Сукочева Д.И.: другие произведения.

Черная полоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта книга - мой предсмертный подарок мужу, воспоминания о тех временах. Милый, где бы ты не находился и что бы ты не делал, всегда помни - я любила и всегда буду любить тебя. Когда твой взгляд остановится на этой книге, ненароком забытой на стуле, меня уже не будет в живых. Прости. Я знаю, что я причиняю тебе боль. Но я больше не могу так жить. Не могу жить прошлым. Дай Бог, хоть там, в загробном мире, моя душа обретет покой... По сути, что такое жизнь? Это череда белых и черных полос, сменяющих друг друга в моменты отчаяния и эйфории. А у меня почему-то попадалось все больше и больше черных полос. Похоже, это была расплата за счастье. За счастье короткое, но оставившее в глубине души навсегда воспоминания о тебе.


28.05.2010

  
   Эта книга - мой предсмертный подарок мужу, воспоминания о тех временах. Милый, где бы ты не находился и что бы ты не делал, всегда помни - я любила и всегда буду любить тебя. Когда твой взгляд остановится на этой книге, ненароком забытой на стуле, меня уже не будет в живых. Прости. Я знаю, что я причиняю тебе боль. Но я больше не могу так жить. Не могу жить прошлым. Дай Бог, хоть там, в загробном мире, моя душа обретет покой...
  
   По сути, что такое жизнь? Это череда белых и черных полос, сменяющих друг друга в моменты отчаяния и эйфории. А у меня почему-то попадалось все больше и больше черных полос. Похоже, это была расплата за счастье. За счастье короткое, но оставившее в глубине души навсегда воспоминания о тебе.
  

