Цвайзингер Эрих: другие произведения.

Костер в лесу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Сквозь сонную пелену, пробивалась музыка группы System of a Down, пинками разгоняя сладкий сон. Настойчиво звенел мобильник. Забить на него болт и спать дальше, было невозможно, громкость нарастала в купе с мощными гитарными запилами, грозя расколоть череп пополам. Рука, с трудом, нашарила среди бардака, на столике возле дивана, мелкую пакость мешавшую спать.
   - Кто?!
   - Дед пихто! Спишь что ли?! Подъем сержант, долг зовет! - раздалось из телефона.
   - Гена?! Как ты достал. Да отдам я тебе долг! Как бабки будут, так сразу отдам.
   - Витя! Ну третий месяц уже пошел, имей совесть. Ну ладно, я тебе не поэтому звоню. Ты дома?
   Витек продрал глаза и огляделся. Кожаный диван с его бренной тушей стоял по центру небольшой однушки с недоделанным ремонтом. Зашпаклеванные стены, наполовину обклеенные обоями. Пол, застеленный укрывной пленкой, люстра стиля патрон плюс лампочка и ничего лишнего, мешки с мусором и сухими смесями лениво валялись по углам. В центре всего этого бардака, стояла обшарпанная тумбочка, на которой гордо устроился здоровенный ЖК-телевизор с подключенным к нему иксбоксом. Приставка стояла на приземистом журнальном столике, обильно заваленном пустыми пивными бутылками и пакетами от чипсов и разной закуси.
   - Ну да, дома.
   - Разговор есть. Ставь чайник, доставай печеньки, я сейчас подъеду.
   - Печеньки ему. - Буркнул Витек, положив трубку.
  
   Соскребя себя с дивана и, подтянув труселя, он принялся шарить в бардаке на столике. Выудив электронную сигарету, с грацией хромого бегемота, выполз на балкон. Хоть электронка и позволяла курить где угодно старая привычка никак не хотела его покидать. Да и как лишить себя удовольствия, вдохнуть свежего летнего воздуха и набрав полный рот слюней, с чувством харкнуть с восьмого этажа, на головы спешащих на работу бюджетников. После армии он так и не смог найти себе постоянную работу. Да оно его и не коробило, удачно съездив на раскоп "позднятины1" можно было обеспечить себя на полгода беспечного существования. Витек был тем самым чёрным копателем, о которых, время от времени, рассказывали небылицы в новостях. Докурив остатки никотиновой жижи с шоколадным вкусом, привычным движением щелкнул сигарету с балкона. Осознание что он сделал, догнало с запозданием. Электронная сигарета хлестко разлетелась вдребезги, повстречавшись с асфальтом. Раздосадованный потерей Витек, добрался до кухни. Поставив чайник, включил свой видавший виды ноутбук. Изрядно потрепанный монитор дополнялся еле живой клавиатурой обильно устряпанной остатками разной еды. Проведя ревизию по кухонным шкафчикам, удалось найти один пакетик чая и две заплесневевших корки, которые брезговали есть даже тараканы. Заварив один пакетик на две кружки, он посмотрел на экран ноутбука. Система еще загружалась. Витек повозил мышкой по столу, непонятно каким образом оно помогало, но загружалось действительно быстрее. Стук в дверь оторвал его от этого увлекательного занятия.
   - Кто там? - Спросил Витек, пытаясь разглядеть посетителя через глазок. Но солнышко радостно светило в него, грозя выжечь глаз, к чертям собачим.
   - Гиппопотам! - раздался знакомый голос.
   Витек открыл дверь. На пороге стоял коротко стриженый молодой человек среднего роста в легкой футболке, бриджах бежевого цвета и сандалиях, в лучших раздолбайских традициях, надетых на черные носки. Овальное, гладко выбритое лицо, хитрые карие глаза и выдающийся римский нос, под которым сияла кривая улыбка. Пройдя в коридор, он сунул в руки хозяина, увесистый пакет.
   - Это чего? - Спросил Витек.
   - Печеньки. Я с собой взял, а то у тебя вечный голяк. - Гена не в первый раз был у него в гостях.
   - Можешь не разуваться. - Бросил хозяин, унося пакет на кухню
   Взяв кружку, он уселся за ноутбук. Гена плюхнулся на стул рядом.
   - Что у тебя? - отхлебнув чай, спросил Витек.
   - Да тут проклюнулся один архивщик. Шарый2 тип я тебе скажу. Нашарил он некопаный ганс-лежак3 около Запятовки. Открой гугл карты, я тебе покажу.
   Витек за пару кликов развернул карту окрестных деревень. Нашел искомую и увеличил. Гена ткнул в лесной массив севернее.
   - Вот тут!
   - Что, вот так прямо у него в архивах и написано?
   - Не совсем. Он нашел дневник одного из совковых офицеров. Там говорилось, что в этом месте им удалось окружить группировку ваффен эсэс, рыл где-то в тридцать. Сдаваться они решительно отказались, помня какой пламенной любовью, пылают к ним совки. Поэтому решили упираться до конца. Фронт к тому моменту сильно продвинулся вперед, поэтому приказано было выпилить их быстро и решительно. Солдатиков полегло, больше чем рассчитывали и решили сильно такой обосрамс не афишировать. Гансов свалили в окопы, которые они успели выкопать, чуть землей присыпали и двинулись дальше догонять наступающие части.
   - Где гарантии, что там аборигены все не обшарили?
   - Местные очкуют туда ходить. Говорят места там гиблые, и нечисть всякая живет.
   - Уговорил! Когда выдвигаемся?
   - Завтра, желательно с утречка. Ехать туда далеко и долго, ночевать придется там. Поэтому сегодня сгоняем на оптовку затаримся тушняком и остальным хрючевом, приведем снарягу в порядок и завтра выползем.
   - Кто еще едет?
   - Ну, Сергеич в обязаловку, потому как приборчик только у него. Славик, ему проветрится надо, после того как он Светку на мотоцикле об столб выпилил, сам не свой, как бы сводки суицидников не пополнил. Ну и архивщик этот с нами просится.
   - Гони его в шею, на кой хрен нам этот геморрой!
   - Не ты не понимаешь, он ваще шарый, он нам ксивы4 нарыл, так что едем мы на полном официале как архи5.
   - Блин! - Вздохнул Витек - ты хоть тозовку6 свою не продал еще?
   - Зачем она тебе?
   - Не мне, а тебе! - Завелся Витек - не хочу как в прошлый раз рамсы7 с местными разруливать. Ты давно, что ли дробь из задницы не выковыривал?!
  
