Суханова Ксения Вячеславовна: другие произведения.

Древо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Суханова К.В.

Древо

Пролог

   Яркой россыпью блестели перед Манютой драгоценные каменья. Сгребала она их пухлыми ручонками и подгребала к пышной, усеянной веснушками груди.
   - Две тысячи, как договаривались, - вещал Ренка.
   - А девка как же? - Манюта на секунду оторвала взгляд от добычи.
   - В роще лежит, с распоротым животом.
   Манюта расплылась в довольной улыбке.
   - Дело сделано. А теперь веди Рюшку-Проклятую, будем ведьму наряжать.
   - Тьфу ты! - сплюнул Ренка на земляной пол избы, - Связался на свою голову с бабами! А коли дело не выгорит? Куда бежать? Где прятаться? И так уже в лес загнали! Дальше только степь, а там смерть какими путями не ходи.
   - Ты мне это брось! - Недовольно свела брови Манюта. - Коли страх тебя ест, то бери часть добычи сейчас и уходи с концами. А коли впрямь жить, как дворянин хош то не беснуйся, а за работу берись. Топи печь, готовь узды. Дальше я сама справлюсь.
   Ренка бы давно ушел, но сердце старика чувствовало, что недолго осталось мучиться. Проворчав себе под нос пару забористых ругательств, мужик вышел из избы во двор и громогласным рыком кинул клич в окрестный лес.
   Птицы взмыли в небо от страха. С другой стороны леса Ренке ответил волк. Серый был стар, но все ещё способен защищать свою территорию. Мужик недовольно сморщился и повторил клич, на этот раз, меняя его суть и смысл лишь парой звуков.
   Клич достиг нужных ушей. Из глубины леса, к избе на опушке мчался черный дым. Он колыхался гонимый не ветром, а лишь ему одному известной силой. Вился кольцами, то взмывая над лесом, то опускаясь к самой земле - спешил.
   На порог вышла Манюта. Баба развела руки в разные стороны, будто принимая долгожданного гостя. Так оно и было. Дым вынырнул из земли перед самым носом Ренки и метнулся в сторону широкой фигуры на крыльце. Колыхнувшись пару раз, он нырнул прямо в грудь Манюты, подтягивая широкий черный хвост.
   Ренка выдохнул. Старик знал, что дым может "войти" только в Манюту, но никак не мог отучиться задерживать дыхание при каждом его появлении.
   А меж тем Манюта, обнявшая себя руками, кашляла и жмурилась на крыльце.
   - Высосет она тебя когда-нибудь Манюта. Высосет и ничего не оставит, - прошептал старик и отправился в предбанник. Ему было неприятно смотреть на то, что обычно происходило дальше.
  

Глава первая. Переправа.

   Близ широкой реки Вески, протекающей по краю королевства Трех, отряд всадников остановился на ночлег. Коней почистили и накормили, после чего обустроили лагерь для себя. Сотник смотрел хмуро и молчал. От его боевой сотни осталась жалкая горстка солдат, уставших и израненных. Их путь сейчас лежал в столицу королевства, но как показаться королям в таком состоянии сотник не знал. Не знал он и того, куда делся неведомый враг, за которым его послали. Неделю за неделей его сотня чистила лес. Каких только неведомых тварей они не встречали. Но больше всего сотнику и его людям навредили волки. Они как будто с цепи сорвались, нападали и нападали. Рвали лошадей и людей в лесу, стаскивали солдат с коней и жрали, прямо там же, на месте не спеша прятать добычу. Даже ночью клыкастые не оставляли солдат, не давали им отдохнуть. Их не пугали ни сталь клинков, ни острые стрелы, ни огонь костров. Люди стали поговаривать о злой силе леса, что не пускает их дальше, в чащу, но сотник эти разговоры запретил сразу. У его людей не было ни оберегов, ни эликсиров, чтобы защищаться от магии, сотник даже мага с собой не взял, чтобы выслеживать неведомую тварь - на себя и свои силы понадеялся.
   - Нет там ничего окромя живности лесной, - сказал, как отрезал.
   Никто ему не перечил. И все равно люди боялись идти в лес, осторожничали. Тогда сотник решил подождать. Неделю его люди ждали, когда тварь снова пойдет на охоту, но кроме волков никто из леса не спешил им на встречу.
   - Слишком умная тварь попалась, брат, - сетовал Ингвар сотнику, - на приманку не идет. Только волков пуще дразним.
   - Велено изловить! Али приказа ослушаться хочешь? - злился сотник в ответ.
   И солдаты снова и снова ловили и оставляли дичь возле кромки леса, чтобы ночью отбиваться от привлеченных кровью волков. С каждым днем сотня Ферварса таяла. Когда от неё осталось чуть больше сорока Ингвар, кровный брат Ферваса снова попробовал воззвать к мудрости старшего брата. Но сотник, закаленный в боях против северных набежчиков, войска которых всегда превышали войска королевства, не привык сдаваться.
   - Сарду Волокху и его уркам не уступил! Неужели думаешь, твари безмозглой уступлю. Я сам! Слышишь, сам, - ярился Ферварс - кишки ей выпущу и на кулак намотаю!
   И снова лес полнился кровью волчьей и человеческой. Сотник лично насаживал на свой меч особо храбрых серых.
   Но долго так продолжаться не могло. Близился к концу месяц их отсутствия, и не было больше смысла ждать.
   - Тварь либо ушла, либо сама издохла, - размышлял Ингвар. Его за этот месяц кусали десятки раз, разодрали бок и левую голень чуть ли не до сухожилий, но младший брат Ферваса держался.
   - Здесь она! Чую ее дух! Над нами надсмехается!
   - Так ведь есть за что, брат. Месяц в лесу сидим, месяц людьми волков кормим и ничего. Надо возвращаться!
   Голубые глаза Ингвара встретились с серыми глазами Ферваса. Солдаты вздрогнули, почувствовав начинающуюся бурю.
   - Не время ещё, - шипел сотник.
   - Время, брат! - отвечал ему Ингвар.
   В такие минуты братья становились, похожи как близнецы. И не важно, что разделяло их три с лишним года - оба высокие, светловолосые. Настоящие войны самого сильного восточного королевства.
   - Держи, брат, - Ингвар протянул сотнику миску с похлебкой и присел рядом.
   На небе зажигались первые звезды, разноцветные, как радуга.
   - Что говорить буду, не знаю, - вздохнул сотник. Аппетита у него не было, потому миску он отодвинул.
   - Если бы могли ее поймать, так поймали бы. Ты, брат, говори не про то, что мы не сделали, а про то, что сделать сумели.
   - И что же мы сумели, Ингвар? - прищурился сотник.
   - А сумели мы много! - улыбался мужчина, - Мы и волков порубили и нежить погоняли. Ближайшие к лесу деревни сами на поклон к нам ходили, али не помнишь?
   - Помню, - кивал сотник.
   - Мальчика из леса вывели, бабку старую от упыря уберегли.
   - То не упырь был, и ты это знаешь!
   - Не важно, что знаю я. Важно, что люди благодарны нам. Житье у них теперь спокойное будет.
   - Может и не будет. Тварь мы не изловили, а приказ был ее либо убить, либо к Караду привести.
   Ингвар согласно кивнул.
   - Помнишь, что Карад нам про нее говорил?
   Ферварс отвернулся от брата и уставился в огонь. Перед его глазами вспыхивали воспоминания - высохшие тела трех женщин. Все три были дворянками. Одна из рода Стальной Розы - Терения. Вторая вдова Инзбы, тысячника из Вейстролии. И последняя... Эра.
   - Ты помнишь ее смех? Я начинаю забывать.
   - Брат, ... - Ингвар тяжело вздохнул, он не знал, что ещё может сказать своему старшему брату. Многое уже было сказано, ещё больше месяца назад, когда они узнали о ее смерти.
   - Мы... должны, должны отомстить, - сквозь зубы, тяжело дыша, сказал сотник.
   - Отомстим брат, будь уверен.
  
