Mad Gentle Essence: другие произведения.

Мозаик* для Ангела (1-9 часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.02*39  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Близнецы - это само по себе уже привлекающее явление, а если у одного из близнецов разноцветные глаза, и оба брата влюблены в одного человека, и в друг друга, то это уже более чем достойно того, чтобы попасть на бумагу...


   Предупреждение: гомосексуальные отношения, откровенные сексуальные сцены, очень много не нормативной лексики.


Часть первая.
" Познакомимся, или Большому кораблю - большая торпеда"



Паспортные данные:
Имя: Ангел
Отчество: Дамианович
Фамилия: Динаиди
Пол: мужской
Дата рождения: 10.08.19XX г.
  
   Вот. Это, чтобы не сомневались, что я на самом деле Ангел.
Только крылышек, блять, для полного счастья и не хватает.
Ну, так повезло с предками, вернее с любимым фазером-греком, что назвали свое чадо (как оказалось позже единственное, потому что ни брата, ни сестренки я так и не дождался) таким идиотским, не подходящим для моего характера греческим именем Ангел.
Греческого во мне вот только что имя и есть, а внешне я чистый славянин, в мать. Да еще и блонд с зелеными глазами. И не Ангел ни хера. Для всех я Дин. Это от фамилии сокращение. А что прикажете мне делать с таким именем? Выкручиваться-то как-то нужно. Я так думаю, что было умилительно с таким именем лет до четырех, пока Ангел не начал превращаться в чертенка, избалованного родителями.
Я не знаю, почему еще в детстве решил, что все, кто меня окружают, нужны именно для того, чтобы мне было комфортно и хорошо. Может потому, что для родителей я был больше игрушкой, чем ребенком, которого они баловали, как только могли. И, наверное, именно по этой причине стал капризным, упрямым, ни фига не думающим о других.
Требовал для себя всего самого-самого. Игрушек, еды, одежды. И так во всем. Вплоть до горшка в садике.
Я еще в первый час нахождения в нем сам для себя выбрал самый лучший из всех, по моему мнению, горшок, с живописным цветком на боку. И позже начинал истерить, когда его отдавали другим. И отказывался вообще в туалет ходить, пока мне его не возвращали. И только после этого, осчастливленный, сделав свое дело, мог спокойно продолжать терроризировать всех своими выебонами. Но уже на другой почве. Или спокойно засыпал во время тихого часа. Мне потом еще долго припоминали этот горшок, когда я вырос.
А еще я всегда был красавчиком. В детстве часто слышал свое имя от тех людей, которых и не знал. Но не понимал тогда, что меня называют не по имени, а просто потому, что я так выглядел. С двух лет у меня были вьющиеся волосы до плеч. Так хотелось моей маме. Ну вот и представьте - блондинистый мальчишка, с длинными волнистыми волосами, с огромными зелеными глазами, одетый как игрушка, в самые модные и дорогие шмотки, с ямочками на щеках. Ну и чем не ангел? М-да.
А потом рос, вот так, осознавая себя самым главным и лучшим для всех, подгребая под себя тех, кто меня любил или боялся, потому, что мог дать пиздюлей. Почему подгребал? Да просто хотел быть лидером. И чувствовал, что это мне под силу. И именно поэтому и был таким. Вернее, вырос в полной уверенности, что вот такой вот я, красив, силен, и могу сводить с ума своей харизматичностью и обаянием, силой воли, умом.
А чуть позже, и сексуальностью, которая перла из меня изо всех щелей. Ну да. Только скромным я никогда не был. И сомневаюсь, что когда-нибудь буду.

Часть вторая.
"Ввод в тему, или Человек человеку - друг, товарищ и секс-партнер"


О чем это я, собственно. А...
Я хочу рассказать как влюбился. Рассказать о том, с чего все начиналось.
Может, кому-то и будет это интересно? Ну? Не против?
О'кей. Тогда - поехали.

То, что трах с девчонками не есть самое увлекательное в жизни, я понял, переспав в Греции с парнем. Куда ездил на каникулы к родственникам отца, когда переходил в одиннадцатый класс. Это был мой дебют в этой теме. С девчонками до этого был секс, и не раз. А вот такого - нет.
Не думал я, что вернусь из Греции, кардинально поменяв свои сексуальные пристрастия. Ну... не совсем кардинально. Интерес к девчонкам не прошел. Просто я понял, что то, что я когда-то считал причудой долбанутых фриков, не знающих какое приключение себе найти на жопу, теперь приобрело для меня совсем другой смысл. И знал теперь, что это совершенно отличается от привычного секса, потому что такой секс приносит намного больше удовольствия.
А еще я очень хотел попробовать себя в активе. Это стало практически моей навязчивой идеей. Только вот как ее в жизнь воплотить, я пока не знал. То, что в нашей школе были геи, я знал давно, но никто из них мне не нравился.
Конечно, в наш прогрессивный компьютерный век, через и-нет, это не проблема. Можно найти себе партнера любого пола, тем более в большом городе, было бы желание. Но, вернувшись домой в конце августа, загорелым, великолепно себя чувствовавшим, с новым сексуальным опытом и фантазиями, я решил не спешить, а просто дождаться начала учебного года и уже тогда решить для себя что к чему. Я надеялся, что может быть кто-то из тех, кого я раньше и не замечал, за лето изменился так, что захочется иметь с ним дело.
Мои друзья замечали и ощущали происходившие во мне перемены. Да и я видел, КАК смотрят на меня и парни и девушки. Во взглядах я уже чувствовал сексуальную заинтересованность. Порой откровенное желание. Многие прямо говорили, что я стал секси.
   Ну... не знаю, что они там во мне такое замечали, но то, что я как никогда раньше хотел секса, это правда. Много и разного.
Много я его себе позволить не мог. Не хотелось с кем попало. Уж цену-то я себе знаю. Так, раз-два в неделю, после тусовки в клубе. И на счет "разного" тоже пока было туго. Но я очень надеялся на школу. И, в общем-то, как показало первое и второе сентября, зря. Да, парни вытянулись, похорошели, повзрослели, но и сейчас не оказалось того, кто бы зацепить смог, среди тех на кого я рассчитывал.
Разочаровался, конечно. И уже собирался выходить со своей проблемой в и-нет, когда утром в конце первой школьной недели, стоя с одноклассником на пороге школы, и, куря, как паровоз, увидел замечательную картину.

Часть третья.
"Первое впечатление, или И между ног затеплилась надежда..."


Два парня. Один, ну, явное эмо, худой, с черными вьющимися волосами по плечи, с челкой закрывающей половину лица, так что не было видно глаз, с какими то фенечками на тонких запястьях, со значками на черной "кенгурухе" со вздернутыми рукавами, одетой на полосатую футболку. С болтающейся по бедру кожаной сумкой, на которой тоже были значки, джинсы в обтяжку, с дырками на коленках, и весь этот образ "венчали" ярко-розовые кеды. Я чуть дымом не поперхнулся, видя все это.
Второй был такой же комплекции и роста, хотя чуть шире в плечах, в обычной одежде. Загорелый, русые волосы, короткая модная стрижка, откинутая выгоревшая челка, светло-серая рубашка с коротким рукавом, прилегающая к телу. Джинсы, обычные туфли, прямой открытый взгляд шикарных голубых глаз, в которых читался почти вызов, застывшая усмешка на красивых губах и небрежно засунутые в карманы джинсов руки.
Я насторожился.
Что-то такое было в нем, невозможно описать что, но такое, от чего заныло в паху. Хотя, в них обоих, в таких очень разных, чувствовалось что-то общее, несмотря на такую разницу во всем их виде. И это было, почему-то так... хуй знает, как. Но это волновало. Очень...
Они шли по двору рядом, но не общаясь. Один с опущенной головой, второй глядя на всех, но, явно не видя, потому что все поровну. По крайней мере, было такое впечатление, что действительно поровну, этим и обращали на себя внимание. Да, я видел, что на них смотрят, оглядываются. Пристально смотрел и сам.
А потом, когда они проходили мимо нас, этот русоволосый мазнул по мне прищуренным, каким-то масляным, ленивым что ли, взглядом и мне захотелось сделать глоток воды.
Они зашли в школу, и я повернулся к однокласснику Лешке:
- Че это было?
- Это? - Лешка усмехнулся. - Это новенькие из одиннадцатого "б".
- Новенькие? - улыбнулся я.
- Угу. Переехали с другого района, и перешли к нам. Говорят, что они братья.
- Да?
Это действительно было интересно.
- Вообще не похожи. Странно.
- Близнецы, Дин, прикинь!!
Выдал Леха и я обалдел уже по полной программе.
  
