Сухов Алексанр Васильевич: другие произведения.

Наследие Смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что если не всем в магическом мире плевать на Гарри Поттера. Что если у него появятся союзники там, где он их не ждёт. Что если Гарри Поттер проявит свой характер тогда, когда этого от него не ждут. Что если сирота спросит: "Да кто Вы такие, чтобы я вновь терпел Ваше очередное предательство?" Гарри Поттер узнаёт, что его наследие, это не просто красивые слова, и отныне магический мир обязан считаться с ним.

  
  Если кто нибудь решит кинуть в меня денюшку, буду благодарен, если Вы кинете её сюда.
  Карта Сбербанка: 4817 7601 7952 5500
  
  
  Первое испытание.
   Дафна Гринграсс сидела на трибуне, и её маска ледяной королевы впервые дала трещину. На Слизерине забыли, что речь идёт не просто о балбесе с Гриффиндора. Речь идёт о последнем наследнике древнего рода, который стоит на пороге уничтожения. Если парням её факультета было глубоко плевать на данную ситуацию, то женской половине следовало вспомнить, что они вообще-то не замужем. Вторая мировая война нанесла страшный удар по численности чистокровных семей. Как правило, волшебники пытались держаться подальше от магловских войн, в особенности этого правила старались придерживаться чистокровные рода. Однако Гриндевальд, залив огнём и кровью всю Европу, вынудил их участвовать в своей войне, в которой останавливаться он явно не собирался. Тот-Кого-Нельзя-Называть решил подхватить выпавшее знамя и стал весьма прытко добивать остатки древних родов. Лишь начав поиски подходящих мужей, многие девушки из Слизерина стали понимать, на границу какой пропасти поставили их Волан-де-Морт и Дамблдор.
  
   Отец Дафны часто рассказывал о безумии, охватившем магический мир Англии, и до сих пор сожалел, что не покинул эту страну. Причины, почему лорд Гринграсс остался с семьёй в этом дурдоме, были весьма серьёзны, но от этого было не легче. Большая часть древних родов приняла нейтралитет в схватке между Дамблдором и Тёмным Лордом за власть в Англии. Странное дело: первыми гибнуть стали именно волшебники из древних родов, занявшие нейтральную сторону. Ни Дамблдор, ни Министерство Магии ничего не делали, чтобы остановить кровопролитие. Министерство делало вид, что всё в порядке.
  
   Но страшнее всего вёл себя именно Дамблдор. То равнодушие, с каким он следил за геноцидом чистокровных семей, пугало сильнее, чем бешенство Тёмного Лорда. И если Тёмный Лорд неоднократно появлялся в первых рядах во время своих рейдов, то у Дамблдора на момент сражений между его сторонниками и Пожирателями смерти были более важные дела. Какие? А вот не мог он покинуть Хогвартс. Ну вот никак! Он не мог бросить защиту школы без своего мудрого руководства. Защита школы, стоявшей более тысячи лет до рождения Дамблдора и, дай Мерлин, столько же простоит и после его смерти, вдруг становилась очень ненадёжной во время рейдов у ПСов. Ходили слухи, что Тёмный Лорд не стремится встречаться с Дамблдором. Что примечательно, эти слухи активно распускали именно сторонники Дамблдора. Но вот в чём парадокс: Дамблдор сам не очень-то стремился встречаться в схватке с Тёмным Лордом. Вот об этом сторонники Дамблдора старались помалкивать. Ах да, Тёмный Лорд трусливо сбегал с поля боя при виде белобородого старца, в те несколько раз, когда тот всё же соизволил появиться на поле боя. Правда, все эти встречи можно было пересчитать по пальцам одной руки. Ах, какая незадача. Сбежал злодей.
  
   Однако все чистокровные семьи знали, что для вызова на магическую дуэль достаточно было ритуального письма, того самого, которое получил Дамблдор от Гриндевальда в 1945 году. Ритуальный письменный вызов, заверенный самой Магией, просто не позволил бы сопернику не прийти на дуэль, и это был не единственный способ вынудить Тёмного Лорда на встречу и поставить точку в этой бессмысленной бойне. Далеко не единственный способ.
  
   Но самый большой шок у выживших нейтралов случился после исчезновения Того-Кого-Нельзя-Называть. Во время суда над ПСами Дамблдор встал на защиту сторонников Тёмного Лорда. Невероятно, но это факт.
  "Давайте дадим им второй шанс, дабы их души могли очиститься от зла!" - и оглушительные аплодисменты полукровок и маглорождённых волшебников. Эта фраза великого светлого мага до сих пор гремит в памяти выживших нейтралов, и этой фразой Дамблдор завершил окончательный раскол между чистокровными магами и полукровками с маглорождёнными.
  
   За неделю до первого испытания турнира лорд Гринграсс вызвал Дафну из Хогвартса в свой кабинет и потребовал во всех подробностях описать ситуацию вокруг Гарри Поттера. Когда лорд Гринграсс узнал о том, какое отношение испытывает к себе последний представитель древнего рода, он рассказал дочери об испытании, подготовленном организаторами Турнира для чемпионов. Узнав, что предстоит пройти последнему наследнику Рода Поттеров, Дафна услышала от своего отца:
  "Вины Дамблдора и Тёмного Лорда в уничтожении древних родов нет. Вина лежит полностью на наших плечах. Это мы позволили полукровкам уничтожать чистокровных магов. Это мы дали им власть играть нашими судьбами и судьбами наших детей. Это мы равнодушно смотрим, как они грабят и унижают ребёнка Поттеров. Самое страшное в том, дочка, что мы воспитали своих детей по своему образу и подобию. Теперь мы не просто равнодушно наблюдаем, как вы травите ОДНОГО ИЗ НАС, как дикого зверя. Многие из нас в этом ещё и поддерживают своих детей. Мы ясно доказали Магии то, что отныне Древние Рода не достойны продолжать существование. Даже маглы лучше относятся к своим сиротам, чем мы. Запомни, дочь. ВСЕ дети-волшебники находятся под покровительством Магии. В ОСОБЕННОСТИ сироты. Гарри Поттер принадлежит не маглорождённым и даже не полукровкам. Он наследник чистокровного рода. Он отмечен пророчеством от самой Магии. Ты ещё не поняла? Магия возложила на него миссию. Она благословила его. МЫ, чистокровные семьи, МЫ, позволили и дальше позволяем полукровкам издеваться над сиротой так, что врагу не пожелаешь. Маги забыли своё место и обязанности перед Магией. Магия не прощает. Магия не забывает. Придёт день, и магия накажет нас. Страшно и кроваво".
  
  - Ты говоришь, что Гарри Поттер один из нас. Но ведь Гарри Поттер полукровка?
  
  - С чего ты взяла?
  
  - Но ведь его мать была маглорождённой.
  
  - Ты в этом уверена? Тогда сходи в нашу библиотеку и перечитай ритуал кровной защиты мать-дитя, завязанный на добровольную уплату собственной жизнью. Помни, Дамблдор ВСЕГДА говорит лишь часть правды, а это хуже лжи.
  
   Дафна до сих пор была не в состоянии без дрожи вспоминать этот день, когда отец вызвал её к себе. Она знала, что Тёмный Лорд пришёл к Поттерам из-за пророчества. Пророчества, где говорилось об угрозе для Тёмного Лорда от ребёнка. Пророчества, на которое намекал Дамблдор ВСЕМ своим сторонникам ещё до рождения самого ребёнка. Неизвестны были лишь подробности, но благодаря Дамблдору, о сути пророчества знали абсолютно все. Ритуал кровной защиты мать-дитя объяснял всё. Пророчество, скорее всего не защищало ребёнка, как пытался всех убедить "Великий Белый Маг", но предупреждало, и этим предупреждением воспользовалась мама Гарри Поттера.
  
   Жертва со стороны матери Гарри действительно была. В этом Дамблдор не соврал. Просто он, как обычно, не сказал всей правды. И именно это и делало Дамблдора столь опасным противником. Он не доверяет даже своим сторонникам, говоря им часть правды, словно бросая кость верному псу. Лили Поттер была не первая и не последняя, кто пожертвовал собой, защищая своего ребёнка. Другие матери любили своих детей ничуть не меньше, чем Лили Поттер. Но, лишь проведя ритуал мать-дитя, можно дать защиту, данную Гарри Поттеру. Ритуал, недоступный для маглорождённых волшебниц, в связи с малым магическим потенциалом. И лишь чистокровной волшебнице при поддержке родовой магии по плечу провести этот ритуал.
  
   И вот первое испытание Турнира Трёх Волшебников. И вот уже другими глазами Дафна Гринграсс смотрит на подростка, чьей жизнью играет весь магический мир руками Альбуса Дамблдора. Жизнью, за которую Лили Поттер добровольно отдала свою собственную. Жизнь, превращённая в помойку учениками Хогвартса.
  
  Ретроспектива.
  
   После выбора чемпионов турнира не только Рон, но и весь факультет отвернулся от него. Гриффиндорцы, в большинстве своём, не упускали возможность задеть его, и лишь немногие из них сохранили нейтралитет. Только Гермиона и Невилл по-настоящему верили ему. Как-то во время завтрака один из старшекурсников с его факультета, желая унизить Гарри, громко сказал, что Поттер не достоин быть на факультете честных, смелых и благородных. Ему тут не место. На попытку Гермионы заступиться за друга, "заучке" посоветовали не вмешиваться.
  
   Дафна тогда так и не поняла, что стало последней каплей. То, что факультет столь нагло унижает Гарри или то, что они оскорбляют и унижают ту, которая принесла столько баллов для Гриффиндорцев. Может то, что они дали возможность посмеяться Снейпу и Слизеринцам над ним и его подругой, которая искренне защищает Поттера. То, что его декан и директор молча наблюдают за унижением двух студентов. А возможно всё вместе взятое. Однако после смеха всех четырёх факультетов, он не выдержал и, стукнув кулаком об стол, встал. Глядя на профессоров, он демонстративно снял с себя галстук с цветами своего факультета, а затем, сорвав знак с груди, сказал:
  
  - Отныне я больше не являюсь студентом факультета предателей, - бросив регалии Гриффиндора на пол и выйдя из-за стола, он в полной тишине отправился в сторону выхода.
  
   Злорадный голос профессора Снейпа разнёсся в тишине зала.
  
  - Я вижу, вы совсем потеряли голову от вашей славы, мистер Поттер. Минус 20 баллов с Гриффиндора за этот балаган.
  
   Гарри остановился, обернулся и, ответив усмешкой в лицо довольного профессора, ответил:
  
  - Да хоть 1000 баллов. Это больше не мой факультет! - и, повернувшись спиной к ненавистному декану, продолжил свой путь.
  
  - А так же отработка на две недели в моём кабинете, мистер Поттер. Целая гора грязных котлов ожидают вас, так что вам предстоит делать то единственное, на что вы способны, - под смешки слизеринцев злорадное выражение профессора Снейпа не желало сходить с его лица. Под ехидные смешки Гарри молча покинул главный зал. Мальчик-Который-Выжил стал стремительно отдаляться от магической Англии.
  
  Конец ретроспективы.
  
   Вот теперь Дафна сидит на трибуне и размышляет.
  
   "Отбери золотое яйцо у дракона".
  Мило. Да как два пальца о драконий навоз. Тем более, этим навозом ты и можешь стать, и то, если тебе очень повезёт. Обычно это заканчивается хорошо прожаренной отбивной. Учитывая то, что главные повара - это самки драконов, и не просто самки, а самки драконов, высиживающие свою кладку яиц, то отбивную они будут делать вдумчиво и во всю широту своей драконьей души.
  
   Первые три чемпиона показали, насколько опасны могут быть эти рептилии, даже если ты знаешь, как с ними справиться, а то, что чемпионы были готовы ко встрече с драконами, было видно даже первокурснику. Но соплохвост вас залюби! Даже старшекурсники, с "тайной" поддержкой и советами от своих директоров, не смогли пройти без потерь. А кто-нибудь удосужился предупредить изгоя Хогвартса, с чем ему предстоит столкнуться? Что-то я сомневаюсь.
  
   Вот тут-то все вспомнили, что вообще-то Поттер в одиночку полез в Тайную Комнату, чтобы спасти первокурсницу, и, по слухам, сразился с василиском. Насчёт василиска, конечно, выдумки, не того размера эта козявка Поттер, но девочку он спас, а вместе с ней и школу от закрытия. Да и чудовище Слизерина больше никого не беспокоило. И вот теперь всех начал грызть червячок сомнения, а что если Поттер действительно не бросал своё имя в кубок. Нет, он, конечно, часто ведёт себя как дебил Гриффиндорский, когда лезет куда не надо, но всё же он не псих, чтобы желать встретиться с этими милыми созданиями, как любит говорить Хагрид.
  
   Когда противостояние между Поттером и школой переросло в дело принципа, никто не заметил. Признать, что ты не прав, значит признать, что вёл себя как ничтожество, и чем дальше, тем хуже была ситуация. Единственное, что успокаивало совесть учеников, это поведение их профессоров. Профессора не ищут того, кто бросил имя Поттера в Кубок Огня. Значит, доказательства его виновности они уже получили. Потому-то гонения на Поттера они и не остановили, чтобы для других наука была. Так сказать, наказание выскочки руками студентов. Но ведь профессора тоже люди, и они могли ошибиться в виновности Поттера, или нет?
  
   Когда на арену вышли драконологи сразу от четырёх драконьих заповедников, все растерялись. И тут на свидание с Поттером вывели ЭТО. Я даже не знаю, как ЭТО назвать. Двадцать тонн ярости и смерти. Машина убийства, вооруженная пастью с частоколом из зубов и шипами по всему телу, начиная от морды и заканчивая хвостом, наделённая разумом, острым зрением, просто фантастической реакцией и огнемётом, была выведена на арену. На такую мелочь, что ЭТО может ещё и летать, уже никто не обратил внимание. В отличие от своих подруг, ведущих себя как овечки на солнечном лугу, ярость драконицы можно было не только ощутить, но и в буквальном смысле потрогать руками. Во всём своём смертоносном великолепии Венгерская Хвосторога устроилась возле своего гнезда и с гастрономическим интересом посмотрела на зрителей, отчего они неосознанно отодвинулись назад. В отличие от своих товарок, чьё пламя достигало в длину максимум семь метров, эта бестия лениво поплёвывала драконьим пламенем, длина которого достигала двадцати метров.
  
   Оглушающая тишина накрыла трибуны как минимум на пять минут. Даже комментатор Людо Бэгмэн потерял свой жизнерадостный задор.
  
  Примечание к части
  Serana-z. Отредактировано.
  
  
  Венгерская Хвосторога.
  - ЭЭэээ... - растерянно проблеял ведущий, - ну... да... - Бэгмен попятился от взгляда драконицы. - В общем, перед нами Венгерская Хвосторога, - выдав очевидное, Бэгмен постарался успокоиться. - В общем, четвёртый чемпион, Гарри Поттер! - ожидая приветственные выкрики, Бэгмен широко улыбнулся.
  
   Однако вместо радостного рёва трибуна ответила лишь гробовой тишиной, при которой начала сползать натянутая улыбка комментатора.
  
  - ДА!.. - прокричал ведущий, всеми силами беря свои эмоции под контроль и, судорожно вытерев выступивший пот, убитым голосом выдал: - Четвёртый чемпион, Гарри Поттер, прошу на арену, - увидев худую фигуру, вышедшую из палатки, Бэгмен закрыл глаза. Впервые в жизни он забыл о той баснословной денежной ставке, которую он поставил на Поттера. Он искренне надеялся, что вид этого ребёнка не станет его новым боггартом.
  
   Движение палочки чемпиона, заклятие "Акцио Молния" и вновь гробовая тишина. Говорят, именно такую тишину можно весьма неплохо нарезать на кусочки. А потом Поттер оседлал метлу и начал играть со смертью. Ещё ни одно состязание не проходило в такой напряжённой тишине. Лишь рёв взбешенной драконицы, гул всепоглощающего пламени и кровоточащая рана на плече чемпиона говорили о том, что происходящее на арене не является чьей-то неудачной шуткой с иллюзиями. Даже Крам с напряжением смотрел на этот танец смерти. Впоследствии болгарин был вынужден признать, кто бы что о нём ни говорил, но он не псих и не настолько хорошо летает на метле, чтобы повторить то же, что делал Поттер, дёргая смерть за косу. А мнение самого талантливого ловца столетия стоит дорого.
  
  - И вот самоубийственный рывок к Хвостороге, полёт рядом с раскрытой пастью полной зубов, изящное танцевальное па с мчащейся навстречу когтистой лапой и самый молодой чемпион быстрее всех своих соперников добывает золотое яйцо! - во всю силу своих лёгких закричал комментатор.
  
   Крик Бэгмэна прорвал плотину, и трибуны с восторгом стали скандировать:
  
  - Поттер! Поттер! Поттер! Поттер! - у самого комментатора был такой вид, будто он добыл это злосчастное яйцо у Хвостороги собственноручно. Однако радости и гордости на его лице даже не просматривалось. Только потное и усталое лицо от пережитого и вселенское облегчение.
  
  - Мистер Поттер! - стоило ему лишь войти в палатку для чемпионов, как он тут же попал в цепкие ручки мадам Помфри. Жест волшебной палочки, и Гарри оказался в удобном кресле. Ещё жест, и он обнажён по пояс, открыв всем собравшимся болезненно-худое тело. Замелькавшая над раной палочка, вперемешку с вливаемыми зельями, свидетельствовала о недюжинном опыте колдомедика в подобных ситуациях. В процессе лечения напуганная колдомедик ворчала:
  
  - Драконы, мистер Поттер. Мерлин всемогущий! О чём думали эти организаторы? О чём думал Дамблдор? Куда смотрело Министерство? Сначала на первом курсе на вас нападает горный тролль. На втором вы сцепились с тысячелетним василиском, - она выразительно посмотрела на уродливый шрам на его руке. - Повезло ещё, что феникс оказался поблизости. Если вы в будущем решите побороться с подобной рептилией, помните, против яда василиска я буду бессильна.
  
   Крам и Флер вопросительно посмотрели на Седрика в надежде, что он улыбнётся и скажет, что это шутка. Однако, вместо этого он лишь ещё сильнее нахмурился и, посмотрев на гостей, утвердительно кивнул головой.
  
  - Тот василиск мёртв, - виновато проблеял Гарри. Нотации мадам Помфри - это последнее, что он хотел бы выслушивать сегодня.
  
  - Оооо... - злорадно высказала колдомедик. - С вашим талантом влипать в различные неприятности, я в вас верю. Уж кто-кто, а вы найдёте на свою голову ещё одного тысячелетнего василиска.
  
  - Затем на вас охотился серийный убийца, а пока Вы там с ним в Запретном лесу разбирались, кто из вас круче: вы, он или оборотень, вышедший погулять под луной - к вам дружно летит сотня дементоров, чтобы показать, каково это - целоваться взасос.
  
   По мере столь познавательного рассказа у Крама и Флер всё больше округлялись глаза и отпадали челюсти. Увидев, как Поттер вздрогнул от накативших воспоминаний, и, удовлетворённо кивнув головой от того, что её критика дошла до адресата, неудержимая мадам Помфри продолжила:
  
  - Я надеялась, что ваша битва с сотней дементоров показала Дамблдору, что его игры с вашей жизнью рано или поздно до добра не доведут. Однако в этот раз он опять подвергает вашу жизнь смертельной опасности.
  
  - Дамблдор не виноват, что кто-то бросил моё имя в кубок, - Гарри робко попытался защитить директора от несправедливых обвинений мадам Помфри.
  
  - Нет, мистер Поттер! - рявкнула колдомедик и, приблизившись к вжавшемуся в кресло парня, прошипела: - Обеспечение безопасности учеников школы является его главной обязанностью, точнее, являлось до позапрошлого года. И если Дамблдор сумел улизнуть от принесения обязательных клятв при повторном вступлении в должность директора Хогвартса, то я с удовольствием напомню ему о них. В отличие от директора, я не защищена от магического отката в случае вашей гибели. При поступлении в Хогвартс я клялась магией, что сделаю всё, что в моих силах, чтобы защитить здоровье своих пациентов. И я, чёрт побери, сделаю это! Если вам, защищая директора и его непонятные игры, плевать на своё здоровье и жизнь, то подумайте обо мне. Так как из-за вашего безрассудного поведения я рискую получить сильный магический откат и стать сквибом. Также, как Ваш лечащий колдомедик, я настоятельно советую вам пройти полное медицинское обследование в больнице Святого Мунго. Я неоднократно говорила директору о том, что у Вас слишком сильная недостача веса. Также ваш рост не соответствует вашему возрасту. К сожалению, моей квалификации недостаточно для столь всестороннего обследования, но он просто игнорирует мои рекомендации, - посмотрев на испуганного парня, она улыбнулась и уже совсем другим голосом добавила: - Прислушайтесь к моему совету, мистер Поттер, не затягивайте с этим, - развернувшись, мадам Помфри покинула палатку с ошалевшими чемпионами.
  
   Флер проводила взглядом взбешённую мадам Помфри. Затем Флер посмотрела на Крама, и тот с сарказмом сказал:
  
  - Тысячелетний василиск.
  
   Француженка в сарказме не отставала:
  
  - Дементоры, сто штук, - и задумчиво уставилась на Поттера. - Вы полны сюрпризов, мистер Поттер. Как много интересного вы о себе, оказывается, скрываете. Прямо бразильский сериал.
  
   Взгляд Крама был не менее красноречив.
  
  - Как любит говорить наш директор, мы стоим в сторонке и нервно курим. Правда я не совсем понял, что случилось с тысячелетним василиском.
  
   Видя нежелание Поттера распространяться на эту тему, Крам расстроенно сказал:
  
  - Сейчас догадаюсь. Василиск в темноте споткнулся о ступеньку и сломал себе шею. В общем, несчастный был случай. Ага, ага. Сколько Вам было лет, Поттер, двенадцать?
  
   Делакур хмыкнула и продолжила развивать тему:
  
  - Тринадцатилетний пацан пошёл в Запретный лес посмотреть на дементоров, а чтобы не было скучно, пригласил серийного убийцу и оборотня прогуляться под луной. Очень романтично. Особенно зная, как дементоры любят целоваться взасос.
  
   Видя, что Поттер поддерживать беседу не собирается, чемпионы с ожиданием уставились на Седрика Дигори.
  
  - Что? - он видел, что разговор для Гарри был неприятен, однако эти двое так просто не отстанут. Так что будет лучше, если он сам ответит на пару вопросов. В общих чертах, так сказать. - Что случилось с троллем не знаю, слишком много слухов ходило по школе. Но тролля он с Роном завалил и спас Грейнджер. Это я знаю точно. Что касается василиска? Этот гад тысячелетний действительно ползал по школе и нападал на учеников. Его наследник Слизерина на учеников натравливал. Было несколько нападений, к счастью, без летального исхода. Когда этот наследник похитил первокурсницу и пообещал навсегда оставить её труп в знаменитой Тайной комнате, которую тысячу лет искали и не нашли, вот тут наш Поттер взвился. Как Поттер разобрался с василиском - не в курсе. Профессора не рассказывали, а Поттер слишком скромен, чтобы рассказывать подробности. Насчёт дементоров ещё проще. Когда из Азкабана сбежал серийный убийца Сириус Блэк, на защиту Хогвартса отправили дементоров. Ну, типа и Поттера защитят, и убийцу поймают. Вот только всё наоборот вышло. Вместо того, чтобы защищать Поттера, они, по меньшей мере, три раза на него нападали. Первый раз в поезде. Хорошо, что тогда за всех нас профессор Люпин заступился. Второй раз во время игры в квиддич. Они целой кучей на Поттера над стадионом на глазах всей школы напали. Гарри тогда с трёхсотметровой высоты без сознания из-за них рухнул. Его Дамблдор вовремя заклятием у самой земли подхватил. Ну, а в третий раз уже под конец года, они его всей толпой в оборот взять решили. Слетелось тогда к нему не меньше сотни этих тварей. Да только Поттер в очередной раз показал свой характер. Отец сказал, что Министерство в тот вечер половину этих стражей Азкабана потеряло. Только обрывки их плащей да пепел от них остался. Они так и не смогли точно посчитать, сколько дементоров тогда Поттер упокоил. Но больше пятидесяти, это точно. Вот так, если коротко.
  
  - И чем же тринадцатилетний мальчик уничтожал столь опасных существ? - ехидно спросила Делакур.
  
   После накативших воспоминаний о прошлом годе, ехидный голос Флер резанул по нервам не хуже гвоздя по стеклу.
  
  - Патронусом, - хмуро буркнул Поттер из своего кресла.
  
  - Извини, чем? - француженка была воплощением скепсиса.
  
  - Патронусом. Это такое заклинание, которое...
  
  - Я отлично знаю, что из себя представляет заклинание "Патронус", мистер Поттер. Но если бы вы и смогли вызвать что-то наподобие облака, что весьма сомнительно, то как вы смогли не только прогнать, но и уничтожить такое большое количество этих существ. Доподлинно известно, что даже телесный патронус развеется от дементоров в количестве пяти штук и более.
  
   Гарри начала дико раздражать эта французская девица. "Раз не веришь, чего спрашиваешь? И вообще, с какой стати я должен ей что-то доказывать. Считает себя, любимую, пупом земли?"
  
  - В этом и есть ваша слабость. Вы знаете, что это невозможно, я же об этом не знал. Вот у меня и получилось. Знаешь, Флер, твоя красота не даёт тебе право обвинять людей во лжи.
  
   Гарри вспомнил, как Гермиона улыбалась и гордилась им, когда он впервые овладел заклятием призыва. Его раздражение исчезло без следа. Воспоминание о лице Гермионы наполнило его грудь уже знакомым чувством тепла. Правда, в этот раз оно было значительно сильнее. Он взмахнул палочкой и произнёс "Экспекто Патронум". Из палочки вылетело не облако, а полноценный сияющий олень. Он осмотрелся вокруг в поисках опасности, а затем подошёл к своему создателю. Флер смотрела на это чудо во все глаза. Чемпионы смотрели на оленя и чувствовали, как напряжение их отпускает, а мир вокруг наполняется спокойствием и радостью. Флер как во сне подошла к оленю с вытянутой рукой и осторожно коснулась его. Как несущая в себе кровь вейл, она более остро переживала ощущение, дающееся патронусом. На её лице отобразилась абсолютная растерянность.
  
  - Он настоящий, - растерянность на её лице только усилилась. - В смысле, это не образ животного, не подобие призрака. ОН НАСТОЯЩИЙ, - олень насмешливо фыркнул и толкнул её ладонь своим носом. Девушка погладила нос, затем её пальцы утонули в блестящей шерсти и стали поглаживать шею прекрасного животного. Спустя минуту под расстроенный выдох чемпионов патронус рассеялся.
  
   Однако продолжить выпытывать подробности им не дали организаторы турнира. Вышедший вперёд Людо Бэгмэн выглядел бледным и взмокшим от пота. Очевидно, наблюдение за последним соревнованием дорого ему далось, и сейчас от количества адреналина в крови его слегка потряхивало.
  
  - Господа чемпионы. Каждый из вас справился со своей частью задания и добыл золотое яйцо. В нём ключ-подсказка к следующему заданию. Ваша задача расшифровать этот ключ, иначе к следующему заданию вы будете не готовы и не сможете справиться. Удачи.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Разговор после второго испытания.
   Гарри из последних сил вытолкнул Рона и Габриэль из воды. Стоило двум заложникам вынырнуть из воды, как заклятие спало, и они открыли глаза.
  
  - Фууууу, какая сырость, - Рон с отвращением осмотрелся вокруг и с удивлением уставился на Габриэль. - Гарри, ты какого хрена эту мелкую с собой потащил? - возмущению Рона не было предела. В этот момент на берегу раздались два крика, полные боли и отчаянья.
  
  - Габриэль! - кричала Флер.
  
  - Гарри! - крик Гермионы ненамного уступал крику Флер.
  
   Посмотрев на трибуны, Гарри увидел двух девушек, замотанных в полотенца. Всего лишь секунду на лицах двух девушек отражался ужас, который стал медленно перетекать в облегчение. Однако у француженки была истерика. Её с трудом держали на месте, не позволяя ей броситься в воду.
  
  - Так какого хрена ты потащил с собой эту мелкую? - не унимался Рон. - Только не говори, что ты до последнего ждал, когда приплывут твои соперники.
  
  - Рон, в песне было сказано, что если...
  
  - Гарри, ты что поверил в ту чушь, что была сказана в песне? Думаешь, Дамблдор позволил бы причинить вред заложникам?
  
   Гарри почувствовал себя глупым и обманутым.
  "Каким же мне нужно быть..." - но додумать эту мысль Гарри не успел, он увидел лицо Габриэль, и все мысли тут же вылетели у него из головы. Девочка была не просто напугана, она была в ужасе.
  
  - Рон, её нельзя было оставлять там одну, - от взгляда девочки, полного благодарности, Гарри даже стало неловко.
  
  - Гарри, ты идиот. Из-за неё ты пришёл последним, - не унимался Рон.
  
   На Гарри вновь накатило раздражение. На Рона, на организаторов, на судей.
  
  - Плевать я хотел на это соревнование и на этот кубок. Я не позволю девочке оставаться там в одиночестве. Габриэль, держись за меня, всё будет хорошо, всё почти закончилось, - стоило Габриэль вылезти из воды, как она тут же была ощупана своей старшей заплаканной сестрой на предмет повреждений. Затем последовали обнимания и поцелуи. Стоило им вылезти из воды, как Гарри тут же попал в крепкие объятия перепуганной Гермионы:
  
  - Гарри, ты справился!
  
   Парень виновато улыбнулся и, стуча зубами, сказал:
  
  - Я пришёл последним.
  
  - Да плевать, я горжусь тобой! - голос, полный облегчения показал, что, по крайней мере, один человек тоже считает, что он поступил правильно. Однако недовольное лицо Рона говорило, что так же, по крайней мере один человек, считает, что он поступил неправильно. В следующий миг светловолосый вихрь набросился на Гарри с объятиями и поцелуями.
  
  - Ты спас её! - крик Флер поставил жирную точку в возможных вопросах. - Ты не обязан был делать этого, но ты спас мою маленькую Габриэль, - обняв Рона, она выдохнула. - И ты помогал.
  
  - Ну да, немного, - промямлил покрасневший Рон после двух полученных поцелуев в щёки. Однако Флер уже неслась к своей младшей сестре.
  
   Гарри посмотрел на довольное лицо Рона и лишь разочарованно покачал головой. Тем не менее, главный вопрос был в том, почему Гермиона была такой напуганной. Даже при виде цербера у неё не было такого страха на лице. Он уже хотел задать ей этот вопрос, но, когда развернулся в ее сторону, увидел лишь удаляющуюся спину.
  
   Позже, после разговора Дамблдора с русалками, были озвучены оценки за прохождение второго этапа. Однако Гарри оценки не интересовали, его беспокоила Гермиона. И её было необходимо как можно скорее найти. Но в этот момент за спиной Гарри раздался голос.
  
  - Мистер Поттер, вы можете уделить мне немного времени? - Гарри обернулся и увидел отца Флер Делакур. - Если вы не будете против прогуляться вокруг озера и обговорить со мной несколько вопросов, я буду вам весьма признателен, - он неодобрительно посмотрел на Рона Уизли, давая понять что разговор должен проходить с глазу на глаз.
  
  - Иди, Рон, я позже тебя догоню, - однако Рон особо и не рвался составлять Гарри компанию в разговоре с отцом Флер, считая, что после поцелуя девушки, в особенности на глазах её отца, разговор может привести к весьма болезненным последствиям. Во всяком случае, он бы на месте её отца не стал бы разбираться, кто кого поцеловал.
  
   Пройдя вдоль озера подальше от любопытной толпы, Гарри и мистер Делакур остановились. Несмотря на зелья, влитые в него мадам Помфи, Гарри зверски замёрз, но он решил не торопить мистера Делакур. Опытный политик заметил этот жест и по достоинству оценил его.
  
  - Мистер Поттер, как вы понимаете, теперь у моей младшей дочери перед вами Долг жизни. Я хотел бы узнать, что вы потребуете в уплату за него, - сказать что Гарри был удивлён - это ничего не сказать.
  
  - Месье Делакур, я не понимаю, о каком Долге может идти речь. Я сделал то, что сделал бы любой волшебник на моём месте, - Делакур хмуро посмотрел на четвёртого чемпиона и его голос был мрачен:
  
  - Да нет, мистер Поттер. Не любой. В особенности чемпион турнира, на которого не действуют чары вейл. Ведь, как вам уже известно, мои дочери на четверть вейлы.
  
  - Ну, ваши дочери очень красивые, - Гарри почувствовал, что начинает краснеть под внимательным взглядом Делакура. И стал с любопытством рассматривать свои ботинки.
  
  - Ну да, они красивые, - Делакур впервые улыбнулся. Удивительно, но по тому, что он уже успел узнать о Гарри Поттере, этот англичанин не потерял свою застенчивость. Хотя это было последним, в чём его можно было заподозрить. - Однако в их присутствии вы не замираете, как от заклятия "Остолбеней", у вас не стекленеют глаза, и что самое удивительное, у вас даже не текут слюни, - видя как мальчик, рассматривая свои ботинки, покраснел ещё сильней, он удивлённо покачал головой.
  "Как могут сочетаться такая невинность, и такое самопожертвование?"
  
  - Мне известно, что Дамблдор отменил такие важные предметы как магические традиции и основы магического права, однако ваш опекун должен был уделить вам время или хотя бы нанять соответственных преподавателей.
  
   Гарри почувствовал себя совсем неуютно.
  
  - Видите ли, сэр, я вырос у моих родственников, а они маглы, и не очень любят всё, что связанно с волшебством, так что сами понимаете... - так и не дождавшись ответа, он посмотрел на растерянное лицо Делакура. Делакур думал, что его уже ничем не удивить. Он жестоко ошибался. Нет, он, конечно, собирал информацию о соперниках своей дочери и вначале на мистера Поттера не обратил особого внимания в силу того, что никто не любит выскочек, непонятно как пролезших на турнир.
  
  - Знаете, мистер Поттер, когда Кубок Огня выбросил ваше имя, Министерство Франции стало наводить справки о вас. Однако, чем сильнее наши люди копали, тем большее недоумение выплывало на лицах наших агентов. Как отец Флер и сотрудник Министерства Магии Франции я получил доступ к собранной информации на Вас. Знаете, что они узнали о Вас в течении месяца? Абсолютно ни-че-го. О жизни Гарри Поттера неизвестно абсолютно ничего, за исключением того, что он живёт у родственников, в безопасности и окружённый любовью. Сбор информации превратился в настоящий вызов для всего Министерства Магии Франции. Политика просто требовала этого. У нас возникло ощущение, что мы ищем глубоко законспирированного агента, о котором не знает даже сам Министр Магии Англии. Дело сдвинулось с мёртвой точки лишь после того, как Флер рассказала о том, что поведал им с Крамом Седрик Диггори после первого тура в палатке для чемпионов. В связи с тем, что рассказы напоминали инструкцию о том, как убить героя, мы со скепсисом отнеслись к этой информации. Однако ваш патронус дал подсказку, где копать. И вот недавно мне передали копию отчёта. Всё рассказанное мистером Диггори о Вас было правдой, однако в Министерстве весьма тщательно скрывают это. Ни документов, ни записей. Как вы понимаете, мистер Поттер, нападение дементоров на ученика - это не рядовое событие. Однако, по требованию вашего опекуна все документы по этому инциденту были изъяты и отправлены в архив. Знаете, у нас в Министерстве Магии Англии много друзей, которые тоже захотели почитать подробности о тех событиях. Так вот, записей о нападении дементоров на студента Хогвартса Гарри Поттера в архиве не обнаружено. Записи туда просто не дошли. Кто-то тщательно всё подчищает, и везде чувствуется рука вашего опекуна.
  
   Поттер нахмурил лоб.
  
  - Мой опекун? Я не знал, что кто-то из Дурслей имеет возможность посетить Министерство Магии.
  
  - О каких Дурслях Вы говорите, мистер Поттер?
  
  - О моих магловских опекунах. Вернон Дурсль и его жена, моя тётя, Петунья Дурсль. Вот я и удивился. Они же ненавидят магию и всё, что с ней связано.
  
  - Мистер Поттер, постарайтесь понять меня правильно, я ни в коем случае не желаю оскорбить или обидеть вас, в особенности после спасения моей дочери, но когда вы узнали о том, что вы волшебник?
  
  - Когда мне было 11 лет, мне сказал Хагрид.
  
  - Хагрид?
  
  - Да, это наш лесничий. Он принёс мне письмо из Хогвартса.
  
   Жизнь преподнесла Делакуру ещё один сюрприз. Пять минут назад он думал, что удивляться дальше уже некуда, но ошибся. Вот теперь ему действительно некуда удивляться. Да что же в этой стране происходит? Преступная халатность или равнодушие? Чистокровный волшебник. Единственный наследник древнего рода живёт, не зная о своем Наследии? Чувствуя, что это не последний сюрприз из прошлого знаменитости, он решил пожалеть свои нервы и перевести разговор на другую тему. Двух скелетов из шкафа Гарри Поттера за день более чем достаточно, тем более, что дальше попахивает скелетами не простых обывателей, а целой хвостороги. Однако, не удержавшись, мистер Делакур вновь спросил героя магического мира:
  
  - Мистер Поттер, вашим магическим опекуном является директор школы Альбус Дамблдор. Он взял на себя обязанности о заботе, воспитании, обучении и самое главное, проведении всех должных магических ритуалов над вами. Также он получил доступ к вашему детскому сейфу, дабы научить вас правильно тратить и вкладывать деньги. Так же ему временно, до вашего совершеннолетия, переходит право голосовать от вашего имени в Верховном Совете колдунов Англии, дабы вы, как будущий Лорд, были в курсе политической ситуации в стране и после своего магического совершеннолетия достойно выполняли свои обязанности.
  
  - Но я увидел его впервые лишь в Хогвартсе во время распределения на первый курс, а о том, что он мой опекун, узнал только что от вас, - какое-то время оба волшебника шокировано смотрели друг на друга.
  
  - Какие магические ритуалы вы проходили в детстве?
  
  - Я даже не знаю, о чём вы говорите, сэр.
  
   С трудом справившись с шоком, Делакур продолжил:
  
  - Что вам известно о вашем магическом контракте с Кубком Огня?
  
  - Ну... Я теперь обязан участвовать в турнире...
  
  - Вы не поняли меня, мистер Поттер. Что вам сообщили о ваших правах и обязанностях?
  
  - Ничего, сэр.
  
   Делакур устало прикрыл глаза и возобновил дыхательные упражнения, чтобы взять свою магию под контроль.
  
  - Мерлин и Моргана, - тихо произнёс Делакур, однако Гарри его услышал, - во имя Магии, дайте мне силы. Вне всяких сомнений парня хотят убить, и так называемый Пожиратель Смерти здесь ни при чём, - открыв глаза, он продолжил:
  
  - Позвольте пройтись по нашей ситуации более подробно, мистер Поттер. Как вы поняли из загадки в яйце, в случае если потерянное не будет возвращено в срок, оно навсегда будет потеряно для чемпиона и останется на дне чёрного озера.
  
  - Месье Делакур, - Гарри начал чувствовать раздражение, - если вы хотите сказать, что я единственный идиот, который поверил в эти слова, то можете не утруждаться. Я это уже и так понял.
  
  - В том-то и дело, мистер Поттер, что вы, в отличие от судей, не были идиотом, - бледность, которая выступила на лице Делакура, показала Гарри, что ситуация несколько серьёзней, чем всем показалось на первый взгляд. - Чемпионы связаны с турниром и друг с другом магическим договором настолько серьёзным, что его практически невозможно разорвать. Ваше участие вызвало огромный международный скандал. Два чемпиона из одной школы - это плевок в лицо всем, кто организовывал турнир. Если бы ваше Министерство могло разорвать магический контракт и замять это дело, то оно не задумываясь сделало бы это. Слишком много проблем принесло ваше участие в этом турнире. Ваши политики этого вам не простят, - видя, что Поттер пытается что-то возразить, Делакур поднял ладони в защитном жесте и сказал. - Я верю вам, мистер Поттер, в том, что вы не бросали своё имя в Кубок, и спасение моей дочери служит абсолютным доказательством вашей невиновности. Вам было плевать на победу, вы спасали мою дочь. Ни я, ни Франция никогда этого не забудем. Поверьте, мы, французы, умеем быть благодарными! Также теперь вы будете пользоваться огромным уважением и у вейл. Если вы не в курсе, вейлы редко выходят замуж за магов. Дети в подобных браках очень ценятся у обоих народов, как среди вейл, так и среди магов.
  
  - Но вернёмся к вашему случаю. Вы связаны магическим контрактом с Кубком. Это факт. Магия обязывает вас выполнять магические задания, выданные организаторами турнира. За отказ от участия магия Кубка вас просто уничтожит. Вам будет отказано даже в жизни в качестве сквиба. Задания турнира являются магическими заданиями. Задания наделены Кубком огромной магической силой. Именно поэтому Кубок разжигают только раз в сто лет. Всё остальное время он копит магию. Вы следите за моей мыслью, мистер Поттер?
  
   Через пять минут осмысливания информации Гарри почувствовал, что земля под ногами начала раскачиваться.
  
  - Вы хотите сказать, что...
  
  - Именно, мистер Поттер. Магия Кубка должна следить не только за тем, как чемпионы выполняют своё задание, но и за тем, что задание из себя представляет. Проблема в том, что на каждом новом турнире задания отличаются от предыдущих. Следовательно, организаторы записывают задания на пергамент и, бросив свиток в Кубок, вплетают новые задания в магию Кубка Огня. После этого ритуала магия Кубка жёстко следует условиям, поставленным судейской коллегией, - видя, что Гарри начал стремительно бледнеть, Делакур продолжил: - Если в задании угрожают, что в случае, если чемпион не успеет спасти своего заложника, то его заложник погибнет...
  
  - То заложник погибнет, - увидев подтверждающий кивок от Делакура, Гарри продолжил развивать свою мысль. - Заложника уничтожит сама Магия Кубка, ибо так сказано в магическом задании:
  
   Ищи быстрей - лишь час тебе на розыск дали
   На возвращение того, что мы украли.
   Ищи и помни, отправляясь в этот путь,
   Есть только час, потом пропажи не вернуть.
  
  - И с будущими заданиями согласились чемпионы, они подтвердили это, бросив своё имя в Кубок и заключив магический контракт, - Гарри почувствовал, что ему нужно сесть, пока его не вырвало. Присев на небольшой валун Гарри продолжил. - Но куда смотрели организаторы, и о чём они думали, давая такое задание?
  
  - Туда же, куда смотрели на Чемпионате Мира по квиддичу, - с отвращением выплюнул Делакур. - Именно по этой причине Британских магов очень не любят в других странах. Извините за резкость, мистер Поттер, но вашему Министерству на всех плевать!
  
   Однако Гарри был согласен с подобной критикой, и война с Волан-де-Мортом была прямым доказательством. Пока ПСы пытали и убивали беззащитных маглов, Министерство сидело на попе ровно. Более того, оно не просто позволяло Пожирателям творить то, что они пожелают, а фактически покрывало зверства Пожирателей, стирая память выживших свидетелей. Зачесались они лишь после того, как стали гибнуть не только полукровки, но и чистокровные волшебники. Да и то не сразу. С тех пор ничего не изменилось. Делакур прав и в том, что нападение на Чемпионате мира по квиддичу прямое подтверждение, что политика Министерства не изменилась. Виноват кто угодно, но только не мы.
  
  - Но ведь Дамблдор утверждал, что на задании никто не пострадает и...
  
  - ЛОЖЬ! - вскрикнул Делакур и виновато посмотрел на удаляющихся студентов. - Простите, мистер Поттер, но на кону жизнь моей дочери. Флер не спасла своего заложника, и, следовательно, за невыполненное задание, наказание одно - смерть Габриэль, ибо Флер должна была навсегда потерять своего заложника, так сказано в условиях задания, - Делакур, тяжело дыша, стал расхаживать из стороны в сторону. - Стоит заглянуть хотя бы на два шага вперёд, как начинаешь понимать, что натворил Дамблдор. Уверяю вас, мистер Поттер, мы не знаем, о чем думал ваш многоуважаемый директор, когда накладывал заклинание на Габриэль. Ни наша семья, ни мадам Максим не были в курсе происходящего. Габриэль увели из-под носа Флер настолько изящно, что ей даже в голову не могло прийти, что ваш директор может навредить её сестре. Когда же Габриэль на следующий день не оказалось на месте, мы забили тревогу и сразу обратились к мадам Максим, но она была уверена, что Габриэль с нами. На наш прямой вопрос, где моя дочь, Дамблдор лишь снисходительно улыбался и обещал, что с ней всё будет в порядке, так как он лично накладывал заклинания на мою дочь. Вы слышите, мистер Поттер, - вновь начал кричать Делакур, - эта сволочь наложила заклятия на мою дочь и, с улыбкой на лице, ждала от меня чуть ли не преклонения! - Делакур вновь замолчал, пытаясь прийти в себя. - Лишь под угрозой вызова на дуэль нам сообщили, что натворил этот... этот... - Делакур вновь попытался успокоиться. Однако Гарри не пытался мешать ему выговориться. Поттер видел, в каком состоянии его собеседник, и что он пережил. А ведь ещё ничего не кончилось.
  
  - Когда мы узнали, какая опасность грозит Габриэль, в общем, хорошо, что здесь не было моей жены. Малой кровью организаторы турнира не обошлись бы. Мы оба с вами знаем, на что готова мать ради своего дитя, - Гарри понимающе кивнул. - Я уже собирался сам задушить этого длиннобородого ублюдка, и лишь дочь удержала меня. Но когда она выбыла из соревнования, у неё была истерика. Мы уже решили, что это конец, да ты и сам видел её состояние, когда вернулся на берег.
  
   Да, Гарри действительно был очень удивлён реакцией француженки на свой проигрыш в задании и только теперь начал понимать суть произошедшего, ведь Флер практически похоронила свою младшую сестру.
  
  - Но, месье Делакур, ведь Габриэль жива.
  
  - Да, но только благодаря тебе. Дамблдор не мог гарантировать безопасность Габриэль. Через час отведённого на спасение времени, Магия, согласно договору, просто убила бы мою дочь. Как показал ваш контракт при выборе чемпиона, не директору тягаться с магией Кубка. Максимум, что бы мы получили, это мёртвое тело Габриэль, - Делакур злобно оскалился. - Но ведь это турнир Трёх Волшебников, здесь несчастные случаи в порядке вещей, не так ли, мистер Поттер?
  
  - Да, но почему же тогда Магия не тронула Габриэль?
  
  - Думаю, здесь приложили руку создатели артефакта Кубка Огня. Турнир в первую очередь был создан для налаживания отношений между школами. Ведь Турнир не просто соперничество за главный приз, но и возможность проявить благородство. Наверняка, возможность взаимопомощи между чемпионами была изначально вплетена при создании Кубка Огня. Вы прибыли к заложникам первым. Очевидно, магия Кубка зафиксировала то, что для вас важны все заложники в целом и каждый в отдельности. Ваша вера в то, что если оставить Габриэль в заложниках, то мы её больше не увидим, позволила вам сделать правильный выбор. Поэтому, в подтверждение своего отношения к состязанию, вы ждали до последнего пока не прибудут все чемпионы. На тот момент жизнь маленькой девочки для вас была столь же важна, как и жизнь вашего друга, и это возвращает нас к началу разговора. Вы спасли жизнь моей Габриель, хотя и не обязаны были делать этого. Я уверен, Магия зафиксировала её Долг жизни к вам, и я, как её отец, должен сделать всё возможное, чтобы помочь ей выплатить его.
  
   Гарри был шокирован. Всего тридцать минут разговора, и весь мир становится с ног на голову. Однако Делакур уже достаточно успел изучить Гарри Поттера и, не дав ему ничего сказать, продолжил:
  
  - Мистер Поттер, подозревая о вашем неведении в данном вопросе, предупреждаю сразу. Вы не можете отказаться от Долга жизни, не в этом случае. Вы должны подтвердить принятие Долга жизни от моей дочери. В моей дочери кровь на четверть состоит из крови вейл, а они, как вы понимаете, магические существа и подчиняются законам магии значительно сильнее, чем, скажем так, чистокровные маги. В случае вашего отказа признать Долг жизни, Магия посчитает, что Габриэль была не достойна спасения, а следовательно и жизни. Таковы Законы Магии. После вашего отказа последует магический откат, который скорее всего, убьёт мою дочь.
  
   Гарри всё это время растерянно смотрел на мужчину и удивлялся. Делакур говорил так, будто сказанное им было в порядке вещей и, судя по всему, об этом знали все чистокровные маги.
  "Удивительно, - думал Гарри - сколько я ещё не знаю о волшебном мире. Получается, что все эти знания раньше преподавали в Хогвартсе, но директор решил сократить программу и исключил эти знания из обучения. Интересно, зачем? Ведь именно на них и держатся традиции и законы магического мира. Теперь понятно презрение чистокровок к Дамблдору и к маглорождённым. Именно отказ от традиций и незнание законов Магии чуть не привели к смерти маленькой девочки. И если бы не его "глупая вера в сказанное", то её смерть была бы и на его руках. Как бы он жил после этого, зная, что её смерть и на его совести? А сколько подобных случаев происходит в Британии по незнанию со стороны маглорождённых? Но опять-таки, страдают маглорождённые, все об этом знают и молчат!"
  
  - Скажите, месье Делакур, а как происходит подтверждение принятия Долга жизни?
  
  - Всё сложно и просто одновременно. Для начала, во избежание недоразумений, следует пройти дополнительную проверку крови у гоблинов. Они определят, действительно ли волшебник является должником данному лицу. Как вы понимаете, признание Долга жизни кому попало не приносят. Ритуал признания Долга между волшебниками, по сути, является формальностью перед Магией. Тем самым волшебник даёт понять Магии, что он знает о своём Долге и не собирается игнорировать его. Я дам вам нужную литературу. Тянуть не следует. Я договорюсь и подготовлю всё необходимое. Как только всё будет готово, я сообщу вам о времени. Однако, так как вы пока что не являетесь Лордом, выглядеть это будет так. Если коротко о самом ритуале, то моя дочь скажет ритуальную фразу о признании Долга жизни. Ваша задача ответить: "Я, Гарольд Джеймс Поттер, наследник рода Поттеров, перед лицом Магии признаю твой Долг жизни. Я сказал! Да будет так! Да будет Магия мне свидетелем!" - так звучит краткий ритуал признания и принятия Долга. В случае подтверждения произойдёт сияние магии. Это будет означать, что Магия услышала и закрепила клятву. Затем мы обговорим ещё некоторые вопросы.
  
   Внимательно осмотрев парня, Делакур тряхнул головой и сказал:
  
  - Мистер Поттер, если вы не против, я наложу на вас согревающие чары, - получив согласие и взмахнув палочкой, он продолжил. - Приношу свои извинения, мистер Поттер, мне следовало сделать это значительно раньше.
  "Почему я не наложил согревающие чары раньше? Я же видел, что он замёрз, но сразу не отреагировал! У Англичан от гордыни совсем крыша поехала, но это не повод срывать злость на подростке. На меня это не похоже"
  Вновь внимательно посмотрев на благодарное лицо чемпиона и почувствовав лёгкое раскаяние, Делакур сказал:
  
  - Итак, мистер Поттер, в данном случае вы имеете право в уплату Долга требовать помолвки с Габриэль Делакур. Это наиболее достойный и распространённый выход из данной ситуации. Как отец Габриэль, я заявляю, что не буду препятствовать помолвке. Конечно, вы можете подождать, когда Габриэль выпадет возможность спасти вас, однако вы сами понимаете...
  
   Посмотрев на ошарашенное лицо парня, Делакур сочувствующие улыбнулся.
  
  - Я понимаю, мистер Поттер. Слишком много информации. Нам всем нужно успокоиться, отдохнуть и многое обдумать. Через несколько дней я свяжусь с вами, а пока позвольте откланяться, - после лёгкого поклона Делакур направился к своим дочерям.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Родственные души.
   Гарри настолько погрузился в свои мысли, что не заметил Рона, ждущего его у входа в замок.
  
  - Чего хотел от тебя этот француз? - после всего услышанного, вопрос, заданный голосом полным отвращения, показался настолько необычным, что Гарри даже не сразу сообразил, о ком идёт речь.
  
  - Ну, он хотел поблагодарить за спасение своей дочери.
  
  - Пф, ещё бы, - недовольно ответил Рон. - Из-за этой мелкой ты пришёл к финишу последним. Хорошо ещё, что Дамблдор подсуетился, и тебе дали максимальное количество баллов.
  
   Гарри обалдело посмотрел на Рона, так как ещё до конца не оправился от разговора с мистером Делакуром:
  
  - О каких баллах ты говоришь, Рон? Дамблдор практически похитил эту девочку и запихнул на дно Чёрного озера. Ты даже не представляешь, в каком состоянии были Делакур и его дочь, когда узнали об этом. Габриэль действительно могла пострадать, и виноват в этом Дамблдор. - Лицо Рона стало стремительно краснеть, показывая, насколько он сейчас зол.
  
  - С каких это пор ты стал дружить с этими французишками? - цедил Рон сквозь зубы. Видя растерянное выражение лица друга и неправильно истолковав его, Рон решил закрепить успех. - Ты что, забыл ? Они наши враги, и мы для них враги. Поэтому мы должны разбить их в пух и прах. И не смей обвинять Дамблдора, особенно после всего того, что он сделал для тебя!
  
   Гарри смотрел и не верил тому, что слышит. Предательство Рона в начале турнира заставило Гарри по-другому посмотреть на своего друга. Он всегда видел, как Рон завидует чужому успеху. Но не желая потерять первого своего друга, старался не замечать этого. Новость о том, с какой силой Рон завидовал Гарри все эти годы, была страшным ударом. Воистину говорится: "Друзья познаются в беде". Когда после встречи с хвосторогой Рон пришёл с извинениями, Гарри понадеялся, что он что-то понял и, по крайней мере, начнёт работать над своим характером. И ведь он не дурак. То, как он играет в шахматы, говорит о том, что мозги у него есть. Но Рон упорно не желал меняться, ожидая, когда слава сама упадёт ему в руки.
  
  - Рон, а где Гермиона?
  
  - Не знаю. Когда её Крам вытащил из озера, она дождалась тебя, а затем куда-то убежала. Наверное, не поняла, как ей повезло, что участвовала в задании, - от этих слов Гарри дёрнулся, как от удара током, - и что её спас самый знаменитый ловец мира. Могла бы и подольше задержаться возле него, поговорить с ним или хотя бы взять автограф для меня. Да ладно, пойдём, сейчас будет праздничный ужин в честь окончания задания.
  
   Идя по главному коридору в общий зал, Гарри размышлял. Почему после примирения Рон не изменился? Почему он просто не желает меняться? Жажда славы и денег, а также желание выделиться на фоне остальных, не прилагая усилий, лишь на время утихли в его душе. Он по-прежнему не желает слышать ни о чём, кроме как о квиддиче и шахматах. Если бы не Гермиона, Рон был бы наверное худшим учеником за всю историю Хогвартса. Кстати о Гермионе. Увидев Лаванду и Парвати, соседок Гермионы по комнате, Гарри спросил:
  
  - Привет, Вы не видели Гермиону? - Лаванда посмотрела на Рона, который с нетерпением смотрел в сторону большого зала и, скривившись, сказала: - Гермиона в нашей спальне. Гарри, вам обоим надо поговорить с ней.
  
  - Гарри, - требовательно сказал Рон, - сейчас начнётся праздник и все наши будут там. Ты же не хочешь опоздать? - Лаванда и Парвати лишь разочарованно покачали головами. Страсть Рона к еде уже стала легендой. Как, впрочем, и его поведение за обеденным столом. Вот интересно, куда в вечно голодного гриффиндорца всё это помещается? И ведь не толстеет, аж злость берёт.
  
  - Рон, - сказал Гарри, - ты иди и займи нам места, мы сейчас подойдём.
  
   Однако на последнем слове Рон уже сорвался с места и на бегу крикнул:
  
  - Ладно, только не задерживайтесь там, - теперь Гарри окончательно понял, что переделывать друга бесполезно: он никогда не изменится. При слове "друг" впервые что-то неприятно царапнуло у него в душе. Спустя десять минут он с девчонками уже были в гостиной Гриффиндора.
  
  - Лаванда, что с Гермионой?
  
  - Я не знаю, Гарри. Как только она вернулась с озера, легла на кровать и больше ни на что не реагирует. Мы пытались растормошить и как-то поговорить с ней. Даже нанесли целую кучу разной еды и сладостей, но у неё такое лицо и взгляд... В общем, ты должен поговорить с ней, - она взяла Гарри за руку и повела в сторону спален для девочек.
  
  - Лаванда, там же ваши спальни, я не смогу туда пройти, - на что девочка лишь снисходительно хмыкнула и сказала:
  
  - Это ты самостоятельно к нам пройти не сможешь. Но по приглашению, девушка может провести своего друга к себе, при условии, что будет держать его за руку. И ещё, Гермиону нужно покормить, мы пытались... Попробуй ты...
  
   Гарри вошёл в комнату для девочек. Она ничем не отличалась от их комнат. Гермиона лежала на постели на боку, поджав к груди колени и обхватив плечи руками. Было ощущение, что она замёрзла и её слегка знобит. Минутку, её знобит?
  
  - Гермиона? - но девочка не отреагировала. Её безразличный взгляд был устремлён куда-то вдаль. Беспокойство Гарри за свою подругу начало нарастать как снежный ком, и он быстрым шагом подошел к лежащей девушке и, взяв её за плечо, спросил:
  
  - Гермиона? - он постарался заглянуть в её глаза. Какое-то время девушка смотрела на него, словно пытаясь вспомнить, кто с ней говорит. Вначале во взгляде появилось узнавание, а потом удивление.
  
  - Гарри? - девушка села и растеряно посмотрела на своего друга. - Что ты тут делаешь?
  
  - Гермиона, ты пропала сразу после турнира. Я беспокоился о тебе. Когда я выплыл из озера, у тебя был такой вид... - когда девушка встала и попыталась отойти, он положил руки на её плечи и понял, что ему не показалось: девушку действительно бил мелкий озноб. Вот теперь Гарри всерьез испугался. Ей можно было верить, и на неё можно было положиться. Она всегда казалась ему островком спокойствия и надёжности. А сейчас перед ним стояла напуганная и потерянная девушка.
  
  - Гермиона, милая, что с тобой? Ты вся дрожишь, - словно пытаясь согреть её, он обнял подругу и ожидая, что она начнёт вырываться, сказал: - Пойдём, я провожу тебя в медицинское крыло и...
  
  - Не надо, я не пойду туда. Да и нет там никого, все на празднике. - У Гермионы был настолько убитый голос, что Гарри лишь сильнее обнял подругу. Он понимал, что она права, как впрочем и всегда. Девушка не хотела идти на праздник, да и он не рвался туда. Гарри, обнимая Гермиону, по-прежнему чувствовал её дрожь и не знал, как её успокоить.
  
  - Гермиона, что случилось? - парень чувствовал, в каком напряжении она находится. - Гермиона, милая, ты же знаешь, что я всегда готов выслушать тебя. Мы столько пережили вместе, - чувствуя, что девушку начало отпускать напряжение, Гарри начал поглаживать ей спину и продолжил. - Я никогда не брошу тебя, ты же знаешь, что можешь мне доверять. Я очень хочу помочь тебе. Что случилось? - При воспоминании о разговоре с Делакур у Гарри появилось нехорошее подозрение: - Герми, милая, когда тебя из библиотеки забрала профессор МакГонагалл и увела от меня, сказав, что мне нужно отдохнуть, она тебя повела к Дамблдору? - девушка кивнула прислонённой к его груди головой. - Что там произошло? Они тебя обидели?
  
   И вдруг девушка обняла Гарри и тихим голосом заговорила:
  
   - Профессор МакГонагалл сказала, что меня хочет видеть директор. Когда мы зашли в кабинет, Дамблдор сказал, что им нужна моя помощь. Я ответила, что помогу чем смогу. Я думала, что нужно будет помочь что-нибудь организовать или что-то в этом роде и стала ждать объяснений. Вдруг он без предупреждения просто бросил в меня заклятие, а очнулась я уже в холодной воде озера, - и тут её словно прорвало и, зарыдав в голос, она продолжила рассказ. - Гарри, я так испугалась в ледяной воде. Я была сначала шокирована поведением директора, словно он имеет право делать без объяснения то, что сам посчитает правильным. Всё это время я думала, как тебе выжить в озере, не утонуть и не дышать под водой в течение часа, в это время я всеми мыслями ушла в себя и ничего не замечала вокруг. Поэтому заклинание Дамблдора было для меня полной неожиданностью. Когда очнулась, то от удивления даже забыла, что умею плавать. От шока я вдохнула воду, стала захлёбываться и начала тонуть. Я не знала, где я и что нужно делать, и чувствовала себя такой же беспомощной как при встрече с троллем.
  
   Ещё крепче сжав Гарри в своих объятиях, Гермиона дала волю своим слезам, страху и обиде.
  
  - Я не сразу узнала Крама и была уверена, что меня хотят утопить. Потом, с трудом доплыв до причала, я увидела Флер Делакур, она была ранена, и у неё была истерика. Она вырывалась из чьих-то рук и кричала на Дамблдора, что он убил её младшую сестру. А Дамблдор... Он просто стоял и снисходительно смотрел на неё. Молчал, как будто ему было всё равно. Потом появился Седрик с Чжоу, а тебя всё нет и нет. - Гарри, желая поддержать Гермиону, сильнее сжал в своих объятиях рыдающую девушку. - Я никогда не думала, что время идет так медленно. А Флер всё рвалась в озеро, а её всё не пускали, потому что она выбыла из соревнования. А она кричала, что там её сестра, и если её не отпустят, то Габриэль погибнет. А потом сказали, что отведённое время закончилось. Гарри, на Флер и её отца было страшно смотреть. Я думала, что больше никогда тебя не увижу, а в этот момент Крам предложил мне пойти с ним на Бал. Я в этот момент почувствовала себя призом, вещью, мне стало так гадко! Потом вы появились, а дальше ты знаешь.
  
   Гарри не отпускал девушку до тех пор, пока она не успокоится.
  
  - Гарри, что происходит с этой страной? Сначала тебя начинают сживать со свету студенты. Потом им в этом активно стал помогать профессор Снейп. "Пророк" обливает тебя грязью, а Министерство активно ему в этом поддакивает. Мы с тобой стали изгоями не только на своём факультете, но и во всей школе. Хорошо ещё, что Невил не стал активно защищать тебя, иначе страшно представить, каково ему сейчас было бы. Я-то особо не жалуюсь, у меня не было друзей и в магловской школе. И самое главное. Почему молчат остальные профессора? Почему молчат Дамблдор и МакГонагалл? Как директор и заместитель директора они просто обязаны были вмешаться и остановить эту травлю.
  
  - Как сказал мистер Делакур: "Всем плевать, мистер Поттер".
  
  - Он так сказал? А о чём Вы ещё говорили? - Гарри улыбнулся и ответил:
  
  - Ура, наконец ко мне начала возвращаться моя Гермиона, вопросы, вопросы, вопросы.
  
   Гермиона возмущённо хлопнула его по спине, однако не выдержала и тоже улыбнулась.
  
  - Гермиона, сходи в ванную и приведи себя в порядок, а я пока соображу что-нибудь поесть. Не знаю как ты, но я со вчерашнего вечера ничего не ел, так что готов съесть гиппогрифа, - желудки Гарри и Гермионы в унисон заурчали с такой силой, что этот звук должно было быть слышно даже в главной гостиной Гриффиндора. Они удивлённо посмотрели друг на друга и рассмеялись.
  
   К тому моменту, как Гермиона вышла из ванной комнаты, Гарри уже установил столик и два кресла, взятых из главной гостиной (заклятие "Акцио" он теперь мог применить даже во сне). Стоя во главе накрытого праздничного столика, к счастью, с едой проблем не было: того, что принесли соседки Гермионы, могло хватить и на десятерых - Гарри с улыбкой сказал:
  
  - Мисс Грейнджер, позвольте пригласить Вас на романтическое свидание, - парень с растрёпанными волосами и в не менее растрёпанной одежде смотрелся весьма комично. Гермиона посмотрела на потолок и, взявшись за свой подбородок, картинно задумалась.
  
  -Нууу... как порядочная девушка, я должна подумать. Где-то недельку, другую. Таковы правила, а ведь мы не хотим нарушать правила, ведь правда, Гарри? О, кстати, романтические свечи тоже будут?
  
   Гарри растерянно посмотрел на столик и, почесав затылок, выдал:
  
  - Мнда... со свечками ошибочка вышла, - однако в этот момент Гермиона уже обняла его за пояс и, прижав к себе, со счастливой улыбкой сказала:
  
  - К чёрту правила и свечки, я согласна, - после чего поцеловала в щёку. На лице Гарри впервые за долгое время расплылась не менее счастливая улыбка. Дальнейшие разговоры были прерваны совместными руладами, издаваемыми двумя желудками и сообщающими всему миру о коварстве их хозяев: здесь столько еды, а они....
  
   В конце ужина Гермиона вновь спросила.
  
  - Гарри, я так понимаю, во время разговора с Делакуром ты узнал нечто, что тебя очень расстроило. Так о чём вы говорили? - Гарри задумчиво отложил самодельный бутерброд и стал рассматривать свою подругу, думая о том, как ей преподнести то, что он узнал за сегодняшний день.
  
  - После твоего ухода, Гермиона, ко мне подошёл Делакур и попросил уделить ему время для приватного разговора. То, что он мне сказал, меня не столько расстроило, сколько шокировало. В общем так...
  
   Спустя десять минут после окончания рассказа Гермиона продолжала задумчиво рассматривать шторы на окнах. Гарри не мешал ей думать, за что она была ему благодарна. Ему и самому было, о чём подумать, и в первую очередь, о своём отношении к самой Гермионе. Уже не в первый раз он называет её "своей Гермионой". Слова сами вырываются из его груди. Да и не похоже, что девушку они возмущают.
  
  - Знаешь, Гарри, похоже в нашей жизни наступил этап, на котором необходимо подвести итог, чего мы добились, чего хотим добиться в жизни, и какие у нас шансы добиться в будущем того, чего мы желаем. Чем больше я об этом думаю, тем более мрачное будущее для нас мне представляется и связано это с тем, что несмотря на наши различия, у нас много общего.
  
  - Я в последнее время тоже об этом много думаю. У нас не было друзей в магловском мире. Мы не смогли найти друзей и в магическом мире. Рон не в счёт. Теперь я понимаю, что мне просто очень хотелось, чтобы у меня был друг, а он очень вовремя оказался рядом. Я ХОТЕЛ считать его другом. Но он не был другом. Одноклассник, приятель, но не друг. Только не после сегодняшнего дня. Для меня этот мир такой же чужой, как и для тебя, Гермиона. Возможно, если бы я вырос в нём, я бы относился к нему по-другому. Но Гермиона, хоть я и родился в магическом мире, волшебники выкинули меня из него. Никто не интересовался, как я живу. Как говорится, с глаз долой из сердца вон. Их благодарности за спасение магической Англии не хватило даже на Рождественскую открытку. Да, они считают меня героем, но мне бьют в спину при первой возможности уже не в первый раз. Они словно ждут, когда появится повод, чтобы отвернуться от меня или предать. Этот год ясно показал, что в этом мире мне не место. Я не вижу в нём будущего ни для себя, ни для тебя. Извини, если обидел.
  
  - Нет, Гарри, ты прав. Сколько я ни пыталась быть полезной для факультета, я всегда была в нём изгоем. Меня терпели только из-за тебя. В том числе и Рон. Теперь-то я это понимаю. Я всё равно буду для них "грязнокровкой". И не спорь, Гарри, мы оба знаем, что это так. Как только от тебя все отвернулись, как мне тут же показали моё место. Это чужой мир, и как бы мы ни старались стать его частью, он никогда не примет нас. Здесь уважают даже не столько магический талант, сколько Власть и Деньги. Отсюда выходит главный вопрос. Что нам теперь делать? Ведь в магловский мир мы тоже вернуться не сможем, то есть, вернуться-то мы можем, ну ты сам понимаешь.
  
  - Да, Гермиона, я понимаю. Магия слишком сильно вошла в нашу с тобой жизнь. Но и жить мы тут не сможем, нам просто этого не позволят. Я теперь даже не знаю, к кому из нас волшебники испытывают большее отвращение, к тебе или ко мне. Знаешь, чем больше я смотрю на свою жизнь, тем больше понимаю, что мои родители выбрали не ту сторону.
  
  - Гарри! - возмущённо воскликнула Гермиона.
  
  Однако Гарри предостерегающе поднял ладонь и продолжил:
  
  - Я имею в виду, что им вообще не следовало влезать в эту войну, тем более с ребёнком на руках. Мне вот интересно, почему они не уехали из Англии. Это очень странно. Они любили меня, это я знаю точно. Я бы на их месте не стал рисковать своим ребёнком. С возможностями волшебников незаметно уехать не проблема. Какими бы ни были возможности Волан-де-Морта, вести поиски по всему миру ему бы просто не позволили лидеры других магических стран. Ведь он даже не политический лидер. Он сумасшедший садист и маньяк. Лидер террористической группировки, состоящей из националистов. Кстати, это неплохая идея и возможно идеальный выход для нас.
  
  - Ты о чём? Уехать из страны?
  
  - Да, а разве тебя здесь что-то держит?
  
  - Но мои родители...
  
  - Гермиона. Будь у меня дочь, такая же умница и красавица как ты, я, чтобы защитить её от фашистов и фанатиков, поехал бы за ней даже на Северный Полюс. Родители любят тебя. Я уверен, они примут любое твоё решение.
  
   Видя, что Гермиона в чём-то сомневается, Гарри выложил главный аргумент.
  
  - Гермиона, ты же видела, как вело себя Министерство на Чемпионате мира по квиддичу. Господи, да они же просто прикрыли преступления Пожирателей! Если чистокровки захотят навредить тебе, то первыми под удар попадут твои родители. Ты ничего не сможешь сделать, чтобы защитить их и, тем более, наказать виновных. И первые, кто тебя остановят, это Министерство Магии.
  
  - Вот с этим не поспоришь, Гарри. Но куда нам ехать? В смысле мы же там никого не знаем.
  
  -Почему не знаем, - Гарри победоносно улыбнулся удивлённой подруге. - У нас есть Делакур. Уверен, он не последний человек в правительстве Франции, а французы, как он выразился, могут быть благодарными. Кроме того, у его дочери Долг Жизни передо мной. Кстати, нам нужно будет прочитать всё, что сможем найти на эту тему. Да и сам Делакур обещал подкинуть нужные книги, - видя как загорелись глаза у Гермионы на его слова о книгах, он широко улыбнулся. Поняв причину улыбки, Гермиона лишь фыркнула, однако, улыбка вновь сама выползла на её лицо. - К тому же у меня, как у чемпиона, по-прежнему есть допуск в Запретную секцию. Понимаешь, если Делакур поможет нам уехать и устроиться во Франции, то он как бы спасёт наши жизни, и долг будет выплачен. Нужно будет в ближайшее время поговорить с ним на эту тему.
  
  - Гарри, если возможно, то я хотела бы пойти на встречу с Делакуром вместе с тобой, - видя непонимающее лицо друга, она грустно сказала. - Нет, я понимаю, что вопрос о Долге Жизни вы должны будете решить один на один. Но Гарри, семья Делакур должна тебе, я же для них никто. Они мне ничего не должны.
  
   Гарри сидел с ошарашенным лицом и смотрел на Гермиону. Подобного варианта ему даже не приходило в голову. Лишь сейчас он понял, что именно значит для него Гермиона. Видя какой эффект произвели её слова на парня, она испуганно встала.
  
  - Гарри, я, наверное, что-то не то сказала, - видя, как бледность расплывается на лице друга, она уже не знала, что говорить, - я просто...
  
   Однако договорить она ничего не успела. Гарри вдруг встал, и, обойдя столик, крепко обнял и прижал к себе растерянную девушку.
  
  - Гермиона, ты для меня самый близкий друг, и ты для меня не просто самый близкий друг. Ты для меня намного больше, чем самый близкий друг. Ты самый родной для меня человек во всём этом грёбанном мире. Ты мне нравишься, Гермиона. Не просто как друг, а значительно больше, чем друг. Если ты не захочешь быть со мной..., ну в смысле, если ты скажешь, что мы только друзья, я пойму и сделаю так, как ты просишь, - он вдруг отстранился и, внимательно посмотрев в её шоколадные глаза, практически прорычал. - Но я тебя здесь одну не брошу, слышишь, и я без тебя никуда не уеду.
  
   Пока растерянная девушка приходила в себя после такого откровения, Гарри, недолго думая, закрыл глаза и поцеловал её. Гермионе понадобилась минута, чтобы прийти в себя и осознать, что сейчас происходит. Спустя ещё десять секунд, она закрыла глаза и, обняв Гарри, ответила на поцелуй. В этот момент дверь слегка приоткрылась. Лаванда и Парвати, увидев происходящее в комнате, улыбнулись и аккуратно прикрыли дверь.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Гарри, а как же Я. Я ведь лучше!
   На следующее утро весь женский коллектив с нетерпением ждал, когда в главный зал спустится главная интрига вчерашнего вечера. Поттер и Грейнджер встречаются! Конечно, к этому всё шло, но все были уверены, что "зубрилка" ещё не скоро сможет оторвать свою голову от книг и увидит, что помимо книг есть ещё и другие не менее важные вещи. Разумеется, было бы не плохо и самим заарканить этот экземпляр. Но, Мерлин и Моргана! Сколько же от него проблем. А ведь будучи его девушкой, придётся получать и свою долю неприятностей, и начало турнира показало каково это быть подругой изгоя.
  
   Нет, все конечно понимают, что они перегнули палку по отношению к Поттеру. Но ведь Рон бросил своего друга в самый критичный для него момент, значит он, как его лучший друг, был в курсе, что Поттер сжульничал. Да и то, как профессора молча реагировали на травлю Поттера, говорило о том, что расследование было проведено со всей скрупулёзностью и доказательства виновности были получены. За обман нужно платить и, для начала, во всём признаться и попросить прощения. И в первую очередь, у Седрика. Если бы профессора не располагали доказательствами вины Поттера, то, без сомнений, они сразу же остановили бы эту травлю. Вот профессора и ждали, когда у Поттера проснётся совесть. Однако совесть почему-то просыпаться не желала. После объявления бойкота всем факультетом Гриффиндора, а затем и всей школой, Поттер, что называется, закусил удила. Очевидно, отношение гриффиндорцев Гарри воспринял значительно болезненней, чем все думали с самого начала. А вот Гермиону было жалко, и унижения, которые она пережила за эти недели, были незаслуженными. Она поддерживала своего друга и, в конце концов, это была её обязанность.
  
   Кстати о друзьях. То, что вчера Гарри и Гермионы не было на праздничном ужине, никого особо не удивило. Не после того, что эти двое пережили во время травли. Однако не понятно, почему Рон не был со своими друзьями? Нет, покушать мы все любим, а этот рыжий делает это самозабвенно. Однако его возмущение во весь голос, что друзья во время праздников должны быть с ним, а не он с ними, выглядело, по меньшей мере, странно.
  
   А вот и наши голубки. Весь женский коллектив посмотрел на главный индикатор начинающихся отношений, а именно на руки. Ага, ладонь лохматой "зубрилки" надёжно покоится в ладони не менее лохматого очкарика. Значит, новости вездесущих сплетниц Лаванды и Парвати не были очередной уткой. Тем временем новая пара, как обычно, демонстративно уселась отдельно от основной группы гриффиндорцев. По залу пошли женские шепотки. Парни, как магические носороги во время гона, ничего не понимая, начали задавать бестактные вопросы о женском оживлении.
  
   Спустя пару минут к Гарри и Гермионе присоединился Рон. Как всегда Рон прибыл на завтрак раньше их, так как считал опоздание на столь важное священнодействие, как ритуал принятия пищи, равносильным оскорблению самой магии. Однако, спустя время, он понял и преимущество подобного положения вещей. Оказывается, можно съесть сразу два завтрака. Первый - без нотаций Гермионы, поесть вволю всего до чего можно дотянуться и попутно поболтать со знакомыми с факультета. Затем второй - присоединившись к друзьям, попутно захватив по пути то, до чего не смог дотянуться во время первого завтрака.
  
  - Гарри, Гермиона, ну и где Вас носило весь вчерашний вечер? - Гарри и Гермиона удивлённо переглянулись.
  
   - Рон, ты притворяешься или правда не понимаешь? - от вида лица Гарри могло скиснуть даже молоко единорога.
  
  - Да ладно тебе, дружище, это же не повод отказаться от праздника, - лицо Гарри скривилось ещё сильнее. - Тем более, что праздник же устраивали в честь чемпионов.
  
  - А я здесь при чём? Это турнир Трёх Волшебников. Три школы - три чемпиона, по одному от каждой школы. А мне приглашения никто не присылал.
  
  - Между прочим, на празднике и француженки, и болгары постоянно о тебе спрашивали. Особенно Крама интересовала ты, Гермиона. Потом эти французики стали всех расспрашивать о Гарри Поттере. Очевидно, этим лягушатницам не понравились ответы о тебе, и они ушли с праздника к себе, да не больно-то и хотелось. Пусть катятся. А когда болгары узнали, что Вас скорее всего не будет, они гурьбой покинули зал.
  
  - Рон, - Гарри не мог терпеть подобного хамства от своего уже бывшего друга, - даже если они тебе не нравятся, это не повод их оскорблять.
  
  - Гарри прав, Рон, мне тоже не очень нравятся эти студентки, но сейчас ты ведёшь себя просто отвратительно по отношению к нашим гостям.
  
   Рон стремительно покраснел.
  
  - Знаете, слава совсем Вам скрутила головы.
  
   Гарри напрягся:
  
  - Ты о чём?
  
  - Ну, как же, - Рон распылялся всё сильней, - за Гермионой начал бегать Крам, за тобой - эта лягушатница, зачем вам я?
  
  - Рон, - Гарри начал закипать, - даже если бы это и было так, мир не крутится вокруг тебя.
  
  - Зато вы оба считаете, что он должен крутиться вокруг вас. - весь зал со злорадным любопытством смотрел на очередной скандал, которыми в последнее время столь нередко стал радовать Герой остальных студентов. Гарри почти потерял остатки терпения.
  
  - Мы так не считаем, но зато мы считаем, что ты ведёшь сейчас с нами по-свински.
  
  - Да неужели! В таком случае, почему бы Вам не пойти к своим новым друзьям?
  
  - Извинись, Рон, передо мной и перед Гермионой.
  
  - Очевидно, столь знаменитый волшебник, как Вы, никуда не ходит без индивидуального приглашения, не так ли, мистер Поттер? - за их спиной стоял профессор Снейп, во всём своём великолепии. По залу вновь пробежались смешки. Однако Гарри, даже не повернув голову, ответил:
  
  - Очевидно тот, кто сейчас говорит со мной голосом Снейпа, вырос в свинарнике и не знает, что влезать в чужой разговор в порядочном обществе не принято.
  
  - Минус 50 баллов с Гриффиндора за оскорбление профессора, мистер Поттер. Потрудитесь встать из-за стола и повернуться ко мне лицом. - Гарри встал и, обернувшись, увидел горячо "любимого" профессора.
  
  - О, вы посмотрите, декан Слизерина снизошёл до нас убогих.
  
  - Минус 10 баллов с Гриффиндора за препирательство с профессором, Поттер. Я вижу, что Вы, по-прежнему, не далеко ушли от своего папаши.
  
  - Вам виднее, ведь я его не помню, мистер Снейп.
  
  - Профессор Снейп, мистер Поттер.
  
  - Вы не достойны звания профессора, мистер Снейп. Советую Вам, хоть раз побывать на уроках настоящих профессоров, а не пытаться пародировать непонятно что.
  
  - Минус ещё 10 баллов...
  
  - Я не закончил, мистер Снейп. Как я уже сказал, советую Вам обратиться к настоящим профессионалам своего дела и попросить у них несколько советов о том, как нужно правильно учить детей. Слышите, учить, а не учить ненавидеть Ваш предмет. Я понимаю, Вам не нужны конкуренты. Вы боитесь, что кто-то полюбит зельеваренье так же, как и вы, и сможет превзойти Вас, - стоило Снейпу вновь открыть рот, как Гарри рявкнул: - Я НЕ ЗАКОНЧИЛ, МИСТЕР СНЕЙП! Я слышал, что моя мама была неплохим зельеваром. Поэтому я с нетерпением ждал своего первого урока с Вами. Ведь зельеваренье - это единственное, что у меня осталось от мамы. Один урок, мистер Снейп... - вдруг вокруг Поттера образовалось тёмное облако. Присутствующие в главном зале почувствовали холод и запах разложения. В голосе Гарри стало проскальзывать змеиное шипение от едва сдерживаемой ненависти. - Всего... один...урок... - Тёмное облако стало уплотняться и расширять свои границы. Одежда на Поттере вдруг резко потускнела и, вроде как, слегка истлела. - И я возненавидел зелья... - облако коснулось еды, и она истлела. - Всего один урок... - истлевающая одежда стала приобретать очертания одежды дементоров, - и вы украли то последнее, - глаза загорелись призрачным зелёным светом, - что у меня было общее с моей мамой, - весь зал ощутил присутствие дементора.
  
   Снейп, увидев, что облако тёмной энергии приближается к растерянной Грейнджер, отступив на пару шагов назад, испуганно сказал:
  
  - Мисс Грейнджер, не позволяйте облаку коснуться Вас. - Облако, резко увеличив размеры, замерло в нескольких сантиметрах от девушки и стало стремительно наполняться плотностью.
  
  - Не смей указывать моей девушке, Снейп.
  
   По всему залу вспыхнули защитные руны. В следующее мгновение вокруг Поттера возникла защитная сфера, отделившая его от студентов. Воздействие дементора значительно ослабло. Гарри огляделся и увидел бледного Дамблдора. Директор, задействовав все ресурсы школы, поспешно накладывал всё новые и новые щиты, желая как можно сильнее изолировать ученика, потерявшего контроль над магией, от остальных учеников.
  
  - Никому не двигаться, - приказ профессора Снейпа был тих, но услышал его каждый.
  
  - Директор, Вы держите?
  
  - Да, Северус, однако давление продолжает расти, - усталый голос Дамблдора говорил о большом напряжении, которое он сейчас испытывает.
  
  - Никому не двигаться, - вновь повторил профессор. - Не спровоцируйте его.
  
   Гарри в это время неотрывно смотрел на Дамблдора.
  
  - Директор, - усталый и безжизненный голос разнёсся по залу, - Вы нашли того, кто бросил моё имя в Кубок Огня?
  
  - Гарри, мальчик мой, всё не так просто...
  
   Вспышка магии, и щиты вокруг Поттера значительно просели. Защитные руны на стенах замка загорелись с новой силой.
  
  - Директор, - лицо Гарри стало приобретать всё более бледный вид, - я чувствую, что вы врёте, - неожиданно Гарри перевёл взгляд на профессора МакГонагалл. Желание узнать, что она скрывает, было столь велико, что магия откликнулась. Мгновение, и стихийный выброс магии сметает все защитные блоки с памяти заместителя директора, где всплыл разговор.
  
  Ретроспектива
  
  
  
  - Альбус, ты же знаешь, что Гарри здесь не при чём.
  
  - Знаю Минерва, но мы не должны вмешиваться.
  
  - О чём ты говоришь? Мальчик стал изгоем. Мы должны хотя бы заступиться за него.
  
  - По крайней мере, с мальчишки собьют спесь, как это следовало сделать с его папашей. В любом случае, ему это пойдёт на пользу, - ехидная улыбка профессора Снейпа озарила его лицо.
  
   МакГонагалл растерянно посмотрела на директора.
  
  - А как же поиски того, кто подставил Гарри?
  
  - Минерва, повторяю. Никаких поисков не будет. Ты многого не знаешь. Есть нечто, связанное с Поттером, что я не могу сказать даже тебе. Эти знания слишком опасны, если они попадут не в те руки. Это его судьба, и он должен сам пройти этот этап своей жизни. Это необходимая жертва для дела Света. Он должен окончательно закалить свой характер, чтобы исполнить предначертанное ему истинным Пророчеством.
  
   На лице Снейпа выступило отвращение.
  
  - Как можно закалить то, чего с рождения не было. Кроме того, другие профессора вряд ли разделяют Ваш взгляд на воспитание мальчишки.
  
  - Тут ты прав, мой мальчик, - Снейп скривился. Дамблдор в этот момент, рассматривая своего феникса, задумчиво продолжил, - на следующем собрании учителей я дам прямой запрет на поддержку Поттера. Во имя Всеобщего Блага мы должны так поступить, и я готов взять на себя эту ношу и ответственность за это решение ....
  
  Конец ретроспективы
  
  
  
   В следующую секунду декан Гриффиндора с криком схватилась за голову, а затем упала, потеряв сознание.
  
  - Так, значит, - плащ дементора стал стремительно проявляться, развеваясь на невидимом ветру, - вы даже не собирались искать того, кто меня подставил. Во имя Всеобщего Блага. - В этот момент ноги Поттера оторвались от пола, и Гарри взлетел на метр. Хогвартс стало трясти как от землетрясения.
  
   Снейп с ужасом смотрел на рождение молодого Дементора. Дамблдор стоял с закрытыми глазами от магического перенапряжения. Гарри Поттер, символ Света, защитник и надежда магического мира перерождался в дементора, и он не знал, как это остановить. Зная то, что он знает о Гарри, он понимал, что перерождение в дементора нужно остановить любой ценой. Иначе его сила будет столь ужасающей, что новорождённое существо будет не остановить. В этот момент директор школы не мог даже сдвинуться, не то что бы что-то сказать. Мощь магии Хогвартса, проходящая сквозь директора, была столь велика, что при малейшей потере концентрации, магические потоки просто испепелили бы старого мага. Однако вся мощь источника не могла поддерживать щиты вокруг парящего студента, точнее уже бывшего студента. Землетрясение нарастало, защитный купол трещал по швам.
  
  - Мисс Грейнджер, - выдавил из себя профессор зельеваренья,- остановите его.
  
  - Зачем?
  
  - Что значит зачем? Вы же видите, Поттер превращается в монстра.
  
  - Я спрашиваю, зачем Вы всё это сделали с ним?
  
  - Может, мы все найдём более подходящее время для этого разговора? - привычный сарказм стал вновь возвращаться к мастеру зельеваренья.
  
  - Нет, - преображение Поттера продолжалось. На лице и руках стали проявляться слизь и струпья, как у утопленника.
  
  - Мисс Грейнджер, сейчас не время показывать свой характер.
  
  - Я задала вопрос.
  
  - Иногда нам всем приходится перешагнуть через себя и сделать нелёгкий выбор.
  
  - И тогда Вы дружно с Волан-де-Мортом решили изуродовать жизнь ребёнка и превратить его в монстра? - землетрясение нарастало. Ученики испуганно стали отступать в сторону выхода из зала.
  
  - Грейнджер, да поймите же Вы, что если перерождение закончится, он будет очень голоден. Этот монстр поглотит души всех присутствующих детей.
  
  - Но ведь именно этого монстра вы хотели получить.
  
  - Грейнджер, Вы что хотите, чтобы мы все погибли?
  
  - Да! - по стенам главного зала пошли трещины.
  
  - В том числе и дети?
  
  - Да! Они это заслужили.
  
  - Грейнджер, я Вас понимаю. Вы злы и обижены, и после пережитого Вами, Вы имеете на это полное право. Когда-то я тоже прошёл этот путь. Я позволил своей злости и обиде взять верх над моим разумом. Это привело к смерти близкого мне человека. Не проходит и дня, чтобы я не проклинал себя за это. Но если Вам хоть немного дорог Поттер, не совершайте моей ошибки. Также как и я, Вы никогда не простите себе этого.
  
   Гермиона устало прикрыла глаза и, помолчав, сказала.
  
  - Вы не представляете, профессор, как же мы Вас всех ненавидим, - аккуратно взобравшись на стол и встав напротив Гарри так, чтобы их глаза были на одном уровне, Гермиона стала звать:
  
  - Гарри, Гарри, ты меня слышишь. Это я, Гермиона, - спирали магии бились изнутри о барьер, ища выход. - Гарри, ты же обещал, что не бросишь меня. Пожалуйста, не бросай меня.
  
   Из глаз Гарри стало уходить зелёное сияние, и взгляд стал обретать всё более осмысленное состояние. Кожа стала приобретать всё более здоровый цвет.
  
  - Гермиона? - её голос доходил до него, словно через толщу воды. - Гермиона, что происходит?
  
  - Профессор Снейп весьма не вовремя решил попрактиковаться на тебе в своём остроумии. Тебя разозлили до такого состояния, что твоя стихийная магия чуть всех не поубивала. Постарайся успокоиться и взять магию под контроль.
  
   Спустя минуту Гарри ответил:
  
  - Не могу.
  
  - Гарри, я уверена, ты сможешь.
  
  - Гермиона, - сияние глаз вновь усилилось, - я не могу остановить это. Я чувствую, если ЭТО вырвется, все вокруг погибнут.
  
  -Гарри, ты сможешь сдержать это, я уверена. - На весь зал разнёсся рык Гарри - Не могу! - аура вновь начала стремительно темнеть. - Гермиона, ради меня, пожалуйста, уходи отсюда.
  
  - Гарри, - на глазах Гермионы появились слёзы, - ты бы на моём месте ушёл?
  
  - Гермиона, я так устал. Я так устал от всего этого. Я просто хочу, чтобы нас оставили в покое.
  
  - Так и будет. У меня есть ты, а у тебя есть я. Мы справимся. Ты мне очень дорог, Гарри. Пожалуйста, вернись ко мне.
  
  - Я люблю тебя, Гермиона, - сияние в глазах вновь стало снижаться. - Я навсегда хочу быть с тобой, моя Гермиона.
  
  - Я тоже люблю тебя и тоже хочу быть с тобой, - сияние магии окружило обоих подростков. Однако щиты держали бушующую магию из последних сил, угрожая выпустить необузданную силу. Гарри посмотрел на ужас, написанный на лицах детей, и, закрыв глаза, сказал. - Как бы я хотел, чтобы хотя бы сегодняшний день был забыт для магов этой школы.
  
   В этот момент защитный купол лопнул, и стихийная магия, получившая новое направление, волной разошлась по всей школе. После сияющей вспышки наступила тишина.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Да что же здесь происходит?
   Корнелиус Фадж был не просто расстроен, нет, он был в ярости. В течение недели после финала Чемпионата Мира Кубка квиддича он жил только за счёт укрепляющих зелий. Весь мир ополчился против Министра магической Англии. Сколько грязи на него было вылито в зарубежных газетах. Разговоры о том, справится ли он со своими обязанностями во время Турнира Трёх Волшебников, не прекращались ни на день. Лишь благодаря тому, что он держит прессу на коротком поводке, мир Англии не узнал о том компромате, что зарубежным писакам удалось раскопать на него.
  
   Однако вездесущая Рита Скиттер читать зарубежную прессу не брезгует, и теперь её пухлая папка с компроматом пополнится ещё несколькими пикантными подробностями. Имея подобный компромат в своих руках, она без стеснений вытирала ноги о его репутацию, предварительно потоптавшись в драконьем навозе. Конечно, другим политикам доставалось не меньше, в особенности Дамблдору. Дамблдор! При мысли о нём Фаджу хотелось рвать и метать. Старый паук совсем страх потерял. Мало ему славы, так он ещё и своего любимца в Турнир Трёх Волшебников протолкнул. О.... Лишь тогда Фадж осознал, сколько грязи и помоев копили и хранили для него зарубежные политики.
  
   Нет, британцев и раньше не любили, однако эти чувства вышли на качественно новый уровень. Разорванные контракты и договорённости. Отказ от совместных проектов. Разрывы международных соглашений, да и его политический авторитет, который создавался на протяжении всей его карьеры, был разрушен только потому, что одна белобородая сволочь решила потакать капризам своего Золотого мальчика и протолкнула его на Турнир. И что самое обидное, вину за политический кризис все полностью возлагают на него, Корнелиуса Фаджа. Пока этот белобородый паук наслаждается жизнью в Хогвартсе, пожёвывая лимонные дольки, он должен жевать всё это говно полными горстями. Почему? Да потому что больше некому!
  
   Ну, хорошо. Тебе стало скучно быть директором школы. На старости лет ударила моча в голову, и ты решил тряхнуть стариной и устроить всем весёлую жизнь. Ну, окунул ты всех нас головой в драконий навоз. Ну так успокойся, дай отдышаться. Нет, он решил нас вообще в этом навозе утопить. Так видите ли интересней. Фадж в очередной раз посмотрел на заголовки французских газет.
  
   "ПОПЫТКА УБИЙСТВА МЛАДШЕЙ СЕСТРЫ НАШЕЙ СООТЕЧЕСТВЕННИЦЫ И ЧЕМПИОНА ТУРНИРА ТРЁХ ВОЛШЕБНИКОВ ПРОВАЛИЛАСЬ!"
  
   "Как Вам уже известно из наших прошлых статей, Министерство Магии Англии было инициатором возрождения Турнира Трёх Волшебников. В начале Министерства Франции и Болгарии думали, что англичане решили укрепить дружеские отношения между нашими странами. А кто лучше всего сможет помочь справиться с этой задачей, как не наши дети?
  
   Однако, после событий на Чемпионате мира за Кубок квиддича, наше Министерство решило пересмотреть своё мнение о душевном здоровье Министерства Британских магов. Первый звонок того, что не всё в порядке в "королевстве Датском", прозвучал сразу после Чемпионата мира за Кубок квиддича. Вероломное нападение на зрителей и болельщиков в разгар праздника показало, насколько некомпетентно Министерство магической Англии, возглавляемое Министром Корнелиусом Фаджем. Фотография этого субъекта прилагается ниже.
  
   Видя отсутствие хранителей закона и порядка, гости Туманного Альбиона были вынуждены сами брать свои волшебные палочки, дабы защитить свои семьи от произвола Английских террористов. Именно Английские террористы, облаченные в одеяния так называемых Пожирателей Смерти, были организаторами того беспредела и хаоса, что творился на празднике, к которому столько времени готовились не только наши граждане, но и болельщики всего магического мира. Однако желание своих граждан поглумиться для Корнелиуса Фаджа было важней, чем здоровье и безопасность гостей, чьи жизни он обязан был защитить. Это единственное объяснение тому, почему представители правопорядка появились лишь после того, как террористы уничтожили половину палаточного городка и со спокойной совестью покинули место преступления. Франсуа Дельер дал нам краткое интервью об ужасных событиях той ночи.
  
  - Я познакомился с маглом, который принимал плату за наш билет. Замечательный собеседник. Он даже познакомил меня со своей женой и восьмилетним сыном. Когда началась эта неразбериха, я в первую очередь помчался к его семье. Как Вы понимаете, маглы не могут себя защитить, поэтому я решил, что моя честь волшебника просто обязывает меня предложить защиту ему и его семье. Когда я приблизился к его палатке, моему взгляду предстала ужасающая картина. Дэвид, так звали этого магла, так вот, Дэвид вместе со своей женой висел в воздухе вниз головой. Внизу стояло несколько террористов в капюшонах с масками черепов на лице. Я был настолько шокирован, что просто не успел ничего предпринять. В этот момент в воздух взлетел их восьмилетний сын, и на глазах несчастных родителей ему свернули шею. Это было ужасно. Впоследствии я не раз пытался связаться с Дэвидом, но сообщить о его местонахождении мне в Министерстве Англии категорически отказались.
  
   Наведя справки, наша газета установила, что подобное поведение представителей Министерства считается в порядке вещей. Дело в том, что во время войны с так называемым Темным Лордом, более известным как Волан-де-Морт, Министерство Англии постоянно прикрывало его преступления и зверства его сторонников. После очередного рейда Пожирателей Смерти приходили сотрудники Министерства Магии из отдела по стиранию памяти и, используя всю свою власть, прятали улики преступления, стирая или корректируя выжившим жертвам память.
  
   Разумеется, видя столь вопиющую некомпетентность со стороны Корнелиуса Фаджа, наше правительство решило отменить своё решение об участии в Турнире Трёх Волшебников. Ибо для нас, в отличие от Британских магов, безопасность наших детей стоит на первом месте. К сожалению, многие договорённости этого мероприятия уже были связаны магическими клятвами и Министерство Англии настояло на нашем участии. Однако на наше требование увеличить число наблюдателей со стороны Франции мы получили категорический отказ. Связанное договором, наше Министерство было вынуждено уступить.
  
   Пользуясь отсутствием жёсткого контроля над правилами Турнира, Министерство Англии сумело сделать неслыханное. Впервые за всю историю Турнира Трёх Волшебников, в соревновании со стороны Хогвартса участвуют не один, а целых два чемпиона. Более того, Министерство Магии Англии не считает даже нужным хоть как-то объяснить этот инцидент. Все попытки разобраться в этой ситуации натыкаются на глухую стену молчания. Но и этого им показалось мало. Буквально вчера нам стало известно, что во время проведения второго испытания была вероломно похищена Габриэль Делакур, младшая сестра нашего чемпиона и надежды Флер Делакур. Похищение произвёл не кто-нибудь, а сам кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, директор школы Чародейства и волшебства Хогвартс.
  
   Практически приговорённую к смерти девочку спасло чудо в лице второго чемпиона от школы Хогвартс, а именно Гарольда Джеймса Поттера, победителя Тёмного Лорда, более известного как Волан-де-Морт. Подробности читайте на странице 4. Отец спасённой девочки дал нам короткое интервью.
  
  - Я, к своему стыду, должен признать, что вначале не доверял Гарри Поттеру. Ну, вы знаете, все эти слухи о выскочке и тому подобное. Однако, пообщавшись с ним лично, я резко изменил своё мнение об этом, без сомнения, достойном молодом человеке. Пользуясь случаем, я хочу повторно принести свои самые искренние извинения за те недостойные мысли и сомнения, которые я питал на его счёт. Своими действиями он показал, что моральный облик не полностью потерян для англичан. Ему даже не пришло в голову делать выбор, стать победителем или проиграть соревнование, но при этом спасти абсолютно незнакомую девочку. Все слухи о том, что он якобы бросил своё имя в Кубок Огня, я считаю вздором. Слава? Он победил Темного Лорда в возрасте полутора лет. Он остановил маньяка, с которым не решался сразиться даже победитель Гриндевальда Альбус Дамблдор. Деньги? Сами-то поняли, что сказали? Учитывая размеры состояния Поттеров, я уверен, это жалкая мелочь на карманные расходы, что предлагается победителю Турнира, ничто по сравнению с теми неприятностями, которые он получил, когда его втянули в эту аферу. Также я согласен с профессором Грюмом, бывшим сотрудником сил безопасности магической Англии. Тот, кто бросил имя Гарри Поттера в Кубок Огня, желал ему смерти, и первое испытание служит тому прямым доказательством. Не удивлюсь, если в его участии замешано Министерство Магии во главе с самим Корнелиусом Фаджем. Во всяком случае, никаких последствий от попытки убийства моей дочери Альбус Дамблдор не почувствовал.
  
   Очевидно, что попытки убийства детей стали нормой для граждан магической Англии....
  
   Дальше Фадж читать был просто не в состоянии. На этот раз Дамблдор со своим Золотым мальчиком перешёл черту. Слишком много они на себя взяли. Фадж написал записку: "Долорес, зайди" - и заклятием отправил ее адресату. Спустя некоторое время в кабинет вошла низенькая и полненькая женщина в розовой кофточке."
  
  - Господин Министр, вызывали?
  
  - Да. Мы отправляемся в Хогвартс наводить порядок. Извести нашу многоуважаемую Амелию Боунс, - увидев, как нахмурилась Долорес, Фадж хмыкнул.
  
  - Она мне тоже не нравится. Её фанатичность при следовании букве закона и отказ сотрудничать, когда надо идти на уступки, может вывести из себя даже устрицу. Однако, впервые её столь вредная черта послужит нашим целям. Сообщи нашей хранительнице закона до последней запятой и точки, что на этот раз Альбус Дамблдор зашёл слишком далеко. Со слов наших французских гостей он лично похитил нашу гостью Габриэль Делакур и практически приговорил её к смерти. - Фадж хитро улыбнулся расплывшемуся в улыбке лицу Долорес Амбридж и с пафосом продолжил. - А потому нам нужен её острый ум, адекватность и непредвзятость в оценке ситуации, ну... дальше сама придумаешь. Да, её личное присутствие при взятии показаний у всех причастных лиц обязательно, - сделав несколько пометок в своём блокноте, Фадж проговорил. - Ещё, пусть возьмёт с собой того, кого посчитает нужным, - и с широкой улыбкой добавил. - Мы верим в неё, не так ли, Долорес?
  
   Сияющее лицо Амбридж ничем не уступало заклятию "Люмос Максима".
  
  - Как Вы думаете, господин Министр, если к разгребанию этого драконьего навоза ещё пригласить нашу пиранью пера и бумаги, а именно Риту Скиттер, этих женщин кто-нибудь сможет остановить? О, разумеется, я лично прослежу, чтобы эта особа не слишком распускала своё шаловливое пёрышко и прежде чем её статья выйдет, я принесу копию Вам для Вашего утверждения. Уверяю Вас, господин Министр, Рита, когда надо, может быть весьма послушной.
  
  - Дорогая Долорес, когда я назначил Вас на пост моего первого заместителя, это было моё самое величайшее достижение. - Теперь в кабинете Министра магии сияло два "Люмоса Максима".
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  По-моему нас тут не любят, нет, точно, нас здесь не любят.
   Делегация от Министерства Магии Англии с Корнелиусом Фаджем приближалась к карете школы Шармбатон. Встречать их вышла директор мадам Максим.
  
  - Министр Конелиус Фадж, как я понимаю, вы решили навести порядок в школе подконтрольной Вам страны.
  
  - Совершенно верно, мадам Максим. Нам необходимо поговорить со всеми участниками происшествия, чудом избежавшими трагедии.
  
  - И имя этого чуда Гарри Поттер.
  
   Корнелиус выдавил кислую улыбку. "Однако для начала нужно собрать всю возможную информацию, - думал Фадж. - Прижать к ногтю можно будет и позже. Я подожду, я умею ждать".
  
  - Мы проведём полное расследование и опросим абсолютно всех участников данного инцидента. Уверяю Вас, в данном деле у нас нет любимчиков, виновные будут наказаны.
  
  - Очень на это надеюсь, министр. А пока позвольте проводить Вас всех в комнату для гостей. С нашей стороны все заинтересованные лица уже собраны и ожидают Вашего прихода.
  
   Делегация отправилась к гостевой комнате. Цепкий взгляд Долорес Амбридж подмечал любую деталь, которая может помочь её кумиру выбраться из столь щекотливой ситуации, в которую вогнал их знаменитый на всю Англию знаток лимонных долек.
  
  - Кхе, кхе, Вы не объясните нам, почему Ваши студентки не на завтраке? - Корнелиус, поначалу не обратив на это внимание, с благодарностью улыбнулся Долорес и задумчиво проговорил:
  
  - Действительно, я был уверен, что дети в это время должны уже находиться в главном зале Хогвартса. Всё-таки принятие пищи стоит не на последнем месте для растущего организма.
  
  - Совершенно верно, - мадам Максим лучезарно улыбнулась. - Но уверяю Вас, инцидент, связанный с похищением Габриэль, здесь ни при чём. Во всяком случае, не напрямую. Мы понимаем, что дети Хогвартса не виноваты в том, что Ваш директор решил поиграть с жизнью беззащитной девочки, - посмотрев на скривившиеся лица делегации, она удовлетворённо продолжила. - Проблема в том, что произошло после того, как закончилось задание.
  
   Пока делегация хмурила лица, теряясь в догадках, незабвенная Рита Скитер ловила каждое слово. Открыв дверь, делегация прошла в небольшую, но достаточно просторную и уютную гостиную. С кресла поднялся Делакур-старший, однако его очаровательных дочерей здесь не было. Раскланявшись и представившись друг другу, волшебники с удобством уселись вокруг небольшого столика, в центре которого стоял омут памяти.
  
  - Так что там случилось у Ваших студенток? - Рита постаралась проигнорировать острый взгляд, брошенный на неё Амбридж.
  
  - Об этом мы поговорим позже, господа,- по тону мадам Максим, Рита поняла, что пока не следует касаться этой темы.
  
  - Министр Фадж, мадам Боунс, - разговор взял в свои руки Делакур. Определив их как основных организаторов турнира, он дал всем присутствующим понять, что разговор будет проходить именно с этими двумя магами.
  
  - Я отослал своих дочерей, они и так много пережили. Однако, как только их присутствие будет необходимо, я немедленно пошлю за ними. Также хочу поставить Вас всех в известность, что в данный момент я представляю не только интересы моих дочерей, но и интересы всей магической Франции. Фактически, в данный момент Франция говорит моим голосом и слушает моими ушами. Прошу ознакомиться с соответствующим документом, заверенным нашим министерством и наделяющим мои слова определённой юридической силой.
  
   Начало разговора Фаджу очень не понравилось. Прочитав протянутый свиток, Фадж передал его Амелии Боунс. Амелия проделала несколько манипуляций над свитком волшебной палочкой, посмотрела на окутавшее его сияние и, прочитав текст, подтвердила полную законность сказанного мистером Делакур.
  
  - Вы, как наделённые огромной властью и ответственностью, без сомнения хорошо разбираетесь не только в законах Вашей страны, но и в законах Магии, - получив подтверждающие кивки от Фаджа и Боунс, Делакур продолжил.
  
  - Поддержав Ваши начинания в организации, без преувеличения, исторического события мирового уровня, в возрождении Турнира Трёх Волшебников, мы все помнили главное. Магия не терпит к себе пренебрежения, ибо она не прощает ошибок! Я уверен, Вы, как и мы, очень ответственно подошли к тому, чтобы прошлые трагедии не повторились с нашими детьми. - Взгляд, обращенный на главу правопорядка, дал понять, о чьей племяннице он сейчас подумал. Сверкнувшие глаза миссис Боунс показали, что сказанное попало в цель и принято со всей серьёзностью.
  
  - Я также уверен, что Вы, как одни из организаторов турнира, не в курсе той причины, по которой сейчас вся магическая Франция гудит как растревоженный улей и требует "крови" Альбуса Дамблдора. А вместе с нами и Болгария, - видя как растерянные лица переглядываются, Делакур снисходительно улыбнулся и продолжил. - Очевидно, граждане Англии не очень интересуются мировой политикой. В противном случае, Вас бы здесь не было в поисках объяснений.
  
  -Месье Делакур, мы не совсем понимаем... - начал растерянный Фадж.
  
  -Странно, а вот мистер Поттер сразу понял суть ситуации. Невероятно достойный молодой человек. Англия без сомнения может гордиться столь замечательным магом.
  
   По мере разговора Делакур выпустил очередную словесную шпильку и внимательно следил за реакцией сегодняшних гостей. Выводы его не радовали.
  
   "Корнелиуса Фаджа можно было отбрасывать сразу. Обычный мелкий карьерист, непонятно как получивший власть. Мерлин всемогущий, да он даже эмоции держать под контролем не умеет. У него всё на лице написано.
  
   Первый заместитель Долорес Амбридж. О работе с ней не может быть даже речи. Такая же карьеристка, как и Фадж. Однако, если в личном деле на Фаджа сказано, что он, желая казаться самым умным, как правило, оборачивается круглым дураком, то Амбридж другое дело. Хитра и фанатично преданна Фаджу. Помимо этого страдает нацистскими наклонностями в отношении всех, кто не является магом. Особо ненавидит магических существ. От чего, как фанатичка, втройне опасна.
  
   О..., знаменитая акула пера, точнее пиранья. Знаменитая Рита Скиттер. Если бы не ложь, которую она так любит писать, она могла бы стать олицетворением того, каким должен быть истинный репортёр. На редкость активная, пробивная, но и не менее пакостливая особа.
  
   Про четырёх авроров, сопровождающих своё начальство, ему ничего не было известно. И наконец, Амелия Боунс. Единственный адекватный человек из данной компании, а возможно и во всём Министерстве. Во всяком случае, с ней можно будет работать".
  
   Выждав положенную паузу, дабы все присутствующие успели переварить сказанное, Делакур приступил к финальной части своего выступления.
  
  - Итак, я не буду рассказывать Вам прописные истины. Как Вы понимаете, с недавних пор эта тема стала очень болезненной для моей семьи, - посмотрев в очередной раз на скривившиеся лица, Делакур достал пузырёк с воспоминаниями и вылив их в омут памяти сказал, - прошу, дамы и господа.
  
   Фадж с подозрением посмотрел на сияющий серебристый газ, находящийся в омуте памяти.
  
  - Что это за воспоминания?
  
  - Это воспоминание разговора между мной и Гарри Поттером сразу после второго тура испытания. Прошу обратить особое внимание на реакцию мистера Поттера, и Вы убедитесь, что это действительно чрезвычайно достойный молодой человек.
  
   Корнелиус Фадж, Амелия Боунс, Долорес Амбридж и Рита Скитер опустили лица в дымку воспоминаний. Сам Делакур вместе с мадам Максим и четырьмя так и не представленными аврорами с удобством устроились в креслах. Спустя тридцать минут бледная четвёрка уселась обратно в свои кресла. Делакур взмахнул палочкой и возле каждого из их бледных гостей появился стакан с огневиски.
  
  - Я уверен, что Вам это понадобится.
  
   Фадж судорожно схватил стакан, и, не задумываясь, выпил содержимое одним глотком. Остальные не намного от него отстали. О том, чтобы проверить содержимое на предмет зелий, ни у кого не возникло даже мысли. Затем Фадж поставил стакан на столик и, не стесняясь, вытащил серебряную фляжку из потайного кармана и, по-прежнему не стесняясь, надолго присосался к ней. Спустя тридцать секунд, он молча передал фляжку Амелии Боунс. Глава правопорядка, как должное, приняла фляжку и повторила ритуал возлияния. Спустя пару минут, когда фляжка сделала полный круг из четырёх человек, Фадж растерянно сказал.
  
  - Я, Корнелиус Фадж, клянусь магией и жизнью, что не знал ничего о действиях Альбуса Дамблдора по отношению к Габриэль Делакур. Я сказал! Да будет так! Да будет Магия мне свидетелем!
  
   Фаджа окутало сияние магии, в подтверждении того, что клятва услышана и принята. Он поднял палочку и сказал: "Люмос" - на кончике палочки загорелся светящийся шарик. - "Нокс" - шарик потух. Фадж растерянно смотрел на Делакура.
  
  - Дамблдор является сильнейшим светлым волшебником этого столетия. Он Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов. Кроме того, большинство законов Магической Англии он написал сам. Кому, как не ему, можно было доверить составлять тексты заданий для турнира. Мы были уверены, что волшебником со столь острым умом как у него всё было предусмотрено.
  
  - Однако, это не объясняет, по какому праву он похитил и заколдовал мою младшую дочь.
  
  - Меня это тоже интересует, - на разъярённую Амелию Боунс страшно было смотреть, - а ведь фактически в его полной власти находятся наши дети.
  
  - Кхе, кхе, мне всегда казалась очень подозрительной своеобразная одержимость своим кумиром у многих выпускников с факультета Гриффиндора. Словно им качественно промывали мозги на протяжении нескольких лет. Слишком фанатично они смотрят Дамблдору в рот.
  
  - И это возвращает всех Вас к главному вопросу, - Делакур сложил пальцы рук домиком. - Что Вы собираетесь делать с Альбусом Дамблдором?
  
  - Если обнародовать всю эту информацию в прессе? - Рита с надеждой посмотрела на Министра, но тот отрицательно покачал головой.
  
  - Слишком глубоко он врос в сознание общества в виде образа чудного, доброго и светлого волшебника. Нам просто не поверят. А воспоминания Габриэль объявят подделкой.
  
   Амелия Боунс сцепила пальцы рук.
  
  - Не забывайте, он Верховный чародей Визенгамота и Президент Международной конфедерации магов. При определённых обстоятельствах он может не только обвинить нас всех в клевете, но и вызвать на дуэль, дабы защитить своё "честное" имя. А уж что-что, а обстоятельства он умеет поворачивать в свою сторону.
  
  - Кхе, кхе, но если попридержать эту информацию и подать её в нужное время и в нужном месте, то это может стать решающим ударом по Альбусу Дамблдору. - Корнелиус с гордостью посмотрел на своего заместителя и в очередной раз удивился тому, как ему повезло с ней.
  
  - Однако, оставлять всё это просто так я не собираюсь. Месье Делакур, от лица Министерства Англии, предлагаю создать дополнительную группу наблюдения, состоящую из магов Англии, Франции и Болгарии.
  
  - От лица Министерства Франции я принимаю Ваше предложение, министр Фадж. О количестве магов предлагаю договориться, встретившись в любое удобное для Вас время. А пока, что Вы собираетесь делать дальше?
  
   Фадж злорадно улыбнулся и, посмотрев на лицо Амелии, прорычал:
  
  - Сейчас мы собираемся пойти и напомнить одному бородатому акромантулу, что магическая Англия не его персональная песочница, где он может делать всё, что ему взбредёт в его больную голову. В особенности с нашими детьми. Мы, знаете ли, тоже не последние люди в магическом мире и с нашим мнением следует считаться.
  
   Амелия Боунс воинственно кивнула головой.
  
  - Вы не против, если я буду присутствовать при Вашем разговоре с директором школы? - однако вопрос Делакура не застал Корнелиуса врасплох, более того, он ждал его.
  
  - Конечно, месье Делакур, мы не против, даже более того, мы настаиваем на Вашем личном присутствии, когда мы будем объяснять нашему "многоуважаемому" директору, кто он есть, - с этими словами вся компания встала и направилась на выход из кареты.
  
  -Кхе, кхе, миссис Боунс, как я помню, в Хогвартсе учится Ваша племянница, и даже на том же курсе, что и Гарри Поттер? - Амелия утвердительно кивнула. - Я просто подумала, что Вы, наверняка, хотели бы встретиться со своей племянницей, поговорить о том, о сём. Ведь вы очень заняты на работе. Времени, чтобы уделить внимание семье, всегда не хватает, а письма это не то. Вот я и подумала, что было бы неплохо, если Вы поподробнее расспросите её о том, чем сейчас, так сказать, дышат наши ученики. Ведь в письмах не напишешь того, что можно сказать с глазу на глаз.
  
   Амелия и сама думала об этом, и упускать такую возможность не собиралась. Однако для себя она сразу решила, что присутствовать посторонним при её разговоре она не позволит. Она не собиралась смущать свою любимую племянницу. Поэтому следовало сразу поставить всех на место.
  
  - Разумеется, именно так я и поступлю, миссис Амбридж. Однако, как Вы понимаете, для доверительной беседы разговор должен проходить с глазу на глаз.
  
   Амбридж не была дурой и прекрасно поняла, что именно имела в виду Боунс.
  
  - О, конечно, мы всё понимаем и ни в коем случае не будем мешать Вам.
  
   Выйдя из кареты и направляясь к замку, Фадж задумчиво посмотрел на Корабль из Дурмстранга.
  
  - Я вижу, что ученики Каркарова так же, как и Ваши ученицы, не пошли в Хогвартс на завтрак. Я так понимаю, причины у них те же, что и у Вас.
  
   Мадам Максим улыбнулась кораблю и сказала:
  
  - И да, и нет, господин Министр.
  
  - А поподробней? - не удержалась Рита Скитер.
  
