Сухачевский Олег Валерьевич: другие произведения.

Электро-минус

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    -- Возможно, вы правы и доктор Браниц в самом деле не в себе, -- усмехнулся Маккалоу, -- но он изобрёл одну штуку, которая, как я думаю, будет очень интересна военным. -- Что же именно изобрёл он? -- недоверчиво спросил Тонтон. -- Некий аппарат, испускающий лучи, которые прекращают любые электрические процессы в облучаемом объекте. Вы понимаете, что это значит? -- осведомился Рон. -- Продолжайте, -- попросил Торнтон.

  Олег Сухачевский,
  oleg_suh@mail.ru
  
  Электро-минус
  Часть первая.
  Тайна доктора Браница
  
  1. Странный незнакомец
  
  Рон Маккалоу предполагал, что этот разговор будет последним... Уже давно у них Линдой не ладилось, да и понятно, она чудо как хороша, а он -- обычный репортёр. Прошлая встреча пошла вкривь и вкось, девушка намекнула, что хочет в кино, а у Рона в кармане, как назло -- ни монетки. Прогулками по бульварам сыт не будешь, девушек полагается развлекать, а как это делать, если бумажник пуст? Маккалоу не посмел сообщить подруге, что сидит без гроша, но она и так всё поняла. Сегодня утром Линда позвонила ему и жестяным голосом сообщила, что они должны поговорить. Рон понуро приплёлся на их место свиданий -- укромный уголок городского сквера. Здесь никого не было, только гул машин с проспекта напоминал, что они в центре оживлённого города. Вдали послышался цокот каблучков и к Рону подлетела запыхавшаяся Линда.
  -- Рон! -- без приветствия сообщила она, -- я пришла к выводу, что нам необходимо расстаться!
  -- Но, Линда, только сегодня ко мне пришла идея! -- взмолился Маккалоу. -- Я напишу великолепную статью и она станет взлётом моей карьеры!
  -- Рон! Я устала от этих россказней! -- отчеканила Линда. Что-что, а уж отшивать парней она умела. -- Меня больше не интересует твоя карьера. Придумай что-нибудь новое...
  Линда подождала пару секунд, но Маккалоу не смог выдать ничего интересного. Девушка насмешливо пошевелила пальчиками в воздухе, изображая жест прощания и зацокала по асфальтовой дорожке прочь, а Рон остался со своей тоской.
  Он был неплохим газетчиком, шеф ценил его и редкий номер "Дейли Пост" обходился без репортажа Рона Маккалоу, но такой необычной девушке, как Линда, нужно было что-то необычное. Рон и вправду мечтал о материале-бомбе, который взорвёт тихое течение его карьеры и даст ему шанс. Он знал, что может написать, но вот материала такого не подворачивалось.
  Так сидел Рональд Форд Маккалоу, репортёр газеты "Дейли Пост" в унынии и меланхолии, когда за живой изгородью сквера раздалось странное хекающее покашливание и скрипучий голос произнёс:
  -- Кхе-хе... Вот, это место в самый раз... Тихо, укромно и безлюдно.
  Рон поднял голову и хотел сообщить незнакомцу, что тот ошибается, но почему-то промолчал. Меж тем человек за изгородью шумно вздохнул и сообщил:
  -- Ну что-ж, приступим...
  Рон опять ожидал, что незнакомцу ответят, но фраза затерялась в гуле проспекта. За изгородью, похоже, был только один человек и он разговаривал сам с собой.
  -- Ага, вот так... Кхе-хе... -- послышалось из-за кустарника. Раздался еле слышный щелчок и настала тишина.
  Рон не понял в чём дело, казалось в уши воткнули по клоку ваты, однако звуки не пропали: слышен был детский смех, птицы пели в кронах деревьев.
  -- Кхе-хе! -- раздался отчётливый голос из-за изгороди. -- Работает! Кхе-хе... А ну-ка...
  Снова раздался щелчок и звук вернулся в мир. Тут же Маккалоу понял в чём дело: внезапно исчезли звуки моторов, доносящиеся с проспекта. Загадочный человек за изгородью как-то выключил двигатели всех машин.
  -- И ещё раз! -- возвестил голос и снова щёлкнул выключателем. Опять упала громогласная тишина, лишь слышался вдали затихающий вопль полицейской сирены.
  -- Угу, -- удовлетворённо сказали за кустом. -- Всё в порядке, опыт удался.
  Ещё раз щёлкнул рычажок и гул проспекта возобновился. Сомнений не было -- этот человек выключал моторы автомобилей, несущихся по улице. Но как он это делал? Рон не был простым репортёром, до поступления в газету он учился на физическом факультете и ясно представлял, что это нельзя сделать никак! Ну, разве что атомным взрывом? Среди поражающих свойств ядерного оружия -- электромагнитное излучение, парализующее работу всех электрических устройств. Но на горизонте не было видно ядерного гриба и тот человек слишком явно управлял этим эффектом.
  Рон погрузился в научные размышления и не обратил внимания, как за изгородью послышались удаляющиеся шаги. Они почти затихли, когда репортёр вдруг очнулся и внезапно понял: "Вот он, шанс! Статья-бомба! Карьера! Линда!"
  Рон вскочил, помчался к выходу из сквера и успел заметить как странный худой человек в широком плаще, с седой бородой, садится в синий "муссон". Единственное, что успел Рон Маккалоу -- записать номер машины таинственного незнакомца.
  
  2. Дом на 24-й стрит
  
  Рональд Маккалоу ворвался в редакцию "Типтаун Дейли Пост" как восточный самум. Он мгновенно взлетел на шестой этаж, прямо в кабинет редактора. Тот как раз раскуривал послеобеденную сигару, когда репортёр огорошил его воплем:
  -- Босс! Есть тема для сногсшибательной статьи! Таинственный незнакомец останавливает движение на проспекте! Городской трафик в его руках! Кто он: чудаковатый учёный или маньяк!?
  Босс несколько раз пыхнул сигарой и холодно спросил:
  -- Ты видел его?
  -- Я стоял в двух шагах! -- с жаром сообщил Рон. -- Он уехал на машине, синем "муссоне", но я записал номер. Босс, это будет бомба!
  -- Хорошо, о случае остановки транспорта напишет Чарли, он был на проспекте. Твоя задача -- разузнать кто же этот незнакомец? Послезавтра информация должна быть у меня.
  -- Босс, э-э-э... -- замялся Рон.
  Редактор усмехнулся, затянулся сигарой, взял трубку и пыхнул туда:
  -- Сейчас зайдёт Маккалоу, дадите ему аванс, баков пятьсот. Намечается интересный материал.
  "Вот она, удача! -- задохнулся Рональд. -- Пять сотен баков! Почти половина зарплаты. Эх, Линда..."
  Вспомнив об ушедшей подруге, Маккалоу вздохнул, но тут же сказал себе: "Стоп! Если я стану преуспевающим репортёром, она сама вернётся. Ни одна девушка не откажется от парня со славой и богатством..."
  Идея плана явилась, пока он спускался в бухгалтерию. "Значит так, -- размышлял репортёр, -- узнать адрес владельца по номеру -- во-первых, а как узнаю, постараюсь проследить -- во-вторых. Незнакомец так старался скрыться, что не будет разговаривать с прессой. Надо найти другой ключик..."
  Узнать адрес по номеру автомобиля оказалось просто, здесь помогли репортёрские связи Маккалоу. Скоро он держал в руках листик с заветным адресом и именем владельца.
  "Д-р Николас Браниц, 24-я стрит, дом ?11," -- гласил адрес. Кажется, Рон знал эту улицу, это рядом с бассейном, куда они ходили с Линдой... Эх... Ну ничего...
  Дом номер 11 Маккалоу нашёл не сразу -- здание находилось во дворе и не бросалось в глаза. Проезжая мимо, репортёр лишь случайно заметил синий "муссон". Рон заехал в ближайшее кафе, купил там колы и сандвичей. Он рассчитывал, что ему долго придётся сидеть в машине, в ожидании пока объект покинет жилище.
  Так оно и оказалось. День клонился к вечеру, когда из дома вышел высокий, худой, как жердь, человек, плюхнулся в синий "муссон" и тронулся с места. Маккалоу следовал за ним на почтительном расстоянии, стараясь не попасться на глаза. "Муссон" прополз мимо бассейна, потом вдоль длинного корпуса больницы святой Марты, свернул на бульвар Разбитых надежд и направился по дороге, давно знакомой Рону. Она вела к зданию, где находилась редакция "Типтаун Дейли Пост".
  "Не может быть..." -- не поверил своим глазам Маккалоу, когда синий автомобиль Браница остановился у здания. Рон с удивлением следил за долговязой фигурой доктора, он впервые увидел его так близко. В длинном плаще с развевающимися полами, долгобородый доктор Браниц казался волшебником из старой сказки.
  Рон подождал пару минут и вошёл, торопясь узнать, зачем пришёл сюда объект слежки. Войдя, Рон заметил, как долговязая фигура Браница мелькнула в дверях отдела объявлений. Он отвернулся, якобы смотря в окно, но Браниц проскользнул мимо, что-то чуть слышно бормоча под нос.
  В отделе сообщили, что доктор Браниц дал объявление и протянули заполненный бланк:
  "Ищу аккуратного помощника в занятиях научными исследованиями. Опыт и образование приветствуются. Д-р Николас Браниц, 24-я стрит, дом ?11"
  Странно, но в объявлении был только адрес, без телефона.
  Вот он, ключик... Нет, положительно, он родился в рубашке. Рон попросил не печатать объявления, пока не подготовится, но тут потребовалось разрешение начальства.
  Босс, выслушав Маккалоу, позвонил в отдел объявлений и распорядился не публиковать объявление доктора Браница. Рон рассказал ему о своём плане, редактор дал добро и позволил не спешить со статьёй.
  Рон просмотрел несколько публикаций о вчерашнем инциденте на проспекте. Кто писал о кознях дьявола, кто о том, что имело место редчайшее природное явление -- магнитная флюктуация, а некоторые видели в этом зловещую руку Москвы. Известный шарлатан -- граф Моруа -- пообещал продемонстрировать этот трюк на одном из своих магических сеансов, но ему, как обычно, никто не поверил. Имя доктора Браница нигде не упоминалось. Похоже, Рон и в самом деле оказался владельцем эксклюзивного материала...
  
