Hottab4: другие произведения.

За Короля!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    История Артурии Пендрагон, известная как Сейбер. Её становление королем, и объединение Британии, ну и война с саксами. В общем, фик будет похожим на мою работу про самураев. Тем кто не читал, аля стратегия, аля история... и наверное в этом фике будет уместно, немного фентези/мистики... ps/ добавлена 9 глава

  Предисловие
  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Глава 6
  Глава 7
  Глава 8
  Глава 9


  
   День у меня не задался с самого утра... Пробудился я ото сна из-за невыносимой головной боли. Голова гудела и раскалывалась так, будто бы была готова взорваться в любую минуту от малейшего звука. Тяжесть в висках усиливалась и, казалось, что глаза сейчас вылезут из своих орбит.
  
   - Так дело не пойдет. Надо принять что-то, - высказался я вслух и тяжело вздохнул.
  
   Кое-как поднявшись, я еле-еле накинул на себя футболку, которая попалась мне под руку. От вида того, что такая чистая, уютная комната утопала в беспорядке, меня чуть не стошнило. Хотя, могло сказаться моё скверное самочувствие.
  
   Пока я пробирался к двери, мой взгляд невольно упал на зеркало в шкафу.
  
   Остановившись, и рассматривая своё отражение, я, признаться, слегка обомлел.
   Высокий, худощавый парень глядел на меня сквозь зеркало, и его удивление, с каждой секундой преобразовывалось в страх. Глаза округлились, показывая неестественный окрас. Белки, покраснели настолько, словно казалось, что на тебя смотрит нечто, существующее только в кошмарных снах. Бледность кожи была через чур нездоровой.
  
   Видя своё отражение, моё дыхание сильно участилось. Я даже на мгновение забыл о боли в висках. Мысль, что даже переутомление от подготовки к тесту, не может сказаться настолько, вгоняла меня в ужас. Ибо болеть, у меня не было ни желания, ни времени. И в эту минуту, как то слабо верилось, что таблетка "Аспирина" сможет мне хоть чем-то помочь.
  
   Стоило этой мысли прозвучать в голове, как перед глазами всё помутнело. Комната пошла ходуном, отчего мне пришлось присесть. Но, увы, это не особо-то и помогло. Мир начал вертеться, кружиться с такой скоростью, что мне тут же стало, совсем, нехорошо. Казалось бы, куда ещё хуже?
  
   Однако, моя "болезнь" быстро прогрессировала. Я начал терять связь с действительностью, видя совсем иные картинки перед глазами. Вместо своей комнаты, я лицезрел огромные камни. В округе было темно, если не считать свет, исходящий от факела. Запоздало поняв, что это пещера, я с ужасом ощутил сырость камней.
  
   - Этого не может быть, - в ужасе прошептав, я ещё раз огляделся.
  
   Резко жмурясь, я всем нутром желал очутиться снова в своей комнате. На миг, мир откликнулся моему желанию и, тени вновь начали сгущаться.
  
   - Миррдин, сделай же что-нибудь, - услышал я голос.
  
   Голос был встревоженным, и мне почудилось, что я был причастен к этому.
   Открыв глаза, я с облегчением увидел свою комнату. И вроде бы, тошнота и головокружение, отступили, как я услышал следующее:
  
   - Кей, не сопротивляйся...
  
   Не успел я, разозлиться на свои галлюцинации, как ощутил руки у своего горла. Хватка была настолько мощной, что сразу стало больно. Наверное, я смог бы отбиться, не будь рука невидимой.
  
   Знаю, очень тянет на бред наркомана. Но, я никогда не баловался с героином, и чувствуя всё это, я до ужаса перепугался. Однако, страх быстро уступил место гневу. Меня сильно разозлила вся эта ситуация. Ведь, серьезно заболеть, не входило в мои планы. А в том, что я серьезно болен, у меня не было сомнений.
  
   - Эктор, держи его, - орал кто-то с той стороны. И должен заметить, голос этот был властным и грозным. Не знаю кому он принадлежал, но мне как-то сразу расхотелось, встречаться с ним. Будь хоть он трижды плодом моего воображения.
  
   - Миррдин, заклинаю тебя! Спаси моего сына, - чуть не плача, отозвался другой.
   На что, властный голос то ли выругался, то ли запел, на странном наречье.
  
   И мир, под этот мотив, вновь начал преображаться.
  
   - Нет, - хрипел я не своим голосом, - суки! - успел прокомментировать тот момент, что меня убивали.
  
   Не знаю, как долго всё это продлилось, но, когда вас душат, и вы ничего не можете с этим поделать, то для вас каждая секунда кажется вечностью. Перед тем, как меня окончательно окутала тьма, я успел подумать, что это всё сон. Что стоит мне проснуться, как я усмехнусь столь нелепому сновидению.
  
   Груммор. Ниниана - Нимуэ. Горлуа, герцог корнуолл. Константин - отец Утера и Аврелий Амброзий. Вотритен - глава гевисеев и Констант. Ганнис. Бодминская степь, город арбри, город бат.
  
  
  
   - Кей, смелее, - подстёгивал меня широкоплечий мужчина, одетый в простую рубаху. Его лицо было покрыто множественными шрамами, а улыбка часто напоминала оскал дикого зверя. Вообще, он редко когда улыбался, и мне, обычному мальчишке, часто приходило в голову, что из-за меня.
  
   - Ну же, Кей! Или ты испугался Артурию? - прибегнул тот к хитрости.
  
   - Отец, это нечестно, - не своим голосом ответил я.
  
   - Что именно? -неохотно спросил мужчина.
  
   Я еле сдержался, чтобы не сказать, что всё это было нечестно. Нечестно, что родной отец, прославленный в битвах Эктор, никогда не называл меня "сыном" и лишь обращался ко мне по имени, будто бы я был каким-то бастардом. Хотя, даже к бастардам обращались уважительнее, чем отец ко мне.
  
   Но я в своём родном доме чувствовал себя чужим. А всему виной была та, что сейчас стояла напротив меня. Артурия...
  
   Сколько ненависти и злости я испытывал к ней. Будучи мальчишкой, я не мог винить отца напрямую, и мне приходилось винить только её. В довесок ко всему, чтобы я ни делал, чтобы хоть как-то поквитаться с ней, Артурия никогда на меня не обижалась. Будучи младше меня на два года, она никогда не ябедничала. Но благодаря слугам и полученным ссадинам, мне всегда доставалось от отца, если и не оплеухи, то смачного словечка.
  
   Вот и теперь, держа длинный деревянный меч, Артурия даёт взглядом понять, что она тут совершенно не причём. Её светлые локоны, еле доходили до плеч. На моей памяти, Артурия никогда не носила длинных волос и росла в нашей усадьбе, словно мальчишка. Сказать по правде, в ней трудно было разглядеть девчонку.
  
   Она билась и дралась с деревенскими детьми так, будто была моей ровесницей. А из-за того, как к ней относились мои родители, в ней часто видели моего брата. Хотя, кожа Артурии была белой и ей часто доставалось, если отец видел её грязной. Лишь глаза, на мой взгляд, выделяли её из толпы неотёсанных мальчишек и девчонок.
   Но в этот момент в изумрудных очах я вижу лишь жалость. И это, становится последней каплей. Кивнув, больше самому себе, нежели отцу, я беру в руки палку и вступаю на тренировочное поле.
  
   Небольшая площадка, огороженная средними по величине камнями, служила тренировочным полем. Заострённые валуны были лишь для вида, чтобы дать понят молодому воину, ну или мальчишке вроде меня, что в кругу поля ты должен забыть об остальном мире, всецело отдаваясь лишь тренировке.
  
   Деревянная палка, оказалась через чур толстой, из-за чего она еле уместилась в моей ладони. К тому же, даже на глаз было видно, что она короче деревянного меча, который держала Артурия.
  
   С криком подбегая к ней, я делаю замах. Этот удар, Артурия легко смогла отбить. И отступая назад, она умудряется легонько кольнуть мои пальцы.
  
   Артурия движется в точности так, как нас учили. Обходя и приближаясь к противнику, оставляя пути к отступлению. Я же в свою очередь, бьюсь, полностью отдавшись в чувства.
  
   - Получай, - ору я над её лицом, вкладывая всю свою силу на этот натиск.
  
   Артурия не произносит ни слова, лишь её глаза, метают гром и молнии. В какой-то степени, мы оба получаем от этой, мнимой битвы, удовольствие.
  
   Обрубок, с которым мне приходится драться, был весьма неудобен в бою. Он то и дело, соскальзывал с руки. А когда наши "мечи" соприкасались, и мы оба пытались наклонить их так, чтобы достать лицо и горло противника, мне приходилось хвататься обеими руками.
  
   К подобному клинчу, прибегали тогда, когда силы были на исходе. Напирая всем телом, я чувствовал, что Артурия долго не продержится. В отличие от меня, ей не хватало выносливости. Но предвкушая скорую победу, я и забыл, насколько хитра она была, когда дело касалось сражения.
  
   Опорную ногу, она вывела в бок, будто сделав полушаг. Я в свою очередь, почуяв изменения, насторожился, но было поздно. По инерции, меня отнесло вперёд, когда как Артурия выйдя в бок, обрушила на мою незащищённую спину, град ударов.
   Лёжа на земля, побитый словно последняя дворняжка, я не мог встать. Никогда мы с Артурией не били друг друга в пол силы. Моя спина горела, но это было ничто, по сравнению с тем, как воспылал огонь ненависти, после слов отца:
  
   - Посмотри на себя. Ещё недавно, ты и Артурия были на равных...
  
   Даже так, лёжа на земле, лицом вниз, я мог представить, как качает головой отец, в неодобрительном жесте. И в эту минуту, я прекрасно осознавал, что он всё придумал нарочно. Но чего я так и не смог понять, отчего он выбирает Артурию, нежели своего родного сына?
  
   Пробуждение было резким, и вначале я не мог понять, кто я. Существовал ли тот мальчишка, или это лишь бред моего воспалённого ума. Но если это даже и сон, он был настолько реалестичным... будто я пережил чужую жизнь.
  
   Глаза медленно привыкают к полумраку. Озираясь по сторонам, я больше не вижу каменных стен пещеры. Вместо них, деревянные стены, на которых в некоторых местах подвешены шкуры животных.
  
   Лунный свет падает на кровать, на которой я, похоже, пролежал немало времени. Конечности еле слушаются, но мне удаётся привстать. За последние время, подобные "сны" посещали меня часто. И это было похоже на то, будто бы ты тонешь в воде, захлебываешься, но не умираешь окончательно. Стоит тебе открыть глаза, как ты уже находишься где-то там, и зовут тебя по-иному.
  
   - Кей...
  
   Повторил я имя, но так и не уловил что-то знакомое. Прежде чем позвать, кого то, решил для себя прояснить кое-какие моменты. Во-первых, со мной происходило что-то из ряда вон выходящие, и виной этому был некто Миррдин. Во-вторых, у меня нет таких влиятельных врагов, которые могли бы похитить настолько больных на голову.
  
   Всё происходящее, можно было бы списать, на галлюцинации или, на худой конец, на то, что я по каким-то причинам, попал в кому. Однако, эта комната и жёсткая кровать, давали, как бы понять, что находился я в здравом уме. Необъяснимы были и те сны, но что-то мне подсказывало, что не всё так просто.
  
   Хоть думать было сложно, но я был рад уже тому, что не валялся в беспамятстве на кровати. Я не знал сколько так пролежал, может недели, а может и месяц. По характерному запаху, исходившему от меня, мне казалось, что целый год.
  
   За те дни, я мало что-либо помню. Лишь иногда мне удавалось приходить в сознания и выплывать из этих "снов". Последний раз, помнится, меня кормили супом. Вернее, насильно в меня его вливали. Всё верно, вот и пятнышко от супа.
  
   Взгляд невольно упал на рубашку, которая, несомненно, видела лучшие дни. Она была соткана из грубого материала, но меня это мало заботило. Дело в том, что возле шеи виднелось что-то, что вмиг насторожило меня.
  
   Сняв с себя рубашку, я не смог найти слов. Казалось бы, что лимит удивления на эту ночь исчерпан, а не тут-то было. Все моё тело, было украшена узорами, а на груди даже были выведены то ли руны, то ли еще какие-то письмена.
  
   Синие узоры, были видны отчётливо под лунным светом. Возле них, кожа ещё оставалась розоватой, словно они были сделано недавно. На руках к тому же виднелись шрамы, которых я никогда на себе не замечал. Их просто быть не могло...
  
   Отгоняя от себя, пугающие мысли, я вновь обратил внимание на узоры и, в частности, на руны. Лениво подумал и о том, вот была бы потеха, если бы эти руны значили, что-то нечто вроде надписи на стенах или горожах, из серии "Ваня лох и сарафанное радио".
  
   Каюсь, есть у меня привычка сводить всё в нелепые мысли, когда дело попахивает серьёзными неприятностями. Это в свою очередь, здорово помогает мне вернуть душевное равновесие.
  
   Кем бы ни был этот Кей, знал я его очень хорошо. Лучше даже, чем себя самого.
   Стоило этой мысли проявиться, как меня обдало холодом. Решив, что надо проверить догадки, я неспешно подошёл к окну и высунул голову. Попутно успел заметить, что в окнах отсутствовали стёкла.
  
   Но это так, мелочи. Ибо передо мной открывалась изумительная природа, широкая долина, на которой красовалась усадьба. Да, усадьба, где жил и тужил Кей с родичами. Усадьбу окружали в полукруге небольшие дома. Где, без сомнений, жили слуги Эктора. А там, вдали, где виднелись огни, память услужливо подсказала, росла небольшая, то ли деревня, то ли город.
  
   Усадьба хоть и была лишь двухэтажной, но отсюда я мог разглядеть, что на целую милю, цивилизацией тут и не пахнет.
  
   - Господин Кей! Вы пришли в себя!
  
   Услышал я голос позади себя.
  
   Небольшого роста старик, бойко подбежав, заключил меня в объятия и расцеловал в щёки. Заметив мой недоуменный взгляд, он вскоре спохватился.
  
   -Простите! Просто я очень рад, что вы поправились, - не лукавя, сказал дед.
   Старик этот был действительно рад моему выздоровлению, хотя, лично я видел его впервые. Видя скупую слезу мужчины, моё сердце защемило. Наружу вырвались чувства, что явно не принадлежали мне. Полагаю, меня не настолько тронула бы забота чужого для меня человека.
  
   В голове всплыло имя:
  
   - Груммор, - хрипло проговорил. На что, лицо старика озарилось улыбкой.
  
   - Ах, что же это я. Пойду, расскажу всем хорошую новость ! Кей, я мигом! - бросился дед из комнаты прочь.
  
   Пока он наводил шороху, я не знал, как мне быть дальше. Ибо, меня все принимали за Кея. Подумав, что будет не лишнем, побыть пока Кеем, я немного успокоился. К тому же, ещё не ясно, как отнесутся местные, прознав, что Кей "отсутствует".
  
   - Виана, приготовь поесть. Молодой хозяин очнулся! - донеслись тем временем выкрики Груммора.
  
   С замиранием сердца, я ждал, когда в комнату войдет суровый Эктор. Если этот славный муж никогда не позволял себе вольности с сыном, то мне не приходилось, надеяться на иной приём.
  
   Но вместо главы рода, в комнату вошла служанка Виана, неся с собой поднос. Следом, зашёл старик, всё так же смотря с нескрываемой заботой.
  
   - Груммора, где? Где мой отец? - слова дались трудом, и было непривычно, называть отцом чужого человека. Но, при мысли об Экторе, на меня опять нахлынули чужие эмоции.
  
   - Господин на днях отбыл. Они с Артурией вернутся на закате...
  
   Мне было известно, что Эктор редко сообщал слугам, куда и с какой целью направляется. Вообще, говоря, из того что я видел, он был суровым, но справедливым хозяином. "Сны", так или иначе, мне здорово помогли. Иначе мне не откуда было бы взять информацию и действовать соответственно.
  
   Глядя на то, как служанка ставит поднос, я еле сдерживал себя, чтобы не наброситься на еду. Поняв, что что-то не так, старик извиняющиеся проговорил:
  
   - Овсяная каша, говорят, здорово помогает при недугах...
  
   Уплетая кашу за обе щеки, я только теперь осознал, насколько был голоден.
   - Слава богам, что вы выздоровили, - пролепетала служанка Виана.
  
   Она была на несколько лет младше меня и хороша собой. В памяти тут же возник образ Артурии.
  
   - Кей, не хочу лезть не в свое дело, но тебе лучше не засматриваться на Виану, - проговорила однажды она. И по одному взгляду, было ясно, что разговоры на такие темы, были не привычны обладательницы изумрудных глаз.
  
   Рассматривая тот миг, как бы от третьего лица, мне ясно, почему Артурия, да и все остальные пришли к такому мнению. Кею только недавно исполнилось четырнадцать лет, и он уже не был мальчиком, во всех смыслах этого слова.
  
   Но, пожалуй, никто в усадьбе и не догадывался, что пареньку нужна была просто дружба. Все челяди усадьбы, видели в нём господина, но только Виана позволяло себе вольности. А Артурию, её парень на дух не переносил.
  
   Хотя, Артурия не скрывала, что хочет подружиться с ним. По правде сказать, у девушки получалось нелепо, будто она не знала, как нужно обходиться с людьми. Ну и Кей, в свою очередь, не отличался проницательностью, когда дело касалось отношения между людьми.
  
   - Кей, держи, - протянула Артурия деревянный меч. Но парень счёл это за насмешку. И таких забавных моментов, между ним и Артурией, хватало.
  
   - Кей, с тобой всё в порядке? - вернул меня к действительности, голос старика.
  
   - Да. Груммор, лучше скажи, где мне найти Миррдина?
  
   От этих слов старик и служанка вздрогнули. Никогда ещё я не видел, чтобы при упоминания кого либо, люди так пугались.
  
   - Господин, лучше вам держаться от него подальше...
  
   Кивнув словам старика, я решил подойти с другой стороны:
  
   - Груммор, прежде на мне были эти руны? Ты видел, на моём теле эти узоры?
  
   Глаза старика забегали, и было ясно, что тот раздумывает над ответом.
  