   Утро встретило солдат мелкой моросью. Люди быстро собирали вещи, чтобы двинутся дальше к переправе, когда из ближайшего перелеска выскочил солдат. Бледный и весь взмыленный он бросился к сотнику.
   - Там! Там! - он замахал руками в сторону, хватая ртом воздух.
   Сотник нахмурился. Спрашивать у парня, что его так напугало, было бессмысленно. Он не мог сказать больше ни слова, а только указывал в сторону близко стоящих друг к другу деревьев. Сотник напрягся, за последний месяц его люди повидали столько всего, что успели обзавестись сединой в волосах, хотя многим ещё не стукнуло и тридцати. В груди у сотника заныло.
   - Только не... - прохрипел он и метнулся в сторону перелеска.
   Когда Ингвар нагнал брата, то был поражен открывшейся картиной не меньше его. Посреди небольшой рощи не понятно, откуда взявшихся в хвойном лесу дубов, на поляне лежал высохший труп женщины, а рядом с ним сидела и тряслась девушка. Странная девушка. Она была одета в мужскую одежду - темные брюки и рубаху с коротким рукавом.
   Боковым зрением Ингвар заметил движение брата.
   - Нет, Ферварс! - закричал он, бросаясь к сотнику.
   Мужчины сцепились. Фервас рванул руку из захвата, меч уже удобно лежал в руке, когда девушка подняла лицо от колен и уставилась на мужчин. Оба брата замерли пораженными статуями. Молодое, но очень бледное лицо, полные белые губы, тонкий нос, широкие скулы и глаза - большие светло-карие глаза, почти желтые в скудном утреннем свете.
   - Помогите, - прохрипела она и завалилась на бок.
  
   - Она спятила, - качал головой Ингвар. Ферварс хмурился, не сводя серых глаз с невысокой фигурки метающейся перед ними. Она размахивала руками, срывалась на визг, либо едва слышно шептала и повторяла, повторяла, повторяла почти безостановочно.
   - Где я? Мне надо домой!
   И кто бы ещё знал, где этот дом? Девушка называла какие-то места, столицы, сыпала загадочными словами, значение которых братья не знали, и безостановочно вертелась на месте, задирая голову вверх, кажется, старалась увидеть последние звезды.
   - Что делать будем? - тихо, чтобы не отвлекать незнакомку спросил Ингвар.
   - Не знаю,... пока не знаю.
   Девушка вдруг остановилась. Резко села на сырую землю и запустила руки в длинные волосы, невероятного красного оттенка.
   - Как же так? - услышали братья, - Если, если... нет, это мне сниться, просто сниться! Вот я сейчас... - с этими словами она вдруг с силой ущипнула себя за руку и тут же взывала от боли.
   - Точно спятила! - ахунул Ингвар.
   - Нет! Не-ет! Я не хочу! Пожалуйста, - неожиданно заревела она.
   Братья переглянулись.
   Ингавр первым сделал попытку успокоить девушку и хоть что-то узнать о ней, хотя бы имя. Он медленно приблизился трясущейся фигурке и, положив ей на плечо руку, принялся успокаивать. Но девушка, кажется, не слышала и не видела мужчину. Он ревела навзрыд, обнимала себя руками и качалась из стороны в сторону.
   Тогда Ферварс решил попробовать другой способ. Он быстро приблизился к девушке и, наклонившись над ее ухом, что есть силы, гаркнул - Молчать!
   И она замолчала. Уставилась на братьев, как на восставших мертвецов, но замолчала.
   - Как тебя зовут?
   - Алекс-сандра, - через силу выговорила она.
   Ингвар хмыкнул.
   - Откуда ты? Из какого королевства? Может ты с северных островов?
   Девушка не ответила. Вместо этого она снова обхватила колени, в попытки уткнуться в них и разреветься.
   - Сколько тебе лет? - быстро нашелся Ингвар. Он понимал, что внимание странной Александры нельзя терять. Нужно с ней говорить, нужно чтобы она отвечала.
   - Девятнадцать, - сглатывая горькую слюну, проронила она.
   - Я, - мужчина приложил руку к груди - Ингвар, а это - указал в сторону сотника, - мой брат, Ферварс.
   Желтые глаза перебежали с младшего брата на старшего и вернулись обратно.
   - Приятно познакомиться, - кивнула Александра.
   - Манерам обучена, говорит чисто. Может из благородных?
   - Благородные штанов не носят, - хмуро высказался Ферварс. Он все ещё чувствовал желание вытащить меч и отсечь девчонке голову. Кто его знает, вдруг она и есть неведомая тварь?
   - М-да, - протянул Ингвар.
   - Как ты оказалась возле тела? Ты видела, кто убил ту женщину? Эта была ты?
   - Брат! - остановил поток вопросов сотника Ингвар.
   Девушка же снова закачалась из стороны в сторону, кривя бледные губы.
   - Нужно снова поставить лагерь, вытащить палатку. Ей надо поспать.
   - Ну, уж нет! - сотник резко дернулся и, схватив Александру за плечи, встряхнул, словно тряпичную куклу, - Отвечай! Кто ее убил? Как ты там оказалась?
   Серые глаза сотника не отравно смотрели в желтые, широко распахнутые глаза девушки. Фервас надеялся заметить в них тьму, а после схватиться за меч и решить эту проблему, унять боль, что так сильно давила на мужчину.
   - Умерла, - было ему ответом. Девушка закатила глаза и повалилась на спину.
   - Что ты наделал! - Ингвар оттолкнул брата, - Александра? Александра вы меня слышите?
   Но девушка не отвечала, она снова, как и тогда на поляне упала в обморок.
   - А ты говоришь не из благородных! А кто ещё кроме родовитых барышень может так часто падать в обморок? - мужчина осторожно взял девушку на руки.
   - Лермор! Доставай палатку! Мы задержимся.
   Фервас тяжело вздохнул.
   - Инамор, доставай лопаты, у нас есть незаконченное дело.
  
   На теле женщины остались три рваные раны. Такого раньше не было. Все три трупа, которые видел сотник, были целыми. Полностью высохшими, но целыми. И кожный покров и кости женщин были не повреждены.
   - Инамор?
   - Уже, сэр! - солдат протянул сотнику свернутую в рулон бумагу. Фервас пробежался глазами по записям.
   - Рост меньше, - сказал он, исправляя шестерку на двойку.
   - Нет никаких отличительных черт, совсем обычная. И родовых знаков мы не нашли, всю поляну обыскали, но нашли только это.
   Инамор передал в руки сотника тяжелую книгу. Черненая кожа, поверх которой "распустилось" серебряное дерево. Сотник перевернул книгу боком, пытаясь открыть, но наткнулся на замок.
   - Ширс уже пытался вскрыть, сэр, но ничего не вышло.
   - Странно, - протянул сотник, но в этот момент его куда больше интересовал труп, чем причина неудачи Ширса, лучшего специалиста во вскрытии замков. - Отнеси ее Ингвару, пусть посмотрит.
   Инамор исчез за деревьями, а сотник присел рядом с мертвой женщиной. Осторожно едва касаясь сухой кожи, провел по подбородку.
   Воспоминания нахлынули с новой силой. Вот он осторожно приподнимает ткань, скрывающую тело. Холод врывается в его сердце. Ее больше нет.
   - Брат, - Ингвар появился бесшумно.
   - Как она? - сотник вытащил нож и осторожно срезал прядь каштановых волос, после чего завернул ее в носовой платок и убрал во внутренний карман куртки.
   - Спит, - пожал плечами Ингвар. - Как думаешь, откуда она? У нее очень необычная внешность, особенно глаза.
   Сотник вздрогнул.
   - У нее были мамины глаза, - прошептал он.
   - Я думаю, она из Сорела, - продолжил мужчина.
   - У Сорелцев темная кожа, - напомнил сотник.
   - Может тогда из Вулдхола? Там ведь множество необычных людей.
   - В основном там живут нелюди, вот и получаются потом "необычные" люди, - хмыкнул Фервас.
   - Может тогда из...
   - Брат, - сотник перебил Ингвара, - позже, сейчас мы должны кое-что сделать.
   Фервас поднял с земли лопату и с силой воткнул ее во влажную после дождя землю. Брат присоединился к нему. Оба молчали, думая о своем, и невольно возвращались к воспоминаниям об Эре.
   Ей было семнадцать. Яркая и нежная - так говорил о ней любой знакомый с девушкой человек. Она была очень красивой и вопреки расхожему мнению о родовитых барышнях умной. Ей нравилась астрология, она могла часами обсуждать звезды Третьего пояса и рассказывать о возможных событиях. Она предугадала рождение Лиры, их племянницы, смерть Турбоса, домашнего питомца и многих других событий, а свою смерть не смогла. Она говорила, что будет счастлива и очень скоро. Но разве может человек быть счастлив в смерти?
   Братья уже заканчивали безымянную могилу ещё одной жертвы Твари, когда из лагеря донесся странный шум.
  