  3. Под маской нищего студента
  
  Утром, часов в восемь, Рон уже стучался в дверь доктора Браница. Почти сразу же после стука в дверь, хозяин появился на пороге и проскрипел злым голосом:
  -- Я слушаю вас, молодой человек. Кхе-кхе... Только хочу сразу сказать, я не интересуюсь религией и ничего не покупаю. Надеюсь, вы по делу?
  -- Я по объявлению. Мне нужно поговорить с доктором Браницем... Это вы? -- Рон постарался изобразить на лице смущение.
  -- Я доктор Браниц, -- неприветливо кивнул хозяин, распахивая дверь. -- Проходите...
  В полутёмной прихожей отчётливо пахло кислой капустой, подгоревшим жиром и какими-то химикалиями.
  -- Сюда, -- произнес доктор в полумраке. -- Кхе-хе... Не споткнитесь...
  Поздно! Рон Маккалоу запутался в проводах, натянутых через комнату и, чертыхаясь, рухнул на пол .
  -- Я же предупреждал вас, -- злым тоном пробормотал Браниц.
  -- Простите... -- выдавил репортёр, стараясь подняться.
  -- Садитесь сюда, -- посоветовал доктор, указав на кресло. -- Здесь вам будет удобно...
  Рон с сомнением посмотрел на продавленное сиденье, но решил не спорить. Он осмотрелся и понял, что перед ним типичное жилище чудаковатого учёного: книги и рукописи на стеллажах вдоль стен, разверстый корпус какого-то странного прибора на полу у окна.
  -- Я слушаю вас, молодой человек... -- Браниц выжидательно смотрел на Маккалоу и вдруг дёрнул себя за нос. Рон так удивился внезапному поступку доктора, что не сразу смог продолжить.
  -- Меня зовут Рон Маккалоу, -- наконец собрался с духом он. -- Я студент, ищу возможность подработать, чтобы оплачивать обучение. Возможно, я подойду вам?
  -- На каком факультете вы учитесь, мистер Маккалоу? Если вы гуманитарий, то...
  -- На физическом, -- быстро сообщил Рон.
  -- Ага, это меняет дело... Кхе-хе... А опыт у вас есть? -- недоверчиво спросил Браниц.
  -- Только участие в студенческом научном обществе... -- скромно молвил репортёр. Общество на факультете было и Рон в нём в самом деле состоял в былые времена.
  -- Что вы исследовали, молодой человек? -- продолжил выпытывать Браниц, ещё раз дёргая себя за нос.
  -- Мы проводили опыты по сверхпроводимости, нашим руководителем был профессор Круазье, -- Рон знал, что Круазье пару недель назад скончался. Браниц внимательно разглядывал Маккалоу, беззвучно шевеля губами. Наконец он дёрнул себя за нос и решил:
  -- Ну что же, вы мне подходите. Теперь позвольте сообщить вам, что я могу предложить.
  Условия оказались смехотворными, не будь редакционного задания, Рон никогда бы не согласился на предложение Браница. Пожалуй, зря он беспокоился об объявлении, на такую сумму не клюнул бы и последний нищий. Сто баков в месяц, своё питание и проживание в берлоге доктора! Чудесный вариант! Но Браниц, кажется, был уверен, что предлагает хорошую сделку и Маккалоу предпочёл промолчать. Линда... Боже, на что он идёт ради этой девушки!
  Выяснив некоторые несущественные детали, они ударили по рукам и Рон Маккалоу стал ассистентом доктора Браница.
  
