Mad Gentle Essence: другие произведения.

Зона отчуждения ( 21 - 22 часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.12*6  Ваша оценка:


   Предупреждение: гомосексуальные отношения, постельные сцены.
  
   Часть двадцать первая
   "Кама с утра" или "Лучше ужасный конец, чем ужас без конца"
  
   Единственное, что меня сейчас утешало, так это то, что Ян нормально уснул, когда мы добрались домой, и не был уже таким пугающе бледным.
   Я напоил его теплым молоком с медом, не знаю, мне показалось, что это ему сейчас нужнее, чем просто чай или кофе. Он выпил и уснул.
   Правда, мне снова пришлось его успокаивать из-за того, что он наговорил отцу, и еще я сказал, что сам все расскажу Святу, чтобы он прекратил себя корить, потому что сейчас важнее его здоровье. Нужно выспаться и прийти в себя.
   Я был с ним, пока он не уснул. Такой внешне спокойный и расслабленный.
  
   Зато меня, любимого, колбасило так, что не мог усидеть на месте, когда, закрыв дверь в спальню, оставил Яна одного.
  
   Еще было время до приезда Зверя, и я сходил в магазин, после того как, заглянув в почти пустой холодильник, понял, что Святу нормально и пожрать будет нечего, когда заявится.
   Короче, купил батон хлеба, колбасы, сыра на горячие бутерброды и вернулся. На это ушло всего полчаса, хотя я намеренно не спешил, бродя между длинных витрин супермаркета, тщательно выбирая продукты.
  
   Затем еще больше четверти часа маялся в гостиной под бубнеж телевизора.
  
   А потом был звонок от Свята...
  
   - Вы где?
   Я в это время курил на кухне, сидел без света и пялился на светящийся кончик сигареты, прижимая трубу к уху плечом.
   - Давайте, домой валите, ясно? Я уже на остановке стою...
   - Родной, не ори. Мы уже давно дома, - прохрипел я и прокашлялся.
   Черт...
   Сука, не смог по-человечески сказать! А Свят знает, в каких случаях у меня ТАК садится голос.
   Его внутренний напряг почувствовался даже через трубу. Пара секунд дыхания и глухой вопрос:
   - Что случилось?
   - Свят, котенок... Давай, ты домой приедешь, и мы поговорим?
   - ЧТО СЛУЧИЛОСЬ, ДИН?
   - Не кричи... Уже все окей!
   И шумно выдохнул, бля... Тут же прикрыв губы пальцами.
   Чеееееерт!
   - Свят... Пока скажу только то, что не зря ты мне дал ингалятор...
   Зажмурился, стиснул зубы, ожидая того, ЧТО сейчас выдаст мой Зверь.
   И был до одурения рад, когда он просто тихо сказал:
   - Я понял. Скоро буду.
   И отключился.
   Ну, и я почти отключился физически, облегченно выдохнув, расслабился и чуть не уронил трубу.
  
   Понял он...
   Да, ЭТО ты понял, мой "ласковый и нежный"!
   Но ты другого еще не знаешь.
  
   Святу добираться от бассейна до дома минимум минут двадцать пять, и можете представить, как я нарезал по квартире круги все это время, уже поджимающее, кстати, зная, что меня ждут предки. Я перезвонил им, сказал, что немного задержусь. Но все равно я не мог слишком наглеть в этом. Предки и так мне многое позволяли.
   И волновал меня не только приход моего монстра и разговор с ним, но и то, что я прекрасно понимал: если отец клонов, не дождавшись звонка Свята, позвонит их матери и выложит, что случилось на пандусах, то она могла прилететь сюда.
   И что мне было делать в таком случае - я не знал.
   Труба Яна была у меня, еще с того момента, как он мне ее отдал возле кинотеатра, прежде чем начал кататься. Да, я бы все равно ее у Мозаика забрал, чтобы никто не разбудил.
   Но приход мамули отменить не сможет никто...
  
   Но, вместе с тем, были у меня и мысли, которые хоть немного, но успокаивали, и которые я потом собирался выложить Святу.
  
   Это было, по большому счету, впервые, когда я всерьез начал задумываться о том, что будет, если все, что происходит между нами, раскроется. Не для друзей, одноклассников, учителей, а для родителей!
   Это были совсем другие ощущения, другого уровня, если так можно сказать, чем от переживаний в школе по этому поводу. Те переживания казались мне такими незначительными по сравнению с тем, что могло произойти сейчас.
   Я даже представил маму клонов, как она мне пристально смотрит в глаза и спрашивает:
   "Скажи, Ангел, все ЭТО - правда?"
   И я все больше понимал, что сказать "нет" не смогу...
   Поэтому очень надеялся, что в этой квартире, одного практически, со спящим Мозаиком она меня не застанет.
  
   Мысли были сумбурные, хаотичные... Они метались в моей башке и угомониться никак не хотели.
   Как мои родители могут воспринять то, что их сын - гей? Что живет с парнями уже сколько времени?
   Черт...
   А ведь время идет.
   Но то, что происходит между нами, угасать не собирается. Наоборот, мы становимся все ближе и нужнее друг другу с каждым днем. И это означало, что быть не вместе мы не просто не захотим. Мы этого НЕ СМОЖЕМ...
  
   Докурив сигарету, я плюхнулся на диван и сжал пульсирующие виски ладонями.
   Мне было страшно. Очень...
   Это были мысли о будущем, и они невероятно пугали.
   Будущее БЕЗ НИХ? Как? КАК?
   Невозможно... Нереально... Неправильно!!!
  
   Нет, конечно, я задумался об этом не в первый раз. Но раньше так остро все это по мозгу не ездило. Сейчас страх остаться без клонов был таким сильным, что меня от него скручивало просто.
   До тошноты...
   А это был явный признак передоза эмоций и выкуренных сигарет за вечер.
   Я сел прямо, стараясь дышать ртом, глубоко и ровно, чтобы подавить позывы.
   Удалось как-то...
   Встал, взял из холодильника апельсиновый сок и впервые напился прямо из пакета, как мой Зверь. С облегчением выдохнул.
  
   Потом забрался на диван с ногами и включил телевизор, пытаясь не начать снова чувствовать то, из чего только что удалось вырваться.
  
   Бездумно щелкая каналы, поймал себя на том, что считаю про себя, с каждым нажатием на переключение программы.
   - Сто сорок... Сто сорок один...
   Дебил...
  
   Зато и себя "переключил" с тех мыслей, до рвоты пугающих.
  
   Вздрогнул, услышав открывающийся замок на входной двери.
  
   Наконец-то...
  
   Зажегся свет в прихожей, и негромко шлепнулась сумка о пол, брошенная Святом.
  
   Встал и оперся спиной о косяк двери, обхватив себя руками, глядя на раздевающего Зверя.
   - Чего в темноте сидишь? - он озабоченно окинул меня взглядом, я пожал плечами. - Спит? Сильно его тряхнуло? - взгляд в сторону спальни и снова на меня, и я кивнул.
   - Да... Спит. Я не знаю... Никогда раньше не видел приступов. Он задыхался, кашлял... Был белый, как мел. Хорошо, что ты дал лекарство... Сейчас уже все окей...
   - Окей, блядь, - пробурчал Зверь, протиснувшись мимо меня на кухню, включил свет и подошел к холодильнику, доставая тот же пакет сока.
   А я снова сел на диван, обнимая колени, следя за напряженным Святом, ощущая как возвращается дрожь.
   - Рассказывай! - выдохнул он и сел напротив меня на стул, проедая взглядом.
   - Свят, дверь закрой, а? - ровным бесчувственным голосом попросил я, и он, пару секунд молча на меня посмотрев, без возражений встал и закрыл дверь на кухню.
   Снова сел и, облокотившись на колени, склонился в мою сторону.
  
   Я облизал пересохшие губы, не глядя ему в глаза, потом вздохнул и сказал:
  
   - Ян с отцом встретился.
   - ЧТО??? - выдохнул Свят, распахивая глаза. - Так ЭТО все из-за него, гада??? Твою ж мать!!!
   И, вскочив, начал метаться, выскочил в коридор за курткой, вернулся, и я даже не сразу понял, что он ищет свой телефон.
   - Сука! Да сколько же можно!!! Урою, сволочь!
   - Свят! Свят! Что ты делаешь? - я смотрел, как он начинает "копаться" у себя в мобильном.
   - Позвоню матери... Узнаю его адрес... Убью суку, - цедил Свят, все так же, не отрываясь от кнопок.
   Я подорвался и отнял у него телефон.
   - Блин! Дин! Хули ты? Отдай!
   - Подожди ты! Твою мать, Свят! Ты даже не дослушал меня! - я убрал руку с телефоном за спину.
   - Да, что тут слушать! Опять начал жизни учить, да? Как будто можно что-то другое ждать от него! Да? Дай трубу, Ангел!
   - Так... Заткнуться можешь на пару минут, а? Закрыть рот и молча меня послушать, можешь? А? Я тебя о-о-очень прошу... Родной... Пожалуйста! - я вцепился ему в шею, встряхнул, глядя в глаза. - Выслушай меня, а? Не психуй ты... Свят... Ну, прошу тебя...
   Мы в упор смотрели друг на друга, взволнованно дыша, и я видел, как вздрагивают его губы.
   - Окей... Как скажешь, - наконец-то, проговорил он, и я отпустил его.
  
   Гад неугомонный... Блин...
  
   - Да, ты прав, - продолжил я, когда мы снова сели, - он начал "учить жизни", как ты выразился.
   Свят фыркнул, типа: "И чего это меня не удивляет?"
   - Ему не понравился прикид Яна и вообще... Алька, который был рядом...
   - Алька? Накрашенный был, да? - Свят стрельнул в меня взглядом.
   Я кивнул.
   - Ага... И Ян взвился от возмущений отца, как ты сам догадываешься...
   - Да уж, блядь, как не догадаться! - зло прошептал Свят, сжимая кулаки.
   - Но... Было еще кое-что, - тихо сказал я, и Свят замер.
   - Та-а-ак... Этого было мало? Что еще, Дин? Говори!
  
   Я кивнул, выдохнул, склонил голову, потер виски.
  
   - Ди-и-ин! - нетерпеливо, настойчиво.
  
   И я продолжил.
   - Короче... Мы с Киром были далеко от них, возле парка, на скамейке. А они наверху, на пандусах, и мы не слышали разговор, только видеть могли, как они начали общаться. Сначала все нормально было, как-то... Меня хоть и напрягало, но не мог же я лезть в это? Кир практически сразу вашего отца узнал, поэтому и пришлось просто наблюдать. А потом, когда мы явно поняли, что назревает скандал, вот тогда я уже и рванул к нему... К ним, - поправил я сам себя.
   - Было поздно, да? Начался приступ? - прохрипел Свят, и я отрицательно покачал головой.
   - Нет... Не тогда, вернее - не сразу... Блин... - я замолчал на пару секунд, решаясь выложить все, что было дальше.
  
   Сделал вдох, а Свят терпеливо ждал, прекрасно видя, что мне нелегко.
  
   - И... Я подошел... Уже слышал, что Ян орал отцу... Чтобы он валил к новому сыну и воспитывал его... Что он потерял на вас всякое право... Ну, такое все, понимаешь? Он был очень злой... Я не видел его никогда таким взбешенным. Ну, и спрашиваю: "Ян, все окей?" А он... Он вдруг вцепился мне в плечо, знаешь, так обрадовано! Возбужденный, психованный, в глазах черти скачут... Притянул меня к себе и говорит: "Вот, папуля, познакомься, это Ангел!" А тот, е-мое... "Ну, вот видишь, твой друг и одет нормально, и волосы не выкрашены... Почему ты так выглядеть не можешь?"
   - А Ян... - я снова замолчал, глядя на играющие желваками скулы моего монстра.
   - А Ян? - тихо спросил он, не выдержав моего молчания.
   - Он ответил, что я не друг вовсе... Что отец ошибается в этом... И добавил, что я... ЕГО. ЛЮБИМЫЙ. ПАРЕНЬ.
  
   Я замолчал.
  
   Ошарашено молчал и Свят, просто пялясь на меня.
  
   - Что? ЧТО? Дин, он ТАК и сказал? - громким шепотом, наконец-то, спросил Зверь, а я так боялся, что он сейчас заорет...
   А я ведь не стал говорить, что Ян мне еще и затылок при всем этом ласкал... Ой, бля...
   И он все-таки заорал:
   - Дин, твою мать! Вы охуели? Вы СОВСЕМ охуели? Как ты мог позволить ему ЭТО? КАК? - и вскочил к окну, шарясь по подоконнику в поисках сигаретной пачки, а я смотрел на него, орущего, впрочем, не удивляясь ему такому.
  
   Это же был шок, практически...
  
   - Сука! Ты же был с ним! Как ты вообще все это допустил! - он метался по кухне, похлеще меня, когда я тут был один. А я, давая ему проораться, радовался, что между нами и Яном - две закрытые двери и нехилое расстояние.
   - Пиздец! Вы шизанулись, а? О, мама... Да как же... Блядь! Я вас поубиваю нахер! Обоих! Вас! А потом и предка! Блядь! Да где они?!
  
   Я сделал о-о-очень глубокий вдох, выдох, встал к холодильнику, доставая из пустой вазочки из-под печенья сигареты и зажигалку, протянул, все так же молча выслушивая его рычание вперемежку со скулежом и матом, и перебил:
   - Ты вообще меня слышал сейчас, Свят? Слышал, ЧТО я только что тебе объяснял?
   Я старался говорить как можно спокойнее и тише. Понимая прекрасно, что если сейчас я сорвусь, так же, как и Свят, добром это уж точно не закончится. Мне нужно было своим адекватным поведением вернуть в такое же и вздрюченного монстра.
   - И кому я все это говорил? Стене? - я смотрел, как он вытаскивает сигарету, подхватывает ее губами и дрожащими пальцами выбивает огонек из зажигалки. - Как я мог ЭТО предотвратить? Как? Он не левый мужик, которого я бы на самом деле к Яну и на десять метров не подпустил! Он ваш отец, Свят! Отец! Он захотел пообщаться, и какое право я имел ему этого не дать? Ты соображаешь, о чем ты говоришь?
  
   Судорожный выдох дыма, нервно вздрагивающие губы...
  
   - И ЧТО я мог сделать? Увести Яна за ручку? Я почти так и сделал, но потом уже... Когда другого выбора не было! Понял? А насчет того, что Ян выдал отцу, ты себе представляешь, как я мог запретить ему это сказать? Рот закрыть? Или что? Я телепат, по-твоему? Должен был предвидеть то, чем ему захочется отца "порадовать", да? Да, Свят?
  
   Он слушал меня, упершись лбом в раму окна, и его трясло.
  
   - Твою мать! - выругался Зверь со стоном после недолгого молчания, выслушав меня и уж явно услышав в этот раз, судя по всему.
   - Черт... Дин... Прости, котенок! Блядь! Понесло меня... Мозги кипят, суко... Я просто... Дин... Дин... Дин! Мне страшно... Что теперь будет, а? Он же или припрется к матери, или позвонит... И что потом? ЧТО? А тут еще и приступы... о, не-е-ет...
  
   Я смотрел на широкие плечи моего парня и понимал, что сейчас он чувствует себя совершенно бессильным. Это так давило на нервы, было невыносимое желание прижаться к нему, успокоить. Хоть как-то. Хоть чем-то...
   Что я и собирался сделать.
  
   Поднялся, подошел и обнял за пояс, прижимаясь к нему, такому теплому, всем телом.
  
   - Забей... Я ереживу... Понимаю, как себя чувствуешь... Я сам в шоке был... Да и сейчас мне не меньше страшно, чем тебе, слышишь?
   Свят затянулся и шумно выдохнул вниз, прошептав: "Не сомневаюсь".
   Я невесело улыбнулся.
   Бля, конечно, он знал, что и меня все это пугает до желания натянуть памперс, на всякий случай.
  
   - Милый, меня время поджимает, я не могу сейчас не то что остаться, но даже нормально поговорить... Но я тут думал... Послушай меня... Понимаешь, Ян же был такой злой и психованный, что ваш отец мог это принять, как желание позлить, понимаешь? Я не сказал тебе, но потом Ян еще орал ему, что, типа, не удивляйся, именно вот так и бывает в семьях, где дети без отца остаются... Типа, как в вину ему ставил, понимаешь? На нервах играл... Слышишь? - я тихонько боднул его лбом в затылок, и Зверь медленно повернул ко мне лицо, так и не отлипая от рамы:
   - Ты действительно так думаешь?
   Я видел, как в его глазах постепенно начала оживать надежда, это было так нужно... Кивнул и улыбнулся.
   - Да... Я думаю так. А еще... Он же понимает, что спровоцировал приступ у Яна, и как-то мало верю, что он этим захочет поделиться с вашей мамой. Она ведь после того, что было раньше, ох как этому не обрадуется, так ведь?
   - Бля... Да она ему все космы повыдирает! - Святуся шмыгнул и кивнул.
   - Вот видишь? И он это знает... Так что, я не думаю, что он захочет ее этим "обрадовать". И, кстати, отец просил, чтобы я тебе передал... Чтобы ты сам ему позвонил и сказал о состоянии Яна.
   - Даже так? - сейчас я видел, как Свят начинает злиться, и в тоже время у него явно поднималось настроение. - Я, блядь, позвоню! Я ТАК позвоню!!!
   Он, наконец-то, отлепился от рамы, потушив сигарету, полностью развернулся ко мне:
   - Иди сюда...
   И обнял уже сам, жарко выдохнув в шею. Облегченно выдохнув.
   Я и сам его обнимал, улыбаясь, ощущая, как меня отпускает напряжение, которое копилось до его прихода, уже который раз за наше общение радуясь, что умею утихомиривать неугомонного Зверя.
   - Ди-и-ин... Бля...
   - Все окей будет.
   - Да... А он... Когда Яну плохо стало... Что ОН?
   - Он испугался, Святусь... Очень испугался... Хотел его забрать, отвезти домой на машине... Ян послал его подальше. Еле дышал, бляха, а все равно его к себе так и не подпустил. Но он нам вызвал такси... Ян не стал от этого отпираться, там действительно было бы невозможно нормально самим добираться домой. И мы, короче...
   - Ну да, правильно, что от этого не отказались. Он заплатил?
   - Да. Заплатил... Свят, ты же не поедешь к нему, правда? Не поедешь?
   - Нет, не поеду. Но я позвоню. Обязательно позвоню... И скажу, чтобы не лез, сука, куда ему не надо... И ты прав, даже если позвонит и все выложит матери, то мы так и скажем, что Ян это от злости сказал... Да? Правда? Сейчас по-другому нельзя. Я не знаю, как она воспримет правду... Это уже потом... Когда другого выхода не будет. Мы не сможем вечно все скрывать...
  
