Суслова Ирина: другие произведения.

Когда наступит завтра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 6.01*56  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если в один прекрасный день вся твоя жизнь резко поменялась? Парень бросил,
    подруга пыталась убить, да ещё и приставучий мальчишка-сосед никак не желает отцепиться!
    А если прибавить сюда наемников-фейри, на попечении которых тебе посчастливилось
    оказаться? А если один из них демон?
    Вот Алисе и придется всё это разгребать. Но как это сделать, если она не может ни до кого
    дотронуться, не причинив боли?
    ЗАКОНЧЕНО!
    ВНИМАНИЕ!
    Последняя глава рассылается на мейл БЕСПЛАТНО! Оставляйте заявки в комментариях!
    Заранее спасибо!
    Каждая Ваша буковка - улыбка на моем лице!!!
    Большое спасибо Гринь Анне и Кшысе за помощь в правке текста!

  
  
  
  
  СУСЛОВА ИРИНА
  
  
  КОГДА НАСТУПИТ ЗАВТРА
  
  
  Благодарю за обложечку Kaverella De Vine
  

   Пролог
  
  
   Старец устало опустился на один из двенадцати тронов и потер тонкими, длинными пальцами виски. Остальные десять мужчин, находившиеся в зале, замерли на местах, впившись взглядом в нарушившего их покой взволнованного гонца с удручающими новостями.  
   - И что это значит? - разрушил тишину один из них, заставив и без того запуганного юношу вздрогнуть от глубины властного голоса. - Вы понимаете, молодой человек, о каких серьезных вещах сейчас говорите?! Что значит "сила пропала"?!
   Гонец нерешительно поднял глаза и, обведя мужчин взглядом, обреченно продолжил:
   - Убийцей был наёмник и украл силу не для себя. Светлые джинны, посланные Вами, нагнали его, но беглец, поняв, что ему не скрыться, вбил силу в человека.
   - Что?! - воскликнул все тот же мужчина, и по залу прошелся ропот голосов.
   - Этот человек - женщина, - продолжил парень, не выдержав сильных взглядов и опустив глаза в пол, - и сила впиталась в неё словно в губку. Будто и не в сосуде она была, а передана избранному.
   - Следите за своим языком, юноша, - сурово возразил другой мужчина. - Нет иного избранного, кроме будущего принца!
   - Прошу простить моё невежество, - гонец приклонил колено и по его лбу потекли крупные капли пота. - Но это еще не все. Женщина была беременна. Именно её плод впитал силу. Сейчас она в больнице, произвела на свет девочку.
   - Кто был убийцей? - впервые подал голос старец, до этого не произнесший ни слова.
   - Он из расы фоленов, наемник, - ответил парень, - перерезал себе горло, прежде чем джинны успели его схватить.
   - Вы можете быть свободны, - кивнул старец, - и позовите ко мне Януша.
   Парень почтительно поклонился, удалившись из зала немного быстрее, чем того требовал этикет.
   - Что ж, - все так же устало произнес старец, после того, как гонец скрылся за дубовой дверью, - этого никто не мог даже предположить. Один из нас убит, а его наследник еще не родился.
   - Мы должны забрать силу у младенца, - послышался бесцветный голос одного из одиннадцати мужчин.
   - Забрать её можно только убив, - резко оборвал его другой. - Дагоды не трогают людей! Это закон!
   - Если обстоятельства того требуют...
   - Нет! - вступился третий мужчина. - Убийство человека нарушит гармонию. А сила однажды уже была помещена в сосуд, второй раз этого делать нельзя.
   - Но принц останется без могущества! Он будет уязвим!
   - Хорошая школа для Смотрящего, - улыбнулся собеседник. - Кроме того, люди не могут пользоваться нашей силой, только переносить. Наш удел - ждать.
   - А принц? - также настойчиво спросил другой мужчина.
   - Будет в безопасности, - старец тоже улыбнулся, глядя в глаза тому, который его поддержал. - И за младенцем присмотрят, пока она не станет способна в полной мере передать силу.
   - Это рискованно, - обреченно вздохнул один из мужчин, сев на трон. - Вы понимаете, чем это может обернуться? Принца будет притягивать сила!
   - Отправим его подальше, пока девушка не вырастет, - решил старец, - а к ней приставим своего человека. Он не пропустит, когда время придет.
  
  
   ГЛАВА 1
  
  
   - Сынок! Иди, попьем кофейку! - послышался мамин голос из кухни.
   Раз мама зовет пить кофе, значит, хочет со мной посплетничать. То, что зовет она именно меня, а не брата, понятно было и так, невзирая на то, что я девочка. Макс пару месяцев назад переехал в съемную квартиру недалеко от нас, вместе со своей нынешней пассией. Та гордо именовала себя Матильдой, хотя я точно знала, что её зовут Машка, поскольку она училась со мной на одном потоке. Так что звать брата мама точно не могла.
   - Сыно-ок! - снова протянула мама, и, недовольно поморщившись, я все же отлепилась от интернета, зная ЧТО именно она хочет обсудить.
   - Мама, я доча, - скорее по привычке проговорила я, заходя в кухню, и схватила свою старую, но любимую кружку, которая уже повидала немало в этой жизни. Мама оставила мое замечание без ответа, тоже по привычке.
   За мои девятнадцать лет я к подобному привыкла и чаще всего просто не обращала внимания. А вот когда брата называют "дочей", тут бывают смешные заминки. Однажды, когда мне было лет пять-шесть, мы с мамой ехали в автобусе к стоматологу и когда уже подъезжали к остановке, она привычно позвала:
   - Сынок, выходим.
   Это настолько удивило сидящую рядом женщину, что она заметила:
   - Так это же девочка!
   Мама у меня человек с юмором, поэтому серьезно произнесла:
   - Не пудрите мне мозги. Сынок, выходим.
   Семейка у нас вообще веселая. По-моему про нас можно писать мемуары, но в данный момент меня это не прельщало, поскольку я буквально недавно с громким треском провалилась под землю, когда мой парень сообщил, что любовь у него прошла, так как я чересчур предсказуемая и слишком хорошая. Якобы у него ко мне осталась лишь привычка, вследствие чего нам нужно расстаться.
   Я чувствовала себя полностью уничтоженной, потому как была абсолютно уверена, что действительно люблю этого человека. Даже могу простить ему ненавистное слово "предсказуемая", лишь бы только он пришел и сказал, что все это очередная идиотская шуточка.
   Но этого не происходило. И это после того счастья, которое, казалось, у нас было. Сказать, что я была в шоке - ничего не сказать. Стас всегда меня буквально на руках носил и называл своей "маленькой принцесской". Предпосылок никаких не было, все шло как обычно, и вдруг - гром в раю.
   Я просто отказывалась в это верить, но его отсутствие в моей жизни вот уже две недели, упорно напоминало о жестокой правде и отзывалось учащенным сердцебиением где-то в горле. А ведь я свято верила, что это мой будущий муж! Я была практически девственница!
   - Ну как ты сегодня? - спросила мама, внимательно глядя мне в глаза.
   - Лучше, чем думалось, - буркнула я, пододвинув к себе её кроссворд. Мама ловко убрала его на стул и вперилась в меня взглядом.
   - Это не ответ.
   - Ну, как-то не особо переживаю, если честно, - пожала я плечами, нагло соврав.
   Тут на кухню протиснулся папа, тоже явно интересуясь моим состоянием и уселся рядом, схватив газету, делая вид, что вроде бы и не слушает нас.
   - Вот, я же сразу тебе сказала, что этот Стас твой - непутевый, - вздохнула мама.
   - Козел, - уточнил папа, не отрываясь от газеты и закуривая сигарету.
   - Кто ж знал, - вновь пожала я плечами. - Думала, замуж скоро позовет.
   - И я, если честно, так думала, - нахмурилась мама и тоже потянулась к сигарете. - Думаешь, у него кто-то появился? - осторожно поинтересовалась она, а я незаметно улыбнулась.
   - Не знаю. Вряд ли. Даже если это так, не хочу об этом думать, - проговорила я, а в горле появился ком. - Да ладно, мам, оно к лучшему. Меня только одно беспокоит.
   - Что? - тут даже папа отложил газету.
   - Что меня это абсолютно не беспокоит, - солгала я, чтобы их успокоить, - будто и ничего страшного не произошло.
   - Вот это молодец! Вот это моя дочь! - развеселился папа и пожал мне руку. - Ладно, вы тут сплетничайте, а я пойду, новости посмотрю, - а перед дверью остановился и добавил: - Я этого Стаса сразу раскусил, как только тот на пороге появился. Взгляд мне его не понравился. Глазки так и бегают.
   Махнув рукой, папа удалился, а я поднялась, чтобы налить очередную чашку кофе. Мой блеф, конечно, никого из родителей не обманул, но все усиленно делали вид, что поверили, ведь информацию из меня нужно вытягивать клещами. К тому же, эти разговоры заметно портили мне настроение. Тут раздался звонок в дверь.
   - Друг твой пришел, - без сомнений произнесла мама, - зови его на кофе.
   Я поплелась в коридор и распахнула дверь, за которой стоял худощавый и нескладный парнишка - мой друг и сосед. 
   Ему особое приглашение не нужно, поэтому Ромка практически ломанулся в квартиру и через секунду уже начал разводить себе кофе, попутно болтая с моей мамой. Её любят все мои друзья. Иногда складывалось впечатление, что они ходят в гости не ко мне, а к ней, но я из-за этого не переживала, даже гордилась.
   - Инна Васильевна, мне кажется, Алиска нагло врет, - понизил голос парнишка и воровато покосился на меня, - переживает она, только не признается.
   - Хватит разговаривать, как будто меня здесь нет, - буркнула я, старательно изображая недовольство. Но Ромку не так легко провести, он только довольно хмыкнул и оглядел меня своими темно-карими глазами, выказывая недоверие.
   Он, кстати, очень интересный парнишка. А вообще, его зовут никаким не Ромкой, а Аароном Копошем и прибыл он из Румынии пару лет назад, поселившись в нашей "сталинке" на первом этаже.
   Всё дело в том, что имя Аарон - тяжело для произношения, а сокращенное "Рон" ему не нравилось. Так и превратился мальчишка в Ромку. Его отцу выделили жилплощадь от научного сообщества, в котором состояли оба родителя. Они биологи и познакомились на какой-то научной конференции в Румынии, где влюбились, женились и создали Ромку, который теперь имел и русское, и румынское гражданство, так как его мать была чистокровной россиянкой.
   Какой черт их занес в наш маленький городок, ума не приложу, но как только эта семья въехала в наш дом, Рома прилип ко мне со своей дружбой вроде как навсегда, и не оставалось ничего другого, как смириться.
   Вообще он не плохой парнишка, правда, на восемь лет младше меня, ему всего одиннадцать, но веселый, приставучий, любопытный без меры и иногда просто выводит из себя, но я к этому уже привыкла. И к его акценту тоже. Даже находила забавным, ведь Ромка очень четко проговаривал слова, делая в каждом ударение. 
   В общем, прикипела я к этому непутевому товарищу, а выгнать его взашей мне не позволяло воспитание и безграничное терпение, ну и может быть чуть-чуть природной доброты.
   - А куда? - донесся до меня вопрос Ромки, адресованный моей маме. Начало разговора, я, естественно, прослушала.
   - В Воронеж, - охотно ответила она. - Там подружка моя живет, вот мы с Валерой и съездим погостить пока лето. На пару недель.
   - Куда? - переспросила я. - Когда?
   - Алиса, - вздохнула мама, - мы разговаривали об этом уже неоднократно.
   - А, ну да, - кивнула, припоминая информацию про Воронеж и тетю Любу, к которой они собрались. - Я не поеду.
   - И это мы тоже обсуждали, - улыбнулась мама, дивясь моей забывчивости.
   - Да? И к чему пришли в итоге? - опасливо спросила я.
   - К тому, что ты остаешься здесь. А Максим будет тебя контролировать. - Фух, отлегло.
   - Ура! Две недели свободы! - радостно воскликнул Рома и приобнял меня за плечи. - Затусим! Понакупим "швепса" с чипсами и целыми днями будем смотреть фильмы!
   - Занятная перспективка, - скривилась я и сбросила его руку. - Никаких этих, твоих фильмов, понятно?
   - Не любит ужастики, - пояснил Ромка и, встав с табуретки, поскакал в зал, зовя моего папу, видимо для перепроверки услышанного.
   - Он меня с ума сведет, - пожаловалась я маме. - Хорошо, хоть брат захаживать будет.
   - Да ладно тебе, признайся, Ронька хороший мальчишка. Не зря ж ты с ним дружишь.
   - От него не так-то просто отделаться, - хмыкнула я и поплелась вслед за этим сгустком энергии. 
  
  
   Вечером, отделавшись от Ромы, я закрылась в своей комнате и набрала номер брата. Мы с Максом лучшие друзья, он старше на шесть лет, и я справедливо считаю, что у меня самый лучший брат на свете.
   - Да? - ответил Макс после первого же гудка.
   - Нет, ну ты представляешь, две недели с Ромкой провести! - с места в карьер начала я. - Это ж застрелиться!
   - Не повезло, - хмыкнул Макс. - Ну, я каждый день заходить буду, хочешь?
   - Хочу. А лучше обратно домой переезжай. Как твоя швабра?
   - Матильда.
   - Я и говорю - швабра, - хихикнула я.
   - Будешь обзываться, не буду приходить, - огрызнулся Макс.
   - Я ж тебе весь телефон обдеру звонками, - развеселилась.
   Смириться с его пассией мне никак не хотелось. Пустоголовая, худая кукла. К тому же ужасная вредина и выпендрежница.
   - Лиска, у тебя отвратный характер, - вздохнул брат, а я услышала на заднем фоне капризный голос этой самой "Матильды".
   - Но ты же меня не за это любишь? - хохотнула я в трубку. - Ладно, давай прощаться, а то у твоей красавишны лобик, наверное, морщится. Пока.
   Я дала отбой и улыбнулась. Поддразнивать Макса - мое любимое занятие, особенно, когда он на это реагирует. Видимо, Машка не так его и зацепила, раз брат не встает грудью на её защиту. От этого и радостно. Все-таки он, наверное, прав. Характер у меня, действительно, отвратный.
   После минутного раздумья, я пришла к выводу, что меня это не сильно волнует. Лучше быть с отвратительным характером, чем покладистым добрячком. Может, конечно, Стас и назвал меня "слишком хорошей" для него, но я-то знала, что это далеко не так. Это лишь словесный оборот, который произносится людьми, когда сказать просто нечего.
   Кроме того, если бы я была действительно СЛИШКОМ хорошей, то он постоянно не упрекал бы в том, что я всегда поступаю так, как хочется именно мне. И в еще одной, особенно нелюбимой Стасом черте моего характера - чрезмерном отсутствии эмоций. Это он так считал. Хотя я не была с этим согласна, но не спешила его переубеждать.
   Дело в том, что в любой более или менее стрессовой ситуации, как и у любого человека, мои эмоции брызгали через край. Единственное отличие было в том, что я хорошо умела это скрывать. Даже когда Стас бросал меня, хлестая по щекам всеми этими обидными словами, мое лицо не выражало никаких эмоций. Наверное, поэтому ему было так легко объясниться со мной. Может быть, если бы смогла выдавить из себя хоть одну слезинку, он понял, что я вовсе не бесчувственная и подождал с этим чертовым расставанием?
   Я встряхнула головой и решительно отогнала от себя подобные мысли. Само собой, никогда так не поступлю, наверное, просто сделана не из того теста. Лишь одной мне известно, чего стоит умение сдерживать эмоции. Это больно, но не втаптывает в грязь собственное достоинство, а от этого хоть немного, но все же легче на душе. И естественно, это ни в коем случае не отменяет душевные муки.
   Наверное, мне всё ещё хочется надеяться, что Стас одумается и вернется. Дура.
   - Нужно с этим что-то делать, - решила я, и забылась сном.
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
   Странности начались именно в этот день.
   С утра я, заспанная, провожала родителей, помогая загружать сумки в багажник машины. Само собой, Рома усек это через окно и вызвался на помощь.
   - Ромочка, ты когда-нибудь спишь вообще? - поинтересовалась я.
   - Неа, - улыбнулся он и выхватил из рук папы огромную сумку. - Валерий Иванович, я помогу.
   - Шустрый какой, - бодро улыбнулся папа и потянулся ко мне обниматься.
   Мама тоже не упустила возможности меня пообжимать, и не отпускала, пока я не поклялась звонить им каждый день.
   Распрощавшись с родителями, собралась идти досматривать сон, но Ромка, которому явно не спалось, потащился со мной на третий этаж, щебеча какую-то чепуху. Решив выпить молока, я поплелась в кухню.
   - И что ты об этом думаешь? - его вопрос застал меня врасплох, поскольку я не слушала.
   - О чем?
   - Фу ты блин, повторяй сначала, - буркнул Ромка и запустил пальцы мне в волосы, как только я уселась. - Заплету, - пояснил он и продолжил: - Я тебе твержу о том, что я экстрасенс.
   - Чего? - переспросила я, стараясь не двигаться. Обожаю, когда копошатся в волосах.
   - Того. Экстрасенс я. Вот прикинь: сижу, смотрю телик и думаю про песенку какую-нибудь классную, переключаю канал, а там она играет, - Рома замолчал, ожидая моей реакции.
   - Ну и что, у меня тоже так бывает.
   - А у меня постоянно так и не только с теликом. С людьми тоже. Вот о тебе, например, думаю и ты звонишь, ну или идешь.
   - Хорош врать-то, когда это я тебе звонила? - не поверила я.
   - Ну, это к примеру, - стушевался Ромка. - Готово.
   Я посмотрела на косу, кривенькую и спутанную, оказавшуюся у меня в руках и смутно напоминающую плетение.
   - Не умеешь ты косы плести, - вздохнула я.
   - Ага, - хихикнул он, - люблю копошиться в твоих блондинистых волосах.
   - Я не блондинка!
   - А я не Румын, - хохотнул Рома. - Пойду в интернет залезу.
   - Аарон! - строго позвала я, и он оглянулся уже возле двери моей комнаты. - Брысь!
   - Ну, Лиска, я ничего качать не буду. И на сайт знакомств не выйду больше, меня все равно забанили. И в твоих документах лазить тоже завязал, - жалобно потянул он.
   - Брысь, - я была непреклонна, - мне ещё поспать хочется. И с Динкой встретиться обещала после обеда.
   - А я?
   - Последняя буква алфавита, - безжалостно произнесла я.
   - Ну Ли-и-иска-а, - законючил Ромка.
   - Не начинай, а? - попросила, провожая его к дверям.
   - Иногда мне кажется, что ты меня совсем не любишь, - пожаловался он.
   - Что за глупость, - вытолкала я Ромку в коридор, - я тебя просто обожаю.
  
  
   После выдворения Аарона, я все-таки завалилась спать. А проснулась, словно от удара тока. Резко вскочив с кровати, упала на пол и почувствовала, как по всему телу пробежала дрожь, переходящая в боль, которая словно сковала меня, не позволяя пошевелиться.
   Корчилась подобным образом я довольно продолжительное время, хотя может быть, мне так только показалось. Перепугавшись не на шутку и понимая, что не в состоянии дотянуться даже до телефона, вдруг почувствовала, что дрожь сошла на нет. Но руки еще немного тряслись.
   - Что за... - сипло проговорила я, растирая ладони друг об друга, пытаясь вернуть им чувствительность.
   Обследовав кровать на предмет оголенных проводов и не найдя оных, недоуменно почесала затылок. Но что-то же меня ударило!
   Спать на потенциально опасном месте было жутко, поэтому я устроила в своей некогда опрятной комнате настоящий кавардак, но хоть убей - никакой торчащей проводки не было. Потом резко вспомнила уроки физики, на которых упорно рядом со словом "электричество" неизменно звучало "резиновые перчатки" и "дерево". Отругав себя за глупость, глянула на часы.
   - Динка! - выпалила я, поняв, что опаздываю и поспешила в ванную. До встречи с моей недавней знакомой осталось ровно полчаса, а до места еще нужно было добраться.
   Накраситься не успела, оделась на скорую руку и выскочила из дома.
   С Диной мы познакомились недавно, на второй день расставания со Стасом. Она всего на четыре года старше меня и уже была директором собственного салона красоты, в который я пришла, решив отрезать волосы, дабы хоть что-либо поменять в своей жизни.
   Дело в том, что мама всю мою сознательную жизнь отращивала мне волосы, поэтому в девятнадцать, они практически достигли колен. Это было неудобно и накладно, в плане шампуня и нервов. Волосы буквально доводили меня до слез каждый раз, при сушке и расчесывании, поэтому объявив родителям, что это все мне осточертело, я отправилась в салон за прической типа "карэ".
   Ко всему прочему, Стасу мои волосы очень нравились, так что это был своего рода протест с моей стороны. Когда в салоне я объявила о своем решении, все девчонки-парикмахерши и мастера педикюра-маникюра, вместе со своими клиентками, в один голос отговаривали меня от столь опрометчивого поступка, но я уперлась, словно баран, и упрямо повторяла:
   - Режьте.
   И тогда вступила Динка. Услышав возмущения и споры, она вышла из своего кабинета, чтобы разобраться в причине шума, когда и увидела меня, усевшуюся в кресло парикмахера и не желающую покинуть его ни за какие коврижки.
   Не знаю, каким образом, но она смогла убедить, что "карэ" мне абсолютно не пойдет и поэтому остановились на том, что обрезали мою гриву ровно до середины пятой точки, причем занялась этим Дина лично. 
   С помощью девушки-парикмахерши, они накрутили и уложили мне прическу в стиле голливудских модниц, поэтому увидев себя в зеркале с плавно ниспадающими крупными завитушками, которые легко разлетались в разные стороны от взмаха головы, я осталась довольна, и кокетливо улыбалась своему отражению.
   После этого мы попили чай и Дина обмолвилась словечком, что ей в салон требуется администратор на время отпуска основного. Так как я все равно на летних каникулах, то скромно предложила свою кандидатуру и Дина, к моему великому удивлению, пообещала подумать. И вот, пару дней назад она позвонила и предложила встретиться. Радости моей не было предела! Хотелось, так сказать, попробовать себя в работе. Поэтому опаздывать нельзя.
   Но вот в автобусе меня переклинило. На одной из остановок на ступеньки запрыгнул парень. Симпатичный, с хитрыми глазами и большим ртом. Он слушал музыку, которая неразборчиво доносилась из его наушников.
   Но самое странное то, что от парня исходило слабое свечение белого цвета. Не как от лампочки, а словно аура. Такая, еле уловимая, но заметная для глаз. Кстати о глазах, они у него были неестественно-зеленого цвета, будто линзы, и я как завороженная не могла оторвать взгляд от необычного пассажира.
   Допустим, я могу понять линзы, мало ли молодежных движений предпочитающих такой стиль в одежде, но его ауру мой мозг не мог объяснить, поскольку сотворить такое, насколько понимаю, не могут никакие новинки технического мира. Кроме того, парень был уже довольно взрослым для подобных экстравагантных штучек. Хотя, чем черт не шутит?
   Оглядевшись, я поняла, что кроме меня на сей факт никто не обращает внимания, словно и не выделяется он. А также, я понимала, что вот так пялиться на человека не прилично, но ничего с собой сделать не могла. Мало того, я подошла к нему ближе и внимательно обводила взглядом свечение в надежде углядеть какую-нибудь светодиодную ленту, хотя даже они освещают абсолютно по-другому. Парень, заметив мой интерес, вытащил один наушник, из которого послышалась классическая мелодия и, прищурившись, дружелюбно улыбнулся.
   - Я могу тебе чем-нибудь помочь? - поинтересовался он.
   Меня словно окатили ушатом холодной воды и я покраснела.
   - Извини, - потупилась я, старательно отводя взгляд, но он словно приклеенный возвращался обратно на свечение. - Прости, можно поинтересоваться?
   - Конечно, - парень вытащил второй наушник и с интересом на меня посмотрел.
   - Почему ты светишься? - задала я самый глупый вопрос в мире.
   - Я что? - удивился он, а в глазах вспыхнули искорки внимания или мне показалось?
   - Светишься, - я протянула руку и задела его "ауру", не почувствовав ничего.
   - Ты уверенна? - хитро спросил парень.
   - Как будто бы да.
   - Может быть, это потому что я необычный? - хохотнул он, в то время как автобус остановился. - Извини, моя остановка.
   Он ловко спрыгнул на тротуар, затем повернулся, шутливо отдав мне честь, и скрылся в толпе.
   "Что это было?" - недоуменно подумала я и решила, что хорошо меня сегодня током шибануло, раз пристаю в автобусе к незнакомым "светящимся" парням.
   - Извините, - обратилась к стоящей рядом женщине, - вы только что видели парня, что тут стоял, темненький такой?
   - Ох, уж эта молодежь, - фыркнула она и пробурчала: - Понаколют себе наркотиков, а потом забывают с кем общаются. Кошмар! Куда катится мир!
   Исчерпывающий ответ. Значит, все-таки парень был. Про свечение я спрашивать, естественно, не стала, а то и так приписана в ряды наркоманов. Хорошо, что следующая остановка моя, а то находиться под суровым взглядом женщины не очень-то приятно.
   По пути к кафешке, в которой Дина назначила встречу, со мной происходило что-то непонятное. Я готова была поклясться, что некоторые прохожие светились так же, как и парень в автобусе. И хоть таких людей встречалось очень мало, всего один-два человека на целую толпу, но они были. Более того, эти люди светились не только белым светом, я видела еще и красный. Да и глаза их лучились удивительно ярким цветом.
   Может, после удара током у меня открылась способность видеть человеческую ауру? Я слышала о подобных вещах по телевизору. Тогда почему не все люди светятся? А может быть, я вижу не ауру, а инопланетян, например? Парень же сказал, что он "необычный". Точно! Инопланетяне! Ну, или я заразилась от Аарона и тоже стала экстрасенсом. Или просто спятила. От такой мысли мне стало жутко, поэтому опустив голову, поспешила к кафешке.
   Дина сидела за столиком на улице, потому заметила её сразу. Шикарная девушка или, скорее, больше женщина, с каштановой модельной стрижкой "боб". Серые глаза, аккуратный носик, большой рот. Модная одежда, известных дорогих брендов. Она была выше меня на целую голову, с мальчишеской фигурой и длиннющими ногами "от самых ушей", которые девушка в данный момент демонстрировала, подставив к солнышку. Но, что меня просто взбудоражило -- Дина тоже издавала слабое свечение алого цвета. Я подбежала к её столику и плюхнулась на металлический стул.
   - Привет. Извини, опоздала, - выпалила я, рассматривая её неестественно ярко-серые глаза цвета дождливого неба. Казалось, Дину это абсолютно не смущает, как будто все в порядке.
   - Здравствуй, Алиса, - она медленно поднесла кружку кофе к губам и отпила. - Закажешь что-нибудь?
   - Что? Нет, нет, спасибо.
   - У тебя все в порядке? - обеспокоенно спросила она, всматриваясь в мое лицо.
   - По-моему нет, - я потерла виски и устало произнесла: - Дина, ты тоже светишься.
   - Не удивительно, - она кокетливо потянулась, и мужчины с соседнего столика почти свернули себе шеи. - Я провела ночь с одним очень интересным мужчиной. Такой фантазер, - и она блаженно закатила глазки.
   - Да я не об этом, - отрешенно сказала я, всматриваясь в её руку, в которой она держала тонкую дамскую сигарету. Ладонь отдавала еле заметным свечением. - Ты... блин, как бы это спросить-то.
   - Что спросить? - недоумевала девушка.
   - Дина, ты человек вообще? - Нифига себе спросила.
   Она прыснула со смеху, вновь привлекая внимание мужчин.
   - А кто я, по-твоему? Йети?
   - Да нет. Ты светишься. Красным цветом. Что это значит? - я протянула руку и дотронулась до её запястья. И тут произошло нечто непонятное. Меня затрясло, а Дину словно шибануло током.
   Она с криком выдернула руку и опрокинулась на землю, упав вместе со стулом. Ей на помощь моментально подскочили мужчины, пока я в шоке пыталась собраться с мыслями и понять, что, черт возьми, произошло.
   - Дина прости! - сообразила я и вскочила с места, поспешив к ней на помощь.
   - Стой! Не трогай меня! - хрипло отозвалась она и, резко развернувшись, поспешила к своей машине, ни разу не оглянувшись. Казалось, её аура стала еще более насыщенного цвета или это мой мозг дает сбой. Что это было? Неужели я ударила её током? И что, теперь всегда буду всех шандарахать?
   Мужчины, поднявшие Дину с тротуара, недоуменно на меня смотрели, и я поспешила удалиться. Плакала моя работа. Нужно будет позвонить ей потом, извиниться. Но сначала дом и здоровый сон. Может завтра пройдет? Разряжусь, так сказать...
  
  
   Домой я добиралась, буквально забившись в угол, стараясь чтобы до меня никто не дотрагивался, а то не дай бог засудят. Но выходя из автобуса и опять увидев в толпе святящихся людей, решила добраться до дома бегом, от греха подальше.
   Закрывшись на два замка, я набрала номер брата, но телефон выдавал длинные гудки, пока не сработал автоответчик. Кстати, это на него не похоже, обычно мобильник у него всегда с собой.
   - Макс! - начала я, когда автоответчик вежливо попросил продиктовать сообщение. - Отлепись от своей швабры и возьми трубку! Макс! - ответа не последовало. - Вот, когда меня заберут в психушку или когда тебе сообщат, что я умерла от удара тока, вспомнишь, что сестренка последним набрала твой номер!
   Я швырнула трубку и нервно пробежалась по квартире. Без родителей казалось пусто и неуютно. Даже подумала позвать Ромку, но быстро отказалась от этой мысли, так как рисковать его здоровьем была не намеренна. Он и так дерганный. Посидев в тишине пару секунд, снова схватила телефон.
   - Ма-а-акс, - уже дружелюбней потянула я, - приезжай домой, со мной действительно не все в порядке. Кажется, я заболела. Или что-то типа того. Ну, или позвони что ли, ты мне нужен!
   На последних словах мой дурной характер дал о себе знать. Все-таки форменное свинство с моей стороны беспокоить старшего брата в законный выходной, да еще и вечером.
  
  
   ГЛАВА 3
  
  
   Я долго еще слонялась по дому без дела, игнорируя настойчивые звонки в дверь, которые все до одного однозначно осуществлял Ромка. Часов в одиннадцать вечера, вконец разобидевшись на брата, уснула.
   Разбудил меня звонок мобильного. Судя по мелодии, это был Макс. Я разлепила глаза и тут заметила, что надо мной застыла тень, светящаяся алым цветом. В одной руке у неё было что-то напоминающее стакан, а в другой...
   - А-а-а-а! - заорала я и со всей силы пнула Дину в живот.
   Та, явно не ожидая от меня такой прыти, крякнула и сложилась пополам, выронив кинжал. Я с неведомо откуда взявшейся ловкостью, перепрыгнула через неё, оказавшись у самой двери. Но Динка, словно одержимая, вскочила и кинулась за мной, что я едва успела закрыть дверь. Девушка начала её выламывать. Я в оцепенении смотрела на трясущуюся дверь и повторяла:
   - Боже, Боже...
   От громких ударов, казалось, должны были проснуться все соседи. Нужно вызвать полицию! Но мой мобильный остался в комнате, а стационарного у нас отродясь не было.
   - Дина, что происходит?! - крикнула я, но она как сумасшедшая долбила дверь.
   Поняв, что та скоро откроется, запрыгнула в резиновые сапоги, которые были ближе всех, и выбежала на лестничную площадку. Услышав треск выломанной двери, я буквально слетела вниз и отчаянно застучала кулаками в квартиру Ромки.
   - Аарон!!! Открывай!!!
   Сверху слышался приближающийся стук каблуков. Наконец, дверь открылась, и заспанный Ромка показался в проеме. Я влетела в квартиру и с силой захлопнула дверь.
   - Ты что сдурела? - испугался он.
   - Звони в полицию! - заверещала я. - Динка сошла с ума! Хочет меня убить!
   Тут послышался оглушительный удар в дверь, что даже пол задрожал. Мы с Ромкой на секунду застыли и посмотрели друг на друга.
   - Бежим! - скомандовал он, и мы ломанулись в его спальню.
   - Где родители?
   - На даче! - выкрикнул перепуганный Ромка, открывая окно.
   - Ты чего делаешь? Нужно звонить в полицию!
   - Да она дверь сейчас выломает! Прыгай! - крикнул он и сиганул первым.
   Я, не ведая страха, последовала за ним. Благо - первый этаж. Мы припустили с ним в сторону парка. На аллее, возле дороги, остановились, чтобы отдышаться.
   - Что дальше? - прерывисто спросил запыхавшийся мальчишка.
   Я оглядела нас со стороны. Ромка - в растянутых на коленях трико, тапочках и майке, я - в белой футболке, трусах и сапогах. Да, в таком виде нас скорее в психушке закроют, чем выслушают.
   - Не знаю, - произнесла в отчаянии и уселась на бордюр.
   - Алиса, что это было? - пытаясь отдышаться, в отчаянии спросил он, на что я смогла лишь растерянно покачать головой.
   - Понятия не имею. Она пыталась меня убить. Убить, - проговорила я, но сама не верила словам.
   Тут, нужно сказать, со мной приключилась настоящая истерика, которая обещала разрастись до масштабов вселенской. Тот ужас, который я пережила, навалился на голову двухсот тонным контейнером, и я осознала, что еще чуть-чуть и меня бы уже не было на этом свете. Что бы тогда делали родители? Брат? Да у меня же еще вся жизнь впереди! Что я сделала плохого, за что меня нужно убивать?!
  Я вибрировала от страха и никак не могла собрать мысли в кучу. Жизнь не радовала, вокруг чудились незримые враги, было жутко страшно и одиноко на темной улице. Ромка пытался меня хоть как-то успокоить и что-то бурчал себе под нос. Но это ему не удавалось в силу того, что сам был в шоке, а потому, тихо поскуливая, уселся на бордюр рядом со мной и шмыгнул носом.
  Вдруг на дорогу, которая проходила вдоль аллеи, вывернул джип, осветив нас бликом фар. Эти фары и этот автомобиль я знала очень хорошо.
   - Макс! - отчаянно воскликнула я, узнав машину. - Это Макс! Он спас мне жизнь своим звонком!
   Я кинулась прямо на дорогу и замахала руками. Машина громко скрипнула тормозами и остановилась. Из неё выскочил перепуганный брат и схватил меня за плечи.
   - С тобой все в порядке?! - взволнованно крикнул Макс мне прямо в лицо, а я расплакалась от переизбытка чувств, поэтому не смогла произнести ни слова.
   - Нормально, - ответил за меня Ромка, - Динка взбесилась. Убить Алиску решила.
   Я подняла на брата глаза и потеряла дар речи. Макс тоже светился! Слабым желтым светом. Его неестественно ярко-синие глаза обеспокоенно вглядывались в мое лицо. Я отступила от него на шаг и была уже готова броситься наутек, когда он вновь схватил меня за плечи, не дав сдвинуться с места.
   - Алиса, это я, я. Все в порядке.
   - Макс, Макс, ты... ты светишься. Что происходит? Кто ты?! Что происходит? - заистерила я, а брат снова прижал меня к своей груди.
   - Все объясню позже, хорошо? Сейчас тебе угрожает опасность.
   Мне ничего не оставалось, как неуклюже кивнуть. В конце концов, у меня действительно, не было причин не доверять брату.
   Макс стянул с себя свитер и словно на куклу, натянул его на меня. Длиной он был ровно по колено, а рукава повисли как у Пьеро. Брат заграбастал меня в охапку и усадил в джип.
   - А я? - испуганно спросил Ромка.
   - А он? - с той же интонацией отозвалась я.
   - Домой шлепай, - буркнул Макс и закрыл дверь.
   - Какой домой? Там же Дина! Она ему, наверное, дверь выломала! - заверещала я. - Нельзя ему домой! Вдруг она и его убьет?!
   - Ладно, ладно, садись! - рявкнул Макс и Ромка, довольный относительной безопасностью, шмыгнул на заднее сиденье.
   - На, надень. - Брат вытащил из бардачка хлопчатобумажные перчатки, пупырчатые, которые, как правило, носят рабочие.
   - Зачем? - недоуменно спросила я, глядя на них.
   - Одевай, - гаркнул Макс и сосредоточенно уставился на дорогу, а мне ничего другого не оставалось, как шмыгнуть носом и натянуть перчатки. Брат был сам на себя не похож, казался каким-то чужим и чересчур серьезным.
   - Макс, куда мы едем? В полицию? - жалобно пропищала я.
   - Нет.
   - А куда? Нужно в полицию, вдруг она еще кого прибить решит.
   - Алиса, помолчи немного, хорошо? - устало проговорил брат, потерев лоб. Затем он достал из кармана мобильник, набрал номер и прижал трубку к уху, сосредоточенно вглядываясь в темноту за лобовым стеклом.
   Я замолчала, но хватило меня ровно на минуту, поскольку его разговор не продлился дольше.
   - Почему ты не отвечал на звонки?
   - Матильда, чтоб её... - буркнул брат, - выключила звук, вместе ей побыть захотелось. Хоть денек. Без тебя.
   - Вот ведь швабра! Чем я ей мешаю? - обиженно отозвалась я, хотя прекрасно знала ответ. - Максик, куда ты нас везешь?
   - В безопасное место.
   - А где это? И почему там безопасно?
   - Алиса, - еле сдерживая гнев, произнес он, - я тебе позже все объясню, идет? 
   - Нет, не идет, - вступил Ромка, до этого молчавший, - все это напоминает какой-то фильм. Куда-то везут, в полицию не хотят, о чем-то умалчивают... мне бы тоже хотелось знать.
   - А ты, если будешь пищать - живо на обочину вылетишь, - пригрозил Макс и схватил меня за руку. - Все будет хорошо. Просто поверь мне. Я тебя в обиду не дам.
   Я поверила. Всегда Максу верю. Кивнув, я уставилась на его сосредоточенное, красивое лицо, которое в желтом свечении казалось нереальным. Яркие синие глаза, не мигая всматривались вдаль. Русые короткие волосы торчали в разные стороны, чувствовалось, что он только недавно проснулся.
   Вообще, мой брат настоящий красавчик, я всегда гордо вышагивала, находясь в его компании, и наблюдала за ужимками девиц, старающихся привлечь внимание Макса. Сколько их пыталось подобраться к нему, сдружившись со мной. Но не на ту напали, с моим скверным характером лучше в такие игры не играть.
   Мало кто верил, что мы с Максом брат и сестра, слишком уж сильно отличаемся внешне, начиная от цвета волос и заканчивая чертами лица. Разве что глаза, они у нас практически одного цвета, только мои, как и положено девочке, обзывались не синими, а васильковыми. Хотя родители у нас оба кареглазые, поди, разбери эти гены. 
   Единственное, что действительно отличало меня от всей семьи, это губы. Я бы назвала их, конечно, губищи, но о вкусах, как говорится, не спорят. Не знаю, откуда мне такое счастье, но вот, уродилась. Некоторые откровенно говорили, что они созданы для поцелуев, а после расставания, как правило, иначе как "пельменями" не называли.
   - Макс, - не выдержала я своих неуместных мыслей, - зачем я летом в перчатках?
   - Потому что тебе... - начал он, но тут в задний бампер Максовой "красотки" на всем ходу врезался другой джип.
   Нас понесло юзом, что машина умудрилась сделать три оборота вокруг своей оси, лишь только чудом не перевернувшись. Я истошно завопила и закрыла голову руками, прежде успев ударится подбородком о приборную панель. Внезапно машина остановилась и брат с силой выбив плечом дверь, выскочил наружу. Я оглянулась на Ромку, тот лежал между сиденьями и тихо постанывал.
   - Ромка, - жалобно потянула я, но тут с моей стороны распахнулась дверь и чья-то крепкая лапища, ухватив меня за волосы, потащила прочь из машины.
   Я орала как бешенная, брыкалась, пиналась, но огромный мужчина в черном плаще и капюшоне не обращал на это внимания. Неизвестно откуда материализовался Макс, вытянул руку, в которой оказался пистолет и выстрелил моему похитителю в голову.
   - Господи, - прошептала я, смотря на упавшего замертво мужчину. Оглянувшись, заметила еще троих, которые также не подавали признаков жизни. Самое главное, что лиц у этих мужчин не было. Внутри капюшонов была пустота.
   - Идем, человеческое оружие их надолго не остановит, - проговорил брат и, схватив меня за локоть, потащил к джипу.
   - Человеческое? Макс! Что происходит?! - сквозь слезы орала я. - Кто это такие? Ты убил людей! Ты...
   - Садись, - велел он и захлопнул покореженную дверь, а сам уселся на водительское сидение и попытался завести двигатель.
   Тот сработал только с третьего раза и машина, скрипя бампером, отъехала от мертвых тел.
   Я обернулась назад и порадовалась, что Ромка бледный, но живой, молча сидел и таращил свои глазища на Макса. У меня в ушах будто зашелестела вода, я сжала виски и тихо произнесла, глотая слезы:
   - Макс... ничего не понимаю... ты убил четырех человек... мы едем непонятно куда, что происходит?
   - Алис, ты мне веришь? - серьезно спросил Максим, глядя мне в глаза.
   - Да.
   - Я тебе все объясню, как только ты окажешься в безопасности, хорошо?
   - Ты убил тех людей, - не унималась я, мотая головой.
   - Я никого не убивал, - сурово произнес брат, - и это были не люди.
   - А кто? - послышался безжизненный голос с заднего сидения.
   - А кто? - повторила вслед за Ромкой.
   - Не люди, - повторил Максим, - это все, что я пока могу сказать.
  
  
   Я долго переваривала сказанное Максом, но мой мозг отказывался это воспринимать. Он в принципе отказывался функционировать в стрессовой ситуации. Наконец мы остановились возле музея. По соседству с ним уютно разместился ночной клуб, из которого в данный момент приглушенно бухала музыка.
   Я в этом клубе ни разу не была, поскольку в него пускали только по специальным приглашениям или если ты лично знаком с владельцем клуба или его друзьями.
   Брат вышел из машины и открыл мою дверь.
   - Алис, пересядь к Ромке, пожалуйста, - попросил он и я, пожав плечами, спрыгнула с подножки джипа. Но тут же остановилась, как вкопанная, увидев до боли знакомый, приближающийся к нам со стороны клуба, силуэт. Когда свет фонаря осветил лицо мужчины, все сомнения отпали. Стас Золотов! Идет! К нам!
   У меня снова подступил к горлу ком, грудь сдавило словно тисками, а ладошки вспотели. Стас шел к нам своей ленивой походкой. Высокий, худоватый, но невероятно пропорциональный: длинные ноги, широкие плечи, узкие бедра. И в свитере, который когда-то подарила ему я, телесного цвета и приятный на ощупь. Мне тогда пришлось потратить на этот подарок всю стипендию. Такой родной, привычный и недосягаемый. 
   Сердце забилось где-то в горле, и я поняла, как сильно по нему скучала. Тем более, сейчас. Хотелось броситься в объятья Стаса и поведать обо всех горестях, произошедших со мной.
   - Здорово' Макс, - кивнул он брату и хихикнул.
   Значит, пьяненький. Не удивительно, раз вышел из ночного клуба. Вот чем он занимается, пока я страдаю! Желание броситься к нему на шею резко прошло. Но сердце предательски тянулось на встречу.
   - Ты быстрее не мог идти? - рявкнул брат. - Я тебе сказал - дело серьезное! Давай в машину. Алиса! Тебя это тоже касается.
   Но Золотов стоял и смотрел на меня. С его лица тут же сошла глупая улыбочка.
   - Принцесска, - проговорил Стас и потянулся обниматься.
   Я уже была готова упасть в объятья и завопить от счастья, забыв про бешеную Дину, про убитых братом безликих мужчин, про все-все, лишь бы он вот так смотрел на меня. Сердце дрогнуло, но обиженный разум предоставил кучу разумных доводов, почему Золотов - это настоящая сволочь.
   "Клуб! - безжалостно свербел мозг. - Он вышел из ночного клуба, а тебя туда ни разу не брал. Пьяненький, девок, наверное, цеплял, пока тебя тут убить пытались."
   - Какая я тебе "Принцесска"? - гаденько нахмурилась я, но голос сорвался на последней ноте: - Не смей меня так называть!
   Я забралась в машину и с силой хлопнула дверью. Стасу ничего не оставалось, как последовать моему примеру и усесться рядом с братом, предварительно оглядев покореженный бок Максовой любимой машины. Удивленно присвистнув, Золотов оказался в салоне и как бы невзначай посмотрел на меня.
   Мне показалось или Макс слегка довольный? Он что, знает о нашем расставании? Вроде бы я ему не жаловалась про это, надеясь, что Стас все же вернется. Наверное, Золотов сказал. Макс всегда был против наших отношений, хотя вроде они друзья. Впрочем, я тоже была против отношений брата, видимо это у нас семейное.
   Макс вдавил педаль в пол, и машина, громко урча двигателем, сорвалась с места и буквально полетела по улицам города. Я смотрела на переливающееся многоцветие ночных огней и сжимала руки в кулаки, чтобы унять дрожь.
   - Что с тачкой? - задал логичный вопрос Золотов.
   - Устала, - буркнул брат. По его лицу было видно, что он не настроен обсуждать эту тему.
   Не удивительно, он свою машину любит до безумия.
   - Куда путь-то держим? - весело поинтересовался Стас, попутно и как бы невзначай, вновь глянув на меня.
   - К друзьям твоим, - отозвался Макс, не глядя на него.
   - Твою мать, вот Волкова мне видеть совсем не хочется, - сплюнул Золотов.
   - Не удивительно, раз он обещал сломать тебе правую руку, - хмыкнул брат, а я заинтересовалась.
   - Это давно было, может, передумал уже, - хихикнул Стас.
   - Поверь мне, вряд ли, - Макс, наконец-то, взглянул на друга и внимательно посмотрел ему в глаза, - и я прекрасно его понимаю.
   - Да, ладно тебе, друг, - хмыкнул Стас и переменил тему: - Так что, ЭТО началось?
   - Началось, когда сестреныш решила познакомиться с Домной, - ответил брат, а я, ничего не понимая, всматривалась в профиль Стаса.
   - Да ты что? - не поверил он. - Ну, дела!
   В машине повисло молчание. А я все дальше разглядывала профиль любимого. Острые черты лица, короткий дымчатый ёжик на голове, глубоко посаженные карие, почти черные глаза с поволокой, нос с небольшой горбинкой, который он в шутку именует "шнобелем" и губы, его губы, которые произнесли столько лживых слов.
   Я прерывисто вздохнула и почувствовала, как Ромка схватил меня за руку, которой было уже некомфортно в рабочей перчатке. Глянула на мальчишку, сочувственно смотревшего на меня, словно понимая, как мне сейчас паршиво. Он хоть и мелкий, но прекрасно знал о моем отношении к Стасу. Облокотившись на костлявое плечо Аарона, я постаралась отогнать все разрывающие меня мысли.
  
  
   После продолжительной поездки за пределами города, мы въехали в небольшой населенный пункт, больше похожий на деревню городского типа с частным сектором, но кое-где виднелись двухэтажные многоквартирные дома. У одного из них мы и остановились.
   Выгрузившись из автомобиля, не спеша зашли в подъезд и поднялись по деревянным ступенькам на второй этаж. Шли молча, поскольку брат был не настроен на общение, а Золотов показывал дорогу, поэтому некому было отвечать на наши с Ромкой вопросы. Аарон, кстати, тоже притих и всматривался подобно мне в темноту подъезда.
  
  
   Остановившись возле обшарпанной красной двери, Макс негромко стукнул в неё кулаком. С другой стороны послышался шорох и, в ту же секунду она распахнулась, громко ударившись о стену.
   В проеме стояла высокая худощавая девушка лет двадцати пяти. Выглядела она впечатляюще. Бледная, почти прозрачная кожа, черные брови и густые волосы, собранные на затылке в аккуратный хвост. Четко очерченные скулы, бледные губы и яркие светло-голубые глаза в обрамлении густых черных ресниц. Девушку я бы назвала симпатичной, если бы не откровенно колючий взгляд и чрезмерная бледность.
   Кроме того, все уши у неё были увешаны маленькими серьгами - кольцами, а изящные руки -- множеством тряпичных плетеных фенек. Но было еще кое-что, что ввело меня в ступор. Девушка светилась белым цветом, совсем как тот парень, которого я встретила в автобусе. Я непроизвольно попятилась назад, но брат схватил меня за локоть и удержал.
   - Какие люди! - весело улыбнулась девушка, обнажив белоснежные зубы, но упорно глядя только на Макса, будто нас рядом и не было вовсе, а потом, повернувшись, крикнула в квартиру: - Слыш, Лука, сам Дагод к нам в гости пожаловал!
   - Мне сейчас не до шуток, Алекса, - буркнул Макс и отодвинул улыбающуюся девушку к стене, втаскивая нас с Ромкой в квартиру.
   - О, Стасик, привет, - мурлыкнула девушка, заметив Золотова, и прошла вглубь квартиры.
   Я чувствовала себя неандертальцем, который сейчас грохнется в обморок от неизвестности и переизбытка эмоций. Но тут нас ждал еще один сюрприз.
   Не успели мы войти в холл, как на встречу вышел еще один светящийся товарищ, причем этот был еще хуже остальных. Яркие изумрудные глаза, темные короткие волосы. На вид лет тридцать-тридцать пять. Он чем-то напоминал атлета бросившего свои занятия, так как кроме внушительных плеч, мужчина имел небольшой округлый животик, который демонстрировал отсутствием кофты.
   Но самое жуткое то, что весь торс здоровячка был усеян шрамами, будто специально нанесенными и выглядевшими как замысловатые непонятные рисунки. Он улыбнулся, и его "аура", казалось, засветилась еще ярче.
   - Grata*, - весело произнес добродушным тоном, после чего у меня потемнело в глазах и я отключилась.
  
  
   * Добро пожаловать (лат.)
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
   Я от кого-то убегала, абсолютно не разбирая дороги и не оглядываясь назад. Бежала по ночному лесу, и только тусклый свет луны позволял не врезаться в деревья и не переломать ноги. Внезапно чья-то когтистая лапа схватила меня за плечо. Я заверещала и проснулась.
   - Ох... - простонала, хватаясь за раскалывающуюся голову обеими руками.
   События вчерашнего дня пронеслись в моей голове небольшим ураганом, заставив подскочить с небольшого диванчика, на котором я лежала. Комнатка была очень маленькой, без окна, и напоминала больше чулан или гардеробную.
   Тусклый свет торшера позволял оглядеть довольно спартанскую обстановку, но не она меня интересовала, а то, что находилось за дверью. Оттуда раздавался звук работающего телевизора и шипение сковородки, совсем как дома. Так может быть, все это было страшным сном, и никто меня не пытался убить?
   Я смело распахнула двери и зажмурилась от дневного света, льющегося через большое окно. Комната была огромная. Обшарпанные обои и драный диван никак не хотели сочетаться с огромным плазменным телевизором, висящим на стене, который в данный момент кто-то смотрел, сидя в глубоком кресле ко мне спиной и стряхивая пепел от сигареты прямо на пол.
   Посередине комнаты стоял дубовый стол. За ним восседал Ромка и с аппетитом поедал какие-то булочки. На мальчишке был спортивный темно-синий костюм, на удивление хорошо на нем смотревшийся.
   - Ромка, - позвала я и, опасливо поглядывая на неизвестного в кресле, подошла к другу, - что происходит?
   - Алиска! - весело отозвался Аарон, дожевывая булку. - Ты грохнулась в обморок. Так башкой шандарахнулась!
   - Где Макс и Стас? - отмахнулась я от него. - Где мы? Кто эти люди?
   Тут из кухни вышел тот самый шрамированый качок, только уже в футболке и со сковородкой в руках. Его глаза радостно заблестели при моем появлении в комнате, но мои ощущения были далеки от восторга здоровячка.
   - О! Яишенка, - потер руки Ромка и мне сильно захотелось влепить ему подзатыльник.
   - Где мой брат?! - сурово спросила у мужчины. - Кто вы?
   - Amicus humani generis*, - произнёс мужчина и поставил сковороду на стол.
   - Что? - нахмурилась я. - Что он сказал? - обратилась теперь уже к Ромке, на что тот пожал плечами. - Что все это значит?! Кто вы такие?! - начала кричать я. - Я хочу немедленно увидеть своего брата!
   Ответом была тишина и улыбка здоровячка, который взял со стула пакет и кинул мне в руки.
   - Надевай, - с жутким акцентом произнес он.
   - Черти что! Рома, мы немедленно отсюда уходим!
   Развернувшись в сторону двери, я не успела сделать и шага, как до меня донесся голос курящего человека, до этого предпочитавшего молчать.
   - Умерь свой пыл, блондинка, - ленивый с хрипотцой баритон заставил меня замереть на месте.
   Кресло не торопясь повернулось, и из него поднялся высокий мощный парень, который светился синей аурой. Он был просто огромен и лишь одними габаритами внушал ужас. На вид ему можно было бы дать лет двадцать семь или чуть больше, хотя не факт. На фоне очень смуглой загорелой кожи выделялись необычные, глубоко посаженные золотистые глаза, взгляд которых прожигал у меня на лбу объемную дыру. Прямой, почти идеальный нос, тонкие губы с кривой усмешкой и черные волосы, торчащие в разные стороны, будто парень понятия не имеет, что такое расческа. Но не только его рост внушал ужас. А ещё и откровенно насмешливый взгляд и глубоко рассекающий щеку шрам в виде буквы "V", словно это не порез, а самое настоящее клеймо.
   Таких персонажей мне ранее в жизни видеть не приходилось, поэтому я даже слегка приоткрыла рот, вглядываясь в его красивое, но в то же время ужасное лицо. От парня за версту пахло опасностью, что не удивительно, если он вдруг решит схватить меня своей огромной лапищей, то непременно раздавит. Сразу же захотелось несколько вещей одновременно: упасть в обморок, слиться со стеной и заверещать от ужаса.
   - Я ухожу, - тихо, еле дыша, промямлила я и попятилась к двери.
   - Далеко? - насмешливо хмыкнул парень.
   - Подальше! Ромка! - позвала в отчаянии.
   - Далеко все равно не уйдешь, - устало вздохнул он. - Одевайся, нечего щеголять в трусах среди мужиков, - парень приподнял бровь, оглядывая мою длинную футболку и босые ноги, пока я заливалась краской.
   С пакетом в руках, в полной растерянности, я ломанулась обратно в гардеробную и, стараясь унять дрожь в руках, быстро натянула на себя трикотажный спортивный костюм черного цвета. Удивительно, но он оказался мне впору. Там же лежали кеды и тонкие стрейчевые перчатки.
   - Дуристика, - буркнула я и, оставив перчатки на диване, поспешила обратно в зал за Ромкой.
   Златоглазый стоял все на том же месте и так же насмешливо оглядывал меня, словно я до того глупо смотрелась, что без снисходительной улыбки было не обойтись. Он откровенно внушал мне ужас, но взгляд, будто сам собой, прилипал к облику этого странного, огромного парня.
   - Где мой брат и Стас? - попыталась я придать себе суровый вид, но вышло так себе.
   - Заняты. Надень перчатки, - велел он.
   - Кто вы?
   - Я - Волков Лука, к твоим услугам. Надень перчатки, Блонди, и садись завтракать, - был ответ, после чего развернулся, с намерением усесться обратно в кресло, но у меня были другие планы.
   - Рома, мы уходим, - я сделала два шага и протянула руку к Ромке, чтобы поднять его со стула, как она неожиданно была перехвачена за локоть Лукой, оказавшимся рядом.
   - Надень перчатки, - сквозь зубы процедил он, разозлившись не на шутку.
   - Что ты себе позволяешь?! - разозлилась и перепугалась я, одновременно завибрировав от страха, что стук моих зубов, наверное, слышался повсюду. - Немедленно убери от меня свои лапы!
   В следующую секунду произошло примерно тоже, что и в кафешке с Диной. Я схватила его за каменное запястье, чтобы убрать руку со своего локтя, как меня вновь затрясло, а Волков вздрогнул и растерянно отступил от меня на пару шагов назад.
   - Вот идиотка несчастная! - рявкнул он, тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, и его аура заискрилась еще ярче. - Быстро надень перчатки, или я тебе переломаю руки, чтоб не сопротивлялась, и сделаю это сам! Живо!
   Я, сломя голову, бросилась в комнату, судорожно натягивая узкие перчатки, попутно глотая слезы обиды и страха. Тут сзади открылись двери и я вздрогнула, но зря, это был Ромка.
   - Ромочка, - жалобно протянула, - что происходит? Ты это видел?
   Аарон обнял меня за плечи.
   - Видел. Не знаю, что происходит, но что-то не хорошее. Мне кажется, что эти парни не плохие, они нас защищают.
   - От чего?
   - Не знаю. Скорее от кого. Помнишь тех, на дороге?
   - Ну.
   - Вот. Макс нас сюда привел и сказал, что это безопасное место, - продолжал рассказывать мальчишка.
   - А где он? - уцепилась я. - Ты видел, как они ушли?
   - Нет, не видел. Я вообще ничего не видел, у меня это... типа шок был.
   - А эти светящиеся тебе что-нибудь рассказывали?
   - Почему светящиеся? - удивился Ромка.
   - Я тебе потом объясню.
   - Нет. Этот, с пузом, вообще по-русски ни слова не сказал, лялякает что-то на своем языке, а второй, Волков который, вообще меня игнорировал. А Алекса в магаз ушла. Она красивая такая, да?
   - Аарон, - нахмурилась я. - Хороши защитнички. Макс вернется, придушу его! Обещал ведь все объяснить.
   - Алиса, ты это, руками током людей бьешь, что ль? - поинтересовался Ромка, хватая меня за руки, уже одетые в перчатки.
   - Не знаю, похоже, что так. После такого вот "удара" на меня Динка ночью напала. Надеюсь, этот громила не поступит так же.
   - Да? Ого себе! Может ты экстрасенс, или избранная какая-нибудь?
   - Ага, Нэо из "Матрицы", - хмыкнула я, а сама призадумалась. - Пойдем в зал, может, эти персонажи все-таки соизволят нам что-нибудь рассказать.
   Кротко усевшись за столом, я начала изучать комнату и новоиспеченных защитников, находившихся в ней. Волков по-прежнему пялился в телевизор, вновь подкурив сигарету, демонстрируя при этом обезображенную щеку, а татуированный качок вышел из кухни и с идиотской улыбкой присоединился к нам, внимательно наблюдая за жующим Ромкой и несчастной мной.
   В этой квартире все такие огромные? До этого дня я справедливо полагала, что огромнее моего брата лишь больные качки и бодибилдеры, но эти явно не относились к их числу, они просто были огромными. Особенно Лука. Сила есть, ума не надо. Такие в основном тупые как пробки.
   - Кофейку бы, - жалобно попросила я, прервав свои злобные, обиженные мысли и шрамированый качок, утвердительно кивнув, жестом позвал на кухню.
   Он не показался мне опасным в отличие от Волкова, у которого и фамилия была под стать, а скорее наоборот добродушным огромным здоровяком, хотя внешность, как известно, бывает довольно обманчива. Взять хоть Стаса. Тем не менее, мужчина показал мне кухню и достал с полки банку кофе. Моего любимого, кстати. Варить его вызвалась сама, чему он не стал препятствовать.
   - Меня зовут Алиса, - решила я представиться.
   - Аппий, Апп.
   - Странное имя. Английское?
   - Латынь.
   - О! Мертвый язык, - уважительно покачала головой, всегда испытывала тягу к этому языку, - так ты на латыни говоришь?
   Апп утвердительно кивнул.
   - Но русский понимаешь?
   - Мне мой язык нравится лучше, - с ужасным, еле разбираемым акцентом проговорил Аппий, - ваш - некрасивый.
   - Хорошо, можешь мне на ломанном русском вкратце объяснить, что происходит? - забросила я удочку и мило улыбнулась.
   - Блонди, хватит доставать Аппа, ему трудно болтать на вашем языке, - послышался голос Волкова, вошедшего в кухню, и помещение сразу уменьшилось в размерах.
   - Меня зовут Алиса, - раздраженно проговорила я, даже не взглянув на грубияна, - и я не блондинка.
   - Я так сразу и понял, - хмыкнул парень, прислонившись к дверному косяку и сложив свои огромные ручищи на груди. - Не угостите меня кофе? А то Апп, по чести говоря, его совершено не умеет варить.
   Аппий шутливо толкнул в бок Луку, что из дверного косяка посыпалась пыль, а парень так и остался стоять на месте, словно ничего не произошло. Боже, да они настоящие гиганты!
   - Эй, - насмешливо позвал Волков, видя, что я в оцепенении уставилась на его руки.
   - Конечно, - быстро согласилась я, очнувшись, - достойный кофе, только не задаром. В обмен на информацию.
   - Вылитый братик, - фыркнул он. - У меня нет желания объяснять тебе что-либо.
   - А у меня нет желания варить тебе кофе, - вздернула нос я и, скорчив препротивнейшую физиономию, отвернулась к плите, чем вызвала смех Аппа.
   - Женщины, - фыркнул Волков и вышел из кухни, а я победно улыбнулась. Хоть и не разжилась информацией, зато свою гордость отстояла.
  
  
   * Друг рода человеческого (лат.)
  