  4. Чудачества гения
  
  Уже вторую неделю Маккалоу работал у доктора. Он постепенно осваивался в новой роли, вспоминал свои познания в физике и, вроде бы, его присутствие в лаборатории не раздражало учёного. Работа оказалась знакомой, надо было тупо припаивать кучу контактов в загадочному механизму, стоявшему в гостиной. Именно на него обратил внимание Рон, когда пришёл к Браницу. Смысл и назначение оставались в тайне, но возможно, именно он и был источником той загадочной силы, что лишала движения автомобили на проспекте. Рон внимательно рассматривал машину, но понял только, что это генератор какого-то поля.
  Между тем, в редакции подготовили справку о прошлом доктора Браница. Оказывается, доктор Браниц в молодости жил весьма бурной научной жизнью и частенько попадался на глаза прессе.
  Много шуму наделал эпизод, когда он устроил грандиозный эксперимент по беспроводной передаче энергии. На деньги доброхотов была выстроена башня высотой в несколько десятков метров, а на вершине её установили большую медную полусферу. Когда установку включили, с вершины, гремя громом, начали срываться длинные молнии. Со всей округи сбежались зеваки, но когда между ног наблюдающих стали проскакивать искры, все в панике разбежались.
  Еще нашумел другой эксперимент Браница, когда доктор использовал два небоскрёба-близнеца в качестве пластин гигантского конденсатора. Дома изрядно наэлектризовались, странный гул, издаваемый ими, привлёк народ, когда же у публики волосы начали вставать дыбом от статического электричества, все поняли, что тут не обошлось без Браница. Полиция обнаружила его поблизости, он следил за ходом эксперимента из соседнего здания.
  Состоялся процесс, доктору инкриминировали угрозу жизни людей, но суд учёл, что тот приурочил эксперимент к Рождеству, когда в небоскрёбах безлюдно по случаю праздника. Доктор отделался штрафом.
  Самый последний по времени казус доктора Браница состоял в том, что на всемирной электровыставке он, при большом скоплении публики, продемонстрировал испытания некоего генератора поля, вызывающего свечение вокруг тела и всерьёз предлагал всем желающим испытать его на себе. Доктор уверял, что поле это безвредно для человека и очень стимулирует мозговую деятельность.
  Желающих не нашлось и вскоре снова вмешалась полиция. Выяснилось, что доктор не имел никакого права демонстрировать свои изобретения, поскольку не был аккредитован на выставке в качестве участника.
  Маккалоу внимательно изучил досье, сопоставил его со своими наблюдениями и пришёл к выводу, что Браниц вполне мог изобрести что-то сногсшибательное. Он понимал, что устройство, вызывающее внезапную остановку электрических процессов, может быть использовано, как новое мощное оружие.
  Однажды Браниц, куда-то исчез на весь день, а когда вернулся, был явно вне себя. Вместо обычной дотошной проверки работы, проделанной Роном, он быстрым шагом промчался мимо и взлетел на второй этаж. Маккалоу подождал минут двадцать, потом тихо поднялся наверх. Обычно неслышные шептания Браница приобрели звук, он отчётливо говорил сам с собой. Маккалоу прислушался...
  -- Нет, это неслыханно! -- говорил доктор, -- Кхе-хе... Это немыслимо! Я предлагаю им власть над миром, а они бубнят: "Ваша научная репутация, мистер Браниц, весьма противоречива...". Это просто бред! Кхе-хе... Надо же до такого додуматься! Кретины! Идиоты! "Мы не можем рисковать деньгами налогоплательщиков ради подобных сомнительных затей!"
  Слышно было, как Браниц возбуждённо пронёсся по комнате, задел какой-то предмет, с грохотом покатившийся по полу.
  -- Но нет, -- продолжал доктор, -- они ещё пожалеют! Кхе-хе... Я приму предложение! Там поймут, там оценят! Там уважают талант и знания! Там развита наука и ещё как развита! Кхе-хе... А эти бюрократические болваны еще пожалеют о своей глупости... Ещё пожалеют...
  
  5. Вести из Клушина
  
  Уже две недели Рон жил у доктора Браница. Он паял, подбирал детали, выполнял другую работу, пытаясь разобраться, каким же образом, Браниц остановил автомобили на проспекте, но не приходил ни к какому выводу. Он понимал, что ему не хватает знаний, чтобы по отдельным блокам разобраться в принципе действия прибора, который он собирает, а чертежей чудак-учёный не показывал.
  Однажды Браниц заявил в середине дня, что до вечера Маккалоу может быть свободным. Рон задержался удрузей до позднего вечера, а когда постучался в дверь, ответом была тишина. Маккалоу, несолоно хлебавши, вернулся к друзьям и переночевал там, но наутро дом на 24-й стрит опять оказался запертым. Рон заподозрил неладное, окликнул проходящего мимо полисмена и объяснил ситуацию. Рассказал, что, дескать, он ассистент доктора, вчера задержался у друзей, не смог попасть в свою комнату, а на следующее утро -- то же самое. Он беспокоится, не случилось ли чего, всё-таки доктор довольно пожилой человек.
  Полисмен внял доводам, дверь была вскрыта слесарем, но дом оказался пуст. Рон под бдительным оком полисмена, проследовал в свою клетушку, собрал вещи, и проходя через гостиную, бегло осмотрел лабораторию через распахнутую дверь.
  Он заметил, что пропал неоконченный прибор, что он собирал последние дни, а количество рукописей на стеллажах серьёзно уменьшилось. Не оставалось сомнений, что доктор Браниц скрылся в неизвестном направлении. Но что могло послужить причиной бегства?
  Из головы у Маккалоу не выходили подслушанный монолог доктора. О чём он говорил? Что имел ввиду?
  Статья, над которой работал Рон, вышла в срок, но в потоке "жёлтой" прессы прошла незамеченной. Бомбы из неё не получилось и Маккалоу, погружённый в уныние, продолжил работать в "Типтаун Дейли Пост" всё тем же штатным репортёром. Маккалоу исправно выдавал нужную порцию текстов, весь день пребывал на событиях и лишь вечером к нему в гости приходила тоска. Как-то, на исходе обычного сумасшедшего дня, босс вызвал его к себе и ткнув пальцем в газетный лист, буркнул:
  -- Прочти, тебе это будет интересно...
  Рон взял пёстрый номер газеты и прочёл:
  
  Странное происшествие в Клушине
  В подмосковном городке Клушине недавно произошло странное явление: средь бела дня по всему городу внезапно остановились двигатели внутреннего сгорания. Никто из жителей города не знает причин столь необычного явления, но вполне вероятно, что оно находится в том же ряду загадок, что и таинственная остановка двигателей в Типтауне прошлой осенью. Два случая самопроизвольного выключения моторов, происшедшие в разных частях земного шара, подтверждают гипотезу о том, что это загадочная магнитная флюктуация.
  Маккалоу медленно положил газету на стол. Все части головоломки вдруг встали на место. Браниц получил предложение из Москвы! Именно Россию он имел ввиду, когда говорил о том, что в той стране ценят ум, талант и знания. Значит, безумный учёный работает в СССР?
  Рон поднял глаза на босса, разглядывавшего газетный макет, и произнёс:
  -- Босс, я хочу просить у вас расчёта...
  
