, опознали и даже имели совесть принять к сведению, умолкнув и замерев на месте, не смотря на то, что делали и где. Впрочем, было бы удивительно, если бы они проигнорировали такой вопль. Помнится, однажды, когда меня довёл до ручки какой-то малолетний садист, избалованный родителями, я так рявкнула "Сидеть", что команду выполнили все! Даже на другой стороне улицы...
   Грозно нахмурившись, упёрла руки в бока и провела краткий инструктаж. Считай, выписала люлей всем и сразу.
   - Отставить панику на корабле, мы не первый раз в этом море! Горячие блюда - в обычном режиме, без суеты и спешки. Качество наше всё, кто считает иначе, может попрощаться с работой и поздороваться с больничной койкой на ближайшую неделю! Не стоит забывать, мы алхимии, народ не гордый... - многозначительно повела бровями, выдержав недлинную, но весьма нагнетающую обстановку паузу. Народ ощутимо вздрогнул, побледнел и проникся, согласно мотая головой. - Холодный цех! Напортачите с сервировкой салатов, заставлю переделывать! И до тех пор, пока внешний вид не удовлетворит мой взыскательный вкус! Десерты! Какого ёжика вы всё приготовили?! Или есть желание поменять место работы, внезапно став обыкновенным бездомным бродягой?!
   Господа повара, поварята, помощники и прочий люд дружно помрачнел, вытянулся в струнку и слаженно выдохнул:
   - Разрешите приступать?!
   Важно кивнула головой, давая своё величайшее дозволение. И суета сёт на кухне возобновилась. Только что теперь она была организованной, слаженной и упорядоченной. Коли такое слово можно применить к творческому хаосу, переполнявшему каждого находившегося здесь человека.
   Проследив пару минут за тем, как работают подчинённые, перевела дух и поздравила себя хотя бы с тем, что уже больше не чувствую себя воспитателем детского сада. Мне, собственно, одного ребёнка за глаза хватает! Где он, кстати, о птичках? Лавируя между плитами, столами и ящиками с продуктами, отправилась на поиски самого любимого и непревзойдённого мужчины на свете.
   Царь обнаружился в центре просторного помещения, у стола с раздачей. Счастливый, довольный жизнью и улыбающийся карапуз восседал на высоком детском стульчике. Он активно стучал большой деревянной ложкой по пустой кастрюле, довольно хрюкал и взвизгивал, от особенно удачного и меткого удара. А ещё мой обожаемый сына активно и весьма продуктивно мешал суетившейся рядом тётушке Ви, делающей пометки в бланках заказов.
   Чмокнув мелкого в макушку, получила от него слюнявый поцелуй в щёку и удар ложкой по лбу. Потирая пострадавшее место, окинула внимательным взглядом хозяйку дома. Выглядела она, надо признать, феерично. Видимо попытка накормить мелкого полезным творожком и не менее полезной, хоть и отчаянно им нелюбимой манной кашей провалилась. И все вышеупомянутые продукты поселились на красивом, чёрном, с алыми вставками платье этой ещё совсем не старой дамы. Всего-то лет тридцать пять, вряд ли больше.
   Высокая, подтянутая, с пышным бюстом и очаровательной внешность роковой цыганки, Виола Мадэ могла бы стать женой даже самого императора! Если верить её историям. Но по каким-то своим причинам или же принципам предпочитала быть обычной горожанкой, вести своё маленький бизнес и нянчится с моим царём, в открытую называя его любимым внуком. Как же я благодарна всем богам нашего мира за то, что когда-то именно в её дом меня привела нужда в крыше над головой и хоть какой-то работе!
   - Вечер добрый, дорогуша, - добродушно улыбнувшись, тётушка Ви махнула рукой в сторону второго стола, заваленного бланками по самое не хочу. Фронт работы впечатлял и несколько пугал. - Я смотрю, практика оказалась чрезвычайно интересной?
   - Тётушка Ви, - чмокнув её в щёку, затянула лямки фартука потуже, морально готовясь окунуться в океан работы, и многозначительно протянула, - вы даже не представляете насколько!
   - А ну, порадуй мою старую душеньку, расскажи об успехах на поприще искусственной любви, - прицелившись, мадам Мадэ не глядя отточенным жестом пришпилила очередной выполненный заказ тонким стилетом к доске, в другом конце кухни.
   Уважительно присвистнув, закатала рукава рубашки и выудила из недр карманов огрызок карандаша. Картинно вздохнув, обвела широким жестом кухню и начала:
   - Ну вот представьте, стою я, значит, над котлом, никого не трогаю, а тут...
   Пересказ перипетий студенческой жизни происходил бурно, эмоционально и сопровождался активной жестикуляцией. При этом я успевала не только проверять и контролировать выдачу блюд, но и следить за чересчур активным сынишкой. Мелкий так и норовил получить в свои загребущие ручки что-нибудь интересно. И конечно это что-то было совершенно для него неполезно, а порой и вовсе - опасно. Только когда ж это дитятко моё любимое останавливало?
   Хорошо ещё, что вдвоём за ним усмотреть проще. Один заметит и отвлечёт, второй приберёт, куда-нибудь подальше. Главное потом самой не забыть, куда. А то бывали случаи... Когда посетители находили в своих столовых приборах неучтённые добавления и изменения.
   И вот так: в шутках и смехе, перепалках персонала и редких требовательных криков Царя, вечер в таверне набирал обороты, закручивая спираль упорядоченного хаоса всё сильней и сильней. Времени передохнуть не было. Курьёзные случаи из жизни сменились анекдотами, не самого приличного порою содержания. Рассказывали их громким шёпотом, делая выразительные круглые глаза и надувая от важности щёки.
   Не понятно даже, над чем больше смеялись. Над содержанием сказанного или над выражением лица рассказчика.
   Наш с тётушкой Ви небольшой тандем работал слаженно и быстро. Гоняли зарвавшихся поварят, скандалили по-домашнему с шеф-поваром, грозили увольнением и страшными карами небесными официантам, и успевали всласть поёрничать над очередным шедевром народного творчества, выданным в массы нашим кладовщиком. Дядька был из деревенских, город не любил, зато любил порой заложить за воротник. И что-то мне подсказывало, что большая часть историй имеет под собой ну очень реальные основания. Больно правдоподобно он состояние главного героя описывал, можно сказать вживался в образ полностью и без остатка!
   Фыркнув, отодвинула подальше рукоять ножа, к которой так старательно, пыхтя и тужась, тянулся сын. Царь обиженно засопел, сморщил нос, но получив на откуп сушку изъявил благосклонность и успокоился, тут же принявшись жевать вкусняшку. Вот что за вымогатель малолетний растёт, а? Как оказалось, мадам Мадэ, дабы мелкий не ревел и не мешал, а порой для души и собственного удовольствия, творила на его глазах фокусы с тонкими кинжалами, припрятанными на широком поясе её платья.
   Не спорю, сама когда первый раз увидела как она с ними обращается, выпала из реальности, с восхищением пялясь на плавные, полные изящной смертоносности движения. И даже не удивляюсь, что моего малыша постигла та же участь, быть завороженным данным зрелищем. Вопрос только, а что мне теперь с его тягой в холодному и опасному делать?!
   Вздохнув, напоила этого юного любителя колюще-режущих предметов и вернулась к заказам, иногда задумчиво поглядывая на увлёкшуюся шинковкой тётушку Ви. Вот уж не знаю, кем она была в прошлом... Но мастерство просто открыто намекает на что-то большее, чем скромная горожанка из простой семьи!
   Вечер плавно шёл к своей кульминации и логичному завершению. Заметив, что мелкий стал клевать носом, кивнула на него мадам Мадэ и подхватив на руки, утащила наверх. Царь сопротивлялся недолго, умаялся с проказами за день, и вскоре преспокойно дрых, развалившись на кровати и крепко прижимая к себе плюшевого медведя. Потрёпанная игрушка была куплена мной на первую зарплату на рынке и давно потеряла хоть какой-то товарный внешний вид. Что не мешало сыну любить её нежной и трепетной любовью.
   Стянув платок с головы, устало вздохнула, присаживаясь с краю. Любуясь спящим сынишкой и поглаживая непокорные, буйные тёмные кудри на его голове. Кто бы мог подумать, что чужая злая шутка будет стоить мне помятой гордости и подарит вот такое вот ершистое чудо чудное. Мой обожаемый царь унаследовал серо-голубые глаза своего непутёвого родителя и его де обезоруживающую улыбку. Зато во всём остальном - моя копия. Чем я и горжусь, нисколько не жалея о том, что решила когда-то оставить ещё нерождённого ребёнка и не стала губить маленькую, только-только зародившуюся жизнь.
   Тихо фыркнула. Злопыхатели-то, небось, думали безродная сиротка-бюджетница сломается под гнётом таких обстоятельств. И сбежит, куда глаза глядят, не мешая их звёздной раздутой от собственного самолюбия и самомнения личности блистать отсутствием знаний и интеллекта. Что могу сказать? Гусь тоже думал. Много, с чувством, с толком, с расстановкой. Только супа избежать не получилось. Так и здесь. Крутились, вертелись, а спрятаться не смогли.
   На лице появилась довольная, злорадная улыбка. Я им отомстила. После. Трудновато пришлось, на восьмом-то месяце беременности шибко быстро не побегаешь. Но при желании выход всегда найдётся и с поставленной задачей я справилась на отлично! Пусть это была всего лишь небольшая афёра с зельями класса "В", вторыми по сложности и опасности в мире. И результат определённо окупил все потраченные мной усилия.
   Тихо хихикнула, довольно щурясь. Эх, как сейчас помню, какие у них были лица, когда стража правопорядка выдернула их с праздника, посвящённого победе команды Академии нашей в соревнования на звание "Лучшая магакадемия года". Шок, недоумение, страх, паника. Они же вспомнили и рассказали все свои прегрешения, как на духу! Ещё и признания подмахнули, с пугающим энтузиазмом в глазах.
   И каково же было их... Удивление, да, когда туман наведённых зельем иллюзий развеялся, а стража вдруг оказалась студентами-первокурсниками, доведёнными ими же до ручки. Камеры превратились в зал, где, собственно и происходило чествование победителей. А признания неожиданно оказались на руках у ну очень, мягко говоря, недовольного ректора. Эх, было время!
   Стук в дверь прервал минутку ностальгии, отвлекая от греющих душу и сердце воспоминаний. Недовольно поморщившись, осторожно подошла и приоткрыла створку, хмуро глянув на поварёнка, мнущегося на пороге. Шкет показывал какие-то странные знаки, тыкал пальцем вниз и делал большие, круглые глаза, испуганно озираясь по сторонам. Пантомима была более чем пространная, а значит придётся выйти, что бы хоть что-то понять.
   - Чего тебе? - прошептала, выскользнув из комнаты и прикрыв за собой дверь.
   Пострелёнок отпустил голову, водя носком ботинка по полу и выдал, шмыгнув носом:
   - Там это... Главного повара требуют.
   Недоумённо нахмурилась. За год работы такие требования даже шёпотом не озвучивались, а тут нате вам, требуют. Да ещё, судя по испуганному виду мальчишки, громко, яростно и с угрозами.
   - Кто требует? - на пару секунд показалось, что из комнаты раздался вскрик. Но прислушавшись, облегчённо выдохнула. Нет, спит мелкий, умаялся за день. Диверсии они такие, много сил отнимают. - Обычно ж все хозяйку зовут, если вдруг что случится.