  - Вчера вечером мои студентки стали свидетельницами очень неприятного разговора. На данный момент Габриэль является самой младшей студенткой в нашей группе. Она у нас что-то вроде всеобщей любимицы. Когда мои студентки узнали о благородном поступке мистера Поттера, - лица Фаджа и Амбридж вновь скривились, что не ускользнуло от Делакура, - то, естественно, захотели лично поблагодарить его. Однако они не хотели привлекать к себе внимание раньше времени, и потому, наложив на себя заклятия "хамелеон" и "тишина", решили подождать его у ворот к замку. Вот тут-то они и услышали разговор между Поттером и его рыжим другом. Не буду дословно пересказывать тот неприятный разговор, скажу только, что этот рыжий студент в очень оскорбительной форме высказался в адрес девушек нашей школы. Нужно признать, что мистер Поттер проявил сдержанность, достойную аплодисментов. Он не стал раздувать скандал, и как истинный джентльмен, встал на защиту не врагов, как утверждал этот рыжий мальчик, а будущих друзей, как утверждает он сам, с которыми, по его словам, у него дружеское соревнование. Как Вы понимаете, после того разговора авторитет мистера Поттера в глазах наших студенток поднялся на невероятную высоту.
  
  - Полностью с Вами согласен. - Делакур не мог не вставить свои пять кнатов.
  
  - Возмущённые таким отношением рыжего парня не столько к себе, сколько к самому мистеру Поттеру, они решили в этот же вечер на празднике узнать, как к Поттеру относятся остальные студенты. Спустя двадцать минут разговора со студентами Хогвартса, мои студентки выяснили следующее. Вместо того, чтобы извиниться перед мистером Поттером за своё отвратительное отношение к нему, Ваши ученики сами ждали от него извинений, считая его обманщиком. Мы слышали, что между Гарри Поттером и студентами Вашей школы есть определённое недопонимание. Однако, мы даже представить не могли, что травля студента зашла настолько далеко. Что самое удивительное, Ваши профессора вместе с Альбусом Дамблдором молча поддерживают эту травлю. По этой причине не стоило ждать прихода Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер на праздничный вечер.
  
   У Риты Скитер фанатично горели глаза.
  
  - Гермионы Грейнджер?
  
  - Да, Гермионы Грейнджер. Эта храбрая и умная девушка ни на секунду не усомнилась в невиновности своего друга, поэтому вместе с Поттером также стала изгоем. Возмущённые таким отношением к мистеру Поттеру мои студентки покинули праздник, а сегодня отказались идти на общий завтрак, проходящий в Хогвартсе.
  
  - А что болгары? - от записей прыткого пёрышка уже шёл лёгкий дымок.
  
  - С учениками Дурмстранга всё ещё проще. Сразу после испытания к нам пришёл Виктор Крам в сопровождении Игоря Каркарова. Как Вы понимаете, школа Дурмстранга делает уклон не только на боевую магию, но и на моральное воспитание студентов. Иначе они на выходе из школы получат отмороженных боевиков. Поэтому Крам принёс официальные извинения перед всеми студентками в целом и семьёй Делакур в частности за то, что он несколько увлёкся во время испытания и не уделил безопасности заложников должного внимания. Когда же студенты Дурмстранга увидели, что мои студентки покидают праздник, они поинтересовались о причине нашего ухода. Узнав об отношении к Гарри Поттеру и, главное, к Гермионе Грейнджер, Виктор Крам заявил, что можно ещё понять отношение к самому чемпиону, которого он, по его словам, глубоко уважает как соперника, но гнобить девушку... В общем, они также решили, что в той компании им не место, так что...
  
   В этот момент замок содрогнулся, и от Хогвартса во все стороны прошла волна тёмной энергии. Маги скривились от запаха тлена и разложения.
  
  - Что, во имя Мерлина и Морганы, происходит в этой школе? - присутствующие маги решили, что вопрос Делакура был риторический, так как в этот момент уже бежали к замку с волшебными палочками в руках.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Расследование.
   У входа в замок к ним присоединились студенты из Дурмстранга с Игорем Каркаровым во главе.
  
  - Что это было? Я был уверен, что в Хогвартсе не практикуют некромантию. Тем более, некромантию высшего круга. - Каркаров посмотрел на Фаджа ожидая ответа.
  
  - Понятия не имею. - Фадж явно был растерян. Боунс наколдовала "Патронус" и, отправив его в Министерство, решительно взяла власть в свои руки.
  
  - Мистер Каркаров, пусть Ваши студенты перекроют выход и дождутся помощи. Министр, отправьте сообщение в больницу Святого Мунго. Пусть высылают всех, кого могут, слышите, всех. Нам может потребоваться их помощь.
  
   Пока Министр диктовал сообщения своему "Патронусу", Боунс наколдовала ещё одного и отправила его в Отдел Тайн.
  
  - Пока к нам не пришла поддержка, соблюдаем максимальную осторожность, а сейчас выдвигаемся к главному залу, возможно, там нужна наша помощь.
  
   Войдя в Большой зал, все увидели учеников и профессоров, лежащих без сознания. Лёгкие взмахи палочек и диагностирующие чары показали, что студенты живы, но находятся в глубоком обмороке.
  
  - Вы чувствуете, такое впечатление, будто в зале дементоры устроили для себя вечеринку, - однако ей никто не ответил. Присутствие дементоров почувствовали все.
  
  - Никого не трогаем до прихода колдомедиков и людей из Отдела Тайн. Мы не знаем, что здесь произошло. - Амелия склонилась над своей племянницей, взмахнула палочкой и, спустя мгновение, облегчённо выдохнула.
  
   Начав осторожно продвигаться к столу преподавателей, один из авроров заметил:
  
  - Обратите внимание, большая часть студентов столпилась у выхода и вдоль стен. Кстати о стенах, - на стенах уродливыми шрамами красовались трещины толщиной в палец.
  
  - А вот и Дамблдор, - в голосе Фаджа сквозило отвращение. - Должен заметить, что видок у него не ахти. - Дамблдор лежал безвольной куклой. Его бледный вид выдавал сильнейшее магическое истощение. Было очевидно, что совсем недавно из носа и ушей старого мага шла кровь, которая, к счастью, остановилась, ну или к несчастью.
  
   Амелия бросила диагностирующие чары.
  
  - Жив стервец, но очень сильно магически истощён.
  
  - Кхе, кхе. Может нам всем повезёт, и он отбросит копыта?
  
   Фадж разочаровано вздохнул.
  
  - Не надейтесь, Долорес. Драконий навоз не тонет. Помяните моё слово, этот Паук ещё всех нас переживёт и выпьет чаю с лимонными дольками на наших могилах.
  
   В этот момент в зал ворвались авроры из министерства. За ними по пятам шли колдомедики. Боунс вышла вперёд.
  
  - Господа колдомедики, учитывая определённые обстоятельства, я прошу Вас оказать помощь, однако ни в коем случае никого не трогайте. С минуты на минуту должно прийти подкрепление из Отдела Тайн. Пока они не подтвердят, что опасность минимальна, я прошу Вас не рисковать понапрасну ни своим здоровьем, ни здоровьем наших детей.
  
  - Не стоит беспокоиться, миссис Боунс, мы уже здесь. Прошу дать нам несколько минут. - Волшебники в серых мантиях и затемнённых капюшонах, из-за которых не было видно лиц, оперативно разошлись по всему залу и начали вести диагностику пространства.
  
  - Хорошо. Авроры, внимание. Разбейтесь на боевые пятёрки. Каждая группа должна взять под защиту одного колдомедика и оказать ему не только защиту, но и помощь. Учитывая количество пострадавших, пройденные Вами курсы полевой медицины окажутся весьма кстати.
  
   Спустя десять минут, один из невыразимцев сказал.
  
  - Всё в порядке. Непосредственной опасности нет. Можете переносить учеников в больничное крыло.
  
   Амелия Боунс увидела, что один из авроров подошёл к её племяннице и, подняв её заклятием "Локомотор", бегло глянул на свою начальницу. Та, в благодарность, чуть кивнула и вернулась к разговору с невыразимцем.
  
  - Что здесь произошло?
  
  - Невероятно большой выброс некроэнергии. Очевидно, в последний момент Дамблдор заметил опасность и попытался минимизировать угрозу. Однако в симбиозе со всей магией школы он лишь слегка снизил магический выброс, - невыразимец посмотрел на трещины в главном зале. - Защита замка почти рухнула, но практически чудом удержалась от полного разрушения.
  
  - Защита замка восстановится?
  
  - Она уже начала восстанавливаться. Правда, я не знаю, сколько времени это займёт, слишком сильный был магический выброс.
  
   Делакур задумчиво смотрел на лежащего Гарри Поттера. Затем, посмотрев на невыразимца, спросил:
  
  - Это сделал маг?
  
   Невыразимец задумчиво покачал головой.
  
   - Нет. Не в одиночку. Для этого нужен большой круг некромантов, плюс Большой Ритуал Боли по отнятию жизни у детей, лучше у младенцев, - посмотрев на зелёные лица магов, растерянно сказал. - Прошу прощения, профессиональная особенность учёного. Говорим, что думаем, и не думаем, что говорим. Я хочу сказать, что некроэнергия вырабатывается из боли и страданий. Объёма высвободившейся энергии было достаточно, чтобы поднять несколько кладбищ с мертвецами. Обычный некромант в одиночку не в состоянии удержать в своём магическом ядре такое дикое количество некроэнергии. Он либо сойдёт с ума, либо превратится в высшего лича. Так что, либо мы имеем дело со смертью высшего лича, что маловероятно, либо с уничтожением накопителя некроэнергии огромной мощи. Проблема в том, что мы не видим ни останков тела лича, ни остатков артефакта. В пользу артефакта говорит ещё и остаточная энергия, которая явственно родственна энергии дементора, и то, что её так много, меня здорово беспокоит. Единственное, что мы можем сделать, это расспросить самих участников этого происшествия.
  
   Боунс обратилась к целителям:
  
  - Господа, каковы ваши прогнозы?
  
   Один из целителей разочарованно покачал головой и сказал:
  
  - Они пробудут в таком состоянии по меньшей мере сутки.
  
   Делакур вновь задумчиво посмотрел на Гарри Поттера.
  
  - Миссис Боунс, Вы не будете против, если мистера Поттера и мисс Грейнджер положат в нашей карете? - Посмотрев на задумчивое лицо главы авроров, он поспешно сказал. - У нас имеется свой колдомедик, и уверяю Вас, я лично прослежу, чтобы эти два студента были в полной безопасности.
  
  - Хорошо, месье Делакур. Учитывая то, что мы узнали за сегодняшний день, я думаю, это будет лучший выход из сложившийся ситуации.
  
   Спустя минуту, два парящих подростка в сопровождении месье Делакур и мадам Максим отправились в гостевые комнаты кареты Шармбатонской школы.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Невероятная удача Крауча младшего.
   Барти Крауч возвращался в Хогвартс после встречи с Тёмным Лордом. Его господин не желал ждать новостей и всегда стремился стать обладателем информации одним из первых. А информация была более, чем интересной. Либо старик стал страдать маразмом, что весьма сомнительно, либо он затеял настолько грандиозную игру, что не побоялся выставить себя не в самом лучшем свете. Учитывая, что своей репутацией старик дорожил, его действия заставляли нервничать. В течение всей ночи Барти Крауч подробно рассказывал своему господину о событиях прошедшего дня. Оставив Лорда размышлять о дальнейших возможностях столь необычной ситуации, Барти под мантией невидимкой телепортировался к школе.
  
   Дементоры, это была первая мысль, которая пришла к Краучу после аппарации. Их присутствием был пропитан воздух. Запах разложения и тлена. Выхватив палочку, он судорожно обернулся, в поисках этих тварей. Их присутствие он помнил слишком хорошо. Убедившись, что старых знакомых поблизости нет, и успокоив сердце от накативших воспоминаний, Крауч задумался.
  
   "Мне срочно нужна информация. Сначала следует понаблюдать за школой издалека. В крайнем случае, возьму заложника и обо всём подробно расспрошу".
  
   Встав на безопасном расстоянии, он заметил целую делегацию из невыразимцев, авроров и колдомедиков. В первые мгновения он решил, что его присутствие в школе раскрыто. Барти даже не представлял, каким образом Грюм смог выбраться из своей темницы в сундуке. Однако присутствие колдомедиков и невыразимцев не вписывалось в эту версию.
  
   "Это конечно риск, но мне жизненно необходима информация".
  
   Выпив оборотное зелье, Крауч подкрался к молодому аврору и, встав за его спиной, снял мантию. Взмахнув палочкой и невербально вырвав палочку у соперника он рявкнул.
  
  - ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!
  
   Молодой аврор от неожиданности подпрыгнул, однако не на месте, а ушёл в сторону от возможного полёта заклятия. Лёгкий перекат и, вот спустя мгновение, аврор стоит в боевой стойке с запасной палочкой в руках, и мощным щитом перед собой.
  
  - Хуже, чем я думал, но лучше, чем могло бы быть, - выразительно посмотрев на палочку, уставленную ему в лицо, он добавил. - Сколько можно вас, лоботрясов, учить, цельтесь в грудь или лучше в живот: так врагу будет тяжелее увернуться от заклятия, - видя, что аврор переместил прицел своей палочки на уровень его живота, но убирать не спешил, Крауч хмыкнул и проскрипел. - Во всяком случае, ты не безнадёжен.
  
  - Почему Вы разгуливаете по территории Хогвартса в одиночку, без прикрытия? Где Ваш напарник, который обязан прикрывать Вашу спину? Сколько же Вам, неучам с горячей кровью, нужно повторять: "ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ"!
  
  -Ну, мы подумали, что на территории школы ...
  
  -Где творится демон знает что, расслабляться не следует! - закончил за него профессор. - Будь здесь безопасно, Вас бы здесь не было! - в очередной раз рявкнул Крауч.
  
   А вот с этим было не поспорить. Это был прокол и аврор был вынужден это признать.
  
  - Где Вы были, профессор Грюм?
  
   "Какой любопытный, ну-ну".
  
  -Вчера Дамблдор показал себя не с лучшей стороны. - Крауч протянул хозяину его потерянную палочку.
  
   Молодой аврор согласно кивнул и убрал свою палочку в потайной карман, однако запасную по-прежнему сжимал в руке. Лишь после того, как профессор Грюм убрал свою палочку в кобуру на рукаве, аврор почувствовал себя свободней и повторил его действия. Тем временем Крауч продолжил:
  
  - У меня с утра было плохое предчувствие. Ты знаешь это чувство, когда всё в порядке, но вот внутри тебя что-то гложет? - аврор вновь кивнул головой. - Я с утра осмотрел школу. Поговорил с Дамблдором о своих подозрениях, но он лишь снисходительно улыбнулся. Вот я, на всякий случай, решил проверить защиту школы и обойти её по всему периметру, а заодно узнать, что нового в Хогсмите. - Крауч посмотрел на свой протез и добавил. - Нужно было взять метлу. Да и хрен с ней, что Вы успели накопать на данный момент?
  
   "Ну давай же, разлюби тебя мантикора, колись уже".
  
  - Невыразимцы всё ещё обследуют Хогвартс и близлежащую территорию. Кроме остаточных следов выброса некроэнергии, больше ничего. Учитывая, что волна прокатилась вплоть до защитной границы, невыразимцы попросили обратить внимание на то, что хоть отдалённо будет напоминать амулет или накопитель. Но пока пусто.
  
   "Какая на фиг некроэнергия и самое главное, откуда её столько здесь?"
  
  - Ясно, как ученики?
  
   - Пока все без сознания, но в порядке. Они с профессорами в надёжных руках. Боунс рвёт и мечет. У неё вместе с Министром накопилось много вопросов к Дамблдору. Но учитывая, что до завтра все профессора будут без сознания, отыгрываться они будут на нас.
  
  "Да, что здесь случилось, пока меня не было?" - кричал про себя Крауч.
  
  - Во всяком случае, Боунс будет смотреть за вами в оба, и вы не пропустите какую-нибудь важную мелочь. Кстати, что с Поттером?
  
  - Также как и все. Без сознания. Я видел, как его и ещё одну студентку унесли в карету Шармбатонской школы.
  
  "Значит, жив, и то хлеб".
  
  - Что показало предварительное расследование?
  
  - Невыразимцы по-прежнему не могут найти остатки артефакта, однако одно ясно точно, Гарри Поттера сегодня пытались убить.
  
  -ЧТОООО?
  
  -Вначале никто не мог понять, зачем кому-то понадобилось разряжать тёмный артефакт или накопитель такой силы. Затем все обратили внимание, что в остаточной тёмной энергии очень сильно чувствуется присутствие дементоров. А на момент выброса все присутствующие в большом зале должно быть почувствовали, что находятся в Азкабане в окружении этих существ. - Крауч понимающе кивнул.
  
  - При осмотре места преступления было выявлено, что эпицентр прорыва неизвестного накопителя находился как раз рядом с Гарри Поттером и ещё с одной студенткой. Так как остальные студенты и профессора находились вдоль стены Большого зала, определённо, что момент покушения был замечен всеми присутствующими. Очевидно, мистер Поттер и его соседка не могли покинуть место нападения, либо хотели вынести столь опасный артефакт до момента его срабатывания. Так же было установлено, что Дамблдор, заметив действие тёмного артефакта, задействовал все силы замка, чтобы если не обезвредить, то хотя бы снизить воздействие проклятья. Это дало время, чтобы студенты успели отбежать на максимально возможное расстояние. Хорошо ещё, что наши гости в этот момент не присутствовали на завтраке. Ближе всех к мистеру Поттеру находился профессор Снейп. Очевидно, он хотел как-то помочь студенту, но видимо просто не успел. Вот тут-то мы и вспомнили Ваши слова о том, что тот, кто бросил имя Гарри Поттера, явно собирался убить его. Многие знают, как действуют дементоры на Поттера, вот и сделали вывод. Подобным выбросом тёмной энергии, завязанной на дементорах, преступник как максимум желал убить Поттера, или как минимум свести его с ума.
  
  "Похоже, что кто-то из Пожирателей Смерти, почувствовав скорое возвращение господина, решил выслужиться перед Тёмным Лордом и убить мальчишку. Только этого не хватало! Поймаю кретина и удавлю собственноручно!"
  
  - Профессор, Вы сейчас в замок?
  
  "А вот этого сейчас делать не следует, слишком много в замке тех, кто знаком с Грюмом лично".
  
  - Нет, там более чем достаточно компетентных магов. Я пока прошвырнусь по Лютному переулку и потрясу своих информаторов. Накопитель такой силы не мог пройти незамеченным. Возможно кто-то что-то слышал. Шансов, конечно, почти нет, но всё же, - обернувшись, Грюм похромал к границе антиаппарационного барьера.
  
  "Значит, я по-прежнему в игре. Мальчишка в относительном порядке. В мой кабинет они лезть побоятся. Всем известно, какой Грюм параноик. Неизвестно, какие сигнальные чары и ловушки в своём кабинете понаставил этот псих. А то, что Грюм не стесняется пользоваться тёмными проклятиями, его враги запомнили на всю жизнь, во всяком случае те, кто выжил после встречи с ним. И всё же, кто этот урод, что влез туда, куда не следует? УДАВЛЮ!"
  
   Дойдя до границы и аппарировав, Крауч поспешил к Тёмному Лорду с новым донесением.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Новые подруги.
   Гермиона проснулась от тихого разговора между двумя девушками. Очевидно, что говорили по-французски, однако для Гермионы это не было проблемой. Частые поездки во Францию к дальней родне давали неплохую практику во время разговора с кузинами и кузенами.
  
  -Я же говорю, что не знаю. Авроры по прежнему ищут этот артефакт, из-за которого все студенты Хогвартса вместе с учителями до сих пор без сознания.
  
   По непонятным причинам мысли у Гермионы текли медленно и вяло. "Учителя и студенты без сознания, почему?"
  
  - Хорошо, что мы с дурмстранговцами не пошли на завтрак. Всё же это низко так обходиться с девушкой только за то, что она верит своему другу.
  
   "Они не пошли на завтрак, но ведь они все были на завтраке".
  
  - Англичашки, что с них возьмёшь?
  
  - Всё же интересно, как столь тёмный артефакт смогли пронести в Хогвартс так, чтобы он был незамеченным.
  
   "Что за чушь, Дамблдор не допустил бы этого. Хотя на втором курсе дневник Тома Редла так и не был обнаружен в течение года".
  
  - Возможно в этом деле был замешан этот их профессор по зельеваренью. Я слышала он занимает почётное первое место в травле мистера Поттера. Кроме того, когда в зал вошли авроры, этот профессор лежал к Поттеру ближе всех. Наверняка он подбросил артефакт, а уйти не успел.
  
   "Да о чём они говорят? Стоп, Гарри, что с ним?"
  
  - Пф, да какой он к Моргане профессор. Право называться профессором нужно заслужить. Это как нужно заставить детей возненавидеть свой предмет, чтобы за четырнадцать лет твоей работы из школы не вышло ни одного Мастера зельевара.
  
  - Я слышала, что в Англии он считается самым молодым Мастером зельеваром.
  
  - В Англии может и считается, а во всём мире он будет считаться Мастером лишь после того, как выучит хотя бы одного ученика.
  
   Тут Гермиона не выдержала переполняющих её вопросов. Она открыла глаза и увидела, что возле её кровати сидят две студентки школы Шармбатон. Только сейчас она поняла, что лежит не в своей спальной комнате и даже не в больничном крыле. Однако природное любопытство победило растерянность и она спросила на французском:
  
  - А разве ученики Хогвартса не считаются его учениками, и где я?
  
   Девушки тут же вскочили и, подбежав к Гермионе, затараторили.
  
  - Ты очнулась.
  
  - Как ты?
  
  - Хочешь воды?
  
   Гермиона растерянно посмотрела на девушек и ответила:
  
  - Спасибо, со мной всё в порядке, только небольшая слабость, но где мы, точнее, где я?
  
  - Мы в нашей карете. Кстати, Жаклин, давай бегом к мадам Максим. Наша гостья очнулась.
  
   Проводив взглядом уходящую девушку, Гермиона вновь посмотрела на француженку. Та протянула руку для пожатия и сказала:
  
  - Меня зовут Шанель, Шанель Франсуаль, а та болтушка, что тут была, это Жаклин Женельгина.
  
  - А что я тут делаю?
  
  - Ну, после того, что случилось в вашем большом зале месье Делакур решил ..., минутку, что последнее ты помнишь?
  
   Гермиона нахмурилась. В голове по прежнему был туман.
  
  - Ладно, Гермиона, пока ты вспоминаешь, я расскажу тебе о последних событиях вчерашнего дня.
  
  - Вчерашнего?
  
  - Да, ты уже сутки лежишь у нас в гостевой комнате. Хотя, я думаю, всё же начать нужно с того, что произошло день назад, сразу после турнира. Так вот, как только мы узнали, в какой опасности была наша Габриэль из-за вашего директора, мы с девочками решили подождать месье Поттера возле входа в замок и задать несколько уточняющих вопросов...
  
  Спустя сорок минут.
  
  -... ворвались в главный зал, где все присутствующие лежали без сознания, в том числе ты и месье Поттер.
  
   И тут Гермиону пронзили воспоминания о событиях, произошедших на вчерашнем завтраке.
  
  - Гарри! Где Гарри?!?- Гермиона вскочила с постели и в одной ночной пижаме побежала к выходу.
  
  - Гермиона! - крик догнал уже выскочившую девушку в коридоре. - Он в соседней комнате, первая дверь направо.
  
   Пробежав мимо общей гостиной, в которой сидели удивлённые её нарядом француженки, и ворвавшись в соседнюю комнату, она увидела постель, в которой, накрытый простынёй, спал её друг. Рядом сидела Флер Делакур и читала книгу. Мгновение, и обеспокоенная Гермиона уже держит одной рукой его руку, а другую приложила к его лбу, меряя температуру.
  
  - Как он? Что с ним? Что говорят колдомедики? Это не опасно? Если надо, то можно... - вопросы сыпались с такой скоростью, что Флер с трудом успевала их понять, не то что ответить. Но она отдала должное тому, как хорошо эта англичанка говорит по-французски.
  
  - Стоп, стоп, стоп. Во-первых, успокойся, с ним всё в порядке. Он просто спит, - и посмотрев на парня, недовольно добавила, - точнее спал.
  
  - Гермиона? Мисс Делакур? А что Вы делаете в спальне для... - тут он надел очки и, осмотрев комнату, продолжил, - точнее, что я здесь... - тут он увидел во что была одета Гермиона.
  
   Учитывая, что когда принесли гостей, то об их вещах как-то не подумали, да и где их искать? Поэтому на Гермиону надели ночную пижаму одной из студенток Шармбатона. Франция, как известно, славится не только своими на редкость смелыми и открытыми нарядами, но и очень откровенным и сексуальным нижнем бельём. Так как в карете жили исключительно студентки женского пола, то и стесняться было некого. Им и в голову не могло прийти, что кто-то из девушек осмелится показаться перед парнем не просто в этом, а именно в ЭТОМ. На девушке были лишь лёгкие шортики и ночная рубашка (а что вы хотите, тело ночью должно дышать), но зато какие! Конечно, маги достигли больших высот в производстве дорогих тканей, но эта ткань без сомнения была шедевром. Одним словом, ткань была настолько тонкой и прозрачной, что нужно было очень постараться, чтобы её увидеть.
  
   Когда Гермиона осознала, в каком положении она находится, то впала в ступор. Не в меньший ступор впал и Гарри, который в течение минуты не мог пошевелится, рассматривая Гермиону. Пока Гарри и Гермиона стремительно краснели, из открытых дверей за развивающимися событиями с неподдельным интересом наблюдали все студентки Шармбатона. Флер, так же как и её однокурсницы, не спешила вмешиваться в столь пикантную ситуацию. В гробовой тишине оглушающим громом раздался звонкий шёпот Габриэль.
  
  - Они так мило краснеют.
  
   Мгновение, и Гарри, вскочив с постели, укутал Гермиону покрывалом, под которым лежал. Тут все увидели, что после медицинского обследования колдоменик не посчитал нужным надевать на парня нижнее бельё. Пока Гарри заворачивал Гермиону в простыню, настала очередь студенток стремительно краснеть. Не обращая внимания на свою наготу, Гарри заботливо обернул простыню вокруг покрасневшей Гермионы. Нежно обняв подругу, помогая ей скрыть своё смущение, Гарри холодным голосом поинтересовался:
  
  -Мисс Делакур, не могли бы Вы попросить своих подруг покинуть эту комнату и не смущать МОЮ Гермиону?
  
   Не успела Флер открыть рот, как из-за спины студенток раздался голос мадам Максим.
  
  -Вот так и должны реагировать Ваши будущие мужья в подобной ситуации. На меньшее ни в коем случае не соглашайтесь. А теперь БРЫСЬ ОТСЮДА! Мистер Поттер, - сказала мадам Максим, пропуская своих учениц, - одежда для Вас на тумбочке. Мисс Делакур, прошу Вас помочь нашей гостье привести себя в порядок. Мы придём за Вами и поговорим в малой гостиной через 20 минут.
  
   Спустя означенное время в малой гостиной с удобством расположились четыре волшебника. Мадам Максим, Делакур, Гарри и Гермиона. Прежде чем начать разговор, мадам Максим взмахом палочки накрыла обеденный стол. После суточного голодания и при видя праздника живота, желудки Гарри и Гермионы выдали дружное "одобрямс". Улыбнувшись вновь покрасневшим подросткам, взрослые присоединились к трапезе.
  
   Через сорок минут, когда уже все наелись, мадам Максим взмахнула палочкой и убрала остатки завтрака. Затем она вышла на минуту и вернулась вместе с омутом памяти. Делакур решительно взял разговор в свои руки.
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, мы только что вернулись из замка. Хотим сообщить вам, что ваши студенты и профессора очнулись. К сожалению пообщаться с вашим директором, профессором Дамблдором, не представляется возможным, так как магическое истощение у него оказалось значительно сильнее, чем предполагалось ранее. Однако на вопросы о вчерашних утренних событиях ни профессора, ни студенты, пришедшие в себя, абсолютно ничего не могут ответить, так как ничего не помнят. Давайте сделаем так. Я вам рассказываю, а точнее показываю в своих воспоминаниях, что у нас вчера произошло в течение дня с момента прихода делегации, возглавляемой министром магии Корнелиусом Фаджем. Я надеюсь, вы наблюдательные молодые люди и сможете сделать соответственные выводы. Учитывая неординарность ситуации, хочу заверить вас в нашей полной поддержке вашей стороны. Если у вас возникнут вопросы, мы с удовольствием ответим на них. Со своей стороны, как волшебник, чья дочь обязана Вам жизнью, хочу заверить Вас, мистер Поттер, что Вы можете полностью доверять как мне, так и мадам Максим. Если для сохранения Вашей тайны Вы потребуете с нас Непреложный обет, то мы будем согласны принести его.
  
   Вынув несколько пузырьков со светящимся газом и выливая его в Омут памяти, Делакур уточнил:
  
  - Чтобы не терять лишнее время, здесь собраны наиболее важные моменты из разговора с Корнелиусом Фаджем и его спутниками, а также о событиях в самом Хогвартсе.
  
   Спустя три часа, когда Гарри и Гермиона вынырнули из Омута памяти, Делакур сказал:
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, мы понимаем, вам нужно многое обдумать. Пока что никто не в курсе того, что вы очнулись, поэтому до вечера вы можете поговорить друг с другом и решить, что вам следует нам рассказать и, самое главное, как мы можем помочь вам. Предлагаю встретиться через пару часов, после чего мы обсудим остальные интересующие вас вопросы. А пока позвольте откланяться.
  
   Делакур и мадам Максим, встав, молча покинули гостиную. Гарри ошарашенно посмотрел на Гермиону и растерянно сказал:
  
  - Гермиона, послушай, ты наверняка не помнишь, но вчера утром...
  
  - Я всё помню, Гарри. От начала до конца. Но с тех пор ничего не изменилось. Я по-прежнему считаю, что если бы ты их всех там поубивал, то я не стала бы упрекать тебя за это.
  
  - Но я мог убить и тебя, Гермиона. Если бы это произошло, я бы никогда не простил себя за это. Кстати, теперь это главный вопрос, что именно тогда произошло и что мне нужно сделать, чтобы этого больше не повторилось?
  
   Гермиона подошла и села в то же кресло, что и Гарри. Обняв теперь уже своего парня, сказала:
  
  - Что нам нужно будет сделать, Гарри. Больше никаких "ТЫ", только "МЫ".
  
   Гарри улыбнулся и тоже обняв подругу заявил:
  
  - Знаешь, Гермиона, впервые в жизни я начал чувствовать, что больше не один в этом мире.
  
  - Гарри, у меня такое же чувство, и ты прав. Что-то произошло в то утро. Нам нужен кто-то, кто поможет нам разобраться в происходящем, и я думаю, что Делакур в этом деле идеальный вариант.
  
  - Но Непреложный обет с него и мадам Максим нужно будет взять обязательно. Кроме тебя, я больше никому не верю.
  
  - Согласна. - Гермиона посмотрела на артефакт на столе. - Знаешь, Гарри, этот омут памяти чрезвычайно полезный инструмент. Я думаю, нужно будет попросить научить нас правильно извлекать свои воспоминания, а затем научить нас пользоваться этим артефактом. А ещё меня очень беспокоит наш министр и его заместитель.
  Примечание к части
  Меня в последнюю неделю от вдохновения прямо-таки плющит. Так вот, пока оно не сбежало, усиленно давлю на клавиши так, что аж клавиатура дымится. По тому за ошибки и ляпы извиняюсь. Ошибки по мере возможности буду исправлять. За указание на них отдельное спасибо! За критику спасибо. За поддержку LediAlexis большое спасибо! Ладно, побежал дальше давить на клавиши, Муза, она сами знаете какая дама!
  
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Новые открытия.
   Месье Делакур и мадам Максим вновь сидели в своих креслах в гостиной и с интересом рассматривали двух студентов Хогвартса, От них не ускользнуло то, что после своего разговора два, на редкость, необычных студента сидят рядом, держась за руки.
  
   "Похоже, события в Хогвартсе заставили этих двоих пересмотреть не только своё отношение к окружающим, но и друг к другу, - думал Делакур. - В этой ситуации есть свои плюсы и минусы. Главным минусом может стать воспитание в мире маглов и их отношение к традициям магического мира. Предложение, которое он собирается сделать Поттеру, может в корне не понравиться самой Грейнджер. Однако информация об этой девушке говорила о том, что она на редкость любознательная и рассудительная особа. Эта её черта может помочь ему превратить минус в весьма жирный плюс. Вне всяких сомнений, эту девушку ни в коем случае нельзя упускать. Главное не сделать того, что сделали эти придурки англичанишки. А именно - не зажимать информацию. Не перед самой талантливой студенткой Хогвартса этого столетия. Вся доступная информация с его стороны, плюс искреннее желание помочь превратит эту пару в могущественных союзников. Если его подозрения относительно Поттера подтвердятся, то от возможных перспектив в будущем просто дух захватывает".
  
  - Месье Делакур, мадам Максим, я и Гермиона очень благодарны вам, что вы позаботились о нас. Однако мы хотели бы уточнить, что именно вы хотите знать о вчерашнем дне?
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, - Делакур посмотрел на мадам Максим, и та одобрительно кивнула, - вначале я хотел бы напомнить, что мы действуем исключительно в ваших интересах. Так как мадам Максим является родственницей нашей семье, то вы можете ей полностью доверять. Хотелось бы услышать всю историю об утреннем инциденте в Хогвартсе. Мы уже сделали кое-какие предположения, и потому, если вы сочтёте, что клятва о неразглашении с нашей стороны необходима, то мы подчинимся.
  
  - Мы не хотим обидеть, ни Вас, месье Делакур, и уж тем более ни Вас, мадам Максим, но меня слишком часто предавали, поэтому клятва необходима.
  
   Увидев, что мадам Максим утвердительно кивнула, Делакур продолжил:
  
  - Единственное, я предлагаю несколько изменить содержание этой клятвы - это будет необходимо в первую очередь для вас. Итак, приступим.
  
  - Я, Мишель Делакур, клянусь своей магией, что не расскажу, не напишу и не передам иным способом постороннему лицу или посторонним лицам то, что мне расскажут мистер Гарри Поттер и мисс Гермиона Грейнджер о событиях вчерашнего утра до тех пор, пока они сами не позволят мне сообщить постороннему лицу о данной информации. Я сказал! Да будет так! Да будет Магия мне свидетелем! - Вспышка света показала, что Магия приняла клятву.
  
   После ритуальной клятвы от мадам Максим подростки несколько успокоились.
  
  - Месье Делакур, - Гермиона решила помочь Гарри вести переговоры,- если Вы не против, то мы хотели бы показать Вам наши воспоминания. Правда мы не знаем, как правильно пользоваться думосбором, а точнее, как извлекать воспоминания.
  
   Улыбнувшись своим мыслям о том, что он был прав о стремлении этой девушки учиться всему новому, Делакур сказал:
  
  - Разумеется, мисс Грейнджер. В этом нет ничего сложного. Сконцентрируйтесь на том воспоминании, которое Вы хотите извлечь, а точнее скопировать. Теперь приложите кончик Вашей палочки к виску, вот так. Теперь очень медленно отводите палочку от виска, при этом как бы просматривая тот эпизод воспоминаний, который Вы желаете скопировать. Теперь моргните, как бы отрезая картинки. Очень хорошо. Теперь аккуратно отпустите это газовое облако в думосбор. Конечно, возможно с первого раза Ваше воспоминание может быть нечётким, это зависит от опыта и концентрации. Однако со временем, Вы приобретёте нужный навык.
  
   Пока Делакур говорил, Гермиона старательно повторяла его инструкции, и вот уже нужное воспоминание покоится в думосборе.
  
  - Если Вы не против, мы с Гарри не будем участвовать в просмотре, - бледный вид Гарри говорил о его полной поддержке решения Гермионы.
  
  - Мы понимаем, - мадам Максим сочувственно посмотрела на студентов. И вот два взрослых мага опустили свои лица в древний артефакт.
  
  - Как ты думаешь, Гарри, как они будут относиться к нам после просмотра этих воспоминаний?
  
  - Не знаю, - на Гарри вдруг напала меланхолия и безразличность к происходящему.
  
   Спустя двадцать минут Делакур и мадам Максим вынырнули из думосбора.
  
  - Возмутительно! - шипела мадам Максим. - Да как эта летучая мышь посмела так вести себя с учеником? Я даже не нахожу слов, как можно быть такой сволочью?
  
  - Мистер Поттер, - Делакур смотрел на парня задумчивым взглядом, - скажите, как часто этот, с позволения сказать, профессор позволяет себе так разговаривать с Вами?
  
  - Вообще-то, месье Делакур, в этот раз Снейп был предельно вежлив. В своём кабинете, где его власть над студентами безгранична, он может развернуться во всю силу своей фантазии и, поверьте мне, она у него весьма широкая и извращённая. Исключение составляют лишь студенты со Слизерина. Однако нужно отдать должное, что на мне у Снейпа какой-то сдвиг.
  
   Мадам Максим возмущённо покачала головой. Профессор Снейп не имел права не то что преподавать, он даже приближаться к детям не имеет права. Как можно поставить преподавателем человека, который ненавидит детей? Директор Шармбатона настолько глубоко ушла в свои мысли, что не сразу поняла, что её о чём-то спрашивают.
  
  - Извините, Делакур, Вы что-то спросили?
  
  - Да, Вы обратили внимание, как менялось лицо Дамблдора во время всего этого безобразия?
  
  - Нет, в этот момент я прицеливалась, как бы поудобней ухватить эту летучую мышь за горло и, как следует встряхнув, выбросить из школы.
  
  - В таком случае давайте ещё раз посмотрим воспоминание, но на этот раз с самого начала смотрим на реакцию Дамблдора и остальных профессоров. Мистер Поттер, мисс Грейнджер, я понимаю, что вам это более чем не приятно, но это действительно важно. Вы должны посмотреть на это вместе с нами. Кстати, мисс Грейнджер, то, насколько Ваши воспоминания оказались чёткими, заставляет меня задать Вам вопрос: в Вашей семье точно не было магов?
  
  - Нет, сэр. Я из семьи обычных маглов. Ни родители, ни родственники не обладают никакой магической силой.
  
  - Однако для маглорождённой Ваши воспоминания обладают чрезвычайной чёткостью. Именно благодаря этому я и обратил внимание на поведение Вашего директора и профессоров. Мистер Поттер, что по-Вашему в мисс Грейнджер необычно больше всего?
  
  - Ну..., - Гарри улыбнулся своей подруге, желая отодвинуть встречу со столь неприятными воспоминаниями, он выдал, - она очень любит читать.
  
  - Учитывая уровень образования в этой школе, это действительно удивительно. - Делакур по-доброму улыбнулся смутившейся девушке. - Но я не о том.
  
  - Вы не поняли, она не просто читает книги, после прочтения она запоминает книгу, а потом может по памяти дословно повторить любой абзац слово в слово.
  
   Делакур и мадам Максим многозначительно переглянулись.
  
  - Что? - непонимающе спросила Гермиона.
  
  - Скажите, мисс Грейнджер, сколько по вашему маглов в Англии могут повторить тот же трюк, что и Вы? Выучив книгу всего лишь раз прочитав её, а затем дословно пересказать написанное с любого момента?
  
  - Я не знаю. Как-то не задумывалась об этом.
  
  - В таком случае, - в разговор вступила мадам Максим, - позвольте мне просветить Вас в вопросе, по которому Вам должны были прочитать специальную лекцию Ваши учителя. Кто такие маглорождённые?
  
  - Те, у кого родители не маги.
  
  - Верно. Однако ничто не берётся из ниоткуда. Первая категория маглорождённых: их часто называют обретённые. Это действительно волшебники и волшебницы, у которых родители маглы. Однако обретённые - это не просто маги. Это маги, которых благословила сама Магия! В прошлом за такими магами шла настоящая охота среди чистокровных семей. Довольно часто даже начинались войны, чтобы заполучить в свою семью это чудо. Желая влить столь ценную кровь в свой род, чистокровные не останавливались ни перед чем, даже были случаи, когда муж убивал свою жену. Разумеется, со стороны всё выглядело так, словно с женой этого мага произошёл несчастный случай. Всё во имя одной цели - взять в жёны обретённую и влить её кровь в свой род.
  
  - Отвратительно! - возмущению Гермионы не было предела. - Но зачем им всё это?
  
  - Полностью с тобой согласна. Это было отвратительно. Однако бонусы, которые получал в последующем подобный род, того стоили. Во-первых, в результате такого брака у рода снималась большая часть родовых проклятий. Поверь мне, одного этого было достаточно для объявления войны до полного уничтожения соперника. Далее идёт резкое увеличение магической силы у рода, взявшего в семью обретенного или обретённую. И наконец самое главное. После брака такая семья на следующие 4-5 поколений будет защищена от рождения сквибов. Вторая категория маглорождённых - это потомки сквибов. Именно таких маглорождённых ненавидят и презирают чистокровные маги и, к сожалению, на это есть причины. Как правило, сквибами становятся из-за родовых проклятий или в результате грубого нарушения законов магии. Нередко сквибами являются потомки предателей крови. Но проходит время, и Магия может дать шанс их потомкам искупить свою вину. Ведь при рождении магов в семье сквибов вместе с магией возвращаются и родовые проклятия, для снятия которых необходимо соблюдение традиций, исполнение ритуалов и следование законам Магии. Одним словом всё то, что было вычеркнуто из образовательной программы Хогвартса. Если такой маглорождённый входит в семью другого мага...
  
  - То вместе с ним в довесок приходят и его проклятия, которые вливаются в родовую магию, - протараторила Гермиона.
  
  - Именно. Отсюда и пошла неприязнь чистокровных к маглорождённым волшебникам. Поэтому таких маглорожденых называют "грязнокровками".
  
  - Но ведь дети не виноваты в том, что совершили их предки!
  
  - Да неужели? - удивлённо спросила мадам Максим. - Тогда кто мешает им пройти ритуал у гоблинов, чтобы узнать о своём наследии? Почему не узнают о своих обязанностях перед Магией? Вы ведь не думаете, что подобная сила дана Вам просто так? Почему они не соблюдают традиций магического мира? Ведь они возникли не на пустом месте. Все традиции лишь помогают соблюдать и понимать Законы Магии, и поверь мне, девочка, чтобы записать эти традиции волшебники, писавшие их, заплатили своей кровью и магией.
  
   Гермиона не выдержала и со слезами на глазах в отчаянии прокричала:
  
  - Но нам об этом никто не говорит!
  
  - Именно, мисс Грейнджер! - крик Делакура был не менее громким. - Ваши учителя плюнули на свои обязанности. Им-то что. Они же получили полноценное образование. Даже чистокровные маги, хранители знаний и традиций магического мира, кому самой Магией было завещано копить и приумножать магические знания и силу, изуродовали само понятие сказанного. Лишь сохраняя знания, аристократам будет что передать молодому поколению магов. Вместо этого маги Англии запрещают всё, что можно запретить. Чёрная и Белая Магия. Большей глупости я не слышал. Что может быть важнее: левый глаз или правый? Магия едина. Лишь получив от наставников знания, молодое поколение сможет создать что-то новое и более совершенное. Однако аристократы продолжают прятать в своих фамильных библиотеках то немногое, что ещё осталось. Нет, я не говорю о семейных заклятиях, которые разрабатываются и передаются в семьях из поколения в поколение на протяжении тысячелетий. Эти заклятия являются основой безопасности, процветания и благополучия этих родов. И то, что Дамблдор требует, заметь, не просит, а именно требует поделиться именно родовыми знаниями, ставя тем самым на грань полного уничтожения весь род, иначе как алчностью к чужому добру - я назвать не могу. Я думаю Вам знаком закон об интеллектуальной собственности, распространённый в мире маглов?
  
   Гермиона и Гарри кивнули головами.
  
   - Так вот, у магов такого закона нет. Если Вы хотите получить новое заклятие, придуманное другим волшебником, то Вы должны заплатить. В этом мире ничего не даётся бесплатно. У Магии свои законы, мистер Поттер, предупреждаю Вас сразу. Вы можете поделиться Родовыми Знаниями только с членом Вашей семьи. Вы знаете, что будет с Древним Родом, который передаст постороннему хотя бы часть своих родовых заклятий? Яркий пример - это Уизли. Клеймо предателей крови даётся не за общение с маглами, как пытается всех Вас убедить Ваш директор, иначе Мерлин был бы первым предателем крови. Я даже боюсь гадать, что натворил род Уизли. Возможно убийство ребёнка или последнего представителя древнего рода, в результате чего род прервался. Причём не на дуэли, а именно вероломное убийство. Возможно изнасилование волшебницы, но скорее всего попытка кражи чужого наследия.
  
  - Кража наследия? Это как? - Гермиона была как всегда в своём репертуаре.
  
  - Допустим, девушка единственная наследница древнего рода. Помимо магической силы, и не просто силы, а Силы, которую род копил столетиями, она наследует ещё и родовые дары. Например, предрасположенность к зельям, - посмотрев как Поттер скривился, мадам Максим продолжила. - У неё не только будут получаться зелья с первого раза, они будут намного более высокого качества. Более того, она как бы чувствует, какие ингредиенты нужно добавлять и в какое время, а какие вообще лучше заменить. Например, нам известно, что мама Поттера имела очень развитый дар к зельеварению. Даже профессор Снейп не мог сравниться с ней, хотя он считается самым молодым Мастером зельеваром этого столетия. Так вот, взяв в жёны такую девушку, род её мужа получит этот дар. Впоследствии в этом роду начнут рождаться маги с талантом в зельеварении. Разумеется, его нужно будет развивать. Однако, если девушку возьмут замуж против её воли, например силой, под заклятием "империус" или опоив любовными зельями, то подобное деяние Магия расценит как кражу магии рода и магических даров. И тогда муж девушки получает печать от магии "Предатель Крови". Правда, если этот мерзавец опомнится или его потомки попросят прощение у Магии за деяния своего предка, то у этого рода будет возможность искупить вину и очистить свою магию от клейма. Но то, что Уизли выдали Дамблдору все Родовые секреты, поставило их род на грань полного уничтожения без права на возрождение. Повторяю, Гермиона, у Магии свои законы. Через поколение, максимум через два, род Уизли навсегда покинет магия.
  
  - Если у моей мамы был дар к зельеваренью, то почему я не унаследовал его?
  
  - Хороший вопрос, мистер Поттер. Я советую задать его гоблинам при прохождении соответствующего ритуала, но вернёмся к Вашему директору. Дамблдор смог дотянуться до многих подобных знаний, мисс Грейджер, до очень многих, - голос Делакура был хмур, - но вот что удивительно: сам-то он знаниями и не делится. Хотя ему по статусу положено. Ведь он директор школы. А знаете что удивляет больше всего? Он даже не хочет ответить на прямой вопрос. Сразу уводит разговор на другую тему, в частности о Всеобщем Благе.
  
   Гарри и Гермиона переглянулись. Они и сами часто попадали в такое положение с вопросами к великому волшебнику и выслушивали ответы, которые не имели к вопросу никакого отношения, правда почему-то не обращали на это внимание.
  
  - Вот он и не оставил чистокровным родам выбора, и они были вынуждены пойти за Волан-де-Мортом,- между тем продолжал Делакур, - но мадам Максим права, основу магии аристократы обязаны были передать. Однако как раз эти-то знания Дамблдора и не интересуют. А зачем? Основу магии, в отличие от вас, он знает. Более того, он сделал всё возможное, чтобы скрыть их от вас.
  
  - Значит я всё же "грязнокровка"? - на Гермиону больно было смотреть, поэтому Гарри не задумываясь обнял подругу.
  
  - В том-то и дело, что нет, - мадам Максим успокаивающе взяла девушку за ладонь. - Прежде чем магия покинет род, из-за наказания или из-за семейных проклятий, этот род теряет свои дары, и лишь потом магические силы. В результате, спустя время мы получаем слабого мага, потомка сквибов. Мага, но без даров. Ты же не просто сильный маг, но и маг с даром к ментальной магии.
  
  - Я всё ещё не поняла. - Гермиона с надеждой посмотрела на мадам Максим.
  
  - Существует ещё одна категория сквибов. Например, маг не рассчитал своих сил на заклятье, в результате у него выгорело магическое ядро, и он стал сквибом. Да, магия покинула его, но дары магии по прежнему в его крови. Так же часто происходят несчастные случаи, сильное нервное или эмоциональное перенапряжение, которое также может привести к потере магической силы даже на несколько поколений. Я уже не говорю о ритуале "Спящая Кровь".
  
  - "Спящая Кровь"? - теперь был заинтересован и Гарри.
  
   Делакур разочарованно вздохнул.
  
  - И чему у вас учат на истории магии? Заклятие скрыта, мистер Поттер, было довольно популярно у древних родов, которое из-за угрозы полного уничтожения накладывалось на одного или нескольких наследников. В результате, маги на несколько поколений теряли магическую силу. Таким образом новоиспечённые сквибы могли спрятаться среди маглов. Спустя время, когда кровная вражда заканчивалась, потомок после возвращения магии мог вновь претендовать на родовую силу.
  
  - Возможно, Гермиона и относится к такой семье, - голос Гарри был полон энтузиазма. - Слишком она талантлива не только для маглорождённой, но и для чистокровного мага.
  
   Гермиона от слов Гарри покраснела как маков цвет.
  
   Делакур одобрительно качнул головой.
  
  - Возможно, как впрочем и Ваша мать, мистер Поттер, однако узнать это можно будет только у гоблинов в банке. Однако должен предупредить вас, что этот ритуал в корне отличается от стандартных и будет стоить очень дорого.
  
   Гермиона, с гордостью посмотрев на Делакур, сказала:
  
  - Мои родители весьма состоятельны, думаю, мы сможем позволить себе эти траты. Когда идёт речь о истории твоей семьи, разговоры о деньгах неуместны.
  
  - Золотые слова, мисс Грейнджер. Жаль что вы не учитесь в моей школе.
  
   Слова директора Шармбатонской школы очень польстили девушке. Всего за один день она узнала больше, чем за четыре года от всех профессоров вместе взятых.
  
  - А теперь, как бы неприятно не было это говорить, нам нужно всё же ещё раз просмотреть эти воспоминания.
  
   Скривившиеся Гарри и Гермиона приблизились к артефакту. После чего четыре мага окунулись в воспоминание.
  
   Вновь оказавшись в большом зале, они увидели себя, входящих в зал, держась за руки.
  
  - Пойдёмте к преподавательскому столу. - Сказал Делакур.
  
   Встав напротив профессора Дамблдора, они увидели, с каким вниманием он смотрит на их двойников.
  
  - Внимательно следите за его взглядом, - посоветовал Делакур. - Сейчас он увидит, что Вы держитесь за руки.
  
   Дамблдор действительно, увидев положение их рук, удивлённо посмотрел на Гарри и Гермиону. В следующее мгновение на его лице отобразилось крайнее неудовольствие, но ещё мгновение, и на лице директора вновь маска равнодушия. Вдруг он повернулся к профессору Снейпу. Снейп, перехватив взгляд директора, вопросительно поднял бровь. Молча улыбнувшись, Дамблдор чуть заметно кивнул головой. Лицо Снейпа скривилось от отвращения и, глубоко вздохнув, профессор направился к столу Гриффиндора. Однако от Гарри и Гермионы не ускользнула злорадная улыбка, которая проскальзывала на лице Снейпа.
  
  - Какого дементора это только что было?
  
   Гарри был полностью согласен с вопросом Гермионы.
  
  - Получается, что Снейп пошёл к нам по распоряжению директора. Но зачем им это?
  
   Тем временем события за столом продолжали развиваться. В тишине зала раздался голос двойника Гарри.
  
  - Вы не достойны звания профессора, мистер Снейп. Советую Вам хоть раз побывать на уроках настоящих профессоров, а не пытаться пародировать непонятно что.
  
  - Полностью согласна с Вами, мистер Поттер, - мадам Максим положили свою ладонь на его плечо. - Однако посмотрите на Дамблдора.
  
   А посмотреть было на что. Если остальные профессора, наблюдшие за разгорающимся скандалом, явно были недовольны, то сам директор не смог скрыть того, насколько он доволен происходящим.
  
  - Гермиона, ты видишь то же, что и я?
  
  - Я не знаю, что видишь ты, но я вижу довольную морду нашего директора и недовольные лица наших профессоров. Только я не пойму, почему они не остановят это безобразие.
  
  - Директор, - недовольно проскрипел профессор Флитвик, - я помню о Вашем прямом приказе не вмешиваться, но это переходит все допустимые границы. То, что делаете Вы с профессором Снейпом, просто отвратительно. - Остальные профессора, за исключением МакГонагалл, согласно кивнули.
  
  - Мы уже обсуждали этот вопрос, и я не намерен вновь возвращаться к нему, - голосом Дамблодора можно было заморозить всё чёрное озеро.
  
  - Я НЕ ЗАКОНЧИЛ, МИСТЕР СНЕЙП, - голос Гарри Поттера разнёсся по всему залу.
  
  - Гарри, смотри. Да он же просто радуется тому, что Снейп вывел тебя из себя.
  
   Стоило Гарри вновь посмотреть на лицо директора, как его передёрнуло от отвращения.
  
  - Я слышал что моя мама была неплохим зельеваром.
  
  - Совершенно верно, мистер Поттер, - просипел Флитвик, - а ещё она была самой любимой нашей ученицей, не так ли профессор МакГонагалл?
  
   При этом вопросе МакГонагалл лишь осунулась и на её лице всплыли красные пятна.
  
  - Один урок, мистер Снейп,- вдруг вокруг Поттера образовалось тёмное облако.
  
   Гарри и Гермиона с изумлением смотрели на торжествующего Дамблдора. Очевидно, что он только что достиг желаемого. Однако, присутствующие в главном зале явно почувствовали холод и запах разложения. В голосе Гарри стало проскальзывать змеиное шипение от едва сдерживаемой ненависти.
  
  - Всего...один...урок. - Тёмное облако стало уплотняться и расширять свои границы. Одежда на Поттере вдруг резко потускнела и вроде как слегка истлела.
  
   Выражение лица Дамблдора начало изменяться с торжествующего на растерянное.
  
  - И я возненавидел зелья, - облако коснулось еды, и она истлела.
  
   Дамблдор явно забеспокоился.
  
  - Всего один урок, - истлевающая одежда стала приобретать очертания одежды дементоров.
  
  - Скажите, о многоуважаемый директор Хогвартса, - голос профессора Флитвика сочился ядом не хуже чем у Снейпа, - о, победитель Тёмного лорда, обладатель наград и титулов на половину страницы письма, Вы этого добивались, когда начали травлю нашего студента?
  
  - ...и вы украли то последнее, - глаза загорелись призрачным зелёным светом, - что у меня было общего с моей мамой! - весь зал ощутил присутствие дементора.
  
   Снейп, увидев, что облако тёмной энергии приближается к растерянной Грейнджер, отступил на пару шагов назад и испуганно сказал:
  
  - Мисс Грейнджер, не позволяйте облаку коснуться Вас, - облако, резко увеличив размеры, замерло в нескольких сантиметрах от девушки и стало стремительно наполнятся плотностью.
  
  - Не смей указывать моей девушке, Снейп.
  
  - Я надеюсь, что мы все выживем после ваших игр в Лорда Судеб, профессор Дамблдор! - практически рычал Флитвик.
  
   Снейп, отступив на пару шагов назад, испуганно сказал:
  
  - Мисс Грейнджер, не позволяйте облаку коснуться Вас.
  
   Дамблдор, с ужасом на лице, совсем не подобающе своему возрасту перепрыгнул через стол и, выхватив волшебную палочку, стал чертить в воздухе защитные руны.
  
  - Из вас получится прекрасный муж, мистер Поттер,- сказала мадам Максим.
  
  - Я полностью согласен с Вами, мадам Максим, - поддержал её Делакур.
  
   В глазах обоих магов Гарри увидел полное одобрение своим действиям.
  
   По всему залу вспыхнули защитные руны. В следующее мгновение вокруг Поттера возникла защитная сфера, отделившая его от студентов. Воздействие дементора значительно ослабло.
  
   Гарри огляделся и увидел бледного Дамблдора. Директор, задействовав все ресурсы школы, поспешно накладывал всё новые и новые щиты, желая как можно сильнее изолировать ученика, потерявшего контроль над магией, от остальных учеников.
  
  - Никому не двигаться! - приказ профессора Снейпа был тихим, но услышал его каждый. - Директор, Вы держите?
  
  - Да, Северус, однако давление продолжает расти, - усталый голос Дамблдора говорил о большом напряжении, которое он сейчас испытывает.
  
   Гарри с Гермионой стояли и с удовольствием наблюдали за ужасом, отобразившемся на лицах профессоров.
  
  - Никому не двигаться, - вновь повторил профессор. - Не спровоцируйте его.
  
   Гарри в это время неотрывно смотрел на Дамблдора.
  
  - Директор, - усталый и безжизненный голос разнёсся по залу. - Вы нашли того, кто бросил моё имя в Кубок Огня?
  
  - Гарри, мальчик мой, всё не так просто...
  
  Вспышка магии. Щиты вокруг Поттера значительно просели. Защитные руны на стенах замка загорелись с новой силой.
  
  - Директор, - лицо Гарри стало приобретать всё более бледный вид, - я чувствую, что Вы врёте.
  
   Неожиданно Гарри перевёл взгляд на профессора МакГонагалл. В следующую секунду декан Гриффиндора с криком схватилась за голову, а затем упала, потеряв сознание.
  
  - Что это было, Гарри? - Гермиона явно была растеряна.
  
  - Я видел её память. Я видел, как они договаривались о том, как меня и тебя будут гнобить. Профессора хотели вмешаться, но Дамблдор не позволил им этого. "Ради Всеобщего Блага" - так он сказал.
  
  - Пф, - сказала мадам Максим. - Манипулятор несчастный. Помнится, инквизиторы, сжигая людей, не щадя даже детей, тоже говорили эту фразу.
  
  - То же самое часто говорил и Гриндевальд, за исключением только одного слова: "Ради Высшего Блага" - такой был лозунг его сторонников.
  
  - Так значит, - плащ дементора стал стремительно проявляться, развеваясь на невидимом ветру, - вы даже не собирались искать того, кто меня подставил. Во имя Всеобщего Блага. - В этот момент ноги Поттера оторвались от пола и Гарри взлетел на метр.
  
  Хогвартс стало трясти как от землетрясения. Снейп с ужасом смотрел на рождение молодого Дементора.
  
  - Мы хотели спросить, что происходит с Гарри?
  
  - Начало инициации, мисс Грейнджер. Другими словами начало перехода Мага Некроманта на более высокий уровень - Лорд Смерть. Высшая ступень некроманта, получившего благословение самой Смерти. В прошлом, когда некроманты достигали основной ступени в обучении и развитии своего магического ядра, наиболее сильные из них подумали, что собирание некроэнергии для высших заклятий из ритуальных пыток слишком неэффективно. Слишком много нужно пролить крови, причинить боли и так далее и тому подобное. Не нужно кривиться, мистер Поттер. Да будет Вам известно, что некроманты значительно более порядочны, чем большинство волшебников, сторонников так называемых светлых идеалов. В общем, муторно, долго и неэффективно собирать такое количество энергии таким способом. Вот в чью-то светлую голову и пришла идея с помощью ритуала несколько изменить магическое ядро так, чтобы помимо стандартной энергии оно вырабатывало ещё и некроэнергию без вреда как для магического ядра, так и, самое главное, для души и разума мага. Но подобный ритуал перестал пользоваться популярностью среди некромантов. Заметьте, не запрещён, а им именно перестали пользоваться сами некроманты. И причина прямо перед нами.
  
  Землетрясение нарастало, защитный купол трещал по швам.
  
  - Мисс Грейнджер, - выдавил из себя профессор зельеваренья, - остановите его.
  
  - Зачем?
  
  - Что значит зачем? Вы же видите, Поттер превращается в монстра.
  
  - Я спрашиваю, зачем Вы всё это сделали с ним?
  
  - Может, мы все найдём более подходящее время для этого разговора? - привычный сарказм стал вновь возвращаться к мастеру зельеваренья.
  
  - Нет.
  
  Преображение Поттера продолжалась. На лице и руках стали проявляться слизь и струпья, как у утопленника. Землетрясение нарастало. Ученики испуганно стали отступать в сторону выхода из зала.
  
  - Грейнджер, да поймите же Вы, что если перерождение закончится, он будет очень голоден. Этот монстр поглотит души всех присутствующих детей.
  
  - Верно, мистер Снейп. - Делакур буквально выплюнул слова в лицо Снейпа. - И это будет только начало. И это полностью Ваша вина. Вы слишком далеко зашли.
  
  - Но ведь именно этого монстра вы хотели получить.
  
  - Грейнджер, Вы что хотите чтобы мы все погибли?
  
  - Да!
  
  По стенам главного зала пошли трещины.
  
  - В том числе и дети?
  
  - Да! Они это заслужили.
  
  - Не могу Вас осуждать за Ваши слова, мисс Грейнджер, - поддержала её слова мадам Максим.
  
  - Грейнджер, я Вас понимаю. Вы злы и обижены после пережитого вами. Вы имеете на это полное право. Когда-то я тоже прошёл этот путь. Я позволил злости и обиде взять верх над моим разумом. Это привело к смерти близкого мне человека. Не проходит и дня, чтобы я не проклинал себя за это. Но если Вам хоть немного дорог Поттер, не совершайте моей ошибки. Так же как и я Вы никогда не простите себе этого.
  
   Гермиона устало прикрыла глаза и помолчав сказала:
  
  - Вы не представляете, профессор, как же мы вас всех ненавидим.
  
   Делакур хмуро посмотрел на преображавшегося Поттера.
  
  - К этому ритуалу некроманты готовятся десятилетиями. Расчёты, посты, мелкие ритуалы, опять расчёты, и все ради того, чтобы не превратиться в дементора в случае ошибки. Да, мистер Поттер, именно так в магическом мире появились дементоры. Малейшая потеря контроля над энергией и потоками внутри своего организма, и последствия будут катастрофическими.
  
   Аккуратно взобравшись на стол и встав напротив Гарри так, чтобы их глаза были на одном уровне, Гермиона стала звать.
  
  - Гарри, Гарри, ты меня слышишь. Это я, Гермиона.
  
   Спирали магии бились изнутри об барьер, ища выход.
  
  - Гарри. Ты же обещал, что не бросишь меня. Пожалуйста, не бросай меня.
  
  - Обычно, для проведения ритуала, - продолжил рассказ Делакур, - некроманты уходили в пустыню подальше от людей. Что бы ни говорило Ваше Министерство, но у некромантов было куда больше порядочности, чем у обычных магов. Я рад, что Вы, мистер Поттер, унаследовали эту черту.
  
   Спустя минуту двойник Гарри сказал:
  
  - Не могу.
  
  - Гарри, уверена ты сможешь.
  
  - Гермиона, - сияние глаз вновь усилилось, - я не могу остановить это. Я чувствую, если ЭТО вырвется, все вокруг погибнут.
  
  - Гарри, ты сможешь сдержать это, я уверена.
  
   На весь зал разнёсся рык Гарри:
  
  - Не могу! - Аура вновь начала стремительно темнеть. - Гермиона, ради меня, пожалуйста, уходи отсюда.
  
  - Гарри, - на глазах Гермионы появились слёзы, - ты бы на моём месте ушёл?
  
  - Гермиона, я так устал. Я так устал от всего этого. Я просто хочу, чтобы нас оставили в покое.
  
  - Так и будет, у меня есть ты, а у тебя есть я. Мы справимся. Ты мне очень дорог, Гарри. Пожалуйста, вернись ко мне.
  
  - Я люблю тебя, Гермиона, - сияние в глазах вновь стало снижаться. - Я навсегда хочу быть с тобой, моя Гермиона.
  
  - Я тоже люблю тебя и тоже хочу быть с тобой.
  
   Сияние магии окружило обоих подростков. Однако щиты держали бушующую магию из последних сил, угрожая выпустить необузданную силу.
  
   Делакур и мадам Максим заворожённо следили за разговором молодой пары, после чего, не отрывая глаз от молодых двойников, Делакур произнёс:
  
  - Никто из некромантов прошлого не брал с собой на проведение ритуала в помощь любимого человека. Как я понимаю, им это даже в голову не приходило. Кстати, мистер Поттер, мисс Грейнджер, от лица всего правительства Франции позвольте поздравить Вас с Магической помолвкой. Поздравляю!
  
  - Поздравляю Вас, молодые люди, - пропела мадам Максим в ошарашенные лица студентов, - из вас получится замечательная семейная пара!
  
  На лицах студентов был написан ужас. Двойник Гарри посмотрел на них и, закрыв глаза, сказал:
  
  - Как бы я хотел, чтобы хотя бы сегодняшний день был забыт для магов этой школы.
  
   В этот момент защитный купол лопнул, и стихийная магия, получившая новое направление, волной разошлась по всей школе. После сияющей вспышки наступила тишина.
  
  - Вот и объяснение тому, почему никто ничего не помнит, кроме вас двоих. Слишком сильный был выброс стихийной магии. Ваше желание, мистер Поттер, направило необузданную магию в относительно безопасное русло, а так как вы теперь обручены, то магия не тронула память Вашей невесты.
  
   Мадам Максим хмыкнула:
  
  - Думаю всем присутствующим в зале следует пройти ритуал у гоблинов на наличие Долга жизни.
  
  - Чего? - в унисон спросили Гарри и Гермиона.
  
  - Мадам Максим права. Из-за их действий они должны были погибнуть, однако ваша совместная работа не позволила случиться катастрофе. Наверняка у всех присутствующих в зале появился Долг жизни перед вами двумя.
  
   Вынырнув из омута памяти, маги вновь расселись в своих креслах.
  
  - Я поняла, что мне не давало покоя, - сказала Гермиона.
  
  - И что же? - Гарри устало посмотрел на свою, теперь уже, невесту.
  
  - Понимаешь, Гарри, каждый раз, когда Снейп подходил к тебе, это было по делу. Ну там твое эссе раскритиковать, за неправильно сваренное зелье поиздеваться, то есть для издевательств у него всегда был повод, чтобы прицепиться к тебе.
  
  -Ага. А в этот раз он просто подошёл поиздеваться. Без причины, в наглую на виду всего зала, прям как Драко Малфой. Похоже, мои отношения со Снейпом перешли на новый уровень и, судя по тому, что мы видели в омуте памяти, сделал он это как минимум с разрешения Дамблдора.
  
  - Или по его прямому приказу. Ты же видел лицо Снейпа. Он конечно своего не упустит, но если есть выбор, он предпочтёт обойти тебя стороной.
  
   Делакур тяжело вздохнул:
  
  - И вновь я задам вопрос, который уже не помню сколько раз задавал за последние два дня. Что же в этой школе происходит?
  
   Получив в ответ тишину, Делакур вновь тяжело вздохнул и сказал своим гостям:
  
  - Как сказал один знаменитый магловский медведь: "Было бы неплохо подкрепиться".
  
  - Лично я полностью "за", - сказала мадам Максим.* - Однако, прежде чем мы отправимся обедать, мистер Поттер, не откроете ли Вы свою тайну и не скажете ли нам, кого Вы пригласили на Бал?
  
  - Бал? - Гарри непонимающе посмотрел на мадам Максим.
  
  - Да, мистер Поттер, Бал. Вы вместе с другими чемпионами будете открывать бал. Такова традиция. Вы как чемпион обязаны там присутствовать со своей партнёршей и танцевать вместе с ней, - на лице директора Шармбатонской школы расплылась ехидная улыбка от вида ошарашенного парня.
  
  - Но мне никто не говорил ни о каком бале. - Гарри вдруг густо покраснел и шёпотом добавил. - Да я и танцевать не умею.
  
  - В таком случае, мистер Поттер, советую найти себе партнёршу для танца прямо сейчас, так сказать, не выходя из этой комнаты, - внимательный взгляд на покрасневшую Гермиону, и ехидная улыбка Делакура ничем не уступала улыбке мадам Максим.
  
   Гарри внимательно посмотрел на покрасневшую от взгляда двух взрослых волшебников Гермиону, и его застенчивость мгновенно испарилась. При мысли, что кто-то обидит Гермиону, Гарри хотелось рвать и метать. Однако, он мгновенно взял себя в руки и подойдя к своей уже невесте, хмурый Гарри недовольно пробурчал:
  
  - А вот обязательно было смущать Гермиону?
  
   Два взрослых волшебника с довольными улыбками на лицах утвердительно кивнули головами.
  
  - Гермиона, отойдём на минутку в сторону. Нечего всяким ... любопытным смотреть, куда не следует.
  
   Отойдя от внимательно наблюдавших волшебников, Гарри вдруг встал на колено перед девушкой и, взяв её за ладонь и посмотрев в столь родные глаза, спросил:
  
  - Гермиона Грейнджер, не окажете ли Вы мне честь стать моей женой?
  
   У Делакура отвисла челюсть. У мадам Максим был вид, словно ей самой сделали предложение руки и сердца. Что уж говорить о Гермионе. Пока Делакур пытался взять себя в руки, а мысли собрать в кучу, мадам Максим растерянно прошептала:
  
  - Неожиданно.
  
  Давая Гермионе подумать, Гарри продолжил.
  
  -Гермиона, я конечно во многих вещах лопух и не вижу дальше своего носа. Но одно я знаю точно. То что я сказал тебе в главном зале, было сказано от чистого сердца. Ты всё, что есть у меня в этом мире. И плевал я на эти турнирные традиции: без тебя я никуда не пойду. Но если ты скажешь да, если моя Гермиона согласится стать моей женой, и если моя будущая миссис Поттер согласится пойти со мной на Рождественский Бал, я буду самым счастливым студентом в этой ненормальной школе.
  
  - Миссис Гермиона Джейн Поттер, - задумчиво протянула Гермиона, и посмотрев на напряжённого парня с улыбкой сказала, - по-моему, звучит неплохо. - Видя как счастливая улыбка расползается на лице уже своего жениха, добавила. - Я согласна! На все твои вопросы ДА! ДА! ДА!
  
   В следующую минуту молодые уже целовались.
  
   Через пять минут к ним подошли мадам Максим и Делакур и вежливо покашляли. Вспомнив, где они находятся, смущённые Гарри и Гермиона перестали целоваться, но рук друг друга не отпустили.
  
  - Мистер Поттер и мисс Грейнджер, - мадам Максим тепло улыбнулась, - от лица всей нашей школы позвольте ещё раз поздравить вас с помолвкой!
  
  - Мистер Поттер и мисс Грейнджер, - Делакур протянул руку Гарри для рукопожатия, - как официальный представитель магической Франции, позвольте так же поздравить вас от имени всего французского Магического Общества!
  
   Смущённые, но довольные подростки скомкано поблагодарили за поздравления.
  
  - Ну что? - Сказала мадам Максим. - Во всяком случае главная проблема моих студенток благополучно разрешилась.
  
  - И всё благодаря мистеру Поттеру и будущей миссис Поттер. - Делакур был доволен не меньше мадам Максим. - Во всяком случае обед не будет напоминать баталии воинствующих амазонок.
  
   Гарри и Гермиона непонимающе посмотрели на директора Шармбатонской школы.
  
  -Ах да, Вы же не в курсе, - мадам Максим вновь взяла разговор в свои руки. - Как вы уже знаете, мои студентки случайно подслушали разговор между Вами, мистер Поттер и Вашим рыжим другом. То, как Вы вступились за честь студенток нашей школы, произвело на наших девочек неизгладимое впечатление. Плюс спасение Габриэль. В общем, вокруг Вас, мистер Поттер, разгорелся нездоровый ажиотаж.
  
  - Я по прежнему не понимаю, что за ажиотаж и при чём тут я?
  
  - Ну, мистер Поттер, тут всё просто. Главный вопрос этой недели, с кем из студенток нашей школы Вы пойдёте на Бал? Точнее не так. Кто из наших студенток сможет захомутать самого популярного чемпиона в свои ловчие сети и пойти со знаменитым Гарри Поттером на Бал? И поверьте мне на слово, - сказала мадам Максим скривившемуся Поттеру, - слава победителя Тёмного Лорда здесь абсолютно не при чём. Только Ваши заслуги этого года. Проблема состояла в том, что выбери Вы любую из них, как счастливица тут же будет вызвана на дуэль, либо будет устранена другим способом. Конечно, ничего летального не предвидится, однако девушки в этом вопросе могут быть весьма коварны.
  
  - Вы хотите сказать, что моей Гермионе грозит опасность?
  
  - В том-то и дело, что нет, мистер Поттер. Популярность мисс Грейнджер лишь ненамного уступает Вашей. Такая самоотверженность и самопожертвование, проявившиеся для защиты своего друга, очень глубоко запали в души наших девочек. Так что они скорее будут защищать её, чем вредить. А если они узнают, что Вы только что сделали своей невесте предложение руки и сердца...
  
  - Может не стоит об этом говорить?
  
  - Стоит, мистер Поттер, стоит. Во всяком случае моим студенткам. Во-первых, они не будут рассказывать об этом всем подряд. Тем более после того, как низко пали в их глазах ученики Хогвартса. А, во-вторых, вы же не хотите, чтобы мои студентки устроили на Вас охоту как на потенциального жениха?
  
   Гарри представил, как за ним ходят толпой девушки, как фанатки за Крамом, и от ужаса тут же вздрогнул.
  
  - Вижу, что эта идея Вас не привлекает, не так ли, мистер Поттер? - с улыбкой спросил Делакур.
  
   Гарри активно и, можно даже сказать, весьма энергично отрицательно замотал головой.
  
  - В таком случае, мистер Поттер, - жизнерадостно заявил Делакур, - главное из зол Вас миновало.
  
  - Главное из зол? - заметила Гермиона.
  
  - Да, мисс Грейнджер, но это сущие пустяки. - Делакур беззаботно махнул рукой. - Мистеру Поттеру нужно всего лишь рассказать о своих танцах с горным троллем, о заигрывании с тысячелетним василиском, прогулках под луной с оборотнем в компании маньяка убийцы, настолько опасного, что даже стены Азкабана не смогли удержать его. Ах даа, самое главное, как сходить на свидание с сотней дементоров и при этом остаться в живых. Ну и конечно, всё это должно быть рассказано во всех подробностях, дабы удовлетворить ненасытное любопытство женского коллектива. После этого, если от Вас, мистер Поттер, что-то останется, Ваши останки милостиво подбросят к будущей миссис Поттер.
  
   Посмотрев на убитый вид Поттера, Делакур сочувственно похлопал парня по плечу.
  
  - Не беспокойтесь, мой юный друг. Ваша жертва не будет напрасной. Вы навсегда останетесь в разбитых женских сердцах и слезливых женских историях.
  
  -Пфф... - фыркнула мадам Максим. - Не слушайте его, мистер Поттер, - посмотрев в глаза Поттера полных надежды, и с добивающей улыбкой добавила, - этот неотёсанный увалень ничего не понимает в тонкой и чувственной женской натуре и того, как для нас важны всякие мелочи.
  
  -Гарри, - Гермиона постаралась успокоить своего жениха, - мне кажется, что у Фреда и Джорджа по поводу шуток есть достойные конкуренты.
  
  - Ты думаешь? - убито спросил её жених.
  
  - Я не знаю, кто эти Фред и Джордж, но сегодня я собираюсь навести порядок среди своих студенток. Поэтому я убедительно прошу Вас всех не влезать в мой разговор со студентками за обеденным столом.
  
   Выходя из малой гостиной, Гарри с жалостью и надеждой в голосе спросил у невесты:
  
  - Гермиона, милая, как ты думаешь, у меня есть шанс пережить этот обед?
  
  - Ну, не хочу тебя обманывать, женское любопытство - это страшная сила и никакие крепости и замки не в силах сдержать нас в этом благородном деле, тем более, что мы на их территории.
  
  - Ну же, Гермиона, - Гарри включился в игру и жалобно простонал, - ты же не отдашь в обиду и растерзание коварным, хоть и прекрасным, но абсолютно незнакомым девушкам, своего жениха. Правда? Они же разорвут меня на множество маленьких Поттеров.
  
  Делакур и мадам Максим, под удивлённые взгляды студенток Шармбатона, входили в обеденный зал, хохоча во всё горло.
  Примечание к части
  Вы знаете, эта Муза сказала, что она вообще то дама, и как начала меня пинать. В объем, дамы, моя Муза сказала что эта и следующая главы для Вас!
  
  
  InochiNoKi, спасибо за помощь.
  
  Serena-z. Отредактировано....
  
  
  Завтрак в карете.
   Директор Шармбатонской школы встала во главе уже накрытого обеденного стола. С правой от неё стороны встал мистер Делакур. С левой же стороны было два свободных места для Гарри и Гермионы. Вдоль стола прошли и встали у своих мест студентки Шармбатонской школы. Мадам Максим внимательно посмотрела на каждую из своих учениц и, удовлетворённая увиденным, села за своё место. Вслед за ней сели и остальные присутствующие. Девушки уже взяли столовые приборы, но не спешили начинать кушать, так как чувствовали приближение бури. Однако это не помешало им с любопытством рассматривать Гарри и Гермиону.
  
  - Дорогие мои студентки, - начала свою речь мадам Максим, - я знаю, как Вы готовились к встрече наших гостей, сколько надежд и планов появилось в ваших прекрасных головках.
  
   Происходящее среди студенток явно не нравилось директору Шармбатонской школы, и девушки чувствовали это самым чувствительным местом, которое, как известно, не врёт.
  
  - Сколько идей и альянсов было рождено. А сколько союзов было заключено.
  
   Девушки постарались сжаться в ожидании, что сейчас будет грандиозный нагоняй за все их выкрутасы.
  
  - Ооо, и разумеется каждая из вас считала себя самой умной и хитрой, чтобы в последний момент обойти своих соперниц.
  
   Девушки виновато посмотрели друг на друга.
  
  - И кто же этот негодяй? Кто же стал яблоком раздора в нашем дружном девичьем коллективе?
  
   Девушки виновато посмотрели на единственного не занятого пока что представителя мужской половины человечества и тут же стремительно отпустили свои взгляды обратно в тарелки.
  
  - Да, да, да. Кто бы мог подумать, без преуменьшения, виновником мы все своими дружными и выразительными взглядами назначим Гарри Поттера, - девушки Шармбатона стали стремительно краснеть.
  
   Гарри и Гермиона переглянулись и подумали об одном и том же: "Дааа, мадам Максим умеет троллить своих учениц".
  
   Выдержав паузу и дав всем проникнуться сказанным, мадам Максим продолжила:
  
  - Когда же знаменитый герой магической Англии Гарри Поттер спас нашу Габриэль, он, тем самым, перессорил всех нас. Поэтому я и мистер Делакур решили взять этого, без сомнения, коварного молодого человека в заложники, - Делакур, пивший в это время сок, поперхнулся и стал усиленно откашливаться, - дабы он проникся своим беспомощным положением и ответил за все свои злодеяния.
  
   Делакур наконец-то смог справиться со своим кашлем и с пунцовым лицом посмотрел на мадам Максим.
  
  - Однако, мистер Поттер оказался крепким орешком и никак не желал брать на себя ответственность за происходящее среди моих очаровательных студенток. Вот тогда наш уважаемый месье Делакур решил проявить свой недюжинный ум.
  
   Делакур вопросительно поднял бровь.
  
  - Вы знаете, оказывается у каждого человека, неважно хороший он или плохой, как правило, есть слабое место. На это место и показал мне месье Делакур.
  
   Девушки синхронно посмотрели на вновь стремительно начавшего краснеть месье Делакура, а затем дружно перевели взгляд на Гермиону.
  
  - Да, мои хорошие, этим слабым местом оказался единственный настоящий друг этой коварной личности, а именно Гермиона Грейнджер. Умная, честная, талантливая, ну, и просто порядочная девушка, - теперь настала очередь Гермионы начать стремительно краснеть, - а самое главное - скромная. Но не будем пока об этом.
  
  - Так вот, мои хорошие, - глаза студенток вновь вернулись к жизненно важному делу, а именно к рассматриванию узоров на своих пустых тарелках, - план месье Делакура оказался гениальным, - широкая улыбка мадам Максим была дарована вновь пунцовому лицу месье Делакура, - а точнее, заставить разделить столь тяжкое бремя вины мистера Поттера на двоих. А кто может помочь это сделать как не лучший и единственный друг, прошедший все невзгоды и лишения плечом к плечу.
  
   Гермиона вновь начала краснеть от похвалы, правда уже не столь стремительно.
  
  - К счастью, эта девушка смогла найти ключик к загадочной душе молодого человека и объяснила ему то, как её друг был не прав. Конечно, спасение нашей Габриэль было его инициативой, а инициатива, как известно, наказуема. А потому, проникшись нашей бедой и дабы вернуть мир и гармонию в наш дружный коллектив, десять минут назад в моём и месье Делакура присутствии, мистер Гарри Поттер сделал предложение руки и сердца этой, без сомнения, прекрасной ведьме.
  
   В гробовой тишине звук от упавших на пол нескольких ложек прозвучал диким грохотом. Несколько девушек вздрогнули от столь неожиданно громкого звука. Выждав теперь две минуты, мадам Максим решила закончить свою речь.
  
  - Ах да. Чуть не забыла. Гермиона Грейнджер тоже прониклась нашей бедой и ответила мистеру Поттеру, - напряжённая пауза в десять секунд, - "ДА"!
  
   Грохот от падения ещё нескольких столовых приборов, подобно взрыву, оглушил всех присутствующих.
  
  - Не беспокойтесь, обручение уже зафиксировано и получило благословение самой Магии, а потому от имени Магической Франции в целом и нашей школы в частности мы с месье Делакуром уже поздравили молодых. А теперь, приятного аппетита.
  Примечание к части
  Знаете, моя Муза прочитала сообщение из-за моего плеча от Ринго33.
  Затем она взяла своими нежными, но крепкими ручками меня за грудки и хищно улыбнувшись сказала. - Пиши.
  
  А я что, я ничего. Читайте.
  
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Как много можно вытянуть из крови.
   После обеда, прошедшего в гробовой тишине, Гарри и Гермиона устроились в малой гостиной напротив мадам Максим и мистера Делакура.
  
  - Гермиона, что это было? - спросил Гарри, внимательно смотря на мадам Максим.
  
  - По-моему, Гарри, мадам Максим обиделась на нас за то, что мы сравнили её с шутниками Фредом и Джорджем. - Мадам Максим подняла свою изящную бровь.
  
  - Если она хотела сказать, что в этом деле она вне конкуренции, - Гарри по-прежнему рассматривал директора Шармбатона, - то она донесла это до меня громко и отчётливо. - Мадам Максим победоносно улыбнулась.
  
  - А теперь, молодые люди, давайте поговорим о вашем здоровье. - Начал свою речь Делакур.
  
  - А что не так с нашим здоровьем? - Гермиона вопросительно посмотрела на мадам Максим, показавшую себя с лучшей стороны по поводу ответов на вопросы, и та не разочаровала её.
  
  - Видите ли в чём дело. Когда мы уговорили мадам Боунс позволить забрать вас к нам в карету, то мы пообещали предоставить вам нашего колдомедика.
  
  - Однако, после поверхностной диагностики вашего состояния наш колдомедик решила, что она ошиблась и ей срочно нужно обновить свои знания в области диагностики.
  
  - О чём Вы? - Гарри почувствовал, что ответ ему не понравится.
  
  - Зелья, мистер Поттер. - Делакур вновь взял разговор в свои руки. - Дикое количество зелий у вас обоих в крови. При этом я имею в виду не только количество как дозировку, но и их разнообразие. Чтобы избежать возможной ошибки я, как представитель Французского правительства, пригласил НАШИХ колдомедиков для более подробного изучения содержания зелий в Вашей крови. Вот прошу - письменное заключение.
  
   Подростки начали читать пергаменты. Чем дальше они читали, тем более хмурыми они выглядели. Затем они молча обменялись свитками и вновь углубились в чтение. Делакур сочувственно смотрел на подростков. Как один из взявших на себя ответственность за их здоровье перед мадам Боунс, он знал о написанном в свитках.
  
  - Похоже, ты меня обскакала по разнообразию зелий, Гермиона. Помимо зелья доверия, дружбы, снижения внимания, ослабления памяти и зелья гнева, у тебя ещё и любовный напиток.
  
  - Совершенно верно, мистер Поттер. Наш специалист утверждает, что все зелья, за исключением последнего, были сварены зельеваром уровнем никак не ниже Мастера. Так что, о невинной шутке кого-то из студентов можно забыть. Более того, прошу обратить ваше внимание на запись внизу свитка. Согласно экспертизе Вам, мистер Поттер, зелья подливают уже 4 года. Причём дозы просто лошадиные, и вы оба уже должны были превратиться в растения. В то время как Вам, мисс Грейнджер, зелья подливают лишь последние 3 года, кроме любовного зелья. Его подливают только последний год.
  
  - На кого завязано любовное зелье? - прорычал Поттер.
  
  - Это могут определить только гоблины, которых я предлагаю навестить завтра утром.
  
  - А можно определить, кто был автором данных зелий? - Гермиона вновь посмотрела на мадам Максим.
  
  - Можно, мисс Грейнджер. Во время работы с зельями, зельевар активно воздействует на своё изделие своей аурой. Это обязательное условие. Поэтому маглы и не могут сварить ничего путного. У Мастеров зельеваров аура имеет особую плотность, и впоследствии их зелья несут часть ауры своих создателей. Это как отпечатки пальцев, по которым можно определить автора.
  
  - Вы хотите сказать, что можете определить, кто сотворил эти зелья? - Гарри от нетерпения подался в перёд.
  
  - Не только можем, мистер Поттер, - мадам Максим печально посмотрела на студента, - мы уже определили. В школе всего три достаточно сильных зельевара, которым это по плечу. Это мадам Помфри, Альбус Дамблдор и Северус Снейп. Из них только один является Мастером зельеваром. Поэтому я попросила у мадам Помфри зелье Сна без сновидений, сваренное мистером Снейпом. В результате сравнительного анализа - совпадение ауры 100%.
  
  -Я уверен, что Дамблдору было об этом известно. - сказал Делакур. - Только прямой приказ директора мог заставить домовых эльфов подливать в вашу еду эти зелья. И лишь во время еды в главном зале вы могли получить их в еду в таком количестве.
  
  - Я по прежнему не понимаю, - Гарри растерянно смотрел на список зелий, - меня уже 4 года травят этими зельями под зорким контролем директора, но зачем?
  
  - У меня есть предположение на эту тему, и не только у меня.
  
  - Вы о чём?
  
  - Вчера со мной связался гоблин, некто Кровазуб. С его слов, он и его род являются управляющими делами одного из родов Ваших предков. В детали он не вдавался, лишь пообещал предоставить Вам подробности при личной встрече. Сказал лишь, что вопрос стоит о жизни и смерти. О Вашей жизни и смерти, мистер Поттер. - Делакур отпустил взгляд в пол.
  
  - Есть информация, которая, как я думаю, очень важна для Вас, но вначале мне нужно подтверждение моим подозрениям, а дать его могут только в банке Гринготтс. Да и намёки этого Кровазуба лишь подтверждают мои подозрения. После проведения Большого Ритуала родства и наследия мы ответим на все Ваши вопросы, и Вы убедитесь, что всё очень серьёзно, и мы были правы в том, что дадим Вам ответы только в банке.
  
  - Сегодня был тяжёлый день, - мадам Максим устало встала с кресла. - Предлагаю за оставшееся время этого дня отдохнуть, а завтра продолжить разговор.
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, - Делакур встал вслед за мадам Максим, - учитывая, что все Ваши профессора сейчас недееспособны и не могут помешать нашим планам и, если Вы не против, то я договорюсь от Вашего имени с гоблинами, работающими в банке Гринготтс о встрече, скажем к 9 часам.
  
   Получив утвердительные кивки, Делакур и мадам Максим покинули малую Гостиную.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Гринготтс. День первый. Часть первая.
   И вот компания из 4 человек входит в банк Гринготтс. Присутствующие в банке посетители сразу обратили внимание на невероятно высокую женщину и иностранца, явно француза. Два подростка, парень и девушка, ничем примечательным не выделялись, так что, мазнув по ним равнодушным взглядом, все вновь уставились на высокую волшебницу.
  
   Делакур, неопределённо хмыкнув, подошёл к гоблину за стойкой.
  
  - Добрый день, уважаемый, - начал Делакур. - Пусть золото рекой течёт в Ваши хранилища, а Ваши враги корчатся от бессилия.
  
   Гоблин с почтением поклонился и в ответ проскрипел:
  
  - Полных Вам сейфов с златом, и достойных врагов у Ваших ног.
  
  -Не могли бы вы устроить для нас конфиденциальный разговор, - Делакур посмотрел на волшебников в зале, с любопытством рассматривающих мадам Максим, - с поверенным семьи Поттеров?
  
   Гоблин с подозрением посмотрел на подростка, находящегося под чарами иллюзии.
  
  - Разумеется, любой каприз за Ваши деньги, прошу следовать за мной.
  
   Спустя пять минут, вся четвёртка магов с удобством разместилась в небольшом кабинете. В этот момент дверь открылась и в неё вошёл ещё один гоблин.
  
  -Благодарю Вас, Камнегрыз, подождите за дверью, дальше я сам, - дождавшись, когда гоблин закроет за собой дверь, хозяин кабинета сел за свой рабочий стол и продолжил, - моё имя Крюкохват, чем поверенный рода Поттеров может быть Вам полезен?
  
   Делакур снял чары иллюзии с Поттера.
  
  - Я - Гарри Поттер, сэр. Позвольте представить мою невесту - Гермиону Грейнжер, - гоблин с интересом посмотрел на девушку.
  
  - Так же меня сопровождают представитель правительства Франции - Мишель Делакур, - приветственный кивок гоблина французу ,- и директор Шармбатонской школы - мадам Максим.
  
  - Прошу подождать несколько минут, мистер Поттер, к нам должны подойти поверенные других родов.
  
  - Других родов?
  
  - Вы наследник не только рода Поттеров. Последняя война оборвала существование многих чистокровных родов. Прошу набраться терпения, мы Вам всё объясним. Хоть на данный момент род Поттеров и является главенствующим, но он не единственное и, уж тем более, не самое древнее Ваше наследие.
  
   Спустя пятнадцать минут в кабинет вошли ещё два гоблина со шкатулками в руках.
  
  - Мистер Поттер, - сказал Крюкохват, - позвольте представить Вам поверенного рода Слизерина, Грохгуба, а так же поверенного рода Блэков, Кроваскала. Грохгуб, Кроваскал, это наследник родов Поттеров и Слизерина. Это молодая волшебница, невеста мистера Поттера, Гермиона Грейнджер. Месье Делакур и мадам Максим.
  
  - Извините, я знаю, что мой крёстный Сириус Блэк из рода Блэков, но какое отношение я имею к роду Слизерина?
  
   В этот момент дверь вновь отворилась, в кабинет вошёл ещё один гоблин. Если первые вошедшие гоблины ничем не отличались от Крюкохвата, то вновь прибывший олицетворял собой саму древность. Гарри однажды слышал выражение: "Он по прежнему коптит небо". Похоже теперь он понял, к кому это выражение подходит в полной мере.
  
  - Мастер Кровазуб! - Крюкохват буквально выпрыгнул из своего кресла, дабы со всем почтением поприветствовать вошедшего. - Не ожидал Вас увидеть здесь.
  
  - Не дождётесь, - кровожадно прорычал гоблин. Под его внимательным взглядом Крюкохват начал стремительно бледнеть.
  
  - Мда, - прокашлялся Крюкохват. - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, позвольте представить Вам уважаемого поверенного рода Певереллов, а также Мастера крови и высших ритуалов, мастера Кровазуба. Мастер, позвольте представить наследника родов Поттеров, Певереллов, Слизерина и Блэков, Гарольда Джеймса Поттера и его невесту Гермиону Грейнджер.
  
   Кровазуб осмотрел молодых волшебников с видом мясника, который прикидывает, как бы посподручнее всадить нож в горло и начать разделку. Особое внимание он уделил невесте возможного работодателя. В отличие от поёжившихся волшебников, Гарри с не меньшим любопытством рассматривал старого гоблина. Получив приветственные кивки от молодых магов, Кровазуб обратил свой взгляд на взрослых волшебников.
  
  - Моё имя Мишель Делакур, представитель интересов Франции на Турнире Трёх Волшебников, а это директор Шармбатонской школы мадам Максим. Здесь мы в качестве магических союзников мистера Поттера и его невесты.
  
  - Я получил Ваше письмо, - взгляд Кровазуба вновь переместился на Гарри. - Доброе утро мистер Поттер. Рад, что Вы, наконец, решили уделить время делам своих родов, - проскрипел старый гоблин.
  
  - И Вам доброе утро, мастер Кровазуб. Если бы я знал, что у моей семьи есть поверенный по финансам, я бы встретился с Вами значительно раньше. - Гарри вернул шпильку удивлённому гоблину.
  
   Делакур разочарованно покачал головой на не очень удачное начало знакомства Гарри с гоблинами, и начал свой непростой разговор.
  
  - Как я понимаю, - он обратился к Крюкохвату, - Вы, как поверенный делами Поттеров, кровно заинтересованы в финансовом благополучии и процветании этого рода.
  
  - Совершенно верно, однако мы не вмешиваемся в дела волшебников, нас интересуют только финансы.
  
  - Я услышал Вас, мистер Крюкохват, - изменившийся голос Делакура дал понять, что дальнейший разговор будет как минимум непростым.
  
  - С недавних пор моя младшая дочь Габриэль обрела Долг Жизни перед мистером Поттером.
  
   Крюкохват вопросительно посмотрел на наследника Поттеров. Гарри утвердительно кивнул.
  
  - В связи с этим, нам необходимо получить подтверждение наличия этого Долга во избежание недоразумений.
  
  - Мы можем провести необходимый Малый обряд на наличие должников жизни...
  
   Делакур посмотрел на Поттера, и тот отрицательно покачал головой.
  
  - Боюсь этого недостаточно, мистер Крюкохват, - начал разговор Гарри. - Видите ли, несмотря на то, что я живу в магическом мире уже четыре года, я практически ничего не знаю ни о своих финансах, ни о недвижимости, ни о наследии моего рода. Поэтому, мистер Делакур любезно согласился проконсультировать меня в данном вопросе.
  
   По мере перечисления сказанного, глаза гоблина всё более и более округлялись. Поёжившись от взгляда Кровазуба, Крюкохват сказал:
  
  - Мистер Поттер, сказанное Вами - очень серьезное заявление. Каждые три месяца я высылал на Ваше имя ежеквартальный отчёт о Ваших финансовых потоках.
  
  - Но я ничего не получал.
  
  - Вы в этом уверены, мистер Поттер?
  
  - Да, сэр.
  
   В течение всего разговора Кровазуб внимательно смотрел на Крюкохвата и поглаживал рукоять ритуального кинжала. Тем временем Делакур сделал предложение:
  
  - Прежде, чем продолжать разговор на финансовую тему, я предлагаю мистеру Поттеру пройти Большой ритуал о магическом наследии обоих его родителей.
  
   Крюкохват посмотрел на Поттера и задумчиво спросил его:
  
  - Мистер Поттер, как поверенный Вашего рода я обязан Вас спросить. Вы уверены, что стоит открывать присутствующим магам информацию о Вашем роде?
  
  - Да, присутствующие здесь волшебники пользуются моим полным доверием.
  
   Делакур отрицательно покачал головой.
  
  - Мистер Поттер, учитывая, что от Вас утаивали информацию о законах и традициях магического мира, не советую разбрасываться подобными словами.
  
   Грохгуб уважительно кивнул головой.
  
  - Полностью согласен с Вами, мистер Делакур. Как поверенный делами рода Слизерина, подтверждаю, что информацией о роде можно делиться только с членами своей семьи. Частично можно поделиться с вассалами или союзниками.
  
  - И только с теми, кто принесёт вам Непреложный обет о неразглашении, - продолжил Кровазуб. - Потому что семья Делакур не будет вечно связана с вами Долгом Жизни, и рано или поздно он будет выплачен.
  
   Гоблины вновь кивнули. Кровазуб злобно посмотрел на остальных гоблинов и продолжил свою лекцию.
  
  - Видите ли в чём проблема, мистер Поттер, дело не в порядочности того или иного волшебника. Имеются и другие способы добычи информации. Похищение, шантаж, зелья и сыворотки правды, в которых были столь талантливы ваши предки, чтение мыслей или хотя бы элементарные пытки. Как бы ни был силён и благороден волшебник, плоть слаба: рано или поздно волшебник сломается.
  
  - Принеся Непреложный обет, - подхватил разговор Делакур, - я и мадам Максим защищаем не столько Вас, сколько себя и наши семьи, так как после Непреложного обета выпытывать или давить на мага бессмысленно. Сама Магия не позволит знаниям покинуть своего обладателя.
  
  - Что Вы предлагаете? - Гарри был смущён своим невежеством и поклялся себе исправить это в ближайшем будущем.
  
   Мадам Максим улыбнулась и сказала:
  
  - Мы думаем, что Малая клятва, между нами, как союзниками, поможет решить большую часть проблем.
  
   Гарри посмотрел на Кровазуба, который с кровожадной ухмылкой следил за своими сородичами. Старый гоблин, перехватив взгляд Поттера, одобрительно кивнул. Спустя десять минут после принесённых клятв, Делакур вновь обратился к Гарри:
  
  - Во-первых, позвольте Вас спросить, мистер Поттер. - Делакур внимательно посмотрел на парня. - Когда наш колдомедик диагностировала Ваше здоровье, она заметила что Вы не носите Малый защитный комплект наследника. Почему?
   - Ну, - Гарри вопросительно посмотрел на Гермиону в поисках ответа, - наверное потому, что я не знаю, что это такое.
  
   Кровазуб дёрнулся, как от удара тока, и Гарри заметил это. Старый гоблин впился взглядом, полным жажды крови, в Крюкохвата.
  
  - Малый защитный комплект может состоять из нескольких предметов. Как правило, это: серьга, серьги или медальон для защиты сознания от чтения мыслей и воспоминаний, - начал свою лекцию Кровазуб. - Также данные амулеты реагируют на различные яды и зелья в еде, - на этих словах Гарри вздрогнул. - И, конечно же, кольцо наследника Рода. Благодаря кольцу молодому волшебнику не только легче колдовать и осваивать новые заклятия, но он так же получает через него дополнительную энергию от родового камня с родовой магией для более успешного развития магического ядра. Именно благодаря кольцу и доступу к родовой магии через него дети так называемых чистокровных волшебников получают более сильное магическое ядро, а следовательно и магический потенциал, чем дети полукровок или маглорождённых.
  
   Кровазуб плотоядно посмотрел на бледнеющего Крюкохвата.
  
  -Альбус Дамблдор на правах опекуна забрал Малый защитный комплект наследника Поттеров. Я был уверен, что он передал его своему подопечному. В противном случае я бы поинтересовался, почему Малый защитный комплект по прежнему лежит в сейфе, а не передан наследнику.
  
  - А разве Дамблдор мой опекун?
  
   Крюкохват, вместе с остальными гоблинами, в течение целой минуты рассматривал своего клиента, а затем переглянулся со своими коллегами. За это время в его голову заползло нехорошее подозрение, от которого его прошиб холодный пот.
  
  - Как я понимаю Вы были не в курсе, что он Ваш опекун.
  
  - Похоже, Вашей голове недолго быть на плечах, Крюкохват, - сказал Кровазуб. - Мистер Поттер, извините за некорректный вопрос. Когда Вы узнали о том, что Вы волшебник?
  
  - Когда мне было 11 лет, Хагрид принёс мне письмо из Хогвартса.
  
  - Хагрид?- хором спросили гоблины, кроме Кровазуба, удивлению гоблинов не было предела.
  
  - Да, это наш профессор.
  
  - Я знаю что СЕЙЧАС он профессор, - прорычал Крюкохват, - но в то время, если я не ошибаюсь, он был лесничим. Хотя к демонам этого Хагрида! Вы хотите сказать, что Вы, единственный наследник древних родов, герой магического мира, победитель Тёмного Лорда, с которым не решился сразиться сильнейший "светлый маг", - в этом месте гоблин сделал пальцами кавычки, - Англии Альбус Дамблдор до одиннадцати лет не знали что вы волшебник?
  
  -Нет.
  
  - Это очень необычное отношение волшебников к герою магического мира, - сказал Крюкохват, - однако, как я уже говорил, мы занимаемся только финансами и ритуальными услугами.
  
  - Говорите за себя, - прорычал Кровазуб. - Меня с предками мистера Поттера связывают иные договорённости и похоже, что Род Певереллов будет возрождён.
  
  - Вы единственное исключение, мастер Кровазуб, - не остался в долгу Крюкохват.
  
  - Вы хотите сказать, что Вам всё равно, что происходит с клиентом, чей род доверил Вам свои деньги? - уточнил Делакур у Крюкохвата. Ответ Делакур знал уже давно, однако он посчитал, что Гарри необходимо узнать в полной мере, с кем он имеет дело, и как делаются дела в магическом мире.
  
  - Именно, мистер Делакур, - сказал Крюкохват, - мы не хранители рода, нам доверили только деньги, а не воспитание наследника, - гоблин не понимал, почему он должен объяснять этим волшебникам прописные истины.
  
  - Даже если мистер Поттер все эти годы жил у маглов в чулане под лестницей, ходил в обносках, питался объедками, терпел издевательства, оскорбления и побои. Я ничего не забыл, мистер Поттер? Ах да, сущая мелочь, единственный выживший представитель древнего рода Поттеров жил у маглов в положении раба.
  
  - Это правда? - весьма заинтересованно спросили гоблины.
  
   Тем временем Кровазуб, словно зная ответ, вновь промолчал. Гоблина буквально переполняло от предвкушения чего-то, что он жаждал заполучить уже очень давно, а его взгляд, словно взгляд василиска, пытался проникнуть в самую душу молодого волшебника.
  
  - Я, Гарольд Джеймс Поттер, клянусь своей магией, что всё, сказанное мистером Делакуром о моей жизни у маглов, чистая правда. Я сказал! Да будет так! Да будет Магия мне свидетелем!
  
   Вспышка магии подтвердила принятие клятвы.
  
  - Люмос, - сказал Гарри, и на кончике его палочки вспыхнул огонёк. - Нокс. - Огонёк пропал.
  
  - Сожалею, мистер Поттер, - проворчал Крюкохват. - Вижу, в своей жизни Вам уже пришлось хлебнуть, однако повторяю, мы занимаемся только финансами и ритуальными услугами.
  
   Тем временем Гарри с удивлением смотрел на весьма довольного Кровазуба.
  
  - Очень хорошо, мистер Крюкохват, вот и позвольте мистеру Поттеру проверить, насколько хорошо Вы управляете доверенным Вам состоянием рода Поттеров. - Кровазуб и Крюкохват с металлическим лязгом скрестили взгляды. - Будьте добры предоставить последнему представителю рода выписку о денежных движениях за последние 15 лет.
  
   Получив от Гарри Поттера согласие, гоблин передал 15 папок, пронумерованных за каждый год. В течение сорока минут Гарри вчитывался в записи и выслушивал объяснения Делакура о нюансах, на которые, по его мнению, следовало обратить внимание, и сразу записывал вопросы, возникшие в результате ознакомления с документами.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Гринготтс. День первый.Часть вторая.
  - Итак, мистер Крюкохват, - начал задавать свои вопросы Делакур, - давайте пойдём по порядку. Скажите, Вам известно каким образом ключ от школьного сейфа мистера Поттера оказался у профессора Дамблдора?
  
  - Как опекун мистера Поттера, Дамблдор имеет право не только хранить ключи от родовых сейфов Поттеров, но и имеет доступ к детскому сейфу.
  
  - От родовых сейфов? У меня их что, несколько?
  
  - Да, мистер Поттер. К счастью для Вас, Дамблдор не смог получить доступ к Вашим родовым сейфам, хотя у него и были на руках все необходимые документы, - гоблин хихикнул и добавил, - написанные и подписанные собственноручно.
  
  - Дамблдор хотел получить доступ к моим деньгам?- на лице Гарри было отображено полное изумление.
  
  - Мистер Поттер, - Крюкохват попытался снисходительно улыбнуться, что у него явно не получилось, - золото, конечно, занимает одно из первых мест в нашей жизни, но всё же не на первом месте.
  
   Гарри вопросительно посмотрел на Делакура.
  
  - Знания. Вот что Дамблдор хотел получить в Ваших сейфах.
  
  - Родовая библиотека потомственных чёрных магов-артефакторов, - назидательно сказал Кровазуб, - это Вам не дракон чихнул, мистер Поттер. Многие не задумываясь отдали бы правую руку только для того, чтобы хотя бы взглянуть на Вашу родовую библиотеку, в особенности библиотеку Певереллов.
  
   Делакур согласно кивнул и продолжил объяснение.
  
  - Волшебники не могут связывать свою судьбу узами брака с кем попало. Магия и родовые дары супругов могут быть несовместимы. Если некромант возьмёт в жёны целителя, то в лучшем случае у них не будет детей. Хотя даже в этом случае есть исключения.
  
  - Какие? - спросила Гермиона.
  
  - Магическая помолвка, мисс Грейнджер, - ответил ей Кровазуб. - Если сама Магия связала судьбы волшебников, то им не стоит беспокоиться за магическое здоровье своих детей. В противном случае очень велика вероятность рождения ребёнка с нестабильной магией и психикой. Находиться рядом с такой бомбой замедленного действия крайне не рекомендуется. Магия Вашего рода, мистер Поттер, совместима практически с любыми магическими направлениями магического искусства, ведь Вы артефакторы. Артефакторы способны создавать как амулеты для поддержания здоровья, так и боевые, в том числе связанные с некромантией. Жизнь, смерть, стихии первоэлементов и так далее и тому подобное. Вы совместимы со всеми этими силами, разумеется, соблюдая определённые правила и законы Магии. Вот почему магов, подобных Вам и Олливандеру, можно пересчитать буквально по пальцам одной руки. Мастера артефакторы собирают знания везде, все, до чего смогут дотянуться. Если мастер не создаёт артефакты на основе некромантии, то это не значит, что его потомкам не понадобится информация в данном направлении магии.
  
   Крюкохват оскалившись, продолжил:
  
  - Должен признать, мистер Поттер, Ваши предки более чем преуспели в этом начинании.
  
  - Что Вы имеете в виду? - хмуро спросил Гарри.
  
  - Из трёх знаменитых некромантов братьев Певереллов своей смертью умер лишь младший, Игнациус. По этой причине практически вся библиотека рода оказалась в руках его потомков. - Кровазуб положительно кивнул. - Спустя время род Певереллов влился в род Поттеров. Ваша бабушка Дорея Поттер, в девичестве Блэк, также внесла в качестве своего приданого часть книг из родовой библиотеки Блэков с по-настоящему боевой Чёрной Магией. Блэки не решались не то что использовать эти знания, но даже хранить их. Слишком разрушительная магия заключена в этих книгах как для окружающего мира, так и для самого заклинателя. При произнесении данных заклятий волшебник может стереть с лица земли целый город, однако в уплату он фактически жертвует своей жизнью. Как Вы понимаете, с помощью правильно созданного артефакта можно обойти этот досадный недостаток с потерей своей жизни.
  
  - Зачем Вы нам всё это рассказываете? - Гермиона была удивлена не меньше Гарри.
  
  - Именно эту часть родовой библиотеки требовал предоставить Альбус Дамблдор, тряся перед моим лицом собственноручно подписанным документом о Вашей опеке. Ему нужны были книги Певереллов и Блэков.
  
  - Что? - хором спросили Гарри, Гермиона и Делакур.
  
  - Зачем ему это? - удивилась Гермиона. - Он же светлый маг!
  
   Гоблин снисходительно улыбнулся.
  
  - Кто вам сказал эту глупость, мисс Грейнждер? Альбус Дамблдор тёмный маг. Да, он полукровка. Да, он пользуется тёмной магией лишь в исключительных случаях, но светлей от этого он не становится. Об этом известно всем гоблинам, как, впрочем, и чистокровным волшебникам.
  
  - Но тогда почему Вы об этом никому не сообщили? - негодованию гриффиндорки не было предела.
  
  - Во-первых, моя малообразованная волшебница, нас никто не спрашивал. Во-вторых, чистокровным волшебникам это и так прекрасно известно: им это по статусу положено. И самое главное, мы не влезаем в дела волшебников.
  
  - Но Вы могли бы прочитать об этом в Большом Альманахе Чистокровных Семей, - сказал Кровазуб. - Хоть это и редкий самообновляющийся артефакт, который можно найти только лишь в библиотеках чистокровных семей, но в Хогвартсе он должен быть.
  
  - Да, но в школьной библиотеке я его не видела.
  
  - Я видел эту книгу, - сказал Гарри.
  
  - Где? - удивилась Гермиона.
  
  - В кабинете директора. Очевидно, Дамблдор считает информацию в этой книге по-настоящему опасной, если не доверил её хранение даже запретной секции библиотеки. Но, если род Дамблдора тёмный, тогда почему чистокровные волшебники об этом молчат?
  
   Делакур внимательно посмотрел на подростков.
  
  - Потому что знание - это сила, а сила - залог безопасности рода и семьи. Силой волшебники не делятся, а накапливают, во имя безопасности и процветания своего рода, и если вы не хотите стоять на осколках своего рода, как например Уизли, Вы будете поступать так же.
  
   Крюкохват усмехнулся.
  
  - Как сейчас помню, Дамблдор тогда сказал о родовой библиотеке Поттеров, когда требовал отдать её ему - "Это для всеобщего блага! Будет лучше, если эти знания будут находиться в недоступном и безопасном для окружающих месте, дабы зло не пустило свои корни в светлых душах". Это была его не первая попытка проникнуть в Вашу родовую библиотеку.
  
   Делакур ехидно спросил:
  
  - И где же по понятиям этого белобородого старца находится это безопасное место? Уж не в пламени костра ли?
  
  - Зачем? - гоблин не менее ехидно оскалился. - По его разумению самое безопасное место - это его сейф.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Наследство Рода.
   В дверь постучали.
  
  - Войдите! - проскрипел Крюкохват.
  
   Дверь приоткрылась и вошедший гоблин важно сказал:
  
  - Большой Ритуальный зал готов. Целители также прибыли и ожидают в соседнем кабинете.
  
  - Целители? - Гарри сразу почувствовал себя неуверенно.
  
  - Совершенно верно, мистер Поттер. - Кровазуб терпеливо объяснял прописные истины. - Ритуал отнимает очень много сил, а мы заботимся о своём имидже. Так что целители в этом деле точно будут не лишними. А пока, мистер Поттер, прошу следовать за мной. Остальным прошу подождать в этом кабинете.
  
  - Я хотел бы, чтобы моя невеста тоже прошла этот ритуал.
  
  - Стоимость данного Ритуала составляет 6 000 галеонов. Ваша невеста может позволить себе подобные траты?
  
   Не дав растерянной Гермионе вставить хотя бы слово, Гарри тут же сказал:
  
   - Ритуал для моей невесты должен проводиться за мой счёт, если возможно.
  
  - Деньги будут списаны с Вашего детского сейфа, мистер Поттер. Прошу за мной.
  
   И вновь знакомая тележка на рельсовой дороге. Однако путешествие на дикой скорости было значительно дольше.
  
  - Это самые низкие уровни нашего банка. Здесь находятся сейфы с наибольшей защитой. Нас же интересует зал с артефактом Вашего предка, мистер Поттер.
  
  - Моего предка?
  
  - Совершенно верно. Когда единственная дочь последнего лорда Певерелл Жаклин вышла за Вашего предка Грэгори Поттера, то в Вашем роду впервые объединили некромантию и артефакторику. Грэгори Поттер со своим тестем решили создать нечто, что заставило бы увековечить их имена перед всеми будущими потомками. На что способен этот артефакт в полной мере, нам не известно. Мы пользуемся лишь одним из его многочисленных свойств, а именно восстановлением полной родословной магического рода или семьи. Кто же лучше всех сможет предоставить Вам полный список Ваших умерших предков, как не сама Вечная Леди? Однако с какой именно целью он был создан, мы так и не смогли узнать. Когда последний лорд Певерелл предоставил нам в аренду этот артефакт, то он пользовался огромной популярностью среди маглорождённых волшебников, желающих узнать о своём наследии. А пока, прошу в ритуальный зал.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Главный ритуальный зал.
   Гоблин щёлкнул пальцами и вдоль стен загорелись факелы. Перед Гарри и Гермионой предстал величественный круглый зал, стены которого были покрыты огромным количеством защитных рун.
  
  - Да, здесь, наверное, от стены до стены не менее ста метров! - восхитился Гарри.
  
  - Сто двадцать два метра в диаметре, мистер Поттер, - с гордостью сказал старый гоблин, - и обратите внимание, этот зал - естественное природное образование.
  
   В центре зала стоял алтарь, по виду из белого мрамора. Подойдя к алтарю, Гарри заметил, что белый камень размером два на полтора метра и высотой в метр был исписан древними символами, однако к рунам они не имели никакого отношения. Мелкие символы шли друг за другом в странном порядке. Из мелких символов образовывались более крупные, а они плавно переходили в ещё более крупные надписи.
  
  - Гермиона, ты знаешь, что это за руны?
  
   Гермиона удивлённо посмотрела на Гарри, затем на алтарь и вновь на своего друга.
  
  - Гарри, здесь нет никаких рун.
  
  - Ну, я уже понял, что это не руны, - задумчиво пробурчал Гарри, - но что это за символы?
  
  - Гарри, прекращай меня разыгрывать. Здесь нет никаких символов, это просто белый мрамор, - увидев скривившееся лицо Кровазуба, тут же уточнила, - ну, я хочу сказать, что это не просто белый мрамор, но здесь нет никаких надписей.
  
   Видя удивлённое лицо Поттера, Кровазуб сказал:
  
  - Похоже, некроманты вновь стали возвращаться в Магическую Англию, и нет, мисс Грейнджер, мистер Поттер Вас не разыгрывает. Просто некроманты видят мир, а точнее, воспринимают его несколько по-другому. Что вы видите, мистер Поттер?
  
  - Символы, но не руны, хотя очень на них похожи. Эти символы написаны по-другому: поменьше, а те, в свою очередь, тоже состоят из более мелких символов. Удивительно. Интересный получается эффект, - Гарри обошёл алтарь, - весь алтарь буквально усыпан символами. Если чуть отойти и посмотреть на всю запись в целом, то в центре каждой из сторон надписи словно выдавливают некую геометрическую фигуру.
  
  -Сейчас догадаюсь, мистер Поттер, - сказал довольный Кровазуб, - треугольник, в нём круг, а в нём палочка?
  
  - Точно!
  
  - Это символы Даров Смерти. Бузиновая палочка или, как её ещё называют, Старшая палочка. Воскрешающий камень и мантия невидимка. Ну что же, мистер Поттер, если вы решите развить свой родовой дар, то наш банк готов обсудить с Вами условия о Вашем найме, а пока давайте займёмся тем, ради чего мы сюда пришли.
  
   Кровазуб аккуратно поставил золотой кубок в центре алтаря и рядом положил развёрнутый белоснежный свиток. Вдруг Гарри почувствовал какую-то неправильность и, подойдя к алтарю, слегка передвинул кубок и свиток. Однако вместо возмущения старый гоблин удивлённо посмотрел на положение предметов, а затем кивнул и с почтением проскрипел:
  
  - Как скажете, мистер Поттер.
  Примечание к части
  Знаете, когда я закончил писать очередную коротенькую главу, Муза вновь начала меня пинать и кричать, что я изверг. Вообщем, она с кровью вырвала мою следующую главу. Читайте.
  
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Ритуал.
  - Мистер Поттер, вы должны...
  
  - Нет, первая ритуал пройдёт Гермиона. Мне очень интересно, кто осмелился подливать моей невесте любовные зелья.
  