  
  
   ГЛАВА 5
  
  
   Промаявшись еще с пару часов, под добродушным взглядом Аппа, откровенной враждебностью Алексы, которая к тому времени вернулась из магазина, и недовольным фырканьем Волкова, я вконец измоталась от безызвестности, как вдруг входная дверь распахнулась и в неё вошел Стас, уставший и с разбитой губой.
   Я перепугалась не на шутку, поскольку брата с ним не было. Стас прошелся по квартире как ураган и, не обращая ни на кого внимания, шмыгнул на кухню, при этом усиленно пряча от меня взгляд. Спустя секунду он появился оттуда со стеклянным графином в руке, в котором булькала янтарная жидкость. Плюхнувшись за стол, Золотов налил себе граненый стакан до краев и выпил его, ни разу не моргнув. Меня обдало запахом виски, заставив поморщиться.
   - Золотов, не тяни, - хмуро бросил Лука.
   - Плохо дело, - наконец произнес Стас, громко выдохнув и схватив со стола яблоко.
   - Что там? - устало спросила Алекса. - А где Януш?
   - Прохлаждается с темными джиннами. Решил посетить Дагод, разузнать, что там за дела у них творятся, сам-то зачеловечился совсем. Тут на нас и напали джинны. Более того, они объединились с дэвами, потому им и удалось схватить его. На меня приказа не было, я же человек, поэтому довольно легко ушел.
   - Вот черт, - рявкнул Волков, сверкнув глазами. Его шрам побелел, выдавая гнев хозяина.
   - Думаю, дэвам нужна сила. Её сила, - Стас сочувствующе посмотрел на меня, а я открыла от изумления рот. - И еще. Кроме нас никто не знает, что она здесь. Про Алису вообще никто не знает. Кроме Домны.
   - Актум Домны? - удивился Апп.
   - По несчастливой случайности, Алиса решила с ней дружбу завести, пока не подпитала её силы, - ответил Золотов, а Лука и Алекса злобно зыркнули на меня. - Вот Домна и просекла, кто она такая. И по дороге на них напали темные джинны, понятно к чему это все?
   - Bellum frigidum*, - тихо промолвил Аппий.
   - И что, пока Януш прохлаждается у джиннов, прикажешь нам делать? - спросил Волков.
   - Девчонка теперь ваша ноша. И так как крутой Януш помочь не может, нам нужно самим отвести её к Дагодам.
   - И как ты себе это представляешь?! - взревел взбешенный Лука, метая золотистыми глазами молнии, и, вскочив с кресла, схватил Стаса за грудки. - Это теперь не наша ноша, а твоя! Ты её сюда притащил, ты о ней и беспокойся!
   - Отпусти его! - взвизгнула я и бросилась на Волкова со спины, отбивая кулаки о каменные мышцы. Лука небрежно оттолкнул Стаса и недоуменно обернулся ко мне, ловко поймав мои руки и крепко сжав в своих.
   - Вот пигалица, - фыркнул он. - Ты бы поаккуратнее, а то не замечу и прихлопну ненароком, - и подтолкнул меня к Стасу, который тут же заключил в бережные объятья, как бы защищая от Волкова.
   - Януш Дагод, - осторожно продолжил Золотов, гладя меня по голове, - нанял вас. Так что это ваша ноша, как не крути.
   - Допустим, - нехотя кивнул Волков и плюхнулся в свое кресло, крутнувшись на нем, чтобы видеть всех, - и как мы её доставим к Дагодам, а? Не поделишься, человек?
   - Никак, - хмыкнула Алекса, не дав Стасу раскрыть рот, и налила порцию виски, протянув её Волкову, - только Дагод может добраться до их логова. Так что мы в полной Ж... с большой буквы, - хихикнула она и повернулась ко мне. - Ну что, сестренка, приехали?
   - Что вы тут городите, мать вашу?! - вспыхнула я, вырываясь из теплых объятий Стаса. - Что все это значит? Где мой брат? Кто такая Домна?! Ни к каким Дагодам я не пойду!!! И, вообще, кто это такие?! И вы кто такие?
   - Истерика, - весело улыбнулась Алекса, - все блондинки - истерички.
   - Солидарен, - буркнул Волков, осушив стакан.
   - Может мне и не положено говорить, - послышался голос Ромки, - но меня тоже интересует, где Макс и все выше заданные вопросы Алисы. Это бы несколько облегчило наше общение, а если еще и принять во внимание характер Лиски, то она вполне может действительно никуда не пойти.
   - Спасибо Рома, - фыркнула я, придавив пальцами свои виски, дабы унять стучащую боль.
   - Алекса, расы асур, - улыбнулась девушка, словно только сейчас заметила Ромку.
   - Аарон Копош... румын, - гордо произнес Ромка, довольный, что к нему наконец-то отнеслись серьезно, а я, скрипнув зубами, пошла в кухню, за очередной кружкой кофе для успокоения. - Можно по поводу рас подробнее?
   - Отчего же, - кивнула Алекса, - Аппий у нас происходит из расы нэтов, он прирожденный историк и лучший алхимик из всех нэтов.
   - Стоп, - деловито прервал её Ромка, - начните с того, что за расы вообще. Это как неизвестные страны? Или как европейцы, африканцы и тому подобное?
   По комнате послышался веселых смех.
   - Нет. Наши расы не соприкасаются с вашими.
   - То есть вы не люди? - подала я голос, выглянув из кухни, так как все равно подслушивала весь разговор.
   - Как заметила мадам Блонди, нет, мы не люди, - поддела меня Алекса.
   - Они фейри, - подал голос Золотов, отпивая виски.
   - Они кто? И я вообще-то не блондинка, - поправила я Алексу
   - Как угодно, - отмахнулась девушка и принялась что-то объяснять Ромке, а в моей голове тем временем завертелись шестеренки. Как жаль, что под рукой нету "Википедии", но кое-что я все же сумела выудить из мозга. Читала когда-то в одной книжке, очень интересной, кстати. Так вот, там было множество всяких эльфов, троллей и орков. Именно они и назывались "фейри", если мне не изменяет память. Я тогда еще посмеялась, что название напоминает посудомоечное средство. Но в той книге говорилось, что фейри - это обитатели волшебных стран, то есть это обобщенное их название, например, как у нас "люди". Кроме того, Ромка мне одно время все уши прожужжал про каких-то троллей в неведомой игре.
   В данном и конкретном случае мои защитники не обладали длинными ушами и божественной красотой, так что эльфы сразу отметаются. Огромными и зелеными они тоже не были, а значит тролли тоже в утиль. Орки... нет... те огромные и тупые, хотя...
   Сквозь мои размышления, наконец-то, пробились объяснения Алексы, поэтому ничего не оставалось, как прислушаться к её словам:
   - ...тем не менее, наши расы обитают в другом мире, отличном от вашего, который мы называем "Параллель". И нет, люди туда доступа не имеют, - предупредила она Ромкин вопрос, - мы же, напротив, можем свободно перемещаться в вашем и даже жить среди вас, о чем вы и не подозреваете.
   Фейри поддерживают мир в вашем существовании, поскольку люди имеют склонность к саморазрушению. И не будь нас, человечество бы уже давно кануло в лету. Так или иначе, наш мир населяют семь видов рас, среди них - Нэты, коим представителем является наш доблестный Аппий. Они умны и талантливы и хорошо делают все, за что берутся. Кроме того, могут проходить сквозь стены, если знают, что находится по другую сторону. По символам на теле определяется наличие сил у нэтов, поэтому наш Апп так щедро разукрашен ими.
   Далее Асуры, коим представителем являюсь я. Вообще, мы считаемся божествами низшего ранга, - гордо продолжила Алекса, - и можем левитировать различные предметы, - она щелкнула пальцами и сосуд с виски взлетел в воздух, после чего плавно опустился обратно.
   - О-о-о-о, - потянули мы вместе с Ромкой, чем асур осталась довольна.
   - Ты забыла добавить то, что ваша раса самая хвастливая, болтливая, злобная и завистливая, - хмыкнул Волков, закурив сигарету и усевшись в кресло.
   Видимо, он даже своих товарищей не обделяет "колючками".
   - Падшие, они же Фолены, они же "Сасидиты", - проигнорировала его Алекса.
   - К вашим услугам, - склонил голову златоглазый, и я поняла, что он и есть представитель этой расы.
   - Они потомки полу-ангелов, полу-демонов, но считаются темными, из-за того, что их предки были свергнуты с небес.
   - И ни капли из-за этого не паримся, - добавил фолен.
   - Их отличительная черта - сила, они вторые по могуществу после Дагод. И довольно скрытные малые, поэтому мы стараемся его не злить, да, дорогой? - наигранно ласково уточнила Алекса.
   - Да, дорогая, - вторя ей по интонации, отозвался Волков. - И ты Блонди, лучше не попадайся мне под горячую руку, - весело добавил он и в его сильной руке образовался огненный шар, который фейри нежно погладил, словно котенка.
   - Так ты демон, - фыркнула я, - то-то мне сразу не понравился. С детства воротит от всякой нечисти.
   Волков потушил огонь и недобро сверкнул глазами, но я не испугалась. Так как они все объясняют и, похоже, наняты Максом, то, видимо, действительно не причинят нам с Ромкой зла. По крайней мере, находиться в психбольнице - это значит как минимум, быть живым.
   Алекса, сверкнув насмешкой в глазах, вновь заговорила:
   - Ну и Дагоды, это что-то типа ваших Богов, только в нашем мире. Самая могущественная раса, мало кто знает, на что они способны, поскольку все стараются не связываться с ними. Но слово Дагода - закон для всех. Так было испокон веков. И во времена смуты все убедились, что им лучше не перечить. У них есть слуги - светлые джинны, безмолвные существа, полностью подчиняющиеся воле Дагод. Страшные парни, скажу я вам.
   - Это те, которые напали на нас по дороге сюда? - догадался Ромка.
   - Практически. Среди джиннов есть еще и темные, вот они-то на вас и напали. Они объединились с дэвами, поэтому теперь являются и нашими врагами.
   - Дэвы? - спросила я.
   - Ага, - кивнула словоохотливая девушка, - главные враги на сегодня. Именно им нужна твоя сила.
   Она глянула на меня, а я еле сдержала кривую усмешку, так как, если честно, считала эти россказни полнейшим бредом обезумевшей кучки чудаков. Вот и следующие слова асура только укрепили моё мнение.
   - Это раса койотов, они же анимаги, в основном превращаются в волков, но самые сильные из них могут принимать облик настоящих чудовищ. Потому дэвы единственные из всех рас имеют красный дух.
   - Ты имеешь в виду ауру? - удивилась я.
   - Я имею в виду дух, - скривилась Алекса. Я ей явно была не по нраву.
   - Выходит, что Динка - койот? - продолжила расспрашивать я, игнорируя враждебность асур.
   - Её зовут Домна, - подал голос Волков, - она одна из приближенных повелителя всех дэв.
   - Вот ведь прелесть, - присвистнула я, - она пыталась меня убить.
   - И еще попытается, - пообещал он.
   - Да, еще та сучка, - задумчиво проговорила Алекса.
   - Ты сказала семь рас. А кто еще?
   - А, ну и тролли, - отмахнулась асур.
   Ага. Вот и фейри из книжки. Огромные, злобные, сильные тролли. Меня даже передернуло.
   - Тролли? Настоящие тролли? - с восторгом спросил Ромка. - Я рубился в Lineage** и был там троллем!!! Правда, только до сорокового "левла" дошел, у меня там деньги закончились, а потом один орк убил меня, когда я почти уже купил...
   - Ром, - одернула я по привычке, его вечно в сторону заносит.
   Мальчишка замолчал, но тут же восторженно выдал:
   - Прям правда, тролли?
   - Ага, мерзкие, грязные, трусливые тролли.
   - Класс!
   - Хорошо. А я? - поинтересовалась. - Что за сила во мне? Я значит тоже какая-нибудь раса?
   В комнате снова раздался смех.
   - И не мечтай, куколка, - презрительно бросил Волков, - ты самый обычный человек. Только жутко невезучий.
   - У меня имя есть вообще-то.
   - Бывает.
   - Ты невозможный.
   - Бывает. Хватит болтать, пора делом заняться, - проговорил фолен и встал с кресла, затушив сигарету в пепельнице. - Нам предстоит долгий путь через земли троллей, они знают, как добраться к Дагодам. Главное правильно спросить, - он любовно погладил свой кулак, - нужно отдохнуть, завтра выдвигаемся.
   - Я никуда с вами не пойду! - возмутилась я.
   - Пойдешь, куда денешься, - навис надо мной Лука, заставив сжаться в комок.
   - Волков, не пугай девчонку, - вступился за меня Стас, недобро зыркнув на фолена, - она ни в чем не виновата.
   Лука также полоснул его взглядом, но ничего не ответил и, глотнув виски, лениво прошел обратно к креслу.
   - А мой брат? Где Макс? - не выдержала я, тело от переизбытка чувств завибрировало так, что мне даже не удалось сцепить между собой руки для успокоения.
   - Януш, а не Макс. Камер Януш. И он тебе не брат, - бросила Алекса, злобно глянув на меня, ожидая ответной реплики.
   - Чего?
   - Того. Он тебе не брат.
   - Алиса, не слушай её, - вступил Стас.
   - Да пошли вы все! Расы, тролли, белиберда какая-то! Пить меньше надо, тогда и в Параллель не так часто улетать будете! Алкоголики хреновы! - я схватила Ромку за локоть и потащила в комнату, которой уже считала своей.
   - Блонди, ты перчатки только не снимай! - прокричал мне вдогонку Волков, и раздался веселый смех. Алекса гоготала особо громко.
   - Весело им, сволочи шизанутые! - обиженно произнесла я, и повернулась к Ромке: - Ты хоть что-нибудь понял?
   - Ну, в общем да. Судя по всему, у нас большие проблемы, потому что в тебе сила, которая очень нужна дэвам. И Дагодам. Только Дагоды хорошие, а дэвы плохие. И похоже, что у Макса неприятности. Судя по всему, его схватили джинны.
   - Они сказали, что он мне не брат. Боже, а вдруг его убьют?!
   Мальчишка молчал и смотрел на меня.
   - Ромочка, что же нам делать? - шмыгнула носом и уткнулась в его костлявое плечо.
   - Думаю, нам лучше довериться этим парням. Надеюсь, они смогут нас защитить. В любом случае больше ничего не остается.
   - Черти что! Другой мир, Параллель! Среди нас демон, а мой брат - мне не брат. Похоже на страшный сон.
   - Тебе нужно отдохнуть, - заботливо проворковал Аарон. - Поспи. Вдруг нам это все только снится.
   Его бы слова да Богу в уши. Скорее бы уже завтра.
  
  
   * Холодная война (лат.)
   ** Lineage - сетевая он-лайн РПГ игра.
  
  
  
   ГЛАВА 6
  
  
   Я честно вздремнула пару часов, но проснулась от того, что Аарон храпел как медведь. Он расположился возле моего лежбища у самых ног, мотивируя это тем, что охраняет мой сон.
   - Хорош защитничек, - буркнула я и закрыла глаза, но сон уже не шел, как не старалась. Повалявшись еще с полчаса и поняв, что ничего из этого не выйдет, поднялась, решив выпить кофе и посетовать в одиночестве на судьбу-негодяйку.
   Аккуратно открыв дверь своей комнаты, выглянула в зал. Телевизор по-прежнему работал, а в кресле до сих пор сидел Волков. Его рука была неподвижна, из чего я сделала вывод, что он спит. По храпу, доносящемуся из других комнат, догадалась, что остальные защитники возможно тоже спят, и порадовалась, что их Параллельные морды не побеспокоят меня на время самобичевания. Прокравшись в кухню чтоб не разбудить Луку, я тихонечко взяла кофе и поставила турку на плиту, когда сзади раздался голос.
   - Ну и мне заодно сделай.
   Рука моя дрогнула и турка с грохотом упала на деревянный пол.
   Обернувшись, увидела скучающего Волкова, как и днем подпиравшего дверной косяк.
   - У вас, у демонов, развлечение такое - людей пугать? - сердито бросила я, подняв турку, и прислушалась к храпу, который не прекратился, а следовательно, я никого не разбудила.
   - Ага. Ты чего не спишь? - впился он в меня своими золотыми глазами и я сразу потупилась.
   - Не спится. А ты? - брякнула, переходя на шепот.
   - А я никогда не сплю, - ответил Волков и отлепился от косяка, чтоб достать кружки.
   Когда он отвел от меня взгляд, я снова научилась дышать и даже засыпала кофе. Этот парень вызывал во мне тихий ужас. От него веяло опасностью, словно от дикого зверя, от которого не знаешь чего ждать в следующую секунду. В голове пронеслось куча вопросов и мыслей, но я одернула себя и безразлично спросила, нацепив на лицо непроницаемую маску:
   - Никогда?
   - Никогда, - в тон мне ответил Лука и начал греметь посудой, ища ложки и заняв при этом добрую половину кухни.
   - А что ты по ночам делаешь в таком случае?
   - Книжки читаю, - заржал он, уронив блюдце, которое отскочило от пола и покатилось под стол.
   - Ты не мог бы присесть? - взмолилась я, выхватив из его рук кружки.
   Волков один наводит шум такой, как стадо смирных бегемотов.
   - Ты без перчаток, - хмуро напомнил он, отшагнув от меня на метр.
   - Мне что и спать в них?
   - Само собой, - пожал фолен плечами, а я фыркнула и принялась за кофе.
   Варила его в полном молчании, испытывая жуткий дискомфорт по этому поводу, хотя Волков, видимо, ничего подобного не ощущал, а непрерывно пялился на меня, словно я новый диковинный зверь, который еще и кофе варить умеет.
   Кофе варился недолго, пили мы его в полном молчании. За это время мне удалось уговорить себя хотя бы попробовать наладить контакт с этим громилой. При одном взгляде на его отрешенное, чересчур правильное лицо с препротивнейшим шрамом и необъятный торс, мышцы которого перекатывались под тонкой красной футболкой, как-то сразу становилось понятно, что этот товарищ не расположен к дружеской беседе в принципе, но я попыталась.
   - Вы спасете Макса? - нарушила тягостное молчание.
   Волков проигнорировал мой вопрос, но я не сдавалась:
   - Я очень переживаю за него.
   Опять тишина. Что за невозможный человек! Решила попытаться с другой стороны:
   - Может, тогда объяснишь, почему мне нельзя снимать перчатки, раз уж я сварила тебе кофе.
   Лука откинулся на стуле так, что тот тихонько крякнул и в упор на меня посмотрел.
   - А что тут объяснять, не снимай и все.
   - Исчерпывающее пояснение, - вздохнула я, поражаясь неестественности цвета его глаз, которые прямо-таки завораживали. - Тебе что, сложно быть просто дружелюбным?
   - Если ты хочешь поболтать, то пристань с этим к Алексе, она у нас мастер языком чесать. - Уставился он в кружку.
   Я решила избрать другую тактику и, обиженно надув губы, пролепетала:
   - Я же не просто так спрашиваю, чтоб достать. Пойми, моя жизнь сегодня перевернулась с ног на голову, меня пытались убить, потом выясняется, что Макс - вовсе не брат, да еще и похищен, а теперь сижу и пью кофе с человеком, который по совместительству еще и демон, а на простой вопрос не хочет даже...
   - О, демоны Параллели! Женщина, как много слов, - устало произнес Волков, но при этом улыбнулся, обнажив ровные белоснежные зубы. - Тебе нельзя их снимать, потому что в тебе, по стечению неудачных обстоятельств, оказалась заключена сила, которая принадлежит Дагодам. Сила сосредотачивается на кончиках твоих пальцев, и ты, дотронувшись до любого жителя Параллели, можешь подпитать его силу, что делать категорически воспрещено, даже самим Дагодам.
   - То есть я могу передать любому эту силу?
   - Я вроде бы по-русски сказал, - скривился он.
   - Так я могу? - упрямо повторила я.
   - Нет. В этом и проблема, передать ты её можешь лишь тому, кому она предназначена, а других ты можешь лишь подпитывать.
   - Тогда если я не могу её передать кому попало, какой смысл Дине за мной охотиться?
   - Домне. Есть и альтернативный способ забрать эту силу, - хмыкнул фолен и внимательно на меня посмотрел.
   - Убить?
   Волков утвердительно кивнул.
   - А кому она предназначена и как оказалась во мне? - недоумевала я.
   - Знаешь, Блонди, ты слишком много говоришь, - Лука поднялся со стула, давая понять, что разговор окончен.
   - Алиса, - фыркнула, буравя взглядом его затылок.
   - Бывает, - послышалось уже из зала.
   Я посидела на кухне еще пару минут и тут на меня навалилась такая тоска и жалость к себе, а еще больше за брата, который сейчас, наверное, страдает, что слезы сами собой покатились по щекам огромными горошинами, бесстыдно капая на новый спортивный костюм. Тут ещё, как назло, память бессовестно подсунула воспоминание о Стасе, который клялся в любви, и меня понесло.
   Я изо всех сил старалась не всхлипывать, чтобы фолен не уверился в том, что я вконец истеричная особа. Но стоило мысленно произнести его фамилию, как Волков сам вновь материализовался в дверном проеме.
   - Чего ревем? - хмуро поинтересовался он.
   - Я не реву, - сиплым голосом прохрипела я, усилено вытирая глаза.
   Волков потоптался на месте, а потом проговорил:
   - Ну, пойдем, телик посмотрим, что ли.
   Я хмыкнула сквозь слезы, поняв, что этот суровый здоровяк, видимо таким образом решил меня успокоить, хотя сейчас вряд ли что-то мне сможет помочь, но не стала вредничать и несчастно произнесла:
   - Пойдем...
   Хоть одно радует, раз он не выдержал бабьих слез, значит не все ещё потеряно, хоть что-то человеческое в нем есть.
   По телевизору показывали глупую комедию, над которой даже лень было смеяться, и потому я быстро заснула, невзирая на то, что плетеное кресло, в которое забралась с ногами, вовсе не было предназначено для сна.
  
  
   Проснулась я от приставаний Аарона, который, казалось, был бодрее утреннего холодного душа и, не переставая, тряс меня за плечо с веселыми криками:
   - Вставай, вставай, вставай!
   - Угомонись, Иерихонская труба! - зло прошипела и укрыла голову подушкой.
   - Лиска, давай вставай, мы идем в город троллей!
   Я резко открыла глаза и быстро пробежалась мыслями по вчерашнему дню, припомнив каждое шокирующее объяснение. Громко застонав, откинула подушку и, нахмурившись, обнаружила, что нахожусь в комнате, хотя заснула в зале. Видимо Волков меня перетащил. Господи, надеюсь, я не храпела! Хоть с этим персонажем у нас вчера наметилось что-то наподобие перемирия, мне абсолютно не понравилась мысль, что этот "танк" нес меня на руках, сонную и беспомощную. Даже передернуло, но я тут же устыдилась. В конце концов, парень просто проявил заботу.
   Нахмурившись от невеселых мыслей и ни с кем не разговаривая, как обычно со мной бывает по утрам, прошествовала в ванную, не обращая внимания ни на латинское приветствие Аппа, ни на внимательный взгляд Стаса и пение Алексы.
   Взглянув в зеркало, я ужаснулась вспухшим глазам от пролитых вчера слез и перепутанным волосам, которые картинно торчали во все стороны. Завязав их узлом, резво принялась за водные процедуры.
   Выйдя из уборной, я, так же молча, поплелась на кухню за дозой бодрящего.
   - Что-то Блонди не очень общительна с утра, - веселилась Алекса, качаясь на стуле в гостиной.
   Сама она выглядела сногсшибательно. Свежей и отдохнувшей. Асур явно тоже только что покинула душ, поскольку её черные влажные волосы рассыпались по плечам, обрамляя красивое бледное лицо. Это заставило меня ещё сильнее нахмуриться, и почувствовать себя пугалом.
   - Ad meliorem*, - хихикнул Апп в ответ Алексе и последовал за мной с чайником в руке.
   - Аппий, скажи, а найдется в этом доме расческа? - обратилась я к нэту, при виде чьей добродушной и услужливой физиономии улыбка сама собой появлялась на лице.
   - Есть, есть! - заулыбался он и открыл ящик с посудой, в нём вместе с вилками, ложками и ножами лежало куча всякой дребедени, в том числе и небольшая массажная расческа.
   Странно, вроде с ними девушка в квартире. Черти что!
   - Кошмар, - хмыкнула, и принялась пить налитый Аппом чай, одновременно прочесывая свою гриву, которая, кстати, болела у корней, ведь её изрядно потрепали джинны прошлой ночью. Зато мои волосы явно красивей Алексиных. Эта мысль принесла облегчение.
   В кухню вошла виновница моего скверного утреннего настроения вместе со Стасом, тут же протянувшего мне перчатки.
   - А где Волков? - поинтересовалась я, натягивая их.
   - Придет скоро. А ты, Блонди, смотри не влюбись в нашего фолена, - толи серьезно, то ли в шутку сказала асур.
   - Чего? - мои брови так и взлетели.
   - Того. Не влюбись, а то Волков у нас известный покоритель сердец, не хватало еще, чтоб пигалица вроде тебя болталась у него на шее.
   У меня разве что только из ушей пар не пошел. Сердцеед - это оно понятно, с его-то внешностью. Бабы любят подобных громил со шрамами на лице. Но предположить, что я, как какая-то идиотка, повисну на его шее, просто унизительно. Мне Стаса с его тараканами выше крыши хватило, а тут еще демон!
   Глубоко вздохнув, и придав голосу усталость, граничащую с ленцой, которую так не любит Золотов, считая это безразличием, я проговорила:
   - Успокойся, его добродетель не пострадает, - и после секундной паузы добавила: - Руками трогать не буду.
   Алекса и Апп прыснули со смеху, Стас нахмурился, а я довольная достойным выходом из ситуации, поудобнее устроилась на стуле.
   - Вы про Луку да? Про Луку смеетесь? - выспрашивал Ромка, вбежавший в кухню, как только услышал смех, его причину, он естественно, пропустил.
   - Ромочка, пей чай, - улыбнулась, протянув ему свою кружку.
   - А ты прикольная, с юморком, - через смех произнесла Алекса, собирая свои растрепавшиеся волосы в хвост, но тут же исправившись, уже тише добавила: - Но это не значит, что ты мне нравишься.
   Я улыбнулась ей одними губами, при этом полоснув взглядом, поэтому ответ на её реплику был уже лишним, потому промолчала. Тут, кстати, хлопнула входная дверь, заставив вздрогнуть, после чего увидела в проеме огромную фигуру фолена, тут же отдернув себя. Пора уже начать привыкать к его габаритам.
   - О, Лука пришел, - рассмеялась асур, видимо, припомнив недавний разговор.
   Мы все вывалились в зал и уставились на Волкова, который снял с себя длинный черный дождевик. Он двигался с такой грацией, удивительной при его размерах, что глядя на него, я решила, что Алекса права. Таких образчиков мужественной красоты просто необходимо изолировать от слабой половины человечества, для сохранения душевного спокойствия дам, а если какой-то из них все же удастся его заполучить, то лучше не показывать никому, чтобы другим обидно не было.
   И хоть шрам заметно подпорчивал общий вид, нужно признаться честно, я тоже входила в категорию женщин, которые считали, что шрамы украшают мужчину. Но такие "красотули", к счастью, совсем не в моем вкусе. Или к несчастью. Непонятное ощущение у меня возникает от этого персонажа. Мне совсем не хотелось его бояться, но, при взгляде на него, сердце само собой начинало вырываться из груди от страха.
   Я печально перевела взгляд на Стаса, который тут же резко отвел глаза, уставившись в стену. Мое сердце вновь защемило. Черт возьми, когда это закончится?!
   Золотов тем временем отошел к окну и глянул на улицу. Капли скользившие по стеклу темными следами отражались на его лице, которое я часто брала в ладони, чтобы поцеловать. В его позе было столько напряжения и усталости, что хотелось плюнуть на всё, подойти и прижаться к его спине, крепко обняв руками поперек груди. Он ведь вчера вступился за меня перед Волковым. Ну и что? Это не мешает ему быть козлом.
   - Ну, что стоим? Собирайтесь. Я достал машину, - прервал мои мысли Лука и резко кинул мне пакет с дождевиком, так что я едва успела среагировать. - На, Блонди, надень, там льёт как из ведра.
   Ромке тоже достался дождевик и тот немедленно начал его распаковывать.
   - Алиса, - напомнила я.
   - Бывает, - отмахнулся Волков, довольно улыбнувшись и, не разуваясь, уселся в свое любимое кресло, вставив в зубы сигарету.
   - Нет, не бывает! Меня зовут Алиса, можно Лиса, но не Блонди, ясно?
   - Характер показываешь? - улыбнулся он. - Ну-ну.
   - У-у-у, Параллельные морды, - психанула, и пошла обуваться.
   Как и следовало ожидать, позади раздался смех и едкое замечание Стаса, адресованное фолену.
   Веселые защитнички.
  
  
   - Ну, ты понимаешь, что без Януша мы вряд ли доберемся до Дагод, - проговорила Алекса, усаживаясь на пассажирское сидение огромного черного минивэна.
   - Понимаю, - ответил Лука, заводя двигатель, - но мне не улыбается соваться к дэвам из-за него. Попробуем решить проблему сами.
   - Иногда ты бываешь излишне самоуверен.
   - У тебя есть другие идеи? - взорвался Волков, злобно глянув на девушку.
   - Quietly**, - шикнул на Луку Аппий, и тот сурово уставился на дорогу.
   Мы с Ромкой тихо сидели на самом заднем сидении, впереди нас устроились Аппий и Стас. Последнему, кстати, было не очень удобно, учитывая габариты нэта, занимавшего добрую половину сидения. Но я наотрез отказалась рассаживаться с Ромкой, намертво вцепившись в его руку.
   Утреннее лирическое настроение унесло вместе с порывом дождя, как и желание лезть с объятьями к Стасу. Он мне снова стал противен, так как, не придумав ничего лучше, я вспоминала и прокручивала в мыслях аргументы, дискредитирующие Золотова в моих глазах. И, вообще, сейчас мне не нравился никто в этой машине кроме Аарона. Никогда не думала, что когда-нибудь скажу это. Но рада, что Ромка со мной.
   - Просто я не доверяю троллям, - фыркнула Алекса. - Не считаю, что эти пьяницы и падальщики, действительно, знают хоть что-то о местоположении Дагод.
   - Ты их недооцениваешь, - внес свою лепту Золотов, - как раз падальщики всегда все видят и слышат. Или предлагаешь все же сходить в гости к дэвам за Янушем? - надменно поинтересовался он.
   - Давайте сначала попробуем с троллями, - пасанула асур.
   - Хм, - подала я голос, - дико извиняюсь, но может, все же попытаемся спасти моего брата? Раз уж без него никак.
   - Сами справимся, - отрезал Волков, гневно зыркнув на меня в зеркало. - Когда тебя доставим к Дагодам, у дэв не будет оснований больше удерживать Януша, так что не дергайся, будет твой брат цел и невредим.
   - А если они его убьют? - спросила, боясь своих же слов.
   - Не убьют, поверь, - ответил за Волкова Стас.
   - Этих сволочей нужно еще попытаться... - продолжила Алекса, но её перебил фолен:
   - Заткнитесь, - велел Лука и Стас, хохотнув умолк.
   Мы ехали довольно долго. Ноги ужасно затекли. Тогда после моего десятиминутного нытья, Волков не выдержал, остановив машину возле обшарпанной таверны для дальнобойщиков, где, как предполагалось, должен быть туалет.
   - Вот и подкрепимся за одно, - улыбнулся Стас, выпрыгивая из минивеэна.
   - А можно мне позвонить родителям? - скромно поинтересовалась я у Луки.
   - О, и мне тоже, - обрадовался Ромка.
   - Звоните, - кивнул фолен и направился к таверне. - Здесь последнее место, где это можно сделать. Земля троллей недалеко, они блокируют сигнал.
   Мы с Ромкой озадаченно переглянулись, ничего не поняв из его слов.
   - А мобильник дашь? - осторожно поинтересовалась я.
   - Нет, по нему засекут.
   - Где ты в последний раз в этом мире видел автомат?
   - Причем здесь автомат? - удивился он.
   - Притом, что я хочу позвонить родителям, - разозлилась я.
   - Блонди, ну раскинь чуть мозгами, нет автомата, ну спроси стационарный телефон у хозяина этой дыры, - Волков снисходительно улыбнулся и зашел в помещение, а я с Ромкой осталась стоять посреди улицы, дура - дурой.
   - Рома, я что, правда дура? - расстроено спросила.
   - Брось, ты самая умная из всех блондинок, - весло отозвался он.
   - И ты туда же, - устало поморщившись, последовала за Лукой в таверну.
   Смрад горелого подсолнечного масла вперемешку с запахом жаренного мяса окутал меня, словно пелена, что сразу захотелось выбежать, но предатель-желудок жалобно буркнул, видимо не найдя в этом запахе ничего отвратительного.
   - Слопаем по люля-кебаб? - весело протараторил Ромка.
   - Давай, ты первый, а я посмотрю.
  
  
   * К лучшему (лат.)
   ** Спокойно (лат.)
  
  
  
   ГЛАВА 7
  
  
   После довольно продолжительного разговора с родителями и проглатывания, как это ни странно, весьма сносного люля-кебаб, мы снова уселись в машину. Я старательно пыталась подавить то и дело возникающую зевоту, поскольку наши защитники, что в таверне, что в машине, разговаривали исключительно на латинском, видимо считая, что нас с Ромкой их высказывания не касаются.
   Стас, кстати, тоже участвовал в их дискуссии, чем немало меня ошарашил, ведь ранее он и по-английски то знал лишь стандартный набор фраз. Опять вранье. Я злилась все больше, мысли вертелись бешеным танцем, грозя нервным срывом, и потому справедливо посоветовала себе после всего этого обратиться к психиатру.
   - Всё-таки невероятное свинство, вот уже час курлыкать на своем языке, - наконец, не выдержала и огрызнулась я, ни к кому конкретно не обращаясь. - К Аппу это не относится, - тут же поправилась, - он только на нем и курлыкает.
   - А мне нравится, - чему-то обрадовался Ромка, - так необычно, будто слова неправильно произносят.
   - Или придуриваются, потому что им скучно, - хихикнула я, ожидая, когда у Волкова сдадут нервы.
   - Или перед тобой выделываются, типа они крутые, ты-то только "инглиш" знаешь, да и то хромая.
   - Эй, так мы не договаривались, мы ж против них шутим, - протянула, нахмурившись.
   - А что, давай пошутим против тебя, - весело обернулась асур, впившись в меня своими голубыми глазами.
   - О, про Лиску лучше не шутить, а то развизжится, - хохотнул Ромка.
   - Друг еще называется, - не удержалась, чтобы его не пожурить.
   - Ну, раз тебе не нравится слушать наши, как ты выразилась "курлыканья", давай расскажи что-нибудь о себе, - предложила Алекса насмешливым тоном.
   - О, это я с удовольствием, - мило улыбнулась, вторя ей в интонации, - сейчас расскажу одну вещь, которая несомненно вас удивит, - сделала паузу и заметила, что Волков мимолетно бросил на меня взгляд через зеркало. Неужели ему тоже интересно?
   - Что же это за вещь? - хмыкнул Стас, так внимательно на меня глядя, что казалось, будто в его глазах сверкают искорки озорства.
   - Представляете, меня зовут Алиса, а вовсе не Блонди, - невинно сообщила я.
   Все прыснули со смеху, и даже хмурый Волков, после этих слов весело ухмыльнулся себе под нос, а я по праву присудила себе победное очко.
   - Давайте лучше вы расскажите, каким образом мои руки стали опасными для окружающих, - мне очень хотелось сменить тему, чтобы узнать больше о происходящем, ведь как следует допросить Волкова так и не удалось, - откуда во мне эта сила? Где я так вляпалась, что теперь приходится убегать неизвестно от кого?
   - Вот тут-то ты, кстати, и не виновата, - снова заговорила словоохотливая Алекса, - тут мамаша твоя отличилась невезением.
   - Мама? - во мне всколыхнулось удивление. - Она-то тут причем?
   - Да не причём, говорю же - невезение. Оказалась не в том месте не в то время.
   - Так можно подумать, что это у нас семейное, - буркнула я.
   - А разве нет? - подал голос Волков.
   - Представь себе - нет.
   - Отстань от неё, понятно? - недовольно прищурился Стас, переводя взгляд в зеркало заднего вида.
   - Или что? - огрызнулся Лука, а меня снова затрясло, и рука непроизвольно схватилась за свитер Стаса.
   - Или я тебя заткну, - грозно проговорил он.
   - Попробуй, человек, - злобно хмыкнул Волков, - я даже рискну ради такого счастья остаться без связного.
   - Спокойно, горячие парни, - промурлыкала Алекса, - мне, конечно, нравится наблюдать за дракой красивых самцов, но это немного неуместно здесь, не находите?
   - Я вступился за свою девушку, - злобно отозвался Стас, хватая меня за руку и крепко её сжав. По всему моему телу прокатилась волна жара, но я по инерции выдернула руку и откинулась на кресле.
   - Вот как, - весело отозвался Волков.
   - А у тебя с этим проблемы? - завелся Стас, и я ткнула его в плечо, пытаясь отвлечь, но Золотов не обратил на меня внимания и наклонился ближе к водителю.
   Машина резко затормозила, что я чуть не ткнулась носом в кресло. Волков развернулся и уставился бешенным взглядом на Золотова.
   - У меня нет проблем, человек, - тихим, леденящим душу голосом проговорил Лука, - а вот тебе я их вполне способен создать. Ясно?
   - Еще раз тебя предупреждаю, Волков. Отстань от неё.
   - Перестаньте немедленно! - заверещала я, откидывая Стаса обратно на сиденье. - Апп, Алекса, чего вы сидите как истуканы?! Они же сейчас подерутся!
   В машине воцарилось напряженное молчание, и лишь Стас с Лукой буравили друг друга взглядами.
   - Не верещи, Блонди, - нарушил молчание Волков, - не трону я твоего парня.
   - Он мне не парень, - вырвалось у меня, за что получила гневный взгляд Стаса, - пошли вы оба куда подальше, - фыркнула я и уставилась в окно.
   - Да, дела, - хихикнула Алекса, - стоило девочке появиться, мужики воевать затеяли. Ты, Блонди, аккуратнее, Волков недолюбливает Стасика нашего, ему только повод дай.
   - Замолчи, асур, - беззлобно оборвал её Лука.
   - Он в принципе людей недолюбливает. Дело не во мне, - уже спокойно произнес Стас.
   - Кабы знать, да, Стасик? - вновь отозвалась повеселевшая Алекса, но никто ей не ответил.
   Машина тронулась, а в салоне была гнетущая тишина, пока фолен не включил радио.
   - О tempora, о mores*! - произнес Апп и добавил еще что-то, после чего Лука рассмеялся.
   - Что он сказал? - поинтересовался Ромка, но отвечать ему, разумеется, никто не стал.
  
  
   Ехали мы ровно двадцать четыре часа с остановками на перекуры и еду. Видимо, для фейри расстояния измерялись как-то иначе, поскольку Волков сказал "недалеко" еще до троллей, в чем я с ним по понятным причинам не соглашалась, поскольку устала как собака, хотя и ничего не делала, а лишь сидела в машине.
   После стычки парней, все как-то неохотно между собой общались, или просто устали от изнуряющей езды. Кстати, Стас подменял Луку за рулем, причем, все это происходило без слов, после каждой нашей остановки. Должно быть, договоренность об этом была сделана заранее. Все мое тело уже ломило от долгого сидения, хоть я и пыталась придать себе разнообразные позы, что своими вошканьями даже умудрилась разозлить дремавшего Ромку.
   - Приехали, - произнес заветное слово Волков, невероятно меня обрадовав.
   На улице был дождливый день ничем не отличавшийся от вчерашнего. Выйдя из машины, обратила внимание, что остановились мы около ничем непримечательного моста через реку, название которой я не знала.
   Мост выглядел странно. Не смотря на то, что последние несколько часов нам не встретилось ни единого дома, не то, что города или поселка, построенная переправа выглядела очень основательной. И сказочной. Такие обычно рисуют в сказках про волшебство и магию. Опоры моста, попиравшие берега, густо заросли мхом, так что даже не было видно из чего они сделаны, а тяжелые каменные арки, о которые разбивалось слабое течение воды, блестели от налипшей на них слизи и осклизлой речной тины. Бортики, наверное, ещё до моего рождения сдались под напором жадно тянущихся к свету плющей и мелкого, но не менее трудолюбивого, вьюнка. Выглядело всё это мрачно.
   - Ему сколько, лет двести? - предположила я, мысленно представляя, что сейчас грянет гром и на мосту откроется огромный портал, переносящий людей в другой мир. По крайней мере, именно так мне это виделось.
   - Да побольше будет, Блонди, - хмыкнул Волков, доставая из багажника рюкзак и, кинув его Стасу с такой силой, что тот пошатнулся и хмуро глянул на фолена, - намного больше.
   Я проглотила очередное "Блонди" и накинула капюшон дождевика, поскольку раздражающая мерзкая морось начала превращаться в серьезный ливень.
   Но вопреки моим ожиданиям, наши защитники бросили машину и пошли не на мост, а начали спускаться вниз к реке.
   - В книжках все неправду пишут, - буркнула и поплелась за ними.
   Спуск был достаточно крутой, поэтому я остановилась и начала топтаться на месте, чувствуя, что непременно сверну себе шею, стоит мне только попытаться преодолеть его. Алекса вообще первая ловко спустилась с обрыва, словно шутя, а парни, так как были тяжелее неё, спускались медленнее. Стас остался со мной, намереваясь помочь.
   - Алиса, давай не дрейфь, - прокричал Ромка, зазывая снизу.
   - Ну, уж нет, - проговорила себе под нос, - с моей-то координацией.
   - Давай, держись за меня, - предложил мне руку Стас, стоя возле самого обрыва.
   - Нет, сама, - отказалась я, - грохнусь - так одна.
   Стас понял, что спорить бесполезно, так как знал меня достаточно хорошо, и стал наблюдать за моими неуклюжими телодвижениями. Я начала медленный, но по возможности безопасный спуск, представив, что это лестница и стараясь хвататься за торчащие коряги. Грунт был скользкий и мерзкий после долгоиграющих дождей и почти все кусты, за которые я хваталась, оставались в моих руках с корнем. Кряхтя и матюкаясь на всех, из-за кого оказалась в этой ситуации, когда внезапно меня подхватили, словно куклу и забросили на плечо.
   - А легкая какая, Блонди! Как тебя ветром еще не сдуло? - послышался голос Волкова, где-то в районе моей пятой точки.
   Брыкаться я не стала, толку от этого все равно не было, да и осталась, скорее даже довольна благополучным исходом спуска. Фолен шел так уверенно, что я позволила себе расслабиться, повиснув тряпичной куклой в его руках и вверив свое бренное тело полностью под его контроль.
   Кстати, хоть Волков и здоровенный злыдень, но явная польза от него все же есть. Например, я не чувствовала себя идиоткой, что не воспользовалась предложенной помощью бывшего, и при этом безболезненно и достаточно комфортно преодолеваю этот спуск. Ведь приди мне в голову спускаться самой, то я непременно бы скатилась вниз кубарем. Кроме того, нельзя было не отметить какой фолен теплый. Жар его тела ощущался сквозь одежду и приятно согревал... вокруг дождь и холод, а тут такая печка на колёсах.
   - Кирпичи с собой таскаю, - ответила я, сделав попытку пошутить, с довольной улыбкой устраиваясь поудобнее.
   Добравшись до низа, Лука аккуратно поставил меня на землю, немного задержав свои огромные руки на моей талии, или мне показалось? В общем, я дико смутилась и, потупив взгляд, прошептала:
   - Спасибо.
   - О, Блонди еще и вежливая.
   Я тяжко вздохнула и повернулась, чтобы осмотреть, куда мы пришли.
   А пришли мы под мост. Две его арочные, каменные опоры, которые, скорее всего, скоро рассыплются от времени, стойко держали многотонную конструкцию. Бурная, хоть и не широкая река омывала берег, не давая зайти под сам мост.
   - Вперед, - скомандовал Волков, и Аппий зашел под него, не обращая внимания на воду, которая, несомненно, была ледяная, и начал читать какую-то молитву подняв одну руку вверх.
   - Ой, Лиска, как интересно все это, ей богу, даже предположить не мог! - затараторил Ромка от переизбытка чувств, - так рад, что ты моя подруга, ведь не будь ты ею, я бы никогда здесь не очутился! А так, представь, настоящие тролли! Расы, Параллель!
   - Аарон, завязывай, - поморщилась я, но приобняла его за плечи, не отрывая взгляда от Аппа, который, кстати, закончил и отпустил руку.
   - Эй, ничего не произошло, - разочарованно проговорил Ромка.
   - Произошло, иди, давай, - подтолкнула его Алекса и мы двинулись к Аппу.
   Тот стоял по колено в воде и протянул руку Ромке, которую он, почему-то побоялся принять. Сейчас Аарон больше походил на испуганного ребенка, чем на тот сгусток энергии, который я привыкла видеть каждый день, и мне стало его жалко. Ну, надо же, вот какие грани во мне открываются, стоит поставить себя в другие обстоятельства! Вернее, если кто-то меня туда поставит.
   Аппий тем временем, добродушно улыбнулся и произнес:
   - Non progredi est regredi**, - и добавил на ломанном русском, - не бойся.
   Ромке два раза предлагать не понадобилось, он доверчиво ухватился за руку нэта, который потянул его к себе и крепко прижал. Уже через секунду они словно провалились в воздух, издав при этом искажение пространства, как бывает, когда смотришь через раскаленный поток воздуха.
   - Мамочки, - присела я на корточки, ощутив приступ паники.
   В это время Алекса, весело помахав остальным рукой, растворилась вслед за ними.
   Волков смотрел на нас со Стасом и хмурился.
   - Ты иди в портал, я её перенесу, - задумчиво произнес Лука, почесывая затылок, - а то еще отпустишь ненароком.
   - Сам справлюсь, - огрызнулся Стас, подойдя ко мне, - удержать смогу, не переживай.
   - Как знаешь, - кивнул Волков и растворился в портале.
   - Испугалась что ли? - поинтересовался Стас, тоже усаживаясь передо мной на корточки.
   - Ну, в общем, до ужаса, - честно сказала я, - не так, конечно, когда Домна меня прирезать пыталась, но что-то около того...
   - Давай руку, - обворожительно улыбнулся он, и я с готовностью и глупой радостью ухватилась за его ладонь, тепло которой почувствовала даже через перчатку. Когда Стас приподнял меня с корточек, была готова идти за ним хоть на край света, костеря себя за слабость.
   "Скрипкина, он подонок! Он тебя бросил!" - верещал разум.
   "Ну и что!" - ответила я.
   "Тебе будет больно, если он снова так поступит!"
   "Ну и что".
   Золотов тем временем подводил меня к воде и, остановившись, проговорил:
   - Это не совсем обычное ощущение. Крепко за меня держись, отцепляться нам нельзя, а то приземление будет болезненным.
   И тут я почувствовала, что мы словно провалились в мягкую перину, нас обдул прохладный ветерок. По телу разлилась нега, как бывает, когда попадаешь в воздушную яму на самолёте. Я посмотрела на Стаса. Он неотрывно и непривычно нежно смотрел на меня своими темно-карими глазами так, что я сиюминутно растворилась в них, а Золотов сжал объятья сильней, когда меня внезапно качнуло.
   - Ну как, нормально? - улыбнулся он, и я поняла, что мы твёрдо стоим на земле.
   Растерявшись, резко оттолкнулась от него и пробурчала:
   - Нормально, - хотя тут же себя отругала за такую глупую реакцию.
   Стас тоже нахмурился и отошел в сторону, заставив почувствовать себя виноватой.
   - Спасибо, - жалобно проговорила я, улыбнувшись.
   - Не за что, - отрешенно отозвался Золотов и отвернулся.
   Видимо, опять костерит меня за бесчувственность. Вот и хорошо.
   - Дом, милый дом! - воскликнула Алекса, оторвав меня от хмурого созерцания светлого облика Стаса.
   Я наконец решила оглядеться. Это место совсем не походило на привычный мир. Дождя не было, поэтому я скинула дождевик и уставилась перед собой. От моста не осталось и следа, мы находились посреди некой лесополосы с удивительно высокими деревьями, но не это меня шокировало, а то, что все здесь было абсолютно тусклое. Листва на деревьях казалась почти серой, лишь с легким намеком на зелень. Земля имела практически черный оттенок и только затянутое облаками небо, напоминало о моем мире. Все такое унылое и такое чужое, что я невольно поежилась.
   Разве может мир, в котором живут такие яркие люди с цветными душами, быть таким бесцветным? Я оглянулась на остальных. В этом месте, они были словно ляпы яркой краски на сером полотне, со своими необычными светящимися глазами. Но вот ставшей уже привычной ауры вокруг них, я больше не видела.
   - Почему вы больше не светитесь? - удивилась я.
   - Мы дома, это место нас оберегает, - ответил Волков, с непонятным выражением в глазах.
   - Ромка, кто бы мог подумать, что тут так серо, - прошептала я на ухо другу.
   - Чего? - удивленно уставился он на меня. - Ты что, крякнулась Алиска? Я прекрасней места в жизни не видал!
   - Тут же все бесцветное! - возразила я, с сомнением посмотрев на него.
   - Не ну ты точно головой стукнулась, посмотри, как тут красиво и ярко! В нашем мире никогда такого не будет, тут даже деревья светятся! И земля так пахнет чудно!
   Я нахмурилась и начала усиленно всматриваться в окружение, в упор не замечая светящихся деревьев, все по-прежнему было скучно и серо.
   - Завязывай читать всякую дрянь. У тебя из-за этого мозги крен дают, - отмахнулась от Ромки.
   Может, только мальчишки видят здесь все в цвете? Ну, или я страдаю дальтонизмом. Час от часу не легче.
  
  
   * О, времена, о, нравы (лат.)
   ** Не идти вперед, значит идти назад (лат.)
  
  
  
   ГЛАВА 8
  
  
   Спустя полчаса мы дружным строем шагали в неизвестном мне направлении. Этот мир стойко внушал неприязнь и нарастающую депрессию. А вот Аарону тут необыкновенно нравилось, он шел чуть ли не вприпрыжку и насвистывал какую-то веселую мелодию. Его светлые и, как правило, аккуратные волосы растрепались, торча в разные стороны, а карие глаза искрились, что глядя на него я не смогла сдержать улыбку. Стас же напротив, был хмур и с опаской всматривался в чужой мир, при этом не забывая наблюдать за мной.
  Вскоре мы вышли к огромной, внушительной скалистой горе, которая уходила, казалось, в самое небо. Она была усыпана всевозможными импровизированными лесенками, высеченными из этой самой горы. Каждый подъем вел к определённой пещере. Удивительно, как она еще стоит, судя по количеству этих пещер, внутри горы должно быть пусто. У подножья находился целый город, к которому вел небольшой каменный мост. Сам город, или лучше сказать, деревня, состояла преимущественно из маленьких лачуг, больше похожих на землянки из старых сказок, выстроенных из дерева, соломы и глины. Ни о каком асфальте речи быть не могло, а если еще и припомнить пролившийся недавно дождик, то сказать, что улицы утопали в грязи - это скромно промолчать. Я уже молчу о кучах навоза лежащего практически около каждого домика, хотя ни одной головы крупного рогатого скота мной замечено не было.
  В деревеньке тем временем жизнь кипела вовсю: по улочкам сновали какие-то существа, передвигаясь слишком быстро, чтобы с такого расстояния я могла их разглядеть. Над городком витал заметный для глаза смог, который ветер щедро сдувал на нас. Я поморщилась от кисло-пряного запаха и прокашлялась, когда запершило в горле. Грязная средневековая Европа, о которой прочла так много книжек - отдыхает.
   - Добро пожаловать в город троллей! - весело сообщила Алекса, и мы двинулись с пригорка вниз.
   - Тролли! Город троллей! - как заведенный повторял Ромка, хватая меня за руки, будто пытаясь расшевелить. - Я попал в Рай!
   Не разделяя его восторга, с опаской вглядываясь в приближающиеся дома, и как-то вышло, что неожиданно для себя спряталась за широкую спину Волкова, а сзади мой тыл прикрывал Стас.
   Когда мы дошли до моста, который был единственным проходом в город, послышался громкий окрик:
   - Стой, кто такие?!
   Я как испуганный воробушек замерла и попятилась назад, пока не врезалась в Стаса, который тут же заключил меня в теплые объятья.
   Тут из-под моста выпрыгнуло нечто, примерно моего роста в ободранной серой видавшей виды накидке с длинным капюшоном, закрывающим лицо. Было заметно, что голова у этого существа намного больше, чем должна была быть по моим предположениям. Меня обуял такой ужас, что перехватило дыхание.
   - Мамочки, - прошептала я и начала съезжать вниз, когда Стас подхватил меня и снова поставил на ноги.
   - Вход. Город не пройти, если без него, - как мог, объяснил мне рядом стоящий Аппий.
   - А мы туристы, - хмыкнул тем временем Лука привратнику, сложив руки на груди.
   - Туристы, - проворчало существо, - даже сасидиты должны платить троллям за проход! 
   - Так кто же спорит, - улыбнулась Алекса и бросила ему золотую монету. Привратник поймал её на лету, засунул под капюшон (видимо проверял на зуб) и быстро спрятал в карман.
   - Проходите, - смилостивился он, - но учтите, вам здесь не рады. Особенно человекам. Разве что только к столу.
   Сказав это, тролль снова прыгнул под мост.
   - Что он сказал? - с расширенными от ужаса глазами спросила я.
   - Ничего. Потопали, - недовольно проворчал Волков.
   - Они будут рады видеть нас к столу в качестве... в качестве еды?
   - Ничего себе, прикинь Алиска, они людоеды! Но нас ведь защитят? - Ромка с надеждой посмотрел на Алексу.
   - Защитят, - хмыкнула та, потрепав Аарона по голове, видимо испытывая к мальчишке симпатию, - не переживайте, это он просто вас напугать хотел. Тролли недолюбливают людей.
   - Что мы им такого сделали? - удивилась я, скользя взглядом по деревеньке.
   - А им не нужно ничего делать, чтобы они кого-то невзлюбили, - развеселился Лука.
   - Мило, - буркнула я.
   Странно, но тролли, услужливо нарисованные моим воображением, разительно отличались от тех коротышек, которые заполняли город. Вот так и верь книжкам после этого!
   Мы в это время уже зашли в деревню и я остановилась как вкопанная, поскольку прямо передо мной стоял тролль с тачкой в руках и хмуро смотрел на нас своими красными глазищами. Его кожа была темно-зеленого цвета, вся шероховатая и дряхлая. У тролля была огромная голова, особенно по сравнению с пропорциями тела, и держалась она на толстой шее. Из-под жиденьких волосиков торчали длинные уши, как у осла. Большой рот, в котором однозначно были острые зубы, недовольно скривился, а нос, представлявший собой две узкие дырочки, наморщился.
   Земля тут же уплыла из-под моих ног, в висках громко загудело и потемнело в глазах. Я свалилась бы на землю, если бы не Ромкина быстрая реакция, благодаря которой он успел меня подхватить. Но мой спаситель был меньше меня, поэтому мы повалились вместе.
  
  
   - Алиска опять в обморок грохнулась, - сообщил мальчишка, заворожено наблюдая за троллем и одновременно стараясь выползти из-под бесчувственной девушки.
   - Чужеземцы, - промолвил тот и сплюнул на землю, покатив свою тачку дальше.
   - Давай её сюда, - озабоченно засуетился Стас и бережно забрал Алису из рук Аарона, которому драгоценная ноша явно была не по силам.
   - И часто она так будет? - неодобрительно поинтересовалась Алекса.
   - Не знаю, она впервые в другом мире, - пожал плечами Ромка. - А к кому мы идем?
   - К троллю.
   - Логично, - хмыкнул он и снова начал вглядываться по сторонам, а асур улыбнулась, услышав такое взрослое слово из уст мальчишки.
  
  
   Шли они не долго, пока не уперлись в ту самую гору с пещерами, что тоже оказались домами троллей, только тех, которые по внутренней иерархии стояли выше остальных, живших в лачугах. Поднявшись по узким каменным ступенькам на пару метров от земли, они зашли в довольно просторную пещеру.
   - Хроар! - взревел Волков. - Тащи свою тощую задницу сюда, у тебя гости!
   - Не ждал я никаких гостей, - раздался недовольный скрипучий голос из глубины "дома", - а незваных гостей помелом из дома выметают.
   Перед новоприбывшими возник маленький тролль, худобу которого не скрывала даже одежда свободного покроя. При этом обут он был в остроносые туфли без задников, отделанные золотой нитью. Подобную обувь как правило, носили падишахи. Он с нескрываемым гневом взирал на путников, а увидев устроившуюся в руках Стаса без признаков жизни Алису, неожиданно оживился.
   - Твое помело об нас сломается, - хмыкнул Лука и без спроса пошел вглубь пещеры. - Принимай гостей, - проговорил он, когда все последовали его примеру.
   - Куда?! Куда?! - встрепенулся Хроар, семеня возле путников, которые напротив него выглядели великанами. - С человеком! Осквернять мой дом! Немедленно уходите, вам здесь не рады!
   Но гости тем временем уже попали в просторную гостиную, которая была очень уютно и весьма богато обставлена. На полу лежали пушистые ковры, огромные мягкие диваны ломились от изобилия подушек с египетскими орнаментами.
   - Успокойся, тролль, - проговорил Лука, пока Стас укладывал Алису на один из диванов, - никого из нас не интересует твое богатство, ну разве что только Алексу, - при этом тролль опасливо глянул на асура, которая плотоядно улыбалась, усевшись на деревянный стол, предназначавшийся для еды.
   - Нам нужна информация, - лениво проговорила девушка.
   - Вы врываетесь в мой дом, притаскиваете сюда людей и еще хотите, чтобы я вам что-то поведал! Вы, фейри, просто дураки, да-да!
   - Чего это ты обзываешься?! - возмутился Аарон, до этого рассматривающий многочисленные фигурки в стене. - Мы пришли за помощью! Нельзя быть таким злобным!
   Тролль удивленно уставился на белобрысого мальчишку, а потом насупился, оскалился и громко зашипел, надвигаясь на Ромку и просверливая того своими красными глазищами.
   - А-а-а! - заверещал мальчишка и спрятался за Аппом, который схватил Хроара за грудки, приподнял в воздухе, а затем тихо и злобно что-то ему проговорил. Тролль обмяк и стушевался.
   - Ладно, ладно, вы что, шуток не понимаете! - Аппий разжал кулаки и Хроар свалился, ударившись о пол пятой точкой.
   - Так-то лучше, - улыбнулся Волков, - принеси-ка нам своей гадости, давно уже не пил вашей отравы.
  