   - Маг какой-то, - поварёнок вновь опустил глаза до полу, теребя край рубахи пальцами. - Говорит, ему что-то металлическое в еде попалось. Зуб себе чуть не сломал, цельный! Вот. А хозяйка велела вас позвать!
   И взгляд на меня, испуганный. С горячечной надеждой в глубине. Вдруг начальство маленькое смилостивится, и не будет мучить гонца за такие плохие вести?
   - Металлическое, значит... - задумчиво протянула, потирая подбородок.
   И что же этому магу заезжему или не очень попасть могло-то? У нас из металлического - только инвентарь. Ножи, ложки, вилки, поварёшки... И что-то я сомневаюсь, что кто-то специально поломал сталь особой закалки и покрошил её в блюдо. Больно приправа экзотическая и дорогая получается!
   - Вот такенный кусок! - поварёнок развёл руки в сторону, демонстрируя размеры осколка. Заметив мой скептический взгляд, чуть убавил размер, не сильно, но теперь обломок в пище несчастного посетителя составлял где-то полметра в длину.
   Может больше.
   - Вот такенный, говоришь? - весело фыркнула и потрепала его по волосам. - Ну веди, показывай! Что-то мне самой захотелось посмотреть на этого мага! Надо же, вот такенный кусок металла в рот уместить смог...
   Пацан ухватил меня за руку и потащил вниз, едва ли из штанов не выпрыгивая от обуревающего его энтузиазма. Спустившись с лестницы, он повёл меня в обход кухни, через боковой коридор и прямо в центр обеденного зала. Там, окружённый толпой зевак, стоял молодой на вид парень и протяжно, жалобно и громко сетовал на несправедливую судьбу. И криворуких поваров, которых понабирают, понимаешь ли, с улицы....
   Ну, видимо, это и есть тот самый маг, с вот такенным ртом. Потёрла уши. Судя по громкости, бурности и полноте эмоциональных эпитетов, заставляющих содрогнуться стены нашей бедной таверны, его рабочий орган не шибко пострадал. Пока что.
   Остановившись недалеко от входа, положила руки на пояс, задумчиво поведя носом. Ох, что-то знакомое было во всём этом Эль Шкандале, устроенном уже заранее нелюбимым мной парнем. Но что? Не может же это быть один из старых знакомых, по прежней бурной студенческой жизни?
   Или может?
   Не придя к единому выводу, машинально запустила лёгкое диагностирующее заклинание. Вот честное алхимическое, на одних условных рефлексах, дабы определить с кем имею дело, чем оно "богато" в плане маги, здоровья и артефактов с оружием. Да и просто определить, чем отпаивать в случае чего не помешает. Жаль только наличие мозгов заклинание не определяет, очень... Жаль.
   Впрочем, получив результат, в виде пары светящихся строчек и мерцающей картинки, исчезнувших стоило на них внимательно посмотреть, стало кристально ясно: мозгами, в данном конкретном случае, не пахло ещё с рождения. Да и буянящий клиент, как оказалось, очень знаком. Я бы сказала, слишком хорошо знаком, что бы обрадоваться такой внезапной встрече.
   Дело в том, что отпечаток ауры и магического дара - есть вещь индивидуальная, подделке и копированию не поддающаяся. Нет одинаковых, не-ту. Только если вы, конечно же, не идентичные магические близнецы. Но такая редкость в нашем мире не появлялась последние лет сто, а то и больше. И получается, что увидев один раз узор, второй раз можно его встретить лишь при встрече с тем же самым человеком. Ну, или нелюдем...
   И кто бы мог подумать, что сегодняшний день закончится таким неожиданным сюрпризом? Ведь как раз это неприглядное, бледноватое переплетение нитей, больше всего смахивающее на кривое творение пьяного паука, с большими чёрными провалами, я видела в тот самый, незабываемый год перед академическим отпуском. Когда собирала материал для своей качественной, а самое главное аккуратной и изящной мести.
   Выражение моего лица отпугнуло одного изрядно пьяного посетителя, некстати решившего повернуться в другую сторону от разошедшегося мага. Дедок даже протрезвел мальца, от дружелюбного оскала в моём исполнении, а воздух вокруг стал сгущаться, потрескивая от взбесившейся силы. Нервы у меня в последнее время ни к чёрту что-то. Как бы жертв каких не случилось.
   Вариантов сбросить напряжение было много, парочка даже показалась куда привлекательнее общение со старым знакомым и, может быть, я бы сумела вовремя взять себя в руки, да.
   Но, как говорится, мы предполагаем, а боги располагают! И тут, прямо как в ситуации с Валессом. Блондинистый конь педальный, умудрившийся в своё время наградить меня ребёнком, заметил новое действующее лицо, опознал в нём повара, не признал ту самую мстительную однокурсницу и завопил. Да так, что баньши обзавидуется!
   - Вот! Вот она! Она меня убить хотела! Вы посмотрите на её лицо?! Маньяк! Чистой воды маньяк! Как жить товарищи?! - и схватился за сердце, чуть-чуть, самую капельку перепутав место, где находится сей важный орган. Ошибку заметил быстро, тут де прижав ладонь к левой стороне груди.
   Скрестила руки на груди, скептически, с изрядной долей презрения разглядывая новоявленного массовика-затейника. Мантра "Я не убиваю и не калечу идиотов, их и так жизнь с природой обидели" почти сработала, что удивительно. Ещё год назад, походу, всё перегорело. Ой, как я его тогда расчленить на мелкие куски хотела, особенно в период особо сильных гормональных всплесков и беспощадного токсикоза.
   Сейчас же стою, смотрю на это недоразумение, прости господи, и думу думаю. Это ж какое должно было быть хорошее приворотное, дабы я вообще на него посмотрела?! Причём качественное, не на коленке сваренное. Невольно проникаюсь уважением к его создателю. И нежно лелеемой ненавистью.
   Применил он его совсем не по назначению, гад!
   - Я требую компенсации! - концерт без заявок продолжался, набирая обороты. Кто-то из посетителе одобрительно переглядывался, кто-то наплевал и вернулся к прерванной трапезе. А больше половины официантов замерли в стороне, с опаской кося глазами в мою сторону. И предвкушая грандиозное представление. Кладовщик и вовсе ставки делать начал, кто кого и за что. Краем уха уловила соотношение трём в десяти. Не в мою пользу, к сожалению.
   Впрочем, откуда им знать, что конкретно с этим образчиком представителя вида "хреновый магикус тупиозиус" я когда-то имела сомнительную честь познакомиться?
   - Так-так-так... - поведя плечами, щёлкнула пальцами. Вверх взмыл небольшой сгусток маги, взорвавшийся под потолком с оглушительным хлопком. Тишина наступила мгновенно. Народ расступился, почтительно отойдя в сторону. Становиться жертвой вместо зачинщика скандала никому не улыбалось. - Кого я вижу... Никак сам господин Арани соизволил почтить нас, простых смертных, своим сиятельным присутствием?
   Яду в словах было - хоть ложкой ешь. А этот павлин лишь приосанился, улыбнулся так, покровительственно, я даже засмотрелась невольно. Хорош, мелькнула необдуманная мысль. Хорош, стервец. Да только так хорош, что от приторности и прилизанности его внешнего вида аж зубы сводить начинает и тошнота к горлу подкатывает. Высокий, тонкий, какой-то... Женоподобный, что ли? Гладко зачёсанные светлые волосы, напомаженные ещё к тому же. На лице следы косметики, уж женский взгляд такие вещи сразу определяет. И одежда. Хорошая, качественная, дорогая, ага. Только явно не первой свежести, местами видны искусно сделанные заплаты.
   Хмыкнула, иронично изогнув бровь. Да мы никак пообносились, господин Арани? Карьера ловеласа и альфонса в гору не пошла? Или не нашёл такую дуру, которая смогла бы вытерпеть твои капризы?
   - Вы повар в этой... Забегаловки? - концентрация презрения на лице блондина превышала все допустимые нормы. Получив мой утвердительный кивок, этот недомаг и недомужик шагнул ко мне, протягивая ладонь с белоснежным, густо накрахмаленным платочком. В центре которого лежало несколько металлических осколков. - Вы только посмотрите, что я нашёл в своём ужине! Я бы мог сломать зуб! Или, не приведи боги, успел бы проглотить это!
   - Да что вы говорите? - почти искренне удивилась, мило улыбнувшись и подхватив один из осколков. Поднесла поближе и стала пристально рассматривать. - Как интересно.... Нет, ну правда, как интересно!
   - Что интересно? - явно не ожидавший такой реакции скандалист стушевался, недоумённо хлопая глазами.
   - Ну, например то, что осколок этот от посредственного, дешёвого сплава. Его не то что уважающий себя повар, домохозяин не купит! - подбросив на ладони улицу, вернула её владельцу. Всё так же мило улыбаясь. И что тут такого, что улыбка эта всё больше и больше напоминала оскал? - А ещё крайне любопытственно то, что я вот прекрасно помню один старый, покрытый плесенью студенческий трюк. Берёшь кусок металла иль таракана, на что фантазии и грошей хватит, идёшь в хорошее, приличное заведение, где преспокойно ужинаешь. И где-то в середине трапезы вдруг, внезапно... Какой конфуз! Находишь в своё тарелке такой вот нежданчик. И получаешь не только халявную еду, но ещё и неделю бесплатно питания. И вот может быть это моя паранойя, или я чего-то недопонимаю, но вам, любезный мой господин Арани, не кажется эта схема очень знакомой?
   - Поклёп! - тут же оскорбился мужчина, старательно изображая бурю негодования.
   Ага. А глазки-то забегали, забегали. И ноги, вот так ненавязчиво, в сторону выхода несут тебя совершенно без задней мысли!
   - Ой ли? - деланно усомнилась, качая головой. - Поклёп говорите, господин Арани? А как же тот курьёзный случай, когда вы, решив своим скудоумным умишкой, что чем больше предмет, тем больше компенсация, притащили чучело совы из Академии? И битый час, коли не больше, под смех всех посетителей, пытались убедить повара и владельца заведения в том, что нашли побитую жизнью, молью и адептами птичку в тарелке с десертом? При условии, что того десерта было раз в пять меньше, чем птички!
   Подавившись очередной фразой, мужчина закашлялся, выпучи глаза. А когда смог прийти в себя, сощурился, глядя на меня. Могу поклясться собственным котлом, но я слышала, как крутятся винтики и гаечки в его голове, издавая страшный натужный скрип!
   - Руса? - наконец отмер этот тугодум, отшатнувшись от меня назад и побледнев так, что косметику стало видно невооружённым взглядом. И толщина слоя даже на вскидку внушала...
   Ну будем считать, уважение. Всё-таки не каждый способен наложить так ровно, да в таком количестве.
   - Меня признали? - удивлённо округлила глаза и хлопнула пару раз в ладоши. - Какое счастье! Так как там насчёт компенсации вреда?
   - А... А ты повар, да? - растерянно оглядываясь по сторонам, Арани попытался отыскать способ свинтить от меня подальше. Но наткнулся на стену заинтересованных жаркими дебатами зрителей и вынужден был замереть на месте, гипнотизируя меня жалостливым взглядом.
   Просто вылитый кролик перед удавом. Я что, действительно такая страшная?
   - Я не просто повар, -снисходительно улыбнулась, гордо вскинув голову. - Я -главный повар. И поверь, если бы я знала, кому подают это блюдо... Ты бы в своей порции нашёл далеко не осколок.... И даже не таракана....
   Многозначительная пауза оказала плохое воздействие на нервы скандалиста. Подскочив как ужаленный, он заложил пару кругов по залу, после чего замер передо мной, тяжело дыша.