Стало еще интереснее.
  
Чуть позже я действительно узнал, что они близнецы.
   Тот, что со стрижкой - Святослав, попросту - Свят, а второго, эмо-боя звали Ян.
   Вот так вот.
И наверное и не стоит пояснять, что я запал. И на кого. На Свята запал. Да.
   Ко второму близнецу у меня было странное отношение. Я не мог понять, что чувствую, когда его вижу. Эти его закрывающие лицо волосы, немного сутулая, худая, высокая фигурка, все эти его побрякушки-цацки, странная одежда. Это притягивало и отталкивало одновременно.
Прошла пара недель после того странного первого раза, когда я их увидел, и стало понятно, что братья очень разные не только внешне, но и по характеру.
Святослав был открытым. Его даже без заморочек приняли в классе. Общался со всеми без проблем, хотя в нем чувствовался стержень, независимость. Характер лидера, как и у меня. Может, поэтому и был принят ТАК.
Ян был совсем другим. Нельзя было сказать, что он был забитым, нет. Он был закрытым. Совершенно.
   Если с кем-то и общался, то только со своим братом. Ян выбрал пустую заднюю парту, и так и сторонился всех и вся. Не подпуская к себе никого. Ни телок, ни пацанов.
   Он просто не шел на контакт.
   Попытавшиеся было навязать свое общество девчонки (паренек, в общем-то, интересный, необычный даже) в конечном счете бросили это неблагодарное занятие. Парни его старались не замечать, и вообще не цеплять никак, потому, что знали, брат его в обиду не даст.
Об этом и о том, что они оба неплохо учатся, мне рассказывал знакомый парень, с того самого параллельного одиннадцатого, мой сосед Борька.
  
Но многое я и сам замечал.
  
У Яна постоянно в ушах были наушники от i-pod'a. Когда бы я его не увидел, на переменах или вне стен школы, он всегда слушал музыку. Мне нравилось смотреть на него. На такого, пытающегося отгородиться ото всех своей челкой, даже подтянутыми к животу коленями, которые прижимал к себе руками, когда сидел где-нибудь. В такие моменты мне очень хотелось знать, о чем он думает. А еще почему-то хотелось потрепать по волосам, откинуть их с его лица, и увидеть, что там, в его глазах, которые он так упорно ото всех прятал.
Когда я сталкивался со Святом, меня всегда прошибало током от его прямого взгляда, от чуть изогнутых в усмешке губ. И хотелось въехать по его смазливому фейсу, стереть эту усмешку, это доебывающее независимое выражение. Согнуть, заставить почувствовать, что я сильнее во всех смыслах. Показать, что он против меня никто. Только не чувствовал я этого на самом деле. И это злило. А еще злило и то, что иногда хотелось вцепиться в волосы, притянуть к себе и впиться губами в его рот.
Я хотел этого парня. Хотел до одурения, до боли в ключицах и паху. А еще я понимал, хотя и гнал от себя мысль, что буду готов не только взять сам, но и лечь под него.
   Только вот не знал, как подкатить, как вообще начать с ним ту тему, что меня интересовала.
И еще мне рассказали, почему Ян прячет свое лицо, свои глаза. Оказалось, что этот парень мозаик. То есть с разными по цвету глазами. Один голубой, другой карий.
   Не хило, да? Когда я узнал об этом, стало понятно, почему у парня такие комплексы и в поведении, и в имидже. Он тупо стеснялся своих глаз, не больше и не меньше.
После этого еще сильнее захотелось увидеть разноцветные глаза. Такие я видел лишь однажды, да и то, у породистого кота своих знакомых.
А еще было странно, что Ян не носит корректирующие линзы, ведь это могло так просто избавить его от комплекса. Может, он просто о таких не знает?
  
То, что у парня эмо-стиль напрягало не сильно, в нашем городе немало разных фриков, к этому уже выработалась терпимость. И когда я в один из выходных дней увидел в центре, возле кинотеатра, на пандусах, несколько эмо со скейтами, меня не удивило тоже.
   Пока я не заметил среди них уж очень знакомую фигурку.
  
Ян.


Часть четвертая.
"Впечатление второе, или "Hе имей сто друзей, а имей всех врагов"


Это был он.
  
В другой одежде, в кепке, но это был точно Ян. Хотя по началу даже и не очень поверил в это. Почему? Он улыбался!!! Но когда понял, что не ошибся, то решил понаблюдать за его явно умелой ездой, сел, напротив, в парке на лавочку, и подумал, что диск с фильмом, который я только что взял на прокат, может и подождать.
Сидел не очень близко, да и не один я был в роли зрителя. Поэтому и надеялся, что не очень привлекаю внимание. Мне была интересна не только его езда, но и то, что он с этими юркими мальчишками на самом деле общается очень открыто, по-дружески свободно. Скорее всего, это были давние приятели, или друзья с его тусовки. Ведь они же просто поменяли район и школу, а знакомые остались прежними.
Я тогда даже слышал его смех. Это был уже вообще завораживающее что-то. О таком в школе можно было только мечтать. Я видел его растрепавшиеся на ветру волосы, когда он снял кепку, открытое лицо, которое хрен увидишь в школе, но глаз уж я естественно рассмотреть на таком расстоянии не мог. Но я понимал, что этот парень умеет дружить и радоваться жизни. И от этого становилось на душе тепло.
Тогда, в первый раз, я пробыл в парке минут двадцать, потом все-таки ушел. Вот так я и узнал, где можно увидеть Яна вне школы. Да, меня больше интересовал его брат, меня к нему влекло и хотелось с ним секса. Но то, что не равнодушен и к Яну, это тоже понимал.
   Напрягало ли меня это? Не-а... Совершенно...
   Вот так после той встречи и начал иногда приходить в парк к кинотеатру, не надолго. Но мне хотелось видеть этих необычных парней, видеть Яна такого, каким он никогда не был в школе.
Однажды я застал там и Свята. Я стал свидетелем их странного общения. Тесного контакта. Я не знал тогда, как это воспринимать правильно. Ну, то, что Ян учил своего брата кататься на скейте, это было нормально.
Хотя, это было еще то зрелище, хочу вам сказать. Свят падал, соскальзывал, спрыгивал сам, иногда вопил от страха, матерился, а потом они смеялись. И очень часто я видел их соприкасающиеся руки, и просто Ян его старался удерживать, подставлял свое плечо. Они касались головами, обнимали друг друга, иногда это было грубовато.
И, в то же время, наверное, (не знаю, как сказать то, что я чувствовал) может, это было просто как-то слишком трогательно? Эти улыбки смущенные, взгляды такие...
   Черт.
   Ну... все-таки пацаны, и тем более братья, да? Только меня перло от этих их прикосновений, становилось жарко в груди и давило в паху. Как будто я порно смотрел.
А им было по фиг, и перед своими друзьями, которые все это воспринимали как должное, и перед невольными или добровольными, типа меня, зрителями. Так я и не понял, что это все означало. В школе они себя так никогда не вели.
  