  
   Я открыла глаза и поняла, что лежу на мягких подушках, поэтому блаженно вздохнув, закопалась в них еще глубже.
   - Как хорошо, - пробурчала, подтягиваясь.
   - ...может, прежде чем полностью опустошить мои запасы, которые, кстати, денег стоят, вы поведаете, что именно вас интересует? А? - донесся до меня незнакомый голос. Я вынырнула из подушек и огляделась.
   Д-а-а, настоящий дворец, если не считать каменных стен. Все было чересчур аляпавато и кричаще богато. Помещение наполнял яркий свет, который, отражаясь в многочисленных побрякушках, преломлялся и приобретал золотой оттенок. Из этой комнаты было еще три выхода: один в столовую, другие два, предположительно, в спальни. Из одной из них как раз и слышался незнакомый голос.
   - А интересуют нас, наш вислоухий дружок, Дагоды, - проговорил Волков, не очень разборчиво, как будто он что-то в этот момент жевал.
   - О, Дагоды! Дагоды интересуют всех, фолен! Но почему вы пришли ко мне, я ничего не знаю про Высших, да и неоткуда мне, - хмыкнул незнакомец.
   - Ты, тролль, не лукавь, - вступил в разговор Золотов, - нам нужно попасть на их земли, и мы знаем, что ты в курсе, как туда пройти.
   - Человек не смеет вмешиваться в разговоры фейри! - Бабахнул тролль когтистым кулаком по столу.
   - Отвечай! - рявкнул ему в ответ Лука.
   - Что вы, что вы! Откуда мне знать! - прижал уши Хроар.
   Я зашла в комнату, где велась эта беседа и тролль, едва меня увидев, сразу же зашипел, прижав уши к своей огромной голове. Я остановилась и буквально прилипла к стене.
   - Не шипи, - грозно проговорил Ромка, схватив меня за руку и усадив за общий стол.
   - Здравствуйте, - ляпнула, во все глаза уставившись на зеленного зверя.
   - Еще один человек, - недовольно фыркнул тот и снова переключился на Волкова. - А вот что действительно интересно, так это то, что вы - наемные фейри, таскаете с собой людей и ищите Дагод. Зачем? Неспроста-неспроста!
   - Не твоего ума дело, - угрожающе произнес Волков.
   - Сасидит, не кипятись, - подхалимски проговорил тролль, - ты же знаешь любопытство нашего брата. И знаешь, что именно мы те немногие из всех рас, кто действительно умеет хранить секреты, даже ценой своей жизни. Да-да.
   - Продолжай, - кивнул Лука, откусив яблоко.
   - И, кроме того, ты прав, нам действительно известны некоторые моменты, которые не являются доступными для других рас. Да-да. Вопрос в другом, что ты мне предложишь в обмен на знания? - довольно проурчал Хроар.
   - Pecunia*? - поинтересовался Апп.
   - Ну, что вы, что вы, разве можно купить за деньги такие знания? - наигранно возмутился тролль. - Речь идет о том, как мне обезопасить себя. Вы ведь понимаете, что с Дагодами шутки плохи и что меня не станет в ту же секунду, когда они узнают, что именно я поведал вам, где их искать. Не станет, не станет.
   - И? - подтолкнул его Лука.
   - Я говорю о том, чем вы можете со мной поделиться.
   - Говори яснее тролль, хватит ходить вокруг да около! - не выдержал Волков.
   - Я хочу знать, кто эти люди и зачем они с вами, - выпалил на одном дыхании тот и вновь прижал уши.
   В комнате повисла напряженная тишина, а Хроар вдруг осмелел и продолжил:
   - Ну, ведь вы понимаете, что я рискую, очень рискую, если расскажу вам, где найти Дагод. Но если вы поделитесь со мной своим секретом, я буду уверен, что мы держим друг друга за задницы и никто никого не подставит, логично? Да-да, - довольно закончил он, потирая свои когтистые лапы.
   - А что если я просто выбью сейчас твои зеленые мозги? - предложил Волков, и я нервно хихикнула. - Или просто спалю твою лачугу ко всем чертям вместе со всеми цацками?
   На ладони Луки тут же появился маленький огненный шарик, который начал разрастаться.
   - Будет тебе, фолен, - примирительно поднял лапы тролль, - ты ведь не думаешь, что именно я обладаю нужной вам информацией. Я сказал "мы", то есть тролли. Но предположим, знаю, у кого это уточнить наверняка. Можешь спалить хоть всю гору, но это тебе не поможет, ибо сейчас я действительно ничего не знаю. Да-да.
   В комнате вновь повисла тишина. Волков хмуро посмотрел на Аппа, который пожал плечами, а потом впился взглядом в меня.
   - Что? - удивилась я.
   - Как считаешь, Блонди, стоит ли верить этому прохвосту?
   - Не впутывайте меня, - решительно проговорила я, - знаю, как это будет. Скажу "да" - виновата останусь, скажу "нет" - все равно виновата.
   Лука громко рассмеялся на пару с Алексой, пока тролль облизывался в предвкушении.
   - Верно. Хроар, ну, ведь ты понимаешь, что тебе нас в данный момент стоит бояться больше, чем Дагод? - мило улыбнулся Волков.
   - Но вы все знаете, что из тролля нелегко вытащить знания. Мы их холим и лелеем, словно родных детей, ибо это то единственное, кроме денег, что для нас действительно ценно.
   - Твоя правда, - задумчиво произнесла асур, налив себе в стакан янтарную жидкость.
   - Ну, что тролль, знакомься, это Блонди, - немного подумав, кивнул на меня Лука, закурив сигарету.
   - Волков, я думаю, не стоит... - начал Золотов, но Хроар, глотая каждое слово фолена, шикнул на него, заставив замолчать.
   - Она скрывается от дэв, - тоже проигнорировав Стаса, продолжил фолен.
   - Дэв! - в восторге выкрикнул тролль, но тут же примолк.
   - И ей нужно найти Дагод, чтобы она перестала быть интересна для этих койотов, - сообщил Лука и, забрав у Алексы стакан, осушил его одним глотком.
   - И что же она сделала, что разозлила дэв и заслужила защиту Дагодов? - вибрируя от нетерпения, спросил Хроар.
   - Блонди, не возражаешь? - Волков указал на мои руки.
   Я пожала плечами и, стянув с себя одну перчатку, протянула руку к троллю. Тот опасливо поджал уши и недоверчиво потянулся ко мне, протягивая бородавчатую лапу. Дабы ускорить этот не особо приятный процесс, я схватила его за запястье, и тут произошло следующее: тролль заверещал, отпрыгнул от меня на пару метров и начал бегать по комнате, нарезая круги вокруг стола, причитая что-то на своем языке. Потом успокоился, что-то проклокотал и уселся на свое место.
   - Могли бы на словах сказать, мне толку нет от сил Дагод, один зуд в...
   - Тролль, - перебил его смеющийся Стас, - здесь дамы.
   - Хм-м... - потянул Хроар, потирая свой бородавчатый подбородок, - значит, ты и есть тот самый младенец. А нас-то дураков сказочкой накормили, что родился мальчик. Хм, хм. Умно, ничего не скажешь. И теперь дэвы, да? Хм, дэвы. А как узнали то, а?
   - А эта девушка имеет поразительное невезение местами, да, Блонди? - хихикнула Алекса.
   Я фыркнула и отвернулась, посчитав, что в ответе она не нуждается.
   - В данном случае, это не просто невезение, а катастрофа! Катастрофа! - пролепетал тролль, хватая себя от восторга за уши. - Теперь Хроар знает тайну недоступную другим, а значит, я лучший!
   - Довольно, тролль, теперь твоя очередь откровенничать, - напомнил Лука.
   - Да-да, конечно, но сперва мне нужно узнать самому. Вы сидите здесь, чтобы никто вас не видел, - тараторил Хроар, суетливо меняя свою золотую обувь на обычные деревянные калоши и накидывая изодранную накидку поверх домашней одежды. - Ох, шайтан! Уже ведь весь город должно быть знает, что наемные фейри прибили сюда. Это плохо, плохо, плохо!
   - Тролль, если ты нас обманешь, мы разыщем тебя и убьем, - сообщил Волков, закуривая очередную сигарету.
   Хроар остановился и глянул на нас.
   - Разве после того, что я оставляю вас здесь, посреди моей цитадели богатства, вы всё ещё можете предполагать, что я обманщик? - тролль гордо задрал уши и произнес напоследок: - Ничего здесь не трогайте в мое отсутствие. Всевидящее око наблюдает за вами, - он ткнул своим корявым, когтистым пальцем в потолок, - скоро вернусь.
   Я подняла глаза на указанное троллем место и ахнула. Там было то, что ранее  не заметила, а именно: огромный глаз желтого цвета, который шевелился из стороны в сторону ни на ком подолгу не задерживая взгляд.
   - Это что, типа сигнализации, что ли? - удивился Ромка, так же как и я рассматривая глаз.
   - Типа того, - кивнула асур.
   - Не нравятся мне тролли. Ну, не люблю я их, - фыркнул Волков и налил себе стакан той же жидкости.
   Тут подал голос до этого молчавший Аппий. Он что-то быстро и убедительно проговаривал, по очереди взирая то на Волкова, то на Алексу, то на Стаса. Может мне показалось, но ребята как-то потупились. В завершение своей пламенной речи, Аппий схватил со стола бутылку с троллевой жидкостью и со всего маха хлопнул её об пол, так что осколки разлетелись по всей комнате, а затем, фыркнув, развернулся и прошел прямиком сквозь стену, исчезнув.
   - Что это было? - удивилась я.
   Ранее, мне не приходилось видеть Аппа в таком скверном настроении.
   - Он на нас обиделся? - расстроено спросил Ромка.
   - Скажем так, Апп усомнился, что мы поступаем правильно, - лениво отозвалась Алекса и протянула руку, после чего все кусочки битой бутылки приподнялись в воздух и замерли.
   - Ух, ты! - восхитился Ромка, хватая осколок. Затем они все, плавно огибая нас, начали перемещаться в деревянное ведро в углу.
   Я отвлеклась от созерцания способностей Алексы и поинтересовалась:
   - В чем именно он усомнился?
   - В доверии к троллю.
   - Предположим, мне хочется с ним согласиться, - кивнула я и выглянула из комнаты, но Аппа там не было, - а куда он ушел?
   - На разведку, охранять наш покой, - пояснила асур.
   - Лиска, пойдем, пройдемся по пещере, пока тролль ушел? - предложил Аарон, хватая меня за локоть. - Посмотрим, как они живут!
   - Нет уж, сидим тут, - отказалась я, - у меня нет желания шарахаться около этих зеленых существ. И, кроме того, нам было велено никуда не выходить.
   - Ну, Али-и-иса... - потянул парнишка, - это же те самые тролли! Ну, когда бы мы еще тут побывали?! - не успокаивался он, таща меня к выходу. В прочем, я уже и не особо сопротивлялась.
   - Аарон, можете походить только по этой пещере, - сурово наказал Лука, - за пределы - ни шага.
   - Хорошо-хорошо, - обрадовался Ромка и утянул меня за собой.
   Мы потратили добрых полчаса на исследование огромной пещеры, которая на первый взгляд казалась не такой большой. Тут находилось множество дополнительных, но умело замаскированных ходов, но Аарон был не так прост и ловко находил потайные коридоры, простукивая стены. Видимо он-лайн игры действительно творят чудеса!
   Все это время за нами неотрывно следило "всевидящее око", которое было в каждой комнате и просто нарывалось на грубость, так что Аарон неоднократно показывал "глазастику" язык.
   - Алиса, смотри, какая красота! - восхищенно воскликнул Ромка, и я наткнулась взглядом на маленький закуток, где, по всей видимости, хозяин держал украшения. Чего тут только не было! И непонятные амулеты, и обереги, и золотые кольца с цепочками, кулоны, и великое множество других вещей.
   - Ого, - позавидовала чисто по-женски, - даже не в каждом ювелирном есть такой выбор.
   - Блонди! Аарон! - послышался голос Волкова. - Немедленно сюда!
  
  
   * Деньги (лат.)
  
  
   ГЛАВА 9
  
  
   Мы переглянулись и, не говоря ни слова, резко ломанулись на голос Луки, поняв, что что-то произошло. В рекордно короткие сроки явились перед светлыми очами фейри и заметили некую суетливость. Апп вернулся и, не переставая, что-то тараторил на своем языке.
   - Уходим, быстро, - сообщил Волков и подтолкнул нас с Ромкой вслед за Алексой, которая тихо крадучись, ступала к выходу. - Только тихо.
   - В чем дело? - прошептала я. - Разве мы не дождемся тролля?
   - Дождались, - буркнула асур, глядя вперед, и резко ухватив нас с Ромкой за локти, спрятала за свою спину. После этого, мы тут же были перехвачены Стасом и перемещены уже за его спину.
   - Принцесска, ничего не бойся, - шепнул он и чмокнул меня в висок. А я в очередной раз завибрировала от страха. Когда произносятся слова: "не бойся" или "не психуй", всегда в итоге имеешь обратный результат. Вот как сейчас.
   Я подняла глаза и увидела у входа в пещеру Дину, которая, сложа руки на груди, довольно взирала на нас. Свет падал ей в спину, и точеный силуэт четко вырисовывался в проеме, делая образ несколько жутковатым. Девушка выглядела иначе, чем в моем мире. Стильная одежда и привычные модные аксессуары отсутствовали. На ней был одет длинный кожаный плащ и такая же кожаная обтягивающая тело одежда. Некогда модельное каре торчало иголками в разные стороны, что, кстати, вовсе не портило картину. Вообще, своим видом Дина напоминала либо героиню фильма о супергероях, либо девушку, которая забыла поменять костюм, после извращенных любовных утех.
   - Волков, как я рада тебя снова видеть, - улыбнулась она, откинув полу плаща, обнажив при этом стройные ножки. - Нашел себе новую подружку? Надо сказать, что вкус у тебя так себе стал в последнее время.
   - Апп, уведи их, - тихо проговорил Волков, хотя его слова больше походили на тихий звериный рык, при этом, не отрываясь, глядя на Дину.
   - Не трудись, Аппий, - весело сообщила девушка, - вам некуда бежать. Доблестный тролль был так любезен, что показал нам все потайные ходы. Не могу поверить, что ты такой наивный, Лука, и решил, что для тролля есть что-то ценнее денег! - она сделала шаг вперед и резко переключилась на асура. - Алекса, не советую тебе делать то, что собираешься.
   - Боишься, Домна? - хмыкнула девушка, и тут в её руках появились два кинжала, которые она принялась ловко вращать вокруг ладоней.
   - Не смеши, - отрезала Дина и снова посмотрела на Волкова. - Лука, отдай мне девчонку, ты же знаешь, как мне не хочется делать это силой.
   - Об этом не может быть и речи, - угрожающе проговорил фолен, а я почувствовала исходящий от него такой невыносимой силы жар, что мы с Ромкой, Стасом и Аппом начали буквально обливаться потом.
   - М-м-м, как жаль, - в наигранном сожалении поджала губки Домна. - Жаль убивать такого горячего сасидита, - и тут же игриво прищурила глаза, - или мне вновь повторить то предложение, от которого ты так поспешно отказался, покидая мою постель?
   - Ответ тот же, - криво усмехнувшись, отозвался Лука.
   Я хоть и была напугана до ужаса, но все же поняла, что у Домны с Волковым явно что-то было. Странно, но и на самого Луку у меня появилось что-то наподобие обиды. Нашел с кем спать, с койотом, который на стороне зла, кошмар! Господи, Скрипкина, о чем ты думаешь? Тебя хотят убить! Меньше всего тебя сейчас должна интересовать личная жизнь фолена!
   - В таком случае... - Домна не закончила говорить, когда в пещеру из-за её спины начали влетать сущности в длинных черных плащах с капюшонами, скрывающими лица. С шипением они бросились на нас.
   Я громко завопила от страха, но в следующую секунду Аппий схватил меня и Ромку за руки и мы провалились сквозь стену. Под мой непрекращающийся крик, Аппий, не давая опомнится, потянул нас в другую стену, сквозь которую мы так же легко прошли.
   Когда воздух в легких кончился, а новая порция этого важного газа не желала попасть внутрь тела, я прекратила кричать, только тяжело охала, еле успевая переставлять ноги и не спотыкаться о различные предметы интерьера, попадающиеся на пути. Состояние было такое, что мне сложно было понять, где мы, где Аппий и Ромка. Единственным якорем в этот момент была твердая рука нэта, уверенно движущегося в только ему ведомом направлении.
   Тролли, через чьи пещеры мы пробегали, оцепенело вытаращивали глаза и трясли головами желая убедиться, что нэт и два человека с перепуганными лицами, это действительно реальность.
   Я уже задыхалась от бега, когда мы, наконец, выбежали из пещеры и припустили в лес. Получилось так, что вышли с другой стороны горы, а, следовательно, покинули город троллей.
   - Апп, я больше не могу! - взмолилась, чувствуя, что легкие сейчас просто лопнут, а ноги отвалятся. - Вот прям тут лягу и помру!
   - Нельзя остановить, лес укрыться, - как мог, проговорил он.
   - Лиска, потерпи! - крикнул Аарон, который, казалось, ничуть не запыхался. - Скоро уже спрячемся!
  
  
   Спустя некоторое время мы укрылись в густом лесу. Аппий и Ромка опасливо оглядывались по сторонам, в то время как я, согнувшись пополам, пыталась отдышаться. Легкие сдавливало, в висках стучало, ноги стали ватные, в горле пересохло, и первые пять минут я могла издавать только хрип.
   В лесу, как и везде в Параллели, было неуютно, бледно и грустно, да и к тому же начало смеркаться. Когда физические параметры более или менее пришли в норму, мои мысли вернулись к Стасу и Луке, которые остались там, один на один с Домной и джиннами. Что, если их убьют? Что тогда будет?
   От таких раздумий по моему телу побежали мурашки, и к горлу подступил ком. Что если я больше никогда не увижу ни одного, ни другого? Кто тогда спасет Макса? Выходит тогда, что это я во всем виновата? Они умрут, потому что спасали меня!
   Из моих глаз тут же брызнули слезы, а руки затряслись.
   - Алис, не переживай, - жалобно проговорил Аарон, заметив мое состояние, - они обязательно справятся с ними.
   Я полезла обниматься к моему маленькому другу, чувствуя, что дрожу всем телом.
   - Мне страшно, - горько прошептала.
   - Лука сильный, - уверенно сказал Апп, положив руку на мое плечо, - Алекса быстрый. Стас хитрый. Вместе - непобедимы. Джиннов мало там.
   - Ведь если они погибнут, то это случится из-за меня, - причитала я.
   - Никто не погибнет, Лиска, - встряхнул меня за плечи Ромка, - поняла?
   Я устало кивнула, но поверить сил не было.
   - Я отойду вон туда, ладно? - указала на огромное дерево неподалеку от нас и почти бегом припустилась туда.Мне просто необходимо побыть одной. 
  
  
   - Реветь пошла, - пояснил Ромка, - она всегда так делает, если все совсем плохо.
   Аппий нахмурившись, уперся взглядом в ту сторону, куда поспешила девушка.
  
  
   Спрятавшись за огромным стволом дерева, я дала волю слезам и, заламывая руки, сползла на землю. Если можно было дотянуться до локтей, то уже бы их обгрызла по самые плечи.
   - Господи, сделай так, чтобы никто не пострадал... - повторяла словно молитву, а перед глазами возникали образы Стаса, Луки, улыбающегося брата, - пожалуйста... я... больше никогда не буду ругаться! И перестану названивать Максу по несколько раз на день! Буду всегда мыть за собой посуду и пылесосить! Только, пожалуйста, хоть бы они уцелели! Пожалуйста...
   - Проси, проси, правильно делаешь, - послышался незнакомый пищащий голос.
   Я встрепенулась, но осмотревшись, никого не увидела. 
   - Кто это сказал? - тихо спросила.
   - Я сказал, - снова послышался голос, но по-прежнему никого не было видно.
   - А где ты?
   - Здесь.
   - Где здесь? - нахмурилась я, вытирая слезы.
   - Прямо перед тобой, - ответили мне и я отпустила глаза вниз.
   А стоял передо мной огромный паук с лохматыми лапками и двумя малюсенькими клычками. Размером с мою ладонь, и с глазами удивительно похожими на человеческие.
   - Паук? - удивилась я.
   - Паук, - недовольно фыркнул он. - Тарантул, еще куда ни шло, а тут - паук! - причитало существо. - Вы, люди, совсем бестактные. Ну, какой я тебе паук?
   Тут оболочка паука лопнула, как мыльный пузырь, и передо мной оказался маленький человечек в смешных узких штанах, клетчатой рубашке и с множеством косичек на голове, которые опускались почти до самого пояса.
   - Извините, - потупилась я, думая о другом, сейчас меня совсем не интересовал этот человечек, мысли были заняты Стасом.
   - Чего ревем? - поинтересовался он, ловко запрыгнув на мою коленку.
   Я опешила от такого своеволия и пробурчала:
   - Попросила бы вас не ходить по мне пешком.
   Человечек засмеялся и сел, свесив свои короткие ножки.
   - Да не переживай, все с ними будет нормально. Падшие не проигрывают битв. Ну, разве что только в крайних случаях, - проговорил он, вглядываясь своими черненькими глазками в моё лицо.
   - Что? - удивилась я.
   - То.
   Недалеко от меня мелькнул Аппий, но увидев, что я с человечком, задумчиво кивнул и ушел.
   - А ты откуда знаешь? - спросила я.
   - А я все знаю, - довольно сообщил он, сложив руки на груди. - Вот например, тебя Алисой зовут. Ты человек, твой так называемый брат - Дагод.
   - Кто ты?
   - Для кого-то друг, а некоторым - враг.
   - А мне?
   - А ты как думаешь? - весело осведомился человечек.
   - Друг, наверное... - подумав, ответила я.
   - Ну, значит так и есть. Хочешь, я отвечу на три любых твоих вопроса? - хитро подмигнул он, и добавил: - Но не больше.
   - Так ты вроде джинна?
   Человечек недоуменно на меня посмотрел, а я поспешила исправиться:
   - Извини. Я имею виду джинна из сказки, а не местных фейри. Знаешь кто это такой?
   - Я все знаю, - важно отозвался человечек.
   - Прям все?
   - И даже будущее, - кивнул он.
   - Да? В таком случае, скажи, как звали моего кота, - ухмыльнулась я.
   - Томас, - с лету ответил он, - у тебя осталось два вопроса.
   - Подожди, подожди! - возмутилась. - Так не честно! Я тебя проверяла! Я ведь не знала, что ты действительно все знаешь!
   - Нет уж, Алиса. У тебя два вопроса. Задавай, - хихикнул он, болтая ножками в воздухе.
   Я усиленно задумалась, о чем спросить это удивительное существо. Вопросов было куча, но на ум лез только один.
   - Мой брат останется жив? - спросила, срывающимся голосом, до одури боясь услышать ответ.
   - Да, - ответил человечек, а я чуть снова не расплакалась от радости.
   - Слава богу! Брат в порядке! Так, один вопрос остался. Хорошо, - снова задумалась, как задать вопрос, чтобы узнать все ли у нас получится. Перебрав в голове кучу формулировок, я остановилась на одной наиболее приемлемой:
   - Тогда давай такой вопрос: мы ВСЕ доберемся до Дагод?
   - Какая хитрая, это два вопроса в одном, - развеселился человечек. - Что конкретно ты хочешь узнать? Доберетесь ли вы до Дагод или останетесь все невредимыми? - продолжал веселиться он. - Но раз ты такая смышленая, то я отвечу тебе: да. Но это ответ лишь на один вопрос.
   - На какой из них?
   - А это ты узнаешь сама.
   - Это не честно, - расстроилась я.
   - Нечестно знать свое будущее, - улыбнулся он и бесспорно, был прав.
   Что бы было, ответь он на один из вопросов "нет"? Скорее всего, извела бы себя предчувствиями и страхом.
   - Наверное, - согласилась я.
   - Ты хороший человек, Алиса. Добрый, - серьезно произнес человечек. - А я люблю помогать хорошим фейри и людям.
   - Разве я хорошая? - накрыло меня сомнение.
   - Хорошая, хорошая, - кивнул он, встал на коленку своими маленькими ножками и дотронулся до моего горла, - это тебе. Удачи, Алиса.
   Человечек пропал, а я обратила внимание, что на моей шее появился кожаный шнурок, на котором висел прозрачный камень молочно-белого оттенка.
   - Ух-ты, - восхитилась, всмотревшись в него. Казалось, внутри были настоящие облака, которые рассеивались под дуновением несуществующего ветра.
   - Отдыхаешь? - послышался до боли знакомый голос.
   - Стас! - невольно вскрикнула и буквально кинулась к нему на шею. - Я так рада, что ты жив! А где Волков и Алекса? Они пришли с тобой?
   - А ты в этом сомневалась? - он улыбнулся, а я утонула в некогда обожаемых глазах, вдруг резко ощутив тепло его тела, и вдохнула терпкий мужской запах.
   - Немного, - смутилась своих мыслей и перестала обнимать его шею, резко вспомнив, что Золотов все-таки меня бросил. Стас же рук не разомкнул и не давал мне возможности отвести взгляд.
   - Ты ревела что ль? - поинтересовался он, а я кивнула, словно загипнотизированная переводя взгляд то на его губы, то на глаза. Стас поймал меня за подбородок и потянулся к губам. Все, проиграла.
   - А я все вижу! - прогремел крик Ромки, и я отпрыгнула от Стаса, как ошпаренная, костеря себя на чем свет стоит.
   Нет, ну надо же! Почти что поцеловал! И это после стольких часов мучительного аутотренинга, где часами убеждала себя, что он негодяй! Все насмарку! Я все равно не могу устоять, когда он вот такой!
   В нашу сторону как раз направлялась асур.
   - Привет, Алекса, - красная как помидор, произнесла я и бросилась к Аппу с Ромкой, в очередной раз матюкая себя за слабохарактерность. Конечно, я рада, что Стас жив! Но это не значит, что я брошусь к нему на шею, хотя как раз именно это фактически и сделала! Ненавижу свою слабость перед этим лживым Золотовым! И еще смеет вести себя как раньше! Вот негодяй! Ненавижу его! И так проблем куча, а еще и этот!
   - Рома, спасибо! - злобно проговорила мальчишке так, что он не понял, поблагодарили его или поругали. Да я и сама не поняла.
  
  
   - Стас, какого дьявола ты творишь? - спросила Алекса, глядя в след Алисе. - Я понимаю, она красотка, губищи такие, блондинка...
   Он хмыкнул и лениво прислонился к дереву.
   - ...но, у неё брат Дагод. Ты понимаешь, что это значит? Лучше забудь про это, а то обидишь девчонку, она и так припадочная. Будет потом жаловаться братику на тебя...
   - Боишься за её чувства, или за что-то еще? - сузив глаза, улыбнулся Золотов, внимательно всматриваясь в лицо девушки.
   - Стас, я серьезно...
   - Не нуди, я все знаю, Лекси. Пойдем, дел много, - отлепившись от дерева, он приобнял асур за плечи и повел к остальным.
  
  
   Я же все стояла возле Аппа и размышляла, какого черта чуть не поддалась чарам Стаса. Мало того, что он меня бросил, так еще и по клубам шарахается, пока я страдаю, причем за две недели даже и не подумал позвонить! Зато уже уши развесила, глазки округлила. Вот дура. Не хочу больше о нем думать!
   - Что, значит, с Тутто познакомилась? - спросил у меня Волков, когда поравнялся с нами.
   - С кем? - удивлено на него посмотрела.
   - С тем, кто подарил тебе это, - он указал на кулон на моей шее, - они редко бывают щедры на дары.
   - А кто они такие? - заинтересовалась я. - Он ответил на три моих вопроса.
   - Никто не знает, кто они. Бестелесные существа, которые знают все. Волшебники. Надеюсь, ты задала правильные вопросы.
   - И я надеюсь, - невольно задумалась.
   - Они не многим фейри - то показываются, а тут человек. Удивительно, - Лука всмотрелся в кулон. - Знаешь что это?
   - Объяснишь?
   - Этот камень называют "кринит". Хотя камнем этот материал назвать сложно - ничего похожего в природе не существует. Зато он умеет заранее предупреждать об опасности, - Волков осторожно подхватил низко свисающий кринит двумя пальцами и склонился ко мне, чтобы внимательнее рассмотреть мельтешение в матовых глубинах, а затем заправил шнурок за ворот моей кофты. - Когда с владельцем должно произойти что-то плохое, то сердцевина камня начнет темнеть, как если бы в крините ясный солнечный день сменился грозой.
   - О, какой хороший подарок, - восхитилась я.
   - Не потеряй его.
   - Постараюсь, - кивнула, но поговорить хотела о другом. - Слушай, Волков... ты...
   Его брови вопросительно взлетели, выказывая недоумение.
   - Ну... в общем, я рада, что вы живы. Спасибо тебе, - с трудом произнесла я и потупилась.
   - Остынь, - отмахнулся фолен, - я это делаю не по доброте душевной, а потому что меня нанял Дагод, а им, как известно, перечить нельзя, - он весело блеснул золотистыми глазами и продолжил: - Пойдем, а то дэвы рядом и, скорее всего, уже послали ищеек, нам лучше здесь не задерживаться.
   - Все-таки, ты скотина, - прошептала я как можно тише, но мне показалось, что Волков довольно хмыкнул.
  
  
   ГЛАВА 10
  
  
   Мы долго шли по лесу, пока я вконец не обессилила. Уже не забавляла болтовня Аарона, перепалки Луки со Стасом и вечно шипящая на меня Алекса. Казалось, что в этом мире время идет быстрее, так как подозрительно рано стемнело.
   Волков был нам факелом, освещающим дорогу, но очень скоро он сдался и объявил привал на ночлег. Остальные его охотно поддержали и начали организовывать спальное место. Нам с Ромкой строго-настрого наказали никуда не ходить, а сидеть в центре лагеря у всех на виду. Я расположилась на поваленном дереве, пристроив голову на плечо Ромке.
   - Лиска, давай я тебе заплету косу, а то ты такая лохматая, что похожа на Бабку Ёжку, - предложил он, и я охотно согласилась, скатившись с дерева на землю, чтобы мальчишке было удобнее плести.
   Костюм мне жалко не было, он, конечно, красивый, но поскольку уже давно был испачкан (кстати, грязью еще с моего мира), то об этом можно было не беспокоиться. А вот душ мне и Аарону очень бы пригодился, чувствую себя грязнулей. И пахнет от нас, наверное, уже неприятно.
   Пока Ромка копошился в моей голове, блаженно прикрыла глаза и вытянула ноги к костру, заботливо устроенному Волковым. Вокруг стало довольно прохладно, но я почувствовала, как мои ноги потихоньку отогреваются. Ну, надо же, я даже не ощутила, что они вообще замерзли.
   - О, принцессе делают прическу, - послышался недовольный голос Алексы, - скажи, ты всех вокруг себя используешь в свое удовольствие, или эта участь досталась только нам?
   Я открыла глаза и столкнулась со льдом её глаз, которые злобно на меня смотрели. Девушка сбросила с рук охапку веток, только что собранных в лесу.
   - Стараюсь всех, - совершенно серьезно ответила я, и девушка нахмурилась, явно не ожидая такого ответа, тем самым дав мне возможность продолжить: - Скажи, Алекса, я чем-то тебе не угодила или ты в принципе стерва?
   Я, конечно, понимала, что не стоило обзываться, но была настолько вымотана и разбита, что сносить её колкости просто уже сил не осталось.
   Алекса довольно долго стояла, глядя на меня со злобным прищуром, и было заметно, что ей много есть чего сказать, ведь все эмоции явственно читались на её лице. Но потом, видимо, передумала и ушла, тем более, как раз в это время в нашу сторону направлялся Волков, таща на себе с дюжину огромных листов непонятного дерева, которые по размерам были как односпальное одеяло.
   - Что это с ней? Я ей вроде действительно ничего плохого не делала, - прошептала я Аарону.
   - Алиска, ты себя в зеркало видела? - хмыкнул Ромка.
   - В смысле? Алекса красивая девчонка, - встала на её защиту, сама не знаю зачем.
   - Да я не про это, - поучительно отмахнулся он, - просто думаю, что для неё в диковинку, что на её территории появилась еще одна самка.
   - Это еще откуда?
   - В мире животных.
   - И откуда ты такой умный взялся? - вздохнула я.
   - От родителей. Готово, - радостно произнес Аарон, демонстрируя мне ловко заплетенный колосок.
   - Ого, когда научился?
   - Когда ты ко мне ночью в квартиру вломилась, как раз по телику показывали принципы плетения колоска, - гордо произнес мальчишка.
   - Смотришь девчачьи каналы? - развеселилась я, за что Ромка толкнул меня в плечо.
   - Ты что, дура? - эту фразу он говорил только тогда, когда ему действительно было стыдно, поэтому я не удержалась и крепко сжала мальчишку в объятьях, рассмеявшись.
   - Не замерзли? - поинтересовался Волков, рассредоточивая листья вокруг костра и внимательно на нас поглядывая.
   - Алиска дрожит, - заложил меня Аарон, и Лука недолго думая, стянул с себя ветровку и протянул нам.
   - Закутайтесь оба.
  
  
   Поздно ночью я уютно устроилась на одном из листьев, принесенных Волковым, обернутая вместе с Ромкой в теплую ветровку Луки и с чашкой горячего чая в руке, который заботливо приготовил Аппий. Для меня он сделал особенный чай, такой вкусный и ароматный, что я блаженно прикрыла глазки, а нэт удовлетворенно глянул на мою довольную, раскрасневшуюся физиономию и одобрительно закивал. Интересный товарищ. И что такой добряк забыл в рядах охотников?
   Рядом с нами расположился Стас, а по другую сторону Аппий. Лука и Алекса сидели напротив и лениво переговаривались о непонятных мне делах и событиях своего мира.
   На самом деле было интересно послушать их, но меня отвлекал запах. Запах кофты, в которую я была закутана. Это был тонкий сладковатый аромат какой-то пряности вперемешку с мужским телом. Пьянящее сочетание. Не думала, что мне когда-нибудь понравится чей-то запах, кроме Стасова. Тем более демона. Я вдохнула поглубже и посмотрела на обладателя ветровки. Он улыбался, и его лицо приобрело какое-то мальчишеское выражение, если бы не безобразный шрам. Правда, в свете костра Волков еще больше выдавал свою сущность демона, так как у него единственного из всех ярко бликовали глаза, когда он смотрел на огонь. Настоящий падший ангел, опасен, силен и красив. Все, мозг крен дает. Называю демона красивым.
   Я переключила свое внимание на Стаса и наткнулась на злобный взгляд, который он тут же отвел, едва встретившись с моим. Так-так Золотов. Ты что, ревнуешь? Я обратила внимание, что у Стаса на скулах ходят жевалки - верный признак его злости.
   Раньше в такой ситуации я бы исполнила любую его прихоть, лишь бы он был в хорошем настроении. Наверное, я полная идиотка, потому что так делала. Хорошо хоть не кланялась каждый раз, когда Стас входил в помещение. Видимо, поэтому он меня и бросил. Я была слишком правильная и слишком хорошая, и при этом со "слишком непроницаемым лицом". И слишком дура. Видимо, чересчур перелюбила парня.
   Но, как известно: "хорошая мысля, приходит опосля". Протяжно вздохнув, я начала копошиться на "лежаке" в попытках найти оптимальную позу для сна. Стас, не медля, подвинулся и обнял, уложив мою голову к себе на плечо. Хоть все мое существо этому противилось, но тело предательски почувствовало родное плечо, практически заставив дать слабину. Но уже через секунду, я, сцепив зубы, отвернулась и уткнулась в острое плечо Ромки. Черт бы побрал эти чувства!
  
  
   Я проснулась от того, что было холодно. Мелодично постукивая зубами, я обнаружила сонное царство. Все спали, включая Аарона, который откатился от меня на целый метр и скрутился калачиком. На месте были все, кроме Стаса и Волкова. С фоленом все и так понятно, этот не спит, а вот куда интересно делся Золотов?
   Оглядевшись вокруг, я заметила шевеление неподалеку от нашего лагеря. Только начало рассветать, поэтому лес был окутан белой молочной дымкой. Поежившись и запахнув ветровку, встала, вглядываясь туда, где заметила движение, справедливо решив, что это Стас.
   Пройдя немного, я позвала:
   - Стас.
   Он сразу же вышел из-за деревьев, сонно на меня смотря.
   - Ты чего не спишь? - буркнул он, а я улыбнулась. Всегда смеялась над ним по утрам. Он был такой милый.
   - Замерзла, - ответила хмуро, резко перестав улыбаться, и повернулась, направляясь обратно.
   И чего поперлась?
   - Алиса, стой, - позвал Золотов, и я остановилась, а сердце екнуло в предвкушении тяжелого разговора.
   Я Молча повернулась к нему обратно и посмотрела прямо в глаза.
   - Прости меня, - произнес он, не выдержав моего взгляда и опустив голову, - я причинил тебе боль, хоть и обещал никогда этого не делать.
   - Да, обещал, - согласилась я, ожидая, что Стас еще скажет.
   - Я не хотел этого. Не хотел тогда и не хочу сейчас. Ты дорога мне, Лис.
   Я молчала, придав себе как можно более спокойный вид, хотя сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди.
   - Ты скучала по мне? - наконец спросил Стас и поднял на меня затравленные глаза, хотя отлично знал, что я в курсе, что по нему минимум пару "Оскаров" плачут.
   - К чему этот вопрос? - настороженно спросила, готовая сиюминутно броситься наутек поближе к остальным.
   - А я скучал по тебе. И переживал, как там моя Принцесска без меня.
   - Стас, к чему это все? - разозлилась я.
   Если он решил меня помучить, то у него здорово получалось.
   - Понимаешь, я не сам... это Макс настоял на том, чтобы мы расстались.
   - Что-о-о? - Мои глаза, казалось, вылезли на лоб. - Что ты такое говоришь?
   - Он был против наших отношений, - повторил он и в упор на меня посмотрел. - Я же ни на секунду не переставал думать о тебе, - Стас сделал шаг и протянул руку.
   - Стоп! Что значит: "Макс был против"? - уже не на шутку взъелась я. - Он тебе сказал, и ты меня бросил? Так?!
   Стас нахмурившись, кивнул.
   - Но почему? - моя злость мигом улетучилась, и ей на смену пришла усталость, словно я и не спала всю ночь.
   - Он Дагод.
   - А ты человек! Какое тебе до него дело?!
   Стас схватил меня за локоть, но я выдернула его и прошипела:
   - Не трогай меня сейчас.
   - Алиса, - он снова ухватил меня, но уже за руку, которая была в перчатке, - ты действительно нужна мне.
   Я заглянула в его глаза и долго неотрывно искала в них ложь. Но, так ничего не найдя, кроме пустоты, выдернула руку и пошла к лагерю, оставив Золотова в одиночестве.
   - Разборки с утра? - послышался веселый голос около дерева.
   - Вот уж не думала, Волков, что ты любитель подслушивать! - Он хмыкнул, а я стянула с себя его ветровку и протянула ему.
   - Оставь себе, пока воздух не прогреется.
   Мне два раза предлагать не нужно, и я снова укуталась в нее.
   - Эй, Блонди, - позвал фолен, и я обернулась, - Золотов тебе не пара.
   - Я смотрю, все так и жаждут сунуть свой нос в мою жизнь? - злобно огрызнулась я.
   - Просто предупредил, - пожал плечами здоровяк, но я уже его не слышала.
  
  
   Я злилась на всех. На Стаса, на брата, на фейри, шествующих рядом. Только, пожалуй, впервые мой гнев обошел стороной Аарона. Мы уже давно вышли из леса и направлялись вдоль блеклых холмов, которым, казалось, нет конца и края.
   Само собой, мое дурное настроение было вызвано утренним разговором со Стасом. Если честно, то я была готова просто разодрать на части собственного брата, так как он посмел совать свой нос в мои отношения.
   Но каждый раз, когда приходила в голову подобная мысль, мне становилось не по себе, прежде всего потому, что и сама подобным грешила, нещадно влезая в амурные дела Макса. Ну, что тут сказать. Я просто ревновала. Брат-то у меня один единственный. Да и тот оказался не братом.
   Но вот червячок где-то в глубине души не давал покоя. Хоть я и злюсь на Макса, но точно знаю - он никогда бы не сделал чего-то просто так. Даже если (хотя вовсе не факт) брат действительно прижал Золотова и потребовал нашего разрыва, на то однозначно была причина. Выходит, что Макс знал или предполагал нечто нелицеприятное про Стаса. Тогда почему он не сказал об этом мне? Опять же, Макс с самого первого дня не одобрял наших с Золотовым отношений (собственно как и я любых его отношений), хотя считалось, что они друзья, а как выяснилось теперь, партнеры.
   Другой вариант: Стас надеется, что брат не вернется, поэтому придумал эту чушь, так как опровергнуть её Макс не в силах. Но это уже совсем подло. Я возблагодарила Господа за то, что послал мне встречу с Тутто, который значительно облегчил мое существование, сказав, что Максим останется жив. Однако Золотов не знает об этом. С какой стороны не посмотри, все равно - Стас выходит негодяем.
   Кроме того, мое женское самолюбие сильно пострадало, лишь только узнав о том, что он так легко от меня отказался. Ну, Дагод, ну, сказал. Ну и что? Можно же было как-то это объяснить! Поговорить с Максом на повышенных тонах, в конце концов!
   - ...и другого пути нет, - донесся до меня обрывок разговора, и я навострила уши.
   - Волков, ты понимаешь, на что подписываешься?! - взвизгнула Алекса. - Об этом не может быть и речи!
   - Есть другие идеи? - устало отозвался он.
   - Бред! Апп, ты с ним согласен? - повернулась она к нэту, ожидая поддержки.
   - Absque omni exceptione*, - проговорил Нэт, и Алекса злобно фыркнула.
   - Стас? - еще раз попытала она счастья.
   - Что? - неохотно отозвался Золотов.
   - Ты что скажешь?
   - А что мне говорить? Лука ваш предводитель, а не мой. Раз он решил, придется вам идти.
   - На тебя у меня тоже есть планы, человек, - хмыкнул Волков, - не надейся отстоять в сторонке, успокаивая Блонди в тяжелый час. Пойдешь с нами.
   - А зачем мне это, не скажешь? - злобно отозвался Стас.
   - Люблю наблюдать, когда связные не только языком треплют, но и дело делают, - охотно пояснил он.
   - Я не могу этого сделать, и ты это прекрасно знаешь! - взревел Золотов. - Мне запрещено!
   - Испугался, человек? - гаденько улыбнулся Волков, так неожиданно остановившись, что я, как раз в этот момент греющая уши, незамедлительно в него врезалась. Фолен не обратил на это внимания, буравя взглядом Стаса.
   - О чем дискуссия, не поделитесь? - скромно поинтересовалась я. Лука перевел взгляд на меня.
   - Много будешь знать...
   - Волков! Ты можешь просто ответить! - грозно проговорила, придав голосу суровости, но, похоже, получилось не очень.
   - Конечно, - лучезарно улыбнулся парень, - Стас не хочет спасать твоего брата.
   - Прошу прощения? - опешила я, переводя взгляд с довольной физиономии Луки на злобное лицо Стаса.
   - Волков... - угрожающе произнес он, казалось из его ушей сейчас пойдет пар.
   - Стас, объясни?! - дернула я Золотова за рукав, отвлекая от раздражителя.
   - Алиса, я не отказываюсь. Просто не могу, - тут же, без перехода, переключился он на меня, и его голос был нежен и доверителен, будто всего секунду назад парень не трясся от злости.
   Я малость опешила от такой перемены настроения и тупо смотрела в его карие глаза, которые сейчас были почти черными.
   - Ага, и не забудь ей сообщить, что связные от человеческого мира - это единственные, кого джинны не смеют трогать, - охотно подлил масла в огонь Лука и добавил уже для меня: - Это харам. Запрещено.
   - Волков, заткнись! - рявкнул Золотов. - Я сам все ей объясню!
   Фолен хохотнул, и все вновь двинулись вперед, оставив нас со Стасом наедине.
   - Алиса, - полез он ко мне обниматься, но я пресекла его попытку.
   - Тебя джинны не трогают, и ты не хочешь помочь им спасти Макса, - констатировала я, сложив руки на груди.
   - Лис, пойми, когда тебя назначают связным от человеческого мира, тебе вверяют некие тайны и неприкосновенность любых агрессоров мира фейри. Но запрещают пользоваться этим...
   - Короче говоря, никто из этого мира не может причинить тебе зла? - упорно перебила я его.
   - Ну, в общем, да. Но не в этом суть, - продолжил Стас, вновь схватив меня за плечи, - если я воспользуюсь своей привилегией, меня исключат из связных навсегда, без доступа в Параллель, со ссылкой в пустые земли на пару-тройку лет, а потом лишат воспоминаний! Мне запрещено.
   - При условии, что тебя поймают, так? - настойчиво спросила я.
   - Так, - обреченно кивнул он. - Алиса, пойми меня...
   - Нет! Это ты пойми меня! Это Макс! Мой брат! Твой друг, черт возьми! - сорвалась на крик. - А ты беспокоишься о том, что лишишься привилегий?!
   - Дело не в привилегиях, - возразил он.
   - А в чем?!
   - Я не хочу снова оказаться никем! - выпалил он и отступил на шаг.
   Я молча смотрела на его родное лицо и не узнавала.
   - Понятно, - тихо произнесла я после продолжительной паузы, и собралась было поспешить за остальными, как Золотов окликнул меня.
   - Алиса, - он подошел в плотную, вынудив задрать голову, - я помогу им, - тихо произнес Стас, и мое сердце ёкнуло от радости, - но только ради тебя. Даже не ради Макса.
   - Спасибо, - кивнула я, готовая расплакаться от переизбытка эмоций. Ради Макса я готова была заключить сделку с самим дьяволом!
   - Только для тебя, - повторил он и приблизился к моим губам, но не целовал, а словно ловил дыхание, пытаясь остановить этот момент, которого я ждала долгих две недели, а потом прижался своими губами к моим. Как всегда, нежно, но требовательно, крепко обняв, чтобы у меня закружилась голова.
   Но не в этот раз. Моя голова больше не кружилась от его поцелуев. Никаких перехватов дыхания, блаженной радости и тому подобных вещей.
   "Неужели прошло?" - спросила я саму себя, прислушиваясь к ощущениям.
    Он отстранился и улыбнулся своей мальчишеской улыбкой.
   - Пойдем, а то мы отстали.
   Я кивнула, и Золотов схватив меня за руку, повел к остальным. А я задумалась.
  
  
   * Без всякого сомнения (лат.)
  
  
  
   ГЛАВА 11
  
  
   - Вот это да!!! - заверещал Ромка, буквально выдернув меня из цепких рук Стаса, и потащил вперед.
  Я была глубоко погружена в свои мысли, поэтому только теперь заметила, что наш путь резко оборвался, словно землю кто-то копнул огромной лопатой.
  Впереди находился обрыв, который по размерам не уступал огромному каньону в Америке, хотя последний мне приходилось видеть лишь по телевизору. Пространство казалось таким огромным, что рассмотреть его, не вертя в разные стороны головой, было невозможно. Кроме того, взгляду мешал блеклый, но не слишком густой туман.
  Внизу виднелся лес, охвативший в широкое кольцо огромный город, распростирающийся далеко за горизонт. Домики - деревянные избушки, напомнили мне те, которые обычно изображают в фильмах о диком западе. Их было великое множество, и располагались они так близко друг к другу, что являли сплошное полотно блеклых серых крыш. Создавалось впечатление, будто улицы не шире пары метров. Деревьев и зелени в самом городе практически не было, если не считать самых дальних домиков. Те больше походили на частный сектор, как в глухих деревнях моего мира. Смог над городом придавал некоторую мрачность или может даже мистичность, словно бы я оказалась в ночном кошмаре, и наблюдаю его с высоты птичьего полета. Хотя дикий запад лично у меня всегда ассоциировался с бравыми ковбоями и светлыми просторными ранчо.
   - Тролли? - предположила я.
   - Нет. Фейри, - недружелюбно ответила Алекса. - Это "город Несогласных". Тех, кто чаще всего нарушал правила или не желает жить по чужой указке.
   - Как изгнанные, что ли? - проигнорировала я её тон. - Должно быть там небезопасно находится?
   - Как бы странно это не звучало, Блонди, - встрял в нашу беседу Волков, - именно этот город самый безопасный из всей Параллели. Тут не любят любое проявление власти и её безнаказанности.
  - Миленько, - кивнула я, но тут же рванула назад, так как из тумана, появившись из ниоткуда, показалась кабина - фуникулер, и плавно двинулась по воздуху в нашу сторону.
  Моему изумлению не было предела, этот агрегат грязно-оранжевого цвета с облупившейся краской, не плод моей фантазии! Он напоминал кабину небольшого автобусика с тремя окошками и раздвижными дверцами. Но самое невероятное было то, что эта поскрипывающая обшивкой махина не держалась абсолютно ни на чем! Как есть, в воздухе летит!
   - Обалдеть! - заверещал Аарон, тряся меня за руку. - Лиска, зырь, фуникулер на невидимом тросе!
   - Без троса, если быть точнее, - хмыкнул Стас.
   - Без троса!!! - еще сильней затряс меня Ромка, и я рассмеялась его детскому восторгу, который передался мне.
   Никогда раньше не каталась... да что там, я даже никогда не видела таких агрегатов. Признаться, я побаивалась заходить в эту огромную машину, нервничая от того, что она парила в воздухе. Но наблюдая за тем, как остальные бесстрашно проходят в раздвижные двери, последовала их примеру.
   Внутри фуникулер был достаточно просторным и без посадочных мест. Пахло тут металлом и... озоном что ли... Основание казалось достаточно крепким, по крайней мере, под ногами не прогибалось, а потому я в два смелых шага оказалась на середине кабины. Как только за последним из нас закрылась дверь, машина плавно тронулась и, покачиваясь и поскрипывая, начала плавный спуск.
   - Вот это да! - метался от окна к окну Ромка. - Это еще круче, чем на колесе обозрения! Такая высота!
  Я его восторгов не разделяла, поэтому к окнам не подходила, а прижалась спиной к металлической стенке, пристроившись рядом с Аппом. Стас старался не отходить от меня ни на шаг, что по неведомой причине раздражало, но в данный момент, Алекса остановила его и заняла разговором, чему я в тайне обрадовалась.
  Чтобы отвлечься, я принялась наблюдать за статной черноволосой красавицей - асур и Золотовым, который что-то ей объяснял, время от времени потирая шею. Буквально недавно такое зрелище вызвало бы во мне тихую ревность, но в данный момент, понимала, что меня это абсолютно не трогает. Я больше не болела Стасом. Наваждение словно сняло рукой и впервые за время, которое провела с ним, почувствовала, будто вздохнула полной грудью после долгого пребывания под водой. И мне это понравилось. Что произошло? Я буквально вчера тряслась над ним, а сегодня уже отпустило... разве так бывает?
  Параллель - действительно другой мир, и если для того, чтобы научится трезво мыслить нужно здесь побывать, то пожалуй я рада, что обстоятельства сложились именно таким образом.
  Не считая бешеной Домны, которая жаждет меня убить. И не считая джиннов, которые с ней в одной упряжке. И не считая похищение Макса. Короче, не считая всего кроме угасающих чувств к Стасу. Я хмыкнула своим мыслям и отвернулась.
  Так и продолжала улыбаться, пока мой взгляд невольно не упал на Волкова. Он тоже смотрел на меня и улыбнулся уголком губ, незаметно склонив голову, словно слышал мои мысли и одобрял их. Я смутилась, глупо улыбнулась в ответ и уставилась в пол. Надеюсь, эти все фейри мысли читать не умеют.
   - Стас нам помогать? - тихо поинтересовался Аппий, наклонившись ко мне.
   - Что? А, да, он поможет, - ответила, сообразив, о чём он спрашивает.
   - Хорошо. Будет легче.
   - А когда мы пойдем? И куда? - поинтересовалась я.
   - Мы - нет. Они, - он указал на Алексу, Волкова и Стаса. - Я охранять.
   - Меня охранять?
   - Да.
   - А как же...
   - Блонди, не доставай Аппа расспросами, - влез в разговор Лука, подойдя к нам ближе.
   - Я, по-моему, не с тобой разговаривала, - огрызнулась я.
   - Теперь со мной, - лучезарно улыбнулся он.
   - То есть я не пойду с вами за братом?
   - Ну, в принципе можешь, - хмыкнул Волков, - только не забудь обвязать себя ленточкой, и прилепить карточку на лоб: "Домне лично в руки".
   - Очень остроумно, - скривилась я.
   - Блонди, мы попытаемся спасти Януша...
   - Макса, - поправила я.
   - Януша, - переправил он и сделал многозначную паузу, а потом продолжил, - чтобы он провел нас к землям Дагод. Без него мы в жизни туда не попадем и будем прятаться от дэв, пока они нас не найдут. А они обязательно найдут.
   - И?
   - Что и? - нахмурился Волков.
   - Вывод какой? - подсказала я, сложив руки на груди.
   - Сиди молча и не чирикай. Вот какой вывод, - развеселился он.
   - Волков, ты с детства такой? - поинтересовалась я, снисходительно улыбнувшись.
   - Ты имеешь в виду природный шарм и очарование? - состряпав серьезную мину, спросил он.
   - Нет. Я имею в виду природную сварливость и вредность.
   - Про сварливость слышал, а вредность категорически отрицаю, - тем же тоном проговорил Лука.
   - Так вот, довожу до вашего сведения, товарищ Волков, вы - редкостная вредина, - невинно улыбнулась я, вызвав приступ смеха у Аппа и возникшего рядом Ромки.
   - Веселитесь? - угрюмо спросил Стас, словно мы совершили преступление.
   - Самое время смеяться, - поддержала его Алекса, - поводов хоть отбавляй. Особенно, когда рискуешь жизнью из-за человека.
   - Лекси, завязывай, - беззлобно бросил Волков, и асур, фыркнув, отвернулась.
   - Приехали! - сообщил Ромка, подпрыгивая от нетерпения. - Мы в настоящем городе фейри!
  
  
   Когда я вышла из фуникулера, то в нос сразу бросился запах этого места. Не сказать, что приятный, скорее наоборот. Запах озона вперемешку со жженой древесиной и чем-то гнилым. Я сморщилась и вглядывалась в узкие улочки. По крайней мере, в городе троллей воняло намного хуже.
   Было ощущение, что мы попали в один из городков, которые так любят описывать сказочники. Небольшие перекошенные домики, маленькие окошки, светившие теплым желтым светом. Вдоль извивающихся улиц тянулись старинные подвесные фонари, прикрепленные к каждому дому. Не слишком яркие, но и не на столько тусклые, чтобы в темноте разбить нос.
   В общем, городок оказался довольно уютным на первый взгляд, не считая запаха и прохожих. Кстати, последних было не очень-то много, но те, что иногда встречались, казались... отмороженными, что ли. Все поголовно в непонятных рваных, черных накидках, скрывающих лицо, либо в бесформенных одеждах темных тонов.
   Горожане отличались заметной напряженностью в движениях, из-за чего у меня и сложилось впечатление "отмороженности" этих персонажей. Зато они все выглядели вполне нормальными людьми, не считая одного пробежавшего мимо тролля, что меня несказанно обрадовало.
   - Как тут классно, - заворожено проговорил Ромка.
   - Спрячь свои блондинистые волосы, - буркнул Волков и вновь накинул на меня свою ветровку, в которой я грелась прошлой ночью.
   - Я не блондинка, - огрызнулась, но послушно скрутила волосы и спрятала голову под капюшон, который закрывал почти пол лица.
   Мы двинулись по городу Несогласных довольно быстрым шагом, поэтому, если вначале я и пыталась глазеть по сторонам, то после буквально задыхалась от столь быстрого темпа. Сразу дали о себе знать уставшие ноги, просто отказывающиеся повиноваться. Я несколько раз умудрялась наступить на задники кроссовок Волкова, который неизменно злился, будучи уверенным, что я это делаю специально. Хорошо, что шедший рядом Стас подхватывал меня, а то я бы уже давно собрала всю грязь улиц.
   - Алиса, - вдруг позвал меня Аарон и схватил за руку, заставив немного притормозить.
   Стас недовольно зыркнул на нас, так как ему пришлось выпустить мой локоть из рук.
   - Не отставайте, - хмуро проговорил он и двинулся за остальными.
   Аппий же не отходил от нас ни на шаг, бодро следуя позади. Видимо, животик и габариты не мешают ему быть в отличной форме.
   - Чего тебе? - спросила я у Ромки.
   - Ты помирилась со Стасом? - зашептал он, недовольно нахмурившись.
   Я малость опешила, потому что раньше он не позволял себе подобной смелости, так как после таких вопросов Ромка живо вылетал из моей квартиры. Хотя в последнее время я оценила этого мальчишку, который оказался преданным другом и поддержал меня в сложной ситуации.
   - А тебе оторвать любопытный нос? - приподняв брови, поинтересовалась я.
   - Я думаю, ты зря его простила. Он нехороший...
   - Отстань, надоеда, - пробубнила я, ведь этот разговор был мне не приятен, - никого я не простила, ясно?
   - А чего тогда он тебя за руки хватает? - возмутился мальчишка, переходя с шепота на крик.
   - Тихо! - рявкнула я и подхватила его под руку, чтобы шедшие впереди, нас не слышали. - Можешь стукнуть ему по рукам в следующий раз.
   - Ты не ответила, - наглости Аарона сегодня не было предела.
   - Слушай, хоть это и не твое дело, но я отвечу. Я с ним не помирилась. Понятно? То есть помирилась, но не как его девушка. Просто помирилась.
   - Точно? - недоверчиво покосился Ромка.
   - Точно, - кивнула я. - А тебе какая разница вообще?
   - Беспокоюсь, - ответил он и склонился еще ближе. - Видел же, как ты переживала после... ну, поняла, да? И я его возненавидел после этого! Хотя он мне сразу совсем не понравился.
   - Тихо! - снова шикнула я, и мальчишка втянул голову в плечи.
   - Извини. Я кстати, что хотел спросить: ты как вообще? - он внимательно всмотрелся в мое лицо чересчур тяжелым взглядом для столь юного возраста.
   - Нормально, - ответила я, а Ромка недоверчиво сверкнул карими глазами, заставив меня устыдиться и пояснить.
   - Я серьезно. Знаешь, я переживала буквально еще вначале нашего, с позволения сказать "приключения", - решила быть совсем откровенной, - но со вчерашнего вечера, как отрезало.
   - В смысле? - не понял мальчишка.
   - Стас мне больше не нужен, - пожала я плечами. - Не знаю, с чем это связанно, но мне это нравится.
   - Sed semel insanivimus omnes*, - произнес прислушивавшийся к нам Аппий.
   - Чего? - одновременно переспросили мы у него, остановившись.
   - Чай дремучего леса, - улыбнулся он, а мы с Аароном переглянулись, не понимая нэта, и он продолжил: - Наваждение. Убирает.
   - Чай, убирающий наваждения? - удивился Ромка. - Это как эликсир какой-то?
   - Нет. Чай, - улыбнулся Апп и подошел ко мне. - Любовь в сердце, - коверкая слова, проговорил он, ткнув мне в грудь, а потом дотронувшись указательным пальцем до лба, - если в голова, то не любовь. Наши растения знают, что нужно. Каждому.
   - Так, выходит в этом причина? - догадалась я, и Апп кивнул, подталкивая нас вперед.
   Я задумчиво прошла вперед, припоминая вчерашний вкусный чай. Ну, надо же! Заулыбалась и бросила через плечо Аппу:
   - Спасибо. Где ж ты раньше был?
   Нэт застенчиво улыбнулся, что никак не вязалось с его впечатляющим видом. А я вновь погрузилась в раздумья. То есть выходит, чай избавил меня от наваждения, поскольку растение, из которого он сделан, знает, что нужно именно мне? Или дело в том, что это была не любовь, а некая зависимость? Последняя мысль не была лишена смысла, тем более с моей, теперь уже, ясной головой.
   В любом случае, я рада, что это прошло. Одной головной болью стало меньше.
   - Выходит, ты не любила Стаса, - довольно подытожил Аарон, дав мне время молча поразмышлять.
   Но, как уже известно, долго молчать он не умеет, поэтому мальчишка повис на моем локте, доверчиво ожидая ответа, или скорее утверждения.
   - Да нет, любила, - уверенно возразила я, вспомнив как хорошо мне было с Золотовым, - вроде. Теперь поди, разбери.
   Аарон хихикнул, и мы стали догонять остальных, попутно спотыкаясь и смеясь. Мне стало легче.
  
  
   - Прибыли, - резко остановился Волков, и мы с Аароном в очередной раз в него врезались.
   Он, молча, схватил нас за воротники и отставил от себя, как надоедливых детей. Я была оскорблена этим жестом до глубины души. Как девчонку малую! Скотина! Неужели так сложно не быть таким отвратительно бездушным?
   Я просто пыхтела от злости! Мне хотелось как-то проучить Луку, но я отбросила эти мысли в сторону - всё равно у меня ничего не выйдет. Вместо этого принялась рассматривать домик, к которому мы подошли. Он выглядел потрепанным и ветхим. Доски, устилавшие пол веранды, и невысокие перильца с изъеденными жучком колоннами немного пугали. Казалось, всё это превратится в труху, стоит только зайти под навес. Но другие дома в этом городке выглядели не лучше, но в них при этом спокойно кто-то жил!
   Волков поднялся по стонущим под его весом ступенькам, прошел к неприметной двери в глубине веранды, открыл ее, заглянул внутрь и сказал:
   - Проходите.
   Мы вошли в дом, неловко затоптавшись на пороге. Внутри вкусно пахло выпечкой, и мой желудок до неприличия громко заурчал, заставив смущенно покраснеть. Помещение оказалось довольно просторным, с несколькими дверями в комнаты и узенькой винтовой лестницей на второй этаж, хотя скорее на чердак, поскольку снаружи я не узрела никакого второго этажа.
   Рассредоточившись по гостиной и с недоверием всматриваясь в обстановку, фейри явно почувствовали себя увереннее, что нельзя было сказать о нас с Ромкой. Дело в том, что из одной из комнат вышел старик - асур.
   То, что это был именно асур, не вызывало сомнений, ведь он был невероятно высок и худощав. Длинные, белые волосы сосульками спускались на плечи, а белая до прозрачности кожа, настолько сильно обрисовывала контуры его скуластого лица, что создавалось впечатление, будто над ним поработал хирург - шарлатан.
   Однако сей факт не избавил старика от морщин, которые глубоко залегли на его усохшем лице. Кроме того, на его руках поблескивало множество плетеных браслетов, подобно Алексе, и как бы это не удивительно смотрелось, все уши были проклепаны и увешаны сережками. Интересный персонаж.
   - Восставшие из ада, - прошептал мне на ухо Аарон, и мы нервно захихикали.
   Старик молча передал Волкову стопку свернутых простыней и удалился.
   - Старость нужно уважать, - злобно высказалась Алекса, как только за асуром закрылась дверь.
   Она выхватила из стопки одну из простыней и проворно забралась на чердак, хлопнув дверью так, что задрожал весь дом. Мы с Ромкой переглянулись, понимая, что она права и пристыжено уставились в пол.
   - Здесь, - начал Волков, бросив белье на хлипкий диванчик и усевшись рядом, - мы переночуем. Тут пока безопасно. Апп, - обратился он к нэту, - ты знаешь, что нужно делать.
   Аппий утвердительно кивнул и тоже удалился в одну из комнат.
   - А какие планы на завтра? - робко поинтересовалась я, переводя взгляд с Волкова на Стаса.
   - У тебя - никаких, отдыхай. Приведи себя в порядок, постирай, пожрать сготовь, - охотно перечислял Лука, в то время как я сначала вскипела от стыда, подумав о не мытой несколько дней голове, а потом от злости, возмутившись от остальных обязанностей.
   - Алиска не умеет готовить, - хихикнул Ромка, усаживаясь рядом с Волковым, за что получил мой прищуренный взгляд, - только яичницу с пельменями.
   - Научится.
   - Ага, размечтался. Может быть, вам еще и всем носки перестирать? А на ужин зажарить огромную индейку с яблоком в заднице? - с притворной покорностью поинтересовалась я.
   - Дай-ка подумать, - схватился за подбородок Лука, хитро переглядываясь с предателем-Аароном.
   - Волков, - злобно прошипел Золотов на Луку и, схватив меня за локоть, потащил в одну из комнат.
   Мы оказались в маленькой спальне, зато с огромной кроватью, которая занимала ровно половину помещения. Мне сразу стало как-то неловко в присутствии бывшего возлюбленного, который что-то возмущенно проговаривал себе под нос.
   - Я сегодня буду ночевать с тобой, - заявил он, снимая с себя свитер, под которым была белая футболка, и небрежно бросил его на небольшой трельяж, так как в комнате больше ничего не было.
   - Стас, послушай, - начала я, но он меня перебил.
   - Алиса, ничего не подумай, это ради твоей безопасности, - искренне проговорил он, поглаживая меня по плечу.
   Да уж. Нашел дуру. А то я не знаю его "ничего не подумай".
   - Стас, я переночую с Ромкой, - сказала твёрдо и отступила от него на шаг.
   - Ты все еще меня не простила? - грустно проговорил он, то ли спрашивая, то ли утверждая, и нехотя стал натягивать свитер обратно.
   - Ну что ты, - я взяла его за руку и крепко её сжала, обратив внимание на свои грязные перчатки, и подумала, что Волков был прав на счет приведения себя в порядок, - конечно простила. Просто дай мне время.
   Стас кивнул и открыл дверь, напоследок задав вопрос:
   - Что с нами произошло, Лис?
   "Просто я тебя больше не люблю", - мысленно ответила, а сама молча отвернулась, радуясь своему теперь уже не наигранному спокойствию.
  