   Я закрыл глаза, понимая, что Свят сейчас начал говорить о том, о чем я тут один в темноте и думать боялся.
  
   Блин, эта тема... Выматывающая такая... А еще я понимал, почему он сейчас все это говорит. Так же, как и для меня, для Свята было не реально отказаться от наших отношений.
  
   - Святусь... Все правильно. Давай, об этом завтра поговорим, да? Мне бежать уже надо. Родители прибьют... Ты мелкого, наверное, оставь завтра дома? Он такой слабый был... Пусть отдохнет. А я утром перед школой зайду за тобой и Яна, заодно, проведаю... И мы по дороге еще поговорим, да? Хочешь?
   - Правда, утром придешь?
   - Приду обязательно. И знаешь, это было очень похоже на нервный срыв. Все эти дни он держался, сам знаешь, не мне тебе это рассказывать. А то, что произошло сегодня, было уже для него просто слишком... И ты же чувствовал, что он на грани, да? Чувствовал? М? Именно поэтому и ингалятор мне сунул.
   - Ну... Да. Как-то так...
   - Блин, "как-то так". Черт... Клоны, мать вашу! Ты только мелкому не выговаривай, ладно? Ему и так досталось.
   - Я знаю. Не переживай ты так... Я же не идиот. И толку уже возмущаться? Что сделано, то сделано... Он же и сам себя корить будет, я знаю. Если хочешь знать, то я не уверен, что на его месте не сделал бы то же самое. Только я, вряд ли, остановился бы на одних словах...
   Я хмыкнул, закусив губу, качая головой. Блин... Вот в этом он и был весь, мой Свят.
   Неудержимый бунтарь, невыносимо дерзкий, безбашенный, но такой харизматичный и притягательный тип.
   - Поцеловал бы меня для наглядности? Да? - я, вцепившись ему пятерней в волосы чуть выше затылка, оттягивая от себя его голову, пытался заглянуть в глаза, а он не давал этого сделать, виновато улыбаясь, глядя, то на мои губы, то на грудь, где его пальцы стискивали на мне свитер. И мне было в кайф понимать, что он действительно говорил то, что думал.
   - Да, и назвал бы ему твое имя, и еще бы татуху показал, с подробным объяснением ее значения, - продолжал хохмить Свят, хотя в это можно было поверить без труда, зная его. - И, Дин, это... Хорошо, что ты... С нами.
   Я смущенно хмыкнул, касаясь пальцами его серьги в ухе.
   - Да, ладно тебе! Блин... Прекращай... А то я... Это...
   - Что? - вскинутые пушистые ресницы и хитрый взгляд.
   - Да иди ты! - не выдержал я и оттолкнулся ладонями от его груди, улыбаясь. - Все... Я сваливаю, мне пора, реально.
   Свят кивал, сложив руки на груди, опершись о подоконник.
   - Вот так и уйдешь?
   Я удивленно поднял брови.
   - А поцеловать?
   Отрицательно помотал головой и попятился к выходу.
   Ой, не-е-ет...
   К черту!
   Унесет же. Мы и так всю эту неделю без секса. Не до него уж как-то...
   Но как бы там ни было, я знал, что стоит мне сейчас позволить чуть больше, чем обычный поцелуй в губы, и все. Понесет не только меня.
   Поэтому надо было валить.
   - Не-а... Не надо... Не могу... Завтра, ладно?
   - Ну, окей... Запомню. Я жду тебя утром, Ангел.
  
   ***
  
   Еще одна ночь, неспокойная, как и все на этой неделе, и утром, за час до школы, я рванул к близнецам. Даже не позавтракав.
  
   Ехал в набитом трамвае и думал о том, что с нами тремя происходит.
   А рядом толпился сонный народ, озабоченный своими мыслями, и ему было пофиг до моих.
   Чуть дальше в проходе стояли два парня, по виду на пару лет старше, скорее всего, ехали в универ, тихо переговаривались, и вроде бы ничего такого, и я на них и внимания бы не обратил, но... Рука одного была в кармане курточки другого. И рука хозяина куртки тоже была там. Это было почти не заметно в толпе, но мне, стоящему на задней площадке лицом к ним, это было очень хорошо видно.
   Блин... Парни как парни, один выше на полголовы, коротко стриженый, брюнет, никакого гламура, даже щетина. Второй ближе к типажу нашего Яна. Более утонченный образ, светловолосый, длинная челка, стрижка средней длины, явно выбеленные пряди, три дырочки по верху открытого уха, за которое заложены волосы. Красивые цепи на обеих кистях, тонкие длинные пальцы...
   Но тоже хрен скажешь, что "девочка".
   От их вида как-то даже стало спокойнее, не знаю... Может быть, потому, что я сейчас очень явно осознал, что не одни мы такие, больные на голову... А еще я понимал по положению их рук в кармане, что у них переплетены пальцы.
   Они, общаясь, иногда смотрели друг на друга, и мне казалось, что в эти моменты они не смотрят, а ласкают. Столько нежности, тепла...
   Е-мое...
   От умиления вообще хотелось тихонько кряхтеть. Я кусал губы и украдкой смотрел на них, стараясь не сильно палиться и не улыбаться.
   Да, хрен там!
   Светлый неожиданно кинул на меня взгляд, когда я вот так лыбился.
   Ой, бляяя...
   Ну, ладно бы, просто смотрел, но эта долбанутая улыбка...
  
   Срочно сделал вид, что меня тут нет, и вообще, я - не я. Отвел взгляд, очень внимательно наблюдая пейзаж за окном. Вот только ощущал при этом, что покраснел, как малолетка, подглядывающий за влюбленной парой, и которого запалили. А еще очень четко испытывал их заинтересованные взгляды на себе.
   А дальше не выдержал и снова глянул на них. И покраснел еще больше: они действительно посматривали на меня, но без агрессии, даже с каким-то снисхождением, что ли... Может, предположили, что у меня, большего, чем фантазии о подобных отношениях, еще ничего и не было? По-моему, парни даже не сомневались, что я из их "клуба".
   И то, что они так, без раздражения, отнеслись к моему интересу, я думаю тоже можно понять, я же понимаю, что чаще эти двое испытывают на себе осуждение, может быть, даже презрение в глазах тех, кто видит их.
   А тут вот, совсем неожиданно - я, такое любопытное, с утра нарисовалося... Придурошно-радостное и смущающееся, как девственник-переросток.
  
   Блин...
  
   Чего покраснел еще больше? Да, брюнет мне подмигнул, и не тайком, не скрывая совершенно этого от своего парня.
   Ну? Епт!
   Они тихо засмеялись, хотя это тоже было как-то все по-доброму, без издевательств.
  
   Потом они вышли возле универа, так что я оказался прав. Студенты.
  
   Эти двое сделали мне настроение с утра. И я им был за это очень благодарен.
  
  
   ***
  
   - Твою мать! - вырвалось у меня, когда мне открыло дверь сонное помятое чудо, явно только что вылезшее из постели, в расстегнутых, наспех натянутых джинсах, с голым торсом.
   - Да? Ты думаешь? Привет, милый... Я тоже рад тебя видеть, - нагло хмыкнул Свят, чухая задницу, пропуская меня в квартиру.
   - Привет. Бля... Во, ты пипец! - я кинул рюкзак на тумбочку и развернулся к нему, уже закрывшему дверь на замок. - Суко, решили оба положить на школу?
   - Да почему оба-то? Не... - горячее тело прижалось ко мне, утыкаясь носом в щеку и шепотом продолжая:
   - Мы все трое положим... И даже и не пытайся возражать... Не отпущу.
   - Ох, бля! - это об меня потерлись пахом.
  
   Ну, и что? Кто-то бы смог на моем месте сопротивляться?
  
   Я закрыл глаза, вдыхая запах моего Зверя, впитывая его расслабленное состояние, испытывая сладкую истому, разливающуюся во всем теле, как будто приход от дури.
   - Сука... Че-е-ерт... - вырвалось со стоном.
   - Я так понимаю, это ты так согласился, да, милый?
   - Зара-а-аза... Свя-я-ят...
   - Тшшш... Все хорошо. Ну, хули нам переться в школу, а? Пятница. Ничего важного. Дин, котенок... Такая неделя была - пипец полный, блин... Я устал и соскучился. Правда.
   - Ты не мог соскучиться. Мы все время были рядом, - я улыбался, прекрасно понимая, о чем говорит мой Зверь.
   - Бля... Ну, Дин... Не прикидывайся ты валенком, а? - он немного отстранился, забираясь пальцами в мою челку и закидывая ее наверх, глядя в глаза и качая головой.
   Я усмехнулся и, соскакивая с этой темы, спросил:
   - Как Ян? Как вы тут без меня вообще?
   - Да, нормально все, не переживай... Спал всю ночь, как убитый. Я вечером его еще чаем поил и лекарством. Я же таблетки принес, которые ему выписывали раньше.
   - В круглосуточную аптеку ездил, что ли?
   - Это я еще вчера, сразу после звонка тебе. Там аптека возле остановки. И деньги с собой были. А название я, наверное, всю жизнь помнить буду... Так что... Купил, короче.
   - Ты молодец, - я пошкрябал ноготками его по спине, - говорили?
   - Нет. Хотя он и попытался что-то там начать объяснять, но я запретил. Сказал, что все знаю, и обо всем поговорим завтра... То есть сегодня.
   - А отцу? Звонил?
   - Ай! Звонил, - скривился Зверь, потеребив воротник моей рубашки. - Давай, потом об этом... Ладно?
   - Окей... Потом, так потом.
   Меня с благодарностью чмокнули в скулу и прошептали на ухо:
   - Я пойду еще поваляюсь... А ты, милый, сделай нам кофе, а?
   Я возмущенно фыркнул.
   - Чего?
   - Котенок, ну, пожалуйста! - мне ТАК смотрели в глаза, поглаживая большим пальцем под нижней губой, что я тут же и растаял.
   - Ну, окей... Уломал, гад... Но Яну лучше чай, да?
   Кивок и потертый от смущения нос, и хитрая до невозможности рожа:
   - А потом... Потом, может, поваляемся вместе, а?
   - Бли-и-ин... Иди ты! - я отодрал нахала от себя, разворачивая и пихая его, хихикающего, в сторону спальни. - Упырь!
  
   Ну вот, вместо того, чтобы идти в школу, как прилежный ученик, идущий на медаль, я ставил чайник, доставал заварку, мед, молотый кофе. Потом все это заваривал для своих мальчишек и чувствовал себя великолепно.
  
   Невольно остановился возле двери в спальню, держа в одной руке большую чашку с чаем, а во второй - маленькую, с кофе. Просто услышав, о чем мои клоны разговаривают:
  
   - ... Знаешь, Алька же еще, гад, и глаза накрасил, ну, как всегда... Да, ты и сам в курсе, какой он обычно... Батя такой, на него глянул, а Алька на него так, как будто сейчас кусаться кинется. Так вот, прикинь, как он на это отреагировал! Типа, такой: "Твой друг? Может, ты тоже начнешь краситься, заодно?" А мне так обидно было. Говорю: "При чем тут мои друзья?" А он: "Ну, тебе совсем до него недалеко!" И показывает мне на мои цепочки на руках: "Побрякушки вон уже начал цеплять..." Прикинь? Я говорю: "И ты специально приперся, чтобы мне про мой вид сказать?" А он: "Ну, видимо, матери все равно, если ты ТАК выглядишь!" Нормально, да?
  
   Мозаик говорил тихо, чуть хрипло, очень похоже на голос брата, хоть и сбивался, но без лишних нервов и эмоций, и это успокаивало. Да, в общем-то, я понимал, что если бы Свят увидел излишнее волнение сейчас в Яне, он бы остановил все это и запретил бы даже вспоминать о произошедшем, побоявшись нового приступа.
  
   - Это только сначала мы нормально говорили... А потом...
  
   - Да, Дин сказал все... И сказал, что не вмешивался, пока все мирно было, просто смотрел со стороны.
  
   Это уже был Свят, но я мог это опознать только по смыслу сказанного.
  
   - Ангел подошел, когда мы уже орали друг на друга. Все ему не нравилось! И волосы крашеные, и значки... Такой: "Да я тебя еле узнал в таком виде!" Ну, и прошел бы мимо! Или не на кого больше поорать дома? Как будто его кто-то просил узнавать меня и подходить! Лучше бы спросил про школу, как учимся... Так нет! Я же понял, что ему перед его женой стало стремно за меня. Вот ТАКОГО... Ну, и нах было подходить тогда, да? Блин! Ну, и я... Сам понимаешь... Я так разозлился, пипец! И меня конкретно понесло...
  
   Четко ощутив, что Ян сейчас начнет говорить о своей выходке, я толкнул плечом дверь.
  
   - О-па! - это Ян.
   - Привет, котенок, как ты? - я передал чашку с кофе Святу, сидящему рядом с братом в позе лотоса, а вторую - с чаем, поставил на тумбочку. И склонился к потянувшемуся ко мне всем телом Яну.
   - Привет, - он обнял меня и был такой же горячий, нежный и помятый, как и его старший брат. - Я нормально, спасибо... Блин, хорошо, что ты тут.
   О мою щеку потерлись виском, подарили поцелуй куда-то за ухо, и я сел рядом с ним, глядя в глаза, искренне сияющие радостью, разглядывая, как он выглядит.
  
   Ну, чуть потрепанный, конечно. Может, немного бледнее, чем всегда, но в целом, все было не так уж страшно.
  
   - Держи аккуратно, - я отдал ему чашку, когда он поправил подушку и лег повыше. - Может, ты бы уже и пожрал что-нибудь, а, Янусь? Со вчерашнего обеда не ел же ничего.
   - Не, спасибо. - Он сделал глоток. - Позже, ладно?
   - Ну, окей, - я разгладил складку одеяла у него на животе и поймал на себе взгляд старшего клона.
   - Ты себе не налил ничего?
   - Не-а... Пил дома, - соврал я. - Может, позже.
   И на автомате расстегнул кнопку на воротнике рубашки, а Свят, облизав губы после глотка кофе, замычал, подняв брови:
   - М-м-м... Дин, а давай, я тебе свою футболку дам? Ну, чего ты будешь париться в этой рубашке? Помнешь, а? Ну... Или я помну... - добавил он, и мы с Яном засмеялись. - Придурки! Ну, я же серьезно!
   - Серьезно он, гад... Да у меня майка под рубашкой, не волнуйся. Сниму, если что.
   - Ну, так снимай! И джинсы тоже, - он улыбался так умилительно, двумя руками держа маленькую чашечку.
   - Иди ты, блин! - я подхватил с пола носок Яна и швырнул в эту увернувшуюся невыносимость.
   - А если бы в чашку? - возмутилось оно, пыхтя, скидывая носок брата обратно на пол. - Я серьезно говорю, чтобы переоделся, а ты мне "носкаина" хочешь в кофе добавить!
   - Да, знаю я... Успею, угомонись, - я дотянулся до его колена, мазнув по нему пальцами. - Ты лучше скажи, как с отцом поговорил?
   Я смотрел на Свята, но боковым зрением видел, как резко Ян глянул на брата.
  
   Опа-на... По-моему тут кто-то даже и не подозревал об этом разговоре.
  
   - Что? Ты с ним говорил? - не поверил Ян.
   Свят кивнул, свел брови, расслабился, убрал челку с глаз, посмотрел на Мозаика, потом на меня, поставил чашку себе на колено, держа ее за ручку.
   - Ну, да... Говорил вчера... Ты же спал...
   - И?
   - Ну, что - "и"? Я практически его не слушал. Просто позвонил, говорю: "Ты хотел знать состояние Яна? Так вот, я и звоню это сказать. Оно у него будет нормальным, если ты не будешь лезть в нашу жизнь... Никогда больше!"
  
   Зверь смотрел на Яна, а Ян на него. Молча... Пока Ян не заикнулся.
  