  - Как скажете, мистер Поттер. Мисс Грейнджер, прошу встать здесь. Возьмите ритуальный кинжал и надрежьте ладонь, но не очень сильно. Подождите, Вы не дослушали. Ваша задача наполнить кубок хотя бы до середины. Но чем больше, тем лучше. От количества крови зависит то, насколько далеко Вы заглянете в прошлое. Не прикасайтесь к кубку во время ритуала. И самое главное. Ни единая капля Вашей крови не должна коснуться алтаря! Вы слышите? Ни единая!
  
  - А что будет, если... - Гермиона с подозрением посмотрела на мраморный алтарь.
  
  - Вариантов полно, - кровожадно оскалился гоблин.
  
  - Алтарь может посчитать, что Вы пытаетесь его подчинить, и тогда он уничтожит Вас. Учтите, алтарь принадлежит роду некромантов, так что умирать Вы будете долго и очень больно. Возможно, алтарь воспримет Ваши действия, как добровольную жертву. В лучшем случае он вытянет из Вас всю магическую силу и Вы станете сквибом. В худшем - он вытянет не только всю жизненную силу, но и душу.
  
  - Да, но...
  
  - А Вы думали, почему Министерство магии сумело сделать так, что данный ритуал стал столь непопулярен среди маглорождённых? - ещё одна кровожадная улыбка на лице гоблина. - Были прецеденты. Приступайте.
  
   Строго следуя инструкциям, Гермиона наполнила кубок своей кровью почти полностью. Гоблин одобрительно качнул головой и, пробормотав заклятие известное ему одному, аккуратно вылил бурлящую кровь в центр пергамента.
  
   Гарри с интересом наблюдал, как выливающаяся кровь впиталась в пергамент с такой скоростью, словно она ухнула в бездну. Вдруг руны на алтаре вспыхнули и погасли, а на пергаменте стали проявляться строчки, написанные кровью.
  
   Гоблин осторожно взял пергамент и, начав читать, застыл каменным изваянием. Медленно переведя взгляд на Гермиону, он вновь вернулся к пергаменту, и так несколько раз.
  
  - Мастер Кровазуб, - начал Гарри, - у Вас такой вид, словно Вы увидели призрака. И прекратите так смотреть на мою невесту. - Гарри подошёл к Гермионне и, взяв её за ладонь, нежно улыбнулся ей.
  
  - Призрака? - вернулся из прострации гоблин. - Аааа... - понимающе сказал гоблин, - нет, что Вы. Это слишком слабо сказано, - гоблин словно на ходулях подошёл к нервничающей девушке и с почтением поклонившись, сказал. - С возвращением в наш мир, Леди Моргана. С возвращением в наш мир.
  
  - Эээ? - сказала Гермиона, но гоблин уже протянул ей свиток, и они вместе с Гарри стали вчитываться в кровавые строчки.
  
  Леди Гермиона Джейн Грейнджер Моргана Ла Фей. (Сидх. Пробудившаяся Спящая Душа.)
  
  - Я так и знал, что ты у меня чистокровная. - Гарри искренне радовался за свою невесту, но увидев печальный взгляд гоблина спросил. - Что?
  
  - Я боюсь, что у Вас проблемы, мистер Поттер. Причём у вас обоих.
  
  - То есть?
  
  - Леди Моргана, в смысле, Леди Моргана времён Мерлина, не была человеком.
  
   Гермиона задумчиво посмотрела на Кровазуба и сказала:
  
  - Я читала, что есть мнение, то есть согласно легендам, Моргана была сидхом.
  
  - Леди Моргана, - неодобрительно поправил девушку гоблин, - Ваша мама была Леди, и никак иначе.
  
  -Леди Моргана, - повторила Гермиона, - но, минутку, что значит мама?
  
  - Ритуал "Спящая Душа" проводится только над родившимся ребёнком. У Вашей матери не было возможности поступить иначе, Вы были в смертельной опасности. Ритуал "Спящая Душа" имеет ещё одно название: "Ритуал Двоедушия". Во всяком случае, так его называли друиды, у которых в своё время он был весьма популярен. Смысл ритуала в следующем. Душа рождённого ребёнка изымается из тела и перемещается в живой объект, например в девушку. Девушка живёт своей жизнью, в то время, как в ней живёт ещё одна душа. Это что-то вроде отсроченной беременности. Спустя определённое количество поколений, душа просыпается и, при новом зачатии ребёнка, занимает своё законное место.
  
   Видя растерянное лицо девушки Кровазуб поспешил её успокоить:
  
  - Вам незачем так расстраиваться. Никто не требует от Вас отказываться от своей биологической семьи. Просто у Вас появилась ещё одна мама.
  
   Гермиона вновь посмотрела на пергамент
  
  Мать Моргана Ла Фэй (Сидх. ----)
  Отец Мирддин Эммрис (Полукровка. Мёртв. Родословная отсутствует.)
  
  - Мой отец Мирддин Эммрис, в смысле Мерлин?
  
  - А я всё думал, в кого ты такая умная пошла, - попытался пошутить Гарри, - ну с таким папой.
  
  - Я бы сказал, что в маму, - проскрипел Кровазум, - Мерлин был по-настоящему силён, но он не отличался наличием мозгов, он был интуитивным магом. Подобных ему больше не рождалось. А вот Леди Моргана была ментальным магом просто поразительной силы.
  
  - Ментальным... - начал Гарри.
  
  - Маг разума, если Вам так удобней, - закончил Кровазуб.
  
  Магический опекун Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор согласно добровольно подписанного договора за 1 Июля 1991 года.
  Жених Рональд Билиус Уизли (Чистокровный. Предатель крови.)
  
  - Какого чёрта? - хором прокричали Гарри и Гермиона.
  
  - Коснитесь пояснений о мистере Уизли своей волшебной палочкой. Это поможет получить более подробную информацию.
  
   После соприкосновения палочки с пергаментом рядом с именем Уизли появилась рамка:
  
  "Брачный договор заключён между семьёй Уизли и Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором, магическим опекуном Гермионы Джейн Грейнджер на время школьного обучения согласно добровольно подписанного ею договора от 1 июля 1991 года"
  
  - Да я им яйца оторву и сожрать заставлю! Да я им глаз на жопу натяну и моргать заставлю! Да я этого Рона голым раком свяжу и акромантулам отдам.
  
  - Леди не должны так выражаться, - гоблин постарался утихомирить разбушевавшуюся девушку, - но мне нравится, в каком направлении Вы мыслите. - Затем гоблин устало вздохнул и потёр свой лоб.
  
  - Это будет очень, очень, очень долгий разговор, наследница леди Ла Фэй. Но будет лучше, если мы с Вами скроем факт Вашего возвращения в магический мир. Даже от гоблинов. Да, - задумчиво сказал Кровазуб, - в особенности от гоблинов.
  
   Посмотрев, как его сверлит взглядом Поттер, Кровазуб проворчал:
  
  - Я уже стар, мистер Поттер. Если я и веду лекции, то предпочитаю делать это, сидя в удобном кресле в своём кабинете. Ваша очередь пройти ритуал, и затем мы подробно разберёмся во всех вопросах. И да, наследница рода Ла Фэй. Настоятельно рекомендую Вам не распространяться о своём наследии. Вы мисс Грейнджер, запомнили?
  
  - Но разве в письмах не будет...
  
  - Нет, мисс Грейнджер. Во всяком случае до тех пор, пока Вы не примете наследие, что до Вашего совершеннолетия я Вам крайне не рекомендую.
  
   Получив утвердительный кивок, гоблин вновь приступил к ритуалу. Спустя десять минут гоблин передал Гарри свиток о магическом наследии его рода. Два молодых волшебника и один гоблин склонились над ним.
  
  Гаррольд Джеймс Поттер. (Чистокровный.)
  Отец. Джеймс Чарльз Поттер. (Чистокровный. Предатель крови. Мёртв. Родословная прилагается.)
  
  - Мой отец был Предателем крови?
  
  - Я расскажу Вам об этом позже. Не здесь. Но меня радует, что Вы избежали этой участи. Значит, - гоблин задумчиво забубнил себе под нос, - у Вашей матери получилось задуманное, а возможно здесь сыграло Ваше наследие. Нет, наследие здесь ни при чём, - вдруг гоблин выпрямился и торжественно сказал, - в любом случае, теперь Вы можете претендовать на титулы Лордов Ваших предков. Искренне поздравляю Вас.
  
  - Но как получилось, что мой отец...
  
  - Позже.
  
  Мать. Лилли Поттер, в девичестве Слизерин. (Чистокровная. Мертва. Родословная прилагается)
  Бывший магический крёстный - Сириус Блэк.(Чистокровный. Передал права магического опекуна Руберусу Хагриду. За пренебрежение обязанностями, Магией лишён прав крёстного отца).
  
  - Но почему Магия лишила Сириуса статуса моего крёстного отца?
  
  - Коснитесь своей волшебной палочкой строчку, где сказано о лишении Вашего бывшего крёстного своего статуса, - проскрипел гоблин.
  
   При прикосновении строчки раздвинулись и в образовавшемся окне появилось дополнение. Кровазуб прочитал пояснение и хмыкнул.
  
  - Странно, мистер Поттер. По всем правилам Сириус Блэк должен был лишиться своей магии в день, когда погибли Ваши родители, а точнее в тот момент, когда он добровольно передал Вас Хагриду, а вместе с Вами и права опекунства. Однако, этого не произошло. Следовательно, Сириус Блэк отдал Вас не по своей воле. Скорее всего, у него в сознании сработала закладка, установленная магом разума при помощи легилименции, и во время передачи Вас Хагриду он просто не понимал, что делает. Да и во время своего суда он вёл себя крайне неадекватно.
  
  - То есть?
  
  - Что-то вроде гипнотического внушения. Маг не осознаёт, что делает. Действует как робот, если Вам так будет понятней.
  
  - Вы знаете о роботах?
  
  - В отличие от волшебников, наш народ очень внимательно следит за магловскими достижениями в науке и технике.
  
  - Весьма предусмотрительно. А маги, владеющие легилименцией в магической Англии... - сказал Гарри
  
  - Подобного уровня? Только Альбус Дамблдор и Волан-де-Морт, - закончил Кровазуб.
  
  - Но ведь Магия всё равно наказала Сириуса, за что?
  
  - Правильно заданный вопрос - это половина правильного ответа, мистер Поттер. Как давно Сириус Блэк находится на свободе?
  
  - Больше года, - задумчиво сказал Гарри.
  
  - И он сразу же забрал Вас к себе жить и начал о Вас заботиться? - ехидно спросил гоблин.
  
  - Но он не может. Он же в розыске?! - возмущённо прокричал Гарри.
  
  - Да неужели? - взъярился старый гоблин. - А вот Магия так не считает и, уж поверьте мне, раз она вынесла наказание, то у Сириуса Блэка была возможность позаботиться о Вас.
  
  - Он посчитал, что с ним я буду в опасности, - растерянно пробурчал Гарри.
  
  - Не опасней, чем жизнь с Вашими так называемыми родственниками, - припечатал Кровазуб. - Уж себя-то можете не обманывать, с кем бы Вы хотели жить, и где бы Вам было лучше. В любом случае от потери Сириусом Блэком статуса Вашего крёстного отца Вы больше приобретаете, чем теряете.
  
  - Что Вы...
  
  - Позже. Я всё объясню Вам позже.
  
   Гарри растерянно вернулся к пергаменту.
  
  Бывший магический опекун - Сириус Блэк. (За пренебрежение обязанностями, Магией лишён прав магического опекуна)
  Крёстная - Алиса Лонгботтом. (Чистокровная. Недееспособна. За пренебрежение обязанностями, Магией лишена прав магического опекуна).
  
  - Похоже, до своего одиннадцатилетия Вы вообще жили без магического опекуна, - лицо Кровазуба перекосило от отвращения. - Волшебники! - выплюнул гоблин. - Во всём своём великолепии.
  
  Магическая невеста - Гермиона Грейнджер. (Чистокровная).
  Невеста по контракту - Джинни Уизли (Чистокровная. Предатель крови).
  
  - Не поняла, а Джинни здесь откуда вылезла? - возмущению Гермионы не было предела.
  
  - У меня такое чувство, что Дамблдор решил позаботиться и о моём будущем, - и, посмотрев на возмущённое лицо Гермионы, добавил, - ради всеобщего блага, разумеется, - на что Гермиона лишь фыркнула. - Ну-ка, посмотрим. - Гарри приложил палочку к имени Джинни, и тут же возле её имени появилась рамочка с разъяснением.
  
  "Брачный договор заключён между семьёй Уизли и Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором опекуном Гарри Поттера на время школьного обучения согласно добровольно подписанного им договора за 31 июня 1991 года"
  
  - Надеюсь, Вы понимаете, мистер Поттер, что взяв в жёны эту ... хм ... девушку, ваш Род получит вместе с ней и печать Предателя крови?
  
  - Разумеется, мастер Кровазуб. Однако этого никогда не будет.
  
  - Вы недооцениваете власть Вашего магического опекуна, мистер Поттер. До своего совершеннолетия Вы ПРИНАДЛЕЖИТЕ Альбусу Дамблдору, и Вашего мнения никто не будет спрашивать. Ваша свадьба может состоятся в любой момент. Его власть над Вами просто абсолютная. Даже прямое Ваше убийство не навредит ему, не говоря об участии в похищении магических сил Рода. Магический откат получит не он, а Хогвартс.
  
   Гарри вновь вернулся к свитку.
  
  Доступ к Родовому источнику Поттеров закрыт. (Необходим ритуал входа наследника рода)
  Доступ к Родовому источнику Певереллов частично открыт. (Необходим ритуал входа наследника рода).
  
  - Очевидно, Ваша жизнь у маглов заставила Вас подсознательно тянуться к Родовой магии, а учитывая, что Вы в основном испытывали боль, то на Ваш зов откликнулась именно магия Певереллов.
  
  Доступ к Родовому источнику Слизеринов закрыт. (Необходим ритуал входа наследника рода)
  Ограничители на магическое ядро (Установлены Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором).
  
  - А вот это для Вас смертный приговор. Если не снять ограничители, то в день Вашего совершеннолетия магия вырвется на волю, и Вас просто разорвёт на куски. Как я уже говорил, Дамблдор убирает своих недругов чужими руками.
  
  - Но зачем ему это? - взвилась Гермиона.
  
  - У меня есть версия, но об этом мы также поговорим позже и, если я прав, то причина более чем существенная.
  
  Родовые дары Поттеров:
  -Артефакторика (Заблокирован Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором)
  -Трансфигурация (Заблокирован Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором)
  -Чары (Заблокирован Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором)
  
  Родовые дары Певереллов:
  -Некромантия (Частично заблокирован Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором)
  
  - Кто бы сомневался, - прорычал гоблин.
  
  Лорд Смерть. (Пройдена частичная инициация через поглощение крестража).
  
  - Как интересно! - довольно пророкотал старый гоблин, прочитав надпись. - Если об этом узнает Дамблдор, то он повесится на собственной бороде, - злорадство гоблина можно было потрогать даже рукой. Вдруг радость у гоблина резко сменилась обеспокоенностью, и он внимательно посмотрел на Гарри. - Хотя скорее Дамблдор не будет дожидаться Вашего совершеннолетия и своей бородой задушит Вас собственноручно, наследник рода Певереллов и Вас, мисс Грейнджер, как его невесту, да и закопает потихоньку, от греха подальше. Но нет, - продолжал размышлять старый гоблин, - не его метод. Он предпочитает действовать чужими руками. Да, наследник рода Певереллов, воистину скажи, кто твой враг, и я скажу кто ты. Никто из Ваших предков не мог похвастаться таким количеством смертельных врагов. В особенности врагами с подобной силой.
  
  - А что это ... - начал спрашивать Гарри.
  
  - Позже, наследник рода Певереллов, - торжественно сказал Кровазуб, - позже я Вам всё подробно объясню.
  
  - Да что же это такое? - взревел Гарри.
  
  - У Вас потрясающая выдержка, наследник рода Певереллов. Я бы на Вашем месте схватился за секиру значительно раньше и вытряс все интересующие меня ответы с превеликим удовольствием, - кровожадный оскал мгновенно охладил пыл Гарри.
  
  Родовые дары Слизеринов:
  -Зельеваренье (Заблокирован Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором)
  -Парселтанг (Активен)
  -Магические вассалы рода Поттеров (Доступ к информации закрыт до совершеннолетия)
  -Магические вассалы рода Слизерин (Доступ к информации закрыт до совершеннолетия)
  -Магические вассалы рода Певереллов (Доступ к информации закрыт до совершеннолетия)
  
  Долг жизни перед родом Поттеров.
  
   Гарри и Гермиона увидели полный список студентов и профессоров Хогвартса. Однако на первом месте числились Северус Снейп, Джинни Уизли и Габриэль Делакур.
  
  - Гермиона, смотри, Снейп и Джинни должны мне дважды.
  
  - Мистер Кровазуб, а почему имена моего отца, Снейпа, Джинни и её братьев обведены чёрной рамкой?
  
  - Чёрная рамка символизирует печать Предателя крови, мистер Поттер. Меня всегда удивляло, почему у столь талантливого зельевара получаются зелья со столь отвратительным вкусом? Были у меня подозрения насчёт мастера Снейпа. Теперь они подтвердились. Если бы Вы попробовали зелья из больницы Святого Мунго, то поняли бы насколько очевидна разница вкуса того, что варят там, и того, что варит Ваш профессор. А ведь для столь опытного мастера не проблема сотворить или изменить зелья так, чтобы у него был любой, подчёркиваю, любой нужный для зельевара вкус. Однако теперь он при всём своём желании не сможет сотворить зелья с приятным вкусом. Печать Предателя крови ему этого не позволит, во всяком случае до тех пор, пока он её не снимет.
  
  - А как ещё проявляет себя печать? - спросила Гермиона.
  
  - В случае отсутствия магических даров сильное ослабление или полная потеря магических сил. В данном случае - его будущие дети, скорее всего, лишатся магических даров, так как первый удар наносится именно по дарам. Так же будет наблюдаться резкое понижение моральных качеств мага. Об этом знают все волшебники, и это главная причина столь брезгливого отношения к Предателям крови.
  
  - Снейп любит издеваться над детьми, - начал перечислять Гарри, - Рон до ужаса завистлив и жаден, постоянно лезет скандалить со слизеринцами. Близнецы своими шалостями ставят под угрозу здоровье студентов школы, совершенно не задумываясь о последствиях. И это только первое, что приходит в голову.
  
  - А Перси? - задумчиво спросила Гермиона.
  
  - Гордыня. Его даже братья терпеть не могут.
  
   Гермиона согласно кивнула головой.
  
  - Так же Предатели крови будут обречены жить в нищете. Деньги в их руках просто не будут задерживаться, - дополнил Кровазуб.
  
  - Это объясняет, почему Снейп не уходит из ненавистной ему школы. Дамблдор выделяет ему ингредиенты за счёт школы, - задумчиво сказала Гермиона. - В противном случае, ему просто не на что было бы купить их.
  
  - Ну, про Уизли мы слышали, но про Снейпа узнал впервые. - Гарри с любопытством посмотрел на поверенного своего Рода.
  
  - Прошу Вас, наследник рода Певереллов, приложите кончик своей палочки к имени интересующего должника. Шансов практически нет, но если это было связанно с Вашим родом, то вы узнаете причину столь сурового наказания Магией Вашего должника.
  
   Стоило Гарри прикоснутся к имени Снейпа, как под удивленным взглядом гоблина появилась дополнительная рамка, в которой было написано:
  
  "Северус Снейп. Мастер Зельеваренья. Обрёл Долг жизни перед Джеймсом Чарльзом Поттером в 1978 году. За соучастие в убийстве Джеймса Чарльза Поттера и его супруги, а также за соучастие в попытке убийства его потомка, Гаррольда Джеймса Поттера в 1981 году, наказан Магией печатью Предателя крови. За неоднократное изготовление зелий с целью навредить потомку Джеймса Чарльза Поттера, Гаррольду Джеймсу Поттеру, наказан Магией невозможностью снятия печати Предателя крови".
  
   Глаза Гарри вспыхнули призрачным зелёным светом. По залу вновь стала расползаться столь хорошо известная Гермионе аура страха и разложения. От стихийного выброса магии Кровазуб перелетел через ползала и существенно приложился об стену. Соприкоснувшись со столь разрушительной аурой, Гермиона не то, что не получила вред для своего здоровья, но даже не почувствовала для себя угрозы. Очевидно, мадам Максим была права. Магия знала кого обручила, и теперь ни аура, ни сила Гарри не навредят его невесте. Гоблин, взглянув на молодого некроманта, стремительно активировал все защитные артефакты на своём теле. Если обычному некроманту ещё можно было попытаться подороже продать свою жизнь, то потомку Певереллов, пусть и не обученному, чей род благословила сама Вечная Леди, противопоставить было практически нечего. Как бы ни был умён и опытен муравей, для силы носорога это не существенно. Но больше всего мастера кровной магии пугали глаза юного некроманта. Светящиеся призрачным зелёным светом глаза обещали полное развоплощение души тому, на кого будет обращён его взор. К огромному облегчения гоблина, Поттер смотрел не на него, а на имя в свитке.
  
  - СНЕЙП! - рык Гарри эхом отразился от стен Большого Ритуального зала, словно гром приближающейся бури.
  
   Желая справиться со своими эмоциями, Гарри изо всех сил схватился за края ритуального камня. Из-за силы сжатия, острые края алтаря, как лезвия кинжала, разрезали ладони на руках, и кровь вновь потекла на алтарь. Его светящиеся глаза заполнил призрачный зелёный туман. Вместе с кровью энергия страдания и боли била из молодого волшебника с огромной силой через порезы на ладонях. Однако Гарри даже не думал убрать руки от алтаря. Он держался за наследие далёких предков, как утопающий за спасательный круг, от чего порезы на ладонях стали лишь глубже. Но несмотря на то, что кровь стала течь ещё активнее, ни капли алой жидкости так и не достигло пола. Алтарь словно губка, жадно впитывал каждую каплю крови наследника рода Певереллов. Гарри чувствовал, что его ярости достаточно, чтобы утопить в крови половину мира, и это станет только началом его возмездия. Энергия бурным потоком вливалась в каменный алтарь и тут же возвращалась из алтаря обратно к своему обладателю. Окружённый смерчем из тёмной энергии белый мрамор стал стремительно краснеть, а затем и чернеть. Магические руны светились ярко-багровым светом. Всего спустя пять минут на глазах вспотевшего гоблина мрамор алтаря из белого цвета стал абсолютно чёрным. Однако процесс насыщения алтаря даже не думал прекращаться. Артефакт получил то, чего желал уже очень давно. Последний лорд Певереллов наложил на алтарь ограничения, оставив лишь один процент его возможностей, но и этого ему показалась мало. Он построил самую настоящую дамбу между связью алтарь-магический источник в загробном мире. Причина была непонятна, но своими действиями он почти разорвал эту связь. И вот магический выброс, полный боли и отчаянья, сделал то, что не смогли бы сделать и тысячи самых изощрённый жертвоприношений из-под рук опытного некроманта, ибо никакая физическая боль не даст столько некроэнергии, сколько будет энергии от боли душевной. Спустя ещё несколько минут из-за потери крови Гарри стал приходить в себя. Сам камень уже невозможно было рассмотреть. Плотина была разрушена окончательно. Теперь Алтарь Смерти вновь напоминал чёрную кляксу, в которой безвозвратно тонет свет так, что его практически невозможно рассмотреть. Лишь по горящим алым рунам можно было определить форму алтаря. Гермиона аккуратно положила свою ладонь на руку парня и сказала:
  
  - Гарри, какой бы путь ты ни выбрал, знай, я всегда поддержу тебя.
  
   Гарри посмотрел на свою невесту и не увидел в ней ни капли страха или сомнений. Она не боялась его и принимала его таким, какой он есть. Зелёный туман по-прежнему вытекал из его светящихся глаз, а энергетический вихрь и не думал успокаиваться.
  
  - Гарри, пойдём отсюда. - Гермиона попыталась взять его за ладонь, но не смогла. Вначале ей показалось, что его ладони словно приклеились к краю алтаря, однако она быстро поняла, что из-за напряжения его руки просто свело судорогой. Желая помочь Гарри оторвать его ладони от камня, она случайно порезалась о край камня, и вот уже её капли крови падают на алтарь. Вспышка магии.
  
  - Ты звал меня, потомок?
  
   Спустя секунды зал наполнился холодом. В отблесках факелов в тумане стала проявляться стройная женская фигура. Постепенно стали видны очертания белого платья. На плечах проявилась точная копия мантии невидимки, которую Гарри хранил в сундуке. Однако накинутый на лицо капюшон не позволял рассмотреть лицо столь необычной посетительницы. Вдруг Гарри и Гермиона почувствовали, что незнакомка внимательно рассматривает их.
  
  - Я услышала, - неожиданно старый гоблин узнал гостью, но не решился приблизится к ней. Незнакомка, почувствовав внимание со стороны, оторвала свой взгляд от молодых людей и посмотрела на гоблина.
  
   Гоблин с достоинством опустился на колено и поклонившись прошептал:
  
  - Госпожа.
  
   Незнакомка кивнула старому гоблину и вновь перевела свой взор на молодых.
  
  - Давно Вы не звали меня.
  
   Гарри и Гермиона чувствовали, как в венах замерзает кровь. Их мышцы свело судорогой и начало останавливаться сердце. Спустя минуту, которая длились вечность, когда сознание заволокло туманом, и они начали терять сознание, придя к какому-то своему решению, незнакомка положительно кивнув головой и, полыхнув ледяной стужей, сказала:
  
  - Достойный выбор, потомок. Благословляю ваш союз.
  
   Незнакомка исчезла, а вслед за ней и туман. Но тут они почувствовали присутствие иного внимания. Непонятная волна прошла сквозь тела и души молодой пары, но при этом не торопилась покидать их. У Гарри и Гермионы возникло ощущение, что их души сжимают и растягивают, перекручивают и выворачивают наизнанку. Перед его глазами промчалась вся жизнь с эпизодами, которые он не помнил. Некая сила вскрывала его заблокированную память, без стеснения изучая события и его чувства.
  
  - Сестра? - голос первой гостьи был явно удивлён.
  
  Вот Гарри в очередной раз сбегает от ненавистных родственников, но вновь его ловит одноглазый незнакомец с огромным искусственным глазом и деревянной ногой. Вот опять его возвращают обратно к Дурслям. Вот приходит Дамблдор и о чём-то говорит с тётей Петуньей и дядей Верноном. Затем он подходит к нему, улыбаясь взмахивает прутиком и говорит "Обливиейт".
  
  - Сестра, - голос, благословивший их союз, был едва слышен на краю сознания.
  
  Неоднократные жалобы в школе учителям, соседям, в полицию, в социальные службы. Затем начинались разбирательства с его родственниками. Снова дядя Вернон кричит: "Ты опять за старое, маленькое ничтожество!". Очередное избиение, чулан, приход Дамблдора и "Обливиейт".
  
  - Сестра! - сила всё глубже проникает в воспалённый мозг.
  
  На следующей неделе после выхода из чулана происходило чудо. В школе, соседи, полиция и социальные службы волшебным образом забыли о его жалобах. Да и спросить он ничего не мог, так как сам ничего не помнил. Унижение за унижением, избиение за избиением, обливейт за обливейтом. И каждый раз снисходительная улыбка старика с синими глазами и колокольчиками на бороде.
  
  - Сестра! - голос стал набирать силу.
  
  Крики: "Мы выбьем из тебя эту дурь". И боль из-за избиения от взбешённого дяди Вернона. Случайный выброс магии и вот расплата, сломанные кости и рёбра. Бесконечный багровый туман боли в долгие дни беспамятства запертым в чулане. Когда сил бороться с болью уже не оставалось, и он начинал умирать, вновь приходил Дамблдор и занимался его лечением. Вновь "Обливиейт", но теперь не только на него, но и на его "любимых" родственников.
  
  
  - Сестра, полегче, - в голосе явно была обеспокоенность.
  
  И вновь всё идёт по кругу. Не раз ему приходили мысли о самоубийстве, но белобородый старец тщательно просеивал его сознание и память. Очередной "Обливиейт", и добро пожаловать обратно в царство боли и унижения.
  
  - Я СКАЗАЛА ПОЛЕГЧЕ, СЕСТРА, ОН МОЙ ПОТОМОК! - впервые Гарри ощутил в чужом голосе столько же бешенства и ярости, сколько он ощущал всего несколько минут назад, а сквозь весь магический банк ударил арктический холод.
  
   Вновь по залу разнёсся голос второй гостьи, пронзающий саму суть молодых волшебников.
  
  - Не это было уготовлено мной, но отныне выбор только за тобой, Лорд Смерть. Достойны!
  
  - Сёстры?- магическая мощь словно цунами прошла сквозь души молодых волшебников, и вот уже третья сила почтила Ритуальный зал своим присутствием.
  
  - Какой бы выбор ты ни сделал, - весь зал трясло от голоса третьей гостьи, наполненный силой, - мы его примем. Решать тебе, молодой Лорд Смерть.
  
   Сила магического удара была столь высока, что гоблин едва не лишился сознания. Однако, если гоблин получил лишь отголоски от сокрушительного удара, то основной магический удар был направлен на молодую пару, где большую часть на себя принял артефакт. Если бы Гарри и Гермиона не держались за ритуальный камень и не были окружены смерчем из тёмной энергии, то их бы просто снесло с места и размазало по стене. Было видно, что от его силы стены зала едва устояли и с потолка посыпалась пыль. У Гарри и Гермионы возникло ощущение, что в них на полной скорости врезался скоростной экспресс, а затем их бросили в жерло вулкана. По венам полился всепоглощающий огонь и вот теперь-то и пришла настоящая Боль. Лишь затихающее сознание мельком услышало:
  
  - Достойны!- а затем наступила темнота.
  Примечание к части
  Мне нужна была раса для моего фанфика, и по многим факторам сидхи наиболее подходят мне для задуманного. Считайте, что это каприз автора.
  Сидхи - волшебные существа которые живут и дышат магией. Им доступны такие виды энергии, о которых многие магические создания даже не догадываются. И это накладывает на поведение сидхов огромный отпечаток. Они думают и действуют совершенно не логично по мнению многих магических рас. В связи с этим ходят слухи, что сидхи пришли вообще из другой Вселенной.
  
  Эта Муза!.. Вообщем, после неё я, окровавленный, лежу на полу и думаю: за что мне такое счастье?
  
  Два часа спустя.
  
  Муза подняла меня с пола, обработала ссадины и извинилась. Весьма своеобразно извинилась. ОНА В КАЧЕСТВЕ ИЗВИНЕНИЯ РАССКАЗАЛА, ЧТО ТАМ ДАЛЬШЕ! НЕ, Я РЕАЛЬНО С НЕЙ ПОСЕДЕЮ, ТАМ ТАКОЕ.... Ну, в общем, дальше держитесь!
  __________________
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Наследие.
  - Лорд Певерелл. - Гарри плавал в тумане и не стремился из него выныривать. - Лорд Певерелл! - чей-то скрипучий голос бился на задворках сознания, раздражая его спокойное состояние. - Лорд Певерелл! - да где же этот лорд Певерелл и какого хрена он не отвечает, тут люди спят, - ну, ты сам напросился, лорд Певерелл. - Гарри был полностью солидарен в возможных действиях против этого... Вдруг ослепительная вспышка боли от пощёчины, и вот Гарри, открыв глаза, видит свою руку, в чьей хватке задыхается Кровазуб.
  
  - Ооо, мастер Кровазуб, - Гарри поспешил отпустить задыхающегося гоблина, - извините, я не нарочно.
  
   Вдохнув воздух и, на всякий случай отодвинувшись от Гарри, гоблин прохрипел:
  
  - Да, лорд Певерелл, дать бы Вам по шее, да только после этого прямо-таки и помирать будет страшно. Да, кстати, поздравляю со вступлением в наследие, лорд Певерелл.
  
  - Гермиона! - Гарри вскочил, однако пол предательски покачнулся и Гарри вновь плюхнулся на пол.
  
  - Не дёргайтесь, лорд Певерелл, всё с Вашей женой в порядке.
  
   Однако Гарри уже активно на четвереньках подбирался к Гермионе, которая сидела прислонившись спиной к ритуальному камню.
  
  - Я в порядке, - выдавила из себя девушка.
  
   Гарри сел рядом и взял её за ладонь.
  
  - Я бы предложил Вам укрепляющего зелья, но, во-первых, будет лучше, если Вы восстановитесь за счёт Вашего родового алтаря, - скрипнул гоблин.
  
  - А, во-вторых? - не удержалась Гермиона.
  
  - А, во-вторых, мне самому нужнее, - проворчал Кровазуб, поспешно выпив зелья из пузырька (пока не отобрали), гоблин продолжил ворчать. - И на кой ляд Вы решили связать себя брачными узами? Да ещё и Вечную Леди пригласили?
  
   Насладившись физиономиями молодожёнов, Кровазуб продолжил:
  
  - Нет, я конечно знаю, что некроманты на голову ушиблены и всё у Вас не слава Богу, но моя-то голова тут при чём? Ооо!
  
   От неосторожного движения на весь зал раздался смачный хруст спины.
  
  - О великий жертвенный нож! Моя спина! Ух. Как же Вы меня об стену приложили, лорд Певерелл.
  
  - Простите мастер Крова... стоп! Какие брачные узы? Какая Вечна...
  
  - Помолчите, лорд Певерелл, - взмолился гоблин, - у меня из-за Вас башка трещит.
  
   - Мастер Кровазуб, - начала Гермиона, - а кто это...
  
  - Леди Певерелл Ла Фэй. Умоляю. Мне определённо надо выпить своей настойки. Той самой. Заслужил, - лицо гоблина вновь перекосило от боли. - О... - гоблин обхватил руками голову и, покачиваясь из стороны в сторону, выдал. - Как же у меня трещит башка.
  
   Спустя пять минут Кровазуб аккуратно встал и, пошатываясь, дошёл до ближайшей стены. Облокотившись рукой, он с подозрением, граничавшим с ненавистью, посмотрел на дверь выхода, до которой было не менее двадцати метров. Некоторое время гоблин отчаянно обдумывал какую-то сложную задачу. Затем он разочарованно выдохнул и усевшись у стены сказал:
  
  - Не сейчас. Слишком, слишком, слишком далеко.
  Примечание к части
  Как я сейчас понимаю этого гоблина, прям родственная душа!
  
  Попробую выложить ещё одну главу. Но у меня интернет, самка собаки, глючит!
  
  _____________________
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Кабинет Кровазуба.
   Усевшись за свой стол, Кровазуб посмотрел на шкатулку со светящимся рубином на резной крышке. Открыв шкатулку, он достал несколько пергаментов. Бегло прочитав, брезгливо хмыкнул и, написав несколько слов на кусочке пергамента, положил его в шкатулку. Нажав на драгоценный камень, расположенный на крышке шкатулки, гоблин сказал:
  
  - Ну и шороху же Вы навели, молодые люди, но я запретил кому бы то ни было тревожить нас. Я также отправил сообщение, чтобы сопровождающие вас волшебники не ждали вас. Нам нужно слишком много обсудить и лишние уши здесь ни к чему.
  
  - Но ведь они наши союзники, - удивился Гарри.
  
  - Временно, лорд Певерелл. Рано или поздно, так или иначе, Долг жизни будет погашен. Кроме того месье Делакур - политик. Ему по должности положено копаться в дерьме и интригах, в которых Вы, извините меня за выражение, полный профан.
  
  - Но ведь он нам помогает, - удивился Гарри.
  
  - До тех пор, пока ему это выгодно, - отрезал гоблин, - и не факт, что его выгода в будущем будет идти рядом с Вашей. Запомните, молодые люди, среди политиков нет порядочных людей. Это физически невозможно. Чем успешнее политик, тем больше скелетов он прячет в своём шкафу. Если в политику попал порядочный человек, значит как политик он полный ноль. Теперь, как я понимаю, Вы желаете знать, что только что произошло в ритуальном зале?
  
   Гарри и Гермиона синхронно кивнули.
  
  - Во-первых, хочу поздравить всех нас со вторым днём рождения, ибо иначе это никак не назовёшь. В особенности после тех самоубийственных действий, которые вы оба совершили. Ладно, лорд Певерелл, это его семейный артефакт, но Вы! - гоблин неодобрительно посмотрел на Гермиону.
  
  - Начнём по порядку. Когда Вы, лорд Певерелл, оросили алтарь своей кровью, то есть Вы послали Зов. Учитывая, что артефакт не принадлежит нашему миру и завязан на саму Вечную Леди, вы призвали её. Обычно этот ритуал Ваши предки проходили только после смерти лорда Певерелл. Другими словами, у претендента на титул не только должно быть хорошо сформированное магическое ядро и прокачанные каналы, но и изрядный жизненный опыт. После орошения алтаря кровью приходит Вечная Леди или, как маглы её называют, Смерть, и решает, достоин ли потомок получить титул Лорда и возглавить род. Успех прохождения ритуала примерно 30 процентов на 70 не в пользу претендента, - от пронзительного взгляда гоблина Гарри вздрогнул.
  
  - Я слышал, что Вы постоянно попадаете в неприятности, лорд Певерелл, но чтобы так! Ваш Зов был послан на пике вашего эмоционального всплеска. И настолько силён, что вместе с покровительницей Вашего рода Певерелл откликнулись и её сёстры.
  
  - Сёстры? - удивилась Гермиона.
  
  - Вслед за Вечной Леди пришла Судьба. Прихода подобной силы в этот мир не было уже давно, - испепелив присутствующих своим взглядом, гоблин добавил. - Очень давно, и лучше бы его не было. Судьба редко предсказывает что-то хорошее. Чем это грозит нашему миру, да-да, молодые люди, всему миру, я даже не собираюсь представлять. Легче сразу повеситься. Но Вам и этого оказалось недостаточно, - взгляд гоблина переместился на съёжившуюся девушку. - Вы добавили свою кровь на алтарь своего жениха, молодая Леди. Вы призвали в свидетели своего брака саму Магию. Не дух, не миньона, а саму Магию во плоти. Впервые с момента сотворения мира Три Сестры собрались вместе. Я не знаю, почему мы до сих пор живы. Может за нас, а точнее за Вас, лорд Певерелл, заступилась Вечная Леди. Как-никак она называет Вас и Ваших предков потомками. И не надо на меня так смотреть, я не в курсе так ли это, - рявкнул гоблин. - Может, заступилась Судьба. Я слышал, что Вы и с ней в своё время столкнулись. Но Магия не только не испепелила нас, хотя следовало, но и благословила Ваш брак. Да, молодые люди, поздравляю. Вы женаты, - однако испуганный гоблин отнюдь не выглядел радостным.
  
  - Ползём дальше, - гоблин посмотрел на записи на обоих свитках принесённые из ритуальной комнаты. - Лорд Певерелл, лорд Поттер, лорд Блэк, лорд Слизерин, поздравляю Вас! Магия подтвердила Ваши права на главенства этих родов и наделяет Вас всеми правами и обязанностями. Я не завидую Вам, лорд Певерелл, ох как я Вам не завидую. Не каждый в состоянии вытянуть хотя бы один Род. Тем более после упадка, в котором находятся Ваши рода. Как управляющий делами рода Певерелл, я хотел посоветовать не принимать эти рода, кроме рода Певерелл, разумеется. Закрепив за собой лишь титулы наследника родов, после рождения Ваших детей и достижения ими возраста 22 лет, Вы могли сделать их Лордами, дабы было проще возродить Ваше наследие. Вы надели на себя ярмо, лорд Певерелл, надеюсь, Вы выживете.
   -
  - Следующая часть. Наследница леди Ла Фэй. Поздравляю! Ваш статус остался неизменен. Вы вправе претендовать на титул и наследие Вашей матери в любой момент по Вашему желанию. Подробности сообщу позже. То же касается и наследия Вашего отца. Настоятельно не рекомендую Вам спешить с принятием наследия, так как Вы рискуете поставить под угрозу не только свою жизнь, но и жизнь Вашего мужа. Как управляющий делами Вашего мужа, я прошу Вас посоветоваться со мной по поводу Ваших дальнейших действий. О причинах я сообщу Вам завтра. А сейчас, - гоблин посмотрел на часы, - я прикажу приготовить Вам комнату для отдыха и принести ужин. Нам всем нужно многое обдумать и переосмыслить случившееся сегодня перед завтрашним днём. Я арендую эти комнаты у банка, на всякий случай, и если Вам понадобится убежище, то вы можете обратиться ко мне в любое время дня и ночи. Вы слышите? В любое время. А теперь позвольте откланяться.
  
   Когда дверь закрылась за старым и усталым гоблином, Гарри и Гермиона ещё пять минут неподвижно сидели, уставившись в одну точку. Спустя ещё десять минут молчания одна из статуй дёрнулась и сказала:
  
  - Ой.
  
  - Ага. Точно сказано, Гарри, ой.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Гринготтс. День второй.
   Когда все расселись в удобных креслах, Кровазуб начал свою речь.
  
  - Я распорядился накрыть нам на стол. Но перед завтраком нам необходимо уточнить несколько моментов. Лорд Певерелл, наследница леди Ла Фэй. Вначале позвольте мне вновь начать обращаться к вам как к Гарри Поттеру и Гермионе Грейнджер. Ситуация очень серьёзная, и я готов ответить на все ваши вопросы. Но я настоятельно рекомендую вам не распространяться о вашем наследии.
  
  - Нам не трудно, - сказал Гарри и Гермиона согласна кивнула головой. - Да и привыкли мы, так что никаких проблем.
  
  - Замечательно, - сказал гоблин. - Теперь хочу уведомить вас, что Альбус Дамблдор по-прежнему находится без сознания, а остальные профессора свято уверены в том, что вы гостите в карете Шармбатонской школы и лежите без сознания в постелях. Так что никто не знает о том, что вы находитесь в банке и этот день полностью в нашем распоряжении. А теперь прошу ваши вопросы.
  
   Вопросов было море, но задавать их начал Гарри. Слишком многое произошло в Ритуальном Зале. Неудивительно, что первые вопросы были связаны с ним.
  
  - Вы можете поподробнее рассказать об артефакте в Ритуальном Зале. Вы сказали, что этот артефакт у Вас в аренде? Что это значит?
  
  - Не просто в аренде, а в аренде от имени моего рода. Ваш предок посчитал, что кто-то ведёт целенаправленную охоту за Дарами Смерти. И чтобы обезопасить главный из артефактов, он передал его на хранение моему роду, при условии его полной безопасности и сохранности.
  
  - О чём Вы?
  
  - Позвольте вначале мне рассказать вам, молодые люди, кое-что о финансовых взаимоотношениях между банком Гринготтс и Министерством Магии, а так же о некоторых нюансах работы банка.
  
  - В случае гибели Рода все родовые счета автоматически замораживаются до появления нового Лорда или наследника. Банк не может пускать в оборот капиталы мёртвого хозяина этих денег. Это прописано в нашем магическом контракте между банком и волшебным миром. Мы обязаны дождаться наследника, неважно кого: маглорождённого, полукровку или чистокровного. Проблема в том, что волшебники не меньше нас любят золото. А ещё волшебники очень любят менять законы под себя, дабы наложить лапы на чужие капиталы. Эту возможность Министерство получило из-за последнего восстания моего народа, по окончании которого между волшебным миром, гоблинами в целом и банком Гринготтс в частности были заключены несколько магических договоров, согласно которым Министерство имеет определённое влияние на наш банк. Так уж получилось, что Министерство Магии получило возможность изъять вклады относительно молодых родов, в случае, если все члены погибли по тем или иным причинам. Вначале, Министерство Магии сумело продавить закон, согласно которому, в случае если на имущество не будет претендентов в течении 50 лет, то оно автоматически переходит в собственность Министерства. Последний лорд Певерелл понимал, что это лишь начало. Аппетит, как известно, приходит во время еды и подобное может случиться и с его родом. Если уж волшебники стали открыто идти на кражу и убийство, чтобы заполучить Дары Смерти, то что им стоит изменить законы так, чтобы получить достояние его рода на законных основаниях. Он оказался прав.
   Уловка состоит в том, что как только стали гибнуть маглорождённые волшебники во время войны, развязанной Волан-де-Мортом, был принят закон о том, что в отсутствии ПРЯМЫХ наследников всё имущество погибшей семьи будет передано не ближайшим родственникам, а Министерству Магии. Другими словами, если у мёртвого волшебника не было ни детей, ни братьев с сёстрами, то родственники могут лишь утереться. Сразу после принятия этого закона стали гибнуть и чистокровные волшебники с очень приличным состоянием. Причём, в значительно большем количестве, чем до этого.
  
  - Я уверена, что благодаря этой войне над нашим Министерством прошёл дождь из золотых галеонов, - хмуро сказала Гермиона.
  
  - Не просто золотой дождь, мисс Грейнджер, а настоящий водопад. Министерство просто озолотилось.
  
  - Пока не пришёл Волан-де-Морт и вежливо не попросил поделиться, - сказал Гарри. - Кстати, насколько я понял, этот закон был бы недействителен без подписи Верховного чародея Визенгамота, Альбуса Дамблдора?
  
  - Вообще-то, это он был инициатором и автором этого закона. Как он сказал в своей речи: "Я уверен, что погибшие семьи хотели бы, чтобы их деньги послужили делу света и помогли остановить чудовище, называемое Тёмным Лордом"
  
  - Меня сейчас вырвет, - сказала Гермиона.
  
  - И именно благодаря этому закону Альбус Даблдор получил непререкаемый авторитет в Министерстве Магии. В особенности, среди чиновников, имеющих доступ к этим деньгам.
  
  - Вы хотите сказать, что эти деньги были разворованы? - сказочный мир Гермионы рушился на глазах.
  
  - Именно. А Вы думаете, почему в начале своего кровавого пути Волан-де-Морт не был остановлен? Изначально, его организация насчитывала не более сорока магов. Лишь намного позже к нему подтянулось всякое отребье, ну и оборотни, конечно. Все получили то, чего хотели. Чиновники деньги, Дамблдор компромат на них, а значит и больше власти, в разумных пределах разумеется, потому что все повязаны друг с другом.
  
  - Но ведь это же кража?
  
  - Нет, мистер Поттер, это политика!
  
  - Спустя пять лет после окончания войны Дамблдор попытался продавить ещё один закон, согласно которому Министерство Магии имеет право изымать деньги у узников Азкабана, осуждённых на пожизненное заключение. Однако к этому времени в Министерстве основательно закрепился не кто иной, как Люциус Малфой. Вместе со своими сторонниками он собрал достаточно голосов и на корню зарубил этот законопроект. В противном случае некий волшебник по имени Сириус Блэк, после побега из Азкабана, был бы беден как церковная мышь.
  
  - Но зачем Малфою это?
  
  - Помимо Сириуса Блэка в Азкабане отдыхает и его кузина Беллатриса Лестрейндж, в девичестве Блэк. Блэки - боевые маги. Из поколения в поколение их услуги были востребованы не только в магическом мире. Пиратство и убийства всегда приносили неплохой доход. Если суммировать всё состояние Сириуса Блэка и Беллатрисы Лейстрейндж, то они будут самыми богатыми магами Англии. В случае их смерти, первыми на очереди на наследство Рода Блэк идут Нарцисса Малфой с сыном Драко Малфоем, а учитывая, что род Блэков передаётся по мужской линии...
  
  - То Драко Малфой первый на очереди. Но тогда почему лордом Блэком стал я. Ведь Сириус...
  
  - Был изгнан из Рода. Он просто не оставил своей семье выбора, так как неоднократно перегибал палку в издевательствах над учениками Хогвартса. Несколько раз из-за поведения Вашего бывшего крёстного вся его семья получала сильнейший магический откат.
  
  - Тогда почему лордом не стал Драко? Ведь у него больше прав, чем у меня.
  
  - Я рад, что Вы это понимаете. У меня есть предположение. Сразу после рождения Драко Малфоя Блэки стали стремительно вымирать. В принципе, Вы, как один из двух последних претендентов по мужской линии в ком течёт кровь Блэков, тоже должны были погибнуть.
  
  - Гарри, - сказала растерянная Гермиона, - ты думаешь, что лорд Малфой мог осмелиться вырезать целый род, причём не просто род, а род своей жены?
  
  - В одиночку нет, - Гарри хмуро посмотрел на Гермиону. - Но вот при поддержке Волан-де-Морта - это вполне по силам. Люциус получил бы немалое количество золота.
  
  - По тому, что я слышала, Волан-де-Морт был просто одержим поисками новых знаний, и в случае успеха он получил бы доступ к родовой библиотеке Блэков, - продолжила Гермиона.
  
  - А Драко стал бы Лордом древнего Рода Блэков и получил бы доступ к родовой магии.
  
  - Что во время становления нового порядка было бы совсем не лишним, да и библиотеку совсем не обязательно отдавать. Достаточно было бы обеспечить Тёмного Лорда доступом в библиотеку.
  
  - Или, по крайне мере, просто сделать копии книг.
  
  - И все довольны.
  
  - И все в выигрыше.
  
  - Кроме Блэков, разумеется.
  
  - А как же Нарцисса?
  
  - Она могла и не знать.
  
  - А учитывая, что Магия отказалась признавать права Драко на титул Лорда Блэков, хотя он имеет больше прав чем я, как по крови, так и по магии, то подозрения не беспочвенны.
  
  - Я тоже так считаю, - гоблину понравилось, как эти двое грамотно разложили всё по полочкам и сделали выводы, - подобное отношение, или правильнее сказать, подобные войны между семьями не редкость в магическом мире. Вот почему маги копят и ревностно оберегают свои знания. Вот почему волшебники так агрессивно реагируют на требование поделиться их семейными заклятиями, - гоблин посмотрел на покрасневшую Гермиону. - Перед началом уничтожения рода или семьи волшебника их враги, как правило, стремились всеми силами ослабить будущую жертву и узнать как можно больше их семейных заклятий.
  
  - Познай своего врага, - процитировала Гермиона.
  
  - Верно. Но давайте вернёмся к деньгам Певереллов. Благодаря изворотливости нашего Министерства род Певереллов уже давно должен был потерять все свои капиталы на вполне законных основаниях, если бы не последний лорд Певерелл, который, предвидя это, сделал ход конём. Банк Гринготтс не может выдать все накопления из сейфов рода Певереллов в руки Министерства Магии из-за отсутствия таковых.
  
  - Не понял, - сказал ошарашенный Гарри, - а где же все...
  
  - Самое забавное, что из сейфов ничего и никуда не вывозилось. Всё лежит на месте. Просто последний лорд Певерелл передал всё своё состояние на хранение не банку Гринготтс, а моему роду. Мой род не состоит на службе у банка, следовательно, магические обязательства, распространяющиеся на банк, мой род не затрагивают. Ведь мы не работаем на банк, мы независимые управляющие финансами, а потому мы не обязаны прогибаться перед Министерством. Мы действуем согласно договорённостям, составленным между моим родом и лордом Певереллом.
  
  - Значит, всё это время деньги Певереллов были...
  
  - Не заморожены, мистер Поттер. Деньги работают и ждут, когда новый лорд Певерелл возродится в магическом мире, и мы теперь готовы предоставить Вам полный отчёт о Ваших накоплениях. Певереллы всегда были богаты, и они были по-настоящему талантливыми некромантами. Недаром их одарила сама Вечная Леди. Их услуги оплачивались более, чем достойно, в том числе и моим народом. Поверьте мне, это высокая оценка по отношению к враждебной для нас расе. Бережливость, плюс природная скромность и мы имеем то, что имеем. Всё это время золото работает и уверяю Вас, если бы эта сумма лежала в банке и управлялась банком, а в Министерстве узнали, какая сумма дожидается последнего наследника Певереллов, то ни Мерлин, ни Моргана не дали бы гарантии, что Вы проживёте хотя бы неделю. Таким образом, между нашими семьями сложились уникальные отношения. Я бы даже сказал единственные в своём роде.
  
  - Но ведь гоблины работают со вкладами других волшебников, - сказала Гермиона.
  
  - От имени банка, мисс Грейнджер. Только от имени банка. За процент от дохода, назначенный банком. Очень небольшой процент, тем более, что большую часть этих процентов управляющие отдают самому банку, во главе которого стоят главы кланов. Я же работаю в первую очередь в интересах рода Певереллов, и свои проценты от дохода, при обороте капиталов, в отличие от своих сородичей, я получаю в полном объёме. Именно поэтому я говорю Вам то, что никогда не скажут Вам мои сородичи.
  
  - Ибо гоблины не вмешиваются в дела волшебников, тем более, в дела враждебной для них расы, - сказал Гарри.
  
  - Именно, лорд Певерелл. Кроме того, мы живём значительно дольше волшебников, и поражение от последнего восстания всё ещё кровоточит в наших душах.
  
  - А почему другие волшебники не заключают подобные договора, если это так выгодно для самих волшебников? - не выдержала Гермиона.
  
  - Во-первых, мой род связан с Певереллами не просто клятвой на Магии или крови. Наша клятва завязана на некромантии, или, другими словами, на самой смерти. Если я не выполню свои обязательства в полной мере, мой род будет уничтожен вплоть до седьмого колена. Я уже не говорю о том, что нас ожидает в посмертии. Никто из гоблинов не пойдёт на подобную клятву. Предупреждаю сразу. Почему мой род связал себя подобными обязательствами, я бы не хотел говорить, но мы ни разу не пожалели о своём решении.
  
  - И, во-вторых. Волшебники считают ниже своего достоинства вести с нами дела напрямую. Одно дело сказать: "Я доверил свои капиталы банку Гринготтс" - и совсем другое дело: "Я доверил свои капиталы презренному коротышке, чей народ настолько слаб, что проиграл в последнем восстании", - выплюнул Кровазуб.
  
  - Мой отец знал о деньгах Певереллов?
  
  - О точной сумме, нет, но догадывался. Лорды Певереллы оставили весьма чёткие инструкции, каким должен быть воспитан претендент на наследие рода. Это не прихоть, но суровая необходимость, так как родовая магия на редкость агрессивна. Ни Ваш отец, ни дед, ни прадед под определение наследника не подходили, а издеваться над своими детьми во время воспитания они не хотели. К сожалению, у Грэгори Поттера, взявшего в жены единственную наследницу рода Певереллов, был только один наследник. На тот момент ещё можно было передать наследие Певереллов без ущерба для воспитания наследника. При выборе, какой из родов возглавит единственный наследник, выбор пал на род Поттеров. С тех пор мой род ждёт, когда появится потомок с кровью Певереллов и возродит своё наследие. Повторяю. Проблема в том, что принять наследие рода от отца, в крайнем случае от деда, и принять наследие от далёкого прадеда не одно и то же, мистер Поттер. Для возрождения рода некромантов Певереллов наследник должен пройти определённое воспитание. Очень жесткое и я бы даже сказал жестокое воспитание, мистер Поттер. Это должно закалить характер наследника, иначе маг, принявший силу некромантов, просто слетит с катушек, как волшебник, именующий себя лордом Волан-де-Мортом.
  
  - Вы хотите сказать, что теперь мои дети не должны будут расти в жестокости?
  
  - Совершенно верно. В жестокости должен вырасти только наследник Певереллов, возрождающий род. После принятия наследия и родовой магии он может растить своих детей так, как сочтёт нужным, ибо его дети будут получать родовые силы с рождения и в процессе взросления, постепенно привыкая к ним. Но для неподготовленного волшебника разовое принятие подобных сил будет фатальным.
  
   Дав возможность молодой паре обдумать его слова, Кровазуб дополнил:
  
  - Как я уже сказал, Лорд рода Певереллов, наши семьи связывают весьма необычные договорённости. По этой причине я имею право сказать Вам то, о чём умолчат остальные мои сородичи. Прошу не обижаться на них, в большинстве случаях их сковывают клятвы и магические контракты, навязанные Вашим Министерством и чиновниками.
  
   Гарри и Гермиона понимающе качнули головами.
  
  - Ну, а теперь давайте позавтракаем, пока завтрак не уполз с моей тарелки, - жизнерадостно проскрипел гоблин.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Наследие Вечной Леди.
   После завтрака кабинет Кровазуба вновь заполнился посетителями.
  
  - Теперь, когда мы частично утрясли Ваши финансовые дела, мистер Поттер, перейдём к не менее важной части Вашего наследства. Вы читали "Сказку о трёх братьях"?
  
  - Нет.
  
  - Советую прочитать. Эта одна из древних легенд, записанная Бардом Бидлем и основанная на истории братьев Певереллов: Антиоха, Кадма и Игнотуса. Однако там лишь крупица правды. Бардом Бидлем было очень много изменено в этой грязной истории, чтобы прикрыть алчность волшебников.
  
   В глубокой древности, когда небо было выше, а трава зеленее, волшебники, как и мы, любили и ненавидели, в общем, жили. Чем они занимались, неважно, важно то, что наш мир находится у самых границ Хаоса, а соседство с ним доставляло много проблем живым. Правда люди, или как теперь их называют, маглы, думали, что их беды из-за магов. Нужно отдать должное, маги тоже отметились, но главную скрипку в творящихся безобразиях играл Хаос.
  
  - Что Вы имеете в виду?
  
  - Терпение, мисс Грейнджер. В те времена в этот мир из нижних миров часто пробивались различные магические существа, которые сеяли смерть и разрушения. Вампиры, оборотни, демоны, драконы и так далее - это всё выходцы из параллельных миров из-за воздействия Хаоса на ткань этого мира. Поверьте, молодые люди, они были далеко не рады, что оказались здесь. Большая их часть погибла, не сумев приспособиться, часть уничтожили волшебники, часть маглы, часть уничтожили мы. Да, мисс Грейнджер, ваша мать, леди Моргана Ла Фэй, привела нас в этот мир. Наш мир, откуда мы ушли, умирал, и она помогла нам с несколькими условиями, и одно из них было помощь в борьбе с мелкими чудовищами. Крутим тысячелетия вперёд. Люди и волшебники уже достаточно плотно заселили этот мир, но Хаос по-прежнему донимает всех. Особенно всех донимают зомби людей. Дабы защитить этот мир, волшебники разработали ритуал "Завеса", где главную роль сыграли Ваши предки, мистер Поттер. Братья Певереллы, как самые талантливые и могущественные некроманты своего времени, стояли на острие заклятья. Особенно помогла их покровительница: Вечная Леди. Кто знает о жизни больше, как не сама Смерть, в особенности, если на эту жизнь влияет Хаос?
  
   Если коротко сказать о ритуале "Завеса", то можно сказать следующее. Сорок сильнейших волшебников собрались вместе и для поддержания столь громоздкого заклятья подключили свои родовые магические источники. Братья Певереллы построили своеобразный магический мост между живым миром и Завесой. Ходят легенды, что братья уговорили свою покровительницу пожертвовать на такое дело свой плащ, плащ самой Смерти, соприкоснувшись с которым гибнет всё живое и не живое. Не знаю, мистер Поттер, говорят, что Певереллы потомки Вечной Леди. Слишком близко все Ваши предки общались со Смертью. Может быть, она действительно является Вашей далёкой прабабушкой. В конце концов, вчера она назвала Вас своим потомком. Но в одном я уверен точно. Если на Завесу действительно ушёл плащ самой Смерти, то такие подарки посторонним не делаются. Так вот, если верить словам очевидцев, Певереллы построили мост. Они встали на него и пошли к его центру. Когда они дошли до середины моста, к ним навстречу вышла Вечная Леди. Работы было много, и чтобы облегчить её, Смерть дала старшему брату, Антиоху, бузиновую палочку, дабы он смог справиться с тем магическим потоком, что давала совокупность из сорока источников. Работа была кропотливая, а знаний им не хватало. Поэтому Смерть консультировала старшего из братьев, но не напрямую, а через среднего брата - Но была проблема. Это мир живых. Она не могла находиться здесь воплоти достаточное время для помощи в проведении ритуала. А потому, среднему брату был дан перстень с воскрешающим камнем. Благодаря ему она общалась со средним братом и передавала через него инструкции для Антиоха, дабы не отвлекать его от работы. Младший же, Игнотус, был на подхвате. Далее, Смерть сняла с себя плащ и, внимание, передала его братьям, вложив его в руки старшего из них. В этот момент все маги решили, что ритуал накрылся, так как от соприкосновения с плащом Смерти выжить было невозможно. Представляете их удивление, когда братья спокойно продолжили свою работу. Вот тут-то все зачесали свои репы, думая и гадая, почему братья не погибли? Вот тут-то и была озвучена версия о их родстве со Смертью. Так сказать, своя кровь, плащ разумен и родственников не трогает. Тем временем, обернув плащ вокруг мира, братья Певереллы установили Завесу. Однако, когда её сшивали, кусочек этой Завесы оказался лишним. Так как старший из братьев работал с бузиновой палочкой, а средний с камнем, то Смерть, отрезав лишний лоскуток от своего плаща, ставшего Завесой, превратила его в мантию и подарила его младшему из братьев. После окончания работы все Дары Смерти временно были собраны у старшего из братьев, так как он являлся лордом Певереллом. Сделано это было потому, что в мире в это время творилось Гадес знает что. Был он непобедим и неуязвим. Ходили слухи, что он бродил по миру и уничтожал нечисть там, где боевые маги и некроманты не могли справиться. Спустя время Дары были разделены старшим братом между младшими. Подробности нам не известны, но Вы можете прочитать об этом в Вашей Родовой книге. Но одно мы знаем точно. Их деяние было очень высоко оценено не только в магическом мире, но и самой Смертью, а потому она дала четвёртый дар. Алтарь Смерти. Артефакт был передан старшему брату, лорду Антиоху Певереллу. По легенде он стал абсолютно неуязвим не только для своих врагов, но и даже для самой Смерти. Он был гарантом безопасности младших братьев и их семей. Бузиновая палочка. С ней он был непобедим. Одно её существование давало понять о бессмысленности попыток дуэли или нападения на любого из рода Певереллов, ибо возмездие старшего из некромантов было бы молниеносным. Даже уход за грань не дал бы защиту для убийц или недругов, так как на этот случай в его распоряжении был воскрешающий камень. Он мог призвать душу абсолютно любого умершего. Мантия невидимка, третий дар Смерти, позволяла не только скрыть своего обладателя, но и пройти через большинство защитных чар. Так же, согласно легенде, мантия давала своему обладателю защиту от старости и Смерти. Таким образом возможные будущие убийцы были обречены в случае враждебных действий против рода Певереллов, так как Антиох Певерелл, как гарант безопасности рода, был фактически бессмертен.
  
   Кровазуб внимательно посмотрел на Гарри:
  
  - Мистер Поттер, я знаю точно, что Антиох Певерелл какое-то время был хранителем всех Даров Смерти. Мне не известно, дают ли эти Дары своему обладателю столь фантастические силы, как говорит молва, но одно я знаю точно. Антиох Певерелл мог оставить их у себя, но он разделил дары и передал их своим братьям. Возможно разделить дары было самой большой ошибкой Антиоха Певерелла, но я уверен, что у него на это была очень серьёзная причина.
  
  - Какая?
  
  - Мне это не известно, но после убийства Антиоха Певерелла младшие братья имели возможность вернуть бузиновую палочку обратно. Это я знаю точно. Но они не стали этого делать. То же самое касается и кольца с воскрешающим камнем. Если у Вас появится желание собрать все Дары Смерти в своих руках, то вначале настоятельно советую прочитать Книгу Рода Певереллов. Но вернёмся к истории. После раздела Даров Смерти между братьями старший брат пострадал именно от рук своего самого лучшего друга. Вор посчитал, что мощь украденной бузиновой палочки является достаточной гарантией его безопасности. Конечно, средний брат узнал имя убийцы на следующий же день. Но к тому времени, как младший брат, Игнотус, скрытый мантией невидимкой, смог добраться до убийцы, он был уже мёртв, а бузиновая палочка перешла к новому обладателю. Какое-то время новые обладатели Старшей палочки были непобедимыми, но спустя время в критический момент палочка предавала своего обладателя и переходила в руки победителя. У меня есть теория, мистер Поттер. Я считаю, что бузиновая палочка разумна. Какое-то время она служит магу верой и правдой. Она как бы даёт ему время осознать, что она, как родовой артефакт, ему не принадлежит, и ему следует вернуть её истинным хозяевам. Возможно, поэтому младшие братья Певереллы и не стали её возвращать. Это была своеобразная месть тем волшебникам, которые ослеплённые алчностью не желали возвращать бузиновую палочку, хотя прекрасно понимали, кому она принадлежит. То же самое касается и кольца с воскрешающим камнем. Все три артефакта завязаны на четвёртый, а именно на Алтарь Смерти, из которого они и черпают свои силы. Именно через него и происходит привязка Даров к своему обладателю. Именно Алтарь Смерти раскрывает весь потенциал Даров Смерти. Без него это просто уникальные артефакты. Игнотус начал подозревать, что кто-то ведёт охоту за всеми Дарами Смерти и решил обезопасить алтарь, передав его в аренду нашему банку, а конкретно, моей семье. Мы не знаем, каким образом Вашим предкам удалось настроить его, но лишь благодаря ему магический мир и имеет возможность проводить столь сложный ритуал. Конечно, мы получаем свою часть дохода, однако большая часть дохода с него уходит именно на обеспечение безопасности данного артефакта.
  
  - И маглорождённые готовы были платить такие баснословные деньги?
  
  - Совершенно верно, мистер Поттер. Как правило, при прохождении полного ритуала, маглорождённые узнавали о своём наследии, которое не может быть показано обычным ритуалом, основанным на Магии Крови. Как показала практика, сплав Магии Крови и Смерти показал просто поразительные результаты. Так или иначе у большинства маглорождённых в предках имеются чистокровные семьи, которые прекратили своё существование. Разумеется, родовая магия, желая возродиться, готова признать даже таких наследников.
  
  - И как часто маглорождённые пользуются услугами этого артефакта?
  
  - В последнее столетие из маглорождённых и полукровок только двое. Первым был Том Марволло Реддл. Уж не знаю, кто из чистокровных сообщил ему об этом ритуале и как приютский сирота умудрился собрать нужную сумму, но незадолго до окончания школы он прошёл ритуал.
  
  - А второй? - спросила Гермиона.
  
  - Лили Эванс, - ответил гоблин.
  
  - Мама?
  
  - Да, мистер Поттер. Она оказалась прямым потомком Салазара Слизерина. Когда Ваша мать училась ещё на первом курсе, она стала понимать змеиный язык и начала копать в этом направлении. Насколько я помню, её друг посоветовал ей пройти у меня ритуал. На мой вопрос, знает ли её друг о её возможностях, она ответила, что нет. Я настоятельно посоветовал не распространяться на эту тему и обратиться к поверенному рода Слизерина. Подробности Вы сможете узнать у своего поверенного.
  
  - Но почему тогда на её письмах отображалась фамилия Эванс.
  
  - Большой ритуал закрытия рода, мистер Поттер, да и к тому моменту Ваша мать ещё не приняла своего наследия. Как мне известно, семья Салазара Слизерина была убита магами-наёмниками. Кстати, они были маглорождёнными. К тому времени как Салазар Слизерин сумел добраться до убийц, они уже были мертвы. Кто-то очень ловко подчистил за собой хвосты. Ходили слухи, что спустя время у него появилось ещё одно дитя, но в то время это были лишь слухи. Как мы видим, не только слухи.
  
  - Большой ритуал закрытия рода, - задумчиво сказала Гермиона, - я читала что-то об этом, - вдруг Гермиона побледнела. - Спящая Кровь... - испуганно прошептала девушка.
  
  - Очень похоже на то мисс Грейнджер.
  
  - Спящая Кровь? - удивился Гарри, - не Спящая Душа?
  
  - Очень тёмный ритуал, мистер Поттер. Последний шанс для спасения потомков от полного уничтожения рода. Ритуал "Спящая Кровь" позволяет скрыть не только фамилию наследников и сделать невозможными поиски даже по ритуалу крови, но и позволяет сохранить чистоту крови даже в случае браков с маглами. Плата потомков - это невозможность пользоваться магией до окончания срока, установленного ритуалом.
  
  - И почему же он тёмный? - по прежнему не понимал Гарри.
  
  - Потому что главная жертва не в том, что у потомков длительное время полностью заблокирована магия, а в том ... - гоблин вопросительно посмотрел на бледную волшебницу.
  
  - Отец или мать ребёнка, проводящие ритуал, во время обряда должны добровольно пожертвовать своей жизнью, - закончила девушка.
  
  -Другими словами, под конец ритуала родитель своими руками перерезает себе горло, - оскалился гоблин.
  
  - Это объясняет, откуда у моей мамы был такой талант в зельях, - задумчиво пробормотал Гарри. - Но почему никому не известно, что моя мама была чистокровной волшебницей?
  
  - Об этом Вам следует спросить поверенного рода Слизерина, мистер Поттер.
  
  - Минуту, если до моей мамы ритуал прошёл Том, то почему он назвал себя наследником Салазара Слизерина?
  
  - Потому что на тот момент Ваша мать ещё даже не родилась, а следовательно, он действительно был наследником. Несмотря на то, что его ветвь была очень отдалена от основной линии, он не стал лордом Слизерина, но стал наследником. Как я помню, мистер Реддл был не очень доволен результатом ритуала. Мало того, что он относился к побочной ветви Салазара Слизерина, так оказывается имелся прямой потомок, спрятанный ритуалом скрыта и имеющий права как на родовые магические дары, так и на родовую магию.
  
  - Но почему маглорождённые перестали проходить ритуал?
  
  - Пропаганда Министерства Магии о тёмной магии, а точнее маглорождённых волшебников, которым после прохождения ритуала ничего не обломилось. Другими словами, ЗАВИСТЬ.
  
  - Ни мне, ни другим.
  
  - Верно, мистер Поттер.
  
  - Но как могли это допустить чистокровные семьи?
  
  - Все древние рода так или иначе имеют общие корни. Вопрос лишь в том, насколько они далеко уходят вглубь веков. Если ближайшие родственники по крови из маглорождённых отказываются принимать обязанности Главы Рода, то Родовая Магия, спустя время, начинает искать потомка из более дальней родни. Как только находится подходящая кровь дальнего родственника, то они получают не только дополнительный источник, усиливая свою магию, но и капиталы. А это довольно часто весьма внушительные суммы. Во всяком случае были до того времени, как на них наложило лапу Министерство Магии. Но главное, по наследству переходят родовые дары магии. Так почему же чистокровные должны отказываться от подобных даров, если глупость маглорождённых не имеет границ?
  
  - Значит, чистокровные волшебники постоянно проходят этот ритуал?
  
  - Совершенно верно, мистер Поттер. Абсолютно все. Это позволяет им вовремя перехватить наследие, что столь бездарно разбазаривают маглорождённые. К сожалению, в семьях чистокровных волшебников рождается слишком мало детей из-за родовых проклятий. По этой причине вместо восстановления старых родов, наследники вынуждены объединять родовые источники и сила от новых источников, доставшаяся по наследству, вливается в основной род наследника, усиливая его.
  
  - Не удивительно, что чистокровные с таким отвращением относятся к маглорождённым, - задумчиво сказала Гермиона. - А что происходит с самим родом, чья магия искала наследника, а потом влилась в другой род?
  
  - Он перестаёт существовать, мисс Грейнджер, и маглорождённые волшебники, имеющие права на него, не только остаются ни с чем, но и получают серьёзный откат от магии в качестве наказания за пренебрежение своими обязанностями. Вот почему я так благодарен предкам мистера Поттера за то, что в погоне за силой они не стали объединять магические источники Певереллов и Поттеров. Это дало возможность возродить род, которому служила и продолжает служить моя семья.
  
   Гоблин с гордостью посмотрел на Гарри Поттера.
  
  - Но вернёмся к остальным Дарам Смерти. По поводу смерти среднего брата также возникло очень много вопросов. И главный из них. Если он покончил с собой из-за несчастной любви, то куда делся перстень с воскрешающим камнем? Во всяком случае младший из братьев его так и не нашёл и был вынужден всю жизнь скрываться под мантией невидимкой. Однако он был бессмертен и видя, что воры, похитившие бузиновую палочку и кольцо, гибнут один за другим, посчитал, что это достойное наказание для алчных волшебников и, призвав Смерть, попросил её забрать его за грань. "И ушли они как равные". Таков был конец младшего Игнотуса Певерелла, сама же мантия была передана потомку его старшего сына. Однако им не нужно было бессмертие, так как они не хотели хоронить своих детей и внуков вперёд себя. Так что привязка через алтарь не была осуществлена ни его внуками, ни их потомками. Для Ваших предков она была просто мантией невидимкой и только.
  
  - Значит где бузиновая палочка и воскрешающий камень не известно?
  
  - Отнюдь, мистер Поттер. Запомните, молодые люди, никогда не прикасайтесь к родовым артефактам древних родов. На них могут быть проклятья, о которых могут не знать даже сами потомки этих родов. Именно это и сгубило всех обладателей как бузиновой палочки, так и воскрешающего камня. Это не просто родовой артефакт, завязанный на кровь, это дар самой Смерти роду Певереллов. После смерти Игнотуса Певерелла кольцо неожиданно объявилось у Салазара Слизерина. Спустя время лорд Слизерин подарил его своему старшему сыну.
  
  - А спустя время, - сказал Гарри, - его семья была убита.
  
   Гоблин утвердительно кивнул головой.
  
  - Сейчас догадаюсь, на теле погибшего сына, Салазар Слизерин кольца не обнаружил.
  
   Гоблин мстительно улыбнулся.
  
  - Но зато после смерти лорда Слизерина кольцо всплыло в семье Гонтов. Та самая побочная ветвь, в которой и родился Том Реддл.
  
  - Что случилось с Гонтами?
  
  - Вы правильно предположили, мистер Поттер. За время нахождения кольца в этой семье весьма богатый род очень быстро разорился. Последний лорд Гонт умер в нищете от голода, спустя пару месяцев после выхода из Азкабана, а его сын умер в самой тюрьме.
  
  - А его сын был последним обладателем воскрешающего камня и, разумеется, его при нем после смерти не оказалось.
  
  - Не совсем так, мистер Поттер. Камень пропал за день до ареста. Кстати, незадолго до его смерти он был допрошен Альбусом Дамблдором.
  
  - Значит камень пропал? Ах, какое совпадение. И у кого же он теперь?
  
  - У Тома Марволло Реддла, более известного как лорд Волан-де-Морт.
  
   Дав подростку переварить ещё и эту информацию, Кровазуб продолжил:
  
  - Мне неприятно это Вам говорить, мистер Поттер, но как хранитель четвёртого дара смерти я обязан поставить Вас в известность. Незадолго до смерти Ваших родителей Альбус Дамблдор приносил мантию невидимку, третий дар смерти.
  
  - Да, Дамблдор сказал, что отец дал ему мантию для изучения.
  
   -Вы хотите сказать, что Ваш отец на момент, когда над Вашей семьёй нависла смертельная опасность, добровольно отдал родовой артефакт абсолютно постороннему человеку? Артефакт, который мог спасти его жизнь или жизнь его супруги? - гоблин был ошарашен.
  
   Гарри нахмурился. Он не думал о событиях с этой точки зрения. Если у его отца не хватило мозгов подумать на несколько шагов вперёд, то почему Дамблдор, зная, какая опасность грозит его семье, взял мантию?
  
  - Во всяком случае, теперь мне понятно, почему Дамблдор попытался привязать её к себе через алтарь смерти, мистер Поттер, и главное, почему ему это почти удалось.
  
   Гарри и Гермиона замерли так, словно перед ними разверзлась бездна.
  
  - Это было бы возможно со многими родовыми артефактами мёртвых семей, - продолжил размышлять Кровазоб, - но Поттеры были живы. Но раз он добровольно передал Дамблдору семейную реликвию, то у того появился неплохой шанс на успех. Лишь обронённые фразы о том, что мантия передана "временно" на "изучение" не позволили вашей семье потерять её навсегда.
  
  - Мой отец знал о действиях Дамблдора?
  
  - Мистер Поттер. Я хранитель четвертого дара смерти. Алтаря, который доверил моему роду Ваш предок. В жилах Вашего отца текла кровь Певереллов. Разумеется, я написал письмо Вашему отцу и потребовал встречи с ним по делам рода. Не хочу Вас оскорбить, но хоть Джеймс Поттер и был раздолбаем, но действия Альбуса Дамблдора... - и Кровазуб разочарованно покачал головой.
  
  - К чему Вы ведёте, мистер Кровазуб?
  
  - Ваш отец принадлежал к так называемой золотой молодёжи и, к сожалению, к не самой её лучшей части. Он был сильным магом и по-настоящему талантливым волшебником. Однако когда умер его отец, лорд Чарлз Поттер, и Ваш отец надел кольцо лорда, то Магия не приняла его. Он не только не стал лордом, он потерял даже право называться наследником Рода Поттеров.
  
  - Мой отец не был лордом?
  
  - Не просто лордом, ему было отказано даже считаться наследником рода Поттеров. Событие, как Вы понимаете, уникальное. Поэтому я провёл расследование причин столь сурового наказания Магией. Как я уже говорил, Джеймс Поттер был талантливым волшебником. Вот в этом и заключалась его проблема. В школе ему было скучно. По моим данным, он мог стать самым молодым Мастером чар и трансфигурации. Причём мог стать Мастером значительно раньше, чем Северус Снейп. Маясь в школе от скуки, Ваш отец занялся с друзьями розыгрышами. Довольно жестокими розыгрышами, мистер Поттер. Главным объектом для розыгрышей стал небезызвестный Вам профессор Северус Снейп.
  
  - Но почему мой отец так себя вёл?
  
  - Из-за Вашей матери. Лили Эванс была другом Северуса Снейпа с самого детства, и в школе она постоянно заступалась за него. Ваш отец пользовался бешеной популярностью среди женской половины Хогвартса. Однако Ваша мать не обращала на него внимания.
  
  - Сейчас догадаюсь, это невероятно злило моего отца.
  
  - Совершенно верно. Впервые он не мог получить того, чего хотел, и отыгрывался на сироте.
  
  - Снейп сирота?
  
  - Да. Когда он учился на пятом курсе, у него умерла мать, а его отец, в общем, врагу не пожелаю такого отца. Хотя с другой стороны....
  
  - А мне все говорили, что мой отец был достойным волшебником.
  
  - Для своих друзей и своей семьи, возможно. Да и отказ родовой магии рода Поттеров от Вашего отца здорово прочистил ему мозги. Всё-таки получить клеймо предателя Рода - это серьёзный аргумент, заставляющий балбеса взяться за ум, а отсутствие родового золота - вести себя скромнее. Но об этом позже. Так вот. На следующий же день, после моего сообщения о попытке Альбуса Дамблдора привязать родовой артефакт Певереллов, Джеймс Поттер встретился со своим кумиром в моём кабинете. В моём присутствии между ними произошёл страшный скандал. Очевидно, в тот день в вашем отце взыграла кровь Блэков. Джеймс Поттер был в ярости. Он потребовал от Дамблдора немедленно вернуть его мантию невидимку и больше никогда не попадаться ему на глаза. Также он заявил о его выходе из, как он выразился, "незаконной организации Ордена Феникса" и пообещал, что доведёт до своих друзей информацию о действиях директора.
  
  - А что Дамблдор?
  
  - Он сказал, что занесёт мантию вечером, и в эту же ночь Ваши родители были убиты лордом Волан-де-Мортом. Какое странное совпадение, Вы не находите, мистер Поттер?
  
  - А на следующий день мой крёстный отец, Сириус Блэк, попал в Азкабан без суда и следствия.
  
  - Где за законностью процедур обязан был следить глава Визенгамота Альбус Дамблдор. Кстати, как глава Визенгамота, Альбус Дамблдор может наложить вето на решение Министра о немедленном поцелуе дементором в случае поимки Сириуса Блэка. Должно быть, он забыл об этом своём праве, возраст и всё такое, - Кровазуб сочувственно вздохнул.
  
  - В моей жизни вообще произошло очень много странного и каждый раз возле этих странностей мелькает белая борода с колокольчиками.
  
   Кровазуб понимающе качнул головой и продолжил.
  
  - На следующий же день после смерти Ваших родителей Альбус Дамблдор повторил попытку привязать мантию невидимку через алтарь, а вместе с ней и бузиновую палочку. Да, мистер Поттер, наследие вашего рода, бузиновая палочка, также находится у Вашего многоуважаемого директора.
  
  - Вы знаете, мистер Кровазуб, я почему-то совсем не удивлён. Как я понимаю, у него ничего не получилось.
  
  - Думаю, что здесь сработало требование Вашего отца вернуть мантию и его предыдущее разрешение потеряло силу. Дело в том, что при повторной попытке Дамблдор получил такой магический откат, что его насилу откачали. Я уверен, что если бы не его связь с защитой Хогвартса, то от него не осталось бы даже пепла.
  
  - Кстати, - спросила Гермиона, - я много слышала об этой связи, но так и не поняла, что она из себя представляет.
  
  - Вы задаёте правильные вопросы, мисс Грейнджер, я могу более подробно поговорить с Вами на эту тему, - Кровазуб хмыкнул и добавил, - за дополнительное вознаграждение, разумеется.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Тёмная сторона Хогвартса.
  - Разумеется, мы согласны на Ваше предложение, - сказала Гермиона, - и мы готовы заплатить столько, сколько положено...
  
  - В пределах разумного, - закончил за неё Гарри и устало потёр свой лоб.
  
   Кровазуб хмыкнул.
  
  - Я вижу, что Вы несколько утомились от моей лекции, мистер Поттер.
  
  - Утомился? Да у меня голова раскалывается от обилия информации. Я не уверен, что запомнил хотя бы половину из сказанного.
  
  - Я уверен, что это не проблема. Учитывая то, кем была Ваша тёща и кто Ваша жена, теперь такие мелочи для Вас не проблема. Я уверен, что мисс Грейнджер всё запомнила и с радостью повторит сказанное мной.
  
   Гарри посмотрел на Гермиону, предвкушающую очередную лекцию, и поёжился от её взгляда. Её жажда знаний не раз и не два пугала его.
  
  - Вам осталось потерпеть ещё немного, ведь оттого, насколько хорошо Вы поймёте сказанное мной, зависят как Ваши жизни, так и свобода. Итак, Вы хотите знать, почему Дамблдор неуязвим для магического отката или, если Вам будет удобней, от наказания самой Магией. Извольте. Хогвартс был основан четырьмя волшебниками. Сделали они это не из-за большого благородства, как принято теперь считать, а из-за своего учителя и наставника.
  
  - И кто же был их учитель? - спросил Гарри.
  
  - Величие и могущество не рождаются на пустом месте, мистер Поттер. Моргана, мистер Поттер, их учителем была сама Моргана, - вдоволь налюбовавшись на отпавшие челюсти, гоблин продолжил. - Да, мисс Грейнджер, их наставником была Ваша матушка. Не советую распространяться на эту тему, ведь волшебники стёрли эту информацию со страниц истории, как и историю самих Основателей.
  
  - Меня это очень удивило, когда я искала информацию о них в библиотеке Хогвартса, - сказала Гермиона. - Ведь Основатели жили не так давно, по меркам волшебников конечно. Несколько строк тут, несколько строк там. Об Основателях остались только слухи и легенды.
  
   Тем временем, Кровазуб продолжил:
  
  - Какие именно цели преследовали Основатели Хогвартса, не знаю, но одно я знаю точно. Изначально, Основателям не было дела ни до полукровок, ни тем более до маглорождённых волшебников. Да и чистокровных волшебников они не очень-то и жаловали. В особенности Годрик Гриффиндор. Ох и любил же он повоевать с другими магами. Таких же позиций придерживались и остальные чистокровные волшебники. Однако факт остаётся фактом. После исчезновения Морганы они построили школу-крепость именно для маглорождённых и полукровок, чем удивили весь магический мир.
   Главным защитником студентов и школы, а также ударной силой в случае агрессии является директор Хогвартса. Всё-таки между многими волшебными семьями и кланами в те времена шла постоянная война. Создавались и разрушались военные союзы и альянсы. А потому, волшебник, даже со слабыми магическими силами, вступая на пост директора, получает доступ к магическому источнику школы и автоматически становится сильнейшим волшебником Англии.
   Разумеется, такую силу нельзя было оставлять без контроля. Поэтому Основатели разработали весьма неплохой текст клятвы для директора школы. В ней чётко и жёстко прописывались его права и обязанности, как перед учениками, так и перед Магией. Однако был серьёзный недостаток. Дети до своего магического совершеннолетия находятся под особой защитой перед лицом самой Магии. Если из-за действия или бездействия родителей или опекунов ребёнку будет причинён вред, то родители или опекуны незамедлительно получают наказание от Магии в виде ослабления магического потенциала или проклятья, вплоть до потери магических сил или смерти. Жестоко, но таковы законы магии. В нашем мире, мисс Грейнджер, это явление называется магический откат. Дети есть дети.
   В результате игр, шалостей или несчастных случаев во время обучения дети могут пострадать или серьёзно покалечиться. На время обучения в школе ученики находятся под ответственностью директора и, следовательно, он будет получать все наказания от Магии. Тут, как вы понимаете, ему никакого здоровья не хватит. Вот тогда Основатели разработали ритуал, который защитит директора от наказания Магии из-за неосторожного поведения студентов. Весь магический откат получает не директор, а сама школа. Недаром говорят, что Хогвартс частично разумен. Таким образом, директора школы в обмен за довольно жёсткую клятву получали силу и иммунитет от магических откатов и наказаний.
   Шло время. Основатели отошли в мир иной, и на их место пришёл Попечительский совет, для более эффективной работы школы. Выделяя деньги на нужды школы, волшебники из Попечительского совета контролировали как работу директора, так и работу всей школы, и надо отдать должное, на первых порах всё работало так, как надо. Всё было чинно и благородно. Но шло время, всё менялось. Чистокровным семьям время от времени нужно вливание свежей крови в их рода. Особенно острая необходимость в этом вопросе была у Священного Союза Семей. Вот тут в чью-то светлую голову пришла умная мысль воспользоваться ресурсами школы, где можно выбрать для своего наследника подходящую пару из маглорождённых на выгодных для себя условиях. Кроме того, школа является превосходной кузницей кадров. Как Вы понимаете, чистокровные предпочитают руководить, а не делать всё самостоятельно.
  
  - Ну ещё бы, - пробормотал Гарри.
  
  - Следовательно, нужны вассалы, помощники или, на худой конец, простые работяги, которые готовы предложить свои услуги за соответствующее вознаграждение. Теперь, чистокровные волшебники свято верят, что именно для этого и был построен Хогвартс, и всего-то нужно было слегка изменить клятву для директора. Потом клятву подправили ещё раз, а спустя время ещё раз. Все записи о клятве, написанной Основателями, были тщательно уничтожены, как впрочем и записи о самих Основателях Хогвартса. Для маглорождённых волшебников был разработан свой план обучения, который не имеет ничего общего с тем, чему учат чистокровные семьи своих отпрысков до школы, в течение лета и после её окончания.
  
  - Так, что это получается, - не выдержала Гермиона такого святотатства, - по сравнению с чистокровными волшебниками мы учимся по другой программе?
  
   Гоблин устало вздохнул:
  
  - Дети чистокровных семей начинают обучаться магии с семи лет. Законам и традициям - вообще с пелёнок. Разумеется, волшебную палочку до школы им никто не даст. Но учить теорию и движения волшебной палочкой под контролем опытного наставника они просто обязаны.
  
   В этот момент Гарри вскинулся:
  
  - Драко на первом уроке показал глубокие знания в зельеварении. Снейп тогда обратил внимание всего класса, как Драко правильно нарезает ингредиенты. А ведь нас этому никто не обучал. Это был наш первый урок!
  
  - И не обучил до сих пор, - заметила Гермиона. - Мы тогда не поняли в чём дело, думая, что нас пытаются унизить. И таких моментов множество.
  
  - Всё это сделано, - продолжил гоблин, - для того, чтобы чистокровные могли по достоинству оценить потенциал маглорождённых, прежде чем брать их на работу. Разумеется, за бесплатно учить маглорождённых никто не собирался и не собирается до сих пор, хотя денежного фонда, оставленного Основателями, более чем достаточно, чтобы обеспечить независимость школы. Но для допуска к нему необходима клятва директора, разработанная Основателями Хогвартса, о которой уже все благополучно забыли. Да, мисс Грейнджер. Вы вовсе не учитесь за бесплатно, как Вам это говорили. Большую часть Вашего образования и питания оплачивают чистокровные рода, такие как Малфои. Разумеется, после окончания школы Вы, так или иначе, отработаете эти деньги, которые будут удержаны из Вашей будущей зарплаты или получены от Вас иным способом.
  
  - Наверняка с хорошими процентами. Ну прям с очень хорошими, - прорычала Гермиона.
  
   Кровазуб хищно улыбнулся:
  
  - Поверьте мне, способов более чем достаточно. Так вот, для гарантии, что перспективный жених, невеста или будущий вассал, в котором заинтересован тот или иной чистокровный род, не "уплыл" за границу или в магловский мир, Попечительским советом был разработан специальный контракт. Перед поступлением маглорождённые получают письмо с двумя листами. На одном из них написан список учебников и необходимого инвентаря для обучения. Этот список остаётся с учеником, с которым он и ходит по магазинам. - Гермиона и Гарри кивнули головами. - А вот другой пергамент, с уведомлением, значительно интереснее. В нём сообщают о том, что молодого волшебника или волшебницу приглашают учиться в замечательной школе волшебства и ля-ля-ля тра-ля-ля. - Гарри и Гермиона удивлённо переглянулись. - Вот именно из-за него заместитель директора лично обходит всех маглорождённых и полукровок, и собственноручно раздаёт письма новым ученикам. Как правило, маглорождённые не обращают внимание, что к чистокровным семьям никто не приходит, а они просто получают письма по почте, как вы думаете почему?
  
  - Они уже знакомы с магическим миром, - ответил Гарри.
  
  - Пф... - ответил гоблин. - Всё значительно проще и сложнее. Чистокровные волшебники всегда проверяют свою почту на заклятия, слышите, всегда. По этой причине они и оплачивают обучение своих детей из своего кармана в полном объёме, а после окончания школы не имеют никаких обязательств перед школой. То же касается и полукровок, но только в том случае, если они проверили письмо на заклятия.
  
  - Вы хотите сказать, что с письмами что-то не так?
  
  - Именно, мистер Поттер. Если бы этот вопрос был мне задан маглорождённым или маглорождённой, то я бы не ответил на вопрос, так как мы не вмешиваемся в дела волшебников, но Вы другое дело. Моя семья управляет финансами Певереллов, и я по-прежнему являюсь хранителем Алтаря Смерти, доверенного моей семье вашим родом, и потому я действую, в первую очередь, в интересах Вашего Рода.
  
  - А что не так с этим приглашением? - не выдержал этого словоблудия Гарри.
  
  - Как я уже сказал, всё просто и сложно одновременно. На пергаменте под чарами иллюзии находится контракт. Право на опекунство на имя директора школы. В нём Вы ДОБРОВОЛЬНО соглашаетесь на опеку директора Хогвартса. Это стандартный договор, и чистокровные о нём знают, но предпочитают помалкивать, так как это и в их интересах.
  
  - А в чём суть этого контракта?
  
  - В обмен на бесплатное обучение Ваш опекун имеет право распоряжаться Вашими деньгами (дабы научить Вас зарабатывать и правильно их тратить) и Вашей судьбой так, как посчитает нужным (дабы Ваша будущая супруга или супруг имел достойное воспитание и моральный облик). Он может устроить Ваш брак без Вашего на то согласия, что в Вашем случае мы и наблюдаем. Фактически подобный контракт даёт опекуну над подопечным до окончания школы практически абсолютную власть. Разумеется, - Кровазуб многозначительно посмотрел на студентов, - перед подписанием контракта будущий опекун обязан принести клятву или Непреложный обет перед своим будущим подопечным о ненанесении вреда. Об этом знают в любой волшебной семье. Во всяком случае, те, кто удосужился изучить законы и традиции магического мира. Ведь подписав контракт без ответной клятвы, несовершеннолетний маг или волшебница практически отдаёт опекуну абсолютную власть над собой. Разумеется, об этом можно узнать в Хогвартсе на уроке "Традиции Магического Мира" или прочитать в книге "Краткий сборник о Законах Магического Мира"
  
  - Но у нас нет этого предмета! - возмутилась Гермиона. - Таких книг нет даже в библиотеке.
  
  - Думаю, теперь Вы знаете, почему этих предметов больше нет в обязательной образовательной программе Хогвартса, как впрочем нет и записей об Основателях! Таким образом, чтобы дать директору над собой абсолютную власть, маленькому волшебнику или волшебнице нужно просто собственноручно, снизу под контрактом, написать "Я согласен", ну или поставить свою подпись. Как только подпись получена, Магия фиксирует контракт, он немедленно отправляется директору, и вуаля! Директор может делать с юным дарованием всё, что ему вздумается, даже продать в рабство.
  
   Гарри растеряно посмотрел на Гермиону и сказал:
  
  - Я написал, что я согласен.
  
   На лице Гермионы отразился ужас.
  
  - Я тоже.
  
  - Думаю, теперь Вы понимаете, в какой опасности Вы находитесь? Единственное, что удерживает Дамблдора от абсолютного произвола, это клятва, хоть и извращённая, но клятва, данная перед главой Попечительского совета. Однако и здесь есть свои возможности. Например, директор может посчитать, что для маглорождённого мага одаренного, например, в чарах, будет большой удачей поступить на работу к чистокровному магу. То, что он будет работать за хлеб и воду, так это дело десятое. Зато он будет под опекой чистокровного волшебника. Разумеется, этот чистокровный волшебник должен будет "пожертвовать" в фонд школы определённую сумму денег. От общей суммы "пожертвования" свои проценты получает Попечительский совет, а за ними и директор. Всё-таки школа воспитывала этот талант, а Попечительский совет финансировал его обучение. Повторяю, за действиями директора внимательно следит Попечительский совет, так как директор действует в первую очередь в его интересах. А вот контроль над собой, это то, что бесит нашего светлого мага больше всего. Это и является одной из главных причин столь "тёплых" чувств, которые питает Дамблдор к чистокровным семьям.
  Однако, во время последней войны количество чистокровных семей в Попечительском совете значительно сократилось, и Дамблдору теперь стало значительно легче. Но вернёмся к маглорождённым. Если кто-то из чистокровных положил глаз на одарённую маглорождённую ведьму, то никаких проблем. Главное договориться о соответственном взносе в фонд школы, и все будут счастливы.
  
  - Кроме маглорождённых, подписавших контракт, - сказала Гермиона.
  
  - Вы хотите сказать, что если Драко Малфой захочет сделать из Гермионы, например, служанку или того хуже...
  
  - Говорите прямо, мистер Поттер, всё сказанное не уйдёт дальше этого кабинета. Если наследнику рода Малфой понадобится сексуальная игрушка, - гоблин выразительно посмотрел на Гермиону, - то он получит то, что желает. Даже, несмотря на то, что она чистокровная волшебница и Ваша жена. Повторяю, Вы добровольно подписали магический контракт и передали свои жизни в руки Альбуса Дамблдора. Правда, учитывая то, что вы, мисс Грейнджер, чистокровная волшебница, цена на Вас несколько возрастёт. Но я уверен, если Драко Малфой узнает чья Вы жена, то он или его отец заплатит Дамблдору любые деньги, чтобы заполучить Вас.
  
   Гарри вскочил и взревел раненным зверем:
  
  - Они не посмеют. Я чистокровный маг.
  
  - Для всех Вы полукровка, мистер Поттер. И в Ваших же интересах, чтобы все по-прежнему так считали. Иначе за Вас возьмутся всерьёз.
  
  - Но я знаменит! - попытался выдать последний аргумент Гарри.
  
  - Вы сирота, у которого нет никого из живых членов Вашего рода, дабы поддержать или заступиться за Вас, - безжалостно сказал гоблин. - Думаю, этот год наглядно показал, чего стоит Ваша слава.
  
  - Так что, настоятельно советую не распространятся о Вашем браке, молодые люди. Вернёмся к торговле, - посмотрев на скривившиеся лица, гоблин продолжил. - Весь вопрос в цене, и надо вовремя взять с "товара" клятву о нераспространении столь щекотливой информации. Правда, в последнее время чистокровные волшебники стали брезговать маглорождёнными и "товар" в основном уходит за границу. Ну и, разумеется, девушка должна быть настоящей красавицей, которую найти в нашей стране после эры костров инквизиции стало весьма проблематично.
  
   Гермиона вопросительно посмотрела на Кровазуба.
  
  - Многожёнство распространено не только на востоке, мисс Грейнджер. В магическом мире это сплошь и рядом. Однако удел маглорождённых девушек - быть наложницами. На большее им рассчитывать не следует. Дети от подобных союзов не имеют никаких прав, как на наследство, так и на родовые дары, если, конечно, их не ввести в род. Бастард, он и в магическом мире бастард. Но зато их можно заставить принести вассальную клятву законному наследнику рода в одностороннем порядке.
  
  - Получив в свои руки раба-мага? - с отвращением выплюнула Гермиона.
  
  - Ну, - гоблин извиняюще развёл руками, - как я уже сказал, главное условие - это взять с "товара" клятву о нераспространении о его новом статусе.
  
  - Если директор по решению Попечительского совета оставляет свой пост? - Гермиона начала искать лазейку.
  
  - С него автоматически снимаются и клятвы, ведь он больше не директор школы, - ответил Кровазуб, понимая, что речь идёт о событиях, связанных с нападениями василиска. - Но в контрактах, подписанных Вами, написано имя директора, а не его должность.
  
  - Облом, - сказал Гарри. - А если, спустя время, волшебник вновь возвращается на пост директора школы?
  
  - Тогда глава Попечительского совета, на данный момент Люциус Малфой, должен повторно принять клятву. Собственно, насколько мне известно, для этого он и приходил в конце учебного года.
  
  - Так вот для чего он приходил, - сказал Гарри, - то-то я удивился, чего он забыл в кабинете Дамблдора. Вошёл как будто он сам Мерлин, да, быстро же Дамблдор сбил с него спесь. Но Люциус Малфой не принимал никаких клятв от директора.
  
  - Вы в этом уверены? Должно было произойти что-то очень серьёзное, чтобы Люциус Малфой не исполнил свой долг.
  
  - Ну ещё бы, ему показали тёмный артефакт, который чуть не поубивал половину детей в школе. Когда ему дали понять, что мы знаем, что это он подкинул его Джинни Уизли, он очень резво смотался из кабинета, и с тех пор его в школе не видно и не слышно.
  
  - А если директор Хогвартса не произносил нужной клятвы? - спросила Гермиона.
  
  - Тогда, моя несчастная волшебница, мы получим Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора во всём своём великолепии и возможностью развернуться во всю ширину своей души. Между нами говоря, очень много талантливых магов и волшебниц, только что закончивших Хогвартс, уехало за границу и устроилось на работу к чистокровным семьям на очень не выгодных для себя условиях, и в этом чувствуется рука Дамблдора. Собственно, это одна из причин столь сильного загнивания Вашего магического общества. Чистокровные волшебники больше не нуждаются в услугах "грязнокровок", пусть и талантливых. Такова судьба талантливых маглорождённых волшебниц и волшебников в магической Англии. Их удел быть...
  
  - Быть фактически проданными, если не нашим чистокровным расистам, то заграничным, - сказал Гарри.
  
  - Спрос рождает предложение, как говорят маглы, в особенности на талантливых волшебниц, и Дамблдора теперь ничто не сдерживает, - и гоблин очень внимательно посмотрел на Гермиону.
  
  - Но если об этом сообщить в редакцию газеты... - начала Гермиона.
  
   - То тогда молитесь, чтобы Вы не получили "Обливиэйт" и не проснулись завтра в публичном доме, пытаясь вспомнить своё имя, мисс Грейнджер, ибо и чистокровные маги, и Министерство Магии, которое кормится с рук чистокровных, поддержат Дамблдора в столь благородном деле, как обеспечение публичного дома столь непокорным товаром.
  
  - Ради всеобщего блага! - добавил Гарри.
  
  - В точку, мистер Поттер!
  
  - Теперь я понимаю почему, когда Дамблдор с таким слащавым голосом говорит о Всеобщем Благе, это звучит как насмешка, - задумчиво сказала Гермиона.
  
  - Кстати, последний полукровка, который попытался отстаивать свои интересы в открытую во время своего обучения, был Том Марволло Реддл, - сказал Кровазуб.
  
  - Волан-де-Морт? - хором воскликнули Гарри и Гермиона.
  
  - Именно. За это Дамблдор решил указать ему его место и заключил на правах опекуна контракт с одним старьёвщиком с Лютного Переулка на десять лет. Вы только подумайте, талантливый волшебник, не уступающий в школьных успехах самому Дамблдору, блестящий студент, которому пророчили место Министра Магии через три, максимум пять лет после школы, вынужден был десять лет горбатиться за гроши продавцом в чахлом магазинчике и бегать на посылках с мелкими заказами. Разумеется, после окончания контракта на такой работе все дороги в большую политику для Тома Марволо Реддла были закрыты, так как его репутация была полностью уничтожена. Если бы со мной сделали нечто подобное, я бы всю магическую Англию в крови утопил и не поморщился. Без обид, мистер Поттер и мисс Грейнджер, но Ваш магический мир сам создал Волан-де-Морта, и всё, что он сотворил, Ваш мир это заслужил.
  
   Неожиданно на шкатулке, на столе, вспыхнул рубин. Кровазуб вынул кусочек пергамента и, прочитав его, грязно выругался на гоббледуке.
  
  - У меня скверные новости, молодые люди. Десять минут назад в больничном крыле Хогвартса очнулся Альбус Дамблдор. Вам пора возвращаться.
  
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Прощание с Кровазубом.
  - Плохо, всё очень плохо. - Кровазуб метался в своём кабинете из угла в угол со скоростью, которая явно не соответствовала его возрасту. - Старый паук! Неужели не мог ещё поваляться без сознания! Чтобы тебе дементоры в эротическом сне приснились! Чтобы... - дальше гоблин перешёл на гоббледук. Очевидно, английский язык не мог выразить всю гамму чувств, которую испытывал старый гоблин.
  
  - Я так понимаю у нас проблемы? - спросил Гарри.
  
  - Вы даже не представляете насколько большие. Я надеялся, что у нас будут ещё хотя бы сутки. Вы же ещё ничего не знаете.
  
  - Значит, поговорим позже.
  
  - Проблема не в этом, мистер Поттер. Если Вы уйдете сейчас, то обратно Вы уже не вернетесь.
  
  - Ну не убьёт же он нас.
  
   Кровазуб внезапно остановил своё шествие и, развернувшись к Гарри, проткнул его своим взглядом.
  
  - Всё намного хуже, молодые люди. Нет, он не убьёт Вас, но Вы не сможете не думать о том, что были в банке Гринготтс. Когда он об этом узнает, а он об этом узнает в первый же день, слишком долго Вы были без его контроля, он просто выпотрошит Вашу память, и это будет только началом. Уверяю Вас. Когда он окончательно закончит с Вами, Вы позавидуете мёртвым.
  
  - Неужели всё так плохо? - Гермиона не знала, что привело гоблина в такую панику.
  
  - Хуже некуда, мисс Грейнджер. Ваш муж - глава четырёх древних родов. Понимаете. Теперь у Вашего мужа доступ к абсолютно всему состоянию этих родов, а значит... - гоблин с вызовом посмотрел на Гермиону.
  
  - А значит, теперь к этому состоянию имеет доступ и Дамблдор.
  
  - Что в первую очередь сделает эта блевотина дементора, когда узнает всё, что узнали Вы? - продолжил наседать гоблин.
  
  - То, что он сотрёт нам память, это само собой... - вдруг у Гермионы округлились глаза. - Библиотека!
  
  - Не просто библиотека, а библиотеки сразу четырёх родов. Да ещё каких! Сказочный, я бы даже сказал фантастический, приз!
  
  - Плюс золото, - сказал Гарри, понимая, в какую задницу тролля они попали.
  
  - Плюс золото, - согласился гоблин. - На которое можно купить всю Англию. Как бы пафосно это ни звучало, но сейчас Вы самый богатый волшебник в Англии, не считая Вашей жены, разумеется. Всю свою жизнь Дамблдор гонялся за Дарами Смерти. Ему была выгодна Ваша смерть, мистер Поттер, чтобы попытаться вновь привязать к себе Ваши семейные артефакты. У меня есть подозрения, почему Дамблдор позволил Вам жить всё это время. Но теперь Вы обречены.
  
  - Но что же нам теперь делать... - начал Гарри.
  
  - Чтобы спастись? - закончил гоблин. - Дамблдор сделал то, что ожидать от него мы никак не могли. Он сделал подарок для нас.
  
  - О чём Вы?
  
  - Дамблдор сделал для нас подарок, а именно, совершил ошибку. Если мы ею не воспользуемся, то лучше бы мы не рождались.
  
  - Да о какой же ошибке Вы говорите, мастер Кровазуб?!! - Гарри сумел быстро взять себя в руки, однако его по-прежнему потряхивало, как впрочем и Гермиону.
  
  - Дамблдор желал воспитать забитую марионетку, которая доверчиво потянется к первому, кто даст ей хотя бы капельку ласки. Так оно и произошло. Однако, вместе с тем, он воспитал наследника Певереллов, согласно инструкциям, оставленным Лордами Певереллами. Для начала нужно закрыть от окружающих информацию о том, кем Вы стали как друг для друга, так и для окружающих. Учитывая, что Альбус Дамблдор и Северус Снейп мастера легилименции, то окклюменция для Вас не подойдёт.
  
  - Мастер Кровазуб, а... - начал Гарри.
  
  - Легилименция - искусство проникновения в чужой разум, - Гарри поёжился, - другими словами, волшебник может прочитать чужие мысли и память. Окклюменция - защита своего сознания. Но этому учат годами, тем более, что в Хогвартсе теперь эту дисциплину не преподают.
  
  - Какое совпадение, - съязвил Гарри.
  
  - Да, действительно, - не остался в долгу гоблин.
  
  - Амулеты не годятся, - размышлял гоблин, - их могут сорвать, да и, скорее всего, так и сделают, как только узнают, что они на Вас. А перед этим поинтересуются, что это у Вас такое интересное, и главное, где Вы это взяли? Так... А что если..., мнда..., а почему собственно нет?
  
   Гоблин хлопнул ладонью по своему столу, и шустро обойдя его, приблизился к супругам. Внимательно посмотрев на них, он вернулся к столу и, написав на клочке пергамента несколько слов, положил его в шкатулку.
  
  - Мистер Поттер, - гоблин стал энергично потирать свои ладони, - похоже, я нашёл способ, как защитить Ваше сознание. Ха, такого ещё никто не делал, но если получится, Вы будете в безопасности, во всяком случае, в безопасности будет Ваша память и мысли. Мистер Поттер, сейчас придут три поверенных Ваших родов и принесут кольца Лордов. Минуту.
  
   Гоблин вновь шустро подошёл к своему столу и достал шкатулку. Спустя двадцать минут в дверь постучали.
  
  - Войдите, - рявкнул гоблин. В зал вошли знакомые гоблины, которых Гарри видел вчера.
  
  - Господа, лорд Поттер желает надеть свои родовые кольца себе и своей супруге.
  
   Гоблины нерешительно подошли к Гарри, каждый из них протянул по открытой шкатулке с попарно лежащими кольцами по центру.
  
  - Лорд Певерелл, - от этого имени присутствующие гоблины вздрогнули не хуже, чем волшебники от имени Волан-де-Морта, - позвольте дать совет.
  
  - Конечно, мастер Кровазуб, я полностью доверяю Вашему мнению, - гоблины повторно вздрогнули и с опаской посмотрели на Кровазуба.
  
  - Вы правша? - спросил Кровазуб.
  
  - Да, - сказал Гарри.
  
  - А Вы?
  
  - Да, - сказала Гермиона.
  
  - Превосходно! - Кровазуб начал инструктировать Гарри. - Вначале наденьте кольцо лорда Поттера. На указательный палец правой руки. Это главенствующий род. Он будет в паре с родом Певерелл. Магия артефакторов не будет конфликтовать с некромантией, а потому на средний палец правой руки надевайте кольцо лорда Певерелл. Так. Кольца сжались и признали Вас. На указательный палец левой руки наденьте кольцо лорда Слизерина, как рода по линии Вашей матери. На средний же палец наденьте кольцо лорда Блэка. Кольца также приняли Вас. Что же, нам очень повезло с сочетанием сил, собранных в Ваших руках, лорд Поттер, - гоблин с почтением поклонился, - получилось весьма гармонично.
  
  - Теперь прошу Вас проделать ту же процедуру с Вашей женой.
  
   Через две минуты.
  
  - Лорд Поттер, лорд Певерелл, лорд Слизерин, лорд Блэк, с возвращением в магический мир, поздравляю Вас.
  
  - Леди Поттер, леди Певерелл, леди Слизерин, леди Блэк, с возвращением в магический мир, поздравляю Вас.
  
   Внезапно Кровазуб посмотрел на гоблинов и сказал:
  
  - Рад Вас уведомить, что лорд Поттер решил передать все финансовые дела в руки моего рода, - гоблины стали стремительно бледнеть, - а потому я настоятельно рекомендовал ему отказаться от Ваших услуг, - на лицах гоблинов выступил пот, - и в первую очередь от Ваших услуг, мистер Крюкохват. К сожалению, лорд Поттер не внял моим рекомендациям и решил дать Вам испытательный срок в размере полугода, в течение которого Вы должны доказать, достойны ли Вы его доверия, - на лицах гоблинов появилась надежда. - Разумеется, Вы должны принести моему роду вассальную клятву, - гоблины вновь заметно напряглись, - однако я не настаиваю, и готов в любой момент заменить Вас на более компетентных помощников. Жду Вас завтра в 10.00 в этом кабинете.
  
  - Я требую, - сказал Гарри, - чтобы о происшедшем в этом кабинете никому не было сказано ни слова.
  
  - Я Вас больше не задерживаю, - сказал Кровазуб, и гоблины растерянно направились к выходу.
  
   После того, как закрылась дверь, Гарри ошарашено сказал:
  
  - Круто Вы с ними! Только я не понял, чего это они так испугались, когда Вы говорили об их увольнении?
  
  - У нас свои традиции, мистер Поттер. Если гоблин не приносит пользу своему народу, то значит он слишком глуп. Если он слишком глуп, значит голова ему ни к чему, и мы помогаем ему избавиться от ненужной части тела.
  
  - Вы хотите сказать... - сказала позеленевшая Гермиона.
  
  - Да, мисс Грейнджер, я бы с удовольствием отрубил голову поверенному рода Поттер, но, к сожалению, это невозможно. Во всяком случае, пока. Если поверенный будет заменён, то Дамблдор может что-то заподозрить.
  
  - Да, но не слишком ли Вы жёстко говорили с остальными моими поверенными? - поинтересовался Гарри.
  
  - Урок первый, мистер Поттер, Лорд должен держать своих подчинённых в жёсткости. Это не прихоть, но необходимость. Сотрудники должны видеть, что Вы уверенно держите власть в своих руках и будущему Ваших сотрудников ничего не угрожает.
  
  - Благодарю за урок, мастер Кровазуб, - Гарри слегка поклонился гоблину.
  
  - Всегда пожалуйста, - ответный поклон.
  
  - А что мне говорить, когда волшебники увидят кольца?
  
  - Мысленно, но очень чётко прикажите Вашим кольцам стать невидимыми, как для глаз, так и для магии. Это позволит Вам скрыть их не только от визуального, но и от магического зрения.
  
   Гарри прикрыл глаза и через десять секунд кольца исчезли. Гоблин взял очки и посмотрел на его руку.
  
  - Это магические стёкла, они помогают работать мастерам-артефакторам с плетениями, - через двадцать секунд гоблин выдал. - У Дамблдора такие же. Идеально, мистер Поттер. Никаких следов колец. Теперь, прошу Вас вместе с женой, пройдите вот сюда, да сюда, в центр кабинета. Хорошо. Теперь встаньте друг перед другом на колени и возьмите друг друга за правую руку, да, вот так. Леди Поттер, прошу предоставить мне на время Вашу волшебную палочку.
  
  - Лорд Поттер, клянётесь ли Вы своей магией и жизнью не выдавать своих мыслей против своей воли, кому бы то ни было, как бы то ни было, пока Ваша жена лично не разрешит Вам обратное.
  
  - Клянусь!
  
   Вспышка магии, и из волшебной палочки вылетело огненное кольцо и легло вокруг соединённых ладоней.
  
  - Лорд Поттер, клянётесь ли Вы своей магией и жизнью не выдавать Ваши воспоминания против своей воли, кому бы то ни было, как бы то ни было, пока Ваша жена лично не разрешит Вам обратное.
  
  - Клянусь!
  
   Вспышка и второе огненное кольцо заняло своё место вокруг ладоней.
  
  - Лорд Поттер, клянётесь ли Вы своей магией и жизнью защитить Ваш разум и Ваши чувства от влияния на них заклятиями или зельями извне, с помощью внутреннего магического резерва, до тех пор, пока Ваша жена лично не разрешит Вам обратное.
  
  - Клянусь!
  
   Вспышка, и последнее огненное кольцо закрепляет клятву.
  
  - Ваша очередь. Леди Поттер, клянётесь ли Вы...
  
   Пять минут спустя.
  
  - Ваша палочка, леди Поттер. Теперь Ваш разум и воспоминания защищены настолько, насколько это возможно при данных обстоятельствах.
  
  - Но у нас ещё столько вопросов для Вас, - сказала расстроенная Гермиона.
  
  - А у меня для Вас столько же ответов, - Кровазуб нырнул под стол и, спустя минуту, достал из-под него общую тетрадь в чёрном кожаном переплёте. - Держите, молодые люди, эта тетрадь связана с такой же протеевыми чарами. Через неё мы будем общаться. Разберётесь по ходу дела. Я бы дал Вам сквозное зеркало, но могут возникнуть вопросы, от кого оно и с кем Вы разговариваете. Дальше. Дамблдор связан со школой особой связью. Он знает, кто и где находится в любое время. Многие места в школе прослушиваются, особенно в этом деле Дамблдору помогают портреты. Учитывая, что ему уже известно о Вашем отсутствии на территории школы, заявите, что гуляли по Хогсмиду, ну скажем, по рекомендации колдомедика. Я распоряжусь, чтобы Вам передали портал. Предупредите об этом мадам Максим. Она станет Вашим алиби. Да, и самое главное, мисс Грейнджер. Если Вы хоть немного дорожите своей свободой и жизнью Вашего мужа, ни в коем случае, Вы слышите, ни в коем случае, мир не должен узнать, что Вы сидх. Помните, Вы в значительно большей опасности, чем знаменитый Гарри Поттер. Даже если бы за ним гонялась сотня Тёмных Лордов. А теперь удачи.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Возвращение в Хогвартс.
  - Так, так, - сказал Гарри и осмотрелся вокруг.
  
  - Похоже, мы не первые, кто перемещается в это место. Весьма удобно. Рядом Хогсмид, мы под заклятием невидимости, даже если кто-то случайно заглянет сюда, то нас просто не заметят.
  
  - Ага, - сказал Гарри, - а если ещё на вот этих камнях выбить руны для отвлечения внимания, то сюда можно переместить хоть целый полк солдат, никто и не заметит. Кстати, что это за руны тут?
  
  - Ха, ты угадал. Действительно связка рун для отвлечения внимания. Ну, гоблины, ну жуки!- с восхищением сказала Гермиона.
  
  - Ладно, - Гарри снял с себя и Гермионы заклятие невидимости.
  
  - Потопали. Чем быстрее мы доберёмся до кареты Шармбатонской школы, тем лучше.
  
   Дорога прошла без происшествий.
  
  ***
  
  
  
  - А вот и наша знаменитая парочка, - навстречу шли две француженки.
  
