Реалист Артур: другие произведения.

Альтернативная Мечтарть - Мир бесконечных войн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир, в котором наличие магии зависит от одного гена, а не от двух. Мир, в котором идёт бесконечная война за само существование Вселенной. Семеро участников, семеро героев из прошлого, что помогут своим призывателям добиться исполнения заветной мечты. Очередной Турнир начинается.

  Глава 1 - Истинный Правитель.
  
  - Самил, ты урод! Что ты тут забыл? Пошёл прочь! - кричали голоса в голове, навевая недавние воспоминания.
  
  Я ненавижу их, а они - меня.
  
  Унижают, смеются, даже избивают, эти твари из приюта! Придумали это чёртово прозвище! "Самил", в "честь" города Самиль, где живут самые близкие мне родственники. Уже умершие. А я, между прочим, являюсь наследником древнего рода Гуэй! Мои предки решили обогнуть земной шар и это растянулось на поколения. Но, согласно законам Восточных Земель, по крайней мере, некоторых областей, я всё ещё прямой приемник богатств, оставленных в веках!
  
  Здесь мне нравится лишь море между островками в большом океане. Тут, среди надгробий и забора со стальными прутьями, уходящих под воду с каждым месяцем, под луной, приятно сидеть или лежать и мечтать, как я отомщу им всем, моим обидчикам.
  Этому сильному ублюдку за чёртово прозвище. Получу богатство, земли и съезжу как-нибудь к дяде. Моя семья, род Гуэй, изначально жила на северо-западе Восточных Земель, затем, кто-то из великих предков решил переехать на восток и всё, путешествие затянулось. А ради чего? Ради красивой природы, только и всего! Когда его потребности удовлетворялись, родственник построил себе дом и стал растить потомков.
  
  Постепенно, движение на восток стало нашей общей традицией. Мы переплыли море и только мой двоюродный дядя решил остаться в небольшом прибрежном городке Самиль. Он как будто ощущал, что произойдёт... Мой отец, моя мать... Они со мной поплыли дальше на восток.
  
  Мы разбились о скалы этого архипелага Часов, в каких-то десятках километров от первого дома рода Гуэй. Я выжил, течение и мои силы позволили отнести тело к этому приюту. Меня поселили здесь, среди этих уродов! Ненавижу их!
  
  Говорят, что пятеро счастливчиков, сидя на этом самом кладбище, придумали и организовали план побега, пошли против часовой стрелки по островам и добрались до трёхэтажных домиков, где они сейчас и живут, счастливые. Как они перестали быть сиротами - одним Ангелам известно.
  
  И поэтому охрану приюта усилили, хоть здесь и так делать абсолютно нечего, а теперь ещё и тесно, так и настоятели смогли добиться ярости даже со стороны этих тварей, которые не любят меня.
  
  Да, переплыть между девятью часами и семью теперь невозможно, ушёл под воду островок, а приют почти идеально стоит на земле, прямо цифра 9. Архипелаг потому и назвали, что в центре нет ничего. Но это всё равно не идиотское море, а тоже часть океана! Острова не так плотно расположены, но переплыть можно.
  
  Мда... Через 11 часов тоже не переплыть, это гигантские подводные скалы, был бы мыс... Или хотя бы маленькая скала...
  
  Они ненавидят меня! А я - их. Я так сильно мечтаю о том, что смогу избить эту группу уродов! Они все там одинаковые! Всех, без разбора, все виновны, твари! Всех уничтожу!
  
  ***
  
  - Эй, Самил! - донёсся знакомый голос.
  
  - Чего тебе, Линь? - ответил наследник рода Гуэй.
  
  - Мне, как растущему организму, нужно мясо, а ты, ускоглазый, обойдёшься и рисом. - заявил Линь со своим привычным снобизмом и агрессией.
  
  - Это я ускоглазый? - возопил "Самил", не обращая в своём негодовании на численное и качественное превосходство противника, вставая из-за стола, тут же получая удар под дых.
  
  - Ну не я же. - улыбнулся Линь.
  
  - Ублюдок. - проскрежетал самый молодой из Гуэй, посмотрев влево, где надзирательница будто бы не замечала внезапной потасовки.
  
  - Ну конечно. - подумал "Самил". - Она должна смотреть за нами, а не пировать с коллегами. Все тут твари.
  
  Линь явно замахнулся, но, посмотрев на остальных, безучастных зрителей, передумал и, вежливо улыбнувшись своей "банде", забрал котлету.
  
  - Кстати... - не удержался Линь. - Меня и вправду многие называют ублюдком, но знаешь что, Самил? У кого сила, тот и прав.
  
  - Когда я получу власть, я тебя уничтожу. - с ненавистью ответил ему Гуэй.
  Ужин закончился, все расходились по своим комнатам.
  
  - Жу? - за спиной наследника рода Гуэй донёсся тонкий голос.
  
  - Чего тебе, Миранда? - печально вздохнул Жу Гуэй.
  
  - Я могу поделиться с тобой. - она показала на разрезанную пополам котлету.
  
  - Нет. - резко, с нескрываемой злобой на несправедливость бытия, ответил Жу. Но почувствовал голод и резко передумал. - Хотя, ладно, давай.
  
  Они снова сели за стол в полном одиночестве. Смеркалось.
  
  - Я вернусь к дяде, получу своё состояние в провинции Тушань и тогда жизнь всех, кто шёл против меня, будет закончена.
  
  - Всех, кроме тебя, полагаю. - подумав, Жу мысленно добавил про себя.
  
  Вот и Миранда ушла, Жу Гуэй остался один, снова. Пришла надзирательница и погнала наследника богатого рода в комнату.
  
  ***
  
  Вот же скрипучий пол, даже на нём сэкономили. Но ничего, я пробрался к тебе, мой дорогой и одинокий океан. Мы снова вместе.
  
  Эх... Была бы возможность, желание и так убивает изнутри.
  
  Сейчас ночь, все спят, а я смотрю на озеро, такая чистая гладь... Четверг, ещё вечер, сегодня был очень красивый закат...
  
  Почти полная Луна освещает меня, Жу Гуэя на этом полузатонувшем кладбище.
  Море, океан, кем ты ни был! Ты же должен быть живым! Пожалуйста, что мне ещё поможет, как не твоё спокойствие? Я не смогу выдержать всё это... Больше ни одного дня!
  
  Я же люблю воду, люблю тебя. Обожаю, тут спокойно, но и здесь, вечером, днём, утром, они и здесь меня презирали! Ты видел это, Океан, видел. Так помоги!
  Совсем с ума сошёл, думаю, что вода мне ответит. А она вот, просто точит себе землю дальше.
  
  Я так хочу расквасить моим обидчикам носы, лица, всем, и надзирателям тоже! Они все должны почувствовать справедливость! А потом я отправился бы в городок Самиль и стал бы там жить, как-нибудь найдя денег на выкуп дома двоюродного дяди... Или дядя смог его вернуть себе? Штаны за год разносились, рукава белой кофты скрывают руки, на которых синяки, следствие частых побоев...
  
  Я же из рода Гуэй... Я Жу Гуэй, наследник традиций и... Почему всё так? За что? ПОЧЕМУ? Я сейчас завою от несправедливости этого мира!
  
  Иронично, что какой-то там "Турнир" в городе Зетшобо находится всё в тех же ничтожных паре километров от архипелага Часов. На север, правда. Как бы я хотел стать участником, получить силу, которая, по слухам победивших, позволит мне выполнить все людские мечты, все желания, страсти и не только!
  
  Но это всё... Не коснётся меня. Потому что наш мир несправедлив, так ведь, Луна? Я смотрю на тебя, а ты не мерцаешь, океан спокоен. Когда вы нарушите свой нейтралитет, а? Ещё одна слеза наполнит это море. Ещё несколько упало уже.
  
  Я не хочу идти спать, не хочу заходить в это старое здание. Мне и забирать то там нечего... Но о чём я думаю? Я не сбегу. Умру или буду затравлен, какая разница, если мои идеи не найдут жизни? Мои желания, моё наследие, всё будет забыто. Ненавижу всё...
  
  - ЧТО?
  
  Океан даже не бурлил. Он со всем присущим ему спокойствием расступался вокруг чего-то, образуя лестницу вниз, ко дну. А там находилась ракушка невероятных размеров, внутри которой явно могла бы поместиться самая большая жемчужина в мире.
  
  ***
  
  Жу Гуэй, отрок семнадцати лет, в выцветшей белой кофте, чьи рукава давно доставали ему до колен, и мешковатых джинсах с торчащими во всю сторону нитками, приблизился к краю океана, посмотрев вниз, на ракушку, что начала медленно приоткрываться. Он был ужасно зачарован происходящем.
  
  Из морского дара появилась девушка невиданной красоты. Жу Гуэй даже не успел подумать о том, что подобное почти нереально в настоящем. Это должен был быть очередной, старый как мир и его одежда, сюжетный поворот, но он не мог... Не хотел думать о происходящем как о простом сне или галлюцинациях!
  
  У него почти отвисла челюсть, когда девушка с волосами странного бирюзового оттенка начала подниматься по ступеням из чистой воды, словно она там неожиданно решила поменять количество соли в океане и держать людей на плаву.
  
  Девушка, нет, скорее дама, её мудрый взгляд о многом говорил, сначала высокомерно глянула на Жу Гуэя, но, мельком увидела его руки, выглядывающие из-под длиннющих рукавов и сразу сменила линию поведения.
  
  - Так ты мой призыватель. - сказала она. - Что же, я - Ева, Первая Богиня всех Морей и Океанов, и я буду охранять того, у кого хватило внутренней магии на вызов меня.
  
  - П-Погоди, я т-тебя призвал? - запинаясь, спросил наследник рода Гуэй.
  
  - Твои доказательства, что ты участник, на твоих руках. Я это увидела и... Ой-ой, не падай! - Жу Гуэй начал терять сознание не от того, что на его руках, на венах проступили волны светло-синего цвета - знак Евы.
  
  - Простите, я... Немного недоедаю, они... Фух... Уроды чёртовы, отбирают... - проговорил Жу в ответ, тяжело дыша.
  
  Лицо Евы сию же секунду из любопытствующего превратилось в гримасу, полную ненависти, а брови сдвинулись так, что глаза, и без того потерявшие насыщенность цветом, стали почти незаметны.
  
  - А... Эм... Вы...
  
  - Ты.
  
  - В... Ты можешь помочь мне, так? - захотел ещё раз убедиться отрешённый потомок рода Гуэй.
  
  - Конечно. - теперь в её выражении лица и голосе читалась забота.
  
  - Тогда зайдём внутрь. Ты ведь из призванных, можешь наносить удары, да? - и снова Жу Гуэй получил в ответ положительный кивок.
  
  Его настроение резко поднялось, а улыбка стала поистине пугающей. Зрачки наследника раскинувшегося по Земле рода Гуэй недобро блеснули.
  
  ***
  
  На следующий день охранники пути с девяти часов на семь вернулись в приют и увидели страшную картину - каждая комната была местом с множеством трупов и таким обилием крови на стене, что деревянные доски не смогли полностью её впитать даже за целую ночь в тёплом климате.
  
  Выживших осталось двое и оба человека утверждали, что сначала слышали небольшой скрип половицы от которого и проснулись, еле-еле успели спрятаться в шкафах, а затем раздались сдавленные предсмертные звуки всех жертв неизвестного маньяка. Кое-где была пролита вода, но на это не обратили особого внимания - приют был старый и крыша протекала.
  
  А Жу Гуэй и Ева, Первая Богиня, отправились в сторону Зетшобо, города для проведения турнира, породившего бесконечную бойню и спасение мира одновременно.
  
  ***
  
  Наш мир всегда был на грани полного уничтожения. Я, Вингрид Валлиан, студент лучшего из магических колледжей Королевства Визаро, всегда интересовался историей самой Вселенной. И кто бы мог подумать, что в национальной библиотеке Сумасбродов, я найду все ответы и факты, подтверждающие близость разрушения!
  
  Мы могли умереть уже очень давно. Дело в том, что в нашу реальность постоянно поступает магия, которая, на каком-то моменте просто разорвала бы абсолютно всё! Даже саму ткань реальности, она ведь тоже состоит из магии. По крайней мере, это главная теория.
  
  Но воистину величайший из магов, создал Турнир, где люди использовали свою магическую силу, запечатывали её в специальный предмет, который, как говорили участники, был очень личным для них. Потом эта заряженная вещь впитывалась эфемерным Турниром и в обмен оно призывало кого-то известного из прошлого, чтобы эти личности сражались между собой, пока не останется один человек и один дух, но это уже опционально.
  
  Этот ритуал позволял Турниру с самых древних времён, взять всю лишнюю магию и потратить её, вместе с магией погибших людей или ими призванных духов прошлого, на желание последнего призывателя.
  
  Когда Тома, создателя этого Турнира спросили, почему именно семь участников, он ответил, улыбнувшись:
  
  - Мне было любопытно, много ли будет проку от одного единственного игрока, если это не запустит ритуал? Не лучше ли, чтобы всё точно сработало, расширить Турнир? Ну, например, разве семь - не самое могучее магическое число?
  
  Том тогда не мог найти лучшее решение проблемы нашего мира, чем Турнир. Мы, маги, призыватели, левые лицемеры, уже немного понимаем, как улучшить Турнир, находим другие пути решения данной опасности, но знания... Мы потеряли знания о силе самой магии, мы не можем изменить мир, Турнир был и останется до скончания времён. Как только он завершится насовсем, мы, человечество, погибнем.
  