   - А о... Том, что?..
   - О том, чем ты его добить хотел? - хмыкнул Свят, и Мозаик кивнул, не моргая.
   - Ну... О том... - Свят улыбнулся и глянул на меня. - Я думаю, что наш блонд прав на все сто: папуля не станет об этом распространяться.
   - Да? - теперь уже Януся виноватыми глазами смотрел на меня.
   И я кивнул.
   - Блин! - выдохнул он, - я не знаю... Вы это... Простите меня, а? Так разозлился на него, блин... И понесло... Я убить был его готов. А тут ты нарисовался, и меня совсем переклинило... Дин, прости... Я, правда, не хотел так подставить тебя! Да, и вообще, всех нас, - Ян протянул мне руку, и я сжал в ладони его пальцы.
   - Эй... Все окей. Прекращай, ладно? - я чуть тряхнул его руку, улыбаясь. - Главное, чтобы ты был в порядке. Все остальное мы как-нибудь переживем. Да, Святусь?
   - Еще бы, - Свят передал мне свою пустую чашечку, и я поставил ее на тумбу, а сам аккуратно укладывался рядом с братом, чтобы не расплескать его чашку с чаем. Закидывая колено на бедро своего близнеца, осторожно пристроив голову на худенькое плечо, обтянутое черной футболкой, положив руку с татуировкой на его живот, под одеяло.
   И все это - с прищуром глядя мне в глаза, закусив уголок губы.
  
   Ах, ты ж, дрянь!
  
   Эти его джинсы расстегнутые... Р-р-р...
  
   А Ян, по-моему, и не дышал, поглядывая с опаской на наглое тело, так бесцеремонно прижимающееся к нему.
   - Все окей, мелкий. Сказал и сказал. Пофиг! Пусть теперь моск сам себе трахает, прикидывая, правда это или нет.
  
   Я кивнул, соглашаясь, потом окинул взглядом татуировку, сдерживаясь, чтобы не провести по ней пальцами, не зная еще, что на следующей неделе ее значение, благодаря одной любительнице лазить по инету, расползется по школе, вызвав еще одну волну слухов о наших отношениях.
  
   - Ты чай допивай уже, Янусь, а? - тонкий намек на толстые обстоятельства. Я еле сдерживался, чтобы не заржать.
   И в мою сторону. Нежно... О-о-очень:
  
   - Котенок, жарко же. Сними ты рубашку, не выебывайся...
  
   Зараза...
  
   Блин... Я наткнулся на взгляд Яна, мне нужно было видеть его реакцию на все то, что сейчас начал затевать его брат. И если бы я там увидел конкретное напряжение, то нифига бы я не повелся. Неа...
   Как бы мне этого всего ни хотелось, я бы все это остановил, по-любому.
   Но я смотрел в глаза моего эмо, и он медленно опустил ресницы, улыбнулся, потом спокойно допил свой чай, ТАК глядя мне в глаза, как будто раздевал.
   Ну, и все...
   Это было именно то, что мне давало зеленый свет.
   Я расстегивал на себе рубашку, а Свят поглаживал под одеялом живот Яна, разглядывая при этом меня, подбадривая хитрым взглядом. И после того, как Ян отставил пустую чашку, Зверь приподнялся на локоть, в упор глядя своему близнецу в лицо, все сильнее забираясь рукой к нему под футболку, и так же, как и я минуту назад, следил за его откликом на свои действия.
   Януся перевел взгляд с руки, задирающей на нем футболку, на лицо Зверя.
   - Все окей? - тихо спросил Свят, подтягивая колено к паху Мозаика, и тот, усмехнувшись, кивнул.
   И Святуся, открыв его сосок с пирсом, аккуратно примериваясь, сладко лизнул рядом. Мозаик несильно вздрогнул и накрыл ладонью затылок брата.
   Потом были просто нежные поцелуи под грудью... Еще и еще...
   И я видел, как Мозаика начало вести от ласки. А меня - от их вида.
   От того, как они смотрели друг другу в глаза, от тихого успокаивающего шепота и от влажных звуков поцелуя.
   Затем Свят снова переключил внимание на меня, вернее, на мой ремень, начав бесцеремонно вытаскивать его из шлеек и расстегивать одной рукой. Ян посматривал то на брата, закусившего губу, то на меня.
   - Ничего, блядь, сами не умеете! - пробурчал Зверь, а я шлепнул его по руке.
   - Ну? Что творим?
   И он вообще подскочил с рычанием, практически сдирая с меня рубашку за рукава, а затем пришла очередь майки.
   - Епт! Никакой романтики! Никакой прелюдии, как у нормальных людей, прикинь? - жаловался я в это время Яну. - Животное! Содрать и отодрать... Мм?
   - Ангел, суко, молчи, а? А то я тебе точно устрою такую "романтику с прелюдией", что дня два сесть не сможешь, - неугомонный монстр расстегнул на мне джинсы и, залезая в проем ширинки пальцами, продираясь к паху, другой рукой обнял за шею, порывисто притягивая к себе, и... Аккуратно прижался к губам.
  
   Ой...
  
   Так аккуратно, как будто и не он совсем. Не тот Свят, который до этого был резким и бесцеремонным.
  
   Я даже немного опешил, ожидая такого же неадекватного сумасшедшего поцелуя.
   Но, нет...
   Он тихонько засосал мою нижнюю губу, лаская ее языком, при этом поглаживая пах под боксерами, чуть приседая, чтобы дотянуться: стоял-то он на коленях, нависая надо мной.
   А я невольно вцепился в его руку, хозяйничающую у меня в штанах.
   - Ну? Чего напряженный-то такой, а? Ди-и-ин, - улыбнулся в губы, когда от них отлепился. - Как в первый раз.
   - Бля... Да хуй знает, чего от тебя ожидать? - хохотнул я нервно в ответ. - Псих ты, бешеный...
   Убрав руку из штанов и удерживая мою голову в ладонях, очень пристально смотрел в глаза.
   - Все правильно... Знаешь, не расслабляйся. Не надо... Мало ли? Я иногда сам себя боюсь, - очень серьезно заявило это животное, и я не выдержал:
   - Да, иди ты, блин! - и толкнул его, а этот гад смеялся, падая на спину.
   - Ян, брат у тебя - урод моральный, знаешь? Как ты его терпишь все время? Не понимаю... Я чокнулся бы уже. Давно...
   И не спеша встал на колени, когда мне освободили место рядом с собой, и, продвигаясь на четвереньках, осторожно опустился с другого бока от Яна.
   - Я тоже не понимаю, - улыбался Мозаик. - Повезло, наверное... Не чокнуться.
   Они переглянулись, и Свят, плюхнувшись рядом с братом на живот, прижался на мгновение к худенькому плечу губами.
   Я, улыбаясь, пялился на все это, и хотелось смотреть на их отношения вечно.
   Мозаик в ответ обнял монстра за шею и потерся щекой о его стриженый висок.
   - Бра-а-атик. Мой...
   - Ы! - сказал на это смущенный братик, утыкаясь мордой в шею Яна.
  
   Че-е-ерт... И почему у меня нет такого братика, а?
  
   Может, мне и компенсировала жизнь ЭТО вот ЭТИМ? Ой, бля-я-я... Мысли, епт...
  
   - Ты, правда, не злишься? - гладя пальцами щеку брата, вдруг спросил Ян, почти шепотом, и никому из нас не надо было расшифровывать смысл вопроса.
   - Уже нет... Вчера хотел убить, - поиграл бровями Зверь, подняв голову, и кивнул на меня. - Ему спасибо скажи - отмазал знатно.
   - Бли-и-ин! - Ян сглотнул, реально понимая, как мог злиться Свят, и вообще, какой мог быть этот разговор между нами, и после притянул к себе за шею и меня.
   - Прости, зай, а? Прости... - он тихонько целовал меня в уголок губ, а я отвечал растерянно, что все окей, и не надо просить прощения.
   - Да, ну... Ну, выжил же я...
   - Я его не сильно бил, честно. Так... Чуть попинал ногами по почкам - и все! - погладил меня Зверь по голове, как нашкодившего, но прощеного ребенка, и я зарычал, перехватывая его руку и шутливо вгрызаясь ему в запястье.
   - Айййй... Сссс... Дин! Твою мать! Ну? - внимательный взгляд на укус потом на меня, с возмущенным выдохом. - Зализывай теперь! Ты вообще уверен, что нет у тебя бешенства, а? Прививки у ветеринара давно делал?
   - А вот херню нести не будешь! - я устраивался "под крылышко" к Яну, обнимая его за талию, где была задрана футболка, тихонько лаская пальцами теплую нежную кожу на подрагивающем животе. - И вообще, Зверь - ты. Так что это тебе к ветеринару, да...
   - Гад... Доумничаешься скоро, - и Святуся сам лизнул место укуса.
  
   Та-а-ак лизнул, что у меня, да и не сомневаюсь, что не только у меня, стало жарко в паху.
   Зараза... Боже ж ты мой...
  
   Я задержал дыхание, когда эта сексуальная невыносимость, опершись одной рукой на подушку над нашими головами, второй погладив свой пах под расстегнутой ширинкой, протянула хриплым шепотом:
   - Ну что, мальчики? Расслабимся?
  
   И не дожидаясь ответа, склонилась к губам Яна.
  
   То, что было дальше, и с моей стороны, и со стороны Свята, это как подтверждение, что мы не сердимся ни капли и все так же любим нашего эмо-боя.
   Так же.
   Если не сильнее...
  
   Мне так нехило съездило по мозгу, когда Ян сам взял руку брата и прижал ее к своему паху, при этом подаваясь бедрами.
   Бли-и-ин...
   А потом сам подставлялся под поцелуи и прикосновения, выгибаясь всем телом, откидывая голову, давая целовать свою шею, плечи, ямочки под ключицами, гладить и ласкать все тело. Иногда перехватывал наши руки или притягивал к себе за шею, и целовал уже сам.
   Покрывался мурашками и испариной, вцепляясь в нас дрожащими от хлещущих эмоций пальцами, судорожно вдыхая и облизывая пересыхающие губы.
   Мы со Святом знали, что будут только ласки, и даже оставались в джинсах при всем этом.
   Да и Ян не сомневался, что на более серьезное никто не покусится, и этот жест с его стороны был как знак доверия.
   Доверия на все сто процентов.
   И Свята не надо было просить дважды...
   Через пару секунд его пальцы уже сжимали возбужденный член Мозаика, ошалевшим взглядом на нас пялившегося, сладко вытянувшись, нетерпеливо мелко дрожа от предвкушения, после того, как Зверь сдернул с него боксеры. А я, улыбаясь, помог с Яна стянуть футболку, когда он, шутя, возмутился, что чувствует себя как ублюдок - в футболке, но без трусов.
  
   Мы изнежили его до такого состояния, что он уже и стонать не мог... Только поскуливал тихонько в губы, когда мы его целовали.
   Еще не было именно ТАК, чтобы нас вдвоем заклинило на Яне во время секса.
   Но это так классно, черт побери...
   Для меня, так вообще - просто наблюдать за ними двумя, уже было неописуемым наслаждением.
   Ну, естественно, что мы оба "замечали" не только Яна, но и друг друга, и касались, и ласкались, и руками, и губами, и это была как острая приправа к основному блюду. Приправа, распаляющая аппетит еще больше. Мы ведь, даже не оговаривая, знали - все равно, в конце концов, окажемся вдвоем и доведем друга до такого состояния, что мало не будет. Но сейчас мы оба до дрожи, до помутнения в башке, хотели расслабить нашего мальчика, подарив ему всю нежность, на которую были способны.
  
   И позже я, в полном угаре от жестокого кайфа, в прострации, чувствуя физически, как сердце толчками выбрасывает из себя чистейший адреналин, растекающийся по венам жаркими волнами, целовал пальцы Зверя, ласкающие член брата, при этом вылизывая все, до чего меня допускали.
   Свят и сам шлифовал до блеска все, что хотел, но когда наши языки или губы встречались, мы целовались, даря ласку не только Яну.
  
   Ян нашел в себе силы уже перед тем, как кончить, оттолкнуть от себя нас обоих, не дав и капельке спермы попасть нам в рот. Мы, понимая его опасения, подчинились без возражений.
   А после этого Свят, достав влажные салфетки, сам вытер живот своего мелкого, хотя тот, даже еще не полностью пришедший себя, пытался возмущаться, стушевавшись.
   - Ян, лежи и не рыпайся, понял? Са-а-ам он... А мы на что? Не дал это... Ну, нормально, по-человечески отсосать, так терпи... Не идти же тебе сейчас в душ? Ну, нах... Отдыхай...
  
   И Мозаик терпел, закрыв глаза ладонями и качая головой. А я млел, глядя на эту картину, кусая губы.
  
   Не выдержав, чмокнул вздрогнувший живот нашего эмо, когда Свят закончил его вытирать.
   - ДИН! - возмутился он, а я, смеясь, уже заткнул ему рот своим.
   И тут-то меня схватили за руку.
   - Эй, котик, хватит уже с мелкого, мы его и так утомили... Ди-и-ин! Хватит-хватит-хватит, говорю... Ну? Пойдем-ка со мной?
   И очень вкрадчиво Яну, от которого меня оторвал:
   - Янусь, ты ведь побудешь немного без нас, ладно? Можешь даже поспать еще, окей?
   При этом подталкивая меня к выходу из спальни.
   - Да, побуду уж, ладно, - Ян с улыбкой натягивал на себя одеяло, расслабленно выдыхая, сладко потягиваясь. - Валите... Так уж и быть.
   - Умница моя... Чмок! - это уже закрывая дверь в спальню, с выпирающей в мою сторону задницей, по которой я и шлепнул так смачно.
   - И что мы задумали-то, а?
   - Бля... А что ТУТ - он сжал пальцами мой выпирающий под боксерами из ширинки член, - можно задумать-то, а? Избавляться надо от этого, родной! И даже не вздумай сопротивляться. Изнасилую, - елейным голосом, но очень доходчиво, пояснили мне, и, как непонятливого ребенка, за ручку, повели в ванную комнату.
  
  
   Но сопротивляться этому я даже и не думал...
  
   Свят, затащив меня, куда ему хотелось, и опершись задницей о стиральную машину, притянул к себе за пояс, с закушенной губой, по-хозяйски, разглядывал мою грудь и плечи.
   - Что? - я улыбался, склоняя голову, заглядывая в наглючие ярко-голубые глаза, поглаживая ладонями его нежную гладкую кожу на предплечьях.
   - Ничего... Мне нравится смотреть на тебя, - пальцы прошлись по средине грудины, потом поднялись к шее, по скуле и забрались назад, на затылок, под волосы.
   - Ты меня-я-яешься. В курсе? Я тебя меньше недели раздетым не видел, а кажется, что даже плечи стали шире.
   Я фыркнул.
   - Блин... Ну... Расту еще, да... Ты чего? Я даже бреюсь иногда... ы-ы-ы... Свят... Ну, я же... Как бы мальчик. И совсем не маленький такой. Ага.
   - Да ты что? Серьезно? Мальчик? - хохмил Свят. - Уверен? А в каком месте?
   - Бля... Не нарывайся, суко... - покачал я головой, предостерегая.
   - Хм... А может, это... Мне хочется нарваться? М? - следя за движением своих пальцев, он касался ими моей нижней губы.
   Ох, ничего ж себе!
   - Я тебя правильно понял, милый? Ты хочешь быть снизу?
   Зверь вздернул бровь.
   - Это удивляет?
   Усмехнувшись, молча, не отводя взгляда от его лица, я протолкнул руку между нами, к его паху, осторожно погладив то, что уперлось в мою ладонь.
  
   Зверь стиснул зубы, играя желваками, прищурившись.
   - Я хочу тебя, - прошептал он вдруг. Глухо. Напряженно...
  
   Ну, не скажу, что такое желание у него появилось впервые, нет, конечно. Но он никогда не говорил об этом напрямую.
   Даже когда я его одной лаской довел до желания, чтобы его трахнули, он и тогда не сказал этого ТАК.
   Мы же всегда боролись между собой за право обладать, а тут...
  
   От этих слов вело, как от дури.
  
   Они вызывали сумасшедшую нежность, стискивающую грудь, словно железными обручами. А еще они возбуждали до ощущения жара в паху, и хотелось слышать это снова и снова.
   Не вынимая руки из его штанов, так и лаская его через боксеры, притянул за шею второй рукой, касаясь губами уха, захватывая ими серьгу, вылизывая и ее, и мочку, слыша его судорожные выдохи, с явным подавленным стоном, я испытывал головокружение.
   - Повтори... Это... - попросил я.
   Протяжное, такое томное мычание, переходящее в тихий рык...
   - Я. Хочу. Тебя.
   Не сразу, но он все-таки это повторил. А я, улыбаясь, счастливый до обморока, целовал его шею, несильно втягивая губами кожу и отпуская ее уже влажной.
   - Пипец... Сказал... Нормально сказал!
   - Я же и раньше говорил... Иногда... Ты чего? - я чувствовал, как он мне улыбается в плечо, говоря это.
   - Да, ладно тебе... Говорил он, блин! Знаешь, есть громадная разница между: "ну, что ли, трахни меня уже" и "я тебя хочу".
   Сминая пальцами кожу на его затылке, все также гладил его и внизу.
   - Для меня лично так, Святусь...
   Вело не только меня.
   - Ммм... Ну, да... Как-то так... - и зашипел, вцепившись в мою руку. - Черт... Дин... Пожалуйста...
   - Окей... Я понял... - убрал руку от паха, потянув за бедра, отлепил его от стиралки, развернул задницей к себе, заставив упереться в нее руками, и, приседая, сдернул все, что на нем было.
   Уверенно и быстро, так, что мое создание невыносимое не успело при всем этом и пикнуть.
   - Оооййй, бля! - только и выдохнул он, когда я уже лизнул его ягодицу снизу вверх, продираясь рукой между его ног, прижав пальцами член Зверя к животу, гладя его всей ладонью, ощущая выбритый пах, но уже покрывшийся такими приятными, не колючими волосками.
   Я улыбался. Просто Свят, зажавшись на пару секунд от моего резкого выпада, сейчас с удовольствием расслаблялся, раздвигая ноги сильнее, позволяя мне себя гладить, прогибаясь в пояснице, двигая бедрами, подаваясь мне в ладонь, ласкаясь об нее.
   А я просто целовал его попку, втягивая нежную кожу и оставляя розовые следы...
   - Обожаю... - прошептал со стоном и рычанием, прежде чем чмокнуть ее в последний раз, и, поднявшись во весь рост, вдавился в его зацелованную попку бедрами, выдирая из отталкивающегося от машинки Свята восторженный выдох со смехом вперемешку.
   - Прямо вот так, милый?
   - О, да-а-а... - я обнимал его за талию и, ощущая, что меня несет не по-детски, и, хоть как-то сдерживая эмоции, укусил его за шею, туда, где уже начинались волосы.
   Свят захрипел, склоняя голову, но, не выдираясь из рук, наоборот, он подался на меня спиной.
   - Садист... М-м-м... Еще...
   И я с минуту, сам, практически дрожа от удовольствия, покусывал ему шею, но не до синяков и отметин. Хотя там, где уже были волосы, я кусал сильнее. И мое животное отвечало стоном и шипением. Только знал, что ему это действительно в кайф...
   - Бли-и-ин! - я проскулил, заставляя себя остановиться, уже понимая, что теряю контроль, да и Свят, со съезжающим мозгом, был в таком состоянии, что пофиг сейчас, будут потом засосы и укусы на шее или нет...
   Но я все-таки оторвался от него, разворачивая к себе лицом, и уже терзал в поцелуе губы, язык, ощущая такую же сумасшедшую отдачу и от него.
   О, да... Эти его сильные, требовательные пальцы. Без синяков никак... До слез, практически, но только дурел еще сильнее от этой сладкой боли. Боли, которую в порыве страсти дарит любимый человек.
   А затем, уже задыхаясь, оторвавшись от губ, начал спускаться по его телу, целуя шею, ключицы, грудь, соски, взмокший живот, не пропустил и ямочку пупка.
  