  - Э..., Шанель Франсуаль и Жаклин Женельгина, я не ошиблась? - уточнила Гермиона.
  
  - Просто Шанель.
  
  - Просто Жаклин.
  
   Гарри широко улыбнулся:
  
  - Просто Гарри, а это просто Гермиона.
  
   Гермиона шутливо стукнула его по плечу и обратилась к новым подругам.
  
  - Ну, какие новости?
  
  - Ну, - сказала Шанель, - новостей уйма, но они подождут. Вас ждут, мадам Максим и месье Делакур.
  
  - Тогда я думаю мы не должны заставлять их ждать. Вы с нами?
  
  - Да, мы Вас проводим. Кстати, мы, как бы это сказать,- Шанель смущённо посмотрела на Гермиону, - в общем, мы вроде послов от наших девчонок.
  
  - И вообще, это не честно с вашей стороны, - тут же накинулась на них Жаклин.
  
  - В смысле? - всё это время Гарри отчитывала только Гермиона, и слышать подобное от посторонних девушек ему ещё не приходилось.
  
  - А то, что Вы должны были рассказать о тролле, о василиске, про дементоров, и вообще, мы тут от скуки скоро мхом покроемся. Ваша погода просто кошмар. Ни погулять, ни приличных магазинов. В общем, не знаю, что от Вас мадам Максим нужно, но после Вы просто обязаны нам всё рассказать во всех подробностях.
  
  - Ну, мы... - попыталась что-то сказать Гермиона.
  
  - А с Вами, молодая леди, мы будем разговаривать отдельно.
  
  - Да. И вообще, это не по-дружески. Получить предложение руки и сердца и ничего не рассказать своим лучшим подругам!
  
   Гермиона растерянно переводила взгляд с одной девушки на другую.
  
  - Точно, точно. Почему эту новость мы узнали не от тебя, а от мадам Максим. А где подробности? И вообще, спрятаться от нас и заставить мучиться два дня - это бесчеловечно даже для чопорных англичан...
  
  - В общем, считайте, что Вы под арестом, а мы Ваши стражи.
  
  - А Вам не кажется, молодые леди, что для стражей Вы выглядите слишком привлекательно, - не удержался Гарри.
  
   Видя, как девушки покраснели, Гермиона решила взять разговор в свои нежные ручки.
  
  - Мне кажется, или Гарри Поттеру стало не хватать адреналина? - спросила Гермиона с арктическим холодом в голосе, но глаза смеялись. - Если это так, то я могу что-нибудь придумать. Кстати, девочки, Вы знаете, мой Гарри совершенно не умеет танцевать.
  
   - Что??? - вскрикнули француженки.
  
  - Да, - прошептала Гермиона, начав обсуждать заговор. - Вот я подумала, ему будет нужна практика... - на этих словах на лице Гарри отобразился дикий ужас. - Да, и чем больше, тем лучше, - на лицо Гермионы вылезла мстительная улыбка. - Мы ведь не хотим, чтобы спаситель Габриэль ударил в грязь лицом, когда начнётся бал, вот я и подумала, может, Вы поможете мне? - три девушки плотоядно осмотрели Гарри с головы до ног.
  
   Пока девушки рассматривали его с гастрономическим интересом, Гарри попытался бочком отодвинуться от них как можно дальше.
  
  - Девочки,- услышал он возмущённый голос Гермионы, - мне кажется или этот субъект сейчас пытается удрать от таких красивых нас?
  
   Вот тут у Гарри не выдержали нервы, и он со всех ног побежал в сторону кареты.
  
  - Держи его! - раздался весёлый крик в три голоса.
  
  ***
  
  Двадцать минут спустя. Гостиная кареты Шармбатонской школы.
  
  
  
  - Значит, Габриэль в списке?
  
  - Да, мистер Делакур.
  
  - А Вы стали Лордом Поттер?
  
  - Да, сэр. Но об этом нельзя распространяться, иначе моя жизнь повиснет на волоске.
  
  - Я буду молчать, мистер Поттер. Даже мадам Максим не будет в курсе. У Габриэль возьмёте слово сразу после ритуала. Ну что же, давайте уладим этот вопрос окончательно. Габриэль подойдёт через пять минут. Вы хорошо запомнили, что Вы должны сделать?
  
  - Да, сэр.
  
  - Время есть, давайте повторим ещё раз шаг за шагом.
  
   В открывшуюся дверь вошла Габриэль и, увидев Гарри, широко улыбнулась.
  
  - Здравствуй, Габриэль, - Гарри не мог не улыбнуться, увидев такое чудо.
  
  - Привет, Гарри, - беззаботно помахала рукой девочка. - Папа? - Габриэль вопросительно посмотрела на отца. Делакур кивнул головой дочери и отошёл в сторону. Габриэль выпрямила спинку и, храбрясь, подошла к Гарри Поттеру. Остановившись от него на расстоянии в метр, она встала на колени и, не отрывая взгляда от его глаз, звонким голосом проговорила:
  
  - Я, Габриэль Жан Делакур, перед лицом Магии признаю Долг Жизни перед Вами. Я сказала. Да будет так. Да будет Магия нам свидетелем.
  
  - Я, Гарольд Джеймс Поттер, Лорд рода Поттер, перед лицом Магии принимаю твой Долг Жизни передо мной. Я сказал! Да будет так! Да будет Магия нам свидетелем!
  
   Вспышка магии подтвердила принятую клятву.
  
  - Габриэль Жан Делакур, в часть уплаты Долга, я требую от Вас молчания о том, что я являюсь Лордом до тех пор, пока я лично не разрешу Вам обратного.
  
   Вспышка магии и Гарри облегчённо выдохнул.
  
  - Спасибо, Габриэль. Можешь идти. - сказал ей отец. - Нам ещё о многом нужно поговорить с мистером Поттером. И позови, пожалуйста, мадам Максим и мисс Грейнджер.
  
  ***
  
  
  
   Спустя десять минут после подтверждения Долга Жизни от Габриэль Делакур, вся компания из четырёх магов с удобствами расположилась в малой гостиной.
  
  - Теперь, когда формальности улажены, я вижу, что у Вас много вопросов. Я полностью в Вашем распоряжении.
  
  - Мистер Делакур, - начал Гарри, - мне стало известно, что образование чистокровного волшебника и образование для маглорождённых в Хогвартсе в корне отличаются друг от друга. Это так?
  
  - Да, это так. Маглорождённые волшебники не получают и десятой части из того, что должен знать чистокровный маг для того, чтобы достойно возглавить свой род и представлять свои интересы.
  
  - Не могли бы Вы помочь решить эту проблему?
  
   Делакур встал из кресла и начал расхаживать из угла в угол.
  
  - Видите ли, в чём дело, мистер Поттер. Найти нужных вам учителей не проблема. Я даже готов оплатить все расходы. Нет, мистер Поттер, это не благотворительность, долги моей дочери, это долги моей дочери. Что же касается меня, то это меньшее, что я могу сделать для Вас, как отец Габриэль. Проблема вот в чём. В Хогвартсе вокруг студентов создан искусственный информационный вакуум. В особенности, это заметно по Вам. Лично Вы, мистер Поттер, отрезаны от информации значительно сильнее, чем даже рядовой студент Хогвартса. Поверьте мне, со стороны это очень заметно.
  
  - Он прав, Гарри. Во всяком случае, насчёт тебя, - задумчиво сказал Гермиона.
  
  - Кому-то очень невыгодно, чтобы Вы получили знания в полном объёме. Конечная цель мне не понятна, но какая, по-вашему, будет реакция у Ваших "доброжелателей", если вокруг Вас начнутся крутиться ещё несколько учителей по предметам, которых нет в школе уже несколько столетий?
  
  - Конечно, можно было бы на первых порах обучать Вас в нашей карете, - задумчиво пробормотала мадам Максим, - но это временная мера. Через несколько месяцев мы покинем Вас.
  
   Гарри стиснул зубы и прорычал:
  
  - И здесь облом.
  
   Гермиона подошла и обняла Гарри.
  
  - Я уверена, мы что-нибудь придумаем, главное не опускать руки.
  
  - Я и не собираюсь опускать руки, даже если мне придётся собственноручно придушить Дамблдора его бородой.
  
  - Ты, наверное, хотел сказать, что если нам придется собственноручно придушить Дамблдора его собственной бородой? - строго переспросила Гермиона.
  
  - Да, - улыбнулся Гарри. - Именно это я и хотел сказать.
  
  - Замечательный настрой, молодые люди, - улыбнулся Делакур. - Позвольте дать Вам совет. Вы знаете своего директора лучше, чем многие его знакомые.
  
  - Да не так, чтобы очень, - Гарри почесал затылок.
  
  - Это Вам так кажется. Сделайте следующее. Сядьте. Успокойтесь. Расслабьтесь. Закройте глаза и постарайтесь вспомнить всю Вашу жизнь, посмотрите на неё глазами своего директора. Постарайтесь, влезьте в его шкуру и голову. Думайте, как он. Любое событие в Вашей жизни должно привести Дамблдора к какой-то его цели. Возьмите какое-нибудь происшествие, жертвой которого Вы стали. Ухватитесь за конечный результат и отматывайте события назад. Это может быть довольно длинной цепью событий. Но, если Вы поймёте основу этой цепи, то создав определённую ситуацию, Вы получите то, что желаете.
  
  - Можно попробовать, - задумчиво пробормотал Гарри. - Мне нужна тихая комната. Я не хочу откладывать это на потом.
  
  - Прошу за мной, мистер Поттер, - мадам Максим встала и направилась к выходу. - Думаю, я знаю, что Вам подойдёт просто идеально.
  
   Когда Гермиона попыталась проследовать за Гарри, неожиданно её остановил Делакур.
  
  - Нет, мисс Грейнджер. На первых порах, он должен быть один, чтобы его сознание ни на что не отвлекалось.
  
   Пять минут спустя.
  
  - Где это мы? - перед Гарри было небольшое помещение, разбитое на секции, отделённые друг от друга прозрачными ширмами.
  
  - Мы называем это малым залом для медитации. Здесь есть кресла, диваны, коврики, подушки, матрасы, одним словом всё на Ваш вкус. Выбирайте помещение по своему вкусу. Вот тут расположена ручка. Поверните её вот так, - в момент поворота прозрачные стены приобрели мягкую древесную расцветку и перестали быть прозрачными. Сама же комната наполнилась мягким светом.
  
  - Здесь хорошо думается, когда хочешь побыть один. Можно почитать книгу. В общем, пока Вы здесь, Вас не побеспокоят. В соседнюю кабину мы пригласим Вашу невесту. Возможно, кому-нибудь из Вас улыбнётся удача, и Вы найдёте выход из этой ситуации.
  
  ***
  
  
  
   Гарри сидел на диване в одиночестве и заново переосмысливал свою жизнь. Учитывая, что после ритуала у него всплыли многие заблокированные воспоминания, то их следовало осмыслить и разложить по полочкам. Результат его жизни, мягко говоря, не радовал. Гермиона была единственным светлым лучом в его жизни, и если он не найдёт выход, то этот луч могут погасить. Став рассматривать свою жизнь глазами Дамблдора, Гарри впал в состояние полусна, полуяви. Он настолько ушёл в этот процесс с головой, что не сразу услышал, что к нему стучатся.
  
  - Гарри, ты в порядке? - обеспокоенный голос Гермионы доносился из-за двери.
  
  - Гермиона, что случилось?
  
  - Что случилось? Уже одиннадцать часов ночи, вот что случилось. Ты не пришёл на ужин. Ты не пришёл в спальню... - вдруг Гермиона покраснела. - Ну, я имела в виду... - увидев, как на лице у Гарри расплывается улыбка Гермиона запнулась. - Пф, пошляк!
  
  - Это почему? - удивился Гарри.
  
  - У всех Вас только одно на уме? - пыталась скрыть своё смущение за нападением гриффиндорка.
  
  - А откуда ты знаешь, что у меня на уме? - не отступал Гарри.
  
  - Да у тебя всё на лице написано, - Гермиона попыталась проговорить это тоном сварливой жены уперев кулаки в бока.
  
  - Каждый думает в меру своей испорченности, - не сдавался Гарри.
  
   От возмущения Гермиона открывала и закрывала рот, не зная, что ответить - "Довольно редкое зрелище" - подумал Гарри. Вдруг он подошёл и обнял девушку.
  
  - Спасибо, что беспокоишься обо мне, любимая, - прошептал ей на ушко Гарри.
  
  - Дурак, - буркнула девушка, обняв его в ответ и всё ещё раздумывая, простить ли его сразу или дать ему ещё пострадать.
  
  - На том и стою, любимая, на том и стою.
  
  - Умеете же Вы подбирать слова, когда захотите, мистер Поттер.
  
  - Мне нужно будет ещё много практики, миссис Поттер.
  
  - К вопросу о практике, - и в этот момент она накрыла губы мужа своими губами.
  
  ***
  
  
  
   Через двадцать минут практики, Гарри сидел на диване, а на его коленях устроилась голова Гермионы.
  
  - Ну как, есть успехи? - Гермиона задумчиво выводила пальцем узоры на груди мужа.
  
  - Вообще-то есть, - Гарри не менее задумчиво поглаживал жену по голове. - Знаешь, как-то я видел документальный фильм о террористах-фанатиках. Они в своих акциях использовали юношей и девушек в качестве живых бомб. Ведущие поначалу очень удивлялись. Как разумный человек может идти на смерть даже не за свои, а за чужие идеалы. Там даже несколько психологов выступило с лекциями. - Гарри, задумавшись, замолчал.
  
  - И... - от нетерпения подтолкнула его Гермиона.
  
  - У всех самоубийц, а точнее у смертников была общая судьба. Они все либо сироты, либо брошенные дети. У них вообще никого не было. Голод, побои со стороны прохожих, унижения. Психологи говорили, что в этом возрасте от такой жизни, в мозгу у человека что-то щёлкает, и ребёнку или подростку становится всё равно, что с ним будет. Он мечтает только об одном, чтобы всё поскорее закончилось. В этот момент приходят добрые люди из храма или какого-то неизвестного религиозного культа и предлагают помощь. Знаешь, по сути они ничего и не дают. Немножко одежды, немного еды, капелька внимания. Как я уже сказал, это почти ничего, но для тех несчастных это было раем. Самым настоящим раем. Понимаешь, они так сильно стремятся отблагодарить этих людей за ту любовь и заботу, которую они получили, что, не задумываясь, делают всё, о чем их попросят.
  
  - Ты судишь по своему опыту, - понимающе кивнула Гермиона.
  
   Гарри заглянул в её глаза.
  
  - Моя жизнь один в один была, как у тех смертников. Как под копирку. Когда появился Хагрид, он стал для меня лучшим другом. А его рассказы о Хогвартсе и Дамблдоре, они стали для меня всем.
  
  - Ты думаешь, что тебя к чему-то готовили?
  
  - К чему-то, где моё выживание не предусмотрено. Я в этом уверен. А ещё меня беспокоят слова Дамблдора о каком-то пророчестве.
  
   Гермиона села рядом с Гарри и задумчиво посмотрела сквозь стену.
  
  - Что будем делать?
  
  - Похоже, я нашёл некую, как говорит Делакур, цепочку в действиях нашего директора. Если бы не та передача, то я бы не обратил на это внимание. Думаю, я знаю, что нам нужно делать, чтобы получить желаемое. Но нам нужна помощь.
  
  - Чья?
  
  - Гермиона, неси сюда тетрадь от Кровазуба.
  
  Пять минут спустя в той же комнате.
  
  
  
  - Что это, автоматическая ручка?
  
  - Когда ты получал портал, Кровазуб дал мне эту ручку. Чтобы вызвать его, нужно нажать вот на эту кнопку. У Кровазуба такая же. Мы нажимаем кнопку, у него такая же ручка вибрирует, и он знает, что мы хотим поговорить. И наоборот.
  
  - Здорово. Ладно, вызывай и давай эту ручку сюда. Спустя две минуты в тетради.
  
  - Мистер Поттер, что случилось?
  
  - Мистер Часовщик желает поговорить со Стоматологом.
  
  - Шутник. Дал бы по шее, да помирать тогда будет страшно. Но Ваша идея мне нравится. Разумно. Итак, чем Стоматолог может помочь Часовщику?
  
  - Я уверен, что у потомственного Часовщика были вассалы.
  
  - Разумеется.
  
  - Их клятвы по-прежнему имеют силу?
  
  - Разумеется.
  
  - Как Вы думаете, если мы пригласим кого-нибудь из них, они согласятся помочь.
  
  - Разумеется.
  
  - Имена этих вассалов отобразились на пергаменте?
  
  - Разумеется.
  
  - Вы можете их прочитать?
  
  - Разумеется.
  
  - Шутник.
  
  - Ага. Когда я по молодости только сдавал экзамен своему учителю по ритуальным пыткам, меня в нашей группе именно так и прозвали - "Шутник". У меня было очень буйное воображение. Мой народ до сих пор боится меня.
  
  - Шутите?
  
  - Нет.
  
  - Ладно. Так вот, нам будет нужна помощь одного из них.
  
  - Вы что-то задумали?
  
  - Да. Но есть определённые требования к подобному магу. Он не должен быть жителем Англии, но он должен говорить по-английски. Он должен прекрасно разбираться в законах и традициях магического мира. В общем, он должен выглядеть и вести себя как истинный аристократ так, чтобы Малфой на его фоне выглядел вороной. Самое главное, он должен быть магически силён и не должен быть трусом.
  
  - Я не могу Вам дать ответ. Мне нужно больше информации о Вашем плане.
  
  - Ну, в общем так....
  
  Спустя час.
  
  
  
  - Похоже, сегодня я не лягу спать, но видит жертвенный нож, это того стоит. То, что Вы придумали, достойно Вашего великого предка Салазара Слизерина. Я уже давно слежу за Вами, и у меня есть нужная информация по Вашей идее. Есть подходящий для Вас помощник. Правда он не настолько силён, чтобы встреча с Дамблдором прошла по Вашему плану. Но я знаю, как решить эту проблему. Насчёт отношения с его стороны к Вам и Вашим родителям, Вы в этом уверены?
  
  - Это главное условие, чтобы всё получилось. Это ахиллесова пята в отношении Дамблдора ко мне. Наш план станет частью его плана, и он это проглотит.
  
  - Вы о тех, как их, террористах?
  
  - Да. О том, как им промывали мозги. Ему важно, чтобы мне было плохо. Чем хуже мне, тем лучше для его плана. Я в этом уверен. Тогда его "доброе" отношение ко мне будет выглядеть наиболее эффектно. Ему нужен контраст. Дурсли для этого подходят идеально.
  
  - И если вместо Дурслей появится кто-то похуже, то его авторитет в ваших глазах будет ещё выше, ведь он будет жалеть вас.
  
  - И ради этого он готов будет пойти на уступки, будучи уверенным, что под конец всё равно будет по его плану.
  
  - И он пойдёт на уступки, иначе он в одночасье потеряет всё. Идеально, мистер... Часовщик.
  
  - Благодарю, мастер Стоматолог.
  
  - Пф... шутник.
  
  - Сколько Вам понадобится времени?
  
  - Сутки.
  
  - Вы уверены в репутации моего нового помощника.
  
  - Абсолютно. Я готовил его для другого дела, но теперь, когда он узнает, что он больше не наёмник, а вновь Ваш вассал, то он выложится на все сто.
  
  - Кстати о вассалах. Мне нужна вся информация о моих обязанностях и наоборот.
  
  - Разумеется, мистер Часовщик. Через двадцать минут я скопирую нужную информацию в вашу общую тетрадь.
  
  ***
  
  
  
  На следующее утро. Главная столовая.
  
  
  
   Стоило Гарри и Гермионе выйти из зала для медитации и войти в столовую, как на них налетели две взбешённые фурии.
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, это же просто неприлично, - рассерженные француженки метали молнии из глаз, - начало третьего дня. Это вне всяких приличий. Вы твёрдо решили бегать от своих друзей уже третий день. Мы видим это по вашим глазам. Мы ждали Вас всю ночь. Не выспались, а Вы...
  
  - Шанель, Женельгина, у нас была очень трудная ночь, - попытался успокоить девушек Гарри.
  
  - Да, мы видим. Дело-то молодое, - продолжали осыпать их искрами негодования подруги.
  
   Поняв, как прозвучало то, что он сказал, Гарри поспешил исправить ситуацию.
  
  - Нет, Вы не поняли, мы занимались делом.
  
  - Да мы так и поняли, Вы не спали всю ночь, и занимались делом, - заговорщицы посмотрели по сторонам и подмигнув краснеющей Гермионе спросили. - Ну, как Вам в первый раз? Ну, подруга, колись.
  
  - Да послушайте, - начал закипать Гарри, - ничего такого не было.
  
  - Да мы верим, верим. Но на будущее запомните, пока вы находитесь в нашей карете, Вы на территории Франции, - сказала Шанель. - А у нас говорят: "Неприлично - это не тогда, когда вы завели себе любовника. Неприлично - это тогда, когда вы попались".
  
  - Ну, знаете... - не выдержала Гермиона.
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, доброе утро, я Вас всюду ищу. Вижу Вы ранние пташки.
  
  - Мадам Максим. Доброе утро. Вы что-то хотели? - Гарри напрягся, предчувствуя неприятности.
  
  - Да, мистер Поттер, Ваш директор требует Вас к себе. Нет, только Вас, мистер Поттер. Вам, мисс Грейнджер, было сказано зайти в больничное крыло.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Перо сильнее волшебной палочки или министерство магии наносит ответный удар.
   "Утро добрым не бывает". Почему-то именно эта магловская фраза первой пришла в голову Дамблдора, когда он очнулся и с удивлением увидел себя, лежащего в больничном крыле. Он точно помнил, как вечером лёг в свою кровать и вот на тебе, сюрприз! Ища причины столь любопытной смены спальни, Дамблдор попробовал оценить своё здоровье и вздрогнул. Откат. Невероятно, но факт. Он получил магический откат. Хогвартс! Директор школы покрылся холодным потом, а затем пришла БОЛЬ.
  
   Замок стонал от переполняющей его боли. Защита почти рухнула и держится на одном упрямстве, заложенном Основателями. Источник Хогвартса. Огромная мощь магического источника вся уходила на восстановление замка, как вода в песок, и этой мощи было не достаточно. "По замку кто-то нанёс столь сокрушительный удар, что он, наподобии листика дерева на краю обрыва, мог сорваться в пропасть от малейшего ветерка. Очевидно, что замок взял на себя большую часть отката, от которого мы оба едва не были уничтожены. Но что могло привести к подобному наказанию от Магии? Массовая гибель детей? Но я не детоубийца" - Дамблдор судорожно перебирал возможные варианты. - "Мой магический резерв сильнейшего волшебника столетия сократился вдвое. Да что, во имя Мерлина, могло произойти такое, что я получил подобный откат. Массовое приношение детских душ демону? Не смешно. Нужно срочно восстановить то, что ещё можно спасти из разорванных магических каналов организма" - однако, спустя минуту, он был вынужден отказаться от этой идеи. - "Нет, - думал директор, - к источнику прикасаться нельзя ни в коем случае. Придётся восстанавливаться самостоятельно, за счёт своего магического ядра, пусть и повреждённого. А это займёт время, очень много времени".
  
   Директор вновь осторожно осмотрел больничное крыло. Поворачивая голову, он морщился от боли, сотрясающей всё его тело. Разобранные постели. Не убранные спальные мешки. - "Очевидно, совсем недавно всё медицинское крыло было заполнено пациентами" - Дамблдор вновь потянулся к связи с замком, чтобы узнать о ситуации со студентами. Но стоило ему лишь прикоснуться к контрольным линиям, как он получил серьёзный разряд как от небольшой молнии. Удар был столь неожиданный, что тело старого директора выгнуло дугой.
  
   Благодаря чарам, установленными над постелями, мадам Помфри была рядом уже через двадцать секунд.
  
  - Мадам Помфри, - попытался улыбнуться директор школы.
  
  - Профессор Дамблдор, - поджав губы, отчеканила колдомедик, на лице которой были все признаки недостатка сна, - как Вы себя чувствуете?
  
  - Ужасно. Что произошло?
  
  - Мы тоже очень хотим все знать, что же произошло на завтраке, который мы не помним.
  
  - То есть как? Мы позавтракали и пошли проводить второе испытание Турнира Трёх Волшебников.
  
  - Это было три дня назад, - огорошила его колдомедик. - Вы ничего не хотите мне сказать, профессор Дамблдор?
  
  - О чем Вы? - Дамблдор почувствовал, что неприятности только начинаются.
  
  - Например, о том магическом откате, который мы все получили по Вашей милости?
  
  - То есть?
  
  - Мы, я имею в виду всех профессоров. Так вот, мы просто жаждем узнать, почему у всех нас магический резерв упал практически наполовину. Не связанно ли это с одним мальчиком, над которым издевалась вся школа при Вашем полном одобрении. Во всяком случае, у студентов, принимающих активное участие в травле Поттера, резерв упал на четверть, кроме тех, кто искренне считал, что Гарри невиновен.
  
  - Гарри! - попытался вскочить с постели, но новая волна боли уложила его на постель не хуже заклятия "Остолбеней".
  
  - Что с Гарри? - прохрипел испуганный директор.
  
  - По словам колдомедика Шармбатонской школы, он в относительном порядке. Сильная недостача веса, рост не соответствует его возрасту, на лицо явные симптомы длительного голодания в детстве, ну, одним словом, всё то, о чём я говорю Вам из года в год. Ну и ещё очень сильное магическое истощение.
  
  - Минуту, Гарри всё это время находится не под Вашим присмотром? - подобного от Помфри Дамблдор не ожидал, что он и поспешил ей высказать. - Не ожидал, что Вы позволите лечить Вашего пациента незнакомому колдомедику.
  
  - А у меня был выбор? - сорвавшись, закричала мадам Помфри. - Да у меня лежал весь Хогвартс полным составом, включая профессоров. После магического отката, когда все профессора лежали без сознания, максимум на что я была способна - это ползать и подавать зелья несчастным детям. Но Вы мне зубы не заговаривайте и не смейте уводить разговор на другую тему. Я предупреждала Вас, - кричала Помфри. - Не играйте в Лорда Судеб, как один наш знакомый психопат. Что Вы натворили такого, что чуть не обрушили всю школу на наши головы, а мы теперь дружно сидим с магическим откатом?
  
  - Мадам Помфри, - искренне возмутился Дамблдор, - Вы же знаете, что я бы никогда не поставил под угрозу жизни наших студентов!
  
  - Ах, сколько пафоса, - прошипела мадам Помфри. - Если бы я Вас не знала лично, то возможно всего лишь усомнилась в Вашей искренности. И не надо изображать из себя оскорблённую невинность. Вам ещё крест и нимб на голову или факел с не зажжённым костром.
  
  - Зачем факел и костёр? - Дамблдор не понял логику колдомедика.
  
  - Как зачем, чтобы детей волшебников сжигать. Как там говорили инквизиторы, когда на глазах всей деревни сжигали целые семьи с грудными младенцами? Ах да, это ради Всеобщего Блага! - увидев, как Дамблдор вздрогнул, добавила. - Уничтожить бы Вас, как опасную болезнь. Но, к сожалению, я давала клятву о защите жизни. Но знаете что, мой дорогой директор, - мадам Помфри приблизилась к Дамблдору нос к носу. - Я клялась защищать учеников Хогвартса любой ценой, и Ваша смерть может стать условием исполнения данной мной клятвы. - Дамблдор и раньше остерегался мадам Помфри, но теперь решил в будущем держаться подальше от больничного крыла. Взбешённая колдомедик, держащая в своих руках его здоровье и жизнь - это последнее, что ему было нужно.
  
  - Кстати, - испепелила его взглядом Помфри, - счёт для оплаты из больницы Святого Мунго получите в любое удобное для Вас время. Но вначале советую запастись сердечными каплями. Колдомедики оценили свои услуги очень высоко. Что насчёт местонахождения этого несчастного мальчика, Гарри, разве Вы не этого добивались? Да и безопаснее ему будет подальше от Вас, - Помфри пригвоздила директора взглядом, - от всех Вас. Тем более теперь там ему будет безопаснее.
  
  - Что Вы имеете в виду?
  
   Вместо ответа, Помфри протянула Дамблдору Ежедневный Пророк.
  
  ***
  
  
  
  Мальчик-который-выжил стал причиной теракта в Хогвартсе!
  
  
  
   Именно к такому выводу пришли наши доблестные авроры во время расследования события в Хогвартсе.
  
   Как нам стало известно, министр магии Корнелиус Фадж со своими помощниками прибыл в Хогвартс для проведении инспекции. Связанно это с тем, что к нашему Министру поступили сигналы о том, что адекватность преподавателей в нашей школе оставляет желать лучшего.
  
   Поэтому, министр Корнелиус Фадж не мог оставить подобные сигналы без своего внимания и отправился в Хогвартс лично. Приведя с собой команду из профессионалов своего дела, наш Министр Магии решил лично задать вопросы и получить на них объяснения от директора школы Альбуса Дамблдора.
  
   Дабы не было никаких недоразумений, и чтобы довести до сведения общественности истинное положение вещей на законном основании, нашего министра сопровождала Амелия Боунс, глава отдела правопорядка. И первый заместитель министра Долорес Амбридж. Так же был приглашен представитель прессы в моём лице, как беспристрастного критика.
  
   После прибытия наша делегация встретилась с директором французской школы Шармбатон мадам Максим и представителем французского Министерства Магии Мишелем Делакуром. Рада сообщить Вам, что на совместном совещании было принято решение об усилении мер безопасности на Турнире Четырёх Волшебников. Это было связано с неадекватными действиями Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора, профессора трансфигурации, директора школы чародейства и волшебства Хогвартс, кавалера ордена Мерлина первой степени, Верховного чародея Визенгамота, Президента Международной конфедерации магов. Также со стороны правительства Франции была выдвинута нота протеста, но не против Министерства Магии Англии, а против директора школы Хогвартс.
  
   Наши уважаемые читатели наверняка в недоумении, что такого мог сотворить наш Светлый маг, чтобы вызвать такую волну негодования.
  
   А ситуация, должна признать, весьма прескверная. Оказывается, на втором этапе турнира, Альбусом Дамблдором была практически похищена девочка, Габриэль Делакур, младшая дочь Мишеля Делакура. Став невольным заложником в соревновании, девочка была на грани гибели, и по словам представителя Министерства Магии Франции: "Только чудо спасло её от неминуемой смерти".
  
   Дабы предотвратить международный скандал наш министр Корнелиус Фадж пообещал, что приложит все усилия, чтобы разобраться в данном инциденте, наказать виновных и обеспечить безопасность наших детей.
  
   Вот цитаты из разговора:
  
   "Министр Магии Англии Корнелиус Фадж: - Оставлять всё это просто так, я не собираюсь. Мистер Делакур, от лица Министерства Англии, предлагаю создать дополнительную группу наблюдения, состоящую из магов Англии, Франции и Болгарии.
  
  Представитель Министерства магии Франции Мишель Делакур: - От лица Министерства Франции я принимаю Ваше предложение, министр Фадж. Предлагаю встретиться и договориться о количестве магов в любое удобное для Вас время. А пока, что Вы собираетесь делать дальше?"
  
   А дальше, дамы и господа, наш Министр Магии Корнелиус Фадж вместе с помощниками отправился наводить порядок в Хогвартсе. Но не успели мы пройти и половины пути, как почувствовали вибрацию магии, в школе был проведён теракт. Главный удар был нанесён по сердцу школы, а именно по нашим детям. Неизвестный тёмный артефакт сработал в главном зале, когда наши дети спокойно обедали. Лишь по счастливой случайности в обеденном зале не присутствовали наши гости, однако открывшаяся нашим глазам картина ещё долго будет сниться мне в кошмарах. Должна признаться, что в первый момент я подумала, что все дети мертвы и едва не поседела от ужаса. Но, к счастью, беда прошла стороной, лишь слегка коснувшись тех, кто дорог для любого цивилизованного общества. Совместные действия Корнелиуса Фаджа, Долорес Амбридж и Амелии Боунс позволили максимально оперативно вызвать помощь из больницы Святого Мунго.
  
   Хочу сразу успокоить наших читателей, жизни наших детей ничего не угрожает, чего нельзя сказать об их здоровье. Сильнейшее магическое истощение ещё никому не приносило пользы.
  
   Так что же произошло в главном зале школы? По предварительным данным следствия, сработал тёмномагический артефакт огромной силы. Ударная сила была настолько велика, что серьёзно пострадал главный зал Хогвартса. Примечательно, что данный артефакт сработал возле студента, чья популярность неуклонно катится вниз. Да, уважаемые читатели, я имею в виду Гарри Поттера. По словам многих студентов, стоило нашему Гарри Поттеру пролезть на Турнир в число участников, как его адекватность с каждым днём стала желать лучшего. По словам студентов, дело дошло до того, что Гарри Поттер из-за своей гордыни перестал общаться со своими однокурсниками и стал обедать отдельно от своих товарищей. Но на этом он не остановился. Во время очередного завтрака, знаменитый Гарри Поттер заявил, что больше не является учеником факультета Годрика Гриффиндора. Он публично сорвал с себя регалии факультета и, растоптав их, покинул главный зал.
  
   Из писем наших студентов к родителям выяснилось, что поведение Гарри Поттера стало настолько вызывающим, что профессора были вынуждены махнуть рукой на неуправляемого подростка. Так или иначе, именно возле Гарри Поттера, по мнению следствия, был активирован тёмный артефакт, в результате чего жизнь и здоровье всех наших детей оказались в смертельной опасности. Учитывая репутацию, которую в этом году приобрёл Гарри Поттер, нахождение рядом с ним артефакта такой силы вызывает много вопросов. Откуда у Гарри Поттера оказался артефакт такой силы? Если Гарри происходит из рода потомственных артефакторов, то не является ли тёмный артефакт его собственностью? Если это так, то мы имеем право знать, зачем он принёс его в школу? В чём была его цель? Запугать наших детей или умышленно причинить им вред? К сожалению, мы не можем задать ему вопросы лично, так как наш многоуважаемый директор Хогвартса, Альбус Дамблдор, наложил запрет на общение с ним.
  
   Возможно, студенты поняли, что именно держит в руках Гарри Поттер. Возможно, он даже угрожал нашим детям. Возможно, он активировал артефакт случайно. По словам следствия, детям очень повезло, что они успели отбежать от неуравновешенного подростка достаточно далеко, и волна тёмной магии коснулась их лишь краем своей силы. Если бы они стояли ближе, то последствия были бы гораздо печальнее. В любом случае, истину покажет следствие.
  
   Становится ли Гарри Поттер новым Тёмным Лордом? Является ли он организатором покушения на наших детей? Почему его покрывает Дамблдор? Как далеко готов зайти директор, играя жизнями наших детей? На эти вопросы мы постараемся найти ответы в наших следующих репортажах. С Вами была Ваша Рита Скиттер.
  
  ***
  
  
  
   Дамблдор откинул газету и проговорил:
  
  - Мне срочно нужно поговорить с Гарри.
  
  - Да неужели? И года не прошло, - съязвила колдомедик.
  
  - Мадам Помфри, всё очень серьёзно, мне срочно нужно поговорить с мальчиком.
  
  - Боюсь, директор, сегодня сделать это для Вас будет невозможно.
  
   Дамблдор скривился от очередной волны боли:
  
  - Мадам Помфри, я достаточно здоров, чтобы выдержать хотя бы один разговор.
  
  - Вы в этом уверены, директор?
  
  - Да, абсолютно, - Дамблдор поспешно надевал мантию, возясь с поясом.
  
  - В таком случае, он Ваш! - с мстительной улыбкой ответила мадам Помфри.
  
  - Что? - растерянно посмотрел на неё директор и перевёл взгляд на выход из больничного крыла.
  
   В двери дружной толпой входил Попечительский совет полным составом. Возглавляли шествие Долорес Амбридж и Амелия Боунс. Замыкала столь дружную компанию пиранья пера и чернильницы Рита Скиттер с ослепительной улыбкой на лице. Неожиданно Долорес Амбридж и Амелия Боунс разошлись в стороны, и на их месте появился не кто иной, как Министр Магии магической Англии Корнелиус Фадж с перекошенным от ярости лицом.
  
  - ДАМБЛДОР! - рык взбешённого Фаджа разнёсся по всем закоулкам Хогвартса.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Неприятный разговор и неприятные последствия.
  - ДАМБЛДОР! - рык Министра магии разнёсся по всем закоулкам Хогвартса. - Как я рад, что Вы, наконец, очнулись и снова с нами, - Фаджа просто трясло от гнева. - Лично у меня накопилось очень много вопросов к Вам. Правда, у всех присутствующих, в первую очередь, очень интересует только один вопрос.
  
  - И какой же? - Дамблдор попытался изобразить на своём лице максимальное внимание.
  
  - Как долго Вы сможете выдержать "Круциатус"?
  
  - Это неудачная шутка, Корнелиус.
  
  - А это и не шутка, - рявкнул Фадж, - и запомните на будущее, профессор Дамблдор, для Вас я Министр Фадж, и никак иначе. Итак, мы ждём от Вас объяснений о нападении на наших детей, которое произошло три дня назад.
  
  - Господа, - заметно нервничая, Дамблдор переводил взгляд от одного мага к другому в поисках поддержки и не находил её, - господа, постарайтесь понять, я ничего не помню о том утре. Если Вы дадите мне время разобраться в происходящем, то Вы получите всю исчерпывающую информацию в самые короткие сроки.
  
   Только сейчас Дамблдор обнаружил отсутствие его старшей палочки. Без неё он чувствовал себя абсолютно голым, да и состояние его было хуже, чем отвратительное.
  
  - То же самое мы слышали после того, как имя Гарри Поттера вылетело из Кубка Огня. Мы до сих пор не можем справиться с последствиями этого события. Но вот, что интересно: вместо ответов мы получили от Вас только снисходительные улыбки.
  
  - Вы преувеличиваете, - однако снисходительная улыбка вновь вылезла на лице директора.
  
  - Да неужели? Господа, - Фадж посмотрел на присутствующий Попечительский совет, - как Вы думаете, он считает идиотами нас всех сразу или каждого по отдельности?
  
  - Я предупреждала Вас, - из толпы собравшихся волшебников вышла Нарцисса Малфой и обвела взглядом Попечительский совет, - наших детей нельзя доверять политику. Без обид, Министр, просто политика и забота о детях - это абсолютно разные подходы. Их нельзя путать.
  
  - Никаких обид, леди Малфой, - Фадж слегка поклонился, принимая извинения. - Более того, как отец я с Вами полностью согласен. Однако давайте вернёмся к нашей главной проблеме, а именно к Альбусу Дамблдору, который своими действиями искалечил наших детей. Кстати, почему наш многоуважаемый Белый Маг, борец за дело Света до сих пор дышит? Мне казалось, что клятва, данная представителю Попечительского совета, должна была проследить, чтобы подобное ... событие, произошедшее три дня назад, не могло быть даже в теории или, по крайней мере, сурово наказать нашего директора. Кстати, где Лорд Люциус Малфой?
  
  -О..., - сказала Нарцисса, - мне тоже это было интересно. Поэтому это был первый вопрос, который я задала своему мужу. По непонятной причине, когда наш "многоуважаемый" директор вернулся на свой пост два года назад, он каким-то удивительным образом забыл повторно принести клятву.
  
   Среди присутствующих пошёл возмущённый шёпот.
  
  - На Люциуса это не похоже, - Фадж разочарованно покачал головой. - Господа, мы знаем Люциуса Малфоя много лет. Он неоднократно доказывал нам свою состоятельность и как Лорда, и как делового партнёра. Не будем делать поспешных выводов. Я уверен, что он при первой возможности расскажет нам о причине такого серьёзного прокола с его стороны. Леди Малфой, когда мы сможем поговорить с Вашим мужем?
  
  - Не раньше, чем через месяц. В данный момент мой муж находится в больнице Святого Мунго.
  
  - Что случилось? - все знали, что Фадж считал Люциуса своим другом и потому его искренняя обеспокоенность никого не удивила.
  
  - После того, что случилось с детьми в школе, и, в частности, с Драко, - все понимающе кивнули головами, - я поинтересовалась у мужа о причинах, которые могли допустить подобное. Разумеется, в первую очередь, я спросила о клятве. К своему стыду, он признал, что как глава Попечительского Совета он не выполнил до конца свой долг.
  
   Члены совета вновь разочарованно покачали головами.
  
  - Тогда-то я и узнала, что ответственность за произошедшее с нашими детьми лежит на плечах моего мужа, а также на мне, как его жены. Да, профессор Дамблдор, не делайте такое удивлённое лицо. Я, в отличие от Вас, не перекладываю бремя своей вины на других, как Вы сделали это, воспитывая Тома Реддла, - на этих словах директор дёрнулся как от пощёчины. - Когда я узнала о... проколе моего мужа, то он расстроился. Очень и очень сильно расстроился.
  
   Августа Лонгботтом стала догадываться, что случилось с Люциусом.
  
  - Насколько сильно он расстроился, Леди Малфой?
  
   Нарцисса хищно улыбнулась.
  
  - Сначала Люциус от расстройства не вписался в стену. Затем он выпал из окна второго этажа. Спасла его живая изгородь из дикой ежевики, которую он пробил навылет.
  
  - Если я не ошибаюсь, то она растёт в тридцати метрах от Вашего балкона? - не удержалась Августа.
  
  - Совершенно верно, - вернула ей улыбку Нарцисса, и все присутствующие вздрогнули, вспомнив, что Нарцисса Малфой когда-то была рождена в семье Блэков. Однако, из-за её красоты и образа образцовой матери и жены все почему-то об этом постоянно забывают.
  
  - Затем мой муж несколько раз пытался пробить собой стену нашего забора, а после, совершенно случайно, выпустил в себя несколько десятков каверзных заклятий из арсенала Блэков, и где это он их откопал?
  
  - И он всё ещё жив?
  
  - Конечно, правда, после того, как по нему пробежал табун гиппогрифов, его состояние оставляет желать лучшего.
  
   Волшебников передёрнуло, но в целом они одобрительно кивнули головами.
  
   Фадж был опытным политиком, и кто бы что ни говорил, он знал, когда нельзя упускать своего шанса, чтобы повысить свой авторитет в глазах окружающих. Да и семья Малфоев для него была не чужой.
  
  - Господа, - взял слово Министр магии, - я думаю, что прокол, совершённый Люциусом Малфоем, весьма прискорбен. Вне всяких сомнений, подобное нельзя оставлять безнаказанным.
  
   Все знали о том, что Фадж не далёкого ума волшебник. Но он был достаточно разумен, чтобы понимать это и прислушиваться к советам тех, кто умнее его. Удивительным образом он нашёл баланс пусть и не далёкого ума, но человека, готового пойти на уступки. Порой у него бывали озарения, и похоже, сейчас было одно из них.
  
  - Предлагаю следующее. Несмотря на мои симпатии к Люциусу Малфою, его следует снять с должности Главы Попечительского Совета. Это даже не обсуждается. Признаем, господа. У него и так в Министерстве слишком много дел. Он не может разорваться сразу на две должности. Однако, несмотря на то, что наказание должно быть соответствующим, его опыт не должен пропасть даром. Кроме того, нельзя забывать и о вине леди Малфой,- Фадж поднял ладони в защитном жесте, останавливая возмущение, - пусть вина косвенная, но она имеется. Потому предлагаю следующее. На пост Главы Попечительского Совета назначить леди Малфой. Своей работой она исправит то, что недосмотрел её муж. Мы ждём от неё полный отчёт по всем интересующим нас вопросам в самое ближайшее время. Полный список вопросов мы представим позже. В конце концов, господа, кто справится с этой должностью лучше, чем мать, чей ребёнок учится в школе. Я уверен, что леди Малфой сделает всё возможное и невозможное, чтобы выяснить, что происходит в Хогвартсе. В конце концов, пострадал её сын. - Фадж улыбнулся присутствующим. - Это хороший стимул для неё, и горе тому, кто станет на её пути. Кто за, прошу поднять руки.
  
   Фадж был бы очень удивлён, если бы после его эмоциональной речи была бы не поднята хотя бы одна рука.
  
  - Единогласно, - улыбнулся Министр. - Леди Малфой, поздравляю Вас со вступлением в должность Главы Попечительского Совета, и я верю в Вас.
  
   Нарцисса с благодарностью кивнула и впилась глазами в поёжившегося Альбуса Дамблдора.
  
  - Главные из вопросов, которые меня интересуют как Министра магии:
  
   1. Чем занимались профессора во время нападения на детей, и почему они допустили подобное.
  
   2. Каким образом имя Гарри Поттера попало в Кубок Огня, и что, наконец, сделано для поиска виновных.
  
   3. Нам нужен полный отчёт о расходах, выделенных Попечительским Советом денег на нужды школы.
  
  - Авроры, конечно, работают и день, и ночь. Но я верю, что Вы своим свежим взглядом сможете увидеть то, что мы пропустили. Остальные вопросы Вы получите позже. Как только Ваш муж... поправится, ему следует консультировать Вас по всем интересующим Вас вопросам. Теперь, что касается профессора Дамблдора, - Фадж посмотрел на директора. - Я уверен, что после случившегося Попечительский Совет с радостью уволил бы Вас с позором. К сожалению, согласно магическим договорам Вы являетесь одним из организаторов Турнира и его судьёй. Кроме того, Ваше увольнение в разгар Турнира может нанести невосполнимый ущерб как репутации Хогвартса, так и Министерству Магии. К сожалению, Вы остаётесь на своём посту, - Фадж пригвоздил его взглядом и выплюнул. - Во всяком случае, пока. Вы обязаны, слышите, обязаны оказать полное содействие леди Малфой по всем вопросам без исключений.
  
   Фадж посмотрел на Риту Скиттер и спросил:
  
  - Вы всё записали? Замечательно. Жду от Вас копию Вашей статьи. Можете идти. Мой секретарь, Джексон, пойдёт с Вами. Копию передадите через него. Я Вас больше не задерживаю.
  
   Дождавшись, когда Скиттер покинет их, Фадж посмотрел на Нарциссу Малфой и сказал:
  
  - Я уверен, что леди Малфой хочет сказать несколько слов, вступив в свою новую должность. Извольте.
  
   Нарцисса подошла к Дамблдору и вытащив палочку прошипела:
  
  - Как новый Глава Попечительского Совета требую от Вас клятвы. Немедленно.
  
  - Моя палочка, должно быть в кабинете...
  
   Фадж скривившись, сказал:
  
  - У нас нет времени возиться с этим, вот, возьмите мою. Для клятвы, как Вы знаете, это не существенно.
  
   Дамблдор разочарованно взял волшебную палочку и проговорил клятву директора школы строго согласно традиции.
  
   Забрав свою палочку, Фадж спросил:
  
  - Мы закончили, леди Малфой?
  
  - Нет. Остался последний момент, - подняв волшебную палочку, она сказала. - Я, леди Малфой, как новый Глава Попечительского Совета даю слово, что я уничтожу любого, кто осмелится играть жизнями НАШИХ детей, и это будет только начало. Профессор Дамблдор, это последнее предупреждение ... "Корэдоус".
  
   Спустя пять минут, глава правопорядка Амелия Боунс равнодушно сказала подвывающему на полу директору:
  
  - Вас ведь не просто так спрашивали о том, сколько Вы продержитесь под пыточным проклятием. Леди Малфой, я надеюсь, что это не...
  
  - Ни в коем случае. Очнётся минут через двадцать. Одна из разработок моего прадеда. Изящное пыточное заклятие, которым он заслуженно гордился. Не столь силён как Круциус, но не менее болезненный. Это как пытка болью. Круциус - это удар молотком по пальцу, а Корэдоус - это воткнутые иголки в болевые нервы. Мой муж очень высоко оценил его, прежде чем гиппогрифы решили попинать его.
  
   Уходя из школы, Амелия Боунс всё ещё видела перед собой бессознательное тело своей единственной племянницы.
  
   Спустя ещё двадцать минут Попечительский Совет покинул Хогвартс.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Разнос профессора Флитвика.
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, - на входе в замок их ждала профессор МакГонагалл.
  
  - Профессор, доброе утро, - поздоровались с ней ученики.
  
   "Утро добрым не бывает", - хотелось сказать заместителю директора, но она предпочла промолчать. Тем более, что в ситуации сложившийся в Хогвартсе винить было некого, за исключением себя.
  
  - Как я понимаю, Вы идёте к профессору Дамблдору?
  
  - Да, мадам Максим сказала, что меня вызвали к директору, а Гермиону попросили зайти в больничное крыло.
  
  - Это я попросила позвать Вас. Но в начале прошу следовать за мной, - пройдя по коридорам, они вошли в кабинет трансфигурации. Все профессора Хогвартса, за исключением Северуса Снейпа, собрались полным составом и, судя по всему, ожидали только их.
  
  - Мистер Поттер, - профессор Флитвик резво подошёл к своим студентам, - мисс Грейнджер. Как ваше здоровье?
  
   Профессор Флитвик всегда отличался от остальных преподавателей не только манерой преподавания, но и своим отношением к студентам, не делая различия между своими и чужими. Особенно всем импонировало то, что он не просто отделывался начисленными баллами за хорошо проделанное задание, а искренне радовался успехам студента. Неудивительно, что разговор с самой непокорной парой Хогвартса взял на себя именно он.
  
  - Спасибо, профессор, - ученики широко улыбнулись этому чрезвычайно подвижному профессору. - Колдомедик сказала о сильном магическом истощении, но нам пообещали, что в течении недели мы придём в норму.
  
  - Замечательно, молодые люди. Рад, что с Вами не произошло того, чего мы все очень опасались.
  
  - Профессор, - напрягся Гарри, - зачем мы здесь? Вроде, ничего натворить мы не должны были успеть.
  
  - Вы нет, - Флитвик виновато вздохнул и посмотрел на притихших профессоров. - Но мы, к сожалению, да. Мистер Поттер, мисс Грейнджер. К своему стыду мы должны признать, что в последние месяцы мы проявили малодушие. Нам прекрасно известно, что Вы, мистер Поттер, не бросали своего имени в Кубок Огня. Когда ученики начали вести себя возмутительно по отношению к Вам обоим, то мы должны были немедленно остановить это безобразие. Конечно, я мог бы начать оправдываться тем, что директор дал прямой приказ о нашем невмешательстве в Ваш конфликт с учениками, но не буду делать этого. Как Ваши профессора, мы обязаны были прекратить то безобразное отношение к Вам ещё в зародыше. Приказ профессора Дамблдора не оправдывает нас. Мистер Поттер, мисс Грейнджер, от имени всего состава профессоров Хогвартса, мы приносим свои извинения. Если Вам понадобится наш совет или помощь, то Вы можете обращаться к нам в любое время.
  
   Флитвик вопросительно посмотрел на молодую пару, но студенты не торопились отвечать. Гермиона молчала, потому что эти извинения по её мнению должны были быть адресованы именно к Гарри, как наиболее пострадавшему. Гарри молчал, потому что не знал, как послать всю эту компанию на три весёлые буквы так, чтобы они ушли и больше не возвращались.
  
   Спустя минуту звенящей тишины Гарри сказал:
  
  - Знаете, ещё в прошлом году я окончательно убедился, что слова волшебников ничего не стоят. Я ... не принимаю Ваших извинений, - Флитвик понимающе кивнул головой. - Профессор Флитвик, профессор МакГонагалл, у Вас ещё есть вопросы?
  
   Шокированная МакГонагалл отрицательно покачала головой. Гарри и Гермиона молча покинули кабинет.
  
   Спустя пять минут оглушающей тишины.
  
  - Гарри изменился, - пробормотала МакГонагалл, - очень сильно изменился.
  
  - Вы ещё даже не представляете себе как. Я Вам говорил, Минерва, это плохая идея, - Флитвик осмотрел всех присутствующих, - и хуже всего то, что мы собрались здесь все вместе.
  
  - Я не понимаю Вас, - все профессора, судя по выражениям лиц, не далеко ушли от профессора трансфигурации.
  
   Флитвик осмотрел профессоров с головы до ног, словно они были с другой планеты.
  
  - Хорошо. Раз вы такие недогадливые, пойдём по порядку. Нам следовало извиняться перед ними каждому по отдельности. Собравшись вместе, мы дали понять, что не желаем терять время на извинения. Более того, своим количеством, мы неосознанно начали давить на него авторитетом. Он сразу это почувствовал. - Флитвик хмуро посмотрел на присутствующих. - Это я Вам как Мастер Дуэльного искусства говорю. Мне по статусу положено знать, о чём думает соперник, а Гарри Поттер для меня открытая книга. Но, не это самое худшее. - и Флитвик стал расхаживать из стороны в сторону.
  
  - Что может быть хуже? - спросила профессор Спраут.
  
  - После извинений своим молчанием мы стали заставлять их принять наши извинения, продолжая давить своим авторитетом.
  
  - Но что же нам теперь делать? - профессор Алекс нервно заламывала руки. - На моих уроках не так много студентов, как мне хотелось бы. Всё-таки руны - это сложная наука. Я бы не хотела терять мисс Грейнджер.
  
  - После сегодняшнего разговора, уже ничего. Вы ещё не поняли? Сегодняшними извинениями мы потеряли Гарри Поттера навсегда, а вместе с ним, и самую талантливую волшебницу этого поколения.
  
   Видя растерянные лица профессоров Флитвик не выдержал.
  
  - Да как же Вы не понимаете! - закричал он. - Его семья ценой жизни двоих из них остановила чудовище. Неважно, кто именно из них это сделал. Это сделали Поттеры! Как же волшебный мир отблагодарил сироту за своё спасение? Волшебный мир просто выкинул его к маглам.
  
  - Но ведь мы хотели защитить его.
  
  - Да неужели? Вы слышали, что сказал мистер Поттер? "Знаете, ещё в прошлом году я окончательно убедился, что слова волшебников ничего не стоят". Вы что, не поняли? Гарри перестал судить волшебников по нашим словам. Теперь он судит нас только по нашим поступкам. Из года в год, Гарри Поттер всеми силами пытался доказать нам, что он достоин жить среди нас. Понимаете, его воспитали так, что он считает себя недостойным нашего общества, словно он какой-то урод. Он не задумываясь лез в самоубийственные ситуации, чтобы спасти незнакомых волшебников. Вы не понимаете? Не только потому, что он благороден. Он считал, что его жизнь ничего не стоит по сравнению с нашей. И как же его благодарили студенты? Вечеринки? Какая прелесть, - выплюнул профессор. - Два часа гулянок, пока герой лежит в больничном крыле. Ах да, ему присылали сладости. Да. Конечно. Это достойная плата за наше спокойствие, а в некоторых ситуациях и жизни. Но стоило ему оступиться, стоило ему сделать малейшую ошибку, и весь магический мир хором говорит ему, что ему среди нас не место. Что он недостоин даже сидеть с нами за одним столом! - Минерва на этих словах стремительно покраснела. - Но сегодняшними извинениями мы превзошли самих себя и поставили окончательную точку. Мы ему в лицо сказали, что он нам не ровня. Сказано это было громко и отчётливо.
  
  - Но мы ведь хотели извиниться...
  
  - Себя-то можете не обманывать. Мы хотели получить его прощение и успокоить свою совесть. Хотя нет, мы требовали от него прощения. Мы своим делом показали, что ему не место в волшебном мире. Поздравляю Вас. За четыре года он наконец-то понял это. Теперь прошу меня простить, мне нужно ещё подготовиться к первому уроку.
  
   После ухода профессора Флитвика кабинет покинули и остальные профессора, стараясь не смотреть друг на друга. Когда кабинет опустел, от стены отделились две прозрачные фигуры и осторожно вышли в коридор. Спустя время что-то щёлкнуло, и из пустоты появились Гарри и Гермиона.
  
  - Мне всё-таки интересно, - сказал Гарри, - где Стоматолог взял этот артефакт? Действует не хуже мантии невидимки. Даже звуки от наших шагов никто не слышит.
  
  - Да, - согласилась Гермиона, - полезный артефакт. Но мы узнали много нового.
  
  - Да, это была отличная идея, вернуться назад.
  
  - Ага, так поступали шпионы в книгах, которые я читала на каникулах. Но каков профессор Флитвик, а? Как он их всех построил!
  
  - Во всяком случае, на данный момент он единственный, к кому мы можем обратиться хотя бы за советом.
  
  - Пошли отсюда, Гарри. Нам не следовало говорить тут. Нас могут подслушать.
  
  - Нет, - усмехнулся Гарри. - Не могут. Я отключил невидимость, но не звукоизоляцию. Это артефакт с расширенными возможностями. Но ты права, в замке не следует обсуждать подобные вещи.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Примечание к части
  
   Serena-z. Отредактировано
  
  Заговор. Начало.
   Гарри и Гермиона шли в больничное крыло. Они уже успели зайти в свои спальные комнаты и собрать все свои вещи, чтобы отправить их в карету к своим новым друзьям, ну или, во всяком случае, неплохим знакомым. К этому решению они пришли сразу же, как только прочитали статью из Ежедневного Пророка, оставленного кем-то на столе. Тут им пришлось начать обсуждение о том, как вынести вещи, и при этом не разбудить своих соседей.
  
  - Мистер Гарри Поттер, сэр?
  
   От неожиданности Гарри подпрыгнул на месте не меньше чем на метр.
  
  - Добби? - Гарри не знал, плакать ему или смеяться. Этот домовик своей помощью уже неоднократно пытался загнать его в могилу. Похоже, этот чокнутый домовой эльф решил вернуться к своему любимому делу.
  
  - Добби! - Гарри изобразил на лице радость, при этом старательно пытаясь успокоить сердце. - Как я рад тебя видеть!
  
  - Добби так мечтал снова увидеть великого Гарри Поттера, и вот его мечта осуществилась, - взгляд, полный обожания, был направлен на своего кумира.
  
  - Добби, - Гарри передёрнуло от этого взгляда, и он с укоризной посмотрел на хрюкающую Гермиону, которая всеми силами пыталась скрыть свой смех. Пообещав ей глазами страшную месть, Гарри спросил, - Добби, а что ты тут делаешь?
  
  - Добби работает здесь. Добби долго не мог найти работу, потому что Добби просил денег за свою работу. Но другие волшебники не хотели брать Добби и платить ему. Добби не нужны деньги - эльф шёпотом поведал свою страшную тайну своему кумиру. - Добби очень любит работать. Но Добби считает, что ему должны платить, ведь благодаря великому Гарри Поттеру Добби свободен.
  
  - Подожди, Добби, - Гарри попытался остановить этот словесный понос, - ты хочешь сказать, что ты работаешь в Хогвартсе?
  
  - Добби договорился с директором. Добби работает в школе, получает один галлеон в неделю и один выходной день в две недели. Но Добби совсем не обязательно иметь выходной в две недели. Достаточно один день в месяц.
  
  - Стоп, Добби, если ты работаешь здесь, ты можешь помочь нам?
  
  - Великому Гарри Поттеру нужна помощь от недостойного Добби? - эльф готов был разреветься от переполняющихся его чувств.
  
  - Мне нужно, чтобы ты перенёс все наши вещи из наших комнат в карету к нашим французским гостьям, но так, чтобы никто этого не заметил.
  
  - Добби сделает всё в лучшем виде, - эльф припрыгивал от энтузиазма. - Великий Гарри Поттер может положиться на Добби.
  
  - Молодец, Добби, - Гарри поспешно вытащил из сундука мантию невидимку и положил её в свой карман. - Ты нас этим очень выручишь, - хлопок, и эльф с вещами исчез из гостиной.
  
   И вот, в столь ранний час два подростка идут в обитель Мадам Помфри. Главный тюремщик всех больных была неутомимой во всем, что касалось здоровья её подопечных. Прежде чем взяться за учёбу им, как и остальным студентам, было необходимо получить от неё письменное разрешение. Об этом они узнали из листка, прикрепленного на доске объявлений.
  
  - Гарри!
  
  - Да, милая.
  
  - У меня зуб болит.
  
  - О..., тогда пошли сюда, в этом кабинете никого нет.
  
   Зайдя в пустой кабинет, Гермиона достала общую тетрадь в кожаном переплёте.
  
  ***
  
  
  
  - Мистер Стоматолог, Вы нас звали?
  
  - Да, мистер Часовщик. Ваш помощник только что прибыл в Хогсмит. Скоро будет у Вас.
  
  - Как мы его узнаем?
  
  - Он сам Вас найдёт.
  
  - И всё же.
  
  - Вы видели магловский сериал о Дункане МакЛауде?
  
  - Вы смотрите магловский телевизор?
  
  - Не вижу в этом ничего удивительного.
  
  - Да, я видел несколько серий.
  
  - Значит, Вы его узнаете, они очень похожи. Повторяю, не ищите его, он сам Вас найдёт, ждите его у входа в замок. Дальше действуйте согласно нашим договорённостям. Главное, поставьте оттиски от родового кольца лорда Поттера на месте подписи. Это даст Вашему управляющему право говорить вашим голосом и слушать Вашими ушами. После этого постарайтесь быть где-нибудь на виду.
  
  - Мы идём в больничное крыло.
  
  - Замечательно, постарайтесь задержаться там.
  
  - Учитывая характер мадам Помфри, и то, как она лечит, это не проблема.
  
  - До связи, мистер Часовщик.
  
  - И вам не кашлять, мистер Стоматолог.
  
  - Шутник.
  
  
  Позвольте представиться Марк Тревор, генеральный управляющий лорда Поттера.
   Дамблдор с утра не находил себе места. Ему срочно нужно было увидеть Гарри. Слишком много событий оказалось завязано на него. На завтраке он отправит ему приглашение, а когда они останутся одни, он тщательно проверит его состояние. В первую очередь, нужно будет проверить крестраж, хотя крестражем в полной мере его нельзя называть.
  
   В этом осколке не было ни памяти, ни личности, ни воли. Однако, в остальном он не только не уступал крестражу, но и превосходил по многим показателям своих братьев. Если осколку души положено тихо ждать своего часа, то с этим всё было иначе. То, что досталось Гарри, стало стремительно развиваться. Невероятно, но это факт. Когда он впервые обнаружил его в шраме ребёнка, в ту роковую ночь, он хотел освободить несчастного ребёнка от ужасной участи. Лишь в последний момент он остановил заклятие Авады Кедавры. Если ребёнок - часть пророчества, и у него есть сила, которая сможет остановить Тома, то, для начала, было бы неплохо определить, что она из себя представляет. Дамблдор обнаружил, что осколок хоть и тянет энергию из магического ядра, но не пытается захватить ни душу, ни разум, ни тело.
  
   Вне всяких сомнений, изначально крестраж был таким, каким ему и было положено быть. Но в момент смерти Лили с ним что-то произошло. Вне сомнения, только любовь, которую она питала к сыну, была способна изменить крестраж до столь невероятного состояния. Впоследствии он сделал ещё несколько открытий. Осколок тянул энергию не напрямую из магического ядра, как следовало ожидать от крестража, а через ауру. Словно спрут, осколок опутал паутиной из щупалец всю ауру ребёнка и, воздействуя на энергетические каналы организма, тянул энергию через них. Эффект был поразителен. Осколок, словно чувствуя границы дозволенного, брал ровно столько, сколько можно взять, чтобы не навредить магическому ядру. Шла постоянная прокачка не только магического ядра, но и энергетических каналов тела. Но самая главная новость заключалась в состоянии печати Предателя Крови.
  
   То, что Джеймс Поттер был Предателем Крови, Дамблдор знал. Разумеется, Гарри тоже имел её после своего рождения, хоть и в ослабленной форме. Но то, что увидел Дамблдор спустя полгода наблюдения за ребёнком, просто шокировало его. Непонятным образом, осколок сумел начать преобразование агрессивной энергии печати и стал поглощать её. Спустя год от печати Предателя Крови не осталось и следа. Дальнейшие наблюдения были неутешительны. Осколок, после поглощения печати, внезапно прекратил своё развитие. Всевозможные воздействия на него на энергетическом уровне ни к чему не приводили. Осколок перестал поглощать энергию из ядра и заснул. На этом бы исследования и закончились, если бы не случай.
  
   Во время очередного замера Дамблдор обнаружил незначительный рост осколка. Если бы не его наблюдательность, которую он развил, обучаясь у Николаса Фламеля, то он пропустил бы это изменение. Оказывается, мальчик получил вывих ноги. Именно это и позволило осколку продолжить своё развитие. Боль, а точнее, энергия боли воздействовала на магию ребёнка, преобразовывая её во что-то иное, затем поглощаемое осколком. Но, спустя три года, случилось непредвиденное. Мальчик сбежал из дома. Разумеется, его поймали в тот же день, и тут-то и выяснилось то, что заставило Дамблдора засучить рукава и взяться за дело всерьёз.
  
   Петунья и Вернон очень боятся неконтролируемых выбросов магии у ребёнка. Боялись они, в первую очередь, за своего сына. После очередного выброса, Гарри, помимо побоев, подвергся оскорблениям и унижениям. Именно душевная рана дала колоссальный всплеск энергии, которой не наблюдалось за всё вместе взятое время. Тут-то Дамблдор и понял, что это и есть та самая сила, о которой не знает Тёмный Лорд. Замеры показали, что энергия, поглощаемая осколком, весьма агрессивно влияет на всё живое, в том числе на ауру живого человека. Она словно кислота разъедает саму её суть. По предположению, то же самое должно было произойти и с душой. Однако, накопленный запас энергии не причинял здоровью Гарри никакого вреда. Каким-то образом осколок защищал носителя, продолжая копить столь разрушительный заряд.
  
   Новое открытие в понимании происходящего произошло после очередного выброса магии. Во время очередного "выбивания ненормальности" Вернон перестарался, и Гарри оказался между жизнью и смертью. Дамблдор успел вовремя. Очередной тест показал, что по мере приближения организма к смерти разрушается и оболочка осколка. Вывод. В момент смерти должен произойти выброс накопленного заряда, что уничтожит всё живое, с чем успеет соприкоснуться накопленная энергия. Это объяснило Дамблдору то, каким образом ребёнку суждено победить Тёмного мага, который превосходит его как знаниями, так и опытом. Очевидно, это и была та самая сила, недоступная Тёмному Лорду, которая станет его погибелью в момент смерти Избранного. Спустя годы выяснилось, что вместе с осколком мальчику достался дар змееуста. Родовой дар магии перешёл от убийцы к ребёнку. Теперь, сидя за своим столом, Дамблдор размышлял, а не совершил ли он ошибку, сохранив жизнь ребёнку? Если Гарри замешан в последнем инциденте, то ему придётся принять меры, о которых он в будущем будет очень сожалеть. В любом случае, окончательное решение он примет после тщательного осмотра Гарри.
  
   Как обычно на подносе появилась утренняя почта. Бегло просматривая письма, его взгляд остановился на надписи на конверте. Дамблдору показалось, что кто-то решил его разыграть, и ещё раз прочитал строчки.
  
   Альбусу Дамблдору
   Школа Хогвартс
   Англия
   От Генерального управляющего лорда Поттера
   Марка Тревора
  
   Дамблдор проверил письмо на всевозможные чары и задумчиво стал рассматривать конверт. Спустя минуту он глубоко вздохнул и, вынув пергамент, начал читать послание. Перечитав его ещё два раза, он понял, что пойти на завтрак ему сегодня не суждено. Посмотрев на часы и заменив гостевое кресло на деревянный стул, он приготовился ждать своего гостя. Спустя двадцать минут дверь открылась, и в кабинет вошёл высокий волшебник с длинными чёрными волосами, собранными в хвост. На вид ему было не больше тридцати. Первое, что бросалось в глаза, это высокий рост и хорошо натренированное тело. Боевой маг, двуручник. Это он определил сразу. Маг, способный сражаться одновременно холодным оружием, например, мечом и волшебной палочкой. Геллерт Гриндевальд очень ценил подобных магов и всегда старался приблизить их к себе. Они выделялись на фоне остальных магов, как волки на фоне дворняг.
  
  - Профессор Дамблдор?
  
  - Да, а Вы кто?
  
  - Марк Тревор, генеральный управляющий лорда Поттера.
  
  - Извините, как Вы сказали?
  
  - Генеральный управляющий лорда Поттера.
  
  - Нет, я имел в виду, Тревор?
  
  - Совершенно верно. А что не так с моим именем?
  
   Дамблдор улыбнулся в свою бороду.
  
  - Нет, нет. Всё в порядке. Просто у одного нашего студента..., в общем, не важно. Прошу Вас, присаживайтесь.
  
   Тревор скептически посмотрел на жёсткий стул и, взмахнув рукой, превратил его в удобное кресло.
  
   Дамблдор любил указывать неприятным личностям подобными намёками на их место. Но от того, что он увидел сейчас, ему хотелось протереть кулаками свои глаза. Если вначале он думал, что имеет дело с мелким аферистом, то уровень магии, продемонстрированный только что, показал ему, что он выбрал в корне неверное отношение к этому магу.
  
  - Генеральный управляющий..., это как? - спросил растерянный Дамблдор, рассматривая кресло, созданное невербальной магией, да ещё без волшебной палочки.
  
  - У лорда Поттера большое хозяйство, в одиночку мне не справиться, вот я и набрал помощников, с разрешения лорда Поттера разумеется, а учитывая, как он мне доверяет. В общем, учитывая последние события, хозяйство стало несколько больше, и я решил лично переговорить с Вами.
  
  - Но Гарри Поттер ещё не совершеннолетний, чтобы становиться Лордом.
  
  - А кто говорит об этом ... полукровке?
  
  - Но Вы сказали...
  
  - И не отказываюсь. Мой наниматель живёт в Норвегии, и он был очень удивлён, когда Магия назначила его новым лордом Поттером. Правда, от этих Поттеров почти ничего не осталось, так, мелочь.
  
  - Вы называете библиотеку Поттеров мелочью? - от подобного святотатства Дамблдор пропустил удар сердца.
  
  - По сравнению с тем, что сконцентрировано в руках моего лорда, наследство Поттеров - это так, объедки.
  
   Дамблдор не знал, что думать, либо этот экземпляр не знает, о чём говорит, либо одно из двух. Ситуация значительно хуже, чем он мог даже вообразить. Кто же этот новый лорд Поттер, если даже собрание книг по тёмной магии от Поттеров и Певереллов, попавшее ему в руки, для него - пустышка.
  
  - Боюсь, что произошло недоразумение, мой мальчик, дело в том...
  
  - Вы гомик?
  
  - Что?!! Похоже, Вы забываетесь молодой человек, Вы...
  
  - Вот, уже лучше, правда, я далеко не молодой человек, всё-таки недавно отметил своё сорокапятилетие, просто выгляжу на тридцать и предупреждаю сразу, Я НЕ ВАШ МАЛЬЧИК ДЛЯ СЕКСУАЛЬНЫХ ИГР! Похоже, слухи о Вашей "дружбе" с Вашим, как бы это сказать... "другом", Тёмным Лордом Геллертом Гриндевальдом, не просто слухи, - Марк Тревор поднял руки в защитном жесте. - Уверяю Вас, я не имею ничего против нестандартных отношений между "друзьями" или "подругами", в конце концов, живёшь сам, дай жить другим, но я не отношусь к Вашей братии. Я, понимаете, больше ориентируюсь на женщин.
  
  - Мне кажется, нам нужно перейти к делу, по которому Вы сюда пришли, - прошипел Дамблдор.
  
  - Мне тоже так кажется, но на будущее запомните, не во всех странах маги поддерживают Ваши, так сказать, "вкусы", а для волшебников с моей должностью репутация стоит выше жизни, - Тревор символически потёр ручку своей волшебной палочки.
  
  - Настолько высоко, что будете вызывать меня на дуэль. - усмехнулся Дамблдор.
  
  - Можете не сомневаться в этом.
  
  - И Вы рассчитываете в ней выжить?- Дамблдор не мог понять: этот волшебник глуп или безумен?
  
  - Может да, может нет, но я в любом случае останусь в выигрыше.
  
  - И в чём же будет заключаться Ваш выигрыш в случае Вашей смерти?
  
  - В случае моей смерти, согласно контракту, заключённому с моим Лордом, моя семья и род будут обеспечены до седьмого поколения. Сумма на это будет выделена весьма внушительная. Мой Лорд, знаете ли, очень ценит меня в качестве специалиста как широкого, так и узкого профиля. Кроме того, как Вы думаете, прореагирует весь мир, когда узнает, что Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, профессор трансфигурации, директор Школы чародейства и волшебства Хогвартс, кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов и сильнейший волшебник последнего столетия решил поглумиться над волшебником, разговаривая с ним, практически, как со шлюхой! А когда тому это не понравилось, то просто вынудил его на дуэль, чтобы ещё раз поглумиться над ним, а затем хладнокровно убить. Лорд Поттер очень ценит мою работу, и я уверен, что он сделает всё возможное, чтобы об этом узнал каждый волшебник на этой планете.
  
  - Я понял Вашу позицию, мо..., кхм, в общем, я Вас понял. Однако Ваш наниматель не может быть лордом Поттер, так как единственный наследник рода Поттер учится в этой школе. Скорее всего, Вы стали жертвой афериста.
  
  - Аккуратней со словами, мой Лорд убивал и за меньшее оскорбление, правда, чужими руками... - Тревор хищно улыбнулся.
  
   От этой улыбки Дамблдор сразу подобрался, он знал только одного волшебника, у которого была такая же улыбка.
  
  - А что касается, якобы, наследника рода Поттер, который учится здесь. Лично мне он не известен. А..., Вы, должно быть, говорите об этом полукровке, Гарри Поттере?
  
   Дамблдор растерянно кивнул головой.
  
  - Это было до того, когда Ваш "герой" осмелился игнорировать традиции своего рода. Как, впрочем, и его отец. Лорд Поттер обмолвился, что этот, как его, Джеймс? не был даже Наследником Поттеров. Ко всему прочему, он был ещё и Предателем Крови!
  
  - Откуда Вы это знаете? - на бледном лице Дамблдора отразилась паника.
  
  - Как, в Вашей Англии не знают, что отец их национального героя Предатель Крови? Странно! Ещё одна Ваша попытка влезть в мою память, и клянусь магией, я вызову Вас на дуэль до смерти немедленно.
  
   Взбешённый Тревор послал мысленный приказ в амулет, и его аура вспыхнула такой силой и жаждой крови, что у отшатнувшегося Альбуса возникло чувство, будто перед ним сидит его друг Геллерт, когда он был на пике своего могущества и был не в духе. Очень сильно не в духе. С удивлением увидев, что он держит в руках свою волшебную палочку, Дамблдор аккуратно, чтобы не нервировать своего гостя, вернул её на место.
  
   "Да, - думал директор Хогвартса, - нервы у меня стали совсем ни к чёрту. Чёртов откат".
  
  -А что касается того, откуда я это знаю, так мне часто приходится помогать убирать моему Лорду, как там у Вас, у политиков говорят, "неугодных". Хотя мы волшебники попроще, называем подобный контингент просто "мусором". Так что, мне не впервой копаться в грязном белье тех, с кем мне приходится иметь дело.
  
   Тревор посмотрел на истинное лицо Дамблдора и широко улыбнулся. Теперь Дамблдор почти уверовал, что перед ним сидит Том Реддл воплоти, но под оборотным зельем, и его рука вновь потянулась к палочке.
  
  - Что касается Вашего "Золотого" мальчика, - ехидно продолжил Тревор, - он ознакомился со своим наследием? Нет! Он прошёл привязку к родовому алтарю? Нет! Он проводит необходимые обряды? Нет! Он не соизволил даже надеть кольцо наследника рода, да и манерами он, как я уже услышал, ушёл недалеко от свинопаса, - на лице Тревора было написано отвращение. - Зато, - ехидно сказал Тревор, - он ознакомился с содержимым своего детского сейфа. Вы знаете, каким первым словам учили меня родители? Не мама или папа, нет. "Магия благословляет. Магия оберегает. Магия не забывает. Магия не прощает. За пренебрежение ею, придёт день и магия накажет. Страшно и кроваво". Вот, чему меня учили родители. Не удивительно, что магия рода Поттер выбрала более достойную кандидатуру. Пиявки, знаете ли, никому не нужны.
  
  - Ваши родители были чистокровными волшебниками, - понимающе проговорил Дамблдор.
  
  - Разумеется, иначе бы меня не взял на работу лорд Поттер.
  
  - И как давно Вы работаете у него?
  
  - Я из семейной династии, - с гордостью сказал Тревор, уйдя от ответа, - поэтому мне лорд Поттер доверит даже свою жизнь.
  
   На этих словах Дамблдора внутри всего перекосило.
  
  - Поэтому, родовая магия и выбрала более достойного наследника. Это же очевидно. Как я уже говорил, пиявки не нужны.
  
  - Убирайтесь вон из моей школы! - не выдержал Дамблдор.
  
  - Только после того, как мы закончим разговор о тех деньгах, что Вы украли у моего нанимателя, - прорычал его гость.
  
  - О чём Вы? - от хамства Тревора Дамблдор даже растерялся.
  
  - Когда мой наниматель надел кольцо лорда Поттер и получил отчёт о финансовом состоянии рода, то он был очень удивлён тому, с какой скоростью со счетов его рода, а точнее, из сейфа этого, - Тревор буквально выплюнул, - этого полукровки исчезают деньги.
  
  - Вы говорите о национальном герое Гарри Поттере, - возмущённо воскликнул Дамблдор.
  
  - Да будь он хоть Мерлином во плоти! Лично я удивлён, что Вы, будучи его магическим опекуном, не просветили его о том, что швырять деньги направо и налево не следует. К концу каждого месяца этот юнец подчистую очищал свой детский сейф. Растратить за месяц пятнадцать тысяч галеонов - это надо суметь. Род Поттер, конечно, богат, и эти крохи - потеря, в общем, не серьёзная, - у Дамблдора алчно загорелись глаза. - Хотя, это уже не имеет значение. Лорд Поттер решил закрыть доступ к детскому сейфу своего, - Тревор гаденько усмехнулся и продолжил, - решил урезать бюджет своего... родственничка. .
  
  - Но ведь эти деньги принадлежали родителям Гарри.
  
  - Вы очень точно сказали, ПРИНАДЛЕЖАЛИ.
  
  - А почему лорд Поттер лично не пришёл ко мне?
  
  - Потому что лорд Поттер считает ниже своего достоинства даже дышать одним воздухом рядом с полукровками, а лично Вы - птица не того полёта, чтобы он с Вами общался.
  
   За спиной Дамблдора раздался довольный смешок, чей голос был очень похожим на голос лорда Блэка.
  
  - Я победил величайшего Тёмного Лорда Геллерта Гриндевальда!
  
  - Позволю себе усомниться в этом. Свидетелей Вашей дуэли нет? Нет. Я заметил, что у Вас очень много титулов, которыми Вы перед всеми хвастаетесь. Но вот в чём соль. Титула Тёмного Лорда там нет, а ведь будучи победителем, Вы должны были получить этот титул автоматически. Ведь этот титул даётся самой Магией. В отличие от этого Вашего полукровки, который присвоил себе титул Тёмного Лорда и кричал об этом на каждом углу, чтобы его услышали и стали узнавать, Геллерт Гриндевальд заработал свой титул делом, и Магия признала его право называться Тёмным Лордом. Так вот, если бы Геллерт Гриндевальд проиграл Вам свою дуэль в честной схватке, то титул Тёмного Лорда автоматически перешёл бы к Вам. У нас даже дети знают об этом правиле. Законы магии положено изучать с пелёнок, знаете ли.
  
   Полюбовавшись на бледное лицо Дамблдора, Тревор продолжил:
  
  - Однако я попрошу впредь не уводить наш разговор на философские темы. Мы говорим о деньгах, потерянных для моего Лорда. Вы являетесь магическим опекуном Гарри Поттера. Как его опекун, Вы были обязаны контролировать его расходы. Как управляющий делами лорда Поттера, я ожидаю от Вас полный и подробный отчёт обо всех расходах, сделанных Вашим подопечным. Наличие квитанций и векселей о покупках Вашего подопечного - обязательно. Срок Вам, неделя. Хотя я бы управился и за три дня. Но я всё понимаю, возраст.
  
  - Какие планы у лорда Поттера на Гарри?
  
  - На этого полукровку? Он ещё не решил. Во всяком случае, он не желает держать его возле себя. По тому, что нам стало известно, он не знает ни этикета, ни традиций магического мира, ни законов. Кстати, а почему у него знаний в этих областях меньше, чем у свиньи на выпасе?
  
  - Ну, у него было очень тяжёлое детство...
  
  - Можете не объяснять. Либо он туп как пробка, либо он ленив. Хотя я не удивлюсь, что он туп и ленив одновременно. Всё же, его отец был Предателем Крови.
  
  - Я бы попросил Вас не произносить этих слов в школе.
  
  - А почему? На правду не следует обижаться. Помимо этого, Джеймс был полным ничтожеством, да Вы это и сами знаете. Я уже навёл справки о нём. Ваши профессора до сих пор не могут без содрогания вспоминать его, как Вы это называли, проказы?
  
  - Всё было совсем не так, просто мальчики шалили и немного увлекались.
  
   Смех Тревора разнёсся по всему кабинету. В течение пяти минут Тревор не мог остановиться. Слегка успокоившись и отдышавшись, он весело сказал:
  
  - Вы знаете, прежде чем я приму окончательное решение, да, да, решать судьбу Вашего "Золотого" мальчика буду я. Это право дал мне лорд Поттер, если Вы не поняли. Так вот, прежде чем я приму окончательное решение, я собираюсь поговорить с каждым из Ваших профессоров об его успеваемости. Хорошие работяги всегда были в цене, разумеется, если они образованные и действительно хорошие работяги. Так вот. Вы говорите, что Джеймс шалил и слегка увлекался? Вы знаете, я обязательно отдам эти воспоминания Вашему профессору зельеварения Северусу Снейпу. Я уверен, что он будет в восторге и станет носить их в бутылочке у себя под сердцем. Я хочу посмотреть на его лицо, когда он увидит наш разговор. Это воспоминание будет греть уже моё сердце.
  
  - Вы любите причинять людям боль! - с отвращением выплюнул Дамблдор.
  
  - Только тем, кто этого заслуживает. И Вы не правы, я обожаю причинять боль всяким психам и одержимым фанатикам. Это, так сказать, моя узкая специализация, где я отдыхаю душой. В конце концов, мой род никогда не был светлым, как и род моего Лорда.
  
  - Вы темный маг?
  
   Всё веселье испарилось из взгляда Тревора, и он мгновенно стал цепким и колючим:
  
  - Не более чем Вы.
  
   Теперь Дамблдор ощутимо напрягся. Перед ним явно сидел хищник. Хищник с большой буквы, с которым нужно быть крайне осторожным. Он уже встречался с подобными волшебниками. Даже умирая, они забирали с собой врага. Любят они это дело. Умирая убивать. Дамблдора вновь передёрнуло: - "А этот, мало того, что хищник, так ещё и знает то, чего не следует, или догадывается", - однако, от дальнейших размышлений его оторвал столь неудобный гость.
  
  - Теперь перейдём к судьбе нашего ... лоботряса. Мои условия следующие. Я не брошу этого олуха без средств к существованию.
  
  - О Гарри есть кому позаботиться.
  
  - Да неужели, ну и кто же эта добрая и бескорыстная душа? - вновь развеселившийся волшебник стал Дамблдора откровенно пугать.
  
   При виде довольного лица собеседника, Дамблдора в очередной раз передёрнуло. Этот тип вообще обладал даром. Он заставлял людей дёргаться. В этом Дамблдор был уверен на все сто.
  
  - Ну, например семья Уизли, - не подумав, ляпнул Дамблдор и тут же пожалел об этом.
  
   Веселье мгновенно испарилось, и на Дамблдора вновь дыхнула магическая волна, наполненная жаждой крови.
  
  - Слушай меня внимательно, старик! Похоже, ты не понял, с кем имеешь дело.
  
   "Нет! - вспыхнуло в мозгу у Дамблдора. - Это не хищник, это чудовище!"
  
  - Если ты вычеркнул законы и традиции Магии из стен этой школы, - со стальным лязгом в голосе прошипел Тревор, - это не значит, что это было сделано и в других странах. Этот выблядок Джеймс Поттер осмелился опозорить род Поттер, покрыв себя печатью "Предателя Крови". К сожалению, я не могу добраться до него, но я подумываю о найме некроманта. Но суть не в этом. Если мальчишка пойдёт по стопам своего папаши и свяжет свою жизнь с этими Предателями Крови, если я узнаю, что он не то что дружит, а хотя бы разговаривает с кем-то из них, то лорд Поттер вскроет библиотеку Певереллов и позволит мне испытать на Гарри Поттере весь комплекс ритуальных пыток по добыче некроэнергии. Хоть какая-то польза будет от этого дефектного семени.
  
  - Вы не посмеете, - прорычал бледный Дамблдор.
  
  - Поспорим?
  
  - Я магический опекун Гарри.
  
  - Говорите прямо. Вы его хозяин, согласно добровольно подписанного им контракта. Кстати, а Ваш "Золотой" мальчик в курсе, что он Ваш мальчик в полном смысле этого слова?
  
   От того, как пошло это было произнесено, Дамблдора в очередной раз передёрнуло.
  
  - Вижу, что нет. Но не беспокойтесь, - очередная улыбка Тома Реддла наползла на его лицо, - я с удовольствием расскажу ему о его статусе по отношению к Вам. Мне посоветовать подготовить ему вазелин?
  
   Внутри Дамблдора бушевал ураган. Если бы не откат, он, не задумываясь, испепелил бы наглеца, несмотря на последствия. Но по тому, что он уже увидел, директор очень сомневался в том, в чью пользу закончится магическая дуэль. Нет. Он не боялся смерти. Просто когда вернётся Том, он должен будет возглавить Свет и помочь Гарри исполнить своё предназначение.
  
  - Как мы видим, произошло столкновение интересов. Мой господин по законам Магии является Лордом. Гарри Поттер принадлежит лорду Поттеру. Гарри Поттер принадлежит мне по воле лорда Поттера. Смирись, старик, так решил лорд Поттер!
  
  - Я не позволю...
  
  - Но учитывая, что Вы не собираетесь отказываться от своей ... игрушки и то, сколько я уже получил от Вас хлопот, я думаю написать письмо лорду Поттеру. Учитывая Ваш настрой, мальчишка больше не представляет для меня никакого интереса. Я посоветую своему Лорду отсечь эту бракованную ветвь от рода.
  
  - Вы собираетесь изгнать Гарри из рода? - Дамблдор совершенно перестал следить за своим лицом и на нём отобразился шок.
  
  - Это слишком мягкое наказание. За непокорность главе рода наказывают иначе.
  
   На лице старого мага шок сменился на ужас:
  
  - Вы, - прошептал Дамблдор, - Вы собираетесь превратить его в сквиба!
  
  - Чтобы он и дальше позорил имя моего лорда? Нет. Этот вопрос будет решён раз и навсегда.
  
  - Вы, Вы, Вы собираетесь убить Гарри Поттера!
  
  - Таково право Лорда за неповиновение его воле.
  
  - Но ведь это же Гарри Поттер.
  
  - И что?
  
  - Но это же ребёнок.
  
  - Уже нет. Он бросил в Кубок Огня своё имя и заключил магический контракт. И самое главное. Ваше Министерство допустило его к соревнованиям, тем самым закрепив за ним права и обязанности совершеннолетнего волшебника. Как Вы видите, я не хуже Вас подкован в законах Магической Англии.
  
  - Но, но он же...- продолжал бормотать директор школы, не зная, что сказать, - но он не бросал своё имя в Кубок.
  
  - Профессора своим поведением показали обратное, - отрезал Тревор. - И Вы в том числе.
  
  - Но, мистер Тревор, Вы говорите о человеке, - Дамблдор предпринял последнюю попытку достучаться до совести этого мага.
  
  - Вы считаете его человеком? - директор вздрогнул от двусмысленного вопроса. - Он полукровка, сын Предателя крови. Его жизнь, вообще, мало чего стоит с таким-то папашей. Ладно, по крайней мере, мы всё решили. Желаю здравствовать.
  
   Марк Тревор поднялся с кресла и отправился к выходу. Тем временем растерянный Дамблдор не верил собственным глазам.
  
  - Вы что, просто так, встанете и уйдёте?
  
   Теперь Тревор изобразил на лице полное изумление.
  
  - Я чего-то не понял, а Вы что от меня ожидали?
  
   "Хороший вопрос", - подумал Дамблдор. Настолько хороший, что он поставил его в тупик. Обычно это он ведёт переговоры. Он говорит, а остальные внимательно его слушают, самозабвенно заглядывая в рот, и что-то от него ждут. Теперь, впервые за очень долгое время, ждёт он, и это было очень неприятно. В последний раз подобное чувство он испытывал во время суда над его отцом, когда он точно так вот ждал приговор. Дамблдор поспешил отогнать воспоминание и растерянно спросил:
  
  - Что насчёт Гарри? Вы так и не сказали, что...
  
  - По-моему, я говорил с Вами на английском, а не норвежском. Хотя, как я понял, Вы относитесь к тому сорту людей, которые слышат только то, что хотят услышать, или то, что им выгодно услышать. Но, я не исключаю вероятности, что Вы слышите только то, что говорите сами. Если у Вас развивается старческий склероз, то мне не трудно повторить. Я. Собираюсь. Закрыть. Проблему. Под. Именем. Гарри Поттер. Раз. И. Навсегда.
  
   Дамблдор растерянно посмотрел на портреты предыдущих директоров и пробормотал:
  
  - Но Гарри, что я ему скажу.
  
   От имени Гарри, Тревор ощутимо скривился.
  
  - Передайте этому мальчишке, что он достаточно пожил в своё удовольствие, транжиря наследство своих предков. За всё надо платить. У него неделя, чтобы привести дела в порядок.
  
   Тревор развернулся и продолжил свой путь к двери.
  
  - Вы чудовище, - прошептал Дамблдор, но Тревор его услышал. На мгновение он замер на выходе и, слегка повернув голову, сказал:
  
  - Я знаю. За это мне и платят, - дверь закрылась, и за ней послышались удаляющие шаги.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Знакомство со Снейпом.
   В одной из комнат банка Гринготтс старый гоблин открыл общую тетрадь.
  
  - Стоматолог, это Земноводный.
  - Слушаю тебя.
  - Разговор с Пауком прошёл строго по плану.
  - Возвращайся, но не спеши, у тебя должны быть гости.
  - Хорошо. Дальше следую Вашему плану.
  - Будут изменения, сообщи.
  - Понял. Может, скажете, почему у меня позывной - Земноводный.
  - Если скажу, то ты можешь этого не пережить.
  - Злой Вы! И шутки у Вас злые! Конец связи.
  - На том и стою. Конец связи.
  
  ***
  
  ***
  
   Великий волшебник сидел в кресле и не мог пошевелиться. На него нашёл ступор. Он был раздавлен. Всё плыло перед его глазами, и он боялся. Боялся потерять сознание, которое стало ускользать от него. В разговоре с Тревором он забыл о состоянии Хогвартса.
  
   Он привык, что замок всегда его прикроет, поддержит, защитит. Чистокровные волшебники не от сытой жизни изучают этикет среди равных. Слишком часто случайно обронённое слово или неверно истолкованное действие приводило к войнам между семьями или родами до полного уничтожения одной из сторон. Но за своими словами и действиями нужно следить не только из-за присутствия рядом равного, но и из-за самой Магии.
  
   Своими словами и действиями он приговорил к смерти ученика школы. Своим бездействием во время ухода мистера Тревора он согласился с будущей смертью его ученика. Клятва, данная перед лицом Магии, в присутствии Нарциссы Малфой и Попечительского Совета, не только не была ослаблена защитой Хогвартса, она эту защиту даже не заметила. Согласно заложенным установкам Основателей, Хогвартс спасал своё сознание от полного уничтожения. Даже при всём своём желании, замок был не в состоянии помочь директору, так как сам истекал кровью. Растерянность после разговора с Тревором и чувство собственной неуязвимости, сопровождающее его последние десятилетия, сыграли с ним злую шутку. Всё это Дамблдор понял в тот момент, когда за мистером Тревором закрылась дверь, и его настиг магический откат.
  
   Вся его жизнь, все его идеи, все его стремления были похоронены всего за один разговор. Он был приговорён на то, чтобы видеть, как его мир, который он бережно строил, будет гореть на его глазах. Тот, кому предначертано остановить Тёмного Лорда и спасти миллионы душ, пожертвовав своей жизнью, умрёт через неделю.
  
   Портреты что-то говорили, но он не мог разобрать их слова сквозь туман, в который стремилось уйти его сознание. Крик? Кто-то кричал. Дамблдор растерянно осмотрелся вокруг, силясь увидеть сквозь дымку боли от магического отката...
  
  - Дамблдор, акромантула тебе в глотку, да очнитесь же. Лорд Чарльз, какого демона здесь до сих пор нет этой летучей мыши. Если эта отрыжка скунса сейчас же не появится здесь, я...
  
   Из вспыхнувшего камина вывалился Снейп. Увидев директора с серым лицом, он, мгновенно оценив обстановку, кинулся к нему. Никогда ещё он не работал так быстро. Дамблдор был плох. Сердечный приступ, вслед за магическим откатом, нанёс свой удар, как всегда, внезапно и сокрушительно. С магическими потоками в организме творилось чёрт знает что. Многие магические каналы были разорваны.
  
  - Сколько раз я требовал повесить в медицинском крыле ещё несколько портретов! - орал во всё горло самый непопулярный директор Хогвартса.
  
  - Снейп, - лорд Блэк был в ярости? - разорви тебе глотку демон, да брось же ты этого придурка, ОСТАНОВИ ЕГО.
  
   Снейп, вливая в рот Дамблдора очередное зелье, непонимающе посмотрел на портрет лорда Блэка.
  
  - БЕГОМ, - силясь перекричать остальные портреты, - ОН ВЫШЕЛ ИЗ ЭТОГО КАБИНЕТА НЕ БОЛЕЕ ЧЕТЫРЁХ МИНУТ НАЗАД. БЕГИТЕ И ВЕРНИТЕ ЕГО НАЗАД.
  
  - Я не понимаю... - Снейп смотрел на взбешенного лорда Блэка и не мог поверить тому, что он видел. Теперь он понимал, почему Блэков так боялись.
  
  - ГОСТЬ, - кричал Блэк с пеной на губах, - ОТСЮДА ПЯТЬ МИНУТ НАЗАД УШЁЛ ГОСТЬ. ВОЛШЕБНИК. ЗОВУТ МАРК ТРЕВОР. ЕМУ 45 ЛЕТ, НО ВЫГЛЯДИТ НА 35. БЕГИТЕ ЖЕ ВЫ, НАКОНЕЦ, И ВО ИМЯ ВСЕГО СВЯТОГО ВЕРНИТЕ ЕГО. ДА БРОСЬТЕ ВЫ ЭТО НИЧТОЖЕСТВО! - взгляд, полный ненависти, был обращён на Альбуса Дамблдора.
  
   Уже подбегая к двери, Снейп краем глаза успел заметить, как из камина стала выходить мадам Помфри.
  
   Снейп стремительно нёсся по коридорам школы. Он был рад, что студенты в данный момент находятся на завтраке. Понимая, как он сейчас выглядит со стороны, в развевающейся чёрной мантии, ему не хотелось разбираться ещё и с детскими обмороками. Благодаря тайным проходам, предназначенным только для преподавателей, ему удалось перехватить незнакомца прямо на выходе из замка.
  
  - Мистер Тревор!
  
   Незнакомец мгновенно обернулся, но Снейп успел заметить не только волшебную палочку, но и блеснувшую сталь кинжала.
  
  - Мистер Тревор, если я не ошибаюсь? - Снейп чувствовал угрозу, исходящую от мага, каждой клеткой своего тела. Нечто подобное ощущалось рядом с оборотнем по имени Сивый, незадолго до полнолуния.
  
  - Совершенно верно. С кем имею честь говорить?
  
  - Я профессор Снейп. Вы можете уделить мне несколько минут? - Снейп продемонстрировал пустые руки, но на всякий случай, как бы невзначай встал в боевую стойку, готовясь отразить внезапное нападение.
  
   Тревор осмотрел его цепким взглядом, дав понять, что он заметил его ход. Молча отойдя от прохода и сместившись вбок так, чтобы можно было контролировать обе стороны коридора, он спросил:
  
  - Чем обязан? - дав понять своим голосом и поведением, что не желает надолго задерживаться в этом месте.
  
  - Мистер Тревор, не могли бы Вы вернуться в кабинет директора?
  
  - Это совершенно бессмысленно, - его голос был наполнен отвращением. - Мы уже уладили все вопросы, которые меня беспокоили. Если Вашему директору нечем заняться, то пусть найдёт себе другого собеседника для философских размышлений.
  
   На этих словах Снейп заметно скривился.
  
  - Мистер Тревор. Наш директор не имеет отношения к моей просьбе. С Вами хочет поговорить один из портретов, а именно лорд Блэк.
  
  - Как я понимаю, это один из предыдущих директоров Хогвартса?
  
  - Да, сэр, - недовольно сказал Снейп. - Он настоятельно просил меня вернуть Вас.
  
   Тревор на некоторое время задумался. Придя к какому-то своему внутреннему компромиссу, он кивнул головой.
  
   - Я слышал о нём, - замысловатое движение кистями рук, и палочка с кинжалом втянулись в наручи с весьма неординарными креплениями. - Ну, что же, никогда не был против поговорить с умным волшебником. Правда, я не хотел бы задерживаться здесь.
  
  - Я провожу Вас, - с недовольной миной сказал зельевар.
  
   Спустя несколько минут молчаливого шествия Тревор задумчиво сказал.
  
  - Северус Снейп. Самый молодой Мастер зельеварения за всю историю этой школы. Мой Лорд читал Ваши статьи в "Вестнике Зельевара". Особенно его впечатлили Ваши работы относительно восстановления утраченных зелий друидов. Мой Лорд обратил внимание на них не без моего влияния. Но Вы упустили кое-что и потому напрасно теряете время.
  
  - Мне не хватает некоторых компонентов, - скривился Снейп.
  
  - Вы можете заменить многие компоненты, но не кровь Птицы Кошмаров.
  
   Взгляд Снейпа сменился с отвращения на лёгкую заинтересованность.
  
  - Вы увлекаетесь зельями?
  
  - Не так, чтобы очень. Специфика работы, знаете ли, обязывает, - очередная улыбка Волан-де-Морта на лице, и очередной маг вновь вздрагивает.
  
  - К сожалению, я так и не смог узнать, где друиды брали этот ингредиент, - недовольно буркнул Снейп. Эта область зельеварения была вызовом его таланту, и ему было неприятно признавать, что преодолеть это препятствие ему не по силам.
  
  - И не узнаете. Данная... живность обитает не в нашем мире.
  
  - Я слышал, что друиды могли путешествовать по другим измерениям, но не думаю, что это правда.
  
  - До создания Завесы могли. Во всяком случае, так сказано в их свитках. Ну, а дальше им, как и всем, пришлось выкручиваться.
  
   Стоило Снейпу услышать эти слова, как он мгновенно подобрался. Вся брезгливость, смешанная с равнодушием, мгновенно испарилась.
  
  - Вы читали копии этих свитков? Где?
  
  - Если бы я читал копии этих свитков, мистер Снейп, я бы так и сказал.
  
   Снейп не верил своим ушам.
  
  - Оригиналы! Вы читали оригиналы?
  
  - У моего Лорда обширная библиотека. Как генеральный управляющий его делами я имею туда доступ. Но вернёмся к нашим друидам. После создания Завесы друиды, согласно их хроникам, - на этих словах у Снейпа в глазах появился алчный блеск, - так же, как и остальные расы, потеряли возможность путешествовать между мирами. Но варить свои зелья они не перестали.
  
  - Тогда, чем же они заменили кровь Птицы Кошмаров.
  
  - Птица Кошмаров, - скривился Тревор, - ну надо же. Нет, друиды были хорошими зельеварами, но вот с фантазией у них явно был напряг. Что касается крови Птицы Кошмаров, то они её и не заменяли. Но зато они смогли воссоздать её эффект.
  
   На этих словах Снейп споткнулся и впился своим фирменным взглядом в Тревора.
  
  - Если Вы подумали о пытках для добычи информации, - усмехнулся Тревор, - то не советую даже пытаться.
  
   Как любой зельевар, Снейп мог увлечься в поисках новых знаний и потерять контроль. Этим и воспользовался Тревор, от чьего взгляда Снейп заметно стушевался.
  
  - У многих были подобные мысли, к моему большому удовольствию. Так что я на Вас не обижаюсь.
  
  - Извините, я Вас не совсем понимаю.
  
  - О том, что я на Вас не обижаюсь?
  
  - Нет, я о Вашем отношении к волшебникам, которые...
  
  - Этих волшебников больше нет, - ещё одна улыбка Волан-де-Морта, - но они своим существованием внесли ощутимый вклад в науку. Моя узкая специализация, знаете ли, требует экспериментов для своего развития, - мысленный сигнал амулету, и его аура наполнилась силой и жаждой крови. - А я очень люблю развиваться.
  
   Снейпу откровенно расхотелось узнавать об узкой специализации этого волшебника, и он предпочёл отойти от гостя на несколько шагов, так сказать, для манёвра. Правая рука была передвинута как можно ближе к волшебной палочке. Про себя он с чувством выругался на себя матом, за то, что позволил себе расслабиться. Извинял он себя лишь тем, что у него уже давно не было грамотного собеседника в столь тонкой области магического искусства.
  
   Тревор сделал вид, что не заметил реакции профессора, дав понять, что ему всё равно, кто и что о нём подумает. По-настоящему сильные маги могли себе это позволить. Об этом знал Тревор. Об этом знал и Снейп.
  
   "Что же, - думал Тревор, - магловская психология, которую потребовал изучить Кровазуб, работает на все сто. Первые два этапа знакомства со Снейпом были пройдены. Вначале Снейп был заинтересован. Теперь Снейп напуган. Кнут показан, теперь очередь за пряником".
  
  - У Вас не было возможности ознакомиться с более древними свитками, написанными ещё до создания Завесы. Иначе, Вы бы сразу обратили внимание на отличия, которые появились в свитках после создания Завесы. Что писали друиды в своих поздних записях? Цитирую: "Добавьте в Птицу Кошмаров...", а дальше идут ингредиенты с вполне точными дозировками, - видя нахмурившегося Снейпа, Тревор понимающе усмехнулся. - Всегда идёт дозировка. Да, процесс приготовления описан расплывчато, но дозировки всегда точны. Следовательно...
  
  - Они написали, добавьте в Птицу Кошмаров, не в кровь Птицы Кошмаров, - осенило Снейпа. - Они имели в виду что-то другое.
  
  - Очень хорошо, профессор. Я вижу, что в болоте, где тонет Ваша страна, ещё не у всех стухли мозги. Вы знаете, как выглядит эта птица?
  
  - Да я видел её изображения.
  
  - Порядочная пакость, Вы не находите? Мне всегда было интересно, как же друиды ловили её?
  
  - Это имеет значение? Ну, я имею в виду изображение этой птицы?
  
  - Вы видели котлы друидов? Я имею в виду не материал, из которого они сделаны, а внешний вид.
  
  - Да, помимо рун, там присутсву... - глаза Снейпа расширились от догадки, пришедшей в его голову. Он покачал головой и пробормотал. - Не может быть. Нет. Ну, серьёзно. Неужели всё так просто?
  
  - Друиды вообще не любили сложности. Как известно, всё гениальное - просто!
  
   Но Снейп уже ушёл в свои мысли.
  
  - Жаль, что нельзя проверить Вашу теорию.
  
  - Почему?
  
  - Подобных котлов единицы, и нужный нам был продан несколько лет назад гоблинам, а именно банку Гринготтс, за баснословную сумму, - Снейп печально выдохнул.
  
  - Быть проданным банку Гринготтс и быть купленным банком Гринготтс, не одно и то же.
  
  - Не понял.
  
  - Банк Гринготтс действительно приобрёл этот котёл, но не для себя.
  
  - Вы хотите сказать, что Гринготтс был посредником? - надежда вновь вспыхнула в душе зельевара.
  
  - Совершенно верно. Он, знаете ли, заядлый коллекционер, но собирает по-настоящему редкие артефакты. Когда новый обладатель котла друидов с изображением Птицы Кошмаров позволил сварить мне самое простое зелье, то мы оба очень удивились, что моё предположение оказалось верным.
  
   Пройдя пять метров, Тревор обернулся и посмотрел на Снейпа, изображающего собой статую: "Шок - это по-нашему!"
  
  - Профессор Снейп, - ехидно сказал Тревор, - а как сдвинуть эту горгулью? - не видя реакции от Снейпа, Тревор продолжил. - Нам нужно принести в жертву петуха или прошипеть по-змеиному? - На последних словах Снейп очнулся и растерянно посмотрел на Тревора.
  
  - Кто? Кто обладатель котла друидов? Я мог бы договориться с ним об аренде котла, - Снейп окончательно растерял контроль над своими чувствами. - Я уверен, что у меня есть, что предложить ему, а..., а, это, Сахарная вата.
  
   Горгулья отпрыгнула в сторону.
  
  - Профессор Снейп. Котёл находится у моего работодателя, но предупреждаю сразу. Он смертельно опасен в плохом настроении, а плохое настроение у него почти всегда. По этой причине он ведёт затворнический образ жизни и не любит незваных гостей, - Тревор криво усмехнулся. - Вы даже не представляете, как сильно не любит. Учитывая, что я уже давно на него работаю, и если мы с Вами договоримся, то я мог бы замолвить за Вас словечко.
  
  - И кто же он?
  
  - Лорд Поттер.
  
   С удовольствием полюбовавшись вытянутым лицом зельевара, Тревор, улыбнувшись про себя, подумал: "Ты мой!" - и с этими мыслями вступил на движущие ступени.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Отсрочка для лорда Блэка.
   И вот снова Марк Тревор стоит в кабинете директора школы. Самого директора почему-то не наблюдалось.
  
  - Профессор Снейп, Вы не в курсе, где наш великий борец за дело Света?
  
   Скривившийся Снейп вопросительно взглянул на портреты.
  
  - Наш великий борец за дело Света отправился в больничное крыло с сильнейшим магическим откатом. Так что, в ближайшее время он нас не побеспокоит.
  
   Надменный волшебник с портрета взирал на вошедших магов.
  
  - Профессор Снейп, я прошу Вас оставить нас наедине с этим магом.
  
  - Это не очень хорошая идея, лорд Блэк.
  
  - Это дело рода, профессор Снейп.
  
  - Я подожду у выхода, мистер Тревор.
  
  - Благодарю Вас, профессор Снейп. Я бы хотел закончить с Вами начатый разговор к обоюдной выгоде.
  
   Снейп, с несвойственной ему благодарностью, посмотрел на Тревора и, кивнув головой, удалился.
  
  - Марк Тревор, - раздалось с портрета.
  
  - Лорд Блэк.
  
  - Благодарю Вас, что не отклонили мою просьбу о встрече.
  
  - Не имею привычки игнорировать приглашения от чистокровных магов. Итак, я внимательно слушаю Вас, лорд Блэк.
  
  - Ваше решение относительно Гарри Поттера осталось неизменным?
  
  - Совершенно верно.
  
  - Я могу как-то повлиять на Ваше решение?
  
  - Для этого мне нужны серьёзные основания.
  
  - Поверьте мне, мистер Тревор, у меня они более, чем серьёзные.
  
  - Вопрос в том, достаточно ли они серьёзны для меня, чтобы я изменил своё решение.
  
  - Я уверен, что более чем.
  
  - В таком случае, я слушаю Вас.
  
  - Как Вы знаете, Гарри Поттер, является моим родственником по кровной линии. В нём течёт кровь Блэков.
  
  - При всём моём уважении к Вам, от этого полукровки отказалась магия рода Поттеров, а у Блэков, как мне известно, есть более достойный наследник.
  
   Блэк обдумывал свои дальнейшие шаги несколько секунд, словно решаясь на что-то, а затем спросил.
  
  - Почему Вы называете Гарри Поттера, полукровкой?
  
  - А почему я должен называть его по-другому?
  
  - Что будет, если Вы узнаете, что Гарри Поттер чистокровный маг?
  
  - В этом случае я, вне всяких сомнений, отложу своё решение для более детального изучения этой новости. Однако, это не значит, что моё решение будет отменено полностью. Мне нужна более серьёзная причина, чтобы изменить своё отношение к Гарри Поттеру.
  
  - Не могли бы Вы, мистер Тревор, более подробно озвучить причины, которые, по Вашему мнению, не позволяют окончательно изменить Ваше отношение к Гарри Поттеру?
  
  - Главная проблема лорда Поттера в том, что Гарри Поттер своими действиями подрывает честь всего рода Поттер.
  
   Блэк понимающе кивнул головой.
  
  - Он не образован, бесполезен для рода, и своими будущими действиями может здорово навредить репутации лорда Поттера.
  
  - Всё сказанное Вами, мистер Тревор вполне справедливо. Что, если мы сможем изменить такое положение вещей?
  
  - Каким образом?
  
  - Мы наймём ему учителей по всем необходимым дисциплинам с таким расчётом, что в ближайшие несколько лет Гарри Поттер будет достоин возглавить магический род, надев кольцо Лорда.
  
  - Смелая надежда, лорд Блэк. Из того, что мне стало известно о Гарри Поттере, он не блещет умом. Как маг - полная посредственность, да и физически развит слабо.
  
  - Всё, что Вы говорите, мистер Тревор, к сожалению, правда. Но есть обстоятельства, которые могут склонить чашу весов в пользу Гарри Поттера.
  
  - Я весь - внимание, лорд Блэк.
  
  - На первом курсе своего обучения, спустя всего лишь два месяца, Гарри смог одолеть горного тролля и спасти студентку.
  
  - Это интересное достижение, прошу, продолжайте, лорд Блэк.
  
  - Под конец учебного года на него напал сумасшедший профессор, преподававший ЗОТИ. Напал, желая убить его. В результате схватки Гарри убил профессора.
  
  - Вы меня по-настоящему заинтересовали, лорд Блэк. Значит, Гарри Поттер не столь безнадёжен, как мне показалось вначале. Главное, что мне нравится, мальчишка умудрился не только выжить, но и не оставить за собой кровного врага. Как я понимаю это не всё?
  
  - На втором курсе он смог найти Тайную Комнату, которую искали на протяжении тысячелетия. Затем, чтобы спасти уже другую студентку, он спустился туда, чтобы сразиться с тысячелетним василиском.
  
  - Поразительная глупость и самоуверенность. Как я понимаю, у него хватило ума вернуться назад и позвать профессоров.
  
  - В том-то и дело, что нет.
  
  - Извините?
  
  - Профессора в тот момент были очень заняты. Нет. Не поисками студентки. Они думали о том, кто виноват, как на него всё это повесить и, наконец, как вылезти из выгребной ямы, в которую они угодили все вместе с головой и при этом не запачкаться ещё больше.
  
  - Если Вы, лорд Блэк, думаете, что я поверю в то, что двенадцатилетний мальчишка в одиночку сразился с тысячелетним василиском, то Вы переоцениваете себя как сказочника.
  
  - Он не просто сразился с этим змеем, но и убил его. Кстати, Гарри Поттер змееуст.
  
  - Вы в этом уверены?
  
  - Абсолютно.
  
  - Можете считать, что я изменил своё мнение о Гарри Поттере. Но как я понимаю, Вы не закончили.
  
  - Совершенно верно, мистер Тревор, - лорд Блэк выдохнул от облегчения и вытер выступивший пот, - пойдём дальше. На третьем курсе, Гарри Поттер после нескольких нападений на него со стороны дементоров осваивает заклятье "Экспекто Патронум", и не просто облако, а телесного патронуса.
  
  - Беру свои слова о его глупости и лени назад. Во всяком случае, к обучению он способен.
  
  - Под конец учебного года, своим телесным патронусом он уничтожает дементоров в количестве полусотни штук.
  
  - Впе-ча-тля-ет, - протянул Тревор.
  
  - Ну, а о событиях этого года Вы знаете.
  
  - Как я понимаю, Вы рассказали мне всё это не просто так. Вы желаете мне сделать некое предложение. Я само внимание.
  
  - Как Вы понимаете, Гарри Поттер может стать, как минимум, хорошим союзником.
  
  - При условии, что его не продадут какому-то состоятельному магу.
  
  - Гарри Поттер - герой магического мира, - возмутился кто-то из директоров.
  
  - Об которого этот магический мир с удовольствием и энтузиазмом вытирает ноги. Говорите прямо. Вы хотите, чтобы я купил Гарри Поттера?
  
   Лорд Блэк вздрогнул от такого поворота разговора. Вместе с ним вздрогнули и остальные директора на портретах. Пять минут ошарашенные маги на портретах смотрели друг на друга и не знали, что сказать. В конце концов, Тревор решил прервать затянувшуюся паузу.
  
  -Я согласен, лорд Блэк, что как у боевого мага, у Гарри Поттера большой потенциал. Как боевая единица, он может быть очень полезен. То, что чистокровные маги докатились до того, что решили начать продавать детей из чистокровных семей, для меня не новость. Нечто подобное я и ожидал от этой страны. Но Вы уверены, что у меня хватит денег, чтобы купить Героя Магического Мира, и что мне вообще будет выгодно делать это?
  
   Ответить на это не мог не только лорд Блэк, но и остальные директора. Даже продажа маглорождённого волшебника была огромной редкостью. Лишь требование вливания свежей крови в чистокровный род могло заставить Попечительский Совет пойти на этот шаг. За последнее столетие был только один случай подобного. Что примечательно, продажу осуществил именно борец за Свет, Альбус Дамблдор, продав талантливого студента Тома Марволо Реддла на десять лет старьёвщику, открывшему магазинчик по скупке антиквариата на Тёмной аллее. Никому из них даже в кошмарном сне не могло присниться, что придёт время, когда будет продан чистокровный маг, да ещё и ребёнок. Закон палки о двух концах напомнил о своём существовании.
  
  - Я уверен, что Попечительский Совет этого не допустит.
  
  - А вот я в этом совсем не уверен, лорд Блэк. И то, что происходит вокруг Гарри Поттера, служит прямым доказательством моих слов.
  
  - То, что Вы говорите, мистер Тревор, справедливо, и от этого ужасно вдвойне. Цель сегодняшнего нашего разговора состоит в том, чтобы Вы не предпринимали враждебных действий против Гарри Поттера. По крайней мере, пока. Прошу дать мне время, чтобы я смог найти достойный выход из сложившейся ситуации.
  
  - Считайте, что я дал Вам нужное для Вас время. Я не причиню Гарри Поттеру вред. Но я предупреждаю. Если Гарри Поттер станет угрозой репутации лорда Поттера, то Ваш мальчик-который-выжил превратится в мальчика-от-которого-даже-пепла-не-осталось. Я надеюсь, мы поняли друг друга, лорд Блэк.
  
  -Более чем, мистер Тревор, более чем.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Финансы рода Блэк.
  - Мадам Помфри, можно к Вам?
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, - цепкий взгляд колдомедика просканировал двух подростков. - Вы ко мне?
  
  - Да, в гостиной висит объявление, что мы должны получить у Вас разрешение для посещения занятий.
  
  - Никаких проблем, мистер Поттер. Как только Вы предоставите мне результаты обследований из больницы Святого Мунго вместе с рекомендациями о Вашем лечении, я смогу назвать Вам сроки, когда Вы сможете вернуться к занятиям.
  
  - Но я ещё не был в больнице.
  
  - Это уже не мои проблемы. Я уже четыре года пытаюсь Вас туда отправить. Больше я никому не уступлю. Нет заключения из больницы, нет разрешения на посещение занятий.
  
  - Мадам Помфри, - подала голос Гермиона, - а Вы не могли бы нам порекомендовать кого-нибудь из колдомедиков?
  
  - Вы не доверяете колдомедикам?
  
  - Доверяю, просто после той статьи в Ежедневном Пророке...
  