  Поэтому Том позаботился о вечности своего изобретения. Лишняя магия при призыве тратится вся, а не то среднее количество, уходящее на каждого физического духа. После исполнения желания берётся магия, что прибывает, исчезает, и та, что была у уже мёртвых людей. Вся она преобразуется в массу, в энергию, в само желание. Часть уходит на улучшение магического поля предмета Турнира. Он такой же эфемерный, как и сам Турнир. Никто в наше время даже не знает, что это за предмет такой. Возможно ли, что это соединение из семи личных предметов, которые представляют себе призыватели в самом начале этой бойни?
  
  После призыва идёт относительно честный бой. Каждый уже потратил всю свою ману на духов, лишнее уйдёт на будущую регенерацию, остаются только сражения людей прошлого и находчивость их призывателей. Каждая душа прошлого имеет свой отличительный знак, отображающийся на призывателе и создающей связь между ними, но друг с другом эти души не были знакомы, а те, что знали лица друзей и врагов, забудут их, это тоже лишняя мана, лишь бы больше её потратить. И никто не знает силы своего соперника, пока вся их Суть или имя от самого призывателя не будут раскрыты.
  
  Том был гением, он не только придумал, но и создал то, что спасло нас. Ещё и усилил это для служения самому времени. И после одного Турнира, с задержкой в один день, начинается новый.
  
  Чтобы призвать нужную душу, всего то делов - иметь достаточно маны внутри себя и настроиться на правильную волну воспоминаний, идей и мечтаний. Кому-то помогали дополнительные ритуалы, если их можно такими назвать...
  
  Я знаю, кого хотел бы видеть. Но студент с таким ничтожным знанием магии, как я, никогда не сможет призвать...
  
  Но я, Вингрид Валлиан, читал не только про него, нет-нет-нет! Я знаю, что один из трёх точно будет в зоне соединения меня с Великим учёным.
  
  Да, я начинаю призывание, я чувствую, как сила передаётся прошлому, как магии в моём теле становится всё меньше и меньше, как она уходит из нашего мира, но одновременно остаётся здесь же. В Турнире смерть - это способ спасения реальности, но каждый может отказаться. И пусть я не смогу призвать человека, по величию и гениальности не уступающему Тому, даже с одним из учёных самого Визаро я буду практически непобедим!
  
  Да! Его броня, этот медно-красный цвет! Эти шлема с зеленоватым оттенком! Мудрец...
  Стоп-стоп-стоп! Эти... Два меча? Мои две кисти?! Это его знак! Не может быть! Вингрид Валлиан, ты невероятный маг! Да-да-да, я смог! Это какое-то осеннее чудо!
  
  ***
  
  Студент, обладающей магией, запрыгал от счастья, на заднем дворе своего университета, на краю города, почти у самой воды. Его чёрная, короткая форма копировала цвет стрижки его волос в режиме реального времени, которые в свою очередь копировали историческую причёску Визаро, первого Короля родной земли начинающего мага. Хотя, у Визаро шевелюра не была такой уж тёмной.
  
  - Скажите, что-нибудь, величайший из учёных Сумасбродских Островов! - взмолился Вингрид Валлиан.
  
  - Настоящий король знает цену своим словам и не тратит их попусту. - ответил...
  
  - ВИЗАРО! ВЕЛИЧАЙШИЙ ПРАВИТЕЛЬ ВСЕГО КОРОЛЕВСТВА! Я ЗНАЛ! Я знал, в душе, что куда сильнее, чем думаю, хааа... - выдохнул студент, проведя рукой по лбу. Магии, чтобы менять цвет униформы под волосы Валлиана, не осталось.
  
  - Ладно, нам пора ждать нашего часа, мой повелитель. - Вингрид обратился к Визаро. Тот лишь отстранённо кивнул.
  
  - Но мы в Зетшобо, теперь, чтобы точно победить, нам нужно лишь ждать. - подумал Валлиан. - Нельзя высвободить истинную Суть духа без специального вещества, предмета или здания (и так далее) ... - он случайно перешёл на язык погибшего Неополиса, но тут же поправился внутри своей мысли. - Зная всё про Турнир, я буду непобедим, особенно, если выйду только на последний бой. Задерживать Турнир - ускорять смерть мира, я должен помнить об этом... Но выжить - тоже важно.
  
  - Какой всё же чудесный город, Зетшобо! - они шли около леса, а Вингрид продолжал восхищаться и новым видением города, наблюдая за первым Правителем Королевства Визаро. - Тут есть абсолютно всё для активации Сути духов, не зря же этот город построили специально для Турнира, на отдалённом, восточном полуострове Основного Континента! И вода, и озёра, и земля, и даже, говорят, есть немного магмы! Горы, холмы, мельница...
  
  ***
  
  - ...Лес, всевозможные старинные и новые виды орудия, кораблей, самолётов, где-то в глуши леса... Военная база Трудового Союза рядом. - Паскаль Майдетон отряхнул почти незаметные пылинки со своего плаща, придирчиво сбивая небольшой клочок пыли, который и так медленно пытался упасть на землю. - Итак, сейчас три часа утра, пятьдесят шесть минут и сорок две... Нет, сорок шесть секунд.
  
  - Надо говорить быстрее. - вслух сказал Паскаль сам себе, оставив напоминание для подсознания с памятью. Он посмотрел на рассветное солнце, чьи лучи начали освещать галоши Майдетона, немного увязшие в песке, омываемыми водой из океана. Позади располагалась старая хижинка, уже скосившаяся от старости, где ещё один участник решил временно укрыться от остальных пристальных глаз с юго-запада Восточных Земель. Запасные ботинки, которые он оденет по прибытию в Зетшобо уже были упакованы в небольшой чемодан, вместе с вещами первой необходимости и НЗ.
  
  - Надо дождаться идеального времени. Ровно в четыре часа утра, 27го августа. Аномальная магия влияет на физику нашего мира, заставляя солнце восходить более плавно, относительно общих часовых поясов. Ещё одна причина упразднить турнир и по-настоящему заняться решением этой проблемы. Восход в три часа утра, на этой долготе и широте? Безумие! По всем физическим законам, рассвет в Восточных Землях должен начинаться в 04:38, никак не раньше! Причём на сколько! На целый час, одну минуту и десять секунд!
  
  Время ещё есть... А я точно всё рассчитал? Не факт, но в этот раз было больше десятка проверок, важное событие.
  
  Я ненавижу этот турнир. Он убивает людей больше, чем можно им спасти. Да, мир погибает, магия переполняет его, но есть и другие варианты. Я должен потратить это время на нахождение альтернативы! Это будет моим желанием и остановкой кровопролития.
  
  Хорошо, что турнир не полностью безжалостен. В Зетшобо же люди как-то живут. Я читал об этом, в конце турнира лишняя магия высвобождается и тратится на оживление людей в том виде, до которого они умерли, в полном здравии. Поэтому в Зетшобо так людно - это же город-рай для туристов, которые хотят увидеть настоящие бои! Но местные жители всё равно пытаются медленно, но разойтись, так как боль никуда не уходит, а больно задеть может даже самая слабая атака. Их тоже вылечат, но быть, к примеру, без руки до конца турнира - ощущение не из приятных.
  
  Больше всех они опасаются безумцев, ведь им вырезать весь город на пятьдесят шесть тысяч и триста семьдесят два жителя, на пару с физическим духом - плёвое дело! Впрочем, сам турнир защищает нас от погибельного желания, так сделал тот, кто воплотил эту идею в жизнь - победивший, мечтающий о чём-то разрушительном для Вселенной, сразу же получает магическое воздействие турнира и желание сменяется на более миролюбивое к человечеству. Уже только по этим фактам можно сказать, что ты никогда не загадаешь исполнение твоей настоящей мечты. Точно не от турнира.
  
  Да, от воскрешений тратится лишняя мана, но сколько уже было турниров за всё время существования оного? Несчётное множество, а выхлоп - маленький. Магический баланс в мире почти не изменился, лишь чуть-чуть снизился. Прошло больше тысячи лет с первого турнира, где победила монахиня.
  
  Время пришло. Точно сейчас, ровно в четыре утра!
  
  В передаче магии духу нет ничего сложного. Интересно, сколько во сне маны? Кто из пяти героев мне будет ближе всего? У меня в чемодане специально лежат предметы, которые я бы ассоциировал с ними.
  
  Вода задрожала в утреннем рассвете, когда копья светила озарили бывшей мирной, бесконечную гладь моря.
  
  Из пучин восстал корабль, больше всего походящий на танкер. Он был необычным, его нос был покрыт дополнительным слоем дерева, а большая часть водорослей так и осталась лежать на палубе, прочно прикрепившись не только к полу, но и к его бокам.
  
  ***
  
  С танкера спрыгнул физический дух, Паскаль Майдетон был точно в этом уверен, он чувствовал его и странный знак из непонятных линий, пронзивших всё его тело.
  
  - Именно так ты и погиб, при крушении своего корабля в квадрате Бермуды. - проговорил он.
  
  Паскаль захотел добавить "Ты же...", но подумал, что может ошибиться и, чтобы быть точнее, спросил:
  - Кто ты?
  
  - Знаешь меня, но при этом спрашиваешь имя? Ну ладно, я так и погиб. - но дух не сказал своего имени и взглядом упёрся в свой же корабль. - Ай-яй-яй, как много зелёной старости! Надо будет исправить.
  
  Он поднял руку, испещрённую небольшими шрамами и почти сразу же опустил её.
  
  - Ле-е-ень.
  
  - Эа-а, не мог ли ты убрать всё это... безобразие? - Паскаль испытал безумное отвращение от такого "ухода" за своим транспортным средством.
  
  - Это подождёт. А, кстати, я - Фёдор Бермуда, величайший искатель новых видов животных, насекомых и прочей живности... А, ну ещё островков и что там ещё было в книгах? Не помню, прости. - ответил физический дух. - Сам прочитаешь, если захочется.
  
  - Хорошо, к пяти часам мы должны... - начал Майдетон, но был жёстко перебит Фёдором.
  
  - Так не пойдёт! - он махнул рукой в сторону танкера. - Во! Другое дело!
  Паскаль выглянул из-за большого плеча Бермуды, человека в необычной шляпе, совмещающей как треуголку, так и цилиндр в центре, с мощными бровями, безумно радостной улыбкой на лице, длинным плащом, кое-где порванным и с болотниками, которые при жизни ему не пригодились ни разу. По крайней мере в его мемуарах так было написано.
  
  Водоросли действительно исчезли. Только вот незадача - только там, где Фёдор провёл рукой невидимые круги, остальная плесень так и осталась прикреплена к бокам, палубе и перилам танкера.
  
  - Что ты там говорил?
  
  - А нельзя ли сначала ПОЛНОСТЬЮ убрать водоросли с корабля? - не сдержался и возмутился Паскаль.
  
  - Слишком долго чистить. Да, я почти всё время плавал, но не недооценивай меня, знаешь ли, даже морской пёс имеет свою груду сокровищ! - невнятно ответил физический дух и стал внимательно слушать план Майдетона, теперь без резких вставок.
  
  - Итак, мы к пяти часам должны отправиться в Зетшобо, обязательно надо будет вычистить корабль, чтобы не привлекать внимания и дальше провести разведку, чтобы скорректировать план. Изначальный - тянуть время и никого не пускать к морю, если только у наших соперников нет духов, имеющих некую связь с водой. Возможно, надо будет прогуляться по городу, изучить местность.
  
  Фёдор Бермуда кивнул и предложил зайти на борт. Стоило Паскалю отлучиться в отдельную кабину на корме, так он сразу и вспомнил, что не спросил Фёдора о его преимуществах, слабостях и, наверное, жизни до становления духом в турнире, что давно пора уничтожить.
  
  - Предложить бы что-нибудь взамен... - думал Майдетон, разглядывая стол, постепенно уходя в собственные мысли касательно турнира и вычислений.
  
  - Чтобы понять, как победить или изменить турнир, нужно поглубже разобрать магию как реальность:
  Так!
  
  Для простоты, если учесть мир, в котором магия не прибывает, а постоянна, как величина...
  
  То будет и другой способ тратить магию, не только этим ужасным турниром, верно? Ну, пока что да. Создать какую-нибудь вещь, производящую из маны, единицы магии, нечто физическое, имеющее в себе энергию, массу или оба компонента сразу!
  Но...
  
  Не нарушим ли мы уравнение постоянства энергии и массы в мире, открытое ещё Айзеком-Исааком Нобелем?
  
  А ведь магия может быть и не совсем постоянной! Она возвращается обратно к людям, хотя предметы и духи, созданные магией, не разрушаются, в большинстве случаев, как же так? Значит ли это, что магия может плодить как энергию, так и массу, но только не саму себя?
  
  Ну конечно же! Магия априори непостоянна!
  
  Но тот колдун доказал как-то, что мана у нас... Накапливается. А из-за неё и магия прибывает.
  
  Должен быть способ отменить турнир. А для этого он должен сначала сработать в мире более простом, в мире, где магия не меняется... Такого мира не может быть, это доказал тот чародей!
  
  Ладно, у меня другая цель, предположим, чародей был прав на все 110 процентов. Тогда остаётся мир, где магия лишь убывает, а там... Работает любой способ, если подумать... Магия всё равно будет исчезать. Из-за генов, отвечающих за магию? стоит взять его больше одного... А столько магических генов в нашем мире?
  