Вот так и продолжалось еще пару недель, пока я наблюдал за ними обоими и в школе и за Яном возле кинотеатра. Мне все сильнее хотелось как-то выйти на общение с ними, но не торопился с этим, хотя Святу я явно был не безразличен. Этот его взгляд, заставляющий внутренне сжиматься, говорил мне немало. И еще то, что мальчика как-то очень вяло интересовали наши школьные красавицы, не могло не радовать.
Задумывался ли я о его ориентации как таковой? Не-а.
   После того, что было в Греции, я усвоил одно небольшое, но важное для себя правило. Из любого натурала можно сделать би. Было бы желание и немного заинтересованности к своей персоне. А вот то, что она была, и, судя по всему, нехилая, я и не сомневался.
Мы явно тупо хотели друг друга. И чем дальше, тем это желание все усиливалось. Это я понял, однажды поймав на себе взгляд прищуренных глаз Свята, когда на его скулах играли желваки.
Этот взгляд, с очень явным желанием в них трахнуть, заставил выступить испарину над моей верхней губой. Мне захотелось сжаться в комок, и вцепиться от злости во что-нибудь зубами. Это понимал я, это чувствовал и он. И, сука, играл на моих нервах как мог, и как хотел.
Однажды я, уже после звонка, зашел в раздевалку повесить курточку, и увидел Свята с парнем из его же класса, которого он явно на что-то разводил. Одноклассник стоял спиной к стене, а Свят нависал над ним, упершись одной рукой в стену над плечом, что-то впаривая в уши. А потом, оглянувшись на меня, он просто взял, и в наглую впился ему в губы. Хотя и знал, что мне придется пройти мимо них, впритык, чтобы добраться до своей вешалки.
Что я почувствовал тогда?
   О, легче наверное спросить, что я не почувствовал. Мне так хотелось отодрать этого ублюдка от мальчишки, шваркнуть его спиной о стену, впечатывая в нее со всей дури, врезать, и... и да... так же впиться в его губы, как он делал это сейчас с другим. Но я, сцепив зубы, прошел мимо, слыша что-то вроде поскуливания парня, который не мог решить, то ли оттолкнуть от себя Свята, то ли прижать крепче.
Это я понял по тому, как его пальцы нервно дергали то к себе, то от себя свитер на присосавшейся к нему суке. Я пытался дышать, и при этом не дать встать члену по стойке смирно. Бля, как же меня это возбуждало! И не меньше чем злило. Только поделать я ничего не мог. А этот гад отпустил мальчишку, тут же съехавшего по стене вниз, и победно, с усмешкой на красивых, припухших от сумасшедшего поцелуя губах, посмотрел мне в глаза. Типа: " Ну и как тебе ЭТО? Жив еще?"

Жив, блядь.
Я живучий.

И ответил таким же взглядом и усмешкой: "И что мы хотели ЭТИМ показать?" И, по-моему, он даже как-то и не ожидал моей такой реакции. Вскинул бровку, хмыкнул, развернулся и пошел от нас прочь. Сука.
Красивый, независимый, всем своим видом показывающий, на сколько ему все по барабану. И я заодно.
Но я-то чувствовал, что стоит за всем этим. А еще чувствовал, что теперь я не хочу ложиться под него. Я хотел его отыметь. По полной и жестко. Трахнуть так, чтобы он выл подо мной, сходя с ума от боли и кайфа.
   Я злился. Злился до ноющих скул, от сильно стиснутых зубов...
   Вот только не понимал, на что я так злюсь... На него? Или... Или все-таки на себя, из-за таких сильных эмоций, которые он во мне вызывал...
  
Я тогда не пошел на урок. Не пошел и парень, которого эта сука целовала. Я его поднял тогда за руку и мы проторчали в раздевалке до конца урока, забравшись на широкий подоконник. За вешалками, так что нас не было видно, и, открыв форточку, курили, рискуя быть запаленными.
- Чего он хотел? - спокойно спросил я, хоть и понимал, ЧТО он мог хотеть, и понимал, что это не мое дело. Но, зная, что меня уважают, надеялся, что мальчишка пойдет на контакт. Я видел, как дрожат его пальцы, когда он затягивался, прижимая колено к груди свободной рукой.
- Да чего он может хотеть? Разводит на секс, гад. Видит, что нравится мне. И, бля! Я ведь понимаю, что ему на раз нужен, не больше.
- Собираешься повестись? - я смотрел, как дым тонкой струйкой вытягивает в форточку.- Давно он тебя терроризирует?
- Пару дней уже. Вчера с прямым предложением подкатил. Но без угроз, без каких-то заморочек, типа "люблю-не могу". Он не врет. Говорит то, что ему нужно и все. Так что я в праве сказать "нет". Тут дело не в этом, - глубокая затяжка и выдох, - мне кажется, что отказаться я не захочу.

Часть пятая.
"Ответный ход", или "Не выёбывайтесь, да не выебаны будете"


Вот такие дела.
   Через пару дней я узнал, что Свят всё-таки трахнул того парнишку. А потом узнал, что он переспал ещё и со своей одноклассницей. Короче, парень, в отличие от своего брата, начал бурную половую деятельность в нашей школе. И не только половую. Этот гад приковывал к себе всё больше внимания, и я уже понимал, что из-за этого засранца многие из тех, кто до этого был готов лизать жопу и пятки мне, перекинулись в его лагерь.
Это уже было похоже на негласное противостояние сторон. Конечно, меня это невероятно бесило, но ничего я поделать не мог. И пока мы только смотрели друг на друга, стиснув зубы, дурея от злости и стояка в штанах.
А потом я узнал, что он начал окучивать паренька из соседнего класса, и решил пойти ва-банк. Да, я сделал то, чего бы никогда не сделал в других обстоятельствах - я переспал с этим парнем. Не так уж и много для этого было нужно. Я, такой секси-блонд, с длинными волосами, шикарной улыбкой, пара томных взглядов, с покусыванием губ, его согласие, которого я добился практически сразу, немного бабок, чтобы снять хату на пару часов, бутылочка вина для разогрева, презервативы и смазка. Ну и, конечно, мое желание. И оно было, подстёгиваемое злорадством, что я буду первым, представляя глаза Свята, когда он об этом узнает!
Практически я ещё в этом мало что понимал, но, с помощью советов из форумов по теме, всё прошло более-менее гладко, я даже умудрился не порвать его, и это радовало. Позже я был ему очень благодарен за приобретенный опыт. Ну а тому, что не отдал Святу этого парня на первый раз, я радовался, как придурок, зная, что, когда всё это станет известно, я увижу реакцию Свята.
И я её увидел - через день, на перемене перед последним моим уроком. Я пошёл отлить в туалет, и, когда мыл руки, дверь открылась, в проёме показался Свят. Лишь мазнув по нему взглядом, я понял, как он разъярён. Но он смотрел не на меня, а на сопляка из соседнего класса, который дымил возле окна и явно мешал приватной беседе. Поняв, чего от него хотят, пацан быстренько выкинул недокуренную сигарету и выскользнул за дверь.
Я спокойно вытирал руки оторванным бумажным полотенцем, когда эта сука, толкнув меня к стене, прижала к ней, придавливая руками плечи. Я спокойно и прямо смотрел в его ярко-голубые от злости глаза, видел раздувающиеся тонкие ноздри, чувствуя при этом ответную злость, почти ярость, а ещё мне было весело. Не знаю почему, но мне было невъебенно весело в эти секунды.
- Ну и? - процедил я сквозь зубы, усмехаясь. - Что дальше?
- Дальше? - прошипел он. - Дальше будет не сейчас и не тут! Сейчас я хочу, чтобы ты знал, что теперь я вместо этого шибзика трахну тебя, понял?
- Да? Ты уверен, что не наоборот? А? - я откинул в сторону скомканную салфетку и вцепился пальцами в его свитер, резко дернув на себя. - Если ты сейчас же не уберёшь с меня свои клешни, сука, я за себя не ручаюсь.
Это было сказано шепотом, но таким, какого я сам от себя не ожидал - хрипло, зло. Я видел, как сузились зрачки в красивых глазах. Но, прежде чем отпустить меня, он выдохнул:
- Бля буду, ты под меня ляжешь! - оттолкнулся и пошёл к двери.
- Ещё посмотрим, кто под кого, - спокойно сказал я, и Свят остановился, оглядываясь через плечо.
Прищуренные злые глаза, в которых было ещё что-то такое... ёп.. что, казалось, оно сейчас искрить начнет. Меня раздирало от напряжения, пока он наконец-то не ушел.
Я вышел позже, когда покурил и отдышался.
   Меня трясло.
   Но не от того, что я его испугался. Ни хера я его не боялся и, уж тем более, не боялся того, что он меня трахнуть пообещал. Просто это было состояние мандража на сексуальной почве. У меня встал на него, на эту его агрессию, на злость, на такие близкие губы и глаза. На боль в плечах от его сильных пальцев.
   "Пипец", - я сам тихо дурел от такой реакции, никогда у меня не было ничего даже близко похожего.
То, что было во мне, просто раздирало на клочки. Я его почти ненавидел и в тоже время... твою мать...
   И я же понимал, что легче не будет. Понимал, что всё будет только накаляться и когда-нибудь произойдет взрыв охренительной силы.
  