   - Эти узоры появились после того, как вы вернулись с "прогулки".
  
   Хоть его слова не открыли всей картины, стало ясно одно, что всему виной Миррдин. Я не исключал и того, что этот же Миррдин мог вернуть меня обратно, в прежнее тело. Лишь насытившись едой, я смог думать более внятно. Не сказать, что усталость словно рукой сняло, но значительно полегчало.
  
   - Груммор, где мы находимся?
  
   - В усадьбе, господин, - изменившись лицом, ответил старик.
  
   Похоже, в эту минуту он боялся за моё здоровье, а именно за то, не повредился ли я умом.
  
   - Я имею ввиду, на какой земле? Как называется земля, на которой находиться эта долина и соседние деревни?
  
   На самом деле, название находилось у меня на кончике языке. Но я никак не мог вспомнить, как же оно называлась.
  
   - Корнуолл, - проговорил старик.
  
   Услышав это, меня словно озарило. Корнуолл, самая южная сторона Британии. К тому же, я только теперь придал значение на то, как именно звучали слова старика, и мои собственные. Ни на русскую речь, ни на английскую, она не походила.
  
   Манера речи, да и вообще, местная обыденность, говорило что, это как минимум средневековье. Однако, никогда не замечал за собой, поспешных выводов. Будучи преданным себе, решил задать ещё немного вопросов.
  
   Отложив чашку с кашей, хриплым голосом спросил:
  
   - Кто править этой землей?
  
   На что услышал:
  
   - Эмрис Вледиг...
  
   Причём "вледиг", мой ум воспринял, как землевладелец. Но видя, что это имя мне ничего не говорит, тут вмешалась Виана.
  
   - Аврелий Амброзий...
  
   Память подсказало лишь то, что отец Кея очень уважал этого человека. Но большего, я про него не знал. Возможно, моё выражение лица было красноречивей, так как старик Груммор решил внести свою лепту.
  
   - Вы, наверное, часто слышали, как его называют "последним римлянином"...
  
   - А тут ещё и римляне есть? - тупо переспросил.
  
   - Нет, они давно ушли из наших краёв, - с нескрываемой грустью сообщил старик.
   На что, мне в свою очередь не было что сказать. Римляне ушли... Тот факт, что они вообще были, я имею ввиду, здесь, вогнал меня в ступор. Ибо я уже не знал, где это "здесь".
  
  
  
  
   Несмотря на открытия, следовавшие одно за другим, мне всё же удалось хорошенько выспать. Дело было не в том, что потрясения, так или сказались на моём самочувствии, но скорее в том, что я порядочно устал.
  
   Не знаю, сколько времени мне удалось поспать, но проснулся я на редкость бодрым, и что немало важно, в хорошем самочувствии. Щебетание птиц за окном и синева неба, видневшегося вдали, будто подчеркивали, что настало утро.
  
   Прислушавшись к себе, я с удивлением понял, что как такового страха не испытывал. Наоборот, во мне крепла уверенность, что грозный Эктор увидит во мне своего сына, Кея. Мне лишь надо было придерживаться определённых рамок, имитируя поведение парня.
  
   Эта встреча с "отцом" должна была прояснить мне кое какие моменты. Во-первых, меня действительно заботили отношения между Эктором и Кеем. И признаться, дело не только в том, что мне жаль парня, просто, в нынешних обстоятельствах, всё это могло сказаться и на моей судьбе.
  
   Во-вторых, каким бы страшным не был бы Миррдин, он не смог бы провернуть своё чёрное дело, без согласия отца парня, Эктора. Справедливости ради надо сказать, что Эктор по своему любил своё чадо, но эта любовь уходила во второстепенную роль, когда речь заходила о целях, которые преследовал, как и Эктор, так и Миррдин.
  
   Всё это и многое другое, я должен был прощупать, не вызывая подозрения на свою голову. К тому же, очень хотелось узнать, насколько была замешена Артурия в эти дела. Конечно, Кей никогда не испытывал дружеских чувств к ней, что в свою очередь объяснимо, но даже парень признавал то, что когда дело касалось справедливости, Артурия всегда стояла горой за правое дело, не важно, каким был расклад.
  
   Эти её черты, прослеживались постепенно. В стычках с деревенскими, Артурия часто стала выбирать их сторону, нежели Кея и его дружков. А когда было ясно, на чьей стороне сила, девочка без колебания набрасывалась на своих, ввергая их в недоумения. И самое ироничное было в том, что дружкам Кея казалось, что Артурия действовала по инициативе и нашёптыванием парня. Стоит ли говорить, как изменились отношения к Кею после всего этого...
  
   - Молодой хозяин, ваш отец прибыл, - вывел из задумчивости голос Груммора.
   Отложив в сторону рубаху, я неспешно направился к двери.
  
   - Господин, отец строго настрого велел вам, накинуть что-нибудь сверху, - извиняющее проговорил старик.
  
   Мне всё стало ясно, Эктор не хотел видеть дело рук Миррдина. Ну, или предпочитал держать в неведении, Артурию. В комоде лежали пару чистеньких рубах, но отметив мысль, мои руки потянулись к той, что была потрепанной и вся в пятнашках. Если спереди отчетливо виднелись пятна от супа, то сзади красовались пятна от крови. Что в свою очередь убеждало меня в том, что отметина и узоры на теле, были сделаны совсем недавно.
  
   Груммор, тоскливо вздохнув, повёл меня к отцу. Спустившись по лестницам и сделав пару незамысловатых поворотов, мы вскоре вышли в огромный зал.
  
   На деревянных колонах держались не только основа крыши, но и внутренние балконы, что были продолжением коридор второго этажа. Челяди смотрели на меня с нескрываемым любопытством, сидя на балконах и выперев ноги за перила.
  
   Два огромных стола, стояли друг напротив друга. На секунду, память Кея сыграла со мной шутку, перед глазами проскочила картина, когда оба стола были полны яств и за ними сидели отважные мужи.
  
   После того, как я встряхнул голову и прогнал навождение, мой взгляд упал на деревянную скамью. Она была широченной, но, пожалуй оттого, что находилась по центру, на возвышенном месте, создавалась иллюзия, что скамья эта была очень огромной.
  
   Хотя не было видно ни Эктора, ни Артурии, сложенные походные вещи подчёркивали, что они, где-то здесь.
  
   - Кей! - оглушил меня звонкий голос.
  
   Повернувшись, я увидел, как ко мне подбегает Артурия. На лице девушке сияла улыбка, а глаза были полны жизни. Несмотря на тяжеленные доспехи, шаги девушки были легки, отчего играючи покачивались её светлые локоны.
  
   Артурия была на голову ниже меня, а за последнее время, её волосы выросли в длине, делая её более женственной.
  
   Пока я стоял столбом, не зная, что сказать, девушка протянула мне корзину, которую ухитрилась спрятать от моего взора.
  
   - Держи, я тут собрала диких ягод...
  
   - Спасибо, - только и сумел произнести.
  
   Глядя на неё, я испытал смущение. Это чувство, принадлежало скорее Кею, нежели мне. На такие добрые посылы от Артурии, Кей часто чувствовал себя неловко, ведь он не заслуживал их. Вернее, ему так казалось...
  
   Поставив корзину на стол, я увидел, как нахмурились брови Артурии. Казалось, она что-то для себя решила. Будто уловив мою мысль, Артурия подошла ко мне ближе и протянула руки в сторону, как бы пытаясь заключить в объятия.
  
   Смотрелось это комично, и я не смог сдержать улыбки. Лицо девушки запылало красным, и, спохватившись, она легенько ударила меня за плечи, в дружеском жесте.
  
   - Ты ведь здоров? - искренне переживая, спросила Артурия.
  
   На моей памяти, точнее на памяти Кея, Артурия никогда не вела себя так вольно. Когда дело касалось людских отношении, девушка держала себя скованно, будто соблюдала определённую дистанцию.
  
   Поняв, что её могла испугать весть о моём здоровье, я решил успокоить её:
  
   - Конечно. Ты ведь знаешь, на мне всё заживает, как на собаке...
  
   Артурия в свою очередь, смотрела на меня с подозрением, будто я мог соврать ей в лицо. Увидев пятнышки от крови, она не на шутку заволновалась.
  
   - Тебе не стоило вставать. В этом не было нужды...
  
   Желая хоть как то перебить её, я положил руку ей на голову и потрепал за волосы.
  
   - Да хватит уже, братец медведь, - вспомнил детское прозвище, которым её наградил Кей.
  
   В детстве, отношения между ними не были настолько натяжными. Куда бы не направлялся Кей, малышка Артурия тут же следовала за ним. В те дни, она взяла за привычку, подражать за Кеем. И когда он брал в руки палку, имитируя тренировки старших, малышка Артурия делала тоже самое.
  
   - Арти, держать надо вот так, - говорил мальчишка, улыбаясь светловолосой девочке.
  
   - Готовсь, - бросалась на него малышка Артурия, попутно размахивая палкой.
  
   - Хватит! Медведь, отстань, - смеясь, убегал Кей от неё.
  
   Девочка и помыслить не могла, что мальчишка Кей, в те дни боялся ответить ударом и ранить её. Бесспорно, в ней он видел друга, если и не больше...
  
   Корень "арт" на древнем языке означал слово медведь. Зная, как не любила Артурия, когда её имя укорачивали, Кей нашел способ подразнивать её.
  
   От нахлынувших воспоминаний, мне сделалось нехорошо. Тяжело вздыхая, я тут же присел, пытаясь отдышаться.
  
   - Кей, ты в порядке?
  
   - Ага. Лучше скажи, куда вы уезжали, - решил сменить тему.
  
   Видя, как округлились её глаза, вспоминая минувшие дни, у меня не было сомнения, что они изрядно поохотились. Ибо, если другие девушки забавлялись играми и прятками, то кровь Артурии взбудоражить могла лишь охота, ну или знатная битва.
  
   - Ты не представляешь, какого зверя нам удалось поймать, - сказав это, Артурия убежала в сторону кухни.
  
   На что тут же послышались нотки возмущения старика Груммора:
  
   - Артурия ты, куда поволокла вепря?
  
   - Я на минутку. Кей должен это увидеть...
  
   - Но нам велели его приготовить, - донеслось голос Вианы.
  
   Веревки крепко связывали копыта вепря. И этот монстр был настолько огромен, что увидев, как тащит его Артурия, я слегка обомлел. Но девушка, казалась, не замечает тяжести туши.
  
   - Кей, смотри какой улов! - успела похвастаться она, дотаскивая тушу зверя.
  
   Мысленно обозревая прошлое, мне приходилось соглашаться с выводами Кея. Порой, Артурия вела себя как сущий ребёнок. Но, в отличие от Кея, я углядел, что не со всеми девушка могла вести себя так, лишь с теми, кому доверяла и кого любила...
  
   - Эм... Его прикончил мой отец? - попытался я успокоить свою душу.
  
   - Нет, дичь не желала идти к нам в руки, так что нам пришлось разделиться, - доверительно сообщила девушка.
  
   - Видел бы ты лицо Эктора, когда он увидел мёртвое тело зверя, - говоря это, девушка отчаянно хотела рассказать, как ей удалось всё это провернуть. Я в свою очередь знал, что стоит заговорить об охоте, как это займет приличное время. А уж в нашем случае, тут и к гадалке не ходи.
  
   Но, не желая больше мучить девушку, спросил её:
  
   - И как тебе это удалось?
  
   Артурия, не жалея слов, всё красочно описала, по путно скрашивая некоторые места жестикуляцией и мимикой. Было забавно, словно я побывал на спектакле.
  
   - А потом он как зарычит, испуская последний вздох, - закончила Артурия.
  
   Надо отдать должное, увидев зверя, она не оробела. Выбросив в сторону меч, вооружившись лишь копьем, девушка бежала прочь. Но не оттого, что испугалась. Вовсе нет. Огромные деревья, помогали ей не стать жертвой вепря. Зверю приходилось менять траекторию, и это время Артурия использывала с пользой, восстанавливая дыхание.
  
   Успев пару раз ранить вепря копьем, девушка вскоре вышла к твёрдой земле, туда, откуда, в лесной чаще начинались горы. Не знаю, чем руководилась Артурия, когда к ней, напрямую летел вепрь, девушка так или иначе даже не шелохнулась. Вепрь, не сбивая скорости, вскоре настиг бы её, если бы не копьё, которое выдержало удар и проткнуло тушу зверя.
  
   Закончив рассказ, Артурия смотрела на меня ожидающе. Я в свою очередь не мог понять, чего она от меня хотела, и лишь после некоторых минут, запоздало понял:
  
   - Поздравляю! Не каждый способен на такое...
  
   Получив свою порцию комплиментов, девушка хотела было ответить, как нас прервал суровый голос:
  
   - И как это понимать?
  
   Взгляд Эктора мог потушить даже солнце.
  
   - Артурия, отнеси вепря на кухню и помойся. От тебя несёт за целую верст, - отчеканил "отец".
  
   Смотря, как удаляется девушка с тушей зверя, прочистив голос, я сказал:
  
   - Отец... Нам надо поговорить...
  
   Могучий Эктор вмиг осунулся, пожалуй, он не ожидал подобной прыти от Кея.
  
   - И о чём же?
  
   - Ну, хотя бы о том, что ты продал меня Миррдину!
  
   Эти слова сами собой слетели с уст. Обида и ненависть тут же придали мне сил. Мне пришлось изрядно постараться, чтобы совладать с чужими эмоциями, заполнявшими каждую клетку моего тела.
  
   Произнесённые слова, подействовали не хуже оплеухи на Эктора. Мы оба знали, что Артурия не могла нас услышать, так как её комната находилась отдалённо от зала.
  
   - Миррдин заверил меня, что твоей жизни ничто не угрожает, - попытался было Эктор, как услышал мой смех.
  
   Отсмеявшись горько, я тут же спросил:
  
   - И ты поверил? Неужели моя жизнь, не значит для тебя ничего ценного?
  
   На последнем слове, мой голос предательский задрожал. Чувства Кея, так или иначе, не желали меня отпускать.
  
   - Сын...
  
   - Теперь, чувствуя вину, ты зовешь меня "сыном"? Как часто, я молил богов, чтобы они вернули мне мать. Но ты, всегда выбирал чью-нибудь сторону, лишь бы не мою.
  
   - Скажи Эктор! Признайся, я ведь не твой сын. Даже твои слуги видят во мне бастарда...
  
   - Не смей такое говорить. Я воспитывал тебя так, чтобы ты вырос сильным, - попытался было Эктор, но мы оба знали, что это ложь.
  
   - Эктор, я побывал по ту сторону кромки и вернулся. Если ты действительно мой отец, скажи, заклинаю, почему ты так дорожишь Артурией... но не мной?
  
   Слова эти, хоть и были сказаны чуть ли не шёпотом, Эктор всё же их услышал. В эту минуту, мне он показался настолько старым и немощным, что даже стало жаль старика. Годы берут своё, а уж с Эктором время не церемонилось.
  
   - Артурия, дочь Утера Пендрагона, нашего короля, - открыл он мне, наконец, свою тайну.
  
   Ещё мальчишкой Кей недоумевал, почему они так носятся с Артурией. Казалось, словно мир вертелся вокруг неё. Эта девочка с каждым годом заполоняла уголок Кея, вытесняя его из привычного мира.
  
   - Так вот оно что, - тихо добавил.
  
   Но мне в отличие от Кея, имя Пендрагон говорило многое. Этот полумифический король был отцом легендарного Артура. Сложив это и многое другое, я пришёл, к казалось бы, нелепому выводу.
  
   - Она... Артурия Пендрагон?
  
   - Да. Она наследница престола, - поняв по своему, ответил Эктор.
  
   Пока я соображал, как мне быть и переваривал новость, "отец" продолжил:
  
   - Кей, прошу тебя, веди себя с ней естественно.
  
   - Она разве не знает?
  
   - Теперь уже знает. Я рассказал ей на этой охоте...
  
   От меня не укрылось, что даже теперь, Эктор пытался защитить её.
  
   - И пока не показывай ей свои "татуировки".
  
   Видимо, девушка теперь тоже начала понимать многое, и в частности то, отчего так обращались с Кеем. Содеянное с парнем, в этом могла видится и её косвенная вина.
  
   - Зачем?
  
   - Что?
  
   - Зачем Миррдин сделал это со мной?
  
   Потому, как задрожали губы отца, я понял, что он знал, но не мог рассказать. И мне мало верилось, что руны и узоры были выведены на теле, к добру...
  
   Эктор не мог вынести мой взгляд.
  
   Пытаясь поменять тему, он добавил:
  
   - Кей, вскоре вам с Артурией придётся покинуть мои земли. Пришла весть от Аврелий Амброзия, он хочет увидеть свою племянницу. Ты доставишь Артурию в город Арбри...
  
   Крепость Арбри находилась далеко на юге Корнуолла. Путь предстоял не близкий.
  
   - Но я же не полностью выздоровел, - попытался было, как услышал:
  
   - Увы, время на исходе...
  
   Больше не желая разговаривать со мной, Эктор ушёл к себе.
  
   Возможно, эта беседа далась ему с трудом, нежели мне. Но мысли от услышанного, тут же привлекли внимание к себе, отгоняя мысли об Экторе прочь.
  
   Путь короля Артура, красочен лишь в книгах и фильмах. Мне мало представлялось, что рядом с Артурией всё будет иначе. К тому же, ни о каких рыцарей тут и речи нет. Если верить памяти Кея, то мощные, оборонительные замки на севере Корнуолла, можно было отсчитать пальцами одной руки. И они, как бы не очень походили на те, что мы привыкли видеть по экранам телевизоров.
  
   Я мало знал о той эпохе, но то, что война с саксами неизбежна, в этом у меня не было сомнении. И эта война, так или иначе, должна была затронуть всех жителей Британии. От неё никуда не спрятаться и не скрыться.
  
   Ну а вообще, известия об Артурией и её уготованной судьбе, меня мало удивило. Похоже, я всё еще прибывал в сомнениях в действительности происходящего. Или же, эти мысли лишь следствие от потрясения, которое, так или иначе, сказалось на мне...
  
