Суховеев Тэо: другие произведения.

Что скрывает поле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о трудностях жизни Охотника на Никого.

   Эта игра продолжалась довольно долго: Гор с оглушительным лаем врывался в недвижную желть пшеницы, на миг его роскошный хвост замирал среди колосьев, затем пёс спешно ретировался из хлебов и делал с десяток шагов по окраине поля, чтобы опять с шумом броситься на своего невидимого противника в жалобно шуршащее золото иссыхающих стеблей.
   -- Ату его, мальчик мой, ату! -- приговаривал я, а сам внимательно следил за танцем огненно-рыжего собачьего хвоста. Гор, сын Гобси от Орка, унаследовал все дарования своего великого отца и, наверное, кое в чём уже превосходил его, если это возможно.
   -- Чёрт меня побери! -- грубый и насмешливый голос Фленна напомнил мне, что на этот раз мы с Гором вышли на Охоту не одни.
   -- Чёрт меня побери! -- повторил Фленн то ли с укоризной, то ли с негодованием. -- И за это тебе платят деньги?!
   -- Неплохие деньги, -- поправил я.
   -- За то, что ты испортил, возможно, лучшего волкодава в Ирландии?! Посмотрим, что скажет Дуэйн Мананн, когда узнает, как потомок Орка бессмысленно тычется носом в заросли, где вообще никого нет, а прославленный Охотник на Никого Гауэн О'Браннигэн топчется по опушке поля и подбадривает превращённую в идиота собаку своими никчемушными возгласами!
   -- Доктор Мананн сам доверил мне воспитание Гора, Фленн. А до этого я воспитал самого Орка. Мой отец обучал Орвилла, отца Орка.
   -- Знаю я всю эту историю, -- отмахнулся мой спутник. -- В роду О'Браннигэнов каждый старший сын становится наследником отцовской профессии... Вот уже четырнадцать поколений старших О'Браннигэнов -- Охотники на Никого... Но пойми ж ты меня, Гауэн: это всё известно каждому школьнику! Если я не привезу в газету сенсации или хотя бы просто свежатинки, старый Флаэрти сожрёт меня вместе с моей язвой и камнями в почках. И какой мне остаётся выход?
   Я ласкающим взглядом окинул розовеющее закатное поле. Солнце уже начало подползать к горизонту и становилось всё огромнее и краснее. На неровном пшеничном покрывале пролегли первые тени, шорохи стали слышней... То тут то там среди колосьев трепыхался хвост Гора. Я улыбнулся: всё это и правда напоминало какую-то дурацкую игру.
   -- А выход у меня, -- не дождавшись от меня ответа, продолжил Фленн, -- только один: написать, что я здесь увидел. И такой материал будет настоящей сенсацией, уверяю тебя! Когда вся страна узнает, что О'Браннигэны триста лет надували население, выгуливая собачек в поле, а сами выдавали это за ритуал спасения ирландцев от зловещего Никого... О, я даже представить не могу, какая волна поднимется после моей публикации! И тебя смоет этой волной, Охотник, накроет и расплющит.
   -- Кого ты видишь там? -- я показал в ползущие по низине тени.
   -- Никого.
   -- А я и есть -- Охотник на Никого.
   Фленн понял, что попался на дурацкую шутку, и сплюнул.
   -- Ату, Гор! -- крикнул я вдаль и повернулся к спутнику. -- Видишь ли, Фленн Солвей Лисс, твоя статья смоет и расплющит разве что тебя самого. Неужели ты думаешь, что твои читатели согласятся признать, что их и их предков три столетия водили за нос? Нет, они будут кричать, что ты гнусный клеветник, до тех пор, пока твоя карьера не лопнет, как болотный пузырь, с характерной метановой вонью.
   Фленн хотел было ответить, но поугрюмел и воздержался.
   Занятый нашей перебранкой, я не сразу заметил, что Гор вот уж с полминуты не двигается с места, глухой лай могучего пса заставил меня вздрогнуть.
   -- Мой коккер-спаниель лает на мелких птиц, -- с улыбкой заметил Фленн, -- а потом гоняется за ними.
   -- Хватит трепаться; бежим!
   Гор уже нёсся по полю далеко впереди нас. Я бежал и думал, что когда-то Фленн Солвей Лисс был маленьким рыженьким соседским мальчиком, который очень любил забегать к нам в гости, чтобы пострелять из дробовика, а я угощал его мёдом с моей пасеки. Теперь -- вот поди ж ты! -- это большой человек, известный журналист, ничему не верит, ничего не уважает. Что делает с людьми время!
   Расстояние между нами и Гором постепенно увеличивалось: бежать в высокой пшенице было слишком тяжело. Конечно, если Гор сейчас настигнет цель и вступит в единоборство -- мы не успеем к нему на помощь. Я бы ни за что не рискнул потерять единственную в Ирландии собаку, способную преследовать Никого. Вот почему я достал из-за пазухи свисток на цепочке и свистнул.