Несколько дней после этого мы ещё могли как-то обходить друг друга, не цепляя, а потом эта сука узнала мое настоящее имя.
  
Я увидел их обоих ещё тогда, когда они только вошли во двор школы перед началом занятий. Сделал вид, что мне пох, продолжая общаться с одноклассниками, курившими рядом со мной, нёс какую-то чепуху про Грецию, размахивая руками и вызывая ржач.
   А потом увидел, что Ян присел, завязывая шнурок что ли, а Свят так и продолжал двигаться в нашу сторону. Стараясь не отвлекаться, я уже видел, как напряглись морды моих одноклассников, прекрасно знавших, в каких мы отношениях с этим кретином.
   А он, проходя за моей спиной, вдруг сказал:
- Не маши так крылышками, ангелочек. Отвалятся нах.
Ну? Представляете, что я почувствовал после этого?
   Это была такая злость, что я и сам себя испугался. Я молча рванул к нему, сшибая с ног, заваливая куда-то между скамейкой и урной на траву, даже сразу и не поняв, насколько ему повезло, что я никуда не вписал его спиной.
Я въехал ему по морде, прежде чем нас отодрали друг от друга.
   Орал, матерясь, чтобы он заткнулся, пытался вырваться из сдерживавших меня рук, глядя, как он, все еще не вставая, вытирает кровь с разбитой губы. А ещё видел, как к нему подскочил Ян, что-то говоря, пытаясь вытирать платком кровь, а Свят при этом шипел и откидывал его руки, огрызаясь на меня. А ещё я видел, какие на меня взгляды кидал Ян - злые, испепеляющие, но тогда мне было не до этих разноцветных глаз.
- Сука, я тебя размажу, тварь, понял? Я - Дин, понял? А для тебя при этом ещё и шепотом, всосал? Ублюдок!
  
Я ещё много чего орал, но меня затянули в школу, и там, уже вырвавшись, я пошёл в класс.
  
  
  
  
Часть шестая.
"Ян, или Спасибо мне, что есть я у тебя..."


В тот день я не видел больше ни его, ни Яна. Не знаю почему, но не думаю, что они свалили домой. Вечером я упился вусмерть. Давно я так не нажирался, до блевотины. Мне было херово. Я не понимал, чего мне больше хочется - убить его или трахнуть. Или трахнуть, а потом убить. Или наоборот. Ееееб... пипец у меня было состояние.
А в субботу вечером меня потянуло к кинотеатру. И поделать с этим я ничего не мог.
   Я припёрся туда, когда уже начало темнеть, хотя там под фонарями на пандусах было светло. А я был в тени. Прихватив бутылочку пива, я сидел и наблюдал за Яном и его двумя друзьями, которые выпендривались друг перед другом как могли.
А потом я даже и не понял, как и почему, просто отвлёкся на что-то другое, увидел только, как Мозаик резко выворачивается уже перед самым углом пандуса, отлетает и врезается в него со всего маху плечом, и меня дернуло от его резкого вскрика. Парни побросали скейты и кинулись к скорчившемуся Яну.
Не знаю, почему я сделал то, что сделал. Но я не мог стоять и просто наблюдать за происходящим. Было не мало времени, и вокруг не было взрослых, которые бы могли помочь, поэтому я рванул туда, к нему. Отпихнув одного из склонившихся над Яном парней, я шмякнулся на колени рядом с ним, мечущимся от боли, державшимся за левое плечо.
- Ян! Чёрт! - я даже не знаю, не помню, говорил я это, или это просто были мои мысли, но скуливший Ян открыл глаза и, увидев меня, прошептал:
- Дин? Ты? Какого? Что ты тут делаешь?
- Радуюсь тому, что ты наебнулся, - брякнул я, чувствуя, как на меня смотрят его друзья. - Надо его в травмпункт, - я кинул взгляд на одного из них. - Похоже, что перелом.
- Слушай, иди ты к чёрту, понял? - шипел Ян.
- Обязательно, - пообещал я, отмечая, что он знает моё имя. - Как только, так сразу, о'кей? Заткнись... Нашёл, когда выдрючиваться.
- Скорую вызвать? - парень полез в карман штанов.
Я оглянулся и понял, что ни фига тут скорая не появится. До дороги было довольно далеко.
- Нет. Нужно выходить на трассу и ловить машину - частника, такси, что угодно. А потом позвоню Святу, предкам или кому там...
И Ян прекратил брыкаться.
  
Потом всё было как во сне, сумбурно, просто зашкаливали эмоции, пульс...
   Мы его осторожно подняли, и все вместе пошли в сторону трассы, я нёс скейт Яна и снятые с него наколенники, а он шёл рядом, иногда шипя от накатывающей боли. И в свете фонарей, поглядывая на него, я видел, испарину, выступившую от боли над верхней губой. Ни фига мы не смогли остановить такси. Пришлось ловить частника. И хорошо, что у меня было с собой немного бабла.
Поймали с горем пополам, договорился по деньгам.
   Я должен был быть с ним тогда. Никто и ничто бы меня тогда не смогло заставить оставить Мозаика с кем-то другим...
   Пообещал парням, что все будет о'кей, что дозвонюсь брату или родителям. Короче, чтобы не переживали. И мы поехали к ближайшей больнице.
Я сидел рядом с Яном на заднем сидении, сцепив зубы, представляя, как ему больно. Плечо было как-то неестественно приподнято, и я очень боялся, что он себе сломал всё, что только можно было сломать.
- Я не видел тебя сегодня... - неожиданно сказал он хриплым шёпотом, и я сглотнул.
  
"Сегодня? Значит, он меня видел раньше? Видел, что я прихожу и наблюдаю".
  
- Темно... - я запнулся, - было. Наверное, поэтому и не видел.
- Да, - Ян, тяжело дыша, откинул голову назад. - Наверное. Скажи... ты на самом деле Ангел? - вдруг спросил он, и я повернул к нему голову.
Он тоже глянул, откинув чёлку с глаз. Он смотрел на меня глазами, которые я так хотел бы увидеть не в полутьме салона машины, а на свету.
- Да. Имя такое дурацкое, - я говорил это, как робот, без эмоций в голосе, хотя их так много было внутри меня.
- Оно не дурацкое, - Ян закрыл глаза и зашипел, когда машину тряхнуло. - Зачем ты приходишь... смотреть?
Этот вопрос был вопросом не только для Яна, но и для меня самого, и пока я не мог найти на него ответ.
- Не знаю. Мне нравится, - буркнул я и уставился в окно, зная, что он на меня смотрит.
  
