Суриков Вячеслав Валерьевич: другие произведения.

Роль адмирала Колчака в судьбе города Омска

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая из серии радиопрограмм "Эхо Москвы в Омске", посвященных теме "Омск как Третья столица" Участники: Владимир Шулдяков, кандидат исторических наук, профессор омского экономического института, Алексей Сорокин, историк-краевед, директор омского отделения российского фонда культуры. Ведущий: Вячеслав Суриков


   Вячеслав Суриков Почему именно Омск был выбран белым движением в гражданскую войну как столичный город?
   Владимир Шулдяков Третья столица это образное сравнение, высказывание, которое делается только сейчас. Ясно, что в гражданскую войну так вот не выпячивали. На протяжении трехсот лет в России было две столицы, с тех пор как Иван третий создал русское централизованное государство, сначала Москва была, потому в смутное время, в начале 17-го века был Ярославль, где второе земское ополчение создало правительство свое. А вот с 1613 года Москва, потом опят Москва, а в петровскую эпоху Санкт-Петербург. Вот две столицы, а в гражданскую войну общество раскололось, страна раскололась. Большевики перенесли столицу из Петербурга в Москву. То есть опять эти два города фигурируют. Антибольшевистские силы должны были консолидироваться как-то, и в сентябре 1918 года на государственном совещании в Уфе была создана всероссийская директория из пяти человек. Это такая коллективная диктатура, она была декларирована как всероссийская власть. Перед ними стал вопрос: какой из городов выбрать резиденцией, "столицей", но опять же повторяю, это такое яркое образное выражение, для них вопрос стоял более прагматично: где более безопасно с точки зрения предстоящего отстраивания государственных структур, обосноваться. В Уфе? Уфа была слишком близко от фронта. Екатеринбург был конкурентом Омска. Но потом склонились в сторону Омска, почему? Потому что из всех антибольшевистских режимов временное сибирское правительство добил наибольших успехов именно в выстраивании своего аппарата, в создании регулярной армии сибирской. И они решили переехать в Омск. 9 сентября была создана директория, был подписан акт о ее создании участниками государственного совещания, а 9 октября большая часть участников директории приехало в Омск, и начались детальные переговоры с сибирским правительством о формировании уже собственно совета министров, то есть делового кабинета, который будет заниматься политикой. Эти переговоры были очень сложными, поскольку сибиряки хотели застолбить как можно больше ключевых постов. И в коечном итоге 4 ноября была обнародована декларация о создании всероссийской власти, и был сообщен населению состав нового совета министров. 4 ноября можно официально считать днем, с которого Омск официально стал центром белого антибольшевистской Белой России альтернативной противостоящей большевистской Советской России. Возникло противостояние между Омском и Москвой. Затем совершается колчаковский переворот, то есть часть антибольшевистских элементов понимала, что нужна жесточайшая диктатура, чтобы противостоять большевистской диктатуре. Военные и политические дрязги надоели. В ночь на 18 ноября был совершен переворот. Поставлен во главе был Александр Васильевич Колчак, произведенный из вице-адмиралов в адмиралы. Причем его диктатура была конституционной, как ее иногда называют, почему? Потому что, несмотря на то, что почва уже была подготовлена, формально его избрал совет министров, то есть он был выбран. И вот можно сказать, что с 4 ноября по 14 ноября 1919 года, год и несколько дней Омск был вплоть до падения, можно сказать до эвакуации правительства колчаковского, оно несколько раньше эвакуировалось, Омск являлся столицей Белой России, альтернативной Москве.