   Гор прекратил преследование и повернул к нам. А за спиною раздался другой свист -- это был свист лёгкого изумления, и издал его Фленн. У него под ногами лежал мёртвый жаворонок, а рядом -- столь же мёртвый стриж. Фленн указал на Гора. На всём отрезке между ним и нами в примятой пшенице виднелись пятнышки. Мёртвые птицы.
   Фленн брезгливо поднял стрижа и осмотрел, вопросительно поглядел на меня. Я-то знал, что стриж целёхонек, как и все прочие упавшие на поле дохлые птицы. Целёхонек, просто мёртв -- и всё.
   Гор, поскуливая, прибился к моей ноге.
   Солнце закатилось, настали недолгие, но светлые полевые сумерки.
   -- Пойдём, журналюга. Нужно выбираться отсюда. Сегодня охоты уже не будет.
   -- Гауэн, Гауэн, погоди. Все эти птицы -- отчего они... Это ведь не Гор их -- всех -- а?
   Я пожал плечами.
   -- Ты ведь знаешь легенду.
   -- Хватит мне мозги полоскать! -- закричал Фленн. -- Да, я знаю легенду! Знаю о том, что во время сбора урожая зерновых люди в полях мрут как мухи. И лошади. И быки. И птицы. Я знаю, что Охотник на Никого каждый год обходит поля перед жатвой и поражает Никого стрелою из остролиста. И смертей становится меньше, а то они и вовсе прекращаются. Довольны ли вы, господин учитель? Хорошо ли я знаю свой урок?! Так вот, я знаю легенду -- ЛЕГЕНДУ, слышишь? А это что?! -- он бросил мне стрижа.
   -- Мёртвый стриж.
   Пшеница зашуршала, и Гор протяжно завыл.
   -- Слушай-ка, Фленн, темнеет. Давай выбираться отсюда.
   Огоньки деревни казались бледными и далёкими. Гор выл не переставая.
   Минут пять Фленн молчал. Ноги заплетались в колосистых хлебах, казалось невероятным, что мы могли бежать по этому полю.
   -- А где у тебя стрелы? -- вопрос вперемежку с тяжёлым дыханием.
   -- Под курткой на поясе. Там же, где и арбалет.
   -- Тогда я спокоен, спокоен. Чёрт побери, что-нибудь может заставить этого пса заткнуться? Вой действует мне на нервы.
   Почудился тихий ветерок, колосья вкрадчиво зашелестели, заволновались. Тёплый, как дыхание, порыв взъерошил мне волосы.
   -- Стой, -- сказал я. -- Здесь не то что-то. Год от года он становится умнее, опытнее. Матереет. А сегодня просто удрал от Гора.
   Тень Фленна в полумраке приблизилась ко мне, блеснули его глаза.
   -- Дай мне руку, О'Браннигэн. Я умею по сжатой руке определить, говорит ли человек мне правду... Вот так. А теперь скажи мне честно: легенда -- это правда?
   -- Легенда -- это легенда, -- я высвободил свою руку. -- У тебя получится превосходный материал, мальчик мой. Посмотри-ка на эти огни.
   -- Гауэн! Чёрт побери, это ты! Ты разбросал по полю дохлых птиц!
   -- Смотри на огни!
   -- Ты вешал мне лапшу на уши, Гауэн! Я ведь верил тебе! С самого детства -- я верил, я гордился, что хожу в дом к самому Охотнику! А теперь ты таскаешь меня по пустому полю, а сейчас ты будешь меня убеждать, что там, вдали, какие-нибудь необыкновенные огни... Хватит! Я устал, я вымотался, я голоден, наконец, -- и я собираюсь не смотреть на эти САМЫЕ ОБЫКНОВЕННЫЕ ОГНИ, а идти на них, потому что в деревенской гостинице меня ждут душ и холодный гусь на ужин. И заткни своего чёртова пса.
   -- Ложись, сквернослов, -- громким шёпотом приказал я.
   -- Чего? Зачем?
   Я достал из поясной сумки стрелу и воткнул в землю.
   -- Ляг на землю, Фленн. Так, чтобы стрела находилась на линии зрения между твоими глазами и этими, как ты их называешь, САМЫМИ ОБЫКНОВЕННЫМИ ОГНЯМИ. Ляг и смотри.
   Тень моего спутника припала к земле, и его чертыхания смолкли. Я знал, почему: теперь, когда перед его глазами был неподвижный ориентир в виде стрелы, он легко мог заметить то же, что и я.
   -- Фленн!