Мы вышли из такси возле травмпункта, я заплатил водителю. Потом зашли внутрь, и оказалось, что мы такие не одни. Я усадил Яна на свободный стул, подвернувшийся в коридоре. Недалеко от нас сидела тётка с ревевшим мелким, как я потом понял, ожидая результатов рентгена, а сам пошёл искать дежурных врачей.
Нашёл в каком-то кабинете сразу двух дядечек, которые гоняли чаи с конфетами. Ну и, естественно, я оказался ооочень не вовремя. Помешал, ёпт. А поэтому лепетал, типа простите-извините, что не вовремя, но не будете ли вы столь любезны оторвать свои жопы от мягких стульев и посмотреть наебнувшегося со скейта пацана?
- Что там у вас? - никто даже не шевельнулся.
- Там у него плечо... Упал, сильно ударился.
- Сейчас. Пять минут.
Я закрыл двери, хотя так хотелось материться.
   Вернулся к Яну, откинувшемуся на спинку, с закрытыми глазами, с закушенной губой, и я увидел, какой он бледный в свете ламп.
- Сейчас придут, - тихонько сказал я, оглядывая его всего, отмечая, что эти голые колени, выглядывающее из дырок джинсов, могли бы тоже пострадать, если бы на них не были надеты наколенники. Мне было безумно его жаль, сжималось что-то внутри и ныло.
- Тебе, наверное, домой пора? - простонал он, так и не открывая глаз. - Ждут может?
- Подождут. Не парься. Я не оставлю тебя одного, да и время ещё детское - успокойся, - я потёр нос и шмыгнул. - Может, позвонить твоим предкам или брату? Хотя... где вы живете?
Оказалось, что не очень далеко от моего дома, чему я обрадовался.
-Тогда давай не будем никого пугать? Сейчас подождём, что скажут, если ничего такого - поймаем тачку, доедем спокойно и пойдешь себе домой... а? А я дальше поеду.
- Я отдам деньги потом, за тачку, - кивнул Ян.
Помолчал и добавил, глянув на меня:
- Спасибо. Я не знаю как бы всё... если бы...
- Да ладно тебе, - я хмуро ковырял пальцами шов на штанине. - Сочтёмся.
А потом вышел врач. Такой дядя-шкаф. Я даже в стул вжался от его вида.
- Ну? Чего тут у нас? - прогудел он, наклоняясь к такому маленькому на его фоне Яну.
- Плечо, - Ян попытался сесть прямо, но врач его остановил, положив огромную руку на здоровое плечо.
- Не дергайся. Дай гляну, - и он оторвал от плеча руку Яна, а потом стянул с него "кенгуруху".
К чему-то прикоснулся, Ян ойкнул.
- Понятно. Доездился, малый, - вывих, - врач распрямился. - Пойдём в кабинет, будем ставить сустав на место.
Я вцепился зубами в нижнюю губу, понимая, что сейчас Яну достанется по полной программе. Мне не вправляли плеч, но я когда-то такое видел. И это было ужасно.
Ян встал и с опущенной головой побрёл за врачом.
- Я буду ждать, - пискнул я, и Ян кивнул.
- Бляяя, - проскулил я, сжимаясь в комок, опустившись лицом в колени, когда за ними закрылась дверь.
Меня трясло. Я нервничал. Ждал. Чего? Крика.
Знал, что без этого не обойдётся. И выйти куда-нибудь не было сил, и я сидел, покачиваясь, вытирая о штаны потеющие ладони, пока меня не подкинуло.
   Нет, это не было криком. Просто резкий вскрик, тут же перешедший в оглушающую тишину, но, как будто что-то взорвалось внутри меня, а потом отпустило.
   Всё, вот после этого я расслабился, откидываясь и сползая по стулу вниз, понимая, что всё позади и Яну уже будет только легче.

Часть седьмая.
"Без перемен, или Место клизмы изменить нельзя..."


Вот, собственно, почти и всё.
   Яну вправили плечо, зафиксировали руку и отпустили. Потом мы доехали на тачке до его дома, я помог ему сгрести в одну руку все причиндалы, мы попрощались, и я поехал дальше, зная теперь, в каком доме живут близнецы.
Почти всё.
   Потому что в машине я попросил Яна, чтобы он не рассказывал Святу, что я...
- Ты не хочешь, чтобы он был тебе за меня благодарен? - Ян не смотрел на меня, когда спрашивал это.
- Да нет. Я не хочу, чтобы он подумал, что я таким образом хочу помириться с ним.
А вот тут Ян на меня глянул, странно глянул, так, что мне пришлось отвернуться.
Мне казалось, что он хотел что-то сказать такое... не знаю. Я просто чувствовал его напряжение в этот момент, и сам был напряжён. Я же не знал толком, кем являюсь для Яна. Нет, то, что я был практически врагом его брата, это да. Но в этой вражде была не только неприязнь... И мне было интересно, говорили ли они про меня между собой? Наверное, да. Тогда что именно?
- И, может быть, ему будет неприятно, что ты меня не прогнал, хоть и пытался... - буркнул я, не глядя на него.
- Но мне надо будет как-то деньги тебе отдать.
- Отдашь, когда снова придешь себе чего-нибудь сворачивать на скейте, - усмехнулся я и услышал его усмешку в ответ.
- Окей, договорились.
  
То, что Ян действительно ничего не сказал, подтвердилось не изменившимся поведением Свята. Ну, по крайней мере, мне казалось, что это показатель.
В понедельник он пришёл в школу один. Всё такой же выёбистый, с кривой усмешкой, зараза, так что перемен к лучшему не произошло.
Следующая неделя до пятницы была почти спокойной, если не считать нашей небольшой стычки в среду, когда уже и Ян был в школе. Пришли из Технического универа два препода агитировать поступать к ним, и наши два выпускных класса согнали в класс "Б". Нанесли стульев - всё как положено. Напрягало ли меня это "спаривание"? Ну, может, лишь совсем чуть-чуть. Конечно, я знал, что увижу там и Яна, и Свята.
Я и ещё пара наших парней зашли к ним в класс, когда там уже собирался народ, но братьев я не увидел и сел на средний ряд, подальше, где были ещё свободные места. Почему на меня так странно поглядывают одноклассники близнецов, переговариваясь между собой, я понял чуть позже, когда заявились эти два красавца.
Я разговаривал с соседом и услышал, как класс начал погружаться в странную тишину, хотя никого из преподов ещё не было. Не въезжая, я увидел парней, проходящих по классу. Свят в упор пялился на меня. Я поднял брови с усмешкой, типа "Я тоже тащусь от нашей встречи, любимый", а он пропихнулся через народ и остановился рядом.
- Ты припарковал свою задницу на мое место, - нежно сказал он. - Съебись, а?
Я усмехнулся, немного обалдев, думая, что это просто развод, но потом вспомнил, как отреагировали одноклассники близнецов, когда я сел на это место, и понял, что я на самом деле сижу на месте Свята. Вот же...
- А ты свою на время в другое место не можешь припарковать? - так же нежно и очень вежливо спросил я.
- Не могу, - он растянул рот в улыбке.
- Свят, да ладно тебе... все сидят где попало, - это уже был Ян, потянувший брата за рукав, который был сразу же вырван из его пальцев.
Свят резко глянул на него, а потом снова на меня.
- А я не хочу где попало. Я хочу на своё место, - эта зараза начала играть желваками, а все пялились на нас, не зная, что может за всем этим последовать.
Ну и пипец, чё мне надо было с ним начинать драться что ли? Вот ещё. Я встал не спеша, взял за лямку свою сумку.
- Да на здоровье, - процедил я и, проходя мимо, нехило зацепив его плечом.
- Сучара, - беззлобно прошипел он вслед, а я лишь усмехнулся, даже не оглянувшись.
Сел впереди, и всё. На этом инцидент был исчерпан, тем более что в класс ввалились преподы.

Часть восьмая.
"Раздвоение личности, или Доехала хорошо. Целую. Крыша".


