Mad Gentle Essence: другие произведения.

Зона отчуждения. (13 - 14 часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.00*5  Ваша оценка:


      Предупреждение: Маты, гомосексуальные отношения.

Часть тринадцатая.
Всего понемногу или Пошло всё на хрен - ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА!



Святуся плюхнулся рядом на сидение, и пока он садился, я обратил внимание на зажатую между его губ палочку от чупа-чупса.
- Поехали... - эта дрянь вытащила леденец и барским жестом соизволила дать разрешение трогаться с места.
Ян хмыкнул сзади, а я возмущенно фыркнул и потянулся к зажиганию.
- Что за гадость ты взял в рот, милый?
Свят перекатывал эту дрянь во рту, и даже руки чесались - так хотелось его стукнуть.
- Чупа-чу-у-упс... - гаденыш вытащил ЭТО, глядя на сладкий шарик почти с нежностью.
- Дали пососать? - предположил Ян, и я прыснул, не выдержав, и тут же получил за это от монстра подзатыльник, хорошо хоть стояли перед выездом на трассу.
Я выматерился, сдерживая ржач.
- А ты скажи спасибо, что далеко... - оглянулся Святуся на глумливо улыбающегося младшего братика. - И вообще, знаешь что такое "чупа-чупс для эмо"? Луковица на спичке! Соси и плачь!
- Пипец ты, блин. Придурок... - я покачал головой. - Святусь, а Святусь! И часто дают? По-со-са-а-ать, м? - я аккуратно выруливал на дорогу и знал, что Свят сейчас меня не тронет.
- Вот же... - пропыхтел Святуся, обиженно сползая вниз по сидению, складывая руки на груди, но так и не перестав с упоением СОСАТЬ.
- Ладно тебе, не напрягайся. Соси себе на здоровье.
Ян, чмокнув брательника в макушку - типа благословил - сложился сзади пополам от хохота.
Свят повернулся ко мне лицом, потом вынул конфету и демонстративно протянул ее мне.
- Завидуешь? Хочешь? - я с возмущением выдохнул, а потом послал. Далеко. Очень.
Мозаик кайфовал, я видел его блестевшие глаза в зеркало...

- Че, может, возьмем кофе? И перекусить чего-нибудь? - предложил я через пару минут, зная какой Свят всегда голодный после плавания.
- Угу. Обязательно... - согласился он, причмокивая, дрянь такая. У меня аж яйца кукожило от этого звука.
- Бля.. Да когда же ты его уже дососешь... - прорычал я и, остановившись недалеко от кафе, где можно было купить все, что захочешь, на вынос, заглушил машину и повернулся к парням.
- Ну, что возьмем? По кофе большому это однозначно, да?
- Да-а-а... - протянул Святуся. - Мне со сливками. Двойными. Знаешь, сколько я калорий теряю в бассейне?
Я стиснул зубы. Сука. Прекрасно же помнит наш разговор после секса об этих самых калориях, сколько их растрачивается во время этого.
И вот так давить мне на нервы. Гад.
Ян потрепал меня по макушке, чувствуя все нарастающее напряжение - вроде бы и не серьезное, но оно все равно было - и я с благодарностью оглянулся на него.
А этот монстр сидел рядом со мной, расслабленно вытянув свои километровые ноги, вытащил изо рта постепенно уменьшающийся шарик чупа-чупса и любовно лизнул его всей поверхностью языка.
Смачно так. На показ. Издева-а-аясь...
- Бля-я-я... - не выдержал я и снова глянул на Яна. - Вот же дрянь... Я его убью, ладно?
У меня реально мышцы на животе свело.
   Ян, пряча улыбку, пожал плечами, типа: да убивай - не жалко...
- Что ж ты творишь, сука? - прошептал я, кладя при этом руку на открытую шею Зверя сзади, сжимая пальцы, с громадным желанием его придушить.
- Я? Ничего... - он невинно глянул на меня и облизал верхнюю губу. А потом снова засунул в рот конфету. - Что не так, милый?
И он прокатил леденец во рту так, что тот стукнулся о его зубы, при этом, прищурившись, нагло глядя мне в глаза, и сглотнул, дернув кадыком.
- Не зли меня... - прохрипел я.
- Что, малыш? Встало?
   О!!! С каким издевательским кайфом он вытолкнул из себя это последнее слово!
   И не выдержав больше, я ринулся к обнаглевшему засранцу: сначала выдрал у него изо рта эту фигню (пусть спасибо скажет, что не вместе с челюстью - вовремя зубы разжал), а потом, вцепившись в подбородок и заставляя приоткрыть губы, присосался к его рту, наваливаясь сверху всем телом...
Он попытался сначала выдраться, возмущенно мыча, но я вцепился ему в волосы, удерживая голову, и делал с его ртом все, на что этот гад меня вынудил.
Е-мое....
С каким же диким удовольствием я вылизывал этот сладкий ароматный рот!
С каким садистским упоением кусал его губы и язык!
И до головокружения доводили меня эти его попытки вырваться, отодрать меня от себя. Это мычание его возмущенное, эти сильные больно впивающиеся, даже через всю одежду, пальцы.
Сучонок. А ведь так же неистово, по-звериному вылизывал меня при этом в ответ ... Дергался подо мной, мычал возмущенно, пытался скинуть, даже иногда кусал, но отвечал же! И КАК!!!
А потом я сам от него оттолкнулся, облизывая горящие губы, а это чудовище скривилось:
- Фу... Извращенец!
Я, кивая, поддакивал, перекидываясь взглядами с улыбающимся Яном, восторженно качающим головой.
- Это ты извращенец... Дрянь такую сосать! - Я опустил стекло и вышвырнул остатки этой гадости, которой Святуся мне моск крошил.
- Угу. Ничего другого вроде нет... - поддакнул Ян, я поддержал его, смеясь, глядя на своего Зверя, раздувающего ноздри, и мы уже втроем устроили небольшую шуточную потасовку, когда Свят ринулся назад на мелкого своего, а я его усаживал обратно, под писк Януси, который отбрыкивался и орал, что его пытаются убить..

***

- Поссать бы... - Свят, расслаблено развалившись на сидении, поглаживал сытое пузико, сминая второй рукой салфетки, которыми вытирал до этого руки.
- Слушай... Давно хотел тебя спросить. А в бассейне ты в воду ссышь?
- Чё? - Свят лениво повернул голову в сторону брата. - Бля... Пипец какой-то. -
Он стукнул меня по колену. - Ты прикинь, Ангел... Вот мы вроде бы братья, да? Даже как бы близнецы. Ну типа одинаковые, угу?
- Угу. Как бы... - я хмыкнул, выдыхая в приоткрытое окошко сигаретный дым.
- А какая разница в интеллекте, ага?
Ну и че? И опять мне их пришлось утихомиривать.
Придурки однояйцевые.

А у меня из головы все никак не выходила одна вещь...
...Когда мы со Святом шли, непринужденно болтая, в кафе, возле нас вдруг остановился высокий парень, внимательно всматриваясь в мое чудо.
- Свят?
- О-па... - Свят хмыкнул. - Док... Сколько лет, сколько зим...
Я смотрел то на одного, то на другого и по-ни-мал очевидное - с этим парнем мое невыносимое создание спало. И явно не один раз...
Пипец... Я в этом не сомневался даже. Этот педик, одетый с иголочки, с ямочками на щеках, был действительно смазлив. Пухлые губы, красивые темные глаза, и явно постарше нас на год-другой... И этот гад касался рукой МОЕГО Свята, щебетал, как ему приятно, что вот так увиделись.... Как дела, тра-та-та, бла-бла-бла... Кидал исподтишка на меня изучающие взгляды. А я тихо бесился, понимая, что еще пара секунд и, плюнув, молча уйду от этой парочки... Вот только словно почувствовав это, мой Зверь молча положил руку мне на плечо, слегка притянув, заставил о себя опереться.
И вот только тогда это смазливое бесившее меня существо демонстративно перевело взгляд на меня, как будто раньше не увидел.
Угу. А вот теперь, блядь, заметил!
Какая, мать его, неожиданность!
- Твой мальчик, Свят?
Да ладно... Девочка, епт!
- Мо-о-ой. Ангел. - Святуся потрепал меня по плечу, с нежностью заглядывая в глаза, и я, хоть и был раздражен всем этим дальше некуда, поневоле начал оттаивать. Покачал головой, улыбаясь, и, поджав губы, отвел взгляд, чтобы не показать смущения.
- Действительно... - парень со странной кликухой запнулся, видимо хотел что-то вякнуть по поводу моего "ангельского" вида, не понимая, что это имя, но вовремя заткнулся. - Завидую.
- И не только ты, поверь.
- Не сомневаюсь. Рад за тебя.
- Да я и сам за себя рад.
- Ну еще бы. С таким ангелом. А вы в кафе, что ли?
- Да. Решили с собой еды прихватить. Я с бассейна голодный как монстр.
- Понятно. Ну, тогда удачи. Было приятно тебя повидать.
- Мне тоже. Удачи и тебе.
- Спасибо. Если что, надеюсь, ты еще помнишь, как меня найти... - усмехнулся "Док", подмигивая, и уже отходя от нас, мазнул пальцами по рукаву Свята, а по мне взглядом, и Святуся угукнул.
О... Черт. ВОТ ДРЯНЬ!
Я уже шел в сторону кафе, скрепя зубами.
- Сука. Только вот попробуй... - бухтел я, не сомневаясь даже, что Свят на меня пялится с ехидной улыбкой.
- Ты о чем, милый? - пропел он, догнав меня, и развернул к себе.
- Я тебе, сука, всю память отшибу, понял? "Ты еще помнишь?" Бля. Только попробуй! - хрипло шептал я, глядя ему в лицо.
- Мама дорогая... - покачал Свят головой.
А я прорычал и, толкнув дверь, зашел в кафе, продираясь к стойке.
- Ты ревнуешь. Бог мой! - эта скотина еще и издевалась, идя за мной, уцепившись за куртку.
- И не надейся! Ни капельки! Док! Сколько лет, сколько зим!!! - оглянулся я, вставая в очередь и передразнивая его. - И сколько, а?
- Бля. Ни капельки, говоришь? Эй... Дин! Придурок ты ревнивый... - прошептал Свят, счастливо улыбаясь во всю морду. - Я тебя обожаю.
- Ты не ответил... - отвернулся я обиженно, и Свят практически впритык встал за мной, стараясь быть как можно ближе.
- Перестань ты, а? Он вообще это... Первый.
- Че-го? - я оглянулся офигев, и Свят кивнул.

Я задержал дыхание, о-о-очень стараясь не представлять этого.
Первый. Первый, бли-и-ин!!!

- И сколько раз он был у тебя первым? - съехидничал я, о-о-очень стараясь не показывать как я взбешен.
- Раз восемь. За три дня... - ответил монстр, наивно-спокойно хлопая ресничками, а я чуть не взвыл, мать твою!
Пипец какой-то.
Да, я понимал, что это было давно, что не должен я вот так реагировать на парней, которые были у Свята ДО! Понимал! Но чувствовал себя при этом просто пиздец как замечательно.
- Блин! Со всеми один раз и все-е-е?! Врун. Ненавижу...
- Дин. Ну перестань, а? Так было только тогда, в самом начале. Мне просто нужно было поднабраться опыта. Блин. Успокойся...
- Я спо-ко-ен, от-е-бись... - процедил я сквозь зубы.
- Угу... Почти искришься, блядь! Спокоен, как же... - он пошкрябал меня по спине, потом на секунду прижал к себе, обхватив за пояс.
Вот гад, а? И это в кафе, где куча людей вокруг!
- Прекращай, епт! - огрызнулся я, стукнув его локтем.
- А ты не дуйся! Было бы за что. - Свят фыркнул и отпустил меня, облокотившись о стойку.
- Че за долбаная кликуха? Где познакомились? - через минуту, пытаясь хотя бы выглядеть спокойно, оглянулся на него через плечо.
- Это его ник. Он на хирурга учится... Все там же... И-нет... - пожал Свят плечами.
- Сколько ему?
- Ну... Уже, наверное, двадцать - двадцать один. Было девятнадцать...
- Он тебе нравится? - выдохнул я, не выдержав.
- Вот ты... М-м-м... Неугомонный.
- Ты не ответил...
- Если бы он мне нравился, я бы был с ним, а не с тобой...
- Правда?
- Очень.
- Расскажешь? Ну... Как было...
- Ангел. Ты дебил.