Глава 1

  
   Холодный предрассветный ветер ворвался в комнату, разом разметав мои волосы. Володя резко сел на кровати, с удивлением оглядываясь вокруг.
   - Спи, милый, спи. Завтра трудный день, - пробормотала я.
   - Я люблю тебя, Зина. Помни это. Что бы со мной не случилось
   - Не говори так! - вскрикнула я. - Все будет хорошо, слышишь?
   Я зарыдала. Все так быстро произошло, что я до сих пор не могла поверить в ужас происходящего. Весь мой мир рушился. Почему именно сейчас? Тогда, когда я узнала, что внутри меня живет крохотное существо, которое я моментально полюбила всеми клеточками тела. Да и Володя так этого хотел. А теперь - все?
   "- Ваш муж арестован. - Ледяной взгляд пронзил меня тысячью иголочками, пробравшись вниз живота, и судорогами свел ноги. - Я сожалею.
   - Вы - сожалеете?! Да как вы не понимаете, он будущий отец! Ребенок не может расти без отца! - истерила я. - Как я буду без него? Я одна не справлюсь! Поймите, я сама жила без отца. Вы не представляете, как мне было больно и обидно, как меня дразнили соседи и товарищи. Я забивалась в угол и плакала, а в спину мне неслись насмешки. Вы ведь сами отец!
   - Закон есть закон, леди.
   - Дайте нам хоть день, хоть одну ночь побыть вдвоем. Пожалуйста! - я со слезами сорвала с пальца обручальное кольцо и протянула собеседнику. Казалось, еще чуть-чуть, и я не выдержу. Мое сердце разорвется на тысячу кусочков. Я не представляла, как жить без Володи, того маленького островка счастья и любви, который я наконец обрела. Ну неужели я не заслужила за годы лишений и страданий хоть мимолетного счастья?
   Мой папа умер, когда я только родилась. Как я позднее узнала, повесился. Каким-то образом эта информация стала общеизвестной, и надо мной стали всячески издеваться, порой даже бить. У меня был только один друг, Мария, девушка 17 лет, не побоявшаяся испортить свою репутацию из-за общения со мной. На какое-то время я почувствовала себя нормальным человеком. Казалось, что я наконец стала жить, а не существовать. А потом Маша попала в аварию, были спешные поминки, на которые меня даже не позвали, и я опять осталась одна, без единого родного человека, с которым можно поделиться переживаниями или радостями, которых, впрочем, почти и не было.
   Ах да, еще у меня была мама, но ей не было до меня никакого дела. Спешно выйдя повторно замуж, она устраивала свою личную жизнь. Отчим по натуре был ужасным собственником, поэтому даже думать не хотел, что у мамы кто-то был до него. Меня же, как воплощение маминых прошлых грехов, как он любил говаривать, он люто ненавидел, ведь я всячески напоминала ему о папе. Единственное, за что я благодарна маме - что она никогда, не при каких обстоятельствах не разрешала ему поднимать на меня руку. Помнится, как-то раз она пришла домой и увидела меня всю в ссадинах и синяках, на лицо же было страшно смотреть. Она набросилась на отчима и принялась его бить и царапать. Он же схватил ее за руки, бросил с силой на диван, сплюнул, смотря на меня покрасневшими от ненависти глазами, и вышел. Вернулся домой лишь дня через два, и то вернулся - это чрезмерное преувеличение. Вернее, его приволокли знакомые с милиции, держа его под руки и не давая ему свалиться. Оказалось, он в стельку напился и начал распускать руки где не надо. Тут его и схватили.
   Я тогда забилась в комнату, заперлась на замок и взахлеб рыдала. На все уговоры мамы впустить ее я лишь громче начинала всхлипывать. Я ненавидела маму за то, что она любила этого мужчину. Мужчину, который ненавидел меня и всячески старался усложнить мне жизнь.
   - Одну ночь. Но об этом никто не должен узнать. Я отдаю вам его под свою ответственность, все остальные будут полагать, что он уже там. Я приставлю к вашим дверям и окнам парочку своих ребят, мэм, вы же понимаете, что это необходимо?
   - Да. Да.
   Я бросилась целовать милицейского, но он лишь отодвинул меня и прошептал:
   - Спешите! Одну ночь, запомните. Одну ночь.
   - Спасибо, - разрыдалась я".
   И теперь я лежала в постели с мужем, который всегда был моим приютом и убежищем, в доме, где мы всегда могли поговорить обо всем на свете - и чувствовала, как в внутри клокочет ярость. Я не могу ничего изменить.
   Как же я ненавидела судьбу в тот момент!
   - Милая моя, моя маленькая принцесса, мой ангел, ниспосланный мне с небес, не плачь, я тебя умоляю. У меня сердце разрывается при взгляде на тебя. Я не могу поверить, что судьба разлучает нас, оставляет тебя одну. Но я знаю, ты сильная, ты справишься! Ты всегда справлялась!
   - Володя, я не смогу! У меня дитя, как я буду одна? Я не смогу без тебя, мне лучше умереть. Я не смогу жить, зная, что тебе плохо и одиноко, ты сидишь один в камере с бессердечными убийцами и маньяками, со всем этим сбродом! - мой голос опять сорвался на крик и я забилась в истерике. В какой уже по счету за эти два дня?
   Володя наклонился ко мне, сграбастал меня в охапку и притянул к себе, страстно впиваясь мне в губы.
   - У нас всего дна ночь. Последняя ночь на двоих.
   Мы занимались любовью и никак не могли друг другом насытиться. Я то поднималась до небес, то камнем падала вниз. Это было ужасно. Знать, что это наша последняя ночь.
   Я исцарапала всю его спину, чуть ли не повыдергивала все волосы, в такое безумство я впала. Я благодарна Господу Богу, что я всего лишь слабая женщина, иначе я бы просто задушила его в объятиях.
   Он же тоже хватался за меня, сжимал мои запястья до хруста, притягивал меня за шею, больно сдавливая позвоночник.
   Он всегда был моим единственным смыслом в жизни. Теперь прибавился и ребенок. Мне так хотелось вырастить его беззаботным ребенком, окруженным любовью и заботой. Чтобы он никогда и ни в чем не нуждался. И чтоб его никто не посмел обидеть или ударить.
   Мужа же я любила до беспамятства, до боли в висках и бешеного стука сердца. Когда его не было рядом, весь мир окрашивался в черные краски, и не было ни одного просвета. Не было куда податься, к кому приткнуться. У меня даже не было ни одной подруги. Возможно, я сама виновата, что у меня не было никого, но после такого тяжелого детства я не могла заставить себя поверить кому-то, раскрыть свою душу. Да и я всегда боялась, что, стоит мне кому-то рассказать, мой собеседник погибнет, как тогда Маша.
   Было пять утра, когда в комнату ворвались милицейские, и, коротко приказав "Одевайся!", наставили на него пистолеты.
   Володя соскочил с кровати начал натягивать штаны, второй рукой накидывая рубашку. Я попыталась схватиться за него и удержать, но меня перехватили и завели руки за спину.
   - Не трогайте ее! - дурным голосом заорал любимый и по лицу заходили желваки. - Не смейте!
   - А то что? - глумливо поинтересовался паренек.
   - Убью!!! - прорычал Вова.
   Мой "надзиратель" с похотливой улыбочкой развернул меня к себе, до судороги и боли в плечевых суставах зажав мои руки между коленями, впился своими губами в мои. Это был не поцелуй, нет! Он кусал мои губы до крови, потом отрывался от них, хватал за грудь, вскидывал голову к верху и скрипучим смехом, от которого закладывало уши, принимался хохотать на всю квартиру, мельком поглядывая на моего Володю.
   Володю же держали крепко, а при попытке вырваться били со всего маха в живот.
   Так его и увели, даже не дав нам на прощание поцеловаться.
  