Потом была ещё пара недель, таких странных для меня. В каком плане? Я очень явно ощущал, что моё непонятное отношение к Яну начало меняться. В какую сторону?
   Я начал чувствовать, что по-тихому влюбляюсь в него. Вот так вот...
   Это было совершенно непохоже на то, что я чувствовал к Святу. Свята я дико, по-животному, хотел, а Ян...
Чёрт, не могу объяснить по-человечески, не хватает у меня слов, блин. Его мне хотелось ласкать, обнимать, целовать, как девчонку, долго и нежно. Идиотизм? Наверное. Но вот такое состояние началось, хотя я и не собирался влюбляться. На фига? Проблемы одни. Только разве это можно контролировать? Да ни хрена. Не понимал я, почему он вызывает во мне всё это. Странный, закрытый...
Я сам от себя в шоке был. Я влюбляюсь во фрика? Полный атас. А ведь мы и не общались. Кроме той истории с плечом, и потом ещё через пару недель, когда он мне отдавал деньги возле кинотеатра, а я тогда купил нам по бутылочке пива. Мы посидели на лавке минут двадцать, болтая о всякой фигне, о скейтах, не вспоминая Свята в разговоре.
   Яне сомневался, что Яну со мной хочется общаться, не знаю почему, но я на самом деле это чувствовал. И мне хотелось, и чем дальше, тем сильнее.
  
Со Святом так и продолжалась странная игра под названием "Посредством маразма дойдём до оргазма".
   И пришлось ещё раз въехать по морде этому идиоту, когда он, уже в конце октября, в раздевалке прижал меня лицом в стену, вжимаясь всем телом.
Это было настолько неожиданно, что я сначала и не понял, что к чему. Мы ведь и не были там одни, из его класса пара парней, и из наших был кто-то. Поэтому это и было для меня так... я просто не ожидал от него такого при народе. Хотя, уже вся школа понимала, что у нас с ним не обычные разборки в связи с "дележом территории", а нечто другое.
   Я знал, что уже ходили такие сплетни. Ведь не скроешь бешеных эмоций, когда в глазах не только ненависть, но и сумасшедшее желание. Народ и видел все это в наших стычках.
  
А он дышал мне в ухо. Горячо так... и шептал, сжимая пальцами одной руки мой пах, где, бля, уже чувствовалось, что я возбуждаюсь:
- Ангел мой... да ты... ты меня хочешь, а? У тебя на меня стоит? Я тебя возбуждаю, да? Может, не будем тянуть больше? Может, я тебя прямо тут и...?
- Отпусти, ублюдок! - я вывернулся, злой, как черт и на него, и на себя, и врезал ему в глаз.
   Он отлетел.
   Я нехило приложил его, рука потом ныла несколько дней. Сам не думал, что так получится. Он влетел спиной в вешалку и, повалив её, оказался спиной на одежде, тряся головой и пытаясь прийти в себя, а я навалился сверху, вцепившись в его плечи:
- Может, всё-таки я тебя, а? - шипел я, наклонившись к его лицу. - Не зарывайся, парень. Слишком много берёшь на себя, сука.
Да, у меня была возможность ему вмазать ещё разок. Хотя, рядом уже были те, кто собирался нас растаскивать. Но я и не стал, посчитав, что того фингала, который он заработал, уже достаточно.
   Вы думаете, он после этого угомонился? Да ни фига.
   Не изменилось ничего.
   Всё те же ухмылки, взгляды, подъёбки, хоть и с фингалом, над которым по-тихому ржала вся школа, зная, от кого он его заработал. А некоторые даже знали почему.
А потом, после этого случая, уже на следующей неделе, у моего соседа Борьки, то есть у одноклассника близнецов, был день рождения. Я даже и не знал об этом, и уж точно не знал, ЧТО случится в этот вечер, вернее, в двенадцатом часу ночи.
Вечером, около семи, направляясь гулять, я вышел из подъезда и увидел несколько парней из Борькиного класса и его самого, сидящего на скамейке. Они что-то обсуждали, явно собираясь подниматься к нему домой, а потом Борька подлетел ко мне, типа, давай с нами, днюха всё-таки и так далее.
   Да ну... Чё мне было делать с ними?
   Я отказался, пообещав прийти к Борьке в другой раз, и тем более у меня была встреча, короче, отмазался. Зато когда возвращался...
  
У нас там арка, на стыке двух домов, так вот, когда ты перед аркой, в глаза светит присобаченный над ней каким-то умником фонарь, и ни хера не видно, что там. В арке темно, как в жопе у негра, но когда там кто-то есть, то видны просто темные силуэты на фоне выхода.
Так вот, и увидел я эти самые силуэты - четыре пьяно ржущие фигуры. Да, приятного мало в одиннадцать вечера нарваться на отморозков. Но я понял, что это парни сваливали с Борькиного дня рождения, и, успокоившись, зашёл в арку, а там до меня и дошло, что среди парней были близнецы, когда услышал голос Свята:
- О-па, какие люди и без охраны, - он двинулся ко мне, на ходу глянув на Яна и других. - Идите, я догоню.
- Свят! Прекращай! - это был Ян.
Но уж тут я сам сказал:
- Идите, Ян. Он вас догонит через минуту.
Потом он толкнул меня к стене, прижав рукой плечо и ожидая, когда оглядывающиеся на нас парни выйдут из арки. Испугался ли я? Нет. Свят тоже знал, что я его не боюсь.
- Типа, храбрый такой, да? "Идите, Ян", - передразнил он меня.
- Ага, "типа"... Что, фингал прошёл, пора ставить новый? - я дёрнул плечом, но он развернулся и мягко припечатал меня, надавливая и второй рукой.
- Бля, ну чё за ублюдочная привычка меня в стенки втискивать, а? Ты не умеешь общаться по-другому? - я сжал его запястья, чувствуя запах алкоголя в его дыхании.
Было странное настроение. Впервые за время моего общения с ним я почти не злился.
- С тобой - не умею по-другому, - выдохнул он.
- Слушай, ты в меня часом не влюбился, а? - усмехнулся я, попытавшись убрать его руки с плеч, не получилось, и я расслабился с усталым выдохом. - Как же ты достал...
   - Что хочу, то и делаю, понял?
   - Ну, чего ты хочешь от меня? А? Поцеловать? Ну, целуй уже, что ли. Не томи... Давай, сделай уже хоть что-нибудь, если приспичило, я потерплю.
   Я начал нервничать, вся эта ситуация была так не похожа на все прошлые наши "общения".
Он резко согнул руки в локтях и оказался так близко своим лицом к моему, что я невольно дернулся головой и стукнулся о стену. Этот гад усмехнулся, выдохнув мне в губы. Так горячо, так маняще...
- Ну и хули мы дергаемся тогда, а? Сам же предложил. А я не собираюсь от твоего предложения отказываться, понял?
- И не надо, я для этого и говорю, чтобы... - и не договорил.
  
Он заткнул мне рот своим.
   И все. Это был предел.
   Я ответил, не мог не ответить, и понеслось. Идиотизм. Но, зараза, целуется он улётно.
   А ещё тёрся о мой пах своим, гад. И мы оба ооочень хорошо чувствовали, как там становится напряженно и тесно. Ещё хорошо, что я был возле стены: голова кружилась, и хрен бы я устоял на ногах, если бы не она. Меня пёрло, реально пёрло. Я притянул его к себе за талию и лишь позже понял, что залез к нему под одежду и ласкаю его голую спину.
   Дурдом на выезде...
   А потом он сжал пальцы на моем члене, и я его оттолкнул.
- Иди ты... офигел? - он смотрел на меня, тяжело дыша, растрёпанный, такой же растерянный от всего происшедшего, как и я.
Я вытер влажный рот рукой.
- Хорошего понемногу, понял? Присосался, сука...
- Тебе понравилось, - усмехнулся он, демонстративно поправляя на себе одежду, которую я задрал на нем. - Я почувствовал.
- Да пошёл ты, - я оттолкнулся от стены. - Придурок бухой.
- Ну, ты-то, Ангел, бухим не был, а? - он усмехнулся, засунув руки в карманы.
Я метнул на него злой взгляд.
- Я - Дин.
- Ты - Ангел, - протянула эта зараза, - и я хочу, чтобы ты знал, что это была только проба... тебя. И она мне понравилась, - он облизался и демонстративно сжал на себе ширинку, - думаю, и тебе тоже.
- Тебя ждут, ты в курсе? - я не ответил ничего на его предположение.
А толку было что-то говорить? Он всё понимал, всё чувствовал. И бесполезно было доказывать обратное.
- Подождут, - Свят глянул в сторону прохода, потом на меня.
Ну?
   И хули мы вот так стояли, переминаясь с ноги на ногу, и не могли разойтись? Два имбецила, нах... Никто никого же и не держал. Только пульс зашкаливал...
  