   А потом резко всосал головку его члена...
  
   Не, минет своему мальчику я делать не собирался. Не сейчас, по крайней мере.
   Он хотел меня в себе, и я собирался ему это предоставить, лишь раздразнив еще сильнее.
  
   Ну, и хочу сказать, что мне это удалось на славу...
  
   Он, дернувшись, вцепился мне в волосы, взвыв матом, и я отпустил его, поднялся, повинуясь его рукам, поддаваясь губам, снова так жадно потянувшимся к моим.
   Целуя, не отрываясь, Зверь сдернул ниже задницы мои джинсы и боксеры, сильно сжал всей рукой то, что уперлось ему после этого в живот. И, сволочь, глумливо хмыкал мне в губы, чувствуя, как начинаю судорожно вздрагивать от его прикосновений. А после, когда я отодрал от себя его руку, уже сам, изгибаясь и выворачиваясь, умудрился совсем выскочить из штанов и отшвырнуть на стиралку, за спину Зверя, куда уж точно не попадет вода, если мы полезем в душ.
   И уже такой, совершенно голый, прижался к нему всем телом, бедрами, грудью, коленями, животом, ощущая, что моя коже не суше Святусиной от накала чувств и желания.
   Я снова и снова сосал его язык, кусал и целовал губы, мычал от раздирающего все тело и душу дикого томления, без возможности сдерживаться, когда его пальцы так нежно касались моего паха, да и я сам гладил его тело, ягодицы, все ниже запуская пальцы по горячей ложбинке.
   И он сам уже был такой, что... Блин...
   Мне всегда выносит мозг, когда он в таком состоянии. Я очень редко видел его глаза в такие моменты, но это зрелище не для слабонервных, поверьте.
   Этот микс из тела, с которым в эту минуту можно делать все, что угодно, и ошалевшего, потемневшего взгляда, практически прожигающего насквозь, с убийственно животной страстью, дикой похотью...
   Тогда и понимаешь, что если не дашь ему то, что так ему нужно в этот момент - он возьмет сам. И возьмет так, что в другой раз желания отказать уже не появится.
  
   - Дин... Дин... Дин... - скулеж-рычание от моего сумасшедшего, но сейчас все позволяющего, Зверя, когда пальцы коснулись того, до чего я и дотягивался. - Подожди... Пой... дем под воду, а?
   - Я с тебя только штаны полностью сниму, окей? - согласился я, пытаясь отдышаться.
   - Да... Но... Ты только в рот больше не бери, придурок... Не выдержу... Учти, - меня нежно шлепнули по попке, и я, улыбаясь, отодвинувшись максимально от так завлекательно маячившего перед моими глазами, внушительно-сексуального, до тумана в башке, возбужденного мужского достоинства, помог совсем избавиться от штанов моему чудовищу и отправил их к своим, до кучи.
   - Готов? - и меня сгребли за шею, обнимая, лаская, убирая мне волосы назад всей пятерней. - Я воду сейчас настрою...
   И, сунув мне язык в ухо, вовремя отскочил от меня, вздрогнувшего всем, покрытым гигантскими мурашками, телом.
   - Сво-о-олочь же, ну?! Свят! Убью!
   - Чур, я в домике! - этот убийственно сексуальный, голый балбес-переросток, лыбившийся до ушей, довольный, как слон, закрылся в душе и показал язык, прилепившись им к прозрачному пластику.
   - Зараза! Выебу... Жестко... Без смазки, - покачал я головой, обещая половое извращение словами самого Зверя, впрочем, не сильно его этим напугав:
   - Обещаешь? - повернулся он ко мне, настраивая воду и хмыкая.
   - Да, бля буду! - грозно подтвердил я, скребя по паху ноготками, касаясь ладонью гудящего члена.
   - Ы... Окей... - монстру было в кайф, пока вдруг не взвизгнул, резко шарахаясь в сторону от фыркнувшей струи воды. - Твою ж мать!!!
   - О-па... Солнце? Жив? Обварился? Или наоборот? - поинтересовался я заботливо.
   - Бррр! - моего мальчика передернуло. - Да, холодная как хлынула... Сука! Как лед, ну? Пипец! Аж маленький дружок мой вон как испугался и спрятался почти...
   Скромность моя звериная очень внимательно смотрела себе на пах, на поникшего с перепугу, но не такого уж и "маленького дружка", театрально вздыхая.
   - Какая доса-а-ада...
   - Да, ладно тебе, родной... Это же поправимо, - я решил подыграть, изображая серьезность, пропихнулся в отодвинутую дверь кабинки, огладил его шикарные плечи, стирая с них струйки воды, сдерживая восхищенный выдох, и потом уже обнимал мокрое, невероятно красивое тело, которое, суко, лицезреть имел счастье не только я и его клон, но и неизвестно сколько народу в бассейне.
   За что я был готов весь тот народ, блядь, в том самом бассейне и утопить.
   Но я очень старался сейчас на этом не зацикливаться. В конце-то концов, в отличие от них всех, я это тело мог не только лицезреть. Этим и успокаивал себя всегда, когда накатывала вот такая дикая ревность...
   Сцепив зубы, с легким головокружением, заставил мое неугомонное существо притиснуться к себе спиной, со всей дури перехватив рукой поперек груди, и гладил низ его живота, вздрагивающий из-за сжимающихся мышц...
   Еще ниже...
   По очень нежному и чувствительному...
   Зверь замер, лишь тихонько касаясь пальцами ласкающей руки, повернув в мою сторону голову, следя из-за плеча.
   И знаю, что он своей спиной ощущал просто на ура, насколько я к нему "неровно" дышу, почти в буквальном смысле этого слова - я на самом деле дышал все тяжелее.
   И, зависая в пространстве и во времени своим крезануто-влюбленным мозгом, видя его приоткрытый рот, розовый язык, вздрагивающий, гуляющий по припухшим губам, сглотнув, медленно прошелся кончиками пальцев по практически смертельно перепуганному Святусиному органу и, подхватывая его мошонку, сминал ее тихонько, очень осторожно и нежно. Вынуждая моего монстра чувствовать кайф, плыть, откидывая голову на плечо, теряя контроль над собой и полностью мне доверяя.
   - М-м-м... Ди-и-ин... - он с силой притягивал к себе мои бедра, выдыхая ртом.
   Я испытывал почти экстаз от ощущения его тела в своих руках. Это тело было сейчас полностью предоставлено мне - от понимания этого меня вообще всегда по-тихому клинило...
   Смотрел на его скулу, на махонькую, такую трогательную, родинку на ней, открытую шею, со стекающими по ней ручейками теплой воды, бьющуюся в ритме сердца голубую жилку под тонкой кожей - и не выдержал. И, целуя ее, шептал, стараясь не показывать, как меня растащило с ним рядом:
   - Все окей. Подумаешь, проблема! - очень нежно, но уверенно, взяв его член в кольцо из пальцев, заставил несколько раз двинуть бедрами. - Ну, вот... Минутное же дело на место "поставить", - мой Зверь на самом деле возбудился на все сто в моих руках. - Не боись, родной... М-м-м... Блин, стоило об этом переживать? Да, и вообще... Сейчас главное, чтобы мой "маленький" был в форме, правда? - мое существо смущенно хмыкнуло. - И знаешь, он даже о-о-очень в форме, - я потерся пахом о такую славную Святусину попку, и он угукнул, серьезным тоном мне подтверждая:
   - Да-а-а, точно... Ты прав, я эту его "форму" жопой прям вот чувствую... Прикинь? К чему бы это, Ангел? Не знаешь?
   - Хм... Еще бы не чувствовать... Тако-о-ое!
   Ну да, скромность умерла, когда я родился.
   - Все правильно. Так и надо... Чтобы жопой... - пытался так же серьезно говорить и я, но не выдержал больше и прыснул, отпуская разворачивающегося Святусю, и мы уже вместе ржали, стоя лицом к лицу и подставляясь под теплые струи воды.
   - Иди сюда, - почти грубо меня притянули за шею, глядя на губы и к ним же прижимаясь своими - мокрыми, теплыми, желанными.
   Зверь целовал так бережно, положив руку мне на затылок, второй гладя по пояснице, что я просто таял, отвечая ему.
   А затем его рука забралась между нами, обхватывая оба стояка, и, блин, одновременно выстонали, как по команде, чувствуя предел, практически...
   И Свят сразу же прекратил это дело, потому как понимал, что еще пара секунд такой ласки, и трах нам не понадобится вовсе.
   - Все котик... Не могу...
   Я развернул его, пошло накрывшего языком верхнюю губу, и несильно подтолкнул к стене. Он уперся в нее ладонями, прогнулся в пояснице и зашипел, когда я, уже не имея ни времени, ни возможности тянуть дольше, подрагивающими от нетерпения пальцами протолкнулся в него.
   И, пытаясь хоть немного расслабить, прижался к спине:
   - Милый... Порву нах...
   И смотрел, как его рука поднялась к полке и после того, как завалила на пол пару флаконов, протянула мне гель после бритья.
   - Щипать будет, - сумничал я.
   - Дин, суко... Давай, а? Не отвалится. Не-мо-гу я уже больше, бля-я-я...
   - Придурок, я же про твою жопу!
   - Дииин... - угрожающе, низко, хрипло...
   - Все-все-все, понял, - и, открыв флакон, выдавил немного прозрачной массы на ладошку.
  
   Вошел сразу, очень плавно, хоть и не до конца, услышав выдох, и это прозвучало как облегчение, типа: "Ну, наконец-то!"
   Хорошо пошло с гелем... Почти сразу ударило в мозг волной удовольствия, и я закрыл на пару секунд глаза, пытаясь отвлечься, чтобы вот прям сейчас и не кончить.
   Свят тоже замер, лбом касаясь своей татуированной руки, тяжело дыша.
   Когда отпустило немного, начал в нем двигаться, удерживая за бедра, набирая темп и глубину вхождения...
  
   Зверя плавило и выгибало. Я видел, как он белыми от напряжения пальцами втискивался в стенку, и понимал, что если бы это была моя спина, ой, плохо бы ей сейчас пришлось.
   Он сам ласкал себя до тех пор, пока не почувствовал, что кончает. И вот тогда, оттолкнувшись от стены, прижавшись спиной ко мне, судорожно вцепился в мою руку, перемещая ее себе на член, и я довел его вот так до оргазма... И когда он так сладко, протяжно стонал и вздрагивал в моих руках, заставляя терять последние крошки сдержанности, я тоже заскулил и кончил.
   Зная мою особенность, что в таком состоянии не могу стоять на ногах, Свят перехватил меня одной рукой за пояс, поддерживая, заведя руку назад. Пока сам в себя приходил.
   А я практически вис на нем, обхватив, обняв, держась... Не знаю... Ну, да... Блин...
   Кончил я, куда не надо...
   Ну, а что поделаешь? И такое бывает, когда теряешь контроль.
  
   - Прости... Что в тебя... - выдохнул я с усилием, еще в состоянии полнейшей невесомости в башке и в теле, касаясь губами его шеи, слизывая с нее влагу.
   - Придурок... Все окей. Переживу, - усмехнулся Зверь и потом постепенно разворачивался ко мне всем телом, опираясь спиной на стенку, все так же удерживая, не давая сползти на колени. - Господи... Трахарь ты мой, грозный... Живой? М?
   И, очень уютно устроив меня в своих руках, тихонько целовал шею, плечо.
   - Да... Наверное... Живой.
   - Бля, Ангел, - покачал он головой, прижимая к себе еще сильнее, зарываясь пальцами в мокрые волосы на затылке. - Люблю тебя, котенок...
   Заставляя, смыслом этих слов и жарким шепотом, сжиматься душу до маленького трепещущего комка.
   - Сука... Как же я тебя люблю...
   И ответил на это, стараясь нормально дышать и не глотать буквы:
   - Я тебя тоже, Святусь... Очень-очень... Ты это знаешь...
  
   ***
  
   Несколько часов после этого мы, все вместе, готовили завтрак, убирали в квартире, занимались фигней - лишь бы отвлечься от вчерашнего и от того, что нам предстоит в понедельник.
   Потом попытались посмотреть какой-то боевик, устроившись в гостиной, пока Зверь, молча, не сходил за своим мобильником.
  
   - Ты чего? Куда-то позвонить хочешь?
   Ян поднял голову от спинки кресла, всматриваясь в брательника, усаживающегося рядом со мной с телефоном в руке.
   - Нет, просто я так и не вбил с бумажки номер... Ну... По которому в понедельник звонить. Че то подумал... - Свят пялился на помятый желтый стикер, покусывая уголок губы, напрягая этим своего брата еще сильнее.
   - Подумал о чем? - очень напряженно спросил Ян, и мне мгновенно передалось это его волнение.
   - М? Да так... Ну... Просто почти пять дней прошло, так? Неужели за это время нет результата?
   Ян, по-моему, побледнел.
   - Сказали же, что в понедельник узнавать, - севший голос Мозаика невероятно давил на нервы.
   - Да, помню я! - очень раздраженно в ответ. - Достало ждать, сука!
   Ян с беспокойством посмотрел на меня.
   - Всех достало, Святусь... А что поделаешь? - я погладил его по шее пальцами руки, лежавшей на спинке дивана за Зверем. - Осталось два дня. Терпели и дольше...
   Зверь шумно выдохнул, склоняясь к коленям локтями.
   - Ну, не убьют же, если сейчас позвонить, да? - это не было вопросом. Это был протест.
   Ян обеспокоено переводил взгляд с одного на другого.
   - Не убьют... Но послать право имеют.
   Я очень старался быть спокойным.
   Свят так и крутил мобильник в руках, не отказываясь от своей идеи.
   - Может, я позвоню? - бесцветным голосом спросил Ян, и даже Свят на брата глянул о-о-очень заинтересовано.
   - Я тебе даже в понедельник не позволю звонить самому! - выдал Зверь так, что в этом никто и не сомневался. - Позвонит он... Звонильщик... - бубнил он, положив на колено стикер и разглаживая. - Ты уже достаточно "назвонил"...
   - Свят! - одернул я, ясно ощущая, как накаляется обстановка.
   - Что? Не так, что ли? Я не прав?! - Свята очень явно начинало колбасить.
   Все же эти нервные дни никого не оставили без последствий.
   Мозаик резко оттолкнулся от ручек кресла, встал, направляясь на лоджию, и я не смог промолчать:
   - Ян!
   - Я просто курить... Не выкидываться, - спокойно ответил он и все-таки вышел.
   - Твою мать! Вот хули ты, а? - зашипел я на Зверя.
  
   Блин, как же мне хотелось сейчас ему врезать!
  
   - Что "хули", Дин? Ты бы позволил ему звонить туда, а?! - так же шипел на меня Свят, стараясь говорить потише, поглядывая на брата, стоящего к нам спиной возле открытой створки и закуривающего.
   - Не строй из себя дебила... Ты знаешь, что я сейчас о другом совсем!
   - Блин, - Свят мотнул головой от досады. - Да, не хотел я, правда... Блядь... Извинюсь, не думай. Позвоню вот... А потом извинюсь...
   - Зараза... Как въебал бы! - я все-таки треснул его в плечо, не от души, нет. Так... Слегка. Свят даже промолчал на это, действительно понимая, что обидел брата.
   - Сказал же, что извинюсь, - буркнул и сглотнул, глядя на телефон. - Не, ну реально, Дин... Пусть этот ужас уже закончится, а? Мы же кусаться скоро начнем. Ну, а вдруг уже готово, а мы будем зря лишних два дня себе нервы трепать?
   Я возмущенно выдохнул:
   - Ладно... Звони уже... Пусть тебя пошлют - и вали извиняться!
   Зверь кивнул, снова расправляя замученную бумажку на своем колене.
   Я смотрел то на его пальцы, то на напряженное лицо.
   - Может, ну его нах? - не выдержал я, и Свят, метнув в меня взгляд-молнию, оскалился:
   - Не дождешься!
  