А то я сам не в курсе.

***

Ну вот, короче, хоть и был я прилично вздрюченный, когда мы вернулись в машину, но Яну показывать, что вот так приревновал его братца, не хотел. И мне пришлось успокоиться, расслабиться. Конечно, я понял, что мои эти ощущения просто реально идиотские, и постарался от них отгородиться, не думать об этом смазливом говнюке, и уж конечно не говорить о нем. Тем более, что это было такой мелочью по сравнению с тем, что происходило у меня с клонами.

Мы здорово так поели, потом еще с часик побыли вместе, поржали от души, наслаждаясь общением. Конечно, я догадывался, что Святу очень хотелось бы знать, разговаривал я с Яном на интересующую нас обоих тему или нет.
Вот только пришлось ему с этим подождать до самого отбоя, когда он был уверен, что Ян не услышит его разговор со мной.
Позвонил, выпалил: "Рассказывай", - и замер в ожидании.
- Угу. Если сначала ТЫ мне кое-что расскажешь, - хмыкнул я, укладываясь животом на постель и глазея на новую - с двигающимися планетами - заставку на мониторе.
- Что?

Вы думаете, что я хотел снова вернуться к теме его первого сексуального опыта с Доком? Не-е-е... Не сейчас, по крайней мере.

- Как с Яном мирился расскажи-ка ты, моя прэлесть. Вернее, что ему при этом обо мне говорил!
- А... Епт... Пф-ф... А че я такого ему говорил про тебя? Да ничего не говорил!
- Да? А то, что я на стены кидался? А? Не говорил? Из-за чего сам потом к нему боялся подходить, не ты рассказал, не?
- Ну Ди-и-ин...
- Че Дин сразу, а? Вот как что, так сразу и Дин, да? Гад ты, Святуся, ну какой же ты га-а-ад... Нашел чем оправдаться перед братом, да?
Да не был я зол на него за это, чего уж там. Но промолчать в тряпочку все равно не мог.
- Сказал, да... Ну и что такого. Это же правда. Я не врал ему. Ну... Может, не сказал всей правды, но ведь не врал!
- О'кей. Ты сказал ему обо мне, а я о тебе скажу... - выпалил я.
- Э... Что именно?
- Что ты чуть в кому не впал! Про это и расскажу!
- О... Не-е-ет... Дин. Не надо. Что угодно, только не это! Ты не скажешь этого.
- Пачимуэта?
- А "патамуэта"! Потому что я тебя об этом попрошу. О-о-очень попрошу... - почти проскулил Свят, и я покачал головой, выдыхая с деланным возмущением.
- Блин... Какая же ты, Свят, сволочь, а? Все время на меня стрелки переводишь!
- Ну Динуся. Ну прости. А? Я больше не буду...
Я пару секунд молчал, возмущенно пыхтя, потом выдохнул:
- Ла-а-адно. Расслабься. Не расскажу.
- Хух. Ты настоящий друг, мой ангел! Не... Наоборот - ты настоящий ангел, мой друг!
- Ладно тебе... Не подлизывайся. Проехали.
- Ну о'кей... Это... И не издевайся, расскажи ты мне уже...
- Расскажи ему. Блин, знаешь, как я смущался? - шумно вздохнув, покачал головой, вспоминая те первые минуты перед разговором, когда пытался расслабиться. И ЭТО очень явно чувствовал и Ян.
- Догадываюсь, малыш... Честно, - неожиданно серьезно сказал Свят. - Знаешь, я ведь даже не был уверен, что ты на этот разговор все-таки решишься.
- Угу. Решился... Мямлил, как ты вчера, нервничал... Брательник твой это усек на счет раз.
- М-м-м... Ну он такой всегда. Чувствительный.
- Да блин, меня реально колбасило... Там не надо было быть чувствительным, чтобы это понять. Ладно. В общем... Он хочет такого секса.
- Оба-на! Януся-лапуся... Вот тебе и мальчик-зайчик, а? Весь в меня! - выпалил Свят с восхищением практически... - Я не сомневался!
- Провидец хренов... - я закрыл глаза, пальцами нажимая на глазные яблоки, и выдохнул. - Мне после этого еще тяжелее быть рядом с ним. Придурок ты, Свят.
- Во... Ты серьезно? А... Ну... Вообще-то я тебя понимаю.
- Придурок. Я не об этом. Ты что, думаешь, я боюсь ему задницу свою доверить?
- Не? Тогда... Чего тяжелее-то?
- А того, что я теперь этого ХОЧУ до потери пульса! Понял?
- Ох, бля... А он... Только тебя хочет, да?
Ну что за пипец, а?!
- Слушай... Ты сам просил все это от самого себя выяснять, так?
- Да, я помню. Но вдруг и обо мне говорили, а?
- Блин... Вот ты чудовище. Тебя так парит, хочет тебя трахнуть собственный брат или нет? Ты же к этому не готов, милый, помнишь? - съехидничал я.
- Ну... Я же не говорил, что это невозможно в принципе. Просто... Вот да, я хочу ЭТО знать! - выдал он шипящим шепотом и добавил, слыша мой смех. - Ржет он еще.
- Вот и спроси. Кто же тебе запрещает, милый?
О да. Я отрывался.
Знал, что не спросит он этого сам. Не-а... По крайней мере, вне постели он на это не решится. Да и там не думаю, что задаст этот вопрос напрямую. Скорее просто даст понять, что не прочь поменять позиции. А пока... Пока спросить об этом мог только я.
- Дин... Ну Дин.
- О... Не-е-ет. Сам, милый. Сам-сам-сам. О себе я узнал. Дело за тобой.
Тяжелый вздох.
- Я не смогу.
- В постели сможешь. Я так думаю.
Святуся помолчал.
- Наверное, да. Вот только неизвестно сколько ждать.
- Сколько нужно, столько и будем ждать.
- Да, это без вариантов даже. Просто я подумал... Ну мы с тобой все-таки отрывались и будем отрываться хоть изредка, да? А он...
- Свят... Бля, не до секса ему.
- Да понимаю я, Дин! Не идиот. Все я знаю прекрасно! - он шумно выдохнул и замолчал, да. Но я чувствовал, что он захочет продолжить эту тему. И не ошибся.
Он помолчал, я почему-то подумал, что он кусает губы так же, как и я сейчас, потом услышал его шумный вздох.
- Святусь... Говори.
- М... Ну... Дин... И это... Надеюсь, ты понимаешь то же самое, что и я... Что вот этот разговор наш с тобой - дебильный дальше некуда. И моя мысль вчерашняя тоже далека от гениальности и не вовремя, и не к месту. И не забываю я что может твориться в душе у мелкого, и как он уязвим сейчас. Это у него и так всю жизнь было, но сейчас... Когда есть ты. И есть я... - он говорил тихо, медленно. Практически с усилием. Но я не сомневался, что ему нужно все это сказать мне. Что молчать об этом еще тяжелее, чем говорить. - ... Я чувствую что ты для него значишь. Вся эта ситуация с возможной болезнью его пугает до смерти... Так же... Так же, как и меня... И не сомневаюсь, что и тебя... Ему очень тяжело. А если для него так, то и для нас с тобой тоже. По-другому и не будет... - Свят помолчал. - И я знаю, что это не мои догадки, Дин. Я вижу твои глаза, когда ты на него смотришь... - я и дыхание затаил. - Как сканировать пытаешься, даже если на губах улыбка... - я слушал его глухой голос и качал головой, чувствуя, как в носу щипать начинает. - Я просто... Может все эти заморочки, которые мне в башку приходят, для того, чтобы... Чтобы отвлекать самих себя от этого всего, а?
Я замер на несколько секунд, стискивая зубы. Потом сглотнул.
Мне как раньше крошило мозг от осознания того, насколько Свят ранимый внутри, под панцирем, который снимает только рядом с братом или со мной, и то очень редко, так, видимо, всегда и будет.
В голове пронесся сегодняшний вечер, эти потасовки, шутки... И понимал, что мы действительно прикрывали своим таким поведением истинное состояние непокоя. Нервозность, боязнь неизвестности.
Все это никуда не делось, не испарилось.
Мы просто это хорошо маскируем.
Все.
Ради себя, защищая таким образом и так напряженные нервы.
Ради друг друга.
И мой Зверь любимый. Такой же... Растерянный до отчаяния, с неспокойным сердцем. Но пытающийся ничего этого не показывать.
М-да. Умеет Свят мне мозг выносить.

- Ты... Свят... - прошептал я и несколько секунд слушал его дыхание, не имея возможности продолжить.
- Все хорошо, малыш. Прорвемся...

***


В понедельник у Яна еще с утра разболелась голова, и Свят его увел со школы с четвертого урока. Я когда узнал об этом, дергался до самого приезда к ним домой.
У Мозаика уже дома начало болеть еще и горло, его знобило, так что нам пришлось пока одним проворачивать дела, оставив своего мальчика на попечение мамули.
И, в первую очередь, после шести вечера поехали к Кириллу в его школу на тренировку по волейболу, перед этим созвонившись. Прежде всего, надо было поговорить с тем самым Юриком, который Кира и "обрадовал" возможным заражением от Белки.
Попали в разгар тренировки, сидели в зале на небольшой трибуне для зрителей, ожидая перерыва. Наблюдали за игрой, за снующим по площадке коротконогим и уже не очень молодым, но невероятно энергичным тренером, который постоянно орал и свистел, не забывали при этом следить и за Юриком - его нам показал Кир, когда смог подбежать на пару секунд во время игры.

- Если эта сука пошутила, я оторву ему яйца.
Я глянул на напряженного Свята - тот облокотился о колени и в нетерпении играл желваками - и даже не сомневался в том, что он это сделает.
- Нет. Не думаю. Слишком это тема не для розыгрышей.
И сам смотрел на этого Юрика: высокого, нескладного черноволосого пацана, с длинными тонкими ногами, мало чем примечательного, в общем-то, и на самом деле до одури желая узнать, что это действительно всего лишь очень жестокая шутка.
Мы дождались перерыва, и Кир сам подвел к нам парня, немало озадаченного таким вниманием к своей персоне.
Но перед этим я о-о-очень попросил Свята не психовать, да и вообще просто помолчать по возможности.
Мы поздоровались, Кир представил ему нас, и он с видимым интересом обратил внимание на Свята. Что? Кого-то напомнил?
Через минуту он точно вспомнит - кого именно.
Потом Юрик с Киром сели рядом на нижний ярус сидений, вытирая полотенцами потные шеи и лица, развернувшись к нам боком.
- Нам нужно знать точно, откуда у тебя такая информация насчет Белки... - я смотрел в его настороженные глаза, и видел, как он нервничает.
Ну... Эту его нервозность я очень хорошо понимал. Незнакомые парни, не маленькие такие. Со странными вопросами.
- А... - парень глянул на Кирилла. - Так это из-за того случая с ней? Все-таки была возможность заразиться? - И Кир не очень уверенно, но все же кивнул.
- Да. Из-за того...
- Понял, ладно. Короче... Я просто знаю парня, который работает лаборантом в том институте, где Белка раньше училась. И, это... Перед вылетом она какое-то время встречалась с одним арабом с четвертого курса... Ну да... Араб, по-моему... Или турок... Ну... Отец короче, оттуда откуда-то... А мать русская. Так вот, Белку за неуспеваемость отчислили, а через пару месяцев этот араб тоже куда-то делся... И Стас говорит, что слышал разговоры кого-то из профессорского состава, что этого парня забрал отец, от СПИДа лечиться за границу. И как-то все замяли, чтобы скандала не было. По-тихому его связи выясняли. Но открытого шума не было, и поэтому в самом институте об этом мало кто знает. Ну... Вот так вот... Это было всего с месяц назад. А Белку еще до Нового года отчислили. Так что... Ну я поэтому тебе и сказал. - Юрик глянул на Кира, кусающего губы, а тот уже перевел взгляд на нас, потом снова на Юрку. Кир уточнил:
- Так может она и сама в курсе того, что может быть заражена?
Я угукнул.
- Не знаю. Не думаю, - покачал головой Юрик.
- А чего сам ей ничего не сказал, если знаешь все? - не отступал Кир.
- А... Так я сам только на следующий день после бара об этом узнал. Стас просто в тот вечер там девушку свою ждал и видел нашу компанию. Ну и Белку... А через день мы с ним пересеклись и разговорились, и он спросил про нее и про то, в курсе я или нет... Ну и рассказал. А потом я сразу и предупредил Кира, когда его встретил на тренировке. Просто я же тогда видел, как Кир уходил из бара вместе со своим другом, ну и с ней... И понял для чего именно. Ну вот... - Юрик пожал плечами и обвел нас всех взглядом. - Все, что знаю.
- А все те из вашей компании в курсе о ней? Кто-то же мог ее видеть за это время? Ты никому больше не говорил? - Юрик посмотрел на меня.
- Да блин, я сразу всех наших предупредил. Ну... Тех, кто мог бы на нее какие-то виды иметь. Никто не знал об этом. Но она же не из нашей компании, а так... То появляется, то исчезает. Ну... И видимо пока никто ее не видел за это время. По крайней мере, я об этом не знаю.
- Но ты же можешь узнать точно среди своих, что к чему? Да? - это уже был Свят. И мне до ужаса захотелось взять его за руку. - Видели - не видели?
- Могу конечно, просто обзвоню всех... - Парень пожал плечами глядя на Свята. - Если что-то будет, я через Кира сразу передам. Сегодня мне пока никак... А вот завтра я всех обзвоню обязательно.

