Сухинин Владимир Александрович: другие произведения.

Оплошности судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.43*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы нового романа Два в одном. Оплошности судьбы. Взгляд автора на то как могло бы быть, загляни мы в духовный мир и что бы мы так увидели. Написано по рассказам старого мудрого кота, который заглядывал ко мне по вечерам сожрать сосиску и помурлыкать свои рассказы. Для злопыхателей что спросят:- что автор курили или пил, - отвечу заранее Автор не курит и не пьет. Он добрый и любит животных. А они отвечают ему тем же. А может этот кот сбежал из лукоморья? Кто его знает.

   Сухинин Владимир Александрович
  
   ДВА В ОДНОМ.
   ОПЛОШНОСТИ СУДЬБЫ
  
  
   Электрон так же неисчерпаем, как и атом,
   природа бесконечна, но она бесконечно
   существует, и вот это-то единственно
   категорическое, единственно
   безусловное признание ее
   существования вне сознания
   и ощущения человека ...
   В.И. Ленин
  
   Вместо предисловия
  
  Если ты читаешь эту тетрадь, мой неведомый друг, значит, я не унес свою тайну с собой безвозвратно. Сам понимаешь, туда, откуда в мир живых хода нет. Я очень хотел поделиться ею со всем миром. Может быть, это сделало бы людей более осмотрительными в своих поступках. Позволило бы им управлять своим будущим. Быть созидателями своей судьбы. Но честно признаюсь, я струсил. Не рискнул поделиться знаниями с моими современниками, которые получил от моего такого же одинокого, как и я, ночного гостя. Он рассказал мне и показал то, что скрыто от людей за стеной их гордости и неверия.
  Не буду лукавить, я испугался этих знаний. Во многих знаниях много печали. А как иначе! По стране идет борьба с религиозными культами. Священников ссылают и расстреливают, как пособников кровавого царя и обманщиков трудового народа. А тут я со своими мыслями о бесконечности вселенной. О ее постоянном движении, о духовных сущностях, которые там обитают и не видимы простым глазом. Но которые связаны с нами незримыми, но неразрывными нитями, и пишут книгу нашей судьбы.
  Меня просто сочли бы безумным, и я окончил бы свои дни в психометрической лечебнице. Это в лучшем случае. Но скорее всего, меня бы осудили, как бывшего церковнослужителя и враждебного элемента. Я и так лишился семьи. Был ею отвергнут и стал одинок. Мальчишки мне вслед кричат: "расстрига", и, кто меня знал, отворачиваются. Одни считают предателем, другие приспособленцем. А другие... Впрочем, все по порядку. Не важно, кем я был и кем стал, сути того, о чем я хочу написать, это не касается. Я хочу поделиться хоть с кем-то знаниями о судьбе. Поведать о совсем маленьком кусочке скрытого того, к чему я сумел прикоснуться. Того, что умом не понять, но то, что определяет судьбу каждого.
  Так вот, я смею утверждать, что миры во вселенной бесконечны и они находятся в постоянном движении, вращаясь вокруг одного центра. Как земля вращается во круг солнца, так и солнечная система вращается вокруг центра галактики, и сама галактика вращается вокруг своего центра, и это движение бесконечно.
  Вселенная, не имея ни "начала", ни "конца" (вечная и бесконечная), обладает всей полнотой сведений о самой себе - полной мерой. А мы черпаем или "достаём" знания из Вселенной путём освоения частных мер из этой полной меры. Понятие "мера" включает в себя не только привычные "вес", "длина" "ширина" и т. п. В понятие "мера" входят и цвет, и вкус, и запах, и звук, и слова, и правила, и законы, по которым протекают процессы в мироздании, и многое другое. Все знания, которыми обладает человечество, это всего лишь множество частных мер, почерпнутых из всей полноты Общевселенской Меры. Сколько законов действует во Вселенной? Мы знаем все эти законы? Конечно, нет. А каждый такой закон - это тоже некая "частная мера", принадлежащая всей полноте Меры Общевселенской
  Всякий физический мир имеет своего духовного двойника, так называемый высший мир. И бывает, наступает такой момент, когда двойники пресекаются. Нет, не физические миры, те существуют в трехмерном пространстве и пересечься не могут без катаклизма. Надеюсь, ты понимаешь это? Миры физические имеют в своей основе физические законы, а духовный мир строится на духовных законах. И вот они-то являются главенствующими для физических миров.
  Духовные миры наполняют духовные существа, они занимаются своими делами и даже сражаются между собой. Все события в физическом плане есть только отражение состояний дел в духовной сфере. И наоборот, состояние дел в физическом мире проецируется в мир духовный, изменяя его. Что бы потом эти изменения вернулись снова в мир физический.
  Один из таких законов взаимосвязи миров гласит: "посеешь ветер, пожнешь бурю"
  У каждого человека, как и у вселенной, есть свой духовный двойник. У нас их называют ангелы, но в каждой вселенной свои названия. В миру, откуда был изгнан мой собеседник, их звали шайтаны, не те демоны зла, какие есть у нас и которых за провинность свергли и сослали на нижний духовный слой, совсем другие служивые духи. В некоторых вселенных их называют тифлинги. Названий много, но суть у них одна. Их всех, проще говоря, можно назвать одним словом - Судьба. Может ты слышал поговорку: "у каждого своя судьба"? Так вот это точно отображает существующую действительность вне сознания и ощущений человека. Есть судьба у меня, есть она и у тебя. Носит она с собой книгу, куда записаны наши деяния прошлого и имеет планы на будущее. Вот, казалось бы, мы решили, поедем в город и купим обновку, но это решение уже было спланировано свыше по прежним нашим делам. И мы только движемся, влекомые духовным законом по определенном для нас пути.
  Властен ли человек над своей судьбой? Этот вопрос часто стоит перед мыслящими философами, которые слегка прикоснулись к тайнам высшего мира и судят гадательно о духовных материях. Словно смотрят через тусклое стекло, пытаясь разглядеть контуры духовных взаимосвязей.
  Я считаю, что власть над своей судьбой у человека в какой то мере есть. Но не прямо. Она проявляется в узловых точках событий, когда он принимает решение. Вот именно там, он властен над своей судьбой.
  Путь человека напоминает путь змеи на песке, извилистый и запутанный. Сделав шаг, он становиться пред распутьем и какой выбор сделает, туда судьба и повернет, и поведет его дальше до следующего перекрестка. Все поступки человека влияют на его судьбу, и судьба воздает ему той же отмеренной мерой. Бывает, Судьба возносит человека из рабов в цари. Бывает, ниспровергает, как царя-батюшку.
  У меня тоже был свой выбор, отказаться от сана или умереть в лагерях. Нелегкий выбор. Можно ли с уверенностью сказать, что я избежал ареста и смерти. Наверное, нет, может, только отсрочил этот момент до следующего перекрестка...
  Артем оторвался от пожелтелых листов тетради, найденной на чердаке заброшенного дома, куда его поселил отец Алексей. Тетрадь была в шкатулке, запрятанной среди разного хлама, аккуратно завернутая в холщовую тряпицу.
  Сколько таких доморощенных философов, Кантов и Вальтеров, он повидал за время учебы? Он не мог даже сказать. Их с развалом страны развелось, как тараканов на грязной кухне. Он выбросил тетрадь и, прихрамывая, стал спускаться. Сказывалось ранение в ногу, во время службы в Чечне.
  Осколок гранаты, брошенной бандитом, повредил кость голени. Врачи ногу спасли, но хромота осталась на всю жизнь и с изменением погоды ноющая боль доставала его.
  Сюда, в саратовскую деревушку, вернее село, его позвал отец Алексей, которого он с группой разведчиков отбил у "чехов" вблизи Ачхой Мартана. Местные бандюги захватили того для продажи за выкуп.
  Артем тогда в составе группы разведчиков возвращался из глубокого рейда. Усталые злые и голодные. Шли, скрываясь, по ночам, по лесополосам. Прятались в заброшенных домах. Теперь это была вражеская земля, а вокруг враги. Вот так на пятерых духов и напоролись, прямо в лоб.
  Чеченцы тихо сидели, не разжигая костра, и ждали, когда чужаки пройдут мимо. Впереди шел лейтенант командир разведгруппы, не доверяя уставшим бойцам. Но и сам в темноте подошел слишком близко. Чехи сначала приняли его за своего. Старый камуфляж, борода и темень. Они окликнули его на своем языке. А лейтенант в ответ дал очередь из автомата. Духов положили всех, одного своего потеряли, лейтенанта. Он герой. Понимая, что напоролись на встречный бой, принял весь огонь на себя. Скомандовал к бою и, стоя в полный рост, не прячась, выпустил весь рожок, заставляя противника залечь. Дал ребятам время занять позиции. Чеченцы - воины знатные, умелые. Много чего придумали. Даже щиты делали из бука и двигали перед собой. Ты лупишь из автомата по нему, а он знай себе прет.
  Артема в том бою гранатой зацепило. Замешкался он, не желая падать в муравейник. А тут граната прилетела, но ему можно сказать повезло. Она ударилась об дерево и отскочила в сторону. Он присел, закрывшись автоматом, как учили. Взрыв раздался в трех метрах от него. Основные осколки приняли на себя деревья, его же опрокинуло взрывной волной, и один осколок вошел в ногу, повредив кость.
  Среди тел нашли лежащего православного священика без единой царапинки, хотя место, где залегли чеченцы, закидали гранатами.
  - Как же ты выжил, батюшка? - удивленно спросил сержант, оставшийся за командира.
  - Бог миловал, сынок, - спокойно улыбаясь в бороду, ответил он, - видимо, не судьба мне сегодня погибнуть.
  Потом помолился над убитыми и помолился за Артема. Забрал у бандитов топор, ловко нарубил ветви и соорудил носилки. Взял в руки автомат и, глядя на удивленных разведчиков сказал:
  - Я готов. Кладите лейтенанта понесем его. А ты, - посмотрел он на Артема, - залезай ко мне на спину.
  Так они и тронулись. Двое суток шли по ночам, но вышли к своим. На привалах выяснилось, что был священник в свое время капитаном артиллеристом, афган прошел, да потом сан принял. Почему? О том не распространялся.
  - То между мной и Богом, - ответил он, как отрезал, - остальных не касается.
  Больше с этим вопросом к нему не лезли. В расположении полка прощаясь, он обратился к Артему.
  -Ты, сынок, коли трудно будет, приезжай ко мне в Саратовскую область, Лысогорский район, село Широкий Карамыш. Вижу я, нужда у тебя есть с Богом пообщаться.
  Больше, не смотря на удивленного Артема, развернулся и широкими шагами, зашагал прочь.
  После демобилизации по ранению Артем долго мыкался. Продолжать учиться? Кто кормить будет? На работу не берут. Кому нужен калека? Бандиты к себе звали, но ему противно было видеть их наглые лысые морды. Как же, властелины мира! Махнул рукой и подался к батюшке.
  Так, вспоминая прошлое, он вышел на крыльцо и столкнулся лицом к лицу с двумя парнями.
  Чехи! - Замерло сердце.
  - Ты будэшь Артем Рахвалов? - с акцентом спросил один из них.
  - Нет, он в доме, - не задумываясь ответил Артем. - Позвать?
  - Не надо, убогий. Мы сами пазавем, - засмеялся чеченец и, толчком оттолкнув его в сторону, крадучись, вошел в дом.
  Дальше Артем действовал на инстинктах. Он резко выкинул ногу вперед и с силой ударил в спину, оттолкнувшего его чеченца. Тут же, согнув пальцы, как когти, ударил второго по глазам. За ним была инициатива и не ожидавшие от калеки такого проворства бандиты растерялись. Первый улетел вовнутрь дома, а рядом стоящего, он ткнул клюкой в солнечное сплетение, отбросил палку и увидев торчащую из-за пояса чеченца ручку пистолета, выхватил его. Любимый ими стечкин. Передернул затвор, и краем глаза увидел, как вылетел патрон. Значит, оружие было готово сразу к бою. Он навел оружие на чеченца и тихо приказал.
  - Лежать, падаль, не двигаться!
  - Мы тэбя, русский, как барана "зарэжим" за брата нашего, также как попа вашего.
  В доме послышалось шевеление и Артем, не целясь, выстрелил два раза в темный проем. Из-за двери показался второй, руки его были опущены в одной из них он держал такой же стечкин. Немного постоял и стал заваливаться. На его груди в районе сердца расплылось красное пятно.
  - Ааа! Шайтан! - Заорал лежащий и, выхватив, нож полоснул им Артема по ноге. От вспыхнувшей боли он на мгновение замер, и чеченец, воспользовавшись заминкой, быстро воткнул нож ему в живот. Нажав трижды на спусковой крючок, Артем выронил пистолет и схватившись за нож, торчащий внизу живота, завалился на убитого бандита.
  - Ну вот и пообщаюсь с Богом, - прошептал он и закрыл глаза.
  
