Сушкова Евгения: другие произведения.

Безумно люблю тебя. Ненавижу тебя.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Рассказ. Очередное навеянное прочитанным на СИ. Снова словно вырванная откуда-то история.
      Мир не наш, хотя такой же современный. В нем есть технологии, есть техника, но есть и королевства с их средневековыми законами. Есть девушка, ставшая рабыней, и есть ее хозяин, правая рука короля. И есть что-то странное между ними, на грани любви-ненависти.

  Свернувшись на диване калачиком, я смотрела на него. Наблюдала за тем, как на лбу появляются морщинки, когда он хмурится. Наблюдала за тем, как тонкие пальцы перебирают документы, завалившие всю поверхность стола. Просто наблюдала за ним.
  Чуть поерзав, устроилась удобнее. Под щекой приятной прохладой чувствовалась кожа подлокотника, быстро теплеющая от моего дыхания. Почти прижавшись к спинке, я подтянула колени к груди, все так же не отрывая взгляда от мужчины, сидевшего за рабочим столом. Он никогда не любил бьющий по глазам свет, а потому огромное окно располагалось за его спиной, высвечивая волосы, и если на лоб падали темные пряди, то к вороту рубашки спускались совсем светлые. Часто, отвлекаясь от бумаг, он полностью сосредотачивался на электронных документах, и тогда мне становилась видна только его спина - он очень невыгодно поставил этот диван, сбоку от стола. Это мешало мне видеть его полностью. Впрочем, мои желания при меблировке своего кабинета он в расчет не принимал.
  Иногда, оторвавшись от монитора и отложив бумаги, он откидывался на спинку кресла и запрокидывал голову, сложив руки на затылке, и тогда становилось видно, что верхние пуговички рубашки расстегнуты. И каждый раз мой взгляд, скользя по глазам, скулам, губам, спускался туда. Вне зависимости от моего желания, пробегал по краям и выжидательно замирал на той пуговице, что еще была застегнута. А иной раз он просто поднимал голову от документов и смотрел в мою сторону. Но не видел - задумчивый и какой-то потерянный взгляд всегда был устремлен на что-то, чего не дано заметить мне.
  В такие моменты, когда Рик рассеянно-задумчиво смотрел в мою сторону, я разрывалась между двумя желаниями. Хотелось вечность лежать здесь, на этом диване, и смотреть на него, смотреть, как он прикусывает на мгновение губу, как встряхивает уставшей рукой, как поворачивается из стороны в сторону на кресле, решая что-то. Только бы не мешать ему и быть рядом. А иногда хотелось подойти, пальчиками разгладить хмурые складки на лбу и поцеловать. Легко-легко, едва касаясь губ. Чтобы напряжение ушло из глаз, сменившись удивлением. Чтобы ручка, чей мерный стук по столешнице немного раздражал, отлетела - или, по крайней мере, была отложена, - в сторону, а теплые ладони сжали талию, крепко-крепко, обещая не отпустить. Чтобы хоть на несколько секунд отвлекся от дел.
  Но я не вставала. Все так же, свернувшись на диване калачиком, я смотрела на него - и не мешала. В конце концов, кто я такая, чтобы сделать это? Не мне решать, когда человеку, от которого так многое зависит в нашем государстве, работать, а когда - расслабляться.
  Когда я открыла дверь и тихонько прошмыгнула в его кабинет, Рик лишь на мгновение оторвал взгляд от бумаг и снова вернулся к этому занятию. Не прогнал, но и не уделил внимания. Отметил для себя, что я здесь, и снова с головой ушел в работу. Я же пристроилась в самом углу дивана, наблюдая за ним и пытаясь понять, что же он за человек. Я ведь до сих пор в этом не разобралась. Иногда ненавижу, он кажется самым жутким из монстров, которых только можно встретить, а иногда... От одного звука его голоса теряю голову, забываю, что это после встречи с ним я узнала не самые приглядные стороны жизни, с трудом подавляя желание прижаться к нему и никогда не отпускать. Кто ты, Рик? Какой ты на самом деле?