***

- Может, он действительно что-то нароет, да? Было бы здорово.
Свят, сидящий на пассажирском сидении рядом со мной, кивнул и отвернулся к боковому окну, глядя на мелькающие за стеклом огни.

Я понимал, что все то, что мы в эти последние пару дней смогли в себе хоть чуть-чуть сгладить, вернулось снова после разговора с Юриком и начало давить так, что мало не казалось.

Долбаная жизнь с ее сраными "сюрпризами".

Хотя эта же жизнь мне подарила такие необыкновенные отношения с близнецами.

Свят был подавлен, мне ли этого не чувствовать, и пока мы ехали к их дому, я больше не заговаривал. Ему просто хотелось помолчать...
Поэтому молчал и я.

- Вызвонить Яна? Может, ему уже полегче... - Свят глянул на меня, когда я остановился на стоянке. - Хочешь побыть с ним?
Я достал сигарету и откинул пачку назад на приборную панель.
- Знаешь, сейчас мне непросто с ним... Одним, - выдавил я и сунул сигарету в губы.
Свят смотрел на меня, на лицо, на эту сигарету, которую я так и не подкуривал. И ждал.
- Хочу его все время, - вытащил я сигарету изо рта и теперь аккуратно разминал ее в пальцах. Покусал нижнюю губу. - Вернее... Не так. Не в обычном смысле. Знаешь, я его сегодня несколько раз в школе издалека видел, пока вы не свалили, и мне казалось, что начинает не хватать воздуха... - я усмехнулся, стушевываясь. - Понимаю, что это бред, наверное, и все такое... Я бы еще мог понять, если бы у меня был спермотоксикоз, и я бы сходил с ума без секса, но вот так... Тут другое, бля. Мне... Мне до одури хочется вылизать его, как котенка... Просто какое-то уже почти болезненное желание... - я усмехнулся, пряча взгляд.
Все-таки я сказал именно то, что чувствовал, и Свят кивнул, даже не став глумиться.
- Можешь не объяснять. Ты просто сдерживаешь себя рядом с ним. Боишься даже прикоснуться лишний раз. И это все сильнее тебя напрягает. Я знаю, Дин. Тебе его не хватает. Не секса с ним, не его внимания, а просто ЕГО. Я хорошо тебя понимаю.
- По себе?
- Да. Мы вот как бы практически все время рядом, да? Но... Знаешь, я иногда ночью просыпаюсь оттого, что мне просто до жути хочется оказаться с ним в одной постели. Вот как тебе, не для траха. Просто обнять, прижаться к его спине, чувствовать дыхание, знать, что он тут со мной. И никуда не денется. - Святуся покачал головой, кусая верхнюю губу. - И знаешь, это я стал чувствовать сразу после того, как у него депрессия началась.
Я погладил его колено.
- Он говорил мне, что ты спал с ним в те дни. Приходил, ложился к нему в постель, обнимал и спал.
Свят кивнул.
- Да. Дай мне тогда волю, я бы его к себе веревками на ночь привязывал... Просто боялся, что он с собой что-нибудь сделает, пока я спать буду. И даже представить себе не мог, что через какое-то время у нас начнутся совсем другие отношения. Хотя... Наверное, уже тогда я его любил больше, чем положено. Так что, Дин... Я понимаю тебя так, как никто никогда не поймет. А между вами сейчас... Ну... Он же дает себя хотя бы целовать, да?
- Я... Нет, я не делаю этого сам. Он тянется ко мне, и тогда я и отвечаю.
- М... Короче, сам к нему с поцелуями не лезешь?
- Нет. Я просто боюсь его напрягать своими заморочками.
- Думаешь, он может испугаться, что не сможет тебя остановить?
- Да. Как-то так.
- Но... Ты же можешь сказать чего хочешь от него на самом деле. Ну... Просто побыть с ним без траха. Что хочешь только ласки.
- Ну... Наверное, да. Пока не решался. Вдруг не так поймет.
- А ты скажи так , чтобы понял. Я ни капли не сомневаюсь, что он тоже хочет этого с тобой...
- Да. Может и решусь... - я наконец-то сунул замученную сигарету в губы и подкурил, через пару секунд приоткрыв окошко, выдохнул.
- А ты... Вы с ним... Целуетесь?
- Хм... Ну... В принципе все то же самое, что и у вас. Я не напираю. Просто жду. - Свят приглушенно хмыкнул.
- А тогда, когда мирились...
- Тогда, да. Тогда целовались. - Свят взял из моей руки зажигалку, выбил огонек. - И я это... Когда он меня обнял тогда, - он хохотнул невесело, со смущением даже, - раскис... Он тебе не говорил?
Твою мать...
- Нет. Не говорил... - я смотрел на его лицо, глаза, в которых отражалось маленькое пламя зажигалки.
- Не смог я сдержаться... - он покачал головой. - Так стыдно было.
Дурак. Боже ж ты мой...
- Черт... Ты офигел? Чего стыдного-то? - Я положил руку на его затылок, сминая пальцами теплую кожу. - Не вредно иногда показать, что ты его любишь. Что очень волнуешься. Ему это важно знать, придурок ты.
Свят кивнул и сам потерся щекой о мое запястье.
- Да. Я знаю. Просто сейчас такое время, что не хочется передавать ему свой страх. Он же как губка. А ему и своего дерьма в башке хватает.
Я поджал губы, стараясь унять участившийся ритм сердца.
- Но... Я смогу. Я знаю. - Свят кивнул.
Блин...
Я притянул его к себе, касаясь губами шершавой скулы, и он, развернувшись, обнял меня за пояс.
- Я тоже это знаю. Но... Я так тебя чувствую иногда, твое внутреннее состояние, что... - я замолчал, поджав губы.
- Это тебя напрягает?
- Скорее пугает... Немного, но пугает. Это так необычно для меня. Хотя... Необычно все, что с вами связано, так что... Черт... - я подул на свою челку.
- Может, так и должно быть, когда...
- ... Когда любишь? - закончил я за Свята, и он кивнул, не отрываясь от меня. - Да, наверное...
- Если тебя это утешит, то не только у тебя так...
- Правда?
- Я тебе когда-нибудь врал?

***
  
   Мы еще с полчаса побыли вместе, решили, что завтра дергаться никуда не будем, тем более у Свята бассейн, да и нужно было время, чтобы Юрик прочесал своих друзей насчет каких-то новостей про Белку.
- И вообще, чтобы ты знал, я не хочу, чтобы вы с Яном без меня шлялись хер знает где... - выдал Свят, и я усмехнулся:
- Ты серьезно?
- Вполне. - Он дернул коленом и только потом посмотрел на меня. - Мне хватит того, что уже случилось, Дин. Надолго хватит.
Мне было безумно приятно. Ну вот не знаю... Да, я понимаю, что я мог бы там возмутиться, что типа за кого ты меня принимаешь, я что не мужик, в конце концов, да?
Но... Так выдрючиться я мог перед кем угодно, но не перед ним.
Я тихонько хмыкнул, покачал головой, глядя в сторону, поражаясь своей реакции на действия Свята.
А он и не стал никак комментировать это мое хмыканье.
- Пообещай, Дин, что при любом раскладе - срочно там, не срочно - без меня вы никуда соваться не будете. И что ты это, при надобности, ОЧЕНЬ настойчиво и понятно объяснишь и мелкому.
- Обещаю... - кивнул я, все так же улыбаясь как придурок, и очень надеялся, что во мраке салона он не видит этого.
Хотя... Он же не идиот, понимает, что я в этой его просьбе слышу не только желание лидера все контролировать, но и то, что для него очень важно знать, что с нами без него ничего не случится. Ну и... Все, что следовало уже из этого. Господи. Да надо ли мне это вам разжевывать, правильно?
А потом я позвонил Яну. А подняла трубку мама близнецов. Я даже опешил, потом испугался, что что-то с Мозаиком, но оказалось, что он просто-напросто заснул после приема жаропонижающих.
Мама предположила, что это грипп, и собиралась с утра вызвать врача.
Я разговаривал с Александрой Геннадьевной, чувствуя, как напряжен Свят, а потом он просто выдрал у меня из рук трубку:
- Мама, какая у него температура? Может скорую? Да? А... Ну хорошо. О'кей, я понял. Я приду скоро. Мы тут возле дома в машине, не переживай. Помню про уроки! Все сделаю. Время еще детское. Пока, я скоро.
Свят отключился, сунул мне трубу в руку и откинул голову назад:
- Черт.
- Может не грипп? Просто простуда... - наивно предположил я, до ужаса боясь, что если это так и клоны заболеют оба, то я их дней десять вообще не увижу.
- Завтра будет видно. Сейчас нажрался таблеток, температура спала.
- Блин. Хоть бы не грипп. Ты же тоже подхватишь, да? А я... Один. Черт.
- Успокойся. Завтра будет видно.

***

Проснувшись утром во вторник, Ян не смог говорить, вызвали врача, обнаружили сильную ангину и до пятницы ему дали больничный, предупредив, что если к концу недели будет держаться даже невысокая температура, чтобы снова вызвали врача на дом.
Я знал, что буду дико тосковать от невозможности его видеть, но ничего другого не оставалось, как просто тупо ждать его выздоровления.
Святуся, гад, фашист чертов, меня к нему не пускал, боясь, что и я подхвачу инфекцию.

- Тебе можно быть рядом, да? А мне нет?
- Придурок, я плаванием занимаюсь, и мне не так-то просто заразиться! У меня иммунитет сильнее, понял? И не мечтай даже! Потерпишь пару дней! Ничего с тобой не сделается! И так перезваниваетесь по сто раз на день, блядь!
- Перезваниваемся, ага! Да он и слова мне сказать не может!
- Но ты-то можешь?
- Бли-и-ин, садист! Я скучаю!
- Это не смертельно!

Ну? И что можно было возразить? Да ничего.
Я просто возмущенно пыхтел, понимая, что этот засранец прав.

У Юрика для нас новостей не оказалось, но мы попросили у его соседа, того самого лаборанта, узнать, не остались ли в институте какие-то данные на Белку, может, есть возможность как-то связаться с ее родственниками..

А я продолжал скучать дальше, по нескольку раз в день просто звоня своему молчащему эмо и наговаривая ему на ухо всякую нежную, а иногда просто чушь. И знал, что, слушая мой голос, чего бы я ему там не нес, он улыбается.

В четверг Кир нам дал номер домашнего телефона родителей Белки, который сосед Юрика узнал даже и не в деканате, не в документах, оставшихся после зачисления в институт, а у ее земляка с бывшего курса ( кстати, как я понял, именно с этим парнем уже сталкивались Ян и Кир раньше, но толку от этого тогда было ноль), и, видимо, в самих оставшихся в институте записях не оказалось этого номера, иначе бы при другом раскладе, еще когда выясняли связи того иностранца, вышли бы на ее родителей.