- Вали ты уже, увидимся ещё, - буркнул я наконец-то, и сделал пару шагов назад.
- Да, увидимся и... не только... да, Ангел?
- Иди ты в жопу, - ляпнул я, и только потом понял, ЧТО я ляпнул.
- В твою? Обязательно, - заржал этот упырь. - Можешь не сомневаться.

Часть девятая.
"Признание, или Курс прежний. Ход задний!"


Вот так оно, блин...
  
Я тогда ещё подумал: интересно, как мы теперь, после этого будем себя в школе вести? Ну, про себя-то я был уверен, что я как вел себя, так и буду продолжать дальше. Это от него всегда были разные подколы, и теперь пусть подумает.
  
Всё это для меня было как начало чего-то такого...
   Ожидание такое в душе, знаете? Когда и не понимаешь толком, чего так прёт-то тебя, любимого, но чувствуешь, что что-то будет, не может не быть. Это распирало меня, я еле дождался, когда пройдут выходные.
Ну, дождался, да. Только вот уж никак не предполагал, что в этот день я буду общаться с Яном. Так получилось.
Не было Свята в понедельник. Это я понял, когда на большой перемене увидел Яна и ещё пару парней рядом с ним. Нет, в общем-то ничего страшного не происходило. Так... просто они хотели вывести Яна на эмоции. Пытались, шутя, убрать с глаз чёлку, а я просто физически почувствовал, как ему хреново, хоть он и пытался держаться, и я сделал то, что посчитал нужным. Просто подошёл к ним и встал рядом с Яном, демонстративно сложив на груди руки. Всё, шоу закончилось. Через несколько секунд мы остались одни возле этого окна.
- Спасибо, - он глянул на меня и снова куда-то в сторону, - достали, блин.
- Где Свят? - спросил я, и Ян резко повернулся ко мне. Я почувствовал, что он что-то сказать хотел, но, сдержавшись, сказал совсем не то, что хотел.
- С ангиной валяется. Все выходные температурил.
- Ясно. Не смертельно, - я почесал нос и кивнул на придурков, что придалбывались к Яну. - Слушай, а чего ты не носишь линзы? Есть такие, что цвет глаз меняют, а? Одел и всё - никаких проблем.
- У меня аллергия на материал, из которого их делают, - тихо ответил Ян. - Думаешь, я не пробовал?
- Да? Ничего себе, блин. Жаль.
- Да. Жаль.
Идиотский разговор, да ещё и смотрели на нас все, как не знаю на кого. Хотя и насрать мне было на это, тем более после того случая в арке. Мне было приятно находиться рядом с Яном. От него хорошо пахло, необычно, а ещё я обратил внимание на его руки, на пальцы. Руки как руки, сбитые кое-где костяшки, всё-таки скейтер, но браслеты с забавными висюльками прикольно смотрелись на его тонких открытых кистях. Я украдкой посмотрел на свои. Тоже ничего, но у Яна они были красивее, изящнее, как у девчонки, а ещё и сами пальцы, тонкие, длинные.
- Я сегодня пойду кататься. Ты придёшь? - прервал моё исследование его голос.
Несколько секунд я, как заторможенный, смотрел на него, а потом мявкнул:
- Приду. Да.
И увидел его улыбку, такую замечательную улыбку. Потом он кивнул.
- Хорошо, мы в шесть собираемся. Хочешь, я тебя поучу на скейте кататься? Хочешь?
- Меня? - даже дыхание перехватило от такого предложения. Я почему-то сразу вспомнил, как Ян учил Свята, и, по-моему, меня кинуло в жар. - Да.
- Ты только одень такое, что не будет жалко испачкать или порвать.
  