  
   Спустя полчаса, я с удовольствием плескалась в ванной, которую обнаружила в подвальном помещении и была приятно удивлена, отметив довольно современную обстановку, не считая старинных кранов и необычную форму самой ванной.
   Многие в моем мире отдают кучу денег за подобное. Так же порадовали разнообразные тюбики с непонятными жидкостями на полочках. Но раз они в этом помещении, значит, их можно либо мазать, либо мылить, либо втирать в кожу. Обожаю такие примочки.
   Спустя еще полчаса, когда я, в благоухающей пене, с жасминовым кремом на голове, нежилась в этой цитадели ароматерапии, в дверь забарабанил Волков, что-то при этом прокричав. Из всех его воплей отчётливее всего гремело слово "вылазь", поэтому я, мстительно улыбнувшись, крикнула:
   - Подождешь!
   Он последний раз стукнул в дверь и, судя по всему, ушел, а я поспешно начала смывать крем, от греха подальше. Постираться решила позже. Сильнее злить фолена было как-то боязно, он все-таки демон.
  
  
   Уже ночью все собрались в небольшой кухоньке-столовой и начали обсуждать планы на завтра. Вернее, выходило так, что говорил Волков, а все остальные обсуждали его слова. Даже Аарон влезал. А вот Стас тихонько сидел в углу, пил что-то из большой кружки и задумчиво взирал на происходящее, словно находился где-то далеко в мыслях.
   После первых же высказываний Луки, мне старо дурно и маетно, так как обсуждали спасение Макса. В общем, разговор сводился к тому, что завтра с утра Волков, Стас и Алекса пойдут в самое логово джиннов (или дэв), я так и не поняла, поскольку вибрировала от напряжения. Апп же останется с нами, дабы следить за нашей безопасностью.
   Завтра вечером мы покинем этот дом и должны будем встретиться с остальными уже в другом месте, и предположительно брат будет уже с ними. Это в идеале. А когда в беседу вклинился Стас и поинтересовался, как именно фейри видят сам процесс их пребывания на территории дэв, Волков вкратце, обрисовал свое виденье.
   Его план состоял из того, что конкретного плана не было. Но того, что он успел сказать, было достаточно, чтобы я разволновалась не на шутку, готовая вот-вот расплакаться, так как фантазией я никогда не была обделена, и отчетливо представила себе какие опасности их поджидают. Перед глазами проплыли кадры: израненный, окровавленный Стас, безжизненная рука Алексы на бетонном полу и связанный толстой веревкой избитый Волков, над которым потешались фейри без лиц.
   Меня передернуло, после чего все как один перешли на латынь, а Алекса со снисходительной улыбочкой щелкнув пальцами, заставила подлететь ко мне стакан с водой. Стас тоже участвовал в диалоге, поэтому мы с Ромкой почувствовали себя полными идиотами.
   Если они решили, что их латынь избавит меня от переживаний, то просчитались, поскольку это имело прямо противоположный результат. Я была на грани истерики.
   - Мне нужно позвонить маме, - ни с того ни с сего произнесла я дрожащими губами. - Тут у вас работает мобильная связь?
   Все взоры приковались ко мне, и создалось впечатление, будто я сморозила последнюю глупость. Волков устало вздохнул и вышел из кухни. Аппий и Ромка последовали его примеру.
   - Мне нужно поговорить с родителями, - настойчивее повторила я, - они волнуются.
   Стас подошел ко мне и обнял.
   - Принцесска, все будет хорошо. Мы умней джиннов.
   - И дэв?
   - Господи! Когда это закончится! - фыркнула Алекса. - Хватит жаловаться и строить из себя нежное создание!
   - Алекса, - укорил её Стас.
   - Что, Алекса? - не успокаивалась она. - Можно подумать у нас есть выбор спасать Януша или нет! Это нам нужно бояться! А ты сиди в теплом доме и жди вестей.
   - Там мой брат! - резко развернувшись к ней, крикнула я. - Что если с ним что-то случится?
   - Да? Твой брат? А как на счет моих друзей? - уже спокойней проговорила асур. - О них ты не подумала?
   Я молчала, понимая, что она в какой-то степени права. Но за них я тоже переживала всей душой.
   - Я не хочу потерять никого из вас, - тихо произнесла. - Правда.
   Оставив на кухне Алексу и Стаса, я решила все-таки постирать одежду, надеясь отвлечься от мрачных мыслей и переживаний по поводу завтрашнего дня. Кроме того, высказывания Алексы оставили в душе горький привкус, будто я действительно в чем-то виновата.
  
  
   * Однажды все мы бываем безумны (лат.)
  
  
   ГЛАВА 12
  
  
   С удовольствием стянув с себя всю одежду, я нацепила огромный халат, который Ромка предусмотрительно положил на нашу кровать. Подумав, что и от меня должна быть какая-то польза, я прихватила с собой Ромкины носки, которые валялись в углу, и стянула перчатки, надоевшие до скрежета в зубах.
   Прошмыгнув к лестнице в подвал, я приоткрыла дверь уборной и застыла на месте, обнаружив там Волкова, который стоял возле ванны в одних джинсах и выжимал свою футболку, которую давно пора было выкинуть.
   Его огромная, смуглая спина перекатывалась буграми мышц при каждом движении рук, заставив меня неприлично вытаращиться, при виде столь интересного зрелища. Я тут же себя отдернула, напомнив, что на всякую нечисть не стоит обращать внимания и собралась было уже ретироваться, как Волков, словно почувствовав мое присутствие, обернулся, хмуро глянув на меня.
   - Чего тебе? - буркнул он.
   - Постирать, - пропищала я, демонстрируя одежду в руках.
   - Иди, я закончил, - проговорил Лука и встряхнул футболку.
   Я поспешно спустилась, свалив в ванну охапку одежды, и повернулась к Волкову, надеясь, что он уйдет и оставит меня одну. Но Лука явно никуда не спешил. Он нарочито лениво прислонился к стене, перекинув через плечо стянутую в жгут майку. Отжал он ее не до конца и несколько капель неспешно скользнули по его груди, оставляя блестящие дорожки на смуглой коже.
   Проследив за капельками, я вдруг сообразила, что уже целую минуту в открытую рассматриваю фолена. От смущения хотелось куда-нибудь спрятаться, но вместо этого просто отвернулась к ванне, в последний миг заметив взгляд, которым меня одарил Лука. В глазах Волкова не было столь свойственных ему смешинок, заставлявших злиться. Он смотрел на меня странно, будто прожигал рентгеновскими лампами. Его челюсти сильно сжались. Мне даже показалось, что Волкову больно.
   Но уже за моей спиной он тихо хмыкнул, окончательно меня запутывая. Что значил этот его взгляд? Что такого Лука увидел? Затылком я продолжала чувствовать присутствие Волкова, не зная, что же мне делать. Одно я понимала четко - уютной компанию Луки назвать было нельзя, особенно с учетом того, что на мне был лишь халат, ни как не улучшающий мою уверенность в себе. Да и мокрые волосы следовало убрать в пучок, а не оставлять сушиться распущенными.
   Пока мысли скакали в этом направлении, Лука все так же разглядывал меня своими золотистыми глазами. Дыхание перехватило, от неловкости бросило в жар, щеки начали резко краснеть, но я выдавила из себя:
   - Чего вылупился? - вопрос прозвучал неуверенно и фальшиво, на что Волков криво усмехнулся.
   - Думаю.
   - Завязывай с этим, - ответила я, отвернувшись от его острых глаз и пытаясь спрятать красные щеки.
   - Не спросишь о чем? - поинтересовался он.
   - Нет, - слишком быстро ответила я, и включила воду.
   Он хохотнул и двинулся к лестнице.
   - Не волнуйся, Блонди, о тебе я не думаю даже в самом страшном сне, так что ты зря разволновалась, - весело проговорил он и скрылся за дверью.
   - О, Господи, - простонала я, усевшись на край ванны, и приложила к горевшим щекам ледяные ладони, - вот придурок.
   Затем придя в себя, решила все же постирать, как вдруг меня озарило:
   - Эй! Так это он меня оскорбил что ли?!
  
  
   Когда я просочилась в свою комнату, Ромка уже сладко спал, тихонечко постанывая. У меня же не было сна ни в одном глазу. Я свернулась калачиком на краю кровати, так что между мной и Ромкой оказалось расстояние около метра, и уставилась на светящуюся щель двери, стараясь угомонить скачущие и больно бьющие мысли в голове.
   - Спать, - настойчиво прошептала, но не почувствовав отклика в душе, глубоко вздохнула.
   Промаявшись еще с полчаса, я наконец-то заставила себя закрыть глаза, уговаривая, что завтра обязательно будет лучше, чем вчера. Я поверила лишь на секунду, но этого было достаточно, чтобы отключиться, с нетерпением ожидая нового дня.
  
  
   Как и предполагала, проснулась я рано, когда только начало светать. Спала беспокойно и, видимо, в одной позе, судя по ломоте во всем теле. Ромка все еще посапывал, встать в такую рань для него стало настоящим подвигом, хотя еще буквально недавно он доставал меня звонками в дверь чуть ни свет ни заря.
   Не видя больше причин для сна, я встала и, кряхтя, поплелась за одеждой. Как и следовало ожидать, вчера не потрудилась как следует её выжать, поэтому, когда натягивала на себя влажные штаны, обронила пару крепких словечек абсолютно не предназначенных для уст молодых девушек.
   Зато ненавистные перчатки были сухими, хоть вся грязь так и не отстиралась. Одевая их, я услышала голоса, доносившиеся из гостиной. Вывалившись из уборной, побежала туда, радуясь, что никто еще не успел уйти.
   - Доброе утро, - пропищала я, появившись в проеме.
   - В каком месте оно доброе? - фыркнула Алекса и вышла из дома, как всегда хлопнув дверью.
   Я потупилась, избегая смотреть присутствующим в глаза.
   - Ну что, Блонди, готова сегодня увидеть брата? - весело поинтересовался Волков, вальяжно развалившись на диванчике.
   - Живым? - брякнула я, и тут же прикрыла губы ладошкой, ужаснувшись своим же словам.
   Лука рассмеялся и проговорил:
   - С твоим настроем, сомневаюсь, что мы вообще вернемся.
   - Волков, - в который раз отдёрнул его Стас и, подхватив меня под локоть, потащил в кухню.
   Оставшись наедине, я наконец-то осмелилась заглянуть в его глаза, чувствуя себя предателем, потому что в отличие от позавчера, не испытывала к Золотову ровным счетом ничего.
   - Принцесска, - прошептал он, поглаживая меня по плечам, - все будет хорошо. Мы обязательно вернемся с Максом. Слышишь?
   Я кивнула.
   - И не накручивай себе всякие гадости, я знаю, что ты любишь это делать. - Снова кивнула и он придержал меня за подбородок, с нежностью заглянув в глаза.
   Я позволила ему себя поцеловать, мысленно находясь далеко и стойко сравнивая себя с тряпичной куклой. Недолго побыв в его объятьях, отстранилась, и мы вернулись в гостиную.
   - Прощаетесь, будто на год, - недовольно проворчал Волков, и вышел на улицу.
   Стас последовал за ним, быстро чмокнув меня в лоб. Мы с Аппом поспешили на крыльцо, наблюдая за уходящей троицей.
   - Волков! - неожиданно вырвалось у меня и парень недоуменно обернулся. - Удачи тебе! Береги остальных!
   - Ладно! - хохотнул он и двинулся дальше.
   - И приведите мне моего брата! - крикнула я, но они меня уже не слышали, поскольку скрылись за поворотом кривой улочки.
   По моим щекам водопадом хлынули слезы, и я промокнула их перчаткой.
   - Апп, они вернутся? - сиплым голосом спросила, вглядываясь в никуда.
   Нэт приобнял меня за плечи и четко проговорил:
   - Да.
   Я кивнула, и мы зашли в дом, который станет моей клеткой на долгий, долгий день.
  
  
   Весь этот день я провела в гостиной, неотрывно наблюдая за кринитом, в котором царила хорошая погода, вселяя в меня надежду. Ромка хвостиком, повсюду таскался за Аппом, надоедая расспросами и, предположительно, уже достав терпеливого нэта своей болтовней.
   Забавно было наблюдать за их диалогами. Ромка - четко проговаривающий буквы и слова и Аппий, который совершенно не умел пользоваться склонениями.
   Но мне было не до них. Меня бросало то в жар, то в холод, стоило только мысленно произнести имя кого-то одного из отсутствовавших. Промаявшись еще немного, решила чем-то себя отвлечь и поплелась в кухню. Еда стойко отказывалась лезть в горло, поэтому я, с тоской поглядев на янтарную жидкость, которую так охотно выпивали фейри, налила себе молока.
   Спустя некоторое время в столовую зашли Аппий и Ромка, застав меня неотрывно следящую за кринитом и при этом нервно дрыгавшую ногами. Опухшие от слез глаза не желали открываться до конца. Нэт хмуро на меня посмотрел и бабахнул на плиту чайник.
   - Лиска, - позвал Аарон и положил голову на мое плечо, но не нашел слов, чтобы успокоить.
   Апп поставил передо мной граненый стакан с жидкостью черного цвета, в котором плавала какая-то трава, и произнес:
   - Пей.
   - Что это? - опасливо принюхалась я, ощутив еле уловимый аромат ромашки.
   - Покой, - пояснил он, и я не раздумывая, тут же схватилась за напиток, словно за спасательный круг и сделала большой глоток, обжигая нёбо.
   - Аккуратнее, - хлопнул меня по плечу Ромка, наблюдая за моей наморщившейся физиономией.
   - С некоторых пор, я доверяю напиткам Аппа, - улыбнулась я, предусмотрительно подув в стакан перед следующим глотком.
    
  
   Уже начало смеркаться, когда я сидела в гостиной на диване. Зелье помогло. Я перестала плакать и раскачиваться из стороны в сторону. Кроме того появилась некоторая ясность в мыслях, дав мне возможность обдумать многие вещи.
   Например, я решила сообщить Стасу, когда он вернется, что между нами больше ничего не может быть, и надеялась остаться с ним друзьями. По крайней мере, так будет честно. Еще,  почему-то была уверенна, что увижу сегодня брата. Волков не даст в обиду ребят, я это точно знаю.
   Тут абсолютно бесшумно в комнате появился тот самый худощавый старичок-асур с огромной стопкой белья в руках. Где он прятался до этого - оставалось загадкой. Вспомнилось, что мы с Ромкой неудачно над ним подшутили, и мне стало жутко стыдно.
   - Извините, здравствуйте. Давайте я вам помогу. - Я бросилась к старичку и подхватила верхнюю часть стопки. - Куда нести?
   Он улыбнулся, хитро на меня посмотрел и указал на большой полотняной шкаф у стены. Я послушно уложила туда белье и, развернувшись, подхватила оставшуюся часть из рук старика, определив её туда же.
   - Спасибо, молодая девушка, - поблагодарил асур, и его приветливая улыбка произвела с лицом настоящие перемены. Восставший из ада тут же превратился в добродушного дедулю, правда, с проклепанными ушами.
   - Алиса, - представилась я, обрадовавшись, что он не держит на меня зла.
   - Тиберий. Хозяин Постоялого Двора, - почтенно склонил он голову и, не поворачиваясь ко мне спиной, стал двигаться к выходу.
   То ли он не хотел меня оскорбить своей спиной, то ли боялся, что я в неё что-нибудь воткну.
   - Тиберий, а почему вы живете в городе Несогласных, а не со своими сородичами? - спросила я, пока он еще не ретировался, так как мне стало любопытно, что заставило старого асура бросить свой дом и жить в подобном месте, без законов и создающих их личностей.
   Старик остановился и удивленно на меня посмотрел.
   - А почему вы это спрашиваете, молодая девушка?
   - Интересно просто, - пожала плечами. - Извините.
   Почему-то казалось, что я напугала Тиберия своим любопытством, поэтому поспешила обратно к дивану, давая возможность старику уйти. С удобством на нем расположившись, приготовилась к долгим часам ожидания.
   - Это вы меня извините, - послышалось позади меня.
   Обернувшись, увидела вернувшегося Тиберия.
   - Я долгое время не видел людей, поэтому отвык от общения с вами.
   - Это... это ничего... - растерялась я.
   - Я принял решение покинуть свое место во времена Великого Мира, впрочем, как и все, кто был не согласен, - проговорил асур. - Сегодня уже наш город не растет, словно на дрожжах, как в былые времена, но желающих здесь поселиться по прежнему достаточно.
   - Что заставляет фейри бросать дома и селиться здесь, среди разбойников и отступников? - удивилась я.
   - А с чего вы девушка взяли, что тут живут только преступники? - хитро прищурился он. - Разумеется, у нас, как и везде, есть разбойники, но здесь живут свободные люди. Те, кто не желает слушать приказов и выполнять их. Тут мы живем для себя и здесь нет иерархии, из-за которой мирные фейри могут озлобиться.
   Я задумалась. Действительно, почему бы не жить свободно? Но как жить свободно, если нет закона и того кто мог бы тебя защитить в случае опасности? Палка о двух концах.
   - Но самое главное, - продолжал старичок, - это то, что здесь нет Дагод и нет Двенадцати.
   - Они так плохи? - обиделась я за Макса.
   - Вы люди, живете с невидимыми и предписывающими богами, но вправе решать - верить или нет. Дагоды же в нашем мире - высшие, а Двенадцать стали чуть ли не владыками мира, богами, просто потому что они сильнее других рас. А они всего лишь такие же фейри, как и мы все.
   - Сильный всегда забирает власть, - пожала плечами, не удивившись словам Тиберия.
   - Да, - согласился он, - но не здесь.
   - А что за времена Великого Мира? - поинтересовалась я, чувствуя, что не стоит больше его задерживать, поскольку старик так и остался стоять на пороге, не проходя в дом.
   - Это времена, когда на службе у Дагод были дэвы и армия светлых и темных джиннов, - мрачно произнес асур, и я сразу поняла, что Тиберия одолели невеселые воспоминания. - Это было время Преисподней, как мы его называем.
   - Почему? - изумилась я.
   - Дэвы командовали армией Дагод - джиннами и были приближенными к высшим. Представляете, девушка, как дэвы использовали свою власть и вседозволенность? Воин не было тогда. Воевать было не с кем. Поэтому дэвы развлекались по-своему. Не все конечно. Несогласные дэвы тоже живут в нашем городе. - Он опустил голову и задумался.
   - И что потом? - подтолкнула я, впитывая в себя словно губка, историю другого мира.
   - Потом? Нельзя зверствовать, безнаказанно прикрываясь силой других. Случился переворот. Власть сменилась, дэвы с темными джиннами были изгнаны, а Дагоды сами стали руководить армией светлых джиннов, - асур нахмурился, сплюнул и добавил: - Хоть задницы оторвут от стульев, а то знают только праздность! - а потом снова перешел на спокойный тон. - В общем Дагоды остались при власти и силе, избавившись от этих койотов. Но остались "богами" в своем единстве.
   - Не очень-то вы их жалуете, - констатировала я.
   - И не боюсь об этом говорить, - гордо кивнул Тиберий, - поэтому и живу здесь.
   - Спасибо за экскурс в вашу историю.
   - Пожалуйста, девушка, - вновь разулыбался он и резво для своего возраста, вылетел из дома.
   - Между прочим, у меня брат Дагод, - обиженно проговорила я, спустя пару минут, - может они и охочи до власти, но ведь родню не выбирают... Макс у меня хороший...
   Вздохнув, опустила голову, и мой взгляд наткнулся на потемневший кринит.
   - О, кринит потемнел...
  Я вглядывалась в бушующие облака в малюсеньком камне, как около меня раздался тихий хлопок и на кофейном столике около дивана появился Тутто.
  - Чего сидим? Кого ждем? - хмуро осведомился он и лопнул как мыльный пузырь, испарившись.
  Спустя секунду, я как ошпаренная вскочила с дивана и заверещала на весь дом:
  - Апп!!! Кринит потемнел!!!
   Нэт и Ромка тут же появились в гостиной.
   - Кто потемнел? - перепугавшись, спросил мальчишка, но Аппий, лишь бросив взгляд на камень, не объясняя, схватил нас под локти и побежал в стену.
   - Стой! - крикнула я, закрыв лицо рукой, но мы уже оказались в другой комнате, а сзади слышался треск ломающиеся древесины.
   Спустя секунду, перегородка отделяющая комнату разлетелась на щепки и перед нами оказалась целая дюжина джиннов.
   - Боже мой! - прошептала я, расширив глаза и приготовившись умереть.
   Но у Аппа были другие планы. Он толкнул нас через стену, и мы с Ромкой повалились на улицу, упав с довольно приличной высоты.
   - Беги! - крикнул он и скрылся за стеной, оставшись с джиннами один на один.
   Мы с Ромкой переглянулись и, резко вскочив, побежали по кривым улочкам, не разбирая дороги.
   Мы бежали так быстро, словно за нами гнались сами черти, хотя так оно, скорее всего, и было. На улице стремительно темнело, поэтому стало казаться, будто мы бегаем кругами. Я уже начала задыхаться, в висках бешено стучало, а ноги отказывались меня держать.
   - Ромка, я больше не могу, - взмолилась я, согнувшись пополам, - пусть хоть поймают, но правда не могу!
   - Нам нужно спрятаться! - проговорил он, судорожно оглядываясь по сторонам. - Сюда!
   Аарон схватил меня и потащил к дому, стоявшему немного поодаль от остальных. На нем висела вывеска на латыни с изображением скрипки, а изнутри доносилась музыка и звон стаканов, из чего я сделала вывод, что это  таверна.
   - Ты что, сдурел?! - возмутилась, остановившись на крыльце, наотрез отказываясь войти в покореженную дверь. - Это же таверна фейри! Мы сами идем в руки джиннов!
   - Да? А что ты предлагаешь? Ты видела, какие они сильные? - возразил Ромка. - А заметила, как они ходят, не дотрагиваясь до земли? Нам не убежать!
   - Я не пойду! Это самоубийство! - упрямо заявила я и сложила руки на груди.
   - Алиса, нам некуда больше идти, - возразил он и первый вошел в дверь.
   Мне ничего больше не оставалось, как последовать за ним, приготовившись к самому худшему. Не бросать же его, в самом деле.
   Как только мы переступили порог, в нос ударил сильный запах алкоголя и грязных тел. Помещение было довольно просторным, но тусклый свет создавал впечатление замкнутости. При нашем появлении музыка и голоса прекратились и все фейри, как один, недоуменно уставились на нас.
   Я сжала ладонь Ромки, готовая сиюминутно дать деру, но он упрямо двинулся вдоль многочисленных, близко расположенных к друг другу столиков, прямо к длинной, кривой барной стойке, за которой стоял высокий бармен-асур, протирая грязной тряпкой стакан и с интересом на нас поглядывая. Я пыталась не задеть никого из сидящих за столиками фейри, недружелюбно следивших за каждым нашим шагом.
   - Ромка, давай уйдем, - еле слышно прошептала, но мы уже подошли к барной стойке, и больше ничего не оставалось, как забраться на высокие стулья.
   - Pax vobiscum*! - проговорил бармен, махнув рукой нэту, сидевшему за клавесином, который с особым рвением возобновил игру на своем инструменте.
   Зал сразу же наполнился гулом голосов и я позволила себе глубоко вздохнуть.
   - Pax vobiscum! - повторил бармен, глядя на нас с интересом.
   - Простите? - робко проговорила я.
   - Добро пожаловать, - уже по-русски продолжил он, поняв, что мы не понимаем его языка, - не часто к нам заходят люди. Точнее, вообще не заходят.
   Он наполнил два бокала янтарной жидкостью и подвинул их нам.
   - Спасибо, но у нас нет денег, - отказался Ромка, отодвигая спиртное.
   - За счет заведения, - махнул рукой асур. - Это человеческий напиток, фейри его не любят. Виски называется.
   Ага, не любят, вон мои защитнички кружками хлещут. Тем не менее, я схватила стакан и резким движением осушила, даже не поморщившись.
   - Только попробуй, - пригрозила, видя, что Ромка потянулся за своим. Мальчишка тяжело вздохнул и поник.
   - От кого скрываетесь? - как бы между прочим поинтересовался бармен.
   - От джиннов и дэв, - честно признался Аарон, за что получил от меня увесистый подзатыльник.
   - Чего дерешься? - обиделся мальчишка и приуныл.
   - Ого! - удивился асур. - Что же такого вы натворили, ребята?
   - Ничего, - буркнула я, - невезучие просто.
   - Люди, - послышался сзади хриплый голос, и волосы на моей голове зашевелились от ужаса, - передушил бы вас всех, как цыплят.
   Я обернулась и увидела перед собой огромного тролля, возвышавшегося надо мной на добрых полметра и с ненавистью сверлившего нас своими красненькими глазками.
   - Катись отсюда, Фад, - проговорил бармен, - это мои гости.
   Тролль брезгливо плюнул нам под ноги и отвернулся.
   - Спасибо, - проговорили мы с Ромкой в унисон и асур улыбнулся.
   - Вы нас выдадите? - обреченно спросил Аарон, жалобно вглядываясь в острые черты лица асура.
   - Нет, - пожал он плечами, - какой в этом смысл?
   Я облегченно вздохнула и даже улыбнулась, почему-то поверив на слово этому фейри.
   -  А как вы здесь вообще оказались? - поинтересовался бармен, но через секунду его взгляд приобрел холодность и впился куда-то поверх моей головы.
   Мы с Ромкой оглянулись и заметили, что все находившиеся в баре фейри неотрывно смотрят в крохотные окна.
   - За стойку! Живо! - рявкнул Асур, буквально перетащив нас к себе за воротники. 
   Мы прижались спинами к внутренней стороне барной стойки и притаились. Раздался хлопок входной двери, и в таверне наступила давящая тишина, прерываемая лишь моим, казалось, очень громким биением сердца.
   Потянуло сквозняком, который словно ледяной рукой схватил меня за затылок, заставив сбиться дыхание. Аарон сжал мою руку, посмотрев полными страха глазами.
   - Люююдиии, - прорвался сквозь тишину тихий, шершавый голос, - запах лююдей повсюююдуу. Гдеее ониии?
   - Здесь нет людей, джинн, - довольно резко ответил бармен и облокотился на стойку.
   - Джиннам здесь не место! - раздался голос из зала.
   - У вас ессть лишшняя душша, предатели дэв? - прошипел джинн.
   - У нас у всех давно забрали души, - послышался другой голос, - но нам не жалко жизней, чтобы избавить мир от кучи такого мусора как вы.
   Мы, вытаращив глаза, слушали перепалку посетителей с джиннами и ничего не понимали. Неожиданно сбоку послышался тихий свист. Ромка толкнул меня под локоть, и я увидела, что дверь, ведущая в подсобку, приоткрыта, и из неё выглядывает милое девчачье личико с острым носиком.
   Девочка приложила палец к губам, призывая нас к тишине, и жестом поманила к себе. Мы не сговариваясь, отлепились от стойки и, стараясь создавать как можно меньше шума, поползли к ней. Перепалка в таверне поспособствовала нашему удачному протискиванию в дверь, и когда мы застыли перед девочкой, она снова приложила палец к губам и потянула нас вглубь помещения.
   Когда мы оказались в небольшой комнатке, девчушка закрыла дверь и обернулась. На вид ей было лет десять - одиннадцать. Миловидное лицо обрамляли пушистые черные локоны, а серые глаза с любопытством изучали нас. Девочка улыбнулась и на её щеках образовались две кокетливые ямочки.
   - Спасибо тебе, - произнесла я, испытывая к этому маленькому существу нечто, сродни обожания.
   - Папа учит помогать людям, потому что они слабые. Но только тем людям, которые светятся. - Мы с Аароном в очередной раз недоуменно переглянулись. - А вы - светитесь.
   - Меня зовут Аарон, - спохватился парнишка, немного растерявшись после паузы, - это Алиса.
   - Талука, - представилась девочка.
   - Ты асур? - спросила я.
   - Нет, я дэв, - улыбнулась она. - Асуры забрали меня, когда джинны убили моих родителей.
   Она подошла к огромному сундуку и с невероятной легкостью его отодвинула. Под ним был люк, в котором виднелись каменные ступеньки, спускающиеся в темноту.
   - Это тоннель, ведущий за пределы города, - пояснила Талука, - там начинается Темный лес, джиннам туда нет хода.
   - А дэвам? - поинтересовался Ромка, заставив Талуку задуматься.
   - Нам нельзя уходить из города, - спохватилась я, вспомнив о том, что мы должны встретиться с остальными в условленном месте, хотя понятия не имела, где оно, - нас будут ждать друзья.
   - Кто ваши друзья? - спросила дэв, сверкнув пасмурными глазками.
   - Ну... - задумалась я, а Ромка отчеканил:
   - Нэт, асур, фолен и человек... может еще брат Алиски...
   - Фолен? Среди ваших друзей фолен? - обрадовалась она, перебив мальчишку.
   - Да, - удивленно кивнула я.
   Она подтолкнула нас к тоннелю, но задержала Аарона, осторожно заглянув ему в глаза.
   - Тогда ваши друзья обязательно найдут вас, - уверенно произнесла она.
   - Я тоже так думаю, - глупо улыбнулся Ромка.
   Тут за дверью послышались звуки шагов, и Талука отпустила руку Аарона, буквально втолкнув его в тоннель.
   - Задвиньте за собой сундук!
   С лицом Талуки начали происходить метаморфозы. Она оскалилась, упала на колени и начала обрастать волосами. Спустя секунду, перед нами уже стоял маленький волчонок, грозно рычащий на дверь.
   Первой среагировала я и с силой приложилась плечом к сундуку, закрыв проход. Мы погрузились в полнейшую темноту и побежали. Тоннель был прямым, но низким, поэтому я почти сразу же разодрала себе лоб. Бежать, не видя ничего, было страшно, но остановится - еще страшней.
   - Алиса, стой! - позвал меня Ромка, и мы замерли прислушиваясь.
   Казалось, за нами никто не шел, поскольку в ушах зазвенело от давящей тишины.
   - Давай идти, а не бежать, - жалобно попросил мальчишка, - я уже все локти ободрал.
   - Хорошо, - кивнула я, хотя, конечно, Ромка не мог этого видеть.
   Мы сцепили руки и, ощупывая выступы, не спеша двинулись дальше в темноту.
   Примерно около часа блуждали в темном тоннеле, и казалось, будто ему нет конца. Глаза привыкли к темноте, а чувства подсказывали, где лучше пригнуть голову.
   - Лис, а куда мы пойдем, когда выйдем отсюда? - нарушил тишину Аарон.
   - Сначала нужно выйти, - ответила я, а сама задумалась: действительно, куда?
   - Не пойдем же мы в лес...
   - Может и пойдем, - огрызнулась, злясь на ситуацию.
   - Там опасно, - не согласился Ромка.
   -А в городе, тебе не опасно?
   - Что ты такая вредная, а? - насупился мальчишка, а я тяжело вздохнула.
   - Ромочка, за нами гоняются джинны. Думаешь, они поговорить хотят? Они меня убить пытаются.
   - Алисочка, мне, если честно, страшно до чертиков, вот я и болтаю, - пошел на попятную мальчишка. - Тут просто темно и жуть всякая мерещится.
   Мы снова погрузились в молчание, но через пять минут Аарон опять заговорил:
   - Талука классная, да?
   - Влюбился? - поддразнила я, вспомнив симпатичные улыбчивые ямочки на щеках девочки.
   - Ты чего, совсем что ли дура? - выдал он себя коронной фразой, чересчур резво возразив. - Видела, как она в волка превратилась? Жуть, да?
   - Угу.
   - Выходит, не все дэвы плохие, - сделал вывод Ромка.
   - Только те, которые живут в этом городе, остальные плохие, как я поняла.
   - Ну да, ну да, - согласился болтун.
   - Ой! - пискнула, налетев на что-то твердое.
   - Что случилось? - перепугано прошептал Ромка.
   Я начала ощупывать препятствие.
   - Похоже, дверь.
   - Так открывай!
   - Да подожди ты! - Я медленно водила рукой по двери, пытаясь отыскать ручку или что-то подобное, а заодно не поймать занозы. - По-моему ручки нет.
   - Как нет? - Ромка отодвинул меня, и сам зашуршал, практически сразу возмутившись, вонзившимся в руки занозам.
   Потом он попытался её выдавить плечом, но, естественно, у него ничего не вышло, поскольку веса в мальчишке килограмм сорок если есть - и то хорошо.
   - Да, самое главное Талука нам сказать забыла, - нахмурилась я, мысленно представив себе путь обратно, содрогнувшись при этом всем телом.
   - Тут рычаг! - обрадовался Ромка. - На стене! Сейчас открою!
   Но получилось задуманное у нас не с первого раза, так как рычаг тяжело поддавался и только когда мы вместе на нем повисли, он, скрипнув, опустился вниз.
   Дверь затрещала, отъехала вперед и в бок, открыв нам выход, из которого пахнуло свежим воздухом. Снаружи было темно и, если бы не огромная луна, я, скорее всего, подумала бы, что тоннель не закончился.
   - Выходи, давай, - подтолкнула замершего Ромку, но он стоял на месте.
   - Что-то не хочется.
   - Ром, не валяй дурака, - фыркнула я, но друг не торопился меня выпускать.
   - Предчувствие у меня нехорошее.
   Стоило ему произнести эту фразу, как пейзаж начал покачиваться, словно взгляд был пропущен через двигающуюся линзу, но только через секунду до меня дошло, что это не пейзаж, а джинны, плывущие к нам на встречу.
   Я, молча, схватила Ромку за воротник и затолкнула в тоннель, при этом пытаясь нащупать рычаг, хоть руки не особо слушались в панике. Но было поздно. Я почувствовала, как ледяная рука больно ухватила меня за плечо, а стоявший рядом Ромка отлетел в сторону, громко ударившись о землю.
   - Отпусти меня, тварь! - заорала я, отбиваясь, что есть мочи, но меня, не останавливаясь, выволакивали из тоннеля. - Убери свои лапы! А-а-а-а! Помогите!
   Когда мой крик начал переходить звуковой барьер, с другой стороны ко мне подлетел еще один джинн и намотал косу на руку, больно рванув вверх.
   - Зззззамолчииии человееееек, - прошипел джинн и приподнял меня за волосы, словно желая рассмотреть получше.
   У меня из глаз брызнули слезы боли, и я замахала руками, пытаясь достать до его лапищ, крепко вцепившихся в волосы. Когда у меня ничего не вышло, я обеими руками постаралась схватить его за лицо, которое было скрыто капюшоном, но нащупала лишь воздух. Больше мне ничего не оставалось, и вновь заверещала в паническом ужасе.
   Джинн, что-то разглядывавший во мне, кивнул и с силой хлопнул меня об землю, словно плюшевую игрушку, так что все тело скрючилось от невыносимой боли, не давая возможности даже вздохнуть. Было ощущение, что каждая косточка в моем теле переломалась, и я повисла тряпичной куклой, когда джинн снова меня приподнял.
   Внезапно он отпустил мои волосы, и я повалилась на землю, даже не вытянув перед собой руки. Вокруг все пришло в движение, и где-то совсем рядом вспыхнул яркий огонь.
   Я, насколько могла, сфокусировала взгляд на этом свете, но перед глазами все расплывалось и плясало. На фоне яркого огня вырисовывалась фигура человека, грозно надвигающегося в нашу сторону. Но силы покинули меня и я отключилась.
  
  
   * Мир вам (лат.)
  
  
   ГЛАВА 13
  
  
   - ...вот. А еще у неё были тёмные кучерявые волосы и большие серые глаза, - послышался Ромкин голос, отозвавшийся болью в моей голове, - а когда она превратилась в волка, я вообще обалдел!
   - Рома, ты не мог бы заткнуться? - хрипло попросила, почувствовав, что содрала этими словами засохшее горло.
   - Алисочка, проснулась! - радостно вскрикнул Аарон, а я разлепила веки.
   Передо мной находилось счастливое, но слегка помятое лицо мальчишки с подбитым глазом.
   - Привет, Блонди, - донесся знакомый голос и в поле зрения попал улыбающийся Лука.
   - Волков, - прошептала я, готовая тут же расплакаться, - ты чего же так долго?
   - Я спешил, - серьезно ответил он и засунул руки в карманы джинсов, явно чувствуя себя не в своей тарелке.
   - Где мой брат? - спохватилась, попытавшись приподняться, но застонала от боли и Лука, нахмурившись, уложил меня обратно.
   - Ма-а-акс! - заверещал Ромка и выбежал из комнаты, а я подумала, что моя голова всенепременно взорвется после его крика.
   - Он решил свести меня в могилу ультразвуковым визгом, - страдающе произнесла и посмотрела в золотистые глаза Волкова. - Все живы, здоровы?
   - Все, кроме тебя, - улыбнулся он. - Ты у нас самая пострадавшая.
   - Аппий?
   - Уже оклемался. Залечил себя сам.
   - Господи, как мне было страшно, - закрыла я глаза, чувствуя облегчение от того, что все живы.
   - Знаю, Блонди, - кивнул Волков и вышел.
   - Алиса! - послышался голос брата, и через секунду в дверном проеме показался он сам.
   Макс подскочил к моей постели и осторожно присел там, где недавно сидел Ромка. Я через боль приподнялась и обняла его, уткнувшись в грудь, и громко разревелась, то ли от счастья, то ли от страха, то ли от того, что просто от слез становится легче.
  
  
   Спустя час, мы с братом, Лукой, Ромкой и Аппом, отпаивающим меня своими отварами, сидели в небольшой кухоньке. Оказалось, что находимся мы уже не в городе Несогласных, а в небольшом селении асуров к югу от города.
   Прежде, чем я очнулась, меня долго несли через Темный лес, в безопасное место. Вышло так, что мы остановились в доме сестры Алексы, с которой я пока еще не познакомилась, так как нам выделили отдельный домик на их участке. Хотя домиком его может назвать только слепой, ведь это было двухэтажное строение площадью как весь двор нашего с Ромкой дома. Чувство легкой зависти заставило меня присвистнуть, глядя на богатство других. Но об этом позже.
   В данный момент, Макс и Волков рассказывали про свои злоключения, а я счастливо пялилась на них, испытывая чувство, сродни безграничной любви к обоим. За то, что один оказался жив, а другой его спас. Из их повествования выходило, что когда мы убежали, джинны напали на Аппа, но он так яростно отбивался, что джинны подло напустили на него Пыль и кинулись за нами.
   Пыль - это некий порошок, который в руках любого фейри был просто пылью, а в руках джиннов, имел свойство выбивать из любого все воспоминания. В том числе и как говорить, и ходить.
   В таком состоянии они и обнаружили Аппа, который валялся на полу и беспомощно барахтался, словно малое дитя. Благо, что Макс все-таки Дагод и вернул Аппу его первоначальный вид.
   После этого фейри стали прочесывать весь город, пока не нарвались на ту самую таверну. Ее хозяин и бармен в одном лице, которого, кстати, звали Апок, и поведал, где нас с Ромкой можно будет найти, хотя и не пропустил тайным ходом. Вот так и нашли нас наши спасители.
   Аппий вручил мне две сухие палочки черного цвета и сказал:
   - Жуй.
   Я без вопросов откусила одну из палочек, которая чем-то напоминала безвкусную карамель и принялась усиленно жевать. После часа проведенного под наблюдением нэта, мне стало намного лучше. Голова уже не так сильно гудела, а тело, казалось, вообще не чувствовало боли.
   А вот в зеркало глядеть я не спешила, постоянно нащупывая языком болячку на губе, которую рассекла о собственный зуб и без конца трогала разодранный лоб, даже через перчатки чувствуя шершавую коросту.
   - Алиса! - в кухоньке появился Золотов и, подбежав ко мне, схватил в объятья.
   За ним в помещение прошла Алекса и с интересом на меня посмотрела.
   - Ну, надо же, гляди-ка какая живучая, - немного досадливо проворчала она, но тут же исправилась: - Да, помяли тебя, - и, словно забыв обо мне, начала что-то тихо говорить Аппу.
   - Эй, полегче! - улыбнулась я Стасу, так же позабыв про вредную асур, и вгляделась в радостную физиономию Золотова.
   Но тот не разжал объятий, а бережно усадил меня себе на колени и буквально поедал взглядом мое лицо.
   - Я чуть с ума не сошел от волнения, - выдохнул он и прижался к моей шее, вдыхая запах.
   Он раньше часто так делал, но теперь мне было неприятно. Я заерзала, подумав, что не мешало бы принять душ.
   - Как ты? Испугалась?
   - Если честно, то до смерти, - призналась я и улыбнулась. В это утро я любила абсолютно всех, даже Стаса с его заморочками.
   - Золотов, харэ её на руках таскать, пусть поправится, - возмутился брат, а Волков допив из своего стакана, вышел на улицу.
   - Я бы всю жизнь её на руках носил, - хмыкнул Стас и заговорщицки мне подмигнул, а я рассмеялась. Так радостно было видеть всех их.
   - Ой, где же мой прЫнц-то шляется? - театрально проговорила Алекса и засмеялась, а я подхватила её смех.
  
  
   На ужин мы прошли в центральный дом, к хозяевам. Оказалось, что у Алексы богатая родня даже по людским меркам, хотя это и так было понятно невооруженным взглядом. Девушка исключительно уважительно общалась со своей сестрой Конкордией и с её мужем Феликсом, что создалось впечатление, будто они либо выходцы из средних веков, где близких было принято называть на "Вы", либо все проще и между сестрами пробежала черная кошка.
   А вот со своим племянником - егозой Стултиком и его братом Дикси девушка охотно болтала, при этом удивив меня, насколько она красива, когда улыбается.
   Кстати, между собой сёстры были абсолютно не похожи, Конкордия статная блондинка с вьющимися волосами и серыми, яркими глазами. Очень веселая, болтливая и общительная, не в пример её мужу, который все время сидел молча, лишь отвечая на её вопросы или поддакивая на утверждения супруги.
   Феликс, кстати, был настоящим красавчиком, с задумчивым взглядом и строгими аристократическими чертами лица, которые так любят Голливудские режиссеры. Но прохлада между родственниками была все же заметна, хоть сёстры пытались её не афишировать. Что ж не удивительно, с таким характером как у Алексы, сам черт не сладит, что уж говорить про родственников.
   Конкордия была явным лидером беседы, так как в основном в кухне звучал её мелодичный голос и звонкое хихиканье. Не улыбнуться в ответ мог разве что только мертвый, поэтому все оживленно принимали участие в беседе. Все, кроме меня. Я, молча, сдавливала в руках кружку с горячим глинтвейном и рассматривала Макса, словно видела брата впервые.
   Его красивое лицо немного исхудало, а под глазами залегли тени, но даже это не портило вид. Он улыбался и время от времени подмигивал мне, заставляя сиять как чайник.
   Но еще я обратила внимание, что остальные, как бы это сказать, сторонятся брата, что ли. Не явно, едва заметно, но сторонятся. Скорее всего, из-за его принадлежности к Дагодам. Даже Аппий избегал взгляда Макса.
   А вот Волкова вроде, он совсем не интересует, поскольку фолен был поглощён неотрывным созерцанием хозяйки дома. Я нахмурилась. Стас, кстати, тоже с неё не спускал глаз.
   Конкордия мне резко разонравилась и я подумала, что хорошо, что с нами в команде именно вредная Алекса. Хотя понять почему, так и не смогла.
  - Алиса, ты представляешь, у них есть комната с иллюзиями! - ворвался в комнату Ромка с восторженным воплем. - Это даже круче видео игр! Все как в реальности! Мне срочно нужно такую же штуку домой!
  Я не успела выдать и слова, как Ромка сорвался с места и вновь скрылся из комнаты. Гонимая любопытством, я последовала за ним.
  Игровая комната представляла собой... как бы это сказать... дверь в другой мир. Едва толкнув её, я вступила на освещенную солнцем поляну, и мое лицо обдул легкий ветерок. Я с удивлением обнаружила, что моя одежда превратилась в достаточно симпатичное платье с аккуратными оборками, которое доходило мне до щиколоток. Такие платья носили в средних веках английские леди. Да, в этой игре иллюзия на высшем уровне.
  - Эм... Рома? - робко позвала, вглядываясь вдаль и явно слыша звуки клацающих мечей.
  Тут из-за пригорка выбежали Дикси и Стултик, размахивая мечами а-ля звездные войны и с плескавшимися через край эмоциями что-то рассказывали друг другу. Позади них гордо шествовал Аарон, небрежно поигрывая рукояткой такого же меча.
  - О, Лиска! - заметил он меня. - Прикинь, они не знают, кто такой Дарт Вейдер! Ну, вообще деревня!
  Я хихикнула и подошла к мальчишке.
  - Иди сюда, глянь! - он схватил меня и понесся вверх по пригорку, что я не успела даже возразить.
  - Ромка, у меня сейчас мозги вывалятся! - рявкнула я, выдрав локоть из его слабенькой ручки, и почувствовала, что от этой легкой пробежки голова снова начала раскалываться. - Сейчас как дам по башке!
  - Ты должна это увидеть! - мальчишка был неумолим, подтолкнув меня вперед.
  Я хотела было выдать Аарону еще пару рекомендаций по поводу его виденья, но слова буквально застряли у меня в глотке.
  А все из-за того, что у подножья пригорка, на который мы только что поднялись, шло самое настоящее сражение! Огромные рыцари в кольчугах, шлемах, пешие и на лошадях кромсали друг друга с таким остервенением, что звуки борьбы и лязганье металла просто взорвало мой мозг! А если еще прибавить сюда, что самая настоящая кровь лилась рекой, то есть: головы отрубались, руки отлетали, а воины ходили по ним, ничего не замечая, то сказать, что я была в шоке - ничего не сказать.
  Ветер донес до меня запах этой самой крови и, поморщившись, я отвернулась от резни, наткнувшись взглядом на Стултика и Дикси:
  - А ваша мама в курсе, в какие игры вы играете? - злобно осведомилась я.
  Мальчишки заговорщицки захихикали.
  - Вперед! В бой! - взревел Аарон, не обратив внимания на мой весьма не дружелюбный настрой, но я ловко ухватила его за ухо. - Ай-я-я-я-яй! - запричитал он, а я свободной рукой сгребла в охапку обоих братьев, и грозно произнесла:
  - А ну-ка выключите!
  Мальчишки не успели ничего ответить, потому как в это время к нам подъехал статный воин на белом коне. Его кольчуга бликовала на солнце, а огромный окровавленный меч в руке наводил на неприятные мысли.
  Рыцарь, к счастью, тут же вложил оружие в ножны и снял шлем. Его черные длинные волосы вырвались наружу, рассыпавшись по плечам, а золотистые, совсем как у Волкова, глаза обеспокоенно смотрели на меня.
  Какой красавчик! Я как зачарованная смотрела на этого принца на белом коне, пока он не произнес:
  - Я могу вам помочь, леди? Такой красивой девушке не безопасно находиться на поле брани.
  Хотелось крикнуть:
  'Да! Мне нужна твоя помощь! Спаси меня, о, рыцарь!', - но я понимала, что это всего лишь игра, как это не скорбно понимать, а рыцарь всего лишь плод чьего-то воображения. Надеюсь, не моего.
  - Э-э-э... да нет, спасибо, я тут деток домой веду, - поспешно ответила и, постаралась ретироваться, но у воина были на сей счет свои планы.
  Он вдруг наклонился и резко подхватив меня за талию, усадил перед собой, причем так, что я оказалась к нему лицом.
  - Что вы себе позволяете?! - грозно возмутилась я под хихиканье мальчишек.
  - Я вас похищаю, - весело отозвался воин и, сверкнув смешинками в глазах, впился в мои губы жадным поцелуем. Странно, но от него пахло очень знакомо, будто это...
  Я принялась отчаянно сопротивляться, и попыталась оттолкнуться, уперевшись руками в его грудь, но воин был словно каменная глыба, и все мои попытки сводились к нулю.
  Наконец, он меня отпустил, а я на секунду засмотревшись в эти дивные глаза, убедилась, что лицо воина все больше приобретают черты Волкова. Вздрогнув, я со всей дури залепила ему пощёчину и, сцепив зубы, прошипела мальчишкам:
  - Вырубайте...
  Братья хихикнули и Дикси громко крикнул:
  - Игра - стоп!
  И все исчезло. Мы находились теперь в довольно просторной и пустой комнате с зеркальными стенами. Я глубоко вздохнула и, пытаясь унять дрожь в руках, проговорила:
  - А теперь к матери, каяться.
  
  
   Но Конкордия как это ни странно, довольно снисходительно отнеслась к забавам детей, что заставило меня удивиться.
   - Это конечно не мое дело, но я считаю, что игры с кровавой резней, не самая подходящая игра для мальчиков их возраста, - безразлично пожала я плечами, - пусть вон в "Марио" рубятся.
   - Ну, ты скажешь тоже, Лиска! - возмутился Аарон. - Ты еще тетрис нам предложи!
   - А что такое "Марио"? - оживились мальчишки. - А тетрис?
   - Ромка, иди-ка сюда, - вдруг позвал Макс, и по лицу брата было видно, что он явно не похвалить его хочет.
   - Стукачка, - обиженно прошипел мне Аарон и двинулся к Максиму.
  Зная брата и его любовь к нотациям, причем весьма содержательным, я даже порадовалась, что мальчишке сейчас просто и ясно донесут, почему их игра была плохой.
  Оставшись довольной тем, что момент воспитания свален на Макса, я улыбнулась, встала и, одновременно кряхтя и морщась, последовала в холл, а оттуда прямо на улицу. Мне хотелось подышать свежим воздухом.
  Странно, почему рыцарь на поляне перенял облик Волкова? Или мне показалось? Может быть дело во мне, и это я придумала? Или мне хотелось, чтобы он меня поцеловал? Дотронувшись до губ, я улыбнулась, вспоминая украденный поцелуй.
  Признаться честно, я тоже бы не отказалась заиметь у себя дома такую комнату, только Ромка об этом никогда не узнает.
  Приоткрыв огромную дубовую дверь, я вышла на веранду. На улице было довольно свежо. Там располагались качели, на которые при желании могли усесться и трое. Подойдя к парапету, я посмотрела на красный закат. За несколько дней пребывания в этом мире, окружение перестало казаться слишком бледным.
  Я закуталась поглубже в плед, одолженный у хозяйки дома, и глубоко вздохнула. Было ощущение, что всё самое страшное уже позади. Хотя я отлично понимала ошибочность данного чувства.
  Но теперь с нами Макс и он проведет нас к Дагодам. И есть еще Стас, которого не честно напрасно обнадеживать. Я просто не считала себя вправе позволять ему думать, что мы будем вместе. Не хотелось, чтобы ему было так же больно, как и мне когда-то. Мстительностью я никогда не отличалась.
  И родители. Мама меня просто убьет. Я обещала звонить каждый день. Зная маму, я представила, какую панику она поднимет, если я и дальше не буду выходить на связь, и улыбнулась. Я дико по ним скучала. У меня самые классные родители на свете.
   - Мечтаешь? - раздался голос позади.
   Я вздрогнула и, обернувшись, увидела на качелях Волкова.
   - В следующий раз топай громче, - придала своему лицу строгость, но долго хмуриться было больно. Воображение тут же услужливо нарисовало сегодняшний игровой поцелуй, но уже с настоящим Лукой в главной роли. Я кашлянула и отогнала от себя эти мысли подальше.
   - Учту, - хохотнул он, закуривая сигарету, а я мысленно дорисовала ему длинные черные волосы, как у того рыцаря. Вышло недурно.
   - Не боишься, что как-нибудь выплюнешь легкие? - невинно поинтересовалась.
   Он не пожелал отвечать, а я отлепилась от перил и уселась рядом с ним. Качели тихо скрипнули и закачались. От Луки шло ощутимое тепло, и я подвинулась ближе. Мысли скакали как кузнечики, и никак не желали отойти в сторону от случая в игровой. У меня было чувство, что я поцеловалась с Волковым, а он об этом не знает. Хихикнув своим мыслям, я решила, что это даже не плохо. И чего тогда сопротивлялась? Хотя с другой стороны, если бы мальчишек не было, сценарий скорее всего был бы совсем другим.
   Так мы просидели в молчании минут пять, каждый думая о своем, пока Волков не высказался:
   - Шла бы в дом, замерзнешь.
   - Мешаю? - получилось печально.
   - Да нет вроде, - усмехнулся он, и мы снова замолчали.
   - Волков, - решила я начать беседу, - а Алекса не очень дружит с сестрой, да?
   - Угу, - безразлично кивнул фолен.
   - Что "угу"?
   - Не дружит, - неохотно подтвердил он, обратив внимание, что я подвинулась еще ближе, и нахмурился. Затем снял с себя ветровку, оставшись в одной футболке, и накинул её на меня.
   - Еще не хватало, чтоб ты простыла.
   - Не простыну, - улыбнулась я, чувствуя остаточное тепло от ветровки. - А почему не дружит?
   - Знаешь, есть одна легенда.
   - Какая? - заинтересовалась я.
   - Про мальчишку, который везде совал свой нос.
   - Не хочешь разговаривать, как хочешь, - обиделась я, придав себе суровый вид, который здорово подпортил зевок.
   - Они давно так, - заговорил вдруг Лука, - как раз в то время, когда Алекса пришла ко мне в наемники, у неё были нелады с семьей.
   - Расскажешь? - осторожно полюбопытствовала я.
   - Да, вроде и не секрет это, хотя Алекса думаю, в восторг не придет.
   - Мне срочно нужна эта информация для дальнейшего моего благополучного исцеления, - протараторила я, доверчиво уставившись на Волкова.
   Он пожал плечами, но было заметно, что делиться такими знаниями ему непривычно.
   - Алекса не всегда была наемником. Она всю жизнь мечтала о семье, детях и обо всем в таком роде, о чем вы - девчонки всегда мечтаете.
   - Алекса? - удивилась я.
   Её образ никак не вязался у меня с домохозяйкой.
   - Ну да. Потом она встретила Феликса, и у них начался роман.
   - Феликса?
   - Будешь слушать, или повторять за мной как попугай? - улыбнулся он.
   - Извини.
   - Так вот. У них уже была назначена дата соединения...
   - Свадьбы? - уточнила я, перебив, и тут же прикусила язык, невинно улыбнувшись.
   - Можно и так сказать, - поморщился он, а я снова зевнула, извинившись.
   - А через некоторое время выяснилось, что Феликс закрутил роман с Конкордией и та понесла.
   - Да ты что? Родная сестра...
   - Поэтому причин любить сестру у Алексы мало.
   Я задумалась о судьбе девушки и поняла, как должно быть паршиво у неё на душе, ведь Стултик с Дикси могли бы быть её детьми. Мне сразу же стало стыдно за то, что я недолюбливала чересчур резкую Алексу, ведь поводов не любить женскую половину обоих миров у неё было достаточно.
   - Как подло, - с сожалением проговорила я.
   - Это жизнь, - задумчиво произнес Волков, снова закуривая.
   - Не значит, что в порядке вещей.
   - Но происходит.
   - Пессимист ты какой-то, Волков, - сделала я вывод, в очередной раз зевая.
   - Иди в дом, устала ведь, - подтолкнул он меня плечом.
   - Не хочу, - скривилась, обнаглев и облокотив голову на его горячее плечо, - там громко.
   - А тут холодно.
   - Да ладно, ты как батарея, - хихикнула я.
   - Что, Золотов уже не греет? - безразлично поинтересовался он.
   - Не греет, - невесело проговорила я и устыдилась своего поведения, но отлепиться от теплого плеча было выше моих сил.
   Мы снова замолчали, но спустя пару минут я все же поинтересовалась:
   - Мы здесь на долго?
   - Пока ты и Апп не окрепнете для дальних дорог. Пару дней, и он поставит вас обоих на ноги.
   - Ясно, - снова зевнула. - Интересно, а шрам с моего лба он уберет? А то я как лохудра хожу.
   - Нашла о чем думать, - хмыкнул Волков.
   - Ты прав. Подумаю об этом завтра, - пробубнила я и уже через пять минут крепко спала.
  
  
   Проснулась я в своей кровати рядом со спящим Аароном. Он перетащил одеяло на себя, а я закуталась в Волковскую ветровку, которую тот мне щедро оставил. Наскоро приняв душ, я повесила ветровку на руку и пошла искать Макса.
   Вчера мне не удалось с ним поговорить, а вопросов было уйма. Но как оказалось, я проснулась рано, так как дом напоминал сонное царство и Макс еще не встал. Услышав шум в столовой, направилась туда.
   - ...это очень огорчает меня, Лука, но сердцу ведь не прикажешь, - послышался печальный голос Конкордии и я замерла на месте, прислушиваясь и нисколько этого не стесняясь.
   - Это ваши дела, которые меня не касаются, - отозвался Волков, заставив меня улыбнуться.
   - И все же я бы хотела наладить отношения с Алексой, - продолжила асур, а я подошла ближе к двери, - тогда я просто влюбилась как девчонка. Но это не принесло мне того счастья, о котором мечтала. Я уже не раз жалела об этом. Мы с Феликсом чужие люди друг для друга и живем вместе только ради детей.
   Я фыркнула, а Волков молчал. Какая интересная сестренка у Алексы. Гадит в собственном доме.
   - Он уже давно перестал замечать, что я живая фейри и мне нужно внимание, - проговорила она и Лука глубоко и, как мне показалось, устало вздохнул. - Он не дотрагивался до меня с рождения Дикси.
   Так. Все, хватит. Я решительным шагом вошла в столовую и наткнулась на скучающего Волкова, который подпер голову рукой и печальную, но красивую Конкордию в домашнем коротком халатике, с плеча которой он "нечаянно" сполз.
   - Доброе утро, - прощебетала я, и мне показалось, что фолен обрадовался моему появлению. С улыбкой протянула ему ветровку: - Спасибо, ты настоящий друг.
   - Обращайся, - не меняя позы, отозвался он.
   - Алиса, сделать тебе бодрящий отвар? - засуетилась Конкордия, снова преобразившись в гостеприимную хозяйку и, поправив халат, угодливо на меня посмотрела, хотя еле заметный прищур выдавал иные чувства.
   - Будь добра, - кивнула я, наблюдая за этой неприятной красоткой.
   Ненавижу таких баб! В моем мире у таких есть четкое название. Интересно, как они называются здесь?
   - Привет всем, - бодро гаркнул Золотов, зайдя в столовую, и сразу же направился ко мне, поцеловал в щеку и поинтересовался: - Как ты сегодня себя чувствуешь?
   - Нормально, - пожала плечами и ребра, обрадовавшись, что про них вспомнили, разом заныли.
   Я сморщилась и повела плечами, непроизвольно желая сбросить руку Стаса.
    
  
   Позже, когда все проснулись, я поспешила к брату, но нормального разговора у нас не получилось, поскольку всем постоянно от него что-то было нужно. Или он сам не хотел о чем-то мне рассказывать, поди его, разбери.
   В общем, промаявшись таким образом пол дня, я стала приставать к Аппу, который все еще прихрамывал, но тот не пожелал говорить со мной по-русски, а лишь улыбчиво щебетал на латыни.
   Но когда Стас нашел меня и там, я присоединилась к Ромке с братьями в игровой комнате. На этот раз игра была мирной: Ромка объяснил асурам, что такое тетрис, а мальчишки его перенесли в иллюзию. Игра может и старая, но до того мне нравилась, что я провела там остаток дня, мысленно вращая и выстраивая огромные фигуры. Сказать, что игра меня увлекла - это скромно промолчать. Я резвилась с мальчишками с не меньшим восторгом, чем они сами, и выползла из игровой комнаты, когда уже совсем устала и была голодна.
   Ужинали мы как всегда всей толпой. Громко, перебивая друг друга, что под конец у меня опять разболелась голова. Макс сообщил, что послезавтра мы выдвигаемся в путь, поэтому завтра нужно как следует отдохнуть и настоятельно порекомендовал Аппу не нагружать ногу вообще. Нэт поморщился, но утвердительно кивнул.
   Кстати, днем он готовил бальзам для моего лба, который я обильно намазала перед ужином в надежде, что рана сойдет сиюминутно, но этого, к сожалению, не произошло, а начало только щипать и чесаться, вызывая дискомфорт и раздражение моих нервов.
   После ужина, я, как и вчера, тихонько смылась на веранду и завернувшись в уже облюбованный плед, уселась на качели в ожидании Волкова. Почему-то сомнений в том, что он придет, не было. Лука не заставил себя долго ждать и через пять минут появился, закурив сигарету и плюхнувшись рядом.
   - Опять мечтаешь?
   - Да нет, - пожала я плечами. - Это ты вчера отнес меня в комнату?
   - Угу, ну ты и крепко спишь, - хмыкнул он, - я пару раз приложил тебя головой об косяк и хоть бы хны.
   - Ты что? - возмутилась я, встрепенувшись.
   - Шучу, - засмеялся он и разлохматил мои волосы на макушке.
   Мы долго с ним просидели болтая о всякой всячине, но не касаясь предстоящей нам дороги. Волков расспрашивал меня про родителей, о которых я охотно поведала, вызывая веселый смех каждый раз, когда рассказывала очередной казус из жизни.
   Возможно, он уже и сам пожалел о своем любопытстве, поскольку на эту тему я могла говорить очень долго. Но Лука стоически выдержал это испытание, пока не открылась дверь дома, и на веранду вышел Стас, хмуро глянув на дымящего Волкова и улыбающуюся меня.
   - Я искал тебя, - укоризненно произнес он. - Пошли в дом, здесь холодно.
   Стас схватил меня за руку, с которой я сняла перчатку, пока мы общались с Лукой, чтобы дать рукам возможность отдохнуть, и приподнял с качели.
   Волков просверлил его взглядом, но я не стала сопротивляться и зашла в дом. Стас повел меня на второй этаж таким быстрым шагом, что я еле поспевала за ним. Так он делал, когда был злой. Мы зашли в комнату Макса, которого там не было и Стас, резко развернувшись ко мне, произнес:
   - Алиса, ты хоть думаешь, что делаешь?
   Я смутилась от того что не поняла его.
   - Разговариваешь с Волковым, словно он твой друг! - продолжил Золотов.
   - Да мы вроде подружились, - пожала плечами, списав его выпад на ревность.
   - Подружились?! - бушевал он. - Алиса, он фолен! Он опасен, а ты сидишь с ним рядом и даже не потрудилась надеть перчатки!
   - Хватит кричать, я же не трогала его, моим рукам тоже нужен отдых, думаешь комфортно целый день носить их? - защищалась я, желая только одного: уйти.
   - Ты хоть понимаешь, какая сила для фейри в твоих руках? Знаешь, какой выброс энергии даешь, когда дотрагиваешься до них?! - не унимался Стас. - Они наемники, Лис, и очень опасны.
   - Они спасают меня от смерти, если ты помнишь.
   - Послушай меня, - он заглянул в мои глаза, - я люблю тебя и переживаю. Не доверяй фейри, -Стас прижал меня к себе, - будь с ними осторожна.
   Все. Нужно завязывать с Золотовым. Мое тело протестовало против его объятий, хотя совсем недавно предательски трепетало. Спасибо большущее Аппу.
   - Я буду осторожна, - кивнула и поспешно отстранилась. Стас потянулся за поцелуем, но я ловко подставила щеку. - Пойду, найду брата.
   - Сбегаешь от меня? - улыбнулся он моей некогда любимой улыбкой.
   - Сбегаю, - улыбнулась я в ответ и открыла дверь.
   - Поймаю ведь. Я всегда добиваюсь своего.
   - Знаю, - отозвалась я и вылетела из комнаты, как из пекла.
   Завтра скажу Стасу. Не хочется, конечно, его расстраивать и обижать, а честно говоря, просто трушу, но я так больше не могу.
   Натянув перчатки, я поспешила в свою комнату, где уже находился Ромка. И еще два часа я не могла уснуть из-за восторженной трескотни Аарона, пока не увалила его на кровать и не надавала по заднице подушкой. Вот уж кто получает удовольствие от всего происходящего вокруг. Еще бы, его же никто не пытается убить.
  