  6. Далёкая страна
  
  Маккалоу попросил расчёта по мгновенному импульсу, но обдумав впоследствии свои слова, не пожалел о них, а пришёл к выводу, что это верный поступок. Коль скоро он решил, что расследование таинственного случая на проспекте поможет ему в карьере, значит, нужно, не мешкая, действовать. Браниц в России, выходит и ему прямая дорога туда. Русский язык -- не проблема, бабушка была русской и язык Рон знал с детства. Конечно, за столько лет он подзабыл его, но это дело поправимое. Маккалоу был уверен, что всё вспомнит, стоит ему оказаться в русской среде. Деньги, полученные при расчёте, оказались небольшими, но их хватит, чтобы купить билет до Москвы и оплатить гостиницу.
  Прошло несколько часов, после того, как Рональд Маккалоу сел на самолёт, и вот он уже ступает по московскому асфальту. Первое, что поразило его в русской столице -- воздух. Сначала он не мог понять, что же необычного в нём, но потом понял -- здесь намного больше кислорода. Это оттого, что русские переводят экономику с нефти на электричество.
  На Западе все попытки внедрения более эффективного и чистого мотора потерпели фиаско. Нефтяные монополии не позволили одиночкам-изобретателям развернуть производство электромобилей. Им это было невыгодно. Здесь же -- другое дело, линия государства на здоровый образ жизни действовала неукоснительно. И вот результат -- в самом центре многомиллионного города дышится, как в лесу.
  Маккалоу махнул рукой, подзывая такси и был весьма удивлён, когда рядом с ним остановился пустой электромобиль. Маккалоу даже наклонился, не поверив глазам, но всё верно -- перед ним был пустой салон. Понятно... Знаменитое московское электротакси... "Похоже, -- подумал он, -- здесь меня ждёт немало сюрпризов..."
  Против ожидания, он быстро разобрался в пользовании машиной, ввёл адрес и через минуту электромобиль, деловито журча, покатил по улицам русской столицы. Сначала нужно зарегистрироваться в посольстве и получить номер в гостинице. А потом -- в Клушин!
  В Клушине, будет трудно затеряться, если он не вспомнит русского языка. Рон старался говорить побольше: беседовал с официантками в весёлых кафе, общался с прохожими на широких улицах, заводил пространные разговоры со стариками в зелёных скверах. Ему нравились москвичи, в них была какая-то неуловимая уверенность в себе, в поступках и мыслях, казалось, они знают что-то такое, чего не понимает он.
  Три недели, проведённые в изучении русского быта, пролетели незаметно, к исходу срока русский язык Маккалоу окреп и репортёр был уверен, что уже не похож на белую ворону.
  Два часа на скоростном поезде и в окне купе заблестело озеро -- основная достопримечательность Клушина. После получасовой экскурсии по городу, репортёр обнаружил новое четырёхэтажное здание с покатой крышей. "Институт прикладной физики" -- гласила вывеска.
  "То, что нужно," -- понял Рон. Через дорогу от дверей института располагалось уютное кафе "Светлячок", в котором Маккалоу сразу стал завсегдатаем. Он приходил сюда трижды в день -- завтракать, обедать и ужинать. Здесь Рон наслаждался знаменитой клушинской сметаной и исподволь следил за проходной института. Дня через два ему улыбнулась удача: он увидел длинную седую бороду, нескладную фигуру и сразу понял -- Браниц!
  Чокнутый учёный промчался через дорогу, плюхнулся в ожидавший электромобиль и умчался. Рон хотел сразу подойти, но решил, что не стоит этого делать. Что он скажет доктору? "Привет, док, какая нежданная встреча!?" Браниц, хоть и не в себе, но не дурак и не поверит этой ерунде.
  На следующий день Маккалоу, как обычно, позавтракал в кафе, там же пообедал и поужинал, но ни в этот день, ни в следующий Браница не встретил. Не пришёл он и на третий... Деньги в карманах Рона таяли. Ещё неделя подобной жизни и ему хватит только на обратный билет. Однако, Браниц, как сквозь землю провалился.
  Доктор появился, когда Маккалоу уже совсем отчаялся. Он вылетел из института, как и в прошлый раз, торопясь сесть в машину, но в этот раз Рон был начеку, тут же выскочил из "Светлячка" и окликнул его:
  -- Мистер Браниц!
  Доктор удивлённо воззрился на своего ассистента:
  -- Мистер Маккалоу? Кхе-хе... -- удивленно кашлянул он. -- Вот уж не ожидал увидеть вас в России... Какими судьбами?
  -- Я искал вас, доктор, -- честно сказал репортёр.
  -- Искали? Зачем? -- подозрительно поинтересовался учёный и вдруг, по старой привычке, дёрнул себя за нос.
  -- Я прочёл в газете заметку о происшествии в Клушине и сразу понял, что вы здесь, уволился с работы и поехал в Россию. Я работал над вашим прибором, мне кажется, я понял его принцип и хотел бы продолжить трудиться с вами.
  -- Кхе-хе...... -- задумчиво кашлянул доктор.
  -- Доктор, -- запальчиво продолжал Маккалоу, -- думаю, я мог бы помочь вам. Я хорошо знаю русский язык, мы с вами, кажется, сработались. Полагаю, я могу быть вам полезен...
  -- Да, вы правы, молодой человек, -- согласился Браниц, -- мне нравилось работать с вами. Кхе-хе... Вы были аккуратны и серьёзно относились к своим обязанностям.
  Рон с замиранием сердца ждал.
  -- Но, мистер Маккалоу, вы же понимете, я не дома. У меня контракт здесь и я вынужден учитывать мнение тех, кто даёт мне работу. Кхе-хе... Я не могу сказать вам ни да, ни нет, поскольку не решаю этих вопросов.
  Браниц задумался, но репортёр терпеливо ждал. Похоже, мысли чокнутого учёного унеслись далеко от подмосковной улицы и Рон рискнул привлечь внимание осторожным покашливанием. Браниц снова дёрнул себя за нос и произнёс:
  -- Но я обещаю, что замолвлю словечко за вас, тем более, мне как раз нужен ассистент. Кхе-хе... Напишите свой здешний адрес...
  Рон написал на клочке бумаги адрес гостиницы, где остановился и Браниц укатил по своим загадочным делам. В очередной раз Маккалоу убедился, что полуправда может дать больший эффект, чем правда.
  Опять потянулись томительные дни. Деньги заканчивались и Рон, скрепя сердце, решил тратить сумму, оставленную на обратный билет. В конце концов, ради такой цели стоит рисковать последним. Наконец, утром в гостинице ему передали конверт с изображением румяного связиста. В конверте оказалась записка:
  "М-р Маккалоу, в 10:00 завтра, я жду вас на новом месте работы. Возьмите с собой чемодан с вещами, в гостиницу вы не вернётесь.
   Д-р Николас Браниц"
  
  7. Способ заработать
  
  После внимательной, неторопливой беседы с начальником особого отдела, Маккалоу заполнил анкету, и через пару дней был зачислен в штат Института прикладной физики. Ему не пришлось переучиваться, к стилю работы сумасшедшего учёного он привык ещё в Типтауне. Он легко влился в коллектив института, даже стал принимать участие в волейбольных матчах после работы, но о цели своего появления в России не забывал.
  Исподволь он собирал информацию об аппарате, который изобрёл Браниц и мало-помалу у него в голове вырисовывались общие очертания принципов, на которых работал прибор. Да, он оказался прав, доктор Браниц сумел найти некое поле, прекращающее электрические процессы в облучаемом объекте. В данный момент основной проблемой было заставить поле действовать узким лучом, чтобы механизм, на котором установлена система, не подвергался его воздействию. Задача оказалась непростой, но похоже, и здесь Браниц преуспел.
  Однажды краем уха Рон услышал загадочное словечко "электро-минус" и понял, что так здесь называют этот эффект. Этот прибор, вероятно, сможет произвести переворот во многих областях науки и техники и, пожалуй самое главное его применение -- военное. Стоп! Но если так, то стоит ли писать статью о Бранице? Даже целая книга, написанная о нём, не даст тех денег, что могут заплатить вояки...
  Рон поразился своей собственной мысли. Почему это сразу не пришло ему в голову? Вот он кратчайший путь к богатству! Выкрасть чертежи и продать их какой-нибудь корпорации, производящей оружие... Или сразу министерству обороны... А что, это им придётся по душе. Сбросить такую систему, снабжённую автономным питанием, на противника и ему нечем будет защищаться.
  Нет, эта идея положительно нравилась Маккалоу, хотя... Соваться к воякам без предварительной договорённости нельзя. Надо потолковать с каким-нибудь чином в посольстве... С военным или научным атташе. Пожалуй, да, и чем быстрее, тем лучше.
  Маккалоу еле дождался, когда настанет выходной. Он встал пораньше, чтобы к началу дня оказаться в посольстве, но там возникла заминка. Все чиновники предавались отдыху и Рон почти охрип, пока доказал дежурному, что ему необходимо срочно поговорить с военным атташе. Наконец в кабинете, где сидел нетерпеливый репортёр, появился человек со злым одутловатым лицом.
  -- Я заместитель военного атташе, меня зовут Ричард Торнтон, -- неласково сообщил он. -- Что вам угодно?
  -- Рональд Форд Маккалоу, -- отрекомендовался Рон. -- Я репортёр, но в данный момент работаю у доктора Николаса Браница. Вам знакомо это имя?
  -- Знакомо... -- поморщился Торнтон. -- Придурочный профессор.
  -- Возможно, вы правы и доктор Браниц в самом деле не в себе, -- усмехнулся Маккалоу, -- но он изобрёл одну штуку, которая, как я думаю, будет очень интересна военным.
  -- Что же именно изобрёл он? -- недоверчиво спросил Тонтон.
  -- Некий аппарат, испускающий лучи, которые прекращают любые электрические процессы в облучаемом объекте. Вы понимаете, что это значит? -- осведомился Рон.
  -- Продолжайте, -- попросил Торнтон.
  И Маккалоу продолжил. Он живописал, насколько эффективным может быть удар, нанесённый противнику, если предварить его работой систем "Электро-минус". Рассказал, какой сильной может стать армия, оснащённая этим оружием, ведь лучи электро-минус систем, наведённые на вражеский корабль сделают его лёгкой добычей любого самолёта или субмарины. А в воздухе? А в космосе? А на суше? Нет предела сферам применения этого оборудования! Рон напомнил, что у русских есть все шансы получить изобретение раньше всех, но сейчас есть возможность не отстать от противника.
  Торнтон внимательно слушал. Наконец репортёр иссяк и выжидательно уставился на дипломата.
  -- Не скрою, вы меня заинтриговали, мистер Маккалоу, -- задумчиво барабаня пальцами по подлокотнику кресла, молвил Торнтон. -- Наши военные, я полагаю, были бы не прочь получить такие приборы. У вас есть, что предложить конкретно?
  -- Пока нечего, мне важна предварительная договорённость. Если она будет достигнута, я постараюсь добыть чертежи. Доктор Браниц доверяет мне...
  Торнтон кивнул, начался торг. Переговоры затянулись... Дипломат не хотел покупать кота в мешке, а Маккалоу боялся продешевить. Наконец стороны договорились, дипломат дал Рону телефон, по которому он может звонить в любое время суток, если будет, что сообщить.
  Из здания посольства Маккалоу выходил в приподнятом настроении. Деньги, успех, Линда, казалось, были уже рядом, стоило руку протянуть...
  