   Вдруг, воздуха в зале стало мало, и я поспешил на улицу. Во внутреннем дворе свободно бегали козы. Чумазая ребятня, завидев меня, стушевалась, лишь на несколько минут и тут же принялось за игры.
  
   Я в свою очередь, направился к конюшням. Лошади действовали умиротворительно на Кея, вдруг и на меня тоже так подействуют? Простояв там приличное количество времени, я увидел как одинокий ворон приземлился на спину гнедого.
  
   Птица не отрывала от меня своих глаз. И должен заметить, глаза ворона были абсолютно красными, что завораживало и пугало одновременно.
  
   Услышав карканье птицы, мне стало не по себе. Будто поняв это, ворона тут же изменила голос, и в нём я услышал, то ли слова, то ли имитацию:
  
   - Мррина, мррина...
  
   - Что за чертовщина, - не успел я подивиться, как ворона подлетев ближе, закружил надо мной. Я в свою очередь, начал отмахиваться, но птицу это не пугало.
  
   - Морриган! Морриган! - произнося это, быстрой скороговоркой, ворона вскоре улетела прочь.
  
   Найдя во дворе Виану, решил уточнить у неё:
  
   - Слушай, Виана. Ты не знаешь, кто такая Морриган?
  
   - Вы что? - округлились глаза девушки. Бросив корм, она пролепетала:
  
   - Нельзя! Нельзя называть богиню смерти по имени...
  
   Смотря, как она делает защитные жесты от сглаза и прочей силы, мне, почему то стало не по себе. Ведь, если существует Артурия Пендрагон, то почему не быть и остальным, сказочным существам? К тому же мало верилось, что эти мифические существа будут добрыми и пушистыми...
  
  
   -- Кей, не спеши, -- донёсся мягкий женский голос, в коем была отчётливо слышна вся любовь, на которую способна лишь мать.
  
   Обернувшись, я не смог разглядеть лица матери Кея. Почему то, оно было неуловимо, будто что-то мешало увидеть его и, лишь проснувшись, я пришёл к выводу, что Кей уже давно не помнит образа своей матери.
  
   А женщина тем временем, подойдя ближе, заключила Кея в объятия.
  
   Мать редко проявляла свою любовь открыто, так что Кей в каком-то роде растерялся. Тёплые чувства заполнили нутро мальчика, и мне вновь стало трудно определить, кому принадлежали эти эмоция, Кею или мне.
  
   -- Ма, хватит, -- бойко вырывается мальчик от объятия матери. Женщина, поцеловав в щёку ребёнка, отпускает его со словами:
  
   - Не беги так быстро, ещё поранишься...
  
   Но мальчик, позабыв обо всём на свете, сломя голову бежит к полю. Туда, где все собрались на празднество весны.
  
   Земля под босыми ногами всё ещё хранит холод зимы, но снежный покров, с каждым днём незаметно начинает исчезать, оставляя после себя коричневые пятна.
  
   Взобравшись на холм, мальчик с замиранием сердца видит, как люди заполонили поле. И в этом потоке, должен находиться его отец. Мальчик ускоряется ещё быстрее, попутно ловя взгляды знакомых ему людей.
  
   Лишь сократив расстояние, Кей замедляет бег. Тяжело дыша, он видит, как красиво украшены цветами волосы девушек. Кею кажется, что сегодня люди собрались не потому, чтобы отпраздновать приход весны и выказать довольствие богам, а потому, что сегодня его день рождения. При мысли об этом, мальчик забывает об усталости и бойко продвигается сквозь ряды взрослых.
  
   Увидев огромную спину отца, Кей едва справляется с порывом наброситься на него с объятьями. Ведь он уже больше не ребёнок, и должен вести себя соответствующе. Будто уговаривая себя, Кей простоял так пару лишних минут. Этого времени было достаточно, чтобы увидеть, как его отец с улыбкой на губах, подкидывает в воздух незнакомого ребёнка.
  
   Светлые локоны покачиваются в воздухе и изумрудные глаза Артурии сияют счастьем. Пожалуй, лишь в этот момент Кей осознал, как постепенно его место занимает Артурия. Но он не чувствовал ненависти к Артурии, его больше ранила мысль, что собственный отец предал его. А в этом у него не было сомнений.
  
   Стоит ли говорить, что после этого дня, Кей невзлюбил дни рождения. Этот день не только напоминал о прошлом, но отчётливо подчёркивал, что он никому не нужен...
  
   Пробуждение на сей раз, хоть и не было болезненным, но едва ли это можно назвать комфортным. Боюсь, я никогда не привыкну к этому, однако, открыв глаза и увидев совсем рядом, встревоженное лицо Артурии, я малость стушевал.
  
   Ловя её дыхание, я почувствовал, как сжимается кольчуга в области шеи. Но не смог произнести и пару слов, как девушка отпрянула прочь. Видимо, Артурия не на шутку испугавшись, нехило трясла меня, схватившись за кольчяную рубаху.
  
   Из-за того, что она резко отпустила меня, моя голова со стуком врезалась в землю.
  
   -- Ты чего это? -- произнёс я, держась за ушибленное место.
  
   -- Прости. Просто ты так долго не просыпался. А ещё ты спал беспокойно, вот я и решила... -- извиняющейся
   затараторила девушка.
  
   По мере того, как начала спадать боль в голове, я начал ощущать, как горят мои щёки огнём. Видя, как притупила взор Артурия, я невольно ахнул.
  
   -- Только не говори, что ты ещё и избила меня?
  
   -- Вовсе нет. Ну и горазд же ты спать Кей. Иди, умойся, я приготовила нам завтрак, -- бросив напоследок, ретировалась Артурия.
  
   Недалеко от нашего лагеря, протекала речка. Вода в ней была холодная и чистая, так что, умывшись, я решил освежиться. Аккуратно сняв с себя кольчугу и рубаху и держа воду в ладонях, я прошёлся по отметинам от Миррдина.
  
   Хоть татуировки не загноились, кожа возле них выглядели неважно. В довесок, то ли из-за жары, то ли из-за пота, они жутко чесались.
  
   Если не считать это, чувствовал я себя отлично. Наше путешествие с Артурией, на моём здоровье сказывалось не дурно. Мы уже четвёртый день как в седле, но особо не подстегиваем коней. Путь у нас и так не близкий, не зачем испытывать судьбу.
  
   А вообще, если так прикинуть, то командует парадом Артурия. Не то, чтобы я напрашивался, но лидерские качества у девушки уже заметны. Она уже наметила маршрут, по которому мы будем двигаться. И я должен заметить, что Артурия и тут отметилась здравомыслием.
  
   -- А почему едим только мы вдвоём? -- спросил как то у Эктора.
  
   На что услышал:
  
   -- Чтобы не привлекать внимания...
  
   Я бы конечно мог поспорить с ним, что в нашем захолустье, вряд-ли найдутся шпионы врага, но я всё-таки решил промолчать. В последние дни, Эктор редко попадался мне на глаза, да и честно говоря, наши отношения вряд-ли что-то могло изменить. Не то, чтобы от этого мне было плохо, просто, волей неволей приходилось считаться, что в этом мире мне придется рассчитывать лишь на себя...
  
   -- Кей!
  
   Вывел меня из задумчивости голос Артурии.
  
   Мы устроились на возвышенном месте, так что вся округа отчётливо прослеживалась, и Артурии не составила труда увидеть, чем я тут занимаюсь.
  
   -- Иду, я уже, иду, -- ответил я больше для себя, чем для неё.
  
   Земли подвластные Эктору жили мирной жизнью. Разбойники и бандиты были в здешних краях редким явлением. Ведь Корнуолл, находясь в отдалённой части Британии, миновал беды, которые так или иначе затронули другие края.
  
   Хотя в вопросе о разбойниках, тут скорее заслуга Аврелия, дяди Артурии. Этот славный муж придерживался законов далёкой римской империи, о чём успела уже поведать сама Артурия.
  
   -- Держи, Кей, -- участливо протянула чашку с едой Артурия.
  
   Кивнув в знак благодарности, я вскоре приступил к трапезе. Нависло неловкое молчание и каждый из нас думал о своём.
  
   По мере приближения к цели, девушка надолго задумывалась. Видимо, её пугала скорая встреча с Аврелием Амброзием. Не знай Кей её достаточно хорошо, я вряд ли смог бы уловить, что она чем-то обеспокоена.
  
   -- Скажи, Артурия. Почему ты решила посетить город. Ведь мы с тобой, избегали крупно населённых мест...
  
   Наши лошади стоили немало, не говоря уже о мечах и доспехах. Конечно, воинов в этих землях уважали, но мы с Артурией были ещё юнцами без реального боевого опыта. Так что, просто так рисковать мне не хотелось.
  
   Запив еду водой, девушка неспешно ответила:
  
   -- Нам нужно запастись провизией. Ведь впереди нас ждет Бодминская степь. Это самый коротки путь до города Арбри.
  
   -- И как называется город, где мы обзаведёмся провизией?
  
   -- Город Луэрем...
  
   Мне это название ничего не говорило. Вообще, Кея мало интересовала география. Хотя это не удивительно, в отличие от Артурии, Эктор воспитывал в удалённости своего ребёнка. Здесь, где культура римлян ещё не полностью исчезла и набирала мощь чужая религия, христианство, Эктор хотел воспитать своего ребёнка в традициях бриттов.
  
   -- Кей ты готов? -- проявила нетерпение девушка.
  
   Так что мне пришлось кивнуть и залезть на боевого зверя.
  
   Дорога, по которой мы ехали, была построена еще в римскую эпоху. Камни на ней, изрядно подтёрлись и устарели, однако, эта дорога здорово помогала передвижению в неясную погоду.
  
   Пару раз, нам приходилось углубляться в лес. Но огромные лесные деревья редели, стоило дороге вывести нас к холмам.
  
   -- Артурия, что ты можешь сказать о своём дяде?
  
   Признаться, за эти дни мы с ней ни разу не затрагивали эту тему. Но я больше не мог игнорировать тот факт, что рядом со мной ехала девушка, из рода Пендрагон.
  
   -- О дяде? -- недоумевая, спросила она. Но затем, поняв, её лицо окрасилось улыбкой.
  
   -- Как мне сказали, изначально было три брата. Аврелий Амброзий был средним, а Утер Пендрагон был младшим...
  
   -- А как звали старшего?
  
   -- Мне это не известно. Его имя не называют, чтобы потомки не запомнили его.
  
   Старший из братьев повёлся на слова Вортигена и затеял смуту. Отчасти, это его вина, что Вортиген усилился и позвал к нам в Британию саксов...
  
   Никогда я ещё не видел этого взгляда на лице Артурии. Нет, её лицо не исказилась маской ненависти, но украсилось гневом.
  
   -- Аврелий Амброзий долгие года защищал землю, пока не уступил бразды правления своему младшему брату. Ты знаешь, Кей, во мне течёт кровь римлян, моя бабушка была из влиятельной семьи, -- не без гордости сообщила Артурия.
  
   Девушке было чуть больше известно о дяде, чем о собственном отце. И мне показалось, что Артурия уважает больше дядю, нежели отца. Хотя, её понять можно...
  
   -- Кто бы мог подумать, что рядом со мной росла наследница трона, -- неподдельно удивился я.
  
   -- Ты знаешь, что отец отрёкся от меня. Увидев, что моя мать родила девочку, отец отослал меня прочь. Ему видите ли не терпится зачать достойного наследника, -- не без обиды, проговорила девушка.
  
   -- Ты можешь ошибаться. У короля Утера много врагов, он мог отослать тебя из-за того, что заботиться о тебе...
  
   Знаю, эти слова даже мне кажутся зыбкими. И взгляд Артурии подчёркивал, что мне не удалось её переубедить.
  
   -- Зато ты можешь повлиять на историю. Можешь прогнать саксов прочь, -- я попытался подойти с другой стороны.
  
   Тяжело вздохнув, будто прогоняя дурные мысли, Артурия заразилась весёлостью. Возможно, напускным, но было приятно видеть её вот такой, нежели в тяжёлых думах.
  
   -- Кей, как бы жизнь не сложилась, надеюсь, ты всегда будешь рядом? - произнося это, девушка надолго уставилась на меня и будто спохватившись, увела коня прочь, со словами:
  
   -- До города Луэром осталось недолго. Давай наперегонки, кто последний тот исполнить желание победителя, -- смеясь, помчалась прочь Артурия.
  
   Возможно, сказывалось волнение, иначе мне не на что было списывать, переменчивое настроение девушки. Подстёгивая коня, я помчался следом за ней.
  
   Каэр Луэром, был первым городом, который в действительности мог претендовать на это название. При том, слово "каэр" был кельтским словом, означающий город.
   Массивные каменные защитные стены и стены домов, были отголоском той далёкой эпохи, когда на этих землях господствовали римляне. Несмотря на то, что в городских стенах уже не увидеть пурпурные тоги римлян, местные всё ещё тепло отзывались о них. Хотя, прежние латинские имена стали редкостью в здешних землях.
  
   -- Так ты говоришь, что в римскую эпоху вы жили лучше? -- допытывал я одного типа, который с радостью уселся за наш столик в таверне.
  
   Артурия в это время принимала ванную, смывая с себя дорожную пыль и пот.
  
   -- Истинно так. Чего только стоят римские дороги. Во времена римлян, всюду царила дисциплина. А ныне, каждый второй норовить захапать больше, чем сосед, -- выпивая эля, отвечал молодчик.
  
   Чтобы не выделяться из толпы, мне тоже приходилось выпивать кружку - другую эля, вместе с новообретённым собутыльником.
  
   Из его слов, я понял одно, римская цивилизация не полностью исчезла, с уходом легионов. Зачастую, это заслуга не без известного Аврелия Амброзия. В крупных городах работали римские бани и система акведуков.
  
   Вообще, бритты Корнуолла легко ассимилировались с римлянами. Однако, после ухода римлян, в местных опять просыпался неизжитый дикарь. Это состояние можно описать, как полу цивилизованностью. А как говорится, полу цивилизованность хуже полной дикости.
  
   -- Соседний король взял в жёны собственную дочь, -- похрюкивая от выпитого, поделился собутыльник.
  
   К сожалению, он так и не вспомнил, имя этого короля. Но это не важно, факты говорят сами за себя, и в частности, что древне кельтские обычаи возрождались...
  
   -- Вот ты, кто по вере? -- спросил я интересовавший меня вопрос.
  
   -- Ну, я это... Христин...
  
   -- Ты имеешь ввиду, христианин?
  
   -- Да, -- смеясь не своим голосом, подтвердил, давно уже не трезвый бритт.
  
   Хотя если подумать, то и я из бриттов. Но, в вопросах веры я придерживаюсь нейтралитета. Стоило этой мысли возникнуть в голове, как я вспомнил ту ворону и слово, которое она выкрикнула:"Морриган". Мне сразу же стало не по себе.
  
   -- Что здесь происходит? - почти по слогам, выговорила Артурия.
  
   И взгляд девушки не выражал ничего хорошего. В довесок, пьяный собутыльник добавил:
  
   -- Может, это... Все втроём рванём в бордель? -- не признав девушку в Артурии, загнал меня в неловкое положение.
  
   Выпитое, так или иначе, сказалось:
  
   -- Артурия, я пойду пройдусь и разведаю обстановку в городе...
  
   Девушка чуть не рыкнув, едва справившись с собой, нарочито елейным голосом произнесла:
  
   -- Кей, ты задолжал мне желание, так как проиграл в скачке. И вот, я хочу, чтобы ты остался здесь, со мной...
  
   Мой пьяный ум воспринял это как то, будто Артурия ревновала меня. Поразившись нелепости этой мысли, я не мог внятно ответить. Пока я пребывал в прострации, Артурия ловко поволокла меня наверх, в спальню.
  
   -- Артурия, ты ведь не пытаешься составить мне компанию?
  
   -- Ещё раз болтнёшь нечто подобное, я выброшу тебя прочь, и ты будешь спать в конюшне.
  
   При этом лицо девушки запылало красным. Но это замечание, я не смел произнести вслух.
  
  
  
***
  
   Проснувшись в поту, Бедивир не сразу понял, где находился. Давно забытые воспоминания сыграли с ним злую шутку. Он отчётливо слышал слова, которые пытался забыть, но, к сожалению, не мог оставить позади.
  
   -- Отпрыск ведьмы!
  
   -- Убить его! --кричали деревенские.
  
   Мелкие шрамы, виднеющиеся возле виска, подчёркивали то страшное прошлое. Камни летели на него, но Бедивер даже не сопротивлялся, лишь молча, стоял, наблюдая над скорым судом народа.
  
   Да, ещё мальчишкой Бедивер отличался от остальных. Из-за белых словно снег волос, жители деревни не возлюбили его. Часто мальчишка надоедал больной матери с вопросами, на которые та не могла ответить. Лишь повзрослев, Бедивер узнал, что белые волосы подчеркивали сверхъестественное начало в нём. Зачастую, в нём видели отпрыска эльфов.
  
   Встретив его на улице, люди показывали на него пальцами. И хоть это не нравилось Бедиверу, это было одним из малых зол, которым было полно детство белокурого мальчишки.
  
   Травля на него усилилась, когда, желая помочь крестьянину, Бедивер самолично выволок тележку, застрявшую в трясине. Его силу, люди тут же приписали к нечеловеческим предкам мальчишки.
  
   Прогоняя наваждение, Бедивер напоминал себе, что он уже не тот худощавый мальчишка. Он уже не тот, у кого не хватило сил защитить дорогого ему человека.
   Служба в армии Аврелия Амброзия изменило его судьбу. Мало найдется тех, кто в открытую скажет ему, что он отпрыск ведьмы и нечистой силы. Ибо все знают, как тяжела рука правосудия Аврелия Амброзия, когда речь заходить о уважении к его командующим.
  
   Мысль о великом Аврелия Амброзия смогла успокоить израненную душу Бедивера. Он был готов на всё ради этого человека. И, пожалуй, его не могло не тревожить ходившие слухи. Молва гласила, что Аврелии Амброзий, прозванный народом бриттским как Эмрис Вледиг, готовился передать свои земли и власть, не окрепшему отпрыску короля Утера...
  