   Глава 1
  
  Молоденький служивый ангел Арингил, зевая, листал книгу судьбы переданного ему неудачника. Как скучно работать с такими, недовольно подумал он. Ни учиться, ни трудиться не умеют. Всего-то научился драться, да стрелять. Вот, в деревню переехал к батюшке, служкой устроился, и он за ним подался. И чего приехал? Священника уже убили, а его еще раз ранят. Потом осудят за убийство. Он заглянул в книгу. Восемь лет дадут строгого режима. И он, Арингил, с ним сидеть будет. Покоя из-за него нет. Шальной, вечно попадает в неприятности. Чего к Церкви прибился? Сам же атеист, постоянно твердил: Бога нет, Бога нет. Это все выдумки необразованных людей. Служивый дух вздохнул. И у него, Арингила, из-за него проблемы. Архангел строго предупредил: - "следи за ним. Через него нить больших событий протянута и многие судьбы завязаны на него. Ты - парень серьезный, потому тебе его и поручаю".
  Ангел посмотрел на читавшего тетрадку паренька. Калека и есть калека, что в нем особенного? Один раз он уже отвел осколки гранты от него, да не очень удачно, за что и наказан был епитимией - лишили на время нимба. Хорошо не разжаловали, только урезали количество приходящей ему благодати.
  Он посмотрел на небесную сферу, откуда раздалась переливчатая мелодия и вздохнул, пресеклись с кем-то. Ангел закрыл книгу, обернулся на возглас и замер. Перед ним стояла тифлинг. Молодая и очаровательная. Она прыгала на одной ножке, вторую держала в руках и корчила рожицу.
  - Что ушиблась? - поспешил к ней на помощь Арингил. Он подхватил ее под локоть и осторожно придержал.
  - Да что у вас за дороги такие? Одни кочки и ямы! - возмущенно проговорила тифлинг и уселась прямо посреди той самой дороги. - Я, по-моему, ногу вывихнула, - почти плача, сказала она.
  Ангел некоторое время смотрел на девушку, но затем, немного уязвленный ее словами о дорогах, решил ей пояснить про них. Ему стало неудобно от того, что гостья из другой вселенной пострадала.
  - Дороги здесь такие, потому, что там внизу никак не разберутся, где им жить. При коммунизме, или при капитализме, - пояснил ангел. - Кто спорит, кто ворует, никто работать не хочет.
   Мы не сеем, мы не пашем, мы гордимся строем нашим, - передразнил он кого-то. Потом огорченно вздохнул, - Мы уже привыкли. Хотя, дороги здесь разные. Бывают и хорошие, просто ты неудачно попала. Ему нравилась эта девушка и он смотрел на нее даже с некоторой долей восхищения и, подсев поближе спросил.
  - Тебя как зовут?
  Тифлинг бросила взгляд на ангела, увидела, что нравится парню и, поиграв глазками, ответила:
  - Агнесса.
  - А я - Арингил, - стараясь выглядеть солидно, представился служивый. - За кем смотришь?
  - А, - отмахнулась та, - за неудачником, глупым и ленивым. Меня из-за него наказали. За недогляд. А кто знал, что он полезет в кабацкой драке гулящую девку защищать, он-то и драться не умеет, там ему по башке и прилетело. А я в это время...
  Но договорить, что она в это время делала, не дали.
  - Коготки она полировала в это время, - раздался голос у них за спиной. Арингил оглянулся и увидел еще одного тифлинга.
  - Агнесса думала, - продолжил объяснять тифлинг, - что подопечный, как всегда, напьется и уснет за столом.
  Агнесса зашипела и стала похожа на разъяренную кошку, которой наступили на хвост.
  - Да! Думала! - с вызовом ответила она. - Он всегда как, напьется, так и спит за столом, мордой в тарелке. Теперь вот на всю жизнь с ним, - вздохнула она. - А ты за кем смотришь? - отвернулась она от тифлинга и демонстративно все свое внимание переключила на нового знакомого.
  - Такой же непутевый, как и у тебя. Лодырь и бездельник. Даже не догадывается, что жизнь надо менять, плывет по течению, как щепка по воде, - поделился своими проблемами ангел.
  - Как ты красиво говоришь, Арингил, у нас так не умеют, - восхитилась она и снова с вызовом посмотрела на тифлинга. Тот только презрительно фыркнул. Он всем своим видом показывал, что он думает о ее мнении и о ней самой. Пренебрежительно скривил губы и отвернулся.
  Тифлинг и ангел и дальше бы обсуждали своих подопечных, забыв обо всем на свете, но тут с двух сторон послышались трубные звуки, предвещающие кончину смертных.
  Арингил глянул за грань в сторону вселенной Агнессы, там мертвяк тащил за ногу полненького паренька, и душа того уже выплывала из тела. Затем краем глаза глянул в свою сторону и обмер. Его калека умирал с ножом в животе!
  - О, Создатель! - ужаснулся ангел судьбы. Он мгновенно представил, что за смерть человека, на котором были завязаны в единый узел будущие события и другие судьбы, с ним сделает Гавриил. Может, герой не родиться, может, история страны пойдет не по тому пути, а это вечная ссылка в подземный уровень. Испугавшись такой горькой участи Арингил заметался и с воем отчаянии увидел, как душа паренька покинула тело и повисла на тонкой нити над ним. Только одна мысль билась у него в голове парень должен выжить.
  - Ну все, простофиля, тебе конец, - услышал он голос ангелов, стоявших над телами еще двоих убитых, и их слова подстегнули Судьбу к действию. Он камнем упал в низ, схватил в охапку душу умирающего, посмотрел на лежащего чеченца, тот еще подавал признаки жизни. За тем стал суматошно запихивать душу подопечного в тело.
  - Ты смотри, что он делает! - возмутился его коллега и вышвырнул новую душу из чеченца. - Нет уж, Арингил, ищи другое вместилище, - сказал он.
  Ангел взвыл от отчаяния снова схватил Артема. Взмыл вверх и нырнул за грань другого мира. Ничего лучше не придумав, сунул ее в тело паренька которого тащил за ногу неупокоенный мертвец. Тело еще не умерло, но уже было почти свободно.
  - Ты что творишь? - завизжала тифлинг и, схватив местную душу, затолкала тоже в тело. Парень открыл глаза, увидел гниющего мертвеца, громко заорав, согнул ноги и оттолкнул того от себя. Мертвяк стал пятится и напоролся спиной на крест. Пару раз дернулся и затих.
  Агнесса в это время сунула руку в тело и потащила кого-то оттуда. Вытащив до середины, она ругнулась и запихала снова обратно. Пошарила еще раз и радостно найдя нужное, потащила из тела.
  Но тут вмешался Арингил с громким криком.
  - Ему нельзя умирать! - Ухватил душу с другой стороны и стал тянуть к себе, не давая ее вынуть.
  Вокруг них собрались другие тифлинги.
  - Смотри наша Агнесса опять дурака валяет, - глядя на происходящее действо, сказал один.
  - Ага, опять ногти небось красила на работе и прошляпила.
  - Да она не одна. Какого-то парня в балахоне с собой притащила.
  В это время раздался перезвон и Арингил замер.
  - Батюшки! - прошептал он, - миры разъединились. - Он ошеломлено посмотрел на Агнессу. - Я же вернуться не смогу.
  Паренек в это время открыл глаза и во все горло закричал.
  - Мама, у меня один глаз не видит!
  Артем выплыл из туманного забытья, с трудом открыл глаза и понял видит он только одним глазом, причем правым. Но даже одним глазом он сумел увидеть вонючее чудовище, видом напоминавшее человека, и тащившего его за ногу. Не раздумывая, Артем согнул ноги и резко выбросил их вперед. Чудовище отцепилось и исчезло из поля зрения. В следующие несколько минут, он по всей видимости умирал. Причем, как ему показалось, несколько раз. Он так решил, потому что, периодически терял сознание, а когда приходил в себя, видел то черта с рожками, то ангела в балахоне. Они тянули его, каждый в свою сторону и ругались. Наверное, не решили, грешник он или праведник, подумал Артем. Но при этом попасть в ад он не горел желанием и стал искать руками за что-нибудь зацепиться. Нащупал чью-то руку и ухватился за нее. Сразу стало полегче.
  - Да вылезай же! - услышал он хрипящий от усилий и натуги голос черта, вернее чертовки и ответил, - не буду, мне еще с Богом пообщаться нужно.
  Тут ангел заорал во все горло.
  - Ему нельзя умирать!
  - Ты слышала, что начальник сказал, - стараясь покрепче держаться за безжизненную руку, - сказал Артем, - мне нельзя умирать, так что катись отсюда в бездну.
  Голова болела так, словно она была расколота надвое. Тут еще вопль резанул по нервам.
  - Мама, у меня один глаз не видит!
  А потом снова наступила спасительная тьма.
  Пришел он в себя уже лежа в телеге, которая неспешно катилась, покачиваясь и подпрыгивая на ухабах и кочках. Артем открыл глаза и снова понял, что видит только одним глазом. Наверное, к врачу везут, подумал он. Здорово абрек меня пырнул, слава Богу, что хоть выжил. Только болит не низ живота, а голова, и, по-видимому, она перевязана. Сил потрогать ее не было и поэтому он спокойно продолжал лежать, размышляя над происшедшим. О каком брате говорил бандит? Неужели о тех, кого они положили в посадках. Тогда их сдали свои из полка. Продались, суки! - Со злостью подумал Артем. Имя, фамилию, все узнали. Батюшку жалко! Вспомнив отца Алексея, Артем чуть не заплакал. От гранат спасся, а вот от залетных нет, ни за что, можно сказать, пострадал...
  - Мама, у меня один глаз не видит! - неожиданно кто-то закричал рядом, да так громко, что Артем вздрогнул и на пару секунд оглох.
  - Ты "че" орешь? - Не видя крикуна спросил он и нащупав, толкнул того в бок.
  - А ты кто? - кричавший перестал орать, и стал шарить по нему рукой.
  - Я Артем, а ты кто?
  - А я Артам.
  - Гляди-ка, Савул, маг сам с собой разговаривает, - возница оглянулся на лежащего паренька с перевязанный головой и смотрящего открытыми глазами в голубое небо. - Видно здорово его мертвяк по башке треснул.
  Савул степенно шагал рядом с повозкой, держа кривое старенькое копье на плече.
  - Да, маг оплошал, это же надо, вместо заклятия упокоения наложил благословение Хранителя, - он громко рассмеялся, - как вспомню, как мертвец запрыгал, заскакал, и страшно становиться, и смешно. Такого танца даже Фрол, после трех жбанов эля, не вытворял.
  
  Паренек в это время спросил.
  - Ты "че" орешь? - И уставился на Савула.
  - Да я вроде, Ваша милость, не громко говорю, - ответил крестьянин.
  - А ты кто? - снова спросил маг, не сводя с него взгляда.
  - Так, Савул я, смотритель с поселкового кладбища.
  А парень, словно не слушая его, сам себе ответил.
  - Я Артем, - и снова спросил, - а ты кто?
  - Так, Савул я, смотритель с поселкового кладбища, - озадачено повторил мужик.
  А маг опять повторил свое имя переиначив его.
  - А я - Артам. Ты чего орал?
  - Снова здарова! - покачал головой возница. - Ты потише говори, - произнес он шепотом и посмотрел он на Савула. Тот согласно закивал.
  - Так, я вижу одним глазом, - сам себе ответил паренек и продолжил, вроде как успокаивая сам себя.
  - Я тоже вижу одним глазом, ты каким видишь, Артам?
  - Я левым. А ты? - он смотрел на Савула требовательно и сурово.
  - Так ... я двумя, Ваша милость, - ответил тихо крестьянин и переложил копье на другое плечо.
  - Я вижу правым, - неожиданно поведал маг.
  - Видит он! - проворчал возница. - То левым видит, то правым. Видимо, сотрясение у него, мозгов произошло. Хорошо голова цела, а кость мертвяка хрясть и вдребезги. Как он заклятия-то перепутал?! Понять не могу..
  - Так они вчера с мельником Фрóлом упились до тифлингов, мы его из зерна в клети еле живого выкапывали, вот и перепутал спьяну.
  Паренек словно прислушался и сурово спросил, продолжая ковырять взглядом смотрителя кладбища.
  - Так ты пьешь? - Савул промолчал, обдумывая вопрос, а маг сам себе ответил. - Бывает, а кто не пьет? Ты что ли? - И следом противоречиво, но твердо заявил. - Я не пью!
  - О как! - засмеялся возница, - то пью, то не пью. Точно сотрясение.
  - А ты собственно кто? - снова спросил он Савула.
  - Так, Савул я, Ваша милость, смотритель с поселкового кладбища, - терпеливо, в который раз повторил идущий и усмехнулся.
  - Я - маг, вернее ученик. Учусь в Бургасской магической школе первой ступени на втором годе обучения. А ты кто?
  - Ну надо же! - изумился возница, - никак он тебя, Савул, не запомнит. - Он посмотрел на паренька и предложил, - может треснем по башке, чтоб замолчал?
  Савул осенил себя священной змейкой сверху вниз и ответил.
  - Не дай, Хранитель! Еще что-нибудь применит и проклянет, с него станет, - и он опасливо посмотрел на мага.
  И как заученную мантру, обреченно произнес:
  - Савул я, Ваша милость, смотритель с поселкового кладбища.
  - А я служка в храме у священника, хочу сан принять, - ответил маг.
  Услышав такое неожиданное утверждение, оба сопровождающих не выдержали и громко рассмеялись.
  - А чего смешного? - спросил маг и тут же сам себе ответил. - Я не смеялся, я думал. - Потом некоторое время помолчал.
  - Видать, успокоился, - прокомментировал его молчание возница. Но юноша ответил.
  - Я думаю, с кем я сейчас разговариваю? Я тебя слышу, но не вижу.
  Его взгляд продолжал неотрывно смотреть на Савула. Причем тому показалось, что смотрит он на него одним глазом, а другой просто глядит в небо.
  - Так, я же вам сказал уже. Я - Савул, смотритель с поселкового кладбища, - устало повторил идущий и подумал, как же тяжело с этими господами, сами не понимают, чего хотят.
  - Так ты маг или смотритель с кладбища? - спросил юноша.
  Савул сплюнул под ноги и промолчал. А возница уже заржал в полный голос.
  - Сознавайся, Савул, практикуешь черную магию, али нет? Тебя служка из храма пытает, - и весело подстегнул лошадку.
  Артем на надолго задумался. Какие-то странности происходят, видно он бредит после потери крови, такое бывает. Голоса слышит разные. Про магов говорят.
  - Так ты кто, маг или смотритель кладбища? - спросил он незнакомца, прячущегося во тьме.
  - Нет, я маг. Нет, я не маг, я смотритель кладбища, - услышал он одновременно два голоса.
  "Точно я в бреду", - подумал Артем, - "сам с собой разговариваю и сам себе отвечаю. Надо уснуть", - успокоил он себя, - "так выздоровление быстрей приходит".
  Но уснуть ему не дали, тот другой из темноты стал подвывать.
  - Мама, мамочка! Ну зачем я пошел в маги, лучше бы сидел дома, помогал отцу в лавке. А теперь, кому я нужен безглазый? На меня ни одна девчонка не посмотрит.
  - Ишь ты, как расплакался сердешный, - покачал головой возница. Но паренек вдруг сурово ответил.
  - Ты чего это нюни распустил! Подумаешь, глаза лишился! Девки не в глаза смотрят. - И сам себя спросил озадаченным тоном. - Не в глаза? А куда?
  Возница даже обернулся, чтобы услышать откровение из уст контуженного.
  - Главное, приятель, чтобы у тебя были деньги в кошельке, ну и в штанах сталь, конечно. - Возница сдвинул соломенную шляпу на нос и почесал затылок.
  - А ведь верно стервец говорит и не скажешь, что контуженный.
  - Я вон тоже вижу одним глазом и ничего. Не плачу, - продолжил успокаивать сам себя болезный. - Вон, рядом со мной мужик идет с палкой, рябой, сгорбленный и тоже небось жена есть.
  - Мужик ты кто? - обратился он к идущему Савулу.
  Тот передернул плечами и обреченно вздохнув, в который уже раз ответил.
   - Савул, смотритель с поселкового кладбища.
  - У тебя жена есть, Савул? - спросил маг.
  - Есть, Ваша милость.
  - Ты сейчас с кем разговариваешь. Артем? - спросил неожиданно снова маг и сам же ответил, - да мужик рядом идет, рябой и горбатый, вот я у него и спросил, есть у него жена или нет.
  - И что он сказал? - Продолжал вести странный диалог сам с собой парнишка. Он сам задавал вопросы и сам на них отвечал.
  - Да, сильно его приложило, - снова оглянулся возница и подстегнул лошадку.
  - Сказал, что жена есть.
  - Это хорошо, - успокаиваясь, проговорил маг и закрыл глаза.
  Какое-то время Артем ехал, закрыв глаза. Мыслей в голове не было, она просто невыносимо болела. Но, наконец, до него стало доходить, что с ним происходят странные вещи. Он едет на телеге, видит мужика с палкой, а рядом с ним в темноте лежит какой-то маг Артам. Откуда здесь темнота? Он же лежит на телеге. На улице день, вот он открыл глаза и снова видит сгорбленного смотрителя, попробовал повертеть головой, и у него не получилось. Он не чувствовал свое тело. Зато мог чувствовать рядом тело другого человека. Как это могло быть? Он напрягся и рванулся изо всех сил. Раз, другой. Почувствовал, что куда-то пролезает! Поднапрягся! Еще протиснулся! Почувствовал, что выползает к свету и заскользил куда-то вниз. Беспорядочно замахал руками, ухватился за руку Артама и полетел вниз, увлекая того с собой. Артам не выдержал и в страхе заорал вовсе горло.
  - Аааа! Мама!
  Возница оглянулся на вопль и сочувственно сказал.
  - Видать, отходит малец, - и осенил себя священной змейкой. - Хоть бы до замка конта довезти, не дай, Хранитель, его смерть на деревню повесят.
  - Да не бойся, - успокоил его Савул, - паренек ровно дышит, на отход не похоже, а кричит, потому что ему кошмары видятся.
  - Ну и, слава Хранителю, - успокоился возница, понукая лениво бредущую лошадку.
  Артем не падал, он медленно опускался в ярком свете. Рядом парил второй ранее невидимый собеседник. Он вертел головой и был одет в белые просторные одежды. Артем оглядел себя и с удивлением увидел, что он тоже в таком же одеянии, а вокруг разливается ослепительный свет. В какой-то момент они зависли, уставившись друг на друга.
  - Это мы где? - спросил тот, кого звали Артам.
  - Не знаю. Может в раю? - высказал предположение Артем и рядом с ними раздался смех.
  - В раю! Вот насмешили.
  Из света выплыла фигура и, чем ближе она приближалась, тем отчетливее было видно, что это или большая ящерица, или дракон с посохом в крепких лапах, на конце которого был большой красный камень. Шел он величаво на задних лапах. Следом тянулся толстый гребенчатый хвост. Когда существо подошло ближе, Артем увидел, что он красно-зеленый. Спина красная преходящая в черный гребень, а брюхо изумрудно зеленое.
  - Змей-Хранитель! - одними губами прошептал Артам и благоговейно замер.
  Ящерица насмешливо обвела их взглядом.
  - Два неудачника умудрились попасть в одно тело и смогли проникнуть в святое святых - в сердце. Такого я на своей памяти еще не видел, - он потяжелевшим взглядом оглядел обоих. - Я даю вам шанс на жизнь. Не потому что добрый, - он усмехнулся, - а просто потому, что мне стало интересно, что из этого получится.
  - В этом мире мне подвластно все, - продолжил он, - кроме удачи. Эта проказница живет и творит сама по себе. Судьбы ее слушают, иной раз больше, чем меня. Раз она к вам, остолопам, благоволила, то я не пойду ей наперекор. Но запомните, - он раскрыл зубастую пасть, в которой торчали клыки с палец длиной и плюнул в обоих. - Отныне вы сами по себе. Не ищите моего покровительства. Я отверг вас, - он развернулся и медленно стал таять в ослепительном свете.
  Артем вытер плевок и крикнул в след.
  - Да не очень-то было нужно это покровительство.
  Но змей уже скрылся и, может быть, не услышал его ответ, а может не посчитал нужным отвечать. Он уже все сказал.
  А потом их накрыла тьма.
  