   - Невиноватый я! - завопил Арани, но тут же заткнулся под моим насмешливым взглядом. И добавил, уже гораздо тише. - Был...
   - Идиотом, - доверительно поведала, участливо похлопав изрядно струхнувшего парня по плечу. - Как был ты идиотом, так им и остался. Хотя нет, - показательно осмотрела его с ног до головы и неодобрительно цокнула языком. - Раньше ты был идиот павлинистой наружности. А теперь, увы, идиот ощипанной павлинистой наружности. Деградация, брат, страшная штука...
   И вот стоило бы на этом остановиться. Но мелодичный, заинтересованный голос со стороны кухни, отрезал халявщику оставшиеся на спасение репутации и гордости шансы:
   - Лизара, солнышко моё, что здесь происходит?
   Тётушка Ви умела выбрать правильный момент, для своего появления. Вот и сейчас эта очаровательная женщина с прорвой тайн, зарытых на самом дне самой глубокой морской впадины, выплыла из кухни величавым шагом. Осторожно обтирая белой тряпочкой хищно блеснувшие в ярком свете разделочные ножи. Впечатляющий размер лезвия заставлял невольно задуматься, на какое такое животное рассчитан этот тесак? На дракона, что ли?
   - Мошенничество здесь происходит, - вновь скрестила руки на груди, насмешливо поглядывая на горе-отца собственного ребёнка. Как же я благодарна всем богам нашего мира за то, что мелкий его никогда не увидит, не узнает и не познакомиться. Ещё чего не хватало, мараться о всякую ересь! - В особо крупном размере!
   - Да-а-а-а? - мадам Мадэ решительно выпятила грудь, расчищая себе дорогу собственным бюстом, и подошла к нам, нацепив самое суровое выражение лица, на какое только была способна. Стоит признать вышло... Внушительно. - И кто де у нас тут такой умный-то?
   Тут не лишним будет уточнить, что ножи тётушка не оставила, не заткнула за пояс, а продолжала любовно обтирать всё той же тряпочкой, местами покрытой красными пятнами. Не знаю, о чём подумал блондин, но от него полыхнуло таким ужасом и обречённостью, что мне его даже жалко стало... Чуть-чуть. Самую капельку.
   - Я... Я... Я... - Арани заклинило. Причём - конкретно. По-моему, он не знал, то ли ему боятся нашего справедливого возмездия, то ли восхищаться пышными формами хозяйки, то ли поиметь-таки совесть и извиниться. Маловероятно, что тётушка не слышала его высказываний в сторону её нежно любимого детища.
   - Клюв от воробья, - ласково откликнулась мадам Мадэ, как бы невзначай любовно оглаживая тесак тряпочкой. - Знаете, молодой человек, я женщина хрупкая, впечатлительная, эмоциональная... Я ведь и обидеться могу, за попытку причинить вред моему любимому детищу.
   Последняя фраза была переполнена многозначительным обещанием. И не сулило оно ничего хорошего, окромя очередных затрат на лекарей и койко-место в ближайшем корпусе целителей. Арани это понял сразу и пискнул испуганно, грея мою душу полным священного ужаса взглядом:
   - Мама!
   Зрители отчаянно давили улыбки и цедили смешки в кулак. Не выдержав, хихикнула, пытаясь сохранить грозное выражение лица. Да только попытка оказалась провальной. И глядя на растерявшего весь свой лоск и уверенность, похожего на ощипанного индюка мужчину, я расхохоталась, искренне и заразительно. Так, что следом за мной засмеялась и тётушка, Ви, и повара, и официанты. А уж посетители, заставшие весь этот балаган, и вовсе потешались над незадачливым мошенником последние минут пять точно. Отпускали от всех щедрот души своей беззлобные, но меткие эпитеты в адрес господина Арани.
   И "неудачник" - это, пожалуй, даже самое ласковое, что прозвучало.
   - Это... Это произвол! - обиженно завопил блондин. Но его душераздирающий вопль потонул в новой волне не самых приличных комментариев. Народ мягко, однако настойчиво советовал неудавшемуся актёру идти отсюда, пока ноги сами ходят.
   В противном случае обещали доставку до ближайшей лечебницы, силами конного патруля. Они как раз наведываются к нам на ужин перед самым закрытием, ровно в два часа пополуночи.
   Больше всех, кстати, возмущался наш незаменимый кладовщик. Ему за державу обидно было: поставив на мага, бедный дядька потерял свои кровные деньжата! А ведь мог купить на них выпивку, всё полезнее было бы!
   - Знаете, молодой человек, произвол - это заявиться в уважаемое заведение и пытаться провернуть какой-то незаконный трюк. А уж то, что вы насмешили народ своими потугами... Ну так, кто вам тут лекарь-то? - тётушка Ви в притворно-сочувствующем жесте похлопала проходимца по плечу.
   Заинтересованно присмотрелась к этому жесту. Продуманному, отточенному и видно что отработанному до состояния рефлекса. Да так мастерски, что даже я, знающая тётушку не первый день, не сразу заметила маленькую тёмную марку, лёгшую на и без того изрядно покорёженное магическое плетение господина Арани. На мой удивлённо-вопросительный взгляд, мадам Мадэ лишь заговорщицки подмигнула, успевая одновременно засунуть тесак за пояс и развернуть мужчину лицом в сторону выхода.
   - А теперь, мой дорогой и не очень уважаемый гость, я попрошу вас покинуть стены моей таверны. У нас, знаете ли, заведение высокого уровня. И даже мошенники приходят исключительно государственного масштаба и уж точно не твоего полёта орлы. Пока-пока, - подтолкнув мага в спину, тётушка Ви помахала ему ручкой. И если бы я не следила внимательно, могла бы и пропустить последние, завершающие штрихи плетения. А когда смогла опознать его, порадовалась, что тётушка Ви на моей стороне.
   Мда... Не повезло Арани. Виола Мадэ могла быть очень милосердной. А могла оказаться похуже заядлых мстителей. И если память моя девичья меня не подводит, а лекции по маркам и меткам я не все проспать умудрилась, то тлько что, буквально на наших глазах, один очень несчастливый аферист обзавёлся так называемой "Печатью Неудачника". Посочувствовать ему, что ли? Теперь ведь не то что мелкие неурядицы, череда проблем к нему в гости нагрянет в самое ближайшее время.
   Сообразив о чём думаю, решительно замотала головой, отгоняя такие нехорошие, слишком добрые мысли. Сочувствие? К этому придурку, польстившемуся почти три года назад на сомнительное золото в уплату за не менее сомнительную авантюру? Ежели он тогда урок не усвоил, то так ему, индюку, и надо. Правда, кое-что уточнить бы...
   - Тётушка Ви, - нагнав женщину у входа в кухню, уцепилась за её локоток, неспешно шагая рядом. - Мои глаза меня не обманывают? "Печать Неудачника"?
   - Лизара, лучик мой, - мадам Мадэ ласково потрепала меня за щёку. - Какая "Печать Неудачника", что ты? Это, во-первых, мелко, во-вторых, слишком муторно! Бери выше, солнышко, сама "Прореха Беспорядка"! Давно хотела посмотреть, как она с такими вот потрёпанными магами сосуществует.
   Я даже запнулась от неожиданности и совершенно неприлично присвистнула, во все глаза глядя на довольно щурившуюся тётушку Ви. "Прореха Беспорядка"! Это не просто высший пилотаж, это же к азам самой демонологии ведёт, управление Хаосом и Упорядоченным! Не каждый магистр за дело возьмётся, больно прихотливые стихи для работы. А здесь... Походя... Ласково... С лёгкостью... Изяществом...
   - Опасная вы женщина, тётушка, - уважительно посмотрела на слегка смутившуюся от такого внимания мадам Мадэ.
   - Ой, ну что ты, - она отмахнулась, поправляя выбившийся из причёски локон. - Я знаешь ли, человек миролюбивый. Даже нерешительный и робкий. Только вот семью мою обижать не позволю. Особенно таким вот муд... Мужчинам, - тут тётушка Ви глянула мимоходом на часы и всплеснула руками. - Так, а ты почему ещё не спишь?! Ну-ка, марш умываться, приводить себя в порядок и к мелкому под бок! Кыш отсюда!
   - Так точно, тётушка Ви! - вытянувшись в струнку, козырнула и, развернувшись на пятках, поспешила скрыться на втором этаже. Если тётушка сказала спать, значит спать. У неё даже мой Царь с этим не спорит! А это, знаете ли, о многом говорит!
   Умывшись в ванной, в конце коридора, переоделась в широкую мужскую рубашку, служившую мне ночнушкой. И только собралась, было, переплести волосы в простую косу, как руки наткнулись на замысловатую прическу, и я замерла, ощупывая творение рук боевого мага. Физически ощущая, как растёт счёт за компенсацию морального вреда. Вот просто в геометрической прогрессии!
   Во-первых, как я не пыталась, а распустить причёску не вышло. Только пальцы то и дело натыкались на мелкие бусинки.
   Во-вторых, от этих украшений, вот уж новость так новость, шибало странной магией, определить направленность или применение которой не представлялось возможным.
   И в-третьих. Терпеть не могу, когда с моими волосами делают что-то непонятное! И в принципе не люблю пребывать в неведении относительно чьих-то намерений в собственный адрес! Хватит, одного раза хватило по самое не хочу!
   Тем более, косичка показалась мне уж слишком знакомой... Что-то из раздела ритуалов и традиций, который меня никогда не привлекал. Если дело не касалось алхимии и зельеделия.
   Дёрнув ещё раз одну из прядей, в напрасной попытке разворошить причёску, устало и недовольно выдохнула:
   - Ну, держись, Валесс. Я тебе это обязательно припомню!
   Недовольно шмыгнув носом, поднялась, мимоходом глянув в ростовое зеркало, притулившееся в углу. Остановилась, окинув себя ещё одним критическим взглядом. Эх, и где мои семнадцать лет? Беременность и роды добавили округлости, хотя и раньше не шибко-то тощая была. Радует, что в нужных местах и совсем немного на животе. И определённо ободряет то, что желание брякать костями при ходьбе у меня даже в раннем детстве и в период подросткового бунта не возникало.
   Что ещё? Средний рост, овальное лицо, мягкая линия подбородка и нос с горбинкой. Сломан дважды ещё в сопливом детстве. Высокие скулы, изящный разлёт бровей...
   Присмотрелась и сделала мысленную пометку добраться до цирюльника. Густые брови и длинные волосы, это, конечно, не хорошо... Но не приведи боги всё это богатство в зелье ненароком попадёт. А неучтённый ингредиент - это сорванный эксперимент.
   И взрыв. Вряд ли шибко сильный, да только много ли надо чувствительному, хрупкому оборудованию? И вообще. Может, результат и стоящий получится, но вот рисковать как-то не хочется. Мало ли, что его, результат этот, сопровождать будет!
   Вздохнула. Самое красивое в моей внешности - глаза. Каре-зелёные, с золотистыми искорками в глубине. И голос. Говорили, я могла бы покорить мир со сцены, коли бы в певички пойти вздумала. Но меня кочевая жизнь, от гастролей до гастролей никогда не привлекала. Зато тянуло к котлам, потому и пошла в алхимики. Себе - радость. Врагам одно сплошное расстройство.
   Желудочно-кишечного тракта.
   Хихикнув, подхватила вещи и крадучись, стараясь ступать как можно тише, добралась до своей комнаты, ужом скользнув в приоткрытую дверь. Повернув ключ в замке, бросила одежду на стул, а сама подошла к кровати.