  Я все-таки задремала. Не собиралась этого делать, но... С трудом выныривая из царства сновидений, увидела перед собой его лицо. Закрыв глаза, улыбнулась и протянула ему навстречу руку. Поймав ее, прижался губами к ладони. От этого легкого прикосновения по всему телу прошел огонь, сжимаясь в маленькую пульсирующую точку в груди. Ненавижу, когда он бывает таким нежным, что сердце замирает. Ненавижу и люблю больше всего на свете.
  Отняв руку, села. Рик по-прежнему стоял на коленях перед диваном, глядя мне в глаза. Странно. Я думала, что, если оторвать его от работы и заставить испытывать какие-то эмоции, я смогу понять, что он чувствует. Но я не понимала. И еще... его поза. Это положение раба - на коленях перед кем-то. Но даже сейчас он не выглядел никем иным, кроме как аристократом и человеком, привыкшим повелевать. Склонить, сломить его не удастся никогда, и никто не сможет поставить его на колени против его желания. Рик... почему же сейчас ты не поднимешься?
  Я никогда не знала, о чем он думает или какие эмоции испытывает, но все, что чувствую я, - он знал. Всегда. Сколько бы я ни вглядывалась в непроницаемые черные глаза, я не могла понять его. В то время как он замечал малейшую мысль или эмоцию, пусть даже самую мимолетную.
  Вот и сейчас я не ожидала, даже предположить не могла его действий. Рик мягко, но настойчиво подтягивал меня к краю дивана, заставляя свесить ноги. Обхватывающие мои запястья пальцы разжались, как только он добился желаемого, и я замерла, выпрямившись и сложив руки на коленях, настороженно глядя на любимое ненавистное лицо. Его губы изогнулись в... это не усмешка и не улыбка, а что-то среднее между ними, наполненное и задумчивостью, и насмешкой над моими опасениями, и даже какой-то странной нежностью, которую он почти никогда не показывает. А еще я отчетливо видела спрятанные среди этих эмоций чувство превосходства и затаенную жестокость, с которыми встречалась гораздо чаще, чем с нежностью. Пересев вплотную к дивану, он сцепил руки под моими коленями, короткими поцелуями пробежавшись по бедрам. На мою дрожь он внимания не обратил, кажется, но продолжать больше не стал. Через ткань брюк я не чувствовала тепла его губ, просто мимолетные прикосновения, но даже они обжигали. И пугали. А Рик устроил голову на моих коленях.
  Какое-то время мы просидели так. Я замерла, боясь пошевелиться и не понимая, почему он ведет себя так странно, но сидящий рядом мужчина не предпринимал больше никаких действий, и я несмело опустила руку ему на голову, зарываясь пальцами в волосы. Своеобразные объятия тут же стали крепче, и я испуганно отдернула руку.
  - Продолжай, - хрипловато приказал он. Голос был почти неразличим даже в тишине кабинета, но я чутко прислушивалась к каждому его вздоху. Я уже научилась этому. И не смела ослушаться. Вновь начала перебирать короткие пряди, пропуская их между пальцами и постепенно успокаиваясь. Таким он пугал меня еще больше, но только лишь потому, что таким я его раньше не знала, и постепенно волна страха уходила, уступая место нежности. Наверное, себя я не могу понять так же, как и его, иначе почему сижу с ним здесь, наслаждаюсь прикосновениями к его волосам и чувствую себя счастливо-умиротворенной? Я должна ненавидеть Рика. За все. За то, что забрал меня из семьи. За то, что показал те стороны жизни, которым не было места в моем мире. За то, что заставлял меня испытывать эти противоречивые эмоции. Как можно замирать от страха - и в следующую секунду прижиматься к тому, кто заставляет этот страх испытывать, ища в его объятиях поддержки и защиты? Как с хищником - бояться его, знать, на что способен этот зверь, - и все равно тянуться к нему в надежде приласкать, погладить, может быть, утешить. Не приручить, нет. Это невозможно. За такую попытку можно заплатить жизнью. И почему-то мне кажется, что этих жизней было много.