   Утро следующего дня выдалось пасмурным. В минимаркете спального района царила атмосфера депресняка и недосыпа. Охранник и полусонная кассирша, устало глядели на Витька деловито перебиравшего коробочку с электронными сигаретами. Шоколадные и кофейные кончились, а вишневые он никогда не брал, считая их уделом гомосеков и блондинок. Планы бросить курить, пошли по бороде. Подойдя к стойке с обычными сигаретами, откинул шторку, выскреб оттуда блок "Винстона" и, цокая подкованными берцами, отправился на кассу. Покопавшись в карманах своей "Горки" выудил мятые купюры и бросил на монетницу. Возле выхода, из зеркальной витрины, на него взглянула небритая морда в криво сидящей кепке военного образца. Поправив ее и сделав морду кирпичом, Витек вышел на прилегающую стоянку. Генкина маршрутка, на которой он каждое утро развозил разношерстный народ на работу, скучала посреди пустой стоянки. Газель, когда-то знавала лучшие времена, но пробки, ямы, рекламщики и мудаки, которые гордо именовали себя водителями со стажем, не оставили на ней живого места. В полном порядке Гена держал только ходовую, забив на кузов большой болт, лишь изредка подкрашивая антикорозийкой заржавевшие вмятины. Сам он стоял рядом и объяснял кому-то по телефону как сюда добраться. Камуфляжные штаны с вышарканными коленками были заправлены в берцы, а зеленый свитер, местами заляпанный смазкой, говорил о том, что недавно его хозяин, что-то ремонтировал. Витек с грохотом отодвинул дверь, вытащив пачку сигарет из блока, засунул его во внешний карман своего рюкзака. Достав сигарету, собрался было чиркнуть зажигалкой, но тут руку перехватил Гена, смотревший на него бешеными глазами. Оторвавшись от телефона, он изрек:
   - Ты камикадзе что ли?
   - Только не говори мне, что ты свой пепелац на газ поставил! - недовольно возмутился Витек.
   - Кризис на дворе, надо как-то крутится.
   Витёк смачно матюгнулся, но все-таки направил свои стопы прочь от взрывоопасной железяки. Остановившись возле урны, в двадцати шагах от машины, закурил. По горлу прокатилось уже забытое ощущение.
  
   Огонек, дополз до середины сигареты, когда до ушей Витька, донесся рокот мотоциклетного двигателя. Излучая пафос, на стоянку въехал здоровенный чоппер. За рулем утробно рычащего агрегата сидел Славик, их давний друг, с недавних пор пополнивший ряды байкеров. Подкатив к газели, он пожал руку Гене и взмахом руки поприветствовал Витька стоявшего возле урны. Славик, во всем старался подражать образу каноничного байкера. Синие потертые джинсы из-под которых выглядывали ковбойские сапоги, футболка с принтом, кожаный жилет, соответствовало все кроме шлема. Американские коллеги, предпочитали открытые, а ля немецкая каска иногда и с рогами. А вот Славик, до недавней аварии, ездивший вообще только в очках и бандане, теперь носил закрытый шлем с максимальной защитой. Не вылезая из седла, он отвязал рюкзак с заднего сидения и передал его Гене. Движок снова зарычал, чоппер резво покинул стоянку, громко визжа резиной на поворотах.
   - Куда это он? - спросил подошедший Витек.
   - Тут охраняемая стоянка за углом, мот свой поставит и вернется. Архивщик сейчас на такси подъедет, и можно выдвигаться, Сергеича на выезде заберем, он там на остановке нас ждет.
  
   Славик не заставил себя долго ждать. Его кислая физиономия выплыла из-за минимаркета. Бандана и очки закрывали добрую половину лица, но по плотно сжатым губам и сутулой фигуре было видно напряженность.
   - Ну что? Ты как? - спросил Витек подошедшего друга.
   - Да-а-а как, так, сяк. Нормально кароч. - уклонился он.
   Витек хотел спросить еще что-то, но шорох шин заставил троицу, оглянутся. На стоянку закатилась серебристая тойота обклеенная рекламой и телефонами такси.
   - О, наконец-то! - воскликнул Гена.
   Задняя дверь открылась, и из машины вылез настоящий штурмовик вермахта. Серые униформенные штаны, были заправлены в высокие сапоги. Из-под камуфлированной плащ-палатки, выглядывала униформа, с подвернутыми рукавами. Отсутствовали только нашивки и знаки различий. Друзей словно столбняк прохватил, а Гена даже матюгнулся в полголоса. Витек, отойдя от шока, обратил вопрошающий взгляд на друга. Не дождавшись ответа, он спросил:
   - Это что за клоун?
   - А-а-а э-э-это наш архивщик.
   - А он эта. Реконструктор что ли?
   - Ну, э-э-э да-а-а. Точно! Забыл это слово. Реконструктор, точно, да. - Выкрутился Гена.
   Однако в душу Витька, начали закрадываться нехорошие подозрения.
   - Guten morgen meine freunde!8 - поздоровался новоприбывший.
   - Привет! - протянул руку Гена. Повернувшись, он представил его друзьям. - Знакомьтесь! Это Эрик! А это Славик - реконструктор пожал руку - а это Витек - Эрик пожал протянутую руку, однако вызволить ее обратно не смог, цепкая лапа сержанта, держала её похлеще тисков.
   - Я смотрю, ты по третьему рейху прешься? - улыбаясь, спросил Витек. На первый взгляд улыбка могла сойти за дружелюбную, но в голосе едва уловимо сквозил холод.
   - Не то слово! - не чувствуя подвоха улыбнулся Эрик.
   Гена, икнув, забрался на водительское место и заблокировал дверь, сочувственно глядя на Эрика. Славик тоже залез внутрь Газели, от греха подальше. В повисшей тишине, было отчетливо слышно хруст костяшек, сжимаемых в руке Витька. Реконструктор, взвыл от боли, опускаясь на одно колено.
   - Так! Слушай сюда клоун! В таком прикиде из машины не вылазить! Завалишь мне все дело, я тебя за яйца на ближайшем дереве повешу. Усёк?
   - Да - с трудом выдавил Эрик.
   - А с тобой я после поговорю! - Витек ткнул в Гену пальцем. Тот в ответ сделал мину, что он-де здесь не причем, и развел руками.
   Витек забрался в салон, Эрик, растирая больную руку, устроился на пассажирском месте рядом с Геной, машина, довольно урча мотором, покатилась по будничным пробкам.
  
   Захолустная остановка на окраине, не имевшая постоянного названия, являлась последним форпостом цивилизации перед царством компостных куч и полусгнивших дачных домиков, именуемым садоводствами. В выходные она собирала орды вооруженных лопатами и граблями дачников, готовых до последней капли пота сражаться за свой урожай. Одинокая фигура, одетая в противоэнцефалитный костюм, сгорбилась на отполированной задницами скамейке с отвалившейся спинкой. Высокий мужчина слегка за тридцать увлеченно читал что-то на экране планшета. На его квадратном лице, украшенном ухоженными усами, отражался неподдельный интерес. Даже подъехавшая к остановке маршрутка, не могла оторвать его от экрана.
   - Сергеич!!! - Раздалось из открытой двери. Глаза все так же увлеченно пробегали текст на экране, не обращая внимания на внешние раздражители.
   - Юшман!!! Я в тебя щя кину чем-нибудь!!! - не унимался говоривший. В подтверждение слов воздух прочертила початая канистра машинного масла, звонко шмякнувшаяся как раз под ноги.
   - Витя, твою мать!!! - раздалось из маршрутки.
   Юшман оторвался от планшета. Улыбнувшись, он с поспешно начал собирать свой нехитрый скарб. Рюкзак, прислоненный к скамейке и стоявший рядом продолговатый сверток с металлоискателем.
   - Канистру прихвати! - крикнул стоящий на подножке Витек.
   Виновато улыбаясь, Юшман забрался в салон, держа подмышкой планшет, так как руки были заняты.
   - Ты чего там, порнуху в хд качестве смотрел что ли? - спросил Витек устроившегося пассажира.
   - Это твои интересы дальше порнухи не ушли. Нашел интересную статью по паразитам человека, мне она пригодится, когда я буду писать диссер.
   - Высер?! - переспросил Витек.
   - Диссер! Сокращение от слова диссертация, глухня ты необразованная! - Сергеич был единственным человеком в компании, кто мог на равных говорить с Витьком. Ни ростом, ни комплекцией он ему не уступал. По этому никогда не стеснялся хамить в ответ.
   Славик, отрешенно созерцал загородный пейзаж, словно на ускоренной перемотке, пробегавший за окном. Зеленая стена лишь изредка мелькала проплешинами от перекрестков, заправок и шашлычных. Его мысли были далеко от этого места, и компании друзей, шумно обсуждавших какую киношку посмотреть на минителевизоре Гены.
   - Да ну в пень твой "Лост". Есть еще че? - спросил Витек.
   - Ну "Игра престолов" есть. - Отвечал Гена.
   - По второму разу уже не так интересно.
   - Ужастики еще есть.
   - Гена, в нашем возрасте смотреть ужастики, можно только ради поржать. - Скептически заметил Юшман.
   - А ты чего думаешь!? - Витек приземлился на место рядом со Славиком, больно стукнув того по ляжке.
   - Да мне как-то пофиг ваще. - огрызнулся он, не отрываясь от окна.
   - Ты чего кислый такой? Ты до сих пор по Светке страдаешь что ли?
   - Тебе какое дело?!
   - Да ты успокойся. Отвлекись, чем больше ты о ней думаешь, тем тебе же хуже.
   - Витя как ни странно прав - вмешался в разговор Юшман. - Эмоция теряет свою окраску со временем, но только если нет постоянного раздражителя. Отпусти ты её, Света, если бы узнала, что ты по ней сопли распускаешь, сама бы тебе по башке настучала. Не беспокойся, забыть ты ее не сможешь, но хоть не так горько будет вспоминать.
   - Во и Сергеич тебе дело говорит. Хорош киснуть, ты же байкер етить тебя за ногу. Где твои стальные яйца?
   - А он видать, одно сломал, второе потерял. - Сострил Гена.
   Дружный ржач сотряс пропуканную маршрутку.
   - Придурки - улыбнулся Славик, не в силах сдерживать смех.
  