   Александра очнулась резко. Просто вдруг открыла глаза и села. Огляделась. Она находилась в палатке, на разложенных шкурах. Было тепло, но как-то не по себе. Кружилась голова, а от нахлынувших воспоминаний мутило.
   Вот она сидит за партой в своей аудитории, вот какой-то человек протягивает ей папку. Что за папка?
   - Не помню, - едва слышно шепчет она.
   Голова тяжелая, словно чугунная и все плывет перед глазами.
   Вот кто-то кричит ей, чтобы замолчала, потом какой-то вскрик рядом и тьма.
   Девушка резко замотала головой, не нужно вспоминать, только не сейчас. Не важно, что было раньше, главное, что происходит сейчас. Александра чувствовала, что вспоминать, как она попала сюда, совершенно не хочет.
   Откинув прикрывавшую ее шкуру, девушка устроилась удобней. Провела по прохладной коже рук пальцами и вдруг замерла. Кисти рук, предплечье и выше - все было увито диковинным рисунком. Черные линии спускались с плеч и завитками охватывали руки девушки. Александра оттянула ворот кофты, в попытке разглядеть начало рисунка. Но завитки, тонкие длинные линии и едва заметные точки покрывали грудь и живот девушки настолько плотно, что разобрать, где начало было невозможно. Девушка извернулась, пытаясь посмотреть на спину, но в скудном свете, пробивающимся сквозь вход палатки увидеть, что-то было проблематично. Тогда, воровато оглядевшись, девушка оттянула пояс темных джинсов и ахнула. Рисунок покрывал все тело. Александре очень захотелось посмотреть в зеркало. Интересно на лице тоже есть узоры?
   Лежать дальше не было смысла. Девушка знала, что не заснет. Тем более ей было интересно осмотреться. Когда она очнулась на поляне, то кроме стволов деревьев и трупа рядом ничего не успела рассмотреть.
   Та женщина. Была ли она жива, когда Александра там оказалась? Могла ли девушка ей помочь? Александра замотала головой, отгоняя непрошенные воспоминания. Нет, не сейчас, позже она подумает обо всем, что случилось.
   Девушка попробовала подняться со своего ложа, когда мир вокруг вдруг резко закрутился. Александра ахнула и, повалившись на четвереньки, зажмурила глаза в надежде унять тошноту. Но получилось только хуже. Из темноты, словно два больших фонаря на нее смотрели белые без зрачков глаза. В ушах зажужжало, странные слова похожие на какой-то заговор всплывали в голове и разбивались осколками. Было больно. Саша закричала, не в силах больше сдерживаться и почти сразу ее накрыло с головой. Девушку вырвало на свободный от шкур участок земли. Черно-желтая масса вырывалась из нее сгустками и, опускаясь, сразу исчезала в земле.
   Полог палатки поднялся, внутрь заглянул один из солдат.
   - Александра? Что с вами?
   Но девушка не могла ответить. Ее скрутило, она почти не могла дышать.
   Лермор подскочил к девушке и волоком вытащил ее из палатки. Снаружи уже собрался весь немногочисленный отряд. Солдаты с ужасом смотрели на ее мучения не в силах чем-либо помочь.
   Первым разорвал тишину приказ сотника.
   - Расступись!
   Солдаты пропустили Ферваса и его брата внутрь круга. Александра уже затихла. Она лишь изредка вздрагивала и кашляла.
   - Ну, чего встали? Принесите воды! - это уже Ингвар. Мужчина помог девушке подняться и попробовал отвести ее в палатку, но она заупрямилась.
   - Туда, - она кивнула в сторону небольшого пригорка.
   - Тебе нужно полежать...
   - Належалась уже, - отрезала она.
   Вместе они зашагали к пригорку.
   - Собирайте лагерь, через час выступаем. - Махнул рукой сотник.
   - Сэр? - Лермор бросил взгляд в сторону уходящих фигур. Девушка хваталась за ворот темно-синей куртки младшего брата сотника, в попытке удержать равновесие. Эта картина заставила Ферваса напряженно поджать кубы. Как знакомо. И все же это не она.
   - Оклемалась уже. Мы не можем задерживаться.
   - Хорошо, - мужчина отдал честь.
   Лагерь снова пришел в движение. Солдаты отправились за лошадьми, стоящими невдалеке от основной стоянки. Вещи были собраны заранее.
   Александра недолго сидела молча. Пара глотков холодной слегка солоноватой воды, принесенной одним из солдат, успокоили не перестававшее колотиться сердце. Тошноту унять не удалось. Было видно, что ей все ещё плохо, но взгляды, бросаемые на нее Фервасом, заставляли поторопиться.
   - Когда я очнулась, она была уже мертва.
   - Ты видела, кто это сделал?
   Александра покачала головой.
   - Подозреваю, что меня там не было, когда это происходило. Наверное, поэтому я ещё жива.
   - Откуда ты? И как там оказалась? - снова начал расспросы сотник.
   Ингвар кинул в сторону брата недовольный взгляд.
   - Названия ничего вам не дадут. Мой дом очень далеко отсюда. Едва ли в вашем мире найдется хоть кто-то, кто знает мой город или страну.
   - Что значит в "вашем мире"? - искренне удивились братья.
   - То и значит, - Саша пожала плечами. Что толку объяснять? Они либо не поймут, либо не поверят. - Кстати... вы видели ее раны?
   - Ты знаешь от чего или кого они? - сотник подался вперед, стараясь заглянуть в лицо девушки.
   - Не знаю. - Ферварс разочарованно вздохнул, - Но знаю, что нанесены они, были уже после ее смерти.
   Братья удивленно переглянулись.
   - Крови мало, если бы она была жива, то я бы очнулась вся в крови.
   - И что это... должно что-то значить?
   - Я в вашем... здесь недавно и не знаю точно, что это может значить и значит ли это вообще хоть что-то. Просто делюсь наблюдением. Это... успокаивает.
   Александра смотрела на редеющий лес впереди и реку, скрывающуюся за ним. Все трое молчали. Со стоянки были слышны крики солдат и ржание лошадей.
   Для Саши мир как будто уменьшился до этих звуков и ощущений собственного тела. Девушка вспомнила о рисунке, но кожа рук была чистой, а заглядывать под кофту в присутствии двух мало знакомых мужчин Саша ни за что бы не стала.
   Тишина затягивалась. К девушке возвращалось спокойствие и свободное от тошноты состояние, а оба брата медленно и верно мрачнели.
   Для Ингвара и Ферваса настала минута осмысления. А что, в общем-то, делать дальше? Может, стоит задержаться здесь? Раз Тварь поглотила новую жертву, то возможно она еще здесь, где-то рядом. Но, что если это снова будет лишь потерей времени и сил, которых и так осталось мало? И что, в конце концов, делать с этой странной девушкой? Она была на месте убийства, рядом с трупом, она - свидетель. Правда, очень специфичный свидетель. По обоюдному мнению братьев Саша либо сумасшедшая, либо что-то скрывает.
   Тяжелые раздумья прервал оклик Инамора. Мужчина нес в руках тот самый фолиант с поляны.
   - Вот, - Инамор протянул книгу Ингвару. - Думаю, вам стоит на это взглянуть.
   На книгу теперь смотрели уже все четверо. Фервас без особого интереса, Инамор напряженно, Ингвар вертел серебреное дерево, сверкая глазами, а Саша с восхищением рассматривала кожу и переплетение тонких серебристых линий, образующих крону дерева.
   - Красота какая, - не удержавшись, протянула она, - словно книга заклинаний. Хотя рискну предположить, что это родовая книга. Ну, - замешкалась она, заметив заинтересованные взгляды в ее сторону, - книга рода, семейное древо, записи обо всех родственных связях, одного рода.
   - Хм, - Ингвар перевернул книгу таким образом, чтобы затейливая пряжка с замком оказалась сверху. Замочек был маленьким, с мизинец.
   - Ширс?
   - Уже смотрел. Он сказал, что тут не только замок, но и какие-то особые ловушки. Если начать взламывать, то можно и без рук остаться.
   - Тогда оставим этот вопрос до столицы.
   Инамор кивнул и принял книгу обратно.
   На пригорке снова стало тихо.
   Саша поежилась и обняла себя руками. Погода ощутимо портилась. Откуда-то подул холодный ветер, и тонкая полушерстяная кофта уже от него не спасала.
   - В-вы возьмете меня с собой? - выдохнула она, обращаясь к замеревшим рядом мужчинам.
   Ингвар перевел задумчивый взгляд на брата. Тому определенно не нравилась эта идея.
   - Карад все равно будет спрашивать. Пусть в неё смотрит, чем опять нас выворачивать будет. - После минуты размышления выдал Фервас.
   Саша задрожала. Ей совершенно не нравилось, что кто-то будет ее "выворачивать". Что это вообще значит?
   - На лошади держаться умеешь?
   - Нет.
   Фервас вздохнул.
   - Инамор пусть везет. Надеюсь, путь будет не долгим.
   В каком-то смысле сотник все же оказался прав. Правда, к его сожалению совсем не в том, каком хотел. Три часа тряски за спиной Инамора превратили девушку в зеленый кисель. Она очень старалась унять тошноту, но ничего с собой не могла поделать - ее укачивало.
   - Инамор, простите...
   - Как!? Опять!? - вздохнул мужчина.
   Снова и снова он ссаживал Александру с лошади, пережидал, когда ее лицо приобретет близкий к нормальному цвет, и уже после с кряхтением закидывал ее обратно.