  

Глава 2

   Следующие несколько недель пролетели не касаясь моего сознания. Я как-то ела, пила, даже одевалась. Поговаривали даже, что одна сердобольная старушка частенько меня наведывала и приносила что-нибудь вкусное. Думаю, это благодаря ей я смогла выкарабкаться из сумасшествия, обрушившегося на меня лавиной с того момента, как Володю забрали. Я кидалась на стены и заходилась в безмолвных истериках, а порой на меня находила такая апатия, что я днями напролет лежала на постели и смотрела в потолок. Потом было просветление, и я вставала и на ватных ногах шла на кухню.
   Люди рассказывали, что потом состояние еще больше ухудшилось, я стала выходить на лестничную площадку и бросаться на соседей, кто-то позвонил в психушку, и меня, закутав в смирительную рубашку, увезли.
   Передо мной появился какой-то толстый мужчина в белом санитарном халате и приклеенной улыбкой на лице. Он мне что-то говорил, но я не могла разобрать. Потом меня увели в комнату, где сидело еще человек 7 и смотрело на меня безразличными глазами. Мне сделали укол, после чего мне, наверное, стало легче, потому что я ничего не чувствовала. Уже не хотелось ни драться, ни кричать. Хотелось, чтобы меня оставили, и я смогла залезть под одеяло.
   К счастью, врачи быстро ушли, и я наконец смогла заснуть.
   В ту ночь мне ничего не снилось, возможно, так подействовало то средство, которое мне ввели.
   На следующий день мне сказали, что у меня выявлено психическое расстройство (оно как-то называлось, но я не запомнила) и объяснили порядки. За любое нарушение следовало наказание.
   Курить разрешалось лишь 5 сигарет в день, да и то в строго отведенное время. С 10.00 до 10.15, с 12.30 до 12.45, с 16.00 до 16.15, с 18.50 до 19.00 и с 21.45 до 22.00.
   Даже кушать можно было лишь в строго отведенное время. За любое нарушение - наказание в виде изоляции в надзорной палате. Я понятия не имела, что это за палата, но на себе испытать желания не возникало. Да что тут говорить, даже лежать на кровати (койке) в любое другое время кроме тихого часа (с 13.00 до 15.00) и времени сна (с 23.00 до 7.00) было запрещено!
   Также у нас была принудительная трудотерапия (в основном, мы пометали, мыли полы, работали в саду и на огородах, шили себе одежду). Если кто-либо отказывался, его отправляли в загородную психбольницу на полгода, где порядки были еще хуже.
   Ах да, и самое главное: если ты не согласен с методами лечения, либо даже просто не согласен с мнением лечащего врача, тебя опять же изолируют в надзорной палате, причем назначается курс лечения сильнодействующих препаратов для подавления психики (аминазином и еще чем-то) в сочетании с фиксацией тела на койке ("вязки").
  
   Попадали сюда по разным причинам. Одну моя соседка рассказывала, что ее сдал в больницу муж - бизнесмен, когда влюбился в другую девушку и стал регулярно к ней наведываться. Когда это выплыло наружу, и жена стала требовать развода с делением имущества, он, недолго думая, просто от нее "избавился".
   Другая же рассказывала, что ее изнасиловали прямо посреди безлюдной улицы (днем!). После чего у нее и начали появляться резкие перепады настроения, она стала грубой и раздражительной.
  