  - Да. Это хорошая мысль. Я дам Вам рекомендательное письмо моему другу. Когда мы вместе учились, мы были очень дружны.
  
  ***
  
  
  
   Через десять минут.
  
  - Его имя на конверте. Вы оба отправитесь туда завтра к девяти утра. В это время он не должен быть очень занят.
  
  - Мы? - удивился Гарри. - Я думал, что туда буду должен отправиться только я?
  
  - Вы стали думать о своём здоровье, мистер Поттер? - сострила мадам Помфри. - Это просто замечательно. Но видите ли в чём дело. Лично я Вам не доверяю. Все мои рекомендации, связанные с Вашим здоровьем, Вы стараетесь упорно игнорировать. Мне это надоело. Я бы с удовольствием надела на Вас кандалы, но я надеюсь, что мисс Грейнджер сможет справиться с Вашим безрассудством и доведёт Вас до нужного адреса. Кстати, мисс Грейнджер, если Вы почувствуете, что не справляетесь, вариант с кандалами будет всё ещё в силе. И пока у меня не будет заключения специалистов, я больше не желаю Вас тут видеть. Вы свободны.
  
   Выйдя из Больничного крыла, Гарри и Гермиона отправились в сторону кареты. Гарри посмотрел на письмо, выданное ему и Гермионе непреклонной мадам Помфри.
  
  - По крайней мере, у нас теперь официальная причина отправиться в больницу Святого Мунго.
  
  - Мне кажется, - сказала Гермиона, - мадам Помфри просто решила дать нам ещё два дня отдохнуть от школы и продержать нас подальше от этого бедлама.
  
  - Можешь не успокаивать меня. Мадам Помфри права. Из-за того, что на меня постоянно наваливается то одно, то другое, я совсем упустил из виду её требование посетить больницу и вплотную заняться своим здоровьем.
  
  - А заодно, - дополнила Гермиона, - подержать нас подальше от нашего заботливого директора. Ой.
  
  - В чём дело?
  
  - Зуб заболел.
  
  - Ладно, пошли сюда.
  
  
  - Мистер Часовщик, у Вас есть время?
  
  - Да.
  
  - Я просмотрел финансовые отчёты рода Блэков.
  
  - Чувствую, Вы хотите сообщить мне плохие новости.
  
  - Да. Так как к сейфам Блэков имеет доступ Сириус Блэк, то этим решил воспользоваться наш Паук.
  
  - Разве Сириус не был изгнан из рода?
  
  - Был, но доступ к сейфам ему не перекрыли. Учитывая, что он ушёл из семьи, громко хлопнув дверью, то было бы удивительно, если бы он взял из хранилища Блэков хотя бы один галеон. Он был для этого слишком гордым. У него были завещанные деньги от дяди Альфарда. Ему хватало.
  
  - Что успел натворить этот Блохастый?
  
  - Почему Блохастый?
  
  - Потому что он анимаг. Его форма - собака. Он как-то жаловался, что в этой форме блохи его просто убивают.
  
  - Это многое объясняет. Так вот. Из-за того, что... Блохастый имеет доступ к родовым сейфам, то именно эти капиталы для Вас наиболее уязвимы. Поэтому я начал ревизию с них. В последние месяцы он переводит серьёзные суммы денег на счёт Паука.
  
  - Для чего ему это понадобилось, известно?
  
  - Нет. Но я думаю, что он финансирует Орден Феникса.
  
  - Насколько велики суммы?
  
  - Эти суммы весьма велики.
  
  ...
  
  - Мистер Часовщик?
  
  - Я думаю. Свяжемся через час. Конец связи.
  
  - Конец связи.
  
  ***
  
  
  
   Час спустя.
  
  - Гарри, план неплох, но ты уверен?
  
  - Проблема в том, что я по-прежнему думаю о Сириусе, как о последнем члене моей семьи. Даже события последних дней не изменили этого. Возможно, я выдаю желаемое за действительное, как с Роном. Вместе с тем меня гложет, что всё это время я хотел лучше узнать этого человека, но Сириус сам не дал мне такой возможности. Сириус бросил меня в ночь смерти моих родителей. Сириус бросил меня у Хогвартса после встречи с дементорами. Если вспомнить, что говорил Сириус, то получается, что, в первую очередь, он сбежал, чтобы отомстить Питеру. Лишь увидев его на фотографии в газете, он вспомнил, что у него, вообще-то, есть крестник, который может в нём нуждаться. Может я становлюсь эгоистом или жадным, но я не собираюсь позволять ему разбазаривать наследство, теперь уже моего рода.
  
  - Ты не эгоист и не жадный, Гарри. Просто ты становишься Лордом по-настоящему. Как я понимаю, быть Лордом или Леди, это не просто иметь громкий титул и нести ответственность за своих близких людей. Я считаю, быть Лордом, значит иметь особый склад ума. Ты просто начинаешь думать и поступать как Лорд. Но если ты боишься, что со временем начнёшь вести себя как Малфой, то у тебя есть добрая я. Волшебный подзатыльник быстро вправит тебе мозги.
  
  - Я всегда знал, что могу положиться на добрую тебя.
  
  - Да, я такая, главное, не забывай меня хвалить чаще, иначе у меня волшебных подзатыльников на всё хватит.
  
  - Ладно. Давай тетрадь.
  
  - Стоматолог, Вы на связи?
  
  - Да. Как поступить с Блохастым?
  
  - Поговорим без позывных. В конце концов дело связано с документами и большими деньгами.
  
  - Согласен, мистер Поттер.
  
  - Мастер Кровазуб, Сириусу Блэку необходимо перекрыть доступы ко всем хранилищам рода Блэк. Слышите, ко всем. Однако, я не собираюсь оставлять его нищим и бросать его на произвол судьбы. Нравится мне или нет, но даже будучи изгнанным из рода, этот человек несет в себе кровь Блэков. У Сириуса есть недостаток, который может стоить ему жизни. Он постоянно лезет туда, куда не следует. Рискует там, где можно этого избежать. Сделаем так. Необходимо сделать письменное распоряжение от имени лорда Блэка. Преподнести это следует так, как будто это распоряжение было написано отцом Сириуса. Якобы, этот документ необходимо было достать лишь спустя полтора года, в случае его побега из Азкабана. Теперь конверт с документом был вскрыт на днях, согласно распоряжению последнего лорда Блэка. Тем более, это почти правда. Из недвижимости Блэков подберите дом или коттедж за границей. Желательно там, где есть море, солнце и много девушек.
  
   На этих словах гоблин и Гермиона улыбнулись.
  
  - Разумеется, климат там должен быть соответствующий. Если подобных домов нет, приобретите. Назначьте ему ежемесячную выплату так, чтобы он мог достойно жить, но и не шиковать особо. Согласно этому распоряжению Сириус Блэк обязан будет прожить там в течение пяти лет без права возвращения в Англию. Также он обязан пройти полное медицинское обследование. Следует обратить особое внимание на возможные ментальные закладки в его разуме. Также он обязан пройти полный курс лечения, который будет оплачен отдельно. В случае невыполнения хотя бы одного из условий с его стороны, выплата денег должна быть немедленно прекращена ровно до тех пор, пока Сириус не вернётся и не станет соблюдать условия, указанные последним лордом Блэком.
  
  - Мистер Поттер, можно узнать о том, что Вы забыли на факультете Гриффиндора? Вы должны были учиться на Слизерине.
  
  - Шляпа предлагала и даже настаивала на Слизерине.
  
  - Так почему же Вы отказались?
  
  - Я познакомился с Драко Малфоем.
  
  - А..., это всё объясняет.
  
  - Так как насчёт распоряжения последнего лорда Блэка?
  
  - Это не проблема, мистер Поттер. Однако Вам необходимо будет поставить оттиск на пергаменте кольцом главы рода Блэков. Тогда любая проверка покажет, что пергамент был заверен лордом Блэком и имеет юридическую силу.
  
  - Хорошо, как только будет готов документ, я всё сделаю.
  
  - Мне необходимо знать, есть ли у Вас какие-нибудь пожелания относительно финансовых накоплений возглавляемых Вами родов.
  
  - Что у нас с финансами рода Поттер?
  
  - Все счета разморожены и пущены в оборот. Доступ к ним только у лорда Поттера. Необходимо, чтобы Вы прибыли и поставили несколько оттисков перстнем лорда Поттера на доверенностях, что я приготовил на имя Марка Тревора.
  
  - Завтра с утра я и Гермиона будем на медосмотре в больнице Святой Мунго. На обратном пути мы заедем к Вам. Также я повторно прошу Вас взять на себя управление всеми деньгами и недвижимостью, несмотря на то, к какому роду они принадлежат, под личный контроль. Однако я не хочу всё сваливать в одну кучу. Накопления родов должны быть независимыми друг от друга.
  
  - Разумно.
  
  - Я не буду ликвидировать рода, объединяя их родовую силу в один источник. Я собираюсь приложить все силы для возрождения и процветания каждого из подконтрольных мне родов с независимыми капиталами друг от друга.
  
  - Я рад, что не ошибся в Вас.
  
  - Относительно управляющих распоряжения следующие. Я согласен с Вами. Дайте им полгода, дабы они доказали мне то, что они достойны своих мест. Главное для них условие следующее. Они должны уволиться из Банка и полностью перейти под вашу руку. Это была Ваша идея, и я полностью поддерживаю её. Разумеется, они должны будут принести конкретно Вам соответствующие клятвы. Однако окончательное решение на их счёт я оставляю за Вами. Если Вы сочтёте, что кто-то из них недостоин, то быть по сему.
  
  - Как прикажете.
  
  - Кстати, Земноводный прекрасно поработал: Паук попал в Больничное крыло в очень скверном состоянии и в ещё более скверном настроении.
  
  - Ему очень плохо?
  
  - Вы даже не представляете насколько.
  
  - Советую Вам удвоить бдительность по отношению к нему.
  
  - О чём Вы?
  
  - У Паука был учитель, который живёт очень, очень и до безобразия очень долго. Не удивлюсь, если на подобный случай у Паука припрятано что-то более существенное, чем бодрящее зелье.
  
  - Об этом мы не подумали. Спасибо за предупреждение. Как дела у Земноводного? На каком этапе наш план?
  
  - Земноводный наладил контакт со Скунсом. Приманка брошена и благополучно проглочена. Но у нас возникла небольшая проблема. Магические накопители в медальоне и в наручах почти полностью разрядились. Разговор с Пауком дался нам дорого.
  
  - Это проблема?
  
  - Не в этом случае. У меня уже есть варианты.
  
  - Хорошо. Какие артефакты давать из хранилищ, Вы лучше меня знаете.
  
  - Несомненно, правда, Земноводный в недоумении относительно своего позывного.
  
  - Вы ему сказали?
  
  - Боюсь, он неверно понял мои намёки.
  
  - Шутник.
  
  - На том и стою. Вам что-нибудь требуется лично для себя?
  
  - Нам нужен учитель бальных танцев. Но я ещё уточню этот вопрос у мадам Максим.
  
  - Я, со своей стороны, также профильтрую этот вопрос и дам Вам варианты.
  
  - У меня пока всё. Увидимся завтра. Конец связи.
  
  - До завтра. Конец связи.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Танцевальный клуб.
  - Мадам Максим, можно Вас на минутку?
  
  - А, мистер Поттер, мисс Грейнджер, чем могу быть вам полезна?
  
  - Видите ли, в чём дело, - сказал смущённый Гарри. - Как я уже говорил, я совершенно не умею танцевать. А учитывая, что скоро бал, не могли бы Вы мне что-нибудь посоветовать?
  
  - Да, мистер Поттер, Вы попали в очень затруднительную ситуацию. Если Вы хотите просто научиться танцевать, это не проблема. В нашей школе уроки танцев входят в программу обучения как обязательные уроки.
  
  - Правда?
  
  - Да. Особенно на эти уроки делают упор те, кто решил связать свою жизнь с боевой магией.
  
  - А какая здесь может быть связь?
  
  - Связь самая прямая. Недаром Основатели Хогвартса тоже считали, что танцы - это основополагающий предмет. Особенно на танцы делал уклон не кто иной, как Годрик Гриффиндор. Танцы помогают развить равновесие и координацию движения. Возможность чувствовать своего партнёра и совмещать с ним действия. Владение своим собственным телом является основой любой дуэльной практики, как и боевых искусств. Недаром многие сравнивают дуэль мастеров с изящным танцем. И не важно, что у них в руках. Волшебная палочка или холодное оружие.
  
  - Что Вы можете мне посоветовать?
  
  - Ну, если Вы хотите просто научиться танцевать для бала, то никаких проблем. Несмотря на то, что мы не привезли с собой учителя танцев, все наши девушки без исключения умеют танцевать. Кстати, тут пошёл слух, что Вам требуется партнёрша, и не одна. Для закрепления практики.
  
   Гарри с укоризной посмотрел на притихшую Гермиону.
  
  - Так что можете считать, что с этим проблем не будет. Наши девушки с удовольствием позанимаются с Вами, при условии, что Ваша невеста не будет против.
  
  - Как я понимаю, есть и другой вариант, - сказал обеспокоенный Гарри.
  
  - Совершенно верно. Если Вы хотите научиться танцевать по-настоящему хорошо. Если Вы хотите, чтобы Ваша партнёрша получила от танца удовольствие, и получить удовольствие самому, то Вам нужен учитель. Как я уже говорила, к сожалению, с нами нет учителя танцев, так что Вам придётся искать его самим.
  
  - Да, это может стать проблемой. Но у нас есть знакомый, который может помочь нам в этом вопросе. Более того, он уже начал работу в этом направлении.
  
  - Я уверена, что у Вас всё получится. Со своей стороны, я готова сделать Вам встречное предложение.
  
  - Какое?
  
  - Мои студентки заскучали у Вас. У Вашей школы очень сильно урезана программа обучения. Хуже всего то, что у Вас нет никаких развлечений связанных с магическим развитием. Вот тут и возникает проблема. Если девушкам нечем себя занять, то они начинают искать себе приключения на свои... - запнулась она перед покрасневшими студентами, - в общем, ничем хорошим это закончиться не может. Предложение следующее. Вы находите учителя танцев, который специализируется в первую очередь на танго, а я предоставляю Вам помещение для занятий, но с одним условием.
  
  - А как быть с партнёрами для Ваших девушек?
  
  - Как я вижу по Вашему лицу, Вы беспокоитесь не столько за наших девушек, сколько за себя.
  
  - Ну, - Гарри почесал затылок, - должен признать, что когда Гермиона с подругами пообещали устроить мне достойную практику, я почувствовал некое опасение.
  
  - Скажи честно, Гарри, - кровожадно улыбнулась Гермиона, - ты убегал от нашего щедрого предложения сверкая пятками.
  
  - Ничего подобного, - сказал уязвлённый парень, - я совершил тактическое отступление.
  
  - Очень быстрое тактическое отступление, - добавила смеющаяся Гермиона.
  
   Гарри сделал вид, что не понял намёка.
  
  - Так как насчёт парней для Ваших девушек? Проблема в том, что из Хогвартса я никого не могу пригласить. Разве что Невилла, но он очень стеснительный парень. Да и не пойдут они. Я ведь с недавних пор не очень популярная личность. А учитывая последнюю статью в Пророке, ученики будут держаться от меня как можно дальше. Словно я дементор во плоти.
  
  - С кавалерами для наших девушек проблем не будет. Ученики Каркарова с удовольствием помогут решить нам эту проблему. Тем более, как мне известно, они ещё никого не пригласили.
  
  - Ещё бы, - фыркнула Гермиона. - Вы, мальчишки, - Гермиона ткнула пальцем в Гарри, словно обвиняя его в этой ситуации, - вечно всё откладываете на последний момент.
  
  - Неужели абсолютно все? - удивился Гарри.
  
  - Разумеется, в любом правиле есть исключения, - Гермиона подошла и обняла его за шею, - и мне очень повезло, что одно из этих исключений попалось мне, - и тут же поцеловала его.
  
   Мадам Максим подождала десять секунд, а затем прокашлявшись, продолжила.
  
  - Если вы найдёте учителя танцев, соответствующего моим требованиям, то мы даже готовы будем оплатить часть его вознаграждения, да и Каркаров с учениками, я уверена, в стороне не останутся.
  
  - Можно узнать? Почему Вас интересует именно танго?
  
  - Многие танцы, мистер Поттер, со временем выходят из моды, чтобы со временем вернуться вновь. Танго же является одним из немногих исключений. Более того, именно танго все возрасты покорны. У этого танца есть одна особенность. Даже пожилые пары, которые уже давно перешагнули свой преклонный возраст, смотрятся на сцене столь же эффектно, как и профессиональная пара танцоров на пике своего мастерства. Более того, если две эти пары встретятся на сцене, то зрители будут наблюдать именно за пожилыми танцорами.
  
  - Я этого не знал, - сказал удивлённый Гарри.
  
  - Я тоже, - поддержала его Гермиона.
  
  - Но, если на сцену выйдет начинающая молодая пара, которая только начала осваивать движения танго, - продолжила мадам Максим, - то всё внимание зрителей будет отдано именно ей.
  
   Гарри удивился.
  
  - Даже если они будут танцевать неуклюже и делать постоянные ошибки?
  
  - Именно поэтому, мистер Поттер. И смотреть на них, в первую очередь, будут именно мастера. И смотреть будут не из-за того, чтобы посчитать сколько ошибок совершит подобная пара или посмеяться над ними. Профессионалы будут смотреть на этот танец с удовольствием.
  
  - Но почему?
  
  - Первые неуверенные шаги, мистер Поттер. Осторожные и робкие движения. Мелкие ошибки и огрехи. Всё это создаёт неповторимую атмосферу вокруг молодой начинающей пары. Неповторимый шарм, с которым может конкурировать разве что пожилая пара, показывая своим возрастом верность друг другу, пронесённую сквозь десятилетия.
  
  - Завтра я с Гермионой иду в больницу Святого Мунго.
  
  - У Вас проблемы со здоровьем, мистер Поттер. Вам давно следовало обратиться к опытным специалистам.
  
   Гарри кивнул головой.
  
  - А что за условие?
  
  - Ну, мистер Поттер, это условие выполнить Вам по силам. Все наши девушки с нетерпением ждут Ваших рассказов, связанных с тем, что Вы пережили в Хогвартсе. Не в каждой школе можно встретить в коридорах троллей и василисков. И главное. Рассказ должен быть с подробностями.
  
   Видя, как скривилось лицо парня, мадам Максим спросила:
  
  - Как я Вас понимаю, Вы уже устали отвечать на эти вопросы?
  
  - Не в этом дело. На подобные вопросы я не отвечал по той простой причине, что мне их никто не задавал. Просто очень неприятные воспоминания.
  
  - Кстати о воспоминаниях, - подхватила Гермиона. - А что, если мы просто сольём наши с Гарри воспоминания в думосбор? Тогда девушки смогут всё увидеть своими глазами со всеми подробностями. Если кому будет интересно, то они смогут посмотреть ещё раз.
  
  - Замечательная мысль, мисс Грейнджер. Так и поступим. Когда Вы будете готовы?
  
  - Ну, - сказал Гарри посмотрев на Гермиону, - у нас сейчас особых дел нет. Так что, если Вы не против, то можно сделать всё сейчас.
  
  - Так и поступим, мистер Поттер, а вечером устроим сеанс. Кстати, Ваше присутствие обязательно.
  
  - Зачем?
  
  - Девушки захотят задать вопросы. Вы же не хотите, чтобы они умерли от любопытства? - не получив нужной реакции от Гарри, мадам Максим добавила. - Если Вы откажетесь присутствовать, разумеется, никто неволить Вас не будет. Но потом не обижайтесь, если девушки устроят на Вас охоту, - по тому, как вздрогнул парень, стало понятно, что она попала точно в цель.
  
  - Ну, - убито спросил Гарри, - и где этот думосбор?
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Синема, синема, синема, от тебя я без ума!
   Вечер этого же дня.
  
   Гарри и Гермиона сидели в гостиной школьной кареты. В центре комнаты стоял небольшой резной столик, на котором стоял думосбор. Вокруг столика стояли кресла, занятые студентками французской школы Шармбатон, с неприкрытым любопытством рассматривающими своих гостей. Если Гарри было привычно повышенное внимание, и он старался его не замечать, то Гермиона явно нервничала. Видя это, Гарри подсел к ней поближе и обнял рукой, даря ей свою поддержку.
  
  - Итак, мои дорогие студентки, - начала свою речь мадам Максим, - как я и обещала, мне удалось уговорить наших гостей рассказать о тех событиях, которые Вас так заинтересовали. Мисс Грейнджер предложила нам для удобства посмотреть её воспоминания. Для удобства, чтобы всем было видно, мы воспользуемся опытом судебных заседаний. Таким образом, мы достигнем эффекта полного присутствия. Так как заклятие очень энергоёмкое, а нас много, мы будем просматривать одно воспоминание раз в несколько дней. Думаю, мы вынесем много нового для себя из опыта наших гостей. Сейчас я прошу всех встать со своих мест и расположиться вокруг думосбора. Итак, вначале воспоминания Гермионы Грейнджер её глазами. Начнутся они в женском туалете, из-за того, что один из студентов сильно её расстроил...
  
  - Англичашки, что ещё от них ожидать, - пробормотала себе под нос соседка Гермионы так, чтобы её услышала только их гостья.
  
  - ...а затем воспоминания Гарри Поттера, - закончила свою речь мадам Максим.
  
   Рядом с мадам Максим встал мистер Делакур. Синхронно взмахнув над думосбором волшебными палочками, они прошептали незнакомое заклятие.
  
   Вспышка, и все присутствующие оказались в женском туалете....
  
   После окончания просмотра все студенты расселись по своим местам.
  
  - Мда, это как-то очень неожиданно, - пробормотал Делакур.
  
   В этот момент все присутствующие смотрели на Гарри и Гермиону.
  
  - Демон знает что, - выругался Делакур.
  
  - Полностью с Вами согласна, - поддержала его мадам Максим. - Итак, давайте обсудим увиденное. Кто начнёт?
  
  - Мисс Грейнджер, - начала одна из студенток, - я так поняла, что Вы уже давно сидели в..., - она виновата посмотрела на Гарри и покраснела, - в общем, в том месте?
  
   Гермиона кивнула головой.
  
  - И Вы пропустили несколько уроков?
  
   Гермиона вновь кивнула головой.
  
  - Скажите, у вас в порядке вещей, когда студентка пропускает уроки, и это никого не интересует?
  
   Гермиона задумалась над ответом, а затем сказала:
  
  - Наш декан, профессор Макгонагалл, считает, что мы должны сами справляться со своими проблемами.
  
  - Но ведь вы маглорождённая, и это был для Вас новый и неизвестный мир.
  
   Гермиона пожала плечами, так как на это было нечего ответить.
  
  - А тот профессор, что упал в обморок, что он преподаёт? - спросила другая студентка.
  
  - Он преподавал защиту от тёмных искусств.
  
   По залу пошли смешки.
  
  - Преподавал? - переспросила очередная студентка.
  
  - Да, в конце того года он напал на Гарри и пытался убить его.
  
   Потрясение, царившее в зале, можно было потрогать руками.
  
  - То есть как? - лицо мадам Максим олицетворяло то, что сейчас чувствовали её подопечные.
  
  - Если Вы не против, - вмешался Гарри, - то мы расскажем Вам об этом в следующий раз.
  
  - Но его, по крайней мере, посадили? - решила настоять на своём мадам Максим.
  
  - Нет, он не пережил встречи со мной.
  
  - Сколько Вам было тогда лет, мистер Поттер, одиннадцать, если я не ошибаюсь?
  
   Гарри кивнул головой.
  
  - Мнда... - растерянно сказал Делакур.
  
  - Меня возмущает, - сказала очередная студентка, - почему директор Дамблдор вместе того, чтобы организовать защиту студентов, отправил их по гостиным, даже не выделив им кого-то из профессоров для подстраховки.
  
  - И не просто отправил одних, - вклинилась её соседка, - он разделил их на четыре факультета и отправил в разные части замка, дабы они ни в коем случае не пропустили тролля.
  
   Спустя минуту молчания мадам Максим выдала:
  
  - Но какова Минерва Макгонагалл? Я была о ней лучшего мнения.
  
  - Полностью с Вами согласен, - поддержал её Делакур. - Мало того, что бросила своих студентов на произвол судьбы и моталась неизвестно где, так ещё и обвинила студентов в несоблюдении правил, не разобравшись в ситуации. Но главное, оценить жизнь напуганной студентки, которая была на грани смерти, баллами. Нет, вы только подумайте, баллами! Отвратительно!
  
   Все присутствующие студентки всем своим видом выразили полную поддержку словам месье Делакура.
  
  - Мистер Поттер, - с любопытством спросила его одна из студенток, - а сколько заклятий Вы знали на тот момент, когда Вы схватились с горным троллем?
  
  - Ни одного.
  
  - Извините, мистер Поттер, я не поняла юмора.
  
  - Ну, мы проходили заклятье Вингардиум Левиоса. Но я к тому времени ещё не освоил его.
  
  - И Вы побежали спасать девочку практически с голыми руками? - изумился Делакур, а вместе с ним и весь зал.
  
  - А ещё к тому моменту мы научились превращать спичку в иголку, - поддержала его Гермиона.
  
   Кто-то хрюкнул. Потом раздался ещё один смешок. Затем ещё и ещё. Спустя минуту, весь зал заразительно хохотал, сбрасывая напряжение, которое они получили во время просмотра воспоминаний своих гостей.
  
   "Очевидно, день удался, - подумала мадам Максим. - Во всяком случае, в ближайшее время скука им не грозит и можно вздохнуть спокойней."
  
   Но всех опередила Флер.
  
  - Мистер Поттер, я не хочу Вас оскорбить или унизить. Если Вы не захотите отвечать на мой вопрос, я пойму. То, что мы видели, то есть, то как вы выглядели на первом курсе. Вы выглядели как восьмилетний мальчик, максимум девятилетний. Но из-за чего я больше всего растерялась, вы выглядели, как выходец из немецкого концлагеря.
  
  - Флер!- Делакур разочарованно покачал головой. Было видно, что он очень недоволен дочерью.
  
  - Извините, что позволила себе лишнее, - и покрасневшая Флер отпустила взгляд, понимая, насколько омерзительно она поступила, задав этот вопрос.
  
   Гарри задумался. Раньше он не хотел говорить о своём прошлом. Он не хотел, чтобы его жалели. Но сейчас он увидел себя со стороны и ему стало плохо. Плохо не из-за своего прошлого. Он посмотрел на себя прошлого уже другими глазами. Очевидно, ритуал в банке Гринготтс изменил его сильнее, чем он думал. Он видел забитого и голодающего ребёнка. Худой и болезненный вид не могли не увидеть профессора школы. Но никто из них не поинтересовался у героя магического мира, почему он настолько худ и здоров ли он. Все профессора смотрели на него все эти годы, и улыбаясь, ничего не предприняли, чтобы помочь ему. Лишь мадам Помфри, как выяснилось, пыталась как-то повлиять на ситуацию. Так почему он должен молчать и скрывать то, как с ним обошёлся волшебный мир. Почему он должен покрывать безалаберность волшебников, ради которых его родители отдали свои жизни. Нет, они конечно защищали его до последнего. Но если бы они в первую очередь защищали именно его, а потом волшебный мир, то они бы, по крайней мере, увезли его подальше от этой страны и спрятали в безопасном месте, будучи уверенными в его достойном будущем. Так ради чего они умерли? Ради этого забитого сироты, которого он увидел только что? Сироты, который не видел в своей жизни ничего, кроме боли, отвращения, насмешек, унижений и голода? Так почему он должен покрывать тех, кто уже столько времени вытирает об него ноги?
  
  - Я не обижен на Вас, мисс Флер. Нет, мистер Делакур. Ваша дочь ни в чём не виновата. Скажу более того. Я очень благодарен ей за этот вопрос. За все эти годы, я имею в виду вообще за всю мою жизнь, Вы первые после Гермионы, кто поинтересовались как мне живётся. Правда ещё спрашивал Рон, но что-то было в его вопросах такое... что-то не так. Не знаю, не могу объяснить. Поверьте мне. Для сироты, который вырос в чулане, это очень много значит.
  
  - Вы, - растерянно пробормотала Флер, - Вы что, выросли в чулане? Папа? - удивлённая Флер посмотрела на своего отца. - Ты знал об этом?
  
  - Это не моя тайна. На мне клятва о неразглашении. Если мистер Поттер молчал об этом, то значит на это были причины.
  
  - Но почему Вы молчали? - Флер была в недоумении.
  
  - Понимаете Флер. Всё время, до поступления в Хогвартс, мои дядя и тётя говорили, что мой отец - безработный пьяница, а мама, мама - проститутка, - весь зал охнул. - И вот у них родился я. Когда они возвращались с очередной пьянки, они разбились в автокатастрофе. Я чудом выжил, но у меня остался шрам на лбу. Вот почему я не люблю, когда на него пялятся. В этот момент я вспоминаю, что мне рассказывали о родителях. Дядя и тётя говорили, что у подобных людей не могут быть нормальные дети, поэтому это было первое имя, которое мне дали. Ненормальный. На людях меня называли мальчишка. О том, что меня зовут Гарри, я узнал только в начальных классах в магловской школе. Я был уверен, что я урод и то, что мне позволено жить в чулане под лестницей и донашивать одежду за моим кузеном, в общем, мне постоянно напоминали, что я должен быть благодарен за ту заботу, которую ко мне проявляют.
  
   Студентки Шармбатонской школы сидели и не верили тому, что слышали.
  
  - Я привык питаться объедками со стола. К постоянному голоду, побоям и унижениям. Я поверил, что я ненормален и не достоин лучшей жизни. Даже поступив в Хогвартс, я считал, что не достоин общества волшебников. А если волшебники в Хогвартсе узнают, как я жил, то они не захотят со мной общаться. Но самое страшное для меня было то, что если бы они узнали о моей жизни, то меня начали бы жалеть, как будто бы я ..... урод.
  
  - Но, - растерянная Флер пыталась осмыслить ужас, о котором только что услышала, - но почему волшебники так поступили с тобой? А самое главное, почему они по-прежнему так продолжают относиться к тебе?
  
  - На этот вопрос могу ответить я, - сказал Делакур. - После исчезновения Тёмного Лорда все они вздохнули с облегчением и постарались забыть о страхе, который они испытывали каждый день.
  
  - Я же был напоминанием о том, чего они боялись и ненавидели, - сказал Гарри. - О том, что они хотели забыть любым способом.
  
  - Поэтому, когда Гарри исчез из магического мира, - продолжил Делакур, - никто не возмущался.
  
  - Когда я вернулся, все увидели свой позор во мне. Ведь мои родители сражались и умерли за них, а многие из них прятались по домам дрожа от страха, а затем бросили сироту на произвол судьбы. Увидев, каким я вырос, они сделали вид, что не замечают меня. Они не видели Гарри Поттера - оголодавшего и обнищавшего сироту. Они видели мальчика-который-выжил, победителя Волан-де-Морта. - Гарри понравилось, что никто из присутствующих не вздрогнул. - Ведь они сразу поняли, что жил я, мягко говоря, не очень хорошо. Но стоило мне оступиться и напомнить о себе как о Гарри Поттере, так они сразу же начинали обливать меня грязью, чтобы заглушить свою совесть. Я не жаловался. И если Вы меня хотя бы немного уважаете, то у меня есть огромная просьба. Не распространяйтесь об этом.
  
   Внезапно взгляд Гарри изменился, наполнился силой и стал настолько жёстким, что присутствующие поёжились.
  
  - Если у Вас есть хотя бы капля уважения ко мне. Никогда не жалейте меня. Запомните. Жалость - это самое худшее оскорбление для сироты. Жалость - это напоминание о том, что я был рождён уродом.
  
   Гарри посмотрел на студенток уже обычным своим взглядом и, виновато улыбнувшись, сказал:
  
  - Простите, что я взвалил на Вас свои проблемы. Просто мне показалось, что Вы можете понять меня.
  
   Гарри чувствовал себя очень плохо. Он сделал то, что никогда не позволял себе делать. Он обнажил свою душу перед посторонними людьми. Но вместе с тем, к нему пришло и облегчение. Он чувствовал, что вскрыл давно кровоточащий нарыв.
  
  - Похоже, сегодня я всем испортил вечер. Мои извинения. Уже поздно и мы, пожалуй, пойдём.
  
   Под гробовое молчание уставшие Гарри и Гермиона покинули зал.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Больница Святого Мунго.
   Когда Грегори Уайт получил письмо от своей давней подруги Помфри, он не особо удивился. Он нередко переписывался со своими однокурсниками, которые разъехались по соседним странам. Главная причина, почему они покинули и продолжали покидать страну, заключалась в том, что своими запретами Министерство связывало колдомедикам руки. Тёмные маги и некроманты могли оказать огромную помощь в лечении больных. Кто может знать больше о тёмных проклятьях, чем тёмный маг. Проблема с нужным персоналом заключалась в том, что для эффективной работы тёмный маг должен постоянно практиковаться в своём искусстве. Многих пострадавших можно было вылечить за считанные часы. Но благодаря "заботе" чиновников из Министерства магии, подобные случаи занимали недели, а порой и месяцы лечения. Нередко приходилось отправлять больных за границу, так как по понятным причинам колдомедики Святого Мунго помочь не могли.
  
   Не лучше обстояло дело и с зельями. Количество ингредиентов, запрещённых для ввоза в страну, просто зашкаливало. Всё чаще и чаще специалисты покидали Англию и уезжали туда, где их знания и возможности будут востребованы. Сам Грегори не раз и не два получал подобные предложения, но под непонимающими взглядами коллег отклонял их снова и снова. Именно это и связывало его с Помфри. Так же, как и его, многие не поняли желание Помфри работать в Хогвартсе за не очень достойную зарплату.
  
   Так же как и он, Помфри была специалистом широкого профиля. Но была область, которую он изучил более углублённо, в отличие от своих сокурсников. А именно, возможности тёмной магии в лечении от тёмных проклятий и их последствий. Чтобы победить болезнь, её нужно изучить. Таково было его кредо. Поэтому в Мунго он считался практически единственным специалистом в этой области медицины, хоть и не был тёмным магом.
  
   Начав читать письмо, он был очень удивлён. Ведь после теракта в Хогвартсе он лично обошёл всех учеников, и никаких необратимых последствий у студентов он не обнаружил. По мере прочтения, на его лице стала преобладать озабоченность, наряду с профессиональным интересом. Помфри очень тонко намекнула на причины своих действий и на что ему следует обратить внимание в первую очередь при обследовании столь необычного пациента. Было очевидно, что под тонким намёком бушевал вулкан чувств.
  
   Прочитав о её подозрениях и выводах, Грегори посмотрел на знаменитого Гарри Поттера и его подругу Гермиону Грейнджер.
  
  - Ну что же, молодые люди. В целом я понял, что хочет от меня ваш колдомедик. Мистер Поттер, прошу за мной.
  
   Пройдя в соседнее помещение, он продемонстрировал студентам свою гордость. В центре зала на полу была начерчена самая необычная пентаграмма, которую Гарри и Гермиона могли себе вообразить. Вся пентаграмма была буквально исписана рунами.
  
  - Это моя гордость! - сказал Грегори, довольный эффектом, произведенным на молодых студентов.
  
  - А для чего это? - спросила Гермиона.
  
  - С помощью этой пентаграммы мы можем подробно изучить ауру пациентов. Видите ли, молодые люди, как бы ни были хороши диагностирующие заклятья, их проблема в том, что работают они весьма грубо, и работают они в основном с физической материей. Душа и аура тесно связаны с физическим телом. Если организм начинает работать со сбоями, то довольно часто причины нужно искать в ауре волшебника и в его энергетических потоках. Нужная для нас особенность ауры заключается в том, что она может хранить в себе информацию обо всех событиях, происходящих со здоровьем волшебника на протяжении всей его жизни. Главное знать, как эту информацию получить. А теперь... - Грегори положил пергамент, исписанный мелкими рунами, на луч пентаграммы, а на концах других лучей стал раскладывать драгоценные камни, заключённые в серебряные и золотые пластины.
  
  - А это что? - ум и природная любознательность заставляли Гермиону узнавать что-то новое при любой возможности.
  
  - Накопители, мисс Грейнджер. Накопители сырой магической энергии. Как вы видите, в центре расположен огранённый драгоценный камень. Чем он чище и крупнее, тем лучше. Сами пластины из драгоценных металлов, так как они лучше всего проводят магическую энергию. Для её сохранения на камень, как и на пластины, нанесены особые руны в определённом порядке. Обычно, в этом ритуале достаточно магической энергии оператора. В данный момент, моей. Однако Помфри предупредила меня в своём письме, что Вы, мистер Поттер, весьма необычный пациент. Так что, для моей безопасности она настоятельно рекомендовала использовать накопители. Как, впрочем, и в Вашем случае, мисс Грейнджер. Как изволила выразиться Помфри, Вы, мисс Грейнджер, могли научиться у Вашего друга... плохому. Да, именно так она и изволила выразиться. Учитывая недавние события в Хогвартсе, я склонен довериться её мнению, хоть и считаю это излишней перестраховкой.
  
  - Мистер Поттер, прошу Вас снять всю одежду. Абсолютно всю. Они могут помешать при проведении ритуала. Затем вы должны встать в центре пиктограммы. Сам ритуал займёт не более пятнадцати минут.
  
  - Я подожду Вас снаружи, - сказала смущённая Гермиона и вышла за дверь.
  
   Когда Гарри выполнил требование, Грегори стал напевать заклятие на кельтском языке. В течение всего ритуала на пергаменте периодически в несколько секунд вспыхивали одна-две руны. Спустя двадцать минут, из зала вышел Гарри и задумчивый Грегори Уайт. Время от времени он отрывался от пергамента и смотрел на Гарри, а затем вновь продолжал всматриваться в пергамент с выжженными рунами.
  
  - Вы можете пока присесть, мистер Поттер.
  
   Хмурый Грегори положил пергамент и почти пустые накопители на стол и, подойдя к выходу из кабинета, наложил на дверь чары непроникновения.
  
  - Я не хочу, чтобы нас побеспокоили, разговор будет сложным, - сказал он удивлённой паре. - Ваша очередь, мисс Грейнджер, прошу в зал, - подойдя к своему столу, он взял очередные накопители и отправился вслед за своей пациенткой.
  
   Спустя тридцать минут, Грегори то удивлённо рассматривал и сравнивал два пергамента, то таким же взглядом смотрел на самую странную пару, которая напряжённо следила за каждым его действием.
  
  - Мисс Грейнджер, у Вас с собой Ваша волшебная палочка?
  
  - Да, сэр.
  
   В этот момент Гарри осторожно потянулся к своей.
  
  - Она понадобится Вам, а точнее нам, - Грегори сделал вид, что не заметил приготовлений Гарри Поттера. - Мне необходимо принести Непреложный обет Вашему мужу.
  
   Тут Гарри выхватил свою волшебную палочку и направил её на колдомедика.
  
   Не обращая внимание на палочку, направленную ему в лицо, Грегори обошёл свой стол и подойдя к Гарри, встал перед ним на колени.
  
  - Не будем отвлекаться, молодые люди.
  
   Гарри посмотрел на растерянную Гермиону с волшебной палочкой в руках и аккуратно убрал свою. Встав на колени, Гарри взял правую ладонь Грегори Уайта своей рукой.
  
   Произнеся положенную клятву о нераспространении узнанной информации, касающейся Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер, Грегори вернулся за свой стол, и, усевшись в кресло, устало потёр ладонями своё лицо.
  
  - Мистер Уайт? - попыталась начать разговор Гермиона.
  
  - Знаете, молодые люди, сегодня самый замечательный день в моей жизни. Надо будет обязательно пригласить Помфри на какой-нибудь праздничный ужин и сделать дорогой подарок. Кто бы мог подумать, что мне будет дано в этой жизни познакомиться с Лордом Смертью.
  
   Посмотрев на напряжённых студентов, Грегори продолжил:
  
  - Начнём по порядку. Как я понял из свитков, Вы женаты.
  
   Гарри и Гермиона молча кивнули головами.
  
  - А ещё Вы, мистер Поттер, действующий Лорд сразу четырёх родов. Хотя это, в принципе, невозможно. Родовая магия должна была выжечь Вас подчистую, до состояния магла. И это в лучшем случае.
  
   Гарри и Гармиона вновь направили на него свои волшебные палочки.
  
  - Я не могу причинить Вам вреда, молодые люди. Я, как колдомедик, клялся Магией о ненанесении умышленного вреда своим пациентам и защите человеческой жизни.
  
  - Тогда почему Вы принесли мне Непреложный обет о своём молчании? - спросил Гарри.
  
  - Потому что, мистер Поттер, мадам Помфри особо подчеркнула, что вокруг Вас уже не первый год идёт нездоровый ажиотаж, несовместимый с Вашим здоровьем и жизнью. Согласно её наблюдениям, Ваше здоровье находится в весьма плачевном состоянии. Неоднократно она сообщала об этом директору Хогвартса Альбусу Дамблдору. И каждый раз она натыкалась на стену молчания с его стороны. Знаете, что максимум она смогла добиться от него? Он сказал: "Не беспокойтесь. Всё под контролем". Звучит зловеще, Вы не находите, молодые люди?
  
   Гарри и Гермиона вновь опустили свои палочки, но убирать не спешили.
  
  - Ваше здоровье, мистер Поттер, действительно находится в весьма плачевном состоянии. Как Ваш лечащий колдомедик, я обязан был сообщить об этом Вашим родителям, родственникам или опекуну. Вы следите за моей мыслью? Это была моя обязанность. Но, как написала Помфри, нездоровый ажиотаж возглавляет не кто иной, как Альбус Дамблдор.
  
  - Ваше здоровье, мисс Грейнджер, или правильней было бы сказать, миссис Поттер, значительно лучше, но есть одно но. Как я вижу, у Вас обоих была в крови гремучая смесь различных зелий. Согласно отчёту, недавний сильный поток магии, прошедший сквозь Ваши тела, нейтрализовал их негативное действие, но сами зелья по-прежнему в Вашей крови. Я напишу полный курс лечения, которого Вы оба должны будете придерживаться, чтобы в кратчайший срок восстановить своё здоровье. Теперь то, что касается Вас, мистер Поттер. Если бы не клятва о защите жизни, я бы заставил Вас дать мне ответ, кто виновен в Вашем, столь плачевном, здоровье. Знаете, по роду моей специализации, у меня в должниках имеется пара некромантов, что живут за границей. В общем, с Вами лично нам предстоит много работы. В утешение могу сказать, что необратимых последствий нет. Что примечательно, благодарить за это нужно Ваши возможности как Лорда Смерть.
  
  - Извините, мистер Уайт, - сказал Гарри, - а Вы знаете, что значит Лорд Смерть?
  
  - А Вы, мистер Поттер, что-нибудь, знаете об этом?
  
  - Ну, как я понял, это некромант, который решил улучшить своё магическое ядро. Но, если во время ритуала он совершит хотя бы малейшую ошибку, то он превратится в дементора. Ну, ещё то, что как боевые маги, они представляли из себя грозную силу. Никто не желал связываться с ними. Вот, пожалуй, и всё.
  
  - В целом, Вы правы, мистер Поттер. Со своей стороны я хочу добавить, что из Лордов Смерти получались непревзойдённые целители.
  
   Гарри и Гермиона удивлённо переглянулись.
  
  - Но разве Лорд Смерть - это не тёмный маг? - спросила Гермиона.
  
  - И что? Тёмный маг не значит злой. В то время как Светлый маг не значит добрый.
  
   Гарри и Гермиона вновь переглянулись. У них был наглядный пример возможностей Светлого мага.
  
  - Да будет Вам известно, - продолжил Грегори, - что конечности, потерянные от заклятий, невозможно отрастить. Во всяком случае, так всем Вам пытается внушить наше Министерство магии.
  
  - А разве это не так? - ухватилась за мысль Гермиона.
  
  - Нельзя верить всему, что Вам говорят, молодые люди. В особенности, если это говорят политики. Два доказательства моих слов сидят прямо передо мной. Некроманты, молодые люди, они могут восстановить любую конечность, внутренний или внешний орган. Разумеется, в паре с Магом жизни. Во всяком случае, могли до того момента, как их деятельность не стала незаконной по распоряжению нашего министерства.
  
  - А в других странах? - теперь уже Гарри ухватился за оговорку колдомедика.
  
  - В других странах к ним относятся весьма благосклонно. Но поймите, мистер Поттер. Некроманты, из-за специфики своего восприятия мира, так сказать, товар штучный. Они главная ударная сила государства в случае войны. У представителей правопорядка они тоже весьма в цене. Особенно ценны услуги некромантов при установке защиты вокруг жилых домов или хранилищ. Но главное, они настоящая находка для больниц. Но опытный некромант и рядом не стоял с возможностями Лорда Смерти.
  
  - А нельзя ли поподробнее об этом? - Гермионе было безумно интересно узнать о новых возможностях своего мужа.
  
  - Ну, хорошо! - Грегори встал и отодвинул своё кресло, чтобы не мешало ему расхаживать из стороны в сторону.
  
  - Для начала хочу предупредить, что эти знания Министерство Магии объявило тёмными и запретило их к распространению. Да, молодые люди, несмотря на то, что наши чиновники получили их в Хогвартсе, они позаботились о том, чтобы оградить Вас от них. Как там он сказал: "Дабы зло не пустило свои корни в неокрепших детских душах".
  
  - Мы поняли, о ком Вы, - сказал Гарри.
  
  - Кстати, - сказал Грегори, - я слышал, что Дамблдор с маниакальным упорством разыскивает и изымает, руками Министерства разумеется, всю информацию о так называемой "Тёмной" магии. Собирает он эти знания исключительно в своих руках. Подозрительно всё это. Да, и Мерлин с ним. Так вот. Первое, что Вам следует знать, мистер Поттер, что пройдя ритуал, некромант, если он каким-то чудом выжил, не становится Лордом Смерти. После удачного ритуала он получает возле своего магического ядра что-то вроде заготовки. Затем будущему Лорду Смерти следует дождаться какого-нибудь большого сражения между маглами. Причём, как правило, не одного. Нужно это для того, чтобы "заготовка" возле его магического ядра превратилась в своеобразное "зерно". Насколько я понял из записей, для этого нужно колоссальное количество некроэнергии. Вот некромант и тянет её возле полей, где маглы с упоением кромсают друг друга. После трансформации заготовки в зерно, некромант получает вместе с ним титул Лорда Смерти.
   Дальше начинается самое интересное. Зерно начинает прорастать. Вместе с ним начинает увеличиваться его сила и возможности. Согласно сегодняшнему ритуалу, через который Вы прошли, мистер Поттер, именно это мы и наблюдаем на Вашем примере. Да, мистер Поттер. Вы полноценный Лорд Смерть и стали Вы им два дня назад.
   Ходят слухи, что банк Гринготтс посетила Вечная Леди. Во всяком случае, её силу почувствовали посетители банка. Затем банк изрядно тряхнуло от сильного магического выброса. Как я понимаю, Ваш резкий рост как Лорда Смерти и происходящее в банке Гринготтс взаимосвязаны.
  
   Гарри задумчиво посмотрел на колдомедика, но отвечать не спешил. Он больше никому не доверял, кроме своей жены. В конце концов их брак одобрила его, Гарри хмыкнул про себя, прабабушка. Хотя для своего возраста она выглядит просто потрясающе.
  
   В этот момент в своей голове Гарри услышал смешок, и внезапно по кабинету прошла волна холода.
  
   Грегори испуганно отпрянул и, подняв ладони, в защитном жесте поспешил сказать:
  
  - Прошу простить меня, мистер Поттер. Я не хотел давить на Вас. Ваши тайны, это только Ваши тайны.
  
  - Я не обижен на Вас, мистер Уайт. Просто моя... покровительница, решила довести до Вашего сведения, что Вам не следует особо интересоваться событиями в банке. Но она не злится на Вас. Прошу, продолжайте.
  
   По мере того, как Гарри говорил эти слова, лицо Грегори бледнело на глазах. Он не имел ничего против Вечной Леди, но предпочитал не привлекать к себе внимание этой особы по понятным всем живым причинам. Взяв себя в руки, Грегори продолжил.
  
  - Так вот. Согласно данным ритуала, заготовка зерна у Вас образовалась в возрасте полутора лет. Каким-то непостижимым образом в Вас была вложена заготовка, судя по всему, - Грегори вновь посмотрел в свиток, - судя по всему, в день смерти Ваших родителей. Далее начинается самое интересное. По данным с Вашей ауры, до того момента, как Вам исполнилось два с половиной года, Вы носили печать Предателя Крови. Заготовка разрушила печать и поглотила её агрессивную энергию, из которой она состояла. Главная опасность этого события в том, что энергия, которую впитала в себя заготовка, крайне разрушительна для всего живого. По этой причине некроманты хранили её до главного ритуала в специальных накопителях. И всё было бы для Вас хорошо, так как тот заряд, что был у Вас на тот момент, не представлял ни для кого особой угрозы, но начиная с момента как Вам исполнилось четыре года, кто-то стал старательно накапливать в вас эту разрушительную силу. До недавнего времени Вы представляли из себя живую бомбу. В случае Вашей смерти заряд должен был освободиться и уничтожить всё живое и не живое на расстоянии несколько десятков метров.
  
  - В смысле, насчёт живого, я не совсем понял.
  
  - Эта энергия была способна разрушить ауру живых объектов, а возможно и душу.
  
  - Тогда почему она не убила меня?
  
  - Очевидно, оболочка Вашей заготовки оказалась как бы модернизированной. Как так получилось, я не знаю. Это единственное объяснение, почему Вы до сих пор живы, но проблема не в этом. Согласно результатам ритуала, до возраста четырёх лет Ваша заготовка была в состоянии анабиоза и никак себя не проявляла. В принципе, Вы могли спокойно проносить заготовку с опасным зарядом всю свою жизнь без вреда для своего здоровья, но в возрасте четырёх лет, в результате каких-то причин, заряд начал усиленно расти. С началом этого процесса были зафиксированы постоянные физические повреждения. Испытываемая Вами физическая боль дала силу для роста заряда. Дальше, согласно информации, снятой с Вашей ауры, Вы стали проживать сильные эмоциональные потрясения. Благодаря этому заряд стал увеличиваться чуть ли не в геометрической прогрессии. Понимаете, мистер Поттер, во время Ваших переживаний в Вашем организме вырабатывалась некроэнергия. Если бы заготовка не поглощала её, на данный момент Вы были бы инвалидом с умирающими внутренними органами. Я не знаю, где Вы жили всё это время и что Вы пережили в своём детстве, но в Вас целенаправленно...убивали Ваше здоровье, превращая в живую бомбу. В этом я уверен.
  
  - Значит, - с пугающим спокойствием подвёл итог Гарри, - в момент моей смерти она должна была сработать и уничтожить всё живое в радиусе до ста метров.
  
  - Я в этом уверен, мистер Поттер.
  
  - Я по-прежнему живая бомба?
  
  - В том-то и дело, что нет. Четыре дня назад, как я понимаю, в Хогвартсе, у Вас из-за сильного эмоционального стресса произошёл своеобразный микровыброс, и началась Ваша инициация как Лорда Смерть. В тот момент Вы были как никогда близки к тому, чтобы потерять свою душу и превратиться в чудовище.
  
  - В дементора.
  
  - Да, мистер Поттер. В очень злого и очень голодного дементора. А учитывая размер заряда в заготовке, дементор получился бы просто колоссальной силы. Предвидя Ваш вопрос, нет. С помощью Патронуса Вас бы не остановили.
  
   Гермиона посмотрела на мужа и сказала:
  
  - Вот почему Дамблдор на завтраке так быстро преобразился из самодовольного типа в старика с перекошенным от ужаса лицом.
  
   Гарри согласно кивнул головой.
  
  - Да, он понял, что перегнул палку, и теперь последует расплата.
  
  - А когда, подвергнув смертельной опасности не только жизни, но и души детей, он получил магический откат...
  
  - ... то Хогвартс принял его на себя и едва не был уничтожен, - закончил за женой Гарри.
  
  - Два дня назад, - продолжил лекцию Грегори, - в силу каких-то причин, нет-нет, я не хочу знать! Так вот, в силу неизвестных мне причин, Вам удалось трансформировать накопленный заряд для окончательной трансформации заготовки в зерно.
  
  - Чем мне это грозит? - спросил Гарри.
  
  - Многие страны встанут в очередь, чтобы предложить Вам работу. В первую очередь, больницы. Видите ли, в чём дело, мистер Поттер. Чтобы вылечить смертельно больного человека, можно пригласить Мастера жизни. Вливая жизненную силу, он даёт возможность организму больного справиться с болезнью. Это один из самых эффективных методов лечения, но минусы такого подхода следующие. Во-первых, организм больного во время борьбы будет по-любому использовать свои ресурсы, и под конец лечения будет сильно ослаблен. Во-вторых, всё хорошо в меру. Это правило касается и количества жизненной энергии, которая в слишком больших количествах может принести больше вреда, чем пользы. И опять-таки, износ организма.
  
  - А если за лечение возьмётся Лорд Смерть?
  
  - Лорд Смерть развивается на протяжении всего своего существования, мистер Поттер. Для роста зерна ему нужна особая энергия. Энергия разрушения. Боль, страдания, агрессивные для живых заклятия и их последствия для здоровья, болезни, как магические, так и магловские - одним словом всё то, что состоит из отрицательной по отношению ко всему живому энергетики, может стать пищей для развития зерна Лорда Смерти. К примеру, Лорд Смерть подходит к больному и вытягивает из него основу всего того, что несёт вред здоровью пациента, то есть отрицательную энергию тёмного заклятья. В результате тёмные заклятья перестают существовать. Болезни как бы умирают, лишившись необходимой для себя энергии. Знаю, мистер Поттер, звучит как каламбур, но по-другому я объяснить это не могу. В общем, Лорд Смерть как бы поглощает основу болезни или недомогания. Так у Вас получилось с печатью Предателя Крови.
  
  - Вы хотите сказать, что я теперь могу лечить волшебников и людей?
  
  - Не сразу, но суть Вы уловили. Если целители для борьбы с болезнью усиливают здоровье пациента, то Вы уничтожаете саму причину, то есть саму болезнь, воздействуя на неё напрямую. Всему нужно учиться, а в Вашем случае ещё и развивать свои способности. Самое главное, все волшебники, в роду которых имеются не снимаемые семейные проклятья, встанут к Вам в очередь и заплатят любые деньги, чтобы вы сняли их.
  
  - А я буду на это способен?
  
  - Со временем, мистер Поттер. Ваши возможности будут расти в зависимости от развития Вашего зерна.
  
  - А оно развивается в зависимости от того, сколько ему будет предоставлено отрицательной энергии.
  
  - Минус в том, мистер Поттер, что даже для незначительного роста нужно просто колоссальное количество некроэнергии. Этим и запятнали себя некоторые Лорды Смерти. Желая ускорить развитие зерна, они неоднократно насылали болезни на целые города.
  
   Гермиона задумчиво посмотрела на Гарри и спросила:
  
  - Вы сказали, что никто из Лордов Смерти не умирал. Тогда, где же они?
  
  - Да. По слухам, они могли жить тысячелетиями. Но спустя время, им надоедал наш мир. Родные и друзья умирали. И так несколько десятков раз. Благодаря тому, что их услуги были востребованы, они очень быстро развивались. Говорят, они становились достаточно сильны, чтобы, приоткрыв завесу, на время уйти путешествовать в иные миры.
  
  - Как я понимаю, сейчас Вы дадите мне ложку дёгтя.
  
  - Да, мистер Поттер, и, к сожалению, не одну. В магической Англии запрещено заниматься и, уж тем более, практиковать некромантию. Да, я знаю, что это глупость высшего порядка, в особенности в Вашем случае. Мы ведь из-за этих запретов теперь даже лечить волшебников нормально не можем. Выкручиваемся, как можем. Но главное, при всём том отвращении, которое будут испытывать к Вам наши волшебники, они не побрезгуют превратить Вас в свою золотую жилу для собственного обогащения. Узнав, что Вы Лорд Смерть, Вас свяжут огромными количеством клятв и Непреложных обетов, чтобы Вы работали день и ночь на благо общества. И не надо на меня так скептически смотреть, молодые люди. Способов много. Например, мистер Поттер, у Вас внезапно пропадёт жена. Разумеется, Министерство поможет Вам в поисках. Разумеется, поиски будут более, чем удачными, и возможно даже её найдут относительно здоровой в обмен на небольшую клятву. Разумеется, Министерству очень поможет в поисках Ваш Непреложный обет, в абсолютной Вашей верности Министерству магии. Вы следите за моей мыслью, молодые люди?
  
  - Почему Вы всё это говорите мне?
  
  - Потому что, мистер Поттер, я, как и многие, мечтаю увековечить своё имя в истории. Сделать это можно, совершив великое открытие. Я знаю свои возможности, так что мне это не грозит. Но есть и иной способ. Можно вырастить достойного, а в Вашем случае, даже великого ученика, чьим учителем буду скромный я.
  
   Гарри и Гермиона понимающе улыбнулись.
  
  - Я не настаиваю, но если Вы когда-нибудь захотите связать свою жизнь с медицинской практикой, я буду счастлив стать Вашим наставником. Не хочу показаться нескромным, но ко мне многие таланты пытались устроиться в ученики, но я отказывал им. Если в будущем надумаете, то добро пожаловать.
  
  - Мы подумаем об этом, - сказал Гарри, - это всё?
  
  - Да, молодые люди.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  На краю бездны.
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер. Рад Вас видеть в добром здравии.
  
  - Мастер Кровазуб. Мы тоже очень рады Вас видеть. У Вас всё готово?
  
  - Да, мистер Поттер. Омут памяти ждёт, когда его заполнят воспоминаниями. Уверяю Вас, Тревор в разговоре с Дамблдором превзошёл самого себя. Думаю, что Вы по достоинству оцените его работу и согласитесь, что он стоит каждого вложенного в него галеона.
  
  - Ну, учитывая, что Дамблдор после встречи с ним поселился в больничном крыле, то я склонен согласиться с Вами.
  
  - Пока, мистер Поттер, я подготавливаю воспоминания, - Кровазуб направился к резному шкафу, - не угодно ли будет Вам рассказать, что Вам сказали в больнице Святого Мунго?
  
  - Да, конечно. Тем более, что у нас есть вопросы на эту тему. Дело в том, что когда мистер Уайт снял показания с наших аур...
  
   На этих словах Кровазуб замер на полпути к шкафу с таким видом, словно врезался в невидимую стену. Старый гоблин мгновенно обернулся и впился глазами в Гарри.
  
  - Вы сказали, - сказал испуганный гоблин, - что с Ваших аур сняли показания?
  
   Гарри и Гермиона растерянно кивнули головами.
  
  - То есть, сняли показания с помощью волшебной палочки? - с надеждой в голосе спросил гоблин.
  
  - Нет, мастер Кровазуб, мы прошли ритуал и...
  
  - Жертвенный алтарь! - воскликнул в панике Кровазуб. - Умоляю, скажите, что Ваша жена не проходила этот ритуал!
  
   Гарри кивнул головой.
  
  - Ну, - Гарри и Гермиона растерянно переглянулись, - вообще-то она тоже прошла.
  
   Мгновенно постаревший гоблин, с трудом прошаркал до своего кресла и рухнул в него.
  
  - Это конец, - пробормотал Кровазуб.
  
  - Мастер Кровазуб, - обеспокоенная Гермиона подбежала к гоблину, который на глазах покрылся потом, - Вам плохо?
  
  - Плохо? - Кровазуб непонимающе посмотрел на девушку. - Боюсь, что плохо будет всем нам. Вы даже не представляете, насколько нам будет плохо.
  
  - Да в чём проблема? - не выдержал Гарри.
  
  - Это моя вина, - убитым голосом сказал гоблин. - Я не учёл, что Вы не знаете законов магического мира, а точнее некоторые нюансы. После того, как колдомедик заканчивает свой осмотр несовершеннолетнего пациента, то свой отчёт о проделанной работе он обязан переслать либо родителям своего пациента, либо опекуну. В Вашем случае...
  
  - Он должен был отправить его Дамблдору.
  
   Гоблин убито кивнул головой.
  
  - Но он его не отправит.
  
  - Вы не понимаете, он, как колдомедик, обязан...
  
   - Да, да, да, он просветил нас в этом вопросе. Поэтому он принёс мне Непреложный обет о нераспространении информации о нас без нашего на то разрешения. Во всяком случае, он не скажет того, что мы ему лично не разрешим. Иначе мы бы не смогли взять у него наши медицинские карты и рекомендации по нашему лечению.
  
  - Мистер Поттер,- в голосе Кровазуба зазвучала надежда, - мне жизненно необходимо просмотреть Ваши воспоминания об разговоре с этим, Грегори Уайтом.
  
  - Гермиона? - Гарри вопросительно посмотрел на свою жену.
  
   Девушка молча достала волшебную палочку, и начала извлекать воспоминание из своей головы. Через сорок минут Кровазуб вынырнул из омута памяти и с облегчением рухнул на своё кресло.
  
  - Мастер Кровазуб,- спросил обеспокоенный Гарри, - может Вы объясните нам, в чём проблема?
  
  - Проблема в том, что сегодня мы с Вами прошли по краю бездны.
  
  - О чём Вы? - спросила Гермиона.
  
  - Я говорю о том, что этот... Грегори Уайт, стоило ему посмотреть на Ваши данные по ауре, мисс Грейнджер, как он сразу понял, что Вы сидх.
  
  - Даже если это и так, я по-прежнему... - начала Гермиона.
  
  - Вы не понимаете, - разочарованно пробормотал гоблин. - Ну, в принципе, не удивительно. Ведь записей о Вашей матери практически не осталось. Да и я хорош. Не настоял...
  
  - Мастер Кровазуб, - перебил гоблина Гарри, - нельзя ли ближе к делу?
  
  -Ближе к делу, молодые люди? Извольте. Когда этот Уайт понял, кто перед ним сидит, то решил, что Вы поняли о его догадке. И тогда он решил обезопасить себя Непреложным обетом, чтобы Вы не убили его.
  
  - Но он сказал, что об этом его попросила мадам Помфри в своём письме, - возразила Гермиона.
  
  - Разумеется, он так сказал, особенно учитывая то, как Вы оба в тот момент на него смотрели, и как вели себя, когда спросили его о причине принесения обета. Что есть тайна, мистер Поттер? Тайна - это то, что знал только один, да и то забыл. Запомните это. Своим вопросом и своим поведением, Вы дали понять, что Вы ждёте от него "правильного" ответа на заданный Вами вопрос.
  
  - Но он не выглядел напуганным, - возмутилась Гермиона.
  
  - Выглядеть напуганным и быть им, не одно и тоже. Вы говорите так, потому что не видели себя со стороны. Два хищника, которые с напряжением следят за каждым жестом колдомедика. Стоило ему сделать чересчур резкое движение, неосторожно назвав Гарри Вашим мужем, и ответная реакция была мгновенной! Две волшебные палочки уже смотрят ему в лицо. Знаете, - ухмыльнулся гоблин, - это не то поведение пациентов, к которому привыкли колдомедики. Он был уверен, что поступи иначе, живым бы не ушёл.
  
  - Вы уверены, что он понял про Гермиону? - хмуро спросил Гарри.
  
  - На все сто. Он даже не задал Вашей жене ни одного вопроса, знает подробности о Лордах Смерти. Следовательно, знает и подробности о сидхах. Кстати о свитках, где записаны Ваши данные о ауре. Они с Вами?
  
  - Да.
  
  - Уничтожьте. Прямо сейчас.
  
   Пока Гарри и Гермиона сжигали пергаменты, исписанные выжженными рунами, Кровазуб прочитал рекомендации колдомедика о курсе лечения и начал размышлять вслух:
  
  - Рекомендации колдомедика угрозы не несут. Ничего лишнего о Вас здесь не написано. Всё не так плохо, как я думал вначале. Очевидно, Вас хранит Судьба, но впредь искушать её не следует. Леди Судьба может быть такой... В общем, повезло нам. На счёт Грегори Уайта, я о нём слышал. Он действительно талантливый колдомедик. Звёзд, конечно, не хватает, но на своих позициях стоит твёрдо. Главное, его стремления для нас понятны.
  
  - То есть? - спросил Гарри, собирая пепел.
  
  - Я не верю в бескорыстие, мистер Поттер. У любого существа в любом деле есть свой интерес. Если кто-то скажет Вам, что поможет просто так, безвозмездно, значит ему нужно от Вас больше, чем Вы можете дать.
  
  - Грегори Уайт сказал, что хочет сделать нас своими учениками, - вклинилась в разговор Гермиона.
  
  - Потому что он, как и все, жаждет славы, или, во всяком случае, признания. Это достойная плата за Ваше обучение. Если Вы в будущем заинтересуетесь колдомедициной, то имеет смысл принять его предложение. Но вначале всё же посоветуйтесь со мной.
  
  - Мастер Кровазуб, раз уж у нас есть немного времени, то, может, Вы...
  
  - Это следовало сделать в первый же день нашего знакомства, - сказал гоблин, - присаживайтесь.
  
   Однако в это раз Гарри и Гермиона сели вместе. Гарри посчитал, что его жене будет комфортнее в его объятьях. К его радости, Гермиона была с ним согласна.
  
  - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, я по-прежнему буду Вас так называть вплоть до тех пор, пока не закончится Ваше "добровольное" рабство у Вашего "многоуважаемого" директора, а там будет видно. Теперь мы поговорим о Вашей безопасности, мисс Грейнджер, и подумаем, как нам сделать так, чтобы так оно и оставалось.
  
   Гарри нахмурился и обеспокоенно спросил:
  
  - Мастер Кровазуб, Вы уверены, что Гермионе грозит опасность в таком масштабе, как Вы пытаетесь нам внушить?
  
  - Я не просто в этом уверен, мистер Поттер, я в этом убеждён. Вы даже не представляете, какая буча поднимется не только в Англии, а практически во всём магическом мире, если узнают, что Ваша жена сидх. Да не просто сидх, а дочь Мерлина и Морганы.
  
   Видя скептический взгляд, Кровазуб разочаровано вздохнул.
  
  - Я вижу, Вы по-прежнему не понимаете, какая опасность грозит Вам, мисс Грейнджер. Между прочим, я уже предупреждал Вас, что Вы в большей опасности даже, чем Ваш супруг, даже если бы за ним охотилась сотня Тёмных Лордов. Не понимаете? Ладно. Давайте рассуждать. Допустим, чисто гипотетически, просто допустим, что волшебный мир, я имею в виду, что весь волшебный мир, узнал о том, что Гермиона Грейнджер - сидх. Кровь и магия сидхов настолько сильна, что даже закоренелые, я бы даже сказал, конченные "Предатели Крови", не просто обновят свою кровь, но и снимут все семейные проклятья. Вы слышите, все! Даже если Ваш сексуальный партнёр, мисс Грейнджер, будет магл, ребёнок от Вас будет считаться чистокровным. Даже самые древние рода, которые будут найдены в нашем мире, будут ниже по статусу рядом с Вашим ребёнком. Повторяю, мисс Грейнджер, Вы не человек, вы сидх.
  
  - Но мои биологические родители... - начала Гермиона.
  
  - Никак не влияют на Вашу кровь, хоть вы и родились от них. Запомните, ритуал "Спящая Душа" дал Вам чистую кровь как от Мерлина, так и от Морганы. И не важно, в чьём роду всё это время Ваша душа жила, ожидая своего рождения. Вы следите за моей мыслью, мисс Грейнждер? Вы не просто сидх, чей ребёнок очистит любую кровь до уровня чистокровного мага. Ваш ребёнок не просто снимет абсолютно все семейные проклятья. Для магического мира Ваши родители - Мерлин и Моргана. Следовательно, Ваши дети будут либо равны им по силе, либо превзойдут их. Неужели Вы думаете, что имея в своих руках такой... "товар", ради которого весь мир будет рвать друг другу горло, Дамблдор позволит Вам просочиться сквозь его загребущие пальцы?
  
  - Но я... - начал Гарри.
  
  - В нашем мире - никто! - рявкнул во всё горло Кровазуб, не выдержав упорства Поттера. - Вы живы только потому, что Ваша жизнь кому-то выгодна и не более! Как символ, как образ для собственного возвеличивания. Как рекламный мальчик, на фоне которого можно возвыситься самому, как это делал Ваш "друг" Рон Уизли. Да, мистер Поттер, - продолжил кричать гоблин, - я всё знаю о Вашей жизни. Мои люди стали следить за Вами сразу, как только вы попали к Вашим магловским родственникам. Но я не мог вмешаться. Вы не были Певереллом. Думаете, никто не знал, как Вы живёте? - разъярённый гоблин неожиданно вскочил со своего кресла и, подбежав к Гарри и Гермионе, вплотную приблизился к лицу парня и выдохнул. - ХА. Маги идиоты, но и они могли нанять магловского сыщика и навести о Вас справки, дабы узнать, как живёт сын магов, чья семья остановила Тёмного Лорда и спасла жалкие душонки волшебников. Почему они этого не сделали? - кричал гоблин. - Да потому что им плевать! Любой сторонник Тёмного Лорда мог нанять среди маглов наёмного убийцу с помощью заклятия "империо" или, на худой конец, просто заплатить за ваше уничтожение. Ваша защита, данная Вашей матерью, действует только против магов. Да Вас элементарно можно было подкараулить на дороге в школу или в магазин. И никакая кровная защита, наложенная на Ваш дом, Вам бы не помогла. Так почему же Пожиратели Смерти не наняли убийцу? - продолжал кричать гоблин, давая выход страху, испытанному час назад. - Да потому, что им тоже на Вас плевать! Всему магическому миру плевать на Гарри Поттера! - ярился гоблин. - Их интересует только Мальчик-который-выжил. Но только до тех пор, пока это им выгодно. Вы, - Кровазуб ткнул в Гарри своим кривым когтём, - для них экзотическая зверушка, выжившая после Авады Кедавры. Пока Вы машете хвостиком, Вас могут пожалеть, а возможно даже кинут косточку, - от бешенства у гоблина уже пошла пена изо рта, - но если Вы обнажите зубы, если Вы хотя бы намекнёте на Ваше неудовольствие своим рабским положением, Вас уничтожат. То, что началось в Хогвартсе в этом году, это будет только началом.
  
  - Мистер Поттер, - начал успокаиваться старый гоблин, - Вы были важны для Вашей матери, Вы важны для моего рода, так как наши рода заключили магический контракт, теперь Вы стали важны ещё и для Вашей супруги. Если магический мир узнает, кто родители Вашей жены, в течение тридцати минут волшебники забудут о своих разногласиях, и объединившись, уничтожат Вас. Из Вашей жены же сделают суррогатную мать, а учитывая, что она сидх и будет жить ну очень долго, то она будет рожать детей каждый год, пока не сойдёт с ума. Да, мистер Поттер, - рычал гоблин, - наши семьи связывает магический договор, но поймите: Ваша жена так же очень дорога для нас, как и Вы. Она дочь леди Морганы, той, кто вывел нас за собой из нашего умирающего мира.
  
   Пережив вспышку гнева старого гоблина, Гарри рискнул спросить:
  
  - Вы хотите сказать, что меня убьют, а Гермиону отдадут замуж тому, кто больше заплатит?
  
  - Пфф. - сказал Кровазуб. - Вы слишком высокого мнения о волшебниках. Волшебники, отдали ребёнка - сироту и героя магического мира - в рабство маглам, а тут такой куш. Дамблдор заставит Вашу жену дать пожизненную рабскую клятву, а чтобы никто не отобрал её у него, завяжет её жизнь на свою собственную. Большое дело. Лишь намекнув Николасу Фламелю, что у него есть особа, - гоблин посмотрел на Гермиону, - которая может дать ему сильного и здорового наследника, он тут же получит философский камень. Затем Дамблдор будет сдавать Вашу жену в аренду на год тому, кто больше заплатит. Откажется ли кто-нибудь от возможности заполучить сильного наследника, уровня Мерлина и Морганы, который со временем возглавит род? Ха! А что касается того, что ребёнок от Вас, мисс Грейнджер, будет бастардом, так ввести его в род на законных основаниях никто не мешает, а через год Вас будет ждать новый арендатор.
  
  - Но как же...? - Гермиона была раздавлена.
  
  - Если Вы думаете, что Дамблдора остановит общественная мораль, или если Вы думаете, что его кто-то осудит... - гоблин разочарованно покачал головой. - Мисс Грейнджер, если Дамблдор сделает то, о чём я Вам рассказал, то его возвысят и восславят до уровня бога.
  Примечание к части
  Особая благодарность Нерф, за помощь.
  
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Примечание к части
  
   В данной части описаны взаимоотношения между Мерлином и Морганой. Учитывая, что Мограна не человек и её поведение может казаться не логичным, а у Мерлина, как и у большинства гениев, с головой всё не слава Богу, то их отношения, порой кажутся на дурдом.
  
  
  
  Если Вы ждёте от Гарри начала "мясорубки" или "стекающих мозгов врагов со стены", то можете пропустить эту часть.
  
  
  
  
  
  Serena-z. Отредактировано.
  
  Ритуал - Спящая Душа.
  - Мастер Кровазуб, а как получилось, что Моргана...
  
  - Леди Моргана, - поправил девушку скривившийся гоблин.
  
  - Леди Моргана, - согласилась Гермиона, - провела над своим ребёнком ритуал "Спящая Душа"?
  
  - Это очень грязная и кровавая история в отношениях Ваших родителей, мисс Грейнджер.
  
  - Если они мои родители, то я хочу знать.
  
  - Мисс Грейнджер, как говорят маглы: "О мёртвых либо хорошо, либо ничего". Это хороший совет, прислушайтесь к нему.
  
  - Я должна знать! - в голосе Гермионы при разговоре с Кровазубом впервые зазвучала сталь.
  
   Гоблин печально вздохнул и смирившись сказал:
  
  - Как Вам будет угодно. Мисс Грейнджер, у Вас целая туча вопросов и, пока я не отвечу хотя бы на половину из них, живым Вы меня не выпустите?
  
  - Вы весьма проницательны, мастер Кровазуб.
  
  - Прежде, чем я начну рассказывать об отношениях между Мерлином и леди Морганой, мне необходимо углубиться немного вглубь истории. Это объяснит Вам, почему Ваши родители, мисс Грейнжер, вели между собой столь кровопролитную войну.
  
  - Мои родители что, хотели убить друг друга?
  
  - Да, мисс Грейнджер, они пытались убить друг друга прямо-таки с огоньком. Я бы даже сказал, что они отдавались этому занятию самозабвенно. Но обо всём по порядку. Начнём мы, пожалуй, с причин падения Старой Религии. После рождения этого мира эльфы открыли сюда порталы и привели с собой часть разумных. Нет, мисс Грейнджер, не те паразиты, которых нынче волшебники с перепою называют домовыми эльфами. Я говорю о настоящих эльфах, дивном народе, детях звёзд, первых творениях Создателя. Итак, приведя разумных, они начали помогать им обстроиться здесь. Нужно отметить, что они были в этом мире значительно раньше людей. Откуда они пришли и куда затем они ушли - неизвестно. Но не суть. Главное то, что они участвовали в создании этого мира. Растения, животные, насекомые - одним словом, жизнь на этой планете - это дело их рук и магии. Разумеется, эльфы были не единственными магическими существами, которые оживляли этот мир. Леди Моргана была одним из Творцов или, как мы их называем, Сеятелей. Их было много, но остановимся мы на леди Моргане. Как Вы уже поняли, она не была человеком, она была сидхе. Живущим и дышащим магией существом. В то время как дивный народ занимался животным и растительным миром, леди Моргана занималась магическими и энергетическими потоками. Если Вы составите карту, где будут отмечены природные магические источники, то даже сейчас Вы увидите, что более пятидесяти процентов из них находится в Англии. В этом нет ничего удивительного, ведь именно на этом острове она жила и работала. Главная проблема Сеятелей заключалась в том, что этот мир находится на отшибе от сферы миров. Он практически соприкасается с границей Хаоса.
  
   Так. Мотаем тысячелетия вперёд. Вот на остров леди Морганы пришли первые люди. Спустя время среди них появились и маги. Люди леди Моргану не интересовали, а вот маги ей были нужны, ведь работа не прекращалась. На многое они, конечно, не были способны, но, подучив, Моргана подрядила их пусть на мелкую, но нужную работу.
  
   Продолжаем мотать столетия. Певереллы при поддержке магов защищают мир от воздействия Хаоса завесой. Мир вздохнул спокойней, но тут-то и выяснилось, что не всё так радужно, как хотелось. Завеса отгородила от мира не только Хаос, но и часть магических потоков, которые пронзали мир. Нет, в целом мир выиграл, и даже очень, но вот волшебники многое потеряли. Со многими заклятиями волшебники потеряли возможность проникать в другие миры. Вместе с ними эту возможность потеряла и леди Моргана. Почувствовав, что волшебники дали слабину, подняли голову люди, власть имущие. Маги не подчинялись никому, кроме Лордов своих родов или глав семей, что очень не нравилось всяким королям и герцогам. Да и жрецы различных религий стали поднимать хвосты. Наступило время начала упадка магического искусства.
  
   Крутим столетия. Вот пришло время, когда магию стали называть Старой Религией. Должен предупредить Вас, молодые люди, что Старая Религия не имела ничего общего с тем волшебством и заклятиями, которыми Вы пользуетесь сейчас. Так вот. Старая Религия вымирала, а на её место пришли заклятия из-за океана. Коренное волшебство нашего острова ушло в глубокое подполье, а короли с упоением гоняли и сжигали волшебников. Прошло время и сторонники Старой Религии решили, что для них нет спасения, но тут было сказано Великое Пророчество. Должен был родиться волшебник, которому будет дана возможность возродить их былую славу во всём её блеске и величии. Также в пророчестве было дано указание, как найти этого волшебника, и маги этого острова вздохнули с облегчением.
  
  - В пророчестве шла речь о Мерлине?
  
  - Да, мисс Грейнджер, в нём шла речь о Вашем отце. Как Вы понимаете, леди Моргана оказалась заперта в нашем мире. Это всё равно, что посадить волшебника в маленькую комнату на сотни лет. Неудивительно, что стоило родиться Мерлину, как Моргана тут же узнала об этом.
  
   Гоблин встал из-за стола и задумчиво стал расхаживать вдоль него.
  
  - Вы должны понять, мисс Грейнджер, леди Моргана не была человеком. Она сидх. У этой расы другой взгляд на жизнь и поступки. Они даже думают по-другому. Скажите, мисс Грейнджер, у Вас много друзей?
  
   Гермиона посмотрела на Гарри.
  
  - Нет, мисс Грейнджер, Ваш муж не в счёт. Я неоднократно слышал, что Певереллы вообще не от мира сего. В хорошем смысле, мистер Поттер. Безумцы, разозлившие Ваших предков, долго не жили. Вы связаны с Вашим мужем магическими узами, мисс Грейнджер. Магия подстраивает Вас друг под друга. Я спрашиваю об окружающих Вас людях. Как они относятся к Вам? К Вашим действиям? К Вашим стремлениям? Можете не отвечать. Я уверен, что Вы с окружающими Вас людьми относитесь друг к другу так, словно Вы из разных Вселенных. А ещё, я уверен, Вы просто одержимы поисками новых знаний. Такова Ваша суть.
  
   Гермиона печально кивнула.
  
  - Я неоднократно пыталась подружиться с ними.
  
  - Но они Вас просто не понимают, - гоблин сочувствующие посмотрел и добавил - Даже Ваши биологические родители.
  
   Гермиона дёрнулась и отпустила голову ещё ниже.
  
  - Да, они любят Вас, как и Вы их, но... Даже несмотря на то, что Вы выросли среди людей, вы слишком разные. Вот с этой проблемой и пришлось столкнуться Вашему отцу и леди Моргане. Спустя несколько лет после рождения Мерлина, Моргана забрала его к себе от матери. Нет, мистер Поттер, я не знаю, почему она не позволила его матери жить вместе с сыном. Мерлину было позволено временами встречаться с матерью, но ему этого было недостаточно.
  
   Как я уже сказал, у сидхе другие жизненные ценности, и они думают по-другому. Моргана была очень сильным ментальным магом. Что это значит? Это значит, что она могла просто вложить нужные знания в голову своего ученика. Опыт и знания, которые нельзя было бы передать даже за тысячелетие, были переданы Мерлину за несколько лет.
  
   Как Вы уже читали, в свитке не сказано о том, кто его родители. Его мать была смертной, это я знаю точно, а вот насчёт своего отца Мерлин не любил распространяться. По одной версии, его отец был магом. Причём не обычным магом, а повелителем драконов. Но если бы это было так, то на свитке отобразилась бы его родословная.
  
  - А что насчёт других версий? - не выдержала Гермиона.
  
   Гоблин виновато посмотрел на девушку и выдохнул.
  
  - Высший демон. Во всяком случае, один из них.
  
   Видя бледное лицо юной волшебницы, Кровазуб поспешил уточнить.
  
  - Нет, мисс Грейнджер, речь идёт не о тех безумных чудовищах, которых описывают современные книги и сказки. Демоны, тем более высшие, весьма разумные создания. Согласитесь. Даже Библия маглов говорит, что демоны - это падшие ангелы. Уверяю Вас, с демонами можно иметь дело, но очень осторожно. Это действительно очень опасные создания, но ничто человеческое им не чуждо. Однако вернёмся к Вашему отцу, то есть к Мерлину. Для того, чтобы получить основные знания о Старой Религии, ему потребовалось около десяти лет. В процессе обучения выяснилось, что Мерлин имеет интуитивное чутьё на создание заклятий. Большую часть заклятий, которые перестали работать, Мерлину удалось модернизировать и вернуть им работоспособность. Разумеется, под конец его обучения Моргана, в первую очередь, передала ему ритуал открытия межмировых врат. Во тут-то у них и нашла коса на камень.
  
  - У Мерлина не получилось модернизировать ритуал? - спросил Гарри.
  
  - В том то и дело, мистер Поттер, что у Вашего тестя всё получилось, но незадолго до окончания работы над ритуалом Мерлин получил сообщение о том, что его мать заболела.
  
  - И что произошло? - Гермионе было тяжело усидеть на месте.
  
  - Моргана слишком долго ждала возможности вновь путешествовать между мирами. Она поставила жёсткое условие, что как только Мерлин закончит свою работу, то она даст ему каникулы сроком на год. Как учитель, она была в своём праве.
  
   Гоблин печально посмотрел на Гермиону.
  
  - Мерлин был учеником леди Морганы не на словах, как принято теперь, мисс Грейнджер. Мерлина и леди Моргану связывали магические клятвы и обеты. Ваш отец не мог не подчиниться своему учителю. В течение месяца работа была закончена, и Моргана отправилась в один из параллельных миров. Мерлин же на всех парах отправился к своей матери.
  
  - Мне не нравится то, куда идёт эта история,- напряжённо сказал Гарри.
  
  - Да, мистер Поттер. К тому времени, как Мерлин добрался до своей матери, она умерла. Самое страшное для него было то, что если бы он приехал хотя бы на неделю раньше, то он мог бы вылечить и спасти её всего лишь за минуту.
  
   Спустя десять минут Гермиона прошептала:
  
  - Что было дальше?
  
   Кровазуб вновь сел в своё кресло и хмуро посмотрел на Гермиону.
  
  - Мерлин был в бешенстве. Он был уверен в том, что Моргане было известно о состоянии здоровья его матери. Однако она предпочла спокойно наблюдать за угасанием её здоровья, а затем и за смертью.
  
  - Но ведь это было не так? Или...
  
  - Мы никогда не узнаем об этом, мисс Грейнджер, но на могиле своей матери Мерлин поклялся, что больше никогда не будет пользоваться знаниями о магии, данными ему леди Морганой. Он поклялся Магией, молодые люди, понимаете, Магией. Спустя время в деревне, где жила его мать, он познакомился с девушкой. Шло время. Дружба переросла в любовь. Однако, Мерлин понимал, что когда вернётся Моргана, то он не сможет защитить не только себя, но и свою семью. Тогда он обратил внимание на ту магию, что пришла на наш остров из-за океана. Как Вы понимаете, за то время, что оставалось у Мерлина, особых успехов он достичь не успел.
  
  - Я уверен, - сказал Гарри, - что после случившегося Моргана была не довольна.
  
  - Не совсем так, мистер Поттер. Призвав своего ученика, Моргана с удивлением слышит его обвинения в свой адрес, но не придаёт им особого значения. У неё по-прежнему оставалась связь учитель - ученик.
  
  - То есть, он должен был и дальше видоизменять заклятия?
  
  - Да, мистер Поттер. Однако она не знала о его клятве, данной им перед лицом Магии. Поэтому, когда Мерлин отказался от очередного урока и задания, леди Моргана была очень удивлена. Узнав, что её ученик отказывается пользоваться магией по причине, что от неё всё зло, Моргана вспылила и решила преподать урок своему строптивому ученику. Мне не известны подробности, но Моргана похитила жену Мерлина и на её примере решила заставить своего ученика вновь воспользоваться её знаниями о магии. Возможно, она посчитала, что на Мерлина нашла блажь или у него началось что-то вроде переходного возраста. В конце концов, ему было столько же лет, сколько и Вам, мистер Поттер. Но прежде чем Мерлин, потеряв голову от страха, помчался спасать свою семью, она ясно дала понять, что без магии ему не обойтись.
  
  - Но она не знала о его клятве?
  
  - Магической клятве, - поправил его Кровазуб. - Нет, не знала. Она была уверена, что он, если не нашёл способ разорвать ритуальный договор учитель-ученик, то, по крайней мере, нашёл способ, как обойти его.
  
  - Значит... - Гарри испуганно сглотнул слюну.
  
  - Моргана знала, что Мерлин любит свою жену. Она была настолько уверена в том, что Мерлин воспользуется древней магией, с помощью которой можно гасить и зажигать звёзды, что даже не следила за тем, что делал Мерлин для спасения своей жены. Да и испытание там было пустяковым.
  
   Кровазуб вышел из-за стола. Подойдя к шкафу, он открыл его и налил себе настойку.
  
  - Знаний Мерлина, которые он успел получить за время отсутствия леди Морганы, оказалось недостаточно для спасения девушки, - гоблин выпил рюмку. - Его жена умерла на руках своего мужа в страшных мучениях, - гоблин вернулся и сел в своё кресло. - Но Моргана не знала самого главного, - Кровазуб вновь посмотрел на Гермиону. - Жена Мерлина была беременна.
  
   От этих слов Гарри и Гермиона вздрогнули.
  
  - Убийство даже не рождённого ребёнка - страшное преступление перед магией. Леди Моргану спасло лишь то, что она не была человеком. Так что печать "Предателя Крови" ей не грозила. Но она получила жесточайший магический откат. Да ещё и связь учитель-ученик сыграла свою роль. Магический откат был такой силы, что Моргана по своим магическим способностям стала ненамного превосходить своего ученика. Возможность путешествовать между мирами для леди Морганы была вновь потеряна. Но это было только началом её неприятностей. Мерлин обезумел от горя и перед лицом Магии объявил кровную месть леди Моргане и её сторонникам.
  
   Гоблин очень внимательно посмотрел на Гарри.
  
  - Запомните, мистер Поттер, кровная месть, заверенная Магией - это очень серьёзно. В этом случае волшебник не будет наказан магией. Если магия подтвердила право волшебника на месть, то он может уничтожить не только взрослых магов, но и их детей. Полное уничтожение рода, мистер Поттер. Полную информацию Вы можете прочитать в своей родовой библиотеке.
  
   Гарри посмотрел на бледную Гермиону и спросил:
  
  - Что было дальше?
  
  - А дальше, мистер Поттер, началась война на уничтожение. Мерлин преследовал сторонников леди Морганы по всем известным землям и уничтожал их. Мужчин, женщин, но нужно отдать ему должное, он не трогал детей. Он весьма расширил свои знания и сделал немало открытий, ибо у него была ЦЕЛЬ!
  
  - Убить леди Моргану.
  
  - Да, мистер Поттер. Он нашёл союзника в лице короля Артура Пендрагона, чья мать также погибла по вине магов, они стали неудержимы и вездесущи. При Мерлине наступил рассвет магического искусства, которым Вы пользуетесь и по сей день. Но при Мерлине наступил окончательный закат Старой Религии. В пророчестве не было сказано, что он обязан возродить Старую Религию. Там было сказано, что ему это будет по силам. Волшебники не придали этому значения.
  
  - Мастер Кровазуб. Как получилось, что Мерлин и Моргана... а потом я.
  
  - Я понял Ваш вопрос, мисс Грейнджер. Так же как и Мерлин, Моргана нашла союзника среди королей. Причём этим королём оказался внебрачный сын Артура Пендрагона. Звали его Мордред, которого она вырастила и воспитала. Это очень грязная история, мисс Грейнджер, я бы не хотел говорить о ней. Так вот. Под конец сошлись две армии. С одной стороны среди воинов были маги, под командованием Мерлина, с другой стороны последние представители магов Старой Религии. Артур Пендрагон сразился со своим сыном и был ранен отравленным мечом. Мерлин не смог найти противоядие, да и времени у него не оставалось. Вот в этот момент он получил сообщение от леди Морганы. Она предложила сделку. Моргана решила, раз Мерлин отказался от своей судьбы по возрождению Старой Религии, то пусть это сделает его сын или дочь. Согласно соглашению в обмен на противоядие, Мерлин должен был зачать вместе с леди Морганой ребёнка. Как я уже говорил, сидхи думают по другому. Да и у Мерлина к тому времени с головой было не всё в порядке. Противоядие у леди Морганы действительно было, ведь она сама дала Мордреду яд для меча. Однако, как потом выяснилось, Мордред оказался не только неплохим магом, но и прекрасным зельеваром. Он посчитал, что яд, данный ему леди Морганой, недостаточно хорош и приготовил яд своего собственного изобретения.
  
  - Значит... - сказал Гарри.
  
  - Да, Артур Пендрагон умер в столь же страшных муках, как и жена Мерлина. Вот тут-то Мерлин взъярился по-настоящему. Возможно, на примере Артура он вспомнил свою боль от смерти своей жены и повредился разумом окончательно. Уверенный в том, что за обманом с противоядием стоит Моргана, он поклялся убить её ребёнка, так как своим его он не считал.
  
   Гарри крепко обнял свою жену.
  
   Тем временем Кровазуб продолжил:
  
  - Моргана, узнав об этом, поняла, что уж теперь-то, Мерлин не остановится. В конце концов, он был её учеником и перенял у неё очень многие черты поведения. То, что Мерлин не знал местонахождение леди Морганы, значения не имело. Мерлин использовал кровное родство. Даже если бы Моргана переместилась в другой мир, проклятие достало бы свою цель через кровные узы. Моргана знала это и использовала ритуал, благодаря которому смогла выиграть сутки после рождения своего ребёнка. После Вашего рождения, она, используя ритуал "Спящая Душа", переместила Вашу душу в женское тело своего вассала. Как вы понимаете, так же как и с ритуалом "Спящая Кровь", Ваша мать должна была заплатить Магии за исполнение задуманного. В случае с Вашей матерью, и с учётом того, что она сидхе, она должна была оставить своего ребёнка и навсегда покинуть этот мир. Нет, мисс Грейнджер, Ваша первая мать не погибла, но магия выкинула её из этого мира без права на возвращение. Поверьте мне, если мать - сидх, это для неё огромная цена. Сидхе не расстаются со своим ребёнком. Сидхе выбирают смерть. Тем более, что у них, а точнее, у Вас, она временная. Таким образом, у Вашей души образовалось сразу две связи. С детским телом и с приёмной матерью. Спустя несколько часов проклятие Мерлина, через его кровь, достигло Ваше новорождённое тело и разорвало связь душа-тело.
  
   Гарри хмуро смотрел на Кровазуба и спросил:
  
  - У меня сейчас только один вопрос, откуда Вы знаете эти подробности?
  
  - Леди Моргана привела мою расу в этот мир. Лучшие из нас служили ей, состоя в её личной гвардии. Мы были свидетелями её ухода из этого мира. Это является одной из причин кровной вражды между нашими расами.
  
   Гермиона, сидя в объятиях своего мужа со слезами на щеках, прошептала:
  
  - А Мерлин..., хотя нет, не надо, я не хочу знать, что с ним было дальше.
  
   Гоблин понимающе кивнул головой и сказал:
  
  - Я понимаю. Думаю, нам следует сделать перерыв и как следует успокоиться. Да, думаю, нам также следует поужинать. Я распоряжусь, чтобы накрыли стол.
  
  Конец главы.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Некоторые подробности о написанном ранее.
  
   Насчёт того, что Гарри будет выкупать себя и Гермиону из рабства.
  
   Во-первых. Гарри вырос в нищете. Подобные люди, получив большое наследство, как правило, идут двумя путями. Либо они начинают транжирить деньги и скупать всё, что увидят. Либо они продолжают беречь каждую копейку, продолжая себя во всём ограничивать. Есть третья категория, но не суть.
  
   Гарри, по канону, идёт по второму пути. Имея гору золота, он, вплоть до окончания книги "Орден Феникса", продолжает ходить в обносках Дадли. Он вовсе не жлоб, просто его так воспитали, и у него подсознательно сидит уверенность, что он по-прежнему ненормальный. На мой взгляд, в каноне Гарри действительно вёл себя, как ненормальный. По сути, его сделали инвалидом на голову, если Вы понимаете, о чём я. Дружно, всем миром, повизгивая от энтузиазма. Никто на протяжении всей его жизни в каноне, подчёркиваю, никто, не посоветовал ему одеться по-человечески. Завидовать его деньгам, да. Достойно одеваться и питаться на деньги своего наследства, ни-ни.
  
   К чему веду? Гарри подсознательно остался бережливым, но не жлоб. Свой выкуп из рабства, он оставил как крайний вариант. Для этого он и нанял Тревора. Зачем Тревору платить за Гарри, если Гарри и так принадлежит лорду Поттеру. Гарри ищет другие пути к освобождению.
  
   Гребём дальше. Юридические заморочки. Мои герои (я имею в виду чистокровных) недаром говорят, что они учат законы магии, буквально, с пелёнок. "Выкрутасы" и "словесные кружева", которым адвокаты самозабвенно отдаются на судебных заседаниях, здесь не катят. Юридические законы и законы Магии - это даже не небо и земля. Это разные Вселенные.
  
   К чему веду. Контракты, неосторожно подписанные маглорождёнными, дело непопулярное даже среди чистокровных волшебников. Просто на очередном собрании за бокалом дорогого вина один из Лордов заявил: "Моему роду нужна свежая кровь. Пришло время влить кровь маглорождённой". Браки с маглорождёнными чистокровными, мягко говоря, не приветствуются. Коллеги скривились, но против своего не пошли. Надо, значит надо. Далее, он говорит: "Но нам не нужен абы кто. Бездарям среди нас не место. Нам нужно лучшее. Лорд я, или погулять вышел. Но лучшее не имеет над собой Лорда или, по крайней мере, главу семьи, который, оценив преимущества брака с моим наследником, скажет своему чаду, что так НАДО во имя процветания рода. Они же маглы, что с них взять? А потому, давайте сделаем контракт для маглорождённых. Если, кому-то будет нужна свежая кровь, или..., очень талантливый..., пусть будет "вассал", на ВАШИХ (хищная улыбка от уха до уха) условиях, контракт поможет получить лучшее. У Вас будет даже выбор". Чистокровные задумались, оценили, улыбнулись и дали контракту зелёный свет. ПОДПИСАВШИЙ КОНТРАКТ ПЕРЕХОДИТ ПОД "ОПЕКУ" ДИРЕКТОРА ДО ОКОНЧАНИЯ ШКОЛЫ. Понимаете? ДО ОКОНЧАНИЯ ШКОЛЫ! Кто он, ребёнок, совершеннолетний, Лорд, или Мерлин во плоти - значение не имеет. Это и фиксирует Магия. Что именно она фиксирует, кровь, ауру, душу, дело десятое. Перед лицом Магии действия ребёнка законны. Поэтому, законам Магии чистокровные начинают обучать своих детей ещё с пелёнок. Контракт подписан. Контракт зафиксирован Магией. Точка. В последний год обучения, когда совершеннолетний самородок из маглорождённых доказал, что достойна/достоин войти в род мужа/жены, директор ставит его перед фактом его положения в магическом мире. Разумеется, в начале разговора, на правах "опекуна", взяв клятву о неразглашении этой информации.
  
   Если Гермиона доказала, что она "достойна" "служить" Драко Малфою, не вопрос. А то, что она его терпеть не могла все школьные годы. Так вон, мама героя магического мира тоже Джеймса Поттера терпеть не могла. Но гляди. На пятом курсе, гоп, и полюбила, и замуж вышла. Да ещё и сына-наследника родила. Это же волшебный мир, не желаете ли лимонную дольку? А то, что она оказалась чистокровной волшебницей с РОДОВЫМИ ДАРАМИ от Магии. Так внимательнее надо быть, когда будущей жене любовное зелье подливаешь. Ты же чистокровный. Должен был понимать, что взяв против воли чистокровную, которую защищает родовая магия, и за кражу родовых даров, Магия наказывает печатью "Предатель Крови". А то, что ты не знал, что Лили Эванс чистокровная, Магии до одного места.
  Ведь контракт был написан на подпись не для чистокровных с защитой рода, а для маглорождённых. А то, что Дамблдор соучастник, так у него защита от замка. Ему наказания от магии до одного места.
  
   Насчёт Гарри вообще ситуация уникальна. Гарри был выброшен волшебниками из магического мира. О том, что у Дамблдора хватит наглости дать на подпись наследнику рода, пусть и полукровке, письмо-контракт, чистокровным волшебникам, в лице Попечительского Совета, даже в кошмарном сне не могло присниться. Все были уверены, что Гарри учится за свои деньги. Дать ему подписать контракт, предназначенный для маглорождённого, дело немыслимое. Поэтому, когда Тревор в лицо спросил лорда Блэка о покупке Гарри Поттера, ВСЕ портреты директоров были в ступоре. До них только тогда дошло, что наследник рода Поттеров фактически раб. И у кого? У полукровки, пусть и у директора школы. О том, что директор может не захотеть поделиться "товаром" с Попечительским Советом, никому даже в головы не пришло. Среди чистокровных - это нонсенс. Короче говоря, ситуация - "Атас, тушите свет!" Кстати, за это Дамблдору ещё предстоит получить по шапке. Такой плевок в лицо аристократии чистокровные ему не простят. Шум ожидается изрядный, и бывший директор, лорд Блэк, собирается напомнить всему миру, почему с его родом не стремились ссориться. Он и с того света дотянется. А то, что Дамблдор так поступил с Гарри ради Всеобщего Блага, они не в курсе. Лимонную дольку?
  
  
  
  Шакал в волчьей шкуре.
   Нарцисса Малфой сидела в своём кабинете и разбирала отчёты из Хогвартса. Неожиданно раздался хлопок и появился домовой эльф.
  
  - Мики? Что тебе?
  
  - Госпожа, у ворот стоит домовой эльф. Он сказал Мики, что у него послание для доброй госпожи Малфой.
  
  - Для доброй госпожи Малфой? Ну, веди его сюда. Посмотрим, кто это меня считает доброй госпожой.
  
   Через двадцать секунд Мики вернулась с домовиком, в старой и замусоленной наволочке.
  
  - Добрая госпожа, - преданно глядя на неё пробормотал старый эльф.
  
  - Кикимер? Вот уж кого я ожидала увидеть меньше всего.
  
   Скептически осмотрев его наволочку, Нарцисса спросила:
  
  - Как поживаешь?
  
  - Молодая хозяйка всегда была добра к старому Кикимеру. Кикимер благодарен за заботу. Кикимеру велено передать сообщение для доброй госпожи Нарциссы Малфой.
  
  - Я слушаю.
  
  - Лорд Финеас Найджелус Блэк просит своего потомка Нарциссу Малфой уделить время для разговора о делах рода.
  
  - Дядя Финеас? Странно. Это касается того, что я стала Главой Попечительского Совета?
  
  - Кикимеру не велено распространяться на эту тему. Кикимеру велено только передать, что Нарциссу Малфой будут ожидать на Площади Гриммо, 12. Встреча назначена на 11 часов дня. Кикимер встретит и проводит добрую госпожу к лорду Финеасу Блэку. Что передать лорду Финеасу Блэку?
  
  - Передай лорду Финеасу Блэку, что я буду в назначенное время.
  
  - Всего доброго, добрая госпожа.
  
   Хлопок, и Нарцисса осталась вновь одна, обдумывая ситуацию.
  
   Финеас Блэк редко говорил с потомками, и причина такого поведения была связана напрямую с Тёмным Лордом. Точнее присяга верности, принесённая ему Беллатрисой и Регулусом. Самый непопулярный директор за всю историю Хогвартса, несмотря на своё отношение к должности, которую ему навязали, предпочитал находиться в школе. В доме на Гриммо, 12 он был нечастым гостем. Когда лорд Финеас Блэк увидел метку на руках своих потомков, из дома на площади Гриммо поспешили убраться даже обитатели всех портретов. Впервые живые наследники древнего рода были рады тому, что лорд Финеас Найджелус Блэк, а точнее его усопшее тело, надёжно заперт в семейном склепе. Столь отборного мата, вперемешку с проклятиями, дом на Гриммо, 12, не знал ни до, ни после. Целую неделю хозяева дома спали вполглаза, будучи уверенными, что Финеас Блэк сможет найти способ и дотянуться до их шей даже с портретов. Лорд Орион Арктурус Блэк лично наложил на склеп дополнительные чары, так сказать, на всякий случай. Причина была только одна. Блэки никогда ни перед кем не прогибались. Никогда. Даже если это стоило им жизни. Этого не было прописано в кодексе рода, но этому правилу следовали неукоснительно. Финеас Блэк был, пожалуй, самым опытным тёмным магом в семье за последние пятьсот лет. Неудивительно, что стоило ему увидеть рабское клеймо, то он сразу узнал его. С тех пор Финеас Блэк старался держаться от семьи, опозоривший род, как можно дальше. Семья поступила так же. Но, несмотря на это, лорд Финеас Блэк всегда приходил на помощь и давал советы, если, конечно, у потомков хватало ума попросить его об этом. У Нарциссы ума хватило, и дядя Финеас ни разу не проигнорировал её просьбу о разговоре, и помогал советами.
  
  - Мики!
  
  - Госпожа звала Мики?
  
  - Мики, подготовь мой дорожный плащ.
  
  ***
  
  
  
   Площадь Гриммо, 12.
  
  - Кикимер!
  
  - Добрая хозяйка пришла! Добро пожаловать! Прошу взять Кикимера за руку.
  
   Пройдя через охранные чары, Нарцисса вступила в пыльный коридор.
  
  - Кикимер, какого акромантула здесь происходит?
  
  - Кто здесь? Нарцисса, это ты?
  
  - Леди Вальбурга Блэк, - холодно сказала Нарцисса глядя на тётушкин портрет.
  
  - Я рада тебя видеть, Нарцисса.
  
  - А я нет.
  
  - Ты всё ещё сердишься?
  
  - А разве не видно?
  
  - У меня не было выбора.
  
  - Выбор есть всегда.
  
  - Беллатриса была слишком импульсивной.
  
  - Как и все Блэки.
  
  - Но ты не такая.
  
  - В любом правиле есть исключения.
  
  - Если бы мы не заключили столь жёсткий контракт, то её муж не смог бы справиться с ней.
  
  - Значит, он был недостоин быть её мужем.
  
  - Речь шла о чести семьи.
  
  - И в результате он превратил её в подстилку для Тёмного Лорда. Не тебе говорить о чести семьи.
  
  - Я делала то, что было необходимо.
  
  - И в результате Беллатриса уже четырнадцать лет гниёт в Азкабане.
  
  - Сама виновата. Ей не следовало попадаться.
  
  - А, ну да. Конечно. Это так... по-чистокровному. Вы так и не поняли, что значит быть частью рода Блэков. Кикимер, отведи меня к лорду Финеасу Блэку.
  
   Подымаясь на второй этаж, Нарцисса с изумлением смотрела на фактически умирающее родовое гнездо.
  
  - Нарцисса?
  
  - Лорд Блэк.
  
  - Я был уверен, что ты, как и раньше, будешь называть меня дядя Финеас.
  
  - Я уверена, что Вы вызвали меня сюда не для того, чтобы предаваться воспоминаниям.
  
  - Как я понимаю, ты уже поговорила с Вальбургой. Всё ещё не простила её?
  
  - Такое не прощается, лорд Блэк. Может я и стала леди Малфой, но в душе я по-прежнему Блэк. Мы не прощаем.
  
   Финеас Блэк довольно кивнул головой.
  
  - Прежде чем мы перейдём к Вашим вопросам, лорд Блэк, ответьте мне на мои.
  
  - Если это будет в моих силах.
  
  - Какого дементора здесь происходит? - прорычала Нарцисса.
  
  - О чём ты?
  
  - Почему этот дом похож на свинарник? Почему Кикимер не исполняет своих обязанностей по поддержке дома Блэков в надлежащем порядке?
  
  - По правде говоря, я и сам не знаю ответа на эти вопросы. По непонятным причинам Кикимеру не хватает родовой магии...
  
  - Что? Вы хотите меня убедить, что источник родовой магии Блэков, при имени которых до сих пор дрожат наши враги, настолько оскудел, что его не хватает на одного единственного домовика? Кикимер! - рявкнула Нарцисса.
  
  - Добрая госпожа звала Ки...
  
  - Заткнись! Как ты осмелился пренебречь своими обязанностями и довести собственность Блэков до столь... плачевного состояния? Отвечай!
  
  - Кикимер не может исполнять свои обязанности в полной мере. Кикимеру не хватает сил.
  
  - Нарцисса, я же го...
  
  - Не сейчас, лорд Блэк. Кикимер, родовой алтарь повреждён?
  
  - Нет, добрая госпожа.
  
  - Алтарь потерял связь с магическим источником?
  
  - Нет, госпожа.
  
  - Твоя связь с алтарём повреждена или ослабла?
  
  - Нет, госпожа.
  
  - Нарцисса, оставь домовика...
  
  - Я, кажется, попросила Вас не вмешиваться. Кикимер, в доме есть нечто, что влияет или тянет на себя магию рода Блэков?
  
  -....
  
  - Кикимер? Отвечай на вопрос.
  
  - Кикимер не может ответить. Добрый хозяин Регулус запретил говорить об этом.
  
  - Кикимер, - тут же вклинился в разговор Финеас Блэк, - о чём ты говоришь?
  
  - Кикимер не может сказать.
  
  - Ты знаешь, что случилось с Регулусом?
  
  - Кикимер не может сказать.
  
  - Кикимер, ты должен сказать, это приказ, - попытался надавить Блэк.
  
  - Кикимер не может нарушить последнюю волю хозяина Регулуса.
  
  - Да чтоб тебя! - выругался Финеас.
  
   Нарцисса улыбнулась и сказала:
  
  - Вы просто не жили с моим мужем, лорд Блэк. Поэтому не умеете задавать правильные вопросы.
  
  - А зачем? - не остался в долгу Финеас. - У нас есть замечательный подвал с очень интересными механизмами.
  
  - Ну-ну, - сказала Нарцисса, - Кикимер, как я поняла, тебе нельзя говорить, но не было запрета показывать. Сделаем так. Один палец - да. Два пальца - нет.
  
   Кикимер на мгновение задумался:
  
  - Да, госпожа, это я могу.
  
  - Регулус жив?
  
   Кикимер показал два пальца.
  
  - В его смерти виноват Тёмный Лорд?
  
   Один показанный палец домовика и Нарцисса с Финеасом синхронно выдохнули.
  
  - Тёмный лорд убил его лично?
  
   Два пальца.
  
  - По его приказу?
  
   Два пальца.
  
  - Из-за действий Тёмного Лорда погиб Регулус?
  
   Один палец.
  
  - Регулус что-то передавал тебе?
  
   Один палец.
  
  - Если ты не можешь сказать, что это, то можешь показать?
  
   Один палец.
  
  - Принеси сюда.
  
   Спустя два хлопка, появился домовик с медальоном.
  
  - Что это?
  
   Эльф, с ненавистью в глазах, посмотрел на медальон.
  
  - Положи на стол, Кикимер.
  
   Произнеся несколько диагностирующих заклятий, Нарцисса удивлённо посмотрела на Финеас Блэка.
  
  - Я раньше никогда не видела ничего подобного. Вы знаете, что это?
  
  - Нарцисса, - укоризненно сказал Финеас, - я не в том состоянии, чтобы колдовать.
  
  - Но возможно Регулус о чём-то спрашивал Вас незадолго до своего исчезновения?
  
  - Вообще-то... Кикимер, принеси свиток с четвёртого уровня. Вторая полка справа. Свиток с замком в форме серебряного черепа.
  
  - Это то, о чём я думаю?
  
  - Надеюсь, что мы ошибаемся, Нарцисса. Очень надеюсь на это.
  
  ***
  
  
  
   Спустя двадцать минут.
  
  - Этот безумец всё же осмелился сделать эту мерзость. Неужели он не знал о последствиях, - Нарцисса не сводила свою волшебную палочку от крестража с видом полного отвращения.
  
  - Насколько мне известно, Тёмный Лорд был любителем экспериментов, - сказал Финеас - Он утверждал, что раздвигает границы магии.
  
  - Да, но проводить эксперименты с собственной душой... Значит, если мы уничтожим этот крестраж, то Тёмный Лорд окончательно умрёт.
  
  - Я так не думаю.
  
  - О чём Вы, дядя Финеас?
  
  - Я рад, что ты вновь начала называть меня "дядя". Насчёт твоего вопроса. Три года назад к Дамблдору попал дневник Тёмного Лорда. Судя по тому, что я услышал от Гарри Поттера, это был крестраж Волан-де-Морта.
  
  - Этот безумец сделал два крестража и один из них подбросил в школу?
  
  - Я не уверен, что крестража только два. Слишком далеко зашло его безумие за столь короткий срок. Ты ведь помнишь записи об Ариусе Блэке. Чтобы обезуметь после создания крестража, ему понабилось свыше восьмидесяти лет. Кроме того, это не Волан-де-Морт подбросил крестраж в школу, а твой муж.
  
  - Люциус? Ты уверен?
  
  - Абсолютно.
  
  - Но он. Он бы не посмел, ведь Драко учился на втором курсе! Если бы это крестраж попал ему в руки...
  
  - Эта была не самая большая опасность для твоего сына.
  
  - Ты о чём?
  
   Блэк с подозрением посмотрел на крестраж.
  
  - Что ты знаешь о событиях того года?
  
  - Я знаю, что было несколько нападений на студентов и какие-то слухи о чудовище из Тайной Комнаты.
  
  - Садись в кресло, Нарцисса. Нам предстоит долгий разговор.
  
  ***
  
  
  
   Сорок минут спустя.
  
  - Василиск! Мерлин всемогущий! Это сволочь выпустила тысячелетнего василиска в то время, когда мой сын учился в школе.
  
  - Надеюсь, ты понимаешь, что василиску, голодному василиску, глубоко наплевать, кого убивать. Кстати. Миртл была чистокровной.
  
  - Я убью его. Как только он выйдет из больницы Святого Мунго, Люциус пожалеет, что не умер там.
  
  - Боюсь, Нарцисса, что это не последняя для тебя плохая новость.
  
  - Что ещё натворил этот слизняк?
  
  - Я говорю об уничтожении всех Блэков. Ты не задумывалась, кому это выгодно?
  
  - Ты знаешь, что я, как и многие, подозреваю Дамблдора. Но этот паук слишком умён, чтобы оставить нити к себе.
  
  - Да, у нашего борца за Дело Света, есть причины ненавидеть нас. К сожалению, мы слишком поздно поняли, насколько он стал для нас опасен. Но есть ещё два мага, которым выгодно уничтожение всех волшебников из рода Блэков. Самое страшное, они были постоянно на виду, а мы так ничего и не поняли. А ведь было просто подумать ещё на один шаг вперёд и задать вопрос. Кому ещё выгодно массовое вымирание Блэков?
  
  - Дядя Финеас. Не тяни гиппогрифа за я..., в общем, говори толком.
  
  - А ты подумай. Назови двух претендентов по мужской линии на титул лорда Блэков.
  
  - Драко и Гарри Поттер, - не задумываясь, сказала Нарцисса.
  
  - Вот видишь, - Финеас смотрел на вытянувшееся лицо Нарциссы.
  
  - Но ведь...
  
  - Гарри отбрасываем сразу. Он должен был погибнуть от рук Волан-де-Морта. Остаётся...
  
  - Но, но, - сказала растерянная Нарцисса, - но зачем?
  
  - А ты подумай. Тёмный Лорд всегда гонялся за родовыми знаниями. Из всех его сторонников мы единственные указали ему на его место. Хочет власти над Англией? Да забирай. Но то, что принадлежит Блэкам, у Блэков и останется. Волан-де-Морт весьма амбициозная личность. Я уверен, он не простил и не забыл. Представь. Тёмный Лорд помогает Люциусу уничтожить всех Блэков. Люциус получает наше золото и артефакты. Драко - титул лорда Блэков. При новом порядке такой слуга сможет твёрдо встать по правую руку Тёмного Лорда. Сам же Волан-де-Морт получит доступ к нашим родовым знаниям. По-моему, все в выигрыше.
  
   Нарцисса скрипнула зубами.
  
  - Но это только предположение, дядя Финеас. Весьма убедительное, признаю, но всё же предположение. Мой сын, Драко, по-прежнему наследник рода Блэков.
  
  - Больше нет.
  
  - О чём ты?
  
  - Появился новый Лорд Блэк, и это не твой сын.
  
  - Когда?
  
  - Четыре дня назад Кикимер сообщил, что почувствовал нового Лорда.
  
  - Но я ничего не почувствовала, хотя должна была.
  
  - Новый лорд Блэк был инициирован спонтанно. Он не проходил привязку к родовому алтарю Блэков. Следовательно, ты понимаешь какая сила сосредоточена у него в руках. Стать Лордом Блэком без поддержки родового алтаря мало кому по силам. Есть только одна причина, почему Драко был лишён права на кольцо Лорда.
  
  - Но ведь Драко не принимал участие в уничтожении Блэков.
  
  - Не хватайся за соломинку. Положа руку на сердце, ответь, что сделает Драко, когда вернётся Тёмный Лорд? О чём он мечтает? О чём говорит с друзьями дни напролёт? - прорычал Финеас. - Чьё рабское клеймо он мечтает заполучить на предплечье?
  
   Нарцисса виновато отпустила голову:
  
  - Это влияние Люциуса. Но он же понимает насколько это опасно, даже если Драко станет Лордом Блэком. Родовая магия Блэков несёт в себе слишком много родовых проклятий. Родовая магия несёт безумие. Беллатриса, Сириус, даже у Регулуса и то стало пробиваться безумие. Я не знаю, каким чудом я избежала этой участи. Люциус знает, что я не желаю такой судьбы для Драко.
  
  - Разумеется, он всё знает, Нарцисса. И он всё понимает. Как и то, что будет с детьми в Хогвартсе после того, как крестраж с василиском закончат там резвиться.
  
   От этих слов Нарцисса вздрогнула. Как карает магия за убийство детей, она прекрасно знает.
  
  - Получается, я обязана Гарри Поттеру. Если бы Джинни Уизли погибла в Тайной Комнате, то Люциус и Драко получили бы клеймо Предателей Крови.
  
  - Я рад, что ты это понимаешь, Нарцисса. И то, что Джини Уизли из рода Предателей Крови, твоему сыну бы не помогло.
  
  - Дядя Финеас, мне надо спасать сына, пока не поздно!
  
  - Насколько далеко ты готова зайти, чтобы спасти сына, Нарцисса?
  
  - Настолько, насколько и любой из рода Блэков, и даже дальше!
  