   Вечер близился, а до переправы было ещё далеко.
   Сотник поплевался, поругался и отдал приказ ставить лагерь.
   Новое место отдыха мало чем отличалось от прежнего. Сбоку и за спиной высился хвойный лес.
   В вечерней тьме зажглись костры, их было намного меньше, чем в начале пути сотни.
   Сотник хмурым взглядом осмотрел поляну и снова нырнул в палатку. Со вздохом умостившись на шкурах возле низенького столика, он окинул взглядом карту королевства Трех. Она была потрепана и помята, а в левом верхнем ее углу бурело пятно в виде волчьей лапы. Сотник нахмурился. Ту ночь вспоминать не хотелось, но воспоминания заняли здесь удобное для них место. Карту было жаль, придется менять.
   - Десять дней до столицы и то в лучшем случае, - вслух размышлял он. - А потом ещё три часа мучения с королями и их советниками и минимум час с архимагом королевства - Карадом.
   Фервас размышлял о будущих беседах в столице и вздыхал. Короли потребую полный отчет, а после допроса сотника будут мучить его людей, выспрашивая все обо всем. А потом... а потом будет Карад. И этим все сказано.
   Полог палатки приподнялся и внутрь заглянул Ингвар.
   - Эм... у нас проблема брат.
   Сотник поднял на брата хмурый взгляд, в котором так и читалось "Какие ЕЩЕ проблемы у нас могут быть!?". Как оказалось, раньше были цветочки, а теперь на поляне возникли ягодки, а точнее отряд дриад.
   Когда в последний раз Фервас видел дриад? Пять? Десять лет назад? Нет, похоже, прошло не меньше пятнадцати. А ведь тогда дриады жили бок обок с людьми, а не прятались в глубинах Саланмора города-леса.
   Люди сотника собрались вместе, с интересом рассматривая лесной народ. Весь отряд поголовно состоял из женщин. Молодые дриады тоже проявляли интерес к группе мужчин, но держались на расстоянии и крепко сжимали свои копья, высокие, увитые зелеными нитями живой лесной силы - страшное оружие.
   Оба брата вышли вперед, прошли несколько шагов и остановились в ожидании. Посланники другой стороны повторили их маневр и сняли закрывающие лица шлемы. На сотника и Ингвара смотрели две похожие как капли воды женщины, нервно кусающие губы. Уже не молодые, но бесспорно красивые, как, в общем, и все женщины лесного народа. Высокие и хрупкие, как молодые березки, а в глазах мудрость столетий.
   - Крепких корней вам путники, - поприветствовали отряд дриады. Они не приклоняли голов, как это было принято в королевстве, не прикладывали рук к груди, в знаке уважения - традиция северных городов. Лишь звонкий удар концов копей о сырую землю знаменовал начало уважительной и пока нейтральной беседы.
   Сотник и Ингвар предпочли промолчать и просто преклонили головы.
   - Ваша дорога была длинной и трудной. Нам известна ваша история и... ваша проблема.
   Одна из дриад снова сделала шаг вперед и заглянула за спину мужчинам. Фервас тяжело вздохнул, вполне представляя, что она там увидит.
   За спинами мужчин рядом с Ленмаром и Инамором стояла Саша и с интересом наблюдала за действом. Она пока не знала, кто эти женщины, но справедливо полагала, что они не так просты. Взять бы хотя бы их рост - они были выше Ферваса и Инамора на целую голову, а уж ее самой не меньше как на две. Их броня, легкая и одновременно прочная не блестела в свете костров, а лишь матово переливалась. Стройные, высокие и такие... вечные? Саша не знала, что бы это могло значить, но была уверенна, что подобрала слово верно.
   Стоило дриаде взглянуть в сторону девушки, как ее сразу задвинули за спину двое молодых бойцов, да так, что даже макушки видно не было.
   Дриада улыбнулась и протянула Ингвару тонкую с длинными худыми пальцами ладонь - Мариоцелла, - улыбнулась она. Стоило этой нежной и удивительно легкой улыбки коснуться губ женщины, как Ингвар расслабился. Нарастающее напряженнее спало, уступив место спокойствию и приятной слабости.
   Фервас вздохнул. Брат всегда был, слаб по отношению к женским чарам.
   - Мариотелла, - представилась сестра-близнец дриады и также шикарно улыбнулась. - Пригласите ли вы нас к костру?
   Сотник окинул взглядом чисто женское воинство и красочно представил, что из этого может выйти. Его люди настоящие мужчины и верны своему слову и чести, но... всегда есть это маленькое но. Что такое месяц воздержание для мужчины, да, в общем, то ничего. Только ведь перед этим у них было три месяца безостановочной тренировки к походу к северным границам, который пришлось отложить на время. Правда, только отряду Ферваса.
   - Поговорим у меня в палатке, а ваши люди пусть подождут.
   Мариотелла удивленно подняла тонкие светлые брови. В зеленых очках читалось неодобрение.
   Но сотник читал не по глазам, а по тонким складочкам возле губ. "Быстрая улыбка" - одобрение заметное лишь ведающим как его можно увидеть, остальное напускное.
   - Мари, - дриада кивнула сестре, - я скоро.
   Сотник откинул полог расписного шатра, несколько уменьшенного в размерах, и пропустил дриаду вперед. Мариотелла оглядела скудное убранство походной жизни сотника, но не проронила ни слова и заняла предложенное место на шкурах возле стола.
   - Я перейду сразу к делу, - начала она.
   Сотник, готовый услышать из уст женщины все что угодно, подобрался.
   - Вы не дойдете до переправы, - голос дриады при этом прозвучал так безлико и безэмоционально, что Фервас даже растерялся. Она им угрожает? Или просто предупреждает?
   - Дальше, в трех часах скачки, по берегу реки расположилась волчья стая.
   - Что? Волки не живут у берегов реки.
   - Кто говорит о, как вы выразились "жизни"? Они там ждут, - все также спокойно продолжала женщина.
   - Кого ждут?
   - Вас.
   Сотник потерял дар речи. Он не знал, что сказать. Его взгляд бродил по лицу дриады в поисках подсказки и не находил ее. Прошло несколько минут, прежде чем она сжалилась и пояснила сотнику ситуацию. Выслушав Мариотеллу Фервас почувствовал, как земля уходит из-под ног, хотя мужчина, как и дриада, сидел на шкурах. Что же это получается? Все это время, что они держались у леса... их убивали не волки. То есть волки, но лишь воспоминания о них.
   - Древняя магия. Сильная. Год назад пришла в наш лес. Нам удалось отвести их на окраину. Мы не ожидали, что кто-то отправиться исследовать этот участок леса.
   - Рядом находиться три деревни! - воскликнул сотник.
   - Деревенские жители никогда не углублялись в лес настолько, насколько удалось вам, - повела плечом дриада. - Ну, а пара пьяных мужиков по глупости забредших в логово, разве это такая страшная жертва?
   Фервас со свистом втянул воздух. Нет, он не собирался ругаться и доказывать дриаде обратное. Он просто вдруг вспомнил слова отца: "Они никогда не думают о живом в его второстепенном понятии. Знаешь, ведь они даже не хоронят своих людей. Земля забирает их. Природа, лес - это все что их интересует".
   Сотник отвел взгляд. На его плечи рухнула неимоверная тяжесть - боль и стыд. Он ошибся, понадеялся на силу холодной стали, когда как здесь требовалось горячее сердце магии.
   - Жители одной из деревень говорили, что пропадали дети.
   - Это не они. Молодых они не видят.
   - Что это значит?
   Дриада вздохнула, - люди... как у вас много вопросов. Я не знаю, как работает это заклинание, знаю только то, что детей они не трогают. Проверенно на личном опыте.
   Сотник не стал выяснять, каким образом дриаде удалось это проверить. Он молча поднялся и откинул полог шатра.
   - Мы проводим вас, - сказала дриада.
   - Не нужно делать нам одолжение, я знаю дорогу на старую переправу.
   - Ни о каких одолжениях речи и не идет. Это наш долг. Наша обязанность. В любом случае мы будем сопровождать вас. Вы же хотите, чтобы ваши люди отдохнули?
   Мариотелла встала рядом с сотником. Легкий ветерок развивал ее светлые волосы.
   - Скажите, почему сейчас? Почему вы не пришли на помощь раньше?
   - На то были свои причины.
   Дриада обратила свой взор на сотника, - А теперь ваша очередь, скажите, почему вы не взяли с собой амулетов? Или мага?
   - На то были свои причины, - в точности повторил сотник.
   Дриада хмыкнула.
   - Моя сестра считает вас забавными, - вдруг сказала она. На этот раз ее голос звучал как-то по-другому.
   - Нас? - не понял сотник.
   - Людей. Она говорит, что у вас несколько ответов на один вопрос, когда как мы подходим к ответу с одной стороны и всегда отвечаем одно и то же. Это дает нам возможность жить без войн.
   - Тяжело представить ваш народ, раздираемый войной. Сколько лет вашей сестре?
   - Столько же, сколько и мне. Один час. Одна минута. Одна секунда. Не так как у вас. Мы единое целое, одна нить.
   - С двумя концами.
   - У всего есть свой конец, - кивнула дриада и, помедлив, продолжила, - и у нас тоже.
  