  Часть вторая
  Операция "Бильярд"
  
  1. Новое задание Пронина
  
  В купе скорого электромагнитного поезда "Москва-Норильск" было жарко. Пронин сидел без пиджака, и любой вошедший мог бы заметить кобуру под мышкой майора. Однако Пронин этого не боялся, купе было одноместное, а заботливый проводник получил указание не беспокоить пассажира.
  Поезд беззвучно нёсся над заснеженной среднерусской равниной. Холмы и перелески мелькали за широкими окнами, как в калейдоскопе. Привычный стук колёс ушёл в прошлое, сейчас можно было подумать, что купе находится не в поезде, а в самолёте. Электромагнитная волна легко несла тяжёлый состав на высоте нескольких сантиметров над землёй, увеличивая это ощущение. Пронин разложил на узком поездном столике свои бумаги и продолжил размышлять.
  "Маккалоу умолчал, что он репортёр, -- думал Пронин. -- Браниц не ведает об этом до сих пор. Получается, что он с самого начала имел какой-то тайный интерес к чудаковатому учёному? Он всегда работал на спецслужбы?"
  После некоторого размышления, майор отверг эту идею. Не настолько глупы заокеанские коллеги, чтобы совершить такую непростительную ошибку и отпустить Браница. Скорее всего, его идеи и в самом деле, не воспринимались всерьёз. Но Маккалоу зачем-то посетил американское посольство... Какова была цель этого визита?
  Одна ложь рождает другую, Пронин это давно знал. Если Маккалоу скрывал, что был репортёром, то в его невинность при посещении посольства, тоже верить не стоит.
  За окном уже смеркалось. Пронин включил настольную лампу и положил перед собой короткое донесение от преданного друга СССР. Напечатанное на электронной пишущей машинке сообщение гласило:
  "28.02. Скоморох: Объект Махаон сегодня посетил посольство, где встречался с заместителем военного атташе Ричардом Торнтоном. Разговор продолжался больше двух часов, цель визита и предмет разговора остались неизвестны. Швейцар посольства рассказал, что посетитель настойчиво требовал встречи именно с военным атташе, от встречи с другими чиновниками категорически отказывался".
  Это донесение пришло вовремя и позволило обратить внимание на скромного ассистента доктора Браница. Маккалоу легко прошёл первоначальную проверку перед приёмом на работу. От внимания контрразведки не укрылось место прежней работы репортёра, но было решено не придавать этому значения. В конце концов, криминала в этом никакого не было, а Браниц так просил назначить ассистентом именно Маккалоу...
  Однако, после появления Рона Маккалоу в посольстве, к делу подключился Пронин, курирующий проект "Электро-минус". Он сразу же задал себе один вопрос: зачем репортёр так стремился побеседовать с военным атташе? Если предположить, что Маккалоу задумал похищение документов, то ему будет необходима помощь спецслужб. Он не сможет покинуть территорию СССР с чертежами самостоятельно, а раз так, то беседа с заместителем военного атташе вполне естественна.
  Группа Браница, а с ней и ассистент находились сейчас в Арктике, там они испытывали свой новый аппарат. Настала пора познакомиться поближе с мистером Маккалоу... Пронин знал, что перед самым отъездом на Север репортёр ещё раз встретился с Торнтоном в одном из московских парков. Покидая условленное место, ассистент доктора Браница унёс с собой небольшой пакет, содержимое которого осталось неизвестным. Майор считал, что там какое-то средство связи. Если чертежи окажутся у Маккалоу, об этом нужно будет сообщить как можно быстрее. Как видно, спецслужбы затевают большую игру на нашей территории? Что-ж, в этой игре Маккалоу можно использовать... Как в бильярде -- один шар ударяет по другому, а тот падает в лузу. Может быть неплохая игра... Назовём её "Операция "Бильярд".
  
  2. Похищенные чертежи
  
  По ледяной пустыне брёл человек. Он шёл уже несколько часов, тяжёлый рюкзак гнул его к земле, усталые ноги загребали снег при каждом шаге. Человек часто оглядывался, смотрел наверх, в облачное небо.
  День клонился к закату, когда путник остановился у подножья тороса и стал располагаться на ночлег. Палатки он разбивать не стал, просто достал из рюкзака пакет с саморазогревающимся рационом, дернул за ниточку и через пару минут уже поглощал аппетитно пахнущее горячее блюдо. Похоже, человек здорово устал, глаза его слипались, но всё же он достал из рюкзака кипу бумаг и начал бегло просматривать их.
  На колонтитуле каждого листа красовалась надпись "Электро-минус. Опытная установка ЭМ-01". Человек закончил просмотр, взвесил на руке папку чертежей, потом бережно завернул их в непромокаемый пакет и положил в рюкзак.
  "Если идти таким шагом, то завтра я буду на месте..." -- подумал он.
  Человек осмотрелся: вокруг него расстилалась ширь ледяных полей Карского моря.
  "Всё разумно... Подумают, что я двинулся к югу, -- размышлял он. -- Идти на север, к Лебяжьему острову -- чистое самоубийство. На юге спасение, на севере -- смерть. Мне на север...".
  Человек ещё раз глянул на компас и достал из бездонного рюкзака округлую коробочку, вытянул длинную ангтенну, повернул рычажок и произнёс туда:
  -- Здесь Маккалоу. Груз у меня. Двигаюсь к острову Лебяжий. Рассчитываю завтра быть на месте...
  Репортёр нажал другую кнопку, записанное и сжатое сообщение сорвалось с антенны. Закодированный сигнал шёл меньше секунды, главное, отправить сообщение вовремя, там должны ждать.
  Он достал из рюкзака спальник с электроподогревом, подключил его к разъёмам рюкзака. Весь световой день рюкзак накапливал энергию, теперь настало время отдать её на обогрев. Рон Маккалоу вздохнул, закрыл глаза и растянулся в мешке. Завтра ему предстояло продолжить путь.
  