   Постепенно я стала приходить в себя. Я поняла, что, как бы мне не было больно и обидно, надо жить дальше. Ведь у меня скоро родится ребенок. Врачи только разводили руками, удивляясь столь быстрому моему выздоровлению, а я просто понимала, что у меня нет другого выбора, я обязана справиться, чего бы мне это не стоило.
   Прошла еще пару недель, меня закончили обследовать и выпустили на свободу. Наконец я была предоставлена самой себе, я могла делать, что хочу, и плевать на установленные порядки! Первое, что я сделала по приезду домой - это купила пачку чипсов и с ногами устроилась на диване смотреть телевизор. Весь дом был грязный и пыльный, висела паутина. Но меня еще в больнице достали все эти уборки-чистки, поэтому я просто махнула на это рукой. В конце концов, мне было лишь 23, а я уже не чувствовала никакого желания жить, просто не видела смысла. А уборка в доме... ну какой от нее смысл? Что она мне принесет? Стану ли я от нее счастливей? Я покачала головой. Боже, даже не верится, что прошло совсем немного времени, чуть больше полгода, с того времени, когда я была по-настоящему счастлива, невзирая на осуждение родственников, которым, по сути, было всегда на меня наплевать и которые только и следили за моей жизнью, чтобы окончательно убедиться в моей никчемности и подняться благодаря этому в своих глазах хоть чуть-чуть выше. Хотя я никогда не понимала, что служило поводом для чесания языком о нас, ведь мы были счастливы. До потери памяти, до головокружения, до крика в горле и стука в висках. До учащенного пульса, когда мой взгляд случайно останавливался на нем и бешеного жара на щеках. Меня бросало в лихорадку при одном упоминании его имени, и я готова была, подобно кошке, выцарапать глаза любому, кто посмел бы бросить на него презрительный взгляд. Завидовали.
  
   В тот же вечер ко мне в дверь постучалась какая-то девушка. Она представилась Настей, моей новой соседкой, переехавшей в этот дом 3 недели назад. Я пригласила ее на чашку кофе, и она с радостью согласилась. На вид ей было лет 25, волосы струились по плечам мелкими кудряшками. Темно-синие джинсы и обтягивающая кофта прекрасно дополняли образ.
   - Мне соседи рассказали твою историю, - грустно сказала Настя, когда я подала кофе.
   - Странно, что ты вообще пришла.
   - Но мы ведь соседи! Да и я сюда совсем недавно приехала, у меня тут совсем мало друзей.
   - А у меня их совсем нет.
   - Мы можем попробовать подружиться, - серьезным голосом сказала гостья, и лицо расплылось в счастливой улыбке
   - Я не умею дружить, и из меня будет никчемная подружка. И вообще, ты меня не знаешь! - воскликнула я. Но что бы я там не говорила, мне было радостно на сердце, что у меня наконец-то может появиться собеседница, а может - подруга?
   "Такая большая, а веришь в сказки" - отдернула я себя. Женской дружбы не бывает. Возможно, существует что-то вроде взаимовыгодного сотрудничества, но потом, когда появляется какое-то разногласие, их дороги расходятся. Вот мужская дружба намного крепче. Там они за друг друга горой. А женская уже давно канула в лету.
   Но разум говорил одно, а сердцу так хотелось поверить этой незнакомке, так хотелось раскрыться кому-то, начать жить как все девушки ее возраста.
   - Ну и что? Все когда-то друг друга не знают. У нас впереди целая вечность, - улыбнулась она и вдруг осеклась.
   - Что? Что-то не так?
   - У тебя будет девочка или мальчик? Ты уже придумала имя?
   - Я не знаю. Но я буду очень рада. Ведь это частичка меня, маленький комочек света.
   - Боже, ну Зинка, ну это же никуда не годится! Мы же не в каменном веке! Сейчас все можно узнать! Тем более на таком-то сроке! Давай, собирайся!
   - Куда?
   - В больницу, глупая, - улыбнулась девушка.
  
  

Глава 3

   - Аааааааа!!! Настя!!! У меня будет девочка!!!! - вопила я, не в силах поверить.
   Я была так благодарна Богу за этот чудесный подарок, за возможность дать ребенку все то, чего так мне недоставало. У нее будут красивые розовые платьица с кружевами, бусы, много-много игрушек, даже кошка, если она этого захочет. Она будет самой красивой и самой любимой, самой лучшей и самой желанной. Она никогда, никогда не почувствует себя ненужной или забытой. Теперь, когда я лишилась самого дорогого человека, моего Володи, я могла всю себя без остатка отдать ребенку. Я уже представляла, как держу ее на руках, как смотрю этому чуду в глаза, и как она мне улыбается.
   - Зинка, ты плачешь?
   - Это слезы радости, - улыбнулась я.
   Когда она чуть подрастет, я буду гулять с ней во дворе, катать на качелях, читать сказки. У нее будет много-много подружек, и я буду устраивать им по субботам праздники, переодеваясь во всевозможных персонажей детских сказок. Потом я буду выносить им на балкон чай с тортиком, и тактично удаляться, подглядывая за ними из-за занавесок. И мы будем жить как настоящая семья, семья, которой никогда не было у меня.
   Я постараюсь всячески компенсировать Анечке (да-да, я назову ее именно так) отсутствие отца. Я буду...
   - Аня. Ее будут звать Аня.
   - Зинка, я так за тебе рада! Боже, как я сама хочу ребенка. Но Леша, с которым мы встречаемся вот уже четвертый год, все не спешит сделать мне предложение.
   Она на минутку замолкла, видимо, представляя себя в свадебном платье. Я молчала, понимая, как важны такие минуты. Минуты, когда можно быть собой.
   - А ты будешь дружкой. Ты ведь согласна? - она счастливо взглянула на меня. - Я буду очень этому рада. Ты очень светлый человек, Зинка. Я не понимаю, почему все к тебе так относятся.
  