  
   ГЛАВА 14
  
  
   В этот день я проснулась поздно, словно действительно послушалась брата. Мне снились родители, поэтому едва приподнявшись, начала маяться и приставать к Максу со своими опасениями. Он мои взгляды разделял, ведь прекрасно знал, как это, когда мама злится.
   Про папу я по понятным причинам умалчиваю, он вообще-то очень спокойный, но в гневе его лучше не видеть. За всю мою сознательную жизнь один раз мне пришлось это наблюдать и больше что-то не хочется. При всем этом он даже голос не повышает, как скажет сурово, так сразу хочется три вещи: стать паинькой, перемыть всю посуду и больше никогда в жизни не злить папу.
   Я улыбнулась, вспомнив про него, вот уж кто был бы лучшим защитником для меня, папа конечно не наемник и не Дагод, но крутой. Морфлот - знай наших.
   Но звонить родителям было не откуда, поэтому мы поскучали и представили, какой нагоняй получим, хоть сами и были уже далеко не маленькие. Только попробуй это объяснить родителям.
   Потом Макс ушел, сославшись на подготовку к дороге, а меня неприятно передернуло при мыслях о предстоящем. Хоть мне и не нравилась Конкордия, но дома у неё было уютно и никуда уезжать не хотелось.
   От нечего делать, я пошла искать Волкова, но уже перед самой его спальней подумала, что если мне охота с ним поболтать, то это вовсе не означает, будто он тоже горит таким желанием. И вообще, чего я к нему поперлась? Пристаю к парню как репейник!
   А вот Аппий оказался единственным, кто был рад моему обществу, и я около получаса провела в его комнате, которую он за пару дней превратил в лабораторию. Тихо размышляя и раскачивая ногами из стороны в сторону, подумала, что у меня больше нет причин откладывать разговор со Стасом и отправилась на его поиски. Может мне и показалось, но нэт довольно проводил меня взглядом, как бы одобряя решение. Мысли читает, что ли.
   Но, к сожалению, Золотова нигде не было. Странно.
   - Народ, вы не видели Стаса? - поинтересовалась я у Ромки с братьями, заглянув в игровую комнату, но те даже не обратили на меня внимания.
   Облаченная в цветастое платье, Конкордия читала книжку в гостиной и на мой вопрос только пожала плечами. Волкова и Алексы, кстати, тоже нигде не было видно. Сквозь землю они что ли провалились?
   Выйдя на веранду, я заметила мужа Конкордии Феликса, что-то аккуратно вырезавшего из дерева. Приглядевшись, увидела, что дерево приобретает очертание огромного орла с размашистыми крыльями.
   - Здрасте, - проговорила я. - Очень красиво.
   Феликс улыбнулся и кивнул. Приятный мужчина.
   - А вы случайно не видели Стаса или Луку?
   - Стас с утра гулял по территории, а Волкова не видел, - ответил асур и снова принялся вырезать.
   Да, не очень общительный дядя. Хотя с его внешностью можно в принципе молчать, хуже он от этого не станет.
   "И лучше тоже", - подумала я, вспомнив, как Феликс обошелся с Алексой. Кобель.
   В общем, я решила прогуляться по территории, в надежде встретить Стаса. Безлюдное место как раз подходило для разговора.
   На улице было пасмурно и складывалось ощущение, что дождь может пойти в любую секунду, зато было не так холодно как вчера, хотя еще не успело стемнеть. Неспешно прогуливаясь по мягкой траве и плутая через небольшие островки неведомых мне деревьев, я практически забыла обо всем том, что ждет нас впереди. Тут было очень красиво и уютно: воздух поражал чистотой, что я то и дело вдыхала полной грудью. Ровная зеленая травка, словно только подстриженная газонокосилкой, редкие, но аккуратно оформленные неотесанными камнями клумбы с цветами разных оттенков и тихая стрекотня сверчков, ну или кузнечиков. Очень мелодично. Особенно порадовали белки то и дело пробегающие мимо меня и перепрыгивающие с дерева на дерева. Они в отличие от нашего мира не убегали, а наоборот, интересовались человеком. Я даже пожалела, что ничего не прихватила с собой из дома, так бы хоть покормила зверюшек.
  Я углубилась во владения асуров и думала о том, как должно быть здорово иметь свой собственный дом на такой огромной площади. Даже немного позавидовала.
  Позже вышла на небольшую опушку, где стояла белая беседка овитая растениями, такие часто показывали в фильмах, где герой и героиня назначали свидания или танцевали под луной.
  Лишь только потом, войдя в неё и сделав пару шагов, я заметила еще один домик, скрывающийся в деревьях. Он был маленьким, одноэтажным и внутри горел свет. Гонимая любопытством, я поплелась туда, гадая, кто там может находиться. Какой-нибудь фейри - друг семьи?
   Я подобралась к домику и постучала, чтобы быть вежливой. Но никто не пожелал открыть. Постучав еще раз, и снова не дождавшись ответа, подумала, что внутри никого нет, поэтому толкнула дверь и с опаской заглянула.
   В домике было жарко, и теплый воздух ударил в лицо. Осмелев, я вошла и наткнулась на пустую комнату. Горел камин, и огромная кровать со смятыми простынями была первой, что бросилось в глаза.
   Внезапно открылась боковая дверь и оттуда вышел Стас. Он встал как вкопанный и разинул рот. На нем ничего не было кроме полотенца, повязанного на бедрах, а сам Золотов видимо, только что вышел из душа.
   - Привет, - потупилась я, но тут произошло нечто действительно неожиданное. За ним выплыла довольная Алекса в неглиже и приобняла его за плечи. Затем повернулась ко мне и как ошпаренная шарахнулась в сторону, присев на корточки и закрыв рот ладошкой.
   - Очень мило, - улыбнулась я, игнорируя Золотова и вперив взгляд в девушку. - Знаешь Алекса, мне не понятно, почему ты недолюбливаешь сестру, ведь ты в точности такая же, как она.
   Затем развернулась и быстрым шагом устремилась обратно, злясь как черт. Я как идиотка, боялась расстроить Стаса, переживала, слова подбирала, а он за моей спиной... у-у-у, гад! Сволочь! Господи, спасибо, что ты отвел меня от этого... этого...
   - Алиса! - послышался позади крик Стаса и я ускорила шаг до бега, так как совсем не желала с ним разговаривать. - Стой!
   Но буквально через секунду он уже догнал меня и схватил за локоть, поэтому мне пришлось остановиться. Я вздохнула и, придав себе безразличный вид, повернулась к нему.
   - Ну что еще? - устало спросила я, порадовавшись, что Золотов успел одеть джинсы.
   - Алиса, я... мне... извини! - заикался он с растерянным взглядом, которого прежде мне не приходилось наблюдать на его лице. - Я люблю тебя! Не знаю, что на меня нашло!
   Я засмеялась от неуместности и глупости данных слов и выдернула свой локоть из его рук.
   - Да, я заметила глубину твоих чувств. Только что. Стас, - я сделала паузу, - не трудись объясняться. Мне абсолютно все равно.
   Я развернулась и было сделала шаг, как он снова схватил меня, теперь уже за руки и вновь развернул к себе.
   - Алиса...
   - Отпусти, все в порядке, правда. Ты лишь облегчил мне задачу, - я оттолкнула его и опять попыталась уйти, но Золотов не собирался сдаваться так быстро и уже с силой прижал меня к себе.
   - Алиса, давай поговорим! - Он чем-то напоминал сейчас сумасшедшего. Глаза блестят, рот негодующе искривлён, руки дрожат.
   - Стас, отпусти, - как можно спокойней произнесла, хотя ярость так и подкатывала к горлу, - не о чем нам разговаривать.
   И я действительно так считала. Жалость к нему сменилась гневом. А сам Золотов в моих глазах уменьшился до размеров мерзкой крысы. Хорош возлюбленный, хоть бы ради элементарного приличия потерпел со своими шашнями.
   - Алиса, я идиот! Ты нужна мне! - в отчаянии выкрикнул он и еще крепче сжал объятья.
   С "идиотом" я охотно согласилась.
   - Отпусти, ты делаешь мне больно! - попыталась вырваться, но его руки крепко сжимали мои плечи.
   - Прости меня! Прости, прости, - как одержимый тараторил он, пытаясь достать поцелуем до моих губ. Я вспыхнула как спичка и забрыкалась что есть мочи, обзывая обезумевшего Стаса крепкими словечками явно не из своего лексикона.
   Внезапно его руки разжались, а сам он отлетел от меня на приличное расстояние. И тут я заметила разъяренного Волкова, который в два широких шага подошел к Стасу и, подняв за грудки, со всей силы ударил своим огромным кулачищем по лицу. Тот снова отлетел, но через пару секунд поднялся, вытер с подбородка кровь, и со злобным криком кинулся на Луку.
   - Мамочки... - прошептала я и осела на землю, видя с какой силой они молотят друг друга.
   Золотов был явно не в себе, так как словно цепная собака бросался на огромного фолена. Бесспорное преимущество имел Волков, но Стас настолько разъярился, что по моим жилам пробежала ледяная кровь.
   - Кто-нибудь... - попыталась крикнуть я, но получился просто стон, - кто-нибудь! - уже громче. - Ма-а-а-а-акс!!! Помогите-е-е-е!!!
   Не успела я разораться, как все, как по команде прибежали со стороны дома. Брат, не обращая внимания на драку, приподнял меня на ноги и впился взглядом.
   - С тобой все в порядке? - обеспокоено спросил он.
   - Да, - отмахнулась я. - Их разними.
   Максим поставил меня на землю и обернулся к дерущимся. Остальные, как это ни странно в драку не лезли.
   - Эй! - грозно крикнул он. - Достаточно!
   Но его естественно никто не послушал.
   - Волков! - злобно крикнул брат, и когда вновь не последовало ответа, он поднял руки вверх, а вместе с ними взлетели в воздух и противники, после чего Макс резко отпустил руки, и Волков со Стасом с силой хлопнулись о землю. - Я сказал: достаточно! - рявкнул он. - Посмели ослушаться Дагода?!
   Первым с земли приподнялся Лука и злобно зыркнув на Максима, молча, развернулся и неторопливо удалился прочь.
   - Волков, твою мать! - крикнул ему вдогонку брат, но тот сделал вид, что не услышал. - Фолены... - уже тише добавил Макс, гневно сплюнув, и повернулся к медленно поднимающемуся Стасу, лицо которого пестрило синяками и кровоподтеками. - Приведи себя в порядок, - недовольно произнес Макс, затем повернулся ко мне. - Пойдем, поговорить надо.
   Неужели созрел.
   Я, придав себе несчастный вид, кивнула и поплелась за братом. Я точно знала, что в гневе он страшен. А так же знала, что мой несчастный вид не позволит ему на меня кричать. Уж слишком сильно братик меня любит. Я следовала за ним, все время оглядываясь в ту сторону, где скрылся Волков.
  
  
   Как ни странно, Макс повел меня именно в ту беседку, откуда я заметила ненавистный домик. Усевшись на дубовую скамейку, спиной к любовному гнездышку Алексы и Стаса, я вперила свои честные глаза в брата.
   Он хмурился, прожигая меня своим взглядом так, что я невольно поежилась. Похоже, меня ждет одна из тех длинных и поучительных нотаций, какими меня любил потчевать Макс. Он сел рядом и, глубоко вздохнув, начал:
   - Что произошло?
   - Они подрались... - честно начала я, обдумывая как бы помягче подать всё случившееся брату.
   - Алиса, ты у меня вроде умная девочка. - С этим я молчаливо согласилась. - Должна понимать, что фолены - опасные фейри.
   Что-то издалека он начал...
   - ...и мне бы очень не хотелось, чтобы ты имела какие-либо отношения с Волковым. Даже дружеские.
   - Я не понимаю... - пробормотала я, но Макс перебил:
   - Алиса, фолены - это демоны. Знаешь что такое "демон"?
   Я недоуменно воззрилась на брата, с чего это он решил просветить меня на счет демонов? Неужели он думает, что у меня с Волковым что-то есть?
   - Макс, ты все не так понял, - снова попыталась возразить я, но брат не дал мне продолжить мысль.
   - Демоны - лучшие убийцы в мире. В обоих мирах. В их жилах течет кровь ангелов, которая делает их могущественными и сильными, и кровь падших, которая позволяет им быть беспощадными, хитрыми, безразличными и мстительными. Они очень выносливы, терпеливы и опасны. Алиса, они сотканы из греха.
   - Зачем ты мне это все рассказываешь? - со вздохом спросила я, ожидая, когда Макс подберется к сути.
   - Затем, чтобы ты понимала, что он тебе не пара.
   - Ты решил, что я с Волковым? - развеселилась я, и по растерянному лицу брата поняла, что угадала. - Ну, даешь. Думаешь, они из-за меня подрались?
   - А разве нет?
   - И да, и нет. Я застукала Золотова и Алексу за занятием, не совсем подходящим для человека, который клянется мне в любви. Или я ничего уже не понимаю. - Макс молчал. - И он решил выяснить отношения на месте и стал хватать меня за руки, а Волков этому помешал, так как Стас переборщил с объятьями.
   - Выходит, он тебе помог?
   - Выходит. - Пожала я плечами, а брат достал сигарету, поджег её и с наслаждением затянулся, заставив меня нахмуриться. - Ты вроде бросил?
   - Бросил, - кивнул он. - Черт, ненавижу быть должным фоленам.
   - Почему ты их не любишь?
   - Дагоды не доверяют им. Они часто нарушают закон.
   - При чем тут Дагоды? Я про тебя спрашиваю.
   - Это долгая история, - он устало потер лицо ладонью, - давай я как-нибудь тебе её потом расскажу.
   - Слушай, а Дагоды...
   - Ты как сама? - снова перебил меня брат, и я поняла, что он просто не хочет распространяться о своей расе. - Я имею ввиду, из-за Стаса.
   - Не зря он тебе с самого начала не нравился, - хмыкнула в ответ.
   - Волков мне тоже с самого начала не нравится, - предупредил он, а я снова хихикнула. - Золотов - осёл, и никогда не внушал мне доверия. Во-первых, он связной, во-вторых - сблизился с тобой за моей спиной, хотя я запрещал ему даже близко подходить...
   - Почему он тогда ослушался, ты же Дагод?
   - Он человек, - пожал Макс плечами, - мы не причиняем вреда людям. Хотя ему я башку бы открутил. Одно время я думал, что он действительно в тебя влюблен, но после того, как бросил, понял, что это его очередная победа на женском фронте. Ты же сестра Дагода.
   После его слов на моей душе стало так паршиво, что к горлу подступил ком. Неприятно быть игрушкой в чьих бы это ни было руках, а выходит, что Стас со мной именно так и поступил.
   - После этого он скрывался от меня, пока в тебе не проявилась сила, - продолжил брат, - так что поводов относиться к нему хорошо у меня никогда не было.
   - Но почему он так со мной поступил? - не понимала я такой подлости. - Что я ему сделала?
   - Да сволота он просто, Лис. Человек такой. И всегда таким был, сколько я его знаю, поэтому я так долго и упорно пытался объяснить, что он тебе не пара. Держись от него подальше.
   - Это не составит труда. Он мне противен.
   Я задумалась. Действительно, Макс просто терпеть не мог Стаса. Однажды они чуть было не подрались, но так как я была рядом, не посмели.
   - Как его угораздило стать связным? Почему именно он? - задала резонный вопрос. - Он ведь человек?
   - Человек, - кивнул брат и замолчал, а я, ожидая ответа, притихла.
   Максу надоело играть в молчанку и, наконец, он выдал:
   - Есть люди, которые знают о нашем мире. Их достаточно много. Без них, к сожалению, не обойтись. Хоть некоторые фейри и живут в человеческом мире, им по большому счету плевать, что происходит у вас. Они отшельники, которые предпочли жить среди людей. Поэтому связные как раз и нужны для того чтобы доносить верхам, что происходит. И если возникает какая-нибудь... ситуация, которая может быть неугодна Дагодам, то такие, как Стас, об этом докладывают. А мы уже принимаем меры.
   - Какие ситуации, например? - заинтересовалась я.
   - Да много. Война, к примеру, - ответил Макс, затянувшись.
   - Да? Чего же тогда в сорок первом не уберегли? - фыркнула я, а брат улыбнулся и взъерошил мне волосы.
   - Есть вещи, которые должны произойти в силу тех или иных причин.
   На самом деле мне было безумно интересно, что это за причины, и вопросы буквально скакали у меня в мозгу, словно бешенные блохи. Но задала я самый простой из них.
   - А зачем?
   - Что? - не понял он.
   - Зачем вам вообще следить за людьми?
   - Чтобы вы себя не угробили. Наши миры связаны. Нет вашего, нет и нашего. Все просто, - невесело улыбнулся Максим.
   - Куда уж проще. А как стать связным? Почему именно Золотову так повезло? - вернулась я к вопросу о Стасе.
   - Да я бы не сказал, что повезло, - задумчиво проговорил Максим, - быть связным не сахар, вообще-то. Но для этого нужно родиться в семье, которая посвящена в тайны Параллели. Это целые поколения связных. Передав знания, старший забывает о нас, а младший перенимает его...работу.
   - Сам забывает? - удивилась я.
   Брат насмешливо глянул на меня, и я поняла, что вопрос задала глупый. Выходит Стасик родился в семье связных и его отец или дед передали знания. А так как Золотов сволота по натуре, то быть просто связным ему показалось мало, и он решил поиграть с сестренкой Дагода. При этом зная, что я на самом деле вовсе не сестра.
   - Макс...
   - М-м-м-м?
   - Ты ведь не брат мне вовсе? - задала я вопрос, ответ на который знала, но боялась услышать вслух.
   Макс молчал, подкуривая другую сигарету.
   - Януш... имя такое необычное... - проигнорировала я тишину, - смешное...
   - Почему смешное? - удивился он, вызвав у меня улыбку. На провокацию он всегда реагирует.
   - Необычное. А фамилия есть? - продолжила допытываться.
   - Крамер.
   - Крамер Януш, - произнесла я, как бы пробуя на вкус это сочетание. - По-моему Скрипкин Максим звучит интереснее.
   - Однозначно, - неуверенно улыбнулся он. Было заметно, что ему непривычно говорить на эту тему.
   - Как ты оказался в нашей семье? Тебя усыновили?
   - Алис, - Макс тяжело вздохнул и посмотрел на меня, - ты же знаешь, что ты у меня самый лучший сестреныш на свете?
   - Знаю, - без сомнения ответила я.
   - Тогда ты должна нормально отнестись к тому, что я скажу. - Мое сердце забилось где-то в горле. - Меня не усыновили, я Смотрящий.
   - За кем?
   - За тобой, за кем же еще, - улыбнулся он.
   - Да? С самого рождения?
   - Алис, я всегда был таким, как сейчас.
   - Каким таким? - недоумевала я. - Прям таким?!
   Макс утвердительно кивнул.
   - Н-но... фотографии... и я помню тебя маленьким! Мы играли с тобой! И сорились...
   - Нет, Лис, это была иллюзия. Я всегда был такой как сейчас, и всегда был рядом. Тебя нельзя было оставлять без присмотра, слишком много внутренних смут тогда существовало в Параллели, - он прервался, видимо думая, продолжать или нет, а затем все же продолжил: - У нашей расы есть Двенадцать Высших, которые правят нашим миром. Раз в триста лет один из них передает свою силу избранному младенцу - принцу. А когда тот подрастет, то занимает место своего учителя. Но так вышло, что высшего убили до рождения избранного и украли силу. Джинны, служащие Дагодам, догнали его, но вор был не из робкого десятка, проще говоря фоленом, и предпочел смерть. Но перед этим он вбил силу из сосуда, в который её поместил, в проходящую мимо беременную женщину.
   - В маму?
   - Да. В маму, - вздохнул Макс. - Так сила оказалась в тебе и должна была проявиться через несколько лет.
   - А мама не обратила внимание, что вместо одного ребенка у неё получилось два, да еще и один из них взрослый мужчина? - резонно поинтересовалась я.
   - Ты думаешь, такие мелочи, как человеческая память или восприятие, являются для Дагода препятствием? - снисходительно спросил он. - Хотя изначально мне приходилось напускать на себя морок, чтобы не привлекать внимание окружающих.
   - Кого напускать? - удивилась я, но увидев, что Макс нахмурился, поспешила задать следующий вопрос: - Значит, тебя к нам подослали, да?
   Максим снова ненадолго задумался, а потом ответил:
   - Я был приставлен к тебе как Смотрящий, чтобы следить, и чтобы другие фейри не опередили нас. Охотников на силу Дагод множество. Но я так долго жил в человеческом мире, что растерял некоторые навыки, и не учуял проснувшейся силы.
   - Чувствуешь себя виноватым? - я подтолкнула его плечом.
   - Я свое получу еще, - невесело усмехнулся брат, - из-за меня ты оказалась в этой ситуации.
   - Я же говорила, что твоя швабра не подходящая для тебя пара, - решила я разрядить обстановку. - Вот если бы не она!
   Макс засмеялся и опять растрепал мои и без того спутанные волосы, потом внимательно на меня посмотрел и сказал:
   - Ты - моя сестра, не важно, родная или нет. Я тебя в обиду не дам и всегда буду защищать, ясно?
   - Угу. Макс, а когда все закончится, все останется как было? - спросила, переходя на шепот. - Ты будешь жить в нашем мире?
   - Не знаю, - честно ответил он.
   - Оставайся с нами, - попросила я, и мои глаза наполнились слезами.
   Макс обнял меня, и мы долго просидели в тишине.
   - Пойдем в дом, становится прохладно, - через некоторое время проговорил он, поднимаясь с уютной скамейки.
   Медленно шагая в сторону дома, я хмурилась и переваривала все то, что только что услышала. Да-а-а-а, все странноватее и странноватее.
  
  
   ГЛАВА 15
  
  
   Как и следовало ожидать, в гостиной были все кроме Волкова. При нашем появлении, заметно нервничавший Стас вскочил с дивана и было бросился ко мне, но Макс жестом остановил его и спокойно, но убедительно произнес:
   - Если ты к ней подойдешь, я тебя убью. И плевал я на законы Параллели.
   Золотов растерялся и, безысходно потоптавшись на месте, ушел наверх. Алекса все это время смотрела в пол, ни на кого не поднимая глаз, и лишь одна Конкордия сочувственно поглядывала на сестру. Мы прошли в столовую, решив сделать кофе, но и там Волкова не оказалось. Я начала беспокоиться. Вдруг он ушел насовсем?
   К нам присоединились Ромка с мальчишками и Аппий. Нэт, как только зашел, положил мне на плечо руку и сказал:
   - Non omnis error stultitia est.*
   - Да Апп, я именно так и поступлю, - пошутила, поскольку ничегошеньки не поняла.
   - Он сказал, что ошибаться в жизни не плохо, а даже полезно, - подсказал Макс и повернулся к плите, поставив турку на комфору.
   - Да уж, - скривилась я.
   Но приключений на сегодня мне было явно недостаточно. Когда уже совсем стемнело, я всерьез начала дергаться по поводу долгого отсутствия Волкова.
   В хозяйском доме я его не нашла, поэтому поспешила в наш. Пробежалась по нему и по прилегающей территории, но, так и не обнаружив фолена, я поднялась на второй этаж и остановилась около комнаты Луки.
   Постучу и все. Постучала. Не открыл.
   Зайду и просто поблагодарю за помощь. Точно. А если он злится? И прогонит? Хотя чего ему меня гнать, я ничего плохого не делала.
   Толкнув дверь, я зашла в комнату, озаренную светом ночника, но не обнаружила там Волкова, а лишь обратила внимание на распахнутые двери лоджии, через которые театрально развивались белые, шелковые занавески.
   - Волков... - осторожно позвала я и прошла к лоджии. - Есть кто?
   Войдя туда, заметила большое плетеное кресло, в котором сидел Лука спиной ко мне. На улице было темно, даже луны не было, лишь множество сверкающих звезд, поэтому виднелся только его силуэт и светящийся уголек сигареты.
   - Лука? - я подошла вплотную к креслу, что почуяла запах сигаретного дыма и исходящее тепло то Волкова.
   - Чего тебе? - не особо дружелюбно отозвался фолен.
   - Я уже подумала, что ты ушел, - пролепетала я.
   - Куда, интересно? - хмыкнул он.
   - Не знаю, - пожала плечами и обошла кресло.
   Глаза уже привыкли к темноте, поэтому я слабо, но все же видела лицо Волкова. Так как другого кресла не было, я подтянулась и села на перила лицом к Луке, уперевшись ногами в подлокотник кресла.
   - Слазь, упадешь.
   - Не упаду, если не толкнешь, - улыбнулась я. - Я пришла поблагодарить тебя за помощь...
   Он пожал плечами, вроде как ерунда все это.
   - Тебе как, сильно досталось? - поинтересовалась я, а Лука пренебрежительно фыркнул. - А, ну да, ты же крутой парень.
   - Я уже подумываю о том, чтобы тебя столкнуть, - скучающе произнес он, но со слышимой веселостью в голосе.
   - Слабо, - хихикнула в ответ. - Меня тут на досуге про твою расу просветили. Забавные вы ребята.
   - Да? - с преувеличенным интересом, удивился он.
   - Ну да. Вы полу-ангелы, полу-демоны, но все считают вас именно демонами. Почему? - задала вопрос, поочередно оттягивая пальцы на перчатке от непонятной неловкости.
   - Честно - не знаю, - хмыкнул Лука, и его ладонь вспыхнула как факел, заставив меня прищуриться. Затем так же резко потухла. - Януш просветил?
   - Макс. Да. - Я убрала ноги с кресла и начала ими слегка покачивать. - А правда, что ты мстительный и беспощадный?
   - Чего?
   - Я уточняю полученную информацию, - невинно пояснила я.
   - А-а-а, - протянул Волков, - нет, наверное, ты же все еще здесь, а не внизу.
   - Макс забыл упомянуть еще одно отличительное качество фоленов, - поразмышляв, вынесла я вердикт.
   - Какое? - вроде бы искренне заинтересовался Лука.
   - Редкостная вредность. Кажется, я уже говорила тебе об этом, - отчеканила я и рассмеялась.
   Тут он встал и, схватив меня за плечи, перевесил через перила спиной вниз, а я продолжала смеяться, абсолютно не переживая, что подо мной высота в пару-тройку метров.
   - Ладно, ладно, я больше не буду, - проговорила я, перестав хохотать и вдохнув дурманящий мужской запах, вперемешку с табачным дымом.
   Я как-то резко почувствовала, что прижата к теплой, твердой груди и внутри словно вспорхнуло множество бабочек. Мне вдруг стало абсолютно не до смеха, я видела лишь блики ночи в его золотистых глазах. И точно знала, чего хочу. А нравоучения брата казались глупостью.
   Я вздохнула и, обвив его шею руками, прижалась губами к его безумно мягким губам, касаясь щеками колючей щетины. Он был таким большим, теплым и сильным, что я сама себе показалась маленькой и самой слабой во всем мире, но мне это чувство понравилось.
   Однако Волков настолько опешил, что едва не выронил меня из объятий. Потом медленно отстранился, как бы раздумывая в этот момент, а затем поставил меня на землю и легонько оттолкнул от себя.
   - Если ты таким образом решила отомстить Золотову, то не впутывай в это меня, - хриплым, словно не своим голосом проговорил он, при этом шрам на его щеке заметно побелел, а у меня от удивления отвисла челюсть.
   Меня буквально сбило с ног потоком мыслей, разом ударивших в голову, и все из них сходились в одну. Я попятилась к двери лоджии, не спуская с Луки растерянного взгляда.
   - Придурок, - сорвалось с моих губ одно единственное слово, которое хотелось выкрикнуть Волкову в лицо, выплескивая на него весь свой стыд и гнев, но я не смогла справиться с голосом и у меня получился лишь шепот. Но, конечно же, он его услышал. Закусив губу до крови, я выбежала из комнаты, стараясь не оглядываться.
   Все еще ощущая вкус его губ, влетела в кухню, чтобы смочить чем-нибудь горло. Попутно пребывая в шоке от той бури чувств, которую пережила в объятьях этого великана. Положа руку на сердце, можно смело сказать, что так сильно мое тело еще меня ни разу не подводило. Я была уверена, что такая фигня бывает только в любовных романах, когда при мужике башка в раз слетает, стоит ему лишь подойти поближе. Ой, мамочки... ой, дура то какая!
   Я распахнула холодильник и, схватив томатный сок, отпила добрую половину бутылки, дабы избавится от наваждения. Но не помогло. Я со злобой поставила сок обратно и с силой хлопнула холодильной дверью, лишь тогда заметив тихонько сидевшего за столом несчастного Стаса.
   - Алиса...
   - Заткнись! - рявкнула на него и вышла из столовой.
   Поднявшись наверх, я постучала в комнату брата и вошла.
   - Макс... - пропищала с порога, - можно я у тебя сегодня спать буду? - попросилась я, как всегда делала, когда была маленькой.
   Взъерошенный и сонный брат открыл один глаз, кивнул и снова упал на подушку. Я улеглась с краюшка и тихонько проговорила.
   - Все-таки все мужики козлы, - и подумав, добавила: - А я дура.
   С такими мыслями и уснула, со слепой уверенностью, что завтра мне станет легче.
  
  
   С утра на душе стало еще паршивее и мир вокруг казался отвратительным. Ситуацию не спасал ни улыбающийся брат, ни новые тонкие перчатки из неизвестного мне материала, подаренные Конкордией. Я была темнее тучи и, накинув на голову капюшон, все время молчала, принципиально не смотря в сторону Волкова и Стаса.
   Хозяева так расщедрились, что одолжили нам коляску-дилижанс, чем-то напоминающую те, которые были в обиходе на Диком Западе, запряженную лохматыми, низкими лошадьми. Таких необычных лошадок мне видеть не приходилось, но я даже не подошла к ним, ведь перспектива поездки в одном дилижансе вместе со всеми, приводила в уныние.
   Положение спас Ромка, сообщив, что на вожжах будет сидеть Аппий, и позвал меня присоединиться к ним. Я сразу же согласилась и поплелась с мальчишкой.
   - Ты чего такая хмурая? - спросил Аарон, пока все усаживались в повозку.
   - Ничего. Нормально все.
   - Лиска, ты врешь. Стас опять расстроил? Я видел его фендали.
   - И не только он. Залазь давай.
   - Кто его так, а? - не унимался мальчишка.
   - Волков.
   - Вот молодец! - обрадовался он. - Если бы я был таким сильным, как Лука, то тоже бы Стасу морду набил. Честно.
   - Залазь, - повторила я, ухмыльнувшись.
   Мы забрались на широкое сидение и приготовились к выезду, но к нам подошел Макс и, посмотрев на меня, произнес:
   - А ну брысь в повозку.
   - Зачем? - испугалась я.
   - Нечего тебе своими глазками сверкать у всех на виду. Давай, давай, марш в повозку.
   Я нехотя переползла через сидение и, раздвинув занавески, попала внутрь. Там было достаточно просторно и уютно. Вместо ожидаемых твердых лавок, передо мной оказались аккуратные диванчики в два ряда. Публика была сонная и невеселая, я не стала их разглядывать, опасаясь наткнуться на чей-либо взгляд.
   - Чего невеселые такие? - улыбнулся довольный Макс и, определив меня на диван, где сидел Волков, уселся рядом.
   Сидеть около теплого Луки для меня было тяжеловато и стыдно, но деваться некуда, поэтому я откинула голову и закрыла глаза, усиленно делая вид, что сплю, но вскоре действительно задремала.
   Снился мне Волков, который крепко меня обнимал и шептал всякие ласковости на ухо. Встрепенувшись, я проснулась, обнаружив, что как раз удобненько расположила голову на плече этого самого Волкова, который повернулся так, чтобы мне было комфортней.
   Я резко приподнялась и отшатнулась от него, почувствовав себя полной идиоткой, потому что искренне расстроилась, что желаемое было лишь сном. Ну, и естественно отругала себя за это. Едем на серьезное задание, а я о чем думаю? Все-таки мужики, наверное, правы: бабы - чудной народ.
   Вновь глянула на фолена, который не давал мне прямо таки покоя, и задержала взгляд на его шраме. Он как раз сидел ко мне левой щекой, поэтому я могла беспрепятственно разглядеть замысловатую отметину. Жуткий шрам, хочу сказать. Наверное, было больно. Захотелось потрогать рубцы, но естественно я этого делать не буду, еще чего не хватало.
   Интересно, что значит эта буква "V"? То, что это именно клеймо при близком рассмотрении стало очевидно, хотя издали, кажется, что его когда-то неудачно, при чем дважды полоснули ножом. Шрам чуть заметно побледнел, давая понять, что мое внимание не осталось не замеченным.
   Покраснев, я отвернулась, подумав, что ничего страшного в этом шраме нет. Даже некоего мужского шарма добавляет. Потом стукнула себя по лбу, чтобы выгнать эти бредовые мысли, но не помогло. Зато от Волкова не укрылся этот мой жест.
   - Смотри аккуратней, она у тебя и так многострадальная.
   Пошутил, умник.
  
  
   - Так, на выход, - через некоторое время скомандовал Макс и ловко выпрыгнул из дилижанса.
   Я поспешила за ним, но Волков меня опередил и, невзирая на недовольное шипение с моей стороны, спустил на землю. Можно подумать сама бы не слезла. Помощничек.
   Я решила оглядеться, но взгляд уперся в серую скалу, находившуюся в метре от нас. На выступе, возле которого мы стояли, на уровне глаз был изображен непонятный символ, вырезанный в камне.
   - Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae**, - проговорил Аппий, глядя на скалу.
   - Это и есть проход? - удивился Волков, кивнув на изображение.
   - Все довольно просто, если ты Дагод, - хмыкнул брат и приложил руку к скале, закрыв ладонью символ.
   - Да уж, - согласился Лука.
   Я наблюдала за действиями брата и ежилась от холода, все еще не отойдя ото сна.
   - Что он делает? - материализовался рядом Аарон.
   Но он тут же забыл о своем вопросе, так как после прикосновения брата печать засветилась ярким белым светом, разгораясь все ярче и ярче, вскоре нам даже пришлось отвернуться, так как свет сильно резал глаза.
   - Проходим по одному, - скомандовал брат, - повозка переправится сама.
   Я снова повернулась к свету, который стал не таким раздражающим, что можно было на него смотреть, и стала наблюдать, как повозка с лошадками медленно двинулась к проходу и спокойно через него прошла.
   - Ничего себе! - вскрикнул Ромка и придвинулся к проходу, но тихое рычание остановило нас всех.
   Я замерла на месте, обнаружив, что мы окружены десятком огромных, ободранных волков, которые скалясь, шли на нас. Один из них был особенно огромен, раза в два больше остальных и имел гладкую, лоснящуюся шерсть. Как раз именно этот волк и выглядел самым опасным.
   - Мамочки... - прошептал Аарон и ухватился за меня, а я в свою очередь за него.
   Один из волков, тем временем, с разбегу прыгнул, но не на нас, а через нас, прямо в проход. Скала засветилась и животное, ударившись об неё, бездвижно упало.
   - Умные, да? - злобно скривился Макс, схватил ближайшего волка за шиворот двумя руками и со всего размаху сбил им другого, и тут началось.
   Волки стаей кинулись на фейри, а мы с Аароном, холодея от страха, цеплялись друг за дружку. Создавалось впечатление, что остальные не сильно испугались, поскольку преимущество явно было на нашей стороне.
   Особенно меня поразил Апп, который, не напрягаясь, свернул шеи двум прыгнувшим на него зверям. Алекса вообще стояла в стороне, довольно взирая на битву, а Стас, схватив откуда-то огромную палку, размахивал ею, отводя от нас с Ромкой волков. Похвально, оценила.
   Лука как раз уже подпаливал хвост последним ретирующимся волкам, тогда как их главарь стоял на месте и в упор глядел на Макса.
   Брат вытянул руку, и животное взлетело в воздух, но так и не поменяло позы.
   - Я ведь сейчас убью тебя, Ривз, - проговорил Макс. - Понимаешь, что Домна послала вас на верную смерть?
   - Понимаю. Делай то, что должен, Януш, - человеческим голосом проговорил волк. - Я не стану трусливо убегать, а встречу смерть лицом.
   Максим явно раздумывал, а спустя секунду опустил волка на землю.
   - Уходи, Ривз. И запомни, что я для тебя сегодня сделал.
   Волк кивнул и, оглядев нас всех внимательным, буквально пробирающим до самых костей, взглядом, развернулся и последовал за своими немногочисленными соратниками.
   Пока мы смотрели волку в след, я спросила Макса:
   - Кто он?
   - Ривз? Друг мой бывший. Еще со времен Великого Мира, когда дэвы не были изгнаны, а он стал правой рукой повелителя дэв.
   - Почему ты его не убил? - спросила Алекса, слушая наш разговор.
   - А зачем? Вы ведь видели, что Домна хотела его смерти от наших рук. Жалкая кучка псов против нас, по крайней мере, глупо. Он ей мешает. А значит, в заговоре не участвует.
   - А Домне-то, что с его смерти? - удивилась я.
   - Тогда правой рукой повелителя дэв станет она, - ответил Макс, и добавил: - Нет времени, нам нужно в портал.
   - И ты бы смог его убить? - спросила я.
   - Даже не сомневайся в этом, Блонди, - весело ответил за Макса Лука, за что заработал гневный взгляд Дагода.
   "Но ведь не убил же", - резонно подумала я, похвалив себя за находчивость.
   - По мне, так пусть хоть всех дэв поубивает, лишь бы отстали, - пробурчала я, а Волков заржал.
   - Видно Крамеровское влияние. Под себя сестру воспитывал? - развеселился Лука, после чего Макс улыбнувшись, шутливо толкнул его в плечо.
   Но было видно - брат доволен, что фолен заметил, явный отпечаток Максового воспитания во мне. Это не удивительно, он действительно принимал в этом непосредственное участие. Даже английскому меня пытался учить, правда, из этого ничего не вышло, слишком уж я оказалась ленива. Лучше бы латынь задавал, она хотя бы сейчас пригодилась бы...
   - Мы тут долго веселиться будем? - гневно спросил Стас, выжидательно нас оглядев.
   - Лиска, твой брат - крутой чувак! - не обращая внимания на Золотова, протараторил Ромка. - Прикинь, как щенки разлетались. А Аппа видела? Ваще жестокий чел!
   - Так, давайте двигайте, - перебил его Макс, хмыкнув. Ромка, видимо, всех веселит.
   - По одному, - добавил Стас, но Аарон схватил меня за руку и ринулся к проходу.
   - Мы первые! - заверещал мальчишка.
   - Аарон, стой! - рявкнул Макс, но уже было поздно, мы вступили в освященный проход и, кажется, полетели.
   Сцепившись за руки, мы оказались лицом друг к другу, смотря в перепуганные глаза, и словно летели вниз без парашютов.
   - Я тебя прибью!!! - заорала я на Ромку, у которого, мерещилось, глаза сейчас вылезут на лоб.
   Внезапно нас начало тянуть в разные стороны с такой силой, что дружно закричав, мы расцепились и разлетелись, при этом одна моя перчатка осталась в руке Аарона. Уже буквально через секунду, я со всей силы шваркнулась о землю, подумав, что на этот раз точно переломала все кости.
   - Алиса! - послышался крик брата. - Ты как?
   - Подохла, вроде, - прокряхтела я не шевелясь и не собираясь двигаться в ближайшее время. - Надеюсь, Аарон себе шею свернул?
   - Лиска, прости! - услышала как заскулил Ромка. - Ну, я ж не знал...
   Я поднапряглась и поднялась, с удивлением обнаружив, что дела в общем-то не так плохи как казалось.
   - Я прослушал ту часть, где Стас сказал, что вдвоем нельзя, - виновато проговорил мальчишка, протягивая мне перчатку.
   Я злобно выдрала её из его рук и одела.
   - Ромка, ты как-нибудь нарвешься! - злилась я, одновременно отряхиваясь. - Понадаю по башке и плевать хотела на международные отношения с Румынией!
   - Ну, прости! - бросился обниматься мальчишка, заставив меня смягчиться.
   - Отлипни.
   Ромка довольный, разомкнул объятья и вприпрыжку поскакал к остальным.
   - Ну и нервы у тебя, - хмыкнул Макс, поддерживая меня за локоть.
   - Да, а ведь я с ним каждый день вижусь, уже много, много лет!
   - Не преувеличивай, - развеселился он и, кивком указав вдаль, спросил: - Как тебе мой мир?
   Я огляделась. Мир как мир, ничем не отличающийся от остального Параллели, разве только необычной тишиной и заставляющей дрожать прохладой. Пустынные холмы неприветливо обвивались ветром, волнуя растущую на них траву, что создавалось впечатление, будто они живые и бунтуют против нашего появления здесь. К примеру, в саду у Конкордии было значительно приятней находиться.
   - Никак, - пожала я плечами, выдавая челюстью трель от пронизывающего ветра. - Холодный, мрачный, неприветливый. Мой лучше.
   - Разве он мрачный? - улыбнулся брат, стягивая с себя свитер и оставаясь в одной футболке, протянул его мне.
   - Мрачный, - кивнула, но не спешила брать свитер. У меня футболка и ветровка, а он остается в майке.
   - Замерзнешь.
   - Знаешь, ты права, - согласился Макс и позвал: - Волков!
   Вот чего еще не хватало. Греться под одеждой фолена. Нет уж, хватит.
   Но меня, естественно, никто не слушал, молча водрузив теплую кофту на плечи. Запах Луки окружил со всех сторон, но перестать дышать, к сожалению, я пока не была готова. Даже к своему стыду была довольна. Очень довольна, черт возьми!
  
  
   * Не всякая ошибка - глупость (лат.)
   ** Вот место, где смерть охотно помогает жизни (лат.)
  
  
   ГЛАВА 16
  
  
   Весь дальнейший путь неизвестно куда, я сидела в холодном дилижансе и пыталась справиться с подступившей к горлу тошнотой. Видимо, моему желудку надоело весь день трястись в повозке, поэтому он разбушевался. Макс сидел на вожжах вместе с Аппом и Ромкой, поэтому я находилась внутри с малоприятными для меня людьми, от этого становилось еще хуже.
   - Тебе плохо? - поинтересовался Волков, хмуро заглядывая мне в лицо.
   - Нормально, - сипло проговорила я, но в это время повозка лениво покачнулась, заставив меня прикрыть рот ладошкой. К счастью не вырвало.
   - Остановитесь, тут Блонди укачало! - гаркнул Лука и, подхватив меня, словно я ничего не вешу вовсе, ловко выпрыгнул из повозки.
   На прохладном воздухе было намного легче, поэтому я глубоко вдохнула в себя свежесть ветра и лишь потом с удивлением обнаружила, что стою на земле покрытой тонким слоем снега.
   - Вот, держи дорожный отвар, поможет, - протянула мне склянку Алекса, старательно отводя глаза. Как только зелье оказалось у меня в руках, асур отступила назад.
   - Тут зима, - удивленно проговорила я, глянув на обеспокоенного брата.
   - Не зима еще, но здесь практически всегда холодно, - пояснил он и приобнял меня за плечи. - Ты как?
   - Лучше. Можно я немного пройдусь пешком за повозкой? Недолго, можешь пойти со мной.
   - На земле Дагод тебе ничего не угрожает кроме холода, - улыбнулся брат, - кроме того, мы почти на месте. Кстати, простынешь - прибью! - добавил он мамину коронную фразу и указал в сторону, куда мы держали путь, а я ахнула.
   - Нифига себе, Алиска, смотри! Замок! - вскрикнул Аарон от увиденного. А было от чего.
   Впереди возвышался не то чтобы замок, скорее нечто похожее на него, но не такого большого размера. Устрашающий вид толстых каменных стен создавал впечатление не особой любви хозяев к гостям, а две высокие башни, обвеваемые ветром, что слышался громкий вой, вселяли настоящий ужас. Замок возвышался на холме, закрываемый множеством голых деревьев, переплетенных между собой ветвями. Возможно, летом он смотрится не так жутко, но сейчас, к сожалению, не лето.
   - Там что, живет кто-то? - удивленно поинтересовалась я у брата, пока остальные загружались в дилижанс.
   - Нет. Раньше жили. Мы переночуем там.
   Стас подошел ко мне.
   - Хочешь, я с тобой пройдусь? - спросил он, с надеждой заглядывая в мои глаза. Мне стало его почти жалко. Почти.
   - Нет, спасибо, - гаденько ответила я.
   - Отстань от неё! - встрепыхнулся Ромка и грозно посмотрел на Стаса. - Я с ней пойду!
   Аарон схватил меня за руку и повел в сторону замка.
   - Золотов, я тебя предупреждал... - начал Макс, но Стас примирительно приподнял руки и пошел в дилижанс.
   - Я пригляжу за ними, - сообщил Волков и направился вслед за нами, даже не вздрагивая от ветра, хотя был в одной футболке.
    
  
   Через пять минут, когда повозка нас опередила, а до замка осталось рукой подать, я пожалела, что пошла пешком, поскольку оказалось реально холодно. Ветровка Волкова конечно спасала, но вот только как я буду дальше скакать по зимней Параллели в одном спортивном костюме и кедах?
   Ромка же, казалось, дискомфорта не ощущал, скакал в шагах десяти впереди и радостно что-то мне рассказывал. Так как я его не слышала, то выходило, что общался он сам с собой.
   - В мире Дагод часто холодно, смотри не простынь, - решился нарушить молчание Волков, когда мы уже прошли во двор замка, минуя толстенную стену.
   - Апп не позволит, - отмахнулась, вспомнив, как он вчера некрасиво меня отшил, и решила обидеться еще сильнее. Осматривая пустынный двор, который вел к огромным воротам в сам замок, мне почти полностью удалось игнорировать Луку.
   Двор был выполнен из брусчатки, и любой звук эхом ударялся о стены, вторя оригиналу. Сбоку стоял наш дилижанс, к нему уже подбежал Ромка и приставал к Максу, который охотно отвечал на вопросы мальчишки. Я двинулась к ним, продолжая игнорировать Волкова, словно его рядом и не было.
   - Блонди, - позвал фолен, и я остановилась, замерев.
   Сердце резко ухнуло, в ожидании его реплики.
   Я развернулась, придав своему лицу скучающее выражение, хотя понимала, что мимика в последнее время подводит, чего раньше никогда не случалось. Лука внимательно посмотрел на меня, прищурил свои солнечные глаза, кашлянул и тихо произнес:
   - На счет вчерашнего... - он почесал затылок и отвел глаза. Было видно, что ему сложно произносить слова. - Я тут подумал, короче, вроде мы друг друга не так поняли...
   Моей радости не было предела после этих его слов, и я расплылась в улыбке, но мой дурной характер не позволил промолчать:
   - Мы?
   - Ну, я, - сморщился он. - В общем...
   - Волков, - позвала с улыбкой.
   - Что? - маетно отозвался он.
   - Это слово произносится как: "извини", - подсказала я.
   - Извини, - повторил фолен и улыбнулся в ответ.
   Я протянула ему руку, и он её пожал своей теплой ручищей. Как жаль, что я не могу снять эти дурацкие перчатки, хотя даже через них чувствую силу его рук. Волков отвел взгляд и, на секунду приобняв меня за плечи, повел к остальным, пока я силилась стереть глупую улыбку со своего лица.
  
  
   В замке было так же не уютно, как и во дворе, зато не так холодно. Волков быстро растопил камин, неестественно ярко осветивший огромную залу, где мы находились. Создавалось впечатление, будто в доме кто-то жил, или же покидал его в спешке.
   На деревянном столе осталась открытой книга и стояла чашка с какой-то засохшей жидкостью, на старинном кресле отороченным кожей лежал клетчатый плед. Из залы вела не очень широкая, загибающаяся лестница наверх, по которой тут же взобрался Ромка.
   - Жутко тут, - поежилась я.
   - Не то слово, - ответила проходящая мимо Алекса, тоже с интересом разглядывая помещение. Я не злилась на нее. Даже странно, мне её было жаль.
   - Бросьте. Поверьте мне, здесь безопасно, - уверенно проговорил Макс, по-хозяйски завалившись в кресло. - Нам нужно подождать.
   - Чего? - заинтересовался Золотов.
   Макс пожал плечами.
   - Я хоть и Дагод, но не Высший, поэтому не могу без приглашения найти дорогу к Двенадцати. Мы ждем посланника.
   - А он придет? - хмыкнул Волков.
   - Придет, не беспокойся, - отозвался Макс.
   Я не стала больше слушать препирания и пошла наверх в поисках места для сна. Было желание просто прилечь, даже кушать особо не хотелось, лишь отдохнуть и вытянуться на постели. Схватив канделябр и спичечный коробок со стола, я пошла по темному длинному коридору.
   - Ромка, - позвала я.
   Антураж напоминал декорации из фильмов ужасов, и везде мерещились призраки, выскакивающие из комнат, встречающихся по бокам. Я глянула на кринит. Камень был ясным, поэтому я побрела дальше. По логике вещей, нужно было бы проверить все комнаты, я все-таки спальню ищу, но только лишь пройдя половину коридора, решилась заглянуть в одни из покоев.
  Тихо скрипнув, двери отворились и я попала в голубую комнату, где всё, каждая деталь, указывало на то, что здесь жил мужчина: строгий ромбовидный рисунок на тускловатых тканевых обоях, тёмные подсвечники, старинная пепельница на широком столе и всюду чёткие, жёсткие линии. Огромная кровать под пологом была аккуратно застелена, но в самой комнате царил жуткий беспорядок: чайный столик перевернут, шкаф раскрыт и из него вывалился ворох одежды. Я попятилась и вышла из комнаты. Странный дом. Точно фильм ужасов.
  Вздохнув, вошла в другую комнату, явно принадлежавшую прежде женщине, поскольку всё здесь было украшено оборками и рюшами. В глубоких уютных креслах теснились круглые шелковые подушки в тон бледно-зеленым обоям, на которых расцветали такие же бледные, искусно выписанные лилии на длинных, причудливо завитых стеблях. Целый ворох разноместных подушек аккуратными рядами был уложен и на кровати.
  Я долго провозилась с камином, но все же разожгла его, после чего уселась на кровать, покрытую бархатным покрывалом, и присмотрелась к обстановке. Да. Определенно, я нашла себе спальню.
   Естественно, я заглянула в шкаф, где нашлось множество платьев, брюк, костюмов, и обрадовалась такому разнообразию, но не спешила облачаться в чужое. Мало ли кому это принадлежит! Выбежав из комнаты, тут же врезалась в Ромку. Мы оба ойкнули и разлетелись в разные стороны. Мой подсвечник упал и зашипел, но Аарон его подхватил, не дав потухнуть.
   - Лиска, смотри, что я нашел!
   Мальчишка стоял передо мной в сине-золотом старинном камзоле, со сложной вышивкой по вороту.
   - Ого, - улыбнулась я, трогая материал, - сколько, интересно, лет этой штуке?
   - Думаю, много.
   Ромка весело крутился, давая мне возможность разглядеть его с разных сторон. Потом остановился и заговорщицки проговорил:
   - Знаешь, я думаю, что этот замок заколдован.
   - С чего ты это взял?
   - Рассказать, как я нашел этот пиджак?
   - Камзол, - поправила я.
   - Нашел комнату, - проигнорировал он меня, - пойдем.
   Аарон схватил меня за руку, и мы понеслись по коридору.
   - Прикинь, захожу, а там все прям классно, как для меня, - тараторил он на ходу, - подхожу к шкафу и думаю: наверное, там вся одежда старинная, открываю - действительно старинная.
   - Давай помедленнее, - взмолилась я, и он перешел на быстрый шаг.
   - Ну, так вот, - продолжил он, - беру я оттуда этот пиджак... то есть камзол, закрываю и думаю... - Ромка остановился перед дверью, посмотрел на меня и, понизив голос до шепота, продолжил: - думаю: жаль одеться не во что, в этих шмотках особо по улице не погуляешь и не согреешься. Вот. Открываю шкаф, а там совсем другая одежда!
   - В смысле? - не поняла я.
   - В прямом! Но самое интересное в другом!
   Ромка толкнул дверь, зашел в комнату и подлетел к огромному шкафу, распахнув двери.
   - Смотри!
   Я вгляделась в висящую ровными рядами одежду и сперва не увидела ничего необычного, пока...
   Я схватила желтую футболку с изображением лягушки.
   - Это же твоя! - изумилась, поскольку самолично подарила её мальчишке на день рождение.
   - Вот именно! Тут все мое! - Ромка начал перебирать шкаф. - Мои штаны, мои свитера, все это моё! Классно да?
   - Так, давай эксперимент, - предложила я. - Закрой его, а я подумаю о своих вещах.
   Аарон с готовностью захлопнул дверцы, а я, сосредоточившись, представила любимый тёплый свитер.
   - Открывай!
   Но в шкафу продолжали висеть Ромкины вещи.
   - Странно, - удивился он.
   Мы еще раз пять попробовали, но ничего не вышло. Даже не получилось вернуть в шкаф старинные одежды.
   - Фигня какая-то, - нахмурился мальчишка, - может он сломался? Или одежду можно сменить только один раз?
   Я пожала плечами, и мы побрели к выходу из комнаты.
   - Ну что, пойдем к остальным? - предложила я. - Хотя если честно, то я жутко хочу спать.
   - Подожди, мы добрались до конца коридора, - возразил Ромка, указывая на дверь замыкающую коридор, которая была немного больше остальных, - не хочешь глянуть, что там?
   Я опустила взгляд на кринит и, убедившись, что он все еще ясный, кивнула. Если честно, путешествие по замку вызывало во мне настоящий трепет. Даже с моей любовью ко всему старинному, не могла себе представить, что самолично прикоснусь к истории, пусть даже и не в родном мире. А учитывая, что может быть замок действительно заколдован, то едва ли такое еще раз встретится в жизни.
   Тем временем, мы подошли к двери и отворили её.  Помещение было довольно большим, поэтому наших свечей не хватало для того чтобы рассмотреть окружение.
   - По-моему это не спальня, - проговорила я, вглядываясь в темноту.
   - По-моему тоже, - кивнул Ромка и пошел в бок, освещая себе дорогу.
   - Ты куда? - поспешила я за ним. Становилось жутко.
   - Тут должен быть свет, - убежденно проговорил Ромка, - или свечи, или система света какая-нибудь.
   В этот миг, как назло, я обо что-то споткнулась, растянулась на полу и выронила канделябр. Свечи надломились и разлетелись по полу. Две из них затухли, но одна продолжала гореть.
   - Лиска, не ушиблась? - заволновался Ромка, бросившись меня поднимать.
   Я собралась было запричитать, как горящая свечка встала фитилем кверху. Я замерла, вытаращив на нее глаза. 
   - Ромка, смотри.
   Свечка тем временем весело подпрыгнула и поскакала от нас прочь. Допрыгала до стены и подлетела, затем опустилась и подожгла что-то. Огонь начал быстро распространяться по периметру комнаты, озаряя помещение, и вскоре мы оказались в тускло освещенном зале.
   - Ого! Я же говорил, что он заколдован! - округлил глаза мальчишка, и мы поднялись с пола.
   Зал был пустынным, если не считать жутких каменных горгулий по бокам и трона на пьедестале с другой стороны.
   - Какие милые зверюшки, - передернуло меня от вида скульптур, которые, казалось, вот-вот оживут.
   - Алиска! Глянь! - возбужденно воскликнул Ромка, тыча пальцем на трон.
   У меня открылся от изумления рот, поскольку на троне начал проявляться образ человека. Мы наблюдали за призраком, выпучив глаза и не в состоянии произнести хоть слово. Человек на троне, тем временем, устало глядел вдаль и тяжело вздыхал. Это был мужчина в возрасте, но нельзя сказать, что старик. Одет он был необычно, в длинную мантию, словно сотканную из звездного неба.
   - Здравствуйте, - позвал Ромка, а я дернула его за рукав, чтобы он замолчал. Но мужчина не обратил на нас никакого внимания.
   Затем он встрепенулся, будто увидев кого-то, и резко поднялся с кресла.
   - Что ты здесь делаешь? - эхом прокатился голос мужчины по зале. Мы обернулись туда, куда он смотрел, но там было пусто.
   Мужчина сделал пару шагов к нам и, грозно глядя на невидимого противника, произнес:
   - Ты пришел за моей силой? - он помолчал, словно выслушивая ответ, и вскрикнул. - Не позволю!
   Мужчина приподнял руки, выпустив из них белый слепящий луч, но уже через секунду захрипел, отбиваясь от невидимых противников. То, что их было несколько, стало понятно, так как он крутился во все стороны, отражая удары. Потом его словно схватили за горло и потащили по полу к трону, пока мужчина не исчез, провалившись сквозь стену.
   - Что это было? - прошептал перепуганный Аарон.
   - Похоже прошлое.
   - Что?
   Тут позади нас послышался звук двигающегося камня, заставив вновь замолчать и медленно, с опаской обернуться. Мы пришли в настоящий ужас, поскольку горгулья находящаяся сзади, медленно повернула голову в нашу сторону.
   - Ромка-а-а-а... - дернула я мальчишку за рукав, и мы попятились, но тут же завалились на спину, одновременно споткнувшись.
   Горгулья задвигалась, словно разминая каменные мышцы, и спрыгнула с подставки. Вслед за ней ожила и другая. Теперь они вместе, скалясь и шипя, наступали на нас.
   Первым среагировал Ромка, схватив меня за шиворот и приподняв, увлекая в сторону трона.
   - Бежим! - Мы бросились в другую сторону зала, зная, что выхода там нет. Горгульи как по команде ринулись за нами, подгоняя к стене.
   - Господи! - причитала я, остановившись у стены, понимая, что дальше пути нет.
   Развернулась и увидела, что горгулья высоко подпрыгнула, взмахнув крыльями, и летела прямо на нас.
   - А-а-а-а-а! - заорали мы в унисон, закрываясь руками.
   Я орала до тех пор, пока от несильного толчка словно провалилась в перину.
   - Алиса? - услышала голос мальчишки.
   Открыв глаза, я не увидела горгулий, а с удивлением обнаружила пред собой каменную стену.
   - Мы провалились через стену, - проговорил Ромка, вставая и отряхиваясь. - Я чуть в штанишки не наложил.
   - Где эти чудища? - еще не отойдя от ужаса, спросила я.
   - Глянь!
   Мы отвернулись от стены и снова увидели призрак мужчины, на которого напали. Помещение напоминало покои, а мужчина лежал бездыханный на полу.
   - Нужно ему помочь! - крикнул Ромка, кинувшись вперед, но я его остановила.
   - Стой, ты ему не поможешь.
   Тем временем, возле мужчины появился еще один: высокий, мускулистый, красивый, но уставший. Одет он был во все черное. В одной руке держал сосуд ромбовидной формы, а в другой - острый кинжал, который со всего размаху вонзил в грудь лежащего мужчины.
   Мы с Ромкой охнули и присели. Не обращая на нас внимания, мужчина деловито повернул убитого на бок и подставил сосуд под рану. Против ожидаемого мы не увидели крови, в сосуд стекала светящаяся голубым жидкость. Когда сосуд наполнился и стал светиться изнутри, мужчина завинтил крышечку и спрятал неизвестную жидкость за пазуху, после чего направился к нам. Его безжизненные, но красивые золотистые глаза грозно блестели. На щеке был отчетливо виден безобразный шрам, что навело нас с Ромкой на единодушную догадку.
   - Это фолен, - прошептал Ромка, пропустив мужчину, отступая.
   Потом раздался скрип тормозов и крики людей. Перед нами возникло видение, будто кто-то подвесил невидимый проектор. Это была улица из моего мира, оживленный перекресток. Столкнулись две машины, и из одной из них выбежал фолен, укравший силу. За ним устремились шесть джиннов, которые отличались от тех, которые нападали на нас.
   Эти джинны были практически невидимы, словно плащи, скрывающие их с головой, сотканы из тончайшей паутины. И вот один из них нагнал беглеца и тот, опрокинувшись, упал. Внезапно люди застыли, улица утихла, и все вокруг будто бы встало на паузу. Джинны окружили фолена, который потихоньку пятился назад, опасливо поглядывая на своих врагов.
   - Фоооолеен, отдааай сиииилуууу, - прошипел джинн, протянув из балахона черную худую лапу с длинными когтями.
   - Быстрые вы, твари, - весело хмыкнул он, сплюнув, и огляделся, - но не сообразительные.
   - Ктооо посслал тебяяя фоооолен? - шипел джинн, не опуская руки в ожидании сосуда.
   - Мама! Ромка смотри, моя мама! - крикнула я, заметив беременную и молодую женщину, которая стояла за фоленом. В это время он как раз развернулся и вонзил сосуд прямо маме в живот, и жидкость сиюминутно испарилась.
   Джинны бросились к нему, но тот весело засмеялся и перерезал себе горло. Кровь хлынула багровым потоком и мы с Ромкой отвернулись, не желая наблюдать эту сцену. Блеснув светом, видение исчезло. Зато послышался уже знакомых шорох двигающегося камня.
   - Алиска...
   Возле кровати стояла еще одна скульптура горгульи, которая повернула в нашу сторону голову.
   - Так зверюшка, спокойнее, мы уже уходим, - я схватила Ромку за руку и начала отступать к стене. Мы снова провалились в нее и оказались в большом зале, где почесываясь и шипя, сидели остальные и любопытными взглядами воззрились на нас. Мы побежали к выходу, но чудовища вовсе не думали нападать, а лишь смотрели в след.
   Оказавшись внизу, мы с Ромкой наперебой тараторили о том, что с нами произошло, а остальные смотрели в недоумении.
   - Вас не было от силы пять минут, - удивился Волков, но мужчины все же пошли с нами, взглянуть на комнату с горгульями. Естественно, я не удивилась, когда никакой двери не обнаружилось. Конец коридора заканчивался стеной.
    