   Первые сумерки спустились на лагерь. В пока еще светлом небе зажигались бледные звезды. Саша, укутавшись в плащ Лермора, сидела рядом с ним и Инамором возле костра, слушала истории об их не легком пути. Огненные всполохи освещали лица мужчин, на несколько мгновений превращая их в уродливые маски. Саша не боялась. Просто вдруг вспомнила, что она в другом мире. Люди здесь другие... И нелюди тоже.
   Дриады держались в стороне от лагеря и, похоже, совершенно не горели желанием пообщаться. Единственным исключением была сестра близнец дриады, ушедшей в шатер с сотником. Мариоцелла полностью завладела вниманием брата сотника.
   - Инамор, скажите, а дриады... они... бывают вместе с людьми?
   Инамор проследил взглядом картину, которую девушка уже несколько минут рассматривала, и покачал головой.
   - Вы не так все поняли Александра. Дриады очень редко общаются с людьми. Они закрылись от нас непроходимыми лесами, прервали торговлю, паломничества.
   - Паломничества?
   - Раньше, - продолжил Инамор, - у дриад была традиция. Их дочери совершали путешествия в мир людей, в одиночестве. Учились, узнавали новое, после чего возвращались в свой дом. Таким образом, они совершали обряд, цель которого людям неизвестна до сих пор.
   - Вы говорите раньше. Что послужило причиной тому, что все изменилось?
   Мужчина пожал плечами. Черные пряди его волос, снова упали на лоб.
   - Никто не знает. Просто однажды они исчезли. Тридцать лет назад, если верить рассказам, их можно было встретить в любом городе и деревне. А потом, они просто пропали. Только свет сильгварина напоминает всем живущим об их существовании.
   - Что такое "свет сильгварина"?
   Инамор обернулся, поерзал на месте и указал в противоположную часть леса.
   - Вот, - его рука указала куда-то в темнеющее небо. - Видите? Этот луч света, поднимающийся из леса? Это свет сильгварина, их древа жизни.
   Саша прищурилась, рассматривая темное полотно неба, но, сколько она не всматривалась, ей не удалось хоть что-либо увидеть.
   - Он... какого он цвета?
   - Зеленого. Он тонкий, едва виден отсюда.
   Саша привстала, потом полностью поднялась и даже встала на цыпочки, в попытке разглядеть зеленый луч. Но толи она не туда смотрела, то ли Инамор не понятно объяснял вид сильгварина, ей не удалось ничего разглядеть.
   - Завтра с утра я вам снова покажу, - пообещал Инамор, - на светлом небе виднее.
   - И все же, - помедлив, снова спросила Саша, - вы не объяснили мне... почему...
   Инамор вздохнул. Кажется, вопросы девушки стали его утомлять.
   - Если вам так будет проще понять - дети у них по другому рождаются, причем им не требуется присутствие мужчины.
   Саша почувствовала как краснеет. Уши так и загорелись.
   - Вы же сами видите, - мужчина кивком указал, на женское воинство.
   - А как же они... - стыд не умолял интереса девушки.
   Инамор рассмеялся, искренне и громко. Молчавший до этого Ленмор его поддержал.
   - О! Вы просто... как бы это сказать... удивительная девушка Александра. Любая другая на вашем месте уже со стыда бы сгорела.
   - Любая другая, Инамор, даже не задала бы этот вопрос, - улыбался Ленмор.
   Мужчины смеялись так весело и так искренне, что Саша не удержалась и тоже рассмеялась. Она вдруг почувствовала их боль, такую тяжелую и сильную. Они выжили, они выстояли, но потеряли своих друзей, собратьев по оружию. Им нужна была эта передышка. Минутка, чтобы отвлечься. И Саша была готова снова задать неуместный вопрос, вогнать себя в краску и развеселить их. Почему? Потому, что так было нужно.
  