  3. Полярные часовые
  
  Старшина Николай Башкин любил свою специальность. Казалось бы, что интересного может быть в таком глухом месте? Это там, на юге задерживают нарушителей, лезущих через советские границы, а здесь... Кому придёт в голову нарушать границу среди полярных льдов? Только сумасшедшему...
  Однако Николай так не думал и Родина ценила его труд. Об этом свидетельствовали множество почётных грамот, украшавших квартиру старшины, а по большим празникам парадный китель Николая блистал правительственными наградами. В любое время суток он бдительно наблюдал за приборами, отслеживая динамику изменения слоёв воды. Проходя под водой, вражеская субмарина неминуемо должна была смешать слои и стать заметной.
  Система таких постов, окружавшая СССР с моря, делала непроницаемыми его границы даже в морских пучинах. Днём и ночью умные приборы обшаривали глубины советских морей и врагу не удавалось пересечь их незамеченными.
  Николай Башкин сегодня выполнял двойную работу -- нёс службу и одновременно объяснял новобранцам азы подводной контрразведки.
  -- Это, хлопцы, подводный глаз, наш основной инструмент -- аппарат "Аргус К-16М", чудо советской оборонной промышленности, -- говорил старшина, показывая новичкам овальный, похожий на крупную рыбу, механизм. -- Это машина, но ведёт она себя, как живое существо. "Аргус" патрулирует океан в запрограммированном квадрате, покинуть который не может. Его задача -- отслеживать данные о слоях воды в указанном районе и сообщать нам об изменениях.
  -- Товарищ старшина, разрешите обратиться? -- вдруг произнёс худой веснушчатый парень.
  -- Слушаю вас, Приходько, -- кивнул Башкин.
  -- Каким образом получает энергию эта машина? -- въедливым голосом спросил Приходько.
  -- Вопрос по существу, -- улыбнулся старшина. -- Эта машина не нуждается в заправке, она добывает энергию сама, используя разницу температур в морских глубинах.
  -- Так что же, получается, что эта машина вечная? -- удивился кто-то из слушателей.
  -- Вечная? -- засмеялся Николай. -- Я бы так, хлопцы, не сказал. Просто она не нуждается в присутствии человека. Когда-нибудь она износится и перестанет работать. Тогда она упадёт на дно и по истечении заряда батарей -- самоуничтожится. А так она сама получает энергию, сама выбирает маршрут движения, сама сообщает на пост, если появится что-то интересное.
  Как бы в подтверждение этих слов на пульте позади старшины раздался тревожный звонок и замигали разноцветные лампочки. Башкин круто повернулся на винтовом кресле, щёлкнул рычажками и впился глазами в экран. На круглом кинескопе бежали загадочные извилистые линии. Молодым бойцам они ничего не говорили, но опытный Николай читал их, как открытую книгу.
  -- Внимание! Обнаружено проникновение в квадрате "Б-16, У-5" -- произнёс он в микрофон напряжённым голосом. -- Боевая тревога! Боевая тревога!
  
  4. Гром средь ясного неба
  
  Подводная лодка "Покахонтас" неслышно кралась в морских глубинах. Её продолговатый корпус, похожий на гигантского кашалота, бесшумно скользил в пучине. Субмарина несла на себе смертоносный груз, нацеленный на шестнадцать городов противника.
  Капитан Говард Смит был в одном из них прошлым летом... Эрмитаж, Русский музей, Исаакиевский собор... На его жену, искусствоведа, город произвёл громадное впечатление. Она не уставала восхищаться архитектурой, музеями, театрами, а Говард старался, чтобы на него эти красоты не подействовали. Он знал, что ему необходимо остаться равнодушным, чтобы потом, когда придёт приказ, этот город был для него всё той же безликой точкой на карте. Вторая столица, этот город -- шестнадцатый...
  Говард придвинул к себе карту и занялся прокладкой. Это было обязанностью штурмана, но Смит любил иногда "тряхнуть стариной", вспомнить весёлую молодость. Тогда его не тревожили точки на карте, он был молод, бесшабашен и напорист. Кэндис и моргнуть не успела, как он взял её "на абордаж". Однако, несмотря на достигнутую победу, Говард не расстался с ней, как с другими подружками. Секрет был прост -- её отец был адмиралом.
  Служебная карьера Смита покатилась, как санки с горы. Всё протекало идеально до тех пор, пока адмирал Фоссет -- отец Кэндис -- не погиб при катастрофе вертолёта вблизи Филиппин. Головокружительные перспективы рухнули в одночасье, без адмиральской протекции Говард Смит стал одним из многих...
  Электромоторы слаженно гудели, линия курса, проложенная капитаном, вторгалась в границы Советского Союза, словно коготь хищной птицы. До острова Лебяжий оставалось несколько часов хода, Смит был уверен, что субмарина осталась незамеченной.
  Говард возлагал большие надежды на этот поход. Если всё пройдёт как надо, то карьера может получить новый толчок. Тогда заткнутся недоумки в штабе, считающие, что командование над "Покахонтас" Смит получил исключительно благодаря протекции тестя. Все увидят, что и без его помощи Говард Смит остаётся умелым моряком и талантливым офицером, способным выполнять самые сложные задания.
  По итогам похода, наверное, дадут неплохие премиальные. Хватит денег выплатить месячный взнос за дом, да и на подарки Кэндис и детям останется...
  До точки рандеву оставались считанные мили. Человек, которого необходимо забрать, должен быть там. Смит уже собирался отдать приказ о выпуске таранного конуса, взламывающего лёд перед всплытием, когда свет в рубке погас.
  С печальным завыванием остановились гироскопы, всхлипнув, затихла вентиляция и в гробовой тишине стало ясно, что ходовые электромоторы тоже стоят. Подводная лодка потеряла ход на глубине восьмидесяти метров...
  -- Механик! В чём дело? -- раздражённо крикнул Смит, пытаясь отогнать тревожные предчувствия.
  -- Капитан! Все моторы стоят, -- в кромешной темноте послышался голос механика. Удивительно, но шёл он не из динамика, а из переговорной трубки.
  -- Как стоят? -- не понял капитан.
  Механик не отвечал.
  -- Что там у вас происходит??? -- рявкнул Смит.
  -- Кэп, я пытаюсь разобраться... Здесь темно... Похоже, все электроприборы корабля отключились... Даже автономные, -- растерянным голосом сообщил механик.
  -- Все? -- удивился капитан.
  -- Все, абсолютно... -- в голосе механика сквозил страх.
  -- Как такое может быть?
  -- Не знаю, кэп...
  Смит щёлкнул зажигалкой, взглянул на электронные часы, чтобы записать время события в вахтенный журнал и увидел пустое табло. Часы тоже вырубились...
  "Похоже, это конец... -- пронеслась мысль. -- Без электричества "Покахонтас" -- пловучая коробка, ей и суток не продержаться во льдах. Всплывать и давать сигнал бедствия. Это единственный выход...".
  -- Механик, -- упавшим голосом пробормотал Смит. -- Запускайте продувку балластных цистерн вручную... Готовьте таранный конус, мы всплываем...
  
  5. На борту "Сергея Лазо"
  