  Если он один, то единственный вариант спасти мир от перенасыщения постоянно прибывающей магией - это... Заставить турнир действовать максимально неэффективно, то бишь...
  
  Без задержек, смертей, с бесконечным призывом мёртвых душ прошлых эпох, без чародеев-участников, изменить ненавистный мне турнир и... хм.
  
  Это сейчас и происходит, частично, но так он и работает! Ладно, я дошёл в размышлениях до уровня того колдуна, уже неплохо.
  
  Мы точно живём в мире, где у каждого человека лишь один ген, отвечающий за магию. Если больше - турнир принёс бы выгоду, сравнимую с чем-то грандиозным...
  Стальная дверь распахнулась и зашёл Фёдор Бермуда.
  
  - Ты тут не уснул ещё, Паскаль? Можешь пока поспать, мы не скоро приплывём. - сообщил он почти басом.
  
  - Не скоро... Это сколько времени? И, постой-постой, откуда ты знаешь моё имя? - вскочил Майдетон, потеряв последние нити своих прошлых размышлений.
  
  - Да знаю я! Невежливо это, но какая разница, да? - расхохотался известный мореплаватель. - А по времени - не засекал, так что не скоро, сойдёт такой ответ?
  
  - Нет. - но Бермуда уже вышел на свежий воздух.
  
  - Так, корабль держит курс на северо-запад, судя по убывающей луне... - Паскаль игнорировал то, как ночное светило красиво отражалось в море, как развевался плащ Фёдора, стоящего на краю, поставившего один ботинок на самый край, с невероятно широкой улыбкой от безумных порывов ветра, бьющих прямо в лицо. Казалось, что Фёдор взял курс не на Зетшобо, а на противоборство с ветром.
  
  Тут Паскаль увидел, что водоросли всё ещё лежат и его снова охватила неприязнь, пронзившая его лицо гримасой отвращения средней степени.
  
  Почесав переносицу, он добавил:
  - Может быть, Фёдор, ты решишь убрать эти водоросли с корабля? Учитывая, что рулить тебе не надо. А заодно скажешь, какова твоя сила, так называемая "суть души" или же просто "Суть"? И свою историю расскажешь вдобавок.
  
  Физический дух нехотя спрыгнул с деревянного слоя на сам танкер и кратко не согласился убирать всё это, мотивировав ответ ленью.
  
  - К тому же, зачем всё это? - несколько удивился Бермуда.
  
  - Если мы проиграем... - Паскаль избежал слова "умрём". - из-за того, что план был нарушен, я не смогу себя винить.
  
  - Мазохист, да?
  
  - Нет, просто тогда я не смогу самосовершенствоваться. - ухмыльнулся Майдетон.
  
  - В общем, я убирать тут всё равно ничего не буду. - повторил Фёдор.
  
  - Тогда я заставлю тебя. Я читал об этом. - теперь возвысился сам призыватель. - С помощью знака духа, я лишаю себя какой-либо части, выбранной тобой, как символ, а ты не можешь противостоять магии, в которую этот знак превратится.
  
  - На третий раз ты не факт, что выживешь, это было написано в книгах? - поинтересовался Бермуда со скепсисом в голосе, сделав упор на слово "было".
  Паскаль скривился в две погибели, выдохнул звук "акхх", и прижал руки к груди и печени - раны, от которых погиб Фёдор, приоткрылись.
  
  - Как скажешь! - попутно сказал Майдетон, громче, чем обычно.
  Физический дух такого не ожидал от призывателя.
  
  - Аптечка внизу. - несколько бесстрастно и задумчиво ответил Бермуда, указав пальцем направление.
  
  Когда Паскаль вернулся, ржавчины уже не было. Сам танкер блестел бы как новенький, но водоросли остались.
  
  - Не думал, что ты впустую потратишь одно из трёх усилений. - сказал Фёдор, снова стоя в старой позе, на краю носа.
  
  - Мы следуем моим планам и за поражение ты винишь меня. Я думаю, это честно. - ответил перевязанный Майдетон. Разумеется, из-за одежды ни одного бинта не было видно, да и раны лишь немного открылись, уже постепенно закрываясь новой кожей. - А ты теперь не можешь ослушаться меня.
  
  - Нет могу. - улыбнулся известный мореплаватель и исследователь. - Надо было произнести своё требование, а не просто терять усиление.
  
  - Ты хотел узнать мой "макрокосмический фантазм"? Не сейчас, он тебе не поможет, я уверен. И только попробуй заставить меня ещё раз убрать водоросли! - Фёдор пригрозил тем же указательным пальцем Майдетону, чтобы не смел во второй раз себя калечить по пустякам. - А мою жизнь я тебе, так и быть, расскажу. Но эта история бесполезна, я тебя предупредил, если что.
  
  - Позволь мне самому это решить. - отрезал Паскаль.
  
  Фёдор вздохнул и начал рыться в своих воспоминаниях. Почему-то ему захотелось передать всё не образами, возможными из-за их духовной связи, но словами, как человек:
  - В общем, жил я обычной морской жизнью, искал новых зверей и насекомых, открыл по пути два вида грибов. Плавал на своём танкере, частично покрытом древесиной - в детстве обожал фрегаты, но, когда подрос, все уже использовали металл для всего судна. Став постарше, заработав репутацию, смог позволить себе роскошь - никак не мешающему в плавании дереву, на котором можно стоять и смотреть вдаль. Родился я на юге Трудового Союза...
  
  - Ну почему ты не можешь рассказать про свою жизнь по плану?! - про себя гневался Паскаль. - К чему такие резкие переходы?
  
  - ... и добрался до Сумасбродских Островов. Там меня даже пригласили во дворец, где я лично пообщался с Викторией, будущей матерью Виктора, самого популярного правителя их Королевства. И финал моей жизни пришёлся на исследование четырёх островков между Королевством Визаро и Акерикой. Вот и всё. Даже не помню, как и где я там погиб.
  
  - Только островов всё же пять. - заметил Майдетон под поднявшиеся от удивления брови Фёдора Бермуды. - И ты пересказал только свою общую историю, что и описано в книгах, а мне было интересны всякие случаи, о которых историки не знали бы.
  
  - Если бы ты ещё пересказывал по хронологии! - про себя возмутился Паскаль, человек-план.
  
  - Думаешь, история сразу станет интереснее от того, что я отравился апельсином? Или вот когда поймал какого-то вора, вернувшись домой, на недолгое время! Серьёзно? - саркастически ответил Бермуда.
  
  - Да! - с вызовом отпарировал Паскаль, но тут же бросился к правому борту, посмотрел на часы, на восставшее солнце и объявил:
  - Зетшобо. Время в пути: Пятьдесят три минуты и семь секунд.
  
  Он потёр руки в предвкушении.
  
  - Чудесно! Фёдор, скорость твоего корабля поразительна! А сейчас...
  
  И Паскаль Майдетон стал расписывать свой план. Физическому духу стало несколько однообразно слушать своего призывателя, он даже успел подумать:
  - Хорошо хоть, что название корабля на спросил. Не верил тогда, не верю и сейчас, в этот бред, с его названием. А официальное то я и забыл, упс! - и улыбнулся.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2 - Последняя четвёрка.
  
  Четверг, вечер, восемь часов вечера, Зетшобо, на севере города, где лес диктовал свои условия постиндустриальным людям, хоть и был испещрён сотней дорожек и тропинок.
  
  Роуз, которую часто называли Розой из-за её привлекательной внешности и, сравнимыми с розой, волосами, медленно брела по городу, печальным взглядом осматривая старые здания. Но красота Розы потихоньку умирала ещё до её совершеннолетия - терзающая гримаса старила лицо девочки морально, а девушки внешне - неимоверно быстро. Да и волосы она перекрасила в чёрный цвет, рыжий ей не шёл - так она думала.
  
  Сейчас все её мысли были заняты лишь одной "важной" вещью: "Как выглядеть грустнее и почему всё так плохо?"
  
  - Боль со мной всегда. - говорила она небу, стоя на крыше, но не на краю, она что, дура, падать вниз? - Почему же? Он бросил меня, в автобусе они не уступают мне места и почему вот именно ЕЙ надо было заплести косу, а? Я тут страдаю больше, а она радуется! Я для кого это вообще делаю?
  
  Роуз замолчала и продолжила думать.
  
  - Я просто хочу, чтобы мир попробовал мне хоть что-то доказать. Пусть он докажет, что нет никого грустнее меня! Я - самый печальный человек в мире, поэтому вы должны любить и ободрять меня, Розу! - говорила она себе. - В этом городе я могу умереть в любой день, но живу, ведь так мне будет хуже, это знают остальные. Чёрный - непопулярный цвет, а они ещё и игнорируют! Вот как ОН посмел посмотреть на НЕЁ, а потом сказать, что я просто придуриваюсь! Вот мне больно, а слёз нет, потому что...
  
  Она задумалась.
  
  - Потому что я умею скрывать боль, чтобы не затопить город. Разве не ясно, что мои страдания - самые сильные? Никто мне не докажет обратного!
  
  Одна из звёзд на небе замерцала красным оттенком. Было в нём что-то пугающее, наверное, из-за кроваво-алого оттенка. Но, появлялся цельный рисунок и вот он уже притягивал взгляд. Роза отпрянула, увидев полную картину - чья-то агония, лицо.
  Повернувшись спиной, решив спуститься вниз и пойти домой, где тепло и можно страдать "с удобством", Роуз закричала от ужаса - лицо стало ближе, да и звезда всё ещё смотрела на неё. Повторные мотания головой не помогали скрыться этой картине.
  
  Поднялось облако пыли, в котором молодая девушка шестнадцати лет увидела силуэт человека. Если бы он только поднимался! Но нет, он издевался над ней, делая вид, что корчится, вон как ногой оттолкнул свою надломленную трость, значит, может двигаться, так что пусть встаёт!
  
  Роза резко вдохнула воздух ртом, так как сердце очень сильно замедлилось. Всё произошло так неожиданно, что Роуз не успела испугаться, и закончилось всё так же внезапно.
  
  Она взялась за сердце, находясь на грани паники, но тут небо цвета сладкого вина снова посинело и проступили розовые облака заката, оповестив о спокойствии. Поднялся человек, в уже почти рассеявшейся пыли, созданной локальным мини-взрывом.
  
  - Это была звезда. Она меня ненавидит! - заключила Роуз.
  
  Мужчина лет сорока посмотрел прямо в глаза девушки и она почувствовала. Ощутила, как нечто холодное прикоснулось к её сердцу. Инстинктивно, Роза попыталась нащупать железный предмет, но не смогла, хотя всё ещё чувствовала его.
  
  - Это цепь. - сказал Гэвин Дарквуд. Странными обрывками старых образов Роуз поняла, как зовут незнакомца, что с ним было, сколько ему лет - двадцать, и почему он сжимает в левой руке обрывок зелёной ткани - его дождевик, но для чего он ему, ведь дождя не наблюдается - неизвестно...
  
  - Турниру по силам создать связь между призывателем и призываемым, но в моих силах не травмировать тебя. - сказал он и попытаться поднять трость. Издалека можно было подумать, что он слепой - вон же, трость левее и поближе ко мне, Роуз, лежит! Но глаза были живые, хоть и потемневшие.
  
  Гэвин старательно пытался закрыть некоторые части своего тела из-за чего одежда сидела на нём неровно.
  
  - Не травмировать. - как мантру отвечал он Роуз, пока они медленно шли по дороге на юг, в сторону моря и дома Розы, откуда временно уехали её родители в качестве первого испытания на самостоятельное проживание без помощи, но с капиталом. Впрочем, девочка и так уже манипулировала другими, чтобы за неё делали работу по дому, но, хотя бы не переставала общаться с теми, кого обманывала.
  
  По пути Роуз старалась показать своему новому "слуге", как ей плохо и ужасно живётся. Дарквуд лишь тайно и снисходительно пытался изобразить улыбку - он физически не мог заставить себя проявить более положительные эмоции, оставаясь в своём мире размышлений, даже когда думать было не о чем.
  Видимо, он сразу раскусил "печаль" Розы.
  
  ***
  
  Тим Форе полностью отдался последнему на сегодня рассказу от писателя-фантаста, Угуста Дерли, написанным на основе исследований учёного Коварда Филлипса Лайфкрафта, учёного, умершего в городе Прованс, переехавшего туда из Джонтона, первого города в Акерике, основанного учёными мужами первого исследовательского флота Безымянной Империи, которая вскоре перестала существовать по причине банального захвата страны.
  
  Тим знал, что ему завтра рано на работу в офис, но также подозревал, что за шесть часов он всё равно не выспится, а разница в один дополнительный час сна уже никак не повлияет, особенно, когда уже два. Так ему казалось. А уж Дерли мог нагнать мистики, ведь само существование Коварда было ею покрыто, завёрнуто в непонятные, внеземные даты. Шифр - как потом поняли исследователи уже мёртвого "параноика".
  
  Ну и абсолютным большинством самым атмосферным, пугающим и увлекательным рассказом был тот, что прямо сейчас читал Тим Форе - "Последняя четвёрка". В ней описывался один из Турниров в Зетшобо, ведь именно там и были созданы четыре последних монстра, через два дня после создания оных Лайфкрафт умер во сне от пережитого ужаса. Но, даже зная, что Ковард Филлипс никогда не покидал Прованс, как только въехал в этот приморский, деревенский городок, никак не умаляло неожиданности финала рассказа Угуста Дерли.
  