Ну и мы позвонили по межгороду. Кстати, у Белки оказалась имя - Инна.
Короче, не стали вдаваться в подробности, когда позвонили, даже не сказали, что она уже не учится в институте, просто спросили, как можно ее найти или номер телефона. Мать ответила, что Инночка (блядина такая) потеряла свой мобильный и звонить ей пока приходится редко и на домашний телефон, так что нет возможности дать нам ее номер. А ее, если очень нужно, можно найти и в институте, на таком-то факультете, на таком-то курсе... И бла-бла-бла...
Угу. Коне-е-ечно. Как только, так и сразу.

- Блядь... Надо было сказать, что их дорогая Инночка проститутка еще та, да еще и возможно, что с ВИЧ-инфекцией! Предки ее бы и сами быстренько нашли! - Святуся рвал и метал, когда мы выходили из главпочтамта, откуда и звонили.
Я улыбнулся:
- Знаешь, а эта хорошая мысль, кстати... Я так думаю, что если мы ее в ближайшее время не найдем, то так и сделаем, да?
- И не сомневайся даже. Долго я ждать не буду... Максимум неделю.
Вот, так что мы даже чуть успокоились после этого звонка ее родителям, по крайней мере, мы знали, что она им иногда звонит, а это уже было хорошо.

***

И на самом деле до конца недели не было продвижений, и в пятницу, которую я так ждал, надеясь, что Яна выпишут, этого тоже фиг дождался... К нему даже голос еще не вернулся, какая там выписка, блин...
И в ту же пятницу отец мне заявил, что мы все вместе вечером едем на выходные за город в пансионат, и что уже забронирован для нас номер до понедельника.
Я чуть не взвыл сначала.
Ну да, я знаю: сауна, бассейн, массаж, бильярд, закрытый теннисный корт и все такое, но...

- Езжай, придурок... Вернешься как раз ко вторнику, а там, может, и Яна выпишут. Ты же видишь, что пока затишье... А потом, когда все соберемся, и подумаем, что делать дальше... Скорее всего, на самом деле придется снова звонить ее предкам и все выкладывать... - заявил мне Святуся, когда я позвонил ему, еще не решив, ехать или отбрыкаться от всей этой фигни.

Короче... Без желания, но я поехал. И то, только потому, что Свят к этому отнесся нормально. Если бы я хоть капельку ощутил, что ему важно, чтобы я остался - ни фига не поехал бы конечно. И уж не мог я не пообещать моему чудовищу поотрывать все что плохо приклеплено к его телу, если надумает "вспомнить" в эти дни без меня о Доке или о других с этой компании... За что и узнал о себе много нового. Сука.

Ну... Там было нормально в принципе, если бы не мамулины закидоны насчет обращения моего внимания на девушек.
- Ой, Ангел, смотри какая девочка симпатичная... А эта? У нее такая красивая улыбка! Ангел, а вон та? Нет? Ну чего ты кривишься? Пообщался бы...
Бля-я-я...
Хорошо хоть отец попросил ее оставить меня в покое, типа сам разберется, не маленький уже...
Пасиб, папуль... Я уже разобрался. И тех, кто мне был нужен - там не было.
Не, ну я-то не чистый гомик, конечно, и, может, в другом случае я с кем-то бы и замутил на пару деньков, но уж точно не сейчас.

Я скучал. И снова звонил, слал эсэмэс. И хотел к моим клонам...

Наконец-то в субботу вечером начал понемногу возвращаться к Яну голос... О-о-о... И какой это был голос... Секси. Хриплый, низкий, почти шепот... Но такой завораживающий...
Правда, он еще говорил с трудом, но для меня и несколько слов от него услышать было за счастье.
За три дня я загорел в солярии. Без белья загорал. И выглядел просто супер. Не сомневался даже, что моим мальчишкам это понравится.
В понедельник вечером, когда мы вернулись домой, дергаться к клонам было бесполезно, Свят был в бассейне, Яна еще не выписали, и я устал с дороги, короче, вырубился и проспал до утра.

В школе народ, завидуя, офигел от меня такого, выглядевшего как только что с курорта. А у меня с самого первого урока было шило в заднице... Я просто знал, что Янусю должны были выписать, а это означало, что я его сегодня - СЕГОДНЯ!!! - наконец-то увижу...
На Свята я нарвался уже на первой перемене, и он, уставившись на меня, вот такого, украдкой облизался, покачав головой, а я ему показал средний палец, поиграв бровями.
Поздоровались, короче.

По Яну я соскучился ужасно... Блин, мне реально казалось, что я его не восемь дней не видел, а месяц.

На четвертом уроке мне на трубу упала эсэмэска:
"Выписали. Хочу тебя видеть. Смертельно..."

Бля. У меня аж в мозгах помутилось...

Ну разве можно ТАК со мной, а? Это же запрещенный прием. Садисткий практически.
И что, люди? КАК можно было после такого высидеть еще три урока???
О, не-е-ет. Может кто-то бы и смог, но не я.
И сразу же я скинул две эсэмэс. Одна предназначалась Святу:
"Милый, прости, я срулю к Яну, его выписали... НЕ МОГУ БОЛЬШЕ!!!"
На что через несколько минут пришел ответ: "Псих влюбленный)) Вали..."
И вторую послал уже самому виновнику того, что мой мозг сейчас раскрошен напрочь:
"Я еду к тебе! К ЧЕРТУ ВСЕ!!!"

И да... Я рванул к нему вместе с рюкзаком, не заезжая домой, не думая ни о чем, кроме того, что через полчаса я смогу обнять ЕГО. Наконец-то!

Я знал, что он меня будет ждать. И, да... Не думайте, я не надеялся, что мне обломится с ним кусочек секса, не-а... Сейчас я был счастлив его просто увидеть. Ну а если будет чуть больше... Если он позволит подарить ему немного нежности и подарит крошку ее и мне - это будет для меня верх желаний.

В подъезде квартиры близнецов я даже и не попытался вызвать лифт. На это у меня не было терпения... На пятый этаж я просто взлетел, расстегивая на ходу куртку, и прилип к звонку, ожидая, когда услышу щелчок замка...
Щелкнуло... Распахнулась дверь, и так же как распахнулась она, я распахнул на себе и курточку, сгребая к своему теплому телу черноволосое любимое создание, по которому дико тосковал, смеющееся, обзывающее меня психом, затягивающее меня в квартиру, пряча наши отношения от чужих глаз...
- Господи... Ты невероятен. Придурок. Ты что от самой школы бежал? - шептал он мне в губы, обнимая за талию, заставив привалиться спиной к стене, а я, дыша после бега как затраханный до смерти динозавр, млел от его голоса, жара дыхания и запаха волос.
- Почти...
- Дин... Какой же ты...
- Какой? Скажи, Ян...
- Такой... Мой такой. Красивый. Очень... Я ревновал тебя... Хотя, если бы я знал, что ты там еще и загораешь, ревновал бы еще больше.
- Дурак... - я почти скулил. - Знал бы ты, как я скучал.
- Правда?
- ...очень.
- И я... Очень-очень...
- Как ты себя чувствуешь, как горло? Еще немного хрипишь.
- Все о'кей. Пройдет. Не обращай внимания.
- С ума сошел? Как не обращать? На тебя... Не... Об... Ра...щать... Я не у... Ме... Ю...
Я касался губами его левой щеки, при этом стараясь не тереться о только зажившую бровь, и осторожно продвигался губами к уголку его губ и молил его дать мне себя поцеловать, гладя по спине, прижимая его, положив ладошки на поясницу, заставляя прогнуться, чувствуя под тонким свитером низкий пояс джинсов.
А он улыбался и не отстранялся ни телом, ни лицом, и это было замечательно. Я так ему был за это благодарен... И почти не чувствовал его напряжения.
На физическом уровне его уж точно не было, скорее просто интуитивно я знал: он не может не понимать насколько я хочу его, а это означает, что я могу попытаться зайти дальше, чем он может мне позволить.
Но я не собирался претендовать на большее.
А, скорее всего, как и предлагал Свят, на самом деле просто осмелюсь попросить у него немного ласки для себя... И взамен отдам в сто раз больше...
- Сними ты ее уже... - Ян дернул меня за полу куртки, и я кивнул:
- Как скажешь...
А потом я снял и куртку, и обувь, зафутболил в угол рюкзак, и, выдохнув, развернулся к наблюдавшему за мной Мозаику.
- Голодный? Может покормить тебя? - этот еще не совсем восстановившийся голос, взгляд, ощупывающий мой загорелый фейс, блин...
- Голодный... Только не в том смысле, - я улыбнулся скромно, почти стесняясь того, что только что сказал, и Ян склонил голову, вопросительно глядя на меня.
А я подошел и оперся руками в стену над его плечами.
- Расслабься, котенок, ладно? Не слушай меня, придурка... Я... Может и похотливый ублюдок, но умею себя контролировать.
- Блин... Ангел... - он притянул меня к себе за шею. И я знал, что ему хочется просить у меня прощения. И знал за что...
- Малыш, ну ты чего? Все о'кей... Трахнуться я могу и с твоим братиком... Ты же знаешь. А с тобой... У меня крышу рвет, Ян... Я так хочу...- и я решился, понимая, что это самый лучший момент для такой просьбы, - ... Просто ласкать тебя. Позволишь? Я... Остановлюсь сразу же, если ты скажешь: "Стоп". Ты же доверяешь мне, правда?
Ян, замерев, тепло дышал мне в плечо несколько секунд, а потом задал вопрос, от которого я чуть не скончался от счастья:
- Ты такой весь загорелый?

***

Лежа на спине Яна, я тихонько терся об него всем телом, изнывая от желания, все выше подтягиваясь к плечам, до которых задрал свитер, и теперь пытался его стащить совсем. Справившись и откинув ненужную вещь подальше, поцеловал взлохмаченный затылок.
Сдерживая скулеж, огладил голые, худенькие, но довольно широкие, и такие теплые плечи, ощущая мышцы, выступившие на предплечьях из-за поднятых вверх рук. Откинув волосы, вылизал ушко под его мычание, чуть поиграв с мочкой языком, тихонько засасывая ее...

И целовал... Целовал... Целовал... Снова и снова...

Шею, скулу, затылок, плечи, руки, пальчики, слушая тихие стоны моего мальчишки.
Яна вштыривало все больше, я это не просто чувствовал, я это видел.
Он хотел меня. До дрожи. До мурашек, покрывающих обнаженную кожу, и мне пришлось у него даже спросить, не холодно ли ему, и он, смущаясь, ответил, что вовсе не от холода его так трясет...
Вот так вот.
Возбужден был так, что этого не скрыть.
И я говорю не о том, что у него на меня встало и трясло, как в лихорадке, было бы странно, если бы после почти месяца, как мы не были вместе, этого не произошло... Я о том, что ощущал сам: его желание такой силы, что он мне сейчас отдастся беспрекословно.
Не скажет: "Стоп". Не сможет...
И не просто на все наплевав, а потому что не найдет сил вспомнить, что ЭТО он себе разрешить не имеет права.
Но, как бы там ни было, я не мог позволить самому себе нырнуть безоглядно в те ощущения и желания, что бушевали во мне. Такое я мог позволить со Святом, не боясь потерять контроль, но не с Мозаиком, и не собирался воспользоваться его таким состоянием.
Я бы себе потом этого не простил... Надеюсь, вы меня понимаете.
До ужаса боялся и того, что он может вдруг осознать, что происходящее - это именно то, чего он опасался столько времени, и тогда он мог меня просто оттолкнуть и морально и физически, вернувшись в то свое состояние... И тогда это будет реальный пиздец.
Поэтому я знал - очень важно, чтобы он ясно понимал, что с ним происходит, и чтобы на это шел сознательно...
А пока я делал то, что мы могли оба позволить. Я вылизывал его.
И в прямом и переносном смысле.
Предплечья, лопатки, позвоночник, открытую поясницу, ямочки на ней... А потом прижался губами к его уху и прошептал:
- Янусь, можно мне расстегнуть на тебе джинсы, а?
Он кивнул. И я благодарно поцеловал его в уголок губ.
И запустив руку под него, чуть приподнявшего бедра, чтобы мне было удобно, чувствуя, как сокращаются мышцы на животе, медленно расстегивал пояс, ширинку...
Забрался ему в боксеры, к паху, нащупал отросшие волосы на его обычно гладком лобке, и это почему-то показалось сейчас таким невероятно трогательным... Слыша рваное дыхание, аккуратно начал ласкать, чуть развернув его на бок, прижимая к себе спиной, обнимая одной рукой, чувствуя под пальцами колечко в соске, нежно его теребя, продолжал целовать и плечи, и шею, и в губы, когда он поворачивал ко мне лицо, сам при этом стискивая пальцами джинсы на моем бедре.
И мне до ужаса хотелось их с себя стащить, так же как и рубашку, и ощущать своего парня всем телом... Прикасаться своей голой кожей к его, такой же обнаженной и горячей. Но я не спешил. Хоть и мог кончить в любую минуту себе в штаны, бля... Но все-таки надеясь, что продержусь как можно дольше. А когда стало совсем невтерпеж, я попросил:
- Я сниму все, о'кей? Просто хочу всего тебя чувствовать... Ты не думай, я не...
И потом, получив разрешение и на это, разделся сам, и содрав с него и джинсы, и белье, вылизывал уже и ягодицы, бедра, а мой мальчик, влажный и от возбуждения, и, видимо, и от слабости после болезни, подо мной сходил с ума... Я и сам был такой же... Голова кружилась, сердце билось как ненормальное, вены распирало давлением от адреналина, но я чувствовал себя не просто замечательно, это был чистой воды экстаз, заполнивший меня, тающего от нежности и восторга, полностью.
Его хриплый шепот не давал нормально дышать, сбивая ритм сердца.
Я гладил его нежную кожу, выцеловывая каждый открытый миллиметр, и реально был как под кайфом от кромсающей мне душу острой нежности...
И он полностью открывался для ласк, что крошило мне мозг все больше, сам иногда направляя мою руку и по своему члену, и ниже, когда я, лаская его пах, мошонку, чувствовал, как он сам сжимает свои пальцы на моих, заставляя увеличивать давление, напор... Его выгибало в моих руках и трясло, и когда он первый раз кончил, с таким замечательным стоном, прижимая при этом мою ладонь свободной руки к своей груди, где долбилось сердце, так сильно вздрагивал всем телом, мокрый, нежный, любимый, что я, сдерживаясь, как мог, чуть слезу не пустил...
Через полминуты довел и себя до оргазма, уже перевернув Мозаика на спину, целуя грудь, расслабленный живот... И короче, кончил, когда терся членом о его бедро...
И все это не было окончанием в обычном смысле слова. Скорее - началом.