   Финеас был явно доволен ответом.
  
  - Я помогу тебе, Нарцисса. Кроме того, мы теперь не одни. У нас теперь есть Лорд Блэк.
  
  - Он может разорвать мой брак с Люциусом?
  
  - Да, это в его власти. Люциус нарушил условия брачного контракта. Он опозорил и себя, и тебя.
  
  - Дядя Финеас. Мне нужно знать, кто такой Лорд Блэк. Мне нужно встретиться с ним.
  
  - Нарцисса. Я жду этого момента уже четвёртый день. Ты даже не представляешь, как я хочу увидеть твоё лицо, когда ты узнаешь, кто стал лордом Блэком. Ну, чего расселась. Бери скорее мой портрет, хотя нет. Я не хочу ничего пропустить. Кикимер!
  
  - Лорд Финеас Блэк звал Кикимера?
  
  - Перенеси меня в комнату с родовым гобеленом и поставь меня так, чтобы я всё видел. Затем проводи туда Нарциссу. Вне всяких сомнений, этот день войдёт в историю рода Блэков.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Сюрпризы родового гобелена.
  
   Через пять минут ступора со стороны Нарциссы Малфой и пять минут абсолютного счастья и торжества со стороны лорда Финеаса Найджелуса Блэка.
  
  - Если это шутка, дядя Финеас, то я тебе башку оторву, несмотря на то, что ты портрет.
  
   Лорд Финеас Блэк расхохотался с портрета во всё горло.
  
  - Именно так я и сказал Кикимеру, милая, когда он показал мне наш родовой гобелен. Ну, прямо слово в слово.
  
  - Но Гарри не может быть лордом Блэком. Да, в нём наша кровь, но его мать - маглорождённая.
  
  - Очевидно, не такая уж и маглорождённая. И даже не полукровка. Ты же знаешь. Согласно нашему родовому кодексу только абсолютно чистокровный Блэк может претендовать на кольцо Лорда. То же касается и его супруги, желающей надеть кольцо Леди.
  
  - Но каков Джеймс! Каков стервец! И как он разглядел в Лили чистокровную? Как почувствовал?
  
  - На то он и Поттер. У них в крови интуитивное чутьё на магию и всё, что с ней связано. Род артефакторов как-никак.
  
  - Дядя Финеас, ты от самодовольства из-за нового Лорда Блэка из картины не вывалишься?
  
  - Не волнуйся, милая, я твёрдо стою на своих позициях.
  
  - Кто бы сомневался.
  
  - Для тех, кто сомневается, у меня была подготовлена весьма познавательная экскурсия в подвалы нашего дома. Весьма способствует расширению узкого кругозора.
  
  - Пф. Значит эта Гермиона тоже чистокровная волшебница из древнего рода.
  
  - Да, - Самодовольно улыбнулся Фидеас. - А ещё она признана нашей родовой магией как Леди. Ты понимаешь? Эти двое признаны магией рода как полноценные Лорд и Леди Блэк. Уму непостижимо!
  
  - Четыре дня назад, говоришь.
  
  - Да. Скорее всего это произошло в Хогвартсе во время теракта.
  
  - Но как они выжили? Ведь ритуал становления Лорда нередко сжигал и взрослых волшебников. Особенно в нашем роду.
  
  - Очевидно, наш Тёмный Лорд действительно убился о Гарри, теперь уже Блэка, не в результате несчастного случая, поскользнувшись на детской погремушке.
  
  - Но кем тогда была Лили Эванс? Из какого она рода?
  
  - А что ты знаешь о ней?
  
  - Первое, что приходит в голову, невероятно талантливая волшебница для маглорождённой. Особенно в чарах и зельеварении.
  
  - Я бы сказал в зельеварении и в чарах. До сих пор помню, как это Гораций Слизнорт распинался о том, как она талантлива в приготовлении зелий. Как он восторженно заливался: "Интуитивное чутьё при подборе ингредиентов". Он одно время чуть не подрался с Флитвиком. Всё спорили, чья она любимая ученица. Да и в трансфигурации она не намного отставала. Лишь несколько родов могут похвастаться тем, что у них среди родовых даров зельеварение, и лишь один наличием дара парселтанга.
  
  - Я слышала, что Гарри - змееуст. Но он ноль в зельеварении. А его мать не была змееустом.
  
  - Мы не можем знать наверняка, была ли Лили Эванс змееустом. Зато я знаю наверняка, что Снейп сделал всё от него зависящее, чтобы ни один маглорождённый ученик не получил нужных знаний по своему предмету.
  
  - Ты же знаешь, он не любит преподавать зельеварение, - Нарцисса попыталась заступиться за крёстного своего сына.
  
  - Тогда какого хрена он вообще делает в Хогвартсе? Либо учи, либо убирайся. В конце концов, ему за это деньги платят. А плохому танцору сама знаешь, что мешает. Хотя вырвать бы ему их не помешало. Авось протрезвеет.
  
   Нарцисса вновь фыркнула.
  
  - Знаешь, на днях к Дамблдору зашёл весьма достойный волшебник, некто Марк Тревор.
  
  - Тревор?
  
  - Я знаю, о чём ты подумала. Дамблдор подумал о том же. Закончился их разговор тем, что нашего победителя Тёмного Лорда и обладателя титулов на полсвитка отнесли в подвывающем состоянии в Больничное крыло. Да, ещё у него от радости общения с Марком Тревором случился сердечный приступ и сильнейший магический откат.
  
  - Я уже хочу познакомиться с этим Марком Тревором.
  
  - Нарцисса, будь осторожна с ним. Он опасен!
  
  - Я буду осторожна, не волнуйся.
  
  - Нарцисса, я серьёзно. Всех женщин из нашего рода подсознательно тянет на опасность. Это в нашей крови.
  
  - Дядя, ты ведь не думаешь, что я при живом муже...
  
  - Пока что живом муже. Он смертен. Да и развод никто не исключает. Для тебя Тревор идеальная партия, но меня беспокоит его, прямо-таки, фанатичная преданность лорду Поттеру.
  
  - Не поняла.
  
  - Ах, да, ты же не в курсе. Дамблдор своим воспитанием сделал всё возможное, чтобы магия рода Поттеров отказалась от Гарри. Так вот, у нашего директора это получилось. У Поттеров теперь новый Лорд, и это не Гарри. Поздравляю! Благодаря Дамблдору Поттеры, как Лорды, прекратили своё существование в магической Англии. Можешь обрадовать Попечительский Совет. Наши ряды сократились ещё на одного лорда. Так вот, Марк Тревор генеральный управляющий лорда Поттера и фанатично предан ему. Единственная, кто может сравниться с ним, это Беллатриса.
  
  - Ты же не хочешь сказать, что этот...
  
  - Нет, он нормальной сексуальной ориентации. Но он страшный человек. Вот я и думаю, что же сделал для него этот лорд Поттер, или на что он способен, если волшебник с подобной силой, как у мистера Тревора, настолько благоволит ему. Так что Гарри наследие Поттеров не светит.
  
  - Но как Дамблдор посмел допустить это?
  
  - Со слов Тревора дело было так....
  
  ***
  
  
  
   Спустя сорок минут.
  
  - Сволочь! Бородатый выблядок!
  
  - Леди Блэк не пристало так выражаться.
  
  - Верно, нужно будет проверить и смазать механизмы в нашем подвале. Да и ещё чего придумать не помешает. Давно мы пыточные устройства не обновляли.
  
  - Нарцисса, успокойся.
  
  - Да я само спокойствие! - сказала Нарцисса под осыпающуюся обломками от мебели после её магического выброса.
  
  - Кикимер, - сказал Финеас, - принеси другое кресло.
  
  - Как прикажете.
  
  - Вернёмся к Гарри, - сказала Нарцисса, рассматривая гобелен с родословной, - я вижу, что он недалеко ушёл от своего отца.
  
   Рядом с именем лорд Гарри Джеймс Блэк уверенно стояло имя Гермиона Джейн Блэк. Но было нечто, что выбивалось из общей картины. Мёртвые члены рода были вышиты чёрным цветом. Живые - зелёным. Лорды и леди - красным.
  
  - Дядя Финеас, а почему имя Гермионы вышито золотым?
  
  - Потому что её род и магия значительно древнее, чем у всех наших чистокровных снобов, вместе взятыми.
  
  - Вы нам ничего о подобном не рассказывали.
  
  - А каков шанс заполучить в наш род кровь древних?
  
  - Сеятели? Да быть такого не может! Это же просто красивая легенда.
  
  - Ну, на потомка дивных она не тянет. Ушами не вышла. Но вот то, что я уже слышал о ней...
  
  - Дядя! Не тяни! Я в тебя сейчас круциус запущу, и учти, я не шучу!
  
  - Верю, верю. Так вот, похоже, что она потомок сидхе.
  
  - Это невозможно. Её родители маглы. Если бы это было не так, то...
  
  - Не только волшебники умеют прятать волшебную кровь и магию в веках, - отрезал Финеас.
  
   Нарцисса шокированно посмотрела на Финеаса.
  
  - Рот прикрой, пикси залетит.
  
   Нарцисса щёлкнула зубами и обиженно посмотрела на своего довольного дядю.
  
  - Ай да Гарри... - сказала Нарцисса.
  
  - Ай да Блэк! - закончил за неё счастливый Финеас.
  
   Некоторое время помолчав, Финеас сказал:
  
  - В связи с этим, Нарцисса, лично у тебя большие проблемы.
  
  - У нас сегодня день плохих новостей?
  
  - Я не шучу.
  
  - Я слушаю.
  
  - Это касается Драко.
  
  - Насколько всё плохо? - собралась Нарцисса.
  
  - Хуже некуда. Он неоднократно называл Гермиону грязнокровкой.
  
   У Нарциссы сердце пропустило удар и она, покачнувшись, ухватилась за спинку кресла.
  
  - Кикимер! - взревел Финеас. - Успокоительное зелье, немедленно!
  
  - Не нужно успокоительное зелье, - Нарцисса осторожно обошла кресло и села в него, - лучше огневиски. Драко, Драко. Да что же ты, стервец, творишь?
  
   Нарцисса выпила полстакана янтарной жидкости и убито взялась массировать свои виски.
  
  - Это кто-нибудь слышал?
  
  - Первый раз это было сказано в присутствии двух факультетов. Игроков в квиддич со Слизерина и Гриффиндора.
  
  - Гадёныш! Всё-таки нужно было его воспитывать по традициям Блэков.
  
  - Да, розги хорошо прочищают мозги. По своему опыту знаю.
  
  - Как думаешь, что она с ним сделает, когда узнает о своём наследии?
  
  - Меня больше беспокоит, что она сделает со всеми нами, когда узнает, какой контракт ей подсунули на подпись при поступлении в Хогвартс.
  
  - Да чтобы тебя акромантулы во все дыр..., вот это мы попали! Её же никто не сможет остановить...
  
  - Кроме Дамблдора. Контракт записан на его имя. Но меня больше беспокоит реакция лорда Гарри Блэка. Особенно, если он узнает, что подписал такой же контракт, как и его ЖЕНА.
  
  ***
  
  
  
   Спустя тридцать минут отборного трёхэтажного мата с уничтожением всего, до чего смогла добраться, Нарцисса осмотрелась. К сожалению, крушить больше нечего. Во всяком случае, на этом этаже.
  
  - Нарцисса? - раздался испуганный голос из дальней комнаты. - Это я. Твой любимый дядюшка Финеас. Если ты меня испепелишь в порыве гнева, наши предки, как и твои будущие потомки, тебе этого никогда не простят. И вообще. Имей совесть! Это я главное пугало семьи!
  
  - Я почти спокойна, дядя. Не волнуйся.
  
   Нарцисса вернулась в комнату, восстановила кресло, села и хмуро посмотрела на Финеаса.
  
  - Ты знаешь Гарри лучше меня. Как ты думаешь, что он сделает, когда узнает?
  
  - Учитывая то, что я узнал о его жизни у маглов, травлю учеников и Министерства Магии. Прибавим "кроткий" характер Блэков. Ах да, он женат на сидхе. Связь закреплена магией. Понимаешь, о чём я?
  
  - Они могут обмениваться магической энергией.
  
  - Верно. В общем, учитывая его эмоциональное состояние на данный момент, я буду очень удивлён, если он утопит в крови только Англию и ограничится этим.
  
  - Ты думаешь, что это ему будет...
  
  - При поддержке магии сидхе? Я уверен, что это ему более, чем по силам. Тех, кто выживет и попытается убежать, догонит его жена. Ну, а на что способны сидхи, ты и сама знаешь. Так что будет лучше, если всех поубивает Гарри. Ему, во всяком случае, знакомо милосердие. Особо мучить перед смертью не будет.
  
  - Как думаешь, Дамблдор может его остановить?
  
  - С помощью контракта? Не знаю.
  
  - То есть?
  
  - Позволь мне рассказать тебе то же, что я рассказал мистеру Марку Тревору о жизни Гарри Поттера в школе Хогвартс...
  
  ***
  
  
  
   Спустя двадцать минут.
  
  - Твою мать! - выругалась Нарцисса.
  
  - С Гарри Поттером ни в чём нельзя быть уверенным. Волан-де-Морт первым ощутил это на своей шкуре. Скажи честно. Какие у тебя шансы выйти живой хотя бы из одной из передряг, в которых побывал Гарри?
  
  - ....
  
  - Вот и я об этом.
  
  - Но зачем ты всё это рассказал мистеру Тревору?
  
  - Гарри по-прежнему часть рода Поттеров. Всё это время Гарри был под плотной опекой нашего борца за Дело Света. Думаешь, Дамблдор вырастил из него достойного наследника своих предков? Вырастил одним из тех, кого он ненавидит всеми фибрами души? Как выразился мистер Тревор, Гарри Поттер в манерах, в воспитании и в знаниях ушёл не дальше свинопаса. И знаешь что? Он прав. Своей безграмотностью Гарри может нанести серьёзный урон репутации лорда Поттера. Лорд Поттер в силах уничтожить это недоразумение, используя власть главы рода. Я убедил мистера Тревора не торопить события.
  
  - Гарри может отречься от рода Поттеров.
  
  - И что сделает с ним магия Блэков, когда он начнёт выжигать из себя кровь Поттеров? Хватит с нас Беллатрисы.
  
  - Что нам делать?
  
  - Я предложил мистеру Тревору союз. Там, где Гарри не мог пройти препятствия за счёт знаний, он сокрушал голой мощью. Не можешь остановить? Возглавь! Тебе необходимо встретиться с ним и осторожно, слышишь, очень осторожно рассказать Гарри обо всём.
  
  - Обо всём?!
  
  - Абсолютно обо всём. Предложи Гарри свою помощь. Принеси любые клятвы. Хоть он и возненавидит или уже возненавидел волшебников, но, по крайне мере, ты ему не чужая. Во всяком случае, я на это надеюсь.
  
  - Что будем делать с крестражем?
  
  - Положи его в сейф Гринготтса. Хватит ему сосать родовую магию Блэков.
  
  - Зачем он тебе?
  
  - Тревор. Он весьма интересная личность. Постарайся уговорить его поделиться своими воспоминаниями о разговоре с Дамблдором. Скажи, что хочешь полюбоваться на унижение директора. Просмотр этих воспоминаний поможет тебе лучше всего понять, что за человек этот Марк Тревор. А крестраж? Я уверен, что он в обмен на крестраж готов будет пойти на уступки. И главное! Нарцисса, - Финеас жёстко посмотрел на неё, - лорд Гарри Блэк не будет приносить никаких вассальных клятв лорду Поттеру. Это не обсуждается. Мы больше ни перед кем не прогнёмся. Слышишь? Либо мы с лордом Поттером союзники, либо смерть! Я сказал.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  За Союз! Что бы это не значило.
   Нарцисса возвращалась из магловского ресторана. Встреча с Марком Тревором прошла... интересно.
  
   Потомственный чистокровный маг. По тому, насколько он оказался эрудирован в различных областях магии, сложно было сказать, в чём он сильнее всего. Она уже успела навести справки у Снейпа. За несколько часов разговора Тревор стал для Снейпа не меньшим авторитетом, чем Снейп для Драко. Снейп, правда, пытался спрятать свои истинные эмоции, но она знала его не первый год. Из того, что Снейп вынес из разговора, он понял, что знания Тревора в зельях ничуть не уступают его собственным, а то и на голову превосходят. Яды, новые составы зелий, новые наработки, эксперименты - они говорили об этом несколько часов. Снейп утверждает, что Тревор сделал несколько открытий и фактически подарил их ему. При этом преподнёс всё это под таким углом, что Снейп как бы сам дошёл до них. Лишь после ухода Тревора Снейп проанализировал их разговор и впал в ступор. Он считал себя мастером интриг, но тут его сделали как мальчишку. Его словно вели за поводок, но не тянули, а, показав сахарную косточку, задали нужное направление. Это было бы обидно, если бы не те бонусы, которые Снейп получил во время их разговора. Тревору было что-то нужно от Снейпа. И он собирался получить это. Но по непонятным законам разговор повернулся так, что Снейп сам ждал повода, чтобы оказать ответную услугу. И от этого становилось совсем страшно. Подобных людей называли "серыми кардиналами" и в их руках была сконцентрирована по-настоящему огромная власть. Под конец своего рассказа Снейп обиженно пожаловался:
  
  - Ты знаешь, Нарцисса, этот Тревор заявил мне, что он вовсе не зельевар. Любитель он, видишь ли. Это так сказать, его работа обязывает. Так называемая "узкая специализация".
  
  - Узкая специализация?
  
  - Не знаю, - вздрогнул Снейп, - и знать не хочу. И тебе не советую. Он опасен, Нарцисса, слышишь, по-настоящему опасен.
  
   То, что Тревор опасен, Нарцисса поняла, стоило лишь увидеть его движения. Он передвигался не просто как хищник, а как ртуть. Вот он вроде как на виду, но спустя мгновение его тело уже не в том положении, каким она его видела. Просто она моргнула, а он уже не просто взял салфетку, он уже протянул её через весь стол, передавая ей для удобства.
  
   Она отправила Тревору письмо с предложением о встрече. Спустя час к ней пришло ответное предложение о встрече на нейтральной территории в восемь вечера. Место встречи: Дырявый Котёл.
  
   Нарцисса была разочарована. Возможно, она ожидала чего-то большего, но если ей ради сына нужно будет вести переговоры в этом клоповнике, то она сделает это.
  
   Дальше пошли сюрпризы. Встретив её у выхода из камина, Тревор поприветствовал, представился и, предложив проводить её, отправился не в сторону угла с неприметным столиком, а на выход в магловский мир. Для неё это был шок. Её дядя описал Тревора, как чистокровного волшебника, который знает себе цену и требует к себе соответственного отношения. Потому его отношение к чистокровным волшебникам будет настолько же почтительное, насколько тот будет этого заслуживать в его глазах. Явно недолюбливает полукровок, что постоянно подчёркивал в разговоре с Дамблдором. Как он будет относиться к маглорождённым, не говоря о маглах, догадаться не трудно. И вот на тебе.
  
   На выходе их ждал, ждала, ждало..., в общем, транспорт. Ни на повозку, ни на карету, это похоже не было. Магл в военной форме стоял навытяжку, но при этом в нём чувствовалась некоторая... порода. Элегантно открыв дверь, военный дождался, пока Тревор поможет своей даме сесть на мягкое сиденье. Затем Тревор сел напротив, и они отправились в путь. Видя, как Нарцисса начала оглядываться, Тревор начал разговор.
  
  - Вы впервые в лимузине, миссис Малфой?
  
  - Вообще-то да. Но я думала, что магловский транспорт выглядит несколько иначе.
  
  - Маглы вообще большие выдумщики. К сожалению, скоро это может выйти нам боком.
  
  - О чём Вы?
  
  - У маглов нет магии. Это правда. Но у них есть электричество, которое весьма неплохо заменяет им магию. Маглы научились виртуозно управлять им. Нет, они не могут с его помощью совершать чудеса. Но вот с помощью артефактов, работающих на электричестве, очень даже могут.
  
  - А куда мы едем, мистер Тревор?
  
  - Мы едем в ресторан "Жирная утка".
  
  - Звучит не очень.
  
  - Всё может оказаться не тем, чем кажется. Это первое, что заставили меня усвоить мои родители после законов Магии. Даже традиции я стал изучать после этого урока.
  
  - Урока?
  
  - Да, урока. Причём довольно жестокого. Но я впоследствии не раз и не два благодарил их за него. Так вот. Да будет Вам известно, что ресторан "Жирная утка" считается одним из лучших в мире. А конкуренция у них, должен признать, как у акул. Дашь слабину, и о тебе не останется даже воспоминаний. Шеф-повар у них некто Николас Курти. Настоящий художник своего дела. Его талант можно сравнить разве что с Николасом Фламелем. Николас Курти буквально экспериментирует со вкусом и не стесняется говорить об этом.
  
  - И хозяева ресторана терпят его?
  
   Тревор улыбнулся и сказал:
  
  - Вы узнаете ответ сразу после ужина. Я напомню о Вашем вопросе. А вот и ресторан.
  
   Как только они вошли в ресторан, к ним сразу подошёл официант.
  
  - У Вас заказано?
  
  - Да, - сказал Тревор, - столик на двоих на имя мистера Тревора.
  
   Официант сверился со списком, улыбнулся и показывая ладонью направление сказал:
  
  - Мы рады снова видеть Вас, мистер Тревор. Ваш обычный столик ожидает Вас. Прошу за мной.
  
  - Ваш обычный столик? - ехидно поинтересовалась Нарцисса, когда села и открыла меню.
  
  - Я уважаю талант, миссис Малфой. Если Вы не против довериться мне, то Вы примете тот заказ, что я уже сделал до приезда сюда. Уверяю Вас, Вы оцените.
  
  -Ну, посмотрим, мистер Тревор, получится ли у Вас удивить меня.
  
  - Это моя работа, миссис Малфой, удивлять людей. Это, так сказать, часть моей узкой специализации.
  
   Сказано это было обычным голосом, но что-то было в нём такое, что у Нарциссы мороз пробежал по всему телу.
  
  - А вот и наш заказ. - жизнерадостно продолжил Тревор. - Потолстеть нам не грозит, так что начнём мы, пожалуй, с ланча. Так, что это у нас тут. Пюре из инжира в красном вине, ризотто из тыквы с лесным орехом и розмарином, свиной желудок и вареный палтус. Ну, приступим.
  
   Когда первый голод был утолён, Нарцисса начала прощупывать почву.
  
  - Мистер Тревор. Могу ли я узнать, какие у Вас планы на Гарри Поттера.
  
  - Будь на Вашем месте мужчина, я бы сказал, что спросить Вы можете, но я Вам не отвечу. Но учитывая, что передо мной сидит очаровательная дама, я вынужден провести передислокацию своих позиций. Со стороны лорда Блэка это весьма коварный ход.
  
  - Вы были военным?
  
  - Я всё ещё на службе. Положение обязывает. У Лорда Поттера очень большое хозяйство. Много подчинённых. Без дисциплины никак, иначе всё развалится.
  
  - Так что насчёт Гарри Поттера?
  
  - Чтобы мы могли продолжить разговор, ответьте мне. Каким Вы хотите видеть Гарри Поттера?
  
  - Свободным, сильным и достойным волшебником.
  
  - Того же желаю и я. Но мне нужны доказательства, что Вы не врёте.
  
  - А что касается Вас? Как Вы докажете, что Вы желаете добра Гарри Поттеру.
  
  - Собой. Если я захочу ему зла, Гарри Поттер через неделю будет мёртв, а меня тут уже не будет. Ваша очередь.
  
   Нарцисса какое-то время обдумывала варианты и в конце концов решилась.
  
  - Гарри Поттер в настоящее время является Лордом Блэком. Действующим Лордом Блэком, как и его жена, леди Гермиона Блэк. Если бы я желала им зла, то об этом было бы уже известно Дамблдору.
  
   Тревор задумчиво рассматривал Нарциссу.
  
  - Удивили. Откуда Вам об этом известно? Хотя да. Лорд Финеас Блэк. В чём Ваш интерес? Только не надо говорить о родственных чувствах. После того, что я узнал о жизни Гарри Поттера у маглов, не поверю.
  
  - Вы знаете, кто такие Пожиратели смерти?
  
   Тревор положительно кивнул головой.
  
  - Вы знаете, что они носят рабское клеймо на своих предплечьях?
  
  - Я слышал об этом, но не верил, что чистокровные волшебники из древних семей позволят заклеймить себя, как скот.
  
  - Однако это так. Вы очень точно подметили, как скот. Учитывая, как они вели себя в конце войны, иначе, чем скотом, их назвать было нельзя. Причём вести себя так они начали даже по отношению к собственной семье. Вы слышали историю о василиске?
  
  - Да. То что произошло, просто омерзительно. И в первую очередь по отношению к детям.
  
  - В этой ситуации виноват мой муж. Это он всё организовал.
  
  - Ваш сын учился на втором курсе, если я не ошибаюсь?
  
  - Верно. И этот выблядок осмелился рискнуть жизнью моего сына для достижения своих целей.
  
  - Достаточно. Вы меня убедили, миссис Малфой. Но что Вы ожидаете от самого Гарри?
  
  - Гарри, то есть я хотела сказать, что Лорд Гарри Блэк может разорвать мой брак с моим мужем.
  
  - И вернуть Вас с сыном в род Блэков.
  
  - Верно. Моя очередь задавать вопросы.
  
  - Это справедливо. Слушаю.
  
  - Я не знаю Ваших целей. Но если Вы их не достигнете, Вы действительно убьёте Гарри?
  
  - С чего Вы решили, что я захочу его убить. Нет, признаю, такой вариант существует, но всё же?
  
  - Вы сказали об этом Дамблдору.
  
  - А. Вот Вы о чём. Нет, убивать Гарри Поттера я не собирался.
  
  - Тогда зачем Вы...
  
  - Зачем я всё это сказал ему? Всё очень просто. Мне было интересно.
  
  - Интересно? - возмутилась Нарцисса.
  
  - Да, интересно. Насколько Вы цените жизнь раба, родители которого пожертвовали своей жизнью ради Вашего спокойствия.
  
  - И как?
  
  - Жизнь Гарри Поттера для Вас ничто, - безжалостно сказал Тревор. - Но он нравится Вам в качестве ручного зверька, - на этих словах Нарцисса дёрнулась как от пощёчины, - каким Вы его собственно и вырастили. Кстати, я собрал весьма любопытное досье на него, а точнее о его жизни у маглов в качестве раба.
  
  - Это правда? Ну, я имею в виду...
  
  - Я дам Вам копию документов и фотографий. Но если говорить коротко о том, как жил Гарри у маглов, смерть для него была бы благословением.
  
  - Давайте говорить открыто. Я хочу, чтобы Гарри с женой возродили род Блэк во всём его блеске и величии. У меня есть серьёзные основания думать, что им это по силам.
  
  - И что же это за основания?
  
  - Без обид, мистер Тревор, но эта тайна принадлежит только им двоим.
  
  - Я не обижен. Если то, что Вы говорите, правда, Вы готовы принести Гарри...Блэку непреложный обет в верности?
  
  - Да. Ваша очередь. Что от Лорда Гарри Блэка ждёте Вы?
  
  - Того же что и Вы.
  
  - Зачем Вам это?
  
  - У Гарри неплохие задатки. В будущем он может стать великим магом. Главное не упустить время.
  
  - Я должна предупредить Вас сразу. Никакой вассальной клятвы не будет.
  
  - Почему? Нет, я не настаиваю, просто интересно.
  
  - Блэки больше никогда ни перед кем не прогнутся.
  
  - Достойные слова. От имени Лорда Поттера я готов провести переговоры и заключить союз с Лордом Гарри Блэком. Но у Лорда Поттера есть условие.
  
  - Какое? - Нарцисса буквально искрилась от напряжения.
  
  - Лорд Гарри Блэк должен быть достоин.
  
   Нарцисса с облегчением выдохнула.
  
  - Мы не подведём Вас.
  
  - Не сомневаюсь, ведь я собираюсь лично проследить за этим.
  
  - Не поняла? - растерянно сказала Нарцисса.
  
  - А что тут удивительного. Мы готовы пойти на уступки, но и требование к образованию Лорда Блэка будет выше. Значительно выше. Не забывайте, Гарри по-прежнему состоит в родстве с Лордом Поттером. Чтобы не терять время, мы можем начать налаживать отношения уже сейчас. Кроме того, мы уже можем быть полезны друг для друга.
  
  - А если поподробнее?
  
  - У... Лорда Гарри Блэка есть определённые, скажем так, способности, которые очень заинтересовали Лорда Поттера. Подробности я расскажу позже. Но для того, чтобы воспользоваться его... способностями, необходимо всесторонне развить Гарри в других магических направлениях. Должен сразу предупредить. То, чему учат Ваших детей в чистокровных семьях, для достижений целей Лорда Поттера не годится. Так как всестороннее развитие будущего союзника в интересах Лорда Поттера, он готов нанять ему учителей и полностью оплатить их услуги.
  
  - Род Блэков никогда не был беден и может позволить оплатить любых учителей, - возмущённая Нарцисса буквально пылала от обиды и гнева.
  
   Тревор смотрел на кипящую от возмущения Нарциссу Малфой и понял, что он попал. Нет, он слышал, что красота женщины полностью раскрывается в двух случаях. Когда женщина кормит своё дитя, и когда она в гневе. Теперь Тревор видел, что по крайней мере второй пример соответствует истине.
  
  "Интересно будет посмотреть на Нарциссу, когда она будет кормить ребёнка, - подумал Тревор и спустя мгновение в его мозгу вспыхнуло, - моего ребёнка"
  
   Что-то в поведение Тревора резко изменилось до такой степени, что мгновенно сбило в Нарциссе весь накал. Она почувствовала это всем своим естеством.
  
  "Взгляд, - поняла Нарцисса. - Взгляд хищника. Но этот взгляд внезапно перестал её оценивать и нести угрозу. Но вместо него появилось нечто иное. Не менее опасное. Нечто, от чего все её инстинкты закричали: "БЕГИ!""
  
  - Миссис Малфой. Я вовсе не хотел оскорбить Вас. Давайте договоримся так. Если у кого-нибудь из нас возникнут претензии к другой стороне, то мы честно и откровенно выскажем своё мнение, а затем внесём своё предложение. Союз наших Лордов дело пусть и не очень отдалённого, но будущего. Однако, мы работать начинаем уже сейчас. Так что наш союз можно считать уже состоявшимся.
  
   Тревор налил вина в оба бокала и, подняв свой, с улыбкой сказал:
  
  - За НАШ союз!
  
   Нарцисса поддержала тост, и они звякнули бокалами.
  
   Дальше пошёл обычный разговор на различные темы. Найдя общие темы, интересные им обоим, они остались довольными как этим вечером, так и проведёнными переговорами.
  
   Когда Тревор и Нарцисса выходили из ресторана, Тревор не удержался.
  
  - Вы всё ещё считаете, что шеф-повара следует терпеть?
  
   Довольное лицо Нарциссы показало, что вопрос останется без комментариев. Пока Нарцисса ехала обратно в Дырявый котёл, её не покидало странное ощущение, что Марк Тревор внёс в сказанный тост об их союзе совсем иной смысл.
  
  
  Компромат на волшебный мир.
  
   Корнелиус Фадж пришёл на работу в приподнятом настроении. Впервые за последние полгода он смог вздохнуть с облегчением. Сотрудничество с мистером Делакуром оказалось более, чем плодотворным. Подумать только, стоило им усилить контроль за проведением турнира за счёт волшебников с других стран, как многие проблемы отпали сами собой. Те же незначительные мелочи, которые требовали его непосредственного участия, взяли на себя международные наблюдатели. Фаджу удалось не только наладить вконец испортившиеся отношения между странами, участвующими в турнире, но и частично вернуть потерянные позиции.
  
  - Министр Фадж? - в кабинет заглянула его секретарша.
  
  - Жаклин? Что у тебя?
  
  - К Вам пришла миссис Малфой. Она ожидает в приёмной.
  
  - Что значит ожидает в приёмной? - возмутился в полный голос Фадж. - Жаклин. Запомни. Для семьи Малфоев я свободен всегда! Слышишь, всегда! В любое время дня и ночи. Немедленно пригласи миссис Малфой в мой кабинет. Впредь, пожалуйста, не совершай подобных ошибок.
  
   Нарцисса Малфой, войдя в кабинет, выглядела, как всегда, идеально. Утром она обсудила с Тревором план разговора с министром. План, разработанный Тревором, она полностью одобрила. Теперь, имея у себя нужные воспоминания и документы, она была во всеоружии.
  
  - Министр Фадж, - Нарцисса улыбнулась хозяину кабинета.
  
  - Нарцисса, - притворно нахмурился Фадж, - если ты хотела меня обидеть, то у тебя почти удалось. Для тебя и твоей семьи я - Корнелиус - и никак иначе.
  
  - Ты хорошо выглядишь, Корнелиус. Я вижу, дела начали налаживаться?
  
  - Да. Впервые за долгое время, мне стало легче. Должен признать, мне очень не хватает Люциуса. Его помощь была бы сейчас неоценима, как впрочем, и всегда.
  
  - Не прибедняйся, Корнелиус. Мало кто из министров прошлого может похвастаться тем, что продержался четырнадцать лет на посту министра магии.
  
  - Это потому, что эти смутьяны считали, что при их правлении следует менять страну под себя.
  
  - А стране нужно спокойствие и стабильность.
  
  - Именно, Нарцисса. Мне очень повезло, что твоя семья это понимает. Без Вашей поддержки, у меня бы ничего не получилось.
  
  - Не скромничай, Корнелиус. Ты не настолько беспомощен, как тебя пытаются выставить твои недруги.
  
  - Ну, в чём-то ты, конечно, права. У меня есть соратники и единомышленники, но таких друзей, как ты и Люциус, по пальцам одной руки можно пересчитать. Да и то счёт закончится на втором пальце. Да, извини, я сейчас распоряжусь принести чай и отменю несколько встреч.
  
  - Лучше прикажи принести чего-нибудь покрепче и отмени встречи на половину дня.
  
  - Нарцисса? - забеспокоился Фадж. - Что-то случилось? Что-то случилось с Люциусом или Драко?
  
  - Нет, Корнелиус. С семьёй всё в порядке. А вот насчёт того, что что-то случилось, ты прав. Точнее, это случилось четырнадцать лет назад, когда одна бородатая личность влезла туда, куда лезть она не имел никакого права.
  
  - Неужели опять этот паук портит воздух? - убито спросил Фадж.
  
  - Ну, ты же знаешь. Он настолько талантлив, что и из Больничного крыла сумеет всех дерьмом забрызгать. Причём я подчёркиваю, всех.
  
  - Понял, я сейчас.
  
   Фадж вышел из кабинета и спустя тридцать секунд вернулся вновь.
  
  - Я приказал накрыть нам небольшой столик. А, Жаклин, молодец. Поставь поднос сюда. Нет-нет. Я сам. Не переломлюсь. Всё, свободна, и помни, меня ни для кого нет. Даже если начнётся Апокалипсис.
  
   Разместившись с удобствами за небольшим столиком, Фадж внимательно посмотрел на Нарциссу, ожидая начала разговора.
  
  - Корнелиус. Необходимо изолировать твой кабинет от прослушивания. Нельзя, чтобы эта информация ушла на сторону, пока ты не решишь, как быть.
  
   Фадж подошёл к своему столу и нажал под ним на секретку.
  
  - Теперь можешь говорить, я активировал цепочку из рун.
  
  - Корнелиус. Позавчера у меня состоялся разговор с моим предком, лордом Финеасом Блэком. Позвал он меня из-за событий в Хогвартсе. То, что ты сидишь, это хорошо, а вот бокал лучше поставь на столик, уронишь.
  
  - Нарцисса, пожалуйста, не пугай меня. Что ещё выкинул этот маразматик?
  
  - А наш, как ты изволил выразиться, маразматик, выкинул такое, что мы все, без сомнения, войдём в историю. И в первую очередь ты, Корнелиус. Прежде чем я продолжу, скажи, у тебя как со здоровьем? Сердце не беспокоит?
  
  - Неужели всё настолько плохо?
  
  - Это ещё слабо сказано. Катастрофа. Это слово подходит лучше всего.
  
  - Думаю, я готов выслушать твои плохие вести.
  
  - На днях у Дамблдора побывал некто Марк Тревор. Он иностранец. Приехал из Норвегии. Приехал он по делам рода своего нанимателя, которого зовут... Готов? Лорд Поттер!
  
  - Чего?
  
  - Лорд Поттер. Ты не ослышался.
  
  - Тут какая-то ошибка. Единственный наследник Поттеров - это Гарри. Согласен, не ахти какой наследник. Но...
  
  - Вот по этой причине, что не ахти какой, больше он наследником не является. Лорды Поттеры прекратили своё существование в магической Англии. Нас стало ещё меньше.
  
  - Я по-прежнему не понимаю, - сказал растерянный Фадж, - как такое могло произойти?
  
  - По словам Марка Тревора, магия рода Поттера отказала Гарри как недостойному. Впрочем, у тебя есть омут памяти.
  
  - Разумеется.
  
  - Тогда давай сюда. Ты должен это увидеть.
  
  - Что именно?
  
  - Я всё объясню тебе по порядку. Мне удалось уговорить Марка Тревора дать мне копию его воспоминания о его разговоре с директором.
  
  ***
  
  
  
   Через сорок минут ошарашенный министр вынырнул из воспоминаний.
  
  - Твою мать... и... а... ну... а потом... и чтобы... к... на всю его жизнь!
  
  - Я всегда знала, что в тебе умирает великий литератор!
  
  - Извини, Нарцисса, я просто...
  
  - Не извиняйся, я прореагировала значительно эмоциональней. Лорд Финеас Блэк теперь на меня прямо-таки смертельно обижен за то, что я отобрала у него звание главного пугала семьи Блэков.
  
  - Мне следовало отдать Гарри в твою семью. Ты и Люциус смогли бы достойно воспитать будущего лорда Поттера. Я в этом уверен.
  
  - Ты не мог, Корнелиус. Твои позиции были ещё недостаточно прочны. Мы это понимаем и не в обиде на тебя.
  
  - Если общество узнает, что стало причиной смерти национального героя, то нас просто разорвут на части.
  
  - И я подозреваю, что именно этого и добивается Дамблдор.
  
  - Но ведь его начнут рвать на части в первую очередь!
  
  - Ты думаешь, этот паук не подготовил пути отхода? Кому будет хуже от уничтоженной репутации: ему или тебе, а точнее нам? Кроме того, я готова поставить тысячу галеонов против одного кната, что он выкрутится, да ещё и выйдет из этой ситуации с прибылью.
  
  - Это он может, - согласился хмурый Фадж, - но, Нарцисса, мне нужно срочно встретиться с этим, как там его?
  
  - Тревор. Марк Тревор.
  
  - Вот-вот. С Марком Тревором. Нельзя допустить, чтобы чемпион Турнира Трёх Волшебников умер в результате наказания главы рода Поттеров. Это же какой резонанс выйдет на весь мир! Мне только удалось сгладить острые углы в наших международных отношениях. Это же катастрофа!
  
  - Корнелиус, успокойся. Отдышись. Лорд Финеас Блэк сумел перехватить мистера Тревора на выходе из Хогвартса.
  
  - Но как ему это удалось?
  
  - Он послал за ним профессора Снейпа. Как я поняла, мистер Тревор неплохой зельевар. Нам всем очень повезло, что за ним отправили именно профессора Снейпа. Очевидно, мистер Тревор читал научные работы Снейпа. Встретились, так сказать, родственные души. В общем, лорд Финеас Блэк уговорил мистера Тревора не торопиться с решением и выслушать наше предложение. Именно для этого я и встречалась с мистером Тревором.
  
  - И что? - с надеждой спросил Фадж.
  
  - Лорд Поттер не будет предпринимать никаких действий против Гарри Поттера. Во всяком случае, пока. Но, видишь ли, в чём дело. Мистер Тревор очень болезненно реагирует на даже призрачную угрозу репутации лорда Поттера. И Корнелиус. После вчерашнего разговора с этим волшебником я скажу тебе то же, что мне сказали как лорд Финеас Блэк, так и профессор Снейп, который проговорил с ним несколько часов. Марк Тревор смертельно опасный волшебник. Это я тебе как рождённая в семье Блэков говорю. Меня с лордом Финеасом Блэком до сих пор передёргивает от простого разговора с этим волшебником. И заметь. С нами он был предельно любезен. Дамблдор имел неосторожность вызвать у него неудовольствие. Подчёркиваю, не разозлил, а вызвал неудовольствие, и теперь наш победитель Тёмного Лорда лежит с сердечным приступом и вторым магическим откатом. Марк Тревор страшный человек. Но главная проблема не он. Лорд Поттер. Вот кого нам следует опасаться по-настоящему. Во всяком случае, Марк Тревор его просто боготворит. Мы с лордом Финеасом Блэком даже приблизительно не можем представить, насколько далеко распространяются возможности этого волшебника.
  
  - Как я понял, мистер Тревор здесь только из-за репутации лорда Поттера?
  
  - Я тоже пришла к такому выводу.
  
  - И если Гарри Поттер своим существованием хотя бы косвенно навредит лорду Поттеру...
  
  - То, по словам самого мистера Тревора, мальчик-который-выжил, превратится в мальчика-от-которого-даже-пепла-не-осталось.
  
  - Послушай, Нарцисса. Если у Гарри появился Лорд, которому он обязан подчиняться, то почему бы его не отправить в Норвегию? Это конечно очень сильно ударит по нашей репутации, но это лучше, чем если эта история вскроется на похоронах.
  
  - Я уверена, что лорд Поттер не будет молчать о причинах столь внезапной смерти героя магического мира.
  
  - Я тоже в этом уверен. Так может, пусть они забирают мальчишку, после турнира разумеется, и катятся в эту свою Норвегию?
  
  - Я не просто так спрашивала тебя о твоём здоровье, Корнелиус.
  
  - Только не говори мне, что это не все плохие новости? - взмолился Фадж.
  
  - И догадайся, кого мы должны благодарить за очередную порцию дерьма?
  
   Скривившееся лицо министра весьма красочно показало о его догадливости. Особенно красочны были бурые пятна на лице и шее.
  
  - Нарцисса, если бы знала, как я желаю смерти этой гниде.
  
  - Знаю, друг мой, знаю. Потому что, ты ещё не всё услышал.
  
   Корнелиус набрал бокал огневиски и залпом выпил. Отдышавшись и глубоко вдохнув он сказал:
  
  - Я готов, говори.
  
  - Ты ведь знаешь, на каких условия в Хогвартс принимаются маглорождённые?
  
   Корнелиус молча кивнул.
  
  - Герой магического мира был принят на тех же условиях.
  
   Пока Фадж пытался вдохнуть воздух, Нарцисса достали из сумочки флакон с зельем, и поспешила влить его в рот министра магии. Спустя двадцать минут Фадж мутным взглядом смотрел на Нарциссу.
  
  - Я восхищаюсь тобой, Корнелиус, ты просто потрясающе держишься. Но пить тебе сегодня я больше не позволю. У нас ещё долгий разговор.
  
   Раздавшийся скулёж со стороны министра магии, бальзамом пролился на сердце Нарциссы Малфой. Выглянув за дверь, Нарцисса сказала:
  
  - Жаклин. Отмени на сегодня все встречи с министром Фаджем. Сегодня он не принимает. - Не став дожидаться ответа, она закрыла дверь и вернулась за столик.
  
  - Как ты, Корнелиус? - сочувственно спросила Нарцисса.
  
  - Уже лучше. Это ведь ещё не всё?
  
   Нарцисса отрицательно покачала головой.
  
  - Продолжай.
  
  - У меня есть основания полагать, что Гарри Поттер теперь женат, но пока что об этом не догадывается.
  
  - И кто она.
  
  - Маглорождённая.
  
  - Твою мать!
  
  - Я тоже так сказала. Только представь, что напишут в заграничных газетёнках. "В благодарность за своё спасение жители магической Англии превратили своего героя и его жену в рабов."
  
  - Я думаю, что требование для меня, меньше чем поцелуй дементора, от моих избирателей я не услышу.
  
  - Это если тебе очень повезёт. Ведь ты министр.
  
  - Это всё?
  
  - Эти проблемы решаемы. Да, очень тяжело, но решаемые. Более того, я хочу тебя обрадовать. Мне удалось договориться с мистером Тревором о том, что он не будет раздувать скандал. Это было тяжело, и стоило моей семье очень дорого, Конелиус, но ты нам не чужой.
  
  - Нарцисса! - просиял Фадж.
  
  - Потом поблагодаришь. Сначала нужно выбраться из этой говёной ямы, где нас замуровал наш великий борец за Дело Света. Как я уже сказала, хоть мистера Тревора и корёжит от того, что член рода находится в рабстве, но проблема с контрактом решаема. У нас есть более серьезная проблема, и имя ей Дамблдор. Он может заупрямиться. Как ты знаешь, он считает, что Гарри принадлежит ему. Заметь. Какая-то нездоровая у него позиция. Если бы я не знала, какое место в постели Дамблдор занимал в "дружбе" с Геллертом Гриндевальдом, то бы подумала, что он называет Гарри "моим мальчиком" не просто так.
  
  - Он не осмелится оставить контракт у себя! Пусть Гарри Поттер больше не наследник рода Поттеров, но он по-прежнему герой магического мира!
  
  - Не в этом году, Корнелиус. И не без нашей помощи.
  
   Корнелиус виновато отпустил голову.
  
  - Нарцисса, ты не понимаешь.
  
  - Корнелиус, мы с тобой друзья. Не нужно мне ничего доказывать. Ведь друзья на то и нужны, чтобы поддержать в трудную минуту. Но я уверена, что это Дамблдор дёргал нас за ниточки, и это с его подачи мы совершили такие ошибки. Посуди сам. Если Дамблдор узнал, что появился лорд Поттер, то он решил настроить общественность против Гарри Поттера, чтобы всем было плевать на него. Возможно Дамблдор решил, что теперь, если и всплывёт информация о рабском положении Гарри, то все скажут: "Так ему и надо!"
  
  - Логично. И помогли ему в этой афере мы.
  
  - А теперь, когда на тебя льют дерьмо, Дамблдор сидит в сторонке и изображает из себя святую невинность.
  
  - Я тоже теперь так думаю!
  
   Корнелиус понимал, что это спасательный круг, который может помочь ему выплыть. Как и то, что этот круг бросила ему Нарцисса.
  
  - А ещё я уверена, что это Дамблдор бросил имя Гарри в кубок огня.
  
  - Думаешь? Но зачем ему это?
  
  - Зависть, друг мой, банальная зависть. Дамблдор очень любит славу. Обрати внимание на письма, которые он рассылает ученикам. Он и победитель Тёмного Лорда. И глава нашего суда. И глава международного суда. И кавалер ордена Мерлина первой степени. Ах да, обязательно, не забыть всем напомнить в письме, что он великий Белый Маг. Вот скажи мне, Корнелиус, а нафига он всё это пишет? Достаточно же просто написать. Директор школы.
  
  - Признаюсь, я как-то не задумывался над этим.
  
  - Все мы тщеславны, друг мой, но вот тщеславие Дамблдора побило все разумные границы. А теперь представь, каково ему было узнать, что Тёмного Лорда, с которым он якобы, как бы отважно боролся, победил ребёнок в возрасте полутора лет. А ведь после этого многие задумались. А не дутая ли слава у нашего великого волшебника? Ведь свидетелей его дуэли с Гриндевальдом не было.
  
  - У меня были такие мысли, - признался Фадж.
  
  - И заметь, что Дамблдор сделал в первую очередь. Выкинул сироту из магического мира, чтобы славой не делиться. И кому отдал. Нет, ты вдумайся. Маглам. Единственного наследника древнего рода Поттеров. Потомственного аристократа отдал на воспитание маглам. Корнелиус, а ведь нас осталось не так много. Я уверена, Дамблдор желает смерти Гарри Поттера.
  
  - Думаю, ты преувеличиваешь, - неуверенно сказал Фадж.
  
  - Давай вспомним его учёбу. По коридорам школы разгуливает тролль и разумеется, встречается с Гарри Поттером. Совпадение? Согласна. Дальше его пытается убить сошедший с ума профессор Квиринус Квиррелл.
  
  - Ты уверена? - встрепенулся Корнелиус.
  
  - Да, лорд Финеас Блэк подтвердил.
  
  - Тогда почему это скрыл от нас Дамблдор?
  
  - Меня это тоже интересует. Такое чувство, что он заметал за собой следы. Затем по школе ползает тысячелетний василиск и нападает на детей. И опять Дамблдор молчит. Не зовёт авроров. Он словно ждёт чего-то. А может кого-то. Точнее, когда василиск нападёт на одного очкастого мальчишку, что, в конце концов, и происходит. Затем Дамблдор приглашает на работу оборотня и подталкивает его к Гарри Поттеру. Просит его наладить с ним более близкие отношения. Об этом мне тоже лорд Финеас Блэк рассказал. Нападение дементоров во время игры в квиддич. Догадайся, за кем они гонялись в первую очередь. Да, за Гарри Поттером. Остальных детей они просто проигнорировали. Гарри Поттер лежал в Больничном крыле в гордом одиночестве. Если я не ошибаюсь, артефакт, контролирующий этих тварей ты, Корнелиус, передал Директору?
  
  - Разумеется.
  
  - Тогда как они вышли из-под контроля? И они совершенно случайно прошли защиту, которую держит Дамблдор в своём кулаке как раз в тот момент, когда рядом с ними был Гарри Поттер. Нет, я согласна. Каждый случай по отдельности, вроде досадное стечение обстоятельств. Но если посмотреть на ситуацию в целом. Я фактически уверена. Дамблдору не нужен живой герой. Он рядом с ним не смотрится. А вот мёртвый герой даёт простор для единственного живого победителя Тёмного Лорда. Я также уверена, что в случае смерти Поттера вину за его смерть повесили бы на тебя, а Дамблдор вышел бы чистеньким.
  
   Корнелиус нахмурился. В том, что Дамблдор мог выйти чистеньким, он не сомневался. Были прецеденты.
  
  - Скажи мне, Корнелиус, в случае твоей отставки, кто станет новым министром магии?
  
   Вот тут Фадж дёрнулся. Нарцисса попала точно в цель и сразу поняла это.
  
  - Дамблдор держит жизнь и свободу Гарри Поттера в своих руках. Раз он не смог его убить, то теперь он пытается выковать из него оружие. Против кого он хочет повернуть его, ты и сам догадываешься. После событий этого года, Гарри Поттер озлоблен на весь мир, и согласись, он имеет на это право. Мы оба с тобой знаем, насколько легко внушить подростку нужные мысли, когда он находится в таком неадекватном состоянии. Дамблдору будет достаточно показать пальцем в нашу сторону, и он будет прав.
  
  - Ты права, Нарцисса!
  
   Фадж вскочил из кресла и забегал из угла в угол.
  
  - Гарри необходимо вырвать из лап этого паука.
  
  - А для этого нужно лишить этого паука главного рычага влияния на мальчишку. Контракт. Вот тут и проблема.
  
  - Если ты о том, что он не захочет разрывать контракт, то можешь не сомневаться. Я смогу найти нужные доводы для Попечительского Совета. Кстати, того, что ты мне рассказала и показала в омуте памяти, более чем достаточно. Почему ты сразу не устроила собрание?
  
  - Корнелиус, во-первых, ты знаешь меня не первый год. Ты знаешь, что я не взбалмошная женщина и к моим словам стоит прислушаться. Другими словами, как женщину, меня могут не принять всерьёз. И самое главное. Твои позиции, как министра, серьёзно пошатнулись. Их необходимо укрепить. А для этого данная информация подойдёт весьма кстати.
  
   Фадж посмотрел на эту удивительную женщину глазами, полными преданности и благодарности.
  
  - Нарцисса! Я даже не знаю, как тебя после этого отблагодарить.
  
  - Какие счёты могут быть между друзьями? Корнелиус, если ты хотел меня обидеть, то это у тебя почти что удалось, - вернула она его фразу, с которой и начался их сегодняшний разговор.
  
  - Но я по-прежнему не советую тебе недооценивать нашего паука. Я уверена, у него ещё много козырей в очень широких рукавах. Просто так мальчишку он не отдаст.
  
  - О чём ты?
  
  - Видишь ли, в чём проблема. Даже разорвав контракт, Гарри нельзя оставлять без присмотра.
  
  - Разумеется, я немедленно прикажу подготовить документы об опекунстве на Малфоев.
  
  - Это плохая идея. Твои политические противники могут обернуть это против тебя.
  
  - Да к демонам их!
  
  - Нет, Корнелиус, ты наш друг, и в обиду мы тебя не дадим. У меня есть другая идея.
  
  - Я весь во внимание, - с энтузиазмом в голосе сказал Фадж.
  
  - А что, если права на опекунство сделать на лорда Поттера? В конце концов, это его обязанность, как Лорда, заботиться о Гарри Поттере. По крайне мере, до его совершеннолетия. Я говорила с мистером Тревором на эту тему. Он согласен взять на себя воспитание Гарри Поттера. Раз они хотят видеть его достойным волшебником, вот им и карты в руки.
  
  - Дамблдор может заупрямиться. Отдать героя магического мира постороннему волшебнику. Тем более, после того, что мистер Тревор сотворил с ним.
  
  - А вот я думаю, что Дамблдор всеми силами будет настаивать на кандидатуре мистера Тревора.
  
  - Это ещё почему?
  
  - Ты ещё не понял. Дамблдор хочет, чтобы Гарри было плохо. Я уверена, что только ради этого, он сам согласится передать ему все права на опекунство.
  
  - Ну, ты даёшь, Нарцисса. Дамблдор, конечно, ублюдок, но не до такой же степени.
  
  - Именно до такой степени.
  
   Нарцисса повторно полезла в сумочку и достала из неё весьма объёмную папку.
  
  - Что это?
  
  - Одному волшебнику удалось найти место, где наш защитник добра и света прятал Гарри Поттера.
  
  - Но как?
  
  - Совершенно случайно. Так вот. Он решил понаблюдать, как живёт Гарри Поттер вдалеке от благодарных волшебников, а потом не смог остановиться. Причину поймёшь сразу после первой страницы.
  
  ***
  
  
  
   Прошло два часа. Фотографии, фотографии, очень много фотографий. Чулан, побои, обноски, голодный мальчик в синяках и в ссадинах. Каторжный труд. Объедки со стола. И опять побои за малейшую ошибку. На многих был Дамблдор. Вне всяких сомнений, он не просто знал, что творится, он всем руководил. Магловские аудиозаписи, защищённые рунами от повреждений магической энергии он смог прослушать лишь двадцать минут.
  
  - Мерлин всемогущий. Так он был уверен, что его родители алкоголики? Как только Гарри Поттер не покончил с собой?
  
  - Я уверена, что в этом и была цель Дамблдора, но ты не слышал, что они говорили дальше. Они убедили его, что его мать - шлюха, а отец - безработный пьяница. Наверняка, эту сказку придумал наш добрый долькоед.
  
  - Кто этот волшебник, сделавший записи?
  
  - Кто он, не знаю, но эту папку мне дал Марк Тревор.
  
  - И он так просто дал тебе эту бомбу?
  
  - Мне пришлось потрясти хранилище с артефактами Блэков. Очень серьёзно потрясти. Кроме того, у него другие интересы. Также, я смогла его убедить, что тебе, как министру магии, не помешает иметь нечто, что поможет взять нашего поборника справедливости нежными драконьими когтями за самое дорогое, что есть у любого мужчины. А министр, Корнелиус Фадж, умеет быть благодарным.
  
  - Да. Если мистеру Тревору потребуется помощь, то отныне он может рассчитывать на меня.
  
  - Ты понимаешь, что может произойти, если Гарри Поттер начнёт рассказывать о своей жизни среди маглов. Он лишь по своей юности не понимает, какой компромат на всех нас находится в его руках.
  
  - Этого нельзя допустить ни в коем случае.
  
  - Вот для этого нам и нужен Марк Тревор. Он с лёгкостью справится с вздорным юнцом и проследит, чтобы тот не болтал лишнее. Подобные разговоры могут повредить репутации лорда Поттера. Гарри просто испугается пойти против его требования о молчании.
  
  - Ты в этом уверена?
  
  - До моей встречи, с ним пообщались всего два мага. Я, как и они, готова поклясться, что Марк Тревор смертельно опасен. А если есть сомнения, посмотри ещё раз на разговор между Тревором и Дамблдором.
  
  - Это да. Даже зная, что это только воспоминание, меня всё равно пробрало до костей. Не хотел бы я быть его врагом.
  
  - Тем более, что пока что пользы от него больше, чем вреда.
  
   Фадж в предвкушении улыбнулся тому, как ткнёт старика носом в папку.
  
  - Но что, если мистер Тревор, заполучив Гарри Поттера в свои руки, начнёт настраивать его против нас, или элементарно издеваться над мальчишкой? Такого волшебника не запугать, и уж тем более не пристыдить.
  
  - Вот поэтому, если настанет такой день, то ты придёшь к Гарри Поттеру и просветишь его, что став чемпионом турнира, он стал совершеннолетним. Указ с твоей подписью был подписан сегодня и отдан мне. Поэтому Гарри не обязан терпеть мистера Тревора и может идти куда пожелает. А насчёт указа. Ну, закрутилась я и забыла ему передать этот документ. Ведь я только вступила на пост главы Попечительского Совета. Я уверена, что Гарри Поттер не будет очень сердиться на меня. Всё-таки мы родственники, хоть и дальние.
  
  - Гениально, Нарцисса. Так и поступим. Дай мне двадцать минут, и указ будет написан в самом лучшем виде.
  
  - Что с контрактом?
  
  - Я завтра соберу Попечительский Совет...
  
  - Хочешь ограничиться только ими?
  
  - Предлагаешь собрать Визенгамот?
  
  - Почему нет? Сделать закрытое заседание полным составом. Пусть сторонники Дамблдора полюбуются, какое детство для их детей желает видеть их кумир. Да и вообще, они все должны тебе быть благодарны за то, что ты вовремя раскопал эту информацию и не позволил дойти ей до прессы.
  
  - А если что-то просочится?
  
  - Как говорит лорд Финеас Блэк: "Не можешь остановить - возглавь". Возмутишься как следует столь бесчеловечному отношению директора к достоянию магического мира. Скажешь, что вначале не поверил. Слишком чудовищная информация. Нужно было время всё тщательно проверить, чтобы не пострадали невинные. А теперь, когда доказательства получены, ты, пылая праведным гневом, готов лично перегрызть горло всем и каждому, кто осмелился обидеть несчастного сироту. Да после такой речи, тебя пожизненно сделают министром. И это будет правильно. Мы все наелись потрясений по самое не могу. Мы все хотим спокойной жизни.
  
  - Дай мне двадцать минут. Я сейчас подготовлю документ, касающийся совершеннолетия Гарри Поттера.
  
  - И, Корнелиус.
  
  - Да?
  
  - Документы и воспоминания ты получил от надёжных людей. Твоих людей. Тебе сейчас слава и авторитет нужнее.
  
  - Как скажешь, Нарцисса! - сказал сияющий Фадж. - Как скажешь!
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Позвольте представиться, Корнелиус Фадж. Очень приятно, Марк Тревор.
   Дамблдору с большим трудом удалось выбраться из Больничного крыла. Мадам Помфри стала по-настоящему пугать его. Даже Том не вызывал подобных чувств. Сожаление и печаль, как самая большая его ошибка. Да. Но не страх.
  
   Вот, наконец, он добрался до своего кабинета, где он ощущает хоть какую-то безопасность. Стоило ему сесть в своё любимое кресло, как от гаргульи пришёл сигнал о госте.
  
   "Наверняка Минерва пришла или Северус, - подумал Дамблдор. - Что впрочем не удивительно. Выпасть из жизни школы на такой срок, подобного со мной ещё не было".
  
   Дав разрешение горгулье пропустить гостя, Дамблдор вновь потянулся к защите Хогвартса. Мгновение подумав, он решил не прикасаться к контрольным нитям. Конечно, ему не терпелось узнать, как живут его студенты, но его последний опыт показал, что разряд от молнии не очень хорошо сказывается на его здоровье. Гость уже был за дверью: "Ну, что же, пора начинать играть столь удачную роль чудаковатого волшебника". С этими мыслями Дамблдор устроился в своём кресле и натянул свою самую обаятельную улыбку.
  
   Дверь открылась и в кабинет вошли не Минерва, как он ожидал, не Снейп, как он надеялся, и даже не кто-то из профессоров. В дверь вошел министр магии Корнелиус Фадж, или министр Фадж и никак иначе. Вслед за ним походкой хищника, который идёт добивать раненую добычу, шёл Марк Тревор. И, как всегда безупречная во всём, почтила своим присутствием Нарцисса Малфой. Затем стали заходить члены Попечительского совета.
  
   Столько разных волшебников, как в отношении к жизни, так в своих стремлениях. Но сегодня их всех объединял взгляд. Взгляд, которым они все смотрели на него, Дамблдору не понравился от слова совсем. Подобный взгляд читался даже в глазах его союзников и друзей. Неверие, отвращение, злость. Всё это было направлено на него. Но сильнее всего чувствовалось... любопытство. Да. Именно так смотрят волшебники на какую-то новую мерзость, которую они впервые увидели в своей жизни. Вроде и мерзость, но вот рассмотреть её поближе не мешает, чтобы понять, что же это такое.
  
  ***
  
  
  
   Тот же день. Утро. До событий в Хогвартсе.
  
   Корнелиус Фадж шёл в свой кабинет. Он прекрасно выспался и был полон энергии. Сегодня наступил день, который он ждал уже долгие годы. Он ждал. Он умел ждать. И сегодня он будет вознаграждён. Собрание Визенгамота состоится через час. Сегодня он лично сорвёт маску с Альбуса Дамблдора. Он заткнёт и задвинет всех его сторонников. Он уничтожит их репутацию. Он с удовольствием смешает их с грязью. А потом..., потом он протянет им руку помощи. Поможет восстановить их авторитет в глазах своих коллег. И он проследит за тем, чтобы никто не забыл о его благородном жесте. И всё это благодаря женщине, чью семью он искренне считал своей. Леди Нарцисса Малфой. Дар, который она преподнесла ему, был воистину королевский. Какой же брильянт отхватил Люциус, заполучив себе в жёны такую женщину. Если бы он был моложе. Если бы он не любил свою жену. Если бы..., а что говорить. Подобные женщины рождаются раз в столетие, да и то не в каждое.
  
   Корнелиус продолжал своё шествие по коридорам своего министерства. Он, конечно, мог бы сразу переместиться в свой кабинет через персональный камин. Но он считал, что его избиратели должны чаще его видеть. Поэтому он всегда пользовался каминами в приёмном зале. Сейчас он возьмёт папку с документами с отчётом о наблюдении за Гарри Поттером. "Аудиозаписи нужно не забыть, - напомнил себе Корнелиус. - Я тоже хочу послушать о родителях героя магического мира." Воспоминания о встрече Дамблдора с Марком Тревором. Это не жемчужина, это бриллиант в его коллекции. Стоило ему подумать об этом необычном, но вне всяких сомнений, смертельно опасном волшебнике, как Корнелиус чуть не споткнулся.
  
   Движение в коридоре было остановлено. Все волшебники смотрели на самую необычную троицу. Сквозь толпу замерших волшебников шёл никто иной, как Марк Тревор. Шёл он, очевидно, со стороны Отдела Тайн. Вслед за ним шли два подростка. Парень и девушка. На молодых волшебников никто бы не обратил внимание, если бы не парень. Это был не кто иной, как знаменитый Гарри Поттер. Гарри Поттер, согласно этикету, шёл с правой стороны от мистера Тревора, отставая от него ровно на полшага. С левой стороны, в такой же позиции, шла девушка. Многие порывались подойти к Гарри Поттеру, чтобы пожать ему руку или хотя бы поприветствовать. Но все их желания разбивались вдребезги, стоило им увидеть мага, сопровождающего молодых волшебников. Нет, он не смотрел на магов угрожающе. Он не разбрасывал заклятья направо и налево. Он даже выглядел бы как весьма любезный волшебник, если бы не аура, которая окружала его. Очевидно, Марк Тревор был не в духе. Очень сильно не в духе. Каждое его движение, каждый взгляд, каждый жест напоминал окружающим драконий оскал. Вроде дракон ещё не укусил. Но вот оскаленная пасть в полуметре от тебя как-то комфорту не способствует. Когда Тревор приблизился, Фадж решился.
  
  - Мистер Марк Тревор? Если я не ошибаюсь.
  
  - А Вы, очевидно, Министр Магии Корнелиус Фадж?
  
  - Совершенно верно. Мистер Тревор.
  
   Волшебники вежливо поклонились друг другу.
  
  - Мистер Поттер.
  
   Корнелиус кивнул парню и с удивлением увидел почтительный полупоклон.
  
  - Господин Министр, рад встрече с Вами.
  
  - Я тоже, мистер Поттер, - сказал растерянный министр, - я тоже.
  
   Корнелиус посмотрел на девушку и у него появилась догадка.
  
  - Мистер Тревор. Не представите ли мне эту молодую леди.
  
  - Мисс Гермиона Грейнджер. Учится в Хогвартсе на четвёртом курсе.
  
   Девушка вежливо присела, обозначив реверанс.
  
  - Мисс Грейнджер? Не миссис Поттер?
  
  - То есть? - изобразил растерянность Гарри. - Вообще-то я единственный ребёнок в семье. А она мне не родственница.
  
  - Мистер Поттер, - Тревор разочарованно покачал головой. - Как только Вы вернётесь в школу, внимательно ознакомитесь со вторым томом книги, которую я дал Вам сегодня утром. Первый том Вы усвоили неплохо. Я жду от Вас развёрнутого ответа о Вашем недостойном поведении во время этого разговора. Вечером я жду от Вас отчёт. Мисс Грейнджер. Я надеюсь, что Вы проследите за своим другом. Когда он закончит, проштудируйте Брачные Клятвы. Уделите особое внимание брачным клятвам перед лицом Магии и тому, как происходит подтверждение данной клятвы со стороны самой Магии. Я ожидаю выполнение моего задания в полной мере к девяти часам вечера, иначе мистер Поттер рискует столкнуться с моим..., неудовольствием.
  
   На последнем слове все окружающие инстинктивно вздрогнули.
  
  - Вы не могли уделить мне несколько минут, мистер Тревор.
  
  - Разумеется, господин министр. Но мне необходимо проводить моих... подопечных до камина. Повышенное внимание. Сами понимаете.
  
  - Да, я понимаю.
  
   Фадж посмотрел на не в меру любопытных сотрудников, и сказал:
  
  - У меня предложение. Мы отправим молодых людей через камин в моём кабинете. А затем поговорим.
  
  - Это приемлемо, - согласился Тревор.
  
   Через пятнадцать минут студенты были отправлены в Хогсмид, а Фадж и Тревор с удобствами устроились в креслах друг против друга.
  
  - Спасибо, что уделили мне время. Как я понимаю Вы сегодня не в духе.
  
  - Ваши сотрудники Отдела Тайн весьма сильно расстроили меня.
  
  - Вот как. На них это не похоже. Если не секрет, что Вы там забыли?
  
  - Никаких секретов. Я продолжаю собирать информацию об Альбусе Дамблдоре и о событиях, связанных с той трагической ночью, когда Гарри потерял своих родителей.
  
  - И причём здесь Отдел Тайн.
  
  - Где искать дерево? В лесу. Где искать информацию о пророчестве, с которого началась вся эта свистопляска вокруг Поттеров?
  
  - В Отделе Тайн! - подхватил Фадж. - А именно в отделе, где хранят пророчества. Ну как? Вы нашли искомое?
  
  - Да. Но прослушав полную версию пророчества, я высказал этим олухам всё, что я о них думаю. Если бы рядом не было детей с неокрепшей психикой, простым заиканием они бы у меня не отделались.
  
   Фадж вновь вздрогнул. Теперь он стал лучше понимать, почему Нарцисса особенно подчёркивала то, что Тревор смертельно опасен.
  
  - Должен признать: я под впечатлением. Сотрудников из Отдела Тайн трудно запугать.
  
  - Особенность моей узкой специализации накладывает определённый отпечаток на мой характер, знаете ли.
  
   Вот теперь Фаджу стало по-настоящему страшно. Полыхнувшая от мага сила, наполненная жаждой крови, могла заставить "сходить под себя" кого угодно. При этом было видно, что маг сдерживает себя. И, судя по лицу, весьма неплохо. Каков же он будет, если разозлится?
  
  - Мерлин всемогущий! - вырвалось у Фаджа, но тут же попытался спасти своё лицо. - Что же они такого натворили?
  
  - Эти приду..., в общем, они подписали шарик с пророчеством двумя именами. Гарри Поттер и Волан-де-Морт.
  
   Фадж вновь вздрогнул. Не поведя от имени даже бровью, Тревор продолжил.
  
  - Пророчество может взять только тот, кого оно касается. В противном случае посторонний, осмелившийся прикоснуться к нему, получит сильнейший ментальный удар. Как правило, после такого удара волшебник превращается в растение.
  
  - И? - не уловил сути Фадж.
  
  - В пророчестве не было даже намёка на имена.
  
  - То есть... - побледнел Фадж.
  
  - Пророчество могло касаться совсем другого человека, времени или даже страны. Гарри Поттеру вновь повезло. Но эта игра в русскую рулетку не может длиться вечно. Если Вы конечно понимаете, о чём я. Удача имеет обыкновение заканчиваться в самый неподходящий момент.
  
   Фадж вытер проступивший пот с лица. Он знал, что представляет из себя русская рулетка.
  
  - Гарри Поттеру вновь повезло, мистер Тревор.
  
  - Да. Пророчество касается его. Но учитывая, что запись сделана Альбусом Дамблдором, я не уверен в его подлинности.
  
  - То есть?
  
  - Если пророчество подлинно. Если текст этого пророчества знал Дамблдор, то его действия не просто аморальны. Его действия преступны.
  
  - Вот как? - оживился Фадж. - И по какой же статье Вы бы подвели его действия. Я имею в виду юридическую сторону дела.
  
  - Измена магическому миру.
  
   Фадж присвистнул.
  
  - Если я не ошибаюсь в законах Англии, Дамблдору грозит...
  
  - Пожизненное заключение в Азкабане, мистер Тревор.
  
   "Нарцисса предупреждала об этой особенности характера мистера Тревора, - вспомнил Фадж - Действительно. Чрезвычайно опасный маг".
  
   Фадж взглянул на часы и выругался.
  
  - Мистер Тревор. К сожалению, я должен спешить. У меня предложение. Сегодня я с Попечительским Советом отправляюсь в Хогвартс. Не могли бы Вы подойти туда в два часа дня. Я уверен, что Вы окажете нам всем неоценимую услугу, рассказав о том, что Вам ещё удалось накопать на этого .... В общем, Вы меня поняли. Тем более, что находиться Вам там будет просто необходимо.
  
  - Это касается Гарри Поттера?
  
  - Да. И если не секрет. Что Вы уже рассказали ему?
  
  - Ничего. Ещё не время. Но я уже начал давать ему уроки этикета.
  
  - Так вот что это было. Я имею в виду Ваш разговор в коридорах министерства. Да и поведение этих молодых людей не может не радовать.
  
   Тревор символично прикрыл глаза и потёр висок, как от головной боли.
  
  - Вы даже себе не представляете, министр, как с ним сложно. Его невежество в элементарных вещах меня не просто бесит. Меня выворачивает. Если бы я не знал о его жизни и воспитании, точнее, кого из него воспитывали, то обычными розгами он бы не отделался. Нужно признать, парень старается. Очень старается. Не последнее место в этом процессе занимает его жена.
  
  - Так значит, эта девушка...
  
  - Да, его жена. Но я хочу, чтобы до них это само дошло. Для этого им и даны мозги. Чтобы они думали о последствиях своих действий. К сожалению, у Гарри в силу воспитания это серьёзная проблема.
  
  - О розгах, Вы серьёзно, мистер Тревор?
  
  - Меня воспитывали плетью. Весьма действенный метод.
  
   От взгляда Тревора у Фаджа вновь выступил пот, но он себя пересилил.
  
  - Я надеюсь, что до этого не дойдёт, мистер Тревор.
  
  - Это зависит только от мистера Гарри Поттера и его жены. Не волнуйтесь, мистер Фадж. Дети не моя специализация. На это у лорда Поттера есть другие... специалисты.
  
   От чего-то Фадж в этом не сомневался.
  
  - Не волнуйтесь, мистер Фадж. До крайностей не дойдёт. У парня мозги на месте, а остальное я возьму на себя. Да и леди Малфой обещала мне помочь.
  
  - Только это и успокаивает, - буркнул себе под нос Фадж, но так, чтобы гость его не услышал.
  
   Фадж встал и тем самым дал понять, что разговор окончен.
  
  - Итак, мы ждём Вас сегодня в два часа в Хогвартсе.
  
  - Я буду там.
  
  - И ещё, мистер Тревор. Относительно досье на Гарри Поттера, которое вы передали леди Малфой. Спасибо, что не стали раздувать скандал. И за переданные мне материалы тоже спасибо. Вы можете рассчитывать на меня в любое время.
  
  - Я запомню Ваши слова, господин министр.
  
   Спустя десять минут Фадж вновь шёл по коридорам. Его ждал Визенгамот.
  
   "Я запомню Ваши слова, господин Министр" - эта фраза вновь и вновь звучала у него в голове.
  
   "Я запомню Ваши слова, господин Министр" - почему-то я не сомневаюсь в этом, мистер Тревор, - пробурчал себе под нос Фадж, - Нарцисса права. Смертельно опасный маг.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  "Освобождение". Часть 1.
  
  - Добрый день, директор.
  
  - Добрый день господа. Как я понимаю, случилось что-то серьёзное, раз Вы пришли все вместе?
  
  - Можно и так сказать, - Фадж внимательно посмотрел на абсолютно спокойного Дамблдора.
  
   Корнелиусу, как и всем присутствующим, было дико интересно, как же этот паук будет выкручиваться из паутины, которой он сам себя опутал.
  
  - Видишь ли в чём дело, - начал прощупывать оборону Фадж, - нас всех очень беспокоит Гарри Поттер.
  
  - Да, меня тоже очень беспокоит Гарри Поттер. В особенности после того, как в Пророке фактически повесили на сироту попытку убийства детей в общем зале. Кстати, не по заказу ли Министерства была написана это статья?
  
   Фадж недовольно скривился.
  
  - Не передёргивай, Альбус. В статье нет никаких обвинений. Только предположения, и тебе это прекрасно известно, но меня вот что беспокоит. Чтобы разобраться во всём, нам просто было необходимо задать Гарри Поттеру пару вопросов. Но тебе это почему-то не выгодно.
  
  - Мальчик уже достаточно пережил, Корнелиус. Я не хочу, что бы его ещё беспокоили и авроры. Мы же знаем, как они работают и ведут допросы. Они просто не знают, как нужно разговаривать с детьми. А мальчику и так не сладко.
  
  - А вот тут я с тобой согласен. Мальчику действительно несладко. В особенности после этой истории с его именем в Кубке Огня. Как я слышал, ему устроили настоящую травлю. Это так?
  
   На лице Дамблдора отобразилась вселенская печаль. Глубоко вдохнув и выдохнув, директор сказал:
  
  - Корнелиус. Ты же знаешь. Дети могут быть очень завистливы и жестоки. Гарри следовало приложить больше усилий, чтобы найти взаимопонимание со своими друзьями.
  
  - Я обязательно передам ему Ваши слова, профессор Дамблдор, - влез в разговор Тревор.
  
  - Спасибо, мистер Тревор, - сказал довольный Фадж. - Я уверен, что мы все будем благодарны Вам, если Вы передадите Гарри Поттеру слова нашего директора.
  
   "1 - 0, - подумал Тревор. - Счёт открывает Министерство Магии, хоть и с моей подачи. Зрители ликуют!"
  
  - Не мог бы ты нам объяснить, - Фадж, ободрённым успехом, продолжил атаку, - почему ни ты, ни профессора не предприняли никаких действий для прекращения этого безобразия?
  
  - Эта школа, Корнелиус. Здесь дети получают не только знания, но и очень важный жизненный опыт. Было очень важно, чтобы дети сами разобрались в своих проблемах. Поэтому я отдал прямой приказ, чтобы профессора не вмешивались. Ситуация была полностью под нашим контролем. Зато дети получили неоценимый жизненный опыт, который в будущем сослужит им прекрасную службу.
  
   "1 - 1, - Скривился Тревор. - Молодец, быстро отыграл позиции".
  
  - Что показало Ваше расследование того, кто бросил имя Гарри Поттера в Кубок Огня?
  
  - Вне всяких сомнений. Гарри здесь не причём. К сожалению, мы не смогли определить, кто за этим стоит.
  
  - Вы сообщили об этом студентам?
  
  - О том, что Гарри здесь не причём? Гарри Поттер во всеуслышание сказал, что он не бросал своего имени в Кубок Огня. Ты же знаешь, какими дети могут быть упрямыми. Если бы мы официально заступились бы за Гарри, было бы ещё хуже. Студенты бы решили, что Гарри у нас в любимчиках и мы его покрываем. Что они стали бы тогда делать, не берусь предсказывать даже я. Кроме того, им нужно научиться доверять друг другу, а Гарри не раз и не два доказывал им свою порядочность. Наше прямое вмешательство лишь усугубило бы ситуацию.
  
   "1 - 2, в пользу паука"
  
  - Что эта за история с Габриэль Делакур. Как это понимать, Альбус? Ты практически похитил и приговорил девочку к смерти.
  
  - Выбирай выражение, Корнелиус. Похищения не было. Кроме того, у меня всё было под контролем.
  
  - Под контролем? Ты похитил девочку!
  
  - Ничего подобного. Кстати, передайте мистеру Делакуру, что я подумывал отправить ответный судебный иск за ту клевету, что он на меня вылил, и уверяю вас всех, я бы легко выиграл процесс. Но я не хотел скандала. Мы все приложили к организации турнира слишком много сил. Лишь из-за уважения к его дочерям, я не сделал этого. Девочки и так много пережили по его вине.
  
  - О чём ты говоришь? - ошарашенно спросил Фадж.
  
  - Согласно контракту, школы привозят с собой претендентов на участие в турнире. Подчёркиваю. На УЧАСТИЕ. Согласно этому, участие в турнире можно расценивать не только в качестве чемпиона, но и как частью задания. Повторяю. Они ПРЕТЕНДЕНТЫ на УЧАСТИЕ в турнире в не зависимости от того, стали ли они чемпионами или нет. Да, чемпионы участвуют напрямую, но претенденты участвуют тоже. Помощью, советом, поддержкой или своим участием в задании.
  
   Если у мистера Делакура не хватило ума понять смысл этого предложения в контракте, то пусть не перекладывает с больной головы на здоровую. Таким образом, все ученики своим приездом автоматически подтвердили, что они отныне участники, так или иначе. Это чётко прописано в магическом контракте. Мистеру Делакуру следовало более подробно ознакомится с подписанными документами, прежде чем везти сюда своих дочерей. Я, как один из организаторов турнира, имею полное право в рамках задания, конечно, привлечь любого претендента на участие в турнире, не спрашивая его разрешения. Магический контракт даёт мне это право и ему это должно быть прекрасно известно.
  
  - И ты запихнул девочку на дно чёрного озера? - не сдавался Фадж.
  
  - Она была в абсолютной безопасности.
  
  - Ты ведь понимаешь, что если бы девочку не спасли, то её убила Магия, согласно составленному тобой контракту!
  
  - Я, в отличие от всех вас, верю в моральный облик Гарри Поттера.
  
   Все члены Попечительского Совета виновато отвели глаза.
  
  - Он бы никогда не оставил маленькую девочку на дне озера, в отличие от наших гостей из Дурмстранга. Всё-таки Гарри вырос на моих глазах, и как Вы видите, я оказался прав.
  
  - Но риск! - возмутился кто-то.
  
  - Приехав к нам в качестве претендентов, они согласились с риском. Тем более, повторяю. Никакого риска не было. Я всё контролировал. На территории Хогвартса ничего не происходит без моего ведома.
  
   "1 - 3. Паук ведёт", - думал Тревор.
  
  - Без твоего ведома, говоришь, - Фадж приготовился к очередной атаке. - Каким образом дементоры в прошлом году прорвали оборону школы.
  
  - У любой защиты есть свой предел, Корнелиус, - в голосе Дамблдора впервые прозвучала угроза. - Я предупреждал тебя. Нельзя было присылать к школе, полной детей, столько дементоров. То, что произошло во время игры в квиддич, это твоя вина. Этих тварей давно было нужно уничтожить. Да вот только некоторые всё сомневаются. Они, видите ли, полезные. И не надо говорить мне об артефакте, что контролирует этих тварей. Я говорил тебе это раньше, и скажу вновь. Контроль над дементорами - это иллюзия. Они будут подчиняться лишь до тех пор, пока им это выгодно. И нападение во время игры - это прямое доказательства.
  
   "1 - 4. Ай да Альбус. Ай да акромантулов сын", - Тревор начал уважать Дамблдора как соперника.
  
   Но Дамблдор не закончил.
  
  - Ты не послушал меня даже тогда, когда дементор напал на Гарри Поттера в поезде. Лишь благодаря нанятому мной профессору обошлось без жертв.
  
   "Ха. 1 - 5"
  
  - Ты пригласил не просто профессора, ты пригласил оборотня! - не сдавался Фадж.
  
  - Приглашать учителей - это привилегия директора. Разумеется под полную его ответственность. Я взял на себя эту ответственность и как видишь, не прогадал. Он спас твою репутацию, когда защитил детей в поезде, и выгнал этих тварей прочь. Спроси любого ученика, кроме факультета Слизерина, разумеется. Но я уверен, что и они признают, что профессор Люпин был одним из лучших учителей. А что касается его болезни. Уверяю, он принимал зелья перед полнолунием. Мы за этим внимательно следили.
  
   "1 - 6"
  
  - Но под конец учебного года он всё же забыл выпить зелье, - отстреливался из последних сил Фадж.
  
  - Но находился он за пределами замка. Дети были в безопасности. И да. За этот проступок он был уволен сразу же на следующий день. Но свои обязанности профессора он выполнил в полном объёме.
  
   "1 - 7. Зрители рыдают от восторга!"
  
  - Что насчёт этой истории с василиском? Как ты мог проморгать эту тварь?
  
  - Василиск принадлежал основателю, Салазару Слизерину. На нём лежали заклятия, наложенные основателем. Защита Хогвартса считала змея частью защитной системы. У меня не было и шанса обнаружить то, что спрятал один из основателей.
  
   "1 - 8. Гениально!- думал Тревор. - Да что бы мне дементор в эротическом сне приснился. Это просто ГЕНИАЛЬНО! Дамблдор по праву носит титул Великого Мага современности, и не важно в чём именно это величие!"
  
  - Но дети были парализованы!
  
   "А Фадж молодец. Ведь понимает, что паук продумал все ходы. Вроде должен был сложить лапки под аргументами Дамблдора. А нет! Всё ещё трепыхается. Не такой уж он и тюфяк, как его пытаются выставить некоторые".
  
   Тем временем Дамблдор продолжил:
  
  - Мы были уверены, что это кто-то из студентов накладывает неизвестное нам родовое заклятье. Кроме того, у нас к тому времени почти поспели мандрагоры. Снятие заклятий было вопросом времени. После снятия заклятья, мы сразу бы узнали имя виновника безобразий и немедленно наказали бы его соответствующим образом.
  
   "1 - 9"
  
  - Ну, а когда была похищена девочка с первого курса?
  
   -Именно тогда мы поняли, что это вовсе не шалость. Мы сразу приняли решение закрыть школу и сообщили в аврорат. Тебе это прекрасно известно.
  
  - И Гарри Поттер полез сражаться с тысячелетним василиском.
  
  - На тот момент меня не было в школе. Тебе и это известно. В противном случае я бы остановил его. Когда я пришёл, всё было кончено. Заметь. Во время похищения девочки, меня не было в Хогвартсе по известным тебе причинам.
  
   "1 - 10. Из под трибун раздаются всхлипы болельщиков"
  
   Тревору было по настоящему интересно, чем закончится этот фарс. Даже ради этого представления стоило было взяться за это дело.
  
  - Что эта за история с троллем и сумасшедшим профессором? - буркнул Фадж.
  
  - Профессор Квиринус Квиррелл был талантливым педагогом. Свыше семи лет вёл магловедение. В тот год он уговорил меня перевести его на должность учителя по защите от тёмных искусств. Я неоднократно предупреждал его, что эта должность проклята. Никто не проработал на ней больше года. Но он не послушал меня. Учитывая, что больше желающих на эту должность не было, я был вынужден удовлетворить его просьбу. Спустя два месяца после начала учебного года Квиррелл выпустил тролля в коридоре на третьем этаже. Как он это сделал и для чего, я не знаю. Действия сумасшедшего не поддаются логике. Хоть доказательств его вины не было, мы стали тщательно следить за ним. Проклятая должность, сами понимаете. До конца года нареканий в его адрес не было. Лишь когда ему хитростью удалось выманить меня за пределы Хогвартса, он напал на Гарри Поттера. Когда я понял, что вызов в Министерство обман, я поспешил обратно в школу. К сожалению, я успел лишь к гибели несчастного профессора. Защита Гарри Поттера, которую дала ему перед своей смертью его мать, уничтожила профессора. Я не хотел рассказывать о том, что мальчик замешен в этом грязном деле. Ребёнок и так был в шоке. Пусть и косвенно, но он виноват в смерти профессора. Школьники бы этого не поняли, и во что бы это вылилось, если бы это стало достоянием общества, мы все понимаем. Гарри Поттер и так настрадался в своей жизни. Как Вы видите, все школьные годы Гарри Поттера, я всячески оберегал его.
  
   "Альбус, много дерьма, Дамблдор! - думал Тревор. - Я искренне аплодирую тебе стоя!"
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  "Освобождение". Часть 2.
   Дамблдор благодушно осмотрел всех присутствующих, но то, что он видел, ему не нравилось. Его объяснения могли убедить даже мёртвого. С какой стороны не посмотри, но он делал то, что должно быть сделано. Всегда его действия были оправданы и несли благородные мотивы. Но у присутствующих в его кабинете почему-то не изменилось выражение глаз. Было ощущение, будто именно это они и ожидали услышать. Более того, они рассчитывали услышать именно эту его версию событий. То, что их сомнения не развеялись, а получили в его словах какое-то внутренние подтверждения, он понял сразу.
  
   Но на данный момент его беспокоил Фадж. Он должен быть сломлен и раздавлен. На его аргументы, министру нечего было противопоставить. Но министр выглядел так, словно сработала ловушка, и, судя по поведению присутствующих, сработала она должным образом.
  
  - У тебя ещё есть вопросы, Корнелиус?
  
  - Да, - широко улыбнулся Фадж и положил на стол магловскую папку, с довольно объёмным содержанием. - Я хочу, чтобы ты посмотрел эти материалы. Ты не спеши. Смотри внимательно. Мы не торопимся. Ведь от того, что ты ответишь, будет зависеть наше отношение к тебе.
  
   Стоило лишь Дамблдору бегло глянуть на несколько фотографий, как кровь отхлынула у него с лица. Ответ уже никого не интересовал. Он был написан огромными буквами на его лице.
  
  - Скажи мне, Альбус, - промурлыкал Фадж, - ты только что сказал, что Гарри Поттер вырос на твоих глазах. Пожалуйста, скажи всем нам, что написанное в этих бумагах неправда. Что эти фотографии - подделка. Скажи, что это чудовищная провокация против тебя.
  
   Впервые в жизни мысли Дамблдора разбежались и он не знал, что ответить. Он был готов ко многому, но не к этому. Сказать правду? Сказать на какую жертву пошёл ради Всеобщего Блага? Разве они поймут, что ради спасения большего, порой необходимо жертвовать малым?
  
  - Я не знаю, откуда у Вас эти материалы, Корнелиус. Но тот, кто передал их, подписал всем нам смертный приговор.
  
  - Да неужели? - Фадж картинно развёл руками.
  
  - То, что пережил Гарри Поттер, живя со своими магловскими родственниками, было суровой необходимостью!
  
  - Ты серьёзно? Ты хочешь убедить всех нас, что жизнь героя магического мира в качестве личного раба у маглов - это суровая необходимость? - прорычал Фадж.
  
  - Совершенно верно. Подобных действий от меня требовало пророчество. Это было обязательное условие его исполнения.
  
  - Альбус. Мы сыты по горло твоими недомолвками. Либо ты рассказываешь всё без утайки, либо тебя ждёт пожизненная экскурсия в Азкабан.
  
  - Лорд Волан-де-Морт не умер в ту ночь четырнадцать лет назад. Он выжил.
  
  - Допустим. Не удивляйся. Я разумный человек, кто бы что об этом не говорил. Подобное зло, как Тот-кого-нельзя-называть, вполне могло выжить. Но как рабская жизнь маленького мальчика может помочь ему победить Тёмного Лорда?
  
  - В результате этой жизни, Гарри получил силы, недоступные Тёмному Лорду. Благодаря этой силе Волан-де-Морт будет уничтожен окончательно.
  
  - Любовь? Ты говоришь о любви. Ты думаешь, что после такой жизни Гарри Поттеру будет доступна это чувство?
  
  - Нет, Корнелиус, не любовь.
  
  - Тогда что же это?
  
  - Я не могу сказать это, иначе ни у Гарри, ни у всего волшебного мира вообще не будет даже призрачного шанса победить Тёмного Лорда.
  
   Фадж раздражённо посмотрел на членов Попечительского Совета. Очевидно, он искал в них поддержку и не находил её. Ему был нужен хотя бы намёк на идею. Но вот его взгляд наткнулся на абсолютно спокойного Марка Тревора, и он понял. Это его последний шанс. Столкнуть непробиваемого интригана и смертельно опасного мага. Это могло решить все проблемы. Однажды подобная встреча уже состоялась. На этой мысли на лице Фаджа всплыл волчий оскал. Почему бы ещё раз не полюбоваться, как борца за Дело Света не унесут в Больничное крыло, возможно, даже ногами вперёд. Полюбоваться на это шоу, так сказать, из первых рядов.
  
  - Мистер Тревор.
  
  - Да, господин министр.
  
  - Мы все оценили то, сколько Вы сделали для спокойствия нашего общества. Сегодня днём я показал моим коллегам мои воспоминания о нашей утренней встрече. Я имею в виду встречу с Гарри Поттером и его... подругой. Так вот, нас всех очень порадовали те изменения, которые произошли с ним. Его манеры и поведение улучшились на наших глазах. Мы видим, что Вы желаете добра мистеру Поттеру. Мы уверены, что Вы не навредите ему. Как мне известно, Вы в курсе о содержании пророчества.
  
   На этих словах Дамблдор дёрнулся.
  
  - Если Вы считаете, - продолжил Фадж, - что его оглашение принесёт угрозу безопасности нашего общества или принесёт вред нашему герою Гарри Поттеру, то прошу Вас подтвердить это или опровергнуть. Если Вы считаете, что Альбус Дамблдор говорит правду, и информацию о пророчестве нужно засекретить, то мы прислушаемся к ВАШИМ словам, и не будем настаивать. Я уверен, что мои коллеги, - Фадж посмотрел на членов Попечительского Совета, - так же согласятся с Вашим мнением.
  
   Марк Тревор вопросительно посмотрел на присутствующих волшебников и увидел у них одобрительные кивки.
  
   "Что же, - подумал Тревор, - похоже, мне придётся примерить на себя мантию третейского судьи".
  
  - Господа. Как я понимаю, Вы ждёте моего слова. Понимаю, что я среди вас новое лицо и моё слово особого веса не имеет.
  
  - Напротив, мистер Тревор. Своими действиями Вы доказали, что Вы, по меньшей мере, человек слова, - сказал Фадж.
  
  - Благодарю Вас за столь лестную оценку. Но проблема в том, что моя информация может очень многим не понравиться. Я не спрашиваю, готовы ли Вы принять её. Я спрашиваю, готовы ли Вы её услышать?
  
  - Не сомневайтесь, мистер Тревор, - сказала леди Малфой.
  
  - Всё сказанное сегодня Альбусом Дамблдором относительно пророчеством лишь часть правды. От этого она стала хуже лжи. Я действительно услышал пророчество. Извольте его прослушать в оригинале.
  
  ***
  
  
  
  - Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда, рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца... и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца...
  
  ***
  
  
  
  - Знаете, господа, прослушав пророчество, я задумался. В пророчестве не сказано ни слова о том, что рождённый на исходе седьмого месяца с гарантией победит Тёмного Лорда. Там сказано, что у него хватит могущества, но не победа, обеспеченная ему судьбой. Главный вопрос. Если Гарри Поттер избранный, то почему Дамблдор не готовил его к сражению с Волан-де-Мортом? Согласитесь, господа, сила ничто перед знаниями. Если ты знаешь всего несколько заклятий, то будь ты хоть Мерлином во плоти, твоя сила ничто против опытного дуэлянта. А если знания идут рука об руку с опытом, как у Волан-де-Морта? Каковы шансы нынешнего Гарри Поттера победить в дуэли, даже если он и превзойдёт Тёмного Лорда по силе? Но Дамблдор не готовил его к схватке, он всеми силами пытался довести его до самоубийства. Зачем? В чём выгода?
  
   Можно выдвинуть версию, что Гарри Поттера и Волан-де-Морта охраняет пророчество. Лишь один из них может убить другого. Пока они оба живы, они неуязвимы для других волшебников. Учитывая, сколько Гарри пережил в Хогвартсе, эта версия имеет право на существование. Если один из них погибнет от рук другого, то пророчество исполнится и победителя можно будет добить.
  
   Но вот нестыковка. В пророчестве сказано только об одном волшебнике, способном победить Тёмного Лорда. Если герой погибнет...
  
  - То Тёмный Лорд станет неуязвим, - испуганно прошептал Фадж.
  
  - Верно, господин Министр. Согласно пророчеству, Гарри Поттер единственная ахиллесова пята у Тёмного Лорда. Гибель Волан-де-Морта зависит только от того, насколько хорошо будет подготовлен Гарри Поттер. Альбус Дамблдор сделал всё возможное, чтобы Гарри Поттер не только был максимально слаб как физически, так и магически перед Волан-де-Мортом, но и был лишён достойного магического образования. Таким образом, директор уже принёс победу Тёмному Лорду на блюде, а вместе с ней и всю магическую Англию.
  
   На сторонника Волан-де-Морта Дамблдор не похож. Так как же Гарри должен победить? За счёт чего? Признаться, я не сразу смог понять действия Вашего директора. Издеваться над ребёнком - это удел чудовищ. Либо моральных уродов. Кому как ближе. Я долго не мог понять его мотивов. Извиняет меня лишь то, что я думал об Альбусе Дамблдоре как о светлом маге. Но его действия никак не вяжутся с его образом. Тогда я связался с лордом Поттером. Отослав ему копию документов, я попросил у него совета. Представляете моё удивление, когда он сообщил, что объяснение действиям Дамблдора нужно искать не в светлой магии, а в некромантии. Лорд Поттер посоветовал мне немедленно провести полное сканирования ауры Гарри Поттера. По словам лорда Поттера, если его подозрения оправдаются, то Гарри Поттеру грозит смертельная опасность. Меня предупредили, что опасность грозит не столько его жизни, сколько существованию самой души.
  
   К сожалению, должен признать, что подозрения лорда Поттера полностью оправдались. Доказательства моих слов вы можете прочитать в отчёте колдомедика Грегори Уайта, который он написал сегодня днём. Либо спросить у него напрямую. В ночь, когда Гарри Поттер отразил смертельное заклятье, в его ауре образовалась аномалия. Разумеется, это не было бы страшно, если бы мальчика своевременно показали опытному колдомедику. Уж по крайне мере это Гарри заслужил. Однако наш великий сторонник Света и Справедливости посчитал, что Гарри Поттер этого не достоин. В чём суть аномалии. Данное искажение ауры у живого объекта хорошо известно у некромантов и может быть вызвано искусственно, с помощью чёрной магии. Очевидно, это искажение ауры и произошло в момент столкновения Авады Кедавры с головой Гарри Поттера. Но вернёмся к некромантам, искажающим ауру у животных. Получив аномалию, животных начинают мучить ритуальными пытками. Делается это для того, чтобы физическая боль стала преобразовываться в некроэнергию. Должен предупредить сразу, применение проклятья на человеке и искажение ауры карается полным развоплощением души через поцелуй дементора, согласно международному закону.
  
   Итак, некроэнергия накапливается в искажении ауры и может использоваться некромантом для собственных нужд. Этот вид энергии чрезвычайно ценен из-за своих разрушительных свойств. Вы спросите меня, зачем некромантам делать подобные ужасы? Ответ прост. Данная некроэнергия используется в медицине. Если волшебник получил проклятие, которое невозможно снять, то единственный способ помочь несчастному, это разрушить проклятье изнутри. С помощью артефактов, заряженных некроэнергией, наносится точечный удар по центру проклятья. Проклятье распадается за считанные секунды.
  
   Опасность заключается в том, что в случае преждевременной смерти животного, аура перестаёт сдерживать искажение с зарядом некроэнергии, и происходит взрыв тёмной энергии. Гибнет всё живое, к чему прикоснётся этот заряд. Если во время взрыва рядом находится живой объект, например, маг, то он потеряет не только жизнь, но и душу. По этой причине тёмная магия и считается столь опасной. Данный вид некроэнергии просто растворяет душу.
  
  - Вы хотите сказать...
  
  - Да. Всё это время из героя магического мира делали живую бомбу. Колдомедик Грегори Уайт готов это подтвердить и поклясться магией. Благодаря "воспитанию" Альбуса Дамблдора руками маглов, заряд в ауре Гарри Поттера приобрёл просто ужасающую силу. Недавний теракт, произошедший в общем зале Хогвартса, - это результат того, что заряд стал слишком велик, и небольшая его крупица покинула аномалию ауры.
  
  - Крупица? Да этой крупицей накрыло всю территорию Хогвартса, не считая самого замка! - не выдержала Нарцисса.
  
  - Ну, так ведь над Гарри Поттером не один год издевались. Как я понимаю, по плану Вашего защитника Добра и Света, Волан-де-Морт должен был убить Гарри Поттера. В момент смерти, аура теряет свою прочность и заряд освобождается. После взрыва подобной мощи, от души Тёмного Лорда не останется даже воспоминаний, как, впрочем, и от души Гарри Поттера.
  
  - Но если Гарри Поттер по-прежнему живая бомба... - начал Фадж.
  
  - Больше нет.
  
  - То есть?
  
  - Как только колдомедик Грегори Уайт сообщил, какая опасность грозит Гарри Поттеру и окружающим его людям, я немедленно связался с лордом Поттером и он предложил идеальный выход. Стоило ему намекнуть своим... знакомым некромантам, что в его распоряжении имеется дикое количество столь ценного и редкого для них... ресурса, как они выстроились в очередь. Как Вы понимаете, Гарри Поттер лишён наследства рода. Лорд Поттер предложил Гарри возможность поправить своё финансовое благополучие. Два часа назад некроманты закончили отбирать из ауры Гарри Поттера некроэнергию. Некроманты никогда не были бедны и платили за интересующие их... компоненты щедрой рукой. Лорд Поттер не будет претендовать на золото, заплаченное Гарри Поттеру за некроэнергию. Так что Ваш герой теперь весьма состоятельная личность и может позволить себе обеспеченное и достойное будущее. Гарри, по моей рекомендации, доверил своё состояние лорду Поттеру. Деньги должны работать. Но если Гарри будут нужны деньги, лорд Поттер сразу передаст ему нужную сумму. В конце концов, отбирать у мальчика эти деньги за пережитую боль просто аморально.
  
  - Да, это достойное решение лорда Поттера, - согласился Фадж.
  
  - Вы правы, господин министр. От лорда Поттера я меньшего и не ждал. Правда, сумма получилась весьма внушительная, и некромантам потребуется время, что бы собрать её.
  
  - А они не обманут? Всё-таки Гарри Поттер ещё подросток.
  
  - Вы не знаете возможностей лорда Поттера. Даже смерть не спасёт несчастного от его возмездия, - от улыбки Тревора вздрогнули все. - Был прецедент. Я узнал для себя много нового как о возможностях лорда Поттера, так и возможностях самой магии.
  
  - Значит Гарри Поттер...
  
  - Его жизнь и жизнь окружающих больше вне опасности. Колдомедик из Святого Мунго это подтвердит.
  
   Дамблдор наконец пришёл в себя от пережитого шока.
  
  - Вы ведь понимаете, мистер Тревор, что подписали магическому миру смертный приговор.
  
  - Вообще-то, смертный приговор подписали Вы, Альбус Дамблдор. Когда начали издеваться над ребёнком, единственным способным остановить Волан-де-Морта. Как Вы думаете? После пережитого, он захочет защитить Вас?
  
  - Волан-де-Морт будет охотиться за ним. Он не остановиться пока не убьёт Гарри, - стоял на своём Дамблдор.
  
  - Вне всяких сомнений он будет искать Гарри. Но Гарри Поттер встретится с ним лицом к лицу только тогда, когда лорд Поттер будет твёрдо уверен, что эту встречу Волан-де-Морт не переживёт. Пока Гарри Поттер не готов, лорд Поттер не позволит Вам, господин Великий Светлый Маг, принести его в жертву Волан-де-Морту.
  
  - И сколько же лет Вы будете готовить Гарри? - ехидно спросил Дамблдор.
  
  - Годы, десятилетия, столетия. Столько, сколько нужно.
  
  - И сколько невинных погибнет от рук Тёмного Лорда, пока Вы будете готовить Гарри Поттера?
  
  - А как им поможет бездарная смерть Гарри Поттера?
  
  - У Гарри есть сила, которая может остановить Волан-де-Морта.
  
  - Её больше нет. Некроманты убрали искажение в его ауре.
  
  - Вообще-то я имею в виду любовь.
  
  - Но когда министр Фадж спросил любовь ли это, Вы сказали, что нет. А теперь Вы предлагаете Гарри заняться с Волан-де-Мортом любовью? - с омерзением спросил Тревор.
  
  - Когда Гарри встретится с Волан-де-Мортом, он поймёт, о чём я говорю.
  
  - Господа, мне кажется, или этот старик действительно сумасшедший?
  
  - Альбус, - выплюнул Фадж, - отдайте мне контракт, подписанный Гарри Поттером. Я даже не буду спрашивать у Вас объяснений. Всё и так очевидно.
  
   Видя, что Дамблдор не двигается, Фадж сказал:
  
  - Поторопитесь, пока вся Англия не узнала, что Вы решили сделать с её героем.
  
   Дамблдор был вынужден уступить. От такого не отмахнешься. Если Фадж раструбит о контракте и о прошлом Гарри, Попечительский Совет сделает вид, что о контрактах не в курсе и поддержит Фаджа. Тем более, что чистокровные уже давно перестали вливать кровь маглорождёных в свои рода. Волшебники поверят им, а не ему. А уж Фадж, при такой поддержке, развернётся. Получив контракт от растерянного директора, Фадж прочитал его.
  
  - Господа, прошу ознакомиться с содержимым.
  
   Пока контракт передавали от волшебника к волшебнику, кто-то пробормотал:
  
  - Так это правда? Как Вы могли, Альбус? Подсунуть сыну Лили и Джеймса этот контракт? Что бы они сказали, если бы они узнали об этом?
  
  - Это просто недоразумение, - буркнул Дамблдор.
  
   Со стороны Попечительского Совета раздались фырканье.
  
  - Дамблдор, - прошипела Нарцисса, протягивая ему обратно контракт с таки видом, словно держит в руках нечто омерзительное и очень ядовитое, - контракт написан на Ваше имя и завязан на Вашу магию. Уничтожьте его собственноручно.
  
   Дамблдор покорно положил контракт на стол и своей волшебной палочкой сжёг пергамент. Присутствующие волшебники облегчённо выдохнули.
  
  - Теперь будьте добры, господин директор, сделать тоже самое и с контрактом жены Гарри Поттера, - сказал Тревор.
  
  - Что?! - Дамблдор растерянно посмотрел на присутствующих. Однако для Попечительского Совета это не было новостью.
  
  - Он имеет в виду Гермиону Поттер, - усмехнулся Фадж.
  
  - Но ведь она же... - начал директор.
  
  - Чрезвычайно достойная волшебница, - просветил его Фадж. - По крайне мере, так сказал мистер Тревор. А как показал наш опыт, его слову мы можем верить.
  
   Все волшебники единогласно кивнули головами. Ознакомившись с пергаментом, присутствующие дождались, когда его постигнет участь первого.
  
  - Мистер Тревор, - начал говорить Фадж, - я ожидаю Вас сегодня вечером у себя в кабинете вместе с Гарри Поттером и его супругой Гермионой Поттер в восемь часов вечера. Там я от имени Министерства Магии и всей магической Англии принесу им обоим извинения. Если мистер Поттер будет не против, то лорд Поттер будет назначен его официальным опекуном. Поймите меня правильно, мистер Тревор. Мы Вам всецело доверяем, но мы очень виноваты перед Гарри Поттером и его супругой. Нам необходимо получить от них согласие, сказанное ими лично.
  
  - Меньшего я от Вас и не ожидал, так как ни на секунду не сомневался в Вашей порядочности по отношению к Гарри Поттеру и его супруге. Мы будем у Вас в назначенное Вами время. Что Вы будете делать с Дамблдором?
  
   Фадж посмотрел на директора, и его перекосило от отвращения.
  
  - К сожалению, мы пока не можем снять его с поста директора Хогвартса. Слишком много шума поднимется с его отставкой. Да и лорда Поттера мы не хотим подводить. Ведь шум затронет и его.
  
   Тревор согласно кивнул головой.
  
  - Пусть пока всё уляжется. Дождёмся следующего года. Во всяком случае, я зарезервирую ему место в Азкабане. Начнёт буянить, упрячем как буйного сумасшедшего. Будет послушным, дадим возможность уйти тихо и мирно. Что думаете делать с Гарри Поттером и его супругой, мистер Тревор?
  
  - После Турнира, когда всё уляжется, думаю его перевести вместе с супругой в Шармбатонскую школу. Это вовсе не потому, что я Вам не доверяю. Просто Гарри Поттеру нужно успокоиться. К тому же я уверен, что без него, шум в Англии стихнет значительно быстрее. Правда я не хочу, чтобы Ваша репутация пострадала, Министр. По этому, у меня есть предложение.
  
  - Какое? - сразу заинтересовался министр.
  
  - Что если мадам Максим предложит Гарри приехать в свою школу для обмена опытом. Так сказать, официальное приглашение не просто от Шармбатонской школы. Сделаем всё на высшем уровне. Можно будет даже сделать официальное приглашение от министерства магии Франции с просьбой о содействии министерству магии Англии. Думаю, в глазах английских магов, это здорово поднимет как авторитет Гарри Поттера, так и престиж Вашего министерства. Вы получите спокойствие и популярность среди избирателей.
  
  - В этом что-то есть, - задумчиво сказал Фадж, - а Вы уверены, что Французское правительство пойдёт на подобный шаг. Всё-таки официальное прошение о содействии?
  
  - Вы даже не представляете возможности лорда Поттера, господин министр. Уверяю. Всё будет сделано в лучшем виде.
  
  - За одним лишь исключением, - раздался довольный голос директора, - Гарри Поттер не может покинуть Хогвартс до окончания своего обучения, согласно подписанному контракту его родителями. Ах да. Этот договор был заключён с Хогвартсом и его не разорвать. Поэтому в день рождения Гарри Поттера его имя было записано в журнал студентов школы. Если я не ошибаюсь, в день знакомства с Гарри на острове Хагрид рассказал ему об этом.
  
   На лице Альбуса Дамблдора выплыла виноватая, но довольная улыбка.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Новый союзник.
  - Мистер Поттер? Миссис Поттер?
  
   Нарцисса уже час ожидала Гарри Поттера, Гермиону Поттер и Марка Тревора, когда они выйдут из кабинета Министра. Вот, наконец, этот миг настал.
  
  - Мистер Поттер, миссис Поттер, я могу Вас поздравить?
  
  - Добрый вечер, миссис Малфой. Да. Мы дали своё согласие на опекунство лорда Поттера. Мне кажется, что он будет в силах в полной мере отстоять мои интересы и интересы моей жены. Да и сегодняшнее утро показало, что советы лорда Поттера могут принести весьма неплохой доход.
  
  - Мне тоже так кажется, - поддержала мужа Гермиона.
  
  - В таком случае я от всего сердца поздравляю Вас! - сказала Нарцисса. - Мистер Поттер, я прошу Вас уделить мне полчаса. Дело касается Рода, если Вы, конечно, понимаете о чём я.
  
  - Всё в порядке, леди Малфой, - Тревор изящно поклонился ей. - Я сообщил мистеру и миссис Поттер о некоторых изменениях в их статусе. Но здесь не место, чтобы обсуждать это. У меня к Вам предложение. В данный момент мы идём в банк Гринготтс, чтобы уладить некоторые финансовые вопросы. Предлагаю Вам присоединиться к нам.
  
   Нарцисса улыбнулась Тревору и сказала:
  
  - С удовольствием принимаю Ваше предложение.
  
  ***
  
  
  
   Полчаса спустя. Банк Гринготтс. Кабинет Кровазуба.
  
  - Леди Малфой, позвольте представить Вам управляющего финансами Гарри Поттера, мастер Кровазуб. Мастер Кровазуб, позвольте представить Вам леди Нарциссу Малфой.
  
  - Добрый вечер, господа и леди, - поздоровался Кровазуб, - прошу, присаживайтесь. Итак, чем я могу быть Вам полезен?
  
  - Нам необходимо уладить некоторые финансовые вопросы между Гарри Поттером и лордом Поттером. Но, как я понимаю, у леди Малфой есть к моему подопечному некая тема для разговора.
  
  - Мистер Тревор, приношу Вам свои извинения. При всём моё уважении к Вам и лорду Поттеру за то, что Вы сделали для Гарри, я всё же вынуждена попросить о конфиденциальном разговоре с мистером Поттером и его супругой. Это касается дел рода Блэк.
  
  - Не стоит извиняться. Я всё понимаю.
  
  - Мистер Тревор, - вклинился в разговор Кровазуб, - если Вы не против, то я хотел бы показать Вам нечто, что может заинтересовать лорда Поттера. Так же у меня есть несколько предложений, которые будут интересны Вам.
  
  - Замечательная идея, мастер Кровазуб. - согласился Тревор. - Как говорится, время - деньги.
  
  - Мистер и миссис Поттер, - сказал гоблин, - леди Малфой. Когда Вы закончите, прошу Вас позвонить в колокольчик на моём столе. Мистер Тревор, прошу следовать за мной.
  
   С этими словами Тревор и Кровазуб удалились из зала.
  
  - Итак, леди Малфой. - начал разговор Гарри. - Чем мы можем быть Вам полезны?
  
  - Для начала позвольте ещё раз поздравить Вас обоих с освобождением от этого паука, если Вы, конечно, понимаете о ком я.
  
  - Мы понимаем Вас, леди Малфой. Спасибо за поздравление.
  
  - Позвольте уточнить у Вас. Вы знаете, что Вы - лорд Блэк, А Ваша жена - леди Блэк?
  
   Гарри и Гермиона кивнули головами.
  
  - Почему Вы по-прежнему называете себя Поттерами? Ведь Ваш статус значительно выше.
  
  - Именно поэтому, леди Малфой, и я бы предпочёл, чтобы так всё оставалось и впредь. Если мир узнает, что я - лорд Блэк, то я вновь стану для всех мишенью для удовлетворения собственных амбиций.
  
  - Но я не понимаю.
  
  - Всем что-то было нужно от знаменитого Гарри Поттера. Возвыситься за счёт моей славы или примазаться к ней. Пауку были нужны родовые знания. Уизли, как я понимаю, деньги. Министерству - рекламный мальчик, на чью славу они могут облокотиться в нужный момент. Но стоило мне вольно или невольно не оправдать возложенные на меня надежды, как недовольные решали, что мне нужно преподать "урок". Леди Малфой, ваш мир для меня и Гермионы чужой. Признаюсь, я, как и Гермиона, всеми силами пытался стать его частью. Но нам ясно дали понять, что мы для Вас значим, и что нам здесь не место. Столь же ясно, как дали мне понять четырнадцать лет назад.
  
   В этом году всё изменилось. От меня перестали чего-то ждать, как от будущего лорда Поттера. Думаю, Вы понимаете, о ком я говорю. У меня больше нет ни родовой силы Лорда, ни родовой библиотеки. Теперь я полукровка, от которого отказалась Родовая Магия. Как в герое магического мира, который ОБЯЗАН ВСЕХ СПАСАТЬ, во мне разочаровались. Ученики и профессора стали обходить меня стороной. Вы ещё не поняли? Я получил то, о чём мечтал всю свою жизнь.
  
  - И что же это, мистер ... Поттер?
  
  - Семья и спокойная жизнь. У меня есть Гермиона, а маги, наконец-то, оставили меня в покое, пусть и не до конца.
  
  - Вы хотите сказать, что отношение студентов к Вам...
  
  - Для меня это обычное дело. В магловской школе было то же самое, как и у Гермионы. Мы всегда были изгоями в обоих мирах. Но теперь у меня есть право сделать с магическим миром то же, что и магический мир сделал со мной. Если Вам будет грозить смертельная опасность, я просто повернусь спиной и уйду. Мне потребовалось четырнадцать лет, чтобы понять это.
  
  - А как же члены семьи?
  
  - Если Вы о Гермионе, то она поддержит меня в этом.
  
  - Нет, я имею в виду родственников?
  
  - Вы о Дурслях? - изумился Гарри.
  
  - Вообще-то я имела в виду тех, в чьих жилах течёт кровь Блэков.
  
  - Когда я жил в рабстве у маглов, в моих жилах тоже текла кровь Блэков, - безжалостно отрезал Гарри. - И заметьте, в то время ещё были живы представители рода Блэков.
  
  - Но теперь Вы Лорд и Леди Блэк и Ваша обязанность помогать родне.
  
  - Как она помогла мне? Но если Вы думаете, что я брошу кого-то из рода Блэк, то Вы ошибаетесь. Я не собираюсь бросать свою жену. Я сделаю всё возможное для того, чтобы позаботиться о ней. В конце концов, помимо меня, она последняя представительница рода Блэков.
  
  - Скажите, лорд Блэк. Если я попрошу Вас разорвать мой брачный контракт с Люциусом Малфоем и вернуть меня и Драко в род Блэков, Вы выполните мою просьбу?
  
   Гарри внимательно посмотрел на Нарциссу Малфой.
  
  - Это очень серьёзный вопрос, леди Малфой. Он требует честного и откровенного ответа. Хотя бы потому, что мы родственники. Но прежде, чем я отвечу, откровенность за откровенность. Если после возвращения в род Блэков Вас заставят выбирать между лордом Блэком и собственным сыном, что Вы выберете?
  
  - О чём Вы?
  
  - Вы мать, леди Малфой. Вы любите своего сына со всеми его достоинствами и недостатками. Как от своей матери по отношению ко мне, я не ожидаю от Вас меньшее по отношению к своему сыну. Как мать, Вы не замечаете того, что видят посторонние со стороны. За четыре года знакомства с Драко я твёрдо убеждён, что его отец, Люциус Малфой, для него непререкаемый авторитет. Более того, он его боготворит. Он копирует его походку и движение. Его манеру говорить, растягивая гласные, хоть это и выглядит забавно и комично. Он постоянно повторяет его фразы и постоянно цитирует его. Мнение Люциуса Малфоя по тому или иному поводу или теме для Драко абсолютная истина. По сути, у Драко нет своего мнения. У него мнение его отца. Вы следите за моей мыслью, леди Малфой? Драко, как и его отец, ждёт возвращения Волан-де-Морта. Он с восторгом обсуждает будущий новый порядок. Он МЕЧТАЕТ о том дне, когда ему поставят на предплечье тёмную метку. Рабскую метку.
  