   Обмен анекдотами и офигительными историями, продолжался до самой Запятовки. Витек успевал покурить во время редких остановок по нужде, в который раз коря себя за то, что не успел бросить. Деревня, встретила их ароматами свежего навоза вперемешку с перегаром местных жителей. Единственная асфальтированная дорога, рассекавшая Запятовку, являлась по совместительству сельхоз базаром. Напротив каждого двора, на табуретках или скамейках, стояли вёдра с картошкой, огурцами, грибами и помидорами, а так же неизменные трехлитровые банки покрашенные в белый цвет, означавшие, что здесь можно купить еще и молоко. Возле одного такого двора и остановилась маршрутка. Заведовала здесь бабуля божий одуванчик. Утепленные галоши, черная длинная юбка, красный кардиган из прошлого столетия, похоже, переходивший по наследству от бабушки к бабушке, седые волосы были убраны под белый платок в мелкий горох, а на круглом, иссеченном морщинами, лице светилась доброжелательная улыбка. Не смотря на возраст, она ловко сновала в дом и обратно, вынося приобретенные харчи. Ведро картошки, немного огурцов, помидоров и коричневая баклажка из-под пива, заполненная свежим молоком.
   - Ну что там слышно от Сусанин-инфо? - Витек, успевший отойти и покурить, кивнул на Эрика.
   - Довольно тяжело сводить географические координаты и военные карты. Но, в общем, там еще пяток километров по гравийке, и будет заброшенная жд-ветка, по ней до станции, а дальше пехом, ибо дороги нет.
   - А вы чего это сынки, в Потеряиху собрались? - Неожиданно спросила бабушка, испуганными глазами, глядя на липовых археологов. - Не надо сынки, не ходите туда, там Морока вотчина, всяк кто ходил туда никто не вернулся.
   - Да не бабуль, в другое место, там рядом просто. - Друзья улыбнулись переглянувшись.
  
   Гравийка, встретила их громким звоном камней по днищу машины и пылью, густо наполнившей салон. Но, настоящим геморроем оказалась старая железная дорога. Стараясь не наехать на вывалившиеся костыли, Гена буквально прилип к лобовому стеклу. Колеса то и дело проваливались на сгнивших в труху шпалах, заставляя его, смачно матерится, сетуя на убивающуюся подвеску. Рельсы за много лет обросшие толстенным слоем ржавчины тоже доставляли немало хлопот. Но, другой дороги не было, лес плотными стенами стоял по обеим сторонам железнодорожной насыпи. Вскоре, показалась заброшенная станция, по воле беспощадного времени, превратившаяся в гору кирпичей, поросшую мхом и лишайником. Как только все привели себя в порядок, распределили по рюкзакам провиант и шанцевый инструмент, Витек построил их возле машины.
   - Так бойцы! Местность неизвестная и крайне опасная. А это значит; Песни не петь! Матом не орать! По воронам не стрелять! Для новоприбывших - он многозначительно посмотрел на Эрика - железяки, торчащие из земли не пинать.
  
   Отряд копарей, двинулся по лесу в сторону указанную Эриком. Вооруженный картами и навигатором, он шел позади Юшмана шарившего перед собой металлоискателем так на всякий случай. Эхо войны, в виде неразорвавшегося снаряда или мины, могло живописно развесить их ошметки по окрестным деревьям. Следом за Эриком шел Гена. От греха подальше, отгораживая его, от Витька. Который страдал сильной "аллергией" на подобных индивидуумов. Замыкал колонну Славик, делавший зарубки на деревьях при помощи своего туристического ножа-кукри. Навигатор вещь хорошая, но форс-мажор никто не отменял. Лес, весьма спокойно отнесся к такому вандализму, полный жизни, он доброжелательно приветствовал их ароматами душистых трав и не стройным хором певчих птиц, щебетавших и чирикавших чуть ли не с каждой ветки. Солнце клонилось к закату, опуская на лес сумеречный покров. Приборчик начал позвякивать чаще и громче. "Вот оно!"- Воскликнул Эрик. Указывая на, обрубки бревен, торчавшие из земли, еле различимые из-за травы едва угадывались очертания кругового окопа и останки блиндажа, повествовавшие о минувших событиях. Неподалеку, удачно обнаружилась небольшая полянка, на которой металлоискатель практически не звенел. Поставив палатки и оборудовав место под костер, все нашли себе работу, Витек занялся приготовлением нехитрого ужина, Юшман с Эриком отправились к окопу, Гена и Славик пошли за дровами. Валежника хватало с избытком, притащив два бревна, они положили их по краям костра наподобие скамеек. Дабы не заморачиватся с рубкой, решили подсобрать сучьев поменьше. Солнце почти зашло, окрасив макушки деревьев в кроваво-красный цвет, у земли сумерки отвоевывали все больше пространства, доставляя изрядные неудобства при сборе. Славик, заворожено смотрел в надвигающуюся тьму.
   - Жутковато здесь. - Тоскливо произнес он.
   - Да ладно тебе! - Подбодрил его Гена - не впервой в таких местах бывать. Ты просто отвык!
   - Ты это сейчас кому? - раздался знакомый голос позади. Гена обернулся, Славик стоял у него за спиной, держа солидную охапку дров, и вопросительно глядел на друга. Гена резко обернулся обратно, но увидел только лес пожираемый сумраком. По спине проползли мурашки, а волосы на затылке зашевелились.
   - Ты сейчас, ничего не говорил? - спросил Гена.
   - Нет. - Ответил Славик, в его глазах отражалось непонимание.
   - Блин, отдохнуть надо, десять часов за рулем, крыша уже едет.
   - Фу! Что за вонь?! Геныч ты что ли? - морщась, спросил Славик.
   - Да не, это походу тут кто-то сдох неподалеку. - Отвертелся Гена.
  