   Глава 2
  
  В великом храме Вечности перед Змеем-Хранителем, сидящим на троне, стояли двое. Стояли они, понурив головы и сильно отличались друг от друга. Одна была тифлингом в черном обтягивавшем комбинезоне и волосами, забранными в хвост. Другой был не от мира сего, ангел Арингил в белом бесформенном балахоне и русыми волосами, спускавшиеся до плеч. Змей-Хранитель сурово смотрел на обоих и молчал. Молчали и две судьбы, понимая, что сейчас решается уже их судьба, и где-то там, в высших сферах, их книги жизни держат другие существа, готовые записать приговор.
  - Агнесса, Арингил! - громовым голосом прервал затянувшееся молчание Хранитель мира. - Среди судеб вы самые бестолковые, но везучие.
  - Вот ты, Арингил, о чем думал, когда схватил духа из вашего мира и засунул в тело человека из нашего мира? - спросил Змей.
  Служивый потоптался, не смея поднять головы и промямлил.
  - Я боялся, что человек умрет и узел нитей, который завязан на нем порвется, а это изменит историю его страны. И многие другие судьбы.
  - Ты действительно бестолковый, - высказался Хранитель. - Вот как ты думаешь? Эти нити порвались с его исчезновением? Ведь там он мертв, а здесь жив. И этот узел он унес сюда. Я даже боюсь представить, что произойдет в твоем мире. Ни один астролог не сможет просчитать вероятности событий. Но ладно, это не мой мир. А вот здесь, в моем мире, ты нарушил движение звезд и планет. И я тоже не могу просчитать конечный результат, твоего поступка. Звездная карта изменилась, и старые расчеты уже не пригодны. Ты представляешь, сколько дополнительной работы мне доставил?
  Арингил понимая, что хуже, чем сейчас есть, уже не будет, осмелел и огрызнулся.
  - Вам, Хранитель, все равно вечность жить, а делать нечего. Будет занятие.
  Хранитель сначала на мгновение замер от такой наглости, а потом расхохотался. Отсмеявшись, он ответил.
  - Ну ты и наглец! Работу мне, значит, нашел? Чтобы я не заскучал! С тобой ясно, хоть и бестолковый, но смелый.
  - Агнесса, как ноготки не сломала, когда пришельца тянула из тела? - открыв пасть, ехидно спросил тифлинга Змей.
  Агнесса знала, что так Хранитель усмехается. Ей никак не могут простить, то что, когда били ее подопечного, она правила ногти. Зло зыркнув в сторону начальства, тифлинг начала оправдываться.
  - Я не виновата. Произошло пересечение миров, и я подвернула ногу. У них, - она ткнула пальцем в ангела, - ужасные дороги. Молодой человек стал мне помогать и в это время вечно пьяный Артам получил по своей глупой башке от мертвяка. Вместо того, чтобы его упокоить он применил благословение.
  - А кто должен был смотреть, чтобы твой подопечный применил правильную магию? Не ты ли? - рассказ девушки абсолютно не тронул Хранителя. - У тебя всегда только одни отговорки и все виноваты вокруг.
  - Но хранитель..., - попыталась поспорить тифлинг.
  - Молчи! - раздался грозный рык и небесные своды задрожали. - Ты мне надоела.
  - Слушайте мое решение. Я оставил живыми этих двоих, что попали в одно тело, по вашей оплошности. Но лишил их своего благоволения. Отныне они сами по себе. Вы оба изгоняетесь на планету на нижний уровень. Ты, ангел, сядешь на правое плечо двуликого. Ты, тифлинг, сядешь на левое плечо и будете там сидеть, покуда смерть двуликого не разлучит вас.
  Тифлинг тут же воспряла духом и просветлела лицом, ангел наоборот стал угрюмым. Хранитель увидел лица обоих и огорошил всех присутствующих.
  - Я на них положил свою печать. Не так-то просто им будет умереть. С преждевременной смертью одного из них придет забвение для его судьбы.
  - Это не справедливо! - воскликнула тифлинг, и тут же провалилась вниз.
  - Проследи за ней, пришлый, и не дай ей натворить глупостей. Ты не такой глупый, как в начале показалось, и можешь принимать неожиданные решения.
  - Ступай! - Хранитель махнул лапой и Арингил рухнул вниз.
  Артем снова очутился в темноте. Свет, который до этого изливался со всех сторон, куда-то пропал, но он продолжал висеть подвешенный, не известно где и неизвестно каким образом. Рядом раздавалось тихое подвывание.
  - Мама! Опять темно. Артем ты здесь?
  - Здесь я, Артам. Не вой, мешаешь думать.
  - А где мы? - не успокаивался напарник. - Я темноты боюсь и пауков.
  - Раньше мы были в сердце, сейчас не знаю, я думаю, а ты своими разговорами меня отвлекаешь, - Артем был не много раздражен постоянной плаксивостью невидимого товарища
  - Мне просто страшно, Артем! - прохныкал в темноте Артам. - Мои ноги не чувствуют опоры, а я все равно не падаю.
  - Мне тоже страшно, я же не хнычу. В конце концов, ты мужик. Маг! С мертвяком дрался! Кроме того, ты же слышал, эта ящерица с посохом, жизнь нам сохранила, значит, не все так плохо, она даже вмешиваться не будет.
  - Не богохульствуй, Артем! - сорвался на фальцет маг. - Это не ящерица! Это - Великий Змей-Хранитель! Он господь нашего мира! А ты говоришь ужасные вещи, за них инквизиция сожжет нас на костре. А я не хочу из-за тебя, гореть в очищающем огне.
  Артем не отвечал, он думал, как быть дальше, что надо сделать, чтобы снова выйти к свету.
  - Артем? - Услышал он голос у себя в голове, - тебе надо пожелать попасть в сердце, и все, сейчас ты снаружи, поэтому темно. Займи свое место.
  Артем замер и, преодолев сомнение в своем здравом рассудке, осторожно спросил.
  - А ты кто?
  - Меня зовут Арингил, я твоя назначенная судьба, - в словах говорившего он услышал тихую скорбь или печаль, разобрать точнее было трудно из-за бури мыслей, обрушившихся на него. Кто? Как? Почему? Какая Судьба? Я точно сошел с ума! То Змей, то голоса в голове. Эта темнота! Пожелать попасть в сердце? А что я теряю? Что может быть хуже сумасшествия? Смерть? Ну да конечно! Смерть - это избавление. Ни тревог, ни боли, ни беспокойства. Но что делать с Артамом?
  - Этого недоумка с собой бери, парень, - раздался недовольный девичий голос.
  - Я ему то же самое говорю, пошел, скотина, в сердце. А этот пьяница спрашивает, есть там пауки или нет.
  - Зачем ты ему сказала, что их там полно! - раздался возмущенный голос Арингила. - Он теперь туда вообще никогда не полезет.
  - А что, я одна должна мучиться? - ответил девичий голос. - Пусть тоже пострадает. Пусть почувствует, каково это, когда страшно, когда тебя изгнали и ты остался один, совсем один, вернее одна, - уже со слезами в голосе произнесла невидимая собеседница. И, всхлипнув, добавила: - Мне страшно и одиноко.
  - Агнесса, - рассудительно обратился к ней Арингил, - так ты нам не поможешь, а только усложнишь вживание. И ты не одна, мы вдвоем. Их скоро привезут в замок конта и местный священник может приговорить их к сожжению, как одержимых. Ты слышала их диалог? Он говорил сам с собой. Что должен будет понять служитель Змея?
  - Ой, ты прав! А что теперь делать? - девушка проявила согласие со словами Арингила и явно испугалась.
  - Думай, Артем, только быстрее, - поторопил его Арингил. - Времени у нас в обрез.
  - Значит, вторая это Агнесса, - сделал вывод Артем, немного подумал и решительно сказал.
  - Артам, нам нужно опять попасть в сердце. Ты готов?
  - В чье сердце, друг Артем?
  - Этого я не знаю, но мне так советуют, - ответил Артем, уже понимая, что другого пути у него нет и не будет. Он должен подчиняться голосу в своей голове и отбросить прочь всякие сомнения.
  - Я туда не пойду, там пауки, - ответил дрожащим тоненьким голоском Артам. - Я лучше здесь подожду.
  - Нет там пауков, - решительно заявил Артем, - это Агнесса пошутила. Всякие твари типа пауков и тараканов водятся только в голове, там места много и часто оно бывает пусто. Примерно, как у Агнессы, - не выдержал Артем и выразил свое мнение по поводу шуток девушки. В ответ раздался смешок Арингила и шипение, словно кошка увидела собаку.
  - А как мы там поместимся? - спросил напарник и Артем понял, что способность мыслить вновь вернулась к его товарищу. Он тоже задумался. Как же там разместиться? И тут его озарило.
  - В сердце есть два желудочка, я пойду в правое, а ты пойдешь в левое. - И, недолго думая, скомандовал: - Шагом марш в левый желудочек!
  - Молодец, Артем. Второй уже на месте, ступай и ты, - услышал он одобрительный голос Арингила.
  - Вон, у тебя нормальный смертный, не то, что у меня, - это последнее, что услышал Артем, потому что пожелал отправиться в правый желудочек сердца и, глубоко вздохнув, открыл глаза.
  Он, как и прежде, ехал в телеге, но уже хорошо видел, и тело его слушалось. Все получилось, как надо, мешала только боль в голове. Артем посмотрел на идущего крестьянина и вспомнил, что это Савул, смотритель кладбища.
  - Привет, Савул, - сказал он. Тот удивленно посмотрел на паренька и ответил.
  - Здорово, Ваша милость. Как самочувствие?
  - Вроде ничего, только голова болит. - Артем потрогал повязку на голове. Она была мокрой и липкой, на руках остался кровавый след.
  - Где это я так ударился? - спросил он у Савула.
  - Надо же, опомнился! - раздался голос со стороны. - Ну и крепкая же у Вас голова, господин маг. Савул, он, наконец, запомнил твое имя, - и задорно рассмеялся.
  Савул на смех не ответил, а только спросил.
  - А вы не помните, Ваша милость?
  - Нет, Савул, не помню, - вздохнул больной.
  - Так вы дрались с неупокоенным. Вас послал наш конт, чтобы вы провели ритуал на поселковом кладбище. Вы приехали и сразу приступили. - Он поднял глаза и скорчил страшную рожу кому-то впереди. - Но ритуал провести не успели. Мертвяк выскочил прямо на вас, и вы схватились с ним в рукопашную.
  - Надо же! В рукопашную? - раздался ироничный голос. - Вот смельчак!
  - Ага, в рукопашную, - твердо повторил смотритель. - Мертвяк ударил Вас по голове костяшкой руки, а вы его схватили и насадили на крест могильный. Там он и упокоился. Так что, спасибо Вам.
  - Точно, но перед этим мертвяк выпил пол бочки эля у мельника, - серьезным голосом проговорил невидимый второй собеседник. Савул сердито на него глянул и закончил свое краткое повествование. - Вот, что с Вами произошло, Ваша милость.
  Артем понял, Савул врет, но оспаривать не стал, посчитал за благо придерживаться того, что ему отбили память. Выгода была со всех сторон: врать не надо и правду не откроешь. Пусть будет так, как придумал этот мужик. Что уж делал в деревне Артам, он не знал и знать не хотел, но хорошо запомнил мертвеца с тяжелым гнилым запахом. Вернее, непереносимой вонью и червями по всему телу. Артем передернулся от воспоминаний.
  - Артам, ты где? - позвал он мысленно напарника. Он не знал, как его назвать то ли товарищ по несчастью, раз он попали вдвоем в одно тело. То ли, наоборот, счастливчики, раз выжили в такой ситуации. Где-то на краю сознания он получил откровение, что его убил чеченец, а Артама - мертвец. Но оба они не смогли умереть окончательно и каким-то вывертом судьбы оказались в одном теле. Вот только где? Он не понимал.
  - Точно, вывертом, - проворчал женский голос у него в голове.
  Это, наверное, Агнесса, - подумал Артем. Артам не отзывался.
  - Артам, отзовись, ты как там? - повторил вопрос Артем. Он хотел расспросить того, куда он попал, и как себя вести. То, что он не на земле, он понял по одежде крестьянина. Такие уже давно не носили даже в Российской глубинке. Широкая просторная рубаха неопределенного цвета, подпоясанная веревкой, такие же штаны, заправленные в сапоги в гармошку. На голове соломенная шляпа и главный атрибут отличия - кривое копье с лиственным лезвием на конце. Савул держал его вполне уверенно.
  - Его нет, - услышал он тихий шепот. - Артам ушел.
  - Куда ушел? - опешил Артем. Такого ответа он не ожидал. Куда можно уйти из сердца? А главное, как и в каком облике? Он сам уже запутался, кто он теперь, где находится и в каком теле.
  Хотя понимал, это не его тело. Мышцы дряблые, и он не чувствовал их тонуса, силушка не бурлила и даже не булькала в руках и ногах. Такого живота у него не было никогда, и одежда на нем была, как ряса монаха. Но он сан еще не принял, так как семинарию не заканчивал, да, в общем, и не собирался. Просто хотел где-то пережить трудности, как он считал, временные.
  - Не дури, Артам, вылезай, поговорить надо, - настаивал Артем. Он не хотел попасть впросак, не зная этого мира, взаимоотношений в нем, короче, он тоже боялся.
  - Его нет, - твердо заявил собеседник.
  - Тогда кто со мной говорит? - стал сердится Артем. Что-то его собрат по нелепой судьбе ему переставал нравиться. Трусливый пьяница и дебошир. Вот, что он успел узнать о своем сожителе.
  - Не скажу! - получил он ответ.
  - Ну и сиди там в норке, премудрый пескарь. - разозлился на труса Артем.
  - Арингил? - позвал он невидимого собеседника.
  - Чего? - услышал он через секундное молчание.
  - Что ты знаешь про этот мир, где властвует дракон?
  - Ничего не знаю. Я, как и ты, с Земли. - Арингил помолчал, потом нехотя ответил. - У Агнессы спроси, она местная.
  Артем задумался, чем дальше, тем страньше. События катились с нарастающей скоростью, и он не успевал за ними поспевать и подстраиваться. Его мировоззрение агностика, которое не верило ни в какие религии, трещало по швам и разум говорил: "Артем, дружище, ты просто сошел с ума". Того, что с тобой случилось, не может быть. Это все бред умирающего. Он сейчас лежит на крыльце заброшенной халупы и умирает с ножом в животе. Скоро он отойдет в другой мир... стоп в какой другой мир? Остановил он сам себя.
  - Арингил? - он снова позвал невидимого собеседника.
  - Чего тебе? Я не имею права с тобой разговаривать наяву. Говори быстрее и отстань.
  - Что со мной произошло? - Артем с надеждой ждал ответа, чтобы понять, живет он или уже умер. Видел же он ангела и черта, которые боролись за него. Если он умер, то куда попал? Не хотелось бы попасть в ад. Стоп... опять он остановил свои размышления, какой, к черту, ад. Ад не существует, это всего лишь метафора, придуманная попами, для устрашения прихожан, чтобы заставить их жить честнее и праведнее. Не кради, не убивай. Не соблазняй чужую жену и так далее. Чтобы люди старались жить по совести. А то, если страха нет, то можно творить что захочешь. Вон, как бандиты наплодились по всей стране. Словно они жили раньше тихо, а как им позволили безнаказанно грабить и убивать, так тут же вынырнули. Объединились в стаи, ментов подвязали и все, стали главными. Что им закон, что им совесть. Когда есть деньги. Как сказал один бригадир, что его пытался учить.
  - Деньги, пацан, не главное, они счастья не приносят, но помогают без него обходится. Главное - это власть. А власть держится на силе. Мы теперь сила. Значит, и власть. Запомни это. - Артем запомнил. А на следующий день бригадира завалили на спорной территории рынка. А Артем подался к отцу Алексею.
  - На земле ты умер, а здесь остался жив. Это все, что я могу тебе сказать. - ответил Арингил и замолчал.
  - Как это? - удивился Артем умер и остался жить. Это что жизнь после смерти?
  - Это судьба, недоумок, - раздался в голове девичий голос.
  - Ты чего такая злая, Агнесса? - спросил Артем, он уже знал, что второй звонкий голос принадлежит девушке, и ее зовут Агнесса. И тут его снова озарило, он вспомнил чертовку, что тащила его к себе. Симпатичная с рожками, только без хвоста. И узнал этот голос. А второй голос, видимо, принадлежал ангелу. Как это может быть? Артем на некоторое время впал в ступор, чем больше он разбирался в ситуации, тем больше он понимал, что ничего не понимает.
  - Да что происходит? - возмутился он. Как черти уживаются с ангелами? Как вообще они живут, если он не верит в их существование. Неужели отец Алексей был прав, когда рассказывал ему, что у каждого человека на плечах сидят черт и ангел и они шепчут ему на ухо, как поступить. Даже сказал, что ангел типа сидит на правом плече, а черт на левом. Потому путь человека извилист от плохих поступков, до хороших.
  - Арингил? Ты ангел? - осторожно спросил Артем и, затаив дыхание, стал ждать ответ. Ему предстояло переосмыслить всю свою жизнь и убеждения. Отказаться от вбитого в институте постулата настоящего историка, что не подтверждается документально, тому верить нельзя. Над ним даже потешался отец Алексей.
  - Ты, - говорил он, - очень похож на библейского Фому, пока своими руками не потрогаешь, языком не лизнешь, верить не будешь. Ты пойми, Артем! - убеждал батюшка. - Ты пытаешься понять духовные принципы умом, и ум отказывается помогать тебе. Знаешь почему? - И, не дожидаясь ответа продолжал.