   Звонкий девичий смех. Громкий, разливистый. Слова полные счастья. Запах сирени, крепкий, терпкий. Глаза, большие, голубые... их в них снова пустота.
   Фервас вздрогнул. Она смеялась, как Эра. Также весело. Также запрокидывала голову назад. Помниться мама часто ее за это ругала. И даже также комично держалась за живот - это и вовсе выводило Вальрию из себя. А отцу нравилось и братьям тоже. Хотелось ее слушать, смотреть в ее лицо и улыбаться, смеяться вместе с ней. А запах? Этот запах сирени сводил с ума. Само понятие дом сводилось к этому запаху, ее улыбки и смеху. Хотелось выстоять, выдержать все невзгоды и вернуться назад, чтобы сестра с ее теплыми руками и горячими слезами была рядом.
   - Время... не повернуть назад, - едва слышно прошептал сотник.
   Дриада проследила его взгляд.
   - В вашу армию стали брать женщин? Она не похожа на воина.
   - Она им и не является.
   Дриада хотела ещё что-то сказать, но сотник уже двинулся к Ингвару.
  

Глава 2.Три слова для Ктаха.

   - От севера в наши дни не ждут ничего хорошо, - хрипел старик. Ноги его утопали в сугробах. Вирику было легче идти в силу своей молодости и юношеской тонкости, но стоило ему прибавить шаг, как старик начинал бурчать еще сильнее.
   - Зря мы бросили коней.
   - Ты ещё скажи, что зря их на мясо порезали, - фыркнул Вирик.
   - Не зря. Что ж все волкам оставлять? Но к конникам северяне уважительней относятся.
   - Тебе то что? Стариков они уважают не меньше, - пожал плечами Вирик.
   Снег налипал на одежду лишней тяжестью, но больше всего его раздражало, когда белые хлопья садились на глаза и нос. Ужасно чесалось лицо, но руки в кротовых рукавицах не хотелось вытаскивать из теплого нутра полушубка. Мальчик терпел. Терпел и чихал, чем вызывал у старика подозрения. Хонд уже трижды справлялся о его здоровье. И если в первые два раза мальчишку это лишь позабавило, то на третий он не выдержал и сорвался на старика. Тот молчал долго, но на радость Вирика начал разговор снова как не бывало.
   - Ты-то откуда знаешь? - переставляя ноги, спрашивал старик.
   - Бабка рассказывала. Она же замужем за северянином была, правда не долго.
   - Оно и ясно. Жестокая та бойня была, что подчищала границы королевства Трех.
   - А сейчас что? - Вирик помог Хонду спуститься с занесенного снегом уступа. Впереди виделись последние препятствия - снежная равнина и кусочек леса, за которым граница королевства и северных земель была слишком зыбкой, чтобы точно определить, на чей земле ты находишься.
   - А щас война однобокая. Сард против Черного короля бьется. Ему не нужны земли. Ему право нужно. Право отстоять свой народ. Право на торговлю. Право на жизнь, в конце концов.
   - А что же ему этого права не дать? Ведь земля северян всегда была у северян.
   - То-то что и не всегда, - Хонд громко прокашлялся. - Все малец. Привал делать будем.
   Вирик огляделся.
   - Там уступ побольше. За ним ночь переждем, если ночью метель поднимется, так хоть под снегом погребены не будем.
   - Эх! Слыхал я как-то, что северяне и в снегу спать могут.
   - Как это в снегу? - искренне удивился Вирик.
   - А вот так. То ли яму, то ли нору в снеге роют, а потом туда вместе с одеялом и укладываются. В метель, говорят, хороший способ согреться.
   - Пока мы эту яму выроем, околеем совсем!
   - Ну как скажешь, малец. Это же ты у нас главный в походе, - рассмеялся Хонд и заковылял к уступу.
   Вирик поморщился. Опять подкалывает. Но он же не виноват, что бабка-предсказательница, как только он в деревню вернулся, к нему кинулась и сказала идти на север. Ладно бы она ему сказала к северным городам идти, что на границе. Не-ет! Ей надо было, чтобы Вирик границу перешел. Ничего не объяснила, напутствий не дала, а только дальше побежала, домой вещи собирать. Учитывая то, что старая Фарха была слепа, это выглядело весьма комично.
   Не то чтобы Вирик сразу в путь засобирался. В конце концов, ему уже четырнадцать и он имеет право сам решать, что будет делать и куда пойдет. Но старая Фарха пользовалась в деревне большим уважением, и ослушаться ее было бы также неправильно и страшно как ослушаться богов. Вот и пришлось мальчику, только что выпутавшемуся из одной истории влезать в другую. Если бы не Хонд, то Вирик конечно бы далеко не ушел. Но порой старик, казался мальчишке лишним. А порой опасным, что-то такое мелькало в его глазах, когда они шли по лесу.
   - Эй, малец? - Хонд замахал Вирику руками, - гляди сюда!
   Вирик поспешил к старику.
   - Эка невидаль! - Хонд буквально подпрыгивал на сугробах. Пушистая его шапка сбилась, из под нее торчали седые пряди волос, будто сосульки, повисшие на высоком воротнике.
   Вирик приблизился к остановившемуся возле небольшой прогалины старику. Кусок земли с засохшей травой не вызвал у него радости.
   - И что?
   Старик хлопнул себя по лбу и расхохотался, - Ты ж и не слышал, поди, ни разу о таком!
   - О чем таком? - не понимал Вирик. Он изучал кусок земли свободный от снега, желтую скудную поросль и едва заметный иней поверх нее.
   - Это горяч-трава! - воскликнул Хонд. Упав на колени и сняв рукавицы, он принялся осторожно срывать желтые стебельки, таким образом, чтобы часть их оставалась на поверхности, - Корни бесполезны, - пояснял старик, - а вот стебель. На ка! Держи! - ухмыляясь, он протянул Вирику стебель травы.
   - Да рукавицы сними, дубина!
   Вирик стянул прилипшие к рукам рукавицы и с некоторой осторожностью протянул Хонду белую ладонь.
   - Да не бойся ты! - старик поднялся с колен и осторожно, словно хрупкую и дорогую вещь, вложил горяч-траву в его ладонь.
   Пальцы и всю ладонь неожиданно обожгло жаром. Вирик вскрикнул и взмахнул рукой, бросая источник боли. Желтый стебель, попав прямо в сугроб, зашипел и стал скрючиваться. В воздух поднимался пар тонкой струйкой. Трава растопила дырку в сугробе величиной с монету, после чего рассыпалась прахом.
   - Ууу! Балбес! - старик с сожалением посмотрел на землю.
   - Она жжется!
   - Конечно, жжется! Эт же горяч-трава! - выдохнул Хонд.
   Вирик в замешательстве посмотрел сначала на оставшуюся в сугробе дырку потом на старика.
   - Как будто это что-то объясняет.
   Хонд с сожаление посмотрел на мальчика, - эх! Ну и молодежь пошла! Жизненных вещей не знает! Эта, малец наше с тобой спасение, - с этими слова старик осторожно взял с ладони другой стебель и положил себе в рот.
   Вирик ахнул.
   - Что ты делаешь!? - воскликнул он и бросился к Хонду. Конечно, мальчишке не нравилось его постоянное бухтение и излишняя разговорчивость, но пересекать равнину, а потом и лес с немым стариком было бы опасно. Тем более Вирик совсем не умел лечить. Он и сам не раз обжигался, но в деревне ему всегда помогали - и маслом мазали, и сметаной, потом ещё тряпкой чистой заматывали, чтобы чесать не вздумал. Но что делать, если человек обжигает глотку, Вирик не знал.
   Старик повернулся спиной, чтобы ребенок не смог отобрать у него жгучие стебельки. Вирик слышал как Хонд кашляет и хватает ртом воздух, но ничего не мог сделать. Когда же ему удалось встать напротив старика, он увидел слезы, которые словно ручьи лились по морщинистому лицу.
   - Хонд! Не надо! - ему все же удалось отобрать у старика его "сокровище". Боль на этот раз была не такой сильной.
   - Хонд?
   Старик покраснел. Пуская пар ртом, он вдруг забулькал, а потом и рассмеялся.
   - Эээ-эх! Хорош-шо! - воскликнул он и похлопал себя по черной шерсти полушубка.
   Вирик с ужасом взирал на него.
   - Ха-ха, малец! - смеялся Хонд, - горяч-трава изнутри согревает, лучшее средство от холода. А у северян ещё и ценный алхимический ингредиент. За такую вот связочку, - Хонд кивнул на руку Вирика, - можно получить никак не меньше двух серебряников!
   Вирик со свистом втянул холодный осенний воздух. Листопад* в этом году выдался суровым. В самом его начале выпал снег. Ближе к северным землям уже бушевали метели. Фарха говорила, что не к добру это.
   - Никогда больше так не делай, - буркнул Вирик и поспешил к уступу.
   Ночью, как он и ожидал, занялась буря. Сильный ветер бросал из стороны в сторону целые куски заледенелого снега. К утру мальчишка так продрог, что уже не чувствовал пальцев рук и ног. Страх отошел на второй план. Было слишком холодно, чтобы воротить нос от вещей, которых Вирик не понимал, а потому он встал и вытащил из заплечного мешка связанную в один небольшой пучок траву. На этот раз он не стал долго ждать, а схватил стебель и сунул его в рот. На вкус трава была такой же жгучей, как и наощупь. Вирик долго боролся с собой в надежде проглотить несчастный стебель и согреться. Вскоре он стал похож на одну большую свеклу с глазами навыкат. Старик, наблюдавший за ним со своего места, хихикал.
   - Снежком заешь! - не выдержал Хонд.
   Вирик кинул в его сторону полный отчаянья взгляд, но все же схватил в руки снег и быстро закинул себе в рот. Резкая смена жара на холод отозвалась болью в зубах. Вирик согнулся в три погибели, отплевывая снег вперемешку с разжеванной травой.
   Все кончилось неожиданно. Жар отступил. Его место заняла приятная во всех отношениях теплота. Вирик стянул с руки варежку и неверяще провел пальцами по снегу. Тот таял очень быстро, оставляя после себя небольшие лужицы. Холод почти не чуствовался.
   - Это продлиться не долго. Два часа, а потом придётся глотать новую.
   Вирик резко замотал головой.
   - Нет! Я эту гадость в рот больше не положу! И вообще, это так и должно быть? Не верю, чтобы северяне трескали ее, как семечки в холод.
   Старик улыбнулся.
   - Из нее варево варят. Ессенцию! - сказал он.
   - Но зачем ты тогда...
   - Ну, малец. Где нам тут с тобой варево варить. Костер и тот едва горит.
   Вирик машинально кивнул. За ночь, он четыре раза вставал и подкладывал в костер веток. Те горели нехотя. Хонд сказал, что это свойство дерева, а не зверский северный холод.
   - Ну, раз мы уже с тобой проснулись, - старик поднялся и аккуратно скатал свою подстилку и одеяло, - то, пожалуй, не стоит нам задерживаться.
   Вирик был с ним полностью согласен.
  