   Источая божественный аромат, в котелке кипела похлебка. Надо отдать должное Витьку, готовить он умел, может именно по этому, и не женился. Гена и Славик, уже сидели на бревнах рядом, и голодными глазами пожирали содержимое котелка. Неподалеку затрещали ветки и к костру вернулись Юшман и сияющий, словно медный пятак, Эрик. На его голове красовалась ржавая фашистская каска, грудь украшал железный крест, а в руке он нес останки винтовки и какой-то бесформенный ком. Все с надеждой посмотрели на "разведгруппу". Юшман положил лопату и металлоискатель рядом с палаткой.
   - Ну, неплохо так. - Загадочно проговорил он, - шмурдяка9 конечно хватает, но есть и стоящий хабар.
   Сияя от счастья, Эрик разломил ком, оказавшийся старой кожаной кобурой, из которой на свет костра выглянул слегка поржавевший "Люгер". Копари столпились над находкой. Пистолет пошел по рукам, время пощадило продукт нацистской промышленности, только слегка разукрасив его разводами ржавчины. Немного почистить, смазать, и он снова сможет вершить свое черное дело по уменьшению поголовья прямоходящих. Руны "Зиг" на рукояти, существенно добавляли ему стоимости. На черном рынке, такое отрывали с руками, за любые деньги. Вдоволь насмотревшись и нафотографировавшись "Люгер" вернули Эрику. По традиции копарей вещь принадлежала тому, кто первый её увидел и выкопал. Настроение у всех поднялось, значит, не зря приехали. Душистая похлебка разошлась по тарелкам.
   - Сергеич слушай, ты же у нас все знаешь? - вдруг отвлекся от еды Гена. - Что такое "морока вотчина"?
   - Где услышал? - Юшман заинтересованно посмотрел на коллегу.
   - Да тут в деревне, бабуля чет говорила.
   - Ну, вотчина это устаревшее - владение, местность, феодальный земельный надел.
   - А морока?
   - Ну, тут несколько значений. Морок - темнота, сумерки, туман. Второе определение интереснее, - Юшман даже отложил тарелку и ложку. - В славянской мифологии демон или злой дух, наводящий кошмары или заставляющий человека плутать в лесу, - у него много названий на разных языках; Морок, Змора, Мара, Марава. Кстати слово кошмар образовалось именно от него.
   Тут он пустился в пространные рассуждения о древнеславянской истории. Эрику, все эти россказни были безынтересны, его вниманием всецело владел найденный пистолет. Дохлебав свою порцию, он отправился к выкопанному неподалеку туалету, прихватив с собой драгоценную находку. На обратном пути, крутя его в руках, он попробовал передернуть затвор, недовольно скрипнув, тот все-таки поддался, со щелчком вогнав патрон в патронник. Хмыкнув, Эрик прицелился в дерево чуть поодаль. Но вдруг его внимание привлекли ноги обутые в сапоги, торчавшие за деревом. Пройдя немного вперед и в сторону, он увидел картину, от которой кровь стыла в жилах. Ноги, принадлежали человеку, лежащему на левом боку. Высокие немецкие сапоги, заправленные в них серые униформенные штаны, камуфлированная плащ-палатка, из-под которой виднелся серый китель с подвернутыми рукавами. Эрик попытался пройти еще вперед и в сторону, дабы заглянуть в лицо. Ватные ноги еле слушались, сердце бешено колотилось, отдавая гулким эхом в висках. Внезапно, ему захотелось бежать со всех ног, подальше от этого места, с земли на него смотрело его собственное лицо с остекленевшим взором. Отвернувшись, он было, ринулся назад, но тут перед ним встала стена истлевших тел нацистских солдат. Ноги подкосились, и Эрик упал на колени. Плотное кольцо мертвецов окружило его со всех сторон. Ржавые, пробитые каски, истлевшие мундиры с поржавевшими наградами, в пустых глазницах черепов чернела ненависть. "Slawische schwein!!!10" - раздалось в голове, и Эрик почувствовал сильный пинок в живот, заставивший согнутся пополам, хотя никто из мертвецов не сдвинулся с места. "Untermensch11!!!" - снова раздался крик полный ненависти, удар пришелся по лицу. Эрика разогнуло обратно, на губах почувствовался соленый вкус крови. "Schießen sie dieses arschloch!!!12" - донеслось со всех сторон, и к виску кто-то приставил холодное дуло пистолета.
   - Nicht schießen! Nicht schießen!13, - только и успел выдавить из себя Эрик.
  
   Витек, сидевший как раз напротив того места, обратил внимание на стоящего на коленях Эрика. В сумерках не сразу удалось разглядеть, что стоит он, приставив пистолет к виску.
   - Он чё там делает? - спросил Витек прищуриваясь. Все обернулись.
   - Эрик не шути так!!! - закричал Гена.
   Громкий выстрел разорвал тишину и, многократно отражаясь от деревьев, понесся по лесу, пугая засыпающих птиц.
   Матерясь, как сапожник, Витек рванул с места в карьер. Следом побежали все остальные, но было уже поздно, девятимиллиметровая пуля прошла сквозь череп, прихватив с собой добрую часть содержимого, окрасившего окрестные деревья и траву в багровый цвет. Копари столпились над телом. Эрик лежал на боку, в правом виске, виднелась аккуратная дырочка, опаленная огнем выстрела. Витек перевернул его на спину, с левой стороны череп висел лохмотьями, сочась остатками мозга. Сержанту, бывавшему в горячих точках, приходилось видеть картины гораздо аппетитнее, Юшман только чуток поморщился, а Славик и Гена побледнели словно простыни. Витек, поднял полный злобы взгляд, его кулаки сжались, вскочив, словно пружина, он бросился на друга, с нешуточным желанием зарядить тому в табло. Но, оно разбилось о скалу по фамилии Юшманов, вовремя перехватившего разгоряченного друга.
   - Сергеич пусти! Этот мудак у меня с утра звиздюлей выпрашивает!
   - Угомонись! - Он еще крепче ухватился за Витька, - Нам тут еще одного трупа не хватает! Остынь!
   - На кой черт ты этого придурка с нами потащил а?! - Сержант обратился к опешившему Гене, выглядывая из-за Юшмана. - Все, покопали!
   - Откуда я мог знать, что он вот так... - начал оправдываться тот.
   - Башкой думать пробовал?! Такая круглая штука в полуметре над задницей
   - Хорош лаяться! - Даже хладнокровный Юшман, начал терять терпение. - Надо решить, что дальше делать.
   - Закопать его тут, да валить по домам, пока все не уляжется. - Цинично предложил Витёк.
   - Как-то это не по человечески... - начал было, Гена.
   - Слыш ты, гуманист! Хочешь за мокруху на тюрячке, сладкий хлебушек кушать?!
   - Че сразу мокруха то?! Он сам!
   - Думаешь менты разбираться будут?!
   - Всё!!! Достали вы меня!!! - Рассвирепел Юшман. - Закопать его все равно придется! До машины сейчас идти не вариант! На запах крови, могут пожаловать волки, или того хуже медведь!
   Словно подтверждая его слова, где-то далеко раздался протяжный вой, заставив всю компанию нервно оглядываться. Из лагеря принесли лопаты, спальный мешок и полотенце. Витек, вытерев им, заклинивший пистолет от отпечатков, обернул голову Эрика. Засунув покойника в спальник, они положили его в импровизированную могилу, собрав туда же окровавленную траву заляпанную мозгами.
  