   Сынуля дрых в позе морской звезды, раскинув руки-ноги в разные стороны и пуская пузыри. Спал крепко, сладко и так заразительно, что и саму на зевоту пробило. Широко зевнув, потянулась и устроилась рядом с любимым Царём, благосклонно оставившим мамке место на самом краю. Мысли лениво текли в голове. День сегодня был какой-то сумасшедший. И завтра, чует моя изрядно поднаторевшая в последние годы интуиция, легче не будет.
   Сонно улыбнувшись, чмокнула мелкого в лоб, блаженно вдыхая запах молока и солнца, окутавший ребёнка. Будем решать проблемы по мере из поступления. А сейчас - спать, спать, спать...
  
   Эпизод II.
   Мудрые старцы сказали бы: сон в руку был. И снится обычно то, чего так не хватает, дабы предостеречь неопытного от ошибок страшных. Но с утра пораньше, вяло зевая и ковыряя ложкой в тарелке с овсянкой, я не видела в своём сновидении каких-то знаков. Зато мучительно пыталась сообразить, когда это мне стало так не хватать говорящего кактуса, с планами по захвату мира, и чертей, в качестве раболепных слуг?
   Про армию нежити, завывающую свадебные песнопения, пополам с траурным маршем, я вообще промолчу.
   Потрясла головой, отгоняя остатки такого впечатляющего своей абсурдностью сна, и хлебнула крепкого, горячего чаю. Окончательно не проснулась, но уже чувствовала себя куда бодрее, с некоторой долей оптимизма взирая на сегодняшний день. Мелкий, сосредоточенно сопя, пытался поймать убегающий по плоскому блюду кусок яблока. Хмуря тонкие бровки, моё чудо издавало недовольные звуки, но упрямо продолжало ловить непокорный завтрак. Правда, стоило его затее увенчаться успехом, как у него тут же пропал интерес. Вон, по сторонам оглядывается, выискивает другое, более увлекательное занятие!
   Отставив кружку в сторону, подняла его на руки и усадила в манеж. Даже коробку пододвинула с игрушками поближе. Боюсь, оставь я всё как есть, этот гипер активный шкет умудрился бы навернуться со стульчика, пытаясь добраться до понравившейся вещички. За примером далеко ходить не надо! Вчера вон еле поймать успела, так активно сына старался достать керосиновую лампу, забытую кем-то из работников в наших комнатах.
   С минуту мелкий молча рассматривал коробку, хмурился, обиженно дул губы. Потом радостно взвизгнул, вывалил всё на ковёр и... Надел коробку на голову, звонко хихикая. Глядя на это непотребство, возвела глаза к потолку. Ну, вот кто бы сомневался-то!
   Фыркнув, размяла пальцами шею и совершила подвиг: убрала остатки завтрака со стола. После чего приступила к ежедневному, но такому нудному и противному занятию: сборам на учёбу. Краем глаза продолжая следить за тем, как Царь неторопливо, я бы даже сказала - кропотливо, осваивает манеж, коробку и пытается опробовать на прочность окружающий мир. Тихо прыснула, когда моё чудо, очень недовольное результатами своей деятельности, хмурится, пыхтит, сопит и ворчит что-то на своём языке. А уж какое потешное выражение было у него на личике в этот момент...
   Пока мысли бродили около сына, руки исправно делали своё дело. И вот уже в сумку ушли все ученические принадлежности, дневник исследований, аккуратно обёрнутый в специальную обложку и пестревший закладками разного цвета, длины и фактуры. Сверху бросила пару тетрадей, с личными записями и, на всякий случай, амулет для мгновенного перемещения. Мало ли, что случится? А у меня, между прочим, ребёнок маленький! Ну и вообще, лишняя предусмотрительность ещё никому во вред не пошла.
   Правда, тут возникает другой, очень сакраментальный вопрос. Чего это я про неё вчера не вспомнила, когда над зельем работала? Сколько бы проблем удалось сейчас избежать...
   Тяжело вздохнув, мрачно посмотрела на собственное отражение. Я и до этого боевых магов не особо привечала, а теперь нелюбовь к ним расцвела таким буйным цветом, что даже страшно. Местами. Ещё и причёска эта загадочная. И ведь чудится в ней что-то знакомой, чудится! Только вспомнить никак не могу, где, когда и почему После беременности в голове оседала информация двух видов: то, что касается мелкого и то, что касается любимого дела. Всё остальное выгонялось поганой метлой.
   Но ведь как заплёл, стервец! За ночь ни на миллиметр не сдвинулась, лишь обзавелась несколькими кусочками пресловутого яблока. Выковыряв оное из волос, съела его (не пропадать же добру) и одёрнула рукава форменной блузки. Придирчиво осмотрела собственный внешний вид, поправила сбившуюся на бок ученическую мантию. Но только вот решила сделать шаг в сторону выхода, как дверь стремительно распахнулась от резкого удара ноги с той стороны. И на пороге моей комнаты появилась встревоженная, разозлённая и явно выведенная из себя тётушка Ви.
   Интересно, это кто ж такой умный и везучий оказался-то? Мадам Мадэ как и все представительницы слабого пола была не злопамятной, хрупкой и ранимой. И мстительной. Очень мстительной.
   Эм... - покосилась на невозмутимо складывающего пирамидку сына и осторожно поинтересовалась. - Что-то случилось, тётушка Ви?
   Яростно сверкнув глазами, женщина набрала в грудь воздуха, явно намереваясь выпалить всё, что думает о мире вообще и о ситуации сегодняшнего утра в частности, но неожиданно резко успокоилась. И вполне вежливо, хоть и взволнованно произнесла:
   - Там за тобой из Академии пришли. Один су... Суровый мужчина. Представился деканом факультета боевых магов и дюже вежливо поинтересовался, почему его новая студентка изволит опаздывать на практические занятия. И что это за студентка такая важная, что сам ректор отправляет его за нею.
   - Эльфийская канделябра... - озадаченно почесала затылок. Восхищаюсь тётушкой Ви. Суметь поведать о таком госте и не сорваться на нелестное, острое словцо - это искусство. Правда, что-то мне от этого нисколько не легче, в свете открывающихся перспектив.
   Предположим, про декана боевиков в Академии не слышал только ленивый или же совсем отставший от жизни адепт. Особенно яро обсуждалась родословная декана, учитывая, что по слухам (весьма и весьма обоснованным) потоптались в его генеалогическом древе демоны и эльфы, создав дикую помесь высокомерия, эгоизма и ехидства. И пусть было это века два назад, коли не больше, отголоски таких предков представляют собой головную боль всех учеников Академии. Естественно из списка тек, которым не посчастливилось оказаться на его факультете. Помнится, на первом курсе я дико радовалась тому факту, что поступаю именно на факультет алхимиков и зельеделов.
   И вот из всего этого, вытекает пространный и очень коварный вопрос. Можно сказать, дилемма дня или, коли быть совсем уж точной, такого уже совсем недоброго утра. Это ж что я натворить успела, пока спала себе мирно, раз за мной отправили такого монстра?!
   - Однако... - задумчиво протянула, пытаясь не думать о том, что так настойчиво шептала интуиция. Не мог же ректор оказаться настолько коварным и жестоким, в самом-то деле! - Интересно ж эльфы скачут! А больше он ничего не сказал, нет?
   Тётушка Ви только руки на груди скрестила и сжала зубы. Судя по тому, как вспыхивали искры в её глазах, декан боевых магов за словом в карман не лез. И инстинкта самосохранения не имел. Видать придушил его за ненадобностью. А зря, скажу я вам. Ох зря...
   Мысленно пожелав тётушке успехов в нелёгком деле женской мести, закинула сумку на плечо и вышла из комнаты. Мадам Мадэ задержалась ненадолго, только для того, что бы подхватить моё чудо на руки и теперь чеканным шагом шла следом, ворча себе под нос, да так, что слышали абсолютно все:
   - Хамло дворовое...Питекантроп ходячий. Сборник афоризмов и крылатых выражений! Олицетворение всех недостатков мужского племени! Он, кстати, просил передать, что если ты не поторопишься, то он будет очень недоволен. Как будто такие мужланы могут быть вообще чем-то довольны, - презрительно фыркнув, тётушка Ви остановилась на минуту, переводя дух. - И посмел угрожать, что отыграется на тебе на тренировках. Он. Посмел. Угрожать! Ты мне скажи, Лизара, где таких берут?!
   - Где берут, где берут... - желание вернуться в комнату и закрыться там, забаррикадироваться вместе с сыном, было велико до безобразия. Но переселив себя, я преодолела оставшиеся несколько ступеней, спустившись на первый этаж и выйдя в коридор. Что бы расстроено и растерянно протянуть. - Конкретно этого взяли с южных земель... - душераздирающе вздохнула. - И явно ведь не за красивые глазки...
   Невольно сглотнула, глядя на раннего гостя. Под два метра, с впечатляющей мускулатурой он занял собою всё окружающее пространство, нисколько не смущаясь данного факта. Рыжие волосы, тронутые слегка сединой, собраны в низкий хвост, а на лице, с неожиданно приятной, мягкой улыбкой, застыло такое выражение лица, при котором даже мне жутко не хотелось спорить. Эффект усиливали прищуренные светло-серые глаза, глядевшие на мир с непередаваемым сарказмом.
   Ах да, как же можно забыть про эту ауру силы, давящую со всех сторон. Глядя на декана и подсознательно его опасаясь, невольно начала вспоминать все свои прегрешения. Как за время учёбы, так и вместо оной. А когда поняла, о чём таком думаю, упрямо поджала губы, гордо вскинув подбородок. Оглядела местную легенду ещё раз, сощурилась недовольно и, помолясь на всякий случай, поприветствовала мужчину:
   - Очень недоброго вам утра, магистр Картс.
   - Согласен с вашей оценкой, адептка Руса. И даже проявлю небывалую снисходительность и пока ещё вежливо поинтересуюсь: почему же я не наблюдаю вашу раздобревшую фигуру на тренировочном полигоне, м? - уважаемый магистр вернул попытку съязвить сторицей. При этом мужчина как-то странно ласково косился на стоявшую позади меня тётушку Ви.
   Та лишь кривила губы, гордо вздёрнув нос и всё больше уделяя внимания своему названному внуку. Ох, что-то мне подсказывает, не всё поведала милейшая тётушка об утренней стычке с деканом боевиков, ой не всё!
   - Ну, я позволю себе напомнить вам, магистр Картс, что зверствовать на тренировках вам дозволено лишь с адептами факультета боевой магии, - деланно пожала плечами. - А я, смею вас уверить, вполне спокойно и хорошо учусь на факультете алхимиков и зельеделов. Мы, как вы знаете, народ не гордый, можем и охрану нанять ежели что. Или сбежать, дабы потом отравить обидчика спокойно и мучительно. Так что нам силовые упражнения совершенно без надобности!
   Говорила то я уверенно и слова звучали убедительно. Только вот скреблись на душе стойкие подозрения... И стоял за ними один великовозрастный, постоянно улыбающийся со вчерашнего дня, идиот редкостный. И я не про ректора сейчас думаю.
   Словно в ответ на мои нерадостные предчувствия, магистр Картс хмыкнул и доверительно выдал:
   - Жаль вас разочаровывать, адептка Руса, но со вчерашнего дня вы переведены, пусть и временно, на факультет боевых магов и магов-практиков. На отделение боевой магии, - мужчина улыбнулся так ласково, что я на шаг назад отступила и с трудом удержалась от желания оглянуться, так явственно мне звук заколачиваемых в крышку гроба гвоздей послышался.