  - Ум есть инструмент познания физического мира. Это как попытаться снять колеса с моих жигулей отверткой. Сколько бы не пытался, не получиться. И на основе неудачи, сделать вывод - колеса снять невозможно. Но мы-то с тобой понимаем, что это неправда. Надо взять совсем другой инструмент и открутить болты.
  - И что это за инструмент? - спросил скептически Артем.
  - Вера, сынок! - добродушно ответил священник.
  - Да. - Услышал он в ответ после секундной заминки.
  - Сидишь у меня на правом плече? - продолжал задавать осторожные вопросы Артем. Хотя в душе у него царила буря, которая нещадно ломала преграды, смывала затвердевшие холмы ложных истин и уносила этот мусор в океан беспредельности за границы его сознания.
  "Значит, Бог есть, раз есть ангелы", - к нему пришло новое утверждение, он соприкоснулся с его проявлением. Его стойкое неприятие и даже отвержение религиозных догм начало разрушаться на глазах. Рушилась сама основа его жизненных постулатов, значит, он не царь природы, а творение высшей силы.
  - Откуда знаешь? - После затянувшегося молчания, ответил вопросом Арингил.
  - Догадался, - со вздохом, в котором слышалось то ли огорчение, то ли облегчение, сознался Артем, - а Агнесса - это черт?
  - Нет, тифлинг.
  Что-то знакомое он услышал в этом слове, где-то он уже слышал о тифлингах. Артем напряг память и остолбенело раскрыл глаза, уставившись на облака, проплывающие над ним высоко в небе, ничем не отличающегося от земного... Но не они заинтересовали его, а то, что он вспомнил записи в найденной на чердаке тетради. Он выбросил ее, не дочитав, а жаль. В ней неведомый философ описывал этих существ называя их... Как же он назвал их? Шайтаны? Нет, отмахнулся он, не шайтаны. Служивые духи судьбы. Вот кто они! Вспомнил он.
  - Арингил? - позвал Артем. Ответом ему было молчание. Он несколько раз пытался вызвать того на разговор, но ангел не отзывался. Не отозвалась и Агнесса.
  Тем временем повозка въехала в широкие ворота и над головой Артема проплыла сводчатая каменная арка. Возница остановил лошадь.
  - Все, приехали, Ваша милость.
  - Савул, помоги господину магу подняться.
  Савул нагнулся и помог Артему подняться. Тот сел и огляделся.
  "Батюшки, - подумал он про себя, - я в настоящем замке!"
  Небольшой двор, выложенный камнями, какие-то деревянные постройки жмутся к стене. Под навесом десяток коней жуют сено и отмахиваются хвостами от слепней. На каменном крыльце невысокой башни стоял хмурый человек с желтой цепью на груди. На цепи большой медальон. "Это конт скорее всего", - решил Артем. У ворот стояли два воина с копьями в кожаных доспехах и топорами за поясом, щиты за спиной. Все это Артем успел охватить за пару секунд опытным взглядом разведчика. Двое на воротах, четверо на стенах, еще один воин в доспехах побогаче у высокого каменного крыльца, почтительно ждет. Рядом с контом выглядывал из-за его спины толстенький невысокий человек в красной сутане и зеленой шапочке. Глазки прищурены. В руках четки. Непрерывно перебирает пальцами костяшки. "Католик, что ли?" - подумал Артем. Он вставать не торопился. Тянул время. Как говорить? Как поступать? Он не знал, а Артам, гад, спрятался. Артем скривился так, чтобы вокруг подумали, что ему очень больно. Для правдоподобности, покачнулся и вслед за ним качнулся Савул, пытаясь удержать раненного.
  Мужчина спустился с крыльца и твердой решительной походкой человека, привыкшего повелевать, направился к повозке. Артем в это время перебирал варианты, что говорить и как себя вести, наконец, он понял, что лучше всего изображать амнезию. Возница и Савул низко поклонились. Артем тоже попытался изобразить поклон, сидя в повозке и стал по-настоящему заваливаться. Голова закружилась, и он потерял ориентиры, где верх, а где низ. Суматошно замахал руками и вцепился в чью-то одежду. С трудом подняв голову, увидел, что держится за рукав камзола конта.
  Надо отдать должное властителю этих земель, он не дернулся в сторону, не оттолкнул его, а позволил ему удержаться, даже придержал его рукой.
  - Что со студентом? - спросил он резким властным голосом.
  - Это, Ваша милость, мертвяк его приложил, - не разгибаясь, ответил Савул.
  - Маг - герой, Ваша милость, врукопашную с ним сошелся и насадил того на крест. Откуда только сила взялась?
  Человек в красной сутане поморщился и назидательно проговорил со строгостью в голосе.
  - Всякое дарование исходит от господина нашего Хранителя.
  - А почему он заклятие не применил? - рассматривая Артема и видя его затуманенный взгляд, спросил он того же Савула.
  - Не успел он, Ваша милость, мертвяк уже выкопался и ждал в засаде. Как только мы подошли, он бросился и прямо на господина мага. Хрясть его по голове рукой. Рука вдребезги, а паренек, простите, господин маг, схватил его и на крест спиной насадил. Потом упал и потерял сознание. Всю дорогу бредил.
  - Не одержимый, случаем? - спросил толстяк в красной сутане. - О чем бредил? - Взгляд его стал похож на взгляд гиены учуявшей добычу, даже какая-то радость промелькнула на его лице
  - Да о разном, святой отец. Но больше говорил, что хочет стать служкой в храме.
  - Маг хочет стать служкой? - удивленно поднял брови конт. - Видно сильно его неупокоенный приложил, коли ученик магической школы захотел идти в священнослужители. Что скажете, отец Ермолай? - он повернулся к человеку в красной сутане.
  - На грешников тоже сходит благодать нашего господина, милорд. Его пути неисповедимы. Значит, он увидел что-то доброе в этом юноше и послал ему вразумление, отвращая того от богомерзкой магии.
  - Так уж и богомерзкой? - усмехнулся конт. - Вы-то не пошли успокаивать мертвеца.
  - Мы печемся о душах, милорд, а не о плотском. Спасаем грешников и заблудших. Наш труд более важен.
  - Знаю, как вы печетесь, - проворчал конт, - травницу сожгли в деревне. Теперь крестьяне лекарю платят, а мне налоги уменьшились.
  - Вы сами знаете, милорд, что мы стоим на страже духовной чистоты. У травницы не было магического образования. Откуда она могла черпать знания? Я вам уже говорил, от искусителя, врага нашего, который сеет соблазны и ловит в свои сети неосторожных. Лучше десять невинных сжечь, чем одного колдуна пропустить.
  Конт поморщился, но спорить не стал.
  - Отнесите мага в его покои и позовите моего лекаря к нему. - Он развернулся и зашагал прочь, но Артем успел услышать, как он проговорил. - Надо же, с мертвяком сошелся врукопашную.
  Комната, куда поместили Артема была на первом этаже башни. Обстановка скудная, если не сказать, нищенская. Кровать, застланная серой простыней, под ней соломенный тюфяк. Чтобы укрыться - какая-то облезлая шкура. Глиняный горшок под кроватью и лавка. Его осторожно положили на кровать, и она заскрипела под ним. Зашла девочка-замарашка в грязном платье и босыми ногами. Подол платья подоткнут за пояс, открывая худые ножки, искривленные недостатком кальция, и унесла горшок. Все это Артем подмечал, не задумываясь, накапливая информацию, кто как себя ведет, как говорит. Даже как ходит. Здесь была строгая вертикаль власти и нарушить ее порядок, значило совершить преступление.
  Он хорошо знал культуру средневековья Земли и пытался сравнивать, находя схожие моменты. Но все равно информации было катастрофически мало. Мешало думать то, что постель кишела блохами. Прыгучие твари, видно, изголодались, и набросились на Артема с жадностью людоедов.
  Вошла та же девочка и поставила горшок под кровать, не поднимая головы, спросила:
  - Может, что угодно Вашей милости?
  - Угодно, - ответил Артем, и девочка, шмыгнув носом, безропотно стала раздеваться. Сделала она это быстро, сбросив рваные обноски одним движением, и осталась полностью обнаженной.
  Пред ошеломленным Артемом стоял скелет, обтянутый кожей, с грязными подтеками на теле. Присмотревшись, он понял, что это налитые лиловым, баклажановым цветом разбросанные по всему телу застарелые синяки и ссадины.
  - Оденься! - поморщился Артем. Заниматься непотребством с этой кривоногой девчонкой он не испытывал никакого желания. Но толстяк Артам, видимо, не брезговал ничем. "Вот же, скотина", - ругнулся про себя Артем. Подождал, пока девочка покорно оденется.
  - Тебя как зовут? - задал он первый вопрос.
  Девочка удивлено посмотрела на него и несмело ответила.
  - Как назвала мать, не помню, но все зовут меня Чучело.
  - Да уж, - крякнул Артем, видимо, жизнь простолюдинов здесь не сладка. - Присядь, мне тебя кое- о-чем расспросить надо.
  Девочка присела на край лавки, опустила голову и стала безропотно ждать.
  - Меня ударили по голове, и я многое забыл. Скажи, я заставлял тебя с собой спать?
  - Нет, что Вы, ваша милость! - воскликнула девочка, и Артем вздохнул с облегчением. - Вы просто позвали меня разделить с вами ложе, Вы не заставляли.
  Девочка подняла голову и искренне посмотрела ему в глаза.
  - Хрен редьки не слаще, - проговорил недовольный Артем.
  Девочка, увидев раздражение мага, сжалась и снова опустила голову.
  - Я давно в замке? - Начал он из далека.
  - Семь дней, ваша милость.
  - Я все время жил здесь? - он тоскливо обвел глазами каморку, что ему выделили.
  - Да, ваша милость, это гостевые покои, - девочка отвечала сразу, однотонным скучным голосом, не проявляя эмоций. Может, их у нее уже и не было? Подумал Артем, кроме страха и покорности. Все остальное из нее выбили.
  - Как ко мне относятся в замке? - спросил он, подумав.
  Девочка, не понимая вопроса, уставилась на него.
  - Как ко мне относится конт, как к слугам или лучше? - теперь девочка поняла, что от нее хотят.
  - Нет, ваша милость, конт считает Вас выше слуг, он обращается с вами уважительно.
  - Понятно, - подумав, что не все так плохо, ответил Артем. - А отец Ермолай?
  Девочка, услышав вопрос, боязливо огляделась.
  - Не бойся, я никому не расскажу о нашем разговоре. Помоги мне, а я помогу тебе и накажу всех слуг, что тебя обижают.
  - И конюха накажете? - спросила девочка.
  - И его тоже.
  - Хорошо! Слушайте! - заговорщически, шепотом произнесла она. В ее детских глазках было полное доверие к Артему. Она наклонилась к нему поближе и стала говорить.
  - Я слышала, как Инквизитор, говорил кому-то, что надо за вами присмотреть, что вы могли заразиться вольно, вольно... - она закусила губку, пытаясь вспомнить слово, и, обрадованная тем, что ей удалось вспомнить его, закончила, - вольнодумством. Что он не выполнил план по грешникам.
  "Вот оно как", - со страхом подумал Артем, - "тут планы по сожжению еретиков. Не сладко, однако".
  - Я с ним общался?
  - Да, ваша милость, он угощал вас вином и спрашивал, спрашивал.
  Артему стало холодно. Мерзкий холодный пот, не смотря на духоту в комнате, пробежал струйкой по спине. Что мог наговорить по пьянке Артам, оставалось только догадываться.
  - Как надлежит обращаться к конту, человеку моего звания? - переборов страх, спросил Артем. Что такое инквизиция и скольких они отправили на костер, он хорошо знал. Томас Таквемода Великий инквизитор, оставил заметный кровавый след в истории, выстелив его сотнями пепелищ по всей Испании.
  - К конту вам надлежит обращаться "досточтимый конт" или "риньéр". При этом обязательно приложить почтительно руку к груди и поклонится не слишком низко, тогда вас уважать не будут, не слишком высоко, тогда вас могут вызвать на дуэль и убить за непочтение.
  - Покажи, как? - попросил Артем и девочка живо вскочила изобразила поклон. Оказывается, она была совсем не забитая дура. Любознательная и смышленая, она сходу схватывала и давала правильные полные ответы. То, что и хотел знать маг. Ведь он теперь маг.
  - Как мне обращаться со слугами? - Землянин как губка впитывал информацию.
  Агнесса, сидевшая на его левом плече, завистливо посмотрела на ангела.
  - И ты называл этого паренька непутевым? - спросила она. - Какие тогда у вас умные?
  - Умные тоже есть, парень не дурак, просто не хотел найти свое место в жизни. Я же тебе говорил, он не старался найти свое предназначение. По жизни плыл и все. Вот и приплыл, - ответил Арингил. - У них в стране извечные две проблемы, - со вздохом грусти сказал он. Арингилу было одиноко, и он хотел поговорить
  - Это что за проблемы, да к тому же только две? Здесь их тысячи, - быстро среагировала Агнесса. Ее распирало любопытство, как это жить в другом мире?
  - Дураки и дороги, - ответил ангел, - с остальными проблемами они справляются.
  Тифлинг недоуменно уставилась на Арингила.
  - Со слугами надо обращаться строго, но не жестоко и не стараться их унизить. Иначе они плюнут Вам в тарелку, а мясо перед готовкой обоссут, - девочка тихо, но заразительно рассмеялась.
  У Артема на лоб полезли глаза. Вот это дела. Теперь и есть не захочешь.
  - И часто мне мочились на мясо? - спросил он.
  Чучело опустило глаза и промолчало.
  - Значит, всегда, - сделал нерадостный вывод Артем. - А где я питаюсь? - Чтобы уйти от неприятных мыслей, задал он следующий вопрос.
  - Ты действительно позволяла мочиться на мясо и плевать ему в тарелки? - изумился Арингил.
  Тифлинг зло глянула на него.
  - Я хотела от дурня избавиться. Его уже почти приготовили к сожжению. Поэтому какая разница, плюют ему в тарелку или нет. Он даже не гнушался этим Чучелом и затащил ее в постель. Урод! Я его просто ненавижу, он поломал всю мою жизнь. - Агнесса, выговорившись, отвернулась.
  - Обедаете за столом конта. А завтракаете и ужинаете, где придется. То на кухне, то объедки со стола конта доедаете.
  Артем уже понимал, что принципов у Артама в жизни было немного. Пожрать, выпить и с кем-то трахнуться, причем не важно с кем. Не мудрено, что инквизитор без сожаления готовил идиота к сожжению и представил бы все это, как милость к нему и к людям. И никто бы даже не пожалел молодого мага.
  - А где мне надлежит есть? - Парень с большим интересом смотрел на девочку, та словно ожила от доброго отношения и не скрывала ничего, что он хотел знать. Хотя ранее, возможно, и плевала ему в тарелку или чего хуже...
  - В малой столовой для воинов. Но вы оттуда убежали, ваша милость. Воины конта над вами посмеялись, и вы там больше не показывались. А чаще пропадали на кухне и пытались задрать подол Рагунде. - Она не выдержала и фыркнула.
  - Это кто?
  - Это наша повариха, она вас треснула скалкой и обещала отрезать Ваш срам.
  - А что, мага никто не боялся? - вслух спросил Артем, хотя это были его размышления.
  - Так вы, ваша милость, ничего не умеете. Об этом все знают, кроме конта. И над вами смеются.
  - Надо же! - удивился Артем, - а что я тогда тут делаю?
  - Я слышала, что Вы прибыли по заявке конта. Он не захотел выписывать настоявшего мага, а, чтобы ему прислали студента на, на... - она задумалась. - Не помню, как это слово называется. Вы у нас, ваша милость, на три десятницы. Конт вам не платит, только кормит.
  "Ясно, Артам здесь на стажировке", - подумал Артем. В это время в коридоре раздалось старческое брюзжание.
  И девочка, подхватившись, зашептала.
  - Это лекарь конта, мастер Урвугу. Будьте осторожны, он не любит, когда его вызывают не к конту.
  Она встала, присела, изобразив поклон, и побежала, на выход. Открыла дверь пред самым носом лекаря. Тот от неожиданности отпрянул, но увидев пигалицу, хотел отвесить ей подзатыльник. Но Чучело, наученное горьким опытом, ловко увернулась и пинок, которым мастер хотел догнать девочку, бесцельно прошелся по воздуху.
  - Поймаю и отравлю! - напутствовал он убегавшую.
  В комнату вошел горбун. Сделал несколько громких вздохов и брезгливо высказался:
  - Воняет, как в конюшне. - Его маленькие злые глазки уставились на лежащего больного. Недолго изучали его и, сделав свой вывод на основе наблюдений, горбун сказал: - Хватит валяться, шарлатан, ты здоров, как мерин конта. Скажи этой грязной подстилке, чтобы перевязала чистой тряпкой и дала вина.
  - Спасибо, мастер! Я всегда знал, что вы - великий лекарь! - изобразив восторг ответил Артем. Он сам побаивался лечиться у специалиста, который запросто говорит "поймаю, отравлю". Глядя на рожу лекаря с длинным висячим носом, как будто пришедшего из сказки "Карлик нос", бывший разведчик хотел только одного, чтобы этот эскулап побыстрее ушел. Мастер больше напоминал палача-отравителя, чем доктора.