   Сумерки, передали свои права ночи. На дежурство заступил серебряный диск полной луны, его мертвенно бледный свет, осветил уснувший лес, растворяясь в стелящемся по земле тумане. Копари угрюмо сидели вокруг костра. Все смирились с мыслью оставить покойника тут. Выкапывать его, ехать с ним в одной машине, да еще с неиллюзорным шансом напоровшись на гайцов уехать сразу на нары, желающих не было. Витек вытащил свой переточенный под боевые патроны "Макарыч", проверив обойму, передернул затвор. Изящная копия пистолета Макарова, имела чисто психологический эффект, убить из него что-то крупное, было нереально. Тозовка, которую снаряжал Гена, сидя на бревне, подходила для этого как нельзя лучше. Славик, подтачивал свой кукри. Юшман, безуспешно пытался реанимировать люгер. Витек протянул друзьям кулак с четырьмя спичками, по традиции одна из них была сломана.
   - Тяните, кто первый дежурит.
   Первым потянул Юшман затем Гена и Славик. Короткая спичка осталась у Витька.
   - Везет как утопленнику. - Недовольно прошипел он, бросая её в костер. - Значит так, через два часа меня сменит Сергеич, потом ты Гена, Славик тебе до утра придется посидеть.
   Гена, вручив ему заряженную картечью тозовку. Полез в свою палатку, остальные последовали его примеру.
  
   Туман, поглотил почти весь лагерь, и теперь протягивал серебристые щупальца к костру. Витек подкинул толстый сук в огонь. Его ночной друг и собеседник поблагодарил его тихим потрескиванием, и салютом из сноп искр устремившихся в небо. Вскоре, из большой двухместной палатки напротив, раздался гренадерский храп Юшмана, и негромкий свист Славика, пытавшегося таким способом прервать, мешавшие спать рулады. Груз произошедших событий сну конечно, не способствовал но усталость все-таки брала своё. Однако, громкий храп, сотрясавший палатку, мог поднять мёртвого, а заодно держать лесную живность на расстоянии пушечного выстрела от лагеря. Славик очередной раз просвистел прямо в ухо Юшману, но безрезультатно. Тогда он решился на отчаянный шаг. Сильно пихнув его под ребра, он отвернулся к стенке. Похрюкав, Сергеич повернулся на ушибленный бок, так и не проснувшись. В наступившей тишине, Славик наконец-то отчалил в царство морфея.
  
   - Вставай лежебока, сколько можно спать то?! - сквозь сон пробивался женский голос, от которого на душе становилось радостно и горько одновременно. Славик продрал глаза, он лежал на двуспальной кровати у себя дома. Встав, прислушался, надеясь в очередной раз услышать тот голос. Но, через открытое окно было слышно только чириканье воробьев, да шепот летнего ветра застрявшего в густой листве. Нашарив под кроватью тапочки, Славик отправился на опустевшую, после смерти Светы, кухню дабы, вытащив из холодильника холодной водки, залить своё горе. Запах кофе, доносившийся из кухни, заставил его насторожится. На пороге, его ноги будто прибили гвоздями к полу, а челюсть чуть не упала на пол. За кухонным столом, как ни в чем не бывало, сидела Света, одетая по домашнему в короткие шортики и тонкую футболку, в компании двух чашек кофе и небольшой вазы с её любимыми конфетами.
   - О, проснулся наконец! Ты чего вылупился, будто привидение увидел?! - Прищурилась она.
   - Д-а-а-а я-я-я... - прохрипел Славик, все еще не веря своим глазам.
   - Короче, пока ты дрых, я уже успела позавтракать, тебе придется сидеть одному, у меня еще дел невпроворот, - помыв кружку в раковине, она попыталась пройти мимо, но тут же попалась в объятья своего мужа. Прильнув к ней всем телом, Славик не верил своему счастью. Запах её длинных волос, сводил с ума.
   - Эй, чего это на тебя любовь то напала?
   - Я так скучал...
   - Когда успел то? За полчаса что ли?
   Вместо ответа, Славик дрожа всем телом, впился в её губы, Светлана поддалась. Слившись в страстном поцелуе и объятиях, перебрались в спальню, бухнувшись на не застеленную кровать. Славик казалось, пытался высосать из жены все соки. Зарывшись пальцами в её волосы, он почувствовал, что что-то теплое и липкое пристало к пальцам. Поднявшись на локтях, открыл глаза. На пальцах алела кровь. Света лежала без движения, её разбитая в красное месиво голова, истекала ручьями крови, стекавшими по подушке на пол, и собираясь в небольшие озера. Ужас холодными пальцами сжал сердце. Во рту что-то неприятно зашевелилось. Содержимое желудка подкатило к горлу. Свет померк, спальня растворилась, и на смену ей пришел ночной лес. Славик снова посмотрел на место, где лежала Света. Но вместо неё в траве лежал полуразложившийся труп собаки, копошащийся сонмом червей, опарышей и остальной живности охочей до падали. Смрадная жижа плотно облепила лицо, набилась в рот и ноздри, вперемешку с червями и жуками цеплявшимися своими лапками и челюстями за щеки и язык. Славика буквально вывернуло наизнанку. Блевотина тугим фонтаном била наружу не дававшая сделать ни глотка воздуха, задыхаясь, он рухнул на землю. В глазах потемнело, по телу пошли судороги. Трава, окроплённая росой, была последним, что увидел Славик прежде чем его покинуло сознание.
  
   - Сергеич! Сергеич подъём! - Расталкивал Витек.
   - Что? Уже? - разлепил глаза Юшман. Несмотря на храп, спал он чутко.
   - Уже. Славик ушел куда-то, его уже больше часа нет, смени меня, искать пойду.
   Кряхтя и рыча, словно медведь, Юшман вылез из палатки. Витек, вручив ему тозовку, и вооружившись фонарем с пистолетом, отправился вслед за пропажей.
  
   Под ногами громко хрустели мелкие веточки, опытного копаря напрягало то, что это был единственный звук. Обычно с наступлением темноты просыпались ночные птицы и звери, но молчали даже насекомые. В высокой траве следы практически не различались, Витек шел буквально наугад, просто двигаясь в сторону, куда ушел его друг. Запах падали неприятно защекотал нос. Как только вонь стала просто невыносимой, луч фонарика наткнулся на что-то темное и скрюченное лежащее в траве. Едва сдерживая рвотные позывы Витек, наклонился поближе. Славик лежал лицом в озере собственной блевотины. Ногой, повернув его на бок, даже видавшего многое Витька чуть не стошнило. Лицо друга шевелилось от обилия насекомых. Где-то неподалеку, раздались звуки похожие на чирикающий гвалт дерущихся воробьев. Витек резко присел и прицелился в ту сторону. Но увидел только лес и туман, стелющийся по траве. Гвалт приближался, было в нем что-то не от мира сего, как будто стайку воробьев скатали в большой ком, который сейчас со скоростью автомобиля пронесся мимо, старательно скрываясь за плотно стоящими деревьями. Сплюнув на всякий случай через левое плечо, Витек быстрым шагом двинулся, как ему казалось, в сторону лагеря. Нога по колено провалилась в яму, едва удержав равновесие, чтобы не упасть, он посветил фонарем в то место. Вот тут даже закаленного сержанта чуть не хватил кондратий. Могила, в которой они похоронили Эрика, была разрыта изнутри.
  