   Я хмыкнул. Вот же гад, невыносимый...
  
   Он набирал номер, а я старался не начать кусать губы от нарастающего напряжения, уговаривая, что его сейчас просто отругают, ничего не скажут... И все... И как нужно было ждать понедельника, так оно и окажется.
  
   Не зная наверняка, слышал наш разговор Ян или нет, я, глядя ему в спину, даже не сомневался, что у него сейчас пиздец в душе. Этого не мог не понимать и Свят.
  
   Играя желваками, он пялился в пол, слушая гудки, а я - то на него, то на мое разноглазое чудо, нервно курившее недалеко от нас.
  
   - Здравствуйте! - Свят глянул на меня. - Скажите, а можно узнать результаты анализа?
   - ...
   - А... В понедельник кровь сдавали, - Зверь закусил губу. Потом слушал ответ, приоткрыв губы, и засуетился, хватая стикер.
   - Номер... Номер... Сейчас! Вот... 943-С.
   - ...
   - Да, я понимаю... Я подожду, - Свят побледнел. Резко оглянулся Ян, откидывая челку.
   У меня скакнуло сердце так, что еле сдержался, чтобы не положить руку на грудь.
   - Ох, епт твою мать! - прошептал я, даже не понимая, ЧТО сейчас должны чувствовать близнецы, если меня ТАК корежит.
   Свят кивнул:
   - Она пошла в лабораторию за новыми списками. Надо подождать несколько минут...
   - Черт! - я оттянул ворот свитера, который конфисковал у Свята после душа. - Неужели сейчас узнаем, а?
   - Все может быть, - Зверь перепугано смотрел на меня и стискивал телефон у уха до белых костяшек, я обратил внимание на верхнюю губу моего монстра, где выступила испарина. - Не могу... Мне почти плохо... - пробубнил он, упираясь локтем в колено и сгребая челку пальцами.
   - Блин... Реально сейчас сердце остановится, - проскулил я. - Ай, че-е-ерт...
   Свят глянул на меня, затем кивнул в сторону Яна:
   - Дин... Иди к нему... Он же, по-моему, сейчас вообще... в обморок хлопнется.
   Это было сказано только для меня.
   - Хорошо... Ты это... Только спокойно, ладно? - Свят неопределенно хмыкнул, а я сполз с дивана, ощущая начинающиеся спазмы в животе, и под пристальный взгляд Зверя вышел к Яну.
   Не задумываясь даже, что делать, встав рядом с ним, оперся о стену и обнял за талию одной рукой, притягивая к себе, а второй забрал сигарету и затянулся до колик в легких.
   - Как ты? - выдохнул в сторону и смотрел, как тонкие пальцы с моей стороны убирают волосы за ухо.
   - Не знаю... Спина мокрая... Внутри все скручивает, сука... Я же не думал, что он может вот так неожиданно собраться туда звонить...
   Ох, бля!
   - Не обижайся на него, малыш. Он нервничает, - тихо попросил я, но уже о другом, не сводя взгляда с дергающего коленкой Зверя.
   Мозаик кивнул, повернув голову, потерся виском о мою щеку.
   - Я знаю. Все окей. Он прав, Дин... Наворотил я...
   - Перестань. Убью его! - Ян усмехнулся на это.
   - Верю.
   И тут зашевелился наш монстр, явно услышав кого-то на другом конце.
   - Да... Сейчас... - и снова посмотрел на бумажку. - Да, точно 943-С.
   Ян замер.
   Потом шумно сглотнул и, сложив руки на груди, вздрогнул, как от холода. Только я понимал, что просто это от навалившегося волнения.
   Я положил сигарету в пепельницу и обхватил его обеими руками, ощущая как его начало мелко трясти.
   - Сейчас могут сказать, да, Дин? - я видел его дрожащие, практически обескровленные губы.
   - Может, да, а может - нет... Успокойся, котенок... Ты дрожишь. Не надо так...
   - Я не знаю... Дин... - его сбивчивый шепот, и мое до боли стиснутое сердце. - Что будет, если...
   - Тшшш... Ян! Не надо об этом. Я с тобой, по-любому...
  
   - Да... Я понял, - Свят так и смотрел перед собой, говоря бесцветным голосом.
   Теперь взмокла спина и у меня.
   - А не может быть ошибки? Пересдача не нужна? - спросил Зверь, и мы уже понимали - только что он услышал результат анализа. - Да, я понимаю. Спасибо.
  
   Зверь отключился, потом медленно перевел взгляд на нас, еле дышащих, боявшихся даже спросить, что он услышал.
  
   А монстр, не спеша, поднялся с дивана, подошел к нам, оперся плечом в проем двери, играясь одной рукой с телефоном, с совершенно бесчувственным выражением на морде.
   - Ну? - все-таки не выдержал я, и Свят, наконец-то, мазнув по нам таким же мало читабельным взглядом, развернувшись назад к гостиной, отбросил трубу на диван.
   - Сказали, да? Что, Свят? Говори! - это уже был Мозаик, процедивший слова сквозь зубы, у которого сердце колотилось так, что я это чувствовал грудью.
   - Сказали, да... - эта дрянь невыносимая до головокружения, до рвотных спазмов от страха, давила нам на нервы - и всем своим видом, и тем, что тянула резину.
   - Не молчи, сволочь! - прорычал я от злости на этого гамадрила бесчувственного и от боли в руке, под пальцами Мозаика. - ЧТО сказали?!
   - Сказали, что моему брату категорически запрещено трахать баб, - Зверь в упор, чуть прищурившись, смотрел на своего близнеца, и я могу поспорить, что видел, как увлажняется его взгляд, а потом он протянул Яну руку:
   - Иди сюда, ебарь-неудачник, - и тот, хрипло простонав, через секунду оказался в крепких руках любимого брата.
  
   А я, пока мало что понимая от душивших эмоций, даже и не сомневался, что сейчас, впервые за все время нашего знакомства, все-таки увижу, как плачут взахлеб мальчики-эмо...
  
   Часть двадцать вторая.
"Заслуженный релакс, или Все прелести пьянства"


Я был прав в том, что увижу по-настоящему плачущего Яна. Вот только то, что вместе с ним Святу придется успокаивать и меня, узнал чуть позже.

Когда дошло, что к чему, получил такое громадное облегчение...

О, Господи!

Глядя на вздрагивающую спину Яна, уткнувшегося в шею брата, и ощущая, как начинает душить ком в горле и дрожать ноги, сполз спиной по стенке и, обхватив колени, тихо разревелся.
Как же долго я ждал этого!
Мне казалось, что сейчас мое тело отреагировало намного быстрее, чем разум, который был как во сне. Только я знал, что это не сон - вцепился зубами в свою руку, и было больно...
И я радовался этой боли, которая давала понять, что все реально.
Все позади...
Прежде чем самому вот так раскваситься, я слышал, как Свят, глотая слова, что-то шепчет Яну, видел, как он его гладит по спине.
Хотелось скулить от радости и плакать, расслабляясь, по полной, давая такой долгожданный отдых натянутым столько времени нервам...
А потом со мной рядом примостились и клоны. Смешались их прикосновения, успокаивающий шепот, поцелуи, покрасневшие глаза и носы...
Кто-то гладил меня по волосам, Свят шептал, что я придурок.
Ну да, Святуся, монстр мой.
А кто еще мог в такой ситуации назвать меня придурком так, чтобы было нежно?
Сам носом шмыгал, хлопая мокрыми ресницами, а мне выговаривал. А потом заставил поднять лицо от коленей, убирая волосы с мокрых щек, смеясь сквозь слезы.
Я, улыбаясь, послав Свята в задницу, притянул к себе голову Яна, стоящего рядом со мной на коленях, и успокаивались потихоньку, утирая друг другу слезы.
А Свят, устроившись на корточках, гладил нас по головам и плечам, с дрожащими губами, тихо, срывающимся шепотом скулил:
- Придурки... Какие же вы у меня придурки... Оба... Реве-е-ете, как девчо-о-онки, ну?! Все позади. Все хорошо... Уже все хорошо...

А стыдно и не было, ни капли.

Я прижимал к себе Яна, утыкаясь ему в щеку носом, при этом умудрялся шептать, что люблю очень, что рад так, что обоссусь, наверное, заставляя нашего эмо улыбаться и прижиматься ко мне еще сильнее.
Да, я не сомневался, что Ян мне благодарен за многое. Но и я был ему благодарен не меньше. Этот человечек изначально перевернул мою жизнь, заставляя любить себя, заставляя меняться. Даря невероятно сильные эмоции, разные до невозможности, но такие мне нужные.
- Деби-и-илы... Весь пуловер мой изма-а-азали уже, - утираясь, пытался возмущаться Свят про свитер, который был на мне. - Развели тут сырость...
- А са-а-ам? - Ян не выдержал и притянул к себе Зверя, целуя его в скулу. - Трындит тут, а? Га-а-ад...
- Ага, - подтвердил я, обнимая сразу двоих, улыбаясь, облегченно выдыхая, и терся об их щеки и шеи, постанывая от бушующих в груди эмоций. - Суко... Сам слезы глотает, а на нас вякает...
- Блин... А на кого мне еще вякать? На кого? Ой... Все-все-все... Хватит! Хух... Наконец-то, этот идиотизм закончился...

И уже успокаивались, все свободнее дыша, украдкой разглядывая друг друга, и в то же время, пряча счастливые взгляды за челками, ресницами, но понимали и чувствовали состояния друг друга, как свое собственное. И от этого мутилось в башке...

- Может, нажремся, а? - неожиданно выдал Зверь. - Не заслужили, что ли? Деньги есть... Давайте?
Ян перевел взгляд с сияющего брата на меня. Я усмехнулся.
- Да, вообще-то, почему бы и нет? Пятница!
- Ну да... Останешься у нас, м-м-м? - Свят потрепал меня по челке. - Я тебя, блонд, толком и пьяным-то не видел... Может, хоть сегодня напою?
А Монстр прав.
Как-то получалось всегда, даже на новый год, что не напивались, как следует. Впрочем, я ведь тоже Яна не видел пьяным.
- Напоит он, - я перехватил его руку и сильно сжал, заглядывая в глаза, жмурясь от накатывающего удовольствия.
- Ага, - Свят улыбался в ответ, также стискивая мои пальцы.
Голубые глазищи сияли.
- Не, ну я серьезно же, Дин!
- Да нормально все, перестань. Я тоже хочу нажраться. Ммм? - это я уже смотрел на Мозаика, с закушенной губой наблюдавшего за нами. - Напьемся, малыш? Отпразднуем?
- А то! Только я подумал, Кира бы позвать, а? Все-таки он волновался не меньше... Я знаю...
- Эй, котенок... Послушай меня, - Свят положил свободную руку на плечо Яна. - Я знаю, он твой друг и тоже переживал за тебя... Но давай, ты с ним потом встретишься, а? В кафе сходите, или тут у нас выпьете, если захотите? Денег оставим, если что - завтра, послезавтра. В любой день. А сегодня очень хочется, чтобы только мы, понимаешь? Мы трое - это просто немного другое, родной...
Я видел взгляд Свята и не сомневался, что Ян возразить не сможет.
Да и не захочет уже.
- И знаешь, я ведь до одури устал себя контролировать рядом с тобой. Честно... Хочу быть самим собой. Пожалуйста...

Меня, наверное, никогда не перестанет клинить от Свята, снимающего свою обычную "маску". А сейчас он был действительно без нее.
Это прекрасно видел и чувствовал не только я. Вздрогнувшая губа Яна, а потом его сильное, до мычания, объятие за шею Свята и шепот:
- Я все понял. Обожаю тебя! - просто кричал об этом.

Я понимал желание Зверя быть втроем. Нам действительно есть о чем поговорить, а может, и помолчать. И на самом деле хочется быть собой, обнимать, когда захочешь, целовать, тискать, сказать все, что на ум придет. Тем более, если пить, то сами понимаете - это непредсказуемо.
Свят подмигнул мне, когда Ян с выдохом отпустил его. Я ответил улыбкой.
Все правильно. Спорить было не о чем. Произошло то, чего мы хотели больше всего на свете, и имеем право за все это безумное время, когда чуть не свихнулись, как следует расслабиться.
- Ну, что пить будем? Вино и все такое - думаю не серьезно, правильно? Мало выпить - толку нет, много - обрыгаемся потом, - Монстр смотрел на меня, когда Ян угукнул, и я подтвердил:
- Да уж, какое сейчас вино! Водяру надо.
- Пару бутылок? Да? И сока апельсинового...
- Во-во... У нас сок заканчивается, между прочим. И надо посмотреть, что можно приготовить пожрать. Не будем же бухать на голодный желудок? - это уже был наш благоразумный (временами) Януся.
- Все правильно. Надо что-то приготовить... А вообще, - Зверь уставился на Яна, - куда тебе бухать, мелкий? Ты таблетки от астмы жрал? И вообще, помнишь, что вчера было?
- Чего? - взбунтовался Мозаик, - не начинай даже об этом! Во-первых, я таблетки жрал еще вечером, а во-вторых, я себя замечательно чувствую, понял?
- Понял-понял... Только все равно я тебе много пить не дам, и не мечтай даже. Все! Претензии не принимаются! - Свят, игнорируя возмущенное пыхтение брата, оперся мне на плечо, не спеша поднимаясь и на меня же глядя. - А ты, котенок, давай звони домой, отпрашивайся, как хочешь и как можешь. Соври, что днюха у кого-нибудь из класса, поэтому сразу со школы утянули тебя, что-то в таком духе... Не идти же тебе сейчас домой, блин? И сразу предупреди, что вернешься о-о-очень поздно, а вернее рано - утром. - Свят улыбался. - Понятно?
Я вздохнул, качая головой.
- Ох, епт... Выгонят меня скоро.
- Да? Правда? Ыыы... - обрадовалась наглая морда, улыбаясь до ушей. - Так вообще классно будет!
- Блин, придурок! Сплюнь! - я треснул Зверя по бедру, и он, поймав мою руку, потянул на себя, заставляя встать на ноги.
- Ладно, не боись. Учишься ты классно, не колешься, не бухаешь через день. Подумаешь, ночуешь иногда у своей "девушки", - Свят поиграл бровями, заставляя заржать и меня, и Яна. - Так, ладно... Хорош тут рассиживаться! У нас вечерняя "культурная" программа, так что готовимся в поте лица! - мне уже смотрели в глаза, обняв за талию.
- О-о-о-очень "культурная", - протянул я насмешливо.
- Ага... И не сомневайся, - затем меня одним движением вытолкнули с балкона и принялись за брата, еще оставшегося там. - Пойдем, малыш. Посмотришь, что еще купить надо, чтобы пожрать нормально, угу? А то, если один пойду, фигни наберу ненужной.

Мозаика, так же как и меня, вежливо, но настойчиво, выперли с балкона, заставляя идти на кухню.

***

Первым делом, когда Свят свалил в магазин, я, прижимаясь к спине Яна, уже начавшего возится на кухне, сгреб его в охапку. Сунув нос в его волосы на затылке, вдыхая любимый запах, чувствовал руками сердцебиение и тонкие пальцы, поглаживающие мои руки.
- Мо-о-ой... - протянул он, кивая сам себе, а мне оставалось только подтвердить:
- Твой.
И так постояли, немного потискав друг друга, хихикая от распирающего счастья, как дебилы. Потом он повернул ко мне голову, и я коснулся его губ.
- Слушай, меня тоже как-то напрягает, что ты пить будешь... Все эти бесконечные нервные встряски здоровья-то не прибавили. Ты уверен, что ничего страшного, а?
Ян кивнул.
- Все окей, Дин, ты хоть перестань! Ну, серьезно же... таблетки вчера вечером только принял - и все. И вообще, давно себя так классно не чувствовал, правда. И физически, и морально. Все время как булыжник был внутри. - Я погладил кожу под футболкой на груди моего эмо. - А сейчас все хорошо. Можно жить дальше. Я и сам не собираюсь много пить, я же не идиот, правда, - и после небольшой паузы добавил, - знаешь, я до сих пор в шоке... Все проснуться боюсь.
- Я тоже, - улыбнулся я. - Не мог даже поверить сначала... Вернее, не сразу понял, что к чему. Свят, сука, не может по-человечески, ну?
- Это да. Но я понял все равно, даже если бы он вообще ничего не сказал...
- Ты чувствуешь его, да? Ты все чувствуешь...
- Да. Он был взволнован, очень. Но в нем не было страха... Поэтому я и сориентировался сразу...
Я немного помолчал, после этого вздохнул - украдкой не получилось.
- Дин, ты чего?
- Ничего... Просто... Я вам завидую... - выдавил я и смущенно усмехнулся.
Ян развернулся в моих руках и теперь очень близко смотрел мне в лицо.
- Эй! Ты серьезно? Чему, Дин?

Серьезно?! Е-мое... Да, серьезнее некуда, блин!

Да, я мог сейчас выдать, что на самом деле думаю: как бы ни было по жизни дальше, они всегда будут друг у друга. Никто не сможет их разделить. Никто не сможет изменить то, что они братья. Но мне очень не хотелось нагружать невеселыми мыслями хорошенькую головку моего эмо, и я просто сказал:
- У меня нет брата. Поэтому и завидую.
Ян, хмыкнув, ткнулся лбом мне в висок.
- Ну, ты чего? Бли-и-ин... Зато мы оба у тебя есть... Слышишь?

Слышал... Я все слышал...

- Да... Мне это очень нужно...