  
  
   Наше путешествие по землям Корнуолла нельзя назвать утомительным. Во всяком случае, богатая природа и различие ландшафта, сумели-таки меня поразить. Чего стоит одно лишь упоминание о Бодминской степи. Но давайте по порядку...
  
   Покинув город Луэрем, каменная дорога вскоре вывела нас в лесную чащу. Однако, лесные угодия были не обширными, и всё чаще на пути мы встречали различные деревни. Все они выглядели одинаково: не богатые хутора и дома, и зачастую количество людей было ограниченным.
  
   Местные держались определённой дистанции, несмотря на то, кто был перед ними, торговец или просто путешественник. Но, невзирая на это, законы гостеприимства никто не отменял. Можно было подойти к любому дому и попросить еду и питье. К моему удивлению, суровые на вид люди, охотно делились своими припасами. И если вы выкажите свою благодарность, пару звонкими монетами, отношения между вами так и вовсе наладятся.
  
   За неимением денег сидя за столом хозяина дома, можно было рассказать новости и разного рода сплетни. Посетив несколько деревень, мне начало казаться, что сплетни и новости ценились больше, нежели пару никчёмных монет. Мне, как представителю цивилизованного мира, данный факт кажется странным. Однако, в этом есть своя логика, будучи прикованными к обрабатываемым землям или скоту, крестьяне лишены развлечения. Всё это и многое другое бесспорно повлияли на устои бриттов.
  
   Если в начале путешествия, погода стояла безоблачная, то по мере приближения к городу Арбри, она начала портиться.
  
   -- Артурия, смотри, скоро будет дождь, -- помнится мне, что я указал на серые тучи.
   -- Угу, -- добавила девушка.
  
   Признаться честно, меня ущемил её ответ. Хотя, несколько слова, но поведение Артурии. Мы походили на двух путников, которые устали друг от друга. По крайней мере, я всё воспринял подобным образом. Лишь после догадался, что я указывал на очевидные вещи.
  
   Земля сырая и холодная? Нас застанет дождь в пути? Так чего ты ждал, когда на улице осень? -- читалось во взгляде Артурии. Наверное, мои замечания казались ей капризом. Но насчёт этого, я могу лишь догадываться.
  
   -- Кей, в последнее время, ты ведёшь себя, как ребёнок, -- обратилась девушка, вытирая волосы. Дождь всё-таки успел нас застичь в пути, так что, стуча по двери старосты деревни, мы промокли до нитки.
  
   Не знаю, что именно могло повлиять, то ли усталость от дороги, то ли переживания из-за слов Эктора, но так или иначе, слова Артурии были полны колкости.
  
   -- Уж простите, ваше высочество, -- я решил ответить в её манере.
  
   И пока девушка решалась, как ответить, я бросил ей в лицо подушку. Не ожидая этого, девушка растерялась на миг, но этого было достаточно.
  
   -- Ты что делаешь? -- успела возмутиться Артурия, недобро глядя на меня.
  
   -- Защищайся, -- я бросился на неё, держа в руках другую подушку.
  
   Долго уговаривать Артурию не пришлось. Сделав обманное движение, девушка ловко ушла от удара, попутно пнув меня, отчего я потерял равновесие. Казалось, вес кольчуги удвоился, от дождя, так что мои движения были скованными.
  
   Прежде чем успел защититься, мою голову отдало тяжеленными ударами. То ли в подушке были отнюдь не перья птиц, а скорее опилки, то ли Артурия решила выпустить пар, удары, доложу я вам, были очень ощутимыми.
  
   Смотря, как загорелись глаза девушки, этой мнимой битвой, я ещё раз пришёл к выводу, что драка будоражит кровь Артурии не слабее алкоголя.
  
   Комната, которую нам выдали, была просторной. Всё же, хутор старосты был не беден, если сравнивать с остальными домами. Но, из-за того, что в комнате была лишь одна кровать, места для маневрирования в битве с подушками хватало.
  
   Стоило мне сделать рывок, чтобы подняться, Артурия наносила удар ногой, прямо мне в грудь, из-за чего мне не хватало воздуха.
  
   -- Это нечестно, -- попытался было достучаться до совести девушки.
  
   На что услышал:
  
   -- На войне, как на войне!
  
   Когда дело касалось остальных, Артурия всегда вела себя благородно. Будто посторонний наблюдатель мог обвинить её в нечестности. Стоит ли говорить, что к состраданию и милосердию девушка была глуха, если речь заходило обо мне.
  
   Ещё один удар выбил из моих рук подушку и мне ничего не оставалось, как начать ретироваться. Боясь получить удар в живот или на худой конец, в лицо, начал потихоньку отползать прочь.
  
   Девушка, конечно, заметила это:
  
   -- Ага, убегаешь?
  
   Ловя нотку радости в голосе Артурии, зарёкся никогда больше не провоцировать её. Однако, мои движения видимо были не настолько быстры, так как я тут же ощутил мёртвую хватку на своих лодыжках.
  
   -- Ты забыл, что нас учили не оставлять в живых врага?
  
   Не успел я ответить, как девушка дёрнула меня назад, отчего я в который раз, встретился с полом глухим ударом. Лёжа на животе, я дико сожалел о затеянном. Но откуда я мог знать, что всё примет такой оборот.
  
   Ощутив, что мои ноги свободны, обернулся. И видя, как загорелась Артурия, держа в руках подушку, я признаться, испугался.
  
   -- Может, хватит? -- не отрывая глаз от рук девушки, проговорил я.
  
   Но улыбка Артурии была красноречивей.
  
   Она замахнулась так, что попади этот удар мне в лицо, мне мало не покажется. Но я умудряюсь принять удар, а затем схватить подушку и дёрнуть на себя. В момент удара, тело Артурии наклонилось вперёд и, держа подушку, она быстро потеряла равновесие.
  
   К счастью для меня, между мной и ней была подушка, иначе бы, это падение разукрасило бы мне лицо. Не теряя секунды и воспользовавшись смятением Артурии, я ловко выбросил прочь подушку. Оказавшись на мне, девушка поддалась телом вперед, чтобы воспрепятствовать моей задумки. Мне в свою очередь, одной рукой пришлось придержать её за бедра, а другой за шею.
  
   Артурия не была бы собой, если бы не попыталась бороться. Понимая, что ещё одной битвы на подушках мне не пережит, я старался не отпускать её. Девушка в свою очередь, интенсивно старалась оказаться на свободе, так что мне пришлось зацепиться мертвой хваткой.
  
   Из-за её движения, наши тела соприкоснулись плотнее, а лица находились буквально рядом. Лицо девушки зарделось, а дыхание участилось. Казалось, Артурия успокоилась, но я не мог быть в этом уверен.
  
   -- Кей, ты что себе позволяешь?
  
   Видя, как краснеет лицо Артурии, я запоздало понимаю, что меня могли понять неправильно. Ведь Артурия в первую очередь была девушкой, и я к своему стыду, маленько подзабыл об этом. Конечно, Артурия была не обделена красотой, но тут дело было скорее в том, что за последнее время, я видел в ней боевого товарища. Мы не редко спали под открытом небом, и дорога, так или иначе, сплотила нас.
  
   -- Я могу всё объяснить...
  
   Своим взглядом девушка могла прожечь заживо. Стоит ли говорить, что мне это не сулило ничего хорошего.
  
   Решив для себя что-то, Артурия попыталась выбраться. Я тут же воспротивился и моя правая рука в этот момент ухватила её за пятую точку. Глаза девушки округлились, а из уст донеслось тихое шипение.
  
   Подумав, что теперь уже Артурия мне не поверит, я освободил её из своих объятия. Ожидая скорой расправы, я не смел даже привстать на ноги. Но к моему удивлению, ничего не произошло:
  
   -- Я должна извиниться, -- начала Артурия.
   -- Ведь это я запретила тебе пользоваться услугами продажных дам. А то, что мужчины не могут обходиться долго без этого... ты знаешь не хуже моего. Так что, я в какой-то мере ответственна за всё это...
  
   Признаться, логика Артурии была своеобразной и мне часто приходилось удивляться. Не только мне, но и мальчишке Кею. Но это высказывание девушки подчеркнуло, что мы с ней смотрим на мир по-разному.
  
   -- Но Кей, если подобное повториться снова, тебе не поздоровится!
  
   Мысленно благодаря судьбу, я неспешно привстал и попытался лечь на кровать.
  
   -- Ты что это делаешь?
  
   -- Ну, как бы... собираюсь спать...
  
   -- После всего, что ты учудил, ты будешь спать на полу, -- заявила Артурия.
  
   Понимая, что лучше не злить её, я быстро согласился. Не знаю, что творилось в голове Артурии, но она долго вертелась на кровати, из чего пришёл к выводу, что её что-то сильно беспокоит. И я молился всем бриттским богам, чтобы причиной был не я, а хотя бы тот же Аврелий Амброзий.
  
   На следующей день Артурия вела себя как ни в чём не бывало. Но её злили подколы старосты. Тот, сидя у стола, вещал своё, попутно подмигивая то мне, то Артурии.
  
   -- Вчера весь дом ходил ходуном. И вот мне интересно, чем вы это занимались?
  
   Говоря это, старик глумливо улыбается.
  
   -- Мы отрабатывали тренировочные движения, -- решил ответить за нас двоих.
  
   За столом при завтраке присутствовал внук старосты и его бабка.
  
   -- Знаемо движения. Мы вот с бабкой тоже, частенько в молодости отрабатывали, -- смеётся дед своей шутке.
  
   Его весёлостью заражаюсь и я, но вот Артурия не оценила шутку. Внук старосты в свою очередь смотрит на нас с опаской. И это понятно, не с каждым воином можно шутить шутки. А старику возможно было уже всё равно, он как говорится, своё прожил.
  
   -- Ты это, останься со мной на ночь и возможно научишься чего-нибудь новому. Твой юноша тебе ещё спасибо скажет, -- уже в открытую обратился дед к Артурии.
  
   Чашка в руках Артурии треснула, что было слышно каждому сидящему за столом.
  
   -- Если тебе не дорога собственная жизнь, то подумай о своей семье, - холодно бросила девушка.
   Внук старосты от страха даже икнул, а бабка так и вовсе замерла на месте.
  
   Звучно проглотив ком в горле, староста умоляюще посмотрел на меня. Я в свою очередь не сомневался, что Артурия могла убить этих бедолаг на месте. В большой степени не оттого, что над ней глумились, но оттого, что дед изрекал гнусную ложь. Ибо, Артурия не запятнала свою честь.
   Хотя, конечно, воплотив свою месть, девушка будет сожалеть о содеянном.
  
   -- Да ладно тебе. Разве ты не видишь, что дед уже давно тронулся умом.
  
   После моих слов, холодный взгляд Артурии остановился на мне. А староста начал пускать слюни, что, по его мнению, должно было убедить Артурию в праведности моих слов.
  
   -- У меня пропал аппетит. Кей, мы продолжим путь, -- сказав это, девушка ушла прочь.
  
   Личность Артурии очень сложна. Порой, она открывается, видя во мне то ли друга, то ли родственную душу. Но зачастую, девушка держит определённую дистанцию. Хотя, должен заметить, что из всех людей, Артурия всё же близка к мальчишке Кею.
  
   Остальные же люди, часто убеждаются в холодности, а порой и в надменности девушки. Людям и невдомёк, что это своего рода защитный механизм. И ей просто не хватает опыта и умения в общение с другими.
  
   За последние дни, я изучил Артурию очень хорошо. Ей всего пятнадцать лет, но её личность, без сомнения, очень глубока. Но иногда я ловлю себя на мысли, что престол короля Утера Пендрагона, может повлиять на Артурию не в положительном манере. То есть, корона, навряд-ли способствует тому, чтобы девушка смогла преодолеть внутреннею преграду. Порой, глядя на неё, я мысленно представляю, каким мог выглядеть знаменитый король Артур. А в том, что Артурия уступает ему в чём-то, мне в это слабо вериться.
  
   В общем, за эту поездку, мы с Артурией сблизились. Но иногда меня пугает мысль, что мы с ней стали через чур близки. Поймите меня правильно, Артурия неплохая девушка и я уверен, что она в будущем станет красавицей.
  
   Вообще я с каждым днём мало верю, что смогу-таки вернуться назад в свой родной мир. А значит, мне придётся жить жизнью Кея. Из чего собственно следует, последующие задачи. Не умереть и, собственно, добиться места под солнцем. А кто может мне обеспечить небезбедное существование, и скажем на прямую, хорошую жизнь? Конечно, Артурия Пендрагон...
  
   Но я не заблуждаюсь, все свои заслуги мне придётся отвоевать кровью и потом. Притом, буквально говоря. Сказать по правде, перспектива так себе. Но в другой чаше весов, альтернатива итого хуже. Рабство у саксов, это не то, о чём можно мечтать и ожидать от другого мира.
  
   Но о будущем, мне, если честно, думать не хочется. Не хочу портить себе настроение. Что в свою очередь, весьма разумно.
  
   Из-за дождя, до Бодминской степи мы потратили больше недели. А в самой степи и того больше времени. Признаться, в жизни не предполагал, что в Британии может иметься своя степь. Бескрайняя, живущая своей собственной жизнью.
  
   -- Кей, мне здесь не нравиться, -- промолвила Артурия, стоило нам только вступить на эти земли.
  
   -- Тише, тише, -- успокоил я своего коня. Казалось, степь действовала и на них.
  
   Артурия тем временем, продолжила:
  
   -- Мы здесь открыты, как на ладони...
  
   Будучи воином, девушка тут же заприметила особенность местности. Но чтобы успокоить и её, я решил озвучить свою мысль:
  
   -- Реши кто напасть, как это не укроется от нас.
  
   Хотя, этот довод не особо помог мне в этом. За всю дорогу, нам не попалась ни одна живая душа. И как назло, по закону подлости в небе не было ни облачка.
  
   Бриттам, как и другим племенам Корнуолла, Бодминской степь кажется чем-то зловещим. И это понятно, ведь со степными просторами люди средневековой Британии знакомы не очень. Лично я, не то чтобы наслаждался, но и не нервничал зря.
  
   -- Кей, знаешь... Мне кажется, что эта местность проклята, -- поделилась Артурия.
  
   В тот вечер, мы долго не отрывали глаз от костра.
  
   -- Артурия, не думай об этом. Ложись спать, скоро тебе придётся заменить меня...
   Пока спал один, второй сторожил, на всякий случай. Как гласит народная мудрость, бережёного бог бережёт. А в эту эпоху, эти слова почти бесценны...
  
   Из-за того, что дни в степи были размеренными, казалось, что само время здесь остановило свой бег. Но, так или иначе, мы всё же преодолели эту дорогу и вскоре вышли из степи.
  
   Преодолев Бодминскую степь, я в отличие от Артурии, заметил некую характерность, что прослеживалась у здешних крестьян. Пожалуй, это различие девушка не заметила потому, как местные смотрели на неё добро, но на меня же, с каким-то подвохом. Будто я мог в любую минуту перекинуться в зверя.
  
   Вначале, я списывал это на манеру местных. Но позже понял, что глубоко ошибался.
   Защитные стены города Арбри возвышались вдали. Ветер был полон солёного вкуса, что в свою очередь подчёркивало близость моря.
  
   -- Артурия, это что у тебя? -- уставился на цепочку, на которой красовался крестик.
  
   Будто пойманная врасплох, девушка растерялась.
  
   -- Это... Кей, это христианский оберег...
  
   Пока я переваривал услышанное, девушка быстро затараторила:
  
   -- Пойми, мне не велели распространяться о своей вере. Иначе бы я тебе рассказала...
  
   Возможно, Артурия решила что её секрет мог ранить меня. Подивившись этой мысли, я разразился смехом.
  
   -- Ну что ты смеешься? -- обидевшись, спросила девушка.
  
   -- Артурия, меня не заботит, какому богу покланяешься ты...
  
   -- Правда? -- не веря моим словам, спрашивает Артурия.
  
   На что я лишь молча киваю головой.
  
   Даже не опытный мог разглядеть, что город Арбри был очень древним городом. Каменные стены подчёркивали былую мощь римской империи. Массивные двери были открыты нараспашку, что в свою очередь говорили о том, что жителям города Арбри ничего не угрожало.
  
   Главная дорога, тут же разделялась на три отдалённые. Но главная вела прямиком через площадь и рыночные прилавки в замок Аврелия, что возвышался в центре.
  
   К моему удивлению, горожане даже и не думали уступать дорогу. Лошадей они не боялись, а некоторые в открытую разглядывали нас.
  
   На рынке, количество людей увеличилось в разы. Двигаться вперед, не задевая другого было просто невозможно. Но Артурия уделила внимание на другое:
  
   -- Здесь слишком дурно пахнет.
  
   Я не был согласен с ней. Тут не пахло отвратно, лишь престными запахами от разных специи, ну и ещё запахами тел, куда же без них.
  
   Жилые дома были расположены тесно. Из некоторых окон жильцы шумно переговаривались друг с другом. Многие дома были двухэтажными, сделанные из дерева. А по центру города протекала речка. Нам пришлось спешиться, чтобы ухватив за уздечку, пройтись по мосту, нависшему над рекой.
  
   Не было сомнения в том, что эта река в свою очередь, текла прямиком в море. Но посмотрев вниз и видя различные отходы, мне стало не по себе. Что и говорить, город жил своей жизнью. И она вряд-ли заметила, что за её стены пришли двое новых путников.
  
   Трудно было сказать, сколько людей в сутки город Арбри проглатывал и изрыгал обратно.
  
   -- Артурия, ты уверена в этом?
  
   Девушка не страшась, шла прямиком к стражникам. Эти воины, были одеты в тяжёлые доспехи. И было трудно спрогнозировать, как они отреагируют на наше обращение.
  
   Кивнув своим мыслям, Артурия сказала:
  
   -- Кей, будет лучше, если говорить буду я. И да, лучше помалкивай о древних богах. Здесь этого не любят.
  
   Не то, чтобы я то и дело завожу беседу о богах, но так или иначе, я без пререкании подчинился ей.
   Вскоре, мне пришлось убедиться в этом на собственной шкуре. Христианство было пропитано до такой степени, что бритты города Арбри нетерпимо относились к своим соплеменникам, видя в них язычников.
  