   Алексей Сорокин Владимир Александрович подробно нарисовал картину событий 1918 года. Мне он всегда напоминает фильм "Зеленый фургон", когда обыватель выглядывает на улицу и не знает: какой флаг висит, когда власть меняется чуть ли не ежедневно. На Украине в западных губерниях она менялась по 12-13 раз. Она и в Омске поменялась раз шесть или семь. Представление о том, что в Омске была советская власть, а потом сразу Колчак, оно неверно. Между Колчаком и падением советской власти прошла целая череда временных и всероссийских правительств, которые получили наименование демократической контрреволюции. Революция и гражданская война зачастую рождает такие противоречивые термины, как конституционная диктатура и демократическая контрреволюция, что называется, нарочно не придумаешь. Но мне кажется, что Омск имел очень долго столичный статус, другое дело, что столица может быть только одна, ну две - Москва первопрестольная. Никто, ни при каких обстоятельствах не говорил об Омске как о столице. Называли резиденцией западно-сибирского генерал губернатора. Омск постепенно вбирал в себя всю эту инфраструктуру, и к началу 20-го века он стал центром военного округа, судебного округа, в нем находилась аппеляционная инстанция судебной палаты, учебного не скажешь, он находился в Томске, почтово-телеграфного и ряда других, а также центром степного генерал-губернаторства и одновременно акмолинской области. Так что в Омске накопилась критическая масса военных и гражданских чиновников, которые хотели, умели и могли заниматься управленческой деятельностью. И хотя Владимир Александрович говорит о 4 ноября, хотелось бы напомнить другую дату: в Омске советская власть рухнула, как известно, 7 июня вместе с бело-чешским мятежом. И почти анекдотическая история: на следующий день 8 июня в омскую городскую думу пришел некто Кузнецов и объявил себя диктатором Омска. Непонятно кто это такой Кузнецов, но он заявил, что будет исполнять чрезвычайные обязанности до тех пор, пока не установится городская власть. В Сибири существовало ряд антибольшевистских правительств, о которых стоит говорить более подробно в другое время. В Томске был такой Западно-сибирский комиссариат, и он стал искать себе место. И из Томска, который находился на ветке железнодорожной, в отдалении, он перебрался в Новониколаевск (нынешний Новосибирск), который был молодым гордом, очень быстро рос, но не имел соответствующей инфраструктуры, зданий, не имел выращенного чиновничьего аппарата. И пробыв буквально несколько дней в Новониколаевске, они поняли, что нужно искать иное место. Вот так вот всплыл Омск. Как железнодорожный узел, как город, контролируя который, контролируешь по-прежнему всю транссибирскую магистраль, потому что на тот момент здесь был единственный мост через Иртыш, если сейчас есть в Большегривском, есть мост в Павлодаре, хотя и на территории другого государства. И неслучайно, когда белогвардейцы отступали, они взорвали мост железнодорожный. Тем самым они парализовали всю инфраструктуру на территории Западной истории. Поэтому превращение Омск в центр антибольшевистского движения неслучайно. Поэтому в Омске всегда был силен военно-казачий элемент, который всегда был отрицательно настроен к разного рода социальным экспериментам в силу своего воспитания и служебного положения, поэтому антибольшевистские силы, которые в определенных слоях преобладали, нашли определенную питательную почву. Заканчивая, я хотел бы к Владимиру Александровичу с вопросом обратиться: у нас есть такая идея о периодизации российской истории по столицам. Вот Киевская Русь - общее место, вот Русь Московская и, все стали говорить, Петербургская империя, потом у нас опять Русь Московская, Советский Союз, а вот Русь Омская она могла сложиться, сложилась, не сложилась. Или Омск это один из: Омск, Екатеринбург, врангелевский Севастополь и т.д. Или все же Омск дал определенную самость? Правомерно ли вообще такая периодизация по столицам.
   Владимир Шулдяков: Я думаю, это слишком. Колчак и директория понимали, что Омск это временная резиденция и, если бы фронт успешно продвигался на запад, несомненно перенесли куда-нибудь на Волгу, то есть ли удалось бы Волги достичь и дальше развивать...
   Алексей Сорокин: Но до Казани дошли все-таки...
   Владимир Шулдяков: Казань это август начало сентября 1918-го года, когда за нее шли бои. То есть Казань это прифронтовой город, когда не было еще ни Колчака, он находился в это время в Японии, ни директории...
   Вячеслав Суриков: Что предшествовало появлению Колчака в Омске? Как он здесь оказался, по каким причинам?