  - К сожалению, Ваши слова о Драко правдивы. Но для чего Вы мне это говорите?
  
  - Леди Малфой. Я просил от Вас откровенности. Потому я буду откровенен перед Вами. Однажды члены рода Блэк прогнулись. Это привело к практически полному уничтожению рода. Связано ли уничтожение НАШЕГО рода с тем, что двоим членам рода поставили рабское клеймо, а третьего члена семьи отдали замуж за раба, я не знаю. Но я даю Вам слово. Если любой член моего рода, мужчина, женщина, старик или ребёнок - добровольно свяжет себя рабскими узами, то я собственноручно уничтожу мерзавца.
  
  - Вы хотите сказа..
  
  - Да, леди Малфой, - перебил её Гарри. - В Вашем сыне течёт кровь Блэков. Нравится мне это или нет, он часть нашей семьи. Как лорд Блэк, я сделаю всё возможное, чтобы добиться его выживания и процветания. Но если он примет рабскую метку от Тёмного Лорда, Волан-де-Морта, я убью его. Волшебники, в чьих жилах течёт кровь Блэков, больше никогда ни перед кем не будут пресмыкаться. Я сказал!
  
   В течение двадцати минут Нарцисса молча обдумывала ситуацию.
  
   "То, что сказал Гарри, нет, уже лорд Блэк, было правдой. Драко просто грезил возвращением Тёмного Лорда. Он не понимал, что его не ждёт ничего, кроме ползания на коленях перед полукровкой. Безумным полукровкой, - поправила себя Нарцисса. - Но Драко её сын. Кровь, боль, смерть - вот какая судьба будет у него, если он пойдёт за Тёмным Лордом. Она не желает ему такой судьбы".
  
   Нарцисса вновь посмотрела на лорда Блэка. На настоящего лорда Блэка. Она любила сына, но лорд Блэк был прав. Если Драко станет пожирателем, он просто не оставит Гарри выбора. И вовсе не потому, что Драко превратят в кровожадное чудовище, получающее удовольствие от пыток и убийств как маглов, так и маглорождённых волшебников. Она знала об этом пороке своего сына. То, что Тёмный Лорд так же разглядит этот порок, она не сомневалась. Как и в том, в кого превратится её сын. Вспомнив последние кровавые оргии, в которых начал заставлять участвовать их Тёмный Лорд, Нарцисса вздрогнула. Она не допустит этого. Её сын не будет маньяком, даже если ей самой придётся... остановить его. Это будет лучше Азкабана, не говоря о поцелуе дементора.
  
   С лордом Блэком у Драко появлялся хоть какой-то шанс, но только до тех пор, пока Драко не примет рабское клеймо. Лорд Гарри Блэк прав. Отныне они ни перед кем не прогнутся. Драко придётся сделать выбор. Это его право, и как мать, она обязана дать его своему сыну. Если Драко примет тёмную метку, сын будет навсегда потерян для неё, и тогда она сама придёт к лорду Блэку с требованием очистить род от позора. Ибо она Нарцисса Блэк!
  
   Когда Нарцисса всё окончательно для себя решила, в её взгляде появилась несгибаемая воля, а в голосе зазвенела сталь.
  
  - Лорд Блэк. Я прошу Вас предоставить мне отсрочку в разрыве брачного контракта между мной и Люциусом Малфоем.
  
  - В чём причина данной отсрочки? - холодным голосом спросил Гарри.
  
  - У меня есть подозрение, что мой муж замешан в уничтожении рода Блэков. Мне необходимо получить доказательства этого предательства.
  
   Гарри неодобрительно покачал головой.
  
  - Если Ваши подозрения обоснованы, то Вы подвергнете свою жизнь смертельной опасности. Мы можем обойтись и без этого риска.
  
  - Для меня это важно, лорд Блэк. Кроме того, это даст мне время помочь Драко сделать правильный выбор.
  
  - Леди Малфой, если бы у Вас была только первая причина, то я бы отказал в Вашей просьбе и немедленно разорвал брачный контракт. Но раз Вы считаете, что у Вас есть шанс переубедить своего сына, то я даю своё одобрение Вашей просьбе. Быть посему. Я сказал!
  
  - Благодарю Вас, лорд Блэк. Это Вам.
  
   Нарцисса протянула Гарри свёрнутый пергамент.
  
  - Что это?
  
  - Министр Фадж считает, что пока Вы находитесь под опекой Лорда Поттера, то Вы не будете говорить лишнее о своей жизни..., о своей рабской жизни среди маглов. Фадж уверен, что Ваш страх перед лордом Поттером, заставит Вас молчать. Марк Тревор очень... болезненно относится ко всему, что касается репутации лорда Поттера. Лорд Блэк, леди Блэк. Я согласна, что Марк Тревор и лорд Поттер могут быть очень полезны Вам. Но если их требования или действия будут несовместимы с Вашей свободой или честью, то Вы можете в любой момент освободиться от их опеки. Этот документ с подписью министра Корнелиуса Фаджа является подтверждением того, что Вы совершеннолетние. Стоит Вам публично объявить, что Вы лорд Блэк, или, если Вы желаете сохранить этот факт втайне, то Вам достаточно будет предъявить общественности этот документ и Вы получите статус совершеннолетних со всеми правами и обязанностями.
  
  - Вот как? - удивился Гарри. - Министра беспокоит моё благополучие?
  
  - Вообще-то он боится, что мистер Тревор начнёт Вас настраивать против магов Англии.
  
  - Ну, тут мистер Тревор опоздал. Всё уже сделано до него. Но почему Фадж отдал этот документ Вам, а не мне.
  
  - Потому что Фадж боится Вас, лорд Блэк. Стоит Вам заикнуться о своём прошлом, как политический мир магической Англии просто рухнет.
  
  - Я знаю это, миссис Малфой. По этой причине я не собираюсь демонстрировать этот документ никому. Как и то, что я теперь лорд. Пока в Министерстве уверены, что мистер Тревор, а точнее лорд Поттер, держит меня с женой на коротком поводке, мы вне опасности. Мёртвые молчат значительно лучше живых. Поэтому я ни на миг не сомневаюсь в том, что сделает Министерство, если узнает, что я больше не на поводке. Вы доверились нам. В ответ мы доверимся Вам. Но в силу обстоятельств, мы вынуждены взять у Вас непреложный обет. То, что мы Вам скажем, должно остаться здесь. Гермиона, нам нужна будет твоя помощь.
  
  ***
  
  
  
   Через пять минут, после ритуала непреложного обета.
  
  - Что же такого Вы хотите мне сказать, что потребовало столь серьёзной клятвы?
  
   Гарри и Гермиона встали рядом друг с другом и взялись руками так, чтобы были видны появившиеся родовые перстни.
  
  - Леди Нарцисса Малфой, - официально, но с улыбкой, сказал Гарри, - позвольте представиться самому и представить мою супругу.
  
   Нарцисса ошарашено смотрела на родовые перстни лордов на руке Гарри Поттера.
  
  - Лорд Гаррольд Джеймс Поттер, лорд Певерелл, лорд Слизерин, лорд Блэк. К Вашим услугам.
  
   Дав ей переварить эту новость, Гарри продолжил.
  
  - Леди Нарцисса Малфой, так же позвольте представить мою жену.
  
   Остекленевший взгляд Нарциссы переместился на девушку.
  
  - Леди Гермиона Джейн Поттер, леди Певерелл, леди Слизерин, леди Блэк.
  
   Полюбовавшись с минуту на олицетворение изумления и шока, Гарри с улыбкой добавил:
  
  - До ритуала "спящая душа", леди Ла Фей. Дочь Мерлина и Морганы.
  
   Гермиона сделала лёгкий реверанс и смущённо сказала:
  
  - К Вашим услугам.
  
   В кабинете Кровазуба прозвучал звук от упавшего тела. Гарри и Гермиона молча смотрели на Нарциссу, лежащую на полу без сознания.
  
  - Ой, - сказал Гарри.
  
  - Ага. Точно сказано, Гарри, ой. А ещё у меня странное чувство дежавю.
  Примечание к части
  Почему Гарри поставил Нарциссу перед столь страшным выбором? Чтобы в будущем не мучиться угрызениями совести о том, что он будет вынужден убить Драко, а затем смотреть в глаза его матери.
  Гарри ясно дал понять. Несмотря на, мягко говоря, не самые дружественные отношения, он готов принять Драко в род Блэков, но ответственность за его поведение будет на Нарциссе. Да и проверка на вшивость, на мой взгляд, просто идеальна. Сразу разобрались. Да - да. Нет - нет.
  
  
  Да, я знаю, что родная мать будет биться за сына до последнего.
  В своё оправдание могу сказать следующее.
  Нарцисса, по рождению, всё же Блэк. А они все немного того.
  Она уверена, что сможет убедить сына. Для начала она попытается уговорить поговорить с крестником Снейпа. Всё-таки он для Драко авторитет и сможет открыть ему глаза.
  На данный момент, лорд Блэк - это реальный шанс вытащить Драко из того ада, куда его потащит Люциус. Но чтобы этот шанс получить, она должна дать понять Гарри, что она за его помощь её сыну, готова пойти за лордом Блэком до конца.
  Да и вообще. Если вдуматься, для неё - это единственный выход спасти сына.
  
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Управляющий финансами рода Ла Фей.
   Нарцисса Малфой сидела в кресле и держала у затылка наколдованный лёд. Вокруг неё расхаживал обеспокоенный Тревор и, время от времени, неодобрительно посматривал на молодую пару, сверкая глазами.
  
  - Мистер Тревор, - взмолилась Нарцисса, - успокойтесь наконец и сядьте. Я не умираю и даже не ранена. Во всяком случае, не смертельно.
  
   Нарцисса также обиженно глянула на Гарри и тяжело вздохнула. Стукнулась она затылком об каменный пол, конечно, знатно. Тревор ещё раз сверкнул глазами в сторону Гарри, а затем сел в кресло, изображая собой вселенскую разочарованность в своём подопечном.
  
  - Мистер Поттер, - начал Тревор.
  
  - Лорд Поттер, - поправила его Нарцисса.
  
  - Вот когда он начнёт просчитывать последствия своих действий на шаг вперёд, или начнёт пытаться изображать из себя хотя бы подобие лорда, вот тогда я и буду называть его лордом Поттером, - прошипел Тревор. - Неужели нельзя было предположить, к чему могут привести Ваши откровения?
  
   Нарцисса очередной раз скривилась, поправляя наколдованный лёд.
  
  - Это всё конечно интересно, - сказал Кровазуб, - но давайте вернёмся к нашим планам. Раз МИСТЕР И МИССИС Поттеры, - Тревор благодарно кивнул Кровазубу головой, - получили свободу, то стоит подумать о соответствующем их статусу образовании. Я подготовил список учителей, которые смогут достойно справиться с возложенными на них обязанностями. Прошу ознакомиться.
  
   Каждый из гостей Кровазуба получил по списку с именами. Если Гарри и Гермионе они ничего не говорили, то Тревор и Нарцисса время от времени кивали, переходя от одного имени к другому.
  
  - К вопросу об обучении, - сказала Гермиона, - Мастер Кровазуб.
  
  - Да, миссис Поттер.
  
  - Я тут подумала, если меня больше не связывает рабский контракт, то мне имеет смысл принять наследие моей матери.
  
   Целых пять минут Кровазуб рассматривал Гермиону.
  
  - Должен признать, что в Ваших словах есть смысл, миссис Поттер.
  
  - Подождите, - забеспокоился Гарри, - а если после принятия наследия всплывёт, что Гермиона теперь Ла Фей?
  
  - Во-первых, мистер Поттер, на всех официальных документах в первую очередь будет отображаться, что она Ваша жена, миссис Поттер. Ни на самозаполняющихся списках-артефактах, ни на родовых гобеленах не будет отображаться Ла Фей. Для внесения имени в список при создании данных артефактов для ритуала необходима кровь Морганы, а она свою кровь никому не давала. А во-вторых, я, кажется, понимаю, к чему ведёт Ваша жена, мистер Поттер. Уверен, что Вы на её месте поступили так же.
  
  - О чём Вы?
  
  - Все мужики, - сказала Нарцисса, - страшные собственники и не видят дальше своего носа.
  
   Гермиона одобрительно кивнула головой.
  
  - За это Вы нас и любите, - не остался в долгу Тревор.
  
   Гермиона и Нарцисса синхронно фыркнули, а затем, посмотрев друг на друга, улыбнулись.
  
  - Да о чём Вы? - возмутился Гарри.
  
  - Они имеют в виду, - сказал Тревор, - что нашим женщинам так же присуще желание защитить свои семьи, как и нам.
  
  - Другими словами, - продолжила Нарцисса, - Гермиона хочет защитить своего глупого мужа с не меньшим рвением, чем он её.
  
  - И ничего я не глупый, - обижено нахохлился Гарри, изображая из себя весьма встрёпанного воробья, что с его причёской получилось весьма правдоподобно.
  
   Все присутствующие не смогли удержаться от улыбки при виде этой картины. Гермиона успокаивающее взяла Гарри за руку и сказала:
  
  - Гарри, ты ведь помнишь, из-за чего моя... мама провела ритуал "Спящая Душа".
  
  - Ну.
  
  - Как ты думаешь, у ... Мерлина были сторонники, которые могли захотеть отомстить Моргане даже сквозь века?
  
  - Ты думаешь, что они могли узнать о ритуале?
  
  - Нет. Но исключать такую возможность нельзя. Кроме того. Возвращение в мир сидха...
  
  - Беззащитного сидха, - поправил её Кровазуб.
  
  - Беззащитного сидха, - согласилась Гермиона, - может родить в головах многих волшебников нездоровые мысли.
  
   До Гарри начало доходить, о чём говорит Гермиона.
  
  - Я, на месте моей ... матери, предвидела бы, какой шум может подняться вокруг моего ребёнка, и сделала бы всё возможное для его безопасности.
  
  - Ты думаешь...
  
  - Нет! Я уверена, что Моргана должна была оставить нечто, что могло защитить меня от нездорового поползновения со стороны магического мира. И это нечто может помочь защитить не только меня, но и тебя.
  
  - Ну, насчёт тебя, Гермиона, я не сомневаюсь. Но вот насчёт себя, я сомневаюсь, и даже очень.
  
   Нарцисса отрицательно покачала головой и сказала:
  
  - Любая мать желает для сына или дочери лучшего спутника в жизни. Учитывая, что под нездоровый ажиотаж попадёт не только её дочь, но и её муж, я уверена, что для Вас, мистер Поттер, тоже найдётся нечто полезное. Правда, - Нарцисса шутливо оценила Гарри взглядом, - до достойного зятя, будь у меня дочь, Вы малость не дотягиваете.
  
   Понимая, что над ним подтрунивают, Гарри изобразил оскорблённую невинность.
  
  - Во всяком случае, - подключился к игре Тревор, - у Вас неплохие шансы не быть сразу же выкинутым за порог нежными ручками тёщи. Для начала, она выслушает о Ваших приключениях в Хогвартсе. Вы можете собой гордиться, мистер Поттер. Вас не будут бить сковородкой или скалкой. Во всяком случае, не сразу.
  
   Нарцисса сморщила носик и сказала:
  
  - Сковородки, скалки, Вы думаете как магл, мистер Тревор. Мы, чистокровные волшебники, так не поступаем!
  
  - Ага. Расскажите об этом моему отцу. Он тоже так думал до момента, пока не сделал предложение моей матери. Сковородка в руках будущей тёщи - страшное оружие. Правда, он сам виноват. Нужно было сначала задобрить свою будущую тёщу, или по крайне мере держаться в тот момент от неё подальше, не поворачиваясь к ней спиной.
  
  - Не слушайте его, мистер Поттер! - Нарцисса лучезарно улыбнулась. - Никто Вас бить не будет. Из Вас получится замечательный муж. Но, - Нарцисса беззаботно пожала плечиками, - Вас просто обольют презрением. Максимум, пара заковыристых проклятий. Для профилактики, так сказать.
  
  - Миссис Малфой, - улыбнулся Тревор, - Вы хотели поддержать мистера Поттера или напугать? Вам не кажется, что парочка проклятий из уст древнего сидха, это звучит несколько ... зловеще?
  
   Нарцисса посмотрела на весьма побледневшего Гарри и растерянно сказала:
  
  - Ну, она же его не до смерти будет проклинать. Так, до состояния полутрупа.
  
  - Ага, - поддержал её Тревор, - а потом то, что останется, она сметёт в совочек и милостиво отдаст своей дочери.
  
  - Злые Вы! - буркнула Гермиона, и, подойдя к Гарри, уселась ему на колени.
  
  - И шутки у Вас злые! - на этих словах Гермиона обняла мужа за шею и поцеловала в губы.
  
   Спустя минуту, она оторвалась от уже более спокойного мужа и сказала:
  
  - Ты понравишься моей маме. Нет. Ты понравишься обеим моим мамам. Я уверена. А если ты не понравишься леди Моргане, что же. Жили раньше без неё, проживём и дальше. Невелика потеря, - на этих словах Гермиона вновь начала целовать мужа.
  
  - Знаете, леди Малфой, - сказал Тревор. - Всё-таки в вульгарном воспитании маглов что-то есть.
  
  - Полностью с Вами согласна, мистер Тревор, - сказал Нарцисса, не отрывая взгляда от парочки. - Но этикету и правилам поведения в обществе их всё же следует обучить.
  
  ***
  
  
  
   Пять минут спустя Гермиона вернулась в своё кресло и спросила:
  
  - Итак, мастер Кровазуб. Известно ли Вам что-нибудь о наследии леди Морганы?
  
  - Наследие леди Морганы было разбито на несколько частей. Часть действительно хранится в банке Гринготтс. Я знаю, какой сейф Вам нужно будет посетить в первую очередь. Ответственность за сохранение Вашего наследия лежит на директоре банка. Такова его привилегия и обязанность. Прежде чем мы отправимся к директору Богроду, я дам Вам совет. Когда Вы огласите своё имя, своё настоящее имя, возьмите с него клятву о сохранении этой новости в тайне. Гоблины почувствуют Ваше возвращение, но они не должны узнать, кто именно представляет род Ла Фей. Во всяком случае, пока.
  
  - И в чём причины подобных действий? - спросила Гермиона.
  
  - Волшебники уже не раз и не два пытались поработить мой народ. Желание сделать из нас слуг, наподобие домовых эльфов, просыпается у них раз в несколько поколений. Мы уже пережили несколько войн с ними.
  
  - Но ведь восстания начинали Вы! - фыркнула Нарцисса.
  
  - Так сказано в ВАШЕЙ истории, леди Малфой, но не указаны причин этих восстаний, - сказал Кровазуб. - Кроме того не забывайте. История - это шлюха, которая ложится под победителя. Мы не святые, но и не монстры.
  
  - Ваше публичное возвращение, миссис Поттер, в качестве леди Ла Фей, может создать нездоровые брожение ненужных мыслей у молодого поколения. У нас горячая кровь, но мы не готовы к войне. По крайне мере до того времени, пока к ней не будете готовы Вы, как леди Ла Фей. Итак, вы по прежнему желаете видеть директора банка Богрода?
  
  - Да, мастер Кровазуб.
  
  - Ожидайте.
  
   Гоблин написал на клочке пергамента несколько слов. Положив его в шкатулку, Кровазуб нажал на драгоценный камень. Спустя минуту он получил ответ.
  
  - Директор Богрод ожидает нас. Ещё, миссис Поттер. Я и мой род, после принесённой клятвы роду Певереллов, не очень популярны среди моего народа. Одно дело работать на банк Гринготтс, совершенно другое дело работать на семью волшебников.
  
  - Вы хотите сказать, что Вас притесняют?
  
  - Нет, миссис Поттер. Я наработал в юности довольно... кровавую репутацию. Меня терпят, но на поддержку рассчитывать не стоит.
  
  ***
  
  
  
   Спустя двадцать минут вся компания подошла к огромной двустворчатой двери, богато отделанной золотом и драгоценными камнями. По краям двери стояла вооружённая охрана, не спуская с волшебников подозрительных взглядов. Из дверей вышел гоблин, по видимости секретарь, и с не меньшим подозрением посмотрел на гостей.
  
  - Чем обязаны? - процедил встречающий гоблин.
  
   Навстречу вышел Кровазуб и подойдя нос к носу с секретарём прорычал:
  
  - Я - мастер Кровазуб, - заметно побледневший секретарь отступил на шаг. - Сопровождаю мистера и миссис Поттер с союзниками. Мы пришли к директору Богроду. Нам назначено.
  
   Бледный секретарь отступил ещё на шаг и пробормотал:
  
  - Ожидайте.
  
   Посмотрев, как испарился секретарь, Кровазуб хмыкнул:
  
  - Давно мне не попадались столь непуганые гоблины. Для ритуалов, самое то.
  
   На этих словах гоблины, стоящие на страже, заметно напряглись. Спустя двадцать секунд дверь открылась и секретарь уже другим голосом проговорил:
  
  - Директор Богрод ожидает Вас.
  
   Первым двинулся Кровазуб. Пока волшебники входили в помещение, Кровазуб стоял вплотную к вспотевшему секретарю и с кровожадной улыбкой сверлил его взглядом.
  
  - Прошу сюда, - секретарь поспешно прошёл до ещё одной двери и, услужливо открыв её, согнулся в вежливом поклоне, - Вас ожидают.
  
   Войдя в кабинет, все окунулись в волну магии. Увидев, что волшебники потянулись в своим палочкам, Кровазуб сказал:
  
  - Не стоит. Это была система безопасности. Если бы я или Вы были под заклятьем "Империус", то оно бы уже слетело. То же касается оборотного зелья.
  
  - Кровазуб! - проскрипел гоблин, сидящий за столом. По возрасту он не уступал, а может и превосходил своего коллегу. - Меня устраивает мой секретарь. Не трогай его.
  
  - Посмотрим на его поведение, - хмыкнул гоблин.
  
  - Я серьёзно, Кровазуб. Может, тебе его действия показались оскорбительными, но как работник он меня устраивает.
  
  - Не бойся, Богрод. Детей не трогаю. У него ещё кровь на губах не высохла.
  
  - Не трогает он. Как же... - проворчал директор банка. - С чем пожаловал?
  
  - Леди Гермиона Джейн Поттер, леди Певерелл, леди Слизерин, леди Блэк. Позвольте представить Вам управляющего финансами Вашего рода директора банка Гринготтс, мистера Богрода. Богрод. Позволь тебе представить леди Гермиону Джейн Поттер, леди Певерелл, леди Слизерин, леди Блэк. - выждав паузу, наслаждаясь произведённым эффектом, добавил. - Перед тобой дочь леди Морганы Ла Фей.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Путь к наследию Морганы Ла Фей.
   Богрод внимательно посмотрел на Гермиону и прошипел:
  
  - Если это шутка, Кровазуб, то обычной дуэлью ты не отделаешься. Как, впрочем, и твои спутники.
  
  - Я советую тебе заткнуться и выслушать меня до конца, Богрод, - в голосе Кровазуба слышалась неприкрытая ярость. - Если ты ещё не понял, кому только что угрожал, я с удовольствием тебе объясню это в ритуальном круге. Если, конечно, мой наниматель не сочтёт тебя достойным соперником и отдаст право на поединок мне.
  
   На этих словах Богрод скрипнул зубами.
  
  - Теперь, если ты унял свой гонор, позволь мне хотя бы сохранить иллюзию приличия нашей расы. Директор Богрод, - выплюнул Кровазуб, - позвольте представить - супруг дочери леди Морганы, действующий лорд Гаррольд Джеймс Поттер, лорд Певерелл, лорд Слизерин, лорд Блэк.
  
   Кровазуб перевёл взгляд.
  
  - Управляющий делами семьи Поттеров, Марк Тревор.
  
  - Я слышал о Вас, - скрипнул Богрод.
  
  - И леди Нарцисса Малфой, в девичестве Блэк.
  
  - Моё почтение господа, прошу, садитесь, - сказал директор. - Итак, чем могу помочь?
  
  - Леди Поттер собирается принять своё наследие. Ей необходимо попасть в сейф номер один.
  
   Богрод усмехнулся и, глядя на Гермиону, сказал:
  
  - Очевидно, претендентка на наследство леди Морганы не знает, что её ожидает в этом сейфе.
  
  - Её ожидает то, что по праву принадлежит ей, - отрезал Кровазуб.
  
  - Ты её не просветил, - прищурился Богрод.
  
  - Это твоя обязанность, и я сообщу совету о твоём недостойном поведении.
  
  - Это если только она та, за кого себя выдаёт, - усмехнулся Богрод.
  
  - Ну, ведь это легко проверить, не так ли?
  
  - Для начала, - сказал Гарри, - я требую объяснений: по какому праву с моей женой разговаривают столь непочтительно.
  
  - Потому что, - усмехнулся Кровазуб, - директор Богрод не верит моим словам. А ещё потому, что он зол на Вас. В одночасье Вы, лорд Поттер, вывели огромные капиталы сразу трёх родов из-под контроля банка Гринготтс. Манипулируя этими деньгами, банк, в лице Богрода, мог срывать неплохие проценты.
  
  - Мы выплачиваем проценты согласно договору с нанимателями в полном объёме, - Богроду явно не понравилось, что секреты его расы стали раскрывать посторонним.
  
  - Верно, - усмехнулся Кровазуб, - но и себя любимых не забываете.
  
  - У тебя претензии по этому поводу?
  
  - Я выскажу тебе мои претензии на совете старейшин. А теперь, подыми свою ленивую задницу от своего кресла, и изволь выполнять свои обязательства перед клиентом.
  
   Богрод хмыкнул и сказал:
  
  - Ну, очередная претендентка на наследие леди Морганы. Не Вы первая, кто пытается взять чужое, не Вы последняя. Очевидно, Вы не прочли надписи на входе в наш банк. Но отныне я Вам открыто заявляю. Пока Вы не пройдёте ритуал наследия, живой Вы из банка не выйдете. Итак, уважаемая. Вас, как и тех, кто был до Вас, интересует сейф номер один. Я вижу, пославшие Вас совсем страх потеряли, раз начали посылать детей. Да будет так. В данном сейфе хранится послание леди Морганы для своей дочери. Но это Вы, очевидно, и так знаете. Взять его можно будет, только пройдя сквозь защиту, установленную леди Морганой лично. Если Вы до этого надеялись на магию, которую преподают в Хогвартсе, то я рад Вас разочаровать. Все Ваши фокусы, которыми Вас пичкают Ваши профессора или те, кто стоит за Вами, ничто перед древней магией времён Старой Религии. Сколько ловушек установлено до подхода к сейфу, неизвестно. Как правило, наследницы, расставались со своими иллюзиями, как, впрочем, и с жизнью, уже на первом же ... этапе. Я с удовольствием провожу Вас до начала коридора к Вашему сейфу, а когда всё кончится, я вырву из Вашего мёртвого тела сердце и съем его. Это касается и остальных Ваших спутников. А теперь, прошу за мной.
  
   Гоблин встал из-за стола, и отправился к стене, увешанной оружием. Дёрнув за рукоять кинжала, гоблин привёл в действие механизм. Стена отодвинулась назад и ушла в сторону.
  
  - Не советую дёргаться, господа волшебники, - Богрод указал взглядом за их спину.
  
   Волшебники обернулись, и с изумлением уставились на десять гоблинов с арбалетами, целившихся в них.
  
  - И как Вы смогли так тихо подкрасться к нам? - изумился Тревор.
  
  - В отличие от Вас, мы не перестаём совершенствоваться в искусстве боя, - сказал довольный Кровазуб, ничуть не испугавшийся столь нерадостной ситуации. - Кстати, леди Поттер. Очень рекомендую. Это одни из лучших воинов нашего народа. Тихие и смертоносные. Прекрасно подготовлены как для защиты, в качестве телохранителей, так и для устранения неугодных лиц.
  
   Поведение Кровазуба Богроду не понравилось. То, что ему вместе с волшебниками отсюда живым не уйти, он не мог не понимать. На всякий случай дав распоряжение о максимальной готовности всех сил в случае нападения на банк, хмурый Богрод сказал:
  
  - Господа, прошу передать мне Ваши волшебные палочки.
  
  - Ты переступил черту, Богрод. Леди Моргана оставила нашему народу чёткие инструкции о том, как следует определить подлинность её дочери. Ты не имеешь права менять их.
  
  - Мне надоели шарлатаны, которых постоянно засылает сюда Отдел Тайн. Ваши волшебные палочки.
  
  - Пусть будет так, - сказал Кровазуб, - но палочки мои клиенты передадут не тебе, а этим воинам. Кстати... - Кровазуб выпрямился и проговорил ритуальную фразу на своём наречии.
  
   Один из гоблинов повторил фразу, а за ним и остальные.
  
  - Это не просто часть стражи, леди Поттер, - сказал Кровазуб, - эти гоблины принесли присягу верности не директору банка, а совету старейшин. Отныне, они - свидетели. Сейчас Вы все очень медленно передадите мне свои волшебные палочки, а затем я передам их одному из стражей. Не делайте резких движений. Болты в арбалетах зачарованы.
  
   Как только палочки были переданы одному из стражей, Богрод повёл гостей в подземелья. Дойдя до одного из тупиков, директор банка провёл по скале когтём. Иллюзия исчезла, и вместо неё появилась дверь, исписанная рунами. Богрод снял с себя амулет и вставил её в неприметный выступ. Раздался щелчок. Затем гоблин стал активировать руны своим перстнем, надетым на указательный палец. После каждого прикосновения руна вспыхивала, а затем гасла. После нажатия не менее, чем сорока рун в совершенно хаотичном порядке, раздался очередной щелчок, и дверь отворилась.
  
  - Что это? - Гарри ожидал увидеть всё что угодно за дверью, но не пустую комнату.
  
  - Это лифт, мистер Поттер, - сказал Кровазуб. - Нам предстоит опуститься значительно ниже, чем уровни с сейфами повышенной защиты.
  
   Когда все присутствующие расположились внутри, дверь закрылась, и лифт стал плавно спускаться вниз.
  
  - Мастер Кровазуб, - обратилась к гоблину Гермиона, - раз уж директор банка Богрод пренебрегает своими обязанностями, может быть Вы объясните, к какому сейфу мы сейчас спускаемся.
  
  - Хорошо, леди Поттер. Как Вы уже знаете, в банке Гринготтс хранится лишь небольшая часть Вашего наследства. Несколько сейфов с золотом, несколько с артефактами. Словом, подробности Вы узнаете в сейфе, где Ваша мать оставила для Вас сообщение.
  
  - Сейф под номером один.
  
  - Совершенно верно. Что примечательно, эти сейфы возникли ещё задолго до того, как был создан банк Гринготтс. В принципе, мы лишь воспользовались идеей вашей матери. До этого, мы просто охраняли сейфы, предназначенные для Вас, - на этих словах Богрод презрительно фыркнул. - Так сказать, мелочёвка первой необходимости. Вроде под рукой мешается, но далеко лучше не убирать, может понадобиться.
  
  - Но что из себя представляет сам сейф и коридор с ловушками?
  
  - Сложно сказать. В нашей истории было несколько случаев, когда грабители пытались силой проникнуть к ним. В нескольких случаях это удалось. Очевидно, в коридоре происходит какое-то сканирование, но что оно из себя представляет, мы не знаем.
  
  - То есть?
  
  - Древняя магия, леди Поттер. Или, как её теперь называют, магия Старой Религии. Именно ею пользовалась леди Моргана, когда создавала для Вас эти сейфы и накладывала защиту. Но главную головную боль для нас представляет Министерство Магии.
  
  - Да. Вы говорили, что согласно закону, который продавил Дамблдор, если спустя пятьдесят лет не было прямых наследников, то Министерство имеет право забрать наследство.
  
  - Совершенно верно, леди Поттер. Но особенность законов продажных чиновников в том, что они в корне отличаются от законов Магии. Другими словами, в них можно найти лазейки, как это сделал один из предков Вашего мужа.
  
  - И как же Вы выкрутились?
  
  - Во-первых, сейфы существовали задолго до возникновения самого банка. В принципе, они не являются частью банка Гринготтс. Мы лишь охраняем подступы к коридору с ловушками. Во-вторых, Ваша мать, леди Моргана, передала содержимое сейфов на хранение не банку, а гоблинам. Где мы будем хранить Ваше наследство, никого не касается. Перед Вами будет держать ответ не банк Гринготтс, а вся раса гоблинов. Ну, и в-третьих. Волшебники просто не знают о том, что здесь вообще существуют Ваши сейфы. Точнее, не знали до недавнего времени.
  
  - Но Богрод сказал...
  
  - Отдел Тайн. Да. Это серьёзная проблема. Нам удалось уничтожить все записи, связанные с Вашим состоянием. Волшебники, которые задавали вопросы на эту тему..., в общем, со всеми ними произошёл несчастный случай.
  
  - Вроде как, упали на кухонный нож сорок два раза?
  
  - Ну, ведь вы знаете, насколько некоторые могут быть неуклюжи. Но вернёмся к Отделу Тайн. В результате последней войны много свитков и книг из родовых библиотек попали в их загребущие руки. Очевидно, таким образом и всплыла информация о сейфах Морганы. Время от времени у нас появляются лже-наследницы. Кто-то настойчиво пытается пробиться к Вашим сейфам. Расследование показало, что все нити ведут в Отдел Тайн. Но пока мы справляемся. Раз пришла, пожалуйста, вперёд и с песней.
  
  - С погребальной? - хмыкнул Тревор.
  
  - Кому что ближе, мистер Тревор, кому что ближе.
  
   Наконец лифт остановился, и директор Богрод вышел в небольшой зал.
  
  - Дочь леди Морганы, - ехидно проговорил директор банка , - прошу. Ваше наследство ждёт Вас в конце этого туннеля. - и Богрод с шутовским поклоном освободил ей путь.
  
  - Я пойду с тобой, - сказал Гарри.
  
  - Нет, - сказал Кровазуб, - сообщение предназначено только для дочери Морганы. Ни её муж, ни даже её ребёнок не сможет пройти по туннелю. Вас просто уничтожат. Леди Поттер, прошу.
  
   Гермиона подошла к туннелю и увидела над ним странную надпись.
  
  - Что здесь написано?
  
  - Не отвлекайтесь, - раздражённо сказал Богрод.
  
  - Я не с Вами разговариваю, - оборвала его Гермиона.
  
  - Мы не знаем этого языка, леди Поттер, - Кровазуб виновато вздохнул.
  
   Гермиона понимающе кивнула головой и сказала:
  
  - Мне нужна моя волшебная палочка.
  
  - Обойдётесь, - рявкнул Богрод, - хватить тянуть время. Ступайте.
  
   Кровазуб подошёл к одному из стеллажей и достал факел. Спустя минуту, факел радостно загорелся. Кровазуб передал его девушке со словами:
  
  - Удачи.
  
   Гермиона с благодарностью кивнула, и крепко держа факел, сделала первый шаг.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Войди без страха. Возьми без сомнений. Пользуйся без сожаления.
   Гермиона шла по коридору, ожидая сама не зная чего. Но ни стрел, ни копий, ни обвалившихся потолков не было. Только пыль. Очень много пыли. Вот коридор закончился, и она уставилась на дверь перед собой. Она ожидала от дверей к сейфу Морганы чего-то большего. Уж если не круглую стальную дверь, как пред входом в Тайную Комнату, то хотя бы бронированную дверь, как в сейфах банка Гринготтс. И что же она видит? Дверь. Обычная деревянная дверь с кованой ручкой, которую можно увидеть в любом средневековом замке. Аккуратно взявшись за ручку двери, Гермиона ожидала, если не укуса, то по крайней мере укола в её руку. Многие волшебники заколдовывали доступ Магией крови. Но опять ничего не произошло. Аккуратно открыв дверь, Гермиона, не входя, заглянула и осмотрелась.
  
  "Вне всяких сомнений, дверь деревянная. Должно быть чары консервации. Ну надо же, - удивилась Гермиона, - столько столетий прошло, а чары не развеялись. Похоже, древняя магия действительно на голову превосходит ту, которой мы теперь пользуемся".
  
   Гермиона вошла и закрыла за собой дверь. Звук закрывшейся двери разнёсся по всему тоннелю.
  
   Перед Гермионой предстала комната. Обычная комната. Не большая, не маленькая. Но, как ни странно, без пыли. Очевидно, её присутствие привело в действие какие-то чары, потому что вдоль стен стали разгораться мягким светом шары, а в камине заплясало магическое пламя.
  
   Стоило камину загореться, как Гермиона вздрогнула. Напротив камина стояло два кресла и одно из них было занято. Лишь загоревшиеся в полную силу вдоль стен светильники успокоили девушку. Фигура не была человеком, точнее, это была резная статуя из мрамора. Незнакомая женщина сидела в кресле и умиротворяюще смотрела на пустое кресло. Вне всяких сомнений, статуя была создана магией. Слишком тонкой оказалась работа. Можно было даже рассмотреть каждый волосок.
  
  "Мама?" - спросила девушка. Словно ожидая, что ей ответят на её вопрос.
  
   Гермиона обошла всю комнату в поисках письма, свитка или надписей на стене. Но ничего не найдя, вернулась к статуе.
  
  "Если сесть напротив, - подумала Гермиона, - то получится, что женщина будет смотреть прямо на меня".
  
   Гермиона посмотрела на второе кресло и увидела то, что было скрыто от неё спинкой. Диадема. Точно такая же диадема была на голове у незнакомки.
  
  "Знакомая вещица, - подумала девушка. - Где-то я уже видела нечто подобное. Мастер Кровазуб советовал не прикасаться к незнакомым артефактам, а то, что это магический артефакт, сомнений нет. Но если диадему положила для меня мама, то ведь она же не могла желать мне зла".
  
   Гермиона взяла диадему, и сев в кресло, начала рассматривать её. Невероятно тонкая работа. Затейливый узор пророс в форме обруча для головы. В районе центра лба сверкал изумруд. Гермиона посмотрела на статую и у неё возникло ощущение, что она как бы подбадривает её, советуя надеть диадему.
  
  "Если это поможет мне и Гарри выжить, то я должна сделать это", - с этими мыслями девушка надела её. Спустя несколько секунд диадема сжалась на голове, подстраиваясь под новую хозяйку. Внезапно у Гермионы всё поплыло перед глазами, а спустя мгновение всё прекратилось. Стоило ей посмотреть на статую, как девушка едва не вскрикнула. Статуя ожила и приобрела краски. Перед ней сидела её мать - Моргана Ла Фей и с печальной улыбкой смотрела на неё.
  
  - Здравствуй, моя девочка. Не пугайся. То, что ты видишь, всего лишь иллюзия. Меня здесь уже нет очень давно, но ты даже не представляешь, что бы я отдала, чтобы обнять и прижать тебя к себе. Причина, что меня нет с тобой, в том, что я должна была заплатить Магии за твоё спасение. Единственное, что меня утешает, что ты будешь жить. Когда ты родишься вновь, я почувствую это, но, к сожалению, помочь я тебе не смогу. Слушай меня внимательно, дочь. От того, что я тебе скажу, зависит не только твоя жизнь, но жизнь этого мира, как бы пафосно это ни прозвучало.
  
   После заселения этого мира разумными, я вместе с остальными сеятелями, как нас стали называть маги, столкнулась с проблемой. И имя этой проблемы - Хаос. Этот мир находится слишком близко к его границам. Но нам всегда удавалось уравновешивать его воздействие на этот мир. Однако после прихода разумных, его влияние резко увеличилось. Если маги ещё могли сопротивляться его порождениям, то обычные люди были лишены этой возможности. Маги пытались помочь людям, но их было слишком мало.
  
   Видишь ли, в чём дело. В этом конкретном мире всё взаимосвязано. Для его выживания на границе Хаоса необходим баланс. Нужны обычные люди, которые будут давать пополнения в ряды магов. Нужны маги, которые своим существованием и службой Магии, помогают увеличить магический фон этого мира. Именно магический фон вырабатываемый магами служит главной защитой для всего живого в этом мире, в том числе и для людей. Кроме того, благодаря магам и ритуалам, которые они проводят, поддерживаются стабильные магические потоки, которые пронзают этот мир и поддерживают его жизнь.
  
   Вот тут и образовалась проблема. Временами Хаос может усиливать своё воздействие на этот мир, но затем идёт неизменный спад. Так получилось, что после очередного всплеска Хаоса его длительное воздействие не только не ослабло, как должно было, но и начало увеличиваться. Порождения Хаоса уничтожали людей целыми городами. Маги и некроманты защищали людей, но их по-прежнему было слишком мало, а потери среди волшебников были слишком велики.
  
   Большая смертность среди людей привела к резкому уменьшению притока свежих сил в ряды магов. Большая смертность среди магов привела к резкому снижению магических потоков этого мира, а следовательно, к увеличению воздействия Хаоса на простых людей. Образовался замкнутый круг, который начал уверенно сжиматься вокруг жизни. Мир стал умирать. Мы все почувствовали это. Вот тогда братья Певереллы предложили выход из этой ситуации. Было предложено создать завесу. Завесу, которая на время защитит этот мир от воздействия Хаоса и даст всему живому время для передышки. Нам было жизненно необходимо восстановить количество простых людей, а вместе с ними и количество магов. Певереллы провели ритуал и у них, дочка, всё получилось. Всё живое вздохнуло с облегчением. Мы получили столь необходимое для нас время для восстановления не только наших сил, но и для восстановления магического фона мира.
  
   Но Завеса принесла с собой не только благодать. На Завесу пошла мантия Вечной Леди. Мантия, которая несёт смерть всему живому. Да, она закрыла доступ порождением Хаоса в этот мир. Но вместе с тем, она закрыла доступ очень многим магическим потокам, которые пронзали этот мир извне. Проблема в том, что они необходимы для существования жизни. Но для нас это не было проблемой. Во всяком случае, вначале. Дело в том, что того запаса магического излучения, которое сохранилось в мире после создания Завесы, было достаточно, чтобы восстановить нужное количество как людей, так и магов. Но тут всплыла новая проблема. Из-за Завесы перестала работать Древняя Магия. Завеса стала отрицательно влиять на наши плетения. Сколько я ни билась, я так и не смогла понять причин.
  
   Но тут пришла настоящая беда со стороны, откуда мы её не ждали. Люди. У них оказалась слишком короткая память. Они забыли, ради чего была создана Завеса, и просто переключились от борьбы с порождениям Хаоса на борьбу друг с другом. Их вела жадность и жажда власти. Не сумев подчинить магов для достижения своих низменных желаний, они начали уничтожать их. То, ради чего была создана Завеса, пошло прахом. Количество магов стало даже меньше, чем до её создания. Особо в уничтожении магов преуспела святая инквизиция.
  
   Бесчинствовали святые отцы до тех пор, пока количество волшебников из Святого Союза не снизилось ниже критической отметки. Изначально их было сорок. Сорок магов своей родовой силой поддерживали Завесу и давали миру время восстановить численность волшебников. Эти святые недоумки не только начали уничтожать магов, чьё присутствие в мире является главным условием его существования, но и начали искать и уничтожать семьи из Священного Союза. Когда их стало меньше тридцати, энергии, поддерживающей Завесу, стало не хватать, и тогда произошёл первый прорыв. Что примечательно, прорыв произошёл в одном из главных Храмов, наполненном святыми отцами. Причиной для этого послужило то, что вначале, святые отцы действительно искали магов. Но спустя время они вошли во вкус, и стали хватать всех симпатичных девушек и женщин. Это было не случайно, ведь все святые отцы и паладины, были мужчинами, изголодавшимися по женской ласке и опьянённые вседозволенностью. Что они вытворяли с несчастными на протяжении нескольких месяцев, думаю, ты и сама догадываешься. После того, как несчастные сходили с ума или были уже в таком состоянии, что никого не интересовали, их отправляли на костёр и под радостный рёв толпы торжественно сжигали. Тем временем, на их место приводили свежих девушек, и круг боли, похоти и порока продолжался. От их былой святости не осталось и следа. Неудивительно, что именно в подобном месте, из года в год собиралась сырая некроэнергия, прорыв совершили ни много ни мало, а высшие демоны из нижних миров.
  
   Вот тут святые отцы поняли, что своими действиями поставили на грань уничтожения этот мир. Знали ли они, к чему ведут их действия? Да. Верили ли они, что это может произойти? Нет.
  
   Святые отцы ослабили свою хватку на горле магов, но лавина, уничтожающая этот мир, уже начала своё движение. Маги, обладающие древними знаниями и силой, были почти полностью уничтожены. За океаном стали осваивать новое направление магии, но оно было лишь блеклым отражением той сверкающей мощи, с которой рождался этот мир. Главный же её недостаток в том, что даже высшие чары быстро рассеиваются. Когда мир подошёл вплотную к точке, откуда не будет возврата, было произнесено Великое Пророчество. В умирающем мире должен был родиться ребёнок, которому будет по силам возродить Древнюю Магию во всем её блеске и величии. Его рождение даст этому миру шанс на выживание. Очень небольшой, но шанс. Так родился маг по имени Мерлин.
  
   После его рождения, я взяла его в ученики. Как выяснилось, у него оказался интуитивный дар к изменению и улучшению магических плетений. У меня не было большого опыта в передаче столь большого объёма информации пусть талантливому волшебнику, но человеку. Как и все люди, волшебники слабы плотью. Чтобы не повредить его разуму, я переносила все знания о Древней Магии ему в подсознание в течении года. Девять лет ему понадобилось, чтобы осознать и осмыслить её. В последующие годы ему удалось модернизировать плетения так, чтобы они начали работать. Все сторонники, как теперь уже было принято говорить, Старой Религии, были собраны мной для спасения мира от уничтожения Хаосом, к чему своей жаждой власти и привели святые отцы. Работая не покладая рук, нам удалось восстановить многие магические потоки, но нам так и не удалось восстановить нужные для мира магические излучения, которые были за пределами Завесы. Вновь получился замкнутый круг. Если снять Завесу, то мир получит нужные для жизни излучения, но вместе с тем на него обрушится сила Хаоса. Без защиты магического фона, его сила вновь будет порождать чудовищ, и некому будет остановить их.
  
   Мир подошёл вплотную к своей гибели. Отсчёт шёл буквально на дни. Мерлину удалось модернизировать плетение для открытия межмировых врат. Чтобы дать миру нужное излучение, я перемещалась по всей планете, открывая порталы во все известные мне миры. Чтобы дать миру ещё один шанс восстановить численность волшебников, я открывала порталы на протяжении целого года и достигла успеха. Через них в этот мир хлынуло нужное излучение, и вновь этот мир получил время.
  
   Каково же было моё удивление, когда после своего возвращения Мерлин обвинил меня в смерти своей матери. Как я могла желать его матери смерти, если в это время вытаскивала мир из пропасти? Услышав отказ от помощи в модернизации необходимых плетений, я уверовала в его эгоизм. Он знал, чем я занимаюсь, но не желал помогать. Ранее, он уже неоднократно говорил, что раз мир ждал тысячелетия, то он может подождать ещё немного. Поставить жизнь мира в противовес своим желаниям я ему позволить не могла. В результате, мои действия привели к смерти жены Мерлина и его не родившегося ребёнка. Дальше он начал делать то, что не смогли сделать святые отцы. Своими действиями он начал уничтожать будущее мира. Он уничтожил Древнюю Магию, не понимая, что без неё у мира нет шанса на возрождение. Магия, которую он начал практиковать, слишком слаба. К тому времени, когда я смогла его остановить, мы успели испепелить наши жизни, а ты получила от отца смертельное проклятье.
  
   Так или иначе, мы оба с ним подвели мир к краю пропасти. Лишь у нашего потомка будет возможность исправить то, что уничтожил Мерлин. Возможно, я была не права, что выбрала тебе такого отца. Но мне казалось, что имея многие его достойные качества, тебе будет легче выжить в этом мире. У тебя будет шанс, помочь найти людям и магам равновесие в совместном существовании. Я передам тебе древние знания, модернизированные твоим отцом. Чтобы получить их тебе нужно будет сделать следующее....
  
   Минуты переходили в часы. Часы в дни. Дни в недели. Гермиона выслушивала наставления матери, не в силах остановиться. Она не чувствовала голода и усталости. Но оно того стоило. Она получила то, зачем пришла. Она узнала, как не только самой стать сильнее, но и сделать сильнее Гарри. Древняя Магия, модернизированная Мерлином. Если пророчество действительно правдиво, то именно эта сила недоступна Тёмному Лорду. Ведь сила - это в первую очередь знания, а эти знания уничтожил Мерлин. Раз за разом, Гермиона возвращалась мыслями к этому человеку. Какую страшную жизнь он прожил. Моргана совершила ту же ошибку, что и Дамблдор. Она говорила своему ученику ровно столько, сколько нужно для дела. Сколько жизней и судеб было исковеркано лишь из-за того, что учитель и ученик использовали друг друга как инструмент. Ведь Мерлин использовал Моргану ничуть не меньше, чем она его. У него тоже были свои планы в этой жизни. Вначале это не было проблемой. Но пришёл момент, когда соратник должен уступить. Они не уступили. Ни он, ни она.
  
   Гермиона совсем потеряла счёт времени. Когда Моргана благословила её на прощанье и пожелала удачи, Гермиона даже не поняла, о чём речь. Лишь когда она вновь увидела перед собой холодный мрамор, она поняла, разговор закончен. Пора браться за работу и воспользоваться первыми уроками, данными ей её матерью.
  
   Гермиона встала и подошла к стене. Подняв руку, она мысленно нарисовала узор и напитала его магией. Плетение вспыхнуло и пропало, а вместе с ним пропала и стена. Следующая стена была закрыта полками, заставленными шкатулками. Несколько сотен шкатулок с кристаллами памяти внутри. Величайшая коллекция, собранная её матерью. Изначальные Древние Знания, работающие до создания Завесы. Древние плетения, модернизированные Мерлином. Во время поединка между Артуром и Мордредом, сторонники Морганы смогли проникнуть в библиотеку Мерлина, где он хранил все свои наработки и открытия. То, что его тайник обнаружен, Мерлин понял сразу, но он не мог бросить Артура во время его поединка. Благодаря этому, знания о новой магии оказались в руках Морганы. Да и сама она не стояла на месте. Чтобы победить врага, его надо знать. Это немудрёное правило работало и в волшебном мире. Моргана сделала всё возможное, чтобы помочь дочери в предстоящей миссии.
  
   Гермиона уже знала, где и что лежит. Эти знания были вложены в её подсознание и всплывали по мере того, насколько был развит её интеллект. Диадема. Уникальный артефакт, созданный Морганой. В драгоценный камень, расположенный в районе лба, были вложены знания на ментальном уровне. Надев диадему, Гермиона получала знания из драгоценного камня в подсознание. Моргана не могла передать дочери необходимые знания лично. Для этого и был создан этот артефакт. С его помощью она обучала основателей Хогвартса знаниям, собранным Мерлином и артефакт показал себя с лучшей стороны. Чем выше интеллект, тем выше скорость осознания новых знаний. Так сказала ей мать. Подойдя к одной из шкатулок, Гермиона наложила очередное плетение, снимая защиту. Спустя время, к этой шкатулке присоединилась похожая, а потом ещё две поменьше. Теперь она знала, что было написано над входом в тоннель. "ВОЙДИ БЕЗ СТРАХА. ВОЗЬМИ БЕЗ СОМНЕНИЙ. ПОЛЬЗУЙСЯ БЕЗ СОЖАЛЕНИЯ".
  
   Подойдя к выходу, Гермиона обернулась и посмотрела на мать.
  
  - Я и Гарри не подведем тебя, мама. Ты будешь нами гордиться.
  
   Спустя минуту за девушкой закрылась дверь. Гермиона уносила в своих руках четыре шкатулки. Комната вновь погрузилась во мрак. И лишь мраморная статуя сидхи всё так же с улыбкой и одобрением в глазах смотрела на кресло, где ещё недавно сидела её дочь.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Верните наши денежки!
   Стоило Гермионе сделать шаг в туннель, как Кровазуб подошёл вплотную к Богроду и стал неотрывно смотреть ему в глаза. По мере отдаляющихся звуков шагов, Богрод начал бледнеть.
  
  -Как я тебе уже говорил, Богрод, я выскажу тебе свои претензии на совете старейшин.
  
   Богрод испуганно посмотрел в тоннель. Спустя несколько минут, в темноте послышался звук открывающейся двери, а затем, судя по звуку, дверь захлопнулась.
  
  - Ты знал! - на лице Богрода отобразилась ярость.
  
  - Разумеется! - довольно хмыкнул Кровазуб, - Я же тебе ясно сказал. Это дочь Морганы. Не претендент. Дочь.
  
  - Но как? - к ярости Богрода примешалась растерянность.
  
  - У тебя совсем мозги протухли, Богрод? Ты забыл, с каким артефактом я работаю?
  
  - Сволочь! - вновь вскипел гоблин.
  
  - Это уже решит совет старейшин, Богрод, кто из нас сволочь. Но если у тебя ещё был шанс выпутаться, не без моей помощи, конечно, то теперь его у тебя нет. Никому не позволено оскорблять Мастера Крови безнаказанно! Тем более при свидетелях.
  
  - Ты предвидел мою реакцию. Зачем тебе это?
  
  - Это я тоже тебе скажу на совете старейшин.
  
  ***
  
  
  
   Спустя десять минут вновь хлопнула дверь. Спустя ещё несколько минут из туннеля вышла Гермиона с диадемой на голове. Десять секунд гоблины, принявшие на себя обязанности свидетелей, смотрели на диадему.
  
   Кровазуб хищно оскалился Богроду, и, не отрывая от него взгляда, сказал:
  
  - Я требую созвать совет старейшин.
  
  ***
  
  
  
   Через час, в одном из подземных катакомб перед входом в Зал Совета старейшин.
  
  - Мистер Поттер, миссис Поттер. В зале будут заседать сильнейшие представители наших кланов. Совет выберет Мастера. Этот гоблин на время слушания не будет иметь ни имени, ни клана. Не вмешивайтесь в наш разговор. Тем более, что он будет проходить на гоббледуке. Вы должны просто молча присутствовать. На Совете Старейшин я говорю Вашим голосом и слушаю Вашими ушами.
  
  - Вы поэтому отправили мистера Тревора и леди Малфой в свой кабинет?
  
  - Да, миссис Поттер. Это касается только Вас. Посторонним тут не место.
  
  ***
  
  
  
   Не менее восьмидесяти гоблинов, стоящих во главе своих кланов, расположились вокруг круглой арены и внимательно наблюдали за Кровазубом и Богродом, находящимися в центре. К ним с трибун обратился один из пожилых гоблинов.
  
  -Мастером Совета Старейшин был назначен я. У Вас имеются какие-нибудь возражения?
  
  - Нет, Мастер, - ответил Богрод.
  
  - Нет, Мастер, - ответил Кровазуб.
  
  - Мы получили Ваше послание, мастер Кровазуб. Говорите.
  
  - Я обвиняю директора банка Гринготтс Богрода в неуважении к своему клиенту и в действиях, позорящих нашу расу.
  
  - Мы услышали Вас. Ваши объяснения, Богрод.
  
  - Я признаю, что действительно позволил в своих высказываниях лишнее. Но у меня есть смягчающее обстоятельство. Попытки проникновения к сейфам Морганы за последние годы значительно участились. Я уверен, что старейшины впечатлились количеством отчётов, которые я представил за последние пять лет.
  
  - Мы не признаём Ваши смягчающие обстоятельства, Богрод. Мы не меньше Вашего обеспокоены столь высокой активностью вокруг сейфов леди Морганы. Если Ваши нервы стали давать слабину, Вам следовало сразу подать прошение о своей отставке. Репутация гоблинов держится на репутации банка Гринготтс. Вы своими действиями сегодня втоптали её в грязь.
  
  - Вообще-то он втоптал репутацию банка в грязь ещё четырнадцать лет назад, уважаемые старейшины, - сказал Кровазуб.
  
  - Это очень серьёзное обвинение, мастер Кровазуб. У Вас есть доказательства Ваших слов?
  
  - Разумеется. Как Вы знаете, с недавних пор действующий лорд Гаррольд Джеймс Поттер, лорд Певерелл, лорд Слизерин, лорд Блэк, передал оборот своих родовых капиталов под мою ответственность. Проведя ревизию, я выяснил, что с момента, как Гаррольд Джеймс Поттер стал сиротой, его детский сейф стал обворовываться не кем иным, как Альбусом Даблдором. Под конец каждого месяца, он опустошал детский сейф Гарри Поттера на сумму в пятнадцать тысяч галеонов. Я задал прямой вопрос управляющему делами рода Поттеров, Крюкохват заявил, что он действовал по прямому распоряжению директора банка Гринготтс Богрода. Как новый управляющий лорда Гаррольда Джеймса Поттера, лорда Певерелл, лорда Слизерин, лорда Блэка, я требую от банка Гринготтс объяснений.
  
   Богрод усмехнулся и сказал:
  
  - Я думал, что Вы лучше подготовитесь, Кровазуб. Альбус Дамблдор предоставил документ, согласно которому он является опекуном Гаррольда Джеймса Поттера.
  
  - Альбус Дамлдор может подтереться после туалета своим собственноручно состряпанным и подписанным документом, - пошёл в атаку Кровазуб. - Вы, кажется, забыли, Богрод. Эти деньги принадлежат роду Поттер, а Альбус Дамблдор никоим образом не возглавляет этот род.
  
  - Согласно решению Визенгамота... - начал Богрод, но Кровазуб его прервал.
  
  - Визенгамот может претендовать на капиталы магов только спустя пятьдесят лет после их смерти, в том случае, и только в том случае, если за это время на состояние не было найдено наследника. До тех пор, документы с претензиями на состояние, принадлежащее на тот момент единственному наследнику рода Поттеров, Альбус Дамблдор может засунуть себе в зад..., км..., в то место, где им самое место.
  
  - Но ведь Альбус Дамблдор стал его магическим опекуном.
  
  - У Вас есть документ с подписью всех членов Визенгамота, подтверждающий, что Альбус Дамблдор принёс пред Гарри Поттером соответствующие клятвы магического опекуна? Прошу продемонстрировать его мне.
  
  - Но ведь, - сказал растерянный Боргод, - Визенгамот полным составом согласился отдать Гарри Поттера под опеку Альбусу Дамблдору.
  
  - Волшебники могут делать друг с другом всё что угодно. Отдавать, дарить или продавать друг друга. Это их личное дело. Нас это не касается. По крайней мере до тех пор, пока волшебники не коснутся нас или наших интересов. Банку Гринготтс род Поттеров доверил свои капиталы. Не Визенгамоту, не Дамблдору, не Мерлину и не Господу Богу. Золото было доверено нашему банку. Дамблдор имел право получить доступ к детскому сейфу Гарри Поттера лишь в двух случаях. После полной магической клятвы магического опекуна перед Гарри Поттером, либо при письменном разрешении Джеймса и Лили Поттеров, например, в завещании. Но даже в этом случае, он был обязан предоставить полный письменный отчёт о тратах на единственного наследника рода Поттеров. У Вас есть подтверждение хотя бы одного из выше сказанного?
  
  - ....
  
  - Вижу, что нет. Уважаемые старейшины. Надеюсь, Вы понимаете, какой поднимется шум, и что станет с нашей репутацией, если всплывёт то, что банк стал соучастником ограбления героя магической Англии?
  
  - Насколько высока похищенная сумма?
  
  - Кража проходила на протяжении девяти лет и девяти месяцев. В конце каждого месяца снималась сумма в количестве пятнадцати тысяч галеонов. То есть, до тех пор, пока Гарри Поттеру не исполнилось одиннадцать лет с его счёта, за всё время, были сняты один миллион семьсот пятьдесят пять тысяч галеонов. Сумма, как Вы понимаете, внушительная.
  
  - Значит, это происходило до тех пор, пока мистеру Поттеру не исполнилось одиннадцать лет. Почему кражи прекратились?
  
  - А они не прекратились. Вы в курсе, на каких условиях принимают маглорождённых волшебников в Хогвартс?
  
  - Вы хотите сказать...?
  
  - Именно.
  
  - Маги. Во всём своём великолепии! - выплюнул мастер.
  
  - Поэтому, начиная с тех пор, как Гарри Поттер подписал контракт, пусть и не понимая, что делает, банк Гринготтс не несёт никакой финансовой ответственности перед моим клиентом.
  
  - Ваши требования, мастер Кровазуб.
  
  - На днях я заканчиваю письменный отчёт о движениях капиталов моего клиента. Даже если банк Гринготтс вернёт украденное, я обязан сообщить своему клиенту о ... недоразумении, возникшем из-за действий Богрода. Лорд Поттер разумный молодой человек. Он прислушается к моим словам и не станет раздувать скандала. Но я считаю, что к тому золоту, которое будет возвращено, необходимо добавить тридцать процентов от общей суммы. Я уверен, что этот жест будет достойно оценён лордом Поттером.
  
   Мастер внимательно посмотрел на Гарри Поттера. Спустя минуту он одобрительно кивнул головой.
  
  - Банк Гринготтс принимает предложение и приносит искрение извинения лорду Поттеру и его супруге. Относительно....
  
  - Я понял, о чём Вы. В силу обстоятельств, дочь Морганы пока что не приняла наследие своей матери в полном объёме. И нет. Сегодня днём им обоим удалось избавиться от рабского контракта, навязанного им Альбусом Дамблдором. Однако, лорд Гаррольд Джеймс Поттер и дочь леди Морганы не желают афишировать свой статус. Для всего магического мира они по-прежнему несовершеннолетние Гарри Поттер и его супруга Гермиона Поттер. Никаких титулов.
  
  ***
  
  
  
   Вся компания сидела в кабинете Кровазуба. Нарцисса и Тревор с интересом выслушали его рассказ о произошедших в зале событиях.
  
  - Значит, для этого Вы спровоцировали скандал?
  
  - Нет. Я не затевал скандала. Я хотел дать Богроду выйти из этой ситуации достойно. Разумеется, за весьма существенные отступные. Уверяю Вас, мистер Поттер, ради того, чтобы это не вылезло наружу, Богрод вернул бы изъятое золото в двойном объёме. Но он оскорбил меня в присутствии моих сородичей и не оставил мне выбора. Я обязан был напомнить, что трогать меня не следует. История не раз показывала, что этот мир уважает только силу. Даже если сила неправа.
  
  -Золото, - сказала Гермиона, - конечно, занимает одно из первых мест в нашей жизни, но всё же не на первом месте.
  
  - Я рад, что Вы, как и Ваш муж, запомнили слова Крюкохвата, миссис Поттер.
  
  - Я не совсем поняла, что будет с Богродом и Крюкохватом? - спросила Нарцисса.
  
  - Ну, - довольно сказал Кровазуб, - во время обучения ритуальным пыткам меня прозвали шутником. Теперь, после предложения мистера Поттера, я горд тем, что у меня появился достойный преемник нести это знамя.
  
   Все присутствующие вопросительно посмотрели на Гарри Поттера, ожидая от него подробности.
  
  - Никому не позволено безнаказанно оскорблять мою жену, - сказал Гарри.
  
   Сказано это было таким тоном, что не только Нарцисса, но и Тревор вздрогнул от этого голоса.
  
  ***
  
  
  
   Хогвартс.
  
   Дамблдор встретил утро в отвратительном настроении. Весь План, разработанный и воплощаемый в жизнь на протяжении четырнадцати лет, рухнул. Он был уверен, что этот Тревор, чтобы ему всю жизнь на болоте квакать, ещё принесёт настоящие неприятности. Он ошибся. Настоящие неприятности принёс не он, а его, как он выразился, наниматель. Лорд Поттер. Дамблдор совершил стратегическую ошибку. Он недооценил врага, а лорд Поттер, вне всяких сомнений, враг.
  
  - Лорд Поттер, зацелуй тебя дементор. Да кто же ты такой, раз у тебя столь обширные познания в некромантии?
  
   Дамблдор налил очередную чашку чая. Даже лимонные дольки перестали помогать. Отправив в рот очередную дольку, Альбус задумался.
  
  - А ведь некроманты - одиночки. Друг друга они держат на расстоянии. А к лорду Поттеру они прибежали по первому же его зову. Да ещё и заплатили ему. Ведь обронил же этот Тревор, что я даже не представляю, с кем имею дело. Насколько же распространяется влияние и власть этого лорда Поттера? Это необходимо выяснить в первую очередь.
  
   Дамблдор прикрыл глаза, перебирая в памяти тех, кто может помочь ему в сборе нужной информации. В этот момент школьный домовой эльф сообщил, что пришла посылка из банка Гринготтс. Получив разрешение, домовик перенёс посылку на стол директора. Сверху лежало письмо из банка Гринготтс с сопутствующей печатью. Проверив письмо на заклятья, Дамблдор вскрыл письмо и достал пергамент.
  
  ***
  
  
  
   Директору школы Хогвартса Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору.
  
   Доводим до Вашего сведения, что отчёты о финансовых тратах Вашего бывшего подопечного Гарри Поттера были переданы лорду Поттеру в полном объёме.
  
   Лорд Поттер попросил нас напомнить Вам, что, как бывший магический опекун Гарри Поттера, Вы обязаны были контролировать его расходы. Лорд Поттер ожидает от Вас полный и подробный отчёт обо всех расходах, сделанных Гарри Поттером за время Вашей опеки над ним. Срок Вам - три дня. Наличие квитанций и векселей о покупках Вашего подопечного обязательно.
  
   Со своей стороны, руководство банка Гринготтс настоятельно рекомендует Вам прислушаться к словам лорда Поттера, либо вернуть деньги законному владельцу. В противном случае Вы рискуете приобрести проблемы не только при жизни, но и после смерти.
  
   П.С.
  
   Руководство банка Гринготтс, в лице совета старейшин гоблинов, уведомляет Вас о том, что двое наших служащих банка больше не в состоянии предоставлять Вам свои услуги по причине тесного знакомства с лордом Поттером. Надеемся, что посылка, переданная Вам лордом Поттером, наглядно покажет Вам, что к нашим советам следует отнестись серьёзно.
  
  ***
  
  
  
   Дамблдор открыл посылку и увидел два круглых предмета, накрытых чёрным шёлковым платком с вышитым гербом рода Поттеров.
  
  - Странно. - пробормотал Дамблдор. - По форме похожи на шары для боулинга.
  
   Дамблдор хмыкнул, снял с предполагаемых шаров шёлк и отшатнулся. В посылке лежали две отрубленные головы гоблинов. Богрод и Крюкохват смотрели на директора школы мёртвым взглядом и с немым укором. Между ними лежала изящная карточка с надписью:
  
  "Жду финансовый отчёт через три дня. Лорд Поттер".
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Диадема.
  - Значит, с помощью этого артефакта Моргана обучила основателей Хогвартса?
  
   Нарцисса с восхищением рассматривала диадему, которую Гермиона аккуратно положила в шкатулку, но не стала закрывать, давая возможность присутствующим рассмотреть её.
  
  - Да, - сказала Гермиона, - как я поняла, спустя время, Ровена Рэйвенкло попыталась скопировать её возможности.
  
  - Так вот где я её видела, - Нарцисса уже другими глазами стала рассматривать диадему.
  
  - Да, очевидно Ровена посчитала, что внешний дизайн имеет очень важное значение при создании данного артефакта. Нужно отдать должное, хоть её творение даже близко не приблизилось к тому, что сделала моя мать, но и достигнутое ею произведение показало впечатляющие результаты.
  
  - Кто бы мог подумать, что леди Моргана столько сделала для маглорождённых волшебников, - восхитилась Нарцисса.
  
  - Людской род вообще отличается короткой памятью, - скрипнул Кровазуб. - К сожалению, волшебники взяли от них всё самое худшее. Вы предпочитаете помнить только то, что Вам удобно помнить.
  
  - Не могу с Вами спорить, уважаемый Кровазуб, но всё же. Со стороны леди Морганы это был очень великодушный жест.
  
  - Вообще-то, - сказала Гермиона, - она сделала это не для маглорождённых, и уж тем более не для чистокровных волшебников.
  
   Все присутствующие с недоумением посмотрели на девушку.
  
  - Мама сделала это для меня.
  
  - Ты хочешь сказать... - начал Гарри.
  
  - Да. Хогвартс был построен для меня. Точнее, основатели рассчитывали, что со временем, как только я вернусь в магический мир, знания не будут утеряны и будут переданы мне учителями как маглорожденной волшебнице. Волшебники должны были не только сохранить, но и приумножить знания.
  
  - А вместо этого, - сказал Гарри, - волшебники не только не сохранили, но и уничтожили большую часть из них. Причём знания были не утеряны, а именно уничтожены.
  
  - Да, мама предвидела подобный вариант развития, и поэтому оставила библиотеку, записанную на кристаллы. В банке Гринготтс она и хранилась всё это время вместе с посланием для меня.
  
  - Значит в этих шкатулках...
  
  - Да. Конкретно в этих шкатулках кристаллы со знаниями основ магии, переданные моей мамой основателям.
  
  - То есть теперь волшебников можно будет обучать с помощью этой диадемы? - спросила Нарцисса.
  
  - И да, и нет.
  
  - То есть.
  
  - После активации информация с кристаллов перетекает в подсознание носителя. После переноса в самом кристалле ничего не остаётся.
  
  - Значит, эти знания предназначены только для тебя, - Гарри понимающе кивнул головой. - Это хорошо. Я даже не представляю, что со мной будет, если с тобой что-то случится.
  
  - И для тебя, - Гермиона широко улыбнулась.
  
  - Для меня?
  
  - Мама посчитала, что мой будущий муж должен иметь хотя бы возможность защитить меня. Поэтому здесь две копии кристаллов со знаниями основ магии. Да и та миссия, которую мама на меня возложила ..., в общем, в одиночку я не потяну. Мама рассчитывала не только на меня, но и на моего мужа.
  
  - Но почему нельзя было наделать побольше подобных копий? - удивился Тревор.
  
  - Во-первых, у неё не было столько времени. Помимо всего прочего, маме нужно было подготовить и обучить основателей. А, во-вторых, если обычный маг наденет диадему, то он просто умрёт от магического истощения.
  
  - Не понял, - сказал Гарри.
  
  - Просто перенести информацию в подсознание и осознать новые знания не получится. Для любого действия нужны силы или энергия. В нашем случае нужна ментальная энергия. У волшебников нет её нужного количества. Без неё даже простой перенос информации невозможен. Это как компьютер. Для его работы нужно электричество.
  
  - Магическая связь, - сказал Кровазуб, - хитро. Достойная страховка, чтобы знания не попали не в те руки.
  
   Гарри непонимающе посмотрел на гоблина.
  
  - Чтобы получить эти знания, - терпеливо начал объяснять Кровазуб, - недостаточно просто быть мужем Вашей жены. Брак должен быть не просто добровольным, он должен быть одобрен и зафиксирован самой Магией. В этом случае между супругами образуется магическая связь, через которую они могут подпитывать друг друга родовой магией. В случае Вашей жены - это ментальная энергия. Мерлин же смог осмыслить знания о древней магии благодаря магической связи с Морганой "учитель - ученик".
  
  - Кроме того, - продолжила Гермиона, - кристаллы одноразовые. Но со временем, я смогу сама закладывать в них информацию. А для подобного уровня владения ментальной магией, мне потребуется время и опыт.
  
  - Сколько нам потребуется времени, чтобы изучить эти знания? - спросил Гарри.
  
  - То, что в этих шкатулках? Ну, для переноса в подсознание, не более недели, а вот для осознания, не знаю.
  
  - Да, - мечтательно сказал Гарри, - Даже для халявы есть пределы.
  
  - Мистер Поттер, - разочарованно скривился Тревор.
  
  - Я просто подумал, что было бы неплохо иметь у себя маховик времени. Ведь время в данный момент играет против нас. Гермиона?
  
   Пока Гарри, защищаясь, высказывал свою идею, Гермиона нахмурившись, пыталась что-то вспомнить.
  
  - Гермиона? - повторил обеспокоенный Гарри. - Что с тобой?
  
  - Гарри, мне конечно лестно, что ты считаешь меня настолько умной, чтоб я с ходу смогла усвоить то, что было передано мне моей матерью, но знания по-прежнему продолжают всплывать из моего подсознания.
  
  - И?
  
  - Твоя идея насчёт маховика времени не настолько плоха, как может показаться на первый взгляд.
  
  - А вот я так не считаю, - вклинилась Нарцисса. - Игры со временем - это худшее, что может сделать маг.
  
  - Я знаю. Мама уже объяснила мне этот момент. То, что в прошлом году мне дали маховик времени, было со стороны Макгонагалл преступлением.
  
  - Макгонагалл дала тебе маховик времени? - Нарцисса не верила своим ушам.
  
  - Да. И я целый год пользовалась им.
  
  - Ты же ... ты же должна была стать сквибом!
  
  - Сквибом? - не понял Гарри. - Но почему?
  
  - Потому что, мистер Поттер, маховик времени тянет магию из магического ядра пользователя, - просветил его Тревор. - Лишь сильный и взрослый волшебник, повторяю, сильный и взрослый волшебник с развитым магическим ядром, может позволить себе воспользоваться маховиком времени без особого вреда для своего магического ядра. За каждый час возврата в прошлое, он должен отдыхать не менее недели. Два часа, две недели и так далее. С каждым оборотом он рискует выжечь своё магическое ядро из-за перенапряжения.
  
  - Но Гермиона пользовалась им по несколько раз в день. Правда под конец года она выглядела, как говорят маглы: "Краше в гроб кладут".
  
   До Гарри стало доходить в какой опасности была его жена.
  
  - Очевидно, профессора понадеялись, что для Гермионы всё закончится благополучно, если вовремя принять соответственные меры, - предположила Нарцисса. - Ну, свалится девушка с сильнейшим магическим истощением уже в первую неделю и откажется от маховика времени, главное, вовремя напоить её укрепляющими зельями, даже если она станет сквибом. Подобные случаи, когда маглорождённые не рассчитывают свои силы и становятся сквибами, не редкость.
  
  - Но ведь Гермиона самая талантливая волшебница своего поколения! - взвился Гарри.
  
  - Верно! - сказал Кровазуб. - Но Дамблдор не терпит конкуренции. Последнего равного себе блестящего студента он продал ..., ну, в общем, вы знаете историю Тома Реддла.
  
  - Но самое страшное даже не в том, что ребёнку дали столь опасный артефакт, обрекая её на жизнь сквиба... - продолжила Нарцисса.
  
  - Что может быть страшней? - Гарри неотрывно смотрел на жену, словно выискивая взглядом признаки недомогания.
  
  - Маховик времени в руках ребёнка, - начала говорить Гермиона, - это не просто ядерная бомба с взведённым детонатором. До нас были миры, где недооценили опасность подобных артефактов.
  
  - Что значит - были? - ухватился за фразу Гарри.
  
  - Между прочим, ты можешь догадаться. В космосе есть аномалии, вокруг которых со временем творится чёрт знает что. Во всяком случае, в этом уверены учёные. По тому, что я уже узнала на эту тему от мамы, они правы.
  
   Гарри надолго задумался, перебирая в памяти всё, что ему известно о Космосе.
  
  - Минуту, ты говоришь о чёрных дырах?
  
  - Ничто не возникает на пустом месте, - подтвердила Гермиона.
  
  - Вашу жену спасло то, что она сидх, - предположил Тревор. - Вместо того, чтобы её магическое ядро перегорело, Ваша жена прокачала не только свой магический резерв, но и магические каналы. А так же то, что в течении лета она достаточно отдохнула и смогла восстановиться. Это позволило ей стать наряду с Вами главой сразу четырёх родов. Во всяком случае, это единственное объяснение, которое я могу выдвинуть.
  
  - Я по-прежнему не понимаю, какое отношение все это имеет к нашей ситуации.
  
  - Как я уже сказала, мама пыталась предвидеть все возможные варианты развития событий. В её, а теперь и в моём, точнее в нашем с тобой, Гарри, родовом замке, в одном из подвалов, располагается ритуальный зал с двумя артефактами, - Гермиона потёрла пальцами виски, - что-то вроде саркофагов из выращенных кристаллов и покрытых рунами. Находясь в них, время как бы ускоряет ход, но не на физическом, а на ментальном уровне.
  
   Гарри скептически скривился:
  
  - Звучит как-то подозрительно. Они хоть работают?
  
  - Да. Мама ускорила взросление Мордреда с помощью магии. А вот знания он освоил с помощью саркофага.
  
  - Я по-прежнему не понимаю принцип работы этих саркофагов, - продолжал сомневаться Гарри.
  
  - Виртуальная реальность, - подобрала аналог Гермиона, - да, работа артефактов более похожа на виртуальную реальность.
  
  - Вирту..., что? - не поняла Нарцисса.
  
  - Магловский термин, - взялся просветить её Тревор. - Я уже говорил Вам, что маглы - большие выдумщики, и скоро это нам всем выйдет боком. Это что-то вроде искусственного мира иллюзий. Подобная идея только начала набирать свою популярность у маглов, но развивают они её довольно активно.
  
  - Другими словами, - продолжила Гермиона, - если мы с Гарри ляжем в саркофаги, то для нас с ним могут пройти десятилетия, или даже столетия, в то время как в реальном мире пройдут лишь недели, или месяцы. Всё зависит от объёма информации, которую мы будем осмысливать.
  
  - Звучит это как-то слишком, ну я не знаю, слишком хорошо, что ли, - скепсис Гарри сочился со всех щелей. - Да и Мерлин вроде учился, точнее осмысливал знания около девяти лет.
  
  - Мерлин был первым, с кем Моргана проделала работу подобного масштаба, - не согласилась с ним Гермиона. - Да и саркофага для ускорения времени для сознания у него не было.
  
  - Я согласен с Вами, мистер Поттер. Слишком это... фантастично, - поддержал его Тревор.
  
  - Не забывайте, - не согласилась Нарцисса, - мы имеем дело с Сеятелями. С могущественными существами, которые создают миры практически с нуля. Мы не можем знать пределы как их сил, так и их знаний.
  
  - Но жизнь не раз доказывала мне, - не отступил от своего Тревор, - что всегда есть какая-то гадость в столь замечательной возможности.
  
  - Мистер Тревор! - возмутилась Нарцисса.
  
  - Я разве не прав? - Тревор вопросительно посмотрел на Гермиону.
  
  - Вообще-то, правы.
  
  - Ну, я же говорил.
  
  - В чём проблема? - спросил Гарри.
  
  - Проблема в том, что необходимо соблюдать два условия. Первое: необходимо достаточное количество ментальной энергии. Эта проблема решаема. Моих возможностей будет достаточно для нас обоих. Во всяком случае, это можно будет уточнить на месте с помощью соответствующего артефакта. Как им пользоваться, я знаю. Со вторым условием возникли проблемы даже у мамы.
  
  -А поподробнее, - не удержался Гарри.
  
  - Хоть тело и находится в состоянии покоя, но вот мозговая активность работает на пределе своих возможностей. Другими словами, для мозга нужно питание. Если говорить проще, нужно особо сваренное зелье. Рецепт я знаю, но проблема не в этом. Во-первых, раз мы люди, в смысле маги, то и зелье должен варить маг. Это происходит из-за особенностей воздействия ауры на зелье. По этой причине Моргане пришлось обучать этому искусству Салазара Слизерина. Всё-таки он и его друзья были магами, а не сидхами.
  
  - А во-вторых?
  
  - Особенность приготовления самого зелья.
  
  - То есть?
  
  - Во время варки зельевар проговаривает заклятья. Заклятье, сказанное на языке, основанном на ментальной магии. Ведь зелье контактирует напрямую с мозгом и несёт не только нужные ему вещества, но и ментальное воздействие.
  
  - Парселтанг! - ухватил суть Гарри.
  
  - Верно. По этой причине, тебе придётся вначале освоить зельеварение на уровне мастера, не ниже. Лучше магистра. Зельевара со стороны мы не можем нанять не только потому, что для этого он должен владеть змеиным языком, но и потому, что рецепт этого зелья не должен выйти в мир.
  
  - Почему?
  
  - Зельевар должен иметь очень сильное ментальное излучение. Благодаря нашей связи, это для тебя не проблема. Проблема в том, что за подобный мозговой стимулятор многие будут готовы развязать войну. Фактически, по своей ценности, он стоит на одной ступени с философским камнем, если не выше.
  
  - У тебя получится лучше, - не уступал Гарри.
  
  - Верно. Но для получения дара змееуста потребуется много времени, которого у нас нет, и самое главное. Моя аура может отрицательно сказаться на конечном результате. В смысле, зелье станет слишком сильным для тебя. Я не хочу рисковать твоим здоровьем.
  
  - Я хотел начать обучение с боевой магии.
  
  - И это был бы правильный выбор, - поддержала его Гермиона, - если бы у нас было время для более спокойного обучения. Но учитывая, что в нашем распоряжении имеются саркофаги...
  
  - Кстати, а где они? В смысле, где замок Морганы?
  
  - Вообще-то, изначально, это был роскошный дворец, но незадолго до её ухода в параллельный мир он был разрушен. Так получилось, что пока она самозабвенно дралась с мо... то есть с Мерлином, у местного короля появились свои планы на столь роскошный дворец. Но была проблема. Дворец охранялся драконом, оставленным моей матерью для охраны. Вот тут королю и пришло в голову пригласить знаменитого героя Беовульфа решить эту проблему.
  
  - Это случайно не тот герой из сказки? - удивился Гарри.
  
  - Да. Многие сказки и легенды основаны на реальных событиях. Вначале Беовульф, как опытный борец с чудовищами, со своими друзьями решил нахрапом напасть и убить дракона. Эффект неожиданности, так сказать. Но они не учли, что это был не обычный и всем привычный безмозглый дракон, с которыми Беовульф неоднократно имел дело, а дракон, принадлежавший самой Моргане, со всеми вытекающими последствиями его умственного и физического развития. Нужно отдать должное Беовульфу, несмотря на то, что его дружки при виде дракона дали стрекача, он не отступил. Он был смертельно ранен и только благодаря другу, который задержался в пути и не раздумывая бросился на помощь, был вытащен из-под обломков дворца.
  
  - Значит, дракон был убит? - спросил Тревор.
  
  - Нет. Он не был даже ранен. Дракон был разумен и умел уважать как силу Беовульфа, так и храбрость его друга. Потому он согласился отдать раненого Беовульфа при условии, что больше никто из королевства не сунется на эту территорию. К тому же Беовульф был уже очень стар, и жить с подобными ранами ему оставалось недолго.
  
  - Седина в бороду, бес в ребро!- фыркнула Нарцисса.
  
  - Да, - сказала Гермиона, - решил тряхнуть стариной. Спустя час после битвы, Беовульф умер от полученных ран.
  
  - Минуту, - возбуждённо подпрыгнул Гарри, - ты хочешь сказать, что...
  
  - Да, основатели разобрали фундамент от обломков дворца и на фундаменте построили не дворец, а замок.
  
  - Хогвартс! - воскликнул шокированный Гарри.
  
   Нарцисса и Тревор изумлённо переглянулись.
  
  - Действительно, сюрприз! - сказал Тревор, и Нарцисса поддержала его кивком головы.
  
  - А я всё гадал, почему школа располагается в замке, а не в роскошном дворце? - продолжал говорить возбуждённый Гарри. - Как-то это не вяжется с пафосом столь сильных волшебников, как основатели.
  
  - Это было напоминанием, что несмотря на то, что маглы поодиночке слабы, то вместе они - сила, и у них найдётся то, чем можно удивить волшебников.
  
  - Не будите спящего дракона, - задумчиво сказал Гарри, - это девиз Хогвартса.
  
  - Да, дракон жив, просто заснул магическим сном. Мама не смогла забрать его с собой. К этому времени она была слишком слаба. Да и Дамблдор как-то обронил, что в подвалах школы можно заблудиться, и даже он не знает все секреты этой школы. Тайная Комната тому прямое подтверждение.
  
  - И саркофаги находятся в подвалах школы?
  
  - Да. Эти артефакты здорово излучают магию. Основатели решили, что школа - лучшее место, чтобы спрятать артефакты подобной силы. А теперь, мастер Кровазуб, Вы говорили, что у Вас тут имеются комнаты, где мы можем остановиться. У Вас тут есть спальня?
  
  - Разумеется миссис Поттер.
  
  - З-з-зачем спальня? - растерялся покрасневший Гарри?
  
  - Не переживай! Я приставать к тебе не собираюсь, но подобные артефакты не следует уносить из банка, - Гермиона подошла к шкатулке с диадемой и закрыла крышку. Мгновение, и вспышка от плетения надёжно защитила содержимое от любопытных глаз. - Прежде чем ты наденешь артефакт и начнёшь изучать зелья, тебе нужно будет выспаться. Всё-таки мозговая нагрузка будет весьма существенной, даже учитывая то, что информация будет внесена в подсознание.
  
  - В таком случае, нам всем следует набраться сил, - внёс своё предложение Кровазуб, - а потому, приглашаю вас отужинать. Я прикажу накрыть стол.
  
  - Одно лишь меня утешает, - буркнул Гарри, - в ближайшее время одного сальноволосого профессора ожидает ну очень большой сюрприз.
  
   Гермиона, Нарцисса и Тревор понимающе переглянулись с хищными улыбками на лицах.
  Примечание к части
  Serena-z.Отредактировано
  
  
  Начало бури.
   Северус Снейп шёл по коридорам Хогвартса в сторону кабинета директора. Шёл он в весьма отвратительном настроении. Правда, подобное настроение у него было теперь всегда.
  
   Всё началось два месяца назад. Члены Попечительского Совета, возглавляемые Министром Магии и, как ни странно, Марком Тревором, пришли к Дамблдору и устроили закрытое совещание. Затем всему миру объявили, что знаменитый герой магического мира вновь успел вляпаться в очередную историю. На этот раз, для разнообразия, он женился. Хотя нужно отдать должное, что в этот раз ему повезло. Или просто сказались гены Лили. Гермиона Грейнджер стала Поттер. Во всяком случае, теперь есть надежда, что в пустом черепе Поттера могут завестись мозги, что весьма сомнительно.
  
   Дамблдор, после ухода делегации, не стал созывать профессоров и рассказывать об итогах встречи, что весьма подозрительно. Особенно учитывая то, что вид у директора был весьма встрёпанный. Удовлетворить своё любопытство было не у кого. Люциус был в больнице, а Нарциссе было не до скромного профессора-зельевара.
  
   Лишь через два дня пришёл Марк Тревор и принёс ему то, на что он и не смел надеяться. Котёл друидов. Разговор получился познавательным. В том числе и относительно дальнейшей судьбы Поттеров.
  
   Свыше двух месяцев Поттер не появится в школе вместе со своей женой, предпочитая всё своё время проводить среди гостей как Шармбатонской школы, так и Дурмстранга для налаживания отношений между школами. Разрешение от Попечительского Совета было получено. Отныне, они могли посещать занятия, проводимые гостями, взамен занятий в Хогвартсе.
  
   Как минимум в ближайшие два месяца Снейп не будет видеть Поттера - эту пародию на студента. Всё это время зельевар будет жить спокойно. Как же он ошибался. Беда пришла оттуда, откуда её не ждали. Рон Уизли. Этот рыжий выводок вне всяких сомнений был послан ему в наказание. Если близнецов ещё можно было терпеть, то таланты младшего из братьев, наконец, раскрылись в полную силу. Кто бы мог подумать, что Поттер всё это время сдерживал это чудовище. Не обошлось здесь и без Драко.
  
   Нет. Вначале всё было как всегда. Драко, как обычно, подошёл к Рону во время завтрака и прошёлся по супругам Поттер, бросившим рыжее ничтожество. Затем он прошёлся по его семейке. Вот только Драко не учёл, что если Поттер вместе со своей, теперь уже женой, был сдерживающим фактором для своего рыжего друга, то теперь из-за их отсутствия у Рона развязаны руки. Итог оказался печальным. Безобразная драка, в результате которой у Драко сломан нос, роскошный синяк под глазом и два сломанных ребра. Сам Уизли получил не меньшие повреждения. Крэбб и Гойл тоже были любителями помахать кулаками. Вот тогда Снейп и совершил свою главную ошибку. Правда, он понял это лишь месяц спустя.
  
  - Мистер Уизли! - Снейп от вида избитого крестника был в ярости. - Сорок баллов за драку и две недели отработки в моём кабинете.
  
  - Да пошёл ты! - крик Уизли разнёсся по всему залу.
  
   От подобного ответа Снейп впервые растерялся.
  
  - Минус пятьдесят балов за оскорбление профессора и ещё месяц отработок с мистером Филчем.
  
  - Поцелуй меня в жопу, пожирательский ублюдок!
  
  - Да как Вы смеете.
  
  - Я смею?
  
   Рона Уизли буквально трясло от ярости.
  
  - Это как ты смеешь. Ты, гнида, думаешь, что твой крестник имеет право оскорблять мою семью в любое время, когда ему этого захочется? - кричал Рон на весь зал. - Думаешь, стал профессором, и твой избалованный крестник может творить всё что пожелает?
  
   Северус увидел искры безумия в глазах мальчишки, но не придал этому значение. Лишь спустя время он понял, в чём был его просчёт. Поттер и заучка Грейнджер. Рядом с этим рыжим недоразумением всегда были эти двое, чтобы остановить его. Они всегда сдерживали друг друга.
  
  - Минус ещё тридцать балов с Гриффиндора и отработка до...
  
   Это была его последняя ошибка в этот день. Неожиданно Рон Уизли успокоился. Переход студента от бешенства до ледяного равнодушия был настолько внезапен, что Снейп запнулся, не успев договорить фразу до конца, а его интуиция взвыла во всю силу своих лёгких. Рон Уизли вынул волшебную палочку и обратился к Драко.
  
  - Наследник рода Малфоев, - Рон поднял свою волшебную палочку вверх.
  
   Перед Драко, вместо недалёкого и глуповатого студента, впервые предстал чистокровный волшебник, пусть и с клеймом Предателя Крови. Впервые ровная спина, гордо поднятая голова и... и безумный взгляд. Драко получил то, что хотел. Он довёл его до черты и Рон перешагнул её. Неконтролируемый выброс магии наполнил голос студента мощью и разнёс его с громовой силой по всему залу.
  
  - За неоднократное оскорбление моей семьи, я, Рон Уизли, из рода Уизли, объявляю роду Малфоев кровную месть до полного уничтожения одного из родов. Да будет так! Да будет Магия мне свидетелем! Я сказал!
  
   Вспышка Магии ослепила всех присутствующих. Все ожидали увидеть по меньшей мере труп самого вспыльчивого студента из Гриффиндора. Столь страшные клятвы никогда не проходят бесследно. В особенности для того, кто приносит этот обет. Причина для войны до полного уничтожения рода, в том числе детей, перед лицом Магии, должна быть очень серьёзной. Это знали все чистокровные волшебники вне зависимости от возраста. Если Магия посчитает подобную клятву преступной, то она сама убьёт того, кто осмелился произнести её. Но Рон Уизли по-прежнему стоял живым, и от его безумного взгляда Драко и Слизеринцы отступили на несколько шагов назад.
  
  - Мистер Уизли!
  
   Толпа расступалась перед профессором Макгонагалл, которая буквально бегом приближалась к своему студенту.
  
  - Мистер Рон Уизли! Вы поним...
  
   Стоило Рону перевести на неё свой взгляд, наполненный ненавистью, как слова сами застряли во рту декана Гриффиндора. Она на уровне своей анимагической формы почувствовала, что в этой ситуации её мяу может оказаться последним.
  
  - Очевидно, мистер Уизли..., - Снейп попытался начать свою проникновенную речь, когда он с ужасом понял, что студент ещё не закончил.
  
  - Профессор Снейп!
  
   Снейп не верил тому, что происходит. Рон Уизли глядел ему в глаза безумным взглядом, полным ненависти, и вновь поднял волшебную палочку.
  
  - За неоднократное соучастие и поддержку своего крёстного сына в оскорблении моей семьи, я, Рон Уизли, из рода Уизли, объявляю Вам кровную месть до полного уничтожения одного из нас или наших семей. Да будет так! Да будет Магия мне свидетелем! Я сказал!
  
   Очередная вспышка магии и Снейп почувствовал, как в его ауре возникла аномалия, подтверждающая права студента.
  
   Под гробовое молчание Рон покинул общий зал. Драко растерянно посмотрел на студентов, глядящих на него. Магия ясно дала понять, кто перешёл черту и на чьей стороне она выступает в этом конфликте. Перед Магией ответственны все. Как чистокровные, так и Предатели Крови.
  
  - Что? - у Драко на лице стали проявляться красные пятна. - Да кому вообще интересно, что болтает этот придурок?
  
   Снейп разочарованно закрыл глаза. Драко никогда не понимал, когда нужно остановиться и промолчать. Люциус избаловал сына. В этом была и его вина. Из-за его излишней опеки перед лицом всей школы Драко совсем обнаглел. Если остальные студенты со Слизерина всегда знали о черте, которую нельзя переходить, то Драко уверовал в свою вседозволенность. Он с крестником просто не оставил им выбора. Поэтому, когда они начали говорить ритуальную клятву, Северус даже не удивился. Он ждал её. В этот момент раздался хор из двух голосов.
  
  - Наследник рода Малфоев!
  
   Дальше, близнецы Уизли, слово в слово повторили клятвы пред лицом Магии. Вспышка магии подтвердила их право на месть. Затем они произнесли имя Снейпа и повторили клятву. Повторная вспышка.
  
  - Профессор Снейп, - по залу разнёсся холодный голос Дамблдора, - в мой кабинет! Сейчас же!
  
   Впервые Снейп увидел Дамблдора в такой ярости. Очевидно, его встреча с Попечительским Советом прошла далеко не в дружеской атмосфере. Но его не беспокоили слова старого манипулятора. Его больше беспокоила реакция Нарциссы. То, что ему не стоит ждать от неё ничего хорошего, он не сомневался.
  
   На следующий день незабвенная Рита Скитер в своей статье превзошла саму себя. Получили от неё абсолютно все. Потом в школу вновь пришёл Попечительский Совет во главе с министром Фаджем. Подобного разгона профессоров, во главе с директором, Хогвартс ещё не видел за всю свою историю.
  
   Прихода Нарциссы Северус так и не дождался. Очевидно, она решила дать своему гневу остыть, и лишь потом назначить ему встречу. Во всяком случае, у Северуса появилась надежда не очень сильно быть покалеченным.
  
   Рон Уизли, вместе с близнецами, перестали посещать занятия. Всё это время он стал проводить, о ужас, в библиотеке. В перерывах от книг, они тренировались возле Чёрного озера в дуэльном искусстве. Рон был не очень опасен, как боевой маг. В заклятьях нельзя разобраться без учителя, и все трепыхания Рона ничего не стоили. Но было одно но. Близнецы. Самостоятельный разбор и изучение заклятий для проказ был для них не в новинку. Они тренировали Рона и тренировались сами. Всем было очевидно. Они готовятся и отныне, они не остановятся, пока не уничтожат род Малфоев. Но даже тогда, профессора не поняли, в какую яму они угодили.
  
   Рон начал собирать единомышленников. С каждым новым уроком по зельеварению всё больше приходило Гриффиндорцев на занятия не со страхом во взглядах, а с ненавистью. Теперь уже характер Снейпа сыграл со своим хозяином злую шутку. Из-за его оскорблений и откровенных унижений ненависть у студентов начала накапливаться просто в геометрической прогрессии. Не последнее слово внёс и сам Драко.
  
   Теперь не только на переменах, но и на уроках часто вспыхивали драки. Когда профессоры поняли, в какую ловушку они попали? Когда произошла очередная драка между студентами с факультетов Гриффиндора и Слизерина в одном из коридоров Хогвартса. Снейп по привычке стал приближаться к Гриффиндорцам, предвкушая снятые баллы и назначенные отработки. О нет. Студенты не остановили бой. Они не опустили свои палочки и не стали смиренно ждать наказаний. Они напали! На него! Мистер Финниган, один из приближённых Рона Уизли, крикнул:
  
  - Бей Пожирателя!
  
   И все студенты с Гриффиндора дружно пустили свои заклятья в профессора Снейпа. Лишь спустя время, Снейп успокоился и увидел ситуацию глазами профессоров, которые подоспели спустя несколько минут.
  
   Студенты с факультета Слизерина, вместе со своим деканом, сражаются против студентов из Гриффиндора. И всё это безобразие происходит на глазах гостей.
  
   Когда драка была остановлена, Снейп попытался в наказание отобрать волшебную палочку у Финнигана, Гриффиндорцы восприняли это как очередное нападение и вновь полетели проклятья. Под изумлённые взгляды Слизеринцев и прибывших профессоров, Гриффиндорцы сражались с их деканом. Северус Снейп перестал быть для них профессором. Он стал для них врагом, как и студенты с его факультета, который он возглавляет. Это поняли абсолютно все.
  
   Снейп подошёл к горгулье и сказал пароль:
  
  - Лимонные леденцы.
  
   Вступив на движущую лестницу, Снейп задумался:
  
  "Завтра Бал, а накал страстей между двумя факультетами достиг своего пика. Если мы ничего не придумаем, то завтра может произойти не просто всеобщая свалка в драке. Завтра польётся кровь, и я один из первых сделал всё возможное, чтобы завтра появились первые трупы. Самое поганое, что это все понимают. Понимают профессора и не могут помешать этому. Понимают студенты и ждут этого дня. Завтра за всем этим будет наблюдать весь мир".
  
   Снейп хмуро посмотрел на дверь в кабинет директора, и, открыв её, вошёл вовнутрь. Все профессора уже собрались и ожидали только его и Дамблдора, как, впрочем, и завтрашнюю бурю.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Кандидат.
   Кабинет министра Корнелиуса Фаджа.
  
  -Господин Министр?
  
  - Да, Жаклин.
  
  - К Вам миссис Малфой.
  
  - Да, проводи её сюда и накрой чайный столик, пожалуйста.
  
  - Как прикажете.
  
   Спустя мгновение, в кабинет вплыла Нарцисса Малфой.
  
  - Нарцисса! - на лице Фаджа появилась искренняя улыбка. - Ты, как всегда, идеальна и безупречна!
  
  - Но-но! - Нарцисса шутливо погрозила ему пальчиком. - У меня муж и сын.
  
  - А у меня жена и дочь, которых я люблю больше жизни, - Фадж притворно вздохнул. - Нет, чтобы как все министры завести интрижку на стороне.
  
  - Ну, так в чём проблема? Ты у нас мужчина видный.
  
  - Проблема в том, что помимо моей жены и дочери, единственная женщина, которую я глубоко ценю и уважаю, замужем за моим другом. Да и вообще, я уже давно считаю их семью своей собственной. К вопросу о семьях, как Драко? Я могу чем-нибудь помочь?
  
  - В этом конкретном случае, нет. Драко уже давно пора повзрослеть, и научиться отвечать за свои слова и поступки.
  
  - Всё-таки я не могу понять. Как Магия могла принять столь страшную клятву от этих Уизли?
  
  - Не нам, друг мой, перечить её воле. С другой стороны, эту вражду уже давно пора было прекращать. Так или иначе, но она прекратится.
  
  - Да, может ты и права. Ты по делу или как?
  
  - Да, я по делу. Ты слышал о нападении студентов на профессора Снейпа?
  
  - Да. Я, кстати, хотел посоветоваться с тобой на эту тему. Что тебе известно?
  
  - Всё просто, друг мой. Дамблдору нужна очередная война, где он сможет всласть потешить своё эго. Ты помнишь его счастливую морду, когда шла последняя война? Ему нравится быть в центре внимания. Мудро вещать во главе стола и вести вчерашних школьников на убой, находясь при этом на безопасном расстоянии, разумеется.
  
  - Думаешь?
  
  - Уверена. С Геллертом Гриндельвальдом они начинали вместе. Не знаю, какая чёрная кошка пробежала между ними, но в подготовке к войне Дамблдор принимал самое активное участие. Это всем известно, да и сам он это не особо скрывал. Тёмный Лорд вообще считался его личным учеником, пока Дамблдор не продал его в Лютый Переулок.
  
  - Нарцисса... - Фадж скривил лицо.
  
  - Я к тому, что ненависть у Тёмного Лорда к волшебному миру возникла не на пустом месте. Это было кому-то нужно. Его вели к этому. Причём заметь, весьма грамотно вели. Пока главного ужаса нашей страны нет, а внимания нашему Пожирателю Лимонных Долек ой как хочется. Почему бы не поддержать образ светлого волшебника и мудрого руководителя, возглавив одну из сторон. Скоротает время за ещё одной войной и восстановит свои позиции, тем более, что жизни наших детей для него ничего не значат. Та ситуация в Хогвартсе возникла не в течение года или двух. Факультеты намеренно стравливали на протяжении десятилетий. Кстати, что думаешь делать с этим?
  
  - Я ознакомился с теми материалами, что ты прислала мне. К сожалению, ты права. Та политика, которую Дамблдор проводит в школе, ни к чему другому, как к войне, привести не может. Просто удивительно, как ему удалось провернуть всё это у нас под носом. Что думает об этом Попечительский Совет?
  
  - Дамблдор перешёл черту. Его нужно заменить, пока не поздно. Скоро прольётся кровь, и тогда войну не остановить. Нет, её, конечно же, можно будет отсрочить, например, закрыв школу, причём немедленно.
  
  - Это неприемлемо, Нарцисса, и ты это знаешь.
  
  - Я знаю. Поэтому у нас два выхода. Либо мы жёстко берём власть в свои руки и наводим в школе порядок. Либо, как и прежде, погрозим Дамблдору пальчиком, понадеявшись, что он одумается.
  
  - Да, уже погрозили. Дамблдора нужно смещать с поста директора Хогвартса.
  
  - Я согласна с тобой. Лучше признать перед всем миром некомпетентность директора, хоть это и снизит авторитет Англии в глазах других стран.
  
  - Иначе перед всем миром в день бала мы получим первые детские трупы, - закончил за неё Фадж. - Осталось решить вопрос, кого поставить на пост директора?
  
  - Об этом я и хотела с тобой поговорить.
  
  - Хочешь попробовать стать директором Хогвартса?
  
  - Кто? Я? Вот уж не дай Мерлин. Зачем мне такая головная боль?
  
  - Но Нарцисса! - оживился Фадж. - Из тебя получится замечательный директор!
  
  - И не уговаривай.
  
  - Жаль. Ладно, твои предложения.
  
  - Макгонагалл ставить на пост нельзя. Этим мы ничего не добьёмся по той причине, что она ручная собачка Дамблдора и прыгает на задних лапках под его дудку.
  
   Корнелиус согласно кивнул головой.
  
  - Профессора показали всю свою вопиющую некомпетентность. Возможно Флитвик, но тоже не то. Он на своём месте. Ему нравится преподавать чары.
  
  - Я подумывал о кандидатуре Долорес Амбридж.
  
  - Хороший выбор, - Нарцисса задумалась, - но не в данной ситуации. Она не потянет.
  
  - Нарцисса, я уверен, что Долорес...
  
  - Прекрасный административный работник. В любое другое время она была бы лучшим выбором. Но если сейчас мы с тобой совершим ошибку, то наш выбор, в случае смерти студента, похоронит нас, - видя, что Фадж не собирается менять своё решение, Нарцисса решила зайти с другого края. - Скажи мне, Корнелиус, как у Долорес с боевой магией?
  
  - Причём здесь это?
  
  - Студенты напали на профессора Снейпа. Слышишь. Свыше двадцати студентов завязали с ним бой, отправляя в него боевые заклятья. Лишь благодаря тому, что он опытный дуэлянт, ему удалось хоть как-то удержать свой авторитет.
  
   Фадж задумался.
  
  - Признаться, я не думал об этой проблеме под таким углом.
  
  - Нет, если дать Долорес четверых телохранителей и поставить в каждом коридоре по аврору, а лучше по два, то это даст временный эффект. Но как это будет выглядеть со стороны? Ведь бал будет освещать международная пресса.
  
  - Ты права, Нарцисса. Кандидатура Долорес Амбридж не годится.
  
  - Повторяю, друг мой, - решила подсластить пилюлю Нарцисса, - в любое другое время, она была бы идеальным решением, но не сейчас.
  
  - Нарцисса, - Корнелиус улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой, - ты же умная. Почему бы тебе не помочь старому другу семьи? Я уверен, что такая умная и талантливая женщина, как ты, может найти решение, даже в самых безвыходных ситуациях.
  
  - Не подлизывайся, Корнелиус, но идея у меня действительно есть.
  
  - Ну-ну.
  
  - Из Попечительского Совета никто на себя эту ношу брать не хочет. Особенно после того, во что превратил школу наш сторонник справедливости.
  
  - Неудивительно.
  
  - На данный момент нам не нужен политик, даже если он будет из твоей команды. Твои позиции только укрепились. Могут пойти разговоры о том, что Министр пытается подгрести под себя Хогвартс. Как ты понимаешь, запустит этот слух одна завистливая бородатая сволочь. Вроде как ты убираешь политического соперника.
  
  - Это он может, - скривился Фадж.
  
  - Вот тут я и подумала. Как убрать паука так, чтобы твоё политическое положение никак не пошатнулось? Необходим волшебник, не принадлежащий ни к одной из политических групп. Лишь в этом случае все будут довольны. В противном случае начнутся споры с требованием уступок от той коалиции, чей сторонник займёт кресло директора Хогвартса. Пройдёт время, пока все договорятся.
  
  - А времени у нас нет, - понял её идею Фадж, - а нам был нужен волшебник на пост директора ещё два месяца назад. Завтра будет поздно.
  
  - Завтра будет поздно, - согласилась Нарцисса, - и бал не перенести. Вывод. Нам нужен абсолютно посторонний волшебник, который никоим боком не относится к нашему политическому миру. Более того. Чем дальше он будет от политики, тем лучше для всех.
  
  - Полностью с тобой согласен.
  
  - Вот и найди среди своих знакомых того, кто подходит под эти требования.
  
   Спустя десять минут Корнелиус удивлённо воскликнул:
  
  - Марк Тревор!?!
  
  - А почему нет?
  
  - Но ведь он не англичанин.
  
  - Вот именно поэтому он нам нужен.
  
  - Объясни.
  
  - В Хогвартсе нужен порядок, и наводить его нужно быстро и жёстко. Для этого у директора должны быть развязаны руки. Почти у всех студентов есть родственники с определённым влиянием. Через них студенты будут давить на нового директора. Но не в случае с мистером Тревором. На него просто некому будет давить из тех, кого установившееся положение дел в школе полностью устраивает. Так что сторонникам Дамблдора придётся утереться. С Поттером Тревор быстро справился.
  
  - Это верно. Манеры Поттера не могут не радовать. А ведь мистер Тревор только начал его воспитывать.
  
  - Я уже говорила с Гарри о политической ситуации в нашей стране. Хотя это уже было излишне. Мистер Тревор уже успел поставить мозги нашего героя на нужное место. Теперь Гарри тоже считает, что нынешний курс Министерства - это то, что нужно нашей стране. Мистер Тревор хорошо воздействует на нашего национального героя, но нам нужно привязать его к нашей стране хотя бы на год, пока не закончится вся эта шумиха.
  
  - Тут ты снова права, - Фадж встал с кресла и стал расхаживать из угла в угол, - мистер Тревор в состоянии быстро навести порядок в школе и выбить из голов студентов все те глупости, которые им скармливал Дамблдор все эти годы. Но если мистер Тревор не согласится на наше предложение?
  
  - Он по-любому будет в Англии до тех пор, пока Гарри не окончит школу. Это я знаю точно. Думаю, что год на посту директора Хогвартса - это не такой большой срок. Он должен согласиться. В крайнем случае, я ещё раз встряхну тайники рода Блэк, где хранятся артефакты. Всё, что нам нужно, это спокойный год. Если после этого мистер Тревор захочет покинуть пост директора школы, никто его держать не будет. Поставим на его место Долорес Амбридж. Даже если Тревор для наведения порядка в Хогвартсе вернёт наказание розгами, оно того стоит. Не забывай, студенты напали на профессора. Подобного безобразия не было за всю историю школы. Нам нужен только один год спокойной жизни. Дальше мы и без него сможем справиться.
  
  - Насчёт наказания розгами, ты серьёзно?
  
  - Лично я буду настаивать на публичном наказании своего сына. Как сказал мой предок: "Розги хорошо прочищают мозги".
  
  - Тут я с ним согласен, - и министр поёрзал в кресле. - И не нужно мне тут хихикать над бедным мной! Я был тем ещё оболтусом и оторвой!
  
  - Как и я, друг мой, как и я.
  
   -Да неужели? - изумился Фадж.
  
  - Я не попадалась! - Нарцисса с гордостью подняла подбородок. - Кстати, нужно собрать родителей студентов. Хотя бы большую часть из них. Объяснить ситуацию и вынести на голосование это наказание. Я уверена, это охладит многие горячие головы. Всё-таки публичная порка розгами на глазах всей школы - это то ещё моральное унижение.
  
  - Тем более сверкать голыми ягодицами на глазах наших гостей. Гениально! Это может сработать. Ладно. Осталось убедить в кандидатуре Марка Тревора Попечительский Совет.
  
  - Не просто Попечительский Совет. Речь идёт о будущем наших детей. Да и авторитет свой поднимешь. Собери Визенгамот в полном составе.
  
  - Хорошая идея, но будут недовольные, - буркнул Фадж.
  
  - Верно. Вот поэтому ты и предложишь потребовать от мистера Тревора полной клятвы, написанной основателями. Тем более, что в ближайшее время вливание свежей крови от маглорождённых не предвидится.
  
  - Учитывая ту клятву, которую приносили последние директора, мистер Тревор не согласится на полную клятву.
  
  - А кто ему расскажет о том, какую клятву приносили последние директора?
  
  - Ха. Действительно. Кто?
  
  - Предлагаю план. Я отправляюсь на встречу с Марком Тревором, а ты в срочном порядке созываешь Визенгамот.
  
  - Ты уверена на счёт мистера Тревора? В смысле, на его согласие.
  
  - Не беспокойся. Роду Блэк есть, что ему предложить. В конце концов, речь идёт о нашем будущем. О будущем наших детей. И Корнелиус!
  
  - Да, Нарцисса.
  
  - Это твоя идея. От того, насколько будут крепки твои позиции, зависит наше стабильное будущее.
  
  - Как скажешь, Нарцисса! - сказал сияющий Фадж. - Как скажешь!
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Смещение паука.
   Профессора уже полдня сидели в кабинете директора. Они не могли найти выхода из этой ситуации. Главным препятствием стал, как ни странно, сам директор Дамблдор. Все предложения, выдвигаемые профессорами, были отвергнуты им, как слишком суровые. Уже половину дня они топчутся на месте. В конце концов, профессор Флитвик не выдержал и сказал:
  
  - Достаточно. Директор Дамблдор, профессор Макгонагалл, профессор Снейп. Я обвиняю Вас в разжигании вражды между Вашими факультетами. Я не знаю, зачем Вам потребовалась война между учениками, но вся ответственность отныне лежит на Вас. Я собираюсь сообщить об этом Попечительскому Совету. Я долго терпел Ваши выходки, но теперь Вы не оставили мне выбора. Я запрещаю моим студентам присутствовать на балу.
  
   Пока директор с профессорами отходили от шока, со своего кресла встала Помона Стебль.
  
  - Полностью с Вами согласна, профессор Флитвик. Я отдам такое же распоряжение своим студентам. Когда отправитесь к Нарциссе Малфой, прошу позвать и меня.
  
   Два профессора молча вышли из кабинета. Спустя минуту тишины, Дамблдор решил продолжить дискуссию.
  
  - Ну, что Вы решили?
  
   Макгонагалл возмущённо поджала губы и наградила Северуса взглядом, полным отвращения.
  
  - Я считаю, что Драко Малфоя следует исключить из школы. Благодаря покровительству своего декана, он совсем совесть потерял. Оскорблять мать студента в присутствии всей школы! Да кем он себя вообразил?
  
   Взгляд Снейпа выражал не меньшее отвращение.
  
  - На правду не обижаются. Драко Малфой лишь озвучил то, что известно каждому в школе. Что же касается всей этой рыжей семейки...
  
   Но закончить свою мысль ему не дали вошедшие деканы.
  
  - А! - обрадовался Дамблдор. - Вы решили вернуться и продолжить наше...
  
   Но улыбка директора сразу сползла с его лица, как только он увидел за ними министра Фаджа. Особенно ему не понравилось то, что за довольным министром шёл ни кто иной, как Марк Тревор. Вслед за ними вошли и члены Попечительского Совета.
  
  - Дорогие мои профессора, - от приторной улыбки Дамблдора вышеозначенные профессора дружно скривились, - прошу оставить нас. Мы продолжим позже.
  
  - Я так не думаю. Уважаемые профессора, прошу Вас остаться. Это касается и Вас.
  
  - Вот как, мистер Тревор? - притворно удивился Дамблдор. - Вы так думаете?
  
  - Совершенно верно. Ведь это первое, что Вы должны были сделать, прежде чем начали стравливать два факультета. Думать о последствиях. Хотя я уверен, что Вы этого и добивались.
  
  - И чего же? - Дамблдор по-прежнему продолжал играть наивного чудака.
  
  - Войны. Детских трупов. Возможности возглавить одну из сторон. Вам не терпится вновь стать символом в будущей войне.
  
   По мере перечисления обвинений улыбка окончательно сползла с лица Дамблдора.
  
  - Министр Фадж, - начал говорить Дамблдор. - Уважаемые члены Попечительского Совета. Может, Вы мне объясните, что здесь делает этот... этот субъект?
  
   Фадж улыбнулся и протянув Дамблдору свиток, сказал:
  
  - Мистер, а точнее, новый директор Хогвартса, Марк Тревор, пришёл вступить на свою новую должность и не допустить кровопролития.
  
   Пока растерянный Дамблдор читал пергамент, Фадж продолжил:
  
  - Мы предупреждали Вас, Дамблдор. Нам надоели Ваши интриги. Вы думали, что желая избежать скандала с Вашим увольнением, мы положим на алтарь Вашего честолюбия жизни наших детей? Вам мало исковерканной жизни Гарри Поттера?
  
  - О чём Вы? - на Флитвика свалилось слишком много за последние два месяца, но он собирался до конца разобраться в данной ситуации.
  
  -Чуть позже я отвечу на Ваши вопросы. Альбус Дамблдор, как новый директор Хогвартса, я требую передать мне все имеющиеся у Вас контракты на студентов школы.
  
   Дамблдор был в шоке. Кто бы мог подумать, что этот тюфяк Фадж осмелится зайти так далеко. Как во сне, Дамблдор дошёл до зачарованного шкафа и достал стопку пергаментов. Вот уже пять минут, как Тревор начал перебирать контракты и вдруг он сказал:
  
  - Ага! Вот он. Господа. Я думаю, Вам это будет интересно.
  
   С этими словами Тревор протянул свиток Фаджу. По мере прочтения, у министра брови сумели решить невыполнимую задачу. Они вскарабкались по его лбу и спрятались где-то в волосах. Спустя ещё несколько секунд, лицо министра магии приобрело цвет созревшего помидора. Видя столь необычную реакцию, члены Попечительского Совета с нетерпением получили пергамент и стали читать его содержимое.
  
  - Как я понимаю, - начал говорить Тревор, - брачный контракт между Гарри Поттером и Джинни Уизли, из семьи Предателей Крови, был заключён ещё в то время, когда герой магического мира был наследником рода Поттеров и мог претендовать на кольцо Лорда? Может, Вы объясните мне, за что Вы так ненавидите Лордов? Почему Вы с таким маниакальным упорством стремитесь их уничтожить? Или всё дело в Гарри Поттере и Вы просто не хотели делиться славой победителя Тёмного Лорда?
  
   Когда очередной волшебник прочитал брачный контракт, то с отвращением спросил:
  
  - Может Вы и супругу Гарри Поттера пообещали этой семье?
  