   - Странно...
  Проговорил, озаряясь по сторонам. Небо было чистым, звезды были видны невооруженным взглядом, и лишь Луна безмолвна озаряла ночное небо.
  Признаться, я много раз слышал про осознанный сон, но в моем случае, само понятие сна выходила за рамки этого понимание. Ведь, на этот раз, я явственно ощущал ночную прохладу и дуновение ветра.
  Место, где я очутился, было о краешком леса. Массивные деревья угрожающе нависали за спиной, а впереди, маленькая тропинка вела на возвышенность. Туда, откуда блекло освещая округу, виднелись огни. Поймав себя на мысли, что пожалуй, не стоило идти на поводу наваждения, я тем не менее, потопал по тропинке, ведомой любопытством.
  Возможно, подсознание играло со мной, но как бы там ни было, надо было все же узнать, что оно хотела поведать. Обычно, во снах, где затрагивалась воспоминания мальчишки Кея, мне было отведена лишь роль бестелесного наблюдателя. Но на этот раз, всё было иначе.
  Металлический звон от доспехов нарушал тишину при каждом моем шаге.
  Блеклое пламя от костра, подрагивая от ветра, освещала огромные глыбы, стоявшие поодаль, которые в свою очередь располагались, будто делая незамысловатый круг. Моему взору, открылось небывалая картина, ибо возвышенность было ничто иным, как обрывом. Откуда можно было с легкой рукой воззирать на простирающуюся долину.
  Мне не составила труда рассмотреть камни. Свет от костра, падая на них, открыл моему взору старинные надписи, расцарапанные на исполинах.
  Стоило пробежаться пальцами по старинным рунам, как тело пробила легкая дрожь. Не зная, кем и для чего эти камни были поставлены здесь, меня охватило легкое смятение. Нарастало такое чувство, будто я уже видел эти символы. Хоть смысл написанного ускользал от меня, было в них что-то знакомое.
  Встряхнув головой, мне удается прогнать наваждение. Догоравший костер, и чувство, что за мной следят, привели меня кое каким мыслям. И было уже неважно, было ли это делом рук воспаленного ума, или проделками незнакомых мне лиц.
  - Выходи, я знаю что ты за мной наблюдаешь, - проорал, никому не обращаясь.
  Пожалуй, в прежней жизни меня не могло смутить вещи, из ряда вон выходящие. Но здесь, где древние легенды жили по бок от меня, такие вот моменты если и не пугали, то по крайне мере, настораживали.
  Не знаю, как долго простоял вслушиваясь в тишину, но как только созрела мысль, что я зря волнуюсь, на меня налетел резкий порыв ветра. Огонь от костра чуть было не потух, но это не помешало тенью от камней удлиниться. Телом своим почувствовав, как резко похолодел воздух, я инстинктивно ухватился за рукоять меча.
  - Кухулин...
  Услышал я не знакомое слово. И было в этом нечто странное, так как казалось, непонятное слово мне внушал ветер. Нельзя было понять, откуда доносится голос.
  - Кухулин, - едва уловимый шепот, заставлял сердце биться так, как никогда прежде.
  По правде говоря, в случайности я не верю. Чтобы окончательно не податься испугу, выхватил меч из ножен. И как бы размахивая неведомым врагам, проорал на все горло:
  - Выходи и сразись со мной!
  Не знаю, чего я именно ждал. Может засаду, или появление старика Мирдина. Хотя, должен признаться, я как то не торопился завязывать близкое знакомство с Мирдином. Происходящее во сне могло быть делом рук Мирдина. Но доносившийся смех после этой мысли, в корне обрубило эту идею.
  Звонкий, не наигранный смех мог принадлежать женщине, но никак не старику.
  - Здравствуй...
  Сказала на вид молодая девушка, обогнув камень. Моему удивлению не было предела, ведь за тем камнем не было место, взбреди кому то в голову спрятаться за ней. Хоть, вид безоружной девушки не вызывало тревогу, я всё же меч в сторону не убрал.
  - Кто ты? - произнес настороженно.
  Длинное, зеленое платье свисало с её плеч. Заметив, что мой взгляд остановился на платье, девушка остановилась и в свою очередь, прошлась взглядом по мне. Незнакомка обладала темными волосами. Сказать по правде, свет волос было настолько не естественным, что на её фоне, лицо девушки казалось мертвенно бледным.
  - Ты изменился, Кухулин, - произнесла она, делая шаг ко мне и не замечая острие меча, что было направлено на неё.
  - Стой, где стоишь.
  Но проигнорировав мои слова, она негромко произнесла:
  - Замри...
  Стоило её словам сорваться с уст, как мое тело заледенело. К изумлению своему, я не смог пошевелиться. Смотря, как дистанция между нами сокращается, я только и мог что скрипеть зубами от бессилия. Видя, что во мне нарастает страх, девушка в открытую улыбалась.
  Незнакомка протянула руки, чтобы дотронуться до моего лица. На секунду, её пальцы остановились и мне показалось, что в глубине души её раздирают противоречивые чувства.
  Холодные пальцы прошлись по моему лицу, и нельзя было сказать, о чем думала незнакомка.
  - Чего тебе от меня надо?
  Хоть я не мог пошевелить конечностями, губы меня все же слушались. Это в свою очередь обескуражило её. Остановив свой взгляд на моей груди, она положив ладонь, изрекла:
  - Понятно. На тебя уже успели положить руки. Но не об этом мы с ним договаривались, - зашипела та в гневе.
  Руны, что покрывали мое тело, тут же откликнулись на её слова. Казалось, что по ним прошлись раскаленным железом.
  - Не волнуйся, Кухулин. На этот раз, ничто не сможет нас с тобой разлучить...
  Говоря это, темные зрачки девушки сузились, что мне стало не по себе.
  - Я не знаю о чем ты. И тебя впервые вижу...
  Услышав это, девушка звонка рассмеялась, будто услышала забавную шутку. Стоя как истукан, я не знал что и думать. Но время мне на раздумья не дали. Протянув палец к моему виску, она произнесла:
  - Вспомни. Вспомни кем ты был, Кухулин...
  Тут же меня пронзила острая боль, будто голову мою зажали тисками. Не думал, что во сне боль могла чувствоваться так явственно.
  Сквозь пелену боли, я увидел образы. Образы быстро возникали перед глазами и исчезали. Из-за боли я не мог сконцентрировать на них внимание. Лишь одно видение пронеслось так четко, что на минуту боль и эта незнакомка ушли на второй план. Молодой воин, пронзенный сотнями ранами испускал свой последний вздох. Рядом с ним, лежали несметное количество трупов. Успел подумать, что изрядное наверное было бойня, как тут же мое внимание привлекла огромное, черная птица. Взмахнув крылом, ворона уселась на плечи война и громка закаркала.
  - Ты меня обманула, - из последних сил успел промолвить воин.
  Стоило этой фразы повиснуть в воздухе, как место молодого воина занял я. На этом ратном поле, смерть тянула руки ко мне. Жгучая ненависть прожгла грудь, ненависть к той, что сидела на моем плече в образе ворона.
  - Хватит!
  Не знаю, то ли мой выкрик или не принадлежавшая мне ненависть сняли волшбу. Но так или иначе, боли стихли и образы исчезли. Но незнакомка никуда не собиралась исчезать.
  Девушка в удивлении вскинула брови.
  - Не сопротивляйся, Кухулин...
  Тяжело дыша, я понимаю что снова могу управлять своим телом.
  - Я не Кухулин, ведьма!
  Бросая эти слова, успеваю поднять острие меча так, чтобы оно остановилась лишь на сантиметр над её горлом. Улыбнувшись моей выходке, девушка промолвила:
  - Хоть ты выглядишь иначе, но в глубине души ты всё такой же.
  И не замечая острие меча, той ненависти, возникшей ниоткуда во мне, она нежно гладить мне лицо.
  - Ты всё вспомнишь, Кухулин. Просыпайся Кухулин, и до нашей следующей встречи, не забывай мое имя.
  Хоть девушка на этом заканчивает, в голове всё же проносится её голос, твердящий одно слово - имя мне Морриган...
  
  
  
  
  
  Город Арбри встретил нас прохладно. Не сказать, что я ждал овации жителей связи с приездом Артурий, но чувство, что никто и не заметил нашего приезда, оставлял неприятный осадок. И дело было даже не в том, что имя девушки пока не ассоциируется с образом , скажем так, героя. Но уже то, что Артурия принадлижит к правящему роду, немало значит.
  Как бы там ни было, нам сразу же выдялели комнаты и включили в состав обучающихся военному ремеслу. Конечно, до реальных, матерых бойцов нам было далеко, так что мы каждый день проводили в тренриовках с местными воинами. Первые дни никто нас не трогал, а на вопрос о встрече с дядей Артурий, вышепоставленные лица ловко отклонялись. Жест был понят и Артурия больше не задавала вопросы, ожидая когда Аврелий Амброзий соблаговолит встретится с ней. Хотя я мысленно включал себя в её "свиту", пожалуй, я как раз и был никем.
  - Как думаешь, как он выглядит? - застала врасплох вопросом девушка.
  Моя рука, сжимавшая ложку на миг застыла, и посмотрев в её изумрудные глаза, я лишь моча пожал плечами. Лишь во время обеда мы с ней могли перемолвиться парой фраз, и иной раз, мне начало казаться, что нас намеренно отделяют друг от друга.
  В обеденном зале, не было место яблоке упасть. Это сейчас, здесь обедали все, и стар и млад. Но как прозвенит звон, воины разделится по группам для занятий. Обучающихся делили на группы не по возрасту, а по умению. Можно было сказать, что мы с Артурий были на одном уровне, но по каким то мне неведанным причинам, меня включили в группу, где были ребята намного взрослее нас. Стоит ли говорить, что во время спаррингах мне нехило доставалась. Да и средневековое учение, доложу я вам, было намного суровее. Каждый раз, я возвращался как побитая собака. Но к изумлению, все ссадины и усталость, по утру исчезали.
  - Ты как, продержишься? - будто прочитав мои мысли, спросила Артурия.
  Её лицо выражало неподдельную заботу. Да и как иначе, ведь среди местного населения, лишь мне она могла доверять полностью.
  - Угу, - ответил, забивая рот едой.
  Здесь кстати, нас не плохо кормили. По утрам каша, а на обед сытные блюда, больше мясного. Но времени на обед давалась немного, так что все с чавканьем ели, ожидая сигнала. И если воин предавшись разговору не наедался, то до ужина он мог и не дожить. И я кстати не утрирую, бои на деревянных мечах, стрельба из лука, марш броски, это не весь список, чем нам приходилось заниматься каждый день.
  Тем для размышления хватало, начиная вопросами о будущем, заканчивая о нелепом сне, которую я видел днем ранее. Будучи прагматиком и реалистом, я не особо верил мистике. Но будучи засунутый в чужое тело, да в другой реальности, мне не оставалась ничего, как принять тот сон за чистую монету.
  К худо ли или к добру, звон донесся из башни, тем самым прервав поток мысли. Встав из за стола, я побрел в другую сторону, а Артурия в другую. Каменные стены были старыми, может даже, что их в свое время построили римляне. Миновав коридоры, я с потоком воинов вышел во внутренний двор. Хоть мне не удалось как следует развидеть город Арбри вблизи, но одного взгляда из башни хватило, чтобы утвердится в мысли, что с уходом римлян, ушла целая эпоха. Это не могло не сказать на самом городе, и тем более в людях её населявших.
  Будто подтверждая меня в этой догадке, моему взору предстали мраморные колонны. Открытое поле во внутреннем дворе, хоть было растоптано не один раз, всё же в некоторых местах из земли прорастали кустики. Во мне возникло смутное чувство, что наша тренировочное поле, когда то было садом, где могли отдохнуть от городской суеты вельможи римской Британии.
  - Эй ты, новенький! Хватит в облаках витать! Живо взял меч и приступил к тренировке! - заорал примипил Клавдий.
  Был он широкий в плечах и высок ростом. Каждый обучающийся знал, что рука его крепка и он не любил повторять дважды. Взяв деревянный меч, я лениво подумал о том, что наш примипил ну никак не похож на римлянина. В его взгляде и чертах прослеживается кельтские корни. Возможно, Аврелий Амброзий, в народе прозванный последним римлянином, обеими руками держался за ушедшую эпоху, тем самым подражая римлянам. Если это утверждение была близка к истине, то и его свита могла придерживаться подобной позиции.
  Да и офицерское звание "примипил", было римского происхождение.
  - Глядите! Наш эльфенок завел себе друга, - донеслись смешки, указывая, как ни странно на меня.
  А всему виной был тот, кто стоял впереди с извиняющим видом. Паренек этот был на редкость бледноват, и его уши были слегка заостренными, будто в нем и вправду текла не человеческая кровь. Эту его особенность заметил лишь отразив его выпад, так как волосы у него доходили до плеч.
  Наш спарринг шел вяло, никто из нас двоих не усердствовал, чтобы преобладать над противником. День только начинался, так что счел лучшим сохранить энергию для дальнейших занятий. Видя, как не напрягается ни единый мускул на лице парня, пришел к мысли, что и он придерживается подобного мнения.
  После завершения спарринга нам дали несколько минут, чтобы восстановиться. Вытирая пот, заметил, что парень то никуда уходить не собирается.
  - Что тебе надо? - решил не ходить вокруг до около.
  Если я был своего рода изгоем, из за того, что был как бы новеньким, то парня обходили стороной из за предрассудков. Я даже во время обеда заметил, нависшую отчужденность вокруг него.
  - А что? Разве ты купил это место? - с нескрываемым вызовом проговорил тот.
  Худощавое телосложение и мягкие черты лица, делали его женственным. Да и белокурые, длинные волосы добавляли этакого шарма. Так что, видя гневно нахмуренные брови я еле сдерживался, чтобы не рассмеяться.
  Но всё же прыснув со смеха, протянул ему руки со словами:
  - Меня звать Кеем. Буду рад знакомству.
  Тот на минуту растерялся, но всё же руку подал.
  - Меня зовут Бедивир, - при последнем слове, сомнение играло на его лице, будто он размышлял, а не насмехаюсь ли я над ним.
  Бедивир оказался парнем не плохим, да молчаливый, можно сказать замкнутый, но вполне честный. Во всей группе, невозможно было сыскать лучника отменней него.
  - Слушай, Кей...
  Нарушил он тишину, когда мы шли на площадку. День подходил к концу, но наш примипил Клавдий не унимался. Он огорошил нас, что сегодня обучающиеся группы проведут тренировку совместно.
  - Да? - еле проговорил от усталости.
  После стрельбы, мы целых два часа маршировали надев доспехи. Хоть военную экипировку выданные нам нельзя назвать доспехами, в полноте этого слова, но бегать в них, попутно держа мечи и щиты, эта та еще прогулка.
  - Тебя не пугают символы на твоем теле?
  Не сразу поняв о чем он, ответил:
  - А ты про руны? Да не бери в голову, они ничего не значат.
  Ну не стану же я говорить, что это дело рук моего отца и проклятого Мирдина.
  - Имя богини Морриган и богини смерти, что то да значат, - проговорил Бедивир тревожным голосам.
  Хотел было расспросить его по подробнее, как нас тут же перебили.
  - Всем заткнуться! Сегодня мы всех вас собрали здесь, чтобы узнать чего вы стоите как воины. Сейчас вы разделитись по группам и будите биться, показывая тем самым выучку. Не забывайте, сам главнокомандующий Эмрис Вледиг будет наблюдать за вами!
  Пока Клавдий орал про предстоящую потеху, я решил уточнить кое какие моменты у своего приятеля:
  - Бедивир, а кто такой Эмрис Вледиг?
  - Тебе он пожалуй известен как Аврелий Амброзий, - ответил парень.
  Всё же, дядя Артурий был своеобразным. Для кельтских бриттов он был Эмрисом Вледигом, а для романизированной части населения, Аврелием Амбросием. И те и другие, видели в нем своего, неплохой скажем ход, для правителя. Видя, как вытянулись лица рядом стоящих воинов, после слов примипила Клавдия, пришел к выводу, что и для них все это было в новинку. Я не исключал того факта, что всему виной была Артурия. Аврелий Амброзий вполне мог испытать её, даже не удостоив аудиенций.
  Поле, куда нас привели находилась за городом. Если позади нас лежал город Арбри, то впереди прорастали густые леса. Открытое пространство не было огромным, но здесь волне могли уместиться пятьсот воинов, чего нельзя сказать о тренировочных полях в самом замке.
  На территориях замка было около пяти тренировочных полей, в одном из них параллельно могли тренироваться лишь две группы. Численность каждой группы было по пятьдесят человек. Пока я прикидывал в уме, что десять групп должны будут сражаться тренировочными оружьями, Клавдий давал распоряжения для групп. Группы должны были построится, образовав десятиугольник. По центру воинов таким образом, образовалась свободное пространства для битвы.
  - Так, можете готовиться к битве, - закончил Клавдий.
  Воины хоть и не заняли позиции, но не было сомнении, что в скором времени каждая группа будет биться против всех.
  - Боюсь, мы не выстоим, - проговорил Бедивир, пробираясь более плотнее к своим.
  - О чем ты?
  - Ну, четыреста пятьдесят против наших пятидесяти, думаю расклад очевиден, - ответил парень.
  Среди царившей атмосфере было понятно, что и остальные разделяли взгляды Бедивира. Прикинув в уме все плюсы и минусы нашей ситуаций, я прошелся взглядом по другим группам. Ведь среди них находилась Артурия.
  - Бедивир, кто в нашей группе главный?
  - Кар, - ответил тот, кивнув головой в сторону рослого парня.
  Вокруг него собирались люди, образуя неполный круг. При приближения к ним, до меня отчетливо начало доходить фразы спорующихся. Но к счастью для меня, Кар и его сподвижники не могли придти к единому мнению.
  - Здоров ребята. Вижу вы не можете найти выход из ситуации, - начал я.
  - Ты еще что за выскочка? - тут же ответил враждебно, стоящий по правую руку от Кара.
  - Оставь его, Белен. Может у него дельная идея, а отлупить его мы всегда успеем, - ответил Кар, разрадя обстановку.
  Кар и Белен были типичными представителями кельтских племен. Я не удивлюсь, если среди их родни не было знатных вельмож, ведь по сути, военная стезя прельщало обычных людей тем, что на этой поприще каждый из них мог возвыситься благодаря лишь своим заслугам. Как бы там ни было, черноволосый Кар был вполне вменяемым парнем. К тому же, он был не обделен лидерскими качествами. Это умозаключение могло подтвердить то, что среди ровесников его слово было не на последнем месте.
  - Так что же ты предложишь нам?
  Нарушил продлившуюся паузу Кар, открыто ухмыляясь.
  - Для начала можете звать меня Кеем. А это Бедивир, - указал взглядом на рядом стоявшего соратника. Услышав же свое имя, Бедивир в свою очередь вздрогнул, тем самым укрепив во мне мысль, что он не особо то и общался с людьми.
  - Если с этим закончили, может наконец то приступим к делу, - раздражался Белен.
  План был довольно прост, воспользовавшись авторитетом и популярностью Кара, склонить к союзу лидеров других групп. Что уже могло послужить главным фактором для обладания превосходство над потенциальными противниками. Уловив идею, Кар хлопнул ладонями, выражая тем самым свои эмоция.
  - Будь я проклят, но это звучит вполне неплохо. А что думаешь ты, Белен?
  - Да, может сработать, - ответил тот.
  За не имением альтернативы, Кар принялся осуществлять наш план. Не прошло много времени, как Белен вскоре доложил:
  - Двое из них согласились, а другие отвергли наше предложение...
  - Почему они не захотели вступить с нами в союз? - спросил до селе молчавший Бедивир.
  Вместо Белена, Кар взял слово:
  - Ну, пожалуй, никто не хочет признавать лидерства другого...
  Хоть Кар был лаконичен в своем суждений, но его слова полностью рисовало картину. Даже если победи мы в этой мнимой схватке, то от вышестоящих лиц не укроется инициатива Кара и его группы в созданий союза. А это значило одно, что наши заслуги будут намного превосходят заслуги наших союзников.
  - Значит, у нас сто пятьдесят человек против триста пятидесяти, - озвучил мысль Бедивир, которая крутилась у каждого из нас.
  - Ну не совсем, ведь эти триста пятьдесят будут сражаться и друг с другом, - добавил свою лепту. Пока ребята занимали позицию, готовясь к битве, успел подумать о том, что наверное надо было преподнести другим лидерам групп план, более мягко. Ведь союз союзом, но мы настаивали, чтобы во время совместных действии, командовать будет Кар...
  - Кар, когда всё начнется надо будет занять тот холм, - указал пальцем на возвышенность.
  - Довольно проблематично, ведь впереди холма расположились другие, - ответил лидер группы.
  Данная группа, что расположилось с права от нас, тем самым закрыв путь к холму, были теми кто отклонил наше предложение.
  - Значит будим бить их первыми, - настаивал я на своем.
  - Всё это чудесно, но как нам отгородиться от противников, которые тут же последуют за нами и ударят в тыл, - последовало незамедлительно комментарий от Белена.
  - Довольно просто. Основная ударная сила будет занята, отчищая путь к холму, а арьергард будет сторожит тыл. Мы с Бедивиром возглавим арьергард...
  Стоит ли говорить, что основную работу придется сделать тем, кто будет в арьергарде. Но как бы не было трудно осуществить мою задумку, я решился не ради похвальбы своих соратников. Но лишь за тем, чтобы утвердить свою позицию и Бедивира, в группе Кара.
  Будто уловив эту мысль, Кар лишь кивнул, ухмыляясь.
  Вскоре разговорам не было места. Огромное количество людей пришли в движения, по сигналу примипила Клавдия. Бой шел не шуточный, правила не соблюдались. Конечно, было заранее обговорено, что получив удар воины должны были выйти из схватки. Но на деле всё было иначе, лишь получив серьезную рану, воины выходили из битвы.
  Никто не орал в ответ, ты убит или чего то из этого рода. Никто не возмущался несоблюдением правил. По правде, все вошли во вкус этой мнимой битвы, жаждая лишь пролить кровь неприятеля.
  - Кей, мы долго не выстоим, - проорал Бедивир, долбанув одного по шлему деревянным мечом.
  Никакой битвой в строю здесь и не пахло. Каждый сражался как горазд с противником.
  - Не преследовать отступающихся. Держать строй, - безуспешно кричал я своим соратникам. Но к счастью для нас, натиск нападавших быстро иссяк. Как выяснилось позже, по ним ударила другая группа.
  Кар с ребятами быстро смели противника, так что мы вскоре подтянулись к ним. Многие из арьергарда прихрамывали, что уже в свою очередь говорило, если и не о потерях, то о том, что вышли мы сухими лишь благодаря слепой удаче.
  - Кей, что за чертовщина там происходит? - указал Белен рукой в сторону, где должна была происходить основная драка.
  Сплотившись, огромная масса воинов буквально сметала все на своем пути. Те группы, которые бились в одиночку, не смогли им противостоять. Во мне же нарастало чувство тревоги. Ведь идея о союзе могла придти не только к нам, но и другим. И то, как скоординированно действовали потенциальные противники, убеждали меня в этой мысли. Что в свою очередь я решил озвучить перед остальными.
  - Кажется, у них людей побольше, - без радости проговорил Кар.
  Холм прекрасно позволял нам обозревать то, что происходило на поле. Не зря мы заняли позицию на холме, ведь это один из главных канонов войны. При настоящих сражениях, главнокомандующие всегда занимали высоты с этой целью.
  - Не падайте духом! Никто ведь не говорил что все будет легко, - попытался вселить надежду соратникам.
  - К тому же, стратегическое преимущество у нас...
  - О чем это ты, - неподдельно удивился Бедивир.
  - Когда они нападут, им будет трудно совладать с нашим натиском. Подумайте же, ведь трудно взбираться на вершину, сохраняя быстрый темп. А вот спускать с вершины намного легче, - если начал бы рассказывать о простейших законов физики, боюсь, пришлось бы потратить много времени.
  - Так, ребята! Будем биться строго соблюдая строй! Не завязывайте единоличных сражений, - дал вводную Кар.
  Кар не мог не заметить то, как его люди бились за холм. Будучи не последним в военном деле, парню не составила труда выявить недостатки своих людей.
  Дальнейшее полностью укладывалась в рамки нашего ожидания. Противники три раза по пытались вытеснить нас из холма, но им это не удалось. Тут сказалось не только военная выучка наших, но скорее усталость. Ведь сегодняшний день утомил всех, не считая потраченных сил на ежедневную тренировку.
  Пока я восстанавливал дыхание, ко мне подошел Бедивир и сообщил:
  - Кей, они запросили поединок. Белен собирает желающих участвовать в поединке...
  Смысла участвовать в поединке не видел. Конечно, поединок был банальным решением завершить сражение, но как бы там ни было, уже смеркалось и выбитые из сил люди хотели поскорее вернуться в город, не говоря уже об ужине.
  Пока остальные ждали поединка, я отошел подальше. С нашей стороны биться вышел Кар. Он был довольно опытным в этом деле, лучшего кандидата и не сыскать.
  Не прошло много времени, как ко мне подбежал Бедивир:
  - Поединок окончен...
  - Нет, Кей. Мы проиграли. Кара одолела девушка...
  Быстро встав на ноги, подбежал и увидел, как от холма отдаляется победительница. Хоть я и не видел лица, сомнения не было, Кара победила Артурия. Возможно даже, что альянс групп действовавших против нас сколотила она. Видя, как опустили головы воины, при приближения Кара, я весело рассмеялся.
  - Позволь узнать, что тебя развеселило? - спросил Бедивир.
  Я и раньше замечал лидерские качества Артурий, но здесь, эти качества проявились во всей красе. К тому же, в военном деле Артурия показывала превосходные данные. Я знал, что девушка еще поразить своих современников, но не догадывался, что это произойдет так скоро.
  Будучи её соратником, я не мог не нарадоваться её успехам. Ведь её взлет и падения, прямым образом будут влиять и на меня. Что и говорить, после этой победы, с ней теперь будут считаться. По крайне мере те, кто сегодня участвовал в этой схватке.
  Не видя необходимости открывать своих мыслей Бедивиру, я лишь похлопал его по плечу:
  - Пойдем, сегодня мы порядком подустали...
  