   Владимир Шулдяков: Когда Колчак ушел с поста руководителя Черноморского флота из-за несогласия с деятельностью солдатских организаций, которые не давали командному составу работать нормально. Он оказался в Петербурге и как личность очень популярная в силу своих подвигов во время войны и в силу того, что личность характерная очень была, он резко высказывался по поводу того, что происходит глава действующего политического режима Керенский предпочел его убрать подальше, потому что на Колчака стали делать ставку как на сильную личность, как на диктатора. Его отправили в командировку с военно-морской миссией в США, он там передавал опыт масштабного морского минирования, опыт которого у американского флота еще не было. Возвращаясь из Америки в Россию, он узнает о том, что большевики взяли власть, предлагают Германии сепаратный мир, это его возмутило, потому что понятно, что несколько лет борьбы, кровавых жертв пошли насмарку и, вообще, Россия разваливается. Конечно, он во всем винил Германию, потому за большевиками стояли немцы. Сейчас это уже доказано историками немецкими, которые опубликовали документы. Поэтому он в горячке ринулся на месопотамский фронт: попросил, чтобы англичане взяли его на службу и отправили воевать с немцами. Вот они нашли ему месопотамский фронт. Но потом они поняли, что личность такого масштаба нужно использовать в борьбе за Россию. В Антанте было два течения: одни предлагали использовать большевиков, другие предлагали действовать против большевиков, снова создать восточный фронт. Поэтому англичане его завернули с пути в Месопотамию и отправили на КВЖД, начальник которой генерал Хорват стал формировать свой деловой кабинет, и вот там эта личность потребовалась. Он пытался работать на Дальнем Востоке, но у него не сложись отношения с японцами, там нужно было быть человеком очень политичным, потом японцы требовали определенных гарантий, обещаний, в том числе были у них аппетиты на наши территории и ресурсы. Колчак на такие сделки пойти не мог, продавать Россию он считал себя не вправе. Колчак покидает деловой кабинет и уходит в личную жизнь. Он сходится со своей возлюбленной Тимиревой Анной Васильевной. Они уезжают в Японию. Там он приводит в порядок свои расстроенные нервы, потому что время было сложное. И затем у него возникает идея, поскольку Транссиб был уже под контролем антисоветских сил, пробраться как-то на юг России поближе к своему черноморскому флоту. И вот так он в этой поездке оказывается в Омске. И здесь, в Омске за него ухватились. Прежде всего, ухватилась та самая директория, которая в Омске оказалась. Колчак приезжает в Омск 13 октября, на 4 дня позже, чем глава директории Авсенктьев и его товарищи. И Авсенктьев Николай Дмитриевич за него и ухватился, почему? Потому что Колчак не был во всех омских интригах замешан. Это был чужой человек, у него не было связей ни с казачеством, ни офицерами. Они понимали, что этот человек аполитичный, и, что использовать его очень популярное имя. То есть с начала Колчак не хотел его уговаривали. А когда уговорили, он был втянут в закулисные политические игры, которые велись: шла борьба за власть и за курс будущей всероссийской власти. Как человек более склонный к кабинетной и научно-исследовательской работе, к тому же у него роман развивался с Тимиревой, я не думаю, что он рвался к власти. Но поскольку его просили и те же казаки стали к нему обращаться, он понимал, что нужна личность, что он подходит по ряду параметров, не по всем, но по ряду подходит, он решил взять на себя это бремя власти.
   Вячеслав Суриков: Насколько я понимаю, этот временной промежуток, который прошел от момента вступления в должность министра до принятия статуса верховного правителя, он, по сути, был потрачен на то, чтобы уговорить Колчака возглавить переворот?
   Владимир Шулдяков: Должность министра была последней ступенькой, перед тем как занять пост диктатора. К этому шел другой претендент очень целенаправленно Иванов-Ринов - войсковой атаман казачьего войска. Я думаю, что его уговаривали до принятия поста военно-морского министра, а затем, когда он его уже принял, там уже шла работа подспудная нелегальных структур по организации военного переворота в его пользу. Он сам в детали этого всего не входил, там действовала группа офицеров генерального штаба, которые в ставке работали. Он просто знал, был в курсе и знал, что этот переворот в его пользу. Он в этой ситуации себя по либеральному повел, он не возглавил, он расставил все точки над и. Сказал, что да я согласен стать диктатором, но внешне необходимо соблюсти конституционную форму: решение должно быть через совет министров принято, чтобы не было большой крови. Переворотчики все эти условия соблюли.