  
   - Ну, вы же не думаете, что мы с Ромкой спятили? - позже возмущалась я, сидя в гостиной перед камином и испытующе смотря на остальных.
   - Мы такого страха натерпелись! - поддакнул Аарон.
   - Макс, - обратила я внимание на брата, который в отличие от всех не пытался нас переубедить, а спокойно сидел и жевал яблоко, - что это было? Нам ведь не померещилось?
   - Нет.
   - И?
   - С вами пообщался замок. Я ведь сказал: никакой опасности здесь нет, - ответил он, продолжая жевать фрукт.
   - Пообщался замок?! - в один голос удивились мы с Ромкой.
   - Ага. Вся земля Дагод наделена магией. Она есть в каждой травинке и каждом камне. Замок приоткрыл вам прошлое.
   - Выходит, этот мужчина, которого убили, жил здесь?
   - Это один из Двенадцати высших - Легем, чья сила сейчас в тебе. И нет, он здесь не жил. Замок показал тебе твое прошлое.
   - Бред какой-то, - фыркнула я, вспоминая убитого мужчину и пустоту во взгляде фолена.
   Перевела взгляд на Волкова с точно такими же глазами, только живыми, и поежилась. Он будто понял, о чем я думала и ухмыльнулся.
   - Я может и наемник, но не болван, - произнес он и встал. - Пойду, присоединюсь к Аппу, есть хочется.
   - Я так и не подумала... - тихо произнесла, устыдившись своих мыслей.
   Чертовы фейри со своими чертовыми замками и чертовыми фоленами!
  
  
   ГЛАВА 17
  
  
   Уже ночью я поднялась в комнату, которую для себя выбрала и, развалившись в постели, думала. Понятно, что дом показал нам, как сила Дагод появилась во мне. Не очень комфортно осознавать, что кого-то при этом убили, но я старалась об этом не думать. К сожалению, не получалось. Хотя если честно, меня больше поразили горгульи, ведь таких чудовищ раньше мне видеть не приходилось. Даже тролли по сравнению с ними казались милыми зверюшками.
   Я еще долго рассматривала орнамент потолка, пока в дверь не постучали. Вскочив с кровати, на ходу прочесывала руками спутавшиеся волосы, уверенная в том, что это Волков. Но я ошиблась.
   - Алекса? - удивилась, открыв дверь.
   - Хм... можно? - смущаясь, попросилась асур.
   Я кивнула и пропустила девушку в комнату, гадая чего ждать от её визита. Надеюсь, волосы драть она мне не будет, вроде это я должна, по идее, делать. Хотя вдруг у фейри все совсем по-другому?
   Но она прошла, огляделась и присела на кровать, когда я заметила в её руках два бокала и бутылку.
   - Это старинное вино из погреба, оно лучшее во всей Параллели, - пояснила Алекса, заметив мой взгляд, - подумала ты не будешь против.
   Я пожала плечами и, взяв у неё один из бокалов, уселась на софу, так что мы оказались с девушкой друг к другу лицом. Алекса наполнила бокалы и опустила голову, явно собираясь с мыслями, чтобы начать разговор. Помогать ей в этом я не спешила.
   - Прости меня, Алиса, - наконец начала она, так и не подняв на меня глаз. - Ты даже не представляешь, как паршиво я себя чувствую.
   Я глотнула красную жидкость и почувствовала приятный с кислинкой вкус. Да, действительно, вино хорошее.
   - Ты была права, - продолжала девушка, - когда сказала, что я ничем не лучше Конкордии. Но только сейчас, я по-моему, поняла причины поступка сестры.
   Я заинтересованно посмотрела на Алексу, ведь сама не понимала этих причин, если честно. Может это у них семейное?
   - Я влюбилась в него, - бокал в ее руке мелко задрожал, - уже давно. До того как познакомилась с тобой. Я знала, что у Стаса девушка в мире людей, и не одна (имею ввиду тех, кто был до тебя), но это, по понятным причинам, меня не интересовало, я не считала, что у него это серьезно, а он меня в этом не разубеждал. Да и я относилась к Стасу так же. Пока не поняла, что влипла по уши.
   - Так ты с ним давно? - усмехнулась я, чувствуя, что вино меня расслабило. - Поэтому сразу невзлюбила меня?
   - Да, - она впервые подняла на меня свои голубые глаза, и улыбнулась. - Как можно полюбить соперницу, тем более такую как ты.
   - Почему не сказала сразу?
   - Он запретил. Говорил, что между вами ничего нет, и просил не ухудшать то положение, в котором ты оказалась. Но я видела, как он к тебе относится, и меня это не обмануло. Потому было легче ненавидеть тебя, чем признать, что он мне лжет.
   Я раздумывала над её словами, приподняв бокал и рассматривая его на фоне пламени в камине.
   - Тем более он усилено убеждал меня в обратном. Убеждать он умеет, - грустно произнесла она.
   - Да, знаю, - ухмыльнулась я.
   - Он убедил меня в своей любви и утверждал, что к тебе испытывает только жалость, я же в свою очередь делала все, чтобы стать единственной, - девушка замолчала, но глубоко вздохнув, продолжила: - Извини меня, Алиса, но даже после произошедшего в лесном домике, я готова была наплевать на все и быть с ним.
   - Но что-то тебе помешало? - уточнила я, не удивляясь её словам. Стандартные слова влюбленной женщины. Сама недавно такой была.
   - Да, помешало. Он. - Из голубых глаз потекли слезы. - Я даже обрадовалась, что ты, наконец, о нас узнала, и после решила поговорить с ним, - она усмехнулась, стерев слезы. - Ты бы слышала, ЧТО он мне наговорил, - её смех плавно переходил в истерику, - такого я не слышала даже от врагов. Он показал свое истинное отношение ко мне, не стесняясь подробностей, в красках описывая, какая я тупая, доверчивая и никчемная.
   - Стоп, стоп, - прервала я поток слов, мне откровенно стало жаль девушку, поскольку видела её муки. Я знала, каким жестоким может быть Стас.
   - Прости меня, Алиса, я такая дрянь, но ничего с собой сделать не могла, - проговорила она, вытирая слезы.
   Я встала, порылась в шкафу, выудив оттуда платочек и вручив его Алексе, проговорила:
   - Я не злюсь на тебя, правда. Я злюсь на него. Не ожидала, что он подонок до такой степени, - мои кулаки сжались сами собой, - и не перестаю благодарить Аппа за его напиток.
   - Мне он не помог, - грустно проговорила девушка.
  
  
   В следующие два часа, мы с Алексой провели в моей комнате. Так уж вышло, что роль утешителя выпала мне, но как ни странно, вовсе меня не тяготила. Другое дело, если бы Стас меня волновал. Но так как этого не было, я с готовностью убеждала её в том, что... ну, в общем в том, о чем все женщины говорят, когда напьются. А мы, естественно, напились, потому как Алекса неоднократно бегала в погреб и приносила очередное вино из чужой коллекции.
  Позже тему Стаса мы не затрагивали, а говорили обо всем на свете и хмельно смеялись. Само собой, наша беседа преимущественно состояла из обсуждения мужской половины человечества с моей стороны и фейри с Алексиной. Она поведала мне множество приинтереснейших особенностей фейри. Я завистливо, но беззлобно пожалела, что наши мужчины, к сожалению, совершенно не такие, как в Параллели. Но в результате все свелось к одному: даже с их особенностями, это не мешало им делать то, что делают мужчины в нашем мире. А именно, гулять налево от своих вторых половинок.
   - Се ля ви, - глубокомысленно изрекла я и подлила себе вина.
   Кстати, Алекса поведала мне, за что Волков обещал Стасу сломать руку. Все было просто, до банальности. Асур была единственной девушкой в их компании и поэтому наш фолен относится к ней примерно так же, как и Макс ко мне. И когда Золотов начал избегать и принижать её, поняв, что та влюбилась по уши, Лука набил ему морду, пообещав, что если в следующий раз Стаса увидит, то сломает руку.
   Подобно Максу, Волков не поинтересовался мнением самой асур. Выходит, что именно поэтому, Лука сказал мне в лесу, что Золотов мне не пара. Он все знал, но предпочел не лезть. Что ж не удивительно, он парень не особо болтливый.
   Когда очередная бутылка закончилась, мы с Алексой стали уже лучшими подругами и решили, что нам срочно нужно закрепить успех и снова спуститься в подвал, для продолжения беседы с терпким вином. Да и мне самой захотелось взглянуть на погреб, откуда девушка выуживала это чудесное вино. После долгого построения плана спуска в подвал (без плана бы уже не получилось) мы наконец, вывалились из комнаты, хихикая и стараясь двигаться как можно тише.
   Увы, нам было невдомек, что по звукам мы больше напоминали двух громко топавших пьяных гиен. Спустившись по лестнице в подвал, я присвистнула, поскольку там стояли огромные стеллажи с вином, явно старинным, и создавалось впечатление, что пыль на бутылках была даже не десятилетней давности.
   - Нифига себе! - воскликнула, повиснув на Алексе, которая в свою очередь повисла на мне.
   Но мы, не забывая о конспирации, громко зашикали друг на друга, приложив пальцы к губам, дабы никто нас не услышал. Наверное, со стороны это смотрелось миленько.
   - Предлагаю выбрать самое древнее, - пролепетала я.
   - Зачем? Давай выберем самое ближнее, - произнесла асур заплетающимся языком, и мы, согнувшись пополам, прыснули со смеху.
   - А я думаю, что вам обеим уже достаточно, - раздался сзади голос Волкова.
   - Кажется, нас поймали на месте преступления, - проговорила Алекса вроде бы шепотом, хотя так казалось только нам, и предложила: - Может, убежим?
   Я снова залилась смехом, а Лука, глубоко вздохнув, подхватил нас обеих и, взвалив на плечи, потащил наверх.
   - Слушай, ты такой сильный, Волков, - восхитилась я, пытаясь достать ногами до пола, но только лишь бултыхала ими в воздухе.
   - Помочь? - послышался веселый голос Макса.
   - Сам справлюсь, - буркнул Лука, проходя через гостиную.
   - П-привет, Януш, - помахала рукой Алекса, тряпичной куклой свисая с правого плеча фолена.
   - Привет, привет, - развеселился он еще сильней, провожая нашу веселую троицу глазами.
   Комната Алексы оказалась ближней, поэтому распахнув её ударом ноги, Волков аккуратно опустил на постель притихшую девушку, которая, даже не открыв глаз, перекатилась на бок и засопела.
   Лука направился дальше по коридору, в поисках моих покоев.
   - Я могу идти сама, - пробормотала, ощущая, как сильно кружится коридор перед глазами. - Я не пьяная!
   - Сомневаюсь, - хмыкнул он и переложил меня с плеча на руки. Я удобно устроилась, прижавшись к его теплой груди.
   - Ты снова несешь меня на руках, - проговорила я, уткнувшись носом в его шею, - мне это начинает нравится.
   Волков ничего не сказал, но я была уверенна, что он улыбается.
   - Ты такой большой и теплый, - сообщила, потеревшись о его плечо щекой, - как медведь.
   - Медведь? - отозвался он, заходя в мою комнату.
   - Угу. Медведи добрые.
   - С чего ты так решила? - улыбаясь, поинтересовался Лука, уложив меня на кровать, и начал развязывать шнурки на кедах.
   - В сказках пишут, - пояснила я очевидное, удивившись, что он не знает такой элементарщины, и хотела было еще что-то сказать, но засмотрелась на его красивое лицо.
   Кажется, красивее мужчины я в жизни не видела. Хотелось понаговорить ему всяких нежностей и признаться во всех своих грехах, но я продолжала на него смотреть, абсолютно не обращая внимание на шрам.
   - Ну, раз в сказках пишут, значит это правда.
   Он стянул с меня кеды, и собрался было уходить, когда я позвала:
   - Волков...
   - Чего еще?
   - Поцелуй меня, пожалуйста. Не из мести Стасу, а просто так.
   Он улыбнулся и вернулся к кровати.
   - Не в моих привычках целовать пьяных женщин.
   - Да? - оскорбилась я. - Тогда катись отсюда.
   Ну, нет! Второй раз я ему этого не прощу. Черти что, пристаю к мужику! Куда мир катится?
   Вместе со своим миром, я перекатилась на бок и закрыла глаза, но почувствовав, что он присел на кровать, хитро улыбнулась, тут же позабыв о своем негодовании. Он повернул меня к себе и прикоснулся губами ко лбу.
   - Как трупика, - нахмурилась, а Волков засмеялся и поцеловал меня уже по-настоящему.
   Таких чувств от поцелуя мне не приходилось испытывать никогда в жизни. Казалось, я растворилась в нем и стала мягкой как воск. В мире был только Лука, его губы и пожар, разгоравшийся в моем теле. Я обвила шею фолена руками, жалея, что не могу ощутить его кожу из-за перчаток. Она почему-то казалась очень приятной на ощупь.
   Тяжело дыша, он отстранился, и мне показалось, что его глаза горели ярче обычного. Он еще несколько секунд изучал мое лицо, затем снова коснулся губ легким поцелуем и прошептал:
   - Сладких снов, Блонди.
   - Спокойной ночи, Волков.
   Мы улыбнулись друг другу, и он поднялся с кровати, а я перевернулась и с блаженной улыбкой засунула руки под подушку, готовясь сиюминутно уснуть. Я уже не услышала, что выходя из моей комнаты Лука столкнулся с Максом, который грозно поинтересовался:
   - У тебя что, появились лишние яйца?
   Но получил в ответ только смешок и удаляющиеся шаги фолена. Макс немного постоял на пороге и, фыркнув, двинулся в сторону своей комнаты.
    
  
   С утра я проснулась с диким желанием пить и с больной головой. А припомнив конец вечера, вообще зарылась головой в подушки.
   - Вот идиотка, - обругала себя в очередной раз, желая провалиться сквозь землю. Еще немного и можно смело переименовываться из Алисы в Идиотку, это имя мне больше подходит.
   К счастью выходить из комнаты не пришлось, так как Алекса, которая была еще бледнее, чем обычно и с огромными красными глазищами, принесла мне холодный яблочный сок с какой-то микстурой Аппа против похмелья. Вспоминая вчерашние злоключения, мы нервно посмеялись и, почувствовав себя намного лучше после действия зелья, принялись копаться в чужом шкафу в поисках подходящей теплой одежды для меня и асур.
   Для меня нашелся теплый свитер и накидка из меха с огромным капюшоном. Рукава свитера пришлось закатать, но выглядела я вполне сносно. Сапоги на небольшом каблуке из мягкой кожи оказались точно впору, поэтому я осталась довольна и, оглядев себя в зеркало, напомнила себе некую аристократку, но при этом довольно элегантную.
   - Классно, - покрутилась я, щупая приятный мех.
   Алекса подобрала себе одежду заметно быстрее, ведь практически все вещи были её размера. Позже нам все-таки пришлось спуститься вниз, наблюдая веселые взгляды остальных.
   - Привет ценителям бургундского, - отсалютовал Макс, смеясь.
   - Чего ржешь? Мы стресс утапливали в вине, - глубокомысленно изрекла я заранее подготовленную отмазку.
   - Вы, по-моему, в нем сами утопились, - довольно хмыкнул брат, а я показала ему язык.
   - Abusus in Baccho - scelus*, - добавил Аппий, прищурив один глаз.
   - Спасибо за микстуру, - поблагодарила его и добавила, - кушать хочется.
   - Optimum medicamentum quies est. Ire**, - сказал нэт и поднялся с места.
   - Я что, должна что-то была понять? - поинтересовалась у Алексы, а все прыснули со смеху, кроме Золотова, который теперь явно был не в фаворе нашей компании. На Волкова, я по понятным причинам пока не смотрела.
   - Пойдем, - хихикнула асур, - он нас накормит.
   - Хреновые мы девчонки, раз мужик в доме готовит, - пробурчала я.
   - А ты попробуй нэта из кухни выдворить, сразу войну получишь, - развеселилась она.
  
  
   Позже вечером все сидели в гостиной и лениво переговаривались между собой. Мы с Волковым вели себя так, словно ничего особенного между нами не произошло, и я предпочитала думать, что он решил, будто из-за хмеля я забыла о вчерашнем инциденте. Пару раз мы встречались взглядами, но долго их не задерживали друг на друге. Вернее, это я отворачивалась.
   На улице прилично завывало и шел снег, но в замке было тепло и уютно. До тех пор, пока дверь не распахнулась, и в гостиную не вошел человек. Он был одет в черный плащ, и не шел по земле, а летел. Его ноги не доставали до пола каких-то сантиметров десять.
   Мужчина был седовласый, но моложавый, с худым лицом и четко выраженными скулами. Пустые серые глаза безразлично окинули нас взглядом и, сложив руки в замочек перед собой, он остановился посреди комнаты.
   Все как один преклонили колени, почтительно опустив головы. Ну, естественно кроме нас с Ромкой, ведь мы понятия не имели кто это. Аппий это заметил и дернул меня за штанину, после чего мы тоже склонили головы.
   - Добрый вечер, - учтиво поздоровался мужчина. - Я вижу, сила с вами, - сверкнул глазами он и повернулся к Максу. - Януш, ты выполнил свое предназначение. Но Двенадцать не довольны твоими методами, хоть госпожа Удача и любит тебя.
   - Прошу прощения, Высший, - ответил брат, не глядя на посланника.
   - Фейри, помогающие тебе, будут вознаграждены за верную службу, теперь можете отдать девушку нам, я укажу путь к Двенадцати.
   - Разве принц не придет за своей силой сам? - спросил Макс в недоумении.
   - Его хранитель был убит, а сам принц пропал, - по залу пронеслись вздохи фейри, - но он тянется к силе, поэтому девушку необходимо поместить в безопасное место, пока принц не доберется до Двенадцати.
   - В вашем замке? - уточнил Макс, и посланник кивнул. - А как долго она там будет находиться?
   - Столько, сколько потребуется, - нахмурился мужчина.
   - Но разве нельзя освободить девушку, поместив силу в сосуд? - не сдавался брат, а меня прошиб холодный пот.
   Единственное, что я поняла из всего разговора, это то, что меня хотят забрать.
   - Нет, Януш, - вздохнул мужчина, - сила однажды уже была помещена в сосуд и ослабела, второй раз мы не можем этого допустить.
   - Но человека нельзя отрывать от его мира! - взбушевался Максим.
   - Достаточно, Януш. - Обрубил его мужчина. - Жизнь в человеческом мире сделала тебя дерзким.
   - Да, владыка, - склонил голову разозлившийся брат.
   - Мы не можем рисковать девушкой. Поэтому вынуждены так поступить, - закончил мужчина, затем подошел к Максу и дотронулся до его головы, ненадолго задержав руку.
   - Теперь ты знаешь путь. Приведи её.
   Макс, сжав челюсти, наблюдал за тем как мужчина уходил. Когда за ним захлопнулась дверь, все молча приподнялись с колен, обратив взгляд на Януша.
   - Что теперь будет с Алисой? - спросил Ромка, нарушив тишину с подозрительно увлажненными глазами.
   - Нельзя её вести к Двенадцати, они просто заточат Блонди до тех пор, пока не появится принц. Не факт, что он есть вообще, - вставил слово Волков.
   - А какой у нас выбор? - хмуро спросил Стас, схватившись за свои волосы, как делал всегда, когда нервничал.
   - Выбор есть всегда, - резко высказала Алекса, наступая на Золотова.
   - Да? - саркастически ухмыльнулся он. - Какой? Особенно у фейри? Нельзя ослушаться Дагод, это закон!
   - Ты так быстро соглашаешься её отдать, человек? - вспыхнул Волков, грозно буравя глазами Стаса.
   - Нам все равно придется это сделать! - уверенно возразил Золотов. - Если мы не подчинимся, они нашлют на нас целую армию светлых джиннов!
   - Может быть тогда ты сам отведешь её к Двенадцати, а, трусливая скотина? - злобно проговорил Лука, сделав шаг к Стасу.
   Я подошла к нему и взяла за руку.
   - Волков, не надо, - попросила его. Лука посмотрел на меня, и его взгляд сразу же смягчился.
   - Так, стоп! - промолвил до этого молчавший Макс. - Успокоились все! Никто Алиску никуда не отдаст!
   Я с благодарностью посмотрела на брата. Он задумчиво потер подбородок, явно просчитывая что-то в уме, но тут начал быстро и сумбурно говорить Аппий на своем языке. Все внимательно его слушали, не перебивая и иногда согласно кивая головами. Одни мы с Ромкой глупо молчали, я - прижавшаяся к Волкову, который непроизвольно сжимал мои пальцы, и Аарон, схвативший меня за другую руку, так же перебирая мои пальцы и оттягивая перчатку, явно не осознавая, что делает.
   - Так, хорошо, - наконец сказал брат, после того, как Апп замолчал, - пойдем в нарушение закона.
   - Это опасно и безрассудно, - снова возразил Золотов.
   - Я тебе сейчас другой глаз подобью, - пригрозил ему Лука, и мне пришлось снова дергать его за руку.
   - Только попробуй, - вскинулся Стас, но Макс оборвал его.
   - С препирательствами закончим. Стас, если ты не хочешь идти, можешь отправиться домой, тебя никто не держит.
   Парень зло фыркнул и плюхнулся на диван. Максим еще некоторое время сверлил его взглядом, а затем повернулся к остальным.
   - Нам нужно вернуться в мир людей. У нас только одна возможность помочь Алисе. Найти Эгеля.
   - Кого? - спросила я.
   - Когда-то давно, он был одним из Двенадцати, но был изгнан из их рядов, - неохотно пояснил Макс.
   - За что?
   - За то, что убил пару десятков людей, - хмыкнул Золотов.
   - Заткнись! - рявкнул Лука.
   - Она должна знать, - опять вскинулся тот.
   - Как так? - испугалась я. - Убил людей? За что?
   - Он был несколько, хм... других взглядов на этот мир. Но он поможет нам. Он сделает, что угодно, если это будет идти в разрез с планами Двенадцати, - пояснил брат.
   - Это точно, - проговорила Алекса, - но где его искать? Это не так уж легко, и если бы Дагоды знали, где он, то уже давно бы убили. А они его искали, поверьте. И не стоит забывать, что помимо темных джиннов и дэв, за нами начнется охота светлых джиннов, а уж они обязательно нас достанут.
   - Дагоды искали Эгеля. Но лишь для того, чтобы знать, где он. Для предотвращения внештатных ситуаций, так сказать, - отмахнулся Макс, - но уж точно не для того чтобы убить.
   - От джиннов тоже спрятаться можно, только нужно быть вдвойне сильнее и умнее, - отчеканила Алекса, - светлые джинны посерьезней темных.
   - Что, завела себе подружку и в раз лишилась мозгов? - разбушевался Стас, но тут же получил звонкую пощечину от асуры. Все замерли и уставились на них.
   - Закрой свой рот, человек, - процедила сквозь зубы девушка, - или я придушу тебя собственными руками.
   При этих словах, цепочка на шее Золотова приподнялась и натянулась, сжимая его горло. Парень невозмутимо схватил её и сдернул, разорвав.
   - Силенок у тебя маловато, тягаться со мной, асур, - брезгливо проговорил он, отшвырнув цепь в угол.
   - Хватит! - наконец не выдержала я. - Стас, если ты не хочешь идти с нами, оставайся здесь. Никто тебя никуда не тащит. И ты никому ничего не должен.
   - Я иду с вами. Но только ради тебя.
   - Не нужно это делать ради меня. Сделай это ради себя, тогда хотя бы будешь знать, что чего-то стоишь в этой жизни, - проговорила я. Стас поморщился и устало потер глаза.
   - Я знаю, где искать Эгеля, - заговорил Макс. - Пока находился в человеческом мире, я не только следил за Алисой, мне было поручено Двенадцатью разыскать его, - он подошел к столику и налил себе стакан виски, - и я его разыскал. Но после того как с ним встретился, то понял, что не могу выдать логово Эгеля. Это великий фейри. Может и жестокий, но великий, - Макс сделал большой глоток. - Я уже нарушил однажды закон и могу это сделать еще раз, тем более ради тебя, Алиса.
   Я подошла к брату и обняла его.
   - Спасибо.
   Он улыбнулся и растрепал мои волосы.
   - Завтра с утра выдвигаемся, так что советую всем хорошенько отдохнуть, больше у нас на это времени не будет, - проговорил Макс и подтолкнул меня и Аарона к лестнице. - Идите спать.
   Мы с Ромкой послушно пошли наверх, заметив, что остальные не спешат покидать гостиную. Я задержала взгляд на Луке, который кивнул мне и едва заметно улыбнулся. Я улыбнулась ему в ответ и поспешила в комнату, с нетерпением ожидая завтрашнего дня, в надежде, что наконец избавлюсь от этой треклятой силы.
  
  
   * Злоупотребление вином - злодейство (лат.)
   ** Покой наилучшее лекарство. Идем (лат.)
  
  
  
   ГЛАВА 18
  
  
   - Подъе-е-ем!!! Я принес тебе тазик с водой! - заверещал над моим ухом Ромка, скача на кровати. - Все уже собираются, а ты дрыхнешь!
   - Сократи децибелы, - сморщилась я, запустив в него одной из многочисленных подушек. Мальчишка захохотал и, наконец, спрыгнув, метнулся к шкафу.
   - Я сегодня с утра опять ходил по коридору. Двери там не было, может, пойдем вместе? Вдруг дверь появилась из-за силы, которая в тебе? - затараторил он, вытащив небольшую сумку и запихивая туда всякий ненужный ширпотреб.
   Я лениво встала, потянулась и, присев рядом с ним, начала вытаскивать все то, что он туда засунул.
   - Нет уж. Нам с тобой вредно ходить вместе, все время влипаем во всякие истории.
   - Вредина, - разулыбался мальчишка.
   - Не отрицаю.
   Выдворив Ромку, наскоро освежившись подручными средствами и одевшись, словно на зимовку, я спустилась вниз. Там развивалась бурная деятельность - все ходили туда-сюда с серьезными лицами.
   - Доброе утро, - зевая во весь рот, поздоровалась, но на меня мало кто обратил внимание, поэтому я плюхнулась на диван, пожалев, что сразу оделась в теплое.
   Пока суета продолжалась, я развлекалась тем, что считала взгляды, которые бросал на меня Волков, проходя мимо. Удивительно, но каждый раз это заставляло меня покрываться густым румянцем. То ли взгляд Луки был какой-то необычный, то ли мысли меня завели в какие-то непролазные дебри, но я ничего не могла с собой поделать. Отругала себя за поведение, больше подходящее неизбалованной вниманием девчонке, и напомнила, что Волков не единственный мужчина, встреченный мной в жизни. Но тот опыт, который принято называть жизненным, пасовал перед фоленом и его теплыми, зачаровывающими взглядами.
   Внезапно мой взгляд привлекло нечто, на втором этаже у лестницы. Это был человек, в упор смотрящий на меня. Я его узнала, это же тот самый старец, которого нам показывал замок!
   - Ма-а-а-а-акс! - позвала я, не отрывая взгляда от мужчины.
   Брат не заставил себя долго ждать. Проследив за моим взглядом, тут же сорвался с места и последовал за призраком, который призывно ушел на второй этаж.
   - Сиди здесь, - крикнул он с лестницы.
   - Ага, щас, - хмыкнула я и было бросилась за ним бежать, но врезалась в большую, каменную, но теплую грудь неизвестно откуда взявшегося Луки.
   - Он же сказал: "сиди здесь", - насмешливо проговорил фолен.
   - Я и сижу, - глупо улыбнулась в ответ.
   - Ага, я вижу, - он подтолкнул меня к дивану, и я вновь на него уселась, кокетливо скорчив мордочку, напрочь забыв о брате и призраке.
   Когда, наконец, смогла отодрать взгляд от золотистых глаз Волкова, в зал быстрым шагом спустился Максим, судя по его сосредоточенному взгляду, что-то задумчиво обмозговывая.
   - Так, повозка отменяется, в замке есть портал, - сообщил он, в чем-то согласившись с собой кивком головы и все, замерев, посмотрели на него. - Чего встали? Собрались?! - но мы так и стояли на местах с удивленными лицами. - Тогда вперед.
   - Портал куда? - вякнул Ромка.
   - Хороший вопрос, судя по энергетике, в ваш мир.
   - О! - воскликнула я. - Этот призрак мне начинает нравиться.
   - Какой призрак? - удивился Волков.
   - Одного из Двенадцати - Легема, - ответил за меня Макс. - Раз его призрак нам помогает, значит мы все правильно делаем.
   В следующие пять минут хаос усилился и на брата обрушился поток вопросов. Отвечал он на них неохотно и все больше "через губу". В этот раз я решила отмолчаться, потому как из фраз Максима поняла, что он обнаружил портал в человеческий мир и не где-нибудь, а в замке.
   На этом я успокоилась, ведь нам нужно было попасть как раз туда. Поэтому, лишь терпеливо ожидала, когда мы сдвинемся с места. По истечении пятнадцати минут испытывания Максового терпения, все как один стояли у лестницы, ожидая команды Дагода.
   Поднявшись наверх, он повел нас абсолютно в другую сторону от спален. Причем я раньше не замечала, что есть другое крыло. А было ли оно вообще?
   Тем не менее, мы уперлись в подозрительно колыхающуюся стену, словно не камень это, а вода.
   - Скидывайте шмотки, там тепло, - посоветовал брат, погрузив в портал руку по локоть, и я с сожалением сбросила меховой плащ, в котором уже представляла себя в повседневной жизни.
   Подобно прошлому разу, брат прикоснулся рукой к стене, та заколыхалась еще сильнее. В ней появился проем, начавший разрастаться, пока не стал настолько большим, что в него без труда мог пройти даже Волков.
   - Так, - нахмурился Макс, выдернув руку. - Тут другой принцип.
   - Дагоды, - проворчала Алекса и, не выслушав мыслей Максима, прыгнула в портал, исчезнув в колыхающейся стене.
   Я почувствовала, как Ромка схватился за мою руку и резко её отдернула.
   - Хренушки. Помнишь прошлый раз? По одному! - после чего смело подняла голову и прыгнула в портал.
   На этот раз все прошло без происшествий. По всему телу пробежала приятная нега, и потом я почувствовала под ногами землю. Яркий свет ударил в глаза, и мне пришлось зажмуриться. Вдохнув запах влажного леса, я поняла, что очутилась дома.
   Улыбнувшись и широко распахнув глаза, удивилась, как все же ярко и красиво в моем мире, в отличие от Параллели. Зеленый был насыщено-зеленым, голубой - ярко-голубым и, вообще, дом, есть дом. Кстати. Знакомое место. Оглядевшись, я поняла, что это тот самый мост, через который мы попали к троллям.
   - Как мы здесь оказались? - полюбопытствовала, повернувшись к остальным, и оторопела.
   Вернее удивилась. Я совсем забыла про их ауру. Ну, или как там это называется? Вокруг брата опять образовалось желтое свечение, Волков засветился синим, а Алекса с Аппом - белым. И глаза. Четыре пары необычайно ярких глаз с интересом разглядывали окружение. А я запечалилась, хмуро глянув на Ромку.
   - Скажи, ты видишь свечение? - поинтересовалась у него.
   - Опять тебя глючит, - хихикнул мальчишка. - Тут одни бледные поганки.
   - Ясно, шизофрения продолжает прогрессировать, - подвела я итог.
   - Троллев мост, - брат подхватил меня на руки и потащил наверх по крутому склону моста, - единственный портал в нашем городе.
   - А если мы зайдем обратно, снова окажемся в городе троллей?
   - Молодец, схватываешь на лету. Мое воспитание.
   Макс поставил меня на дорогу, и я огляделась в поисках машины, которую мы здесь оставили. Заметила её, практически сразу. Вернее то, что от неё осталось. Перебитые стекла, открытый капот без двигателя и отсутствующие колеса на столбиках из кирпича. Да. Мы явно были дома. И не где-то, а в России.
   - Не гуманно как-то, - с сожалением потянул Волков, глядя на почти новенький "хендай", который теперь годен, разве только на металлолом.
   - Это вам не Параллель, вещи без присмотра оставлять нельзя, - позлорадствовал Стас, хотя ему тоже предстояло идти пешком.
   Я хоть и расстроилась, но не сильно. В своем мире я ощущала себя значительно уверенней, хоть и не была в безопасности. Зато здесь были телефоны! Необходимо срочно позвонить родителям, которые, скорее всего, уже подняли панику вселенского масштаба.
   Мы, молча, пошли вдоль дороги, понимая, что едва ли кто нас подбросит такой толпой, разве только автобус, которые отродясь здесь не водились, даже рейсовые.
   Через час у меня начали отваливаться ноги, а через два уже готова была начать ныть, но к счастью на пути появился грузовик, который остановился на наши громкие жалобные призывы. Усатый мужичек усадил нас в кузов и обещал довезти до ближайшего населенного пункта, за что я была готова его расцеловать и поклясться в вечной любви.
   Довез он нас до железнодорожной станции, где предстояло сесть в поезд. Макс запретил мне звонить по телефону, не аргументируя это ничем. Просто нельзя и все. Распсиховавшись и разобидевшись на весь мир, я выговорилась Алексе с Ромкой, которые, ради приличия, меня поддержали.
   - А ты чего молчишь? - возмутилась я, глядя на Аарона. - Твои уже, наверное, все морги обыскали. Мамаша тебя прибьет.
   - Прибьет, - печально подтвердил он. - Поэтому и не спешу звонить.
   - Семь билетов в Орел, пожалуйста, - проговорила Алекса кассирше, протянув в окошко несколько фантиков от бумажек, которые только что приподняла с пола.
   Я удивленно уставилась на женщину, которая приняла обертки, пересчитала их и, уложив в кассу, протянула билеты.
   - Это фокус такой? - прошептала я.
   - Ага, пойдем, быстрее, - хихикнула девушка, обдувая себя билетиками, как веером.
   Далее мы долго ехали на поезде до голода Орла. Прежде мне в нём бывать не приходилось. Все по очереди ходили в вагон-ресторан, принося оттуда провизию, а я прикорнула, сложив ноги на Ромку и оперевшись головой на колени Аппа. Дорога меня изнуряла. Когда все закончится, неделю просижу дома, тупо пялясь в телик, и никакие Дагоды и джинны не смогут меня приподнять.
  
  
  
  Далее мы долго ехали на поезде до голода Орла. Путь нам предстоял долгий, и мы взяли отдельное купе, с удобством в нем устроившись. Это было кстати, не трудно: поезд новенький, сидения приятные и мягкие, а дверь бесшумно открывалась и закрывалась. Прежде в городе, куда мы направлялись, мне бывать не приходилось, да еще и нервничала из-за того что мы направляемся к злобному Дагоду - убийце людей. Но фейри не нервничали, Максим тоже был спокоен, а потому я с трепетом ожидала конца пути, надеясь на то, что неведомый Эгель все же нам поможет.
  Все по очереди ходили в вагон-ресторан, принося оттуда провизию, а я прикорнула, сложив ноги на Ромку и оперевшись головой на колени Аппа. Дорога меня изнуряла. Когда все закончится, неделю просижу дома, тупо пялясь в телик, и никакие Дагоды и джинны не смогут меня приподнять.
  Но уже спустя час я проснулась - не могу спать в поездах. Меня постоянно что-то будило, и не было чувства защищенности, как, например, дома в своей теплой кровати. Потому я принялась сонно смотреть в окно под задумчивое молчание Стаса и Алексы, и в пол уха слушала, как Ромка пристает к Аппу и упражняется в латыни. Кстати, у мальчишки получалось довольно сносно.
  Макс с Волковым ушли в ресторан за едой и уже достаточно долго оттуда не возвращались. Видимо они решили подзадержаться там. Наверное, сплетничают. Вот и хорошо. Может, подружатся.
  А вот двое на противоположном сидении - Алекса и Стас, явно чувствовали себя не в своей тарелке. Золотов что-то рассматривал на полу, время от времени бросая на меня задумчивые или, скорее, печальные взгляды, а Алекса, откинувшись на мягкое сиденье, бездумно пялилась в одну точку куда-то над головой Аппа.
  - А откуда вообще взялись эти Дагоды? - выдал Ромка после пары секунд молчания, чем привлек внимание всех в купе.
  Признаюсь, меня этот вопрос тоже иногда одолевал, просто как-то не было возможности его задать. Правда Тиберий - хозяин постоялого двора, немного посвятил в историю Параллели, но вот о создании этого удивительного мира я спрашивать постеснялась. Да к тому же, он плохо отозвался о Дагодах. Родню ведь не выбирают, а как тут не обидеться, если мой брат - представитель этой расы.
  - Вот человек, например, произошел от обезьяны. А фейри? От святого духа? - продолжил размышлять Ромка, усмехнувшись своей, как ему должно быть показалось, удачной шутки. - Как вы вообще появились?
  - А с чего ты взял, что мы появились? - отозвалась до того молчавшая асур. - Мы всегда были рядом.
  - Ну да, ну да, - хмыкнул Аарон. - Ври больше. Что-то я о вас раньше не слышал.
  - Ром, - пихнула я его локтем в бок.
  - Вот тебе зуб, - с серьезным видом отозвалась Алекса с характерным для данного обещания жестом.
  Я прыснула со смеху от этой ужимки асур, а она тем временем продолжила:
  - Раньше мир был един и полон магических рас, которых было вдвое больше, чем сейчас. И это повлекло за собой, скажем так, столкновения. Магический мир разделился на три части. Тогда было три сильнейшие расы - Дагоды, Схимны и сасидиты, и за каждым из них шли фейри. Вот они и выясняли, кто из них достоин править этим миром.
  - Схимны? - невероятно воодушевился Ромка.
  - А люди за кем пошли? - поинтересовалась я.
  - Люди как раз таки и последовали за Схимнами. Это была могущественная раса, ничем не уступающая нынешним Дагодам. Именно от них и пошли Двенадцать Высших. У Схимнов испокон веков была именно такая власть - в руках у сильнейших и старейших кланов-родоначальников.
  - И они воевали между собой? - подгонял её Ромка. - И кто победил? Сасидиты - это же как Лука?
  - Ром, - снова пихнула я мальчишку.
  Золотов отвлекся о созерцания пола и тоже с интересом слушал Алексу. Видимо, даже будучи связным от человеческого мира, он не знал истории происхождения Параллели.
  - Да, Сасидиты, это как Волков, фолены, - согласилась асур.
  - Они воевали против Дагод? - удивился Аарон.
  - А ты думал, Высшие просто так их не жалуют? - хмыкнул Стас, а Алекса вновь продолжила:
  - Ну, так вот. Сасидиты были самой молодой расой, расой демонов, свергнутых с небес, кроме того, они смертны. Но очень сильны. Тогда им казалось, что они вполне могут претендовать на трон мира. Противостояние длилось долго, пока Схимны и Дагоды не решили объединиться против фоленов. Лишь тогда им удалось победить.
  - А куда делись эти Схимны? - удивилась я. Мне почему-то стало жутко обидно за Волкова. И немного гордо. Все-таки две сильнейшие расы объединились, чтобы одержать верх над одной смертной.
  - Схимны вообще были очень интересные ребята. Они никуда не делись, они есть, просто и те и другие зовутся сейчас Дагодами, - пояснила Алекса. - Когда Высшие расы решили объединиться против общей угрозы, Схимны выдвинули условия, которые действуют и по сей день.
  - Какие? - не вытерпел Ромка, чтобы не вставить слово.
  - Ну, во-первых и главных: не причинять вред людям. Они слабее и век их недолог. Схимны считали, что омыть руки человеческой кровью - значит покрыть себя позором, принизив собственную значимость.
  - Из оперы - если сильнейшему приходится убивать слабейшего, то сильнейший и гроша ломаного не стоит? - предположила я.
  - Ну да. Что-то сродни тому, как если взрослый мужчина решил бы убить младенца за то, что тот плачет, - согласилась асур. - Именно это условие и породило мир Параллели. Мир, где сама природа подстраивается под дух фейри. Дублетный мир, где магические расы проживают в одно и то же время, но в совсем другом месте. Само Небо помогало Дагодам и Схимнам строить Параллель. Людям же досталась изначальная земля. Схимны были умны и справедливы. Они позволили людям жить свободно, и не бояться более сильных рас мира. Ведь наш мир зависит от вашего. Случись чего с вами, нам тоже, поверьте, не поздоровится. С тех пор и следим.
  - Вот в такие моменты и понимаешь, что нам преподают в школах какую-то не ту историю, - хохотнул Золотов.
  - Ага, неправильные пчелы с неправильным медом, - поддакнула я, задумавшись о масштабе былых событий. Вот это я называю - 'ничегосебе!'
  - А еще какие условия выдвинули Схимны? - после непривычно долгого для Ромки раздумья, наконец спросил мальчишка.
  - Раса Сильнейших - так же их условие. Они считали, что таким способом предупредят столкновения, подобные прошлым, - отозвалась девушка. - Ну и они хотели чтобы их обычаи сохранились и у Расы Сильнейших было Двенадцать Высших. Из которых представители шести древнейших семей - Дагоды, а других шести - Схимны.
  - Круто. Молодцы Схимны! - похвалил Ромка. - А почему они называются Дагодами теперь? А не Дагосхимнами или Схимодагами?
  Аппий, Стас и я прыснули со смеху от перековерканных названий двух сильнейших рас. А Алекса лишь пожала плечами.
  - Не знаю. Может из-за того, что Схимны были мудрее Дагод и решили не рушить зарождающуюся нить мира. Кто знает? Но с уверенностью можно сказать только одно: теперь есть только одна раса - Дагоды. И они сильнее кого бы то ни было на этом свете. В обоих мирах.
  - Вот это круто! Да, я бы на их месте тоже бы Параллель под себя подмял! - восторженно проговорил Аарон. - А асуры к кому примкнули?
  - К Дагодам.
  - А дэвы?
  - К сасидитам. Нэты к Схимнам.
  - Предсказуемо даже, - задумался Ромка.
  Через некоторое время, когда вопросы в купе поутихли, Аарон решил что проголодался и, не желая ждать пока Макс и Лука вернутся, достал просьбами Алексу и Стаса принести ему бутерброд с колой. Они долго сопротивлялись, скорее всего больше из-за того, что не хотели оставаться вместе. Но Ромка и мертвого уговорит сгонять в магазин, поэтому они хмуро поднялись и ушли, предварительно запомнив, что нужно принести, хотя список заметно увеличился по сравнению с тем, который мы продиктовали Волкову и брату. А нечего задерживаться!
  Вскоре мне надоело валяться и раздумывать над полученной информацией и той чепухой, которая лезла в голову.
  - Почитать бы сейчас какую-нибудь книженцию, - вздохнула я, вставая и потягиваясь до хруста в спине, - ехать все равно еще долго. Про интернет я молчу.
   - У проводника спросить можно, там может, журналы кто продает, - предложил Ромка.
   - Иди, спроси.
   - Не, не пойду, нам нельзя выходить.
   - Апп? - я вопросительно посмотрела на нэта.
   - Nulla*, - ответил он, и этот ответ не требовал перевода.
   - Жаль, - опечалилась я. - Ром, ну выгляни из купе, вдруг он где-то тут стоит.
   Аарон нехотя поднялся и, приоткрыв дверь, высунул голову.
   - Извините! - позвал он кого-то. - Эй, извините!
   Я приподнялась и тоже высунула голову. В проходе между купе стоял проводник, в фуражке и спиной к нам.
   - Не подскажете, тут где-нибудь можно купить журналы?
   Но мужчина стоял неподвижно, словно специально нас игнорируя.
   - Какая наглость, - возмутилась я, плюхнувшись обратно на сиденье, - даже не обернулся! И за что только людям деньги платят.
   И тут Аппий нахмурился и вышел из купе. Мы с Ромкой, естественно, тоже вышли, но за ним не последовали. Нэт подошел к проводнику ближе, но тот стоял, никак не реагируя на появление Аппа. Я поспешила туда же и подобно остальным, остановилась как вкопанная. Проводник был бездвижен. Он замер, словно статуя, и смотрел в никуда остекленевшими глазами. 
   - Что это с ним? - удивился Ромка, дотронувшись до руки мужчины. - Холодная.
   Проводник стоял так, словно шел по коридору, когда кто-то нажал паузу, остановив его время.
   - Апп, что происходит? - перепугалась я, всматриваясь в неподвижный силуэт.
   Затем, развернулась и распахнула ближайшее купе, где ехала старушка со своей внучкой. Я точно знала, что они там, ведь зашли в вагон вместе с нами. Да и запомнила их, так как у девочки в руках находился маленький пушистый щеночек.
   - Здравствуйте, - произнесла я и тут же оторопела.
   Девочка с бабушкой явно о чем-то горячо спорили, когда замерли в процессе разговора, с открытыми ртами и богатой мимикой на лице. Они выглядели восковыми фигурами, и лишь щеночек, жалобно поскуливал, сидя на коленях у девочки.
   Я глянула на кринит. Он был черный.
   - Апп...
   Нэт хмуро посмотрел на камень.
   - Господи, что это такое? - отступила я, приложив руку к груди, сердце в которой заколотилось, словно птица в клетке. - Апп, кто это сделал? Это же кто-то специально сделал?
   - Is fecit, qui prodest**, - холодно проговорил нэт и, схватив нас за локти, потащил обратно в купе.
   Я запаниковала, ведь мой взгляд то и дело натыкался на двери и окна, а мозг уже прикидывал, сколько костей я переломаю, если выпрыгну с поезда на ходу.
   - Вещи, - неразборчиво произнес Апп, и Ромка мигом сгреб в охапку одежду, которую оставили остальные. Я тоже не осталась безучастной и подхватила свитер брата и куртку Алексы. Аппий снова вцепился в наши локти и потащил к выходу из вагона.
   - Erupit,*** - подтолкнул он нас, и мы бросились к раздвижной двери.
   - Мамочки, - в ужасе проговорила я и вылетела на площадку разделяющую вагоны, костеря Ромку, за его голод.
   - Апп, Аппушка, кто это сделал? - на бегу тараторил Ромка, умудряясь при этом заглядывать в сосредоточенное лицо нэта, который лишь, молча, подталкивал его вперед.
   В тамбуре следующего вагона мы наткнулись на Алексу и Стаса, возвращавшихся из ресторана, с огромным пакетом еды. Они громко орали друг на друга, тыча пальцами в грудь. Завидев нас с перепуганными физиономиями, скандалисты резко утихомирились, в их глаза появилось недоумение. Стас даже выронил пакет. Я облегченно вздохнула, увидев их, импульсивных, недовольных, но главное - подвижных.
   Аппий что-то быстро затараторил на латыни, и те, даже не дослушав, похватав у нас с Ромкой вещи и не сговариваясь, бросились дальше в следующий вагон.
   - Куда мы идем? - не отставал мальчишка, задавая этот вопрос всем по очереди.
   - Ромка, отстань! - шикнула я, подтолкнув его вперед, и он обиженно засопел.
   Наконец, мы добрались до вагона-ресторана. Там было много народу и довольно шумно. Мы со своими напуганными лицами, явно смотрелись странно. Но на нас обратили внимание только крайние столики и то ненадолго. Запах сигарет, алкоголя и дешевой закуски перемешался и щипал глаза, кроме того, было ужасно душно, не смотря на открытые окна.
   Макса и Волкова я нашла быстро. Они сидели друг напротив друга, курили, пили водку и что-то тихо обсуждали с серьезными лицами.
   - Ну, вы даете! - возмутилась я. - У нас там народ в статуи превращается, а они тут пьют и о жизни разговаривают!
   - Чего? - удивился брат, непонимающе оглядев нас, и тут Апп снова затараторил, а мне ничего не оставалось, как недовольно сверлить взглядом обоих фейри. И внезапно что-то привлекло мое внимание. Что-то...
   - Ром...
   - У?
   - Ничего не чувствуешь необычного?
   Мы отвернулись от остальных и схватились за руки. Все в ресторане замерли. Разговоры прекратились, звон бокалов и чирканье вилок о тарелки смолкли.
   - Как в фильме ужасов... - прошептал Аарон, сильнее сжимая мою ладонь, перчатка которой даже стала влажной.
   - Вагон восковых фигур, мля, - отозвалась я.
   - Та-а-ак, - Макс поднялся со стула и инстинктивно заслонил меня собой. Волков поступил так же, так что я была защищена с двух сторон.
   - В чем дело? - грозно спросил брат. Я проследила за его взглядом и заметила, что за одним из столиков тоже сидели фейри, которые оставались движимыми. Их было трое. Один бугай с синей аурой и двое с белой. Бугай светился точно так же, как Волков и был награждён шрамом, поэтому я поняла, что он принадлежит к расе фоленов.
   Парни поднялись и сасидит примирительно показал свои руки, демонстрируя пустые ладони:
   - Спокойно народ, мы просто отдыхаем, - с хрипотцой произнес он, пока его товарищи внимательно вгрызались в нас взглядами.
   - Что с людьми?
   - Хрен их не знает, - пожал плечами фолен, - но что-то подсказывает мне, что это не наша проблема. За нами грешков нет. По крайней мере, пока.
   Тут поезд резко качнуло, словно его ударили в бок. Тарелки и бутылки попадали со столов, а я, не удержавшись на ногах, завалилась на сиденье, при этом влезла перчаткой в салат. Через секунду поезд снова толкнуло, и фейри встали посреди вагона, всем своим видом демонстрируя готовность к атаке. Причем те трое тоже не остались в стороне, хоть и сказали, что это не их проблемы. Алекса схватила нас с Ромкой за шкварники и определила под стол.
   - Сидите тут и не двигайтесь.
   Мы послушно закивали, хоть из-под стола ничего не было видно, только её и Стасовы ноги.
   - Алисочка, что происходит? - прошептал Рома, и поезд снова ударило, но на этот раз сильней. Послышался скрежет метала, стало намного светлее и громче застучали колеса по рельсам. Ромка завопил. Я ужасно перепугалась, прижала его к себе и, прикрыв руками наши головы, потянула мальчишку на пол.
   Тут повсюду зазвучали крики, топот, чей-то злобный рев, удары и бранная речь.
   - Господи... - прошептала я, сообразив, что читаю молитву, которую отродясь не знала.
   Шум, тем временем, не смолкал, а лишь усиливался, пока нас не снесло, словно волной. Стол оторвался от пола и подлетел, а мы ударились спинами о стену. Но самое неприятное было то, что в ушах так сильно булькнуло, что показалось, будто я лишилась слуха. Открыв глаза, увидела перед собой Алексу, тянувшую руку куда-то над нашими головами. Казалось, все было как в замедленной съемке. Подняв взгляд, я поняла, что асур держит подлетевший стол, который должен был упасть на наши с Ромкой головы. Отшвырнув его, девушка подошла и внимательно глянула на нас.
   - Вы в порядке? - словно издалека, тихо-тихо спросила она, хотя я понимала, что это не так. - Эй! Алиса, Рома!
   Но мы глупо пялились на неё, не реагируя на окружение. Я была словно в оцепенении, в голове абсолютно пусто, только звон в ушах и тишина.
   - Апп! Ну ка, глянь на них!
   Вместе с Аппом к нам подошли остальные, осторожно вглядываясь в наши лица.
   - Апп, у них кровь из ушей идет... - проговорил Стас, дотронувшись до мочки моего уха, и резко отдернул руку, обеспокоенно на меня посмотрев. На его пальцах осталась темно-бордовая кровь. Но это не вызвало у меня эмоций, в голове по-прежнему было пусто.
   - В купе, живо, - скомандовал брат и схватил меня на руки. Аппий подхватил Ромку.
   - Ну, ты и шиндарахнул! - хмыкнул Золотов Максу. - Джинны как одуванчики разлетелись. Карикатура прям.
   - Да уж, особенно людям сейчас смешно, когда у них барабанные перепонки потрескались, - фыркнул Макс. - Ты-то умный, прикрылся.
   Пока он нес меня через вагон, я увидела, что над половиной вагона крыши нет, все вокруг превратилось в месиво, а люди, которые начали пробуждаться, хватались за головы и кричали. Волков стоял возле троицы потрепанных после схватки фейри и, положив руку на плечо фолену, что-то говорил. Потом они громко ударили по рукам, и он поспешил за нами. Но мне было все равно на окружение. Казалось, я смотрю на бессмысленные картинки, которые не вызывают никаких эмоций. Наверное, это хорошо. Пока что.
  
  
   * Нет (лат.)
   ** Сделал тот, кому выгодно (лат.)
   *** Бежать (лат.)
  
  
   ГЛАВА 19
  
  
   - Нельзя тут оставаться... - доносились до меня голоса.
   - Поезд остановился, джинны знают, что мы тут, скоро их будет целая армия.
   - Рома и Алиса не могут идти сами...
   - И что делать?
    
  
   Меня покачивало и подташнивало. В голове и в ушах гудело, язык распух и казался абсолютно сухим. Я разлепила глаза и уставилась в потолок. Потолок автобуса. Медленно приподнялась, оперевшись спиной на стекло, так как лежала на двух сидениях. Это был рейсовый автобус, с уютными мягкими сиденьями. Но находиться в движущейся машине у меня не было никакого желания.
   Я дотронулась до головы и почувствовала, что она в бинтах. Отлично, видок, наверное, просто супер. Взгляд наткнулся на бутылку воды, которая торчала из кармана соседнего кресла и, схватив её, выпила почти полностью, при этом уверенная, что в жизни не пила воды вкусней. Отдышавшись, я медленно завертела головой по сторонам.
   - Эй, народ...
   - О, Алиска вернулась, - проговорил брат, высунув голову из-за кресла позади меня.
   - Привет, - улыбнулась сидящая рядом с ним Алекса.
   - Привет, - попыталась улыбнуться я, вышло не очень. - Где Ромка?
   - К Аппу пристает, - кивнула она.
   - Алиска! - заверещал вышеупомянутый товарищ.
   Ромкино румяное лицо появилось в проходе, и он тут же полез ко мне обниматься. Голова мальчишки была перемотана подобно моей, по периметру, захватывая уши и создавая дискомфорт. Усевшись рядом, он положил голову на мое плечо. Я обратила внимание, что в районе ушей на его бинте просачивалась кровь, поэтому не стала вредничать и слегка его приобняла.
   К нам подтянулись Стас, Волков и Аппий.
   - Привет, Блонди, - улыбнулся Лука, - ты как?
   - Так себе, - скривилась, машинально приглаживая волосы. - Что это было?
   - Джинны. Мы надрали им задницы! - весело проговорил Ромка.
   - Ага, особенно мы с тобой. Под столом, - хмыкнула я.
   - Это я виноват, - поморщился брат, - двинул по ним полем. Но иначе нельзя было, их оказалось много.
   - Да я не в претензии, - отмахнулась, - а мы где?
   - В автобусе, - сострил Аарон, на что я ответила пугающим прищуром.
   - В Орел едем, как и было запланировано, только теперь меняем транспорт каждый час, - ответил Стас, чтобы быть полезным.
   -  И сколько транспортов мы уже поменяли? Пока я дрыхла?
   - Немного, - улыбнулся Волков и, кинув взгляд на Стаса, добавил: - Таскать тебя на руках даже приятно и совсем не тяжело.
   Я покраснела, Макс нахмурился, а Стас, стиснув челюсть, уселся обратно в кресло. Волков подмигнул мне и тоже побрел на свое место.
  
  
   Следующие полчаса Апп провел возле нас с Ромкой, перебинтовывая, отпаивая и кормя пилюлями. Понятия не имею, откуда у него вся эта дребедень с собой. Такое ощущение, что за его плечами не рюкзак, а небольшая фармацевтическая компания. По окончании процедур, он сам заплел мне колосок, невзирая на фырканья Ромки, который полюбил плести косы. Предполагаю, что этот процесс доставил ему удовольствие.
   - Апп, у тебя дети есть? - спросила я, трогая умело заплетенную косу.
   - Etiam. Sed mortui sunt*, - сухо ответил он и попытался перевести, хотя смысл был понятен. - Морте...
   - Мне очень жаль...
   Он убрал выбившуюся из бинта прядь волос и, улыбнувшись, пошел на свое место.
   - Как печально. Такой он хороший человек... то есть фейри... - прошептал Ромка, - вот где в жизни справедливость?
   - Да уж.
   Позже, когда мы пересаживались в очередной автобус и снова в пух и прах рассорились с братом из-за телефона, Алекса вкратце поведала нам с Ромкой историю Аппа.
   Оказывается нэты - очень мирная раса, никогда не принимавшая участия в войнах или перепалках. Они были сильны, но при этом умны, поэтому предпочитали любые вопросы решать разговорами, а не кулаками. По этой же причине нэты редко жили в общих городах, а в основном селились отдельными деревнями. Одна из таких деревень и была домом для Аппа и его семьи: жены Лейлы и дух дочек -- Вивиан и Триши.
   Как я поняла, Аппий был не просто нэтом, а очень одаренным даже для них, ведь им заинтересовались дэвы, которые поднимали восстание против Дагод. Те дэвы, как и все остальные группы того времени, преимущественно состояла из отморозков, следившими ранее за "порядком" в Параллели. Тогда бунтарский дух этой расы только вышел наружу, поэтому они никак не могли отвыкнуть, что теперь не настолько безнаказанны как раньше, ведь за их плечами больше не было Дагод. Потому после неоднократных отказов нэта, дэвы решили его проучить, вырезав ночью всю семью, словно скот. Утром Аппий обнаружил мертвыми фейри, которых любил больше всех на свете. Своих дочурок и красавицу жену. Но эти отморозки не учли того, что он им отомстит.
   Нэты не мстят. Нэты не убивают. Но только не Апп. Не этот Апп, которым он стал всего за одну ночь. Он убивал их по очереди, не щадя никого. Ни шлюх, находившихся рядом, ни случайных собутыльников, неудачно выбравших себе товарищей. Они все заплатили кровью за его боль. Забрав взамен душу.
   Он скитался по миру, в поисках утешения, пока не попал в человеческий мир, где и нашел его на дне бутылки. Аппия заприметил Волков, когда отдыхал в баре, где нэт топил свое горе в спиртном. С тех пор он в наемниках, а добродушный вид и дружелюбная раса является отличной маской для врагов.
   - Но он ведь правда добрый, - удивилась я.
   - Для нас - сама доброта, - улыбнулась Алекса. - Но не хотелось бы быть его врагом. Поверь, с ними он безжалостен.
   - Почему нет, если они этого заслужили.
   - Я тоже так думаю, - кивнула асур, и мы зашли в автобус.
   Но после этого разговора мне стало интересно, как сам Волков стал наемником. Я бы с интересом послушала его историю. Особенно мне было интересно, откуда у него, да и вообще у всех фоленов, этот шрам на лице. Поэтому решила, что как только представится возможность, спрошу у него об этом сама.
  