  
  
  
  
  Огромные стены, казались давили с четырех сторон, отнимая сил, которых, как должен был признать правитель Южной Британии, осталось не так много. Широкая комната, некогда служившая опочивальней римским вельможам, теперь казалось слишком маленькой. Аврелий Амброзий любил свой город, свой замок, но в это утро, он не мог свободно вздохнуть полной грудью, будто рыба, выброшенная на берег.
  Кое как встав с кресла, не пожилой еще мужчина с удивлением для себя обнаружил, что всю ночь он провел бодрствуя, в плену своих мыслей. И как не горестно было признавать, мысли эти были далеко не утешительными.
  Усталые газа на миг остановились на зеркале, что висели на стене. Хоть Аврелий Амброзий не чувствовал себя на столько старым, в отражений он не уловил и частичку того юнца, что своей энергией и харизмой смог склонить не покорные кельтские племена в единый кулак. Вместо этого, на него смотрел усталый старец. Морщинки вокруг глаз и поседевшие волосы навсегда выбили из него тот прежний облик. Облик, который в пору юности, казалось, не исчезнет никогда.
  В те далекие дни, ему с братом не было равных, ни на поле боя, ни в постельных забавах. Никогда Аврелий Амброзий не думал, что станет добычей старости. От этой мысли, на миг его лицо озарилась улыбкой. И хоть с виду, он не выглядел моложе, но в его груди по прежнему билось пылкое сердце.
  Каждый шаг отдавало болью, но переступая через боль, он заставлял свое изноможенное тело двигаться. Было время, когда от стремительного его движения рук, отлетали вражеские головы его врагов, с гримасами болью на лицах. Хоть лица всегда были разными, Эмрис Вледиг хорошо помнил застывшее удивление в глазах.
  В те дни, никто и не ожидал столько прыти от худощавого, белобрысого юноши.
  Всю свою сознательную жизнь, он вел ожесточенную борьбу за место под солнцем.
  Родной отец, не смотря на закон предков, хотел отдать трон младшему брату, Утеру, обойдя своего первенца.
  - Ты больше мне не сын! - эти слова, сорванные с уст родного человека, надолго определили судьбу Эмриса Вледига.
  Отряхнув голову, он все еще видел образ своего отца, истощающую гнев. Лишь теперь, набравшись за все эти годы опыта и мудрости, он прекрасно понимал, что раздор меду ним и отцом должно было проявиться. Ведь оба они, хоть были настолько похожи друг на друга, выбрали совершенно разные дороги.
  Железная длань отца не знала милосердия. Будучи истинным кельтом, отец незамедлительно воспользовался ослаблением римских гарнизонов и прогнал оставшуюся часть из земель Корнуолла. Но он просчитался в том, что за все то время, что бритты провели под знаменам римских орлов, бритты подверглись культурному влиянию. И если другие племена все еще сохраняли и хранили прежние обычаи, то в землях Корнуолла, кельты видели себя не отделимой частью римской империй.
  Римская цивилизация дала кельтом многое. Их железная дисциплина не знала равных. Но отец будто не замечая все эти блага, начал войну против чужаков. Да и по правде говоря, для него всякий становился врагом, кто пытался сохранить чуждую для кельтов культуру. После ухода римских гарнизонов, для местных римлян начались тяжелые дни. На них по просту началась охота. И в этом безумий лишь у Эмриса Вледига хватило смелости заступиться за них.
  - Я дал тебе имя Эмрис, и с этого дня я же отнимаю его. Слышите, больше никто из вас не назовет его этим именем, - бушевал правитель бриттов земель Корнуолла, на своих людей. Эмрис прекрасно ладил со соратниками отца, но в этот день, никто из них не мог ослушаться отца и посмотреть парню в глаза.
  - Будь по твоему, отец...
  Холодно ответил он тогда родному человеку, который, в свою очередь, готов был растерзать его на месте. Лишь холодный разум удерживал правителя бриттов, ведь в ином случае, от него отвернулись бы не только люди, но и боги. Дето убийство было одним из страшных грехов, и за таким правителем никакие кельты не последовали бы в бой.
  Да и в ту пору, междоусобная война опустошила бы Корнуолла раз и навсегда. А в том, что она случилось бы, попытайся правитель убить своего сына, не было сомнений. Ведь Эмриса не зря уже тогда прозвали "Вледиг"...
  Не долго думая, Эмрис вял новое имя, к тому же, римское. И даже будучи в изгнаний, Эмрис привлекал на свою сторону людей. Если война отца с другими племенами показала его военные таланты, то конфликт с отцом открыло для многих его личные качества. Непоколебимый в своем убеждений, об Эмрисе вскоре узнали все бритские племена.
  Казалось, конфликт отца с сыном достигла апогея, и кровь должна была пролиться. Ведь, все те, кто стали недовольны правлением его отца, начали искать союза с ним.
  Тяжело вздохнув, Аврелий Амброзий на минуту пересек поток мысли. Усталыми глазами он взгляну на небо. Утреннее небо уже озарялось предрассветным светом, от чего глазам стало на секунду больно.
  Протянув ладони, он с огорчением увидел их дряхлость, от чего его руки предательски задрожали. Слишком рано старость брала вверх, ведь он толком то и ничего не успел. Бразды правления оставили на нем свой след. Но даже так, он не испытывал к себе жалости. Грустная улыбка заиграла на его губах, ведь он этим и другими качествами так походил на своего отца. При мысли об отце, поток мысли снова его ухватил и увез в те далекие дни...
  Известие о смерти отца застало его врасплох. Хоть многие были уверены, что амбициозный Аврелий Амброзий вскоре начнет войну против своего отца, подстрекаемый самой судьбой, сам то он и не думал поднимать руку на близкого человека, и тем более умертвить. Слезы, потекшие из глаз при видя бледное тело отца, были вовсе не напускными. О, как же он исхудал и постарел, - с болью подумал тогда. Семь дней он велел оплакивать бывшего правителя. Семь дней, он за счет своих денег оплачивал все нужды по этому делу. И лишь за истечением этих дней, Эмрис Вледиг, под именем Аврелия Амброзия принял власть в свои руки. Потребовалась не один год для того, чтобы уничтожить вражду между бриттами Корнуолла. Римские бритты и кельтизированные бритты, так или иначе нашли способ сосуществования вместе без единой войны.
  К счастью для Аврелий Амброзия, его младший брат Утер, хоть и не понимал задумки старшего, не пытался противиться его воли. Будучи под влиянием отца, Утер еще с младенческих лет грезил древними преданиями.
  Возможно, любовь и стремления Утера определили его судьбу.
  При мысли о брате, Эмрис волей не волей начал терзаться старым вопросом. Вопросом, который не давал ему покоя. Быть может, зря он тогда согласился на предложения Миррдина. Ведь чутье ему тогда подсказывало, что он делает роковую ошибку.
  - Ты все воспринимаешь близко к сердцу, - будто вновь он услышал давно забытый голос. Голос, который был полон жизни и веселости. На Утера, Эмрис не мог злиться. В отличие от него, младший всегда был полон жизни и радовался всему как сущий ребенок.
  Да, зря он тогда согласился и отдал проклятый меч Утеру. Но демон в лице Миррдина не обманул, никто не мог сравниться в силе с Утером, и братьям легко давалась победа, казалось бы даже в проигрышных битвах.
  Как только Утер взял меч, Эмрис воочию увидел, что древние предания, которых он считал сказками и небылицами, существуют на самом деле. Великая сила была сокрыта в мече, но она же и погубила его брата.
  - Ты всегда меняешься в лице, стоит тебе увидеть мой меч, - смеясь, проговорил Утер.
  - Может отдадим этот проклятый меч обратно Миррдину? - попытался вновь Эмрис.
  - Брось брат, если для тебя меч проклятие, то для меня он дар, - отмахивался младший.
  До самой смерти своей, Утер так и не понял, почему страшился его старший брат меча, подаренный Миррдином. Даже на смертном ложе не сходила улыбка с губ младшего брата. Нравом и веселостью он больше напоминал мать, чем отца. Таким он остался в памяти Эмриса, всегда в приподнятым настроений. Лишь однажды младший брат не на шутку разгневался на него.
  - Эмрис, ради всех наших богов, одумайся! - пытался образумить младший.
  Лишь Утеру было дозволено называть правителя прежним именем.
  - Я все для себя решил. Так что не пытайся, крещение состоится сегодня, - ответил в тот день Эмрис, любуясь гневом брата. Пока его брат еле сдерживался в гневе, подбирая слова, Аврелий Амброзий подумал, что в эту секунду он так сильно напоминает отца.
  - Кельты отвернуться от тебя, - предостерег младший.
  Аврелий Амброзий прекрасно понимал, на что шел тогда. Чтобы защитить христианское население Корнуолла, он шел на эти меры. Тем более, с каждой добытой победой, все больше бриттов поддавались влиянию вере предков.
  Возможно, его брат был прав и в этом не было ничего плохого. Но он не мог не понимать, что окончательно приняв старую веру, земля Корнуолла погрузится в темные века. Следы римской цивилизаций окончательно исчезнет. Да и по правде говоря, даже сейчас трудно было отыскать искусных мастеров, что могли бы создавать акведуки и прочие инженерные мысли.
  Все это и многое другое помогли ему принять тот путь, что он избрал. И в глубине души, правитель бриттов отдавал себе отчет, что его в какой то мере пугала старая вера. Древняя, и жаждущая крови, эта вера накрепко закрепилась в умах людей. Даже римский крест не был способен полностью побороть эту болезнь...
  Но сколько бы Эмрис не противился, всякий раз древняя вера приходила к нему на помощь. Споры, которые он не мог укротить продолжительное время, Миррдин лишь одним словам погасал. И хоть последний явно не был согласен с политикой Эмриса, но за все эти годы он не пытался чинить препятствия на его пути.
  Верил ли Эмрис в того, кто висел на кресте? Трудно было найти ответ на этот вопрос. С появлением меча, стали оживать давно забытые существа. Но возможно они всегда и были. Но лишь теперь, начали показываться на глаза.
  Как бы там ни было, лишь крест помогал в этом безумий окончательно не свихнуться.
  - Ты нас обманул!
  Миррдин будто не замечал гнева своего правителя.
  - В чем же?
  - Утер мертв из-за тебя!
  От этих слов, казалось Миррдин не поддельно удивился.
  - Я вас предостерегал, что сила меча не безгранична. Ваш брат начал сильно полагаться на сила меча...
  Эмрису нечего было на это ответить, ведь тот был полностью прав. Меч даровал безграничную силу своему обладателю, но не делал его полностью неуязвимым. Мысли о мече плавно переключали его внимание на настоящем.
  Пригубив разбавленного вина, старый правитель крепко задумался о том, что предстояло совершить. Совсем уже скоро, можно будет отдать бразды правления новому поколению. Да и по правде говоря, эта бремя стала тяготит его сильнее в последние годы.
  Сказать, что дочь Утера поразила его, значить ничего не сказать. Вначале, увидев её издали, Эмрис засомневался, а не разбавилась ли кровь рода. Ведь в молодой девушке трудно было разглядеть характерные черты, которые часто замечали как в нем самом, так и на отце Эмриса. Но последняя испытания полностью смели сомнения на нет. Изумрудные глаза все же не смотрели холодно, но во взгляде девушке, Эмрис то и дело замечал сходство с отцом. Взгляд отца тоже прожигал тебя на сквозь, выворачивая все твои потаенные мысли. Да и молодой сын Эктора не сплоховал.
  Трудно было сказать наверняка, достойна ли Артурия престола, но уже то, как она себе показала, вселяли надежду на израненном сердце Эмриса.
  Отбросив на минуту мысли прочь, Эмрис Вледиг снова притронулся к кружке с вином. Кружка была сделана из обычного дерево. Когда как среди его вассалов распространялась пристрастье к излишеству. Золотые кружки и многое другое из благородного металла, были на взгляд Эмриса расточительством. Давно следовала положить конец этому, но у правителя бриттов Корнуолла не было желания начинать ссору со своими вассалами. Да и сил на это по просту не было.
  В последние дни, жизнь Эмриса скрашивали вино и библия. Священная книга лежала рядом с кувшином вина. Остановив взгляд на старой, потертому местами книге, немолодой правитель прошептал древнюю мудрость, прочтенный из книги:
  - Знание приумножает печаль...
  Эмрису было жаль дочку Утера. Ведь ей предстояла занять место самого Эмриса. Омрачала еще и то, что на этот раз, без проклятого меча им было не обойтись. Окреп и стал могуч Вортиген на севере, да и соседи стали жадно поглядывать на плодородные земли Эмриса. Враги все еще опасались Эмриса Вледига, но про знай они о его самочувствий, как тут же начали бы строить козни.
  Что и говорить, Артурия появилась как раз вовремя. Но даже вопреки желанию, Эмрис пока не мог посадить её на престол. Она должна была доказать всем, что справиться с любыми трудностями. Эмрис в свою очередь уже подготовил ей испытания. Недавно, к нему с просьбой о помощи прибыл молодой Кулох.
  Юноша приходился дальней родней. Кулох влюбился в дочку великана и просил помочь Эмриса уладить вопрос с её отцом. Эмрис уже для себя решил, кого отправить на это дело...
  Да, надо было успеть научить Артурию всему что он знал. На главное было не в этом. Эмрис хотел огородить дочь Утера от влияния Миррдина. Будучи далеко не простаком, Эмрис уже наметил манеры действия, чтобы Артурия стала таким, каким хотел её видеть Эмрис Вледиг.
  Старик вновь усмехнулся. Его позабавила мысль, что пожалуй и Миррдин подготовил для неё свой путь. Путь, который на взгляд Миррдина будет наилучшим не только для него, но и для всех бриттов. Подумав об этом, Эмрис не мог не вспомнить слова, в котором говорилось, что благими намерениями ведет дорога в ад...
  Да, ему было жаль Артурию. Но как показала время, Эмрис не страдал милосердием, когда речь затрагивалась о благости Корнуолла и бриттов. В этом он походил на своего отца. Чтобы преуспеть в своем начинаний, дочь Утера должна была завладеть мечом. Маленькая надежда тлело в груди Эмриса, ведь могло случиться и так, что Артурия не повторить путь Утера и не погибнет. Но даже избежав смерти, она навек будет потеряна близким. Единицы знали всю суть проклятого меча. И пожалуй, у старика не хватило бы смелости открыть эти знания Артурий. Эмрис надеялся на то, что когда придет время и Артурия постигнет истину связанную с мечом, его уже не будет на этом свете. Подобная мысль была уделом малодушных, и хотя Эмрис не был из их числа, ему все же были не чужды человеческие слабости.
  