   Вячеслав Суриков: Адмирал Колчак - верховный правитель России, что дальше, какие действия он предпринимает? Как Омск начинает жить в своем новом статусе?
   Алексей Сорокин: Все-таки возникает вопрос вопросов: был ли Колчак самостоятельной фигурой, он свою политику вел или он позволял использовать свое имя для достижения каких-то целей, которые он мог даже разделять.
   Владимир Шулдяков: Этот вопрос можно адресовать к любой ситуации. Что делает человека лидером? Он или его окружение?
   Алексей Сорокин: Играет ли свита короля?
   Владимир Шулдяков: Есть целый ряд теорий лидерства: как лидеры появляются и как они превращаются в Наполеонов, Лениных и так далее. Я думаю, что политика это искусство возможного, и здесь мы видим, как Колчак находился в очень жестких условиях гражданской войны и мог выбирать только из тех решений, которые реально были, вместо того, что он хотел бы в силу своих искренних заблуждений.
   Алексей Сорокин: Колчак повел себя здесь как политик, раз он стал выбирать из возможного, а не настаивать на соблюдении принципов.
   Владимир Шулдяков: Я, в отличие от многих, считаю, что из него мог бы получиться нормальный правитель России, и хороший политик. Просто не учитывают те экстремальные условия, в которых он находился. Это человек был без политической базы, в отличие от того же Ленина, который когда пришел к власти обладал уже каким-то аппаратом. Он знал людей, кого куда поставить, как их можно использовать. Когда Колчак оказался в Омске Ленин уже больше года занимался реальной политикой. Он отстроил уж аппарат. Тем более, что он сидел на ресурсах Российской империи, на ее запасах.
   Вячеслав Суриков: Были ли у Колчака успехи, которые свидетельствовали о его потенциале как верховного правителя.
   Владимир Шулдяков: Он сам себе цель главную ставил, и он ее декларировал: что самое главное на этом этапе создать армию. Армия это тот инструмент государства, с помощью которого государство и народ выживает во время страшнейших испытаний. И вот на армию и на то, что происходит на фронте, и было обращено главное его внимание.
   Вячеслав Суриков: Как шло признание Колчака другими центрами белого движения в России? Все ли были согласны с тем, что верховный правитель России, а Омск ее столица.
   Владимир Шулдяков: Не могло быть это легко, потому что центр был у большевиков, а окраины у ее противников. Поэтому, даже чисто географически, с точки зрения использования средств связи, координация была очень затруднена. Плюс к этому еще и иностранные влияния, потому что на дальнем востоке было сильным японское влияние. Еще хуже, там были противоречия между японцами и американцами: не давали друг другу проводить четкую политику и растаскивали русское общество. Мало того, что оно и так было расколото на белых, красных, зеленых и так далее. Они еще и белый лагерь раскалывали на проамериканский и прояпонский. У Колчака отношения с японцами не сложились изначально. И изначально он был категорически против торговли Россией как оптом как делали большевики, так и в розницу, как делал атаман Семенов, который и концессии обещал, лишь бы они давали оружие и деньги, не требуя отчетности. Поскольку у Колчака с японцами были натянутые отношения, то те дали установку Семенову фрондировать. Он примерно полгода не признавал Колчака, и потребовались довольно длинные переговоры и задействование всех союзников. Но, в конце концов, Семенова удалось подчинить Что касается Деникина, то здесь главная проблема в расстояниях. Долго было непонятно, что происходит на Востоке. Потом, когда уже выявилась идейно-политическая однородность этих двух режимов: колчаковского и деникинского. И Деникин признал Колчака, но это признание, скорее всего, для союзников. Очень важно было добиться международного признания Колчака как законного российского правителя, чтобы получить большее содействие в поставках оружия.
   Вячеслав Суриков: Что касается города Омска: произошли ли какие-то изменения в его инфраструктуре, увеличилась ли численность населения, как на него повлиял столичный статус.