  Тим Форе захлопнул книгу и уставился пустым взглядом в стену комнаты, переваривая прочитанное. Он сглотнул, дабы прийти в норму от литературного слога Дерли.
  
  - А почему бы и самому не попробовать? Я всё равно так долго ждал чего-нибудь неожиданного! Приключений, которые временно остановят рутинную работу. - подумал Тим. - Кстати! А разве не вчера я обращал внимания на стенд в офисе, говорящий, что, если вы - участник Турнира, то сообщите об этом, как представится возможность, докажите и никаких штрафов не будет! Было бы круто попробовать!
  
  Пока Форе готовился, его мысли вечно возвращались к почти стопроцентному провалу замысла и рутинной работе, давно осточертевшей ему. Он работал там слишком долго, ему нужен был нормальный отпуск, деньги - вот что даст ему возможность прожить всю оставшуюся жизнь как захочет!
  
  - А ещё я куплю скрипку и научусь играть! - уходил в мечтания Тим и сразу же возвращался.
  
  - Если ты не знаешь ритуала, то ещё можно использовать вещь того, кого хочешь призвать. Если хватит маны, это окажется ещё и точечный вызов, с заранее продуманной стратегией. - бубнил он под нос слова из брошюрки, подаренной другом, как-то уезжавшим в отпуск в Зетшобо. Ларри знал про слабость своего друга по офису к Турниру.
  
  - Та-а-ак, внизу будет "Последняя Четвёрка", а над ней очень даже кстати последние, оригинальные рукописи Коварда Филлипса Лайфкрафта, что я купил на чёрном рынке. А я ещё сомневался, что это оригинал, но почерк! Да, я вижу это безумие в вычислениях, эти взмахи пером, некоторая корявость в написании! Да, это точно оригинал!
  
  - Настроя и предмета вызываемого духа не хватило? Ну...
  
  Тим Форе замолчал, понимая, что все его ожидания только что улетучились.
  
  - Ладно, тогда, чисто ради полного отчаяния, ещё стоит произнести слова ритуала. Право дело, я верю в то, что буду избран Турниром, если это вообще не гигантская ложь правительства... Какая чушь! - Форе сам себя облил сарказмом, не понимая - верит ли он ещё в Турнир или нет.
  
  Но стоило ему начать говорить слова, как послышались сторонние, в которые Тим не вслушивался, чтобы случайно не оговориться в своих.
  
  - Эй! Тут третий час ночи, дайте людям поспать! - справа от Тима послышались сильные удары в стену.
  
  - Кто бы говорил! Вы вторую неделю сверлите дыры в потолке! Зачем, спрашивается? - на этот раз звук доносился слева и на один этаж выше.
  
  - Да там наркоман какой-то живёт, ещё и алкоголик. - заявил женский бархатный голос.
  
  - Гхн"мад Кхфнар Кхтел"д... - продолжал Тим Форе набор букв, которые он прочитал у Угуста в заметках.
  
  - Ой, а это не вас я вчера слышал и видел на прогулке в парке? - сосед слева сверху завязал разговор с барышней, жившей, судя по всему, под Тимом.
  
  - В восемь часов утра? Если так, то это я пробежкой занималась. - пошёл кокетливый ответ от девушки.
  
  - Ой, знаете, тогда у вас очень хороший музыкальный слух. Классика - это лучшая музыка.
  
  - Правда? Я тоже так считаю!
  
  - Простите, но так как мы всё равно не спим, может быть, подниметесь на два этажа в двести пятьдесят восьмую квартиру? У меня есть вино.
  
  - Почему бы и нет? Вам нравятся звёзды?
  
  - Да я их просто обожаю!
  
  - Хорошо, сейчас соберусь. - ответила девушка. Временно затихли все, кроме Тима Форе, продолжавшего болтать "Мнухпх Гарихсг Бер"клод" Шрикх".
  
  - Простите, что ввязываюсь в ваш диалог, но можно соседу с двести сорок восьмой тоже подняться к вам, соседи? Я прихвачу еду, воду, если надо. - донёсся голос слева-снизу от Форе.
  
  - Прошу прощения, но давайте завтра соберёмся все вместе? Я приглашаю в двести сорок девятую, в шесть часов вечера! - в ответ предложила девушка, которая ещё не вышла.
  
  - Отличная идея! - донеслось откуда-то издалека.
  
  - Да вы издеваетесь! Дайте поспать! - закричал первый сосед, тот, что жил справа от Тима и сверлил стены.
  
  - Ой, а можно я приду к семи? У меня завтра после работы остались некоторые дела за неделю. - присоединился новый участник разговора.
  
  В ответ ему изначально донёсся лишь приглушённый стук о стену, а затем и мычание беспомощного и сонного.
  
  - Да, конечно. - подтвердила девушка, уже с лестницы пятого этажа.
  
  - Я тоже приду попозже. - басом заявил новый мужской голос. - Мне надо восстановить паспорт, а они опять тянут до последнего.
  
  - А кто вы? - спросил сосед, что придёт попозже. - Я вам сделаю новый паспорт утром, зайдёте и я отдам.
  
  - Серьёзно? Вот спасибо! С меня тогда литр полусладкого! - поблагодарил сосед.
  
  - Знаете, я не пью, можно просто воду, если вам принципиально нужно меня поблагодарить. - заявил этакий интеллигент.
  
  - Я охрану страны вызову! - заявил самый первый сосед. В его глухом голосе уже звучала угроза.
  
  Все временно замолчали, кроме призывателя Тима.
  
  - Кстати, а вам не кажется, что эти слова - это ритуал призыва, для Турнира в Зетшобо? - спросила девушка уже находясь в двести пятьдесят восьмой квартире, смотря с новым бойфрендом звёзды в подзорную трубу.
  
  - Да пусть сдохнет тогда! - в сердцах заявил сосед-ремонт.
  
  - Сами вы пострадайте! Сверлите-сверлите, а нашему участнику я желаю удачи! - уже непонятно, кто это сказал.
  
  - Да, вот так и надо! - подтвердил кто-то.
  
  - Какие же вы твари. Я имею право сверлить до вечера, а вы права общаться ночью - не имеете! - ответил им человек-урод.
  
  - Тогда и вы с женой по ночам не общайтесь. - поставил точку в разговоре сосед слева, который так и не нашёл с кем ночью пообщаться.
  
  Донёсся смех, первый сосед замолчал. Тим Форе от усталости упал. Он не заметил никакого физического духа, ни Угуста, ни Коварда, но всё равно тихо сказал остальным:
  - Спасибо.
  
  А сам подумал:
  - Странно, я же почувствовал усталость и она не от недосыпа. Магии как будто и нет, хотя я никогда не мог использовать внутреннюю ману. А никто ведь не пришёл...
  
  - Последняя четвёрка? Интересная обложка.
  
  - Да, это лучшая книга Угуста Дерли, так говорит большинство. - ответил Тим Форе и вскочил, увидев не только свои тапки, лёжа на кровати, но и человека, вытаскивающего из-под ног призывателя книгу.
  
  - Ковард Лайфкрафт? - удивлённо, восторженно и чуть приглушённо, чтобы не разбудить других, воскликнул Тим. - Это правда вы?
  
  - Я стал популярен после смерти? Это... ужасающе неприятно. - досадно ответил Ковард.
  
  - Да куда там "популярен"! Вы - основа целого жанра в произведениях. Ваши исследования... Ох, я и не думал, что действительно смогу призвать вас! - всё ещё восхищался Тим Форе. Шёпотом.
  
  Филлипс Лайфкрафт оторопело смотрел на спрыгнувшего с кровати призывателя. На языке у него вертелось "ужасающе неприятно".
  
  - Мои эксперименты, стоявшие за гранью морали... Основа жанра, которым восхищаются? Я ничего не перепутал? - он схватился за голову. - Более страшного кошмара нельзя было и представить!
  
  Он чуть было не упал в обморок от пережитого, но Тим Форе ввёл его в ещё больший ступор:
  - Но этот бестселлер, что вы держите в руках - "Последняя Четвёрка", её написал Угуст Дерли, вдохновлявшийся вашими трудами. Рассказ базирован на последних четырёх экспериментах в вашей жизни, как вы их назвали.
  
  - Четырёх? - с каким-то облегчением переспросил Ковард. - Ладно, я возьму её с собой, надо узнать, какую ещё информацию можно спасти и спрятать, а лучше - уничтожить.
  
  - Но зачем прятать? - Тим Форе не смог спросить этого и понимающе промолчал.
  
  - Так мы плывём в Зетшобо? - спросил Ковард у двери, посмотрев на ещё не собравшегося призывателя.
  
  - Я думал, что Турнир - ложь, думал, что у меня не получится, хотел приключений и халявы... - сейчас подошла очередь Форе обхватывать голову руками, точнее, одной рукой, вторую он использовал, чтобы кое-как одеть ботинки.
  
  - От Турнира можно отказаться, если ты боишься. - перешёл на "ты" Ковард. - Даже вызвав духа. Я, как физический дух, забуду эту попытку, а вы будете жить, как и раньше.
  
  Он о чём-то подумал и добавил:
  - Но я очень хочу узнать, насколько человечество продолжило моё отвратительное дело.
  
  - О, так тут нечего бояться! Угуст Дерли, самый популярный из писателей вашего нового жанра, и тот, просто изучал записи, а на их основе строил свои произведения. Никто не продолжал ваши исследования. - успокоил его Тим, уже не пытаясь понять правду, скрытую, по-видимому, как Угустом, так и Ковардом.
  
  - Тогда хорошо. - они уже вышли за дверь и начали спускаться.
  
  - Как же мы доплывём до Зетшобо? Город то на другом конце нашего шара! - поинтересовался Тим. В плоскую землю он не верил. Эту теорию создали два странных шутника и она быстро распалась под влиянием более сотни научных проверок.
  
  Ковард Филлипс Лайфкрафт и Тим Форе стояли у берега. Да, это не был город Джонтон или Прованс, но и на западном берегу существовали поселения у моря.
  
  Из воды показалась лодка и что-то под ней было.
  
  - Запомни, Тим Форе, спасибо, что представился, пока мы спускались. - поблагодарил Ковард и предупредил. - Но я очень не желаю использовать свою самую сильную магию - она приносила и будет приносить только ужасающие ужасы, так что прошу - не заставляй меня её практиковать, силой нашего общего знака, только когда не останется иного выбора, хорошо?
  
  - Но разве она - не твоя сильнейшая сторона? - Форе попытался узнать. Филлипс Лайфкрафт кивнул.
  
  - А...
  
  - Она приносит зло, разрушение и хаос! - закричал голос Коварда в его голове, хотя сам дух даже не открывал рта.
  
  - Мы ведь должны победить?
  
  - Если я буду использовать свою сильнейшую сторону - определённо сможем, поэтому и умоляю - не заставляй её использовать до самого...
  
  - Надежда умирает последней. Я понял, Ковард. Но что за "знак", о котором ты говорил ранее? Я так его и не почувствовал. - вопросил Тим.
  
  - Это и хорошо. Мой знак куда опаснее, чем у остальных физических духов. - ответил ему Ковард.
  
  Призыватель несколько замялся, не садясь пока что в лодку.
  
  - Хлипкая она какая-то. - поёжившись, заметил он.
  
  - Выдержит почти любой кошмар океана. - кратко убедил его Филлипс Лайфкрафт.
  Тим переборол себя, свой небольшой страх смерти в одиночестве, особенно, в воде и сел в лодку. Под ней явно что-то шевелилось и пригладить волосы Форе так и не смог - не хотел далеко отодвигать руки от тела.
  
  Они отчалили. Мини-судно плыло само, ни одна капля воды так и не смогла попасть внутрь, как бы быстро они не мчались.
  
  "Четверо последних участников отказались умирать рано. Ужас поглощал их с каждым новым мгновением, но они ещё не знали. Не знали, что смерть найдёт их гораздо позже того ужаса, что им придётся испытать. Четверо последних участников Турнира были обречены на дурное существование вне смерти и жизни. Они просили о пощаде, но было поздно. Их муки, перед истинной смертью, были невыносимы."
  
  ***
  
  Элеонора фон Хейтенбург, дама за тридцать с нахмуренным взглядом смотрела на юг, в сторону Зетшобо, куря на балконе своего небольшого особняка. Зазвонил стационарный телефон и она подняла трубку, выкидывая окурок в пепельницу.
  
  - Да? - жёсткий и не терпящий ошибок голос Элеоноры начал разговор.
  
  - Хотя бы на время Турнира перестану курить. - недовольно подумала фон Хейтенбург, услышав свой голос.
  
  - Мои работники всё проверили. Но вы уверены в... - прозвучал ответ из трубки.
  
  - Я чувствую, что знак обретает форму. Скоро появится дух и я отправлюсь в Зетшобо. А на кого ещё мне оставить мои дома и компании, пока меня не будет? - убедительно спросила "леди" мужчину на другом конце провода.
  
  - Но Элеонора, а почему не члена семьи? Почему какого-то случайного человека? - возразил собеседник.
  
  - Вадим, будь у меня семья, я бы им не доверила даже набор ложек. Но у меня нет семьи, а ты уже доказал свою преданность, понял меня? Вот и не злоупотребляй ей. Звони в крайних случаях, а не то после смерти будешь страдать. - и она закончила разговор.
  
  Элеонора фон Хейтенбург выдохнула.
  