   -- Они двигаются. Плывут... Нет, не плывут. Они вроде бы остаются на месте, но покачиваются, зыблются, будто отражённые водой... Или будто между нами и ими... -- он не договорил.
   Я договорил за него.
   -- Будто между нами и ими движется кое-что прозрачное и плотное...
   -- Преломляя лучи света, -- добавил он.
   -- Точно. Поздравляю тебя, Фленн. Ты только что видел Никого.
   Над полем было очень тихо и темно, щебетала о чём-то своём налитая пшеница, поскуливал и тёрся о моё бедро тёплым боком Гор...
   -- Так. Ну ладно, -- сказал этот самодовольный молодой дурак, немного оправившись. -- Ну, хорошо. Теперь мы знаем, где он. Его не нужно выслеживать. Охота продолжается, а, Гауэн? Пойдём и убьём его. Он думает, что устроил засаду нам, а мы покажем ему, как он просчитался! Это будет сенсация, понимаешь?! Фленн Солвей Лисс и Охотник убивают чудовище, триста лет нагонявшее страх на всех нас!
   Я молчал. Я смотрел на часы и ждал. Один огонёк вдали погас.
   -- А, понимаю. Да, ты прав, я кое что забыл. Прости, что не верил тебе, Гауэн.
   -- Я всегда говорю только правду. И доктор Дуэйн Мананн это знал. Поэтому, когда Гобси ощенилась, он и сказал, чтоб я выбрал себе лучшего щенка для этой работы. Верно, Гор? Ведь ты лучший?
   Пёс согласно заворчал, я потрепал его по холке. Погас ещё огонёк. Фосфоренсцирующие стрелки на моих часах показывали без пяти одиннадцать. Осталось только два огонька во тьме, и я знал, что минут через пять погаснут и они.
   -- Хорошо, пойдём, Фленн. Только медленно.
   -- Скажи, а почему за триста лет Охота так ни разу и не увенчалась успехом? -- спросил он через пару минут.
   -- То есть?
   -- Почему его до сих пор никто не убил? Или это просто физически невозможно?
   -- Убить его? Чтобы клан О'Браннигэнов потерял такой верный источник дохода и повсеместного уважения? Стрела из остролиста с кое-какими снадобьями лишает его сил на год, -- вдалеке горел уже только один огонёк, и я откровенно смеялся над Фленном. -- Рассказать тебе секрет этих снадобий? Или рассказать, почему всё, чего Никто касается, обречено на смерть?
   -- С чего это ты стал таким откровенным, Гауэн?
   -- Какая разница, если вот-вот Фленн Солвей Лисс и Охотник убьют чудовище, которое...
   -- Если? -- по голосу я почувствовал, как корреспондента передёрнуло.
   Я не отвечал, лишь успокаивающе гладил жестковатую шерсть Гора.
   -- Гауэн! Но если бы оно... он... ждало нас... -- огни бы не двигались, так? Если двигаются огни, значит, двигается и он. Он ведь не ждёт нас, так? Он идёт сюда, верно? Верно?
   В этот момент в деревне погас последний огонёк.
   Раздались чертыхания Фленна, и мы с Гором бросились в сторону от этих чертыханий -- так тихо, как только могли. В момент я зарядил арбалет.
   -- Э-э... Эй, Гауэн!.. Гауэн!..
   Я не ответил. В конце концов, что значит одна человеческая жизнь, если есть шанс на целый год оградить нас от этого невидимого ужаса, не так ли? Какой древний вопрос...
   Гор -- умница, не издал ни звука. Я ждал, пока поток ругательств в тридцати футах от нас прервётся характерным судорожным вздохом, какой мне приходилось слышать не единожды от десятков разных живых существ. И когда услышал этот вздох -- спустил стрелу. Она взвизгнула и унеслась туда, где только что упал замертво Фленн Солвей Лисс.
   Вот и всё. На этот год наша с Гором задача была выполнена.
   Потом, когда коронер допрашивал меня по поводу смерти Фленна -- а шумиха поднялась знатная, -- на вопрос, кто убил Солвея Лисса, я честно ответил: "Никто".
   -- Верно, -- заметил, войдя, приезжий паталогоанатом. -- Смерть от естественных причин. Остановка сердца.
   И добавил:
   -- Целёхонький, только мёртвый.
   Вот так. В этом году мы с Гором отделались неожиданно легко. Но охота на Никого -- штука опасная, год от года он становится всё опытнее, да... Матереет. Повезло, что на этот раз под рукою оказался этот Фленн. Но я уже чувствую надвигающуюся старость, а две головы, говорят, лучше одной. С будущего года надо готовить сына себе на подмогу, а то и на смену. Пусть моему Мартину всего двенадцать -- должен же он поддержать семейное дело, особенно если со мною что случится.
   Мартин уже давно говорит, что по ночам ему снится шелест пшеничных колосьев.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"