   Огонь завораживал своим плавным танцем, не давая отвести от себя взор. Веки начали слипаться, Юшман несколько раз энергично тряхнул головой и похлестал себя по щекам, прогоняя дрему. Подкинув немного дров в ослабевающий огонь, он посмотрел в глубину леса, в котором растворился Витек. Но, что-то жужжащее замаячило перед лицом. Нечто похожее на крупного слепня, слегка покачиваясь из стороны в сторону, изучающе пялилось на него изумрудными фасеточными глазками. Будучи опытным энтомологом, Юшман почти наизусть знал все виды местных насекомых, особенно паразитов, на которых специализировался. Этот экземпляр, был ему незнаком. Расцветка глаз, странные форма и размер брюшка, нет, его непременно надо было поймать, может новый или еще не открытый вид, а ведь это открытие, на почве которого, можно значительно подняться в научном обществе. Пробудив в себе охотничьи инстинкты, он резко выпрямил руку, в надежде схватить насекомое. Но в ладони оказался только воздух, а муха продолжала висеть себе, как ни в чем не бывало. "Значит, она крупнее и висит чуть дальше" - предположил Юшман, оставив оружие на бревне, и медленно переползая поближе. Новая попытка окончилась неудачей. В голову начали закрадываться нехорошие подозрения. Крылья зажужжали громче и злобнее, намекая, кто на самом деле сейчас охотник. Юшман правильно предположил, что насекомое висело дальше, но он даже не представлял насколько. Слепень, молниеносно ринулся к нему через лес, в мгновение ока, увеличившись до размеров дворняги. Словно снаряд он с силой протаранил энтомолога, вцепившись ему в руку и повалив на землю. От увиденного пропал дар речи. Предплечье пронзила острая боль. По руке заструилась теплая кровь. Юшман двинул несколько раз кулаком по щетинистой груди, но сделал только хуже, лапы с крючками только сильнее впились в кожу. Изловчившись, удалось ударить в фасеточный глаз, размером с обеденную тарелку. Недовольно жужжа, насекомое отцепилось и взлетело. Юшман пользуясь моментом, попытался доползти до оставленной на бревне тозовки. Но тут на него яростно налетел слепень, беспорядочно коловший его жалом. Сил чтобы кричать не было, ослабленный многочисленными кровотечениями от уколов энтомолог мог только натужно стонать. Насекомое вцепилось в ногу. Длинный ствол тозовки в ближнем бою был бесполезен, взгляд упал на воткнутый в бревно кукри. При таких размерах насекомого, хитин был прочнее рыцарского доспеха, тесак только царапал его, сбривая щетинки. Юшман догадался завести его под голову, единственное уязвимое место. Негромко дзынькнув, нож отделил её от тела. Хватка ослабла, беспорядочно перебирая лапками и звеня крыльями, слепень завалился в высокую траву. Голова, перемалывающая челюстями куски одежды, лежала под ногами, удивленно глядя на победителя. Однако радость победы была недолгой. Под кожей, на руках и ногах, куда пришлись уколы, что-то зашевелилось. Непонятно откуда взялись силы на крик, но боль, пронзившая конечности была невыносима. Распоров тесаком левый рукав, он увидел, как под кожей шевелились личинки толщиной с палец, прогрызавшие себе ходы и причинявшие жуткую боль, такую, что даже самые радикальные методы не казались чем-то из ряда вон. Острый кукри легко срезал пласт кожи вместе с личинкой, принося с собой боль и облегчение.
  
   Витёк еще издалека услышал истошные крики в лагере. Бегом, преодолев оставшееся расстояние, он увидал страшную картину. Гена прыгал возле изрезанного до неузнаваемости и орущего дурным голосом Юшмана, пытаясь забрать тесак которым тот размахивал, не давая к себе подойти. Сержант ринулся помогать, но было поздно, Сергеич приставив кривое лезвие ножа к сердцу, бросился на землю. Раздался неприятный скрип металла по кости, и предсмертный хрип горе-энтомолога. Выжившие переглянулись.
   - Вы чё тут творите?! - со злостью спросил Витёк.
   - Ты чего на меня то наезжаешь?! Я проснулся, потому что Сергеич орал не своим голосом. Думаю, какая муха его укусила. Вылезаю, смотрю, а он от себя куски отрезает. Попытался у него нож отобрать, потом ты прибежал. - Тут он посмотрел на обмякшее тело Юшмана. - Витя, чё за хрень здесь творится? Где Слава?
   - Слава, ужином подавился. Валить отсюда надо, чертовщина здесь какая-то.
  