Вы самое замечательное, что у меня есть. Самое дорогое...
А возможно - это самое замечательное из всего, что случится у меня в течение всей жизни...

- Правда? - Ян смотрел мне на губы, тихонько лаская шею под волосами.
- А ты сомневаешься? - я усмехнулся, и Ян, улыбаясь, пряча глаза, отрицательно покачал головой. - Ну вот... А спрашиваешь зачем-то?

Я потрепал его по волосам, отпуская.

Затем позвонил предкам - со скрипом, но меня все-таки отпустили до утра, с условием, что до десяти утра обязательно окажусь дома. Я пообещал, а куда деваться было?

Короче, теперь можно спокойно выдохнуть и приняться за готовку.

***

Через пару часов мы накрыли журнальный столик в гостиной и разлили по стаканам водку пополам с любимым клонами апельсиновым соком. Зверь действительно налил Яну меньше, чем нам, но Мозаик промолчал, лишь с прищуром глянув на брата.
- Ну, что? - Свят сначала обвел глазами без изысков накрытый стол, а потом по очереди обласкал взглядом нас с Яном. - Выпьем за то, чтобы такого в нашей жизни больше подобной жопы не повторялось, да?
- М... Ну да. Как-то не хотелось бы больше, - я усмехнулся, а Ян, кивнув, чуть склонил голову, зная, что он "виновник" и в кавычках, и без всего этого мероприятия.

И про "не повторялось" звучало не в одном значении. Тут можно было еще подумать и про возможность заражения вообще, и про сам "левый трах". И Ян тоже понял, поэтому и пробурчал:
- Да ну, их... Не нужны мне бабы... И вообще... Никто мне не нужен, кроме вас.
Мы, улыбаясь, переглянулись со Зверем.
- Мы знаем, Янусь, - я погладил его колено. - Все окей.
- Брательник, все нормально. Не парься! - Свят, прищурившись, смотрел в пузатый стакан, и я знал, чувствовал, как непросто у него сейчас на сердце только от одной мысли, что вместо "реакция отрицательная", он мог услышать обратное.

И как бы мы сейчас все себя чувствовали при другом ответе, я и представить боялся.

- Прошло... И к черту все эти мысли дурацкие... Правда? - Свят все-таки выдохнул, выпуская из себя весь негатив, и улыбнулся. - За нас. До дна?
Мы тоже расслабились, насколько тогда это было возможно, и с удовольствием накатили по первой.
Хорошо пошло - под закусь, под все расслабляющиеся нервы, пилось просто в кайф.
Ну, а потом была и вторая, и третья, и пятая... Понемногу пили, не хотелось вырубиться быстро. А мелкому Свят наливал еще меньше.

Разговаривали как-то вначале на отвлеченные темы, а я рассказал, как предки, скрипя зубами, отпустили на эту ночь.

- Я вообще удивляюсь, как они тебе про девушку верят столько времени, - гыкнул Свят.
- Ай... Молчи, - отмахнулся я. - Прикол будет, если придется кого-то привести, чтобы успокоить.
- И есть кого? - Свят положил ломтик колбасы на вытянутый язык. - М?
Я глянул на Яна, закусил губу, потер нос.
- Ну... Если кое-кому подкрасить глазки... Свистнуть у мамули юбку и туфли, ноги побрить... То...
- Что? - осоловелые глаза нашего эмо становились все квадратнее, по мере того, как в его, уже наполовину залитый алкоголем, мозг все-таки дошел смысл того, о чем я говорил.
- А че? Сойдешь за нашу сестренку, братишка! Яной будешь! - подыграл Свят, и потом ржали как кони, представляя, как бы действительно выглядел Мозаик в таком виде.
- Дебилы! У меня голос грубый. Идите к черту! - Ян, потянувшись за кусочком яблока, соскользнул задницей с дивана и плавно уселся на пол.
- О-па... Котенок! Нализался уже, что ли, маленький? Только начали же! - Свят протянул ему руку.
- Да вот еще... Налижешься с тобой, жмотяра, - он отпихнул руку. - Мне и тут замечательно...
Он протянул ноги под столик и похлопал рядом с собой, глянув на нас со Святом.
- Приземляйтесь, а? Места много... Палас мягкий...
- Да, запросто! - хмыкнул Зверь - Давайте, чуть отодвинем стол?
- Ну, давай... Начнем вести половую жизнь? - не отказался я.
- Начне-е-ем... Вернее, продолжим! - мое существо игриво подмигнуло и поиграло бровями.
Позже, выпив еще, Януся устроился мне головой на колени, перекинув ноги через бедра Свята.
- Во, бля... Вырастил коня! - Монстр провел рукой по телу ржущего Мозаика, отпихивающего руку брата, когда она оказалась у него на паху. - Ноги бесконечные какие-то, ты глянь, Дин! Как у кузнечика!
- Да пошел ты, гад! Сам кузнечик! - Януся без объяснений взял мою руку и положил себе на лоб. И я с удовольствием погладил его, убирая волосы.
- Тоненькие же! Коленки вон как выступают! Назад вывернуть не пробовал? Мне кажется, у тебя получиться! - все доканывал брата Свят, щупая ноги вздрагивающего Яна.
- Суко, да что ж ты делаешь! Я же ща как дернусь и все зубы тебе этим самым коленом повыбиваю! Щекотно же, кретин!
- Я тебе повыбиваю! Лежи спокойно!
Клоны немного поиздевались друг над другом, потом угомонились.
Выпили еще, и Свят, снова оглядев брата, прикрывшего глаза от ласки, пихнув его, изрек:
- Ишь балдеет, плесень... Улегся на моего мальчика и расслабился!
- Завидуешь? - усмехнулся Януся, демонстративно еще удобнее устраиваясь головой у меня на руках. - Он и мой мальчик... Помнишь?

Вот же...
Но та-а-ак приятно это слышать. Мне было так легко и хорошо...

Мы были уже чуть пьяненькие. Самое офигительное состояние, когда как на теплых волнах покачиваешься, расслабленный полностью, блаженствуешь в состоянии покоя и безмятежности, а еще такое легкое эмоциональное возбуждение.
Но по-любому мы медленно, но верно, подбирались к стадии опьянения: "достал, поссал, забыл струсить".

Свят, закинув руку на диван, потрепал меня по волосам.
- Тво-о-ой... Я помню... По-другому и не могло получиться, - слишком трезво изрекло нетрезвое существо, и я с интересом вскинул брови:
- Вот так даже? Это почему, милый?
- Почему? - Свят хмыкнул. - Почему... Да потому! Знаешь, когда я понял, что сделаю все, чтобы оказаться с тобой в постели?
- Ты же, вроде бы, говорил... Когда поцеловал? Нет? Раньше? И когда же? - я ласкал взглядом лицо моего Зверя, которого потянуло на откровенность.
- Еще когда мы с тобой подрались первый раз...
- Это когда ты сказал Дину, что крылья поотваливаются? - Ян открыл один глаз, с интересом глядя на нас обоих.
- Ы... Ага... Тогда-а-а...
- Ты серьезно? Почему тогда-то? - не поверил я.
- Ну... Тогда было наше с тобой первое, так сказать, "тактильное" знакомство... Я тебя почу-у-увствовал, - Свят криво улыбался.
- Дурдом... Почувствовал он! Да я тебя тогда чуть не убил! Хорошо, что промазал, завалил тебя между скамейкой и урной! Я же тебе мог хребет переломать!
- Эй! Не льсти себе прям так, а? Не слишком сильно ты меня и шмякнул!
- Угу... Мда уж... Ну, ладно... речь не об этом, - не стал я препираться. - Но все равно не понимаю... И это... Это был не первый раз, когда ты меня касался! Вспомни! Когда я Сашку с десятого трахнул, ты же меня в туалете прижал! Ну?
Святуся покачал головой и шумно выдохнул.
- Дин... Гаденыш, давай ты не будешь, а?! Меня до сих пор трясет, когда я об этом вспоминаю!
- Правда? Ы... До сих пор западло, что я тебя опередил? - наивно предположил я.
- Не-а... Он ревнует, - доложил Януся, и Свят рыкнул:
- Так, все! Хватит! Ясно? - это было сказано нам обоим, но я не сомневался, что Ян не ошибается. - Тем более, что тогда я кроме как злости к тебе ничего другого и не почувствовал... Убить просто хотелось. Так что...
Зверь скосился на Яна и более спокойно спросил:
- Помнишь, мелкий, ты мне говорил, что тебя рядом с Ангелом колбасит?
- Э-э-э... Подожди... - Мозаик как-то напрягся, поднимая голову и часто моргая. - Это когда я тебе пытался объяснить, почему мы переспали? Вернее, почему я захотел секса с Дином? - уточнил Ян, явно не веря тому, что услышал.
- Угу... Когда мириться со мной пытался...
- Твою мать! Так ты тогда не спал, сволочь?! - Мозаик даже приподнялся на локтях.
А я, как придурок, пялился то на одного, то на другого.
- Ну, нет... - Свят, улыбаясь, покачал головой. - Не спал.
- Черт! Не, ну ты дря-я-янь! - продолжал ругаться Ян.
- Во! Сам приперся ко мне, а я еще и виноват! - возмутился Святуся, ища у меня поддержки. - Прикинь, я тогда пришел домой... Ну, выпил, да... Имел право - мне было херово... Завалился спать, а оно чет ни хрена не засыпалось... Я так думаю, потому что не допил... Ну, слушай дальше... Открывается дверь, кто-то проходит и садится рядом... Как оказалось - брательник, и давай меня "лечить"!
- Чего?! Да мне просто было необходимо высказаться! Гад ты! Ты же меня не слушал, когда я тебя просил! Я сколько раз пытался с тобой поговорить, а? Объяснить все! А хер там! Как с деревом разговаривал!
- Бля! Я тебе дам с деревом! - Зверь с улыбкой вскинулся, чтобы дать мелкому подзатыльник, но я перехватил его руку.
- Эй! А ну - брэк!
- А чего он? Как врежу! - клоны лыбились друг другу, но уступать не собирались.
- А не хер было со мной так поступать! Мог бы нормально выслушать!
- Так! Все! - это я перебил Зверя, который собирался препираться дальше. - Все, я сказал! Говори, о чем начал, блин! Ян! А ты дай ему сказать, ну? Господи-и-и, что за дети пошли?
Получив и сам от этих "детей" пару несерьезных тумаков, но, все-таки угомонив их, дал возможность говорить Святу дальше.
Даже Мозаик смирился:
- Говори... Я помолчу, обещаю, - и снова улегся на меня, закрыв глаза.
- Ну, так вот... Короче, это чудо мне тогда рассказало, почему он хочет быть с тобой, и вообще, как ты на него действуешь...
- Сволочь... Слышал же, а! Все слышал! - не выдержал Ян, процедив сквозь зубы.
- Эмо слово не давали! - заявил Свят и продолжил. - Говорит: "Если бы ты хоть раз влюбился, ты бы меня понял". Прикинь? Это он мне т...такое! - Зверь аж заикался от возмущения.
- А что, я знал, что ли, что ты уже тогда был втюренный? - Ян пнул ногу брата ступней и получил в ответ пинок коленом.
- Завянь, мелкий! Так вот... Пока я вообще еще помню, о чем сказать хочу! Эта мелочь и говорит: "Меня почти колотит рядом с ним..." С тобой, то есть... Понимаешь?
- Блин... Ну, не тупой, понимаю, - хмыкнул я, а Мозаик закрыл лицо ладонями, что-то возмущенно в них бубня, а я еле сдерживал смех.
- Вот, да... Короче, нагрузил меня тогда под завязку, что хочет быть с тобой, что не сможет отказаться от ваших отношений, что бы я там себе об этом ни думал... Что ты такой великолепный и замечательный... Мягкий и пушистый! Что ему с тобой безумно хорошо, и он тебе верит во всем и очень хочет, чтобы и я верил... А в конце даже предложил мне себя избить, если мне этого хочется, чтобы помириться. Прикинь?
- Пипец... Убью... Я его точно убью! Гад такой! - донесся скулеж из-под ладоней Яна, и я погладил черноволосую голову, успокаивая.
- Ыыы... Да, Януся тогда говорил все это и даже не подозревал, что братик-то тоже влип, по самое не могу. Что для братика так же было понятно, что Ангел "великолепный и замечательный". В постели особенно, - Свят лыбился, с пьяным прищуром глядя мне в глаза, качая головой, и я улыбался в ответ, как кретин. - И что он тоже хочет быть с Ангелом, потому что этот гад ему мозг крошит и все внутренности повыворачивал наизнанку, - Зверь на пару секунд умолк и, кусая губу, склонил голову, покачивая ею.

А меня распирало от нежности, и пришлось сдерживаться, чтобы не притянуть его голову к себе и не начать вылизывать эти, покусанные мной еще утром, нежно-розовые губы.

- Так вот, котенок... Помнишь, я как-то говорил тебе, что ты и сам не понимаешь, как на людей действуешь? - я кивнул, боковым зрением видя, как Ян убирает руки от лица. - От тебя же такая энергетика прет, что если находишься рядом, практически трясти начинает, понимаешь? Ох, как я тогда понимал Яна, когда он признался, что его колотит рядом с тобой!
- Вот только промолчал, гад... И вообще, сделал вид, что спишь, - укоризненно вздохнул Ян, а Свят, кивнув, неожиданно взял руку Яна, не спеша развернул ладошкой к себе, раскрыв пальцы, и чмокнул ее так, что поджало яйца и у Мозаика тоже. Это я понял по его выступившим желвакам.
Этот жест Зверя - сейчас он был для его брата тем самым молчаливым "прости", как и для меня, после всей той истории, когда Свят понял, что я просто дико ревновал; поэтому и появилась девушка "облегченного" поведения, с которой и началась вся эта история.
А звериная невыносимость спокойно продолжила, делая вид, что не понимает, как мы оба сейчас себя чувствуем:
- Так что, Ангел, у нас с Яном не было ни одного шанса в тебя не влюбиться.
- Ты же тогда ревновал его ко мне, да? - неожиданно выдал Ян, и мы со Святом оба уставились на него.

Е-мое... А ведь он прав...
По-другому и быть не могло, если уже тогда Свят ТАК ко мне относился.

- Что? Я не прав? - Ян следил за Святом, потянувшимся к столу за сигаретой. - Это же элементарно! Не знал же, что мы будем втроем! Так ревновал, а? Ну, признайся! - подвыпивший Януся разошелся не на шутку. - Получается, что уже тогда, ты, не меньше чем я, хотел быть с Дином!
Через пару секунд, шумно выдохнув вверх, Зверь усмехнулся:
- Знает он, а? Знаток, суко... А хули признаваться, если ты сам говоришь, что это элементарно?
- Во! Е-мое! - Ян покачал головой. - Прикинь? А мы с тобой и не знали нифига...
Эмо лыбилось мне до ушей, счастливое в своей правоте до бесконечности.
- Да ну, епт, подумаешь! Тайну великую открыл! - театрально фыркнул Свят, отворачиваясь, но я вцепился в его подбородок, разворачивая к себе.
- Иди сюда, - захватывая его губу, засасывая аккуратно, ощущая вкус сигарет, смешанный с алкоголем, чувствовал, как он замер в моих руках.

И даже сейчас, в таком состоянии, своими пьяными неадекватными мозгами я понимал, что как бы он ко мне ни относился тогда, что бы там ко мне ни чувствовал - зная, что Ян меня любит, никогда больше не подошел бы ко мне ближе, чем на метр. Не в смысле драк, ссор, а в более чувственном смысле этого слова: он бы скорее укусил себя за локоть, чем стал меня отбивать у своего брата.
- Придурки... До вас, бля, как до этих... Жирафов доходит. Не прошло и года... да, Ангел? - прошептал мой пьяный откровенный Монстр, когда я отпустил его губы.
Я как-то даже и не нашелся, что ответить, глядя, как он, отворачиваясь, снова затягивается.
Перевел взгляд на Яна, тот неопределенно пожал плечами.
- Не прошло, - промямлил я. - Только знаешь, я же тогда... Нет... Ну, тогда я, наверное, уже так не думал.... Думал раньше... Еще до того, как...
- Дин! Ну, роди уже, а? - не выдержал Свят.
- Бля! Да че - роди? Роди... Роди... - разозлился я уже на самого себя и рявкнул, - я же думал, что ты мелкого ко мне ревнуешь!
Свят хмыкнул, потом стряхнул пепел, подтянув к себе пепельницу из-под дивана, и только после этого удостоил меня, а затем и брата, взглядом.
- Ты тоже так думал? - это было Яну, и тот медленно покачал головой.
- Не-а... Не думал. Честно... И я же тебе говорил об этом, - Януся уже смотрел на меня, я кивнул:
- Да, ты чувствовал, что не все так просто, - Мозаик усмехнулся, типа, "кто бы сомневался", - Януся мне говорил, что если даже у тебя ко мне что-то большее, чем просто желание трахнуть, ты в этом хер признаешься.
Свят откинулся головой на край дивана.
- Он прав... Я бы не признался...
- И не попытался бы его у меня отбить? Свят? - Ян медленно, с трудом, поднялся и уселся на пятки перед нами, пьяно оглядев своего клона.
- Не попытался бы, - уверенно сказал я, даже не сомневаясь в этом.
Зверь повернулся ко мне лицом, так и не отрывая голову от дивана. Даже пьяным взглядом умудряясь сверлить меня насквозь:
- Может, и причину за меня скажешь, милый ты мой?
- А она не одна... причина... - улыбнулся, офигевая сам от себя и понимая, что терять нечего, и назад дороги нет.
По наглому забрал у Свята сигарету, затянулся, ощущая, как давит тишина на уши.
И, чувствуя напряженные взгляды замерших в ожидание парней, выдохнул. Потом подтянул к себе колени.
- Ты закрываешься... Почему? - неожиданно выдало наше эмо. - Тебе некомфортно?
Я хмыкнул озадаченно.
- Психолог хренов, - Свят попытался дать вовремя отшатнувшемуся Яну подзатыльник, но не дотянулся.
- Ну, я же вижу! Хули ты?
Да, правильно он видел. Я уже сам себя ругал за то, что брякнул про эти причины...
Если про первую причину я мог сказать им обоим без напряга, то вторую мне бы не хотелось, чтобы Ян слышал.
- Мелкий, блин! - и ко мне, - котенок, не слушай его. Говори...
Я подул на челку, чуть оттягивая время.
- Вы только это... Блин... Если что...
Мозаик пару раз, не понимая, хлопнул ресницами, а потом взял мою руку и положил ее себе на бедро, накрыл своей.
- Ты чего? Говори, Дин... Все свои.
- Ну да... Что за хрень? Ты это, вообще... прекращай нас стесняться, понял? - буркнул Зверь.
Я, улыбаясь, на секунду опустил голову, потом кивнул.
- Окей, как скажете. Ну... Во-первых, гордость твоя, дебильная... - Свят даже не попытался что-то возразить, а я смотрел на свои пальцы, зажавшие сигарету, собирая в мозгу правильные слова, чтобы поменьше зацепить ими Яна. - А во-вторых... Во-вторых, даже не то, что ты реально понимал, что Ян влюбился... А то, что верил и, может быть, даже уже видел, что он меняется рядом со мной. Становится более уверенным в себе... И, скорее всего, понимал, что я могу помочь ему избавиться от...
- ...комплексов, - закончил за меня Зверь, я промолчал, а затем посмотрел на приоткрытые губы замершего Мозаика. Смотрел на него, а говорить продолжал Святу.
- Так вот... Да, ты мог дать ему все, что угодно: любовь, нежность, заботу... Но даже то, что это было не братское, и, рано или поздно, вы по-любому стали бы трахаться - этим ты не смог бы заставить его любить самого себя таким, какой он есть. Ты понимал это, Зверь мой. Понимал, что это сделать смогу только я... И для тебя это было важнее того, что ты чувствуешь сам...