   Теперь мне было совершенно некогда скучать. Днем я работала, а вечером мы с Настей собирались и болтали обо всем на свете.
   - Ну что, как день прошел? - спрашивала она.
   - Да день как день. Ничем не хуже и ничем не лучше, чем предыдущие. Только малышка, которую ношу под сердцем, да ты делаете мою жизнь счастливее. Я каждую ночь засыпаю и вижу Анюту, которая бежит по травке и весело смеется. За ней бегу я и делаю вид, что не поспеваю. Она через плечо оглядывается на меня, делает счастливую мордочку, и с таким непередаваемым выражением лица смотрит на меня, что сердце сжимается в груди и вот-вот готово вырваться и улететь. А сегодня она сказала свое первое слово. Мама. И сказала это так по-детски, с таким милым акцентом, что я схватила ее на руки и начала кружить. Она колотила меня ладошками по лицу и дергала волосы, стремясь вырваться. Я все крепче прижимала ее к себе и быстрее начинала крутиться. Потом у меня закружилась голова, и мы упали с ней на траву. Я лежала на спине, и она прижималась ко мне всем телом, дергая меня за нос и пытаясь вывести меня из транса. А я смотрела на нее, на моего маленького белокурого ангелка с ярко-синими глазами и улыбалась. Это был волшебный сон, Стаська!
   - А мне ничего не снилось. Я как легла в постель, уснула как убитая, даже Лешу не дождалась. Надеюсь, он на меня не обиделся. Я почувствовала даже некую вину за это, поэтому встала пораньше и сварила ему кофе в постель. Он даже удивился. Знаешь, я вот думаю. Нам романтики в последнее время очень не хватает. Все стало так обыденно, рутинно. Нет тех всплесков эмоций, той страсти, пламенной любви, что была вначале, осталась скорее привычка и уважение. Нам хорошо с друг другом, но мы скорее любящие друзья.
   - Может, надо как-то освежить ваши отношения? Ты же за него замуж собиралась! Какая свадьба, какие дети, если нет любви?
   - Эй, Зин, не кипятись! Ты чего все так близко к сердцу принимаешь? - подруга посмотрела на меня внимательным, долгим взглядом.
   Я под этим взглядом заерзала, принимая более удобное положение. Мне даже стало чуть-чуть неловко. Она ведь не виновата, что моя жизнь так складывается.
   - Извини. Просто ты вот ноешь, что, видите ли, романтики ей не хватает... Да ты его хоть видеть-то можешь, быть с ним, а у меня и этого нет. Володя... - я зарыдала. Всхлипы сотрясали все тело, из приоткрытого рта раздавался то ли вой, то ли рычание.
   Стася подошла и обняла меня, приговаривая: "Зин, ну кто ж тебе мешает-то своего ненаглядного увидеть? Посещение ведь заключенных не запрещено законом".
   Я вытерла нос рукой и подняла на нее заплаканные глаза, под которыми у меня расплылись грязные черные разводы от туши.
   - Так его ж увезли в Столицу.
   - Ну и что? Ох бог ты мой, нашла себе проблему! Зинаида Михайловна, а теперь послушайте меня! - и таким это было сказано яростным тоном, что я действительно заткнулась и с испугом посмотрела на нее. В голосе у нее уже проскальзывало хриплое рычание. - Вы ведь сильная женщина, которая столько всего выдержала в жизни и не сломалась. Ты смогла выбраться из всего того гадюшника, который окружал тебя с детства, и не потерять свою доброту и искренность. Ты смогла справиться с болью, яростью и ненавистью, когда ты осталась без мужа. Ты смогла не свихнуться, а теперь что - все?
   Мне показалось, что она повторяет точно мои мысли, даже с такой же яростью и бессилием. Неужели не врали о духовной близости душ?
   - Рано останавливаться и опускать руки. Мы еще повоюем! Подруги мы или нет?! - обратилась она ко мне и я неуверенно кивнула. - Вызволить мы его не вызволим, но повидаться с Володей ты сможешь.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"