  - Ненавижу разговоры. - призналась она ночному небу, уходя обратно в комнату на втором этаже. Настенные часы пробили три раза. Всё равно на границе с лесом почти никто не жил. Но если кто-то рядом вдруг поселился, то Элеонора точно бы заставила новых соседей съехать - деньги, вот чего у неё было в достатке и становилось только больше.
  
  - Хорошая была сделка. - задумалась леди, сев на диван. Фон Хейтенбург стала смотреть за небольшой дымкой в центре комнаты.
  
  Затем она обратила своё внимание на стену. Рядом с часами висела фотография её и Михо - друга Вадима, с которым она только что общалась. Михо, по совместительству приходился младшим братом Игорю Трудовому, который снова не победил на выборах Трудового Союза 1992го года.
  
  Эта сделка принесла много выгоды и денег, разумеется, денег, но забрала всю оставшуюся мораль Элеоноры, если бы таковая ещё присутствовала в её душе.
  
  - Странно. - она посмотрела на часы. - Призыв уже должен был произойти. Что-то тут не так.
  
  Фон Хейтенбург встала и прошла к книжным полкам в дальнем углу комнаты. Достав первую попавшуюся, Элеонора прочитала правила Турнира и призыва физических духов ещё раз.
  
  - Странно. - повторила она. В этот раз с большей злобой. - Моей магии должно хватать, я измеряла. Её больше, чем любой мог бы представить себе. Так почему же?
  Она снова и снова ходила туда-сюда по всему особняку, иногда выговаривая отдельные фразы, например:
  - Я, что, зря строила дом у озера Хенранва? Это идеальное место: Лес, вода, гора, город близко, всё продумано. Всё скрыто.
  
  Но никто так и не был призван.
  
  И тут Элеонора вспомнила слова одного псевдо-пророка, единственного, кто заявил, что ей не хватит ни маны, ни чести сражаться за свои мечты, которые она давно продала Трудовому Союзу.
  
  Потом она также припомнила, что этот человек обманывал учёных Безымянной Империи, ныне не существующей.
  
  - Он ведь действительно мог оказаться магом! - подумала леди.
  
  Прошло несколько минут неприятного диалога с Вадимом, где тот рассказал, что псевдо-пророк уже умер от старости. Или от гадости, она не расслышала и снова бросила трубку не попрощавшись.
  
  - Я измеряла ману, я могла колдовать, сейчас не могу, что за чертовщина, Турнир, чёрт тебя забери, Мечтаний? - разозлилась Элеонора, топнув ногой по прочному полу и потерев ушибленную пятку.
  
  Фон Хейтенбург взвыла в ярости сильнее, чем прежде.
  
  - И я тебя ненавижу. - обратилась она, судя по всему, к неодушевлённому Турниру.
  Дымок почти исчез.
  
  - Я не стану использовать ритуалы. Никогда не опущусь до такого низкого уровня. Моя мана несоразмерна! Она велика так же, как и моё состояние! А эти прыжки и стихи призваны лишь сонастроиться с духом, мне это не надо, я могу призвать любого, любого! Это всё в моих силах! - закричала она, сорвавшись, дав слабину своим закрытым эмоциям заодно и тому морально "хорошему", что осталось в ней.
  
  - Наконец-то. - вздохнула Элеонора, придя в своё обычное состояние.
  
  Дым пропал, а на его месте появился физических дух. Хотя подобного духа она не узнавала. Он не был похож ни на одного из героев прошлого, давнего и недавнего.
  
  - Кто ты, чёрт тебя возьми? - спросила леди.
  
  - Меня зовут Ульрих Благоприносящий, миледи... - начал рыцарь без оружия в руках, преклонив колено, но фон Хейтенбург его перебила:
  - Постой. Во-первых, я не чувствую знака Турнира, во-вторых, если я тебя не знаю, то насколько ты вообще силён?
  
  -И в-третьих, что тут творится? - уже мысленно закончила она.
  
  - Ну... - задумался Ульрих. - Кажется, я впервые участвую в Турнире. И я тоже не чувствую между нами духовной связи, простите, миледи. Как будто в вас была честь, мораль и прочие качества, которые скрепили вашу ману в нечто целое, а сейчас... Их нет! Это всё очень странно.
  
  Элеонора обессилено упала на диван. И смачно, долго, выругалась.
  
  - НЕНАВИЖУ! МОЯ МАГИЯ ВЫШЕ ВСЕХ, ОНА БЫЛА ТАКОЙ ВСЕГДА, С РОЖДЕНИЯ! ПОЧЕМУ ТЫ ПРИШЁЛ? ТЫ - САМЫЙ СЛАБЫЙ, ХОЧЕШЬ ЭТО СКАЗАТЬ? - она почти что пырнула его ногтем.
  
  Ульрих Благоприносящий молчал и слушал, всё ещё стоя на одном колене, в рыцарском поклоне.
  
  - Моя мана не могла связать меня и духа, не было кого-то столь сильного и при этом похожего на меня. Это один из законов Турнира. Но стоило мне хоть на секунду дать слабину, открыть эмоции, как я вспомнила своё детство в Безымянной Империи... И весь мой настрой, вся моя мана, что бурлила внутри, перестала учитываться в одно мгновение. Чёртов Турнир! - осознание доконало Элеонору, она даже прикрыла глаза от слабости. - А если нет знака, то мои приказы...
  
  - Ты будешь выполнять мои приказы! - властно повелела Элеонора.
  
  - Как прикажете, миледи. - согласился Ульрих.
  
  - Ладно, во всём надо увидеть выгоду. Фууух... - подумала фон Хейтенбург, выдыхая пар. - Чёртов обман Турнира. Но я всё равно пожелаю то, о чём мечтаю, это факт.
  
  - Расскажи свою историю. - уже более мягко сказала она, присаживаясь на кресло, но слова всё ещё были твёрже стали.
  
  - Как скажете, госпожа. - признал Ульрих Благоприносящий, улыбнувшись.
  
  - Погоди-погоди, мне надо кое-что проверить, тебя это не касается. - заметила Элеонора, увидев вопрос в глазах физического духа. - Рассказывай о себе, но в третьем лице.
  
  - Возможно, он будет хорош, как актёр обмана, теперь я слабее всех на Турнире, но стратегию менять не нужно, она универсальна. А дополнительные особенности только помогут.
  
  - Хорошо, миледи. - и Ульрих начал рассказывать, входя в роль, неумело:
  Сейчас Ульрих поведает свою историю...
  
  Ульрих не был особенным рыцарем Францинии. Напротив, над ним лишь смеялись. Не было у Ульриха такого правильного, накаченного и закалённого в жутких тренировках тела, как у всех других защитников Кристальной Королевы. Страна стояла на пороге подавления мятежа из-за свержения прошлого короля. Ульриха позвали в специальный отряд, потому что после него стояли лишь немощные и мёртвые, такие дела обстояли во Францинии.
  
  Чтобы не сильно выделяться слабостью и странным выбором длинного эстока, он вечно придерживал выпирающее пузо свободной левой рукой...
  
  - И где же оно тогда? Что-то ты привираешь. - подумала Элеонора, посмотрев на Благоприносящего.
  
  ...Правая рука, согнутая в локте, держала многометровое оружие, направленное ровно в сторону солнца. И то ли клинок сам по себе был тяжел, то ли это было балансирующее действо, но правая нога у Ульриха постоянно сгибалась в колене, будто он собирался начать танцевать, а позже разгибалась вновь. Некоторые принимали постоянный сгиб колена за весь танец, впрочем, если бы так и было, то получилась бы красивая легенда, правда?
  
  Когда же Ульрих редко выходил на тренировки перед сражением с величайшей угрозой Кристальной Королеве, любившей драгоценные камни, сейчас называемыми сапфирами, в позе его нога переставала беспричинно сгибаться, но невероятно длинное оружие, даже для своего типа, качалось вверх-вниз и запасной рыцарь никак не мог попасть им в цель.
  
  Но орудие битвы было сделано из особого металла, ранее не использовавшееся нигде и никем. Многие не оценили работу мастера по камню, прилетевшему с небес, только Ульрих решил им пользоваться, ибо кузнец верил в светлый закон великого возмездия за дела и мысли злые.
  
  - Фариж не осаждался уже два поколения королей со времён с последнего мятежа против захватчиков! - кричала Кристальная Королева, стоя на балконе своего замка, вся в синем цвете и его оттенках, немного побрякивая камнями, заключёнными в платье. - И вот, они снова у наших ворот! Покажем им, что значит истинное восстание Францинии!
  
  Лучший отряд дожидался своего момента и он, наконец, настал...
  Настал, когда остальные армии оказались разбиты подчистую. Ульрих сам высказался помочь в войне, как только закончил помогать простому люду - кому лестницу подать, кого довести к палачу, жизнь тогда казалась намного проще.
  
  - И что дальше? - нетерпеливо сказала Элеонора фон Хейтенбург.
  
  Ульрих встретил Жуана, отца капитана элитной стражи, готовящегося к выступлению на захватчиков.
  
  - Ульрих! Помоги мне лестницу к крыше подставить. - попросил отец. - Я уже стар стал, а твоя помощь будет неоценима.
  
  Ульрих с лёгкостью помог поднять и приставить нетяжёлый кусок дерева к крыше небольшого и старого дома Жуана.
  
  - Вот спасибо тебе, Ульрих! У меня тут где-то недавние яблоки оставались... - он ушёл в дом и вернулся с тремя сочными фруктами. Ульрих оставил одно старику.
  
  - У тебя печальный вид. Что случилось? - Жуан увидел в Ульрихе душевную проблему.
  
  - Наши армии терпят поражение за поражением. И Кристальная Королева хочет послать последнюю армию её стражей на битву. Но меня оставят на самый крайний случай. - отвечал Ульрих. - А как я в одиночку смогу защитить Королеву, если мы не можем даже остановить врага у ворот? Я жажду помочь на фронтовой линии, а не в тылу. Я жажду защищать невинных, но никогда не пойду против воли Королевы!
  
  - Это поправимо. - старый мудрец и отец похлопал по плечу Ульриха Благоприносящего.
  
  Через день, когда у Королевы оставались лишь две последние небольшие кучки от когда-то великой армии Францинии, она послала на фронт свой финальный отряд.
  
  - Как там бедный Льюиз? - подумал Ульрих, идя в строю с остальными элитными стражниками Кристальной Королевы. Его длинный, даже по меркам, эсток качался рядом со знаменем Францинии.
  
  - Запомни, Ульрих. - в начале похода к нему обратился капитан Руз, сын Жуана. - Я тебя взял в наш отряд потому что так попросил отец. Я не знаю, зачем ему это, но доверяю ему как истинный сын. Мне нет дела до твоих способностей к разряжению атмосферы и тем более меня не радует твой особенный, неестественный меч. Мне плевать, кем, как и из чего он был сделан. Ты идёшь с нами и будешь защищать знаменосца пока я не отдам другой приказ, всё ясно?
  
  - Да. - соглашался Ульрих. - Но мой эсток зовётся Триумфом.
  
  Во время небольших привалов он расслаблял напряжение от близости гибели. Никто не думал, что их "элитность" или наличие ровных, идеальных мечей спасёт от смерти против невероятного врага. И только Ульриху они были благодарны за добрые истории и поступки. Или же он сам так считал.
  
  Но вот и наступило время встречи двух армий на разных холмах. Командир не столь давно созданного Трудового Союза вышел вперёд и предложил сражение между капитанами, дабы дать друг другу шанс на честный бой. Руз понимал, что штурмовать холм, где отдыхали более десяти тысяч Трудовых - самоубийство. Вражеский командир считал каждую подчинённую ему душу, но не свою, это точно.
  
  И капитан Руз вышел на бой. Он пытался сражаться честно, но сила его соперника была сильнее. Честолюбивый бил не так быстро, как Руз, и этим наш капитан воспользовался. Но всё же сын Жуана не мог сражаться идеально и погиб с честью перед смертью упав лишь на одно колено. После смерти, его тело украли Трудовые и все понимали, что сражение бессмысленно. Честная битва была проиграна...
  
  Но война не о чести, так подумал один из стражей, желавший победы будущей Францинии, он выкрикнул победный клич и побежал вперёд. Через полминуты никто не стоял на месте. Всё вело к смерти, но Трудовые не делали ничего без приказа командира.
  
  Ульрих увидел, пока бежал, что за каждым боем следит тёмный командир, убийца Руза. Он управлял каждой схваткой и каждый раз Трудовые побеждали. Почти ни единой потери у врагов не было.
  
  - Это поражение. - подумал Ульрих, у него открылось второе дыхание, но было слишком поздно - умирали все, почти все.
  
  Оставшихся в живых, побросавших оружие, окружили и поймали в плен. Бывшие элитные стражи сдались сами, пошли в плен самостоятельно. Некоторые бросились на края кольца окружения, но умерли. Знаменосец погиб, попытавшись изменить ход проигранной битвы своим бесполезным поленом с гербом.
  
  Ульрих не бросил свой "Триумф". Напротив, он был готов умереть, но защищаясь, не нападая. Командир подошёл к нему.
  
  - Такая уверенность. Сдайся и останешься в живых. - начал он, никто не перебил его, но многие хотели. Будто бы он лично заткнул им рты, каждому из воинов.
  
  - Я даже не часть этой элитной стражи. Я попросил о помощи и мне дали возможность защитить свою страну! - выкрикнул Ульрих. - Я сражусь с каждым, которым ты управляешь, но желаю только личного боя!
  