   Первобытный страх подгонял получше любого кнута. Взяв только тозовку и бросив все остальное, друзья поспешили в обратную дорогу к спасительной машине. Фонарь то и дело высвечивал зарубки на деревьях оставленные Славиком. Протопав уже не один километр, друзья начали понимать, что с зарубками что-то не так, а когда впереди замаячил отблеск брошенного в лагере костра, в животе поднялся неприятный холодок. Гена посмотрел на коллегу.
   - У Эрика навигатор в палатке. - Дрожащим шепотом сказал он.
   Витек кивнул, взяв оружие на изготовку, они торопливо пробрались к палатке архивщика. Витек полез внутрь, Гена остался снаружи, опасливо озираясь и водя стволом винтовки на любой шорох. Сержант не стал разбираться, сгреб в рюкзак все что посчитал нужным: бумаги, карты, навигатор, мобильник. На выходе из палатки кто-то схватил его за руку. Это был бледный как смерть Гена. Дрожащим стволом тозовки он указывал на место где лежал Юшман. Там было пусто. Копари сквозанули из лагеря сверкая пятками, стремясь свалить от него подальше. Спрятавшись в неглубоком овраге, удалось перевести дух. Витек принялся разбирать содержимое рюкзака, подсвечивая себе вспышкой телефона. Навигатор по закону подлости завалился на самое дно. Вытащив кипу бумаг, вручил их Гене, долгожданный приз в виде навигатора, наконец появился, из недр рюкзака на лунный свет. Включив его, Витек горько ухмыльнулся, и тихонечко засмеявшись произнес: "Твою мать! Я так и знал!" Надпись на английском языке сообщала, что связи со спутником, нет и не будет. Перезагрузив его несколько раз, постучав и поматерившись на него, Витек бросил его обратно в рюкзак. Бумажные карты, последняя надежда на спасение оказались бесполезны. Стрелка компаса вращалась со скоростью вентилятора. Из-за полной луны, не было видно звезд, по которым можно было бы сорентироватся, мох на деревьях отсутствовал как таковой, а найти муравейник в такой темноте было просто нереально. Витек посмотрел на Гену, ситуация была понятна без слов.
   - Остается ждать до утра,- прошептал Гена.
   - Уже десять часов как утро, а луна даже с места не сдвинулась. - Витек прислонился спиной к стенке оврага.
   - Может, еще раз попробуем по зарубкам пройти?
   - Да, пожалуйста. Тебе каких? Вон тех? Или этих? А еще вот эти есть! - Сержант осветил фонарем окружавшие их деревья. Зарубки одинаковые, словно близнецы красовались на всех деревьях. Витек выудил из кармана пачку сигарет и прикурил одну. Гена уселся рядом.
   - Дай закурить.
   - Ты же бросил. - Съехидничал Витек, тем не менее, протягивая другу сигарету и зажигалку.
   - Бросишь тут. - Прикурил Гена, и по шоферской привычке убрал зажигалку себе в карман. Тут он обратил внимание на бумаги Эрика, зажатые в кулаке. Взгляд быстро пробегал по тексту, подсвеченному телефоном.
   - Слушай так это ведь не дневники. Это копии рапортов.
   - И что?
   - Вот смотри что пишет: Всю ночь в районе укреплений фашистов слышны выстрелы. Не известно по кому ведут огонь. Вверенная мне рота боевых постов не покидала и огонь не открывала. Характер выстрелов очень странный, в основном одиночные с длинными перерывами. Отправленная утром разведгруппа доложила, что группировка фашистов ликвидирована неизвестными силами прошлой ночью. Возможно партизанами. Осмотр укреплений выявил много странностей. Отсутствуют следы боя. Тела лежат на обширной площади за пределами окопа. Оружие и экипировка у всех при себе, что для нападения партизан не типично. Большинство солдат покончили с собой. Остальные, похоже, стреляли друг в друга. Удалось найти выжившего офицера. Сопротивления не оказывал, сдался сразу. Однако выяснить, что произошло, не представляется возможным. Пленный находится в состоянии ступора, на любой вопрос отвечает словом "махр". Вероятно, произошедшее ночью лишило его рассудка. Седьмое июля. Вынужден доложить о не боевых потерях. Рядовой Сивохин В. А. Повесился на собственном ремне. Причины не известны. Сержант Голованов Е. П. При помощи табельного оружия убил двух рядовых Сорокина С. Р. и Храпунова П. В. аргументировал это охотой на чертей. На момент совершения преступления был абсолютно трезв. Восемь тридцать, седьмого июля. Радиостанция вышла из строя. Компас ведет себя не предсказуемо. В отряде зреют панические настроения. Снова не боевые потери. Список погибших и причины прилагаю отдельно. Принимаю волевое решение покинуть место дислокации. Всю ответственность за принятое решение возлагаю исключительно на себя. - Гена осекся, разглядывая листы бумаги. - Вот копия обрывка бумажки: Все погибли. Остался только я. ОНО убило всех, одного за другим. Чувствую, как теперь охотится за мной, держится за деревьями, близко не подходит. Если кто-нибудь найдет эту записку, сделайте все возможное чтобы огр... Дальше оборвано.
   - Значит, этот гавнюк знал, что тут какая-то чертовщина творится, и всё равно нас сюда потащил. Паскуда! - процедил сквозь зубы Витек и сплюнул на землю. Ветер зашумел кронами деревьев, вторя его негодованию. Гена с ужасом понял, что шум ветра складывается в слова. Шепот настойчиво лез в голову.
   "Беги" "Оно идет за тобой" "Скорее"
   - Вить ты слышишь это? - дрожащим шепотом спросил Гена.
   - Ветер? Слышу.
   - Нет, голос.
   - Иди ты знаешь куда, не до шуток сейчас.
   "Он не слышит меня" "Он один из них" "Беги, оно идет за тобой" "Скорее" "Вот настоящий путь" Голову будто повернула неведомая рука. В лунном свете отчетливо виднелась вереница настоящих зарубок.
   Гена, прихватив тозовку, аккуратно встал.
   - Ты куда? - спросил Витек.
   - Да по маленькому.
   Гена зашел за самое толстое дерево. Нарастающий чирикающий звук донесся откуда-то сзади. "Оно уже здесь" Оглянись" Он нехотя оглянулся на звук. Сквозь лес летело длинное облако серого тумана. Огибая деревья словно змея, оно на секунду замерло, как бы прислушиваясь. "Заметило" - промелькнула страшная мысль. Чирикая, словно стайка воробьев, облако ринулось за ним.
  
   То, что что-то не так, Витек понял только когда увидел Гену несущегося по лесу, со скоростью, которой позавидовали бы олимпийские чемпионы.
   - Геныч! Ты куда!? Стой! - Сержант побежал следом.
   Спина друга маячила далеко впереди, теряясь за деревьями. Витек пытался его догнать, периодически покрикивая, чтобы тот остановился. Вдруг, вместо спины, он увидел перекошенное лицо и бешеный взгляд, смотревший на него через мушку тозовки. Инстинкт сработал автоматически. Витек, прямо на ходу нырнул в траву. Дуплет громко жахнул на весь лес. Картечь, просвистев над головой, высекла тучу щепок из дерева за спиной.
   - Ты чего творишь полудурок?!! - Закричал Витек, но вместо ответа Гена бросил ружье и припустил еще быстрее. Поднявшись, сержант ломанулся следом. Но тут земля ушла из-под ног и он почувствовал, что летит. Дно ямы, сильно садануло по спине чем-то твердым, заставив Витька, задохнутся от боли.
  
   Гена буквально летел по лесу. Чириканье за спиной становилось чуть тише с каждым шагом. Облегчение тронуло душу, вселив надежду оторваться. В свете луны что-то блеснуло впереди. Никогда еще он не был так рад видеть свою проржавевшую газель. С ходу, вогнав ключи в дверной замок, он рванул дверь на себя и впрыгнул в свое кресло. Только с третьего раза попав в замок зажигания, он шептал машине: "Давай давай, не подведи старушка!" Но машина, чихнув пару раз стартером, заводится отказалась. Гена покрылся холодным потом, взглянув через окно, в ту сторону откуда за ним гналось чирикающее облако. Разросшееся до невероятных размеров, оно прорывалось к нему через лес. С жутким треском, вырывая многолетние деревья из земли, и отправляя их в полет на высоту девятиэтажного дома. "Заводись сука!!!" - закричал он, машина словно очнувшись, взревела двигателем. Выжимая из газельки максимальную скорость, которую позволяли прогнившие шпалы старой железной дороги, Гена, посматривал в боковые зеркала, насколько ему удалось оторваться. Но, тут его угораздило посмотреть в зеркало ведущее в салон. В нем сидели пассажиры. Эрик с простреленной головой, с головы до ног испачканный глиной, Славик, лицо которого было плотно облеплено насекомыми и личинками, изрезанный в лохмотья Юшман с торчащим из груди тесаком. Все они укоризненно смотрели ему в глаза. Гена от страха выпустил руль из рук. Этого хватило, чтобы машина, налетев на торчащий рельс, резко дернулась в сторону и с оглушительным грохотом, кубарем, покатилась к подножию железнодорожной насыпи.
  
   Острая боль от сломанных рёбер не давала полноценно дышать. Хотя дышать то было и нечем, салон заполнял газ, струившийся из лопнувшего редуктора. Маршрутка лежала на левом боку. Гена лежал на спине, удрученно созерцая ночное небо через разбитое окно. Он знал, что это конец, чирикающий звук становившийся все громче, только убеждал в этом. Клубы серого тумана окружили машину. Дверь с оглушительным скрежетом вырвало вместе с петлями и подкинуло высоко в воздух. Скрипя когтями по металлу, в салон полезло что-то серое с длинной мордой и горящими желтым светом глазами. Из последних сил Гена протянул руку на встречу, сжимая в ней зажигалку.
   - Огоньку?! - криво улыбаясь, сострил Гена и чиркнул кремнем.
  