Мы обкончали себя, постель, так что потом с нее пришлось белье сдирать и отправлять в корзину для стирки, а самих себя засовывать под душ...
Но это было почти через три часа, перед приходом нашего Зверя, позвонившего заранее.

Я наконец-то оторвался...
Я был счастлив, расслаблен и удовлетворен.
По крайней мере, наиближайшие несколько часов.

Только насрать на ЭТО было моему голодному монстру, который, припершись домой, окинув нас таких блаженных, с мокрыми волосами, пристальным взглядом, нежно назвал суками, усмехнулся, накормил свой желудок с помощью своего брата, а потом решил утолить еще и сексуальный голод.

Мной, конечно...
Тут и удивляться было нечему: мы не были вместе больше недели.

Так вот, я это очень четко понял, когда мое чудо после выкуренной сигареты и чашечки кофе, став в проходе гостиной, окинул сначала взглядом прикорнувшего на диване Янусю, вымотанного и мной, и едва прошедшей болезнью, вздернул брови, уже глядя на меня, типа: "Что же ты, сволочь, с мальчиком сделал...", стал внаглую одной рукой расстегивать на себе ширинку, а вторую протянул мне...
И не оставалось ничего другого, как осторожно подняться с дивана, чтобы не потревожить мелкого, выключить плазму, подойти и принять его руку, а потом еще и тихо сказать, почти касаясь теплых, пахнущих кофе и сигаретами губ своими, начиная млеть от предвкушения и появившегося пульсирующего теплого комка внизу живота:
- Дай мне минутку... Надо постель застелить...
И услышать в ответ:
- Твою мать... Что же вы там, гады, такое творили, а? Постель содрали... Один вообще в осадок выпал...
- Хочешь, чтобы я тебе это рассказал?
- Не-а... Чтобы показал хочу... И это... Попка у тебя такая же загорелая, как и морда?
Я усмехнулся.
- Не поверишь... Но тот, что выпал в осадок, тоже хотел знать именно это...
  
   Часть четырнадцатая.
" Тела притягиваются... И оттягиваются! или Любовь - заболевание нежностью..."



- Эй, монстр...

Кинув на застеленную постель плед, я развернулся к Святу, уже успевшему содрать с себя рубашку и принявшемуся за джинсы.
- Ты куда-то торопишься, милый? М?
Удивленно взметнувшиеся брови, чуть прищуренный, затуманенный желанием взгляд.
- Что-то не так, Ангел? Ты хочешь раздеть меня сам?
Пара шагов и толчок ладонями в его плечи, почти грубо откинувший к стене.
- Ох... Мама... - невольный выдох мне в лицо, когда я вдавливаю в его теплую грудь ладони, пальцы, ощущая ими напрягшиеся мышцы и затвердевшие от возбуждения бусинки сосков.
- Не гони лошадей, а? - шепот в его губы.

От него так славно пахнет крепким кофе и сигаретами. И им самим...

- Нам некуда торопиться... Да, я сам... Все... Сам... Хочу...
Перемещаю руку с груди на шею, ласкаю ее, заставляя чуть откинуть назад голову, а потом несильно сдавливаю...
- Твою... Малыш... Ты сегодня в ударе? Мне пора начинать тебя бояться или как? - почти хрип и Свят, перехватив мою руку, освобождая шею, выдохнул:
- Что ж ты, сучонок, творишь... - и потянулся к моему приоткрытому рту губами.
Я отстранился, втискиваясь в него бедрами, чуть сжимая пальцы на его груди, улыбаясь, хитро глядя на него.
- Не так быстро... - качаю головой, хотя у самого ломит скулы от желания це-ло-вать.
От желания чувствовать его горячий рот своим...

Свят недовольно выдохнул, одаривая тяжелым, полным томления взглядом, со зрачком вполглаза:
- Су-у-ука...
Моя небрежная улыбка в ответ, шепот: "Я же просил - не торопись...", - и накрытая языком верхняя губа...

Начиная издевательски медленно расстегивать на себе рубашку, слежу за ним, за его пожирающими меня глазами.
За играющими желваками на точеных скулах...
Его пальцы сминают ткань джинсов на моих бедрах, и я понимаю, что он сдерживается, чтобы не сорвать самому эту чертову рубашку, так мешающую ему...

И он все-таки не выдержал, когда я , играя, кокетничая, начал вытягивать её из-под джинсов, и сделал это уже за меня... Так же нетерпеливо, как и стянул потом ее с моих плеч, окидывая взглядом загорелое тело.
- Мама дорогая... Ты шика-а-арен, мой Ангел... - теплые пальцы скользили по болезненно чувствительной коже, задевая напряженные соски.

Чувствуя это, хотя правильнее будет сказать - терпя, сдерживался, чтобы не стонать откровенно так... По-блядски...
А ведь так хотелось!

Он покачал головой.
- Обалденный загар... Ты Яну мозг не свернул? Таким вот... Собой таким, а?

Я только усмехнулся.

Аккуратно протолкнул коленку между его ног, заставляя развести бедра чуть сильнее и, просунув руку между нами, подхватил под пах, сжал через джинсы, выдирая этим из него испуганный судорожный выдох.
- Бля! Аккуратнее! Раздавишь же, гад... - и он нервно втиснул мне в бедра сильные пальцы.
- Тш-ш-ш... - касаюсь его лба своим, глядя на чуть вздрагивающие губы, такие дразняще-нежные, разжимаю пальцы на паху, теперь осторожно теребя мошонку в ладони. - Я же аккуратно. Ты же мой... Как я могу хотеть испортить что-то свое?
- Пипец... Мое - свое... Вот т-ты реальный ублюдок... - почти скулеж, заставивший меня улыбнуться.
- Да... Я такой... И не ори... Мелкого разбудишь...
- Больно же... Зараза ты... Надо... Зак... Закрыть... Дверь... - тяжело сглатывает, и я, даже не видя этого, знаю, как замечательно сейчас дернулся его кадык.
- Закроем... Обязательно...
- Сейчас, Дин... Надо... Ну? - он чуть боднул меня лбом в скулу.

Усмехаюсь, отпускаю и отталкиваюсь, видя, как мой монстр, расслабляясь, склоняет голову, кладет ладошки на стену рядом с бедрами, закрывая глаза.
Мне кажется, что я даже слышу облегченный выдох и понимаю, насколько он был напряжен, даже если мне это только послышалось...
- Сука... Чем ты занимался за городом, а? Кто тебя так... Так вздрючил-то?
Взгляд исподлобья, пристальный, изучающий...
Хмыкаю...
Кусая губы, скидываю рубашку, высвобождая руки из рукавов, швыряю ее на кресло, прикрываю дверь и возвращаюсь.
- Все? Так? Спокоен теперь? - оглаживаю обнаженную шею, плечи, он снова поднимает голову и, глядя в глаза, кивает.
- Ты не ответил, Дин...
- Я просто... Просто делаю, что хочу... Ты против? Мне остановиться?
- Только попробуй, гад! Раздраконил и в кусты? - а на губах появляется такая замечательная улыбка.
"Святовская" улыбка. Чуть глумливая, хитрая... Призывно-похабная...

О... Е-е-е...

- Я скучал... - и розовый, влажный кончик языка, так невыносимо пошло ласкает верхнюю губу.

Дря-я-янь же, а?

Мои пальцы загребают его челку, задирают наверх, оставляют взъерошенной, открывая чистый, уже начавший покрываться испариной лоб.
И молниеносный рывок вперед к моим губам, и горячий мазок по ним тем самым языком...
Отшатываюсь, поздно, правда, но с матом, глядя в его лучащиеся озорством глаза.

Один - ноль, епт...

- Зара-а-аза... Скучал? Я знаю... Не шалил без меня? - невыносимо строгий взгляд ревнивого любовника и ответная усмешка.
- Угу... Чтобы ты меня пришиб? Я не самоубийца, Дин... Не-а...
- О... Ты так боишься моего гнева, маленький?
- А ты? Моего не боишься? Надеюсь... Ты тоже хочешь пожить подольше... - его пронизывающий взгляд, в нем нет смеха, хоть разговор вроде бы и шуточный.

Подаюсь вперед, резко, но совсем не сильно, прикусываю его губу, положив руку на затылок, понимая, что он дернется и стукнется им о стену.
- Твою... Дин... - О да, он вздрогнул. А я засмеялся этому. - Ты... Ты псих, Ангел... Садист чертов...

Один - один...

- Ты не ответил... Я жду...
И теперь уже я касаюсь легонько своим языком приоткрытых губ моего чудовища, чувствуя дрожь в его теле, пальцах, нервно стискивающих кожу на голой спине...
- Ты тоже... Не ответил... - и подставленные губы, так не желающие остаться без влажной горячей ласки, приглашающие продолжить...

- Я не... Не хочу. Никого. Другого... Только ты и твой клон... - я.
- И я... Не хочу... Кроме тебя и ЕГО... - он.

М-да... Ничья.

И еще один укус, нежно засосанная в рот его губа, и теплые ладошки на моей прогнувшейся пояснице, с силой прижимающие меня к его истомленному желанием телу.
Тихий стон удовлетворения, переходящий в хрип, когда обычный поцелуй невозможно не превратить в глубокий...
О-о-очень глубокий. Такой, что немеет сердце от дикого прилива адреналина в кровь, и начинают слабеть колени. И... Гибкий острый язык, так бесстыдно хозяйничающий во рту, что нет сил удержать восхищенный скулеж и не прижаться к жаркому телу еще крепче.

Мой такой.

Невероятный... Нежный... Грубый... Дерзкий... Сумасшедший... Невыносимый...
Мой...
Тонкие пальцы под резинку боксеров, сильно сжимаю ягодицы, и он напрягает на них мышцы. Я чувствую это и улыбаюсь в поцелуе, крошащем мозг, возбуждающем все сильнее.

Успокойся. Я хочу...

Поглаживаю его попку, чувствуя мурашки на ней, дыбом вставшие нежные волоски и не могу не улыбаться.