  
   После изнурительных скитаний по автобусам, мы наконец-то прибыли на место. Это произошло глубокой ночью, поэтому рассматривать красоты города было невозможно, но меня это не расстроило, ведь сил уже не было ни на что. Я мечтала о нормальной кровати и душе.
   Опасливо ступая по ночным улицам города, я вся превратилась в слух, хотя он сильно меня подводил в последнее время. Мы плутали в частном секторе среди небольших коттеджей, из чего я сделала вывод, что это, скорее всего, пригород. Пахло навозом и сеном, но мне нравился этот запах. Такой знакомый, из детства, хотя я вроде городской житель. В начале улицы возле ларька приметила таксофон, но говорить брату ничего не стала, дабы избежать очередной лекции про мою безответственность.
   Домик Эгеля, в отличие от остальных, выглядел избушкой. Не хватало только куриных ножек. Представляю, как зажиточные соседи косятся на его участок. Зато в отличие от дома, забор был капитальный: металлический, высокий с острыми шпилями сверху. Я заметила камеру, направленную на нас, и тут из невидимого динамика раздался грубый голос:
   - Идите куда шли. Эти двери для вас закрыты.
   - Эгель, это Крамер, впусти, помощь нужна, - проговорил Макс, оперевшись рукой на металлические ворота.
   - Ты оглох? Я сказал: эти двери закрыты!
   - Эгель... - злобно проговорил брат.
   - Дагод, - вступил Волков, определив меня за свою спину, и сквозь зубы процедил: - если ты сейчас не откроешь эти чертовы двери, я снесу твой гребаный забор, вместе с твоим чертовым домом!
   Динамик замолчал и через несколько секунд раздался щелчок. Ворота открылись.
   - Совсем оборзели, щенки, - проворчал динамик, а мы вошли во двор.
   Территория двора была полностью заасфальтирована, за исключением немногочисленных торчащих кривыми стволами деревьев, поэтому сразу стало ясно, что хозяин не обычный дачник или сельский житель. Дверь дома открылась, громко ударившись о стену, и возле входа зажглась лампочка.
   В проеме стоял крепенький дедок с гордо поднятой головой в растянутой майке с надписью "пришельцы вокруг нас" и шароварах, которые были в фаворе в девяностых годах. Дедок светился желтым цветом, но его цвет был не такой яркий как у Макса. Зато светло-голубые, почти белые глаза выглядели просто фарами на его загорелом лице.
   - Ты какого черта притащил ко мне наемников? - грозно спросил он, впившись взглядом в Макса, а затем перевел его на нас с Ромкой и Стаса.
   Если глазами можно было бы убивать, то мы бы уже скончались.
   - И людей! - завопил Эгель. - Ты припер сюда людей, чертов Дагод!
   - Не шуми, Эгель, - спокойно проговорил Макс. - Это сестра моя.
   Лицо дедка сразу же переменилось и приобрело заинтересованность.
   - А этот? - уже спокойней спросил он, указав на Ромку и полностью игнорируя Золотова.
   - Не "этот", а Аарон. Румын. Я её друг, - гордо проговорил мальчишка, задрав голову настолько, насколько позволяла повязка.
   - Румын, говоришь? - хмыкнул дед и плюнул нам под ноги, заставив нас отскочить на шаг назад, а сам при этом заржал. - Ну, проходи, румын.
   Только Стас никак не среагировал на его выходку и, как ни в чем не бывало, принял приглашение.
   - Не нравится мне этот хрыч, - прошептала я на ухо Ромке и тот согласно закивал.
   Мы вошли в дом и я удивленно огляделась. Внутри он казался намного больше, а неприглядный вид снаружи, абсолютно не вязался с современной отделкой изнутри. Ламинат, модные модульные диваны, холл, переходящий в столовую зону, огражденную барной стойкой с симпатичными стульями, посудомоечная машина... в общем, все блага цивилизации.
   - Ого, - пролепетала я, стягивая кеды и любовно смотря на стиральную машину.
   - Руками ничего не трогать! - недовольно пробурчал Эгель, усевшись в кресло перед телевизором, и подхватил бутылку пива, стоящую на полу.
   - Э-э-э... совсем ничего? - осторожно поинтересовалась.
   - Совсем! - рявкнул он, и я застыла на пороге.
   - Эгель...
   - Не вопи, Януш, - перебил он брата. - Делайте, что хотите, но пока не закончится серия "Звездных врат" я с места не сдвинусь, - сказал он и упулился в телевизор.
   - О, круто! Я тоже его смотрю! - обрадовался Ромка, присаживаясь рядом с Эгелем на пол. - Они уже нашли, как активировать оружие на Дакарре?
   Дагод глянул на мальчишку и, нахмурившись, ответил:
   - Нет еще, пока только обнаружили вход в комнату управления и не могут подобрать шифр.
   - Почему не могут?
   - Саманта пытается получить доступ к оружию, но вход заблокирован. Там загадка на языке "Древних"... ей помогает  её отец вместе с Ток`ра, который сидит в нем... - уже охотнее начал пояснять он.
   - Эгель, нам нужно достать из неё силу, - встал Макс между увлекшимся разговором стариком и телевизором, прервав обсуждение сериала.
   - Я что на каком-то другом языке говорю?! - разозлился он. - Уйди с экрана, а то я тебе сейчас задницу поджарю!
   - Эгель...
   - Эгель... я уже тыщу лет Эгель. Уйди, Януш. По-хорошему. Никуда она не денется, сила твоя! А я из-за тебя важную сцену пропускаю!
   Макс фыркнул и прошел на кухню, скрепя от злости зубами.
   - Тогда мы тут похозяйничаем.
   - Ага, и помойтесь, а то воняете, - кинул Эгель вдогонку, а я понюхала свою кофту на наличие неприятной вони, но учуяла только запах дешевой забегаловки и пыли. Хотя, может, привыкла уже. А саму тут же передернуло от этой мысли.
   Апп как всегда оккупировал кухню, а я начала шариться по комнатам в поисках ванной. И найдя её, несказанно обрадовалась, поскольку она была огромной, белой и чистой. Все-таки Бог есть на свете! На двери висел халат, в черно-зеленую полоску, и я подумала, что хозяин не будет возражать, если его позаимствовать. Предусмотрительно решив постирать перчатки вручную, стянула одежду и, облачившись в халат, понесла стирку Аппу, который как раз загружал в машинку свитера, штаны и футболки. Остальные сидели за барной стойкой в трусах, нисколько не стесняясь своего вида, за исключением Алексы, которая облаченная в еще более потрепанный халат, чем у меня, хитро ухмылялась и, не смущаясь, рассматривала мужчин.
   Мой израненный мозг не позволил дольше секунды смотреть на загорелый, оголенный торс Волкова, мышцы на котором перекатывались, когда он подносил пиво ко рту. Сильные волосатые ноги нашли себе опору на жердочке барного стула, а рука вальяжно оперлась локтем на стойку. Казалось, его сила чувствуется даже на расстоянии.
   Запихнув в руки нэта свои вещи, я пулей вылетела из гостиной. Отдышавшись и закрыв дверь ванной, включила воду. Нет, нельзя так реагировать на противоположный пол. То ли родители породили меня сильно темпераментной, то ли я дура. Надо еще раз бабахнуть ту отраву Аппа, которую он мне в лесу дал. Может, поможет?
   Я скинула с себя халат и подошла к огромному зеркалу.
   - Ох, мать моя женщина... - пролепетала, увидев свою физиономию.
   Перемотанная голова, с торчащими в разные стороны волосьями, исцарапанный лоб, подбитая губа, синяки и кровоподтеки на ребрах, спине, ногах.
   - Зеркала - зло.
   И как я могла вызвать интерес у Волкова в таком виде? Кошмар!
   Я начала разматывать бинт, попутно стирая с шеи засохшую кровь. Потом, решительно отвернувшись от зеркала, шагнула в огромную ванную и с блаженным вздохом погрузилась в теплую воду.  
   Ка-а-айф.
  
  
   * Да. Но они мертвы (лат.)
  
  
   ГЛАВА 20
  
  
   После принятия ванны, мне стало легче смотреть на свою физиономию. Пыль, въевшаяся тонким слоем в лицо, оттерлась, щеки порозовели, короста со лба отпарилась и содралась, а волосы я помыла три раза и высушила маленьким доисторическим феном, который нашла в одном из шкафов. Просушивая этим агрегатом тонкие перчатки, подумала: интересно, зачем фен нужен Эгелю, волосин-то на голове - три штуки.
   Позже, придирчиво разглядывая себя в зеркало, я осталась довольна, поскольку на лице снова начали выделаться губы, хоть и подбитые, зато все как обычно. Ну, почти. Разве что только некая печаль во взгляде. Оно и понятно. Мама с папой там, наверное, с ума уже сошли. И тут меня осенило. У Эгеля такой современный дом! Ну, неужели не найдется телефона?!
   С этой мыслью я выбежала из ванны и увидела, что теперь "Звездные врата" смотрят все, кроме Алексы. Девушка же, одевшись в белую футболку с чужого плеча и огромные шорты, сидела за барной стойкой, сушила голову полотенцем, а на её устах блуждала мечтательная улыбочка.
   - Что, водные процедуры в этом доме интересуют только нас? - поинтересовалась я, подойдя к кофеварке и включив её. Кстати, парни до сих пор были в трусах, а асур все так же беззастенчиво на них поглядывала.
   - Видимо, да, - кивнула она с ленцой в глазах, чем напомнила мне довольную кошку. - И мне кофейка плесни.
   - Слушай, как считаешь, тут телефон есть?
   - Скорее всего, - пожала она плечами.
   Я начала оглядывать дом, в поисках аппарата.
   - Не ищи, нету его, - отозвался старик, не смотря на нас. - И так за коммуналку плачу чертовы деньги.
   - Это он мне? - удивилась я.
   - Тебе, тебе, - подтвердил он, снова не глядя в мою сторону.
   - Ушастый какой, - прошептала я.
   - Угу, - отрешенно отозвалась девушка.
   - Алекса, отдери от них взгляд, - вздохнула я, - не прилично же.
   Она недоуменно глянула на меня.
   - Что неприлично?
   - Пялиться так.
   - Зато приятно, - рассмеялась она, - для услады глаз. Они все равно ничего не замечают вокруг, а ты посмотри: какие торсы, плечи, попки, ну, старикашка не в счет.
   - И пузико Аппа, - подхватила я, невольно засмотревшись на конкретный торс.
   - А что, Апп, между прочим, довольно красивый мужчина, - задумчиво произнесла асур, но я с ней не согласилась, хотя, может, дело в том, что нэт стойко ассоциировался у меня с папой. Только папа не такой огромный и темненький.
   - А Стас напротив Макса и Волкова вообще дрищем кажется, - хихикнула я, скорее из вредности, Стас вовсе не казался дрищем. Как это было неприятно осознавать, но Золотов красивый парень. В его облике есть особый шарм, который иной раз заставляет девичий мозг отключаться полностью.
   - Алис, ты запала на Волкова? - вдруг спросила Алекса, понизив громкость шепота до минимума.
   - Нет, ты что! - воскликнула я, и все обернулись на нас, ровно на секунду, и снова упулились в экран. Алекса, тем временем, выжидательно на меня смотрела, а я поняла, что выдала себя с потрохами. - Ну, может быть...
   Асур приподняла одну бровь.
   - Скорее всего... - нехотя призналась я.
   - Ясно, - хмыкнула она. - Он классный парень. Своеобразный, но классный.
   - Мой брат так не считает, - отозвалась я.
   - А ты что считаешь?
   - Не знаю. Он мне нравится, но... как сказать... от него пахнет опасностью.
   - От него пахнет сексом в первую очередь, - хихикнула она, а я мысленно согласилась. - Хотя ты права. Он же фолен. Но Лука хороший парень. Реально хороший.
   - Это реклама?
   - Может быть, - пожала плечами девушка.
   - В таком случае, почему ты сама его не охмурила, вы же видитесь каждый день, - поинтересовалась я.
   - О, он не в моем вкусе. В моем вкусе хитрые лживые себялюбцы, которые спят со всеми, на ком есть подобие юбки, - печально произнесла она. - Вкус у меня так себе...
   Ну, что-то она совсем уже Стаса ниже плинтуса отпустила...
   - Да ладно тебе.
   - Так и есть, - пожала Алекса плечами, - а к Луке присмотрись.
   - Макс не рекомендует.
   - Ты взяла так и послушала его, - усмехнулась девушка.
   - Может попросить у Аппа то зелье, которое против всей этой любовной чепухи?
   - А если оно не поможет?
   Я пожала плечами и уставилась на парней. Мы помолчали, думая каждая о своем, пока я снова не нарушила тишину.
   - Слушай, ну вот шли мы сюда, думала этот Эгель страшный фейри, убьет при встрече, а тут старикашка - вредный одуванчик. И это жестокий Дагод, убивший кучу людей?
   - Ну, я про него много чего слышала, - задумчиво проговорила Алекса, - и не стала бы делать поспешных выводов.
   - Я все слышу, трещотки! - отозвался дедуля и встал с кресла. Мы потупились и отвели глаза в сторону. - Так все, киносеанс закончен. А то эти курицы уже, наверное, устали косточки всем перемывать.
   Теперь мы натурально покраснели. Эгель, тем временем, подошел к холодильнику и, достав пакет сока, начал жадно пить. Потом громко прокашлялся и глянул на нас.
   - А курочки то ничего такие, когда отмытые! - заулыбался он и подошел ближе, вглядываясь в мое лицо. - Губищи-то какие! Сразу мысли нехорошие в голову лезут... а за тебя случаем, не посодют?
   - Убери от неё свои масленые глазки Дагод, - прошипел Лука и в два шага приблизился к нам, обдав жаром своего тела и заставив вздрогнуть.
   - Разорался! - фыркнул старикан. - Мне костлявые никогда не нравились, а вот асур - хороша девка! Кровь с молоком! - он легонько похлопал её пониже спины.
   - Смотри, дедуля, чтоб тебя инфаркт не схватил, - обворожительно улыбнулась Алекса.
   - Фу ты, сплюнь, я ещё о-го-го какой! В самом рассвете сил!
   - Да? А у тебя на что-то кроме "Звездных врат" и "Плейбоя", сил хватает? - насмешливо, но беззлобно поинтересовалась девушка, и Ромка громко захохотал, услышав знакомое слово.
   - Да. На женщин. Только молчаливых, - серьезно ответил тот, и теперь смеялись уже все.
   - Ну что, Эгель, ты нам поможешь? - спросил Макс, когда смех стих.
   Старик внимательно оглядел каждого из нас, раздумывая, потом, вздохнув, глянул на меня и проговорил:
   - Иди сюда, губастенькая.
   "Губастенькую" я проглотила и, обойдя стойку, подошла к нему. Эгель крепко обхватил мою многострадальную голову обеими руками и уставился в глаза. Буквально через секунду мне показалось, что вокруг нас начали летать светлячки и пространство закружилось, а потом все пропало и остались только бесцветные глаза Дагода.
   Его лицо начало меняться, морщины пропадать, глаза становились ярче, и спустя некоторое время я уже рассматривала молодого мужчину с черными бровями, которые тот хмуро свел в одну линию. Через секунду это прекратилось, я снова стояла в кухне на полу, и передо мной стоял все тот же вредный старикашка.
   - А ты интересная девка, - ухмыльнулся он, - вредная, правда.
   - А вы молодым поприкольнее были, - съязвила я, отступив на шаг, а он рассмеялся.
   - Я ж говорю: вредная, - подтвердил он и снова стал серьезным. - Так, помочь вам могу. Но не потому, что ты попросил, Януш, а потому что я, вас, лицемерных Дагод, терпеть не могу. А если меня просят поделить силу принца напополам - тем более.
   - Напополам? - в один голос произнесли Стас с Максом.
   - А вы что думали? - мерзопакостненько засмеялся Эгель. - Конечно, напополам! Считай, сколько раз этой силе не повезло, раз - убили Легема, поместили в сосуд; два - вбили в человеческую женщину; три - сила попала в плод, то есть в губастенькую. Итого: если еще раз поместить её в сосуд, от первоначальной силы останется только половина. Ты думаешь, зря Дагоды решили её заточить до появления принца?
   - Но как же будет один из Двенадцати с такой силой? Это невозможно! - схватился Макс за затылок и взъерошил волосы.
   - Ну, тогда отдай её своим дружкам и дело сделано, - улыбнулся старик, а Волков схватил сигарету и подкурил её. - О, сасидит, угости дедулю своей сигареткой, я уж лет тридцать не курил.
   - Стоп, так не должно быть! Мы не можем отдать Двенадцати такую силу! Не можем! - злился Максим.
   - А что ты предлагаешь? - затянулся Эгель.
   - Нужно найти другой способ!
   - Другой? Другой?! Ты в своем уме, Дагод?! Чему вас только учат, недоноски! - взревел дедуля, вмиг преобразившись из добродушного Дагода в озлобленного, и заметался по кухне. - Какой другой способ?! Ты за задницу свою, что ли, боишься, да?! Так тебе её и так открутят! Хотя знаешь, есть способ! - так же в ярости кричал он. - Давай перережем ей глотку и заберем силу, так её будет больше половины! Вот тебе другой способ!
   - Так, спокойно, - произнес Лука, встав между ними.
   - Я тебя понял, Эгель, - злобно отозвался брат. - Ты залез в её голову и знаешь, что я на это никогда не пойду. Делай, что должен, избавь её от силы.
   Эгель расплылся в довольной улыбке.
   - Вот и чудненько, - проговорил он, и я предположила, что все его предыдущие эмоциональные высказывания не более, чем попытка склонить Макса к определенному решению. Хитрый дедуля.
   - Только запомни, - продолжил Януш, с ненавистью глядя на довольного старика, - я не настолько дорожу своим местом, чтобы шутить жизнью сестры. А ты, хитрый сукин сын, знаешь, что есть еще способы, но хочешь побольнее ударить по Двенадцати, верно?
   Старик улыбался и пускал из дыма колечки, демонстративно не смотря в сторону Максима.
   - Верно. И меня закопать заодно. Что ж, я согласен. Спаси её, - уже спокойней проговорил Макс и приобнял меня за плечи, а я перепугалась после слова "закопать" и вцепилась в локоть брата.
   - Спасу, - кивнул Эгель. - Не поверите - у меня и сосуд как раз лишний завалялся!
   - Что значит, тебя закопать? - спросила я, а Максим улыбнулся и подмигнул, словно чушь все это, но мне-то было известно, что он врет.
   - Макс, ты... может, пропадешь на время? - предложила Алекса, положив руку на другой его локоть.
   - Ага, пропадет он, как же, - хмыкнул Эгель, - Дагоды народ гордый, да Януш? Да и папаша его из-под земли достанет.
   - Я не иду против правил. Мне поручено её защищать - я защищаю, - упрямо произнес брат.
   - У Двенадцати просто не будет выбора. Либо такая сила, либо никакая, - добавила Алекса.
   Они еще долго спорили, но я их не слушала, не отпуская руки Макса, а мысли, приходящие в голову, были одна страшнее другой. Кого нам бояться? Дэв или Дагод? Кто страшней? Кто прав? Черти бы их всех побрали!
   И тут я вспомнила Тутто.
   "Скажи, мой брат останется жив?"
   "Да".
   - Макс, а Тутто когда-нибудь врет? - невпопад спросила я, и все уставились на меня.
   - Тутто? - улыбнулся Эгель. - Почему ты спросила?
   - Ну, так врет или нет?
   - Нет, никогда, - ответил старик и внимательно на меня посмотрел. - Я не видел в твоих воспоминаниях Тутто.
   - Это не значит, что его не было, - ответила я, сжав кринит и радуясь, что это существо никогда не врет.
   - Хитрец. Помогать, значит, вам вздумал... - добродушно улыбнулся старик, погрузившись в свои мысли.
   - Так что, займемся делом? - спросил брат, видя что дискуссия подошла к концу.
   - Каким? - спросил Эгель.
   - Сила.
   - А, ну да. Только, есть одна проблема.
   - Какая? - У Макса, казалось, глаза налились кровью и он вот-вот бросится на нашего веселого старичка.
   - Ей сегодня здорово досталось.
   - Дагод, - не выдержав, вступил Волков, - давай просто покончим с этим.
   - Я не против, но боюсь намотать её мозги на сосуд, - пожал плечами старик и на этот раз будто был действительно серьезен. - Ваш нэт, конечно, искусно умеет убирать боль, но рана ещё не зажила.
   Апп недовольно фыркнул.
   - У нас нет времени! - добавил Стас.
   - Заткнись, человек! - вскинулся Эгель, злобно зыркнув на него, и мне показалось, что аура Дагода приобрела зеленоватый оттенок. - Я вижу твою гнилую душонку, Золотов. Из-за таких, как ты, я и был изгнан, - Эгель приблизил к нему лицо. - Потому что убивал.
   Все замерли, уставившись на старика, а я посмотрела на ошарашенного Стаса. Мне стало его жаль. Не такая уж он и сволочь, ведь не бросил нас. Спасал брата, помогал. Я сочувственно поджала губы, когда парень на меня посмотрел, и его взгляд немного потеплел. Эгель, тем временем, откинулся на барный стул и проговорил:
   - В общем, дайте девчонке отдых. А пока предлагаю по пивку!
   Он подскочил к холодильнику и выудил оттуда упаковку Чешского пива.
   - И сколько нужно отдыха? - поинтересовался Волков.
   - Думаю, завтра сделаем, - пожал плечами тот, - ну, край - послезавтра. А пока, пусть ваш лекарь её подлатает, а завтра я девчонку еще раз посмотрю.
   На том и порешили.
   Я, гонимая любопытством, подсела к старикашке и, скромно потупившись, проговорила:
   - А можно спросить?
   Он разулыбался и хитро на меня посмотрел:
   - Валяй.
   - За что вы убивали тех людей?
   Эгель хмыкнул и открыл было рот, как Макс его перебил:
   - Помягче...
   - Потому что люди - не собаки. Это разумные существа, которые в состоянии за себя постоять и принимать решения, - Эгель нахмурился, но продолжил: - И если какая-то скотина совершает преступление, она обязана нести за это наказание! - старик все больше распалялся. - Вы ничем не слабее нас. У нас магия, у вас технологии и неприкосновенность фейри. Дагоды абсолютно не думали своей башкой, когда приняли закон о невозможности убивать людей. Среди людей есть настоящие скоты, подобных в Параллели отродясь не было, даже среди поганцев дэв.
   - Так вы прям всех людей не любите? - изумился подсевший рядом Ромка.
   - Только половину, - тут же улыбнулся Эгель, - людских женщин я очень уважаю.
   - Ясно, - хихикнула я и поспешила за Аппом, который отделяясь от всех, последовал на кухню.
  
  
   Народ вернулся к телевизору и сериалу. Кстати, тот, оказывается, был записан на диске. Мы же с Аппом остались в кухне, и нэт сосредоточенно начал варить какую-то вонючую гадость, громко при этом сопя.
   - Апп, - я положила руку ему на плечо, - ты самый лучший лекарь из всех на свете!
   Он лучезарно улыбнулся и чмокнул меня в макушку, не забыв незаметно оглядеть многострадальное ухо, чем вызвал ухмылку.
   - Слушай, а не мог бы ты сделать мне еще раз то зелье...
   Аппий внимательно на меня посмотрел, сделав вид, что не понимает.
   - Ну, то самое, которое ты мне в лесу дал, - последнее я проговорила тише, косясь на Волкова, то ли с сожалением, то ли с надеждой.
   Нэт заулыбался и, хитро на меня посмотрев, проговорил:
   - Amor tussisque non celantur*.
   - Ничего не поняла, - хмыкнула я, а он кивнул, схватил чайник, налил из него воду в кружку, и аккуратно сыпанул туда какой-то травы, после чего пододвинул варево мне. - Это оно?
   Апп утвердительно кивнул.
   - Хорошо, - я взяла напиток и долгим взглядом посмотрела на Волкова, который над чем-то смеялся, сверкая белозубой улыбкой.
   Зажмурившись, выпила до дна и поставила кружку на стол. Почему-то в тот момент мне стало жаль, что могу потерять свои чувства к фолену, но я была решительна и знала, что это правильно.
   - Спасибо.
   Нэт склонил голову и внимательно за мной наблюдал, при этом в его взгляде было тихое веселье.
   - Ты туда ничего лишнего не подмешал? - с подозрением спросила я, а он засмеялся, взъерошил мои волосы, отрицательно покачав головой, и ломано произнес:
   - Если настоящая - он укрепит.
   - Ага, - кивнула я.
   Короче, влипла. Хотя, кто знает?
   - Все равно спасибо.
  
  
   * Любовь и кашель не скроешь (лат.)
  
  
   ГЛАВА 21
  
  
   Некоторое время спустя, я присоединилась к остальным и постаралась вникнуть в сериал, который мне уже давно рекламировал Ромка, но из-за чувства противоречия так и не посмотрела ни одной серии. Я долго сидела со всеми, тупо пялясь в экран и не понимая, что же там происходит. Окончательно разуверившись в том, что сериал мне однажды все же понравится, начала приставать к Эгелю с просьбой о телефонном звонке. Он был немногословен и быстро остудил мой пыл, заставив обиженно засопеть, поэтому я изъявила желание прогуляться во дворе. Старик махнул рукой на протесты Макса и бил себя в грудь, что его территория безопасна, поэтому я беспрепятственно вышла на улицу.
   Меня обдул прохладный ночной воздух, и хоть на мне надет всего лишь халат, было нисколечко не холодно. Я приметила во дворе лавку и с удовольствием на неё улеглась, всматриваясь в звездное небо. Передо мной начался настоящий звездопад, поэтому то и дело загадывала желания. Тут до меня донеслись знакомые шаги.
   - Следишь за мной? - улыбнулась я, всматриваясь в силуэт Волкова.
   - Слежу, - кивнул он, засунув в рот сигарету. Я ловко забрала её и откинула подальше. Лука не стал возражать.
   - Брат против, - тихо проговорила я, слушая свои чувства и ожидая действия напитка, который всё таки после ванны выпросила у Аппа, - Знаю. Думаешь, мне не все равно?
   - Мне лень сейчас о чем-то думать, - улыбнулась и судорожно начала придумывать, о чем еще спросить, чтобы прервать тот поворот беседы, который сама и начала.
   Но тут взгляд остановился на его одежде. Я с любопытством оглядела фолена с ног до головы и, не удержавшись, хихикнула. На нем были чужая майка и просторные шорты, которые смотрелись так, словно Лука снял их с ребенка.
   - Классный прикид.
   - Ага, - кивнул он и сел возле моей головы.
   - Ты зачем пришел? - поинтересовалась я, вглядываясь в его лицо на фоне неба. Он напомнил мне какого-нибудь античного Бога, спустившегося с Олимпа, который участвовал во многих войнах, где и заработал себе шрам.
   - Апп сказал, что тебе одиноко, - нахмурившись, ответил Волков, словно до него только сейчас дошло, что этот повод, по меньшей мере, звучит глупо.
   Я протянула руку и дотронулась до складки на его лбу, разглаживая её, в очередной раз пожалев, что из-за перчаток не могу пальцами почувствовать его кожу.
   - Ох уж этот Апп. А мне одиноко? - спросила я.
   - Не знаю. А что ты здесь делаешь?
   - Загадываю желания. Звездопад, - указала на небо, одновременно подтянувшись и устроив голову на его коленях.
   - Да? Что загадываешь?
   - Много всего. Звезд много падает.
   - Например?
   - Например желаю, чтобы родители не переживали за нас, чтобы брат не пострадал из-за меня, - лениво начала перечислять я, - чтобы Ромке родители не надрали задницу, когда все закончится, а то у него отец суровый, ну и еще много всякой всячины.
   Я замолчала, а Волков задумчиво спросил:
   - А для себя?
   - А это все для меня, - засмеялась, а потом ответила по-другому: - Знаешь, я всегда так. Переживаю за всех. А когда дело дойдет до меня, звездопад заканчивается.
   - Ну, - Лука глянул на небо, - он пока не закончился. Загадывай.
   Я улыбнулась, всматриваясь в его светящиеся в темноте глаза. Похоже, зелье Аппа не сработало. И мне от этого стало радостно.
   - Загадала, - прошептала я.
   Лука долгим взглядом посмотрел мне в глаза, словно пытаясь найти в них какой-то ответ, или возможно, давал время чтобы передумать. Но я была далека от этого, и лишь легко улыбнулась. Тогда Волков бережно приподнял меня, усадил на колени и поцеловал.
   Казалось, звездопад начал падать вокруг нас. Я вдыхала его запах, чувствовала вкус его губ и была счастлива. Одной рукой он осторожно обнял меня за талию, а второй поглаживал шею, от чего по всему телу побежали мурашки, заставив меня вздрогнуть.
   Мы нехотя оторвались друг от друга, внимательно вглядываясь в глаза и шумно втягивая воздух в легкие. Лука поцеловал меня в нос и лоб, где была царапина, и прижал к груди. Я удобно устроила голову на его плече, почувствовав, как на моем лице растянулась глупая улыбка. Так приятно было прижиматься к нему, чувствовать тепло тела, руки, запах.
   Мы просидели в тишине минут десять, пока я её не нарушила:
   - Можно спросить? Только не обижайся.
   - Разумеется, - улыбнулся он.
   - Откуда у тебя этот шрам? - я пробежалась пальцами по рубцу.
   - Не нравится он тебе? - не весело усмехнулся он.
   - Глупый ты, - я подтянулась и поцеловала его в этот самый рубец. - Шрамы украшают мужчину.
   Он как-то отчаянно на меня посмотрел, словно не поверил в то, что я только что сделала, и потер щеку рукой.
   - Это клеймо, а не шрам. Всех фоленов при рождении клеймят Дагоды.
   - Зачем? - ужаснулась я.
   - Чтобы знали свое место, а другие фейри не забывали, что мы в первую очередь демоны, а не ангелы, - Волков улыбнулся и провел по моим волосам рукой, - а демонам негоже светить своими красивыми рожами.
   - Дагоды жестоки, - опечалилась я.
   - Как и всякий кто сильнее.
   - Да, наверное. И что оно означает?
   - Victis, это значит "побежденные".
   - А так ли это? - улыбнулась. - Может, они просто вас боятся?
   - Ну, пусть будет так, если тебе так больше нравится, - согласился Лука и снова меня поцеловал.
   - Волков, а как ты стал наемником?
   - Ты может, когда-нибудь назовешь меня по имени? - хмыкнул он.
   - Лука, - тихо произнесла я, но создалось впечатление, будто озвучила что-то интимное и сугубо личное.
   - Звучит как музыка, - отозвался он и в глазах заплясали бесята, а я покраснела как помидор.
   - Перестань, - отмахнулась и поспешила вернуться к теме вопроса: - Ну, так как?
   - Да нечего рассказывать, - пожал он плечами, - это все, что я умею. Убивать, забирать и получать за это деньги.
   - И все?
   - И все, - ухмыльнулся он. - Сколько себя помню, всегда этим занимался.
   - А родители? У тебя же были родители?
   - Были. Но я их не помню. Мальцом попал в школу "защиты" для фоленов, с тех пор и воюю.
   - Печально все, - огорчилась я.
   - Не думай об этом, - отмахнулся он, поцеловав меня в макушку.
   - А когда все закончится, что будет? - спросила, зажмурившись и закопавшись носом в ложбинке между его шеей и плечом.
   - Ты о чем сейчас спрашиваешь? - улыбнулся Волков, откинувшись назад и пытаясь заглянуть в мое лицо, но я упорно прятала его на теплом плече. - Посмотри на меня.
   Я нехотя отодвинулась и снова утонула в его глазах.
   - Блонди, если я тебе понадоблюсь, я буду рядом.
   - Обещаешь?
   - Обещаю.
   - Я не блондинка, кстати, - проговорила, опьянев от счастья.
   - А я не демон, - соврал он и снова поцеловал.
  
  
   Ночью, лежа на диване в холле, где изъявила желание спать, я пялилась в темноту под тихое сопение пристроившегося на полу около моего дивана, Ромки. Мысли скакали в голове словно блохи, и я снова и снова вспоминала сегодняшний вечер. Точнее ту его часть, где была с Волковым. С ужасом поняла, что влюбилась без памяти, да так, что готова была идти за ним на край света вприпрыжку и при этом глупо улыбаться. Я, конечно, осознавала, что природная вредность и гордость не позволит мне вести себя последней идиоткой, но осознание сего, все же было не очень приятно.
   Былые чувства к Золотову начали казаться просто детским лепетом, ведь я никогда не испытывала к нему ничего подобного. И сейчас задавала себе вполне логичный вопрос: о чем, собственно говоря, тогда горевала? Ответа не было, а вот при мысли, что подобное может сотворить Волков, отражалось холодными мурашками вдоль спины и чувством сродни паники.
   Черт бы побрал это дрянное зелье! Я стукнула кулаком по подушке, злясь на себя за чувства и за то, что глотаю всякую дрянь. Но он был так нежен. Будто я настоящая драгоценность. Мама всегда говорила, что именно так должен относиться мужчина к женщине, а не так как Стас относился ко мне. Маме бы Волков понравился. Если бы её не испугали габариты, а то у мамы мания, что меня обязательно когда-нибудь раздавят, просто потому что не заметят. Вроде не такая уж и маленькая. Я улыбнулась и почувствовала, как сжалось сердце. Мне срочно нужно связаться с родителями.
   Таксофон! В начале улицы!
   Шестеренки в мозгу быстро завертелись, и в голове созрел план.
   - Ромка... - прошептала я как можно тише, зная, что Волков не спит и может быть где-то поблизости. - Ромка...
   Но мальчишка так и продолжал сопеть, пока его не подопнула.
   - Что, где? Дэвы? - всполошился он, и мне пришлось на него шикнуть.
   - Что орешь? - нахмурилась я. - Вставай, давай.
   - Так ночь еще...
   - А вот это хорошо как раз, - я поднялась и, стараясь не издавать звуков, стала натягивать на себя ветровку Волкова, которую он любезно разрешил мне оставить, когда мы распрощались у дверей.
   Мне, конечно, вовсе не было холодно, но когда Лука вынес её из дома, я порадовалась, что он не постирал ветровку, поскольку она сохранила его запах. Вот шизофреничка. Или фетишистка, как там это правильно называется?
   - Ты куда? - всполошился Ромка.
   - Вначале улицы есть телефон.
   - Какой телефон? - встрепенулся он. - Ты что сдурела? Ты хочешь позвонить?
   - Не ори! - снова шикнула я. - А ты не хочешь?
   - Нет, Макс запретил, сказал, что дэвы по телефону тока так вычисляют. Алиса, это опасно!
   - Отстань. Макс просто перестраховывался. Мы ведь звонили уже родителям, помнишь? И Волков тогда разрешил, - я подошла к двери и начала тихо её открывать. - Ты идешь?
   Ромка вскочил и поспешил за мной. Когда мы оказались во дворе, он задал вполне резонный вопрос:
   - А родители нормально среагируют, что ты звонишь в четыре утра?
   Я остановилась.
   - Пожалуй. Но другого времени не будет. Придумаю что-нибудь.
   Я двинулась к воротам. Они были металлические, с кнопкой, как на домофоне.
   - Алиса, стой, давай не пойдем! Подожди хотя бы до завтра.
   - Ром, - начала я, подхватив кирпич, чтобы подпереть дверь, - мы туда и обратно. Два слова. Никто ничего не узнает.
   Ворота с тихим писком приоткрылись и я их подтолкнула, давая возможность протиснуться Аарону.
   - Я не пойду, - упрямо заявил мальчишка.
   - Чего? - я даже притормозила. - Что ты сказал?
   - Не пойду. Это небезопасно.
   - Ах, так да? - разозлилась не на шутку. - Я тебя с собой к фейри взяла? Взяла. По замку шариться пошла? Пошла. А когда мы через портал вместе летели, из-за кого я синяки набила, а? И ты не хочешь после этого пройти пару метров со мной?
   - Алиса...
   - Все. Не хочешь, не иди! - психанула я и вышла за калитку.
   - Лиска! Я сейчас Максу скажу или Волову, он все равно не спит!
   - Давай, давай, только после этого можешь забыть мое имя.
   - Лиска...
   Но я уже лихо шагала по пустынной улице, отдаляясь от Ромки. Разозлилась может и сильно, но с каждым шагом мне становилось все больше не по себе. Возможно потому, что впервые за долгое время была по настоящему одна, и чем дальше отходила от дома, тем страшнее становилось. Я уже собралась было развернуться, как впереди показался вожделенный телефон, сиротливо стоявший у дороги. Сорвавшись с места, я побежала к нему, решив, что если не сейчас - значит никогда. Добравшись до таксофона, поежилась, от того, что он стоял под фонарем, и я просматривалась со всех сторон, тогда как мне ничего не было видно. Но все же сняла трубку и набрала номер, сумбурно думая, что бы такого соврать.
   Как и следовало ожидать, разбудила тетю Любу, а она маму. Мама перепугалась больше не от того, что долго не звонила, а от того, что звоню поздно. Я наплела что-то про дальний поход с Максом, где (само собой) не принимают сигнал мобильные, и про внезапно встреченный таксофон в какой-то неизвестной деревне, где решили заночевать. Мама не поверила и начала забрасывать гневными вопросами, которые я выслушивала минут пять, но была рада, что просто слышу её голос, поэтому решила отвлечь, избрав самый действенный метод:
   - Мам, по-моему, я влюбилась.
   - Что? - Явно вогнала её в ступор.
   - Собственно поэтому я тебе звоню в такое время, ты ж знаешь, в себе держать не могу, а Максу...
   - Так стоп. Кто он? Я его знаю? Что за парень? А как же Стас? - переключилась она с гнева на милость.
   - Ты его не знаешь. Это друг Макса...
   - Еще один?
   - Мам, - упрекнула я. - Его зовут Лука, и он...
   - Лука? Странное имя. Еврей, что ли?
   - Нет. Нет вроде. - Я задумалась, почесывая шею. Да. Волков точно не еврей.
   - Рассказывай, Горе Луковое.
   - Да чего рассказать-то? Это надо пару литров кофе и целый вечер, - хохотнула я, снова почесывая шею, пока не поняла, что чешется под веревкой, на которой висел кринит. Потянула за неё и камень оказался у меня в руках. Он был черным и внутри бушевали молнии. В ушах тут же зазвенело, руки онемели, мелко задрожав.
   - Мам, мне пора идти, перезвоню позже.
   - Стой! Подожди, как с тобой связаться? Алиса? Приеду - прибью!..
   Но я уже положила трубку. Развернувшись, вонзилась взглядом в Домну, которая лениво оперлась плечом на ствол дерева и рассматривала свои ногти. Она, как и в прошлый раз, была одета в кожаную облегающую одежду и выглядела просто сногсшибательно, светясь красной аурой.
   - Могла бы договорить, - не поднимая глаз, сказала она. - Мама - это святое.
   Я, молча, смотрела на неё, понимая, что совершила самую большую глупость в жизни, которая мне будет её стоить.
   - Ты идиотка, Алиса, - вздохнула Домна, наконец подняв на меня притворно-сочувствующий взгляд.
   - Не отрицаю, - обреченно согласилась я.
   Она улыбнулась и щелкнула пальцами, после чего передо мной возникли джинны.
  
  
   - Нужно мне, что ли, переться за ней, - недовольно бурчал себе под нос Ромка, ступая вслед за Алисой по пустынной улице. - Обиделась она, видите ли. Даже я понимаю, что это опасно, а она дылда здоровая, и не понимает!
   Ромка хмуро глядел вперед, шаркая огромными тапочками, которые нашел у входа в дом, но они то и дело слетали, поэтому ему всякий раз приходилось останавливаться. Наконец, впереди показался фонарь, в свете которого стояла Алиса... а рядом с ней... Домна! Аарон в один прыжок соскочил с дороги и осел в кустах, не зная, то ли побежать к подруге, то ли в дом за остальными.
   - Алисочка, ну как же так! - в отчаянии прошептал мальчишка и из его глаз брызнули слезы страха. - Она же убьет...
   Он начал пятиться назад, отказываясь верить, что его Алисы сейчас не станет.
   - Нужно звать остальных, - проговорил он себе. - Нужно звать остальных!
   Аарон тихо выбрался из кустов, но не успел убежать, как Домна щелкнула пальцами и с неба, из тени, спустились джинны. Их было, по меньшей мере, штук шесть. Пока девушка с ужасом смотрела на безликих демонов, Домна сделала резкий выпад и ударила Алису по лицу так, что та тут же упала, подхваченная одним из джиннов и вместе с ним взметнулась в небо. Дэв потрясла рукой, которая явно болела после соприкосновения с Алискиной челюстью, улыбнулась и, снова щелкнув пальцами, растворилась в тени.
   Тут Ромка со всей дури рванул к дому, размазывая по пути слезы.
  
  
   Снился мне Волков. Он держал меня за руку, которая была без перчатки и с растерянным лицом что-то говорил. У меня было стойкое ощущение, будто он уверен, что я мертва, но все мои попытки что-то возразить и успокоить его, ни к чему не приводили, ведь даже пошевелиться не могла. Потом я открыла глаза.
   Яркое солнце ударило в лицо и я зажмурилась, почуяв  ноющую боль в челюсти. Немного придя в себя, поняла, что нахожусь в круглой комнате с высокими стенами, метров в пять, но вот потолка не было, только решетка, через которую и пробивалось слепящее солнце. Пол был земляной и сбоку небольшая деревянная арочная дверь.
   - ЗАмок что ли какой-то? - удивилась я, ощупывая опухшую челюсть, а на ум приходили то драконы, то суровые средневековые воины.
   Хотя и те и другие были бы предпочтительнее дэв.
   - О, Боже, дэвы! - наконец до меня дошло, и тут я не на шутку испугалась, начав тихонько поскуливать и размазывать слезы по щекам. - Дура, дура, дура...
   Спустя полчаса рыданий и стенаний, спряталась в тенечке, решив, что мне повезло. Я все еще жива. Пока никто не проявлял ко мне внимания, и это радовало. Я присмотрелась к стене и решетке. Пожалуй, через последнюю можно пролезть. А вот стена - проблема. Она была выстроена из крупных блоков, за которые вполне можно ухватиться, но уж больно высока. Хотя, что я, в конце концов, теряю?
   Приподнявшись с пола и покосившись на дверь, обошла помещение и, приглядев наиболее выгодные выступы в стене, ухватилась пальцами и попыталась подтянуться. Огромная ветровка Волкова мешала, поэтому, повязав её вокруг талии, я предприняла еще одну попытку.
   Надо сказать, что понятия не имела, что увижу там, если у меня все же получится забраться наверх. А еще я боюсь высоты. До паники. До одури. Забравшись не более, чем на полметра, мне показалось, что я преодолела минимум три и, решив не оглядываться вниз, упорно ползла, одновременно рыдая от страха упасть и разбиться. Слезы, кстати, существенно мешали подъему, но вроде как облегчали душевные страдания. Посмотрела наверх и поняла, что ползти еще долго, а пальцы и ноги болели от перенапряжения, сиюминутно готовые сдаться. Но падать было уже высоко. Я подтянулась и ухватилась за следующий камень. Но, пока переставляла ноги, рука соскользнула с пыльного выступа и я повисла на другой руке, а ноги так и остались болтаться в воздухе.
   - Господи, Боже мой! - взмолилась я, в панике пытаясь нащупать ногами выступ. Рука уже отваливалась и болела до невозможного, но продолжала цепляться за камень. Тут ноги всё же нашли опору и я прижалась всем телом к холодной стене, словно это был самый дорогой моему сердцу любовник, и впервые порадовалась перчаткам на руках, они существенно облегчали мой подъем.
   Но на этом моё везение закончилось. Солнце резко сменилось тучами, словно их специально нагнали, и буквально через минуту пошел дождь. Причем не просто пошел, а полил как из ведра. Я в секунду промокла до самых трусов, а руки зачавкали, скользя на камнях. Дождь застилал глаза, поэтому смотреть вверх было невозможно. Снова заревела, добавляя воды и, спустя минуту, руки соскользнули с выступа, а я полетела вниз.
   - Мамочки... - пронеслось у меня в голове, прежде чем я шмякнулась на спину.
  
  
   ГЛАВА 22
  
  
   Лука, молча сжал кулаки и вышел из холла, где в истерике бился Аарон и молчали остальные, переваривая услышанное. Оказавшись на крыльце, фолен достал сигарету, но зажигалка не пожелала срабатывать, поэтому чиркнув пару раз, он выбросил кулак и снес деревянную балку поддерживающую крыльцо.
   - Харэ человеку дом ломать, - послышался голос Золотова позади и перед Волковым возник он сам, протягивая коробку спичек. Лука проигнорировал его жест, подкурив сигарету щелчком пальцев.
   Мужчины курили безмолвно, каждый думая о своем, пока Стас не нарушил молчание:
   - Попытаемся её спасти?
   - Само собой, - отозвался Волков, злобно зыркнув на Золотова.
   - Шанс у нас есть, - кивнул он.
   - Дерьмовый.
   - Что?
   - Шанс дерьмовый, - сплюнул Лука. - Ты не хуже меня знаешь, что девчонка скорее всего уже мертва.
   Стас помолчал немного и произнес:
   - Но ты попытаешься?
   - Само собой, - повторил фолен.
   - А если не успеешь?
   Теперь уже помолчал Волков, после чего повернулся к Золотову, гаденько усмехнулся так, что тот поежился и, выкинув сигарету, проговорил:
   - Тогда я перебью всех дэв, ходящих по землям фейри. И смерть у них будет не сладкая. А Домну порву на части. Как курицу. Лапки в одной руке, ножки в другой.
   Стаса передернуло от кровожадных подробностей, но в глубине души он желал того же и ему ни на секунду не было жалко дэв. Но он уже решил, что к ним не сунется. Стас знал, что фолены страшны в гневе. Тем более когда...
   - Между вами что-то есть? - спросил он, и в этом была его ошибка.
   Глаза Волкова загорелись красным, он резко дернулся, схватил Стаса за горло и приподнял так, что ноги парня болтались над землей сантиметров на двадцать, а сам Золотов схватился на запястье Луки и кряхтел, выпучив глаза.
   - Прекрати, - послышался спокойный голос Макса.
   Волков разжал пальцы, и Стас повалился на пол, хватаясь за шею.
   - Твою мать! Ты мне обжег кожу! - прохрипел он. - Твою мать!
   - Идемте в дом, - не обращая внимания на случившееся, проговорил Макс, - поговорить нужно.
   Спустя десять минут все вновь были в сборе. Злой Волков, злой Стас с красной шеей, к которой прижимал лед, бледный Апп, перепуганная Алекса с дрожащими губами, готовая вот-вот расплакаться, и хмурый Макс, внимательно вглядывавшийся в лица товарищей. Аарон и Эгель сидели поодаль, мальчишка тихо плакал, спрятав лицо в ладонях, а старик, прищурившись, взирал на остальных.
   - Твоя сестра просто идиотка! - всхлипнула, не выдержав, Алекса. - Это же надо быть такой... - Девушка проморгалась, пытаясь справиться со слезами. - Дурой! Что теперь делать? Что мы можем? Ничего! Ни хрена мы не можем уже сделать! Домна опередит любые наши попытки! Если уже не убила Алису!
   - Спокойно, давай без истерик, - проговорил Макс, хотя понимал, что девушку это не успокоит.
   Женщина в истерике - это страшно, а если это женщина - фейри...
   - Без истерик?! Без истерик?! Да тебе следовало её наручниками к батарее пристегнуть! - лютовала асур. - Да даже не в этом дело! Кто-нибудь из вас, придурки, потрудился ей объяснить, почему нельзя звонить родителям, а?!
   Януш и Волков быстро переглянулись.
   - Ну, я вроде упоминал... - начал Макс, но девушка его перебила.
   - То есть она не знала, что современные технические достижения это заслуга именно дэв?! Черт бы вас побрал! - Она плюхнулась на диван. - Вы, мужики, ей богу - придурки, что люди, что фейри! Нужно было просто объяснить... просто объяснить...
   - Хватит читать нотации, асур! - громогласно рявкнул Лука, и Алекса сжалась в комок, но тут же выпрямилась и заверещала, срываясь на плачь:
   - Не смей на меня орать! Ты! Ты в первую очередь должен был её охранять!
   У фолена снова загорелись глаза и он, с силой сжав челюсти, пытался справиться с эмоциями, чтобы не наломать дров и не сказать ничего такого, из-за чего потом будет сожалеть. Но в это время Макс сжал плечи девушки и усадил обратно на диван, красноречиво глянув на Волкова. Тот сплюнул и отвернулся.
   - Не ты ли её терпеть не могла? Откуда такая вдруг забота? - подлил масла в огонь Золотов.
   - Замолчи, Стас, - послышался убитый голос Ромки.
   - А тебя, щенок, вообще никто не спрашивает, - скривился он. - Какого черта за ней поперся, а нас не разбудил?
   - Не смей на него орать! - взвизгнула асур.
   - Довольно! - оборвал их Волков, и девушка вновь поникла.
   - Успокойся, Алекса, - проговорил Макс, усевшись рядом с девушкой, - нам нужна твоя сила, приходи в себя.
   Она подняла свои опухшие голубые глаза и медленно кивнула. Макс кивнул в ответ и приобнял её, прижав к плечу, чем сразу же воспользовалась Алекса, уткнувшись в него мокрым бледным личиком.
   - Идеи есть? - прервал минутную тишину Стас, злобно полоснув взглядом Алексу с Дагодом.
   - Есть. - Макс указал кивком в сторону старика. - У Эгеля.
   Тот встрепенулся, явно довольный, что на него обратили внимание, и задорно крутанулся на барной табуретке.
   - Конечно, у меня есть идея! Если честно, то их множество. Другое дело понравится ли они вам, - разулыбался Эгель.
   - Валяй, - пожал плечами Волков.
   - Светлые джинны, - охотно произнес он, - они вроде бы вас ищут?
   - Продолжай.
   - Ну, так вот, - радостно проговорил старый Дагод, потирая руки, - вы же девчонку им отдать должны были. Она им позарез нужна. Сделайте так, чтобы они вас нашли. Джинны джиннов уж точно найдут.
   - Ага. Подставится, значит, - хмыкнул Стас. - А если Алиска мертва? И её не спасем и сами загнемся.
   - А разве есть другой быстрый способ найти её? Опять же, время не терпит. Кто знает, чего дэвы там задумали. А так шанс есть, - Эгель весело хмыкнул. - Но это значит - война. И значит, наказание для всех, а для некоторых в частности. - Он покосился на Макса.
   - Мы не можем... - начал было Золотов, но Алекса его перебила.
   - Если это единственный быстрый способ, то я согласна.
   - Dimittere quoquo* , - проговорил Апп.
   - Главное чтобы не было поздно, - добавил Максим, глядя на Волкова, который утвердительно кивнул.
   - Без меня, - отрезал Стас.
   - О, герой нарисовался, - хихикнул Эгель. - Что так? Девка кинула, так пусть теперь подохнет?
   - Замолчи, старик! - вскрикнул Золотов. - Алиса мне не чужой человек, но я думаю, что это все напрасно. Она уже мертва.
   - Я тебе не старик, мразь... я Дагод, - враз потеряв добродушие, перевоплотился Эгель в опасного зверя. Блёклые старческие глаза налились черной дымкой. - Уноси ноги, пока жив...
   - Трусливая скотина! - вспыхнула Алекса, вскакивая с дивана, но Макс снова поспешно определил её на диван, осторожно поглядывая на Дагода. - Катись отсюда подальше, человек!
   - Я связной, а не наемник. И бороться мне больше не за что, - отозвался Стас, натягивая на себя свитер.
   - Так быстро её похоронил? - усмехнулся Лука.
   - Я реалист, Волков, - ответил Золотов и зашагал к выходу, на миг задержавшись у двери. - Удачи. Вряд ли еще свидимся.
   И ушел.
   - Трус, - скривился фолен.
   - Не трус, - ухмыльнулся Эгель, словно минуту назад вовсе не был готов убить Золотова, - просто расчетливый. Ну, прикинь, не осталось ни одной бабы, которой мало-мальски он был бы небезразличен. Вот и ушел. Чего ему теперь здесь ловить?
   Алекса с Максом в это время переглянулись, а затем, не сговариваясь, отодвинулись друг от друга смотря в разные стороны, чем вызвали очередной взрыв смеха у Эгеля.
   - Черт с ним, - отмахнулся Лука. - Ну что? В ближайший бар, пить, шуметь и привлекать внимание?
   - Такие вещи я поддерживаю! Я с вами! In vino veritas**! - встрепенулся старый Дагод и, соскочив с табуретки, принялся бегать по холлу. - Где мои носки?
  
  
   Капли дождя стекали с меня, падая на пол, и вместе с остальным потоком воды, скатывались к отливу. Я лежала на боку, наблюдая за ручьями дождевой воды. Пробыла в таком положении довольно долго, не в силах пошевелиться, хотя точно знала, что ничего не сломала. Просто, наверное, сдалась.
   Когда мышцы затекли, я поднялась с грязи, в которую превратился пол моей темницы, и подставила лицо дождю. Все тело ломило, голова пульсировала, но безумно хотелось жить. Так хотелось, как никогда. Столько еще нужно сделать. Нужно БЫЛО сделать. Перед глазами переменно проносились лица дорогих мне людей. Родителей, брата, Луки... я их подвела и ненавижу себя за это. Вспомнила вчерашний вечер и зажмурилась. Как прекрасен он был. Лучшего конца жизни не придумать. Меня передернуло при мысли о смерти.
   - Не хочу, - отчаянно прошептала, обняв мокрую ветровку Луки. - Не хочу умирать! Волков, ты обещал быть рядом. Слышишь? Ты обещал быть рядом! - уже орала я, потом схватилась за голову и прижалась к стене, бормоча одни и те же слова как заведенная, пока не закончился дождь. А закончился он, так же как и начался - внезапно. Снова засветило яркое солнце, и лишь чавканье под ногами и мой мокрый вид напоминали о стихии.
   - Черти что, - фыркнула я, отбрасывая со лба спутанные волосы, которые никак не желали отставать от липкой кожи.
   Внезапно дверь открылась и слегка пригнувшись, вошла Домна. Выглядела она как всегда сногсшибательно, но не оставляя места воображению. Кожаный костюм плотно облегал фигуру, сверху накинута короткая куртка-косуха, еле сходящаяся на её внушительном бюсте, который был призывно обнажен смелым декольте майки. Её серые глаза смотрели на меня без одобрения, вообще, без эмоций.
   - Привет. Паршиво выглядишь, - проговорила она, остановившись возле меня, и хмуро глянула на свои каблуки, которые испачкала в грязи. - Вот черт!
   - А ты наоборот - красотка, - хмыкнула я, хотя понимала, что смотрюсь довольно нелепо: грязная, мокрая, обессиленная, с фендалем на скуле и при этом гордо задрав подбородок.
   - Спасибо, дорогая, - разулыбалась Домна, уперев руки в бока.
   - Зачем пришла? Убить?
   Дэв выдержала паузу и произнесла:
   - Нет. Я свою работу выполнила. Ты  нужна другому фейри.
   - Кому?
   Она хмыкнула, дав понять, что вопрос останется без ответа.
   - Так зачем пришла? - снова повторила я. - Позлорадствовать?
   - А хоть бы и так. Я тщеславна, - Домна прошлась по кругу, а я молчала, ожидая, что она скажет. Девушке определенно от меня что-то было нужно. Мне ничего не оставалось, как упорно игнорировать её.
   - Как поживает Волков? - наконец выдала она цель своего визита, а меня пробрала злость. Нет не злость - ревность.
   - Прекрасно, и тебе привет шлет, - безразлично ответила, что-что, а это я умею.
   - Ага, - ухмыльнулась Домна. - Крутая, да? Думаешь, спасет он тебя?
   - Да пошла ты! - выпалила я, после чего заработала крепкую оплеуху.
   - Не советую так со мной разговаривать, - сверкнула глазами дэв. - Никто тебе не поможет! Ни Януш, ни Волков! Завтра ты подохнешь, поняла?!
   - Чего ж тут не понять, - улыбнулась, поняв, что она пришла, потому что злится. А злилась она вовсе не на меня.
   - Считаешь себя умной? Зря. Волков не станет тебя спасать, нет таких денег, чтобы заставить его пойти сюда.
   - Какие деньги, дорогуша? - криво усмехнулась я. Даже на смертном одре мой дрянной характер давал о себе знать.
   - О! - развеселилась девушка. - Так у вас чувства? Тогда конечно! - она захохотала и подошла ближе. - Позволь мне кое-что рассказать тебе о Волкове, детка. У него в каждом селении фейри по пять штук таких, как ты, и каждая ждет и любит. Только ему они даром не нужны, поняла? Хотя мужик он классный, такое в койке вытворяет - закачаешься, - она сладко улыбнулась, давая понять, что знает об этом не понаслышке, а у меня разве что только пар из ушей не пошел, но лицо осталось беспристрастным.
   Видя, что её речи не произвели должного впечатления, она начала злиться.
   - Ты меня слышишь вообще? - психанула дэв, но тут же резко переменила манеру поведения, вновь улыбнулась и медленно прошлась вдоль стены. - Кроме того, я тут на досуге решила, что может быть мне стоит им заняться вплотную. В последний раз, когда его видела, выглядел Лука горячее обычного. - Я не сдержалась и фыркнула, отчего улыбка Домны засияла ещё ярче. - Пригреть, что ли парня, раз его подружка покинет наш грешный мир?
   - Домна, ты что ревнуешь? - гаденько спросила я, понимая, что нарываюсь на очередную оплеуху, но терпеть не было больше сил. - Бесишься, что он предпочел меня? Простого человека? А ты, такая крутая дэв, осталась не у дел? 
   - Думаешь, я не у дел?
   - Уверенна, - кивнула я. - По твоим словам, таких шлюх, как ты, у него в каждом селении фейри по пять штук. А я одна.
   Ну, естественно, заработала оплеуху, но осталась довольна, чувствуя себя победителем.
   - Тварь! - злобно выкрикнула Домна. - Завтра ты сдохнешь!
   Она хлопнула дверью, и моя уверенность сразу же понизилась до нулевой отметки. А что если я себе все надумала про великие чувства? А вдруг она сказала правду про селения? А вдруг ей действительно удастся затащить его  в постель?!
   - Ну, Волков, гад, развел гарем! Увижу - прибью!
   - Как не гуманно... - послышался знакомый голос. - Акстись, девушка, у него же была жизнь и до тебя.
   Я перевела взгляд на пол и увидела там черного лохматого паука.
   - Тутто! - встрепенулась я и на радостях схватила лохматого в ладошки.
   Паучий образ, как и в прошлый раз, лопнул, словно мыльный пузырь, и в моих руках оказался маленький человечек. На этот раз он выглядел несколько иначе. Косички исчезли, а голову украшала перепутанная копна рыжих волос. Одет он был в премиленький джинсовый комбинезон и синюю клетчатую рубашку, при этом маленькие ножки оставались босыми.
   Я на радостях поднесла его ближе и чмокнула прямо в личико.
   - Ой, ну перестань! - довольно отозвался Тутто, не скрывая, что вовсе не возражает против такого приема. - Вот так вот, стоит человеку попасть в передрягу, и он учится принимать старых друзей как положено.
   Я аккуратно отпустила его на землю и уселась рядом. Всю радость словно сняло рукой, когда у меня пронеслась в голове мысль, зачем это волшебное существо пришло ко мне.
   - Ты пришел за кринитом? Чтобы он не достался дэвам? - прошептала я, сжав камень в руке.
   Тутто озабоченно посмотрел на меня, затем исчез, а спустя секунду вновь появился, уже сидя на моем колене, как и в прошлый раз.
   - Я его тебе подарил, - проговорил он. - И предупреждает об опасности кринит только тебя. Для других же - это просто обычная стекляшка.
   - Тогда ты пришел меня спасти? - с надеждой отозвалась я.
   - Как, интересно? - спросил волшебник.
   - Ну, не знаю, дверь, например, откроешь... ты же умеешь исчезать и появляться... - но, уже договаривая последние слова, поняла по его лицу, что мои предположения не верны. - Нет?
   - Нет.
   - А почему?
   - Нельзя, - отозвался он.
   - Почему нельзя? Что тебе мешает?
   - Жизнь. Жизнь мешает. Я не вмешиваюсь в судьбы. У тебя она уже определена, и я не вправе ссориться с этой дамой, - ответил человечек.
   - В таком случае, зачем ты тут? - на последних словах мой голос сорвался на всхлип. - Не в том смысле... я рада, что ты тут...
   - Мне что, нельзя проведать хорошего человека, когда он в отчаянии?
   - О! Тогда я могу задать вопросы, да? - поспешила обрадоваться. - Давай я задам вопросы?!
   - Хитрая, - улыбнулся он, - ты свои вопросы уже задала.
   - Ну, пожалуйста, Тутто! Один маленький вопросик! Малюсенький!
   - Сожалею...
   - Я умру? - выпалила и впилась взглядом в волшебника. Тот был серьезен и взгляда не отводил, а моя надежда таяла с каждой секундой.
   - Все произойдет так, как должно произойти, Алиса. И мой ответ тебе скорее помешает, чем поможет.
   Я задумалась. Что будет, если Тутто скажет: "да, ты умрешь", разве от этого мне станет легче? Наверное, он прав. Кивнув, я грустно улыбнулась и брякнула:
   - Надеюсь, после моей смерти у Волкова хватит мозгов не крутить шашни с Домной...
   Тутто прыснул со смеху.
   - О, женщины! Не зря мир держится на вас!
   Мы немного помолчали, но вскоре я не выдержала и нарушила тишину:
   - Ты почему мне помогал, Тутто? Почему дал кринит? Почему появился в Городе Несогласных?
   - Как же тут не помочь, если решаются судьбы мира сего? Как не влезть, когда невинными душами распоряжаются, словно собственностью? Зло не должно быть сильней, а жадность и подавно.
   - Ты вот чего только что сказал? - поинтересовалась я, не поняв смысла высказываний.
   - А, - отмахнулся волшебник, - не важно.
   - Тутто... - позвала я, заглядывая в его маленькие глазки. - А толк-то, от всего этого будет?
   - Будет, - добродушно улыбнулся волшебник, - еще какой.
   - Это радует... - кивнула и попросила: - Побудешь немножко со мной?
  
  
   * Освободить любой ценой (лат.)
   ** Истина в вине (лат.)
  