   В первую минуту показалось, что я ослышалась. Специально потрясла головой и за кончик уха себя подёргала. А когда поняла окончательно, что всё услышанное - правда, едва не задохнулась от нахлынувшего возмущения, пополам со злостью и клокотавшей в душе обидой.
   Это... Это... Это же уму не постижимо!
   Вторя собственным мыслям, обиженно-недоумённо выкрикнула, сжимая кулаки:
   - Это ещё с какого хрена?!
   - Приказы ректора не вам обсуждать, адептка Руса, - снисходительным тоном пояснил декан. - А теперь извольте последовать за мной на тренировку. Утренняя разминка обязательна даже для таких как вы.
   Декан смотрел на меня насмешливо и предвкушающе. И взгляд тот не сулил в обозримом будущем ничего хорошего для одной бедной адептки. Только меня в данный конкретный момент это волновало в самую последнюю очередь. В душе бушевал такой коктейль, что хотелось всякого страшного, кровавого и ужасного. Валесса задушить, декана боевиков прикопать и ректора отравить. Причем всё это моя душенька жаждала проделать одновременно.
   Одна печаль. Разные у нас весовые категории, разные! Мне этих мастодонтов даже при всём желании не завалить. Хотя...
   Оценивающе посмотрела на иронично изогнувшего брови декана. Нет, определённо, мне с такими зубрами точно не тягаться. Да и Валесс живой нужен, для защиты диплома. А ректор дабы этот самый диплом подписать, вместе с направлением на работу.
   И где справедливость в этом мире?!
   - Ну? - декан выразительно подвигал бровями, кивая головой в сторону выхода. - И кого мы ждём? Не надейтесь, адептка Руса. К вам не прилетит фея крёстная и не избавит вас от необходимости посещать тренировку.
   - А жаль... - проворчала себе под нос, недовольно кося глазом на вредного магистра.
   Что он обо мне не лестного мнения, я и не сомневалась. Тоже мне, секрет Полишинеля. Магистр Картс вообще был такого мнения обо всех женщинах, исключая тех особ, что всё же приживались на его факультете. Обидно другое.
   Как господин ректор мог положить мне такую свинью?! Ведь в его же интересах сохранить мне жизнь и способность передвигаться самостоятельно! Что находится под большим таким вопросом, учитывая нынешние обстоятельства. И не сильно соотносится с обучением на факультете боевиков.
   - Что жаль? - переспросил магистр, заинтересованно поглядывая на тётушку Ви.
   - Жаль, что нет у меня крёстной феи, - посетовала, подходя к мадам Мадэ и целуя сына в щёку. - А у неё дубинки тролльей... Тётушка Ви, видимо, сегодня вам предстоит работать без меня.
   - Я всё слышу, адептка Руса, - педантично напомнил о своём существовании магистр. Как будто о наличии рядом двухметровой дубинки, способной раскатать тебя тонким слоем по полу, можно вообще забыть.
   - Да я и не сомневаюсь, магистр Картс, - душераздирающе вздохнув, сжала напоследок подрагивающие пальцы тётушки, и вышла следом за деканом. Невольно вздрогнув от слишком громкого хлопка двери за спиной.
   Настроение плавно съехало в такие дебри, что меня не то, что к алхимическому, к кухонному котлу подпускать нельзя. Травану и не замечу. Мысли приобрели окрас чёрный, траурный, а в ушах тонким, заунывным голосом звучали похоронные песнопения. И только героическим усилием воли я молчала, сверля злым и недовольным взглядом широкую спину невозмутимо шагающего впереди декана боевиков.
   Которому от моей бессильной злости было ни холодно, ни жарко. Добравшись до ближайшего переулка, магистр резко обернулся, схватил меня в охапку и сжал амулет перемещения, болтавшийся у него на запястье.
   Только и успела пискнуть, едва не выронив сумку на землю, да лицо руками закрыть, когда нас обхватила душная, давящая темнота. Секундное чувство полёта, с ощущением полной беспомощности, и вот я уже валяюсь попой на песке, посреди полигона, не сумев удержаться на ногах. Мгновенный перенос штука хоть и удобная, но диво пакостная и в первую пару секунд здорово дезориентирует в пространстве.
   Отняв руки от лица, сощурилась, оглядываясь по сторонам. И икнула от неожиданности, глядя широко распахнутыми, изумлёнными глазами на творившееся вокруг безобразие.
   - За что?! - задушено выдохнула, осознав, что подлость магистра не знала ни границ, ни совести, что б она его покусать изволила. Декан ведь не просто нас на территорию Академии перенёс, не-е-ет.
   Он, зараза нелюдская, вытащил бедную, несчастную, неподготовленную даже морально меня прямо в центр тренировочного полигона. В разгар этой самой пресловутой обязательной разминки! Где всё было перепахано и изрыто заклинаниями и телами летающих туда-сюда адептов всех возрастов и мастей. Но даже это, как оказалось, не предел сделанной мужчиной пакости!
   Потому что, оставив меня посреди толпы озверевших, меряющихся силами и способности мужиков, он и знака им не сделал, что бы они остановились! Мамочка, забери меня отсюда!
   Пока мозг, приторможенный страхом, пытался понять, что делать, куда бежать и где прятаться, события, стремительно развивающиеся вокруг, не давали мне и шанса на раздумья. Прямо на меня, получив направляющий пинок от какого-то доброго сокурсника, вопя неразборчиво, но матерно, нёсся юный боевой маг. Успевая формировать на ладони огненный шар, размером с хорошую тыкву. Такую, что в Ночь Святого Ужаса для украшения стола используют.
   Икнула ещё раз, прижимая к груди свою сумку. Вот что бы сделал на моём месте обычный человек? Убежал, правильно. А маг? Выставил бы какой-нибудь хитромудрый щит, пока противник весьма успешно преодолевает полосу препятствий, в попытке добраться до тебя. И всё бы ничего, но как быть, если ты маг, а силёнок маловато будет? Да ещё ни разу не адепт боевой магии и тем более не маг-практик?!
   Наконец, голова начала работать нормально и я тут же стала шарить рукой в недрах своей сумы, выискивая тот самый, проклятущий всеми богами, амулет переноса. Маленький камушек обнаружился в самом низу, под кипой учебников и тетрадей с записями. Вытащив его на свет божий, обхватила колени свободной рукой и сжала его изо всех сил, снова крепко зажмурившись.
   Одна секунда. Две. Три... Со стороны послышались едкие смешки, а громоподобный топот ненавязчиво намекал о приближении конца. Тьфу ты, юнца, вознамерившегося прибить слабую, хрупкую женщину. Приоткрыв один глаз, с подозрением покосилась на несчастный амулет и выругалась. С чувством, но коротко и ёмко, тут же подрываясь с места. И едва успевая рвануть в сторону от неандертальца, с грацией крупного рогатого скота собиравшегося протоптаться по моей персоне. Причём, в прямом смысле этого слова!
   Отдыхающие боевики разразились звучным, обидным гоготом, свистя мне вслед. Но были гордо посланы в лес, по грибы. Я магистру сразу сказала, алхимики - народ не гордый! И побег это, знаете ли, вовсе не позорно. Тем более, когда на кону стоит твоя собственная жизнь!
   Держась за сумку как за спасительную соломинку, перемахнула через развалившегося от удара противника парня. Припав на колени, проехалась между сцепившейся парочкой, решившей выяснять отношения по-простому, на кулаках. Попутно краем глаза отметила довольную ухмылку на лице декана, что придало не только здоровой злости, но и прыткого энтузиазма, в попытке спасти свою драгоценную шкуру.
   Завернув один круг по периметру полигона, не заметила оставленный кем-то шлем и благополучно зацепилась за него ногой, рухнув лицом вниз. Только и успела, что выставить вперёд руки, дабы не получить полный рот песка. И хотела, было, расстроиться такой неприятности, как над ухом просвистело копьё, лишь каким-то чудом угодив в подол юбки, а не в мою бедную пятую точку, на которую и так в последнее время свалилось слишком много приключений.
   Сплюнув, запомнила умельца, отличавшегося такой меткостью, и по-пластунски поползла дальше, выходя из зоны обстрела. Матерные вопли, очень знакомые к слову, напомнили о том счастливчике, что бежал за мной следом и вынудили подняться с земли, дабы снова увеличить разделяющее нас расстояние. И только завернув лихой вираж рядом со скамейкой запасных, я догадалась посмотреть внимательней, на так некстати отказавшийся работать амулет.
   Язык пришлось прикусить. Рассмотрев творение косорукого артефактора, мне жутко захотелось припомнить тот словарь непечатной лексики, найденной в местной библиотеке по случаю. Однако, воспитание было против и я ограничилась лишь выразительным шипением сквозь зубы, стараясь не сбить себе дыхалку. Только терпения на долго не хватило и заходя на второй круг, я выдохнула зло:
   - Погодник! Да что б вам всем слабительное вместо тонизирующего да перед судьбоносным сражением! Погодник! Ну как?! Как так-то?!
   И продолжила забег, теперь уже молча, про себя, костеря окружающий мир на все лады. Это ж надо было второпях сунуть в сумку замшелый амулет для смены погодных явлений. Естественно частного порядка, используемый любительницами садовода-огородных мероприятий. Многим он мне сейчас поможет, ага... Ладно бы хоть заряжен был полностью, можно было бы что-то придумать. А тут...
   Неожиданная мысль, посетившая голову, показалась поначалу бредовой. Затем не такой уж и рисковой. А спустя ещё минут десять такого усиленного забега на дистанции с живыми и не очень-то дружелюбными препятствиями и вовсе - оригинальной, действенной и требующей немедленного исполнения. И под влиянием стресса, а может быть используя приснопамятную женскую логику, я резко остановилась, выдохнула, развернулась и рванула на встречу неприятностям. Считай, побежала в гостеприимно распахнутые объятия стукнутого на всю голову боевика, формировавшего уже который гигантский шар огня за это время.
   Расстояние сокращалось стремительно. Весь факультет замер, глядя на нашу парочку с широко раскрытыми глазами и ртами. Даже декан нахмурился, явно чувствуя, что что-то пошло не так. И даже заволновался, сделав шаг вперёд. Видимо, желал остановить мой самоубийственный порыв. Только кто ж ему такое счастье-то подарит, а?
   Когда до противника осталось каких-то метров пять, выбросила вперёд руку, с зажатым в кулаке амулетом погодником, направляя полёт оного точно в центр не до конца сформировавшегося заклинания. И тут же дёрнула влево, уходя от места встречи как можно дальше. И не обернулась ни разу, дабы посмотреть на дело рук своих. Мне бы до скамьи добраться, там вроде стационарная защита стоять должна.
   Время сначала замедлилось, растянувшись, как прошлогодняя ириска, а спустя пару мгновений, полетело стремительно вскачь. Добраться до безопасного места я не успела совсем немного, когда за спиной наступила могильная тишина. Сменившаяся оглушительным взрывом, со столбом пламени, ушедшим в небо и осветившим полигон со всех сторон. Аж глаза заслезились. И это с учётом, что обернуться посмотреть у меня духу как-то не хватило.
   Но вот вспышка погасла, воздух насытился озоном, как после сильнейшей грозы. Вот только расслабились мы рановато, потому как следом по полигону прошла ударная волна, поднявшая вверх тучи песка и пыли, а за одним и выбившая все амулеты, создававшие защитный купол над местом для тренировок. Об этом меня оповестило красиво завёрнутое почти цензурное выражение, озвученное магистром. И всё бы ничего, но какой у него получался вульгарный смысл...