  
  
  
  
  Два огромных ворона лениво кружили над городом. Казалось, их не пугало огромное светило, что висело на небе и беспощадно палило суетившихся внизу людей. Пожалуй, никто внизу не обратил на них внимание, и не заметил, что парящие птицы были огромны, и чем то походили на ястребов. То опускаясь, то взмывая вверх, птицы нависали над городом Кайр-Уиск, замечая каждое движение в простирающей округе.
  Давным-давно, до прихода римлян, на этом месте была деревня. Никому в ту пору и не могло привидится, как обрастет деревня хуторами, возвысится стены вокруг него и настолько окрепнет Кайр-Уиск, что станет столицей не только племени думнонии, но и других бриттских племен. Сюда стекались торговцы со всей Британий, умелые кузнецы и мастера, ремесленники и попрошайки, которые искали для себя лучшей доли.
  По узким улицам было трудно пройти, не наступив на чужую ногу, а воздух был пропитан разными запахами. Но несмотря на это, на царившую суету, среди толпы то и дело промелькала прозорливая фигура, одетая в черное.
  Огромный черный капюшон и свисавшие с плеч одеяние, скрывали его лицо от посторонних глаз. Но, пожалуй, в этом не было необходимости. Среди гомона улиц и пьяных выкриков от посетителей таверны, его мало кто заприметил бы.
  Озираясь по сторонам, и по долго рассматривая всех и вся, казалось, путник этот пытался все запомнить. Запомнить не только лица и здания, но и речь, которым пользовались местные. Расхаживая по тесным и далеко не благоприятным улицам города Кайр-Уиск, он время от времени взирал вверх, туда, где парили два огромных ворона. И на каждый взгляд, птицы эти будто отвечали карканьем.
  Узкие улицы всё сужались, разбегаясь лабиринтом в разные стороны, образуя тем самым вены города Кайр-Уиск. Насколько бы не были грязными улицы, грязь и пыль дорог не липли к нему, будто он был загаваренным.
  Чужие взгляды долго на нем не задерживались, а у тех, кто все же пытался заприметить его, глаза будто бы стекленели. Обойдя бойко толпу, что неслась впереди, путник на мгновение почувствовал чужой взор.
  По правде говоря, бритты его не особо впечатлили. Долгое время до него доходили слухи о народе, что живет за морем. О землях, которые были настолько плодородны, что могли прокормить не одно племя. Если слухи о благодатном земле радовала его, то в свою очередь, ложность о народе бриттов не могло не смутить его.
  Вот и в городе Кайр-Уиск, он все больше убеждался, что от былых преданий мало что соприкасалось с действительностью. Возможно, когда то бритты действительно походили на народ, которую он хотел увидеть. Но нынешнее поколение бриттов не то чтобы могли похвастаться чем то, они наоборот выставляли всех кельтов в нелицеприятном виде всему миру.
  Чужой взор исходил от не молодого уже бритта, который бесспорно в молодости исходил немало земель. Крепкие его руки и острый взгляд подчеркивало в нем опытного воина. Поймав взгляд путника, старый воин быстро опустил глаза. Холодный пот пробил его спину, а в сердце зародилось чувство тревоги.
  Старый воин не увидел, как заиграла улыбка на лице путника, напоминающая оскал зверя. Как два глаза, один зрячий, а другой совершенно белый, остановились на нем на некоторое время.
  - Возможно не все потеряно. Но пока рано о чем либо говорить, - промолвил путник.
  Его радовала, что не все храбрецы стали овцами под рукою римлян. А в том, что местное население напоминала овец, под пастухами римлян, зарождала в нем чувство гнева. Не так уж и много времени потребовалась, чтобы гордый народ отучился воевать и отдал себя целиком чужому народу.
  В землях, которые здешние и слыхом не слыхали, путник еще на заре времен видел воочию нарастающее господство римлян. Этот гордый народ, был на редкость воинственным и жадным до денег.
  В ту пору, путника звали совсем иначе, нежели сейчас. Водан, эта имя распространилась словно лесной пожар среди племен, даруя ему новый приток силы. От одного дома к другому, от одной деревни к другому, шла весть о нем, дурманя сердца храбрых жителей той далекой земли. Земли, что была разделена от бриттов не только дальностей путей, но и веками.
  Он первый среди братьев понял силу сказателей, последующим бороздя земли, дарую сказателям свежий мотив. Новый бог зорька следил, чтобы люди не извратили этот мотив, внеся несуразицу в сотканном им паутине, исказив тем самым и его облик.
  Даже у богов есть придел. И этот придел, не мог изменить никто. Будучи богом, скиталец изведав много земель понял одно, слова Вирд неизменны и настигают тебя, где бы ты ни был. От этого не свободны ни смертные, ни даже боги.
  Мудрость приходит с годами. А те годы, что скитальцу пришлось пережить, не сосчитать уже никому. Да, он один из древних богов, и в юности выглядел совсем иначе. Перемены в сказаниях и умах людей, не могли не затронуть богов. Вот поэтому бог Один зорька следил за сказателями, не редко наказывая провинившихся из них.
  Заполучив руны, скиталец мог уже не страшиться перемен. Перемен, часто появляющееся так не вовремя.
  До поры до времени римский орел был ему не страшен. Ведь этот народ поклонялся богам, с которыми ему приходилось иметь дело. Да и что говорить, Один и сам поглотил не мал богов на своем пути. Но теперь все стало по другому.
  В один миг, алтари римских богов опустели и их места занял чужак. "Чужак", это слово очень подходит ему. Ведь нынешний бог римлян не похож ни на одного из богов, с которым богу Одину приходилось иметь дело. Проповедуя мир и порицая войну, казалось, чужак не должен был заполучить столько сердец. Ведь слово чужака расходится с самой природой смертных.
  Сколько помнил он себя, жизнь была борьбой. Нынешнее племена, что веруют в него, живут в скудных землях. Посевных земель настолько мало, что семьям приходится выбирать, какому ребенку жить, а кого отдать в руки смерти. Тем, кому падал жребий, умирали от голода в лесу, оставленные своими сородичами, так и не достигнув зрелого возраста. Их оставляли в лесу, подальше от людских глаз, но не от взора бога Одина...
  Разве жизнь не есть борьба? Разве жизнь не есть война? А коли так, Один проповедует саму жизнь. Один и есть жизнь. По крайне мере для тех, кто верует в него. Забыв о своих богах и отдав себя на милость чужому народу, бритты стали зависимы от римлян. Но вот ушли их благодетели, как тут же они начали ощущать страх. И этот страх подстегнул их вождя Вортигена пригласить на их земли воинов из дальних земель. Подстегнул пригласить его, бога Одина...
  Ослабленные в сердцах, утратив мужества, бритты не представляли угрозы для его людей. Да и как может овца противостоять волку. Вортигену не совладать с Хенгистом и его братом. Эти двоя так сильно напоминают двух изголодавшихся волков, которые лишь ждут удобного шанса. И этот шанс бог Один им предоставит. Пусть пока Вортиген тешить себя мыслью, что люди Одина ему полностью подчиняются...
  Откинув мысли прочь, скиталец снова прошелся взглядом по городу Кайр-Уиск. Но на этот раз, он смотрел с выси, глазами своих ворон. Отпустив мысленно Хугина и Мунина, своим не зрячим глазом он увидел, как горит город Кайр-Уиск.
  Никто не увидел, как заиграла улыбка на лица путника, одетого в черное. Да и увидев его кто-либо отшатнулся бы, от улыбки, так походивший на звериный оскал.
  Для него не было секретом то, чего так хотели заполучить Хенгист и его брат. Плодородные земли, что потомки назовут домом, Один им предоставит. А потомки бриттов, станут их рабами. Как и все живые, бог Один преследовал свою цель. Его цель не ограничивалась лишь победой над бриттами. Один желал уничтожить чужака, стереть сому память о нем.
  Древний бог почуял угрозы от новой религий. От религий, что проповедует мир. Мысль, что будучи самим воплощением войны, он мог проиграть пастуху овец, не могло его не смешит. Смешит, и в то же время, вызывать чувство отвращений.
  В мире, где каждый храбрый воин стремится в Вальхаллу, само существование чужака было кощунством.
  Простояв несколько минут, и размышляя об этом, скиталец пришел к мысли, что и победа над бриттами будет не сладкой. Не сладкой в том смысле, что победа будет добыта быстро. Сражения с овцами разве может будоражит кровь? Да и без достойного врага, не закипит кровь в венах и притупится острие меча...
  Но продолжить эту мысль скитальцу не дали. Бог Один явственно ощутил чужое присутствие. Сила, что исходила рядом не могло исходить от смертного. Устремив глаза в вход таверны, скиталец не спеша направился внутрь.
  Стоило ему войти, как резко стихли голоса смертных.
  - Эй, хозяин, мне кружку хмеля, - сказал он на ломанным бриттском.
  От него не укрылось, как его появление насторожило людей. Некоторые из присутствующих хотели бы расспросить его, но весь его облик отпугивал их. Огромный посох, мог служить не плохим орудием в подобных ситуациях.
  " Овцы ", мысленно хмыкнул скиталец, и тут же направился к пустующему столу, стоявшему на самом углу таверны. Стол был накрыт не богата, и лишь одна особа сидела за ней.
  - Чужеземцы вконец обнаглели. Без спросу делают что хотят, - услышал скиталец звонкий голос девушки, усаживаясь удобнее на стул.
  От бога Одина не утаилась, что не только о манерах говорила особа. Хоть она и была одета по простому, весь её облик выделял её из толпы посетителей. Нависшая вокруг неё тяжелая аура, в корне рубил зарождающийся мысль у смертных, поговорить с ней. Богу Одину было трудно определить её реальный возраст.
  Молодое лицо и гладкая кожа не могли обмануть его. Стоило скитальцу заглянуть в глаза, как тут же все сомнения сошли на нет. Напротив него сидела древняя. "Возможно, она старше меня", - подумал бог Один, взяв кружку хмеля и пригубив губами, прежде чем заговорить.
  - В тех краях, откуда я прибыл, люди не особо придерживаются правил приличья, - ответил он.
  Глаза девушки, быстро пробежались по нему, будто выискивая его слабину.
  - Допустим и такое. И что же привело тебя в мои земли?, - сразу перешла к делу она.
  - Тебе наверное прекрасно известно, что Вортиген пригласил нас...
  При упоминания этого имени, лицо девушки резко исказилось, будто она съела кусочек лимона.
  - Этот старый маразматик уже не ведает что творит. Но как мне известно, твои люди были приглашены лишь для того, чтобы отпугнуть диких людей с севера...
  - С чем мы неплохо справляемся, - улыбнулся скиталец миролюбиво.
  Он неплохо мог закудрит голову слабому полу. Но в этот раз, вся его харизма не играла роли.
  - Вы упрочили позицию Вортигена. Так что, смело можете возвращаться туда, откуда прибыли.
  - Может быть. Пусть сперва сам Вортиген об этом скажет...
  Богиня, сидевшая на против явно недолюбливала Вортигена. И, сказать по правде, от неё веяло нечто знакомым. Конечно, скиталец не видел её прежде, но наваждение не желало его покидать. Пока беседа продолжится, Один решил для себя выяснить, что именно привлекло его внимание.
  - Как всё это мелко. Я вижу насквозь твои намерения, Один...
  Услышав свое имя из уст прелестной богини, скиталец невольно вздрогнул. Ведь в её произношений было что то шипящее. Будто змея заговорила на человеческом языке. Но тем не менее, не показав виду, он ответил:
  - Эта земля на редкость богата. Мы все могли бы ужиться здесь. К тому же, с приходом римлян язва распространилась и одурманила твоих людей...
  - Под язвой, ты умеешь ввиду христиан?
  - Конечно. Взгляни вокруг, что с ними сделала эта вера.
  Хоть богиня и была древней, силы её таяли с годами. В открытом столкновений, Один, пожалуй мог бы её одолеть. Но это стоило бы многое.
  - Представим на минуту, что мы с тобой преследуем одну цель. И что же ты предлагаешь взамен? Союз?
  - Союз перед общим врагом разумный выход...
  На это она звонко рассмеялась. Слыша её смех, скиталец прикидывал в уме, кем она могла быть. Но как бы он не старался, память не могло подсказать её имя, услышанное от местных людей. Будто уловив его мысли, она произнесла:
  - Да будет тебе известно, мое имя Морриган...
  На последнем слове бог Один вдруг понял, что привлекло его внимание к ней. Что именно казалось ему знакомым. Без сомнения, эта богиня олицетворяла ту же стихию что и он сам. Она являлась богиней Войны.
  Но в отличие от него, Морриган представляла первозданную стихию. Ту дикую, первобытную силу, когда люди еще приносили кровавые жертвы в честь богов. Один и сам когда то был таким, в далекой древности. Но с течением времени, вместе с людьми и он подвергся изменениям.
  Одной лишь секунды хватило ему, чтобы всё осознать.
  - Смертные часто говорят, враг моего врага мой друг. Однако, заключив с тобой союз, я тем самым проиграю тебе...
  - Отчего же? Искоренив язву, мы станем сильнее...
  - Хватить лукавить. Победы в боях будут пополнять твои силы, но не мои. И в итоге ты поглотишь меня.
  Один и сам продумал этот вариант. Но в слух сказал другое:
  - Не обязательно. Ведь люди могут верят не только в одного бога. Они с легкой рукой примут двух богов войны...
  По правде говоря, принимать новых богов в свой стан очень трудно. Тем более когда сущность бога чуждо твоим людям. Вот почему многих богов коллективный разум людей начисто отвергало, подвергая безвестности. Учитывая это и многое другое, Один прекрасно понимал, что и он сам не мог быть полностью принять людьми, чуждой культуры. И если дело обстояло так, то выход напрашивался сам собой. А именно, захватить не только земли, но и сердца здешних людей. По тем, кто не захочет подчиниться, бог Один плакать не будет.
  Вглядываясь в глаза богини Морриган, скиталец прочитал, что и она в свою очередь мыслить схоже.
  - Биться с двумя врагами тебе не под силу. Я признаю твою силу, но ты уже не та, каким была когда та. Тех, кто верует в тебя очень мало. А сила твоя зиждиться на кровавых жертвах. Не разумно ли склониться перед новой силой?
  - Ты без боя мнишь себя победителем?
  - Нет. Я сужу по тем признакам, что вижу. А вижу я, как ты проигрываешь язве, да и твои люди с каждым днем переходят на его сторону. Тебе ли не знать, что главное в войне не убить, но выжить. Я предлагаю тебе жизнь, когда как язва тебя полностью искоренит. На сказанные слова, скиталец увидел как зажглись искры в глазах богини Морриган.
  - Во всем твоем суждений ты упустил одно.
  - И что же?
  - Ты не учел немаловажный фактор, смертных героев.
  - От земель Кантий я не слышал ни одного имени, которые могли бы хоть как то ослабить мое наступление. Напротив, все гудят об Хенгисе и его брате...
  Услышав шипение, бог Один прекратил свою речь. Глазное яблоко богини Морриган почернело, и будто бездна вглядывалась в него.
  - Этих жалких теней ты называешь героями. Вскоре, ты поймешь что значит слово герой. Под его знамя соберется войска, каких еще мир не видывал. Пора напомнить миру о Туата де Даннан.
  Угроза эта не могла не насторожить бога Одина. Но услышав слова богини, скиталец с одной стороны обрадовался. Увидев веселость на его лице, Морриган спросила:
  - Что тебя так развеселило?
  - Слава приходит лишь при победе над достойным противником.
  - Смотри, чтобы тебе не пришлось пожалеть о своем легкомыслии.
  Несмотря на слова богини, бог Один не был легкомысленным. Он прекрасно знал, что боги, и уж тем более древние из них, слова на ветер не бросают.
  - Если уж твой герой настолько могуч, почему же я всё еще не слышал о нём.
  - О, ты скоро услышишь его имя.
  Сказав это, богиня резко встала, собираясь уходить.
  - В следующий раз мы встретимся на поле битвы...
  - Да будет так, - ответил он.
  После тога как он остался один, скиталец подумал, что всё же был не прочь взглянуть на этого героя. Слова древней заинтересовали его. И если он будет настолько же хорош, насколько возлагает к нему надежды Морриган, то пожалуй, стоит попробовать переманить его к себе, - подумал скиталец прежде чем покинуть таверну.
  