   Витёк, увидел яркую вспышку и грохот взрыва осветившего лес. Теперь он остался абсолютно один. Без машины, без еды, без воды, в ловчей яме, высокие стенки которой постоянно осыпались, не давая выбраться. Яму должны проверять охотники, если конечно они про нее не забыли. И вот это "если" а так же загадочная тварь, о которой говорилось в рапорте, покоя не давали. К тому же просто сидеть и ждать было не в правилах Витька. В очередной раз, потерпев неудачу, подняться по стене, цепляясь за торчащие корешки, сержант сел возле нее отдохнуть. Бледный диск полной луны, с интересом наблюдал, за этими жалкими попытками спасти свою жизнь. Небо вокруг него было затянуто серебристыми облаками, закрывавшими звезды. Шорох травы заставил Витька насторожится. Медленно, словно пытаясь не спугнуть его, над краем ямы вытянулась большая черная рука с растопыренной пятерней размером с лопату. Даже у видавшего многое копаря, внутри все похолодело. Пока он лихорадочно хлопал себя по карманам, в поисках пистолета, она вытянулась до половины ямы, и резко ринулась вниз. Перекатившись к другой стенке Витек который раз с благодарностью вспомнил свою военную подготовку. С этого ракурса, рука оказалась простым бревном с корнями, которые он принял за пальцы.
   - Эй! Ты жив там? - Послышался знакомый голос.
   - Да! - Просипел Витек пересохшим горлом.
   Переложив бревно по диагонали, он попробовал его на устойчивость. Корни плотно держались за сырую землю, не давая ему крутится. Собравшись с силами, Витек ринулся по бревну вверх, благо протектор на берцах способствовал таким трюкам. Уже на финише под ногой откололся большой кусок коры. Сержант потерял равновесие, и уже было, чуть не улетел обратно в яму, когда его схватила и потащила за рукав чья-то морщинистая рука, Витек шмякнулся на траву.
   - Говорила я вам дуракам не ходить сюда! - раздался укоризненный шепот. Рядом на траве сидела та самая бабушка, что продавала им продукты в Запятовке.
   - Ох, спасибо тебе мать! Спасибо!
  
   Витек, старался идти след в след, за нервно оглядывающейся бабушкой, резво семенившей по лесу.
   - Бабуль! А что за морок, про который ты говорила?
   - Эх вы! Как христианство на наши земли пришло, так вы сразу забыли старых богов и старых демонов. А вот они то вас не забыли. Боги ушли молча, богам вера нужна. А вот демонам вера не нужна, им нужен только страх. - Бабушка осеклась и остановилась. - Нашел таки! - Раздосадовано произнесла она. Тут и Витёк услышал знакомый чирикающий звук доносившийся откуда-то сбоку. Схватившись за пистолет, он повернулся в ту сторону. Вдруг что-то сверкнуло словно беззвучная фотовспышка. За деревьями замелькал желтый огонек, будто кто-то бежал по лесу, размахивая фонариком. Витек оглянулся, но бабушка исчезла, как будто её и не было. Чирикающее нечто, свернуло за огоньком и прибавило скорости. Как только звук стих он снова оказался в полной тишине, посреди ночного леса. Запах дыма заставил его оглянутся. Брошенный лагерь, призывно моргал ему, огнем костра из-за деревьев. Витек уже понял, что пытаться убежать бесполезно. Усевшись на свое место у костра, выудил из раздавленной пачки последнюю целую сигарету, начал было искать по карманам зажигалку, но вспомнил, что отдал ее Гене. Подкурив от головешки, он достал из кармана свой "Макарыч". Вороненая сталь, тускло поблескивала в свете костра. Витек понимал, что живым эта тварь его отсюда не выпустит, вопрос был только во времени. Но, ведь можно все ускорить, просто приставь дуло к виску да нажми курок. И сразу закончится весь этот кошмар.
  
   Но, что делает человека человеком и отличает от животного? Рамки моральных принципов и воля следовать им, не смотря ни на что. Когда-то давно он решил для себя, что цирк, творящийся вокруг, надо досмотреть до конца, и никакие обстоятельства, не заставят его покончить с собой. Витек уставился в лес, пытаясь угадать, за каким деревом прячется его смерть. Взгляд зацепился за самую толстую сосну. В отличие от всех остальных, туман не стелился у корней а, как бы прячась, клубился за стволом, растянувшись на высоту двухэтажного дома. Выбросив, докуренный, бычок в костер, он крикнул: "Вылезай мразь!!! Я тебя не боюсь!!!". Кто-то подбросил дров в костёр. Что может быть обыденнее собственного отражения? Мы видим его ежедневно, в зеркале дома, в машине, в витрине магазина. Но, тут в лесу, где зеркал нет на многие километры вокруг, сидящий на противоположном бревне двойник, нагонял леденящей жути, похлеще всего произошедшего за последние часы. Витек не мог оторвать взгляд, лихорадочно пытаясь разглядеть в своей точной копии хоть какое-то отличие. Все еще надеясь на что-то, он медленно поднял левую руку. Отражение последовало его примеру, но подняло "правильную" левую руку. Витек чувствовал, как у него отвисает челюсть, но выражение лица двойника оставалось неизменно каменным. Собрав всю свою волю в кулак, сержант изобразил на лице кривое подобие улыбки, и произнес: "Так вот ты какой, Морок". Ночной гость, медленно растянул губы в улыбке. Так улыбаются недоеденному пельменю, который в последний момент ожил и осознал, что его хотят съесть. Под ноги брякнулось что-то металлическое. Витек опустил глаза. На земле лежал кинжал офицера СС. Руны зиг на рукояти, перевязь украшенная свастикой. Сержант поднял его. Клинок беззвучно покинул ножны. В тусклом свете костра он разглядел на нем личный номер и клеймо производителя. Подлинность доказывал девиз шедший через весь клинок. Перевод гласил: "Моя честь называется верность". Витек поднял глаза и чуть не упал с бревна. В глаза ударил яркий свет, будто кто-то щелкнул выключателем.
  
   Лес был полон утреннего света и галдежа просыпающихся птиц. Костер, судя по остывшим углям, прогорел уже давно. Витек зажмурился и встряхнул головой, но он по-прежнему сидел посреди пустого лагеря, сжимая в руках фашистский кинжал, стоивший целое состояние. Не веря своему везению, он медленно отправился вдоль зарубок, тщательно ощупывая каждую. В голове творился форменный сумбур, вопросов было гораздо больше чем ответов. Но сейчас надо было ставить задачи попроще. Главным на данный момент было добраться по отметкам до железной дороги. Но тут, на глаза попалось то самое бревно, торчащее из ловчей ямы. Неодолимая сила просто толкала его в спину, подойти и посмотреть. Осторожно заглянув в нее, он чуть не навернулся туда. Ноги подкосились, внутри все похолодело. На дне лежал его собственный труп с торчащим из груди остро заточенным колом, который охотники часто вкапывают на дно ямы.
  
   ЖК-телевизор, стоявший на обшарпанной тумбочке, голосом миловидной ведущей сообщал последние провинциальные новости. "Продолжаются поиски группы археологов "Вахта памяти" пропавших в минувшие выходные. Спасателям удалось обнаружить покинутый лагерь, однако следов, куда могли пропасть люди, не обнаружено. Поиски продолжаются. А теперь о погоде". Щелкнул пульт, выключив телевизор. На кожаном диване сидело существо похожее на Витька. По его каменной физиономии, медленно расползалась кровожадная улыбка.
  
   1) Вещи, принадлежащие ко временному периоду Второй мировой войны.
   2) Жарг. - Находчивый.
   3)Жарг. - Место захоронения немецких солдат, периода Второй мировой войны.
   4)Жарг. - Документы, удостоверения.
   5) Жарг. - Археологи.
   6) Прим. - Охотничье ружье ТОЗ-34
   7) Жарг. - Конфликт.
   8) Нем. - Доброе утро друзья.
   9) Жарг. - вещи не представляющие ценности на черном рынке; пуговицы, ложки, пряжки.
   10) Нем. - Славянская свинья.
   11) Нем. - Недочеловек. Представитель низшей расы.
   12) Нем. - Пристрели этого засранца.
   13) Нем. - Не стреляйте.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"