  Не хочу об этом знать.
  Наконец он отстранился. Перехватил мою руку, которую я поспешила спрятать за спину, и снова поцеловал ладонь. Как же это нечестно! Он же знает, какое на меня это оказывает действие! Переплетя свои пальцы с моими, поднялся и заставил встать меня. Слегка склонил голову набок, словно изучая, высматривая что-то в моих глазах.
  - Рик, - сдавленно прошептала я. Не знаю, что хотела сказать. Может быть, интуитивно желала разрушить окутывающую нас тишину, словно она была злыми чарами, лишающими меня воли и рассудка.
  - Не произноси ни слова. Не смей.
  Вот так. И я не имею права ослушаться. Быть наказанной Риком - это больно. И даже не физически. Долго потом приходится залечивать другие нанесенные им раны.
  Притянул меня ближе к себе, провел рукой по щеке. Не заглянул в глаза, спрашивая разрешения - оно ему не нужно. Просто наклонил голову - и заставил подчиниться. Его поцелуи редко бывали нежными, в основном он подавлял, жестко, требовательно, сминая все возражения и пресекая любые попытки увернуться. Словно клеймо ставил. Хотя я не понимала, зачем Рику лишний раз нужно подтверждать, что я принадлежу ему. По всем законам я - его, но он раз за разом напоминал мне об этом.
  Впрочем, я не имею права жаловаться. Может быть, он просто чувствует мою извращенность и неправильность, ведь мне это нравится. Нравится, как его руки крепко сжимают талию, словно впечатывая меня в его тело. Нравится, как его губы одним прикосновением сметают все возражения, заставляя отвечать ему. Нравится, как его аура окутывает меня, и я растворяюсь в этом мужчине. И я ненавижу его за то, что он всегда так резко прерывает мое головокружительное падение в темную бездну, оставляя меня разбитой и едва сдерживающей слезы, в то время как он невозмутимо поправляет рубашку или пиджак и уходит. Он всегда уходит. Заставляет скучать по нему, желать его поцелуев, думать о нем.
  Растворяясь в этом поцелуе, чувствуя слабый привкус своей крови на языке, я подсознательно жду, что сейчас он отстранится, аккуратно посадит меня на диван и вернется к работе. И поэтому я прижимаюсь к нему, зарываюсь пальцами в волосы и целую в ответ. Он должен понять: я не хочу, чтобы он уходил. Зачем так играть со мной? Кто я для него - игрушка? Забавный зверек? Бесправная рабыня?
  С тех пор, как Рик бросил последнюю любовницу, он целовал меня чаще. Впрочем, такое случалось каждый раз, когда ему наскучивала очередная красавица. Он мог поймать меня, проходящую мимо, за руку, прижать к стене и довести до сумасшествия своими поцелуями, а потом уйти. Я - его любимое развлечение до того момента, как новая женщина займет место в его постели. Хотя нет, не в его. В свой дом он никогда ни одну из них не приводил. Даже я ни разу не была в его спальне. Женщины сами гостеприимно распахивали двери своих будуаров для моего хозяина. Рик же никогда не отказывался от приглашения. Тщательно выбирая, он останавливался на лучшей, и на какое-то время я становилась свободной. Одновременно чувствуя огромное облегчение и сгорая от невыносимой ревности. Ведь их он целовал точно так же. И не ограничивался поцелуями. Про меня он не забывал, но иногда я могла сутками не видеть Рика, а потом просыпалась в своей постели и чувствовала жадные жестокие губы. Но чаще в то время, что он находил себе очередное развлечение, я узнавал другую его сторону: холодную, жестокую, беспринципную. Я видела смерти, я видела пытки, я читала приказы об уничтожении целых поселений, подписанные его рукой. Когда Рик не требовал моего постоянного присутствия в своем доме, он превращал меня в свою секретаршу. Или соучастницу - я не знаю, какое слово будет правильным. Но я ненавижу эту сторону жизни. Не хочу видеть реки крови, не хочу слышать мольбы о прощении и пощаде. Но он ведь меня не спрашивает...