  Лекарь подозрительно глянул на больного. Не смеется ли он случаем над ним. Но увидев почти влюбленный взгляд глаз, восторженно смотревшего паренька в окровавленной повязке, смилостивился. Даже, как показалось Артему, подобрел.
  - С чего ты взял, что я - великий лекарь? - спросил он, не до конца доверяя выражению лица мага.
  - Ну как же! Вы сходу определили, что у меня нет ничего серьезного, только одним своим взглядом, мастер. Это я Вам скажу талант! Не каждый сможет так быстро разобраться.
  На угрюмом лице Урвугу, появилась самодовольная улыбка.
  - Как иногда удары по голове, просветляют разум! - почесав пальцем в ухе, сказал лекарь и подошел к постели.
  - Развяжи повязку, - сварливо приказал он, глядя на Артема, правда, без былой злобы и раздражения.
  Артем, преодолевая боль и, крепясь, чтобы не застонать, стал отдирать прилипшую тряпку, которой ему перевязали голову в деревне. Правда, не ему, а Артаму, но они теперь делили одно тело на двоих.
  Лекарь осмотрел голову, достал баночку и протянул больному.
  - Возьми и намажь этой мазью рану. Полежи два дня и можешь выходить.
  - Спасибо, великий! - обрадовано вскричал Артем, - теперь я точно знаю, что вы непревзойденный мастер лечения.
  Он не боялся, что ему не поверят, лекарь был таким падким на лесть, что он, можно сказать, купил того с потрохами. Чем грубее и нарочительнее восхваление, тем довольнее и добрее становился горбун. По-видимому, он и сам себя считал светочем медицины. Правда непризнанным и озлобившимся на весь мир. А тут в лице молодого оболтуса он нашел почитателя своего таланта.
  Лекарь, распрямив спину так, что даже стал повыше, и ушел, изображая гордую походку победителя. Артем остался предоставлен сам себе. Раны обрабатывать и даже зашивать он умел. Немного смыслил и в мазях. Осторожно открыв банку, он принюхался. Пахло дегтем. Обычная основа для лечебных мазей. Он осторожно раздвинул слипшееся волосы и легкими мазками сначала по краям стал наносить мазь. Потом толстым слоем положил на пальцы и прикоснулся к ране. Под рукой ощущалась рассеченная кожа, но кость была цела. Все это он делал со стоном. Так как рана и место вокруг нее опухло и сильно болело. "Лишь бы заражения не случилось", - подумал он. Еще ему досаждали блохи. "Как маг, которым являлся Артам это терпел?" - возмущенно думал землянин. Наконец, не выдержал и позвал того:
  - Артам, мне нужна твоя помощь.
  В ответ была тишина.
  - Тихушник! - Разозлился Артем. - Если ты решил молчать, то знай, инквизитор, отец Ермолай, решил тебя сжечь и выполнить план.
  - Какой план? - раздался испуганный голос мага.
  - План по сожженным еретикам.
  - Я не еретик! - еще более испуганно закричал Артам.
  - Может быть и так, дружок, но вот инквизитор считает по-другому, и он хочет тебя сжечь. Ему не хватает колдунов, а ты после борьбы с мертвецом такое наговорил, что хватит на три костра.
  - Я не хочу гореть! Друг, что делать? Что делать? Мама! - почти завопил напарник.
  - Для начала обрисуй мне, кого знаешь в замке, и как себя надо вести. Я же не из вашего мира и многого не знаю. Потом расскажи, какие заклинания нужно прочитать, чтобы избавиться от блох. Пока все.
  - Вести себя нужно просто. Конту кланяйся, слуг пинай, иначе уважать не будут. Начнут в тарелку тебе плевать и за глаза обзывать по-всякому. На остальных смотри с высока, я маг. От инквизитора прячься. От святош только одни неприятности.
  - А почему они магов не любят? - поинтересовался Артем.
  - Маги - сила и опора трона. А у церкви есть ритуалы, блокирующие магию и они, по их словам, призваны ограничивать силу магов. Якобы, чтобы те, не набрав ее много, не свергли королей и не стали владыками. Церковники считают магию даром врага для искушения живущих. Если не много ее, то это не вредно, наоборот, полезно. А если много, то это уже плохо. Опасно. Говорят, давным-давно, маги набрали такую силу, что возгордились. Обуяла их непомерная гордыня и пошли против воли Хранителя. Не захотели подчиняться и следовать его заветам. Тогда в глухих лесах Рольбрука появилась церковь Свидетелей Славы Хранителя. Один первосвященник по имени Августин Светлоликий собрал толпу крестьян и пошел на столицу магов. Те гордые были. Воинов не содержали и не боялись никого. В битву против них вышел Святой Августин, блокировал всю магию, а крестьяне вилами поубивали всех магов. Страну ту разорили. А столицу сожгли и прокляли. Долго она пустовала. А потом с востока пришли кочевники и заняли те места. С тех пор сильных магов не было. Все, что могло служить для разжигания гордыни человеческой, было признано еретическим. Все, кто наделен даром, брались на учет и отправлялись в школы магии. Кроме того, инквизиторы выявляют всех, кто владеет даром и не прошел инициацию. Старается скрыть свой дар. Их называют дикими. Таких ловят и жгут, как злых колдунов.
  Неожиданно парень стал говорить, как по писаному, без запинок, с пониманием предмета, и это здорово помогло Артему немного понять этот мир.
  - Значит, церковь является противовесом магам? - уточнил я. - Ее сила в том, что она не позволяет магам настолько усилиться, чтобы захватить власть. В тоже время маги являются боевой силой. Так?
  - Да, ты правильно ухватил суть, между магами и церковью Хранителя идет противостояние. Королю и аристократам это выгодно.
  - А где используется магия?
  - Везде. Ее арсенал обширен и делится на школы. Стихийная магия, магия жизни, бытовая магия, магия призыва, и некромантия.
  - Ничего себе! - Удивился Артем, - и все это вы изучаете? - ему было удивительно такое разнообразие магических практик и удивляло то, как все это можно было запомнить. Представление о магии он имел самое, можно сказать, примитивное. На основании прочитанных в детстве сказок про Ивана-дурака. Тому все давалось легко, благодаря щуке или коньку-горбунку. Он, будучи еще маленьким учеником первого класса мечтал, чтобы за него уроки приготовил такой вот волшебный помощник.
  - Мы учимся в малой школе и проходим обучение в три года, знакомясь с основами магии, изучаем все направления, - пояснил Артам. - Я лично учусь в городе Аногур. Это главный город в уезде Аногур. - Он немного воодушевился, рассказывая о знакомом ему предмете, и забыл свои страхи. Говорил он связно и толково.
  - А потом, куда идете работать после школы?
  - В армию на пять лет, - вздохнул товарищ, вспомнив что его ждет. - После армии, если средства позволяют и сдашь вступительные экзамены, можно продолжить обучение в академии в столице. Или подписать контракт с гильдией и тебя направят куда-нибудь работать магом. Лечить деревенских, улучшать плодородие почвы, разное применение у магов. Мертвецов упокоить. Можно подписать контракт с армией на пять лет. Но лучше купить патент и открыть частную практику, - мечтательно произнес он.
  - А почему мертвяки поднимаются, они же умерли? - спросил Артем. Ему было все интересно и необычно то, что рассказывал этот парень. Он не задумывался, почему в его голове звучат слова, и кто с ним разговаривает. Ему даже не мешало то, что его телом управляет другой. Он нашел себе убежище, как и Артем, и затих, найдя покой, и тишину.
  - Этого никто не знает, некромантию изучают в сильно урезанном виде, как науку очень опасную. Церковь постаралась вместе с магами уничтожить и их книги, так что до нас дошли только крохи прошлых знаний.
  - Ты, Артам, очень складно рассказываешь, наверное, лучший ученик? - Артем недоумевал почему Чучело сказало, что он ничего не умеет. Видно было, что парень грамотный и знающий. Только любитель выпить. Может из-за этого у него проблемы.
  - Нет, Артем, - еще горше вздохнул напарник. - Теорию-то я знаю, да руками не могу правильно заклятия сплести. Тут видишь какое дело, - продолжил он, найдя слушателя, которому можно все рассказать без утайки. - Любое заклинание состоит из двух действий. Даже трех, если быть точным. Сначала нужно перейти на магическое зрение и увидеть потоки энергий. Их называют Эртана. Они проходят через тело и там накапливаются. Способность накапливать Эртану отличает имеющих дар от не имеющих. Эртану, если посмотреть магическим зрением, видно, как радугу. Вот, после этого нужно произнести само заклинание и пальцами связать в правильный узор нужную нить. Это второе и третье действо. Цвет нити отображает свою стихию. Красный цвет - Огненная Эртана. Синий цвет - Эртана воды. Голубая - стихия воздуха и так далее.
  - И в чем проблема, ты не видишь магические нити? - спросил Артем.
  - Вижу. Тут еще дело в том, сколько у тебя самого сил. Для создания заклинаний тратится энергия, накопленная магом. Способность сохранять и накапливать эту энергию называется даром. Это раз. Во-вторых, нужно уметь плести правильные узоры. А у меня это никак не получается. Из пяти попыток выходит от силы одна. Но как только я выпью вина, мне становится очень легко это делать. Только результат бывает обратный. Не помню, что плету. Вот так и с умертвием вышло.
  "Вот оно в чем дело, парень знает магию, но не умеет должным образом ею пользоваться", - задумался Артем, а с таким непутевым даром они долго не проживут.
  - Покажи мне, как смотреть магическим взором? - строго попросил он.
  - Как, как! Просто желаешь и все, - ответил несколько ворчливо Артам.
  Артем пожелал и увидел разноцветную радугу внутри себя, словно свет пропустили через спектральную линзу и разложили на цвета. Но отличие было в том, что здесь присутствовал и черный цвет.
  - Очень хорошо! - удовлетворенно сказал Артем. - Теперь давай изучим заклинание от блох.
  - Зачем? - напарник был крайне изумлен.
  - За тем, что меня блохи уже заели, скоро ни рук, ни ног не останется, - ответил Артем, сам озадаченный вопросом Артама. Они что, с блохами спокойно уживаются? - Кроме того, блохи разносчики чумы. Ты хочешь сдохнуть? - это был прием манипуляции, но не много зная уже своего сожителя, Артем понимал, что тот будет шевелиться только под угрозой смерти.
  - Правда, что ли? - простодушно спросил пораженный Артам.
  - А какой смысл мне тебе врать? - вопросом на вопрос ответил Артем. Он знал, что дальше надо помочь напарнику найти правильный ответ. Подсказать ему его. - У нас целые страны вымирали от чумы с муками, сгнивая заживо.
  - Подожди, надо вспомнить, - ответил маг. - Бытовую магию я не особо люблю. Затрат Эртаны много, а результат маленький. Так, так, - проговорил он. Это в разделе изгнания, по-моему, нет, не там. Надо в книге посмотреть.
  - Так посмотри! - не вытерпел Артем и ответил несколько резче, чем хотел.
  - Сам посмотри.
  - А где она у тебя? - Артем стал озираться, ища вещи мага, но ничего не находил. Кровать, горшок, лавка. Он заглянул под кровать, там кроме толстого слоя пыли, были только пауки.
  - Под тюфяком у изголовья, - подсказал Артам.
  Артем поднял набитый вонючей соломой тюфяк и увидел тряпичную грязную сумку. Причем, сумка была с клапаном и закрывалась на деревянную пуговицу, как у армейской плащ палатки. Он с сомнением взял хозяйство напарника в руки и осмотрел, вертя ее в руках. Ткань как джинса, только зелено-бурого цвета. Потертая, но еще довольно крепкая. Что-то знакомое он увидел в ней и вспомнил. Западные хиппи семидесятых ходили с такими торбами. Внутри был кожаный кошель с медяками и одной белой монеткой. Что на ней написано, он не понимал. Запасная рубаха. Н стиранная, наверное, с самой покупки. От нее несло такими ароматами, что Артем побыстрее вытащил книгу, а сумку закрыл. Пролистал. Почесал щеку и сказал.
  - Я не понимаю, что тут написано, дружище.
  - Это поправимо, - совершенно спокойно, ответил второй. - В школу принимают всех и грамотных, и не грамотных. Чтобы не тратить время на их обучение чтению и письму, используют особое заклинание. Ты его сможешь повторить. Открой последнюю страницу, - стал он деловито давать указания. - Там в первом ряду, первый рисунок сверху. Посмотри на него и пожелай, чтобы он развернулся. Да, и не забудь приложить к нему палец.
  Артем с сомнением перевернул книгу и увидел рисунок сжатого кулака. Приложил палец и мысленно пожелал раскрыться. На его глазах кулак раскрылся и медленно показал движение пальцев. Артем попробовал повторить и понял, у него не получается. Пальцы мага были слабо подвижные, они только хорошо делали хватательные движения. Посмотрев на руки-крюки, Артем понял, что парень в детстве переболел чем-то, что или получил травму, от чего его руки были слабо подвижны. Сам Артем играл на аккордеоне, ходил в музыкальную школу, и пальцы его тела летали, как мотыльки.
  "Теперь у меня есть первая цель в этом мире", - решил Артем, - "разработать пальцы". Жить без какой-то определенности он больше не хотел. Размышляя над своей прошлой, жизнью он пришел к выводу, что замахивался на не подъемные для него дела. Открыть свой магазин и принимаясь понимал, не потянет. Бросал и стоил прожекты дальше. Как и все он был заражен страстью быстро обогатиться и купить малиновый пиджак. Но убивать ради этого и воровать, обкладывать данью, новоявленных предпринимателей он не хотел. Хотя понимал, что страна словно сошла с ума. Инженеры, учителя, экономисты - все бросились торговать. Турция, Польша стали самыми популярными маршрутами. Большие баулы, затравленный и в тоже время лихорадочный, бешеный взгляд теток, которые из прилежных жен превратились в кормильцев семей. Их ругань и плачь, все это слилось воедино и стало неотъемлемой частью их жизни. Все стали ругать всех и завидовать тем, кто мог устроиться в этой жизни, и радоваться, когда такому удачливому сворачивали голову. Наверное, он мгновенно повзрослел после смерти и воскрешения. Чудно звучит - после смерти и воскрешения! Но как иначе описать то, что с ним произошло?
  Пропало желание успеть, как другие и пришла мысль, что надо руководствоваться разумом, а не жаждой денег. Остановись Артем, не спеши. Ты уже однажды бежал бегом и прибежал к смерти. Кто-то внутри него шептал это ему, и он послушался.
  Артем притянул к себе лавку, уселся поудобнее по-турецки, положил на лавку руки и стал выполнять комплекс упражнений, что показал ему его старый учитель. Пальцы толстые и малоподвижные, одеревенелые, словно корни деревьев не хотели его слушаться и жили своей жизнью. Он настолько увлекся, что не заметил, как в приоткрытую дверь заглянула Чучело и вытаращилась на его упражнения. Она несколько минут смотрела, как маг повторяет одни и те же движения пальцами. Видно было, что они его плохо слушались. Потом не выдержала и зашла, неся деревянный поднос.
  - Ваша милость, хватит мучить свои пальцы, - решительно и смело сказала она, - сядьте лучше поешьте, пока горячее.
  Артем оторвался от своего занятия и посмотрел на девочку.
  - Спасибо, красавица! - по-доброму улыбнулся он, забирая у нее поднос. - Никто не плевал? - Сначала посмотрев на кашу и подняв глаза, со мехом спросил он.
  - Я не позволила! - заявила она и гордо подняла свою нечесаную головку.
  - Это правильно, - сказал Артем и сразу почувствовал, как он сильно проголодался. Взял деревянную ложку и осторожно попробовал горячую, вязкую кашу. На вкус она ему ничего не напомнила, но было довольно вкусно, и в ней было даже несколько кусков мяса.
  - На топленном свином сале, - сообщила девочка, и он понял, что это здесь считается изысканным деликатесом. Но он бы в еде непривередлив. На вкус пищи порой даже не обращал внимания. Когда денег не было, питался, чем придется. Поэтому он благодарно сказал:
  - Спасибо, крошка. Ты постаралась?
  Девочка задорно кивнула головой.
  - Когда Рагунда отвернулась, я стащила ложку и положила в горячую кашу.
  - Молодец! - похвалил ее Артем, уминая кашу с хлебом и прихлебывая молоко из оловянной кружки. - Только не попадись. Тебе сколько лет?
  - Лет? - переспросила она, - мы считаем веснами. Мне уже шестнадцать весен. Так Рагунда говорит.
  Артем даже есть перестал. Выглядела Чучело лет на десять, максимум на одиннадцать. Он покачал головой и засмеялся:
  - Хорошо сохранилась, я бы больше десяти весен не дал.
  - Это потому, что я не человек, - как само собой разумеющееся ответила совершенно спокойно девочка. Артем чуть не подавился. Но запив застрявший кусок хлеба в горле, постарался остаться невозмутимым.
  - Расскажи мне о себе, - попросил он.
  