  Дирижабль скользил над ледяной пустыней. В иллюминаторы был виден только снег и лишь бугры торосов изредка нарушали этот унылый пейзаж. Экипаж воздушного корабля и два пассажира были одеты только в шерстяные брюки и свитера -- внутри было тепло и тихо, герметичная кабина обеспечивала уютную обстановку даже в высоких широтах.
  -- Кхе-хе... Ну вот объясните мне, почему именно дирижабли -- основа воздушного флота СССР?
  Долговязый собеседник Пронина оторвался от окна, теребя длинную седую бороду и вперив в майора цепкий взгляд, требовательно повторил:
  -- Почему? Кхе-хе... Ведь аппараты легче воздуха -- игрушки ветра, об этом все знают.
  -- Ну, во-первых, -- начал Пронин, -- не всего воздушного флота, а только гражданского и транспортного. А во-вторых... Скажите, доктор, как давно вы смотрели на карту Советского Союза?
  -- Признаться, очень давно. Кхе-хе... -- смущённо кашлянул собеседник и вдруг дёрнул себя за нос. -- А что?
  -- А то, -- продолжил Пронин, не обращая внимания на странный поступок доктора, -- что если взглянуть на карту СССР, то сразу бросится в глаза, что страна наша протянулась на огромном пространстве от Балтийского моря до Тихого океана и здесь недостатки дирижаблей оборачиваются их достоинствами.
  -- Да, я понимаю, что себестоимость перевозки груза дирижаблей, на порядок меньше, чем у обычной авиации... Кхе-хе... Но ветер? Как противостоять ему?
  -- Всё очень просто, доктор, -- усмехнулся Пронин. -- Дирижабли не летают в атмосфере.
   -- Кхе-хе... Понимаю, понимаю, -- закивал доктор, глубже запуская пальцы в седые волосы..
  -- Они поднимаются в стратосферу, -- продолжал Пронин, -- и там, не встречая сопротивления воздуха, движутся, используя реактивные двигатели.
  -- Ага, ага... -- кивал Браниц.
  -- В своей стране вы не могли познакомиться с этими машинами так близко, там они не столь эффективны и редко применяются, но в СССР они показывают максимум своих возможностей.
  -- Кхе-хе... Понимаю, -- снова кивнул доктор.
  "А ведь он неглуп... -- в который раз подумал Пронин. -- Я не ошибся. Это хорошо". Именно Пронин проводил негласную экспертизу психического состояния доктора и пришёл к выводу, что, несмотря на некоторые странности в поведении, Браниц вполне адекватен и его идеи могут быть полезны Стране Советов. Ещё тогда Пронин обратил внимание, как понимающе усмехнулся доктор, когда он назвался обычным юристом. Это было правдой, как и то, что кроме правоведения, Пронин мог похвастать дипломом психолога и несколькими другими "корочками". Об основной же его профессии не всем следовало знать.
  Внезапно раздался звук зуммера, Браниц вздрогнул, но Пронин, похоже, ждал его.
  -- Пора, -- произнёс Пронин, взглянув на часы. -- Мы над точкой испытаний. Доктор, приступайте.
  Браниц, склонился на пультом диковинного аппарата. Усеянная множеством ручек и тумблеров, приборная панель не позволяла понять его назначение, лишь надпись "ЭМ-01" могла дать знающему человеку пищу для размышлений.
  В ожидании потекли томительные минуты, Браниц внимательно смотрел на шкалу, время от времени корректируя что-то едва заметным поворотом верньера. "Сергей Лазо" завис над ледяной равниной, ожидая результатов эксперимента. Холодный ветер силился сдвинуть дирижабль с места, но могучие моторы легко противостояли дыханию Арктики.
  Внезапно Пронин схватил доктора за руку и воскликнул:
  -- Смотрите!
  В том месте, куда указывал майор, лёд вдруг вздыбился, как будто выдавливаемый снизу и в разломах стал виден тусклый матовый блеск таранного конуса субмарины.
  -- Что это? -- удивился Браниц.
  -- Подводная лодка, -- коротко ответил Пронин.
  Лёд, покрывавший конус, уже распался, обнажая хищное тело вражеского подводного корабля.
  -- Кхе-хе... Мы будем снижаться? -- деловито осведомился доктор.
  -- Нет смысла. Сюда уже идёт атомоход "Киров"... Поздравляю вас, доктор, эксперимент удался.
  
  6. Договор
  
  -- Проходите, товарищ Маккалоу. Вы позволите мне вас так называть? -- вежливо осведомился Пронин.
  -- Извольте, я знаю, что это обычное обращение между советскими людьми, -- кивнул Рон.
  -- Вы хорошо говорите по-русски... Откуда?
  -- Моя бабушка -- русская. Она с детства приучила меня к русскому языку. Всё повторяла: "Когда-нибудь, Роня, ты вернёшься в Россию и тогда вспомнишь меня добрым словом". И вот я вернулся, -- широко улыбнулся Рон.
  Пронин не мог не ответить улыбкой. "Неплохой ведь, в сущности, парень," -- подумал он.
  -- Ваша бабушка была мудрой женщиной, -- кивнул Пронин, -- однако, я пригласил вас не за тем, чтобы потолковать о родственных связях.
  -- Да уж догадываюсь, -- кивнул Рон.
  -- Я штатный психолог нашей исследовательской группы. Вы ведь знаете, что в СССР придаётся большое значение межличностным отношениям в коллективе? Поэтому присутствие психолога -- закон.
  -- Да, я слышал об этом... -- снова кивнул Рон.
  -- Тогда, с вашего позволения, я задам вам несколько вопросов?
  Возражений не последовало и Пронин приступил к стандартной процедуре психологического тестирования. Скоро стало ясно, что у Маккалоу повышенный уровень тревожности, что было неудивительно. Ассистент Браница отвечал быстро и, в общем, спокойно, похоже, его не очень беспокоил тест. Пронин задавал несложные вопросы, получал простые ответы и исподволь наблюдал за Маккалоу. Когда стало ясно, что тот окончательно успокоился, майор применил свой любимый приём. Сразу же после невинного вопроса о прошедшем обеде, он вдруг спросил:
  -- Почему вы скрыли, что являлись сотрудником "Типтаун Дейли Пост"?
  -- Что?! -- поразился Рон. Его мгновенно прошиб холодный пот.
  -- Почему вы скрыли, что посещали американское посольство накануне отъезда в Арктику?
  -- Я не понимаю... -- всей кожей ощущая Ледовитый океан, пробормотал репортёр.
  -- Для чего вам потребовалось делать копии чертежей установки "Электро-минус"? -- продолжал атаку Пронин.
  -- Товарищ Пронин... -- раздавленно прошелестел Маккалоу.
  -- Зачем в вашем багаже присутствует шпионское оборудование? -- не отступал майор.
   -- Я могу объяснить... -- заверил Рон.
  -- Объяснить? -- жёстко усмехнулся Пронин. -- Ну что же, слушаю...
  Маккалоу молчал, да и что тут скажешь? Факты слишком явно говорили о его вине. Рон хорошо знал твёрдость советского законодательства, касающегося государственной тайны, и понимал, что доказать его вину проще простого. А потом Сибирь... Бабушка много рассказывала о Сибири...
  -- Я штатный психолог, -- внезапно произнёс Пронин, его стальные глаза серьёзно глядели на репортёра. -- Но это не основная моя профессия.
  Рон ждал продолжения.
  -- Кроме этого, я майор госбезопасности, -- веско сказал Пронин. -- И уполномочен сделать вам предложение. Хотите выслушать?
  -- Слушаю... -- пересохшими губами выдавил Маккалоу.
  -- Если мы с вами договоримся, то можем оформить явку с повинной. Тогда суд примет во внимание ваше чистосердечное раскаяние и срок вашего заключения будет минимальным, -- стальные глаза Пронина не мигая, смотрели на Маккалоу.
  -- Я должен подумать... -- хрипло пробормотал Рон.
  -- Раньше нужно было думать, Маккалоу, -- сурово насупившись, произнёс Пронин. -- Раньше! А сейчас -- время решать!
  Сияющие перспективы обрушились, как карточный домик. Безбедная жизнь, слава, Линда -- всё было уничтожено несколькими вопросами майора.
  -- Послушайте, Маккалоу, я ведь могу вызвать понятых, устроить обыск в вашей комнате и получить доказательства самостоятельно. Но тогда делу будет дан официальный ход. Хотите? Ну же? Я жду.
  -- Я согласен... -- сорвалось с губ репортёра.
  -- Хорошо, товарищ Маккалоу.
  Слово "товарищ", прозвучавшее из уст майора Пронина, отчего-то наполнило Рона надеждой, что, возможно, всё не так плохо.
  -- Мы дадим вам поддельные чертежи установки "Электро-минус", высадим вас в паре десятков километров от острова Лебяжий. Здесь должны видеть, что вы отсутствуете... С помощью своего передатчика подадите сигнал. Дальше -- наше дело.
  
  7. Срочно в номер!
  