   - Упс, - невольно покраснела, сообразив, что выполнить обещанное магистр вполне может и на мне. Всё-таки именно я бросила этот несчастный амулет в плетение огненного заклятья.
   Попыталась найти в себе хоть капельку раскаянья и, о чудо, обнаружило оное где-то в самом потаённом уголке своей души, но озвучить слова извинения не смогла. Меня дёрнули за руку и развернули лицом к месту происшествия.
   - Адептка Руса, вы... - магистр попытался подобрать слово, но не нашёл что сказать и просто закрыл лицо ладонью. А мне, собственно, было уже и не интересно, что он обо мне думает. Куда интереснее оказались плоды рук моих, сотворившие случайный эксперимент.
   - Оп-па... - удивлённо протянула, почесав затылок. - А в инструкции про это ничего написано не было... - повела носом, разглядывая исходившего паром адепта, валявшегося на песке. Это что ж такое случилось с беднягой?
   Пока ум придумывал варианты развития событий, пальцы заученным движением сплели заклинание-диагност, раскинув его над неподвижным парнем. И выудив из сумки тетрадку с карандашом, я, не обращая никакого внимания на возмущённого моим поведением магистра, принялась ждать результатов обследования. Надо же понять, как такое произошло. И что именно произошло-то.
   Сизая вспышка перед глазами и над замершим неподвижно парнем, старавшимся дышать через раз, а то мало ли что, раскинулась тонкая сеть, периодически выстреливающая узкими жгутами. На диагностику и сбор информации ушло минут пять, и всё это время я с любопытством следила за окружающим пространством, подмечая какие-то слишком уж настороженные лица у своих новых однокурсников. А декан вот молчал. Молчал, смотрел и явно думал, судя по напряжённому выражению лица, кого и как отблагодарить за такое вот, нежданное счастье.
   Наконец, моё внимание привлёк сухой щелчком. Заклинание свернулось до компактного шарика, подлетело ко мне и легло на подставленную ладонь, тут же впитавшись в кожу.
   - Однако... - присвистнула, осмысливая полученные данные. Результаты, выданные диагностом, озадачили, впечатлили и подстегнули шило в... Точнее исследовательский интерес, свойственный всем учёным в нашем мире. И мало меня волновало, что подобные эксперименты к алхимии имеют сугубо номинальное отношение.
   - Что там? - нехотя выдавил из себя магистр Картс, хмуря брови и кидая обеспокоенные взгляды на студента.
   Тот же, в свою очередь слишком сильно притворялся почти мёртвым, а когда декан отвлёкся на меня, начал исполнять коронный трюк уважающего себя боевого мага - побег с поля боя с превосходящим по силе и умению противником.
   - Да вот думаю, кому подкинуть такую занимательную идею... - почесала бровь, вспоминая всех своих немногочисленных знакомых, готовых пойти на такой рискованный эксперимент. А когда сообразила, что вопрос-то был совсем в другом ключе задан, вздохнула и подняла на магистра взгляд. Потупилась виновато, снова вздохнула и снизошла до пояснений. - Как показали спонтанные полевые испытания, переменная, заложенная в амулет-погодник, способна закоротить и переключить вектор силы заклинания огненного шара. Причём даже не единожды, а ровно столько, сколько смен погодных условий изначально было заложено в сам амулет.
   - И что же произошло с моим адептом? - магистр вопросительно вскинул брови, скрестив руки на груди и оглядывая меня нечитаемым взглядом.
   Почему-то вдоль позвоночника промаршировал табун предательских мурашек. И дело не в том, что декан отличался харизмой и был вполне симпатичен на лицо, нет. Всё дело в том, что чудились мне очень коварные планы, бродившие в голове этого мужчины и имевшие непосредственное отношение к моей скромной персоне.
   И после этого говорят, что мы, женщины, мстительные? Тю, поклёп! Как есть поклёп!
   - Ну, - смущённо почесала нос и постаралась улыбнуться как можно невиннее и обаятельнее. Взгляд магистра сразу стал куда подозрительнее, он даже отступил на пару шагов назад. Фыркнув, недовольно дёрнула плечом и всё же ответила на поставленный вопрос. - Судя по всему, вашего адепта сначала приложило тепловым ударом, затем ударом электрического тока от малой шаровой молнии. После накрыло глыбой льда, а уж затем прошлась по нему отдача от нереализованного потенциала огненного шара. И то, - шмыгнула носом, чувствуя некоторое недовольство от так легко отделавшегося противника, - потому что погодник банально сдох.
   На пару минут над полигоном повисла полная осуждения тишина. На меня косились как на изверга, хотя это не я неслась на хрупкую бедную безоружную женщину с немаленьким шаром огня в ладонях. Странная логика у этих будущих боевых магов. Как самим кого-то приложить, так это нормально, а как кто-то их приложит - сразу жестокое, бессердечное существо.
   - Адептка Руса, - наконец, выдал декан, потерев лицо ладонями. - Вы...
   - А любопытный эффект, правда? - не удержалась, начав ходить из стороны в сторону, активно жестикулируя руками. - Простой, бытовой амулет, не рассчитанный на крупные, локальные изменения погодных условий и такие последствия! А если бы это был регулятор погоды, что установлен на крыше дома городского главы? При этом, если меня память не подводит, его мощность равняется около пятидесяти стандартных, полностью заряженных простеньких амулета. А если...
   Воображение уже рисовало план целой серии практических, полевых исследований, подстёгиваемое жаждой получить новые данные и возможностью узнать что-то новое. Я невольно потёрла ладоши, припоминая парочку отвязных знакомых, факультета артефакторики. Клоуны порядочные, да и любители пошутить над ближним своим, прославившиеся систематическими разрушениями на территории Академии. Но если их обеспечить материалом, помещением и дать волю...
   Так, Лизара, ну-ка попридержи коней. Что бы начинать такую работу, следовало бы для приличия собственные полученные сегодня выкладки записать. Глубоко вздохнув, я остановилась перед деканом и довольно прищурилась:
   - А самое занимательное во всей этой истории знаете что, магистр Картс?
   - Что? - машинально переспросил мужчина.
   - А то, что я дословно помню инструкцию к этому косорукому творению неудавшегося артефактора, - хмыкнула, качая головой. - Мы как-то её всей группой разбирали, в качестве сборника непревзойдённой человеческой глупости и афоризмов. Нет, ну правда, - взмахнула руками, заметив насмешливо-недоверчивый взгляд магистра. - Там такие пёрлы попадались, что хоть стой, хоть падай. Но чего там точно не было, так это предупреждения о таких вот последствиях. Эт я могу вам гарантировать!
   - А может всё дело в том, что кроме вас, адептка Руса, никто и не додумался так использовать этот амулет? - язвительно откликнулся декан, недовольно хмурясь. Похожу, он медленно, но верно подходил к мысли, что было бы неплохо избавиться от такого подарочка ректора. Но вот объективной причины для отказа не находил. А просто так выгнать меня обратно к родным и любимым алхимикам не мог.
   Приказ ректора, что б его черти болотные покусали, да мавки до икоты напугали!
   - Ну, возможно, - нехотя согласилась, признавая чужую правоту. - С другой стороны, в жизни всякое бывает, магистр. Вот, может, шёл себе ваш адепт, шёл, никого не трогал. Стало ему жарко, он амулетик сжал и вызвал небольшое облачко над собой. А тут какой-то дурак огрел его недоделанным заклинанием из радела боевой магии. И ладно если простым чем-нибудь приложили, а если у противника фантазии на раздел условно-разрешённых заклинаний хватит? Вот и как быть в такой ситуации, а?
   - Адептка Руса... - в голосе магистра послышались первые нотки нетерпения.
   - Нет, ну надо же быть готовым к любой ситуации! Особенно к той, что может нанести непоправимый вред вашему здоровью, - моё искреннее недоумение по поводу такой безалаберности, увы, понимания у собеседника не нашло. Декан лишь вздохнул глубоко и обречённо, после чего схватил меня за шиворот и встряхнул несильно, без труда оторвав от земли:
   - Значит так, адептка Руса, - магистр Картс незаметно показал кулак остальным боевикам и широким шагом понёс не сопротивляющуюся меня к скамейкам запасным. Усадил на тут же освобождённое кем-то из боевиков место и предупредил, сделав выразительный тонкий намёк на толстые обстоятельства. - Сидишь молча, не рыпаешься, не двигаешься, амулеты не кидаешь и ждёшь окончания тренировки. Ясно?! Иначе...
   Что иначе магистр не уточнил, да и не требовалось, в общем-то. Не зря же моя интуиция очень даже прозрачно намекала на то, что этот мужчина не растеряется и вполне может осуществить мечту всех знакомых со мной преподавателей: отходить обожающую эксперименты адептку ремнём по одному месту. И не посмотрит, что лет мне не восемнадцать далеко, что своя семья уже имеется и что воспитывать поздновато!
   - Ага, - печально вздохнула, подавив желание пойти наперекор запретам. Всё-таки инстинкт самосохранения у меня есть. Правда, бдит он не там где надо бы... -А если на меня опять кот-то дурной побежит? Я, знаете ли, жить хочу! И, что бы и кто не думал, долго! - заметив скепсис на лице декана, угрюмо добавила. - И у меня ребёнок маленький. Как он без меня-то будет?
   - Рядом с вами целая когорта доблестных боевых магов, - усмехнулся мужчина, бросив оценивающий взгляд на своих подопечных. Те тут же преисполнились гордости и бравады. Изрядно поубавившейся, после следующей фразы магистра. - Я думаю, они накопили достаточно знаний и опыта, что бы поставить хороший щит в случае опасности.
   - Думаете? - с сомнением покосилась на парней. Уж больно они на меня недоброжелательно смотрели. Нет, я и сама понимаю, что новенькая, да ещё ставящая такие эксперименты не самое желанное приобретение на факультете. Но и от гибели моей им ничего хорошего не будет!
   Или будет?
   - Уверен, адептка Руса, - тон, которым произнесли эти слова, имел одну единственную трактовку. Не сулившую ничего хорошего тем умникам, что решат проигнорировать слова мага. Однако, терзают меня что-то смутные сомнения...
   - А если не успеют? - подозрительно посмотрела на притихших соседей по скамье. Их невинные лица могли обмануть кого угодно, но я-то нутром чую, что они что-то задумали!
   - Успеют, - после минутной заминки постарался уверить меня декан, посмотрев на адептов славного факультета боевых магов так, что те резко побледнели, перекрестились и усиленно закивали головами. Пытаясь тем самым подкрепить слова мужчины.
   На мой скромный взгляд, получалось у них не ахти. Доверия не прибавилось, зато стали тревожить душу смутные сомнения.
   - Ну а всё-таки? Если не успеют? - продолжила пытать магистра, отодвинувшись к самому краю скамьи. - Мало ли... Может у них дела поважнее найдутся! Как быть тогда?
   Магистр Картс глубоко вздохнул, медленно выдохнул и... Улыбнулся. От этого оскала пробрало так, что сумка чуть не выпала из дрожащих рук. Еле-еле успела прижать её к животу, глядя круглыми от шока глазами на явно забавляющегося моей реакцией боевого мага.
   - А если не успеют, всё-таки, то вы, адептка Руса, всегда найдёте способ вновь продемонстрировать широкой публики мастерство исполнения сто первого приёма боевого мага, - голос мужчины был вежлив, добродушен, даже ласков... И при этом так пропитан язвительностью и ехидством, что из головы напрочь вымело все возможные варианты ответов. Осталось лишь одно слово, чудом удержавшееся в мыслях.