  - Наблюдательность хороша при закрытом рте. - поправил его честолюбивый командир. - Ты умрёшь. И я покажу тебе то, что ваш командир не успел увидеть в виду своей слабости.
  
  Последняя часть предложения не задела Ульриха. Воины командира, после его шёпота выставили осадные щиты, закрыв их двоих и остатки армии Францинии внутри.
  Он ударил сильно, но Ульрих был ещё более увёртливым, чем погибший Риз, сын Жуана, когда-то командира элитной стражи Кристальной Королевы.
  
  Командир Трудовых никак не мог задеть Ульриха топором, но и эсток Благоприносящего, держащийся в двух крепких руках не пробивал броню Командира. Его надо было ударить прямо в грудь, остальная броня была слишком прочна. Ульрих попробовал измотать командира Трудовых, но добился лишь небольшого шёпота в его рядах.
  
  - Хватит уворачиваться и начинай сражаться! - прикрикнул на него командир Трудовых.
  
  И через минуту Ульрих напал прямо, в лоб, но еле-еле успел защититься. Удар прошёл по его эстоку сломав пятую часть того. Лёгкое когда-то оружие, отяжелело, потеряв часть моральной уверенности Ульриха Благоприносящего.
  
  С мыслями о Кристальной Королеве он продолжил бой, но каждый раз, командир, как будто развлекаясь, отламывал ещё большую часть эстока, пока он не стал размерами с кинжал. Ульрих уже почти упал от слабости - даже маленькая рана ослабляет, как тысяча порезов.
  
  Честолюбивый тёмный командир остановился, увидев, как Ульрих опустил обломок доброго оружия.
  
  - Вот так заканчивается каждый бой. - подвёл итог командир, обращаясь к трудовым, но не договорил вторую часть обращения, ибо Ульрих встал и побежал к ослабившему зрение командиру. Тот заблокировал удар сверху, но Ульрих не остановился. Не дав отдохнуть от удара, он провёл один из самых подлых ударов того времени - увернулся от противника, заставил того подумать, что он сзади, снова ударил, чуть-чуть проскользнув метеоритной сталью по броне противника, отрезав от неё кусок и вспорол тому живот, ведя в неостановимой ярости к сердцу честолюбивого командира. Ни стрелы армии командира трудовых, потерявших нависавшую и контролирующую их тень, не остановили движение когда-то оружия человека, ставшего эталоном морали будущей Францинии. И только финальный удар топора слишком самоуверенного командира, оставленного истекать кровью также почти убил Ульриха. Перед смертью он пожелал, чтобы две оставшиеся армии объединились и добили морально обескровленные отряды Трудовых.
  
  - Но он об этом не знал до этого момента, госпожа Элеонора фон Хейтенбург. - закончил рассказ Ульрих Благоприносящий.
  
  - Хорошо, можешь снова говорить нормально. - сообщила ему призывательница.
  
  - Нет, этот слабак не может лгать правильно. Так ещё он и простой пехотинец, всего лишь местная легенда восьмого или девятого века! - Элеонора провела рукой по лицу, пытаясь успокоиться.
  
  - Вы напоминаете мне Кристальную Королеву. Надеюсь, история не изменила её намерения и красоту! - сделал комплимент Ульрих Благоприносящий.
  
  - О да, она просто сдохла через лет двадцать после того сражения. - грубо ответила Элеонора. - Пошли.
  
  Они шли через лес.
  
  - Простите, миледи, но можно ли узнать куда мы направляемся? - робко спросил Ульрих.
  
  - Нет, ты узнаешь, когда придёшь. - резко откликнулась фон Хейтенбург. - И запомни: никогда не обсуждай планы вслух - для этого есть наша духовная связь, она не пострадала.
  
  - Я проверяла. - добавила она про себя. - И чем меньше людей знает о плане, тем меньше шанс, что его прервут. Хотя, сейчас эта связь куда слабее, чем в самом начале призыва.
  
  И гордо эти двое шагали через лес к особняку близ озера Хенранва, который Элеонора фон Хейтенбург специально поставила для Турнира со своим участием ради честолюбивых мечтаний. А от такого убежища до Зетшобо был всего один километр пешего пути на юг с частичным направлением на восток.
  
  ***
  
  Фрида всё ещё думала о своём выборе. Выборе...
  
  - Я так и не решилась! - воскликнула она в уме. - Да, можно выйти из Турнира. Да, и после призыва духа. Интересно, а через какое время эта возможность исчезает? Ведь примерно через шесть часов уже нельзя отменить своё участие. Или это до первой большой битвы?
  
  Она шагала из угла в угол. Её апартаменты в доме на севере Зетшобо были весьма и весьма дорогими, она выиграла эту квартиру у одного человека в старую логическую игру... Как же она называлась... Ма... Ва...
  
  - Нет, не могу вспомнить. - признала девушка двадцатилетней внешности и такого же возраста.
  
  И снова вернулась к первоначальным мыслям:
  - Турнир, новые эмоции, а стоит ли участвовать? Ну, то есть да, я чувствую знак, он проявляется, всё что мне нужно, это просто не призывать или сразу отказаться... Но что мне делать тогда? И деньги с той игры у меня остались, и тот старец был будто рад такому нелепому поражению... Что мне делать, если не участвовать в Турнире?
  
  - Скучно... - протянула она, плюхаясь на кровать. - Люди скучны. - говорила она потолку. - Все такие мелочные до мыслей, до попытки понять себя. Куда-то постоянно бегут, где-то задумываются, но всё не о том, не о том же!
  
  Фрида Вельмин, к чьей фамилии часто добавляли мягкий знак, из-за чего девушка чаще говорила только своё имя, вздохнула, смотря на относительно новый потолок.
  - Хочу с кем-нибудь пообщаться, пусть это будет даже дух. Любой призрак прошлого, главное, чтобы услышал меня, чтобы мог говорить...
  
  Она свесила ноги с кровати. Никто не призвался. Девушка всё ещё не решилась.
  Фрида подумала, что завтра будет такой же обычный день, разве что кто-то будет сражаться, Турнир ведь начинается уже сегодня утром! Да и в целом, она уже проспала его начало - пять часов утра пятницы, все уже призвали своих духов, почти наверняка!
  
  - Ладно. - ещё вздох. - Я согласна.
  
  Ветер, свет и непонятное спокойствие воцарились в квартире Фриды Вельмин. Дверь во вторую комнату тихо отворилась, но сам физических дух уже был перед ней. Улыбающийся мужчина примерно её возраста. Может быть, старше, года на 2-3. За спиной у него висел лук, перекинутый через плечо, на поясе были какие-то травы, лёгкая куртка была набита всякой всячиной, в том числе и немного выпирающими, но святящимися бинтами.
  
  Лицо его выглядело как очеловеченное поле битвы - всюду шрамы, выбит зуб, вместо него ещё один, но тоже, судя по всему, магический. Синие глаза излучали доброту, уши немного торчали и вообще, размером больше стандартных. Волосы лохматые, не видевшие причёски, по сути, с момента рождения этого человека.
  
  Но, несмотря на всё это, физический дух как то, по-своему, притягивал что ли?
  Фрида улыбнулась в ответ.
  
  - Погоди ка... Да ты... Ну нет, мало того, что герой, спасавший мир больше, чем всё человечество, вместе взятое, так ещё и имеешь такой богатый внутренний мир? Слухи, мифы не врали, что ты... Ой, простите, вы, хороший слушатель? - Фрида застеснялась собственной речи и немного сбилась под конец своих размышлений вслух.
  
  Сергей Гиров кивнул. Спаситель Луны, мира, больше раз чем можно сосчитать за вечер, ядра земли, людей и всего остального, что живо и что мертво, поклонился, слушая Фриду, которая не могла остановиться от постоянного вздыхания и перестать быть восхищённой. Но, постепенно, осознание, что плата за такой восторг - участие в турнире, всё же успокоилась.
  
  - Прости, я... Всё спонтанно получилось и плана... Ну, в общем, его нет. - она размела руками и глупо улыбнулась. Он одним сообщением ей, попросил перейти на "ты".
  
  - Пожалуйста, дай совет! - Фрида ещё не знала, кто такой Сергей на самом деле. Да, есть мифы, но вот он, сам, перед ней, просто человек, да, вояка, но... А-а-а! Это же герой среди всех! Он истинный образчик Человека!
  
  - Ну... Я думаю, что тебе нужно выспаться, для начала. - вкрадчиво и кратко предложил Сергей. - Фрида, ты проснулась рано, но никто не станет к тебе врываться прямо сейчас, а сон - это половина дела.
  
  Почему-то эти слова сразу помогли ей заснуть. Гиров ушёл в другую комнату, там, на кухне, стояли два мягких стула, Фрида подумала об этом, когда ложилась в тёплую постель.
  
  - Те, кто участвуют в Турнире, не воскрешаются после его окончания, если умрут. - почему-то вспомнила девушка, но всё равно смогла уснуть, даже с такими тёмными мыслями.
  
  А Сергей Гиров, примерно через полчаса, когда убедился, что его призывательница уснула, перетащил стул в её комнату - безопасность есть безопасность и тоже впал в дрёму.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3 - Прибытие.
  
  Первым шёл Ульрих Благоприносящий, следом за ним, намного аккуратнее - Элеонора фон Хейтенбург. Он воображал себя истинным героем, первой и последней линией обороны, а потому как можно быстрее и аккуратнее проходил меж близкорасположенных стволов деревьев.
  
  Она же, немного подняв голову, как аристократка, сильно наступала на корни растительности, пытаясь ударить по ним со всей силы, но так, чтобы и на путь вперёд осталось хоть какое-то количество.
  
  Выражение лица призывательницы выдавало всё за себя. Дама вполне логично полагала, что в глухом лесу, когда Турнир ещё не начался, можно дать волю эмоциям и особо скрывать своё текущее настроение не нужно.
  
  Слева показалась гора, на самом верху были видны шапки из снега, одна на другой. Утро пятницы было безоблачным.
  
  Новый особняк был максимально спрятан среди деревьев, настолько, что пара была внутри дома, правда, уже без коры, но незаметность оного убежища превзошла все ожидания Элеоноры. Да, опасно там жить, эти самые не срубленные деревья могут и упасть, но и турнир не вечный, проживёт она тут. Как-нибудь.
  
  - Где-то справа озеро Хенранва, а от него до Зетшобо рукой подать. - сказала дама, обращаясь к Ульриху.
  
  Он вежливо кивнул и продолжил молчать.
  
  - Ты так и не продемонстрировал свою силу. Расскажи о ней и по моему повелению, покажи или не смей, понял меня?
  
  - Конечно, миледи. - ответил Ульрих. - Ну, во-первых, я откуда-то знаю, что это называется Сутью, такая вот особенность каждого физического духа на Турнире. Она должна быть связана с памятным моментом из жизни...
  
  - Кончай говорить не по делу. - перебила его Элеонора.
  
  - Да-да, госпожа. - согласился Благоприносящий рыцарь. - Моя Суть - мой эсток. Он тем длиннее, чем больше во мне морали и желания сражаться во имя вас. - физический дух снова поклонился.
  
  - Ты не договариваешь. - призывательница пронзила подчинённого взглядом.
  
  - Да, есть минус. - закивал Ульрих. Они вышли на улицу, так как Элеонора фон Хейтенбург уже осмотрела дом-убежище. - Чем длиннее мой эсток, тем слабее он.
  
  - Хорошо, какова длина?
  
  - При жизни - пять метров. - ответил дух.
  
  - А не при жизни?! - возопила фон Хейтенбург. - Ты вообще знаешь, как вызывать свою силу?
  
  - Простите, миледи, я впервые участвую в Турнире. Всегда был кто-то, с большим требованием к магии призывателя. - смутился Ульрих и у него даже подкосилось правое колено. - Я вижу у моря волны и, полагаю, там ещё один дух, приближается к Зетшобо.
  
  - Ты собираешься кидать своё оружие в них? Совсем идиот? - разозлилась Элеонора. - Или моя мана даёт тебе возможность превзойти даже магические пределы?
  
  - Ну-ка, ну-ка... - приговаривал Ульрих, становясь в свою боевую стойку.
  
  Из сжатого кулака обеих рук проявился "эсток". Его верхушка была на уровне крон деревьев, если не выше. Покачивалось такое оружие в руках не мускулистого, но всё ещё Благоприносящего рыцаря не сильнее, чем ветер колыхал верхушки ёлок.
  У Элеоноры фон Хейтенбург расширились зрачки и задёргался глаз.
  
  - Он нас всех выдаст! - тут же подумала она.
  
  С еле слышным свистом, Триумф понёсся вниз, неся разрушение воздуху на своём пути. Он попал лезвием по цели, волна на секунду упала и море снова стало тихим. Оружие Ульриха, Триумф, отскочившее и вибрирующее сильнее, чем колокол, по которому со всей дури ударили кувалдой, вернулось в норму и тут же Элеонора чуть не заорала, но успела сдержаться и прошипела:
  - Быстро! Убирай чёртову палку и быстро в дом, пока нас не увидели!
  
  Чуть позже, волна на море вновь появилась.
  
  ***
  
  - Что случилось? - спросил Жу Гуэй, проснувшийся и сам не понимающий, как он оказался спящим на руках Евы, что мчалась по океану, около берега, как по помытому полу.
  
  - Показалось, что на нас напали. Оказалось, просто необычный поток воздуха. - успокоила его Ева, глядя вдаль, на волны, следующие за их повелительницей, в строгом порядке, одна за другой. - Спи, мой призыватель.
  