А потом я, как идиот, ждал вечера, чувствуя, что давно уже ТАК ничего не ждал. Дождался, конечно. Пришёл к кинотеатру в шесть и ещё издалека увидел сидящего на скейте Яна с натянутым на голову капюшоном. В его руках болтались наколенники, которые обычно были на нём, а сейчас, я понял, они ожидали меня. Так и оказалось.
   Он встал навстречу, улыбаясь и приветствуя, а я поздоровался с уже знакомыми его друзьями.
- Не передумал? - Ян поднял руку с экипировкой. - Начнём?
- Начнём.
И начали.
   Ян сам натянул на меня эти приспособления, было здорово чувствовать его прикосновения к себе. Я видел, что и ему нравится возиться со мной. Ну, а потом было ещё круче. Хочу сказать, что если бы не всё то, что Ян нацепил на меня, живым бы я не остался.
Честно. Первые несколько минут это вообще был почти панический страх, когда понимаешь, что над своим телом ты больше не хозяин, блин. Пипец.
   Куда меня только не заносило и не уносило!
   Давно я так не орал и не ржал, да и не только я. По чуть-чуть начало что-то получаться, и тут я стал прислушиваться к своим ощущениям, когда рядом был Ян, к его прикосновениям, поддержкам. Иногда он просто держал меня за руку, и этого уже было достаточно для выброса адреналина в кровь.
Я не раз слетал со скейта, иногда почти заваливаясь на Яна. Нет, не специально, правда, и мы часто оказывались почти нос к носу. Мы оба смущались. Я понимал, что ему нравлюсь - не как друг нравлюсь.
Три часа пролетели как полчаса. Я даже удивился, когда понял, что пора домой. Не было холодно, и ветра не было. И ещё я знал, что домой нам добираться в одну сторону, просто мне на пару остановок дальше.
- Ты не хочешь немного пешком пройтись? - спросил я.
А Ян ответил:
- Давай, почему бы и нет. Только попить бы что-нибудь...
Распрощавшись с его друзьями, мы не спеша пошли на выход из парка. В первом же ларьке купили бутылку минералки, напились, а потом поплелись домой. Я и не помню, о какой ерунде мы разговаривали до того, как Ян вдруг спросил:
- У вас со Святом что-то намечается?
Я даже опешил поначалу.
- В каком смысле?
- В прямом.
Не, ну... ёлки!
   Я сглотнул, не зная, что и сказать-то, понимая, что влипаю по полной.
Это не было бы проблемой, если бы Ян мне не нравился, а так... Вот же чёрт! Он видел моё замешательство и, может, уже и пожалел, что спросил об этом, но мне-то надо было что-то ответить.
- Он что-то говорил? - наконец-то спросил я, и Ян пожал плечами.
- Ему не нужно говорить о том, что и так ясно, и, причём, не только мне.
- Ясно? Что ясно? - по телу побежали мурашки, и я закусил губу, поглядывая на него.
- Что вас тянет друг к другу, - выдал Ян.
Я невольно задержал дыхание, и хотелось сказать, что меня, придурка больного, тянет не только к его твинсу.
- Ясно, говоришь? - пробормотал я, не зная, что и сказать-то на это.
- Да, - Ян кивнул, опуская голову и глядя под ноги, а мне хотелось обнять его и снова поднять его подбородок вверх... А еще и поцеловать хотелось.
Я нервничал, у меня так стучало сердце о ребра!
- Скажи, Ян... Что ты думаешь обо всем этом? - тихо спросил я.
- Он хочет тебя, - простой ответ. - С первого дня, по-моему, - усмехнулся он. - А что я могу думать об этом? Он уже большой мальчик, и брат ему не указ. Он сам выбирает тех, с кем...
Ян замолчал. Я услышал выдох, его выдох. Было понятно, как это всё непросто для него.
- Он всегда добивается того, чего хочет. Кого хочет, - он невесело усмехнулся. - Только обычно он делал всё быстрее, это ты такой неподатливый попался.
Я слушал Яна, почти не дыша, и почему-то подумал, что даже сейчас я не могу понять, откуда эта грусть в нём, о чём он сейчас сожалеет. Просто вспомнил то, что видел, когда Свят пришел на пандусы, их странное общение, и меня вдруг прошиб пот. А что, если... они любовники? И сейчас Яну грустно не оттого, что я имею какие-то виды на его брата, а оттого, что Святу приспичило поиметь меня? Но если он ревнует брата ко мне, то почему тогда ко мне относится нормально, даже более, чем нормально? Я начал чувствовать, что у меня распухает мозг.
   Вот, блин, влип так влип.
- Это у него типа хобби? - спросил я херню какую-то, лишь бы спросить, - давно он так, с парнями?
- Год примерно, и немало кого под себя уложил за это время.
Я хмыкнул.
- Ну, я не собираюсь под него ложиться.
Ян метнул на меня взгляд:
- Думаешь, что сам его трахнешь?
Ну что за разговор, а? Я, не скрывая своего состояния, тяжко выдохнул.
- Блин... Ян, ты меня в тупик ставишь.
- Почему?
Почему? Мать твою! ПОТОМУ! Что мне было делать сейчас, а? Что?
- Потому что... ты мне нравишься, - пробубнил я и выдохнул ещё раз.
Ян хохотнул. Нервно очень как-то.
- И я тоже?
И ты тоже. Представь себе.
- Ну, наверное, это не очень удивительно: мы же близнецы, да? - наигранно весело сказал Ян и, откинув челку, совсем невесело посмотрел на меня.
- Это не "ты тоже", - я грызанул себя за губу, потом сцепил зубы, чувствуя, что Ян ждет. - Тут другое.
Заткнувшись, я покачал головой.
- Что другое, Дин?
Я шмыгнул холодным носом и потёр его. Ёлки с палками, да что ж так всё сложно-то? Я пока сам себе ничего объяснить не могу, а тут...
- Не знаю, Ян. Я пока мало что могу сказать по этому поводу.
- Ты не хочешь говорить об этом?
- Скорее, просто не могу. Не сейчас, ладно?
- Окей. Я понял. Поговорим, когда сам этого захочешь, да? - Ян улыбнулся, и я был благодарен ему за то, что он меня понял.
- Поговорим, конечно, - хорошо, что этот разговор закончился. Он мне не легко дался.
- Ты придёшь завтра в парк? - спокойно спросил Ян, и я кивнул.
- Конечно, приду.
И мы катались ещё пару дней, пока Свят болел, общались. Правда, не возвращались к теме, которая так меня напрягала, да и Яна, наверное, тоже. Говорили о фигне всякой, о музыке, школе, других увлечениях. Я рассказывал, где отдыхал, разные прикольные случаи, показывал фотки на мобильном, видео с отдыха. Он тоже говорил о своих друзьях, прошлой школе, да о разном.
А на третий день, когда его приятели разбрелись, мы решили немного посидеть в парке, а потом поехать домой на трамвае. Не могу объяснить, почему в тот вечер всё такое странное было. И мое ощущение Яна, и его отношение ко мне.
Знаете, бывает такое, когда кажется, что всё чувствуется в сто раз острее, чем обычно. Вот так и было тогда у меня. Прикосновения, взгляды, улыбки. Почему-то только от этого, такого простого, уже зашкаливал пульс. Может, мы оба понимали, что подошли к какой-то черте в наших странных отношениях и были обязаны её переступить? Может быть.
Ян сидел на скамейке, я стоял, вернее, шлялся рядом с ним, пиная какие-то камушки, листья, и чувствовал, как меня колбасит рядом с ним. Было видно, что и ему не легче. Потом закурил.
- Завтра Свят в школу придёт.
- Да? Выписали?
- Да. Сегодня выписали.
- Это хорошо, - я выдохнул, и Ян, глянув на меня, усмехнулся.
- Соскучился?
Я почувствовал, как по всему телу прошла волна мурашек от такого его взгляда.
- Может, и так, - наверное, уже привык к его вечным подъёбкам.
Ян усмехнулся и опустив глаза, как-то обречённо кивнул. А мне это почему-то было как серпом по яйцам, может, поэтому я сделал дальше то, что сделал. Я молча зашел за его спину, коснулся пальцами плеча, чуть надавил, и он прислонился ко мне, вернее, прижался, доверчиво так. Всё это было как-то нереально. Меня распирало и от тепла его тела, и оттого, что он так относится ко мне. Было жарко в груди, и сердце долбилось, как ненормальное.
А потом я коснулся пальцами его подбородка, очень осторожно, и заставил поднять голову. Чёлка съехала и открыла его глаза. Он смотрел на меня своими странными, но такими завораживающими глазами, всматривался в меня, в мое лицо, чуть приоткрыв губы, и я не выдержал - наклонился и прижался к губам. Совсем чуть-чуть, как будто боялся его спугнуть.
Он ответил сразу же, не раздумывая, робко положив руку мне на затылок, и я почувствовал его горячий, подрагивающий язык. Мы, наверное, с минуту лизались, не в силах оторваться. Это было классно. Правда. Мозг на раскоряку...
Да, я теперь знал, как целуются оба близнеца - очень по-разному, но одинаково сногсшибательно. Один - желая взять, другой - отдать, и, причём, очень явно.
  
Я всё сильнее запутывался в них обоих, в своём отношении к ним.
  
Я сидел рядом, но с другой стороны скамейки, лицом к его лицу. Это я (!)сделал ещё тогда, когда мы целовались. Потом, когда разлепились, не стали строить из себя смущенных девственников, глазки прятать, смущаться по-чёрному, а прямо смотрели друг на друга.
   И я видел, даже в таком, очень тусклом освещении, как вздрагивают его длинные ресницы, и понимал, что он очень хочет знать, что творится в моей душе.
- Хочешь поговорить? - тихо спросил я, дрожащими пальцами поглаживая теплое колено, которое касалось меня, и Ян кивнул.
- Да, хочу, Дин, если ты тоже этого хочешь.
- Я хочу, только не знаю, смогу ли, - я попытался улыбнуться.
- Ты не знаешь, кого из нас выбрать? - Ян сглотнул, и от этого у меня заныло сердце.
   Блин... да если бы я знал, что со мной происходит...
- Не в этом дело, Ян. Хотя, может, и в этом... Ты нравишься мне не так, как Свят, понимаешь? Не меньше, нет. Просто по-другому, - осторожно подбирая слова, начал я. - Совсем по-другому. Я просто пока не могу тебе ничего толком объяснить, Ян. Для меня это непросто. Может, нужно ещё немного времени, я не знаю.
Мы помолчали, а потом Ян выдал:
- У меня никогда никого не было.
Я впал в ступор от такого признания. И чувствовал, что ещё немного, и у меня будет передоз эмоций за этот вечер.
- Значит, ты... может, тебе парни и не нужны? Если ты и не пробовал ещё, Ян?
- Я пробовал.
Я видел, как Ян нервно кусает губу.
- Но ты же сказал... - я заткнулся, ничего не понимая.
- У меня было, но просто ласки, не больше. Понимаешь?
- Понимаю, - хотя ни хера я не понимал.
- Тебе понравилось, и ты решил, что ты гей?
   Мозаик отрицательно покачал головой, закрываясь челкой:
- Не только поэтому, меня не влечет к девчонкам. Совсем...
Потом была пауза, большая пауза, минуты две, в которую я просто дышал, разглядывая того, кто сидел передо мной, с полным смятением в душе. Я в этом и не сомневался.
   А после Ян выдал:
- Ты мне нравишься, Дин. Очень. И я хочу быть с тобой. В любом случае я хочу, чтобы ты знал это.
Замерев, чувствую как стало душно, я понял, что очень боялся этого признания от Яна. Почему? Да потому, что я вообще не мог сейчас ответить на него.
   И я попросил:
- Дай мне немного времени, Ян. Пожалуйста... Мне надо.
Он понял всё. Понял, что мне непросто вот так всё решить для себя, и сказал, что будет ждать столько, сколько понадобится.
  
  

Оценка: 8.02*39  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"