  Рик резко отстранился, но не выпустил меня из рук. За мой разочарованный стон он до боли в ребрах сдавил меня в объятиях, а мне оставалось лишь зажмуриться и крепко сжать губы, резким вздохом показывая, что наказание подействовало. Мужчина, которому я принадлежала, разжал руки, но не позволил мне отстраниться. Коротко поцеловав в самый кончик носа, прижал меня к себе, поглаживая по волосам. Я прижалась щекой к его груди, слушая, как постепенно выравнивается дыхание и успокаивается сердце. Надо же, у него есть сердце... Видимо, не для меня.
  Как только Рик пришел в себя, он потянул меня к дивану. Сел, устроил меня на своих коленях, и снова я почувствовала его руки в волосах. Быстрый поцелуй в макушку и негромкое:
  - Спи.
  Неужели он думает, что это возможно? После того, как он снова довел до исступления своими поцелуями? Но ослушаться я его не смею. Потеревшись щекой о ткань его рубашки, провела пальцами по коже в расстегнутом вороте и подтянула колени ближе. Надеюсь, опустошение, часто приходившее после его поцелуев, позволит мне забыться.
  Я не почувствовала, когда он переложил меня на диван, и не знаю, сколько времени просидел перед этим со мной на руках. Только в следующий раз, когда я открыла глаза, он сидел за своим столом и снова что-то вычитывал в разбросанных по нему бумагах. Некоторое время полюбовалась на склоненное к документам лицо, и снова заснула. Так просыпалась и засыпала я несколько раз. В какой-то момент мне приснилось, что он сидит рядом и гладит меня по волосам. Наверное, долго так просидел, после чего наклонился, легко поцеловал в губы и прошептал:
  - Глупая девочка. Моя маленькая глупая девочка...
  Когда я проснулась окончательно, за окном было уже очень темно. Как и в кабинете. Рика не было. Пролежав несколько минут в сумрачной тишине, вглядываясь в невидимый потолок, я все же встала. В доме было так же пусто и тихо, как и за закрытой только что дверью за моей спиной. Я не чувствовала его присутствия.
  В моей комнате меня ждала Лили, горничная, выделенная рабыне эксцентричным хозяином. Девушка подскочила со стула, отложив книгу, и поспешно присела в полупоклоне, приветствуя меня.
  - Господин приказал подать вам ужин, как только вы проснетесь, мисс. И вы обязательно должны съесть все, он сказал, что почти весь день вы ничего не ели.
  Надо же... действительно, я почти весь день провела в его кабинете, пробравшись туда незадолго до обеда.
  - Лили, а где сейчас господин Рик?
  - Господин уехал к новой любовнице, мисс Кетлин.
  Я резко отвернулась, крепко сжав губы и не позволяя себе заплакать. К любовнице. К новой безумно красивой женщине, которая займет место в его постели. Ну да, да, не в его, но это и неважно! Ей - его поцелуи, его внимание, его ласки, а я... я должна съесть ужин. И не имею права ослушаться, ведь утром он об этом узнает.
  - Принеси ужин сюда, Лили, - приказала я срывающимся голосом. Я держалась. До тех пор, пока она была в комнате, я держалась. Но вот за спиной захлопнулась дверь, и по моим щекам побежали слезы. Ненавижу тебя. Сильно-сильно, всей душой. И люблю так же, Рик...
  "Господин уехал к новой любовнице, мисс Кетлин..."
  
  
  
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"