  В редакции "Типтаун Дейли Пост" под вечер наступало затишье. Разбредались вечно озабоченные репортёры, затихал суматошный отдел рекламы и даже коридоры с истёртыми коврами и пыльными фикусами, приобретали непривычную тишину.
  Редактор, попыхивая сигарой, вчитывался в статью, сравнивающую несколько сортов жевательной резинки. Он был раздражён, автору не удавалось создать даже видимость объективности. Любому читателю сразу же станет ясен заказной характер опуса. Переделать невозможно, статья не годилась целиком. Редактор раздражённо скомкал листы и швырнул их в корзину. В который раз редактор пожалел, что Маккалоу уволился. Тот тоже звёзд с неба не хватал, но писать умел, нужно отдать должное. Редактор газеты пыхнул в потолок и задумался, наблюдая, как дымное облако уползает в вентиляционную решётку.
  Из задумчивости его вывели быстрые шаги, пулемётной дробью прозвучавшие в коридоре. Редактор уставился на дверь -- в такое время его не жаловали визитами. В помещение ворвался заместитель.
  -- Шеф! Это бомба! -- потрясая кипой телетайпных лент, завопил он. -- Вы должны прочесть!!!
  Не говоря ни слова, редактор взял ленту из рук редактора и прочёл:
  
  "Заявление ТАСС
  
  В течение многих лет в Советском Союзе проводились исследования в рамках изучения физики поля. В результате этих исследований было открыто поле, способное прекращать все электрические процессы в облучаемом объекте. На основе открытия была разработана оборонная система, генерирующая "электро-минус" поле направленным пучком.
  Теперь границы СССР и его союзников надёжно защищены системой "электро-минус" полей, преодолеть которые не смогут ни авиация, ни наземная техника противника.
  В связи с этим, ТАСС уполномочен заявить, что Советский Союз не собирается единолично владеть столь важным для человечества секретом, и готов поделиться со всеми заинтересованными государствами научной и технической документацией по производству подобных систем.
  Одновременно СССР просит обратить внимание, что появление систем "электро-минус" делает бессмысленной гонку вооружений и предлагает придать новый импульс переговорам по всеобщему и полному разоружению."
  Редактор задумчиво пустил клуб дыма в потолок.
  -- Да, вы правы, это бомба. Об этом будут говорить ближайшие недели...
  И припечатал ладонью:
  -- Срочно в номер!
  
  8. Грозы не будет
  
  Чёрная туча надвигалась на город. Её края, позолоченные солнечными лучами, делали тучу похожей на старинную императорскую мантию. Туча приближалась стремительно, вскоре она захватила половину горизонта. В воздухе ощутимо посвежело, кроны деревьев затрепетали от приближающегося шквала. Через четверть часа и она будет здесь...
  Хрюкнув, ожил динамик рации:
  -- Макаров, это Центральный. По нашим расчётам, туча идёт к вам.
  -- Понял, выхожу... -- ответил Рон. Набирая обороты, деловито зажужжал электромотор.
  -- Интенсивность на семнадцати, плюс прогноз роста. Похоже, вам одному не справиться. Отправляю к вам ещё две установки. Весёлое лето в этом году, а?
  Вопрос был чисто риторический, поэтому Рон не ответил.
  -- Центральный, понял. Ждать не буду, догонят в пути.
  -- Где им искать вас, Макаров?
  -- Центральный, вы же знаете мои привычки!? Грозу нельзя пустить к аэропорту. Пусть ищут меня на лугу, близ хутора Ветряк.
  -- Макаров, поняли вас... И поосторожнее там, Роня, -- в голосе диспетчера прозвучала тревога.
  -- Есть поосторожнее, -- усмехнулся Рон.
  Выезжая на шоссе, Макаров включил тревожную сирену. На трассу "Дон" он въехал под завыванье и блеск спецсигналов. Встречные машины пугливо шарахаясь, уступая дорогу. Все видели, что на город надвигается гроза.
  Быстро промелькнуло Подгорное и вот уже по левую сторону от дороги показались аккуратные бело-розовые коттеджи хутора Ветряк. Рон свернул направо, на луг. Высокие травы волновались в порывах ветра, как море, и шурша, покорно ложились под пластиковое брюхо электромобиля.
  Рон взглянул на приборы и понял, что одному ему будет трудно удержать грозу. Хорошо, что Центральный догадался выслать подкрепление. Однако, когда-то они будут, а гроза, вот она...
  Рон взглянул на приборы: ого! Интенсивность уже двадцать один! Лето в этом году и в самом деле весёлое...
  -- Роня, -- ожил динамик. -- Подкрепление немного задержится, затор на Кольцовской, идут другим путём. Держись там...
  -- Есть держаться...
  Знакомыми движениями он развернул серебряный конус излучателя электро-минус поля в сторону тучи. Она была уже совсем рядом. Позади аэропорт, туда её пустить нельзя, а подкрепление задерживается... Что же делать?
  Решение пришло сразу -- нужно выпускать луч короткими пучками, тогда длину его можно сделать максимальной, прошивая тучу насквозь.
  Несколько щелчков тумблерами, поворот рукояти и Рон установил нужные параметры. Вовремя, судя по вдруг наступившим сумеркам, гроза уже над ним. Макаров пошарил по туче, нащупывая место, откуда вот-вот должна была ударить молния. Индикатор загорелся злым красным огоньком. Движением большого пальца, Рон бросил пучок электро-минус поля в избранную точку. Внешне ничего не произошло, но по бессильно погасшему огоньку, Рон понял, что попал. Одной молнией меньше...
  На землю хлынули тугие струи дождя и дальше всё закрутилось как в странном калейдоскопе. Рон крутил излучателем, как пушкой, внешне напоминая зенитчика, методично и быстро расстреливая места, где могли бы появиться молнии. Пока ему везло, но долго так продолжаться не могло. Краем глаза Рон видел, что счётчик заряда поля перемещается из спокойного зелёного сектора, в тревожный жёлтый. Ещё несколько уничтоженных молний и счётчик переместился в красный сектор. Скоро у него не будет энергии... А интенсивность по-прежнему двадцать один... Рон нацелился на облюбованное место в туче, собираясь задавить ещё одного врага, как вдруг увидел, что индикатор погас без его участия. Неужели... Наконец-то!
  Макаров оглянулся: позади него, справа и слева, образуя треугольник, вершиной которого был он, стояли ещё две машины антигрозовой службы. Ребята успели вовремя, точнее не пожелаешь, теперь они точно не пустят грозу в аэропорт.
  Рон временно отключил генератор, накапливая энергию, но уже через четверть часа присоединился к товарищам. Гроза, лишённая злости, уползала в сторону города, дождь затихал и в разрывах туч показаась синева небес.
  -- Алло Рон, как там дела? -- осведомился Центральный.
  -- Всё нормально, Петька, всё путём, -- засмеялся Макаров. -- Мы её задавили, а дождик отправили к вам.
  -- Это хорошо, нам здесь дождик в самый раз. -- засмеялись из динамика. -- Тут жена твоя беспокоится, соединить?
  -- Соедини...
  -- Алло, Роня, как дела у тебя? -- голос женщины был полон тревоги.
  -- Всё в порядке, Наташка, не тревожься. Ну что ты, в самом деле?
  -- Ага, а вдруг молния в тебя? Мне тут сон приснился... -- по голосу было ясно, что женщина вот-вот расплачется.
  -- Сон? Это из-за грозы...
  -- А что, будет гроза?
  -- Нет, что ты, милая. Не тревожься, грозы не будет... -- засмеялся Макаров.
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Флим "Звездопад" В.Горъ "Демон-5.Ход конем" А.Ефимов "Требуется Темный Властелин" Ю.Зонис "Время Химеры:Геном Пандоры" М.Белозеров "Украинский гамбит.Война 2015" В.Корн "Артуа.Берег Скардара" М.Субботин "Пламя теплится" М.Князев "Полный набор-5.Бог Дракон" С.Василика "Ведьма-аферистка" Т.Коростышевская "Невеста Кащея" В.Кучеренко "Серая эльфийка" С.Ролдугина "Белая Тетрадь" Ю.Гаврюченков "Работорговцы.Русь измочаленная" В.Держапольский "Амулет демона" А.Дубровный "Листик.Дочь дракона" А.Быченин "Сафари.Огонь на поражение" С.Лысак "У чужих берегов" Ю.Фирсанова "Шестеро против Темного" Ю.Погуляй "Мертвая пехота" Е.Щепетнов "Маг" Ю.Иванович "Уникумы Вселенной-3.Мир Адельванов"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"