  
  
   ГЛАВА 23
  
  
   Макс сидел за барной стойкой и накачивался виски. Он недавно отзвонился родителям и раздумывал о допросе с пристрастием, который устроила ему мама. Естественно, её интересовал Волков, ведь Алиса не придумала ничего умней, чем сказать, что влюбилась. Он что-то наплел им про то, что сестра преувеличивает, но на всякий случай заверил, что Лука нормальный парень. Чуть не обплевался, когда это говорил. А еще тяжелей было придумать, почему сама Алиса не может подойти к трубке. Максим злился и врал что-то невнятное. Да, в этой семье он никакой не Дагод, а всего лишь старшенький, которому, невзирая на солидный возраст, тоже влетает, как положено. И попробуй объяснить разъярённой матери, что он уже большой мальчик - не выйдет.
   Макс устало потер лицо руками, отгораживаясь от переживаний родных. Недосып и спиртное делали свое дело, поэтому видок у него был устрашающий. Остальные, кстати, тоже выглядели не лучше, один Эгель, казалось, веселился от души. Януш потянулся за очередной сигаретой, хотя бросил курить полгода назад.
   Он глянул на несчастного Ромку, который забился в углу барной стойки рядом с Алексой и молча пил сок. Зря его с собой взяли. Нужно было давно отправить мальчишку домой. Но тот устроил такую истерику, что легче было его прибить, либо взять с собой. Развизжался, словно девчонка, что Максиму захотелось взвыть от усталости и шума, пока Эгель не пообещал проследить за Ромкой, вот и пусть караулит. Умник, твою мать!
   Макс перевел взгляд на Алексу. Она стала выглядеть лучше, чем накануне, и смотрелась бодрее прочих. Затравленность из глаз ушла, а на смену ей пришла некая уверенность. От природы бледная кожа, казалась алебастровой, а глаза в полумраке бара горели двумя небесными фонарями. Он вдруг решил, что она красивая, а асур, словно прочитав его мысли, обернулась и послала еле заметную ободряющую улыбку. Максим хмуро отсалютовал ей бокалом и отвернулся. Он никогда не доедал остатков за Стасом. И в этот раз не будет. Но в душе было ощущение, что это суждение не правильное, и он гнал его от себя.
   Еще ему не давал покоя Золотов. Как Януш его ненавидел! Всей душой. За все триста лет жизни он впервые испытывал такое чувство к человеку. Но убивать Стаса было нельзя. И в то же время, благодаря заданию, данному Двенадцатью, у него появилась семья. Хоть это были и люди, но Макс давно уже стал считать их настоящей семьей. До этого он видел людей злыми, глупыми и завистливыми, пока не пожил среди них.
   В его настоящей семье, происходившей из высших кругов Дагод, все было совсем по-другому. Мать предпочитала в принципе не замечать сына, с тех пор как поняла, что Януш не пойдет по стопам отца, который верховодил армией светлых джиннов и считался приближенным к Двенадцати. Максиму были противны джинны, их безликие мстительные натуры. Его отец сам стал похож на отчужденного, когда того назначили непосредственным руководителем армии.
   Джинны высасывают все хорошее из фейри. Макс был в этом уверен и себе такой судьбы не желал. Вместо этого он с головой погрузился в человеческую семью Скрипкиных и был доволен жизнью целых девятнадцать лет - лучших в его веках. Он оберегал их, как настоящую драгоценность, и казалось, даже сам обрел некую человечность. И Алиску, которая росла у него на глазах. Правда выросла вредной, но это полностью заслуга Максима, воспитывал-то её он. И во всем брала пример с брата. Януш усмехнулся, вспоминая вечерние посиделки с родителями, когда шустрая и болтливая маленькая Алиса выпрашивала все про окружающий мир.
   А тут этот Золотов нарисовался, чтоб ему пропасть! Связной для контакта с фейри, от которых ему могло что-то понадобиться. Бабник, расчетливая скотина и лжец. Стас прочухал про красивую сестренку Дагода и буквально разбился в лепешку, чтобы девчонка в него влюбилась. И все для того, чтобы разозлить Януша. И только лишь из-за элементарной скуки и природной потребности подложить свинью высшему по рангу. Макс буквально выбил из него всю дурь, как только узнал об этих отношениях, но проблема была в Алиске, которая влюбилась в смазливую морду и фальшивые манеры Золотова.
   Максу ничего не оставалось, как пригрозить Стасу, но большего сделать он не мог. Лишь злиться и время от времени напоминать связному его участь, в случае если он обидит Алису. Хотя и тот и другой знали, что Дагод не смеет убивать человека. Но у Золотова была такая натура. Не мог он не нагадить в своем доме, поэтому недавно их с Алиской отношения прекратились. Макс ликовал, но видел что сестра переживает, поэтому в очередной раз набив Стасу морду, взял с него слово, что тот напоит её зельем. Максим был уверен, что все переживания Алиски сразу же сойдут на нет, так как она больше зависела от Золотова, а не любила. Но Стас соврал ему. Он понял это, когда Аппий дал Алисе это самое зелье. Всю её одержимость этим паразитом как рукой сняло. Если бы Золотов не был связным, Макс пошел бы даже на нарушение закона и прибил гада. Но когда уже этот вопрос был вроде решен, на сцене появился фолен.
   Дагод исподлобья глянул на Волкова, сидевшего рядом и тоже накачивающегося виски. Его красные от выпитого глаза безучастно вглядывались в зеркало за барменом. Но это не обмануло Януша, он знал, что Лука видит и подмечает все происходящее вокруг. Максим ненавидел фоленов, как и все Дагоды. Он был так воспитан. Он считал их выродками небес, демонами. Тем более, таких как Волков - наемников. Безжалостных, корыстных сукиных детей, убийц, для которых нет ничего святого. Он знал, на что способна эта раса и не раз видел последствия их "деяний". К примеру, один садидит, лет пятьдесят назад, полностью выжег деревню троллей, за то, что один из них не отдал ему карточный долг. Вся их раса импульсивна и опасна, благо, срок их жизни такой же короткий, как и у людей. Да и плодятся они, не в пример тем же троллям, рождаемость которых Дагодам приходится сдерживать. Может быть, придет день, и фолены исчезнут вовсе. Хотя лично против Волкова Януш ничего не имел, тот ему даже нравился. Что не говори, а Лука первый фолен, с которым он провел рядом больше, чем пару минут, и не убил. Раньше Максим избегал подобной "дружбы", все-таки, когда тебя всю сознательную жизнь учат одному, трудно перестроиться на обратное.
   Но тут Алиска удивила его очередным выкрутасом, проявив внимание к Волкову. К сасидиту. Проклятому! Одному из тех, кого сами Дагоды считали опасными и клеймили. Даже Стас в этой ситуации был бы предпочтительней, поскольку все же боялся за свою шкуру. Максим залпом выпил стакан до дна и подумал, что за девками нужен глаз да глаз. Тем более за такими, как его сестрица. За всей Параллелью уследить легче, чем за ней.
   - Шеф, повтори! - крикнул он бармену и вновь уставился на Волкова, который глубоко затянулся сигаретой. Если бы Януш не знал этого парня, то подумал бы, что тот страдает.  Макс хмыкнул своим мыслям и вновь отпил виски.
   - Дагод, все твои мысли написаны у тебя на лице, - тихо проговорил Волков, повернувшись к Максу. - Завязывай, а то ещё подохну ненароком.
   - Ты-то подохнешь, - фыркнул тот в ответ и добавил: - Держись от Алиски подальше, понял?
   - Для начала нужно её спасти.
   - Я дважды повторять не буду, - нахмурился Макс.
   - Плевать я на это хотел, - отвернулся Волков.
   - Чего ты добиваешься, сукин сын? - разозлился Дагод от неповиновения. Ведь фолен не человек, и реши Максим его убить, никто бы даже слова не сказал. - Не смей к ней подходить! Она хорошая девчонка, добрая! А ты убийца!
   - Знаю, - кивнул тот.
   - Тогда не лезь к ней!
   - Послушай меня, Януш, - зло произнес Лука, процеживая слова сквозь зубы и, схватив Максима за грудки, подтянул к себе ближе, чтобы его слова слышал только он, - плевать я хотел на все твои угрозы и обещания. Если надо, я за неё не только дэв разнесу, все ваше гнилое Дагодское гнездо, ясно? Все лягут, кто хоть пальцем к ней прикоснется!
   Макс малость опешил, переваривая услышанное и щелчком пальцев освободившись от цепкой руки фолена, уселся обратно на свой стул.
   Пока он задумчиво наблюдал за заклейменным лицом сасидита, в голове возникла одна неприятная мысль.
   -  И что это все значит? - наконец произнес, стиснув челюсть, и боясь услышать ответ.
   Волков усмехнулся:
   - Вы же, Дагоды, вроде умные парни. Вот и думай.
   - Твою мать, - сплюнул Макс, пытаясь унять гнев.
   Лука снова уставился в зеркало, а у Дагода в голове завертелись шестеренки. Если фолен выбирает себе спутницу, то рано или поздно, обязательно добивается её. Все же капля ангельской крови давала им возможность быть особенно притягательными для противоположного пола. Не зря женщины-Дагоды предпочитали иметь в любовниках именно сасидитов, хотя последних можно удержать на ложе Дагод только кандалами.
   Эту черту Максим никогда не понимал в женщинах. Твоя раса клеймит их, как "побежденных", а ты прыгаешь к ним в постель, при этом зная, что те никогда не останутся с тобой по доброй воле. За исключением тех случаев, если этот союз чем-то выгоден самому сасидиту.
   Однако Януш был уверен лишь в одном: если дело обернулось именно так, и Волков действительно выбрал себе в спутницы Алису (а он выбрал, судя по его обещаниям относительно участи "гнилого Дагодского гнезда"), то лучшего защитника для сестры не найти. Особенно, когда самого Макса не будет рядом. А после того, что Януш здесь натворил и завалил, казалось, простейшее дело, завидным его положение не назовешь. Так или иначе, Максим в любом случае будет потерян для семьи Скрипкиных. А Алиса не останется одна.
   Но Волков убийца. Даже хуже, он наемник. С другой стороны, это говорит о том, что Алису никто и никогда не посмеет тронуть и пальцем. А эта мысль позволяет Янушу свободно дышать. Как ни крути, но он сам тоже убийца. Как и все фейри. Максим помолчал, хмыкнул своим мыслям и, наконец, поднял свой стакан.
   - Ты бы знал, как я ненавижу вашего брата, Волков, - Лука чокнулся с ним стаканом и тоже невесело улыбнулся, а Макс серьезно добавил: - Если ты её обидишь, я тебя убью.
   - Не сомневаюсь, - кивнул фолен, выпив.
   - Береги Алису, когда меня не станет, - попросил Макс, без тени сарказма. - И родных тоже.
   - Само собой, - пожал плечами тот и перевел тему. - Битых три часа сидим, а никому до нас нет дела.
   - Скоро объявятся, нам бы только пошуметь чуток.
   Тут выдал Апп. Он сидел за столиком с завсегдатаями и резался в покер. Внезапно нэт схватил одного из оппонентов за волосы и ткнул носом в стол, одновременно достав у того припрятанные карты. Дружки обиженного шулера решили, что им нужно вмешаться и, втроем поднявшись из-за стола, начали осторожно надвигаться на нэта. Зря они подумали, что справятся с ним всего лишь втроем. Апп, тем временем, засучил рукава и поманил их, хищно оскалившись.
   - Убьет ведь, - безразличным тоном произнес Волков.
   - Жульничать не хорошо, - пожал плечами Макс.
   На помощь к друзьям заспешили еще два мужика, увидев, что Аппий вовсе не боится шулеров. Один из них предварительно разбил бутылку пива, превратив её в "розочку" - опасное уличное оружие.
   - Пора вмешаться, - приподнялся Макс. - Драка нам не повредит, - и предостерегающе глянул на Луку. - Без жертв.
   Волков кивнул и, подойдя к шулерам, обрушил свой огромный кулак на голову одного из них. Потасовка получилась славная. Завсегдатаи бара разлетались, как кегли для боулинга, в то время как фейри, особо не утруждая себя, показывали кто здесь главный. Впервые за весь вечер Ромка на миг снова превратился в привычного веселого мальчишку, с восторгом взирая на драку.
   - Вот это да... ты тоже так можешь? - спросил он Алексу.
   - Ну, не прям так, - улыбнулась девушка, - но кое-что тоже могу.
   Внезапно в помещении все замерло. Люди стали неподвижными, даже те, которые были в процессе падения, бездвижно зависли в воздухе.
   - Наконец-то, - фыркнул Макс, стирая с кулака чужую кровь.
   В баре в это время появились светлые джинны - полупрозрачные бестелесные твари в серых накидках с капюшонами. Они беззвучно передвигались по помещению, искажая пространство, и их становилось все больше. Накидки джиннов словно были вытканы из паутины, и на первый взгляд казалось, что можно видеть сквозь них, но это обманчивое ощущение. Не более, чем иллюзия, а особенно, если заглянуть в черную пустоту капюшона. Их руки - с высохшими длинными, тонкими пальцами и огромными острыми когтями. Если попадешь в эти цепкие лапы, то уже не освободишься.
   Януш почувствовал холод, исходящий от этих существ и поежился. Они заполонили почти все пространство бара. Джинны расположились по двое возле каждого фейри, чтобы пресечь любые попытки к бегству. Алекса подхватила Аарона на руки, который не застыл, подобно остальным, а просто грохнулся в обморок, и прижала к себе, во все глаза наблюдая за теми, кого боялась больше всего в этом мире.
   Один из джиннов отделился от толпы и подошел к Максиму.
   - Нарууууууушиииллл... - прошипел он, вытянув свою руку и указав кривым скрюченным пальцем на Дагода.
   - Да. Нарушил, - кивнул тот сурово. - Ведите нас к Двенадцати.
   - Нееет... в тюрьмуууууу... никакииих переговоооров... тюрьмааааа...
   - Девчонки с нами нет. Тюрьма отменяется, - сообщил он. - Ведите к Двенадцати, у нас мало времени.
   - Тюрьмаааа, - гнул свое джинн, и из его руки выплыл белый дымок, в раз сковав Макса словно цепями. С остальными фейри поступили так же, лишь Волкова их магические цепи обошли стороной. Джинн повернулся к нему и проговорил:
   - Фооолен остаетсяяяя здессссь... свободееен... одного поляяя ягооодыыыы...
   - Никогда фолены не были с вами оного поля ягоды, - сплюнул Лука, с ненавистью глядя на джинна. - Я иду с ними.
   - Дагодыыы уничтожжжат тебяяя, фолеееен...
   - А я их не боюсь, джинн, - усмехнулся он.
   - Сасидииит никогдааа ничегооо не дееелает просто тааак... я присссмотрююю за тобооой... - после этих слов джинн обвил Волкова своими невидимыми путами и все фейри, словно по команде, дружно отключились, когда джинны вместе с пленниками взмыли в небо, прямо сквозь крышу бара.
   А в баре, между тем, все очнулись и попадали, в непонятках оглядываясь по сторонам.
   - Что за черт?! - воскликнул один из шулеров. - Куда они, черт побери, делись?!
  
  
   Лука потряс головой, отгоняя наваждение, которое словно пеленой застилало глаза. Странно, но в голове было ясно, будто он хорошенько отдохнул. Сколько прошло времени?
   Он резко вскочил, вспомнив про это самое время, которого у Алисы с каждой секунды оставалось все меньше, и огляделся. Они находились в огромной зале, тускло освещенной немногочисленными свечами.
   - Это не замок Двенадцати, - сообщил Януш сидящий на полу.
   - И куда они нас притащили? В тюрьму? - хрипло спросил Волков.
   - Нет, - отозвался Эгель, - в свою берлогу.
   - А ты-то чего с нами поперся? - покачал головой Макс. - Я ведь не выдавал тебя.
   - Скучно ему, - ответила за Дагода Алекса, гладя спящего Аарона по голове.
   - Красотка-асур права, - заулыбался старик. - Разве я могу пропустить такую войнушку.
   - Так значит мы гости джиннов? - уточнил Лука.
   - Не совсем, - проговорил Максим и повернулся в сторону двери, которая отворилась. В проеме показался джинн, мелькнул и исчез. - Идем.
   Они долго петляли по темным коридорам с множеством ответвлений, в которых воняло гнилью и землей, пока не пришли в зал, похожий на столовую, где находился лишь один фейри в окружении джиннов.
   Это был мужчина, состоявший, казалось, из одних мышц. Длинные светло-русые волосы, голубые глаза и прямой нос делали его похожим на одного из скандинавских воинов. Одет мужчина был в тяжелые доспехи, на плечах возвышались длинные металлические шипы. Этот Дагод одним своим присутствием вселял подсознательный ужас, что у тех, кто слабее нервами, начинали трястись коленки. Не дать, ни взять, вот-вот кинется в бой.
   Мужчина с аппетитом поглощал пищу, особо не переживая по поводу правил приличия, и даже не взглянул на вошедших, которые, как и подобает простым фейри, склонили головы перед Дагодом. Только проснувшийся Ромка и соответственно не знавший кто перед ним, восторженно воскликнул:
   - Ух ты, настоящий средневековый воин! Как викинг!
   Мужчина поднял на Аарона взгляд и изумленно перестал жевать, затем проглотил и тихим вкрадчивым голосом произнес:
   - Я нормандец из рода Роланда Нормандского, но в моих жилах течет кровь викингов, - кивнул он и перевел властный взгляд на фейри, откинувшись на стуле. Он хотел было еще что-то добавить, но Ромка не дал ему открыть рта:
   - Ого! - восхитился мальчишка, и скороговоркой начал тараторить: - Алиска бы описалась от восторга! Она кучу книг прочла про нормандцев! А знаете, у нас в мире есть толкиенутые толкиенисты, так вот они устраивают настоящие сражения как взаправдашние! У них даже мечи есть и одежки и кольчуги, ой...
   Поток его слов прекратился от резкого толчка в бок Алексы. Девушка красноречиво выпучила глаза, давая понять, чтобы он заткнулся.
   - Я это... извините... - буркнул мальчишка и сделал шаг назад.
   Мужчина с минуту не сводил недоуменного взгляда с Ромки, пока не отвлекся после тихого смешка Эгеля. Джинны за спиной Дагода замелькали, но застыли, как только тот принял удобное положение.
   - Объясните, почему я должен вести вас к Двенадцати, вместо того, чтобы закрыть в тюрьме, как мне и было приказано? - спокойно поинтересовался он тоном, словно ему все равно на ответ.
   - Девчонки с нами нет, - отозвался Януш, не очень дружелюбно смотря на мужчину. - Сила в ней, а она у дэв.
   - Не уследил, значит... - констатировал мужчина. - А мне-то какое дело?
   - Вы не хуже нас знаете, что сила, заключенная в ней, принадлежит Дагодам. Ваши джинны отыщут её быстрее всех.
   - Положим, ты прав. Кому, как не тебе знать, на что способны мои джинны, - кивнул фэйри и замолчал, ожидая, что еще скажет Макс.
   - Двенадцати нужна эта сила, а, следовательно, это нужно и вам, - добавил он.
   - Я сам решаю, что мне нужно, - произнес мужчина и встал со стула, гремя доспехами, - и ты об этом знаешь!
   - Знаю. И прошу вас не тратить время зря. Дорога каждая секунда, - глухо проговорил Макс, опустив голову.
   - Не учи меня моему делу! Я знаю, что нужно делать, - отрезал воин и отвернулся. - Я сообщу о вас и вашей просьбе Двенадцати, пусть они решают.
   - Возможно будет уже поздно! Алиса может погибнуть в любую секунду! - выкрикнул ему в спину Макс, сделав шаг вперед.
   - Тебе до этого какое дело! Ты свою работу выполнил, - отозвался мужчина, направляясь к двери. - Хоть и абы как.
   - Она моя сестра, - процедил сквозь зубы Макс.
   На мужчину это высказывание подействовало, словно красная тряпка на быка. Он резво развернулся, грозным шагом подошел к парню и, широко расставив ноги, проговорил, еле сдерживая гнев:
   - Крамер Януш, у тебя нет сестры!
   Они долго сверлили друг друга взглядом, пока Макс не нарушил тишину:
   - Я никогда ни о чем тебя не просил. Теперь прошу. Спаси её.
   В ответ воин лишь хмыкнул, но Янушу показалось, что в его взгляде промелькнуло нечто...
   - Отец! - решительно произнес Макс, а остальные присвистнули от удивления, но мужчина и так не спешил уходить, а терпеливо ждал, что еще скажет ему сын. - Я сделаю, как ты хочешь, последую по твоим стопам. Спаси её. Отправь джиннов.
   Предводитель джиннов задумчиво повел головой, а затем вперил в Макса прожигающий взгляд. Они, молча, несколько минут смотрели друг на друга, словно читая мысли, пока воин кротко не кивнул.
   - Она так тебе дорога?
   - Да.
   - Тогда я помогу, - ответил воин. - И не потому, что ты пообещал.
   Максим удивленно смотрел на отца и, казалось, не верил собственным ушам.
   - Мне велено посадить вас в темницу, но после того, как вас поймаю. А это я смогу сделать и завтра. - Он сделал шаг к Максу и тихо проговорил, так, чтобы только сын слышал его слова: - Не нужно давать обещаний, которые тебе претят. У каждого должен быть выбор. Твой всегда остается за тобой, а я подожду если нужно.
   Макс ошарашено приоткрыл рот, явно не узнавая отца. Что с ним произошло за эти годы? Раньше он бы выставил его за дверь, даже не дав сказать и слова, а тут...
   - Твои ли это слова? - так же тихо спросил он.
   Дагод ничего не ответил сыну, а лишь ухмыльнулся, хлопнув Януша по спине.
   - Спасибо, отец, - расслабился Макс, а тот нахмурился, вновь приняв облик сурового воина, когда его взгляд наткнулся на сасидита.
   - Тебя еще черти не слопали? - громко поинтересовался он у Волкова.
   - Подавились, - коротко ответил Лука.
   - Так я и думал, - хмыкнул мужчина и перевел взгляд на сына. - С сасидитами дружбу водишь? Почему я не удивлен?
  
  
   ГЛАВА 24
  
  
   Ричард Крамер - отец Януша, пожелал отправиться во владения дэв вместе с сыном, поскольку не был уверен в том, что они затеяли, ведь девчонка, скорее всего, уже мертва. Но все же Дагод не стал озвучивать эту свою мысль, чтобы у Януша не опустились руки. Если есть шанс - значит, они им воспользуются.
   Фейри восприняли его заявление молча, но было видно, что с опаской. Не удивительно, Ричард по праву считался суровым и безжалостным Дагодом. Да ведь он и был таким. Раньше, по крайней мере. Кроме того, ему все же было любопытно увидеть, как сын проявит себя в опасной для жизни ситуации, ведь Крамеры ничего не боятся.
   И хоть он не видел сына целых сорок лет, в нем с некоторых пор поселилась надежда, что однажды наступит день, и Януш вернется в Параллель. С каждым годом эта надежда крепла, подпитываясь речами одной дорогой для сердца Ричарда женщины.
   Хоть изначально он был в бешенстве, когда узнал, что тот выбрал другой путь и предпочел не связывать свою судьбу с джиннами, подобно отцу, а пойти во служение к Двенадцати. А когда убили Легема, и смотрящим за человеческим ребенком сделали именно его, воин буквально рвал и метал! Он знал, что люди слабы и в их мире преобладают над разумом эмоции. К чему это будущему предводителю джиннов?
   Хоть Ричард и слыл суровым и беспощадным, лишенным сострадания воином, но все же следил за судьбой единственного сына. Дагодам можно было иметь лишь одного наследника мужского пола и одну дочь. К сожалению или счастью, с матерью Януша у них больше детей не было. После выбора сына, его мать посчитала, что тот отказался от столь перспективного будущего из-за нрава отца, который не смог должным образом повлиять на сына и, обвинив во всем мужа, отдалилась от семьи, предпочтя коротать дни в компании праздных жен высших Дагод. Она и до этого особо не утруждала себя заботой о сыне, а после волевого решения Крамера-младшего и вовсе отдалилась, посчитав эту ситуацию достаточным поводом покинуть родовой замок семьи.
   Ричард, в свою очередь, возненавидел жену за предательство и во всем винил её, ведь она была холодна к окружающим подобно осколку льда. Даже к Янушу. Эдакая Снежная Королева в заточении, которую обязали соединить судьбу с одним из лучших воинов Параллели.
   Да, они были не лучшими родителями. Да, они совершили много ошибок, большую часть из которых Дагод брал на себя. Но за прошедшие годы Ричард многое переосмыслил, особенно когда в его жизни появилась Рива - свободная представительница расы фоленов. Именно эта женщина растопила сердце воина, заставив взглянуть на мир другими глазами. Её горячий нрав, словно тайфун, прошелся по жизни Дагода и заронил зерно надежды в его душу.
   Рива убеждала его, что каждый Дагод - сын своего отца, и протесты Януша - лишь временны. И, черт возьми, эта женщина была права! Ричард с готовностью согласился помочь сыну, в надежде на то, что Януш все же однажды станет тем, кем должен быть не потому что должен, а потому что сам того захочет. И, не взирая на то, что назвал сестрой человеческую девушку. Не взирая на то, что в том мире у него появилась семья. Главное Януш здесь. И он за одно со своим отцом.
   Ричард готов был пожертвовать десятком светлых джиннов, не говоря уже о человеческом мальчишке и четырех фейри. Более того, он был уверен, что его джинны намного превосходят темных, и был не против в очередной раз в этом убедиться.
   Тем более против дэв. Дэвы... жалкое отродье, возомнившее себя ровней Дагод! Ричард гневно сжимал кулаки, при одном упоминании предателей - койотов! У него с ними личный счет. Однажды убиенный Легем, один из Двенадцати, да упокоят высшие силы его дух, сказал, что дэвы, во времена Великого Мира, лучше справлялись с армией светлых джиннов, чем Дагоды, чьим представителем является сам Ричард! И он сделал все, чтобы доказать обратное. Дэвы никогда не знали дисциплины и никогда не превзойдут ни его предшественников, ни его потомков в искусстве войны!
   Ричард перевел взгляд на сына, который сосредоточенно вглядывался в окружавших его и остальных джиннов. Что-то непривычное шевельнулось в груди воина, и внезапно он понял, что даже если Януш вновь откажет, Ричард будет готов принять его выбор, лишь бы он вернулся в Параллель. Вопрос в том, простит ли Януш отца, наломавшего столько дров? Рива говорила, что рано или поздно, это случится. Как оказалось, эта женщина всегда права.
   Да, Ричард был возбужден и готов к подвигам. Только вот этот Эгель. Выходец из Двенадцати. Отступник. Некогда они были товарищами, хотя высшим не по рангу якшаться с остальными Дагодами. Уже тогда Эгель был не таким как все. Что ему нужно? Этот ничего не делает просто так, надо за ним присмотреть. Убивать его приказа не было, хотя если бы и был, то Ричард не задумываясь сделал это.
   Джинны, тем временем, монотонно загудели, исполняя ритуал известный одним им. Со стороны смотрится довольно жутко, но воин к этому давно привык. Оставалось надеяться, что дэвы глупы настолько, чтобы оставить девчонку неподалеку от темных джиннов. Тогда они непременно её найдут.
   Внезапно в зале стихло и, джинны, мягко оттолкнувшись, взлетели вмести со всеми находящимися в помещении фейри, прямо сквозь крышу и толстенные каменные стены.
   "Да, джинны великие воины", - последнее, что пришло на ум Ричарду, прежде чем он подобно остальным, погрузился в забытье.
  
  
    Я нарезала уже, по-моему, тысячный круг по своей, с позволения сказать "тюрьме", и жутко маялась. Тутто исчез пару часов назад, а может быть и больше, не берусь утверждать...
   После того, как он исчез, я как-то резко успокоилась по поводу скорой кончины. Своим приходом он вселил в меня малюсенькую такую надежду, о которой было страшно думать, чтобы не вспугнуть.
   Зато судорожно бояться уже перестала и твердо решила этой ночью не спать. Стало темно, а эти гады не удосужились даже фонарик принести! Я взглянула на небо, где снова было множество звезд. Пожалуй, сейчас бы не помешало увидеть падающую звезду. Однозначно потратила бы это желание на себя. Но звездопад, как назло, не спешил появляться. Я уселась посреди помещения в позе лотоса и попыталась расслабиться, насколько это было возможно. Хоть влажная ветровка не спасала от прохлады и уже не пахла Волковым, я упорно не желала её снимать.
   Живот жалобно заурчал, напоминая о себе. Кормить меня тоже не считали нужным, как и поить. Хорошо, что дождевая вода до краев наполнила ведро и пару глиняных мисок на полу.
   Мне уже хотелось, чтобы это все поскорее закончилось. Убьют, так уж побыстрее бы, спасут - хорошо. Но ждать невыносимо. Тем более под страхом смерти. Вот когда понимаешь смысл бытия.
   Внезапно дверь заскрежетала и в помещение, злобно скалясь, вошли три огромных, ободранных волка в сопровождении Домны. Она держала в руках факел, пламя которого меня ослепило, заставив отвернуться.
   - Привет. Скучаешь? - весело справилась она.
   - Не на столько, чтобы радоваться твоему присутствию, - сипло проговорила я, прокашлявшись. Сиденье в мокрой темнице не способствовало хорошему самочувствию.
   - Ах, ну да, ты же смелая у нас, - хохотнула дэв и добавила: - Пошли, смелая, и не думай дергаться, а то мои братья живо сделают тебя спокойной такой...ну, ты представляешь.
   Я снова перевела взгляд на волков. С их белых зубов, которые те охотно демонстрировали, текла слюна, капая на пол. Оскал казался окульим, так что мое воображение охотно пририсовало им еще парочку рядов с зубами. Меня передернуло, но я все же поднялась на ноги, последовав за Домной, которая терпеливо дожидалась, пока до неё доковыляю. Волки сразу же взяли меня в круг.
   - Скажи, а когда ты превращаешься в волка, тоже такая слюнявая становишься? - не удержалась от колкости, за что заработала подзатыльник и замолчала.
   - Мы не волки. Койоты. Анимаги. Знаешь, что это такое? - безразлично проговорила дэв, ведя меня по узким каменным коридорам.
   - Слышала. Гарри Поттера читала. Но, по-моему, волки симпатичнее, - ответила я, - и шерсти у них больше. Или их в бою ободрали?
   Один из койотов, видимо разозлившись, не сильно прихватил меня за ногу, вследствие чего я грохнулась, едва не придавив его товарища, оказавшегося ловчее меня. Домна засмеялась, а я поднялась, хмуро глядя на виновника моего падения, красноречиво показывая отношение к выходке. Он вроде бы даже улыбался.
   - И поинтересоваться нельзя, - пробормотала, а койот подтолкнул меня вперед носом, и я вновь зашагала, здорово при этом нервничая.
   Но долго мне не молчалось.
   - Это правда, твои братья?
   - Все дэвы - братья, - отозвалась Домна.
   - Да? Интересно. А у вас что, принято убивать родню?
   Домна удивленно подняла бровь, явно не поняв, к чему я клоню.
   - Я Ривза имею ввиду, - припомнила имя того огромного койота, которого брат пощадил.
   - Ах, это! - улыбнулась дэв. - Иногда приходится чем-то жертвовать.
   - Или избавится от конкурента на служебной лестнице чужими руками, - буркнула я.
   - Да, в этом вы помогли, - хохотнула Домна. - Ривз мешал мне, а теперь его нет. И данное обстоятельство проливает бальзам на мою израненную душу.
   Я усмехнулась. Проблема Домны была в том, что Ривз жив, но она об этом пока не знает. Поэтому я мудро решила промолчать. Надеюсь после моей смерти, хоть он доберется до этой гадюки и устроит ей сладкую жизнь. При мысли о неминуемом, меня вновь передернуло.
   - А чего это они не в человеческом обличии? Чтоб меня испугать? Так я и так напугана... - тараторила я, вновь уставившись на койотов, пока Домна не перебила.
   - Топай, говорливая ты моя, - усмехнулась дэв. - Перед смертью не надышишься.
   - Это от нервов, - пояснила я, клацая зубами, и вертя головой во все стороны.
   - Все, заткнись, - отмахнулась от меня Домна, и я прикусила язык.
   Состояние у меня было близкое к истерике. Хотелось броситься на колени и просить пощады, одновременно плакать и смеяться, а еще больше - просто заорать. Но толку в этом не было. Коридор все продолжал петлять, пока мы не уперлись в небольшую дверцу, за которой был уже нормальный, в моем понимании, замок. В смысле, каменные стены и высокие потолки.
   - По-моему, я сейчас упаду в обморок, - предупредила я врагов и всерьез вознамерилась прикрыть глазки.
   - Нет, красавица, не время, - проговорила Домна, схватив меня за локоть и потащив через залы от дверей к дверям. - Отдохнешь на том свете.
   Она так и продолжала меня тащить, пока мы не подошли к двустворчатым воротам, и вышли через них. Теплый, свежий ветер нежно обдул меня, принося запах мокрой листвы. Я вдохнула полной грудью и огляделась. Мы оказались во дворе, огражденном по кругу стенами. Вдоль них были установлены каменные глыбы, видимо когда-то служащие в роли трибун. Несуразно огромная, полная луна отбрасывала голубые блики на этот импровизированный двор-амфитеатр. Кроме того, на высоких стенах было закреплено множество факелов с шуршащим от ветра огнем.
   Но настоящий ужас меня обуял, когда я увидела, что вдоль тех же трибун стоят дэвы в обличии койотов, а в середине двора мельтешило множество джиннов, издалека напоминающих изгибающееся на сильном ветре черное полотно ткани.
   - Боже мой... - прошептала я, уже представив, что вот-вот меня бросят в эту стаю джиннов.
   Домна хмыкнула и остановилась в метрах десяти от джиннов, приостановив и меня.
   - Я выполнила свою часть договора, Легем, - громко проговорила она, смотря на джиннов. - Теперь выполни и ты свою.
   Джинны вдруг резко замерли, плавно расступились, и перед нами появился человек. То есть фейри. Это был довольно высокий мужчина. Это все, что о нем можно было сказать, так как он был одет в черный плащ с глубоким капюшоном, подобный тому, как и на самих джиннах. Лицо скрыто, а руки сложены на груди крестом. Меня вдруг охватил такой ужас, что я буквально сорвалась с места, дабы попытаться убежать, но цепкие пальцы Домны удержали меня на месте. Казалось, сила в ней была мужская.
   - Ты получишь свою награду, Домна. Сразу после того, как я заберу свою силу обратно, - безжизненным голосом произнес мужчина.
   Домна удовлетворенно кивнула и рывком вытолкнула меня вперед, да так сильно, что я прочертила руками по земле около метра. Но из-за ужаса, не почувствовала боли. Приподнявшись, я глянула в глаза своей смерти. Мужчина снял капюшон и впился в меня взглядом.
   Я узнала его.
  
  
   Светлые джинны метались по Параллели словно одержимые, каждый раз останавливаясь на месте не более, чем на минуту, находя при этом одного - двух отшельников темных джиннов. Но с каждым разом их цель была все ближе. На улице стемнело, но это не смущало никого, ни фейри, ни тем более джиннов, которые словно роботы, выполняющие программу, искали свою жертву.
   Ричард ни сколько не сомневался, что они найдут то, что нужно. От джиннов невозможно скрыться. Разве, что только постоянно передвигаясь. Самое главное - не будет ли слишком поздно. Ведь окажись сила у дэв, это означало бы войну. Дэвам нельзя давать власть, даже силу лишь одного из Двенадцати Высших. Это нарушит гармонию и поставит под удар репутацию самих Двенадцати. Уж лучше пусть она пропадет совсем, чем окажется в руках у постороннего.
   Наконец, почувствовав почву под ногами, фейри обрели способность двигаться. Джинны взлетели над ними и выжидательно всматривались в лицо своего предводителя, но тот сложил руки на груди и едва заметно кивнул в сторону сына. Макс, тем временем, пытался разглядеть окружение и одновременно подхватить поудобнее Аарона, распластавшегося мешком на его руках. Люди тяжелее переносят такие путешествия. Он подошёл к Алексе и водрузил мальчишку в её руки. Девушка непонимающе на него уставилась.
   - Отвечаешь за Ромку головой, - произнес он.
   - Но... как же... я тогда не смогу вам помочь, если понадоблюсь... - начала было девушка, но Макс наклонился ближе и произнес.
   - Я хочу, чтобы ЭТО было единственное, чем ты сможешь нам помочь.
   - Но...
   - Я так решил.
   - Знаешь что, Дагод! - вспыхнула асур, сверкая глазами. - Не командуй мной! Я сама решаю, что и когда мне делать!
   - Только не сегодня, - невозмутимо произнес он и отступил, но девушка не собиралась сдаваться.
   - Почему тогда мы его не оставили в логове джиннов?!
   - Потому что он человек, девушка, - так же невозмутимо пояснил Ричард, явно будучи недовольным поведением своенравной асур. Женщины Дагод никогда не позволяют себе подобного. Но тут же ухмыльнулся, припомнив Риву. Да, она бы тоже не стала молчать.
   Алекса фыркнула.
   - Тогда почему...
   - Потому что он дорог Алисе, - обрубил её Януш, теряя терпение. - Ну, и возможно, потому что он мой сосед. Все? Разговор окончен!
   Он отвернулся, в секунду забыв о существовании Алексы, пока та награждала его нелестными эпитетами, так же стараясь половчее подхватить Ромку.
   - Amat victoria curam*, - впервые за долгое время произнес Аппий, положив девушке на плечо руку.
   - Да уж, - скривилась она, перебросив Ромку на плечо. - Хорошо, хоть он легкий.
   - Мы на месте? - наконец не выдержал Волков, не желая больше растрачивать время на бессмысленную болтовню.
   Максим вопросительно взглянул на сурового воина, довольно потирающего короткую бороду.
   - С ними разговаривай, - пожал плечами Ричард, указав на бездвижных джиннов, присутствие которых выдавало лишь шевеление на ветру плащей. - Ты ведь не пробовал никогда. Кроме того, ты лучше всех знаешь девчонку, а это существенно поможет в поиске.
   - Что? Но как? - потом снова перевел гневный взгляд на Ричарда. - Не время сейчас...
   Но воин схватил его за плечи и вплотную приблизил к одному из джиннов.
   - Слушай их, я сказал... иначе мы до утра будем шарахаться по Параллели!
   Максим глянул в пустой капюшон, когда два красных, налитых кровью ока словно впились в его мозг. Он остолбенел и все тело, казалось, обдало холодной водой. Но то, что он увидел в глазах джинна, заставило Дагода на время забыться.
   Джинн явно преследовал свои цели, так как перед взором Макса пронеслось множество несуществующих сражений, в которых он никогда не принимал участия. Но они всплывали, словно из памяти, показывая ликующего и гордого Януша, скачущего на поле брани в окружении Дагод и светлых джиннов. Все его естество восторжествовало при виде иллюзии, созданной хитрым джинном, но вскоре тому все же пришлось показать Максу то, зачем они пришли, и ликование парня сменилось отвращением. И возникла единственная мысль: "Она жива".
   - Черт возьми! - выругался он и отступил от поглощающих кровавых глаз, которые растворились в пустоте капюшона.
   - Что? - последовало сразу несколько вопросов засуетившихся фейри. Лишь один Эгель с интересом взирал на происходящее.
   - У них целая армия дэв и джиннов! - Пояснил Макс. - Они в замке Фиеры. Территория Дагод! Там сотни дэв! - растерянно проговорил Макс. - В Фиере живет целая династия Дагод...
   - Видимо, уже не живет, - сурово произнес Ричард. - Дэвы за это заплатят! Дэвы и джинны у нас под носом, куда вы смотрели?! - взревел он на джиннов, которые в секунду отлетели в сторону.
   - Отец, сейчас не время! - приостановил его Януш. - Мы ничего не сможем сделать против целой армии!
   - Возьми себя в руки! - Волков схватил Макса за грудки. - Хоть армия, хоть две!
   - Sat!**, - прокричал Аппий, кинувшись к ним, но Максим ударом отбросил руки Луки и заорал ему прямо в лицо:
   - Ты думаешь, я испугался, фолен?! Черта с два! Или думаешь, ты один хочешь спасти Алису?! Она моя сестра! Умерь свой пыл!
   - О господи! - запаниковала Алекса, прижимая к себе Ромку. - Что теперь будет с Алисой? Мы ведь пойдем за ней? Пойдем? - оба скандалиста уставились на девушку. - Нам не победить без них, - она указала на джиннов, - но их так мало...так мало...
   Суета в немногочисленной компании, казалось, забавляла одного Эгеля, он облокотился на ствол дерева и насмешливо произнес:
   - Вы Губастенькую-то спасать будете? Или до утра дискуссию разводить будем?
   Тут джинны зашевелились и взяли фейри в круг. Ричард молниеносно достал из ножен меч и весь превратился в слух. Внезапно из-за черных деревьев показалось множество койотов, которые выжидательно замерли, сверкая своими желтыми глазами.
   - Откуда они здесь?! - в отчаянии вскрикнула Алекса, но Макс жестом заставил её замолчать.
   Из-за спин волков вышел их предводитель - огромный черный волк с бликующей в ночном свете шерстью.
   - Януш, - произнес он и вмиг обернулся человеком. Это был высокий черноволосый мужчина с правильным лицом и гордой осанкой.
   - Ривз, - расслабился Макс, выпрямившись из боевой стойки.
   - Я пришел вернуть тебе долг, - проговорил он. - Это мои фейри и они будут сражаться вместе с вами. Почту за честь, если вы примете нашу помощь.
   - Я не требую от тебя этого.
   - Меня тоже предали, Януш. Повелитель дэв не знает о планах Домны. Уверен, она уже и для него могилу вырыла, - настаивал Ривз. - Примите помощь дэв. Поверьте, среди нас много достойных фейри.
   - Время не терпит, - проговорил Ричард, видя, что пауза затянулась, и украдкой глянув на дэв, стал взбираться на холм, у подножия которого они находились. - Замок Фиеры сразу за равниной этого холма. На отвесной скале.
   Остальные, молча, последовали за ним, так ни о чем и не договорившись. Волков злился, что все идет совсем не по плану. Его вообще всегда злило отсутствие какого-либо плана. А еще у него с дэвами личный счет с некоторых пор. Глаза фолена засветились опасной желтизной.
   - Credo***, - кивнул Аппий Луке, приобняв Алексу и что-то тихо ей зашептав.
   Максим тем временем нагнал Ричарда.
   - Ты тоже туда пойдешь? Я думал, ты лишь поможешь отыскать Алису... - удивленно спросил он.
   - А какого черта, по-твоему, я с вами потащился? - отозвался воин. - Или я изначально непонятно сказал?
   - Но светлых джиннов слишком мало, - удивился Макс сумасбродству отца. Понятно, зачем идут наемники, но этому суровому воину нет смысла рисковать. - Или есть еще джинны?
   - Дэв тебе мало? - огрызнулся воин.
   - Я знаю, на что способны дэвы и что могут джинны, - произнес Максим.
   Ричард неожиданно остановился и хищно улыбнулся, что улыбка больше походила на оскал.
   - А их всего тринадцать...
   - Что? - оторопел Макс.
   Ричард усмехнулся.
   - Это, - он кивнул на беззвучно летящих в сантиметре от земли джиннов, - моя истинная армия. Все прочие светлые джинны просто исполнители. Поверь, с этой чертовой дюжиной не страшен даже легион темных джиннов, - гордо проговорил воин, похлопав сына по спине. - А уж псов облезлых, возьмите, ребятки, на себя.
   Януш улыбнулся, задумчиво посмотрел на отца и, спустя минуту сбавил шаг, поравнявшись с остальными, чтобы сообщить им обнадеживающую новость.
  
  
   * Победа любит старание; др. пер. - победа любит заботу (лат.)
   ** Достаточно! (лат.)
   *** Верь им (лат.)
  
  
   ГЛАВА 25
  
  
   Им ничего не стоило незаметно пробраться к замку. Джинны подняли фейри на каменистую стену, и те притаились у небольших выступов, которые скрывали их в тени. Койоты взобрались сами и послушно уселись аккуратными рядами, не сводя взгляда с Ривза, тихо переговаривающегося с остальными фейри.
   Аарон некстати очнулся, едва не подняв шум, но Аппий сумел успокоить мальчишку, хоть говорил исключительно на латыни. Алекса должна была остаться вместе с ним на стене. Отсюда двор замка был как на ладони, поэтому Аарон, широко распахнув глаза, рассматривал происходящее, рискуя ежеминутно свалиться вниз, поэтому асур то и дело одёргивала непоседу.
   А внизу тем временем было на что посмотреть. Дэвы в обличие волков расселись по периметру, кряхтя и рыча, а посереди этого огромного двора зловещим, черным облаком шевелилась масса темных джиннов. Они беспорядочно летали создавая собой самую настоящую Черную дыру. Все присутствующие явно чего-то ждали.
   Внезапно дверь замка распахнулась и во двор вошла Домна, таща за собой Алису, еле передвигающую ноги, в окружении трех койотов. Девушка выглядела настолько измученной, грязной и обессилевшей, что Волков под действием слепой ярости, чуть было не попытался спрыгнуть вниз, но, к счастью, был тут же остановлен хмурым и непривычно властным взглядом Эгеля, схватившего сасидита за плечо и отрицательно покачавшего головой. Лука, медленно отступив, снова занял свою позицию и взирал на происходящее, впившись огненным взглядом в беспомощную Блонди.
   Тем временем Домна остановилась посреди двора и громко произнесла:
   - Я выполнила свою часть договора, Легем, теперь выполни и ты свою.
   Ривз угрожающе зарычал при этих словах предательницы.
   - Легем? - шепотом произнесли Дагоды хором, разом нахмурившись.
   Темные джинны в это время разлетелись, и, наконец, показали того, кого с таким усердием скрывали от посторонних глаз. Фейри увидели мужчину в черном плаще.
   - Ты получишь свою награду, Домна. Сразу после того, как я заберу свою силу обратно, - произнес он и скинул капюшон.
   - Да ладно... - не поверил Эгель, но тут же добавил: - Хитрый сукин сын...
   Домна толкнула Алису к джиннам, и девушка, прочертив по земле коленками и руками, шлепнулась, но буквально сразу же поднялась, заставив своих друзей гордиться ею.
   - Он же... его же убили... - впервые выказал растерянность Ричард, явно не веря своим глазам, явно видевшим одного из Двенадцати Смотрящих, который был убит и чья сила, предназначенная для принца, была похищена фоленом-наемником. - Та-а-ак... - уже сурово произнес воин, потянувшись за мечом. - Он понесет наказание за свое предательство!
   - Зачем ему все это? - недоуменно проговорил Максим, так же не веря увиденному.
   - Ясно зачем, - сплюнул Эгель. - Не пожелал Дагод силу отдавать неизвестному, не родившемуся принцу. Решил, что ему рано уходить на покой. Жажда власти. Как и у всех Дагод, - и вновь добавил: - Сукин сын...
   - Пора, - проговорил Волков, наблюдая, как Легем направился к Алисе.
   Ричард и Макс одновременно кивнули, и воин издал громкий кличь. Светлые джинны молниеносно спустили фейри со стены, по ошибке захватив с собой и Алексу. Но никто этого не заметил, ведь со стен непрерывным потоком начали спрыгивать дэвы.
  
  
   Откуда-то сверху раздался боевой клич и все на поляне содрогнулись. С неба слетели полупрозрачные джинны и спустили с собой...
   - Макс! Лука! - заверещала я, заплакав. В первую секунду меня окатило облегчение, пока позади не раздалась команда Домны на латыни, которая не требовала перевода и могла означать лишь одно: "В бой!".
   Но что больше всего сбивало с толку, так это то, что вместе с моими спасителями со стен начали спрыгивать дэвы и кидаться на своих сородичей! Что происходит?
   Едва ноги фейри коснулись земли, в небе раздался сильнейший гром с ужасающим треском. Я прикрыла голову руками, но поняв, что небо вовсе не собирается на меня упасть, увидела, что это сцепились в схватке темные и светлые джинны. Два облака с бешенной силой налетели друг на друга и перемешались в черно-прозрачное мелькающее месиво, которое звуками напоминало то ли громкий дождь, то ли рой злобных пчел. Я всхлипнула и отвела глаза от джиннов, вновь уставившись на дэв, спустившихся со стен вместе с братом и Лукой. Они поделились на две группы: одни остались волками, другие обратились людьми, которых, как и остальных моих защитников начали окружать койоты Домны.
   - О, боже, о боже... - тараторила я, присев на корточки, и не зная, куда деваться.
   Легем скрылся из поля зрения, поэтому мне ничего не оставалось, как попытаться отползти к стенке, поскольку с одной стороны в схватке бились дэвы с моими друзьями, а над головой убивали друг друга джинны.
   - Боже, боже, боже... - шептала я, ползя в иллюзорно безопасное место у стены.
   Я продолжала стонать и причитать, но не останавливалась и не сводила взгляда с дэв, которые лаяли, скулили, разлетались в разные стороны и вновь нападали. Следить, как волки раздирают друг друга было жутко, вид летающих клочьев шерсти и звуки клацающих зубов проникали в самое сердце.
   Но когда перед моим взором появился Ривз в обличие койота, чью черную лоснящуюся шерсть и огромные габариты нельзя было ни с кем спутать, и задрал одного из дэв, я поняла или, наверное, понадеялась, что эти волки скорее союзники, чем подмога Домне.
   Краем глаза я иногда видела Макса, из-под взмаха руки которого дэвы разлетались как кегли. Брат казался жестоким и совсем чужим. Он обрушивал на нескончаемых дэв волны неведомой мне силы и буквально выворачивал их наизнанку. Такого Макса мне еще не доводилось видеть. Это был настоящий беспощадный Дагод!
   Рядом с ним сражался мужчина, прежде мне его видеть не доводилось. Этот некто, очень напоминающий средневекового нормандского или шотландского воина, дрался исключительно мечом, который без особого труда разрубал врагов пополам. Я поморщилась от ужасающего зрелища, но, словно заворожённая, не могла отвести взгляд. Мужчина явно был искусным воином и очень уместно смотрелся на поле брани. Однако дэв было значительно больше, чем наемников. По крайней мере, так казалось, ведь отличить дэв, которые были вроде бы на нашей стороне, не представлялось возможным, все они были одинаково ободранные, за исключением своего вожака Ривза.
   Заметив вспышку огня, я увидела Волкова, который поджаривал врагов и сражал своим кулачищем сразу по два противника. Я прикусила губу от счастья, что они все за мной пришли. Они пришли за МНОЙ! Фолен кружился как одержимый, сметая всех на своем пути. Казалось, он просто подминает под себя дэв, хватая их за горло и ломая, а затем отбрасывая в сторону.
   Недалеко от Луки находился Апп, сквозь которого проходили любые атаки, но от его гнева не уходил никто. Этот добродушный нэт перевоплотился в безжалостного убийцу, не оставлявшего на своем пути никого и при этом не забывая прикрывать Алексу, которая поднимала в воздух волков и сталкивала лбами, разбивая головы в кровь. Девушка словно танцевала на поле брани, наслаждаясь процессом.
   - Боже, боже...
   Тут был и Эгель. Весело смеясь, он отбивался кривой дубиной и непонятным боевым искусством, напоминающим приемы Брюса Ли. Старикашка явно получал удовольствие, но никого не убивал, а складывал поверженных дэв в кучку. Он очень сильно напомнил мне обезьяну-мудреца Рафики из мультика "Король-лев", который так же задорно отбивался от врагов.
   Ромки и Стаса не было. Слава богу! Наверное, оставили их в человеческом мире.
   Тут я услышала крик Макса. Один из койотов вцепился в его руку мертвой хваткой. Брат пытался разжать челюсти, но у него ничего не получалось. Воин, пришедший с ними, в это время загораживал его от остальных противников.
   - Макс, - снова заревела я, увидев, как по руке брата толстой струей потекла кровь, - Макс...
   К нему подскочил Лука и резво разжал челюсти волка, сломав тому пасть и отбросив мертвое тело на метров десять.
   Я закрыла лицо руками и зажала уши. Слушать звуки бойни было невыносимо.
  
  
   Вдруг меня схватили за локоть и приподняли. Я открыла глаза. Домна. Она, молча, потащила меня в сторону, а я со всей оставшейся во мне силы начала сопротивляться, но мои попытки ничем ей не помешали. В девушке, казалось, была мужская сила.
   - Не думаешь же ты, что твои друзья выберутся отсюда живыми? Жаль, конечно, что я не учла папашу Януша с его чертовыми джиннами, но так даже лучше, - прошипела она, перекрикивая звуки этой маленькой войны. - А вот Ривз со своими псами перепутал мне всю игру, черт бы его побрал! - она злобно на меня зыркнула, оскалившись вроде бы даже не по-человечески, словно секунда её разделяет от перевоплощения в койота. - Так вот к чему были твои вопросы про Ривза! Хотела убедиться, что я не знаю о его смерти?! - Домна расхохоталась. - Вы все равно все подохните, когда сила окажется у Легема!
   Она продолжала тащить меня, пока я пропускала все тирады дэв мимо ушей и судорожно соображала, как её задержать. Тут в голове пронесся день, когда все это безобразие началось. В кафе Домна отлетела от меня как ошпаренная, стоило мне до неё дотронуться!
   Я живо стянула с себя перчатки и вцепилась в её ладонь. Домна вскрикнула и попыталась выдернуть руку, но я ухватилась еще сильнее. Её всю трясло, а я пользуясь моментом оглядывалась, в поисках чего-нибудь тяжелого, чем можно было бы приложить девушку по голове. Углядев неподалеку острый камень, отпустила её руку и дэв рухнула к моим ногам, стряхивая с себя наваждение. Потянувшись за камнем, я очень вовремя заметила валявшуюся рядом острую щепку дерева, размером не больше шариковой ручки. А Домна тем временем уже оклемалась и вскочила на ноги.
   - Ах ты, маленькая дрянь! - завопила она и схватила меня за волосы.
   Мне было дано не больше секунды. Но этого хватило чтобы: раз - схватить щепку; два - развернуться; три - ударить со всей силы.
   Домна растерянно пошатнулась и отступила на шаг, покачиваясь из стороны в сторону, словно в дурмане. Затем протянула руку и дотронулась до щепки, которая с ювелирной точностью угодила ей в глаз. Из раны сразу же потекла кровь.
   - Дрянь... - последнее, что произнесла она, прежде чем упасть замертво.
   - Я не хотела! Ты вынудила меня, поняла?! - заорала, надрываясь в истерике, но она уже никогда ничего не поймет.
   Я снова прижалась к стене неподалеку от тела Домны и принялась тихонечко поскуливать. Но удача в конец сегодня решила от меня отвернуться, демонстрируя это тем, что передо мной возник огромный темный джинн, уцепился кривой лапой за волосы и поволок все в ту же сторону.
  
  
   Аарон как волчок бегал по стене из стороны в сторону наблюдая за битвой и переживая за друзей, пока не углядел среди клубов пыли, как Алиса отчаянно борясь за свою жизнь, чем-то ударила Домну в лицо и та упала к ногам девушки безжизненной куклой. А когда его подругу ухватил за волосы подлетевший темный джинн, Ромка больше не мог сидеть на месте. Он заметался взглядом, прикидывая, как лучше спуститься вниз, хотя понятия не имел, чем сможет помочь.
   Не придумав ничего умней, он перелез через огромные выступы стены и, хватаясь за кривые камни, начал подобно макаке, сползать. Естественно на середине пути мальчишку оставили силы и он, не удержавшись, грохнулся прямо на кучу дев, заботливо сложенных Эгелем, поэтому падение оказалось относительно удачным.
   Осознав, что их предводитель мертв, дэвы начали ретироваться со двора, превращаясь в койотов, и, трусливо поджав хвосты, убегали. Те же, которые были на стороне Ривза, гордо рассаживались во дворе, глядя в след убегающим сородичам. Ромка тоже побежал, но в противоположную сторону, где в последний раз видел Алису в лапах джинна.
   - Макс! Ма-а-акс! Лука!!! - орал мальчишка на бегу, надеясь, что через шум его все же услышат. - Я не боюсь, не боюсь... я ей помогу... спасу... - в перерывах между криками внушал он себе.
   И тут Аарон заметил Его. Легема. Дагод схватил Алису за грудки и в его руке блеснул нож.
   - Не-е-е-ет! - кричал мальчишка, развив просто фантастическую скорость, хотя не знал, как сможет спасти подругу. Но он опоздал. Легем вскинул клинок и одним взмахом проткнул грудь девушки.
   - Алиса!!! - послышались позади Аарона сразу несколько срывающихся голосов.
   А мальчишка на бегу кинулся под ноги убийце, что тот от неожиданности оступился и упал, выпустив девушку из рук.
   - Алисочка, Алисочка! - заревел Ромка и тряся её за плечи, напрочь забыв про Легема, на которого в это время набросился светлый джинн, сцепив ему руки невидимыми путами.
   - Лиска, ты не можешь умереть, слышишь?! Алиса!!!
   Аарон ухватил девушку за руку и тут их ладони засветились.
   - Что... - начал он, но замолчал, наблюдая за все усиливающимся свечением.
   Остальные, подбежав, замерли, так же наблюдая за происходящим. Даже Легем перестал пытаться освободиться и уставился на них.
   Свет тем временем, зарождаясь из ладони Алисы, плавно перетекал в Аарона, заполняя его изнутри, что кожа мальчишки уже на половину светилась, словно лунным светом.
   - Так это же... - ошарашено проговорила Алекса и замолчала.
   - Принц, - закончил за неё Максим, когда Ромка уже светился всем телом. Потом его руки отбросило и мальчишка упал без сознания.
   - Как все было просто на самом деле, - не верила своим глазам асур.
   - Алиса! - взревел Волков и кинулся к девушке.
  
  
   В груди было ужасно больно и почему-то трудно дышать. Я открыла глаза и увидела перед собой растерянное лицо Волкова, не поняв, почему он переживает. Совсем как в моем сне. Рядом со мной опустился на колени Макс и что-то говорил, еле шевеля бледными губами. Я попыталась приподняться, но в груди будто что-то треснуло и надорвалось. Хрипло застонала от боли, а вместе с этим во рту почувствовала солоноватый вкус крови.
   - Блонди, - прошептал Волков, - не умирай.
   Макс тем временем молча с силой сжимал мою руку но ничего не произносил, а его растерянные глаза шарили по моему лицу, словно пытаясь найти что-то. Мне хотелось успокоить их обоих и убедить в том, что я не умираю, но врать нехорошо.
   Так хотелось вздохнуть. Так хотелось увидеть родителей.
   - Макс, - хрипло прошептала я, чувствуя, что во рту становится все больше крови. - Скажи маме, что это нечаянно вышло... и папе скажи, что он самый лучший на всем свете, хорошо?
   - Тише, тише, не говори ничего, - дрожащим голосом отозвался брат и его глаза подозрительно увлажнились, а я попыталась улыбнуться.
   - Ты хоть... - подождав, пока болевой спазм пройдет, я продолжила: - Хоть сейчас не спорь, ладно? Скажи, что я их люблю и что извиняюсь. Расскажи им все, - я выжидательно на него посмотрела и только после того, как Макс согласно кивнул, добавила: - И тебя я тоже люблю, хоть ты и не выносим порой...
   Максим засмеялся, но как-то отчаянно. Я опустила голову и заметила огромное кровавое пятно на груди.
   - Фу-у-у, - скривилась, как могла, а кровь изо рта уже начала стекать по щеке, - отвратительно...
   - Януш! - громко позвал Эгель, но Макс не реагировал. - Януш! - снова позвал он. - Можно попытаться её спасти.
   Макс оторвал от меня взгляд и словно пьяный направился к Эгелю, а я взглянула на Волкова, который всматривался в мое лицо, растерянно пытаясь уловить каждую секунду.
   - Я все испортила, - покаялась я. - Чертовы телефоны... извини меня, а?
   - Тише, тише, Блонди...
   Я протянула руку и дотронулась до его щеки, измазав её кровью. Лука накрыл мою ладонь своей.
   - Я такой и представляла твою кожу на ощупь... мягкая, горячая... - тихо проговорила я, и мне стало невыносимо обидно, а еще больше страшно. Ну, почему я? Почему сейчас?
   Я ведь не умираю, да? Со мной этого не может произойти? Я сейчас проснусь и все исчезнет...
   - Ты только не умирай, ладно? - попросил Волков глупую вещь, словно прочитав мои мысли, а мне безумно захотелось хотя бы ненадолго прикрыть глаза.
   - Хорошо, я только секунду передохну... - прошептала, не отнимая руки от горячей щеки фолена.
   - Нет, нет, не надо! - перепугано прошептал Лука, но я уже смежила веки.
  
  
   Волков громко взвыл, словно раненный зверь, как только рука девушки безвольно соскользнула с его щеки. Фолен в отчаянии принялся трясти Алису за плечи. Но она не реагировала.
   - Блонди! Блонди! Открой глаза, открой! - бесновался сасидит, но девушка тряпичной куклой лежала на его руках. Он чувствовал, как жизнь покидает её тело, и ничего не мог с этим сделать. Лишь с ужасом ожидать, когда она сделает последний вздох.
   - Вы, Дагоды! - заорал он на Макса, Эгеля и Ричарда. - Дагоды! Сделайте что-нибудь!!!
   Но ответом ему была тишина.
   Спустя минуту он оторвал от девушки обреченный взгляд и вперил его в Легема, которого опутал невидимыми оковами светлый джинн. Глаза сасидита загорелись огнем мести, а клеймо не щеке стало абсолютно белым. Он бережно опустил Алису на землю и поднялся на ноги, решительно направляясь к предателю. Тот понял, что сейчас умрет уже по настоящему, поэтому попытался отступить, но естественно безрезультатно, поскольку сзади него каменной глыбой возвышался джинн.
   Остальные фейри и не думали останавливать фолена. Они ничего ему не сказали и после того, как Легем испустил последний вздох, хотя по законам Параллели падший не имеет права убивать Дагода, за это забирают душу. Но всем на это было наплевать. Даже Ричарду, который увидел, что эта девчонка видимо, действительно дорога всем. И его сыну.
   - Аарон! Аарон, очнись! - бушевал в это время Макс, пытаясь растолкать Ромку, и влепил парнишке пощечину. - Вставай!!!
   Мальчишка резко подскочил.
   - Что? Что? Где Алиса?
   - Стоять! - поймал его Эгель за рукав и, приблизив к себе, проговорил: - Слушай меня внимательно и ничего не спрашивай, ясно?
   - Угу, - кивнул Ромка, заплакав, ведь Алиса лежала совсем рядом.
   - Ты - Дагод, один из Двенадцати, - продолжил он, - ты можешь её спасти, если сердце твоей подруги еще бьется.
   - Правда?! - расширил глаза он.
   - Я когда-то был одним из вас. Это я тебе точно говорю.
   Ромка сорвался с места и опустился возле Алисы, зажав её рану ладонями.
   - Что нужно делать? Что мне делать? - шептал себе под нос новоявленный принц.
   - Это правда? - с надеждой спросил Максим у Эгеля, глянув на Дагода затравленным взглядом, а тот в ответ лишь философски пожал плечами, словно ему почти не было дела до происходящего.
   - Нет. Но чем чёрт не шутит.
  
  
  
  
  
    Последнюю главу и эпилог рассылаю на мейл, оставляйте заявки в комментариях или пишите в личку! Спасибо за ваше время, надеюсь вы его не потратили зря читая мой роман!=)))
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.01*56  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Затмение" (Любовное фэнтези) | | Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Осень и Ветер" (Романтическая проза) | | В.Мальцева "Искупление любовью" (Современный любовный роман) | | Е.Горская "Единственная" (Городское фэнтези) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Современный любовный роман) | | А.Рай "Большая проблема" (Романтическая проза) | | К.Юраш "Семь кругов яда" (Юмористическое фэнтези) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"