   Алексей Сорокин: Мы все время забываем, что Омск был город по преимуществу деревянный. И сейчас, когда уже последние островки деревянного Омска исчезают, нам кажется, что так было всегда. И Омск, несмотря ни на что, не обладал такой емкостью, чтобы вместить все то количество населения вместе с беженцами, с теми, кто убежал от большевиков, те, кто убежал по доброй воле, чтобы вступить в белую армию. Население Омска очень резко раздулось. И если перед первой мировой войной оно едва достигало 100 тысяч человек, то к этому времени было около 500-от тысяч. И разные мемуаристы, тот же барон Будберг, который считается не очень объективным мемуаристом, описывают инфраструктуры, которые здесь возникли те же рестораны, ресторанные нравы. Всевозможные социальные потрясения, они порождают соответствующие нравы и соответствующие ожидания толпы: после нас хоть потоп. Даже есть мысль о том, что стоит отойти от залитого светом любинского проспекта, как провалишься в непролазную грязь. Я думаю, нам омичам это и по сей день это хорошо знакомо. Несмотря на то, что в Омске было уже достаточно крупных зданий, они были связаны с инфраструктурой сибирского правительства и инфраструктурой правительства Колчака. Мы зачастую об этом не вспоминаем. Все министерства были размещены, мы хорошо знаем эти здания, некоторые из них уже разрушены, морское министерство находилось в здании общественного собрания в бывшем театре музыкальной комедии. Министерство труда находилось в любимом омичами доме под часами, в доме с башенкой, в доме московских торговых рядов, построенных в 1905 году. Министерство торговли находилось в небольшом особнячке, который стоит возле метромоста. Последний оставшийся особнячок. Мне в руки попали совершенно уникальные фотографии Омска с военно-морского музея, сделанные с высоты птичьего полета в 1919 году с английской летающей лодки, которая приземлялась на Иртыш. Видно мосты через Омь, видно Любинский проспект, видно здание нынешнего законодательного собрания, обнесенное забором. Мы помним, как долго строилась пристройка к зданию правительства Омской области, также долго строилось здание законодательного собрания, которое архитектор Бурсаков, как известно, строил для Омской судебной палаты, то есть для дворца правосудия. Оно обложено все дровами. Такое огромное здание нужно отапливать, и оно буквально обложено штабелями дров. Есть знаменитая фотография, где он и Женен стоят на параде, и она достаточно загадочная, потому что воспроизводится с третьих рук: они стоят на соборной площади, но непонятно где. При внимательном рассмотрении видно, что они стоят не на соборной площади, не перед зданием сената, где 29 января 1919 года Колчак приносил присягу, а они стоят в банковском переулке и сбоку от законодательного собрания, возле этих заборов и огромного количества подвод, которые, как видно на съемке, подвозят дрова к этому зданию. А второе огромное здание это здание управления железной дороги. Оба они построены, потому что есть военнопленные - бесплатная рабочая сила, которую надо кормить, которых надо содержать, которые как то свое содержание должны оправдывать. Кроме того, здесь среди пленных есть и скульпторы как Винклер, и архитекторы и они влияние модерна сюда превносят, поэтому у нас влияние модерна достаточно долго задерживается. И вот во время гражданской войны Омск как город развивался по инерции, которая заложена была во время первой мировой войны. Инфраструктура развивалась именно по инерции. Но правительство правильно предполагало, что оно здесь будет временным, и ему приходилось в это вписываться. Вписываться в здания, вписываться в нравы, может быть, как-то переделывать их под себя. Ведь издавалось достаточно большое количество газет. Ведь в советское время в Омске была одна газета. Это была газета "Рабочий путь", потом "Омская правда", и только в 1979 году Омск, как город-миллионник получил право издавать вторую газету, правда, был еще "Молодой большевик", он же "Молодой сибиряк", была такая газета небольшая по сути. А 1919-ом году в Омске издавалось не меньше десятка газет: "Русская армия", "Заря", "Правительственный вестник". Причем не все газеты были проправительственные. Некоторые газеты были социалистические, они позволяли себе критиковать правительство. Не так жестко, как бы этого хотелось бы нам, но достаточно нелицеприятно. Поэтому говорить о том, как это было принято в 70-е годы, Колчак равен Гитлер, а Омск это Берлин при Гитлере было бы неправильно. Монументальных гитлеровских сооружений при Колчаке не появилось, они появились позже, не благодаря Колчаку, они появились по инерции. А общественная жизнь в Омске кипела и все небольшевисткие, большевиков, конечно резко не принимали, и то, что историки написали про политзаключенных, про расстрелы, это является истиной. У нас есть совершенно замечательный памятник, к сожалению гибнущий, я об этом повторяю каждый раз, как Катон Старший: "Карфаген должен быть восстановлен". На старозагородной роще есть памятник скульптора Погодина "Кубик". Он был установлен в 1987 году как памятник жертвам белого террора, но ведь там, в старозагородной роще, не только белые расстреливали красных, но и красные расстреливали белых. И Погодин создал памятник вне времени: вот он гибнет со страшной силой. Это куб, иссеченный штыковыми сабельными ударами, это памятник вообще жертвам гражданской войны без роду без племени, без политической ориентации. Нам надо обратить внимание на этот памятник, он мог бы стоять символом национального примирения, которого мы никак в головах не можем достичь, и сделать его, если не национальной идеей, то приоритетной: о том, что нужно что-то изменить, признать ошибки, и перестать разбираться в истории с политическими подоплеками. Я думаю, это время пришло.