   Его-то я и брякнула, стоило магистру отвернуться и направиться к другому концу полигона:
   - Отравлю, - смерила мощную фигуру недовольным взглядом и уточнила. - Не сильно. Не до смерти. Когда-нибудь - обязательно!
   Не знаю, слышал мои слова декан, или нет, но с шагу не сбился, и виду не подал. Только кулак показал исподтишка и пальцем погрозил как нашкодившему ребёнку. Тем самым всё больше и больше склоняя чашу весов к банальному, вредному, но не смертельному отравлению. Во время еды. Или питья. Я пока ещё не определилась как, но...
   - Эх, мечты-мечты... - расстроено протянула, вытаскивая из сумки новую тетрадку и ещё один карандаш. Их предшественники оказались безвозвратно утеряны, когда по воле одного нехорошего почти человека я оказалась в нескольких сантиметрах над землёй.
   Открыв чистую страничку, постучала кончиком карандаша по губам, задумчиво щурясь на продолжающих тренировку боевиков. Даже позволила себе восхититься красотою полуобнажённых тел, прыгающих по песку, как блоха по загривку. И невольно расстроилась, осознав, что до способности сплетать используемые адептами заклинания мне никогда не дорасти. Резерв не позволит. Он хоть и существенный для алхимика, но совершенно непригодный для боевых условий.
   Или практического применения некоторых разделов высших чар. Эх...
   Пробормотав под нос пару крепких слов, смахнула сухой листик с тетрадки и принялась старательно конспектировать все выкладки, полученные как от диагноста, так и в результате короткого, но действенного мозгового штурма. Магистр Картс, конечно, услышал суть произошедшего, да только далеко не всё, что пришло в мою голову. А мысли-то были ой какие дельные...
   Тихо фыркнув, отдельным пунктом прописала все условия, при которых оказался проведён такой неожиданный и непредсказуемый по последствиям эксперимент. Добавила вводные, учла несколько непостоянных переменных и даже начертила розу ветров, вполне могущую оказать влияние на результат. Учёный я или где? А раз учёный, то надо оформить всё соответственным образом.
   Увлечённо чертя графики, схемы и формулы расчётов к ним, периодически замирала, судорожно вспоминая те скудные познания в артефакторики, что услужливо вдолбили в наши головы преподаватели Академии. Не сказать, что бы они были какими-то существенными, но кое-какие основы мы всё-таки знали. И именно эти познания я и пыталась выскрести из памяти, совершенно упустив из виду окружающий мир. Какое мне дело до недовольных адептов факультета боевых магов? Когда тут такие интересные перспективы для исследования открываются?!
   Вот именно, про новых сокурсников я благополучно успела позабыть, а вот они... Они про меня не забыли. Только присматривались долго, шушукаясь о чём-то своём. И лишь спустя минут пятнадцать, когда я успела выписать половину всего эксперимента и умудрилась найти ошибку в собственных расчётах, вытолкнули вперёд одного из старшекурсников, на разведку вестимо.
   И пока я удивлённо созерцала глупейший из возможных ляпов в ключевой формуле, на которой и строился весь процесс, пытаясь осмыслить каким образом получился такой казус, парень не нашёл ничего лучше, чем хлопнуть меня по плечу, проорав в ухо:
   - Эй, ты кто будешь, а?!
   Вообще-то алхимик народ мирный. Но учитывая, с какими порой составами приходится работать и то, что некоторые из них банально рванут от случайного хлопка двери, у каждого из нашей братии срабатывает свой условный рефлекс на устранение причины посторонних звуков. Кто-то заклинания немоты бездумно накладывает, кто кидается острыми, колюще-режущими предметами. Кто просто нарушителя мордой в пол кладёт...
   А я вот хватаю неучтённую конечность и со всей дури дёргаю. Сначала на себя, потом от себя и в итоге делаю подножку, тем самым отправляя внепланового визитёра в нокаут. Обычно даже не отвлекаясь от наблюдения за происходящими в котле реакциями.
   Только конкретно эти боевые маги про такую особенность адептов факультета алхимиков и зельеделов знать не знали, вот и получилось, что парень оказался спиной на песке, удивлённо хлопая глазами. Удостоив его недовольным взглядом, с сожалением отбросила в сторону обломок карандаша и вернулась к работе, ворчливо пробормотав:
   - Кто-кто... Конь в кожаном пальто! Не похожа, что ли?
   И потеряла к собеседнику всякий интерес, продолжая выискивать, где ж я так просчитаться успела, что у меня общий итог никак выходить не хочет. Боевик же поднялся, медленно и аккуратно, морщась то и дело, отряхнулся от пыли и злобно прошипел:
   - Какая же ты...
   Вот тут молодой человек забуксовал, явно пытаясь подобрать подходящее к ситуации слово. Да только как по мне, боролись в нём два взаимно уничтожающих друг друга чувства. Одно усердно нашёптывала пару-ройку нелестных эпитетов, а второе, видать те самые замшелые останки воспитания, пыталось задушить порыв души на корню. В итоге, юный боевой маг выглядел озадаченным, растерянным и беспомощным.
   Забавное у него выражение лица получилось при этом. Хихикнула, краем глаза следя за усиленной работой мысли.
   - Сволочь? - смилостивившись, решила подсказать, почесав нос и к своему вящему огорчению найдя ещё пару ошибок. Ну и когда это я стала такой раззявой, ась? Если промедлить даже на какую-то долю секунды за время формирования шара, можно и самому попасть под раздачу лишних и не особо-то приятных бонусов. А это вовсе не тот результат, который хочется получить в итоге!
   - Нет! Ты... ты... ты...
   - Стерва? - цокнула языком, просмотрев всё с самого начала. Ну вот, так и есть! Отправной точкой моих косяков стал ляп в последовательности действий, потянувший следом за собой криво построенный график дифференциации магической энергии объектов эксперимента!
   Озадаченно почесала бровь. Что же я упустила из виду, дабы натворить такую глупость? Прикрыв глаза, ещё раз прогнала в уме формулу, требуемую для этого самого графика и, собственно, правила построения оного. И едва не застонала от досады, хлопнув себя по лбу. Коэффициент! Коэффициент погрешности, что б его черти в ближайшем болоте утопили!
   Нет, надо всё-таки навестить библиотеку. А то с беременностью и последующим материнством, я по ходу половину знаний успела подрастерять. В моей профессии это, знаете ли, непозволительная роскошь!
   Нет! - маг покраснел, побледнел, надулся и предпринял последнюю отчаянную попытку. - Ты с...
   - Что самая обаятельная и привлекательная я и так знаю, - отмахнулась от него, случайно умудрившись отвесить нагнувшемуся за каким-то клочком ткани парню весомый подзатыльник.
   То ли я силу не рассчитала, в порыве вдохновения приложив боевика от всей души, рука-то у меня тяжёлая, то ли он снова не ожидал такого подвоха с моей стороны и равновесия удержать не смог... Но итог был очевиден, едва успевший поднять на ноги молодой человек, снова растянулся возле скамьи во весь свой немаленький рост. Единственное отличие, теперь он лежал лицом вниз, глухо изрыгая проклятия и кары в чей-то адрес.
   Недоумённо пожала плечами, выводя новые цифры и исправляя графики. У нас обычно говорят так: "Не стой за плечом у алхимика, проводящего новый эксперимент. Его в любом случае оправдают, а утраченное здоровье тебе уже ничто не вернёт". А если короче и проще - то сам виноват. Нечего лезть под руку!
   - А девочка-то борзая, как я погляжу, - чей-то густой бас раздался со стороны остальной компании адептов. Посмотрев через плечо, заметила молчавшего до этого брюнета, довольно мощного телосложения. Он стоял в стороне, криво ухмыляясь и глядя на меня с превосходством. - Ты бы не хамила нам, а, малышка? А то ведь не поставим щит-то. И что тогда делать будешь, м?
   Повернулась боком, скептически разглядывая всю эту шайку-лейку. Мой предыдущий собеседник уже успел встать и даже подойти к своим товарищам, зло щерясь в мою сторону. Уязвлённое самолюбие страшная вещь!
   - Ну... - задумчиво почесала нос, смерив компанию оценивающим взглядом. А затем улыбнулась, легкомысленно пожав плечами. - Как сказал наш чуткий, внимательный декан, небезызвестный всем нам магистр Картс, я всегда могу исполнить сто первый приём боевого мага. Мы ж, алхимики, народ не гордый! - в голову пришла интересная мысль и, хохотнув, я не удержалась, дабы не озвучить её. - К тому же, у меня в сумке валялся ещё один артефакт-погодник. Заряженный. Полностью. Только вчера купила, кто ж знал, что он может так быстро пригодится? А если...
   Договорить не получилось. И вовсе не потому, что добавить нечего было. Как раз наоборот, я собиралась просветить неучей о том, как и чем может грозить повторение моего эксперимента в непосредственной близости от них. Вот только тот самый многоуважаемый декан отличался не только знаниями, силой, авторитетом и просто завидной способностью подавлять всё и вся вокруг себя своей мощью, но и... Отличным, просто нечеловеческим слухом. Он и головы в сторону нашу не повернул, громогласно рявкнув на весь полигон:
   - Адептка Руса! Я всё слышу!
   Скривившись, чертыхнулась и сложив ладони рупором прокричала в ответ:
   - Вот в чём-чём, а в вашем здоровье я никогда не сомневалась, магистр Картс!
   От такого ответа перекосило уже декана, и он с удвоенным усердием начал гонять ещё подающих признаки жизни адептов по полигону. Коли и дальше пойдёт в том же духе, у больничного крыла прибавиться работы на ближайшие несколько месяцев. Да ещё как прибавиться!
   Мысленно посочувствовав боевикам, вернулась к исправлениям в своей работе. Аж кончик языка высунула, так усердно выводила новые графики и ровные столбики цифр. Пока не наткнулась на очередную ошибку. Ну вот что за безобразие, а?! Как, как я вас спрашиваю, можно было напортачить в самом элементарном: описании плетения основы заклинания огненного шара?! Пипец просто!
   Переваривая очередной провал на научном фронте, и ругая себя самыми заковыристыми выражениями, почерпнутыми из лексикона нашего обожаемого кладовщика, не сразу сообразила, что что-то не так. А именно - слишком подозрительно тихо вокруг, хотя раньше слышались тихие разговорчики со стороны других адептов. И хотя интуиция, ещё ни разу не подводившая меня до этого, молчала, я всё равно поёжилась, на всякий случай пересев на самую дальнюю от арены полигона скамью.
   Мысли тем временем соскочили с темы исследования на проблемы более насущные. Перевод на факультет боевой и прикладной магии явно не очередная блажь ректора. Господину Дигро я нужна живая, здоровая и желательно за пределы лаборатории не выходящая. Нет, временами, дабы приструнить особо распоясавшихся адептов, он и мог придумать какое-то изощрённое наказание. Взвалить на них обязанности по уборке корпусов или же назначить ответственными за животноводческую ферму, что снабжала Академию продуктами...
   Но тут же явно не тот случай! У нас магический контракт, ставить под угрозу срыва который не выгодно ни одной из сторон. И тут возникает вполне справедливый вопрос, а чья же это могла быть идея?
   Нахмурилась, наблюдая за зверствующим магистром. Вот что-то мне подсказывает, что стоит за этим всем недоразумением локального масштаба один юный, но ужасно одарённый боевой маг. По фамилии Валесс. Готова поставить свою стипендию, за пару месяцев, именно в его непутёвую голову пришла блестящая мысль о том, что мой перевод на его факультет поможет нам сблизиться. Моего же мнения, как обычно, спросить слегка подзабыли, да...