  ***
  
  - Ну нафиг этот Турнир! - из лодки послышался голос Тэмуджина по прозвищу Тим Форе.
  
  - Отец! - Лайфкрафт, Ковард Филлипс, закашлялся, приподнявшись со дна и выйдя из дрёмы. - Чего перепугался?
  
  - Нет, ну ты видел, видел? - сам себя перебивая испугался Тим. - Это же э-этот, ну как его... Другой участник и его дух!
  
  - Не... - спокойно ответил ему Ковард, вдобавок он потряс правой рукой, зачем - только ему известно. - Это маги в Зетшобо что-то своё изобретают. Будь это другой дух, он бы, сначала, попал, а ещё - мы бы умерли, с такой дальностью атаки, как у него.
  
  Тима Форе трясло.
  
  - Нам не о чём волноваться, пока что. - Филлипс Лайфкрафт выглянул за лодку, посмотрел и левой рукой усадил призывателя обратно в средство передвижения по воде.
  
  ***
  
  - О-хо-хо! Какой участник! Какая дальность! - восхитился Фёдор Бермуда, приплывающий к порту Зетшобо, на юго-востоке города.
  
  - Дай-ка сюда! - Паскаль Майдетон выхватил у физического духа подзорную трубу, увидел, как эсток поднимается вновь и мирно исчезает в стороне леса за городом.
  Призыватель тотчас же взял блокнот, висевший на шее и карандашом, быстро, но с невероятно разборчивым почерком записал: "Участник - неизвестен, дух - владеет шпагой, длина - неизвестна, но, на глаз, больше километра. Сила удара - неизвестна."
  
  - Началось. - заключил Паскаль.
  
  ***
  
  - Я знал, что нам надо будет прятаться, но не рассчитал остальные переменные! - воскликнул темноволосый Вингрид Валлиан. Визаро молча наблюдал за местностью.
  Это был старый жилой квартал на юго-западе города, стоявший на небольшом отшибе. Многие панельные дома выглядели старо, света из окон почти не наблюдалось.
  
  - Я знаю! Здесь есть одна квартира, сейчас там пусто, жильцы куда-то съехали на отпуск. Но это слишком плохая затея - вам не понравится, мой Король, это точно не ваш уровень.
  
  - Скажи что-нибудь, король! - снова воскликнул Вингрид, иногда сам не замечая, что переходит на "ты" к предку его нынешних правителей. Да какому предку - первому, повелителю-герою, узнаваемому в любой точке мира!
  Визаро приложил руку к подбородку, призадумавшись.
  
  - Великий Монарх импровизирует, если план нарушился. - ответил он.
  
  - Ух ты! - восхитился Валлиан. - А почти все историки говорят, что вы тоже говорили на визаровском языке. Значит, всё же ты только придумал это наречие для своих подданных. Удивительно!
  
  - Истинный Монарх сражается даже против Судьбы. - физический дух короля неожиданно добавил вторую часть предложения.
  
  - Можно пойти в отель, где принимают участников турнира, здания ведь всё равно восстанавливаются потом... - задумался призыватель Вингрид. - Я как раз для смены своей формы взял длинное пальто. От ветра защищает, а большего и не надо. Но выглядеть мы будем, конечно...
  
  - Не-е-ет, это слишком опасно - оставаться там. Самое заметное место. - спустя мгновение решил он.
  
  Визаро молчал, ожидая.
  
  - Есть! Библиотека, я там подрабатывал вечером! Надо только что-то сделать со сторожем и понадеяться, что новеньких на работу не взяли. - придумал студент Валлиан.
  
  - Настоящий Правитель выбирает тот путь, что ведёт к процветанию. - новым изречением ответил ему дух.
  
  - Точно! Общежитие ещё закрыто из-за малого количества обучающихся в этом году! Вы гений, мой Король! - понял Вингрид.
  
  При прошлых пяти Турнирах многие погибали в университете, в том числе и сам директор, уже получивший полную независимость от людей, которые ранее контролировали его. После этого принялось решение временно закрыть общежитие, так как оно почти полностью разрушалось пять раз подряд.
  
  - Слишком приоритетная цель. - пояснил в старом интервью директор университета.
  Король и подданный отправились к своему новому укрытию.
  
  Вингрид уже решил, что они выйдут только два-три раза за всю следующую неделю и конец этой - за продуктами и только ночью.
  
  ***
  
  Ева по пояс увязла в песке, не рассчитав свою скорость, при приближении к берегу. Жу Гуэй никак не пострадал, да и физический дух ран не получила. А пара ушибов исчезла, вместе с той водой, что оставалась на Еве, пока последняя выходила из океана.
  
  - Ничего, я знаю куда идти. - шёпотом сказала она снова уснувшему Гуэю.
  Ева побрела в сторону отеля, находящегося почти что в центре города, около бывшей промышленной зоны. Большинство строений там снесли и вместо них открылись новые отели из-за необычайно высокого притока туристов в последние десятилетия.
  
  Рекламный баннер у отеля, к которому подошла Ева, гласил, что любой участник Турнира может бесплатно там отдыхать, пока идёт турнир. Место стало настолько опасным, что физические духи уже не останавливались там, ибо первые сражения получались именно в зданиях. Но все так привыкли, что участников там нет, что отель перестали разрушать те же десятилетия назад.
  
  И таким образом, новые отели перехватили всех туристов, а первый турнирный остался не у дел.
  
  - Стоит, как столетия назад. - подумала Ева, заходя внутрь.
  
  Она положила Жу Гуэя на один из диванов для ожидания, а сама подошла к стойке регистрации у которой стоял один, нагловатого вида человек, что-то подсчитывая в уме. Глаза бегали как бешеные, словно вычисления перенеслись в эту реальность, а не происходили под коркой мозга.
  
  - Кхм-кхм! - громко кашлянула Ева, привлекая внимания. - Мне нужен номер, как видишь.
  
  - Хм. - хмыкнул человек в ответ. - Тогда платите.
  
  - Такие шутки со мной не работают. Ещё раз, мне нужен номер, ты уже видел знак духа. - вены на правой руке Евы запульсировали в нетерпении.
  
  - Любой номер стоит денег. - продолжил жадный регистратор. - Сами видите, мы на мели.
  
  - У тебя чёртова вывеска есть на входе - участникам номер бесплатно! - потеряла терпение Ева.
  
  - Всё равно платите.
  
  - Ты перестал бояться смерти? - Ева взяла наглеца за шкирку и приподняла. - Не шути со мной, человек!
  
  - Я не отдаю ключи бесплатно. - прокряхтел человек в ответ. - Люди уже не верят, что участники останутся здесь.
  
  - Ты бессмертный что ли? - разгневалась Богиня Морей и Океанов.
  
  - А ты убьёшь меня? Убьёшь, знай - все сразу узнают, что тут есть дух и участник. - ответил регистратор.
  
  - О, за себя я постою, а ты уверен, что Турнир уже начался, что всех призвали? Ты ведь можешь умереть и не вернуться в этот мир. - физический дух ещё выше подняла его.
  
  - Мне плевать, пока ты не заплатишь. И если ты можешь себя защитить, то что насчёт твоего призывателя? - поразмыслил алчный человек, ставя бутылочку с минеральной водой на стойку. Он держал её всё это время, пытаясь отпить воды.
  
  - НЕ СМЕЙ ПЕРЕЧИТЬ И УГРОЖАТЬ ЕВЕ! - шёпотом возмутилась Богиня Морей. В крышке на пластиковой бутылке вода пробила небольшое отверстие и превратилась в лезвие глефы.
  
  Регистратору пришлось поднять голову и теперь он смотрел на Еву сверху вниз, немного косясь вправо, максимально задёрнув голову. А ещё он смешно болтал ногами в воздухе.
  
  Он пытался осторожно вдохнуть, чтобы не пораниться о воду, ставшую острой как край наждачной бумаги.
  
  - Заплати... - прошипел он.
  
  - Твоя алчность не знает границ, да? - часть воды порезала ему кожу чуть ниже шеи.
  
  - Это называется "выгода".
  
  После он ещё с полминуты вздыхал, пока наконец не прошептал:
  - Бери любой номер...
  
  - И ни слова никому, что я здесь, только после Турнира. Камера позади меня будет твоим доказательством, безрассудный смертный. - закончила диалог Ева.
  
  И его наконец опустили на землю. Ева вновь взяла дремлющего Жу Гуэя на руки и, вооружившись ключом, пошла на пятый этаж.
  
  - Угх... - отдышался регистратор и посмотрел на стенд с ключами. - Значит, номер чуть лучше среднего? И где ЕЁ чувство наживы?
  
  ***
  
  - Мы остановимся в порту? - на всякий случай решил уточнить Паскаль Майдетон.
  
  - Да, у меня в трюме есть тот запас золота, с которым я погиб, но никто же не знает, что он пропадёт с моим исчезновением! - рассмеялся Фёдор Бермуда от собственной хитрости.
  
  - Почему бы не остаться на корабле, если поддержание судна так легко для тебя? - логически подумал Паскаль. - За едой я и один смогу сходить, вызову меньше внимания. Тут недалеко есть шахты, там, по некоторой информации, есть золотые жилы.
  
  - Просто. - ответил физический дух. - Так захотелось.
  
  Майдетон провёл рукой по лицу, заставляя себя не поддаваться эмоциям. Он снова пошёл в отдельную каюту, решив перед небольшим сном на час, в шесть часов, подумать о турнире и...
  
  - ... Его жертвах. - начал считать призыватель.
  
  - Итак, возьмём вариант, что турнир идёт неделю, в среднем так и было. 7 трупов за неделю, за месяц - 28. В годе у нас... 52 недели, да? Ладно, умножим и получим... Э-эм, примерно... Около 1500 мертвецов от турнира! Значит, за 20 лет, когда вырастает достаточно новое поколение для турнира... Умрёт 30 тысяч людей! Нет, даже 40 тысяч, чтобы точно быть уверенным, при таких раскладах...
  
  - Но за год рождается около миллиона людей. Я ошибся в расчётах? - подумал Майдетон. - Нет, просто турнир хоть и делает задержку, но большинство заканчивалось за 2-3 дня, а не за 7! 80 тысяч людей за 20 лет! Это один из самых больших показателей смертности, но он всё ещё не на первом месте! Почему? Мы, человечество, сумело создавать больше людей, чем умирало на первых порах, и мы только начинаем ускорение! Но за год уже могли прийти в мир сотни миллионов других личностей! Турнир становится всё менее опасным для нашего выживания, но именно тогда, тысячелетия назад, он мог убить всех нас! И он точно уничтожил множество возможных гениальных умов человечества.
  
  Тем более, что турнир всё ещё опасен для нас! Мы научились лишь обходить некоторые способы умереть, лишь поэтому человечество разрослось. Но если кто-то загадает силу, которую турнир исполнит, не посчитав опасной... Это может убить всех нас. Турнир должен быть остановлен!
  
  Паскаль Майдетон упал в сон - шесть часов наступило, а его организм уже выработал привычку каждую четверть дня уходить в отключку ровно на 1 час.
  
  Ему снился полёт, он стоял на корабле Фёдора Бермуды, но был один. Метафорический кубок, символизировавший турнир сиял перед ним, но стоило Паскалю к нему притронуться, как он начал падение - пропал танкер его духа. Внизу, в воде, удивительно тёмно-синей для светлого неба и тысячах трупов, плававших вместе с Майдетоном, было неприятно находиться. Гигантская волна поднялась по правой стороне, и вся эта масса придавила призывателя.
  
  - Ты должен был найти решение. Ты должен спасти нас, усовершенствовать мир! Но ты так и не смог! - сказал ему человек, с небольшой седой от старости бородой, держа в руках кубок, наполненный доверху красными шашками динамита. Кубок и Исаак-Айзек Нобель, известнейший учёный Безымянной Империи, открывший половину физических законов и вещей в мире, взорвался.
  
  Паскаль пытался отдышаться. Пустая тёмно-зелёная поляна, дождь, красный, из-за крови, содержащейся в нём и ещё одна личность, смотревшая прямо в глаза Майдетона.
  
  - Твоя эстафета. - сказал он. Выглядел он довольно молодо, а рядом с ним стояла его жена.
  
  - Ты! - прокричал призыватель человеку, уходящему вдаль. - Ты же Том! Ты создал всё это! А рядом твоя жена, первая победительница чёртового и кровавого турнира! Эрис...
  
  - Проснись и ищи решение! - перед Паскалем снова возникло лицо. Он никак не мог вспомнить кто этот человек, настолько непохожий на него или знакомых. Но почему-то, смотря на него, сердце стучало сильнее, пытаясь вырваться и убежать как можно дальше. - ПАСКАЛЬ МАЙДЕТОН!
  
  - Мы в порт прибыли. - протянул Фёдор Бермуда. - Я решил тебя не будить, но так как мы уже в Зетшобо...
  
  - Я что, спал полтора часа? - возопил призыватель, смотря на наручные часы и увидев там половину восьмого утра. - Я же оставил записку, чтобы ты меня разбудил в семь, если буду спать!
  
  - Спать тоже нужно. - справедливо заметил Фёдор.
  
  - Это такая методика сна! Сверхэкономная! Четыре часа в сутки, я высыпаюсь и при этом не вижу сны, которые меня отвлекают! - запротестовал Паскаль.
  
  - Ладно, пошли, поговорим. - уже мягче, согласился он.
  
  К танкеру прилагалась выдвижная лестница. К чему она тут - ко стилю или к удобству - понять было сложно, так как ни один из вариантов сюда не подходил.
  