   Глава 3
  
  - Что скажете, отец Ермолай, по поводу нашего неумехи. Раз, и руками насадил мертвяка на кол, - улыбаясь, спросил конт инквизитора. Они сидели за большим столом в компании вместе с женой конта и его сыном, которому исполнилось одиннадцать весен.
  Человек в красной сутане скривился и отпил большой глоток из бокала с вином. Поставил на стол и промокнул салфеткой губы. Сделал он это демонстративно показывая, насколько его нравы жителя столицы провинции отличаются от грубого и бестактного поведения сельских жителей.
  Конт это заметил, но только хищно усмехнулся. Он так же, как и все, побаивался посланцев церкви. Но при этом продолжал роптать вслух, по поводу сжигания его крепостных. Меньше людей в деревне, меньше налогов он собирал с крестьян. А их он покупал на невольничьем рынке за полновесное серебро.
  - У нас говорят: "сила есть, ума не надо", - важно ответил инквизитор. Мы посмотрим, как он будет вести себя дальше. Я не удивлюсь, если после всего, что случилось, он окажется одержимым.
  - А что, такие случаи уже были? - спросил хозяин и тоже пригубил вино.
  - Враг не дремлет и воюет за человеческие души, совращая их с праведного пути. Он коварен и изворотлив, принимая подчас вид созданий света, будучи тьмой в душе. Кроме того, у Вас, благородный риньéр, в замке нелюдь, а они поголовно практикуют богопротивные обряды.
  - Вы говорите про девчонку из народа баска? - спросила хозяйка, до этого молчавшая весь ужин. Она сидела скромно, не вмешиваясь в мужской разговор, пока инквизитор не упомянул Чучело.
  - Именно про нее, риньéра.
  - Насколько я знаю, баска не является народом, которому запрещено проживание в королевстве, - несколько раздраженно начала говорить хозяйка замка. - И эту девочку купила я, помня заповедь нашего Хранителя о милосердии. Она живет среди нас, и я считаю своим долгом пред нашим господином спасти хотя бы одну заблудшую душу. Живя здесь, она не поклонялась своим деревьям, - риньéра гордо подняла голову и бесстрашно посмотрела в глаза инквизитора. - Я следую тому, что говорит мой духовник отец Вергостор.
  - Да, конечно, - скривился еще больше инквизитор. - Преподобный Вергостор известен своим благочестием. Он изподлобья посмотрел на женщину и повернулся к конту.
  - Риньéр Авруан, что Вы скажите, если я заберу с собой этого юношу, что захотел стать священником. У вас для него больше нет работы, а мы могли бы попробовать втолковать ему заповеди истины. Я хотел бы ему дать возможность пожить в монастыре Братьев Отшельников.
  - Вы имеете ввиду ученика мага? - спросил конт и, увидев согласный кивок отца Ермолая, пожал плечами. - Ничего не имею против. Забирайте его, святой отец. - Он как-то ехидно ухмыльнулся и продолжил: - только верните этого силача в школу целым и невредимым.
  - Об этом не беспокойтесь. Если нужно будет, мы и из школы кого угодно достанем. У нас руки длинные, - заметив усмешку хозяина и правильно ее расценив, ответил инквизитор.
  