Я замолк.
  
   Мне о-о-очень хотелось стереть выступившую испарину на лбу и над верхней губой. Но я не двигался.
Ох, нифига ж себе речь толкнул...

- А оказывается, милый, ты еще более говорливый, когда бухой, - Зверь после того, как "отмер", матюгнувшись, забрал обратно почти докуренную сигарету, затянулся и затушил.

Мозаик перевел растерянный взгляд с меня на брата.
- Он прав, Свят?
- Пипец... Где вы всего этого понахватались, а? Психоаналитики хреновы... Идите вы в жопу, ясно? Оба!
Все. Для Свята все это уже было слишком.
- Я предупреждал, - напомнил я.
А потом с места дернулся Януся и через секунду сидел на бедрах брата, обнимая того, возмущающегося, за шею.
- Он предупреждал же! Гад ты!
- Ага! Предупреждал он! Один умнее другого! Все они знают! Все понимают! Е-мое! Куда деваться-то? - клоны дурачились, Свят, рыча, пытался освободиться от крепких объятий Мозаика.
- Он прав, да? Прав? Ты ТАК любишь меня? - Ян дотягивался до лица Зверя, пытаясь говорить ему в ухо. - Скажи!
- Да иди ты! Ну? Прилип! Иди, сказал!

Вот так вот, епт...
Боялся задеть Яна, а получилось, что снова поковырялся в душе Зверя.

- Скажи! Ну, скажи! Я хочу знать, - Януся неожиданно отпустил руки брата и, расслабившись, распластался на нем.
Меня даже чуть дернуло - почему-то показалось, что он потерял сознание. Если бы так сделал Свят, я бы даже не подумал ни о чем подобном, а тут просто на автомате, после всего...
Свят явно заметил, как я изменился в лице, но ничего не сказал, не подколол. И тут же меня отпустило, когда Ян развернулся, уткнулся лбом в грудь Свята, продолжая скулить:
- Ты невозможный... Невыносимый... Мне надо... Скажи.
- Пья-я-янь... Теперь точно нажралося... Горе мое-е-е...- нежно протянул Свят, теперь уже сам обнимая "свое горе", которое замурлыкало, счастливо жмурясь.
- Не, не нажралось... Я еще это... Адекватный! - возразило эмо, еще удобнее устраиваясь на Монстре. - И я жду, между прочим... Ага...
Зверь возмущенно покачал головой, глянув на меня: "Вот неугомонный!"
- Пипец, братик у меня! Слушай, Ангел, давай еще накатим, а? А то я чет трезвею, прям не к месту... Деньги на ветер!
- И мне! - протянул руку в направлении стола Ян, так и не отлипая от брата, который сразу же его руку отвел.
- Да хер там! Придурошным эмо больше не наливать! Оно уже к брату пристает! Ну?
- А я и не оттого, что пьяный... Не-а... Я просто влюбле-е-енный...
Я видел, как после этого Зверь улыбнулся во всю своею розовую то ли от водки, то ли от близости брата, физиономию, гыкнул от избытка чувств и вздохнул, утыкаясь лицом в его плечо.
- Пипец... Мамочки, - я стоял возле столика на коленях, наливая Яну сока, а нам по паре глотков чистой водки, слушая любимых балбесов, и затем, осторожно взяв все три стакана, вернулся к ним.
- О? Че за хрень, Дин? Вам так без сока! - Януся смотрел то на наши стаканы, то на свой, с явно разным содержимым.
- Угу, а тебе даже и без водки! - хохотнул я и хлопнул по подставленной Святусиной ладони, когда он, улыбаясь, попросил "дать ему пять", одобряя.
- Все, мелкий! И не бузи даже, - предупредил Свят, показав для наглядности кулак.
После этого залпом хапнул свою порцию и, забрав стакан у притихшего мелкого, запил соком и передал остатки мне.
- Заботливый ты мой, - я, пьяненько хихикнув, тоже сделал глоток из стакана Мозаика, сложившего на груди руки и молча, но возмущенно сопя, наблюдающего за нами.
- Наглючие морды, а? - все же не выдержал он и, забрав свой почти пустой стакан, попытался подползти к столу, потянувшись к бутылке водки.
- Не-не-не! - Свят, сунув мне в руки свой стакан, рванул за братом и, перехватив его за талию, аккуратно уложил на пол, наваливаясь сверху. - И не думай!
- Я немножко совсем! Чуть-чуть, Свят! Ну? Пус... Ти...- пыхтел под ним наш эмо, постепенно затихая, глядя в лицо нависшего над ним брата.
А этот брат начал вести себя ну о-о-очень не по-братски.
Коленями распихал в разные стороны ноги Януси, оказываясь между ними и прижавшись бедрами к паху под собой, закинул его руки за голову, фиксируя их одной рукой, а после этого тихонько начал двигаться на нем.
Я не видел глаз Свята, зато мне был прекрасно виден очумелый взгляд Мозаика, всматривающегося в лицо Зверя, которое так было к нему близко.
- Ну? - проговорил Свят, продолжая тереться об Яна. - Чего притих?
- Пытаюсь понять, чем это ты занимаешься на мне? - глумливо хмыкнул Ян и поиграл бровями.
- Чем, спрашиваешь? - Свят немного удобнее перехватил руки Яна. - Уже забыл за несколько недель, как это называется?
Ян зажмурился, запрокидывая голову, явно ловя кайф, не в силах ему сопротивляться.
- Напомнить хочешь? - процедил сквозь сжатые зубы и промычал, - гад... Прекрати... Свят! Прекрати, говорю! Че-е-ерт...
Свят засмеялся, переставая двигать бедрами, но склонился к приоткрытым губам Яна.
- Как скажешь... Пока прекращу... Если ты бухать не будешь, обещаешь?
- Да, - вынужденный ответ, хриплый шепот, подхваченный начавшими целовать его губами.
Отпущенные руки, обвитая ими шея чудовища и сумасшедшая нежность от всего этого, заставляющая тихо сходить с ума рядом с этим двойным чудом, вылизывающим друг друга так, что было завидно.
- Эй, любовнички! - вдруг переклинило мой пьяный моск, - а скажите вы мне, как может отреагировать ваша мама, если узнает, что я вам далеко не друг?
Свят нехотя оторвался от губ брата, оглянулся на меня:
- Дин... Ты офигел, сейчас об этом спрашивать? - его глаза блестели, ярко розовые губы были до неприличия сексуально влажны и притягательны, впрочем, как и он сам - с этой задранной футболкой на спине, в недвусмысленной позе, между раздвинутых и согнутых в коленях ног брата.
- Хочу знать...
Ян попытался вывернуться, кряхтя.
- Блин... Конь! Да слезь ты с меня уже!
Свят отпустил Мозаика, напоследок чмокнув его в скулу, и вернулся ко мне, сев рядом, скопировал позу, подтянув к себе колени.
И Януся встряхнулся, тихо матерясь с улыбкой, и тоже подполз к нам.
- Иди сюда, - я притянул его к себе, усаживая перед собой, прижимая спиной к груди, обнимая, зарываясь носом в волосы, закрывая глаза от удовольствия.
- А, правда, Свят! Как она отреагировать может? - Ян устроился, поерзав, и расслабился. - Иногда мне кажется, что она догадывается о нас с тобой.
- Офигел?! О чем она может догадываться? - рыкнул Зверь.
Ян пожал плечами.
- Все о то том же, родной... Еще с тех пор...
- Не неси бред! Как раз тогда у нас с тобой ничего еще и не было.
- Да... Тогда еще ничего такого не было, но ты вспомни, как ты со мной себя вел.
- Хм... А я думал ты этого даже и не замечал. Как зомби был...
- Пф... Придумал тоже, дурак... Как я мог не замечать тебя в своей постели? И ты меня часто обнимал, между прочим...
- Скорее держал. Боялся, что встанешь и уйдешь, а я не проснусь, - Свят свел брови, царапая ногтем малюсенькое пятно на паласе.

А у меня все скручивало внутри от мыслей, хотя скорее даже от ощущений, как в то время на самом деле себя Свят мог чувствовать рядом с таким Яном. Боясь за него, за его состояние - каждую минуту, каждую секунду...

Мальчишки тихо переговаривались, а я сидел и молчал, прижимая к себе расслабленное теплое тело Мозаика, понимая, что на подобные темы они никогда раньше не говорили. Не хотел мешать, давая возможность выговориться.
Пусть вот так, хоть не по-трезвому, но я знал, что сказанного друг другу они уже не забудут.

- Обнима-а-ал... - я не видел лица моего эмо, но я знал, что он улыбается. - Да... И мама не могла этого не видеть. Она же приходила в спальню несколько раз, когда ты был со мной, Свят. Воды приносила, смотрела, как я и что... А ты дрых, охранник мой.
- Правда? Я не знал... Она мне ничего не говорила. Ох, ни хрена ж себе!
- Да ладно вам! Я думаю, что не говорила, потому что не могла не понимать, что Яну это нужно, - это уже встрял я. - Вернее, вам обоим...
- Угу... И мне кажется, что у нее даже мысли не могло возникнуть, что там что-то другое может быть, то... - продолжил Свят, а Ян закончил:
- ... Чего еще и в помине не было.
- Да, все может быть...
Свят закрыл глаза, покусывая нижнюю губу.
- Она же еще боялась, что у меня снова приступы начнутся из-за всего.
- Это да, я знаю... Удивительно, что не было. Такая депрессуха жестокая... Пипец! Повезло, что астма тебя не скручивала. Но про все остальное... Я даже никогда не видел, чтобы она на нас подозрительно смотрела. Ни тогда, ни сейчас...
- Но вы же при ней не целуетесь, не тискаетесь. Чего ей смотреть-то? - предположил я, гыкнув.
- Ну, да... Хотя несколько раз она нас чуть не запалила... Ы! - вспомнил Зверь, и Ян лениво ткнул его локтем в бок.
- Гад... Никогда меня не слушаешь! "Не зайдет, не зайдет!" - так же лениво, пьяно растягивая буквы, возмутился Януся.
- Ну, не зашла же? - так же вяло возразил Зверь.
- Угу... Только потому, что ты моей спиной дверь прижал! - Януся толкнул согнутое колено брата, и тот гыкнул. - Придурок... Прикинь, Дин! Мамуля в дверь стучится, принесла этому идиоту рубашку глаженную, для школы, а он меня зажимает.
- Ну и что? Подумаешь... Не трахал же! Все нормально, мелкий! Не думает она о нас нифига подобного!
- Зато папуля теперь... - заикнулся Ян и притих.
Свят развернулся к Яну, опершись локтем о диван:
- Забудь... Разберемся, если что... Фигня! - а потом сгреб Мозаика в охапку, забирая от меня, разворачивая к себе так, чтобы видеть меня, и чтобы жизнь малиной не казалась, спросил:
- Котенок, скажи-ка ты мне, что дальше делать будем, а? Время идет... На носу окончание школы... А потом... Что потом, Дин?

Мне стало холодно внутри.

Мы не один раз пытались начинать говорить об этом, но тут же и переставали, даже не сговариваясь, просто до ужаса боясь этой темы. И прекрасно это понимали.
Но проблема не исчезает, если о ней не говорить.
Я собирался поступать в Международный институт туризма и гостиничного бизнеса, а это - в соседнем городе. И хоть езды всего несколько часов, но мы прекрасно представляли, что приезжать домой я смогу только по выходным. А в нашем городе ничего подходящего для себя я не видел. С моим знанием английского и с серебряной медалью, которая мне все-таки светила, было бы глупо поступать, куда попало. Но, несмотря на все это, я прекрасно осознавал, что если бы у меня не было возможности видеть парней хоть раз в неделю, ни в какой соседний город меня не затащили бы и под страхом смертной казни.
Парни собирались поступать у нас. Ян хотел на юридический, а наше невыносимое животное еще было на распутье. Ему хотелось что-то связанное со спортом, заикался даже о враче спортивном, и мы тогда еще ржали с Яном, что в какой-нибудь женской команде будет суставы вправлять и сиськи на место ставить... Да, еще я знаю, как он хреново переносит вид крови, хотя об этом мне Ян по секрету говорил... Но, видимо, даже этому наш Зверь собрался идти наперекор. Но, в общем-то, как и Ян, я тоже считал, что на счет медицинского Святуся просто прикалывался.
Как бы там ни было, они по-любому собирались поступать у нас в городе. И, конечно же, быть вместе.

Так...
Спокойно, Дин. Вдох. Выдох.
Улыбнуться спокойно, и...

- Все будет окей, Зверь. Я не уеду от вас далеко. Ты же знаешь...
Свят еле заметно кивнул, напряженно оглядывая мое лицо, сглотнул:
- Найдешь себе девочку, для вида? Да?

Ого, заявочки, однако!
Ян дернулся в руках у Свята, явно желая что-то сказать, но Зверь не дал, прижав его голову к своему плечу.
- Нахера, Святусь? - отрицательно покачал головой я. - Мне никто не нужен... А если приспичит, руки есть, ну?
Я похабно осклабился.
- Дебил... Причем здесь это? Тебе просто нельзя быть одному. Такому... - Свят сглотнул.
- Какому такому, Свят? Почему?
- Пойми ты, чертов блонд, - Свят пару раз моргнул, - тебя не оставят в покое. Ни телки, ни такие упыри, как я... Они не успокоятся, если ты один будешь, понимаешь?
По-моему в голосе Свята начали проскакивать нотки злости от бессилия.
- Свят, что ты несешь? - Ян попытался отстраниться от брата, но ему этого не дали, Мозаик шумно выдохнул и расслабился, подчиняясь силе.
- Котенок... Ты только обижаться не вздумай, ладно? Послушай меня... Мне все это... Бля... - Свят выдохнул и на секунду отвернулся, видимо, пытаясь взять себя в руки. А мы с Янусей, прекрасно считывая его состояние, не шевелились. Он тяжело сглотнул, облизал нижнюю губу и только после этого снова повернулся ко мне. - Тебя даже натуралы хотят, Дин... Я это знаю...
Я растеряно хмыкнул.
- Откуда ты...? Свят?
- Просто... Парни мои из группы тебя не раз видели, когда ты приезжал за мной к бассейну, ну и... Был разговор, Дин...
- Что? Какой разговор? О чем? - я был почти растерян.
- О КОМ, Ангел, а не о чем! О ТЕБЕ! - он ткнул пальцем мне в грудь. - Ведь никто и не знает, что я не натурал... И все равно меня подкалывают все, спрашивают на счет тебя...
- Что спрашивают?
- Бля! Пусти! - Ян не выдержал и все-таки вырвался из рук Свята, грозно глянув на него. - Как врежу сейчас!
И мне:
- Дин, просто, когда ты за рулем, со стороны кажется, что ты девушка... А этим твоим придуркам дебильным лечиться надо! - это уже, грозно сведя брови, в сторону Зверя.
- Мелкий, заткнись, - нежно попросил Святуся. - Дин, зая ты моя... Короче, если ты будешь без бабы, к тебе начнут примазываться парни, я в этом и не сомневаюсь даже... Бля, убей ты меня! Ну, выглядишь ты так! Что я поделать могу, если тебя ВСЕ хотят?
Я почесал лоб, скривившись.
- Я обрежу волосы. Коротко, - не очень уверенно пообещал я.
- Да хоть налысо побрейся! Этого не изменишь! Не причем тут волосы! А может, еще хуже станет... От тебя прет сексом! Пойми... Ты такой весь... Всегда... Ай-й-й... Ну, как тебе объяснить? Черт же... Ну, пообещай мне, родной! Бабу я еще смогу как-то терпеть, но если тебя начнут донимать парни... Дин! - он выстонал, покачав головой, и сгреб в кулак свитер на мне. - Я же их там уничтожу всех, пойми... Еще до окончания первого курса, клянусь!
Свят говорил о вещах, о которых обычно говорят в шутку, но то, как это говорил он, шуткой не казалось. Я почему-то верил, что он может за меня убить.
Ох... Твою ж мать, Отелло местного разлива!
- Святусь, перестань, а? Еще столько времени... Ну, ты чего сейчас-то?