   Рассвет занимался над лагерем ктаха*, озаряя долину нежным светом. Небо, пронзительно чистое, с редкими кружевами облаков, сыпало белым снегом. Редкая поросль долины, уже давно укрытая снежным покрывалом, сейчас святилась, словно неведомое чудо.
   Ктах развел широкие плечи в стороны, взмахнул руками и скривился.
   - Ерунда, - кинул он.
   - Что вы, что вы! - засуетился торговец, - Самый лучший материал, сидит на вас словно вторая кожа, а уж как греет.
   Земезис растянул пухлые губы в самой своей слащавой улыбке, чем вызвал у ктаха ещё большее раздражение.
   - Ерунда, - снова повторил он и посмотрел на Земезиса, останавливая попытку торговца разуверить его.
   Земезис вздохнул. Караван на север - плохая идея. Караван со шкурами на север - ещё хуже. Караван со шкурами на север, через охраняемую границу, сразу во враждебные "варварские" территории - хуже некуда. И ведь его предупреждали! Но, назревала война. Полномасштабная, крупная, кровавая. Стычки на границе рано или поздно закончатся и начнутся сражения, во время которых лишь торговцы оружием и броней будут чувствовать себя вольготно. На рынок холодной стали у Земезиса выхода не было. Его двоюродный брат занимался рынком зерна, сестра с головой ушла в покупку-продажу драгоценностей гномов с Руинного хребта, а отец вообще вышел из дела два года назад, после стычки его помощников счетоводов. Хорошо хоть совсем коньки не откинул. Земезис отца любил.
   - Взгляните тогда сюда, мой ктах. Лучшие шкуры и кожа. Подкладка для утепления и, конечно же, небольшой секрет. - Земезис взмахнул рукой, подобно фокуснику из труппы циркачей и с победной улыбкой продемонстрировал мужчине два внутренних кармана. - Никакой вор не доберется! - пообещал он.
   Ктах смерил его холодным взглядом.
   - Среди моих людей нет воров, торговец.
   Земезис похолодел.
   - Зачем ты предлагаешь не нужные мне вещи? Зачем тратишь мое время?
   Земезис бросил быстрый взгляд в сторону повозки. Хурим и Баарим были недалеко, но не достаточно близко, чтобы светловолосый северянин не проткнул его мечом. Кто их знает, этих варваров? Да и если подумать - Земезис взял с собой сорок человек охраны, все люди проверенные, крепкие, но... надежные ли? Наемники - они и есть наемники. Конечно, они будут стараться сохранить репутацию (кто же их наймёт без нее?), но у Ктаха людей гораздо больше. Порою жизнь важней эфемерной репутации.
   - Прощу меня простить, мой ктах - Земезис отвесил мужчине поклон, одновременно прикладывая обе руки к груди.
   Мужчина презрительно сплюнул в снег.
   - Королевский приблуда.
   Земезис облизнул пересохшие на морозе губы и, в который раз пообещал себе больше не браться за авантюрные дела и дальние караваны.
   - Кхалг! - позвал ктах, - обсуди с ним, - кивок в сторону Земезиса, - наши дела.
   Торговец перевел дух. Лучше общаться с северным урком, чем с его предводителем. Земезис проводил мужчину взглядом, понимая, что не осмелиться напомнить Ктаху, о том, что на его теле все ещё "сидит" его лучший товар. Но на его счастье мужчина вспомнил об этом сам.
   - Кархрест*! - донеслось до ушей Земезиса. - Змеиная шкура! Словно приросла.
   Ктах сорвал с себя кожаный поддоспешник - необычный, новая разработка гильдии ткачей. Короткий, не имеющий "юбки", но с длинными рукавами. Тонкий, но на удивление прочный и бросил драгоценный товар в снег.
   Земезис застонал. Вид его прекрасного товара вывернутого на изнанку и валяющегося в снегу печалил, но тут его взгляд наткнулся на ктаха - широкоплечий, мускулистый и волосы до лопаток то ли седые то ли серебристые, собраны в хвост. А на спине - не то шрамы не то татуировки, белые, словно рисунок мороза на окне. Земезис застыл, рассматривая этот непонятный узор. Линии, завитки, точки - и все они устремлялись куда-то ниже поясницы ктаха.
   - Кхм? - прокашлялся подоспевший урк.
   Торговец понял, что его взгляд был замечен. Но вот как он был расценен?
   - Нам нужны простые шкуры, - довольно чисто заговорил Кхалг, - чтобы в шатер постелить или в особый холод поверх него кинуть.
   Земезис кивнул, такого товара у него было в достатке.
   - Пару обычных накидок и плащей, подбитых мехом, женских - продолжал урк. - А также мех на руки, рабочий вариант. Ещё...
   Дальше разговор пошел размерено. Земезис снова почувствовал себя живым и довольно успешно договорился с Кхалгом о цене, что показалось торговцу необычным. В королевстве упорно ходили слухи, что хоть ктах и "богат" людьми, денег не имеет вообще. Северяне предпочитают натуральный обмен, и меняются обычно на скудный металл и древесину - последнюю они добывали в больших количествах. Но, как опять же слышал Земезис, древесина та была ни на что не пригодна. Возможно, у торговца и сложилось бы неприятное впечатление о северных землях, если бы брат не рассказал ему о той древесине лично.
   - Лучшее удобрение для зерна! Сначала сжигаешь часть, потом перемащиваешь со щепой (чем мельче, тем лучше) и усеиваешь перед самым посевом. Всходит словно по волшебству в два раза быстрее!
   Земезис брату верил. Да и как не верить, если Зор уже за второй дом в столице взялся? И коней у него много. Земезис вздохнул. Больше чем у него.
   Когда Кхалг озвучил полный список надобностей и подписал договор стоимостью три сотни золотых и два десятка серебреных монет Земезис, с чистой совестью и воспарившей от будущей прибыли душой, направился к сугробу, на который он уже больше получаса бросал взгляд. Можно было бы конечно кликнуть кому-нибудь из людей, чтобы забрали товар, но Земезис побоялся расстроить своим невниманием Кхалга, а посему терпел.
   Поддоспешник даже не промок. Идеальная вещь. Земезису стало жаль, что он не может его одеть - куда уж ему с его пивным пузом. Торговец не строил на свой счет иллюзий.
   - Кхм, - снова прокашлялся Кхалг. И как он при своей такой крупной фигуре ходит настолько тихо? - Поддоспешник, пожалуй, тоже возьмём.
   Земезис удивлённо уставился на урка, - но ктах...
   - Именно, - закивал Кхалг, - он отлично сидел на ктахе, посему заворачивай нам и его торговец.
   Земезис неуверенно оглянулся на дрожащего, на морозе писчика.
   - Дин?
   Парень скривил рожу, но потопал обратно к ящику с письменными принадлежностями.
   - А вы уверены, что ктаху нужен этот поддоспешник? Он так критически высказался против него.
   Кхалг хмыкнул и не ответил ничего кроме, - скоро будет нужен.
   Долину торговец покидал несколько пришибленным. Он сидел в своей повозке, укутавшись в писцовую шубу, невероятного черного оттенка и смотрел на мешочки с золотом и серебром на небольшом письменном столике. Раньше Земезис потратил бы эти часы в тщательном пересчете добытых средств, но сегодня мысли его витали далеко от позвякивающих монет.
   - Скоро будет нужен,... Будет нужен, ... скоро, скоро - повторял он, а перед его глазами стояли картинки из детской книжки в стихах, рассказывающей о первых битвах королевства с севером, когда самого севера ещё не было и в помине.
  