Ты такой...
Всегда чувствую твое волнение, как бы ты не старался это скрыть, мой милый...
Но я никогда не показываю, что знаю это.
И не щажу тебя, когда беру. Тебе это надо, иногда ты сам хочешь секса, не будучи как следует подготовленным...
Я не знаю, зачем ты это делаешь. Нетерпение? Я не верю...
Не верю в это... Ты... Ты просто не хочешь показать, что боишься боли, да?
Не хочешь показаться неженкой?
Только мне это не нужно... Я и без этого знаю, что ты сильный... Сильный, но такой ранимый... И это заставляет любить тебя еще сильнее... А ты, глупый, этого не понимаешь...


Выдираю свою руку из его штанов и, оторвавшись от губ, облизываю пальцы, беря их в рот целиком...
- Блядь... О, не-е-ет... - хрипит он, понимая, зачем все это, но я снова затыкаю ему рот поцелуем и возвращаю руку на место - за его пояс - после выдоха:
- О, да-а-а...

Расслабься. Мне надо...

Мои мокрые пальцы скользят между ягодиц, опускаясь все ниже, а его все сильнее судорожно вжимаются мне в поясницу.
Сука... Больно же.
Зря... Ведь знает, что я не отступлю, если хочу ТАК. Без "боя" не сдам позиции, никогда не сдавал и не собираюсь, не-а...

Он зажимается, вздрагивает, резко выдыхая...
Господи... Как же мне крышу рвет, когда он такой.

Я знаю, что все его ощущения и оголенные нервы внизу, там, где я его сейчас касаюсь.

О да...
Втягивает воздух сквозь сжатые зубы, когда нежно обвожу сжатые мышцы. Судорогой сводит упругий живот с обожаемой мной до потери пульса блядской дорожкой на нем.
Не выдерживает и глухо выстанывает. И так, что начинает кружиться голова...

Мама дорогая... И это тот, кто перетрахал половину геев нашего города?
О'кей... Знаю, что в отличие от них всех, я единственный, кто имеет его.
Знаю, что я для него совершенно другое... Другой.

Нежно касаюсь губами его шеи, целую успокаивающе...
И хочу успокоиться сам.
Плавится рассудок, вздрагивая как горячий воздух над раскаленным асфальтом... И я не могу это остановить...
Экстаз такой, что в ушах жарко и долбит пульсом в виски... Мои? Его?

... И в то же время сознание такое ясное и четкое, будто хапнул порцию чистейшего кокаина...

У меня сейчас тоже все нервы там... На кончиках пальцев, которыми ласкаю.
Это невыносимая пытка не только для него, но и для меня, так было всегда.
Когда он сходит с ума в моих руках, мне кажется, что я могу ... хочу умереть.

Я ощущаю каждой клеточкой своего тела, как по его венам хлещет кайф, всепоглощающий и сметающий все на своем пути, как мощная лавина.
Чувствую каждую его истерично дрожащую клеточку... Всей кожей ощущаю жар его внутреннего состояния. Оно перетекает от него ко мне... И обратно...

И знаю, что в такие минуты он не принадлежит себе.
Совершенно...
Он мой... Мой... И от этого хочется реветь.

Коленом заставляю его сильнее раздвинуть ноги, он вроде даже сопротивляется, для порядку, недовольно сводя брови, но все-таки подчиняется моему желанию.

Умница...

- Расслабься... - шепчу и еще раз обвожу подушечкой сжатые мышцы, аккуратно ввожу в него палец, и он не выдерживает и, оторвавшись от моих губ, запрокидывает голову с шумным выдохом.
- Га-а-ад...

Ну, ты же знаешь... Я такой.

Меня раздирает на сотни маленьких Ангелов, а он такой... Беспомощный совершенно от накатывающего острого наслаждения. И нет возможности мне в глаза смотреть.
Но зато я смотрю пока есть силы и не отвожу взгляда от розовых, бесстыже зацелованных, влажных, покусанных мной самим его губ, приоткрытых сейчас.
И продолжаю сладкую пытку, лаская все глубже, где горячо и так узко, входя в него уже двумя пальцами...

Пульсирующий... Весь.

А потом он начинает двигать бедрами, все сильнее расслабляясь, хватая ртом воздух, все так же оставляя на моей коже синяки, а я касаюсь губами испарины на его шее и висках, слизывая ее, впитывая его вкус...

У обоих почти подгибаются колени, понимаю, что скоро придется моего расслабленного Зверя перекантовать на постель и продолжить уже там...
А пока...

Пока он отдается моим пальцам... Все сильнее разводя ноги, и я почти и не чувствую его напряжения. Накативший экстаз вытесняет все остальное.
И мой Зверь отдается ему так же, как и мне... Моим ласкам, моим рукам.

Я, не прекращая растягивать его, склоняюсь к груди, тереблю языком сосок, прикусываю и зализываю, а совсем рядом бьется в ребра заведенное адреналином и безудержным желанием его безумствующее сердце...

Целую, оставляя влажную дорожку от соска к ямочке на ключице, вылизываю ее, и перемещаюсь к шее... К невероятно сильно бьющейся вене ...
Концентрируясь на ней, такой невыносимо живой, касаясь кончиком языка, замедляюсь ненамеренно, теряя напор там внизу, и Свят, недовольно выстонав, хрипит сквозь зубы:
- Бля.... Не останавливайся... Не вздумай!

А я и не собирался... Просто чуть отвлекся.

Он на пределе.

Знаю, как ему сейчас в облом будет оказаться без моих пальцев в его попке, но ничего не поделаешь, если придется перебраться на постель.

И я решаюсь на другое... Так будет быстрее...

- Сейчас милый... Дай мне пару секунд...

Медленно вынимаю из него пальцы, а потом в несколько движений сдираю с его бедер джинсы, белье, становлюсь на колени, завожу ту же руку под пах и, возвращая пальцы на место, в жар его тела, раздвигая ими трепещущие стенки, и накрываю ртом стоящий колом член...

- О да-а-а... - выдыхает с благодарностью и сразу кладет мне на затылок ладошку.

Не направляя, просто гладя кожу под волосами.

И я начинаю вылизывать его вздрагивающий член.
Терпкая смазка и нежная кожа...
Языком и губами, все так же трахая его пальцами.

Я хотел, чтобы он кончил. Он более вздрючен, чем я... И это понятно, до него я был с Яном...
Нежно обсасывая головку, обводя ее языком, игрался с уздечкой и дырочкой, зная, как это нравится моему монстру... А он тихонько постанывал, купаясь в экстазе, сминая мои волосы...

Но я начал подводить его к оргазму, увеличивая темп и напор вхождения, цепляя при этом ту волшебную точку, при прикосновении к которой начинаешь забывать свое имя...
Свят уже мог только тихонько поскуливать, тяжело дыша, сжимая основание члена свободной рукой, а я не сомневался, что еще самое большее полминуты и он "взорвется".
Был готов к этому...

- А-а-а... Кончу... Отвали... - глухой хрип и моя улыбка.

Угу... Ща. Размечтался.

Я лишь увеличил напор, и почти сразу в небо ударила теплая волна...
За ней еще и еще...
Спазматически вздрагивающий член у меня в руке... И откровенные стоны, которыми захлебывается Свят, теряя остатки сил держаться на ногах...

***

После того, как мой ненаглядный кончил сам, опускаясь на колени, заваливаясь на меня без сил, тут же еще дрожащими руками расстегнул на мне джинсы и вот так, прямо на полу, целуя в засос, вылизывая мой рот со своей же спермой, заставил кончить только от его руки...

У меня даже не было времени и возможности возразить...
Хотя я просто знал, что он все равно не послушает меня.

Резко, мощно, с таким напором, что в мозгах потемнело...

И потом с таким садистским наслаждением, кусая губы, похабно улыбаясь, в упор смотрел мне в лицо, когда я кончал.

Дря-я-янь...

***

- Я очень надеюсь, что мы не разбудили мелкого... - Свят, лежавший за спиной, шептал в затылок, вжимаясь своим влажным, горячим телом в меня, еще дрожащего, со сдвинутой крышей, прижимая ладошку к моему животу, измазанному спермой, и сам все еще тяжело дышал...

Якивнул, облизавшись:
- И я надеюсь... Думаю, что он поспит еще немного. Ему тепло, ты же его укрыл? - угуканье мне в шею. - Во-о-от... Он рано сегодня встал на прием... И еще слаб, даже не полностью голос восстановился и...
- ... Вы-ы-ымотан тобой... Да, милый? - Я усмехнулся, кивая. - Мальчика по полной расслабил? М?
Поцелуй в скулу. Моя немного смущенная улыбка в ответ.
- О йес... И его, и себя. Я был нежен...

Хмыканье, пара секунд молчания.

Так тянуще приятно ломит все мышцы...

У моего тела сегодня прям праздник какой-то...
Сначала Ян, теперь вот Свят
И я знаю, что ему мало того, что было... А это значит, что он захочет еще. И я дам ему это "еще".
Обязательно. Я не хочу, чтобы он чувствовал, что не до конца удовлетворен.
Пока нет возможности добрать ЭТОГО с братом.

- Ты меня обманул, Ангел...
Поворачиваю голову, не понимая, желая видеть его глаза.
- Обманул? Я? Ты о чем, солнце?
- О том.... Что ты собирался показать, как было с ним, а...

О го-о-осподи...

Закрываю глаза с улыбкой, вжимаясь влажным лбом в подушку.
- Ну... Ты же не делал с ним всего этого. Или я не прав? - его губы где-то у меня за ухом. - Скажи...
- Я хотел с ним только ласки. Ты же знаешь.
- Получил, что хотел? Добился?
- Не добивался... Просто попросил...
Свят развернул меня, заставив лечь на спину, заглянул в глаза:
- Он тебе доверяет...
- Доверяет. И я смог... Сдерживался.

Я смотрел в его еще затянутые пеленой возбуждения голубые глаза, такие близкие, а он неспешно рассматривал мое лицо.

- Ты молодец... - прошептал он. - Ты можешь больше, чем я.
- Ты серьезно? Думаешь, что не смог бы остановиться только на ласке? - не поверил я.
- Нет... Я думаю, что не смог бы выкинуть из головы, что он меня боится.
- Бля... Господи! О чем ты? Он простил тебя! Придурок... Мама дорогая... Сколько же у тебя в башке дерьма, милый! - я покачал головой, усмехаясь и гладя его затылок. - Я же говорил тебе: "Забудь ты об этом"! Говорил?
- Говорил.
- Тогда скажу тебе еще одно... - я приподнял голову, касаясь его губ своими. - Ты себя прости, чудовище ты мое. Прости, а? И станет намного легче. Слышишь?
- Слышу. Я постараюсь. .
- А хочешь... Хочешь, я ему намекну, м? - мой палец гладил чуть шершавую острую скулу.
- Нет. ЭТО я должен сделать сам. Прежде всего, мне нужно убедиться, что ни капельки не напрягу его такой просьбой. Понимаешь? Я должен сам это почувствовать.
- И тогда ты успокоишься?
Свят кивнул, снял мою руку со своей шеи, затем содрал с поясницы и вторую, обе поднял у меня над головой, зафиксировав за запястья одной рукой.
- Эй... Ты чего?
- Я чего? Ни-че-го... - и он потерся пахом о мое бедро.
- Мама дорогая... Да ты готов.
- Вот-вот. И я о том же. И... Ты же не против, правильно? Скажи мне? - он шептал и целовал мне руку от локтя, спускаясь к подмышке, и я все больше напрягался, ощущая, как начинает сбиваться дыхание от понимания того, что именно мое чудовище собирается сделать.
- ...нет... Свят... - выдохнул я, но не о том, что не против, а о том, что не нужно делать того, что он задумал. И мой мальчик меня понял правильно.
- Тш-ш-ш... Я осторожно. Тебе понравится.
Я заскулил и постарался не дернуться, когда его губы коснулись подмышки.

Мама дорогая... Садист чертов.
Реванш, милый, да?

Ну что же. Как всегда.

Я все-таки несильно вздрогнул и выгнулся.
- Расслабься. Просто расслабься... Слышишь?
Я кивнул, не открывая глаз.
А он на самом деле старался, чтобы не было щекотно.
Все верно - просто расслабиться. Просто забыть, что боюсь щекотки. Просто довериться...
Физически я может и расслабился бы полностью, вот только было еще что-то нервное... Что не позволяло отдать себя в руки этому монстру полностью.
Я не мог понять, что именно меня скребет по нервам...

А он целовал, лизал... Осторожно, нежно и очень чувственно.
Господи... Ну... Са-ди-и-ист же...