Блин, я действительно был и растерян, и польщен, и практически испуган - и все это одновременно.

Зверь... Мой Зверь... Такой... И хрен изменишь.

- Да потому... Потому, бля! Мне это покоя не дает уже сейчас!

Свят подорвался, насколько можно "подорваться" в уже нетрезвом состоянии, к столу, стоя на коленях, плеснул в свой стакан водки, там же и выпил.
А мы с Яном, переглянувшись, пялились на его спину.
- Ты прости, Дин... За эту ис... Истерику... - Свят уселся себе на пятки, так и не разворачиваясь к нам. Склонил голову, теребя в пальцах зажигалку. - Это для меня все оч...чень серьезно, котенок... Я, если честно, вообще сейчас не понимаю, как смогу... Ну... Я тут... А ты где-то... Там... У меня от этих мыслей башню сносит. Выть хочется... Даже просто оттого, что тебя не будет рядом. А если я еще и ревновать буду, то я так не прот... Не протяну долго. Черт... Дин... Сука! Да откуда же ты взялся... а?! - это уже был скулеж. Я бы и так больше не выдержал, а тут еще повернулся к подозрительно притихшему Яну, и меня так нехило дернуло от его влажных глаз.

Твою мать!!!

Развернув к себе лицом Яна, коснулся губами его губ, потом стер пальцем скатившуюся по щеке слезинку, улыбнулся, не сомневаясь даже, что Яну до одури жалко не себя, хотя и его это все касалось напрямую, а брата.
Сильного, надежного, любимого. И невероятно ранимого внутри.
А после двинулся к Зверю. К моему пьяному сентиментальному Зверю, который сейчас говорил то, о чем молчал трезвым.

Стоя за ним на коленях, обнял за шею, чувствуя его растерянность...
Взволнованного, искреннего, открытого... Сводящего с ума собой и меня, и своего клона.
Притянул к себе спиной, утыкаясь лицом в его голову, целуя макушку. Да, я был тоже далек от трезвости, но сейчас, когда засада в виде опасности заражения Яна отвалилась, все, связанное с окончанием школы, дальнейшей учебой и вообще вопросом о наших будущих отношениях, болезненно наваливалось еще сильнее. И не только на нашего Монстра.
Мы все знали, что дальше будет только хуже.

Не одно, так другое... Третье... Десятое...

А чего можно ожидать, с подобными нашим, отношениями? ЧТО?

- Свят, милый... Ну, пожалуйста, не надо так, а? Мне тоже нелегко, слышишь? Успокойся...

Монстр, медленно кивнув, погладив мою руку, тяжко выдохнул и немного расслабился.
- Ты тоже думаешь об этом, да, Дин? Думаешь... Я знаю. И... Молчим только... Боимся сказать что-то... Нет, Дин... Я не тряп...ка... Я сильный... Я п-переживу эту чертову учебу. Переживу, что тебе для этого придется уезжать... Ты только... Только не изменять не вздумай... Не влюбляйся только... Я убью, Дин...
- Тшшш, ну перестань...

Ох... Я еле говорить мог, с комом в горле.

- Никто не собирается изменять! И влюбляться-то... Дурак, Свят... - я еле сдерживался, чтобы не стонать. - Ну, в кого мне ЕЩЕ влюбляться-то, а? У меня и так... не знаю, как от вас крыша не едет... Едет, вернее, но я это... Как-то... Пытаюсь не свихнуться. Держусь, как могу...
Вжимаясь губами в его висок, шептал, шептал, шептал... И так хотелось забить на чертов престижный универ и на свой английский - на все. И пойти учиться где-то тут, пусть и не туда, куда хотелось, но зато рядом с ними. С теми, кто был жизненно важен.
А вообще-то...
- Хочешь, я тебе пообещаю, родной? Я пообещаю уйти на заочное отделение, если совсем будет херово... Слышишь?

Тихий выдох. Его.

- Да? Или мы... Ну, с Яном... можем тоже, да? - Свят даже как-то оживился, пытаясь развернуться, чтобы в глаза мне смотреть. Я кивал, мне было так в кайф видеть, что его хоть и понемногу, но отпускает:
- И вы сможете, и я смогу...
- Мы не сможем быть вместе, только если провалим экзамены. Вот тогда светит армия, - это уже выдал наш Януся.
- Тебе не светит с твоей астмой, в любом случае, успокойся, - Свят, развернувшись к брату, перехватил меня рукой за талию.
- Я знаю. Зато вам светит.
- О, не-е-ет... Никакой армии... Не сейчас, по крайней мере, - я ладонями поднял к себе лицо Зверя, лаская пальцем под губой. - Святусь... Пообещай, что ты поступишь, а? Куда угодно, как угодно, но поступишь...

Сейчас перспективка остаться без Свята на год казалась сродни Армагеддону.

И кружилась голова далеко не от водки, а от страха, не видеть ЭТИ голубые, наглые, но такие любимые глазищи 365 дней подряд.
- Дин... Я постараюсь... Правда.
Я замычал от невозможности сдерживать круговорот чувств, плещущихся в груди, и, склонившись, чуть прикусил нижнюю губу моего Зверя. А когда отпустил, он ее облизал, глядя мне в глаза.
- А ты обязательно поступишь, да, Ангел?
- Я поступлю... - начал я, а Ян закончил:
- Еще бы он не поступил с серебряной медалью, Свят!
- А... Ну, да... Ты же у нас самый головастый, - это уже была улыбка, и меня потрепали по макушке, склонив голову и прижав ее к своей груди.

Я скромно отмолчался, теперь устраиваясь в руках у моего Зверя.

- Эй... А вы мне так и не ответили, как ваша мама может отреагировать...
- Если узнает, что мы с мелким - педики? - Святуся провел рукой мне по волосам, опуская ладонь на спину.
Я кивнул. Януся вздохнул, опершись затылком о диван.
- Ну... Узнает... Я думаю, что все равно же узнает, рано или поздно, - тихо проговорил он. - Такое долго невозможно скрывать. Про меня-то уж точно... Монстр сможет завести телку, я знаю... Хоть для виду, хоть нет... А вот я не смогу... Попробовал я, мне хватило. Не мое, совсем... Так что...
Я перевел взгляд на Свята, не менее офигевшего от речей Мозаика.
- Бредит? - прыснул Свят, и Ян поднял голову, фокусируясь на нас, прищуренным взглядом.
- Сам ты бредишь! - Януся огляделся вокруг себя, явно выискивая, чем бы запулить в брата. - Ну, хули вот, а? - он расслабился, поняв, что так ничего и не найдет. - Ну, вы же прекрасно знаете, что не чистые педики, как я... А я пе-е-едик. Я самый настоящий педик! Мне бабы и нах не нужны... Ни для чего. Я их не понимаю. Я их не хочу... Я только маму люблю. Очень... Остальные все - самки человека...
- Ого... Котенок, да ты у нас циничная дрянь! - улыбался я.
- Не... Ну, я ничего не имею против них, правда... Просто мне от них не холодно и не жарко.
- Ага... Особенно было ни холодно, ни жарко после траха с Белкой, - съехидничал Свят, и я закрыл его рот ладонью.
- Ну, заткнись, а? Дай мальчику высказаться...
Януся удивительно спокойно отреагировал на выпад Зверя.
- Да, вот после нее тем более, - он потеребил свой ремешок, перетягивающий кисть, и начал его расстегивать. - Не м-о-е...
Проговорил он по буквам, кивнул, тихо сам с собою, снял ремешок, положил его рядом на пол, растер кисть и только после этого продолжил:
- Так что... Мне иногда очень хочется сказать маме о себе. О том, ну... Обо всем. Люблю кого... - я не смотрел на Свята, но заметил, как он на меня скосился, а Януся тихо продолжал:
- Она бы поняла, я знаю... Ты, Дин, ей очень нравишься, знаешь?
- Это точно, - подтвердил Свят.
- Да... Она тебя нам в пример ставит. И вообще... Ну, чувствуется, когда не просто слова, а симпатия... И я думаю, что если она меня примет, то для нее окажется лучшим вариантом, что со мной ты... А не кто-то... где-то. Что я не ищу приключений на жопу.

Ну да, Ян говорил обо мне, и какими бухими мы бы сейчас ни были, я чувствовал, что и Свят, и я сам понимали, насколько наш мальчик прав.
- А тебе... - Мозаик повернулся к Зверю, - лучше не говорить ничего. Хватит с нее и одного меня такого, - Януся усмехнулся. - И так стресс еще тот будет... А мы все равно вместе будем, как ни крути...
- Мелкий... Ты так говоришь, будто на самом деле решился сказать? - неуверенно проговорил Свят после паузы, прижав меня к себе сильнее, когда я шевельнулся.
Ян кивнул, убрал волосы за ухо, почесал место пирсинга.
- Родной, будет замеч...чательно, если Дин прав, и наш папуля промолчит о том, что я ему наплел... Ну, а если мы ошибаемся, а? Что будет, если он мать начнет упрекать, а не себя, что воспитала неизвестно кого, и даже не догадывалась об этом? Тогда, если он промолчит сейчас, то позже все равно не промолчит при случае, понимаешь? И тогда для мамы будет только хуже... А тут, если что, она ему ответит спокойно, что все и без него давно знает... И что для нее нет в этом ничего страшного!
Ян неожиданно улыбнулся:
- Представляю его рожу после этого!
Святуся хмыкнул:
- Котенок, я понял... И может, ты и прав, только... Скажи... Вот сейчас тебе, признаваясь, обязательно маме... эээ... Приплетать Ангела? Ты же можешь признаться, что тебя просто на парней тянет...а на баб не стоит, а?
Ян перевел уже затуманенный алкоголем взгляд с брата на меня и обратно.
- Братик, как только мама поймет, о че... Чем речь, ей даже и не придется упоминать про Дина... Она сама его "приплетет" ко всему... Это же как два пальца обоссать... Он же практически всегда с нами! И она это знает.
- Ну, окей, допустим, ты прав, но... Ты про Ангелочка-то по... Думал, а? Как ему это будет? Ну... То, что ты его выс... Выставить хочешь своим ебарем! Догадки - не догадки... Это ее дело... Она, может, тебя и не спросить... с кем ты... Может, ей это будет и не ва-а-ажно, после такой новости, а? А ты х...хочешь сразу... Так же, как и папуле, выдать: "Мама познакомься - это мой любимый мальчик"? Охренела, мелочь?
По-моему у нашего Зверя даже голос стал трезвее. А я только гыкнуть смог на все это, тихо фигея от диалога моих парней.
Ян, хитро жмурясь, скосился на меня, затем, не спеша, переместился на четвереньки и подполз, упершись лбом в мою грудь.
- Я бы спросил у него... Конечно, спросил бы... - наше разноглазое чудо терлось об меня головой, а я положил ладошки на его шею под волосы, на чуть влажную прохладную кожу, и прикоснулся губами к черным волосам.
- Сейчас вот прям и... Спрошу, хотите? - вдруг объявил наш эмо и, отлепившись от меня, сел передо мной на пятки, чуть покачнувшись, коснулся бедра рукой, погладил, вжимаясь в джинсу пальцами, не глядя на нас с Монстром.
- Дин... Я это... - начал он смущенно, и Свят не выдержал:
- Да ну, епт! У меня такое ощущение, что он тебе сейчас предложит руку и сердце! Бля! Тебе вообще не надо было бухать!
- Я трезвый... почти, - только и сказал на это Ян и, откинул челку. - Ты скажи, Дин?
- Янусь, ты охерел, родимый? Что ты творишь? - Зверь явно был в шоке, перебивая брата.
- Свят, заткнись, - тихо, но очень ясно и грозно, попросил я, и Монстр, возмущенно фыркнув, все-таки притих, а Ян закончил:

- ...тебе не в западло будет, если мама поймет, кто ты для меня на самом деле?

Ох ты, едрен корень!

Весь тот разговор, который был между близнецами до этого, хоть и касался меня, но для моего нетрезвого сознания был как будто и не наяву, вообще где-то там... Не для меня... Не про меня... Засохнет, отвалится и забудется, как будто ничего и не было. А вот ТАК, как сейчас, когда прямо в лоб - это было как серпом по яйцам.
И я начал ощущать, как наваливается чувство жестокой реальности, вдруг заставляя резко трезветь, когда знаешь - от тебя ждут ответа на о-о-очень непростой вопрос, ответ на который так много значит для того, кто спрашивает, в каком бы состоянии он сейчас ни был.
Да и для тебя это могло стать не менее серьезным шагом в жизни - впервые признать в открытую, кто ты на самом деле.

- Да ла-а-адно... А я уже подумал! - эта звериная глумливая невыносимость все-таки напросилась на пиздюлину, и я ее выдал в виде неслабого тычка локтем под ребра.
Оно охнуло, театрально закряхтело, зашипев:
- Идиот ты...Через месяц он захочет от тебя ребенка! Не ведись, придурок! - и на время завяло, уткнувшись носом мне в шею, сопя, как паровоз.
А я смотрел в глаза Мозаика, видя напряжение, и я даже не сомневался, что мои глаза один в один отзеркаливали его взгляд.

Ох, нифига ж себе ситуация, да?

Я начал впадать в состояние тихой паники.

- Ой, бля, Ангел... А я тебе не завидую, - прошептал Свят, и я не отреагировал, лишь сглотнул нервно.
- Дин, ты не думай, - Януся провел пальцами по моей кисти, - я же не говорю, что хочу признаться маме з...завтра или там через неделю... Ну, потом, после экзаменов, когда все уже как-то реш-шится с учебой, м-м-м? Или ч...чуть раньше...
Свят хмыкнул, поднял голову.
Я, не выдержав, вытер испарину со лба и услышал тихий смешок Монстра, видевшего это. Но потом он меня погладил по пояснице. Гаденыш! Типа, успокаивая, да?
А меня на удивление вдруг отпустило.
Может, просто дошло, что этого нам не избежать, если хотим и дальше быть вместе?
Кивнул.
- Да, я понял, Янусь... Если хочешь, когда будет нужно, мы с тобой вдвоем поговорим с вашей мамой... Хочешь?

И тут повисла тишина.

Молчал Ян, почти потрясенно на меня глядя, молчал Свят, моргая только, по-моему, даже и не дыша.
Ну, и я тоже... Сам от себя в шоке пребывая.
Но я знал, что это не пьяные понты. И если бы этот разговор шел о завтрашнем походе к мамуле близнецов, я бы ответил точно так же.

- Пиздец! - прошептал Свят мне в плечо, а Ян, так же молча, взял меня за руку, смущенно улыбаясь и пряча глаза.
- В свидетели на свадьбу возьмете, придурки? - как-то со всхлипом поинтересовался Святуся. И уже после этого покатило расслабление - я усмехнулся, Ян тихо хихикнул, и понеслось...
Поржали от души, валяясь на полу и друг на друге, выслушивая маты от Святуси, предупреждающего, чтобы даже не просили присматривать за нашими обосраными детьми... Вот в таком глумливом духе, а мы ему пытались рот заткнуть - и физически, и, намекая, что уж очень его высказывания похожи на ревность, а он отнекивался, как мог.

Чуть позже, когда успокоились, выпили еще пару раз, уже вместе с Яном, и только после этого он вырубился первым, забравшись на диван за наши спины, касаясь нас обоих, теребя волосы, лаская затылки, молча слушая то, о чем мы переговаривались с Монстром, пока нашего эмо совсем не сморило.

Мы потом со Святом еще вполголоса пообсуждали все, что произошло за день, толкая пьяные речи, еле шевеля мало послушными губами - я еще умилился, с какой нежностью Зверь теребил в пальцах браслет Яна, найденный им рядом с собой.
- Ты. Его. Лю-ю-юбишь. - Не смог удержатся я. И разулыбался, как осчастливленный кретин, когда в ответ получил молчаливый кивок.

И еще помню, как Свят сказал, что я крезанулся, если пошел на поводу у мелкого, на счет признания. А я возражал, доказывая, что Ян прав, и, рано или поздно, придется как-то озвучивать наши отношения, хотя и понимал, что парни никогда не признаются матери в связи друг с другом...
Это было бы слишком.

Свят уже лежал на полу, головой на моем бедре, всматриваясь в меня пьяными глазищами, в полутьме, с тихо бубнящей плазмой, когда я тоже начал отрубаться.
- Динусь... Может в постель, а? Я помогу...
Ну, я послал этого "помощника", сказав, что от Яна вообще никуда не уйду, и пытался укладываться тут же, возле дивана. Но мне этого не разрешили прямо на полу, и через несколько минут я окончательно вырубился на заботливо стянутых с кресла съемных подушках.

Впрочем, не один я на них вырубился.

Когда среди ночи проснулся от желания поссать и жесточайшего сушняка, мой Зверь был со мной - теплый и такой любимый...
Такой же любимый, как и свесившее с дивана руку разноглазое чудо, тихо сопевшее рядом с нами.
  
  

Оценка: 6.12*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"