   Вячеслав Суриков Произошли в это время какие-либо изменения во внешней политике, в противостоянии Красных и Белых армий? Удалось ли Колчаку хоть на какое-то время добиться перевеса в пользу белого движения?
   Владимир Шулдяков Если говорить о внешней политике, то несомненно Омск весной 1919 года был достаточно близок к международному признанию, сюда зачастили миссии иностранных государств, но, конечно, союзники признали бы Колчака и его правительства в случае больших успехов на фронте в борьбе с большевиками. Но если пермскую операцию в декабре 1918 года нельзя записать как успех Колчака, потому что она была подготовлена до того, как Колчак стал реально управлять. Фактически, это заслуга Болдырева - командующего войсками всероссийской директории. Но мартовское наступление, рывок к Волге - заслуга Колчака, потому что это было очень успешное выступление, чуть-чуть, буквально несколько километров белые не дошли до Волги. Ошибка была допущена некоторая, потому что они вовремя не остановились, как это следовало бы сделать после взятия уфимского района. Но, дело в том, что в гражданской войне побеждает тот, кто наступает. Все это четко понимали: и белые и красные. И даже если армия наступает, то солдаты остаются в войсках, как только армия отступает, то солдаты начинают разбегаться. Потому солдат если проходит мимо любимых мест, то он испытывает неудержимую тягу к родным местам. Это было и у белых и у красных. Тем более, что в условиях, когда люди были полураздеты, в строю стояли солдаты без штанов: мешки использовали в качестве юбок. Есть иллюзии с советских времен, что Антанта так обеспечивала белых, что они были с иголочки одеты, а несчастные красноармейцы были в лаптях. На самом деле очень часто было наоборот, потому что, подчеркиваю, у большевиков были стратегические запасы Российской империи. Кожаные куртки и штаны, нашитые в свое время для технических частей русской армии, то есть для броневых частей - их хватило комиссарам до конца гражданской войны и даже дольше. А так получилось, что для Колчака местом его военного базирования стал Омск и омский военный округ - самый слабый по количеству войск из военных округов царской России. Он был внутренним округом. Даже туркестанский округ, ориентированный на Среднюю Азию, там было в несколько раз больше войск, а это и казармы и склады. Тем более, что из этих внутренних округов в первую мировую запасы перебрасывались на фронт. Потом эти запасы достались немцам. После того, как Германия рухнула, запасы неиспользованные немцами, достались опять же большевикам. Поэтому, если мы изучаем документы, мы видим, что преимущество было у красных особенно в пулеметах. Это иллюзия о том, что Колчак был слабый правитель, она не подтверждается, просто он был очень в невыгодных условиях по сравнению с Лениным. С точки зрения стратегической - у него были запасы, а также у него был уже сформирован аппарат и массовая армия. А Колчак, они только собрали воедино антисоветский режим, только начали чего-то добиваться, как сказалась неоднородность антисоветских сил. Левый блок это социалисты-демократы, а правый блок это либералы, и примкнувшие к ним крайне правый монархисты. То, что переворот военной директории убрал социалистов, которые с ним были не согласны и включились в оппозиционную борьбу. Поэтому и эта слабость была фактором, работающим против Колчака. Мне представляется удивительным не то, что Колчак не победил, а то насколько долго они продержались при том неравенстве сил, которое было реально во время войны. За счет чего они держались, наверное, за счет своих нравственных принципов, за счет того, что они выкладывались и гибли на фронтах. Если того же Будберга читать, очень желчный саркастичный был человек, очень умный, который опубликовал не дневник, а скорее