   Одно слово, мужчины! Пусть даже и очень красивые мужчины.
   Уважительно присвистнула, засмотревшись на действия декана. Уж больно мастерски, плавно и экономно, без единого лишнего движения, провёл тот классическую тройку "оглушить-скрутить-откинуть в сторону". Сразу видно, маг практической частью своего ремесла не брезгует, опыт имеет не малый, а самое главное, знает когда, как и что применять. Его ученикам до своего мастера расти и расти! И то, не факт, что получится хоть на чуть-чуть приблизиться...
   Когда из той кучи малы, что играючи устроил мужчина, успел выползти ещё один неадекватный молодой человек, я как-то умудрилась пропустить. Наверное, виной тому то, что в отличии от предыдущего безумца, он не орал, не матерился, не сыпал карами небесными на всех и каждого. Зато вполне уверенно и целенаправленно ломанулся в сторону скамейки запасных, на ходу формируя над ладонями два очень любопытных заклинания. Ну как любопытных...
   Третий класс разрушительности, коли мне память не изменяет. По первым формирующимся конструкциям удалось распознать "Воздушный таран" и "Шторм молний". Первый всё сметёт и поломает, второй поджарит до румяной, хрустящей корочки. Весело, правда?!
   Несколько томительных секунд я просто смотрела на остолопа, вознамерившегося прибить меня к чертям. А когда до мозга дошёл весь ужас ситуации, принялась рыться в недрах сумки, очень надеясь найти там хоть что-то. Только в этот раз удача решительно повернулась ко мне задом и всё, что удалось выудить так это погремушку мелкого, забытую с прошлого раза. В панике, оглянулась, всё ещё теша себя надеждой, что мальчики выполнят данное декану обещание и поставят щит, спасая новую однокурсницу от гибели в самом расцвете лет.
   И знаете, что я обнаружила? Пустоту! Девственно чистое пространство, по которому весело гулял ветер, поднимая щепки и листья вверх. Как оказалось, брутальные боевые маги трусливо и малодушно воспользовались моим же коронным приёмом, в наглую сбежав с поля боя и бросив меня тут в гордом одиночестве. Вот кто они после этого?! Да что б им ректор в кошмарных снах до конца жизни являлся! На пару с заместителем по учебной части! Требуя пересдачу практики и теории!
   За все пять лет со всех специальностей, на которые только учат в нашей Академии!
   Припомнив ещё парочку красочных эпитетов, выдохнула, нервно прижимая сумку к груди и забравшись с ногами на скамью. Благо она широкая и свалиться мне не грозил. Хотя это наименьшее зло из всех, что сейчас со мною приключиться может.
   Самое обидное, что путей отхода-то у меня и нет! Сбежать не вариант, слишком хорошую, я бы даже сказала - спринтерскую скорость развил доведённый до ручки адепт. Просто не успею, не смотря на неплохую физическую подготовку. Запасного амулета у меня нет, да и не факт что мне удалось бы выбраться целой и невредимой из эпицентра взрыва. А оно рвануло бы, да ещё как! Так что оставалось только одно!
   И я крепко зажмурившись, уткнулась носом в колени, горячо и страстно уповая на милость высших сил. Ну не оставят же боги бедную мать-одиночку в беде, верно?
   Нарастающий рёв пробирал до костей и вызывал целый табун самых ужасных картинок, нарисованных слишком уж живым воображением. Всегда подозревала, что пространственное мышление зло! Причём зло, способное в такой напряжённый момент нарисовать перед мысленным взором твою собственную гибель в нескольких вариантах и с кучей кровавых подробностей! Так ведь и без завтрака остаться недалеко!
   Только видать кто-то там наверху решил сжалиться надо мной. Вместо ожидаемой встречи с двумя мощными заклинаниями, к которой я худо бедно успела морально подготовится, послышалось лёгкое потрескивание, сменившееся блаженной, какой-то умиротворённой тишиной. И прежде, чем удивление пересилило осторожность, чьи-то сильные, уверенные руки крепко обхватили меня за талию и, без труда оторвав от скамьи, усадили на тёплые колени.
   В нос ударил приятный запах леса после дождя, разбавленный нотками терпкого, пряного одеколона. Меня сноровисто ощупали на предмет повреждений, поцеловали в затылок и с какой-то усталой весёлостью поинтересовались:
   - Солнышко, тебя что, ни на минуту без присмотра оставить нельзя? Я всего-то задержался ненамного, а ты уже... Отличиться успела.
   От удивления даже глаза распахнула, начиная закипать. И хотела уже высказать этой наглой морде всё, что думаю про него в частности и ситуацию в целом, но остановилась, натолкнувшись взглядом на куда более любопытное зрелище.
   Прямо передо мной, распластавшись всем телом по мерцающей, переливающейся всеми оттенками синего плёнке висел тот самый, жутко обиженный на жизнь адепт. Магический щит, усиленной и модифицированной версии, с лёгкостью и изяществом погасил и заготовки на два заклинания, и скорость, развитую парнем... И энтузиазм. Потому что на моего спасителя он косил очень испуганным, я бы даже сказала извиняющимся взглядом.
   Невольно прониклась уважением и благодарностью к Валессу, появившемуся как нельзя вовремя. Сказать, правда, ему об этом не успела, потому что, осмотрев провинившегося боевика внимательным взглядом с головы до ног, узрела на земле, с той стороны щита, одну прелюбопытнейшую вещицу.
   Сверкая подпалинами, залитая водой и засыпанная песком, на площадке тренировочного полигона, в двух шагах от безопасного места валялась моя... Тетрадка. Со всеми записями. Выкладками. Мыслями.
   Моё ценное сокровище, хранившее в себе все результаты случайного эксперимента. Затоптанное, искалеченное и уничтоженное с лёгкой руки парочки идиотов, каким-то сторонним ветром занесённых на факультет боевой магии.
   Не спеша слезла с уютных и удобных колен. Поправила юбку, одёрнула рукава блузки. Поставила сумку на соседнюю скамью, попутно отмечая некоторую любознательную осторожность на лице боевого мага. Правильно, знает, что я на многое способна, вот и опасается...
   Но ему это знание уже вряд ли чем-то помочь сможет!
   - Валесс, - моя ласковая улыбка должна была его насторожить. Но парень лишь вопросительно выгнул бровь, так и не соизволив подняться с насиженного места.
   Лишь поинтересовался, нежным, заботливым тоном:
   - Да, солнышко моё?
   Ещё и улыбнулся, для полноты эффекта. Да так искренне, честно, солнечно... В любой другой день у меня бы и рука не поднялась на такое очаровательное чудо!
   Да, признаю. Валесс красивый. Высокий, худощавый, но отнюдь не слабый. Широкие плечи, узкое лицо с милыми ямочками на щеках и волевой подбородок. Прямой нос, хищный разлёт бровей и притягательные тёмно-синие омуты глаз лишь добавляли ему шарма, превращая, в общем-то, не шибко смазливого юношу в грозу женских сердец и предмет нелюбви всей мужской части учеников Академии. Ну как, как можно его обидеть, особенно когда он смотрит вот так: доверчиво, любяще, открыто? Словно ты самое главное сокровище в его жизни?
   Нахмурилась, тряхнув головой и разгоняя ненужные и совершенно непотребные мысли. Обидеть, говорите, нельзя? Чудо очаровательное это? Да ну?!
   - За то, что спас, спасибо. Искреннее, между прочим, - наклонилась, легонько поцеловав удивлённо хлопающего глазами парня в лоб. Что бы тут же залепить ему подзатыльник от всей души. - А это за выкладки! И испорченную научную базу для исследования! И... - запнулась, пытаясь придумать ещё какие-то обвинения, но фантазия отчаянно буксовала. Так что ограничилась простым, угрожающим. - И авансом!
   - Какие выкладки-то?! - обиженно протянул боевой маг, потирая пострадавшую часть тела.
   - Расчёты резонанса векторов незавершённого огненного заклинания и амулета-погодника! - проворчала, досадливо морщась и про себя сетуя на чужое головотяпство. Не спорю, для спасения он появился как нельзя кстати, но чего сложного было в том, что бы вместе со мной сберечь и одну единственную, тоненькую тетрадку?!
   Покосилась на недовольно хмурящегося боевика. И не раздумывая засветила ему ещё один подзатыльник, теперь уже в воспитательно-мстительных целях. Да и била-то в пол силы, можно сказать.
   - А это-то за что?! - взвыл Валесс, глядя на меня полным непонимания взглядом.
   - За шикарное утро и невероятное удовольствие от общества магистра Картса! И не надо строить невинные глазки, Валесс! Кроме тебя мой перевод никому не нужен был! - презрительно фыркнула, дёрнув плечом, и выудила из сумки последнюю чистую тетрадь.
   Зорко осмотрелась по сторонам, и лишь убедившись, что ни мне, ни моим записям ничего не угрожает в обозримом будущем, уселась рядом с магом. Почесала затылок, заново восстанавливая в памяти подробности случившегося. И ткнула парня локтем в бок, хмыкнув в ответ на недовольный взгляд:
   - Поздно пить бальзам, товарищ боевой маг. Особенно, когда почки отвалились!
   - Ну и шуточки у тебя, - поморщился Валесс, заглядывая мне через плечо и пытаясь прочитать наспех делаемые наброски. Ну-ну, попытка, конечно, не пытка. Но если не знать условных обозначений, используемых в алхимии, получается кошмарная абракадабра. Пришлось ему с разочарованным вздохом отстранится, пробормотав. - Я хотел как лучше...
   - Ага, - согласно закивала головой, вычерчивая очередной график. Не обратив никакого внимания на чьи-то шаловливые ручки, снова оказавшиеся на моей талии. Не до этого как-то было! - Только вот вышло - как всегда! Айш...
   Воспользовавшись секундной заминкой, я как раз прикусила щёку, Валесс оперативно перетащил меня обратно к себе на колени, уткнувшись носом в шею и совершенно не обращая внимания на моё справедливое возмущение.
   - Валесс, положи, где взял! - возмущённо охнула, когда меня ещё крепче обняли за талию, стиснув так, что даже дышать стало трудно. Про то, что бы что-то писать и речи идти не могло! - Ва-а-а-алесс! Во-первых, мне дышать нечем! А во-вторых, записи делать неудобно!
   - Зато безопасно, - едва слышно прошептал боевой маг, прижавшись губами к чувствительному месту за ухом. По телу пробежала предательская дрожь, не вызвавшая ничего окромя досады. Вот чего ему от меня надо, а?
   - Валесс! Пергидроль тебе вместо завтрака! - зашипела, стукнув его по руке. Хватку ослабили, а с колен слезть не дали. Пришлось смирить, с угрозой пробормотав. - Ладно... Нравится держать - держи! Но не мешая, что б тебя!
   На это мне ответили утвердительным мычанием, явно блаженствуя и пребывая где-то в своих собственных мыслях. Страдальчески вздохнув, вернулась к бумажкам, стараясь ничего не упустить и записать как можно больше. Память, как назло, активно сопротивлялась. Но поймав за хвост мысль о дисбалансе сил двух магических векторов, я всё же продвинулась дальше начала, активно выводя строчку за строчкой.
   И совершенно не обращая внимания на то, что происходило вокруг. Чувствуя себя в безопасности, от чего было немного досадно.

Оценка: 8.00*96  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"