  - А что ты делал с пальцами? - вопросом на вопрос спросила девочка.
  - Видишь ли в чем дело, - доев кашу и облизав ложку, заговорщически понизив голос, ответил Артем. - У меня в детстве болели руки и пальцы потеряли подвижность. Чтобы плести заклинания, мне нужно их разрабатывать.
  - Ааа, - протянула девочка. - Я могу тебе помочь, у нашего народа тоже есть такие способы. Вечером, когда все уснут, я принесу таз с отваром. Руки надо распарить, чтобы связки стали мягче и помну их тебе. Но это секрет! - сделав строгое лицо, предупредила она. - Ты рассказал мне свой секрет, я тебе расскажу свой.
  Она забрала поднос сложила в него тарелку и кружку и собралась уходить.
  - Подожди, - он ухватил ее за руку.
  Чучело опять вздохнула. Молча поставила поднос и сбросила свое рваное платье.
  - Опять двадцать пять, - рассердился Артем. - Ты зачем разделась?
  Та недоуменно уставилась на него.
  - А разве ты не этого хотел?
  - Нет, не этого, - передразнил он ее. - Расскажи о своем народе и о себе.
  - Я мало знаю о своем народе, меня с матерью поймали в лесу охотники. Мать убили, а меня отвезли на невольнический рынок. Я убегала два раза, веревки, которыми меня связывали, не помогали. Потом хозяин сломал мне ноги. Меня увидела умирающей жена хозяина и выкупила. С тех пор живу здесь.
  - Мда! - проговорил в слух Артем, а сам подумал, здесь явно не рай. Владетели замков, работорговля, магия и инквизиция, что еще ему предстоит узнать о этом мире?
  - Как называется ваш народ? - просидев задумчиво несколько минут, спросил он. Девочка так и осталась сидеть полностью обнаженной, нисколько не смущаясь своей наготы, и не мешала ему думать.
  - Люди нас зовут баска, по имени деревьев, которым поклоняется наш народ. А истинное имя для чужаков скрыто.
  И неожиданно весело добавила, перейдя на ты.
  - А ты здорово изменился, после возвращения стал другим, добрым. Словно это и не ты вовсе, а другой человек.
  Артем замер. Значит, его поведение отличается от поведения местных, и это очень заметно. Плохо, подумал он. Хотя можно все валить на потерю памяти, можно даже сказать, что забыл магию и не соврет. Он ее абсолютно не знал.
  - А чем вы занимаетесь в лесу? - снова приступил он к расспросам.
  - Просто живем. Охотимся. Собираем ягоды. У нас своя магия и церковникам это не нравится, - ответила Чучело и стала одеваться.
  - А что за магия? - не отставал от нее Артем.
  - Я не знаю, - пожала она плечами, - ладно, я пошла, позже забегу.
  Поздно вечером она заявилась с большим деревянным тазом или бадьей, Артем не знал, как это назвать. В ней были заварены какие-то растения и вода была коричневой.
  - Что это? - Заглянув в бадью и понюхав воду, спросил он.
  - Это мы сейчас будем парить твои руки, а потом разминать их, - ответила девочка.
  Землянин посмотрел на таз с водой, на маленькую девочку и подивился тому, что она смогла его дотащить. Но та, не обращая внимания не его удивленный взгляд, решительно сказала.
  - Суй руки в воду и терпи. Будет горячо.
  Артем, смеясь, сунул в бадью руки по запястье и с воплем вытащил их обратно.
  -Ты что удумала! - с возмущением прошипел он, тряся руками. - Сварить меня заживо собралась?
  Но та, не смутившись, приказала.
  - Суй руки и терпи. Я говорила, что поначалу будет горячо.
  - Нет, пусть немного остынет, - он решительно не хотел обвариться и стал спорить.
  - Если остынет, тогда будет бесполезно.
  Она сунула руки в воду и так осталась стоять.
  - Ээ, - сердито протянул Артем и, сцепив плотно зубы, сунул руки следом.
  Боль пронзила не только руки, казалось, он варится весь, как яйцо вкрутую. Но мужество Чучело не позволяло ему их вытащить. Если смогла она, значит, должен выдержать и он.
  Он вытаращил глаза, потом надул щеки, глубоко задышал, пытаясь справиться с болью. Но следом руки девочки схватили его пальцы и стали немилосердно их мять и гнуть. То, что было до этого казалось ему ягодками. Боль от ожога смешалась с болью, когда твои пальцы ломают, пытаясь вывернуть в другую сторону. Не выдержав, Артем зарычал, а потом стал материться так, как не матерился никогда в жизни. Он обзывал свою жизнь такими словами, что будь это на земле, нашелся бы и тот, кто это записал. Причем он матерился на русском языке и девочка, продолжая пытку, одобрительно сказала.
  - Сильная магия, даже меня пробирает.
  У Артема на глазах стояли слезы, а голос был похож на рычание пса, который злиться, но при этом сдерживает свою злобу. Пытка, казалось, продолжалась вечно.
  - Все, можешь вынимать руки, - удовлетворенно сказала Чучело. - Завтра еще повторим.
  Он смотрел на свои красные руки, ожидая, когда появятся волдыри и кожа начнет слезать с рук, но руки только оставались красными. Артем пошевелил пальцами и почувствовал, что у них появилась большая степень свободы. Короткие толстые пальцы начинали его слушаться.
  На все это действо смотрела с интересом Агнесса.
  - И ты утверждаешь, что он никудышной? - спросила она ангела. - Тогда ты не видел никудышных. Я тебе так скажу, дружок. Вы там, на Земле, зажрались!
  - Сам удивляюсь! - ответил Арингил, - у себя дома он был другим. Деньги, деньги и много. Самому есть нечего было, учебу бросил, никуда его на работу не брали. Кому калека нужен? Пытался что-то делать и сразу бросал, столкнувшись с трудностями. - Он посмотрел на своего подопечного. - Может, это Артам так на него влияет?
  - Как же, влияет, - с горечью усмехнулась тифлинг, - этот сморчок забился в угол и не собирается вылезать.
  А парень тем временем, открыл книгу и попытался повторить фигуру плетения. По его лицу было видно, что у него не получается, но он раз за разом повторял и повторял упражнение. Действовал он медленно и совершил уже несколько сот попыток, а может и несколько тысяч. Кто считал? Рядом сидела девочка и с интересом наблюдала за его попытками.
  - У тебя обязательно получится, - повторяла она каждый раз, когда он заканчивал крутить пальцами. Потом сама повторила то, что видела в книжке и так ловко у нее получилось, что Артем, заметивший ее успех, остановился.
  - Артам? - позвал он. - Какое слово надо сказать?
  - Какое слово? - как эхо повторил напарник.
  - Чтобы обучиться читать. Вот, какое, - проворчал Артем. Он никак не мог привыкнуть к тому, что из его брата по несчастью все надо тянуть клещами.
  - Верди логус, - услышал он. И изумленно подумал: "латынь, что ли?" - Это что за язык?
  - Древний. Его еще называют мертвым языком, потому что на нем никто уже не разговаривает. Говорят, это язык древних великих магов, - ответил Артам.
  - Сплети эту фигуру и произнеси: "Верди логус", - перейдя на шепот, попросил он Чучело.
  Та спокойно повторила движение пальцами и произнесла: - Верди логус.
  -Теперь попробуй прочитать, что написано, - Артем передал ей книгу.
  Чучело взяла книгу и прочитала надпись на обложке.
  - Учебник магической практики для младших школ.
  - Получилось! - восторженно почти закричал Артем.
  - Что получилось? - удивленно спросила та, недоуменно глядя на него.
  - Как что? - воодушевленно заговорил Артем, чувствуя необыкновенный душевный подъем. Он только что соприкоснулся с проявлением магии.
  - Заклинание сработало! Ты только что научилась читать! - Он даже вскочил, потрясая руками. Забыв где он находится, быстро заговорил. - Чудо! я только что видел чудо!
  - Читать я умею с семи весен. Меня риньéра учила, - спокойно ответила девочка, не разделяя его радости.
  - Да! - скептически сказала тифлинг, - видимо я поторопилась высказать свое суждение о твоем подопечном. Он по меньшей мере странный. Он что думал? Скрутит кто-нибудь дулю пальцами, скажет: "чуки-буки", и раз, жареный гусь на тарелочке появится. Как можно быть таким глупым? - всплеснула она руками. - Баска не владеет человеческой магией.
  - Ты слишком строга к нему, у нас, на Земле, магии нет, не мудрено, что он ошибся. Давай посмотрим, что он дальше делать будет, - вступился за своего подопечного рассудительный ангел.
  Артем, как поднял руки, так и застыл в такой позе "просящего милости у небес". Его глаза казалось сейчас вылезут из орбит. А на лице было такое удивленно глупое выражение, что Чучело не выдержала и расхохоталась во весь голос. Она смеялась до упада, схватившись руками за живот. Из ее глаз текли слезы и в конце концов она заохала, не в силах остановиться.
  - Ох. Ох. У меня сейчас лопнет живот. Ну насмешил. Чудо он увидел. - И девочка снова принялась хохотать.
  Артем стоял сильно обескураженный, руки он уже опустил и смотрел на угорающую от смеха девочку.
  - Я тебя сейчас превращу в паука, - устав ждать, когда она насмеется, прошипел он и прищурился.
  Теперь баска вытаращилась на него и ее смех мгновенно улетучился.
  - Не надо в паука, ваша милость. Они противные.
  Артем, сдерживая смех, сел на кровать, но в конце концов не выдержал и сам расхохотался. В этот вечер они посмеялись от души и в хорошем настроении землянин первый раз в новом мире лег спать.
  Сбивая тюфяк у изголовья, он в слух сам себе пожаловался.
  - Ну что за судьба у меня такая непутевая. Чтобы я ни делал, все равно выходит шиворот-навыворот.
  Арингилу, наверное, хорошо, - подумал он, - у него напарник - девочка с рожками и шустрая, с ней не заскучаешь, а у меня - кавун сонный. Как он вообще жил? - произнес он, зевая, и сразу уснул.
  