   Спустя мгновение изумлённому волшебнику был передан ещё один брачный контракт, но он был перехвачен Нарциссой Малфой. Спустя минуту она выкрикнула:
  
  - Дамблдор, дементора тебе в задницу! Вы что себе позволяете? Да я Вас, выбляд...
  
  - Леди, рождённая в роду Блэков, не должна так выражаться! - перебил её портрет самого непопулярного директора школы.
  
  - Верно, дядя Финеас. Мы, как Леди, просто кастрируем таких уродов!
  
   Весь Попечительский Совет полным составом решил отодвинуться от взбешённой женщины подальше.
  
  - Господа, прежде чем Вы покинете школу, я не хочу, чтобы в будущем произошли недоразумения, как с супругами Поттер. Я предлагаю сейчас же уничтожить все контракты в нашем присутствии. Вы были слишком близки к уничтожению Вашей репутации. Не дай Мерлин, если какой-нибудь контракт вновь всплывёт в будущем.
  
   От подобной возможности весь Попечительский Совет передёрнуло.
  
  - Дамблдор, - прошипел Фадж, - уничтожьте все контракты на столе, немедленно!
  
   Когда был уничтожен даже пепел от сожжённых контрактов, Фадж сказал:
  
  - Директор Тревор, от имени всего Попечительского Совета, я приношу Вам нашу благодарность за то, что Вы вновь позаботились о нашей репутации. Это в очередной раз доказывает, что мы сделали правильный выбор.
  
  - Не стоит благодарностей. То, что Гарри Поттера заставили подписать контракт, это не Ваша вина.
  
  - Вы о чём? - вновь спросил Флитвик.
  
  - Дамблдор, Вы им не сказали? - усмехнулся Тревор. - Сейчас догадаюсь, - продолжал издеваться Тревор, - Вы, как обычно, сказали им только часть правды.
  
  - Сказал часть правды о чём? - не отставал Флитвик.
  
  - Профессор Флитвик, если я не ошибаюсь?
  
   Профессор положительно кивнул.
  
  - Вы в курсе, на каких условиях принимают маглорождённых студентов в Хогвартс?
  
  - Разумеется. Традиция осталась, но, как мне известно, за последнее столетие директора ни разу не воспользовались своим правом опекуна. В противном случае ноги моей бы не было в этой школе.
  
   Тревор и министр Фадж разочарованно покачали головами.
  
  - Что? - Флитвик переводил взгляд от нового директора на министра и обратно.
  
  - Господин министр.
  
  - Да, директор, - улыбнулся Фадж.
  
  - Я думаю, что профессорам стоит узнать о двух студентах, которых наш борец за справедливость отдал в рабство.
  
  - Ну..., - протянул Фадж, - насчёт первого студента, я не возражаю, а насчёт второго, Вы уверены?
  
  - Они имеют право знать. Я уверен, что они не будут распространяться о рабской жизни героя магического мира. Это не в их интересах.
  
  - Пусть будет по-вашему, - сказал улыбающийся министр, неотрывно глядя на побледневшего Дамблдора, - Вы им не сказали, Альбус, не так ли? Миссис Малфой, прошу Вас, передайте профессорам копии документов о жизни героя магического мира, Гарри Поттера.
  
  - Кстати, профессор Снейп. - сказал Тревор. - Я наводил справки и о Вашей жизни. Я уверен, что Вы найдёте в этой папке между собой и Гарри много общего.
  
   От улыбки Марка Тревора, присутствующие, в очередной раз вздрогнули.
  
  - Господа, дадим профессорам время ознакомиться с документами и послушать записи.
  
  ***
  
  
  
   Два часа спустя.
  
  - Профессор Флитвик, - спросил Тревор бледного учителя, - как звали самого талантливого студента после выпуска Альбуса Дамблдора?
  
  - Том Реддл. Причём здесь он?
  
  - Вам не показался странным его выбор профессии после окончания школы?
  
  - Да быть того не может?
  
  - Я ожидал подобное недоверие, а потому....
  
   С этими словами Тревор достал из папки контракт, выкупленный Кровазубом у бывшего хозяина Тома Реддла. Пока ошарашенные профессора, собравшись толпой за спиной Флитвика, читали пергамент, Тревор продолжал рассуждать, глядя на взбешённого Дамблдора.
  
  - Как Вы понимаете, ненависть Тёмного Лорда к магической Англии, родилась не на пустом месте.
  
  - Причём здесь Тёмный Лорд? - встрепенулся Флитвик.
  
   Тревор печально вздохнул и вновь посмотрел на министра. Фадж растерянно развёл руки и сказал:
  
  - Я был уверен, что Дамблдор просветил своих сторонников в том, кто скрывается под маской Тёмного Лорда. Даже пешка имеет право знать, с кем она сражается.
  
   Тут профессора сложили два и два.
  
  - Так это из-за Вас он залил кровью полстраны, - прорычал Флитвик и потянулся за своей волшебной палочкой. - И Вы решили сделать то же самое и с Гарри Поттером!
  
   Однако профессор Флитвик ничего сделать не успел, потому что в этот момент взбешённый профессор Грюм уже выхватил свою волшебную палочку и направил её на уже бывшего директора школы. Дамблдор ожидал чего-то подобного, и в очередной раз доказал, что с ним стоит считаться. Мгновенный взмах палочки, и профессор Грюм полетел в сторону членов Попечительского Совета. Несвойственный для старого волшебника прыжок в сторону, и заклятье Флитвика проходит в нескольких сантиметрах от головы Дамблдора. На этом удача бывшего директора закончилась, так как единственное место куда мог уклониться от заклятья директор - это в сторону Марка Тревора.
  
   В момент прыжка, когда Дамблдор пропустил мимо себя заклятье Флитвика, он просчитал десяток возможных комбинаций. Тревор, судя по виду, был растерян, а вот многие из Попечительского Совета уже направляли в него свои волшебные палочки. Особое беспокойство вызывал взгляд Нарциссы Малфой.
  
   "Тревор стоит безоружный и почти вплотную, - мозг Дамблора работал как часы. - Да, ему не нужна волшебная палочка. Но у него не хватит времени для создания даже простого невербального заклятья".
  
   Дамблдор направил Бузиновую Палочку в сторону Попечительского Совета и, создав самый мощный из известных ему щитов, призвал феникса. В момент вспышки от появления Фоукса неожиданно кисть руки пронзила просто запредельная боль и пальцы, державшие палочку, непроизвольно разжались от болевого шока. Последнее, что видел Дамблдор в момент, когда его телепортировал феникс, как Бузиновая Палочка падает на пол, а в левой руке Тревор держит окровавленный кинжал, гоблинской работы, с ярко-горящими рунами.
  
   Пока все присутствующие приводили себя в порядок, Тревор поднял Бузиновую Палочку и положил её во внутренний карман своей мантии.
  
  - Господа? - Тревор изобразил обеспокоенность. - Никто не ранен?
  
  - Ушёл стервец! - профессор Грюм поднялся на ноги и отпил глоток из своей фляги. - Да чтобы его расщепило, тварь!
  
   Когда присутствующие перевели дух, директор Тревор сказал:
  
  - Господа профессора! Я здесь, чтобы навести порядок. Порядок буду наводить жёстко, и даже жестоко. Предупреждаю сразу. Все мои действия одобрены не только Визенгамотом, но и родителями наших студентов. Общим решением было решено вернуть телесные наказания розгами. Это временная мера, но в данной ситуации она необходима.
  
  - Полностью с Вами согласен, - сказал профессор Флитвик.
  
  - Поэтому, - продолжил Тревор, - приказываю собрать всех студентов в Главном зале. Через час я сделаю объявление. И господа. Если Вас хоть немного беспокоит будущее наших студентов, не мешайте мне.
  Примечание к части
  Главная цель этой части аферы была убедить Попечительский Совет позволить дать Тревору принести полную клятву основателей. Все забыли, что полная клятва основателей позволяет директору оставаться на посту столько, сколько он сам сочтёт нужным. Сделано это было из-за постоянных войн между волшебными кланами. Школе была нужна стабильность на этот период времени. Эта была единственна привилегия для Попечительского Совета оставленными для них основателями - выбрать нового директора. На этом их функция окончена. После полной клятвы, снять они Тревора уже не могут. По этому они и согласились в своё время, урезать её и видоизменить. Это позволяло им иметь власть как над директором, так и над всей школой. Но доступ к деньгам оставленными для школы, директор уже получить не мог. И главное. Теперь у Тревора после принесения полной клятвы есть доступ к деньгам, которые оставили для школы основатели. Теперь школа стала финансово независимой. А что на счёт Лорда Поттера. Он существует. И Тревор даже может поклясться в этом, как и в том, что он работает на него. То, что репутация Тревора дутая и это может вскрыться, уже поздно: полная клятва произнесена. Как говорят: "Поздно пить Боржоми, когда почки отвалились".
  То, что Хогвартс принадлежит Гермионе и Гарри на законных основаниях, они не стремятся афишировать. Во всяком случае до тех пор, пока своими силами не будут в состоянии защитить свою собственность.
  
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Директор Хогвартса Марк Тревор.
   Студенты собрались в главном зале Хогвартса. По слухам, в школу приехал весь Попечительский Совет во главе с министром Корнелиусом Фаджем. Похоже, что события последних двух месяцев в школе были восприняты значительно серьёзней, чем все ожидали. Теории выдвигались самые невероятные. Но вот раскрылись двери, и в зал вошли профессора. Пока они рассаживались по своим местам, за ними вошли члены Попечительского Совета и встали вдоль одной из стен. Дав возможность всем успокоиться, спустя минуту в зал вошёл министр Фадж вместе с неизвестным волшебником. Вслед за ними шли не кто иные, как Гарри Поттер и Гермиона Поттер. Дойдя до преподавательского стола, Фадж, вместе со своим спутником, остановились и осмотрели студентов. На зал накатила полная тишина. Все ожидали дальнейшего развития событий.
  
  - Мистер Поттер! - раздался в зале голос незнакомого мага. - Я не собираюсь уточнять причины, по которым Вы не носите регалии факультета Гриффиндор. Вы принадлежите факультету одного из основателей. Во что он превратился, несущественно. Вы - гриффиндорец. Потому я ожидаю, что Вы будете вести себя соответственно тому, что от Вас ожидал Годрик Гриффиндор. Если студенты этого факультета извратили кодекс основателя своего факультета и опозорили своими действиями свой факультет, то это не Ваша вина, а вина Вашего декана и директора школы. В отличие от Ваших сокурсников, Вы неоднократно доказали своими делами то, что Вы не ребёнок, а взрослый маг. Соответственно, спрос с Вас будет как с взрослого. Впредь, я ожидаю видеть на Ваших мантиях все регалии дома Годрика Гриффиндора. В отличие от других студентов факультета Гриффиндор, Вы с супругой достойны носить эти регалии. Мистер и миссис Поттер, я прошу Вас занять места за столом своего факультета.
  
   Тревор взмахнул рукой и на мантиях Гарри и Гермионы возник герб факультета Гриффиндор, а на шеях появились галстуки с соответствующей окраской.
  
  - Займите Ваши места, - вновь повторил Тревор.
  
  - Как скажете, директор Тревор, - ответили хором Гарри и Гермиона.
  
   Затем Гарри изобразил короткий поклон, а Гермиона обозначила короткий реверанс, и они вместе отправились к своему столу. Пройдя вдоль притихших студентов, Гарри помог жене сесть за стол, а затем сел рядом с ней. По залу вновь пополз шёпот.
  
  - Министр Фадж, прошу Вас, - сказал Тревор.
  
  - Благодарю Вас, директор Тревор.
  
   Фадж поднялся на подиум и охватил взглядом всех студентов.
  
  - Дорогие студенты. В связи с событиями последних двух месяцев, Попечительский Совет принял решение о смене руководства школы. Вместо бывшего директора Альбуса Дамблдора было решено назначить нашего гостя из Норвегии, Марка Тревора. В связи с этим...
  
  - А где профессор Дамблдор? - выкрикнул Рон.
  
  - Господин министр, Вы позволите? - спросил Тревор.
  
  - Да, разумеется, - сказал Фадж, не понимая, что задумал этот маг.
  
   Вместо того, чтобы направиться к освободившейся трибуне, которую любезно предоставил Фадж, отойдя в сторону, Тревор направился к столу факультета Гриффиндор. По мере продвижения вдоль стола, Тревор начал усиливать воздействия своего амулета. У всех студентов, которые видели нового директора в этот момент, сложилась твёрдая уверенность, что он разозлён, но сдерживается. По мере его продвижения, его жажда крови усиливалась. Когда он подошёл и встал напротив рыжего студента все увидели, настолько зол директор Тревор. Нет, не так, он был ЗОЛ!
  
   Посмотрев на бледного студента, Тревор процедил сквозь зубы:
  
  - Ваше имя, студент?
  
  - Э... Рон, Рон Уизли.
  
  - Я вижу, Вы не в курсе, что когда с Вами говорит старший, то для приличия необходимо хотя бы встать?
  
   Полыхнувшая от директора жажда крови была такой силы, что несколько студенток упали в обморок. Увидев краем глаза, что колдомедик школы мадам Помфри вскочила с кресла, Тревор, не поворачивая головы, рявкнул:
  
  - Я не давал Вам разрешение вмешиваться, мадам Помфри!
  
   Растерянная колдомедик села обратно в своё кресло. Тем временем Тревор продолжил:
  
  - Встаньте, как полагается по этикету, молодой человек. Сделайте полупоклон и представьтесь.
  
   Трясущийся студент с трудом поднялся и сделал неуклюжий полупоклон.
  
  - Рон Уизли, - пробормотал студент. - Факультет Гриффиндор.
  
  - Директор школы Хогвартса, Марк Тревор.
  
   Если у кого-то и могло возникнуть желание усмехнуться, то это желание испарилось под тяжестью той ауры, которая накрыла половину зала.
  
  - Скажите пожалуйста, мистер Уизли, кто Вам дал право перебивать старших, когда они говорят со студентами?
  
   Растерянный Рон не знал, как реагировать и предпочёл промолчать.
  
  - Вижу, Вам незнакомы правила поведения и основы этикета. Но не переживайте. В ближайшее время, я исправлю это недоразумение.
  
   Со стороны стола Слизерина раздались смешки. Реакция нового директора Марка Тревора была молниеносной. Резко обернувшись, он выявил того, кто осмелился помешать ему, и от новой волны жажды крови, накрывшей уже весь зал, упало в обморок ещё несколько студентов. Преимущественно, они были с факультета Гриффиндор, так как в этот момент, находились рядом с директором.
  
   Не отрывая взгляда от новой цели, Тревор сказал:
  
  - Садитесь, мистер Уизли. С Вами мы поговорим о Вашем возмутительном поведении позже.
  
   На этих словах Рон рухнул на лавку и вспомнил, что ему нужно дышать.
  
   По прежнему не отрывая взгляда от новой цели, Тревор спросил:
  
  - Кто является старостой факультета Гриффиндора?
  
   Растерянный студент с седьмого курса обречённо встал, и обозначив поклон, сказал:
  
  - Я, сэр. Томас Уайт. Полукровка.
  
   Тревор оторвал взгляд от вспотевшего студента за столом Слизерина и посмотрел на старосту.
  
  - Приятно познакомиться, мистер Уайт, - не глядя на студента сказал Тревор. - Я прошу Вас позаботиться о потерявших сознание студентах. Приведите их в чувство, но никуда не уходите. Вам необходимо выслушать объявление, которое я скажу позже.
  
  - Я не подведу Вас, директор, - выдохнул староста.
  
  - Я рассчитываю на Вас.
  
   С этими словами Тревор отправился к столу факультета Слизерина. С момента разговора со старостой факультета Гриффиндора и весь свой путь до стола Слизерина Тревор не отрывал глаз от студента, словно боясь потерять его. Подойдя к своей новой цели, Тревор спросил:
  
  - Студент, представьтесь.
  
   Парень с платиновыми волосами встал, и, стараясь сохранить лицо, обозначил полупоклон.
  
  - Драко Малфой. Наследник рода Малфоев.
  
  - Директор Хогвартса Марк Тревор, - холодным голосом отозвался тот. - Не могли бы Вы просветить меня о причинах, столь развеселивших Вас?
  
   От накатившей новой волны жажды крови, Драко не знал как вздохнуть, не то что ответить.
  
  - Я показался Вам забавным, или мои действия показались Вам смешными?
  
   Драко отрицательно покачал головой.
  
  - Возможно, Вам весело от того, что мистер Уизли перебил министра Фаджа? Своим поведением он опозорил себя и свой факультет Гриффиндор. Позор Гриффиндора, как и позор любого и факультетов - это позор всей школы Хогвартс, а значит и мой, как директора. Вы смеялись надо мной и Хогвартсом?
  
   Драко вновь покачал головой.
  
  - В глазах наших гостей, которых к счастью здесь нет, позор Хогвартса - это позор всей Англии. Объясните мне, что во всём этом смешное, и возможно, мы все посмеёмся вместе с Вами.
  
   Драко сумел взять себя в руки и, обозначив поклон, выдавил из себя:
  
  - Директор Тревор. Прошу простить меня за недостойное поведение. Этого больше не повторится.
  
   Тревор в течение минуты сверлил взглядом покрасневшего парня, а затем сказал:
  
  - Я вижу, Вы не безнадёжны. Извинения приняты, мистер Малфой. Прошу Вас, садитесь.
  
   Стоило Тревору отойти на несколько метров от своей жертвы и ослабить воздействие амулета, как Драко рухнул на своё место. К тому времени, как Тревор подошёл к Фаджу, его уже ничто не связывало с тем страшным магом, который был в зале всего минуту назад. На его лице не было ничего, кроме искреннего сожаления.
  
  - Министр Фадж, - Тревор обозначил полупоклон, - от лица Хогвартса приношу Вам мои извинения, за невоспитанность моих студентов. Уверяю Вас. В ближайшее время я исправлю этот недостаток.
  
   Фадж с гордостью посмотрел на Попечительский Совет, и, благосклонно улыбнувшись, сказал:
  
  - Ваши извинения приняты. Я уверен, что впредь подобного не повторится.
  
   Тревор молча отошёл и вновь встал чуть позади министра.
  
  - Итак, - продолжил довольный министр, - как я уже говорил, у Вас новый директор. В связи с тем, что происходило в школе последние два месяца, Ваши родители попросили Попечительский Совет навести порядок. Общим голосованием было принято решение назначить на пост директора Хогвартса нашего гостя из Норвегии, Марка Тревора. Хочу сразу Вас предупредить. Все предложения директора Тревора были одобрены нами на общем собрании. А теперь, господин директор, прошу Вас рассказать о тех изменениях в программе обучения, которые Вы нам предложили.
  
   Тревор занял место Фаджа у трибуны.
  
  - Мистер Уайт. Как студенты?
  
  - Они в порядке, господин директор. Но на всякий случай, после собрания, я хочу отвести их в больничное крыло.
  
  - Я рад, что не ошибся в Вас, мистер Уайт. Итак, приступим. Как Вы уже поняли, я Ваш новый директор. В связи с событиями этого года, я принял решение внести некоторые дополнения в Вашем образовании.
   Начнём с баллов. Традицию о присвоении баллов факультетам никто отменять не будет. Однако она будет дополнена. Помимо общего количества баллов для факультетов в целом, будет вестись публичная регистрация и подсчёт для каждого студента в частности. Отныне в главном зале будет располагаться самообновляющееся табло, где любой желающий сможет определить своё место по количеству баллов. Первые пять лидеров от каждого курса будут получать привилегии. Это касается доступа в запретную секцию, индивидуальных занятий с нанятыми за счёт школы преподавателями, возможности улучшить комфорт своего проживания в школе, либо просто получить денежное вознаграждение, в зависимости от количества заработанных баллов. Подробности Вы узнаете позже. Кроме того, копии Ваших баллов будут записаны в Ваших аттестатах и в архивах министерства. Отныне, Ваши будущие работодатели смогут сделать запрос в Министерство Магии и сравнить Ваши достижения с достижениями других выпускников нашей школы.
   В связи с последними событиями мы с Попечительским Советом пришли к выводу, что у Вас слишком много свободного времени, которое Вам нечем занять. Также, учитывая Вашу безграмотность в вопросах этикета, было решено ввести несколько дополнительных предметов. В частности:
  
   Этикет по поведению в обществе и за столом.
  
   Законы Магии.
  
   Законы магического мира.
  
   Краткий курс юридических законов.
  
   Ознакомительные курсы о политическом состоянии магической Англии.
  
   Танцы.
  
   Фехтование.
  
   Основы целительной магии.
  
   Это лишь краткий список предметов, которые будут введены в ближайшее время. Со временем он будет существенно расширен.
  
   Тревор осмотрел студентов и кровожадно улыбнулся, отчего многие студенты вздрогнули.
  
  - Существенно расширен. Я понимаю, что для Вашей необузданной энергии этого недостаточно. Поведение братьев Уизли и мистера Малфоя с их друзьями наглядно доказало нам это. Поэтому было решено расширить штат учителей и увеличить часы уроков вдвое.
  
   Тревор замолчал, ожидая возмущённых голосов и вздохов от студентов. Разумеется, они не подвели. Несколько студентов застонало. Несколько стало возмущаться вполголоса, но те студенты, которые были ближе всех к новому директору и успели почувствовать всю глубину его неудовольствия, решили промолчать.
  
  - Однако, учитывая Вашу реакцию на эту новость, а точнее, Ваше поведение, я только что принял решение удвоить количество часов, отданных манерам поведения за столом. Разумеется, эти часы будут изъяты из Вашего личного времени.
  
   Студенты урок усвоили и решили промолчать, не забыв при этом испепелить взглядом так вновь подставивших всех "недовольных".
  
  - Теперь перейдём к главной теме сегодняшнего собрания. Мистер Фред Уизли и Джордж Уизли. Прошу Вас подойти ко мне.
  
   Когда растерянные и напуганные студенты подошли к директору, двери главного зала неожиданно открылись и в зал вошёл мистер Филч. В руках он нёс поднос с очищенными белыми прутьями. Вслед за ним шли несколько волшебников, неся чарами левитации стол и три лавки.
  
  - Господин директор! - глаза завхоза лихорадочно блестели от едва сдерживаемого экстаза.
  
  - Господин Филч. Вы вовремя. Были проблемы?
  
  - Никак нет, господин директор, - на лице завхоза играла полубезумная улыбка
  
  - Всё сделано согласно Вашим указаниям.
  
  - Вы знаете, что делать, господин Филч.
  
   После этих слов завхоз Хогвартса развил кипучую деятельность.
  
  - Этот стол и две лавки поставьте в этот угол зала. Подальше от столов факультетов. Да, вот сюда. Эту лавку несите за мной.
  
   Филч подошёл к близнецам, и от его улыбки они попятились. Установив лавку на видном месте, Филч вопросительно посмотрел на директора, ожидая его дальнейших распоряжений.
  
  - Мистер Уизли, мистер Уизли. Вы знаете, что это на подносе? - спросил их директор.
  
   Близнецы знали, но решили промолчать.
  
  -Я вижу, что отсутствие манер и воспитания, это у Вас семейное, раз Вы игнорируете мои вопросы. Я по-прежнему жду от Вас ответа.
  
  -Это розги, - прошептал Фред.
  
  - Громче! - рявкнул Тревор.
  
  - Это розги, - повторил Фред так, чтобы услышал весь зал.
  
  - Мистер Филч. Я прошу Вас пройти вдоль всех столов, и продемонстрировать нашим студентам розги.
  
   Пока Филч с безумной улыбкой ходил между столами, Тревор продолжил свою беседу с близнецами.
  
  - Я вижу, Вы поняли, для чего нам понадобилась лавка?
  
  - Да, сэр, - не рискнул промолчать Джордж.
  
  - Это радует. Я говорил с Вашим отцом и вижу, что Вы не забыли урок, который он в своё время преподал для Вас.
  
   Близнецы синхронно поёжились.
  
  - Господа студенты! - внимание Тревора вновь обратилось в зал. - Если у Вас возникнут вопросы о тонкостях этого наказания, то я уверен, что господа Уизли с радостью расскажут Вам об этом во всех подробностях. И да! Вы правильно поняли. Наказания розгами вновь вернулись в стены этой школы. Да. Попечительский Совет в курсе. И снова. Да. Ваши родители также в курсе. Более того, они очень горячо поддержали эту идею. Господин министр!
  
  - Да, директор.
  
  - Скажите, какое наказание им грозит, после того как я исключу их из школы? - Тревор посмотрел на близнецов.
  
  - Всё зависит от того, насколько серьёзен их проступок, - ответил Фадж.
  
  - Ну, к примеру, незаконные эксперименты на детях, с помощью экспериментальных зелий. Зелий, которые могут нанести непоправимый вред как здоровью юных магов, так и их магическому ядру. Вплоть до угрозы превращения юных дарований в сквибов.
  
  - Здесь очень просто, господин директор. Магические эксперименты над детьми - это одно из самых страшных преступлений в нашем мире. Им грозит поцелуй дементоров.
  
   Зал синхронно выдохнул.
  
  - Но учитывая их возраст и заслуги их отца, возможно послабление. Как министр, я имею право подписать указ о наложении ограничений на их магические способности с пожизненным сроком в Азкабане. Другими словами, они лишатся возможности колдовать и станут сквибами. Это самое мягкое наказание из всех возможных.
  
  - Мистер Уизли, мистер Уизли. Прошу Вас сесть на эту скамейку и не мешать нам. Вашу судьбу я решу позже.
  
   Бледные близнецы деревянной походкой отправились к скамейке.
  
  - Профессор Снейп. Будьте любезны подойти ко мне. - сказал Тревор.
  
   Когда Снейп подошёл к директору, весь зал затаил дыхание.
  
  - Вы ничего не хотите сказать своим студентам, - прежде чем Снейп успел открыть рот, Тревор продолжил. - Я говорю не о нападении на Вас, а о Вашем аморальном отношении к своим ученикам.
  
   Видя, что профессор хранит гордое молчание, Тревор продолжил:
  
  - В таком случае, позвольте объяснить ситуацию на понятном для Вас языке.
  
   С этими словами Тревор взмахнул рукой, и поставил вокруг себя и профессора Снейпа сферу безмолвия с небольшой модификацией. Если обычная сфера не позволяла расслышать, о чём говорят волшебники, то творение директора Тревора к тому же не позволяло и прочитать по губам.
  
   Стоило сфере накрыть двух волшебников, как новый директор начал что-то говорить профессору Снейпу. Говорил он совершенно спокойно, и даже отстранённо. Но уже спустя несколько секунд Снейп побледнел до состояния трупа. По мере продолжения речи, Снейп покрылся потом и затравленно посмотрел на студентов. Затем мельком глянул на Гарри Поттера, и вновь на студентов. Спустя всего одну минуту, вместо Ужаса Подземелий перед школьниками стоял вконец запуганный и сломленный маг, судя по виду мечтающий провалиться сквозь землю.
  
   Вот очередной взмах руки директора, и сфера безмолвия растворилась без следа.
  
  - Я вновь повторяю свой вопрос, профессор Снейп. Вы ничего не хотите сказать студентам?
  
   Снейп затравленно посмотрел на директора, но спустя несколько секунд ему удалось взять себя в руки. И вот, перед студентами вновь стоит их прежний профессор. Ну, почти прежний, так как на его лице больше не было отвращения ко всему миру.
  
  - Господа студенты, - сказал Снейп, - я приношу свои извинения за своё аморальное и недостойное поведение по отношению к Вам. Даю слово, что подобное больше не повторится.
  
   Спустя десять секунд оглушительной тишины Тревор сказал:
  
  - Профессор Снейп. Как директор Хогвартса, от лица своих студентов, я принимаю Ваши извинения. Я верю, что Вы впредь не опозорите ни себя, ни нас.
  
   Вновь посмотрев на студентов, Тревор сказал:
  
  - Со своей стороны, как директор Хогвартса, я даю слово нашим преподавателям, что если кто-то из студентов словом или делом оскорбит кого-то из профессоров или персонала школы, то он столкнётся с моим неудовольствием.
  
   По понятным причинам, ему поверили абсолютно все, как и в то, что это будет последнее, что они увидят в своей жизни.
  
  - Благодарю Вас, профессор Снейп. Прошу. Садитесь на своё место. Студенты Драко Малфой и Рон Уизли, - продолжил разнос Тревор, - прошу Вас подойти сюда.
  
   Когда бледный Драко первым подошёл к директору, Тревор задумчиво рассматривал подростка не менее минуты, хотя Драко показалось, что прошла вечность.
  
  - Мистер Драко Малфой.
  
   Начало разговора был столь неожиданным, что Драко вздрогнул.
  
  - Должен признать, что Вы поставили меня в тупик относительно Вашего будущего. Я ознакомился с причинами объявления кровной мести со стороны братьев Уизли, и не могу не согласиться с их правом. Вы уверены, что Вы не приёмный сын семьи Малфоев?
  
   На лице Драко стали проявляться красные пятна.
  
  - Кровь, как известно, не спрячешь. Она проявляет себя в любой ситуации. Если свинопаса одеть в королевскую одежду и корону, он останется свинопасом. Достаточно будет и пяти минут разговора с ним, чтобы понять это. Если аристократа одеть в обноски, он всё равно останется аристократом. Как я уже говорил, кровь не спрячешь. Вы следите за моей мыслью, мистер Малфой? Ваше поведение, я даже не знаю, с чем его можно сравнить. Я не смею ожидать подобного воспитания даже от маглорождённых. Во всяком случае, они не оскорбляют чужие семьи на глазах всей школы. Даже, если они этого и заслуживают.
  
   Тревор посмотрел на Рона.
  
  - Мистер Уизли. Как я понимаю, Вы полностью разделяете и поддерживаете националистическую позицию Драко Малфоя.
  
   Полюбовавшись, как у обоих студентов вытянулись лица, Тревор продолжил.
  
  - Драко Малфой считает, что маглорождённым и полукровкам в магическом мире не место. Это весьма странная позиция, учитывая, что его крёстный отец - полукровка.
  
   Драко дёрнулся как от пощёчины и виновато посмотрел на Снейпа.
  
  - Тех же позиций придерживаетесь и Вы, лишь с тем учётом, что Вы считаете, что чистокровным волшебникам в магическом мире не место. Что тоже весьма странно, ведь Вы чистокровный маг.
  
  - Я не оскорбляю маглорождённых, - буркнул Рон.
  
  - А вот у меня другая информация. Если я не ошибаюсь, из-за Ваших оскорблений, одна из маглорождённых чуть было не погибла от рук горного тролля.
  
  - Это было недоразумение. С тех пор я с ней дружу.
  
  - У Вас очень странные понятия о дружбе, мистер Уизли. Из того, что я уже успел узнать, Вы постоянно ругаетесь со своим... другом. Гарри Поттер Вас мирит, но стоит ему отвернуться, как Вы, мистер Уизли, тут же вновь затеваете ссору. Заметьте, ссору постоянно затеваете Вы, а не маглорождённая волшебница. Признайтесь, лишь не желая потерять дружбу с Гарри Поттером, Вы терпели маглорождённую девочку.
  
  - Это неправда.
  
  - Вы обвиняете меня во лжи? - от Тревора вновь полыхнул жаждой крови. - В таком случае назовите мне хотя бы одного маглорождённого волшебника, с которым вы дружите. Если Вы, конечно, понимаете, что означает это слово.
  
  -...
  
  -Молчите? Я так и думал. Теперь вернёмся к Вашей ситуации. Я не могу сказать, что Вы были не вправе объявить кровную месть роду Малфой. Лично я убивал за меньшее, - Рон вновь вздрогнул. - Но кто Вам обоим дал право стравливать два факультета и втягивать в свои разборки своих сокурсников? Я уже не говорю о нападении на профессора. Поздравляю Вас! Вы вошли в историю Хогвартса. Правда, слава у Вас весьма сомнительная. Поэтому у Вас два варианта.
   Первый. Вы сейчас пойдёте в дуэльный зал и поубиваете друг друга. Если кому-то из Вас удастся выжить, то он будет немедленно исключён из школы. Я не позволю Вам играть жизнями моих студентов, бросая их в мясорубку никому не нужного конфликта. Для этой страны достаточно одного Волан-де-Морта.
  
   Все присутствующие вздрогнули.
  
  - Или Вам обоим не даёт покоя его кровавая слава? Второй вариант. Вы сдадите мне свои волшебные палочки, и пойдёте в дуэльный зал. Оставшись один на один, Вы разберётесь в тех претензиях друг к другу, которые не дают Вам спокойно жить. При желании, можете набить друг другу морды. Всё равно, в вопросе воспитания, Вы оба стоите ниже маглов. Если Вы найдёте компромисс, я ожидаю от Вас обоих публичных извинений перед всей школой в целом и Попечительским Советом в частности. Лишь в этом случае у Вас появится шанс не быть исключёнными из Хогвартса. Итак, Ваше решение?
  
   Спустя несколько секунд, Драко протянул Тревору свою волшебную палочку. Спустя ещё несколько секунд, за ней последовала и палочка Рона.
  
  - У Вас двадцать минут, - сказал Тревор .- Профессор Флитвик, будьте добры, проводите пока ещё студентов в дуэльный зал.
  
   Когда дверь закрылась за ушедшими студентами, Тревор подошёл к Министру. Наложив сферу безмолвия, он начал с ним о чём-то беседовать, время от времени посматривая на близнецов Уизли.
  
  ***
  
  
  
  - Почему Вы не отправили вместе с ними близнецов? - Фадж вновь посмотрел на напуганных студентов.
  
  - Потому что я всё ещё надеюсь на мирное урегулирование конфликта.
  
  - А поподробнее.
  
  - Уизли. Они как шакалы. Стайные хищники. Поодиночке, они, конечно, опасны, но всё же трусливы. Но если они собьются в стаю, то они, чувствуя поддержку сородичей, могут напасть даже на львицу.
  
  - Считаете их шакалами?
  
  - Нет, я считаю их братьями. Защищая друг друга, они будут рвать глотки своим врагам. Сейчас они напуганы, потому что их мир рухнул. Уизли, благодаря покровительству Дамблдора, уверовали в свою неприкосновенность. То же самое сделал и профессор Снейп с Драко.
  
  - Поэтому Вы попросили меня рассказать эту чушь про дементоров и Азкабан, прежде чем мы вошли сюда?
  
  - Да. Главная проблема - это Рон Уизли. Близнецы относительно адекватны.
  
  - Теперь этот Рон больше переживает за своих братьев, чем за себя.
  
  - А публичное унижение Снейпа заставило пересмотреть свои позиции Драко.
  
  - Если Ваш план сработает, то я буду Вашим должником. Семья Малфоев очень много значит для меня. Кстати, что Вы сказали Снейпу?
  
  - Извините, это касается только меня и его.
  
  - Пусть будет так. А вот и наша головная боль вернулась.
  
  - Верно. Весьма встрёпанная головная боль.
  
   В зал вошли Рон и Драко. Порванные мантии, разбитые костяшки кулаков, кровоподтёки на лицах и кровоточащие носы свидетельствовали о весьма жестких переговорах.
  
  - Моргана Вас высеки, - скривился Тревор, - как маглы!
  
  - Полностью с Вами согласен! Ну, Ваш выход!
  
  ***
  
  
  
  - Итак, молодые люди. Что Вы решили?
  
   Вперёд вышел Драко и твёрдо сказал:
  
  - Директор, господин Министр. Я прошу у Вас прощение за недостойное поведение.
  
  - Мистер Уизли? - спросил Тревор.
  
  - Я, в общем, я погорячился.
  
  - Что с Вашей кровной враждой?
  
   Студенты с ненавистью посмотрели друг на друга, но слово взял Драко:
  
  - Мистер Уизли пообещал не поднимать этот вопрос до окончания школы.
  
  - Это так, мистер Уизли?
  
  - Да, сэр.
  
  - Хорошо, - Тревор посмотрел на весьма довольного Фаджа. - Теперь относительно Вас, молодые люди.
  
   Близнецы испуганно переглянулись.
  
  - Мы не тронем Драко Малфоя до окончания школы.
  
  - Вы хотели сказать, до окончания школы Драко Малфоем?
  
  - Да, директор.
  
  - Как я понимаю, Ваша позиция по отношению к профессору Снейпу аналогична?
  
  - Да, сэр.
  
  - Хорошо. Однако это не снимает со всех Вас вины за тот беспредел, что начал твориться в Хогвартсе из-за Вас. Студенты с факультетов Гриффиндор и Слизерин, устроившие последнюю драку в коридорах школы. Вам назначается наказание в виде пятнадцати ударами розгами. Студенты, напавшие на профессора Снейпа. За Ваше возмутительное поведение, Вам назначается по двадцать ударов розгами.
   Мистер Фред Уизли, мистер Джордж Уизли, мистер Рон Уизли. Хогвартс был построен основателями как нейтральная территория. Какие бы войны ни гремели за её пределами, школа была убежищем для любого несовершеннолетнего волшебника. Так было всегда. Так нам завещали основатели, но Вы осквернили их наследие. За попрание традиций Хогвартса и объявление кровной мести в стенах этой школы я приговариваю Вас к сорока ударам, и Ваши родители согласились с этим количеством.
   Мистер Драко Малфой. За то, что Вы своими действиями опозорили род Малфой и род Блэк, Ваша мать попросила меня преподать Вам то же наказание. Сорок ударов розг.
  
   Дав переварить эту новость ошарашенным студентам, Тревор продолжил.
  
  - В связи с этим у Всех нас возникла проблема. Согласно традициям, наказание проводится публично. Другими словами, Вы все будете сверкать своими обнажёнными ягодицами на глазах всей школы.
  
   Выждав ещё минуту, Тревор продолжил:
  
  - В том числе и в присутствии наших зарубежных гостей.
  
   Это было прямым попаданием. Подобного ужаса студенты не испытывали никогда.
  
   Дав возможность всем проникнуться и выждав нужное время, Тревор начал заканчивать свою речь.
  
  - В связи с тем, что я, как вступивший на пост директора, имею право предоставить своим студентам своеобразный подарок, моё решение следующее. Учитывая, что завтра бал, я откладываю наказание на неопределённый срок. В случае, если до конца года в школе будет замечена малейшая провокация любой из сторон, то наказание для всех студентов будет приведено в исполнение немедленно.
   Теперь, то, что касается конкретно Вас четверых. За то, что Вы своими действиями опозорили свои факультеты, Вы изгоняетесь с них.
  
   Движением руки, Тревор перекрасил галстуки главных смутьянов в серый цвет. В такой же цвет был закрашена и символика на мантии.
  
  - Вам запрещено садиться за общий стол в главном зале. Отныне Ваш стол позора будет стоять отдельно. В дальнем углу.
  
   Теперь студенты поняли, для чего был принесён тот стол.
  
  - Когда Вы своими действиями искупите свою вину перед своим факультетом, старосты должны обратиться ко мне с просьбой о Вашем возвращении. Отныне, всё зависит от Вас. Можете расходиться и готовиться к балу. На этом всё.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано.
  
  
  Первые шаги к мастерству.
   После грандиозного разгона, устроенного теперь уже новым директором Хогвартса, Гарри сидел в его кабинете и вспоминал последние два месяца, а они оказались для него по-настоящему изматывающими. Тревор занимался с ним боевой магией по несколько часов в день. Большую же часть времени Гарри варил зелья. После снятия ограничителей и всплывания из подсознания просто чудовищного массива информации его дар к зельеварению открылся во всю свою силу. Уже спустя месяц Гарри стал варить высшие зелья, уровня Мастера, разрешённые Министерством Магии. В этом процессе ему активно помогал лаборант из больницы Святого Мунго мистер Алдрейдж. После приготовления зелья, Алдрейдж лично отвозил его в Святого Мунго. С каждым новым сваренным зельем Гарри удавалось лучше прочувствовать сам процесс его изготовления, а следовательно, и улучшить своё влияние на него. Именно на этом и основывается дар зельевара. Возможность почувствовать зелье в процессе его изготовления.
  
   Теперь ему стало понятным, почему рецепты Снейпа, написанные на доске, отличались от тех рецептов, что были записаны в книгах. Ответ оказался до банальности простым, а именно, во времени и в Завесе.
  
   Завеса влияла на мир значительно сильнее, чем можно было предположить на первый взгляд. Энергия, которая пронзает весь мир, со временем истощается, а пополниться ей просто неоткуда. Из-за уменьшения её количества, ослабевает её влияние на животный и растительный мир. Чтобы компенсировать её, необходимо дополнять или изменять рецептуру зелий каждое десятилетие. Вот для этого и нужен мастер-зельевар, который сможет прочувствовать процесс.
  
   С каждым днём Гарри всё глубже затягивало это направление магического искусства. С каждым новым рецептом возрастало его мастерство. И всё больше и больше Гарри удивлялся таланту Снейпа. Так извратить обучение столь интересному искусству, чтобы ученики возненавидели его - для этого действительно нужен талант. За две недели, до бала, Гарри смог сделать новый шаг в своём развитии. Он, по записям Салазара Слизерина, смог восстановить несколько потерянных рецептов, существенно их видоизменив.
  
  ***
  
  
  
   За полтора месяца до начала бала.
  
   Вот уже две недели как Гарри отправляет Грегори Уайту, из больницы Святого Мунго, образцы приготовленных зелий. За дополнительную оплату он передавал их лаборантам, и те делали отчёт о недостатках и ошибках, сделанных в процессе приготовления зелий. Разумеется, за анонимность пришлось заплатить отдельно, но это того стоило.
  
   Не последнее слово в развитии его мастерства сказала, как ни странно, некромантия. Точнее, его возможности, как Лорда Смерти. Именно благодаря этим возможностям он научился не просто чувствовать зелья, но и видеть их магическую составляющую. Получилось это совершенно случайно. На второй неделе своей практики Гарри решил сварить мазь от ожогов. Данная мазь была невероятно эффективна и востребована. Но был недостаток. Процесс приготовления данного бальзама был весьма нестабильным и взрывоопасным. Уже два взорванных котла окончательно испортили его настроение и пошатнули его уверенность в своих возможностях. Поздний вечер и сильная усталость лишь усугубили его состояние. В процессе третьей попытки, Гарри почувствовал в бальзаме некую неправильность. Сосредоточившись над котлом, Гарри закрыл глаза, пытаясь разобраться в своих чувствах. Из той информации, что он получил от Гермионы, а точнее от её матери, он знал, что интуиция и чувства - это то, на что в первую очередь должен обращать своё внимание любой зельевар. Спустя минуту наступил момент, когда Гарри сквозь закрытые веки увидел трёхмерное изображение разноцветного зелья. Представляло оно из себя смешанные пазлы разных цветов. Пазлы были перемешаны, но при этом, они старались выстроиться в определённый порядок. Проблема оказалась в том, что некий серый туман не позволял разноцветным кусочкам пазла занять нужное положение и соединиться друг с другом. Они распадались на составную мозаику и пытались собраться вновь. Фактически в зелье происходила борьба. Желая убрать серую дымку, которая мешает пазлам зацепиться друг за друга, Гарри мысленно представил свои прозрачные руки и опустил их в котёл. В этот момент он впервые почувствовал зелье. Он начал подталкивать кусочки пазла навстречу друг к другу, помогая им выдавливать серую дымку между ними. Когда последний цветной пазл встал на своё место, радужная мозаика вспыхнула и покрылась равномерным золотистым цветом, слегка смазанным серой дымкой.
  
   Стоило Гарри открыть глаза, как вместо золотистого зелья, которое было в его воображении, перед ним предстала готовая мазь яркого фиолетового цвета. Гарри вновь сверился с рецептом. Там ясно было сказано, что от насыщенности цвета зелья, зависит его качество. От нежно голубого до синего. О фиолетовом цвете не было сказано ни слова. Да и по времени, мазь оказалась готова на час раньше положенного. На всякий случай, Гарри отправил образцы Грегори Уайту и отправился спать.
  
   В четыре утра, в его дверь постучали.
  
  - Мистер Поттер.
  
   Гарри с удивлением услышал голос мадам Максим.
  
  - Мистер Поттер. Вы не могли бы утихомирить Ваших гостей?
  
  - Моих гостей? - Гарри с изумлением посмотрел на часы. - Какие могут быть гости в четыре часа утра?
  
  - Вам лучше знать! - раздался недовольный голос директрисы.
  
   Гарри встал, оделся и направился с мадам Максим в малую гостиную. Один волшебник стоял к нему спиной, в то время, как другой возбуждённо расхаживал по гостиной.
  
   Гарри спросил:
  
  - Что случилось, уважаемые?
  
   Стоящий к нему волшебник обернулся и Гарри узнал колдоменика Грегори Уайта.
  
  - Ооо, мистер Поттер. Мои искренние извинения за столь ранний визит, но у меня больше не было возможности сдерживать моего коллегу. Позвольте представить главного колдомедика больницы Святого Мунго, магистра Джорджа Стивенсона.
  
  - Мистер Поттер. Рад с Вами познакомиться.
  
   Стивенсону на вид нельзя было дать больше шестидесяти. Невысокий, но весьма энергичный волшебник. Он энергично пожал Гарри руку и сказал:
  
  - Мы здесь из-за бальзама для заживления ожогов.
  
   У Гарри похолодело в животе.
  
  - Я надеюсь, я не сварил ничего серьёзного?
  
  - Ну, вообще-то сварили, - сказал Стивенсон. - Нет-нет. Вы неверно меня поняли. Бальзам, чей образец Вы прислали, оказался очень высокого качества. Скажите, у Вас ещё остался запас?
  
  - Да, но я по-прежнему не понимаю...
  
  - Потом, потом. Нам срочно нужен этот бальзам. Подробности я сообщу Вам позже.
  
   Растерянный Гарри проводил их в свою лабораторию и переложил им весь запас бальзама в несколько стеклянных колб. Передал он их со словами:
  
  - Хорошо, что Вы пришли так рано. Мне было лень вчера вечером возиться с ним, и потому я хотел уничтожить его сегодня утром, как проснусь.
  
   От неожиданных слов, Стивенсон едва не выронил свою драгоценную ношу, и неодобрительно посмотрев на Гарри, проворчал:
  
  - Не стоит так шутить, молодой человек.
  
  - Я по-прежнему не понимаю... - начал говорить Гарри.
  
  - Потом, молодой человек. У нас мало времени. Приходите к мистеру Уайту к десяти часам. Мы всё Вам объясним.
  
   Чуть ли не бегом, два колдомедика покинули карету и достигнув границ Хогвартса с хлопком исчезли.
  
   Гарри и мадам Максим с удивлением посмотрели на заспанного завхоза, мистера Филча, ожидая от него объяснений. Но тот ответил им таким же взглядом. После этого, все дружно пожали плечами, и отправились в свои кровати.
  
  ***
  
  
  
   Ровно в десять часов Гарри постучал в дверь Грегори Уайта.
  
  - Войдите! - раздался голос. - А, это Вы, мистер Поттер. А мы Вас уже заждались. Прошу, присаживайтесь.
  
   Растерянный Гарри сел в кресло и вопросительно посмотрел на Грегори Уайта и на Джорджа Стивенсона.
  
  - Мистер Поттер, - взял разговор в свои руки Стивенсон, - как Вы уже поняли, мы здесь из-за Вашего бальзама. Не могли бы Вы поподробнее рассказать о процессе его приготовления. Как мы поняли из Вашей сопроводительной записки, Вы совершили некую ошибку в рецепте. Вот именно эта ошибка нас и интересует.
  
  - Я, конечно, расскажу Вам все подробности, - сказал Гарри. - Но в начале, я хочу знать, из-за чего весь этот шум?
  
  - Да, конечно. Прошу прощение. Видите ли в чём дело. Вчера вечером, к нам привезли семью, состоящую из молодых супругов и их пятилетней дочери. Я не знаю, из-за чего у них там произошёл спор, но в результате их действий ребёнок был напуган, и у него произошёл первый неконтролируемый магический выброс. С одной стороны, это просто замечательно, но есть одно но. Первый магический выброс, всегда опасен не только для окружающих, но и для самого молодого мага. В общем, в результате этого выброса, произошло магическое возгорание. Родители вовремя смогли обезопасить себя и ребёнка, но неконтролируемый выброс на то и неконтролируемый. Ребёнок пострадал. Сильно. Сильные ожоги кожного покрова. Проблема оказалась в том, что магические повреждения, как правило, не лечатся, либо лечатся очень тяжело. Если волшебнику отрубить руку или палец, например обычным мечом, то отрастить потерянную конечность не составит никакой проблемы. Но если это произвести зачарованным оружием и заклятьем, то помочь несчастному калеке могут лишь некроманты.
  
  - Я в курсе, что в нашей стране запрещена некромантия в медицине. Мистер Грегори Уайт просветил меня.
  
  - Да, мистер Поттер. К сожалению это так. Но вернёмся к пострадавшей семье. Хоть супруги и смогли вовремя принять меры, но они так же пострадали от ожогов. У нас есть специальные мази, и они прекрасно помогают в заживлении.
  
  - Но..., - спросил Гарри.
  
  - Но наши мази не могут убрать шрамы от магического огня. От обычного - не проблема. Но не от магического.
  
  - Я по-прежнему не...
  
  - Терпение, мистер Поттер. Так уж получилось, что наши запасы почти иссякли. Вот тут-то и подвернулась Ваша мазь, которую Вы прислали для контроля. В общем, мы её испробовали на взрослых пострадавших совершенно случайно. Лаборант за свою халатность уже наказан. Мистер Поттер, мы не знаем, что Вы сделали, но это очень Важно. Ваша мазь способна убрать не просто полностью ожоги, но и шрамы от них. Понимаете. Пострадавшая девочка, обречённая всю жизнь прожить со страшными шрамами от ожогов, теперь может спокойно прожить полноценную жизнь. Поэтому мы просим Вас рассказать, а ещё лучше изготовить ещё одну порцию мази на наших глазах. Возможно, мы заметим то, что Вы упустили.
  
  - Ну, это не проблема, - сказал Гарри. - Рецепт, с которым я работал, остался без изменений. Но под конец, я почувствовал, что у меня опять что-то не получается, и зелье может вновь взорваться, как предыдущие два. Тогда я...
  
  ***
  
  
  
   Через двадцать минут.
  
  - Очень интересно, - сказал Стивенсон. - Значит, Вы не просто почувствовали состав, но и увидели зелье в виде кусочков разноцветной мозаики.
  
  - Да, они похожи на пазлы разных цветов. Они хотели соединиться, но серая дымка не позволяла им сделать это.
  
  - А когда Вы помогли пазлам встать на место, то в Вашем внутреннем зрении они приобрели однородный светло-золотистый цвет.
  
  - Верно. Ещё я заметил, что зелье было изготовлено на час раньше.
  
  - Очень интересно.
  
  - Но серая дымка никуда не делась. Она по-прежнему пронизывает зелье.
  
  - Мистер Поттер, Вы не могли бы нам продемонстрировать это. Ну, я имею в виду сварить зелье.
  
  - Если у Вас есть лаборатория и нужные компоненты.
  
  - Не нужно так шутить, мистер Поттер. В конце концов мы в больнице Святого Мунго. Прошу следовать за мной.
  
  - Минуту, - сказал Уайт. - Мистер Поттер. У меня есть одна идея, но мне необходимо, что бы Вы снова прошли сканирование Вашей ауры. Если моя идея сработает, то Вы об этом не пожалеете. Уверяю Вас.
  
  ***
  
  
  
   Спустя сорок минут в лаборатории.
  
  - Теперь, мистер Поттер, когда Вы добавили второй компонент, закройте глаза и объедините пазлы. Что Вы видите.
  
   Вспышка. Пазлы получили однородный золотистый цвет.
  
  - Мистер Уайт?
  
  - Да, мистер Стивенсон. Как я и думал. Мистер Поттер своей магией ускоряет процесс реакции. Теперь добавьте следующие два компонента. Что Вы видите?
  
  - Золотистый цвет пропал. Состав вновь разбился на мешанину из движущихся частей пазлов трёх цветов.
  
  ***
  
  
  
   Спустя час.
  
  - Невероятно! - Стивенсон смотрел на готовое зелье и не верил своим глазам. - Чуть более, чем за час Вы сделали то, на что уходит, как минимум, пять часов. Это же прорыв в зельеварении!
  
  - Мистер Поттер, я прошу Вас сварить ещё одно зелье, но теперь в несколько иной последовательности. Мистер Стивенсон. Меня связывает клятва, данная мистеру Поттеру. Я прошу Вас на время покинуть нас. Если мистер Поттер посчитает, что эту тайну можно доверить ещё кому-нибудь, то Вы будете первым, кто её узнает.
  
   Стивенсон недовольно посмотрел на Уайта. Затем на Поттера и вновь на Уайта.
  
  - Я хотел бы присутствовать. Мистер Поттер. Поймите меня правильно. Подобные события крайне редки в нашем мире. Это впервые за всю историю всего магического мира, когда волшебник Вашего возраста добился подобных результатов, как бы пафосно это не звучало. В крайнем случае, я готов принести непреложный обет, но я должен присутствовать!
  
  - Мистер Стивенсон, - сказал Гарри, - я согласен на непреложный обет. Вы должны будете молчать о том, что узнаете обо мне до тех пор, пока я не разрешу Вам обратное.
  
  - Я согласен.
  
  ***
  
  
  
   Спустя пять минут и один непреложный обет.
  
  - Итак? - с нетерпением спросил Стивенсон.
  
  - Я даю Вам своё разрешение на передачу этой информации Вашему коллеге мистеру Стивенсону, мистер Уайт, - сказал Гарри.
  
  - Вы знаете кто такие Лорды Смерти?
  
  - Разумеется! В конце концов я управляю этой больницей уже свыше сорока лет.
  
  - Оу! - удивился Гарри.
  
  - Да! - хмыкнул Стивенсон. - Я генеральный колдомедик больницы Святого Мунго. Другими словами, я здесь главный.
  
  - А ещё он очень скромный, - усмехнулся Уайт.
  
  - Не более чем Вы, друг мой, - не остался тот в долгу.
  
  - Так вот, позвольте Вам представить, друг мой, Гаррольда Джеймса Поттера. Лорда Смерти.
  
  - Оу! - теперь уже удивился Стивенсон. - Но во имя Мерлина! Как?
  
  - Это долгий рассказ. Но об этом позже.
  
   Дав своему коллеге время прийти в себя и переварить новость, Уайт стал высказывать свою идею.
  
  - Очевидно, у мистера Поттера произошёл своеобразный сплав дара к зельеварению и возможностей Лорда Смерти.
  
  - А его подсознание, - продолжил его рассуждения Стивенсон, - помогает ему разобраться в процессах проходящих в зелье на доступных для него образах, в виде разноцветных пазлов. Это объясняет, откуда у мистера Поттера столь сильная чувствительность, которая приходит к мастеру-зельевару лишь спустя десятилетия.
  
  - Верно. Как Вы уже знаете, мистер Поттер, в зельях важен не столько набор химических компонентов, сколько их магические составляющие. Любые зелья имеют побочные эффекты. Они тоже состоят из агрессивной магической энергии.
  
  - Вы хотите сказать, что тот серый туман, который не даёт пазлам встать на место...
  
  - Да, мистер Поттер, Вы поняли о чём я. Учитывая то, что Вы Лорд Смерть, данная энергия не только неопасна для Вас, но и в какой-то мере полезна для Вашего развития. Вот я и подумал, а что если Вы будете не подталкивать пазлы на встречу друг другу, как бы выдавливая этот серый туман, а... - и Уайт вопросительно посмотрел на Гарри.
  
  - А попробовать вытянуть серый туман из зелья, - сказал Гарри. - Тогда пазлы сами встанут на свои места даже без моей помощи.
  
  - Верно. Например, создав щуп в виде полой трубочки, Вы сможете как бы выпить эту отрицательную энергетику. Этим Вы ускорите приготовления зелья в разы.
  
  - Можно попробовать. - задумчиво сказал Гарри.
  
  - Давайте, - сказал Уайт, - а мы проследим за состоянием Вашего здоровья и Вашей ауры.
  
  ***
  
  
  
   Спустя тридцать минут три мага склонились над котлом.
  
  - Вы видите тоже, что и я? - спросил Стивенсон.
  
  - Я не знаю, что видите Вы, но я вижу мазь, чьё качество значительно превосходит то, что способен изготовить мастер-зельевар. Кроме того, она значительно лучше предыдущего. Да и сварено было значительно быстрее.
  
  - Мистер Поттер, - сказал Стивенсон, - у Вас сегодня есть время?
  
  - Ну, вообще-то да.
  
  -Вы меня очень обяжете, если попробуете сварить зелье по одному очень сложному рецепту. Главный его недостаток в том, что оно готовится в течение полутора лет. Затем, столько же времени оно настаивается. То, что Вы делаете, в общем, похоже, что в Вашем случае время для реакции зелью больше не нужно. Ведь главное препятствие для реакции магических компонентов - это, как Вы выразились, серый туман.
  
  - Мистер Стивенсон, мне самому интересно, что получится. Если Вы проконтролируете процесс моей работы, то я так же буду очень признателен.
  
  - В таком случае, - Стивенсон возбуждённо потёр ладонями друг об друга, - приступим.
  
  ***
  
  
  
   Полтора часа спустя три волшебника вновь склонились над котлом.
  
  - Так значит, мистер Поттер, серого тумана было значительно больше?
  
  - Да, мистер Стивенсон. Кроме того, он был значительно плотнее.
  
  - И насколько?
  
  - Если плотность в предыдущем зелье не превышала плотности обычного дыма, то в этом зелье, плотность была примерно как у мягкого пчелиного воска. Ваша версия подтвердилась. Скорость реакции зависит от количества серого тумана и от его плотности между пазлами. В начале мне было очень тяжело отбирать её. Но чем дальше, тем легче мне было делать это. Кроме того, после того, как все пазлы слились в месте, золотистый цвет стал значительно ярче и насыщенней.
  
  - Похоже, что этот, так называемый, серый туман здорово влияет не только на скорость изготовления зелья, но и на его качество. Мистер Уайт. Сколько времени прошло?
  
  - Мистер Поттер варил зелье ровно один час двадцать семь минут. А теперь, прошу следовать за мной. Мне необходимо обследовать Вашу ауру, мистер Поттер. Конечно, я наблюдал за ней на протяжении всего эксперимента, но перепроверить не помешает.
  
  ***
  
  
  
   Спустя ещё сорок минут в кабинете мистера Уайта.
  
  - Как я и предполагал, Вы в полном порядке.
  
  - Что насчёт "зерна"? - спросил Гарри.
  
  - Практически в том же состоянии. Как я Вам и говорил, даже для его незначительного роста необходимо просто дикое количество некроэнергии.
  
   -Мистер Поттер, - сказал Стивенсон, - как я понимаю, Вам необходима практика как в зельеварении, так и в Ваших возможностях Лорда Смерти.
  
  - Верно, - сказал Гарри.
  
  - Для начала поговорим о Вашей способности поглощать враждебную магию. После последней войны у нас осталось очень много пострадавших от тёмных проклятий, которым мы не смогли помочь. Ваше появление для них - это благословение самой Магии. Не больше, и не меньше.
  
  - У меня в этом деле практически нет опыта. Да и не хотелось бы мне светиться. Я наелся этой славы досыта.
  
   -Я понимаю Вас. Давайте сделаем так. Вы попробуете применить свои способности под нашим прямым контролем. Разумеется, непреложный обет все участники, которые будут помогать Вам, принесут в обязательном порядке. Что касается Вашего постоянного посещения больницы, то я очень обеспокоен Вашим здоровьем. Всё-таки Вы герой магического мира. Я собираюсь лично наблюдать за Вашим лечением вместе с моими коллегами. В конце концов, это меньшее, что мы можем сделать для Вас. Как Ваш личный лечащий врач я настаиваю на Вашем обязательном посещении больницы каждый день. Со здоровьем шутки плохи, молодой человек. Особенно, если это здоровье молодого мага.
  
   На последних словах Стивенсон уже улыбался такой ослепительной улыбкой, что бывший профессор Златопуст, при виде её, немедленно потребовал бы для себя яду.
  
   -Мне нравится Ваша идея. Давайте сделаем так. С Вами свяжется представитель моего опекуна, и Вы с ним обо всём договоритесь.
  
  - Замечательно. Теперь насчёт зелий. Вы уже в курсе о проблемах, с которыми наша больница столкнулась. Я имею в виду законы, принятые Министерством Магии.
  
  - Вы имеете в виду запрет на изготовление высших зелий. В смысле, "запрещённых".
  
  - Верно. Так вот. Есть один нюанс, с которым будет вынуждено считаться даже наше Министерство. Подобные зелья весьма опасны именно по тому, что изготовить их с минимальными побочными свойствами весьма проблематично даже для опытных мастеров. У Вас с этим проблем нет. Вы способны просто поглотить всю враждебную энергетику. Более того, если Вы сварите хотя бы одно высшее зелье уровня магистра и получите данное звание, то мы, в Вашем лице, получим Магистра Зельевара, с которым будут вынуждено считаться даже наше твердолобое Министерство. Они просто не будут иметь право запретить Вам варить те зелья, которые относятся к запрещённым.
  
  -А почему тогда Вы до сих пор не обратились к магистру?
  
  - Потому что последний магистр за последние шестьсот лет - это Николас Фламель.
  
  - Оу, - сказал Гарри.
  
  - Кроме того, мистер Фламель имеет другие, более солидные заказы. Его услуги нам просто не по карману. В связи с этим я предлагаю Вам сделку. Вы изготавливаете для нашей больницы зелья. Мы их тщательно проверяем и фиксируем. Результаты лечения Вашими зельями мы будем записывать в отдельный журнал. Когда Вы приобретёте необходимый опыт, я сделаю заявку в международный совет мастеров-зельеваров. Я уверен, что вероятность получения Вами учёной степени магистра, будет весьма велика.
  
   Пока Гарри на какое-то время задумался, Стивенсон решил дожать.
  
  - Если Вы хотите иметь возможность варить любые высшие зелья, Вам в любом случае нужно получить статус Магистра, даже если Вы покинете нашу страну. Это международный закон. Просто в нашей стране, это правило довели до абсурда.
  
  - Скажите, а можно будет сделать так, чтобы в случае успеха моя личность осталась в тайне?
  
  - Это странное пожелание, мистер Поттер, но не вижу никаких препятствий. Совет мастеров-зельеваров скажет миру ровно столько о Вас, сколько Вы сами им разрешите. У них предусмотрено подобное пожелание претендента. Правда, Ваши теоретические знания более, чем скромны, но учитывая Ваши способности, это уже не существенно. Кроме того, мы готовы выделить Вам опытного сотрудника, который будет помогать Вам как с теорией, так и с практикой. Лорд Смерть - это легендарная личность. Но за всю историю никто из них не был зельеваром. По тому, что мне удалось увидеть, Ваши зелья могут превзойти даже зелья Николаса Фламелья. Ведь в Ваших зельях нет побочных свойств.
  
   Подумав ещё некоторое время, Гарри сказал:
  
  - Мистер Стивенсон, я принимаю Ваше предложение. Но я настаиваю, чтобы моё имя оставалось в тайне. На это есть причины, о которых я не хотел бы распространяться. С Вами свяжется мой поверенный.
  
  - Хорошо, мистер Поттер. А теперь, если Вы не против, не могли бы Вы сварить ещё одно зелье?
  
  ***
  
  
  
   Открывшаяся дверь заставила Гарри вернуться из воспоминаний.
  
  - Директор Тревор. - Гарри встал и обозначил полупоклон.
  
  - Мистер Поттер, - Тревор вернул полупоклон.
  
  - Вы хотели меня видеть?
  
  - Да, мистер Поттер.
  
   Тревор выпрямился и официально проговорил:
  
  - Мистер Поттер, позвольте мне вернуть Вам наследие одного из Ваших предков.
  
   С этими словами он протянул Гарри Бузиновую Палочку. Взяв её Гарри задумчиво посмотрел на Тревора.
  
  - Вы могли оставить её у себя, господин директор. Вместе с мощью источника Хогвартса, Вы были бы непобедимы.
  
  - Чушь, мистер Поттер, и Вам это прекрасно известно. Тем более, что сегодня я получил этому прямое доказательство.
  
  - А поподробнее.
  
  - Как Вы понимаете, Дамблдор расстался с ней не просто так. Более того, я уверен, что будь у него любая другая палочка, то он смог бы нас всех вышвырнуть из Хогвартса как сопливых юнцов.
  
  - Но...
  
  - Но в последний момент Бузиновая Палочка предала его. Вся его сила, знания и опыт оказались ничем перед её предательством. Я узнал тот щит, которым он оградил себя от Попечительского Совета.
  
  - И...
  
  - Он оградил себя высшим щитом не просто от Попечительского Совета, но и от меня. Пробить его практически невозможно. Я нанёс удар кинжалом, скорее от безысходности. И что в итоге? Я пробил высший щит, почти не почувствовав сопротивления. Дамблдор страшный враг, мистер Поттер. Сегодня я убедился в этом. Умный, хитрый, опытный и чрезвычайно изворотливый боевой маг. Но он совершил ту же ошибку, что и его предшественники. Он не смог отказаться от той силы, что даёт Ваш семейный артефакт. Нам всем просто невероятно повезло, что Бузиновая Палочка предала его именно в этот момент. У меня есть подозрение, что его возраст восьмидесятилетнего старика, не более, чем маска. Как впрочем и поведение этакого слегка сумасшедшего чудака. Волшебники с подобной силой стареют крайне медленно. Он должен выглядеть не более, чем на сорок лет.
  
  - Значит, будь у него не Бузиновая Палочка, а его родная, то даже объединившись вместе с Попечительским Советом Вы сомневаетесь в своей победе?
  
  - Учитывая его знания и опыт? У нас не было против Дамблдора ни единого шанса. Сегодня я ясно понял это. Так что, мистер Поттер, если Вы столкнётесь с ним, делайте единственное, что Вы сможете сделать. Бегите.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  И как феникс из пепла...
   Гермиона шла по подземельям Хогвартса. Она попросила Гарри не ходить с ней. Это было требование её матери. Да. Теперь Гермиона по настоящему стала чувствовать, что всё это было подготовлено не леди Морганой, а именно матерью для своего ребёнка. Гарри это, конечно, не понравилось, но он был вынужден уступить ей, тем более что директор Тревор попросил его зайти в кабинет для приватного разговора. Пока Гарри занят разговором, Гермиона решила не тянуть время, а начать вступать в своё наследство. Моргана постаралась учесть все возможные варианты будущих событий. В том числе, если её дочь попадёт под ментальный контроль взрослого мага. Коридор к саркофагам для ускоренного обучения находился не просто в складке реальности, но и был буквально усыпан защитными плетениями. Их главная задача состояла в том, чтобы просканировать ауру и сознание юной сидхи и освободить её от возможного магического контроля.
  
   В случае обнаружения закладок в подсознании или прямого контроля, в действие вступали плетения, установленные лично леди Морганой, и уничтожали всё, что могло удержать сознание дочери в плену.
  
   Следующая ступень защиты уничтожала практически любого волшебника, который осмелится сопровождать дочь Морганы. Именно поэтому было важно Гермионе пройти этот коридор в одиночестве. Лишь пройдя коридор до конца и получив подтверждение от сканирующих плетений, что наследница абсолютно свободна как от возможных закладок в подсознании, так и от магических рабских клятв, наследница могла пройти последнее сканирующее плетения и отключить все те смертельные ловушки, которые были настроены Морганой против недругов её дочери, которые, идя на поводу своей алчности, наверняка будут сопровождать её.
  
   Вот последнее сканирующее плетение пройдено, и Гермиона остановилась перед тупиком. Хмыкнув, она перешла на аурное зрение. Нарисовав плетение, она напитала его силой. Вспышка, и стена исчезла. Девушка вошла в небольшой зал. Весь пол был исписан рунами. Встав на одну из рун, Гермиона вновь нарисовала очередное плетение и напитала его силой. Вспышка. Раздвинув пространство, в центре зала появился небольшой гранитный алтарь. В центре алтаря бороздками, залитыми золотом, была начерчена шестиконечная звезда. На каждом конце луча, в специальных углублениях, лежали шесть драгоценных камней. Гермиона поменяла местами два драгоценных камня и стала всматриваться в них. Спустя минуту Гермиона удовлетворённо кивнула головой и пробормотала:
  
  - Теперь ловушки деактивированы и можно будет сюда привести Гарри.
  
   Подойдя к очередной стене, Гермиона вновь напитала плетение силой, и вошла в появившийся проход.
  
   Следующий зал был значительно больше. В центре стояли два хрустальных саркофага, исписанные рунами. Вдоль стен стояли особые накопители ментальной энергии, сделанные из горного хрусталя.
  
   Семь накопителей ментальной энергии. Семь камней из горного хрусталя, как зубы дракона высотой в два метра, ожидали своего часа. Вокруг каждого из накопителей стояло ещё по семь накопителей уже в виде хрустальных шаров диаметром в половину метра каждый. Шары также были покрыты рунами для накопления обычной магической энергии. Осматривая шары аурным зрением, Гермиона начала хмуриться. Светящиеся руны на них гасли одна за другой. Через минуту она уже бежала в главный ритуальный зал. Там хранилось сердце и разум замка. Алтарь Хогвартса. Благодаря тому, что Гермиона использовала потайные ходы, о которых не знал ни один из директоров прошлого, она оказалась у ритуального зала уже спустя десять минут. Активировав очередное плетение, Гермиона открыла проход и, не успев войти в зал, отшатнулась, а затем её глаза злобно прищурились и она прорычала:
  
  - Какого демона?
  
  ***
  
  
  
   Несколькими часами ранее.
  
   Дамблдор переместился на одну из военных баз недалеко от Хогвартса. У него было много подобных убежищ. Вторая мировая война многое дала ему как в материальном плане, так и в знаниях. Несколько ментальных закладок военным командующим магловских войск, и приказ о строительстве секретных баз отдан. Через пару лет оказалось достаточно подчистить память всего лишь нескольким пешкам, считающих себя ферзями, и вуаля! Без каких бы то ни было затрат, маглы создали для Дамблдора все условия для безопасной работы.
  
   Спустя несколько часов кропотливой работы Дамблдор зажёг последнюю свечу. Внимательно посмотрев на рунный круг, старый маг удовлетворённо кивнул головой. Подойдя к стене, он достал из старого сейфа хрустальный пузырёк с алой жидкостью, исписанный рунами. Мельком глянув на полку, он взял с неё карточку от шоколадной лягушки.
  
   Прочитав строчки Дамблдор хмыкнул.
  
   "Не двенадцать способов, а четырнадцать, - подумал Дамблдор, - но Вам этого знать совсем не обязательно. Во имя всеобщего блага! Не больше и не меньше".
  
   Собственно ради этого тринадцатого способа он и затеял эксперименты с кровью дракона. Четырнадцатый способ вылез на гребне волны тринадцатого.
  
   Некоторые сквибы, искупавшись в крови дракона, приобретали невероятные силы. На них переставала действовать как сталь, за исключением зачарованной, так и заклятия. Физическая сила и продолжительность жизни резко увеличивалась в разы. И эти свойства проявлялись у обычных сквибов, у которых магическое ядро было в состоянии зародыша. На что же мог бы рассчитывать маг с полноценным ядром, тем более маг с его силой? Когда молодой студент Хогвартса Альбус Дамблдор подумал об этом, то у него просто дух захватило от возможных перспектив. Двенадцать неудач, и только потом ему повезло. Чтобы продолжить исследования, у него просто не хватило денег, которые щедрой рукой выделял ему Фламель. Но и того, что он добился, было не мало. Как ни странно, подобная идея посещала не только одного Дамблдора. Сквибов, как впрочем и маглов - рыцарей, искупавшихся в своё время в крови дракона, были сотни. Но лишь единицы из них получили столь поразительный результат.
  
   Ему потребовались годы, чтобы достичь успеха. Но он был упорен в достижении своей цели, и был вознаграждён. Ответы на его вопросы нашлись в тёмных ритуалах Ведьм Чернолесья. Эти садистки гнались за вечной молодостью и весьма преуспели в этом. Но было одно но. Для ритуального омовения они использовали кровь младенцев. При мысли об этом ритуале Дамблдора передёрнуло. Знания нейтральны, и лишь волшебник решает, как их применить. В то время с этим Дамблдор был согласен. Когда он скрестил ритуал Ведьм Чернолесья с кровью дракона, результат удивил даже Фламеля. Сталь, малые проклятья и большая часть проклятий среднего круга стали для Дамблдора абсолютно безвредны. Его кожа стала наподобие брони. Физическая сила, скорость и реакция приобрели просто фантастические возможности.
  
   Его друг и наставник Николас Фламель был в экстазе. Он воспитал за несколько лет ученика, который мог со своим открытием претендовать на титул Магистра, но Дамблдор отказался. Заявлять об этом открытии в погоне за титулом Магистра он не собирался. Да и то, на каком ритуале основано его открытие, посторонним знать не следовало. На радостях, Фламель дал своему ученику немного эликсира из философского камня. Дамблдор был молод и не задумывался о старости, которая будет ой как не скоро, и тогда он сделал следующий шаг в своих исследованиях. Благодаря эликсиру своего наставника, он открыл четырнадцатый способ использования крови дракона. И вновь ему помогла по-настоящему чёрная магия. Лишь возможности крови дракона в совокупности с эликсиром жизни позволяли избежать столь страшных ингредиентов в ритуале увеличения своей магической силы, которые использовали тёмные маги. Отобрать магическое ядро вместе с жизнью ребёнка-мага, на это молодой Дамблдор никогда бы не пошёл. Но основу ритуала он понял, а ингредиенты..., их можно заменить. Эту возможность и дал ему Фламель вместе с эликсиром жизни, как впрочем, и с доступом к магическому источнику, где располагалась одна из его лабораторий.
  
   Дамблдор разочарованно покачал своим воспоминаниям. Нет, ритуал прошёл просто идеально. Более того. Его и без того не малые магические силы увеличились втрое. Если бы не укреплённое благодаря крови дракона тело, то его просто разорвала бы на части переполняющая его мощь. Но у ритуала оказался побочный эффект. Для увеличения магического ядра он буквально выпил магический источник до капли, и он прекратил своё существование. Именно в тот день Фламель указал Дамблдору на дверь. Именно с тех пор Фламель отказался брать себе новых учеников. Нет, Фламель по-прежнему считал его своим другом. Но с тех пор он предпочёл дружить со своим бывшим учеником на расстоянии.
  
   Но в тот момент, покидая дом своего учителя, Дамблдор думал о другом.
  
  ***
  
  
  
   Интерлюдия.
  
   Во времена его молодости многие чистокровные маги развлекались тем, что накладывали на маглов империо и круцио. Это не было секретом. Просто об этом не принято было говорить. Сложно молодому чистокровному магу, гуляющему в поисках приключений, пройти мимо симпатичных девушек маглов: гормоны ведь бушуют. А так империо, самое то, и у тебя куча время для реализации всех своих самых низменных фантазий. Потом обливиейт и дело в шляпе. Довольно часто после таких игр маглы не выживали. Однако арсенал заклятий магов располагал огромным выборам скрытия улик. Если маглы начинали искать слишком активно какого-то непонятного молодого человека в странной мантии, всего тридцать галеонов в Министерство нужным людям, и маглы сразу находят наркомана из близлежащей секты. У них от наркоты постоянно слетает "крыша" и Голос говорит, пойди и сделай то-то. Он теперь чистосердечно во всем признаётся, и вообще не виноватый он, так Голос велел. В случае если маг засветился слишком сильно и официального слушания не удаётся избежать, то тут расценки на жизни маглов значительно выше, и то лишь в силу того, что прибирать за магом нужно больше и тщательней. Если работы больше, чем обычно, а маг, стервец, деньги зажал, то через суд эти деньги у него и выбивали. В результате довольны все, кроме жертвы и её семьи. Но кого интересует мнение этих маглов? Об этом знали все, просто не принято было об этом говорить, даже среди маглорождённых, во всяком случае до тех пор, пока эта грязь не коснётся лично тебя.
  
   Как гром среди ясного неба на его младшую сестру Ариану напали магловские подростки. За то, что Персиваль Дамблдор, вступившийся за честь дочери и наказал виновных весьма жёстким способом, он был немедленно арестован. Однако мало кто знал, что в результате неконтролируемого магического выброса Ариана сошла с ума. Так что учитывая вышесказанное, суд над Дамблдором старшим был мало того, что странным, но и вылился в откровенный фарс. Официальная версия разбирательства говорила, что магловские подростки решили пошутить над ней, за что Дамблдор и отомстил неразумным детям. Альбус Дамблдор был в ярости. Ложь чистокровных ублюдков от первого до последнего слова. На тот момент он не знал, кому перешёл дорогу его отец, но подобного фальсификата судебного дела он ещё не встречал. Сестра прекрасно контролировала свою стихийную магию. Кроме того, ей была подвластна беспалочковая магия на более высоком уровне, чем у него. Это он знал точно. Должно было произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы сестра потеряла контроль до такой степени, что был повреждён рассудок. Отец имел прекрасную выдержку и самоконтроль. На первый момент после происшествия Ариана выглядела просто напуганной девочкой, находящейся в состоянии шока. Неудивительно что отец вначале решил разобраться в чём дело и прочитать память хулиганов, чтобы понять, что случилось с дочерью и как ей помочь. Однако реакция его отца после увиденного никак не совпадала с тем, что со стороны маглов это была просто злая шутка. Что он увидел, так Альбус и не узнал. Трое из четырёх парней после встречи с его отцом выжили, однако воспоминание его отца не было предоставлено на закрытом слушание. В праве передать воспоминание от отца - сыну, было так же отказано. В праве встречи с отцом в Азкабане было отказано. Заявление о том, что даже если на месте маглов были волшебники, его отец был в своём законном праве на месть, ушло в пустоту.
  
  - Кого интересует твое мнение, ведь ты всего лишь полукровка, - именно так и сказал ему лорд Лонгботом, а затем добавил:
  
  - Твоему отцу следовала принять предложение хотя бы одного из нас, - Однако Альбус уже знал, причину, по которой их семья стоит на грани нищеты. Знал, кто стоит за этим, да Священный Союз и не стремился это скрывать, слишком большой властью и влиянием они обладали уже на протяжении многих сотен лет. И причина носила имя Ариана, его младшая сестра.
  
   По магическим силам она намного превосходила своего старшего брата, который даже будучи на третьем курсе значительно превосходил даже профессоров, за исключением директора школы. За всю историю Хогвартса это был единственный и уникальный случай. Однако он даже рядом не стоял с сестрой. Хоть Дамблдор и завидовал сестре из-за размера магического потенциала, но в тоже время очень гордился ею. Ей пророчили превзойти по силе даже Моргану, и что так будет, не было ни у кого даже сомнений. Отец получал брачные предложения не только от лордов и рядовых аристократов, но и от глав Священного Союза. Да, войдя в одну из таких семей Арианна существенно усилила бы родовую магию и без того не слабой семьи мужа. Однако у отца Альбуса была мечта. Он надеялся, что со временем род Дамблдоров будет достаточно силён, чтобы иметь право претендовать на вхождение в Священный Союз. Именно Ариана имела такую возможность. Благодаря своим силам она не только могла создать и возглавить свой собственный род, но и ввести его в Священный Союз. После этого имя Дамблдоров навсегда было бы вписано в историю магического мира. Лишь одного они не учли. Священный союз не нуждался в новом пополнении. У них не было ни желания, ни смысла делиться властью и привилегиями. Отказ от брачного контракта от нескольких членов Священного Союза был воспринят ими как личное оскорбление, и они не упустили возможность поставить на место зарвавшуюся семью, которая отклонила их щедрое предложение.
  
   Семью обязали продать родовой мэнор с источником родовой силы и родовой библиотекой с артефактами. Большую часть денег передать пострадавшим маглам в качестве компенсации. Для Арианы был шанс вернуть рассудок, но действовать надо было быстро. Нужны были деньги на специалистов, однако, выплата пострадавшим маглам поставила крест на здоровье сестры. Учитывая, что мать была маглорождённой с минимальной магической силой, на её помощь можно было не рассчитывать. Альбус Дамблдор стал изгоем с младшим братом и сестрой-инвалидом на руках. На социальной лестнице чистокровные стали относиться к ним чуть лучше, чем к Уизли. Учитывая, что власть и все должности в Министерстве Магии были в руках у чистокровных семей, блестящее будущее Альбуса было полностью уничтожено. Но судьбе и этого оказалось мало. Спустя полгода семью постиг новый удар. В результате неконтролируемого выброса стихийной магии у сестры погибла и мать. Разумеется, несовершеннолетние сироты не в состоянии разумно распорядиться деньгами, и разумеется, грамотные и ответственные чиновники помогут "правильно" распорядиться остатками семейного состояния. На момент совершеннолетия Альбуса Дамблдора семейный сейф был практически пуст. То, что удалось скопить на унизительных подработках, едва хватало на обучение младшему брату на первый курс Хогвартса. Аберфорд, зная о финансовом состоянии семьи, выразил желание остаться дома и заботиться о сестре. Именно в том момент был рожден истинный Альбус Дамблдор, который укажет чистокровным снобам их место.
  
   Конец интерлюдии.
  
   Фламель был в своём праве. Тогда, оставшись без крыши над головой, Альбус решил принять предложение директора школы, и занять место профессора по трансфигурации. У него появился реальный шанс отомстить за свою сестру и за то, что сделали с его жизнью и жизнью его семьи чистокровные маги. Дамблдор не был обижен на Фламеля.
  
   А ещё ему было страшно. Эти знания о возможностях крови дракона нельзя было выпускать в мир. Иначе его просто захлестнёт количеством новых Тёмных Лордов, жаждущих власти.
  
  ***
  
  
  
   Где-то в горах Шотландии.
  
   Стоя в центре рунного круга, Дамблдор приложил лезвие ритуального ножа к своей ладони и приготовился наполнить своей кровью ритуальную чашу, наполненную кровью дракона. Внезапно он замер и, с подозрением посмотрев на рунный круг и на чашу у своих ног, сказал:
  
  - Однажды я недооценил Вас, мистер Тревор. Это больше не повторится.
  
   С этими словами он убрал чашу и принялся делать новые расчёты. Ему предстояло много работы.
  
   Спустя четыре часа.
  
   В центре рунного круга стоял алтарь из чёрного мрамора. Дамблдор наводил последние штрихи ритуала. Он терпеть не мог магию Вуду. Но выбора не было. Работая вместо кисти пером чёрного петуха, Дамблдор наносил последние руны, написанные смесью из его крови, слюны и мочи. Перепроверив свою работу, Дамблдор поставил на алтарь ритуальную чашу с кровью дракона. Надрез ритуального ножа на ладони, и вот его кровь весело заполняет чашу доверху. Последний штрих, и эликсир жизни смешивается с кровью в чаше. Внимательно вглядываясь в содержимое чаши, Дамблдор дождался нужной реакции и выпил результат своего творчества. Затем он положил ладони на алтарь и потянулся к магическому источнику Хогвартса.
  
  ***
  
  
  
   Спустя час. Школа Хогвартс.
  
   Под изумлённые взгляды студентов по коридору бежала Гермиона Поттер. Вслед на ней, не отставая ни на шаг, мчались Гарри Поттер и директор Хогвартса Марк Тревор.
  
  - Сюда!
  
   Гермиона свернула в тупик, который тут же преобразился в проход. Стоило троице вбежать, как за ними вновь образовалась стена.
  
  - Гермиона?
  
  - Гарри, как у тебя с возможностями Лорда Смерти?
  
  - Ну, я здорово продвинулся, - тяжело дыша, сказал Гарри.
  
  - Дамблдор окружил ритуальный зал защитными заклятиями огромной силы.
  
  - Но Гермиона! Нужно время, чтобы...
  
  - Времени нет. Он использовал тёмную магию для защиты подступов к алтарю и источнику. По-настоящему тёмную магию. Если бы я не забыла отключить аурное зрение, то меня бы здесь уже не было.
  
  - Очевидно, - сказал Тревор, - наш бывший директор не желает отказываться от магической подпитки замка, не говоря о защите. А учитывая то, сколько он приложил сил, чтобы стереть знания о так называемых тёмных искусствах, то его защиту могут снять разве что невыразимцы. Любой другой маг при попытке снятия его защиты будет немедленно обвинён в практике тёмной магии и немедленно отправлен в Азкабан. Хитро.
  
  - Всё намного хуже, мистер Тревор.
  
  - То есть?
  
  - Он тянет энергию из источника, как вампир. Если мы это не остановим, то магический источник просто пересохнет от такого вандализма.
  
  - Что Вы предлагаете?
  
   Троица магов свернула в очередной потайной проход.
  
  - Я могу разорвать связь Дамблдора на правах хозяйки, но на это нужно время.
  
  - А его у нас, как я понимаю, нет, - пропыхтел Гарри, спускаясь по крутой лестнице.
  
  - Верно! - сказала Гермиона. - А учитывая то, какую защиту установил Дамблдор, времени у нас ещё меньше.
  
  - Чем это грозит замку? Он обрушится?
  
  - Нет, но все защитные чары падут.
  
  - И виноват в этом буду я, как новый директор, - скривился Тревор.
  
  - Верно! - сказал Гермиона, открывая очередной проход. - Но у нас есть козырь, о котором не знает Дамблдор.
  
  - Лорд Смерть, - понимающе кивнул головой Тревор.
  
  - Верно! Гарри, как быстро ты сможешь разрушить защиту?
  
  - Не знаю. Нужно посмотреть.
  
  - Мистер Поттер. Советую Вам воспользоваться Старшей Палочкой.
  
  - Хорошая идея, директор.
  
   Три волшебника остановились перед входом в ритуальный зал.
  
  - Гарри? - с надеждой спросила Гермиона.
  
   Но он уже ничего не слышал. Закрыв глаза, он осмотрел алтарь аурным зрением.
  
  - Плохо! - сказал Гарри. - Дамблдор накручивал защиту на протяжении десятилетий.
  
  - Гарри, если мы... - начала Гермиона.
  
  - Гермиона, отойди подальше. Вы тоже, мистер Тревор.
  
   Тревора не нужно было просить дважды. Из глаз Гарри Поттера на Тревора смотрела Бездна. Освободившаяся аура Лорда Смерти столкнулась с щитами Тревора с такой силой, что нового директора буквально впечатало в противоположную стену. Высшие щиты, обеспеченные артефактами, затрещали от перенапряжения, однако Гарри уже успел взять под контроль свою силу и теперь вокруг него закружился самый настоящий смерч. Последнее, что видел Тревор, как Гермиона закрыла его собой, и в этот момент Гарри накрыло плащом дементора и он сделал шаг в ритуальный зал.
  
  ***
  
  
  
  - ... мож ... накло ... мистер Тревор, да очнитесь же.
  
   Тревор с трудом выплывал из тягучего тумана, который наотрез отказывался отпускать свою добычу.
  
  - Гермиона, отойди, - услышал он голос Гарри.
  
   Через секунду его лба коснулась ладонь и туман резко отступил. Его тело наполнилось лёгкостью и свежестью, которую он никогда не ощущал.
  
  - Мистер Тревор, как Вы? - обеспокоенно спросил Гарри.
  
   Тревор открыл глаза и вздрогнул. Глаза Гарри светились яркими зелёными углями и из них вытекал призрачный зелёный туман.
  
  - Я в порядке, мистер Поттер. Более того, я чувствую себя просто превосходно.
  
  - Я должен извиниться перед Вами, мистер Тревор. Мне следовало снять с Вас родовые проклятья значительно раньше. Просто раньше у меня было мало опыта и я не хотел рисковать. Да и Старшей Палочки у меня раньше не было.
  
   С этими словами Гарри отошёл в дальний угол зала и, прикрыв глаза, замер.
  
  - Оу, - сказал Тревор. - Даже не знаю как Вас благодарить, но это потом. Что произошло и что с ритуальным залом? И самое главное, что с Вами, мистер Поттер?
  
   В этот момент Гермиона подошла к мужу и отвесила ему капитальный подзатыльник.
  
  - Этот придурок, - прошипела Гермиона - решил изобразить из себя героя.
  
   Гарри, не открывая глаза, всеми силами старался изобразить раскаяние, и почесав затылок, виновато сказал:
  
  - Но ведь получилось?
  
  - Получилось? - взъярилась девушка. - Да если бы не твоя практика в больнице и плащ Лорда Смерти, то...
  
  - Воу, воу, воу! - остановил студентку Тревор. - Я вижу, что Вы уже распробовали все прелести семейной жизни и нашли главное развлечение супругов, но давайте Вы будете веселиться позже. А пока объясните мне, что произошло?
  
  - Плащ Лорда Смерти, - сказал Гарри, - защита, которая по плечу лишь Лорду Смерти. Чем-то внешне похоже на плащ дементоров. Все плетения, основанные на отрицательной энергетике, при соприкосновении с ним распадаются.
  
  - Сейчас догадаюсь, - сказал Тревор. - В том числе и проклятья.
  
  - В том числе и проклятья, - согласился Гарри. - Моя практика в больнице Святого Мунго здорово продвинула меня на пути Лорда Смерти. Но по правде говоря, я ещё не достоин этого звания. Я лишь в начале пути и мои силы не то что не развернулись, они даже не возросли до необходимого минимума. Однако за первый месяц я собрал просто дикое количество некроэнергии с пациентов больницы. Это позволило начать призывать плащ Лорда Смерти. Хоть и очень слабенький.
  
  - Я не думал, что больных так много, - удивился Тревор.
  
  - А так оно и было. Но количество с лихвой компенсировало качество. Проклятья питались жизненной энергией на протяжении десятилетий, усиливая свои разрушительные возможности.
  
  - И теперь, накрывшись этим плащом, Вы решили пафосно ломануться под проклятья? - нахмурился Тревор.
  
  - У меня не было выбора. И не надо так хмуриться, Гермиона. Ты знаешь, что это так.
  
  - Миссис Поттер?
  
  - К сожаления он прав, директор. Дамблдор почти уничтожил источник. Ещё бы чуть-чуть, и последствия были бы необратимы.
  
  - То есть?
  
  - Источник удалось спасти от разрушения, но ему теперь потребуется время для восстановления.
  
  - Сколько?
  
  - Я не знаю. О подобных варварствах нет записей. Я не могу привязать себя к алтарю на правах хозяйки. Защита школы держится на честном слове. Один удар, и она рухнет. На восстановление источника потребуется как минимум два года.
  
  - Мистер Поттер. Почему тогда Вы...
  
  - Мне лучше пока не приближаться к живым. Некроэнергия, которую я впитал, всё ещё не стабильна. Часть проклятий от магических откатов я уже снял. Замку ничего не угрожает. Но этих проклятий слишком много. Мне нужно время, чтобы снять их все.
  
  - Сколько?
  
  - Ну, учитывая, что у меня теперь Бузиновая Палочка, думаю, шесть-семь месяцев.
  
  - Значит, - задумчиво проговорил Тревор, - о моей привязке к источнику как Директора школы не может быть и речи?
  
  - Если мы попытаемся подсоединиться к источнику, то он нас просто выпьет, директор Тревор.
  
  - То есть?
  
  - Проблема в самосознании Хогвартса. Он разумен. Но его самосознание находится на уровне восьмилетнего ребёнка.
  
  - Я не совсем понимаю...
  
   - Хогвартс живой разумный ребёнок, директор. Ребёнок, который стараниями Дамблдора из-за откатов от Магии все эти десятилетия жил... как бы это сказать. Представьте ребёнка, которого пытали "Круциусом" на протяжении десятилетий.
  
   Посмотрев на бледного директора, Гермиона продолжила.
  
  - А из-за постоянного пополнения от действий Дамблдора откатов от Магии "Круциус" не ослабевал, но только усиливался. Если Вы установите с замком ментальную связь...
  
  - То я почувствую всё, что сейчас чувствует Хогвартс.
  
   От подобной перспективы Тревора всего передёрнуло.
  
  - Верно. На данный момент самосознание замка восстанавливается, но для этого ему нужна магическая энергия. Детей он не может тронуть. Источник выдаёт крупицы. Ему сейчас самому нужно восстановиться. Стоит кому-то сделать магическую привязку...
  
  - И замок просто выпьет его до состояния сквиба.
  
  - Верно, директор. Хогвартс сделает это не потому, что он чудовище.
  
  - А потому, что он ребёнок, которому больно. Я всё понимаю, миссис Поттер. Но как же Дамблдор смог...?
  
  - Оградить себя от боли, которую испытывает Хогвартс? А он был связан с замком не как директор, и даже не как заместитель директора, а как управляющий. Фактически он присвоил себе те ресурсы замка, которые должен был иметь мистер Филч.
  
  - Очевидно, Дамблдор был не первым директором, который догадался использовать Хогвартс в качестве щита от проклятий и наказаний от Магии на полную катушку. Но даже тех крох силы, которые Дамблдор получал как управляющий замком, хватало, чтобы заставить считаться с ним и теми, кто был до него. Какие же возможности были бы у них в качестве полноценных директоров школы? Кстати. Что на данный момент со связью между замком и Дамблдором?
  
   Гермиона кровожадно улыбнулась и посмотрела на Гарри. Тревор перевёл на него вопросительный взгляд.
  
  - Мистер Поттер?
  
  - Видите ли в чём дело. Когда я увидел, что времени почти не осталось, я решил разобраться с этой связью кардинальным способом. Как у мужа Гермионы у меня есть на это право.
  
  - То есть?
  
  - Как я уже говорил, действовать нужно было быстро. Следовало разорвать связь между замком и Дамблдором как можно скорее. Когда я вошёл, все защитные проклятья ринулись на меня.
  
  > - А соприкоснувшись с Вашей защитой, проклятья рассыпались, превратившись в сырую некроэнергию.
  
  - Верно. Я просто собрал некроэнергию от проклятий, и слепив из неё шар, отправил его через связь замка Дамблдору. Спустя минуту связь разорвалась. Не думаю, что Дамблдору удалось выжить.
  
  - А вот я бы на Вашем месте не был в этом так уверен, мистер Поттер.
  
   Гермиона нахмурилась и спросила:
  
  - Вы ведь не думаете, что Дамблдлор мог выжить после такого удара? Я видела размеры сырой некроэнергии, которой Гарри приласкал Дамблдора. После такого не выживают.
  
  ***
  
  
  
   Где-то в горах Шотландии.
  
  
   Гору сотрясали взрывы. Но происходили они не снаружи, а изнутри. Очередной взрыв выбил часть камней из полуразрушенного бункера. В проёме появился Дамблдор. Не то, чтобы он не мог аппарировать из того места, где его замуровало, просто он решил дать волю своим чувствам и, как говорят маглы, "выпустить пар". Он осмотрелся и вновь отправился вглубь горы. Собрав нужные вещи, он решил сменить место жительства. Напоследок он посмотрел на разрушенный ритуальный зал и на осколки алтаря, который принял на себя удар проклятья. Дамблдор вновь прислушался к себе. Магическое ядро не только полностью восстановилось, но и увеличилось в полтора раза, а вместе с ним и его силы. Даже при поддержке Хогвартса он не был настолько силён. Сила кипела в нём и норовила вырваться, но Дамблдор жёстко держал её в узде. Так же были полностью восстановлены и энергетические каналы. Посмотрев на свои руки, Дамблдор наколдовал зеркало и недовольно скривился. На него смотрел сорокалетний мужчина с бородой и длинными волосами каштанового цвета без малейшего признака седины. Мужчина был хорошо физически развит, в самом расцвете сил, окружённый прозрачной защитной сферой. Крепко сложенная фигура ничем не выдавала в нём старика, которым он предпочитал показываться перед окружающими. Благодаря первому проведённому ритуалу по увеличению своей магической мощи время было больше не властно над ним, но этого никому не следовало знать. Ради всеобщего блага, разумеется. Желая повторить его путь, молодые умы и души могут не удержаться от соблазнов, которые дают тёмные искусства. Осталось восстановить иллюзию почтенного старца.
  
   Дамблдор пробормотал:
  
  - Из-за увеличения магического резерва придётся делать новые расчёты для иллюзии. Да и ауру нужно прикрыть более тщательно. Что же, придётся попотеть над расчётами.
  
   Прежде чем аппарировать, Дамблдор посмотрел на осколки алтаря, принявшего удар предназначенной ему некроэнергии. Маг вновь хмуро пробормотал:
  
  - Как я уже говорил однажды, я недооценил Вас, мистер Тревор. Этого больше не повторится. Так и передайте лорду Поттеру.
  
  ***
  
  
  
   В это время в подвалах Хогвартса Тревор, Гарри и Гермиона переглянулись, и по спине трёх волшебников пробежал холодный ветерок.
  Примечание к части
  Serena-z. Отредактировано
  
  
  Утро перед балом. Часть первая.
   Для Снейпа эта ночь оказалась бессонной. Сейчас он шёл по коридору Хогвартса в направлении кабинета нового директора Тревора и раздумывал о том положении, в котором он оказался. После вчерашней выволочки, которую ему устроил новый директор, он хотел немедленно подать в отставку. Это был бы идеальный выход из сложившейся ситуации, если бы не Альбус Дамблдор, который утренним письмом выразил надежду, что профессор, на которого он возлагает столько своих надежд, ни при каких обстоятельствах не покинет стен школы. Хуже всего было то, что теперь он не знал, как ему вести себя в присутствии нового директора Хогвартса. Вновь и вновь он прокручивал у себя в памяти разговор с мистером Тревором и благодарил судьбу, что этого не слышал никто из присутствующих в зале.
  
  ***
  
  
  
   Воспоминания о разговоре под куполом в главном зале.
  
  "-Скажите мне, профессор, каково это чувствовать себя детоубийцей? Да, я знаю, что пророчество передали Тёмному Лорду именно Вы. Мне вот что интересно. Вы ведь понимали, что этот псих отправится убивать новорождённого, и не важно, в чьей семье он родится. Моргана всемогущая, ведь семья Вашего крестника тоже попадала под пророчество, и лишь дата рождения Драко спасла его от смерти. Как Вы думаете прореагируют жители Англии на то, что все эти годы их детей обучал убийца? Убийца, который послал психопата в дом Поттеров. Убийца, который мог послать своего хозяина и к их семье. К их детям. Вы несёте ответственность за смерть Поттеров, такую же ответственность, как и Ваш хозяин. Мне безразлична смерть Джеймса Поттера. Хотя учитывая то, как этот выродок относился к Вам в школе, я считаю, что он ещё легко отделался. Но что Вы скажете студентам, когда они узнают, что Вы могли послать Волан-де-Морта убить их и их родителей. Вы ведь не думали, что родители Гарри Поттера будут спокойно стоять в сторонке и наблюдать за убийством своего ребёнка? Любой в этом зале был под угрозой уничтожения по ВАШЕЙ воле. Из-за Вашего желания выслужиться под угрозой смерти был любой из здесь присутствующих. Главный убийца Вы, а Волан-де-Морт в тот момент являлся лишь орудием в ВАШИХ руках.
  
   В этот момент Снейп затравленно посмотрел на студентов.
  
  - Но этим детям, на которых Вы сейчас смотрите, повезло значительно больше, чем Гарри Поттеру.
  
   Взгляд Снейпа лишь бегло мазнул по изумрудным глазам студента, и цвет этих глаз раскалённым клеймом обожгли его воспоминания.
  
  - И я говорю не о том, что Вы оставили его сиротой. Сирот в этом зале хватает и без него. Я говорю о предательстве своего единственного друга, которого Вы любили. Ведь Вы любили мисс Лили Эванс, не так ли, профессор? Но это не помешало Вам предать её на пятом курсе обучения. А ведь Вы предали её, когда не заметили тех изменений, которые произошли с ней в день Вашей ссоры. Кто, как не Вы должны были знать о том, на что способно тонкое искусство зельеварения. Как зелья способны затуманить разум, и обмануть чувства. Ах да. После стольких лет дружбы она отказала Вам в прощении за неосторожные, повторяю, неосторожные слова, которые Вы в момент своего унижения перед всей школой сказали ей. Знаете, что я слышал о Лили Эванс, о годах, когда она училась в Хогвартсе? Главная её черта была доброта. Она могла видеть добро в тех волшебниках, даже если они сами в себе этого не видели. Но было одно "но". Было три студента, которых она презирала. Джеймс Поттер, Сириус Блэк и Питер Петтигрю. Даже к Пожирателям Смерти она относилась лучше, чем к этим троим. И вот вдруг она начала встречаться с этой гнидой Поттером, которого она презирала на протяжении пяти лет. Даже идиот должен понять, что здесь что-то не то. А что сделали Вы, чтобы помочь любимому человеку? О, Вы, упиваясь обидой и злобой, просто подарили её Поттеру и Дамблдору. Вы ведь не думали, что у этого придурка Поттера, пусть и талантливого, была возможность в одиночку промыть мозги Лили? Зелья, знаете ли, не долговечны, а из мозголомов и мозгоправов на тот момент в школе был только один, который с благосклонной улыбкой наблюдал за Вашими страданиями на протяжении всех этих лет.
  
   Но Вам это показалась мало. К демонам её мужа, Вы решили убить её ребёнка. Вы правда думали, что после того как на глазах у матери убьют ребёнка, она прибежит за утешением к Вам? К Вам, который организовал убийство её сына? Я уверен, что Беллатриса с радостью и во всех подробностях рассказала бы Лили о Вашем поступке так же, как она рассказала мне. И не нужно тут олицетворять собой изумление. Вы думали, от кого я узнал подробности? Посетить узника Азкабана, знаете ли, не проблема.
  
   Но Вам и этого показалась мало. Не так ли? Вы решили окончательно растоптать память о Лили Эванс, когда начали на уроках издеваться над её единственным сыном. Над ребёнком, за которого она не задумываясь отдала свою жизнь. Должен признать, что на тот момент, когда я получил досье о жизни героя магической Англии, я уже имел представление о Вашей жизни с отцом-садистом и алкоголиком. Я даже подумал, что это именно Вы советовали Дамблдору, как следует издеваться над сыном Лили Эванс. Эванс, мистер Снейп. Из того, что я успел узнать об этой удивительной волшебнице, она для меня навсегда останется Эванс, ибо Поттеры недостойны того, чтобы она носила их фамилию. Я уже не говорю о том, что Вы решили поучаствовать в воспитании сына Лили, если не среди маглов, то по крайне мере в школе, исходя из опыта Вашего собственного детства. Видит Моргана, в память о Лили Эванс я с удовольствием удавил бы Вас собственноручно, но, к сожалению, лорд Поттер запретил мне вмешиваться в Ваши взаимоотношения с её сыном. Он запретил мне сообщить Гарри даже то, какую роль в его судьбе Вы сыграли. Я глубоко уважаю лорда Поттера и вынужден уступить ему. В конце концов, на Ваших руках кровь его матери. Ни я, ни лорд Поттер не будем говорить Гарри о Вашей роли в его судьбе. Гарри должен сам начать поиски тех, кто ответственен в убийстве его матери. Это лишь вопрос времени. Для этого ему были даны мозги, которыми он, в последнее время, стал неплохо пользоваться.
  
   Со своей стороны, советую придумать более правдоподобное объяснение для мистера Поттера о Ваших действиях по отношению к его матери и ему лично. После того, как с него были сняты ограничения на родовые дары и на разум, мистер Поттер приобрёл просто пугающую тягу к знаниям. Повторяю. Когда он заинтересуется подробностями смерти своей матери, лишь вопрос времени. В особенности после удаления всех тех закладок на тупость в подсознании, которые так щедро напихал туда Альбус Дамблдор. Учитывая, что мистер Поттер в возрасте двенадцати лет убил тысячелетнего василиска, а спустя год испепелил полусотню дементоров, то даже я не стал бы недооценивать его, как бойца. Именно поэтому лорд Поттер заинтересован в Гарри не только как в зельеваре, но и, в первую очередь, как в боевом маге широкого профиля, и ограничений к библиотеке и родовым знаниям лорда Поттера Гарри не имеет. В том числе и тех разделов магии, которые отвечают за некромантию. Тем более, что возможных наставников среди некромантов у него теперь будет более, чем достаточно. Берегитесь, профессор. Вы с Дамблдором сделали всё возможное, чтобы из сына Лили выросло чудовище значительно опаснее, чем Волан-де-Морт. Воспитание определяет будущее человека, и лишь затем его выбор. Дамблдор должен был понять это, когда познакомился с Вашим хозяином в приюте для сирот. Не удивлюсь, если однажды Гарри призовёт душу своей матери из-за грани, дабы ещё при Вашей жизни она спросила Вас: "ЗА ЧТО?"
  
   А теперь, профессор, если в Вас ещё осталось что-то человеческое, прошу продемонстрировать всем присутствующим, что Вы ещё не конченный человек".
  
  ***
  
  
  
   Если раньше Снейп мечтал встретиться с Лили и получить ещё одну возможность попросить у неё прощения, то теперь он был в ужасе от предстоящей встречи. А ведь она когда-нибудь состоится. Рано или поздно. Что она скажет ему? Или она вообще ничего не скажет и будет с печалью смотреть на него, что будет хуже самых страшных проклятий и пыток.
  
   С этими мыслями Снейп подошёл ко входу в кабинет директора, размышляя о возможном пароле, который ему забыли сказать. Однако пароль не потребовался, так как горгулья потерянно стояла в стороне у входа. Снейп поднялся по лестнице, вошёл в кабинет и обругал себя за непредусмотрительность. Он привык, что после того, как все профессора соберутся за столом, то ещё двадцать минут они ожидают явления директора во всём его величии, с лимонными дольками в руках и отвратительно-слащавой улыбкой на лице. По этой причине Снейп всегда опаздывал, дабы сократить время ожидания за столом, где он пользовался не слишком большой популярностью среди других профессоров.
  
   Но мистер Тревор, не Дамблдор. Судя по всему, уйдя в свои мысли, он ушёл слишком далеко, а потому его путь занял значительно больше времени. И всё это время профессора в полном составе, во главе с директором Тревором, ожидали только его. При мысли об этом Снейпа всего изнутри перекосило. Учитывая то, как его вчера пропесочил новый директор, ожидание единственного и неповторимого профессора зельеварения, явно уважения к нему не добавит. А оно и так ниже некуда.
  
   Бегло осмотрев кабинет, Снейп отметил изменения. Всякие непонятные механизмы пропали бесследно. Так же профессора больше не сидели перед огромным столом директора, за которым Дамблдор так любил давить своим величием или толкать речи о Всеобщем Благе и силе любви во время совместных совещаний. Снейпа всегда бесила эта черта Дамблдора. Да, профессора сидели за длинным столом, который появлялся каждое утро. Да, столы стояли вплотную друг к другу. Но Дамблдор предпочитал держать дистанцию. Он по-прежнему восседал на своём троне, возвышаясь над присутствующими за СВОИМ столом, рассматривая профессоров с возвышенности. Обстановкой в своём кабинете он подчёркивал свою значимость, и при этом весьма тонко принижая достоинство присутствующих. Это чувство усиливалось, как только Дамблдор вворачивал в разговор своё коронное и снисходительное "Мой мальчик". Да и женскую часть коллектива он не забывал своим вниманием. Одно время среди профессоров был даже спор. Кого и сколько раз "приласкает" директор. Но так как абсолютным рекордсменом был Северус Снейп, энтузиазм профессоров быстро сошёл на нет.
  
   Сейчас же директор Тревор, ломая традицию, сидел за одним столом вместе с профессорами. Снейп про себя хмыкнул. Директор Тревор сидел не на золотом троне, а на таком же кресле, как и у всех. Правда кресла были другими. Более удобными. А вот золотого трона не было вообще. Осмотрев кабинет в его поисках Снейп удивлённо посмотрел на старост от четырёх факультетов и поднял бровь.
  
   Очевидно, другие профессора так же удивились присутствию этих студентов, и лишь снисходительно улыбнулись Снейпу, давая понять, что по крайне мере одна тема для слухов и разговоров у них точно появилась.
  
   Присутствие за столом Гарри Поттера и Гермионы Поттер Снейп постарался проигнорировать.
  
  - Вы опоздали, профессор, - сказал Тревор.
  
  - Виноват. Этого больше не повторится.
  
  - Я тоже в этом уверен. Прошу, садитесь.
  
   Снейп сел в удобное кресло, удовлетворённо кивнул своим ощущениям и вопросительно посмотрел на своих коллег.
  
  - Я многое пропустил? Судя по пустым креслам, у нас ожидаются ещё гости?
  
  - Верно, - сказал Тревор, - а пока их нет, нам следует кое-что уточнить. Профессор Макгонагалл. Все ли сотрудники Хогвартса присутствуют в этом кабинете?
  
  - Да, директор.
  
  - Очевидно, я ослеп. Почему среди нас я не вижу мистера Филча? Если он раздобыл мантию невидимку, то пусть снимет её.
  
   Макгонагалл удивлённо посмотрела на Тревора.
  
  -Но он же простой сквиб?
  
  - Я даже не буду комментировать Ваши слова, профессор. Отправьте сообщение мистеру Филчу.
  
   Через десять минут в кабинет пошаркал старый сквиб. Увидев недовольного, но любимого директора, Филч виновато улыбнулся.
  
  - Вы вызывали меня, директор Тревор?
  
  - Вы опоздали, мистер Филч.
  
  - Но я пришёл сразу, как только получил...
  
  - Вы опоздали на наше собрание, мистер Филч.
  
  - Но, - растерялся Филч, - я не совсем понимаю...
  
  - Вот Ваше кресло. Впредь я ожидаю видеть Вас наравне с другими профессорами.
  
  - Но ведь я простой сквиб?
  
  - В первую очередь Вы наш коллега, мистер Филч. Более того, хочу напомнить Вам, что Вы работаете в Хогвартсе дольше многих профессоров, в том числе и профессора Макгонагалл. Отныне, Вы должны присутствовать на всех наших собраниях как РАВНЫЙ. Теперь, когда все те, от кого зависит воспитание будущего волшебного мира, наконец-то соизволили собраться, - Тревор осчастливил всех вздрогнувших профессоров своей фирменной улыбкой а-ля Волан-де-Морт, - в будущем я надеюсь на Вашу пунктуальность.
  
   Пронзив взглядом всех присутствующих, Тревор забил последний гвоздь:
  
  - Учитывая слова профессора Макгонагалл по отношению к уважаемому мистеру Филчу, теперь я понимаю, с кого в этой стране началась расовая дискриминация среди волшебников. Потому я скажу только один раз. Если кто-то из присутствующих попробует словом или делом оскорбить сквиба, маглорождённого, полукровку или чистокровного волшебника, то это будет последнее, что он сделает в этой школе. То же самое касается и других представителей магического мира. Очевидно некоторые присутствующие, - Тревор очень внимательно посмотрел на покрасневшую профессора Макгонагалл, - считают себя выше самой Магии и вправе решать, кто достоин называться её детьми, а кто нет.
  
   Выждав паузу Тревор оторвал свой пронзительный взгляд от съёжившейся Макгонагалл и продолжил:
  
  - Скоро к нам должен присоединиться министр магии Корнелиус Фадж и глава попечительского совета Нарцисса Малфой. А пока их нет, займёмся нашими внутренними проблемами, о которых посторонним знать не обязательно. Не будем выносить сор из избы. Итак, мистер Филч.
  
  - Да, директор.
  
  - Я просмотрел контракт, который Вы заключили с предыдущим директором и нахожу условия в нём омерзительными. Я не знаю, какими мотивами руководствовался Альбус Дамблдор, когда предложил столь мизерную зарплату..., да, профессор Хагрид, и не надо тут мне пыхтеть. Любой гость, который приходит в Хогвартс, в первую очередь видит прекрасный замок который буквально излучает магию.
  
   Все профессора улыбнулись, синхронно и одобрительно кивнули головами.
  
  - И кто же их встречает в первую очередь?
  
   Все присутствующие синхронно посмотрели на Филча и тот непонимающе посмотрел на них.
  
  - При всём моём уважении к Вам, мистер Филч, Вы выглядите как бомж. Чистый, опрятный, но бомж. И это полностью вина как предыдущего директора, так и присутствующих здесь профессоров. Встречают по одёжке. Так говорят маглы. На фоне величия замка, Ваша одежда выглядит просто..., даже не знаю как сказать. Как плевок на репутацию и величие Хогвартса. О каком уважении к Вам со стороны студентов может идти речь? Сколько лет Вашему костюму, мистер Филч?
  
   Филч растерянно поёрзал, сидя на краешке кресла, и пробормотал:
  
  - Мне неудобно говорить, но моя зарплата...
  
   -Вам нечего стыдиться, мистер Филч. Стыдиться должны присутствующие здесь Ваши коллеги. И не нужно так кривиться, профессор Хагрид. Мистер Филч принимает такое же участие в воспитании студентов, как и Вы все, если не больше. А о том, что он ночами не спит и следит за тем, чтобы гиперактивные студенты по ночам не попали в беду и не свернули себе шею, ему вообще положено памятник поставить. Или кто-нибудь из присутствующих не согласен со мной?
  
   Осмотрев притихших профессоров, Тревор продолжил:
  
  - Как новый директор Хогвартса я желаю перезаключить с Вами контракт, мистер Филч. Прошу ознакомиться.
  
   Растерянный завхоз получил пергамент и ещё долго не мог поймать взглядом пляшущие буквы. При виде размеров его новой зарплаты его лицо недоумённо вытянулось.
  
  - У Вас вопросы, мистер Филч?
  
  - Да. Тут..., как бы сказать, в общем...
  
  - Очевидно, мистер Филч, Вы брали уроки лингвистики у того же учителя, что и профессор Хагрид.
  
  - Пфф, - Филч сверкнул глазами и тут же взял себя в руки, - размер моей будущей зарплаты. На мой взгляд, здесь ошибка.
  
  - Никакой ошибки. Это стандартный образец, написанный Основателями. Если Вы желаете удвоить данную сумму, то предлагаю встретиться позже. Я объясню Вам нюансы, и что для этого Вам будет необходимо научиться делать.
  
   Понаблюдав, как Филч открывает и закрывает рот, очевидно, что-то говоря, Тревор продолжил:
  
  - Так же Вам будет выплачена компенсация к зарплате, которую удерживал предыдущий директор. Учитывая то, сколько лет Вы уже здесь проработали, общая сумма составит в виде..., в общем, я округлил сумму до пятидесяти тысяч галеонов. Деньги уже перечислены в Ваш сейф.
  
   Получив от шокированного Филча подписанный контракт, Тревор заверил его своей подписью.
  
  - Возьмите адрес, мистер Филч. В качестве моральной компенсации за годы работы, школа оплатила Вам полный комплект гардероба в самом элитном магазине по пошиву одежды для чистокровных волшебников. И запомните, мистер Филч, - в голосе Тревора зазвучала сталь, - я не желаю видеть Вас наряженным, как павлин. Так же я не желаю видеть Вас в образе олицетворения скромности и строгости. Я желаю видеть состоятельного и достойного управляющего древнего замка. Вы - лицо Хогвартса. Будьте добры соответствовать. Когда закончите с покупками, поставьте меня в известность. Нам необходимо подобрать для Вас комплект защитных артефактов. Ах да, займитесь своей причёской.
  
   Удивлённая Макгонагалл не выдержала и спросила:
  
  - Но ведь сквибы не могут пользоваться подобными артефактами. Артефакты для подпитки магических накопителей тянут магию у волшебника. Для мистера Филча они будут бесполезны.
  
  - Эти артефакты созданы Основателями именно для сквибов, которые согласно традиции назначались на эту должность с момента основания школы. Не нужно считать Основателей идиотами. Артефакты завязаны на магию Хогвартса.
  
  - Но откуда они у Вас?
  
  - Из хранилищ Хогвартса, разумеется. Основатели позаботились о будущем персонале школы.
  
  - Но, как мне известно, Дамблдор не имел допуска в эти сейфы.
  
  - Для этого необходимо принести полную клятву, написанную Основателями, - Тревор приблизил к ней своё лицо и прорычал, -