   - Уехал, наконец, - Сард встал рядом с Кхалгом, - ну? И сколько эта наглая рожа запросила за товар?
   - Четыреста золотых, плюс минус серебряники.
   Ктах покачал головой, - дерут с нас втридорога.
   - Путь сюда опасен, да и насколько мне удалось узнать через границу не так просто теперь перейти.
   - Это никогда не было просто, - отрезал Сард, - святые предки, как же я устал!
   Урк смерил взглядом своего ктаха. Последнее время тот часто жаловался на усталость. Причиной тому стали сны, точнее их отсутствие. Волокх проводил дни в усиленных тренировках, и раньше у его никогда не возникало проблем со сном. Кхалг лично обнаруживал его пару раз в его шатре прямо у входа - могучий вождь отключался, стоило ему зайти в тепло.
   - Ну что? - Сард поймал взгляд друга, - Опять хочешь предложить свои шаманские штучки? - голос его был наполнен отвращением.
   - Ты почти не спишь. Вторую неделю ходишь бледный и злой. На людей огрызаешься, - Кхалг взгляда не отводил, - Сташку прогоняешь. Девка в слезах, как в ручьях. Поникла вся, того и гляди завянет.
   Сард поджал тонкие губы, от чего те сделались ещё тоньше. В желтых глазах вспыхнула ярость и сразу потухла. Волокх отвел взгляд.
   - Поссорились?
   На удивление урка ктах покачал головой, - нет. Я просто... не могу.
   Урк удивленно приподнял кустистые темные брови.
   - То есть не можешь...
   - Нет! - Сард яростно взмахнул рукой, - Могу! Но с ней... не могу. Я вроде бы... Не знаю! Просто не могу и все! Давай закончим этот разговор.
   Урк пожал широкими плечами и демонстративно растер свои лапища. Пудовые кулаки, да.
   - Однако прохладно сегодня, не находишь?
   - Ты издеваешься что ли? - Сард побелел ещё сильнее.
   - Вот видишь? Я с тобой по-человечески, а ты снова злишься, - урк полностью развернулся к Сарду. - Ну, давай? Неужели тебе так сложно разок довериться мне.
   - Тебе я доверяю Кхалг, а вот твоим "одаренным" родичам нет.
   Волокх тяжело вздохнул, отводя взгляд от друга и соратника. В горле пересохло, а холодный северный ветер пробирался под тонкую серую рубаху, заставляя дышать размеренно, чтобы сохранить тепло. Из своих тридцати с лишним лет, пятнадцать мужчина провел на холодной северной земле. Лето здесь было коротким и едва ли слишком теплым. Частые дожди за короткий летний период промачивали землю достаточно глубоко, чтобы уже позже в период зимы она промерзала настолько, что даже неглубокую яму было бы вырыть не возможно. Люди на севере росли крепкими и сильными волей. В основном все были похожи друг на друга. Лишь племена, которые жили близко к границам севера, пестрили темноволосой ребятней. Люди Волокха как раз были из таких - подросшие полукровки. Примесь южной крови выделяла их среди остальных северян. Но не только полукровки делали племя Сарда необычным. Урки - костяк всего племени, его основа, ударная часть.
   Чтобы не говорили в империи и королевстве об этом народе, Сард знал на личном опыте, что урки умны и сильны, бесспорно, алчны в своих стремлениях и жестоки в своей вере, но ни в коем случае не глупы. Безрассудны быть может, ну так Ктах таких к себе и не брал.
   - Завтра будет полная луна. Ши-лань сможет провести ритуал, он поможет узнать, что тебя так тревожит.
   - Я и сам скажу тебе, что меня тревожит - люди, королевство, островитяне с их неизменными планами захвата, ну и так по мелочи. Вот, например, прямо сейчас, знаешь, что меня тревожит?
   Кхалг наклонил голову, задумчиво изучая своего Ктаха.
   - И что же?
   - Спина чешется, - усмехнулся Сард. Его внезапный смех разросся и прокатился тяжелым басом по долине. Рядом запузырилась палатка и тяжелая ткань откинулась, явив миру заспанную рожу Инса, брата Кхалга.
   - Все в порядке? - спросил он у брата.
   Тот в ответ лишь пожал плечами.
   Смех мужчины оборвался также резко, как и начался. Ктах повернулся к Кхалгу и с горевшими глазами кивнул.
   - Завтра так завтра, - и не говоря больше не слова, направился к тренировочному полю.
   Оба брата проводили его напряженными взглядами.
   - Разбуди Ши-лань, пускай готовит все для ритуала. С Ктаха станется отказаться в последний момент, так что предупреди ее, что возможно обряд продеться проводить силой.
   - Результат будет не точным, скривился Инс.
   - Главное, чтобы он был, - ответил Кхалг и направился следом за Сардом. Вождь должен быть под присмотром, как всегда.
  
   - Вода сия мутна, дочка. Пора тебе позабыть о мечтаниях и принять судьбы веления.
   Щелчки пальцев над водой ужасно раздражали.
   - А коли противиться будешь - пожалеешь, - старуха подслеповато щурились Сташке в лицо.
   - Я о другом тебя просила, - девушка откинула за спину, мешающую ей светлую косу.
   - О том многие здесь просят, - старуха усмехнулась, - да только я всем одно и то же говорю - под защитой наш беловолосый.
   Сташка поморщилась. Она не любила, когда его так называли.
   - Так поворожи!
   - Ворожба моя здесь, что ветер в пустом поле, который только пыль да сор туда-сюда гоняет.
   Девушка еле сдержалась, чтобы не схватить медную посудину с водой для ворожбы и не выплеснуть ее прямо в лицо ненавистной старухе. Но манеры и воспитание все же взяли свое. Поднявшись с расписной подушки, Сташка едва-едва поклонилась хозяйке шатра, и вышла наружу. Холодный северный воздух остудил горячие щеки, но слез унять не помог, а только пуще их сделал. Натянув теплую шаль на голову, девушка начала спускаться к низине укрытой шатрами и походными палатками не меньше чем ярким белым снегом. Виды как всегда были прекрасны и все же...
   Покорится судьбе? Девушка остановилась на мгновение. Стук сердца в ушках звучал, как боевые барабаны. Десять лет назад она покорилась, приняла уготованную ей судьбу, чтобы лишится всего: дома, родных, свободы. И в итоге оказалась здесь, посреди этой белой пустыни.
   - Никогда больше! - прошипела она себе поднос и продолжила путь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Листопад* - здесь имеет значение последнего месяца осени.
   Ктах* - вождь.
   Кархрест* - ругательство.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"