впечатления на основе своего дневника после разгрома, после потрясения пережитого. Есть и другие документы, рисующие патриотические подъем в определенные периоды. И то, что бились до последнего. В Петропавловской оборонительной операции, например. По десять, под двадцать происходило в боях в Петропавловске. Там шли уличные бои, потому что это фактически была защита Омска. Нам еще предстоит много этих иллюзий навеянных советской идеологией развеять, и создать и объективный облик Колчака как правителя и облик режима белого, который он олицетворял. Понятно, что были и расстрелы, были и карательные экспедиции: любая власть, если она решила сохраниться, то она должна защищаться и навязывать свою волю тем, кто не согласен. Но все познается в сравнении. Западно-Сибирское восстание 21-го года в одной тюменской губернии, сами коммунисты признавали, истреблено не меньше 20 тысяч крестьян-повстанцев и населения и его поддерживавшего. Да ни одна карательная экспедиция колчаковская ни в какое сравнение не идет с подавлением коммунистами западносибирского восстания. Просто те, кто пострадал от него, они молчали и боялись говорить, потому что их брали и в коллективизацию за это участие, и в 1937-38 годы их добивали. Они молчали. Я казачеством казаки: родители боялись детям сказать, что они по происхождению казаки. Я столкнулся с таким фактом: последний командующий омским военным округом генерал Матковский расстрелянный, когда я с его младшим сыном общался в Томске, он мне показал все, что осталось в память об отце: кружок из групповой фотографии вырезанный, чтоб не было мундира видно, что он в погонах. Это единственное, что сохранил его сын. Потому что если бы нашли фотографию генерала, могли за это в советское время расстрелять.
   Алексей Сорокин Мне хотел бы поспорить с Владимиром Александровичем. Историки, которые занимаются военно-стратегическими вопросами, смотрят на гражданскую войну как на войну вообще. Петропавловские бои, стрелки синие, красные, одни пошли сюда, другие пошли туда. Но ведь это русские воюют против русских. Это безнравственно и со стороны Ленина и со стороны Колчака. Надо всегда думать о том, что гражданская война она не ведет к возрождению нации, а наоборот влечет нацию в пучину. Независимо от того, кто побеждает белые или красные, они побеждают, проигрывая своим нравственным устоям. Я меньше занимаюсь историей гражданской войны, но я смотрю на белых, и у меня такое ощущение, что они оторваны от реальности, я не знаю как военные, я смотрю на гражданские власти. Омск вот-вот уже падет, вот-вот придут большевики, красный, кровавый, звездами испещренный, а у них идет какая-то свободная переписка, они решают вопросы, тон писем совершенно не меняется, не меняется темп делопроизводства, и так далее. Нам надо попытаться избежать поставить на место одной мифологемы другую мифологему. Причем у нас, когда мифологемы делаются, то сначала видно, что это миф, а потом мы привыкаем и начинаем думать, условно говоря "Колчак плохой, Колчак хороший". Я согласен с Владимиром Александровичем, что надо стараться объективно подходить. Действительно, боялись говорить об участии в ишимском восстании. Я сам с интересом, положительно относящийся к Колчаку, но я слышу от крестьян, от колхозников, они правнуки, но продолжают говорить: "Вот Колчак шел, Колчак расстреливал", и не только потому, что им так в школе говорили. Какая-то генетическая память сохранилась.
   Владимир Шулдяков Конечно, если дезертиров пороли, и родственников, скрывавших дезертиров тоже пороли, а поротый человек, он очень долго помнит, рассказывает об это и правнукам. В том то и дело, что если колчаковцы выпороли, об это говорили, а если выпороли другие, об этом старались молчать. Никуда от этого не деться. Память историческая избирательна.