Кружилась голова, под зажмуренными веками вспыхивали звездочки, оставляя после себя туманный светящийся свет.
А невыносимое создание не остановилось, вылизав одну подмышку, а переместилось ко второй.
- Бля... Я тебя убью... - выстонал я, но кого это могло напугать, да?
- Не мешай... Позже. Не сейчас. О'кей?

Мне осталось только бессильно засмеяться и, закусив губу, снова попытаться отдать всего себя на истязание острой нежностью, расслабляясь насколько мне позволял затянутый на нервах непонятный узел, и наблюдал уже практически целый фейерверк под веками, который испускал мой, сходящий с ума от этого чувственного безумия, мозг.

А потом он наконец-то освободил мои руки, вдоволь наиздевавшись над подмышками, спустился губами к пупку, и тут уже я вцепился в его волосы.
Нет, я не отрывал его от себя, я просто сминал его короткие мягкие пряди, сильно стискивая кожу под ними, выгибался всем телом, когда эта сволочь продолжила пытку с помощью своего языка.

- Ты вот так над мелким измывался, да, мой Ангел? Так? - эта глумливая дрянь поглядывала на меня, ловя кайф от того, что меня почти скручивает от спазма мышц на животе.
- Сука... Так ты мне за него мстишь, что ли? А?- процедил я сквозь зубы, подумав при этом о том, как же мне хотелось бы отомстить за всех тех, кто был у него раньше...

Ну да. Я понимал, что он мне "мстил" не за то, что я с его братиком занимался сексом, а
за то, что я его довел своими ласками до изнеможения. Но у меня при этом в башке была такая каша...
Нежность, ревность, злость... Убойная смесь, полнейший беспредел, короче.

Он глянул на меня, усмехнулся, а я послал его уж совсем далеко, и он отстал от моего живота, поднимаясь к лицу, по пути лизнув напряженный сосок, и я вздрогнул так, будто меня дернуло током.
- Твою мать! О... Черт.
- Эй. Ну ты чего, Дин? - Свят убрал волосы с моего влажного лба, целуя в приподнятый подбородок. - Как струна натянутая. Что с тобой?
Я прикрыл глаза, матеря самого себя.
- Не знаю. Не... Пойму. Не важно... - мне очень хотелось тряхнуть башкой. - Я вот тут подумал... Раньше... Ну, вот я имею ввиду до меня. Ты со всеми вот так?
Свят оторвался от моей скулы, которой до этого нежно касался губами.

Я знал, что он на меня смотрит. В упор.

- Ты шизанулся, Ангел? - прошептал он, и я отрыл глаза, натыкаясь на его одуревшие глаза. - У тебя температуры нету, а?
Он снова провел пальцами по моему лбу.
- Чего ты херню-то несешь? Тебя что действительно тогда так торкнула встреча с Доком, что до сих пор не отошел? Или что?
Я усмехнулся, пожал плечами.
- Не знаю. Может быть. Ты же так и не рассказал, как было-то на самом деле. Так что мне остается только предполагать...
- Ты вот сейчас серьезно?
- Я и тогда - серьезно. А ты не поверил, да? Что я действительно знать хотел.
- Чокнуться можно с тобой... - Свят склонился, лбом к моему плечу. - Ты дебилоидный придурок, Дин... Извращенец чертов... Псих долбаный... Ублюдок ненормальный...

Открыл Северный полюс, мать его.

- Я знаю. Иначе я не был бы с вами, - хмыкнул я, все так же гладя его затылок, напряженные мышцы шеи. - Но я хочу знать.
- О'кей. Я тебе скажу. Хотя нет. Не так. Сначала ты мне скажешь о себе.
- Что? Хули...
- У тебя как было до меня и Яна? - перебил он. - А? Как ты трахался с тем мелким, которого у меня увел из-под самого носа? А с другими? Так же как и со мной впервые? Да, Ангел?

Как-то я немного офонарел от такого напора... Вот честно.

Вроде бы это я решил выяснить для себя то, что, наверное, меня так до конца и не отпускало... Да? Ну а что еще меня может напрягать, если не это?
А тут, епт...
Все наоборот получается... Мальчик наезжает на меня?
Я задрал его челку, вдруг подумав: он ведь так и не знает, что до него у меня было всего-то два партнера. В Греции - первый раз. И второй, тот самый смазливый шибздик из школы...
Даже Ян был после Свята...

Ну да, я же был в курсе все это время, что я далеко-о-о не первый. И, как еще в самом начале писал, что мы с Мозаиком даже и не надеялись, что он будет только с нами, это действительно правда и у нас были разговоры на эту тему. Вроде как бы и не очень серьезные. Ну... Что было бы все-таки неплохо, если бы он угомонился. Но у меня в душе при этом был полный ахтунг. Честно.

Хотя... Думаю, что и Ян чувствовал себя так же и знал все это и про меня.
Я же просто передать не могу, насколько тогда первые дни трясло от ожидания, что вот сегодня он засядет за комп и начнет снова рыть.
Знал, что не посмею и глянуть с укором, не говоря уже о большем...

И какое же я испытал облегчение, когда он сам предложил перестать пользоваться презиками, чтобы быть только втроем!!!
Боялся, что и сердце остановится от счастья.

И думаете, Свят обо всем этом знает?? О не-е-ет. И не узнает.

- У меня никогда не было с другими так...

Свят усмехнулся.
- И, может, еще предположишь, почему именно? - Свят нежно провел пальцем по моей скуле, потом прикоснулся губами к этому же месту. - Если поднапрячься, м, лапа? Вдруг получится... Попробуй, а?

Дрянь.

Мне до смерти хотелось курить. И так же сильно не хотелось отпускать от себя это разгоряченное сексом обожаемое мной тело.

Сука. Какая же ты сука, Свят.

- ... У меня крыша едет только от вас.

И тогда Свят резко склонился к моему лицу, почти касаясь своими губами моих.

- Тогда, мой милый, какого черта ты у меня спрашиваешь обо всем этом, а? Ты же, гаденыш, сам прекрасно знаешь, что мне мозг выносишь. Причем постоянно. Знаешь. Что, в отличие от остальных, которых имел я, только ты имеешь и меня , и мои мозги... Так как, по-твоему, я мог трахать других? А? Как?

Мамочка... Какие ресницы у тебя...

- Секс ради секса... - прошептал я и сглотнул.

Пить... Курить... Глоток... Затяжку...

Свят кивнул, жарко выдохнув.

- О е-е-е... И не мне тебе рассказывать, что значит трахать и не помнить имени при этом.
Я обхватил Свята ногой за бедро, резко скидывая, заставляя лечь под себя на спину, и смотрел в его широко распахнутые от немого восхищения глаза.
- Знаешь, когда я тебя первый раз трахал, я знал, что это именно ты... - я вздернул бровь, и Свят мазнул по ней взглядом.
- Не сомневаюсь. Так же как и в том, что ты это помнил даже тогда, когда был подо мной . Ух... Жаркий греческий мальчик... - глумливая улыбка и закушенная нижняя губа.
- Дрянь... А сам? Так меня хотел, что даже было пофиг, что первый раз... - мне резко заткнули рот ладонью.
- Стоп. Все нах... Слушай, птица-говорун, сколько можно пиздеть? Ты бы уже заткнулся и воспользовался тем, что пока позволено только тебе, а? Зря ты меня растягивал, что ли, м? Трахни ты меня уже, а? Хочу...

***

- Твою мать! - задыхаясь от еще не отпустившего оргазма, подтянув джинсы, валяющиеся недалеко от нас на полу, смотрю на дисплей заливающегося мобильника, вытащенного из кармана. - Отец... О черт! Как же ты вовремя!
- Ответь... - теплая рука по влажной спине, - ...скажи, что поднимался по лестнице, если что...
Я хмыкнул.
- Да? - и закрыл ладонью микрофон, пытаясь перевести дыхание. - А! Да, па, я скоро буду... Просто пришлось... К однокласснику заболевшему зайти после школы... Что? - снова заткнутый микрофон, глаза в кучу и мат с воем...
- Пиздец!! Я же забыл!!
И в трубку:
- Все, да... Я скоро буду! До встречи.
- Бля... Ты мой дохтур Айболит... - "Пациент" потер попку, которую я ему только что "лечил".
- Да пошел ты! - Я откинулся на спину, закрывая глаза.
- Что забыл-то? Пора уходить? - В его голосе явное сожаление.
- Да... Я обещал сегодня помочь в гараже разобраться... Черт... Забыл совсем... А тебе же все равно в бассейн, да?
- Угу... В бассейн... Хреново Яна одного оставлять...

Тихое движение рядом, и я, открыв глаза, натыкаясь на его взгляд в упор, подползающее на четвереньках по постели любимое голое существо, склонившееся надо мной "вальтом".
Он был серьезен и, в то же время, немного растерян.

- Ты... Ты все еще боишься, что он... Это... Глупость... - я положил ладошку на его затылок.
- Нет... - Зверь коснулся пальцами моего подбородка, глянув на губы, потом снова в глаза. - Ну ты чего, Дин? Я не об этом... Расслабься... Просто... Ну... Мне намного спокойнее, когда он рядом или когда я знаю, что рядом с ним ты.
- Скажи... Ты чувствуешь, что ему необходимо наше присутствие? Или что?
- О черт... Ди-и-ин... - его лоб, прохладный от остывающей влаги коснулся моего. - Не накручивай ты... Это чисто мои заморочки. Понял?
И снова глаза в глаза, чуть сведенные брови, и я потянулся к его губам. И он ответил.
Вот так склоняясь надо мной, взяв лицо в ладони. Осторожно целовал губы, подбородок, скулы, чуть поворачивая мою голову. Несильно засосал мочку уха...
А я дышал ртом и чувствовал, как все тело покрывается мурашками...
И все туже... Туже... Туже... Тот непонятный узел во мне... Да что за ...?

- Мне пора...

Блять... Как же не хочется уходить...

Свят проскулил и оперся лбом о мою грудь, лаская живот распластанной ладонью.

- Знаю...

***

Я видел, КАК изучающе он, опершись спиной о стену и сложив руки на груди, смотрит на меня, пока я одевался в прихожке.

Мозаик так и спал, мы действительно его не разбудили. И сейчас, уходя, мне не хотелось его потревожить, поэтому мы и вели себя очень тихо.

- Дин, завтра встретимся и поговорим насчет звонка предкам Белки, угу?
- Думаешь, ничего другого уже не выгорит?
- Тишина... Я не вижу иного выхода...
- Да... Видимо, так и сделаем... До завтра? - Мне оставалось только выцарапать из угла рюкзак. Свят вздохнул и, невесело улыбнувшись, кивнул.

Что-то как-то... Но что?

В глаза мне посмотри?

Что за напряг?

- Эй... Ты... Передай Яну... Передай... Вот это... - прошептал я и, подтянув Свята к себе за пояс, второй рукой обнял за шею, прижимаясь к бесстыже зацелованным губам моего монстра.
Он обнял в ответ, залезая руками под пока еще расстегнутую куртку, запихивая пальцы в карманы джинсов на заднице.
И сжимал на ней пальцы до совсем нешуточной боли...

Черт... Если бы не был занят рот, я бы возмутился.
Хотя... Почему-то даже то, что он сейчас мне причинял явную боль, было логично как-то...
Вместе с нервным непонятным узлом в сознании появилось странное ощущение, похожее на кусочки раскиданных пазлов... Что-то недостающее... Не на месте.

Да что за хрень, мать ее? Что за состояние?

Не понимал... Ни фига не понимал...

Но оно не отпускало, а наоборот становилось все более четким.

...целовал его, лаская гибкий, податливый язык своим, втягивая и чуть покусывая.
И чувствовал, что сил отпустить Свята у меня совсем нет...

И при этом, было и странное раздвоение этого ощущения, как будто оно исходило не только от меня.

Я схожу с ума? Да?

Все-таки отпустил его губы, успев увидеть прищуренный взгляд и скользнувшую по влажным губам неловкую улыбку...

Бред же, ну что за бред???

... И собирался сделать шаг назад к двери, когда вдруг мой монстр снова притянул к себе, забравшись ладошками под волосы, на затылок, утыкаясь лицом куда-то за ухо, опалив мой и так воспаленный мозг, этим неожиданным чувственным выпадом.

Господи... Я чуть не задохнулся...

Он прильнул ко мне всем телом, жадно вжимаясь своим, и молчал, сводя меня с ума этим приступом нежности, который невольно накрыл и меня...