  
  
  
  
   - Боги благоволят храбрым. Поэтому Кей, ты должен быть храбрым, - говорит женщина преклонного возраста, обнимая меня сильно. Её глаза сияют заботой и любовью. И рядом с ней, у меня нарастают теплые чувства. Чувства защищенности и благодарности. Неудивительно, что мальчишка Кей был привязан к своей бабушке. Ведь его отец Эктор, всегда пренебрегал его чувствами, ставя на первую очередь Артурию.
   - Бабушка, спой ещё что-нибудь, - просит мальчишка Кей.
   Теребя его волосы, старушка напевает старый мотив, унеся мысленно мальчишку в мир древних сказаний. Будучи невольным свидетелем воспоминаний Кея, я понимаю, что вновь очутился в сновидений. Чистое небо и свежесть воздуха ощущаются так явственно, что кажется, что всё это взаправду.
   От усадьбы Эктора идет дым, и оттуда доносятся оживленные голоса. Даже здесь, издали, я отчетливо вижу как суетятся люди вокруг конюшни. Не зная всего, я лишь могу предположить, что к Эктору наведались гости. Будто услышав мои мысли, старушка заканчивает петь.
   - Кей, может пойдем домой?
   Прохладный ветер шелестит траву. Внук с бабушкой сидят так беззаботно, и глядя на них не скажешь, что впереди надвигаются темные дни. Но развить мысль мне не дал голос Кея.
   - Ба, посидим еще чуть-чуть...
   Говоря это, мальчишка съежился, будто очнувшись от сновидений.
   - Твой отец разгневается, - настаивает бабушка Кея.
   При этом глаза престарелой женщины неотрывно смотрят туда, где стою я. Хоть её лицо было покрыто морщинками, глаза женщины были на редкость живыми. Не мигающий её взгляд завораживал и пугал одновременно. Мне на секунду почудилось, что она видела меня. И лишь голос Кея опять привлек её внимание:
   - Подумаешь, отец итак не сильно жалует меня...
   Эти слова не могли не задеть чувства пожилой женщины. Сильно при обняв своего внука, седовласая женщина не смогла возразить мальчонке. Да и что здесь сказать, нрав Эктора был всем известен. Как бы там ни было, идиллию умиротворенности нарушили резкие голоса, что начали доносится от усадьбы.
   Выкрики становились так отчетливо, что это не могло не привлечь внимание пожилой женщины.
   - Возьми меня за руки, Кей, - сказала она привставая на ноги.
   Я без труда увидел, всю гамму эмоций Кея. Он явно не хотел идти обратно в усадьбу. Мальчишка на минуту колеблился, на что услышал слова:
   - Ты единственный наследник Эктора. И не должен трусить перед трудностями.
   На последнем слове, брови мальчишки нахмурились в гневе.
   - Я не трус...
   - Знаю, дитятко. А теперь пойдем, - более ласково ответила женщина.
   После увиденного города Арбри и резиденций Аврелия Амброзия, усадьба Эктора уже виднелась совсем иначе. Хоть Аврелий Амброзию и удалось частично сохранить достояние римлян, многие города Корнуолла пребывали в упадке. Состоятельные граждане закупали земли в окраинах и перебирались туда. Внутреннее междоусобица и нестабильность повлияли пагубно на развитие городов. Торговля с континентом сохранилась лишь благодаря упрямству Аврелия Амброзия. По правде говоря, Аврелий Амброзий олицетворял для жителей централизованную власть. И чтобы у некоторых не возникло мысли оспорить это утверждение, во многих местах Корнуолла, где в частности романизированных бриттов было меньше, вырастали усадьбы доверенных лиц Аврелия.
   Хоть я не мог судить обо всем детально, но даже мне было ясно, что Эктор в своих землях обладал почти неограниченной властью.
   - За что вы его так?
   Голос бабушки Кея привлек мое внимание, не дав мне развить мысль дальше. Причиной шума в усадьбе был мальчишка, который на вид был чуть старше Кея. Коренастая мужская рука держало его крепко.
   - Этот выкормыш пытался украсть у нашего вождя, - неохотно ответил мужик.
   Стоило мальчишке попытаться вырваться, как лицо кельта скорчилась в гримасе гнева. Затем тут же последовал нехилый такой пинок. Ухватившись за больное место, мальчик упал на землю.
   - Что именно он пытался украсть? - потребовала женщина.
   - А с чего мы должны тебе отчитываться? - спросил один из присутствующих. Было видно, что он еле сдерживался, чтобы не выругаться грязными словечками. Но от этой мысли, его удержали одежда и драгоценности на седовласой женщине. Ведь, это в свою очередь подчеркивало то, что она далеко не была из низшего сословия.
   - Он пытался украсть у нас муки, - ответил вместо них Эктор, показавшийся из конюшни, держа в руках кнут.
   Теперь, когда вплотную познакомившийся с военной подготовкой, и в частности с доспехами и оружиями местных, я легко разглядел различие у прибывших гостей и помощников Эктора. Если характерные черты лица кельтов и их одежды мало о чем могли мне поведать, то с оружием всё обстояло совсем иначе. Прибывшие гости носили длинные мечи. Когда как у Эктора и его помощников мечи были короткими, достояние ушедшей эпохи.
   Римляне использовали гладиусы, короткие мечи в бою. Им было легче колоть и рубить одновременно. Тем более в плотном строю. А с длинными мечами кельтов так не повоюешь. Они скорее подходили для поединков, нежели для выше описанных целей.
   - Как подобает истинному хозяину этих земель, и воплощением воли самого Эмриса Вледига, я должен покарать непослушных закону, - сказал Эктор, обведя присутствующих взглядом. Некоторые из гостей нахмурили брови, задумавшись крепко над его словами. И во мне нарастало такое чувство, что скорая расправа над мальчиком должно было произойти лишь оттого, чтобы намекнуть гостям кто в доме хозяин.
   Пожалуй, такие мысли появились не только у меня, так как один из гостей с усмешкой проговорил:
   - Мало чести вождю карать худых мальчишек...
   Вместо Эктора, тут же ответил здоровый детина, недобро посмотрев на гостей.
   - Закон един для всех. Иначе чем мы лучше диких зверей?
   Произнеся это, его ладонь непроизвольно легла на рукоять меча. Заметил это не только я, но и присутствующие. Однако Эктор в корне пресек нарастающий конфликт.
   - Довольно.
   Видя, как бабушка пытается увести Кея подальше, Эктор пресекает и это.
   - Оставьте его здесь. Пусть поучиться...
   Женщина перечить не стала, лишь молча покачала головой неодобрительно. Но таким людям как Эктор, чужое мнение было по боку. То, что за этим последовало, нельзя описать в двух словах. Я конечно представлял себе, что местные, скажем так суровые. Но не до такой же степени. Удары кнутом рассекали спину мальчонки так, что после каждого удара сдиралась кожа, оставляя красные раны, наподобие порезов.
   При всем при этом, мальчонка не издал ни звука. Лишь после десяти ударов, сделав пару шагов, он рухнул на землю.
   Кей же в свою очередь лишь молча наблюдал. Его лицо не выражало эмоции. Но лишь глаза выдавали его. Увлажненные глаза, надолго запомнили этот эпизод. Не достигнув еще зрелого возраста, Кей осознал, что на месте этого бедного мальчонки с легкой рукой мог бы быть и он. И не имело значения, что он был наследником Эктора. Уж рука последнего не дрогнула бы, если за тронулась бы речь про цели, которые преследовал его отец.
   Конечно, средневековый менталитет очень даже отличался от нашего, и мальчишка Кей в этот день не получил, скажем так, психологической травмы. Но я не мог отрицать и то, что этот день здорово на него повлиял.
  
  
***
  Очнувшись от сна, я не сразу разобрал где находился. Лучи Солнца только-только начали озарять небо, а над головой еще виднелись звезды. Резко приняв сидячее положение, ладонями ощутил сырость земли. Увиденный сон дал пищу для размышления. Не зная в чем была причина, мне лишь оставалась гадать. Возможно, так проявлялись "отголоски" настоящего Кея. Мне было противно сама мысль, что душа Кея таким вот образом растворялась во мне, вызывая его воспоминание. Как бы там ни было, для полного размышления над этим вопросом мне не дали времени. Голос Артурий быстро привлек мое внимание:
  - Не спится, Кей?
  Наши лошади были привязаны недалеко. А сами мы разбили лагерь прямо там, где кончался лес и прорастала широкая долина.
  Огонь от костра еле тлел, а рядом мирно посапывали остальные участники нашего похода. Или, скорее, нашего квеста. Не сказать, что Аврелий Амброзий холодно встретил Артурию, но и теплых чувств он не испытывал при видя её. Его глаза, были холодными как лёд, и в них таился недюжинный ум. Конечно, мы были никем перед ним и состоятельного диалога не получилось. Дядя Артурий наградив выделившихся на учебном бою, отослал их прочь. Нас же с Артурий он удостоил аудиенцией. Перекинувшись фразами и расспросив нас о родичах, Эмрис Вледиг надолго задумался. В тот вечер, меня не покидало смутное ощущение, что он размышлял над нашей дальнейшей судьбой.
  - Ты очень хорошо себя показала, Артурия. Но, боюсь этого не достаточно, чтобы знать приняли тебя в свои ряды, - нарушил он в конце концов тишину.
  Внутренне напрягшись, Артурия не ответила на это.
  - Что же, нам предстоит немало работы, чтобы не только в землях Корнуолла узнали о тебе. Ты наверное гадаешь, зачем я вызвал тебя к себе. Думаю, с моей стороны будет не красиво томить тебя ожиданием, так что отвечу по существу...
  Цепкий взгляд прошелся по нам, будто ища слабину. Смочив горло вином, Эмрис Вледиг продолжил:
  - У меня много врагов, как за пределами моих земель, так и в самом его сердце. Ты наверное и не помнишь своего отца, Утера. Он умер скорее от своих заблуждений, нежели от козни врагов. Те годы были полны смутами. По моему наставлению, Утер не показывал тебя, оберегая тем самым от удары врагов. Как видите я уже довольно стар, и не могу поспевать за событиями. К сожалению, ни у Утера, ни у меня нет больше наследников, кроме тебя...
  Дав нам немного времени осмыслить сказанное, Эмрис Вледиг продолжил.
  - Из ныне живущих бриттских вождей, моя власть более прочна. И я говорю это вам не из бахвальства. Но даже я не могу вывести тебя на свет и приказать подданным подчиняться тебе...
  Лишь теперь, вдали от его резиденций я понимаю сказанные его слова. Дело было в том, что оплот власти Эмриса Вледига, а именно романизированных бриттов было мало. Да и на них не могло не влиять ветер перемен. С возрождением позабытой, языческой веры, многие бритты отбрасывали цивилизованность, насаженную римлянами. В следствие этого и других факторов, родоплеменные отношения вновь обретали силу. Вожди племен если и считались с Эмрисом Вледигом, они с легкой рукой могли воспротивиться Артурий.
  - Главной твоей целью, Артурия, является то, чтобы сперва тебя приняли вожди родственных нам племен. До вашего приезда, ко мне за помощью обратился Килух. Он еще юн, но со временем займет место своего отца.
  Феодальная власть всегда опиралась на родственных связях. Было не удивительно, что мы начали с этого. Укрепив авторитет в наших людях, у нас будет шанс оспаривать власть и первенство у других бриттских племен. Да, я уже делил людей на наших и чужих. Не имея достаточной информации, мне ничего не оставалась как следовать за Артурией. Хотя, спроси меня кто о доме, я затруднялся бы ответить, как скоро отправился бы в свою реальность.
  Эмрис Вледиг дал нам три дня на подготовку, и разрешил взять любого желающего участвовать в этом мини походе. Поговорив на эту тему, мы с Артурией пришли к общему решению, брать лишь знакомых нам людей. Увидев список, Эмрис Вледиг выразил одобрение.
  - Ты сделала правильно, что на это дело взяла не так много людей. Во первых, огромное войско насторожило бы Испададена. А во вторых, справившись с этом делом с малым числом людей, ты преуспеешь в цели...
  О Испададена нам было известно не так много. Да и Килух не был особо разговорчивым. Для своих четырнадцать лет он выглядел чуть старше. Если у них с Артурией в венах и текла родственная кровь, на беглый взгляд сходства не прослеживалась. Карие глаза и резкие черты лица так не походили на мою спутницу. Кроме светлых волос, сходство на этом и заканчивалась. Да и по правде говоря, у многих бриттов были светлые волосы.
  Первым, кому я обратился с предложением, был Бедивир. Он с радостью согласился, и думаю, больше оттого, что ему так не терпелось выбраться из города, который так и не стал ему родным. Кар и Белен сами напросились к нам в поход. Этих двоих я знал не так уж и долго, но тем не менее ребятам не отказал. Артурия и сама пыталась собрать команду, но к моему изумлению, все те к кому она обращалась, отказывали ей.
  Девушка не откровенничала на этот счет. По логике, многие должны были сами виться вокруг неё, ведь она была наследницей Аврелия Амброзия. Либо даже они с трудом верили в то, что ей удастся заполучить престол, либо, будучи потомками и родственниками вождей бриттских племен, они ждали своего часа. Ведь не будь мощной силы, коим несомненно был Эмрис Вледиг, бриттские племена заполучили бы абсолютную независимость. По крайне мере, племена, что жили в Корнуолле. Да и в Корнуолле, бритты не видели в саксах угрозы. Им было невдомек, что амбиции саксов повлечет нашествие не только в восточных землях, но и по всей Британии. Которое должно было в скором времени случиться.
  Прогнав мысли прочь, я не спеша ответил Артурий:
  - Да, что то на сон не особо тянет. Скажи, Артурия, что мы будем делать, если Испададен не согласиться?
  Килух хотел заполучить руку дочери Испададена. По словам парня, Олвен была само совершенством. Будучи наследником, Килух вполне мог попросить помощи соплеменников. Если бы не отказ его отца. Тот в свою очередь не хотел затевать войну с Испададеном. Последний был не только лидером племени, что жили на восточной границе Корунуолла, но и слыл отменным бойцом. Сказывали, что в нем текла кровь самих великанов, отсюда и не дюжинная богатырская силища.
  Родня Килуха опасалась затевать конфликт, и поэтому вспомнили о родстве с Эмрис Вледигом. Испададен и прежде отказывал потенциальным женихам своей дочери, так что он вполне мог не посмотреть, что за Килухом стоял сам последний римлянин. Отказ таким образом, мог послужить предлогом к войне. Стареющий Эмрис Вледиг не мог позволить урона своего авторитета перед племенами, так что, если прикинуть, перед нами стояла та еще головоломка.
  - Нам ничего не остается, кроме как добиться успеха, - уклонилась от прямого ответа девушка.
  Мы уже подъехали к землям Испададена, и не решенный этот вопрос не мог не волновать Артурию. Пожалуй, она из-за этих тревог попросилась быть дозорным в эту ночь. Надетый на тело кожаный поддоспешник и собранный в хвостик волосы, могли вести в заблуждение любого в том, что передним стоял представитель сильного пола. Лишь на редкость бледность кожи, и чарующий взгляд изумрудных глаз выдавали её.
  - Что же, решим всё на месте, - с наигранной уверенностью сказал я, в глубине души этой уверенности не ощущая.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список