   Алексей Сорокин Этот вопрос во многом ключевой. Вот мы переходим к вопросу о том, как Омск перестал быть третьей столицей, если он таковой был. Ключевой, потому что он связан именно с исторической памятью. У каждого города, у каждого исторического деятеля есть звездный час. И он не всегда приходит на пике, когда он придет никто не знает. Он может оказаться блестящим и радужным, а может оказаться кровавым. И для Омска он оказался как раз таким, когда он был на пике мировых новостей. А если мы возьмем какие-нибудь энциклопедии, то мы наверняка увидим имя Колчака рядом с Омском. Ни по каким другим поводам Омск там упомянут не будет. Омск, Колчак, гражданская война это стало тем, чем он остался в мировой истории. Рим остался одни, Париж другим, Берлин многим, а вот Омск остался этим. Нам надо это помнить, нам надо признавать, нравиться нам это или нет, в независимости от того, как мы к этому относимся. Тем более что в памяти народной это остается. Я как-то ехал с проводниками из Барабинска. Они говорят: "О тут омские проводники, мы их "колчаками" называем. - Это 2001 год. - "Они же колчаки, они же ничего не понимают. То ли дело мы из Барабинска". Вот это представление Омск-Колчак они навеяно не средствами массовой информации. Видимо, сохранилась народная память, хотя и избирательна.
   Вячеслав Суриков Владимир Александрович, как вышло так, что белое движение оставило Омск и, соответственно, он перестал быть столицей, которая переместилась в Иркутск?
   Владимир Шулдяков Я не буду говорить о причинах поражения белого движения. Это целый комплекс проблем. Здесь, скорее всего, военные причины. Война, это, прежде всего, то, что решается оружием. Я думаю, что Колчак здесь был более реалистичен, чем многие исследователи, которые придают основное значение социально-политическим причинам. Борьба была проиграна на восточном фронте, и, прежде всего, из-за неравенства военно-стратегических потенциалов. Что касается, структуры своего режима, то у Колчака было слишком мало времени, слишком огромные сибирские пространства и слишком упившееся свободой, непослушное население, которое все режимы должны были силой заставлять подчиняться, в том числе и коммунисты, они - особенно. В результате целой серии проигранных боевых операций. Когда фронт приблизился, центры управления пришлось перенести. Военный штаб пришлось перенести в Томск, а правительство стали подальше эвакуировать в Иркутск. Почему подальше, потому что ясно было: соотношение сил такое, что хорошо бы удержаться где-нибудь на линии Оби, или даже вообще в Восточной Сибири. Поэтому столицу нужно отнести как можно дальше, в более безопасное место. Здесь были колебания у белых: одни считали, что до последнего солдата нужно отстаивать Омск, другие считали, что это неразумно, что главное это не сохранение какого-то населенного пункта, а живой силы. В пику им говорили: "Что же мы делаем, если мы уйдем из Западной Сибири, то мы лишимся источников продовольствия. Если мы сохраним армию в несколько сот тысяч человек, то нам ее элементарно нечем будет кормить в Восточной Сибири".
   Алексей Сорокин Омск был неким символом, или это был просто населенный пункт на карте?
   Владимир Шулдяков Омск был самый крупнейший центр военный, экономический, в нем уже кое-какие запасы сосредоточились, и в то же время, как и символ.
   Алексей Сорокин Но ведь падение столицы, оно все-таки деморализует. Вы говрите, что колчак проигрывает по военно-стратегическим критериям, но ведь когда армия проигрывает, то и социально-экономические процессы ускоряются. Ведь крысы с корабля то бегут?
   Владимир Шулдяков С этим невозможно не согласиться. Конечно, учитывался и этот моральный фактор и Колчак колебался. Это, кстати, и помешало эвакуации. Потому что пороховые склады и динамитные погреба они не успели вывезти. Кстати, могли взорвать. Полгорода бы пострадало.
   Алексей Сорокин Погреба ведь до сих пор сохранились.
   Владимир Шулдяков На Московке, я знаю были динамитные погреба и они просто хотели их взорвать, но не дали.
   Алексей Сорокин А пороховые на северных. Они там в 17-ом году были. И по-прежнему там воинская часть стоит.
   Вячеслав Суриков На этом факте мы заканчиваем нашу программу, которая была посвящена периоду в истории города Омска, когда он был центром белого движения и столицей России.
   Эфир "Эхо Москвы в Омске", 150507

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"