Твою мать!

Это так невероятно пронзительно было для меня... я не знаю...

Не было ощущения, что несколько минут назад мы были с ним в постели, что занимались бесшабашным сексом.
Это знали тела, тягучая сладкая усталость в мышцах не оставляла возможности этого не помнить...

А вот душа...

И тут я и понял, чего недоставало... Причем недоставало катастрофически...
От меня. Ему.

Я не давал... А он и не просил... Раньше.

Какой же я придурок!

А ведь он хотел. Он попросил почти прямым текстом... А я...
Я только подсознанием чувствовал, что не то что-то... Поэтому и весь этот напряг?

О... Черт...

Всплыли эти шутливые просьбы показать, как было с НИМ...
А потом его упрек в обмане, что я не мог делать с Мозаиком всего этого ...

Тот разговор о нашем эмо, когда я сказал, что почти схожу с ума без возможности ласкать его тело...
Он же не сказал, что ему не хватает ласки от Яна!
Он говорил о том, что ему хочется просто быть рядом и чувствовать его ... Знать, что он в безопасности. Так?
Но все равно же тогда понял меня...

По себе? Да? Потому что ЭТОГО ему не хватает... От меня??

Я бесчувственный ублюдок, да? ДА??

Он просил нежности... А я не понял... Не почувствовал вовремя.
Не почувствовал...

- Твою мать... - вырвалось у меня, и мне пришлось закусить губу.
- Заткнись... Убью... И зарою... - прошептал он, глотая звуки, сминая кожу на затылке.

Я знал - он боится, что меня после его этой выходки, этого чувственного порыва, который он не смог сдержать в себе, прорвет на глум.

Бля... Какой там глум, народ!?

Я же еле дышал сейчас, вдруг поняв, ЧТО с ним происходит на самом деле...

Подняв руки по спине, к его выступающим лопаткам, гладил обнаженную кожу ладошками, чувствуя под ними напряженные мышцы, тихонько касаясь губами его плеча.

Мне безумно хотелось все исправить... Просто до боли в сердце.
Это было почти отчаяние.
Болючее, искреннее, прочувствованное так внезапно от и до...

- ...люблю тебя... - прошептал я, чувствуя, как дрожит голос, и Свят очень тяжело сглотнул, так и не выпустив меня из своих рук:

- Это... Тоже для Мозаика, да, Дин?

Ну что же ты творишь, Зверь? Ты же не можешь не чувствовать, что меня практически расплющило...

КАК переклинило от тебя...

ТАКОГО тебя...

- Свят... Пожалуйста... Не надо... Это я... - и заткнулся, давя в себе нервный всхлип, вжавшись пальцами в его затылок, лаская и прижимая к себе еще сильнее.

Мне до одури хотелось просить прощения за то, что я такая скотина бесчувственная... Сказать, что я все понял... понял, пусть вот только сейчас...

Но язык не поворачивался.

Дрянь... Ну как я мог? НЕ ПОНЯТЬ??

- ... О тебе... Для тебя... - почти выстонал я, ощущая, что мне просто не-об-хо-ди-мо вот сейчас же - ПРЯМО СЕЙЧАС! - оказаться одному, охладить голову, иначе взорвусь от бушующих эмоций и мыслей.

Следующую минуту я помню плохо.

Очнулся уже на улице, прижимаясь спиной и затылком к захлопнувшимся за мной дверям подъезда, хватая ртом воздух, закачивая его в горящие легкие, в куртке нараспашку, с валяющимся возле ног рюкзаком.

Я выдрался из его рук...

Выдрался и убежал...

Мама дорогая... Во я придурок, а?

Меня колотило. Причем, реально так...

Я вытянул руку перед собой, растопырив пальцы, и несколько секунд смотрел на нее, дрожащую. Нервно хмыкнул, вцепился в полы куртки, запахивая ее на себе.

Не хило меня переклинило, однако...

Так по-идиотски все...
Смущение, растерянность и невероятная вина.

Сжал пальцами трубу в кармане, боясь, что вот прямо сейчас она задребезжит, и был уверен, что там, на пятом этаже, Свят в таком же потерянном состоянии, как и я...
И тоже ничего не понимает...

А у меня появилось ощущение дежавю...
Было состояние очень похожее на то, когда Свят мне признался, что я был у него первый.
Такое же потрясение почему-то.

Кое-как застегнув куртку, понимая, что в любую минуту, меня вот такого растрепанного могут увидеть выходящие из подъезда, решил, что нужно двигать на остановку.
И очень надеялся, что Свят не позвонит...

По крайней мере, пока...

Пока я не приду в себя...

Пока не смогу решить, как мне объяснить свое такое дебильное поведение...

Че-е-ерт...

Закинув рюкзак за плечо, выцарапал сигареты, потом, матерясь, искал зажигалку по всем карманам, нашел уже тогда, когда чуть не взвыл от бешенства...

Затянулся, даже приостановившись от небольшого головокружения.
Невольно глянул на себя в зеркальную витрину косметического магазина, возле которого остановился, хмыкнул, увидев себя... Себя?

Это я, ваще? Я?

Взгляд потерянный... Весь растрепанный... Бледный... Блин... Я же загорал? Не? Или просто неудачное освещение...

Поправленная свободной рукой челка.

Еще одна лихорадочная затяжка...

Еще один взгляд на самого себя в зеркало... Неудачная попытка улыбнуться...

Блядь... "Сука - любовь"?

О чем это? О несчастной любви? Да?

А как назвать любовь, от которой мозг постоянно в оттраханном состоянии, похлестче тела, а?

О... Боже ж ты мой...

Передоз в любви бывает? Нет? Уверены?

Тогда, что со мной, а?

Черт... Надо немного отвлечься... Побыть одному... Понять хоть что-то...

Я пытаюсь унести больше, чем могу? Или отдать больше, чем у меня есть??

Или это вообще что-то третье?

Выдохнул дым, вскинув взгляд на пятый этаж, окно спальни, где я только что был и, не увидев там ничего, кроме светлой шторы, поплелся на остановку...

Ты только не звони сейчас... Не надо...

Я сам... Позже.

Сам...

***

- Дин... Вы поссорились, да?

Я был уже дома, когда позвонил Ян.
По гаражам без предупреждения отключили свет, и нам с отцом пришлось, не доделав то,
что хотели, с матами, но все-таки вернутся домой раньше.

- ...
- Мы... Нет... С чего ты взял, Янусь?
- Я не знаю... Просто... Ну... Я проснулся, так тихо... Удивился. Выхожу, а он сидит в коридоре, на полу, в темноте...

Епт... Ну так я и знал...

- ...Я офигел... Спрашиваю, что случилось? Чо ты тут делаешь? Дин где? А он встал, подошел, вцепился мне в бошку и давай лизаться, прикинь? У меня чуть колени не подогнулись, бля... Потом отпустил, и... Сказал, что это передать просили... Ты?
- Да. Я.

Кусая палец, я качал головой.

- Ну вот, он передал... Спасибо, мне понравилось. - Ян хмыкнул.

Хмыкнул и я, типа, да не за что, и Мозаик продолжил:

- Потом завалился в спальню, залез под одеяло... Свернулся там... Я, блин, не выдержал, пришел к нему, типа - может, все-таки скажешь чего такой? Что случилось, поссорились что ли? Он отвечает: все окей, не грузись... Потом добавил, что ты ушел просто потому, что понадобился своему отцу в гараже, и все. Никакой ссоры... Говорит, а я устал немного, хочу отдохнуть перед бассейном. Еще спросил, как я себя чувствую... Ну и... Он хотел остаться один... А я же вижу, что фигня какая-то, Дин... Расскажи?

Блин... Как же рассказать тебе то, чему я для себя не могу определения дать?
Епт...

- Он поехал в бассейн? - спросил я о том, что и так знал, просто время тянул, пытаясь понять, что именно сказать Яну обо все этом.
- Ну да... Позже принял душ, попил... Много курил... По-моему, сигареты три подряд... Спортсмен хренов, прикинь? Я уже не приставал, понял, что все равно отмазками отделается... Ну, а потом сказал, чтобы я не сидел тут один, шел к маме... Я пообещал. И он свалил...
- Так ты дома? - я прекрасно помнил слова Свята, как ему не хочется оставлять Яна одного.
- Ну да... Дома. Попытался по учебникам пошарить, а ни хера в бошку не лезет... Дин... Что за фигня, а?
Я, сидя на постели, завалился на бок, лицом в подушку, простонал в нее бессильно, выдохнул...
Он переживал, я понимал это конечно же.
Янусю мало напрягало, когда он видел, что мы ссоримся из-за ерунды, а вот сейчас он не знал, что произошло.

- Малыш... Свят правильно тебя попросил не грузиться... Ничего сильно серьезного, честно... Просто это... Это я иногда таким идиотом бываю... Что самому не верится...
Ян чуть помолчал.
- Ты?
- Я... Янусь. Я, придурок дебильный... Ну... Я и не могу сказать, что я его обидел . Это не то... Не так... Черт... Я может и попытаюсь объяснить, но только не сейчас... Не могу. Мне непросто... Ты только знай, что все нормально, и твой брат тут не при чем, ладно? Он... Он наоборот молодец, правда... Это мне лечиться надо. - Пробубнил я и добавил тихо, покачав головой: - Хоть изредка, блядь...
- Дин. Тебе нелегко... С нами двумя, да?

Я беспомощно моргнул пару раз.

Ян... Ян... Януся... Ты и сам не представляешь, что иногда меня понимаешь лучше, чем я сам...

- ...я же вас... Ну, ты же знаешь, как я к вам отношусь, правда? - пролепетал я.
- Да... - выдохнул Ян, и меня скукожило от нахлынувших на затылок мурашек, медленно сползающих по шее, по плечам... И еще ниже.

"Да..."

Такое ощущение от этого тихого, чуть хриплого от не полностью восстановившегося голоса: "Да...", как будто я только что его спросил: "Хочешь меня?"

- Вот... И я думаю, ты прекрасно понимаешь, что без вас мне было бы в миллион раз хуже, правда?
- Понимаю...
- Правильно делаешь, котенок...
Я невольно вздохнул.
- Дин... Так как вы... Это не ссора, да? Но... Все равно же... М...
Я потер лоб.
- Ну... Да... Не ссора, нет, конечно... Я даже не знаю, как и назвать тот дибилизм, Янусь... Вот честно... Но мне придется первому как-то разруливать это... Мы завтра должны встретиться, решить что делать дальше с Белкой... Скорее всего будем ее предкам звонить. Сколько можно тянуть дальше с этим... Правильно?
- Я думаю, что другого выхода просто нет... - подтвердил Ян, и я угукнул.
- Вот и Свят так думает... Значит, будем звонить, говорить как есть... Блин... Ну и... И я завтра все улажу между нами...

Меня грызла сейчас не только проблема поиска Белки, но и то, что Свят вот так отреагировал на мою выходку...

И вот же... И не позвонил, да?

Ну, я хотел этого, знаю... Но все-таки это напрягало, бляха...
Сейчас я представлял, как ЭТО непросто и для Свята, и что он мог себе понапридумывать за это время...

И тут мне просто до одури захотелось его увидеть... Вот прямо сейчас...

Я глянул на часы. Начало девятого... У Свята занятия до девяти...

А что, если...?

***

Стоя возле машины, я курил и дрожал, то ли от пронизывающего ветра, то ли оттого что не знал, что делать и о чем думать.

Я смотрел вслед парням, вышедшим из бассейна. Наивно надеясь, что еще немного и выйдет и мой Зверь...
Вот только понимал я уже, что он не выйдет...

Не был он сегодня в бассейне. Не был...

А где он был и есть сейчас, знает только сам Свят...

Не позвоню. Ни ему, ни Мозаику...

Ему... Потому что... Черт. Ну что объяснять, а?
Я не истеричка, чтобы за своим любовником следить...
Если есть так, как есть, значит это было Святу нужно...

Черт...

Так... Спокойно, Ангел... Все окей...

А Яну не позвоню, потому что только зря его волноваться заставлю...
Если что-то будет не нормально, он мне и сам позвонит...

Так что...

Просто придется молча ждать завтрашнего дня, надеясь, что глупостей Свят не наделает.

"Просто..."

Если бы это было для меня просто!
  
  

Оценка: 6.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"