  Ночью ему снился сон. Он сидел рядом с молодым парнем в белом халате и симпатичной девчонкой с небольшими рожками, выглядывающими из-под черных волос, забранных в хвост. Они рассматривали его с явным интересом. Он же, смущаясь от такого пристального внимания, смотрел на стол, кося глазами то в одну, то в другую сторону. Молчание затягивалось. Парочка не спешила начинать разговор, а он не знал, что он тут делает.
  "Где я вновь оказался?" - размышлял Артем, краем глаза изучая обстановку помещения, в котором он находился. Очень походило на то, что он в кабинете врача. Вон, и санитар сидит. Только врач почему-то с рогами? А может это и не врач, а просто видение. Говорят, если кто видит чертей, то либо спился до чертиков, либо свихнулся. Я непьющий, значит тронулся умом. А то, что мне привиделось, что я в одном теле с другим человеком. Что видел ящерицу говорящую, которая еще и плюется. Это галлюцинации. Все, Рахвалов, ты приплыл. Плыл, плыл и выплыл в дурдоме.
  Он поднял голову и в душе плюнув на все, весело сказал.
  - Верди логус, други. Перпетуум мобиле. Шерше ля фам.
  - Он на каком языке говорит? - девушка с рогами посмотрела на парня в больничном халате.
  Тот недоуменно пожал плечами и ответил.
  - Что-то на русском, что-то на французском, что-то на латинском. А что-то на вашем древнем языке.
  - Он так много знает языков? - удивилась рогатая. Они говорили о нем, словно, не замечая его присутствия.
  - Нет, просто придуряется. - ответил санитар. - Артем, ты нормально разговаривать будешь? - обратился он к парню. - Нам надо поговорить и определиться, как жить дальше.
  - А что, я настолько плох, что для разговора ко мне послали санитара, а не врача? - неожиданно для обоих спросил землянин. - Ты хоть медицинское образование имеешь?
  - Нет, не имею, - сильно удивился санитар, и в ответ спросил, - а зачем оно мне?
  - И в самом деле, зачем санитару в психушке медицинское образование? - согласился Артем. - Ты вон черта видишь? - он кивнул на девушку, сидящую сейчас молча и слушающую их разговор.
  Санитар глянул мимо нее и ответил:
  - Нет, не вижу. А разве здесь они тоже есть?
  - Ну, раз я вижу, значит они везде есть, - веско ответил Артем.
  - Хватит болтать, - не выдержала чертовка, - давайте говорить по-существу.
  - А чего с тобой разговаривать? - ответил Артем, - он тебя не видит. И кивнул в сторону парня в белом халате. - Так что сгинь, нечистая сила!
  Но нечистая сила не пропала, только скривилась.
  - Он не бредит случаем?
  - Не знаю. Может, стресс у него после всего, что случилось?
  - Отче наш, иже еси на небеси...
  Начал Артем единственную молитву, что знал, и санитар подхватил ее.
  - Да святится Имя Твое... - и они слажено и вдохновенно в два голоса прочитали "Отче наш".
  - Это что сейчас было? - недоуменно спросила Агнесса. - Это ваше земное заклятие?
  К удивлению Артема чертовка не исчезла, не превратилась в пепел и даже не почесалась.
  - На вроде того, - ответил санитар, - призываем помощь Творца нашего и всего сущего.
  - Все, призвали? Теперь готовы разговаривать? - спросила она.
  - Не помогло! - сокрушенно произнес Артем. И обратился к санитару, - санитар, у тебя святая вода есть?
  - Святой воды в природе не существует, - ответил тот, и почему ты называешь меня санитаром?
  - Ну ты же не врач? - спросил Артем.
  - Нет, я не врач.
  - Вот. Если не врач, значит, санитар, - веско ответил парень. - А жаль, что ее не существует. Вот, черти существуют, а она нет. Непорядок.
  И перекрестил девушку с рогами. Увидел, что она продолжает сидеть, как ни в чем не бывало, огорчился.
  - И Крест Животворящий не помог.
  - Странные вы люди, - задумчиво произнес санитар. - Ты вот, что сейчас сделал?
  - Я ее перекрестил или покрестил, не знаю, как правильно. - ответил Артем, немного смутившись.
  - А ты знаешь, что означает слово креститься? - спросил санитар.
  - Ну это. Вот так сделать, - и Артем неуверенно перекрестился.
  - Не правильно! - строго сказал санитар.
  - Что, надо по-другому? - и он перекрестился в обратную сторону.
  - Креститься, это по-гречески означает окунуться, - терпеливо ответил санитар.
  - Надо же, простой санитар, а как много знаешь, - удивился Артем.
  - Я не санитар, я ангел судьбы, - не повышая голоса ответил тот, - и зовут меня Арингил. А это тифлинг Агнесса, она судьба Артама. - Он показал глазами на девушку. - Так уж случилось, что мы теперь все вместе, и нам надо как-то жить. Если кто-то из вас умрет, его судьба тоже уйдет в забвение. Поэтому мы все заинтересованы в том, чтобы вы выжили. Ваши успехи, это наши успехи.
  Ангел продолжал:
  - Ты уже начал путь по этой сложной дороге, иди так же, а мы будем помогать. На Артама не надейся. Сам не спеши и будь очень осторожен. Скоро у тебя будет развилка, и надо будет принимать решение. Обдумай его хорошо. После этого мы поведем тебя дальше.
  - Так я не в психушке? Ты не санитар? - Удивился и одновременно обрадовался Артем. - Ты тот голос, что со мной разговаривал, пока нас везли на телеге?
  - Все верно, - Арингил был все такой же терпеливый и спокойный.
  - Но если ты ангел? Где твой нимб над головой? - спросил Артем. - Насколько я знаю, у всех ангелов есть такой вот светящийся круг над головой.
  Спокойствие Арингила дало трещину, он поморщился и нехотя ответил.
  - Лишили на время. Но это не обсуждается. Ты прочитал немного в той тетради, что нашел, о мироустройстве, поэтому помни, каждое решение, которое ты принимаешь, открывает тебе определенный путь, вот по этому пути мы тебя поведем. И все, что на нем произойдет, уже будет не в твоей власти, а в нашей. Твои решения определяют твою судьбу.
  - Арингил, будь проще, что ты говоришь заумными фразами, - прервала рассуждения ангела тифлинг. - Слушай меня, чужак. Так уж получилось, что ты попал в другой мир, в другое тело, и имеешь двух ангелов судьбы. Мы не можем напрямую тебе помогать, но можем приходить во сне и советовать. Сейчас ты должен быть осмотрителен. Притворись, что ничего не помнишь и тренируй пальцы. Тебе придется заставить относиться к себе с уважением. А это трудно. Поэтому думай сам, не маленький. Пока все. Понял?
  - Примерно, - ответил Артем.
  - Тогда катись отсюда, - грубовато произнесла Агнесса, и он проснулся.
  В окошке розовел восход, в комнате было еще темно, но спать он не хотел. Раздумывая над тем, что ему приснилось Артем понял, что главное принять правильное решение. Вопрос заключался только в том, как понять, что оно правильное. Ну вот, он попал в новый для себя мир. Что для него важно? Наверное, собрать как можно больше информации. Еще важно не раскрыть своей сути. Значит, надо разложить проблему на части. И делать маленькие шажки. Источник информации у него есть, даже два: Чучело и Артам. Не самые лучшие информаторы. Девочка живет в замке и о том, что происходит в мире, не знает. А напарник спрятался и не вылезает. Мало? Но для начала хоть что-то. В его положении выбирать не приходится. И раз уж он попал в тело мага, надо развивать это искусство и тренировать пальцы. Приняв решение, он успокоился.
  - Твой подопечный в самом деле не дурак. Мыслит верно, - сказала Агнесса. - А что делать с моим, ума не приложу? Пусть пока сидит и не высовывается.
  Артем сел и стал тренировать пальцы, сначала он их хорошенько размял и разогрел. Потом приступил к упражнениям. На это у него ушел час нудной кропотливой работы. Затем открыл книгу и стал повторять движение пальцев, на сотый раз он решил задачу усложнить. Включил магическое зрение и осмотрел радугу из нитей. Какую же из них брать? Подумал он.
  - Артам, - позвал он напарника, - какую нить брать для заклинания чтения?
  - Можешь брать любую, только не темную, - услышал он ответ через несколько секунд.
  Ладно, возьмем золотистую, решил он и осторожно пальцем прикоснулся к нити, напоминавшую гитарную струну. Под его воздействием она сдвинулась. Надо же, слушается! Удивился Артем. Он поколебал ее, и она задвигалась. Попробовал намотать на палец, с трудом, но получилось. Повертев обмотанный палец, сияющий золотом, он раскрутил нить. А чего одной рукой? Неожиданно подумал он. Нить, как веревка, взять и скрутить ее двумя руками.
  Он пальцами правой и левой руки взял нить потянул на себя и завязал простой узел, как на шнурках ботинок. Развязал его, и снова завязал, но уже с бантиком.
  - Надо же, получается! - обрадовано засмеялся он. Но его узел пробыл несколько секунд, потом растворился в воздухе, и нить снова распрямилась.
  - Артам, а почему нить, связанная в узел, исчезает? - вновь спросил он напарника.
  - Потому что, ты не напитал плетение своей силой, - последовал ответ.
  - А как это сделать?
  - Просто пожелай, и из тебя сила перельется в плетение. Постой! Ты что, сумел сделать плетение? - удивленно, даже можно сказать пораженно, спросил Артам.
  - Да просто узел завязал, и все, - отмахнулся Артем и стал завязывать самый простой морской узел, какой знал. Для этого особой ловкости было не нужно.
  Узел получился на славу, и он пожелал наполнить его силой. После этого он почувствовал себя, как сосуд, из которого немного чего-то отлили. И внутри появилось ощущение странной неполноты. Он лишился чего-то, что было частью его самого. Но определить, что это было, он не смог. Зато узел засверкал так, что больно стало на него смотреть.
  - Верди логос! - произнес он, но ничего не произошло. Затем довольный, что смог прикоснуться к таинственной магии, связать узел и наполнить его магической энергией или эртаной, он произнес первое, что пришло в голову:
  - Перпетуум мобиле.
  Раздался легкий хлопок, узел исчез, а перед ним появилось маленькое существо, которое на долю секунды зависло в воздухе, смешно дергая руками и ногами, а потом с воплем плюхнулось на лавку.
  Артем замер столбом, пораженно уставившись на результат своего эксперимента. Перед ним сидел маленький, не больше полуметра человечек с противной рожей и невообразимо одетый. Зеленый фартук, который когда-то, наверное, вечность назад, был зеленым, а теперь замазан непонятно чем. На голове вместо головного убора - шестеренка. В руках молоток и зубило. На ногах непомерно большие туфли с толстыми носами. Человечек перестал вопить и зло уставился на парня.
  - Дылда, ты что творишь? - заорал он. Следом из его уст стали извергаться ругательства на странном языке, и Артем понял, что его или матерят, или проклинают. Крепко сжав губы, он задумался, что ему делать с этим маленьким скандалистом. А тот все сильнее поднимал шум. Не терпящий несправедливых наездов бывший разведчик действовал спонтанно, но решительно. Схватил за шиворот крикуна и выкинул в окошко. Тот с отчаянным воплем "о-а-у-о" улетел. От него осталась только шестеренка. Артем поднял ее и, почти не целясь, тоже выкинул в окно. Шестеренка на своем пути встретила рожу человечка, который оказался весьма ловким и успел в полете зацепиться за карниз и теперь, пылая возмущением и злобой, пытался забраться обратно. Но видимо его судьба была также к нему несправедлива, как и к большинству живущих. Поэтому вместо того, чтобы залезть обратно в комнату, он получил удар тяжелой шестерней по лбу и с тихим полупридушенным охом, полетел вниз.
  - Друг, мне нужна твоя помощь! - понимая, что только что сотворил нечто ужасное, обратился Артем к товарищу. До него только сейчас в полной мере дошло, что он вызвал, а потом убил вызванное существо, скинув его с окна башни.
  - Какая помощь? - Напарник, как суфлер, сидел в своей ракушке и не собирался с ним разделять ответственность за происходящее.
  - Я создал заклинание и вызвал какое-то маленькое существо, а потом его убил. Что делать? - Ответом ему было долгое молчание.
  - Слушай, ангел, - усмехнулась Агнесса, - а парень талантлив, с первого раза создал заклинание второго уровня и вызвал паршивца грèмлуна. С ним очень даже интересно. Посмотрим, как он отправит мастера поломок обратно.
  - Он кто? - спросил, помрачневший Арингил. Не смотря на все его уговоры, землянин продолжает действовать импульсивно, поддаваясь своим чувствам.
  - Это злой гремлун, он наводит порчу и ломает вещи. К нему обращаются с просьбами завистники и тайно воздают молитвы. А он, получая от них эртану, ломает и портит вещи у конкурентов. На самом деле гремлуны мастера созидатели, изобретатели, но и среди них попадаются вот такие неумехи-неудачники. Надо же, попал в призыв и получил железкой по лбу! Профессионал! - Уважительно произнесла в конце своей речи тифлинг.
  Арингилу оставалось только вздохнуть. Первый перекресток его подопечный прошел не так, как он хотел, и с этим уже ничего не поделаешь.
  - Ты смог вызвать существо? - почти шипя как змея спросил Артам.
  - Да говорю же, да! - почти плача сказал Артем и добавил, - я его по-моему убил.
  Ответом ему была недолгая тишина, потом маг стал рассудительно говорить.
  - Если убил, ничего страшного. Призванные умирают тут и возрождаются в своем мире. Хуже, если он остался жив, тогда его надо отправлять обратно и тратить на это эртану. Ты и так опустошил себя на треть, а это три дня накопления энергии. Надеюсь, ты знаешь, как его вернуть обратно.
  - Да откуда! - возмутился Артем. - Я его случайно вызвал.
  - Тогда убей, если существо живо, мой тебе совет. Я тоже не знаю, как его вернуть обратно. Призыв проходят в академии, это заклинания второго уровня. Мы же проходим простые начальные и заклинания первого уровня. Но и то только на третьем году обучения.
  - Давай, Артам, ты займешь тело, а я посижу в уголке, отдохну. Ты его и прибьешь.
  - Нет уж, друг, ты это заварил, ты и расхлебывай.
  После этого Артам на мольбы, ругань и угрозы землянина не отвечал. Артем начал просительно.
  - Артам, друг, миленький, - а закончил, грозно. - Ну, гад, скотина! Попадись мне только. Я тебя, как барана зарэжу.
   - О да, он у тебя боевитый, - уважительно произнесла тифлинг. - А вот и убитый.
  В окно настырно лез, ругаясь, мастер поломок. Шестерня снова украшала его голову. Артем сначала обрадовано, потом с огорчением посмотрел на страдальца. Ну что с ним делать? Подошел схватил за шиворот и втащил в узкое оконце.
  - Так ты не разбился, убогий? - сокрушаясь, спросил он.
  - Слушай, смертный, - голосом, полным злобы, ответил человечек, его не красивая рожа была перекошена и залита кровью. "Жуткое, однако, зрелище", - подумал человек.
  - Отправляй меня обратно, и я постараюсь забыть, тебя как свой страшный сон. Ты еще не знаешь, с кем связался.
  - А кто ты, великий и ужасный? - с усмешкой, в которой было мало радости, спросил Артем. Как убивать это злое существо, он не знал и очень не хотел это делать.
  - Я мастер проклятий великий Сунь Вач Джин. Трепещи и бойся смертный! - с непомерным высокомерием ответил человечек.
  - На китайца ты не похож, мастер. Балдыр(1), что ли?
  - Сам ты балдыр, невежа. Не стой столбом, отправляй обратно, - уже капризно произнес он.
  Артем горестно вздохнул, видно нечего делать, придется убивать, раз он так просит.
  - Подожди немного, - сказал он, - скоро придет Чучело, попросим ее принести нож, потом отправлю тебя.
  - Зачем тебе ножик, идиëт? - возмутился Сунь Вач Джин, - отправляй немедленно.
  - Без ножа не могу, по-другому тебе будет больно. А ножом чик по горлу, и в колодец, - ответил Артем.
  У мастера проклятий взметнулись густые брови, и он вытаращился на человека. Какое-то время рассматривал его. А потом с возмущением спросил.
  - Ты что, убить меня собрался?
  - А как иначе я тебя верну обратно? - в ответ спросил Артем. - Я по-другому не умею.
  Человечек с шестеренкой на голове долго изучал лицо большого человека, надеясь увидеть на его лице следы того, что называется неудачной шуткой. Но дылда оставался скорбно молчаливым и великий Сунь Вач Джин понял правду. Дылда решил разделаться с ним таким жестоким способом. Он понял, что тому уже приходилось убивать, и он сделает то, что обещал, не сомневаясь.
  "Что же за судьба у меня такая глупая?" - почти плача подумал он. "За что меня прокляли еще до моего рождения? Все мастера, как мастера, а я только ломаю. Теперь еще и домой смогу вернуться лишь с перерезанной глоткой. Вот смеху будет у братьев".
  -Ты маг или не маг? - наконец, смог выдавить он из себя.
  - Нет, я не маг, я только учусь, - ответил дылда, - вот экспериментировал и получился вызов. Теперь не знаю, что с тобой делать, и как вернуть тебя обратно. Но ты не бойся, я тебя не больно зарежу, - утешил он гремлуна.
  "Ну, точно, проклят я", - подумал гремлун и завозился на лавке. "Первый неудачник экспериментатор смог меня вызвать. Как такое без проклятия могло произойти?"
  - Сплети плетение, я покажу какое, и отправь меня обратно, - сказал он, немного подумав.
  - Я не могу! - огорченно ответил человек, - у меня пальцы не двигаются, - и он показал свои руки, на которых были толстые скрюченные пальцы. Он немного подвигал ими, и тут гремлун увидел на них следы своего проклятия.
  О, великий Змей галактики! Ударил он себя по лбу. Вот она, судьба злодейка. Его прошлое догнало его. Он вспомнил, как одна молодуха, родившая дочь, молилась ему, чтобы у ее сестры, родившей мальчика, отсохли руки. Она принесла богатые дары и много эртаны. Поэтому часть он смог выделить на проклятие. Только вот отсохли руки не у нее, а у мальчика. И вот теперь эти руки собираются его убить.
  - Как не справедлива судьба, - горько завыл он. - Делаешь, делаешь людям добро, а они в ответ к тебе только с черной неблагодарностью.
  - Да не убивайся ты так! - успокаивал его дылда. - Это лучше, чем размозжить голову или задушить. Жаль, нет пистолета, а лучше с глушителем, чтобы звука слышно не было. Так там вообще ничего не успеешь почувствовать. Раз, и дырка в голове.
  При словах человека гремлун, схватился за голову, потом за шею и снова за голову.
  - Дырка в голове, - повторил он. И глядя на воодушевившегося человека, пришел к выводу: "я породил мастера убийцу". Столько способов умерщвления он не слышал за всю свою жизнь.
  - Давай попробуем не так кардинально решить этот вопрос, - предложил он. - Мы же с тобой, дылда, существа разумные, хотя ты и человек. Но мыслить уметь должен? - причем в последней его фразе было не утверждение, а звучал вопрос. Но Артем на такие высокие материи не обратил внимание.
  - Согласен, карапуз, - ответил он. - Готов выслужить твои предложения.
  Услышав слово "карапуз", мастер посмотрел подозрительно на человека, но тот и не думал смеяться. Значит, ничего в этом незнакомом слове оскорбительного для него нет, решил он и спросил. - Ты какое заклинание произнес, когда меня вызвал?
  - Перпетуум мобиле, - смущенно повторил Артем свое заклинание.
  Гремлун подумал. Почесал мочку уха.
  - Не слышал такое. Ну не в этом дело. Следуя логике... Ты вообще, человек, с логикой знаком? - спросил он.
  - Знаком, карапуз, каждый умный человек знаком с логикой, - ответил человек, - говори дальше.
  - Умный он, - проворчал Сунь Вач Джин, стараясь не смотреть на его руки.
  - Так вот, - продолжил он тоном ученого читающего лекцию студентам, - следуя логике, если произнести фразу наоборот, то есть большая вероятность того, что ты меня вернешь обратно.
  Артем с сомнением посмотрел на человечка, сидевшего с важным видом победителя в философском споре.
  - Вообще-то, это не очевидно, но попробовать можно.
  - Чем дальше, тем интересней, - произнесла Агнесса. Уселась поудобнее. - Они оба не дружат с логикой. Вернее, с головой. Вывести такую взаимосвязь может, как выразился гремлун, или идиëт, или полный профан в магии. Вижу, тут собрался полный букет со всего света.
  Арингил только хмуро посмотрел на тифлинга. Девушку забавляла эта ситуация, и только. Он так легко мысленно относится к подопечному не мог, но и вмешаться наяву тоже не позволялось. Он мог являться ему во сне, и только ограниченное количество раз до следующего перекрестка.
  Артем стал смотреть магическим зрением, сплел морской узел и произнес:
   - Мобиле перпетуум.
  Гремлун стал надуваться, как воздушный шар, и стал круглым. Его глаза то ли от внутреннего повысившегося давления, то ли от сильнейшего удивления результатом заклинания, вылезли из глазниц и топорщились, как два маленьких шарика. Артем почувствовал, как еще треть силы покинула его, принеся с собой опять ощущения опустошения и испугался, что человечек сейчас лопнет.
  - Что ты сделал, придурок? - Задушено прошептал мастер проклятий. - Спасай меняя! Сделай что-нибудь, - уже тише проговорил он, хрипя и надуваясь еще больше.
  - Я не знаю, как! - воскликнул в отчаянии человек. Он заметался по комнате. резко остановился и предложил, - может, ты пукнешь? Услышав необычное предложение, великий Сунь Вач Джин поднапрягся и резко выпустил ветра. Со звуком "вжжжз" неожиданно взлетел, словно воздушный шарик, который надули и отпустили. Ударился головой о потолок, изменил направление и, сопровождая полет криком "ооу", врезался в стену одну, вторую и вылетел в окно. После себя оставил резкий вонючий запах, который распространился по всей комнате. Артем не выдержал, открыл дверь и подбежал к окну глотнуть немного свежего воздуха. Уже достаточно рассвело и летуна нигде не было видно из проема окошка. Он только увидел, что находится на первом этаже и до земли метра полтора...
Оценка: 7.43*25  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современная проза) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Попаданка и король" (Любовное фэнтези) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"