  - Стоять! Вы кто вообще такие, а? Что тут забыли, а? Без приглашения прибыли, без маршрута, а? - наехал на Паскаля, идущего первым, человек в тёмной кепке. По-видимому, это был то ли наблюдатель за портом, то ли его владелец.
  
  - Только не говорите, что вы, очередные участники турнира, не похожи! - крикнул он, пока Майдетон указательным пальцем правой руки, направленным вверх, попросил этим жестом Фёдора помолчать недолго.
  
  - Конечно же нет! Мы просто туристы! - улыбнулся он, отвечая. - У нас свой корабль, но мы так и не разобрались, где подать заявление и... - Паскаль запутался в теме, в которой ничего не смыслил. Врать он не умел.
  
  - Э-э-эм... - то, что Майдетон не понял, куда, собственно, его понесло, также заставило Фёдора Бермуду подойти поближе и возгласом неодобрительно посмотреть на своего призывателя.
  
  - О, ты на кого-то похож. - сощурил глаза, пожалуй, владелец порта, думая, что это поможет ему получше разглядеть физического духа.
  
  Он как-то тихо вскрикнул и со словами "Я сейчас! Стоять!" убежал куда-то вдаль.
  Вернулся он быстрее, чем Паскаль и Фёдор обменялись непонимающими взглядами.
  
  - Фёдор Бермуда! Один в один! - прибежал обратно владелец порта, показывая старый рисунок, где сходство с Бермудой было чисто символическим.
  
  - Мы бы хотели остаться в порту, на корабле. - начал переговоры Фёдор. - За деньгами не постоим, разумеется.
  
  - Сокровища корабля Бермуды? - у человека загорелись глаза, но тут же несколько потух огонь наживы. - Это будет уже слишком... Давайте просто автограф и легенду, что у меня в порту остановились очень богатые туристы.
  
  - Хороший бартер. - расписался физический дух, создавая ухмылку на лице.
  Паскаль Майдетон и Фёдор Бермуда пошли обратно на корабль. Физический дух сразу лёг спать.
  
  - Вам же, духам, не нужно спать. - подумал призыватель.
  
  ***
  
  - Тим, у меня есть одно дело в Зетшобо, надеюсь ты поймёшь. - сразу начал говорить Ковард Лайфкрафт, вылезая из лодки. Тим Форе кивнул в ответ.
  Ковард Филлипс поклонился океану и стал вытаскивать лодку. Или же это был поклон тому нечто, что двигало деревянную лодку всё это время?
  
  - Кхм, Ковард... - неуверенно начал Тэмуджин. - А у тебя есть варианты насчёт нашего временного дома?
  
  - Эта лодка нам поможет. - Лайфкрафт поступал по её днищу. Тим Форе ничего не мог понять.
  
  - Зачем мы несём её в лес? - Тим не мог остановиться с расспросами, они и так прошли пару минут без ответов со стороны физического духа.
  
  - Увидишь. - и на лице Коварда наконец-то возникла более-менее искренняя улыбка.
  Таким темпом они зашли в западную часть, скорее глушь, большого леса и остановились меж деревьев. До скалы было рукой подать.
  
  - И-и-и? - протянул Тим Форе, всё ещё не понимавший, что они тут найдут.
  
  - Смотри! - радостно воскликнул Филлипс Лайфкрафт и его призыватель узрел превращение.
  
  Лодка, поставленная у дерева, вдруг сильно закачалась, разбилась на отдельные доски и основала небольшой и неприметный деревянный домик, как та лачуга лесника, умершего уже давно, что была вдали.
  
  - Круто! Но где крыша? - обрадовался и тут же в недоумении повернулся Форе.
  Понурый Ковард вздохнул.
  
  - Но ты же маг! Чего отчаиваться? Спилим магией пару деревьев и всё! - предложил решение Тим Форе.
  
  - Я не очень хороший маг. А той частью запретных экспериментов... Пользоваться... Ужаснее судьбы и не придумаешь! - запричитал на себя Ковард.
  
  - Вообще нет выхода? - переспросил его призыватель.
  
  - Ну-у-у... - задумался физический дух мага. - Я, в целом могу немного зайти на эту территорию зла. Плата не очень большая, но... наверное?
  
  - Тогда давай! А у нас будет дом! - подбодрил его Тэмуджин.
  
  - Но тогда ты испытаешь своё самое неприятное воспоминание, так как мы связанны духовно. - предупредил его Филлипс.
  
  Форе кивнул в ответ.
  
  На него обрушилось самое ужасное, что происходило в его наимерзейшей жизни - чудовище из детских страхов обрело новую жизнь в эту минуту страха и кошмара. Книги Угуста Дерли теперь померкли на фоне этого страдания молодости. А ведь Тим готовился к тому, как он признался в любви и его отвергли, но сейчас... Всё стало ясно как светлейшее солнце в тот солнечный день радости и удовлетворения полученной работой.
  
  - Ух ты. - выдохнул он, осматривая не только новенькую крышу, пол и кровати, с раковиной, столом...
  
  - Большая награда идёт тем, кто отдаёт частицу себя. И с каждым Турниром мне приходится страдать, как в первый раз. - ответил ему Ковард, сделав особое ударение на "о" в слове "большая".
  
  - И много раз ты участвовал в Турнире? - спросил его Форе.
  
  - Раз пять, не меньше. Но никто не давал мне возможности исправить самую главную ошибку моей жизни. Моё обещание так и не было выполнено. - откликнулся Ковард Филлипс, проверяя стул на прочность.
  
  - Я обещаю, что позволю тебе исполнить твоё обещание. И без использования той силы, которую тебе приписывает Угуст Дерли. - протянул руку Тим Форе.
  
  - Спасибо тебе. - пожал её Филлипс Лайфкрафт.
  
  ***
  
  - Вот и оно, общежитие! Тут даже есть библиотека. Не такая большая, как городская, но всё же... - Вингрид Валлиан словно пританцовывал, кружась вокруг Визаро, радуясь, что он точно победит, с таким-то физическим духом!
  
  Первый Король Сумасбродских Островов посмотрел на табличку у входа.
  
  - Знание - Сила. - произнёс он на древнесумасбродском языке. - Но лишь в руках Короля, обладающего разумом.
  
  - Я, пожалуй, займу эту комнату. Тут удобно и даже тумбочка сохранилась. - сообщил Вингрид своему физическому духу на третьем этаже, тщательно проверяя все двери. Потом, так же внимательно, закрывал их, создавая атмосферу нетронутости, если бы не исчезнувшая пыль. Хотя, кто будет заморачиваться и пытаться включить свет, чтобы рассмотреть изменения?
  
  Перед отдыхом до полудня, Вингрид повёл своего Короля в библиотеку, но физический дух лишь молчаливо посмотрел на призывателя и тот понял, что все эти знания ни капельки не нужны Визаро, который обладал более обширной информацией.
  
  По итогу, дух Вингрида Валлиана занял противоположную комнату, будучи не востребованным в такой простой вещи как сон. Магия не духа, но Турнира справлялась с такой проблемой на ура.
  
  - Имитация нужна лжецам, неспособным на истинное противостояние. - подумал Визаро, всю ночь смотря в одну точку, перебирая возможные варианты событий в голове.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4 - Зетшобо.
  
  - Доброе утро. - мешки под глазами Сергея Гирова сразу же насторожили Фриду, да так, что не случились типичные "потягушки", "поваляшки" и прочие вслушивания в пение птиц.
  
  - Что с тобой? - почти что вскричала она, выпрыгивая, готовясь к нападению со всех сторон. Половина разума призывательницы кричала от того, что человеку, возможно, очень плохо, от беспокойства. И это была доминирующая часть характера Фриды.
  
  - Мой знак расположен на теле. - ответил Сергей так, будто говорил об этом постоянно, как действие, доведённое до автоматизма. - Моём теле. - поправил он. - Из-за этого мне приходится "отдыхать", как и призывателям.
  
  - Точно! Духовная связь через знак позволят соединить наши сны. - поняла Фрида, случайно хлопнув ладонью по своему лбу и тут же вспомнила ещё одну вещь:
  - Ух ты! А ты и правда был внимательным героем, иногда заменяющим слова! Кстати, а почему бы магией не давать отсыпаться духам?
  
  - Турнир говорит, что так больше тратится маны, а "идущая выгода" такая же. - ответил Сергей Гиров.
  
  - А разве при приказах не будешь страдать ты сам, а не я? И будет ли больше трёх возможных приказов на усиление? - продолжала спрашивать Фрида.
  
  Сергей произнёс пару "хехе" от такого напора общения вопросами, чего не позволил бы себе лет 10 назад и ответил, подёргав уголками губ, но так и не создав улыбку на лице:
  - Страдать самому как-то лучше, чем заставлять страдать других, да и мне не так больно, мы уже физические духи, нам "безразлично". Больше трёх раз приказы отдавать нельзя. И они не дают усиление, это заблуждение, правда, я не знаю, откуда оно пошло.
  
  - Ладно, прогуляемся? - сразу же после завтрака, примерно через час от прошлого разговора спросила духа Фрида. - Тут недалеко есть заброшенная мельница, а где-то в лесу озеро Хенранва. Монро говорил, что там чудесный вид вечером и ночью!
  
  - Можно. - кивнул Гиров, взвесив все "за" и "против". В любом случае, битвы должны когда-нибудь начаться, а узнать о противниках, при случайной встрече куда лучше, чем в последние дни, будучи неподготовленным, идти под звон колокола...
  Выйдя из небоскрёба, стоящим прямо на пересечении основных дорог: из города и проспекта, идущего на юг и несколько вниз, к побережью, Фрида уверенно пошла в сторону мельницы, но в самом начале свернула вниз - мельница находилась метрах в пятидесяти от выхода, налево и наверх, если смотреть с юга.
  
  - Рынок тоже важен, там ведь магазин близко. - пояснила свои действия призывательница, а Сергей припомнил почти пустой холодильник.
  
  - Ну, теперь точно следует осмотреть этот архитектурный шедевр. - выйдя из магазина, решила Фрида.
  
  - Думаю, сначала стоит все "товары" оставить в холодильнике. - справедливо заметил Гиров.
  
  - Да-да, точно, ты прав! - закивала головой призывательница, которая уже представляла план экскурсии по городу, ведь Сергей уже в магазине ей сообщил, что не видел Зетшобо целиком в последнее десятилетие, так часто его не призывали во времена нового поколения.
  
  Фрида спокойно шла дальше через рынок, а для её физического духа время замедлилось. Он повернул взгляд правого глаза немного правее и увидел боковым зрением фигуру, смотрящую на него. Затем, эта дама показала, что смотрит на своего спутника со всей заботой во взгляде, почти держа руку на его плече, и снова уставилась на Сергея.
  
  Он продолжал смотреть на другого физического духа Турнира и сделал первый шаг, дальше, уходя, в сторону Фриды. В ответ, Ева сделала шаг назад, поскольку Жу Гуэй уже взял кулёк с фруктами и мясом.
  
  Движение за движением и вот они перестали обращать внимание друг на друга. Время снова вернулось в норму, обострённое магией чувство присутствия иного духа больше не нужно было поддерживать.
  
  Сергей промолчал об этой встрече. Никто из двоих участников этого не почувствовал. Максимум - они узнали пол одного из своих противников, не более того. Гиров даже не мог утверждать, что тот малец в белой кофте, чьи рукава могли волочиться по земле, не придерживай он их - и есть призыватель дамы с заботливым взглядом и яростью фурии.
  
  А Ева подумала:
  - Хорошо, что на своём прошлом Турнире я сохранила этому торгашу жизнь. Не пришлось придумывать никаких планов для еды.
  
  ***
  
  Ранее утром в отеле для призывателей и их физических духов:
  - Проснись, Жу... Гуэй. - донёсся над ухом юного призывателя чувственный голос.
  
  - А? Что? - немного паникуя попытался вскочить наследник древнего рода, но запутался в слоях одеяла.
  
  - Тебе было холодно, поэтому я поделилась своим одеялом. - с неожиданной стороны открылась Богиня Морей и Океанов.
  
  Она достала что-то из-за спины.
  
  - А ещё я постирала твою кофту. Теперь она снова белоснежная, словно шапки одинокой горы Зантинене!
  
  - Лучше бы это была гора Фудзи... - подумал, со внутренним вздохом, Жу Гуэй, но улыбнулся в ответ на такую неожиданную заботу.
  
  ***
  
  - Просыпайся, кому говорю! - голос Паскаля Майдетона сопровождался относительно слабыми пощёчинами перфекциониста в планах по спящему Фёдору Бермуде.
  
  - Ну мы ведь легли спать всего пару часов назад...! - простонал мореплаватель. - И сейчас всего лишь полдень. Разве кто-то не должен спать каждые шесть часов по часу, а, предрасположено сверхвыгодный уберчеловек?
  
  Паскаль отреагировал на приятельское оскорбление несколько иначе, чем подозревал физический дух:
  
  - Из-за тебя мне пришлось изменить формат сна, а ты вообще спать не должен! Где твоя ответственность? - в ход пошла мокрая тряпка, которую призыватель взял со стола, на котором совсем недавно лежали ноги Фёдора Бермуды, который грохнулся на пол. Вся эта ситуация значительно распалила огонь ненависти в Майдетоне и он только продолжал метафорически гореть:
  
  - Убери ноги со стола! - известный исследователь был очень проворным и снова принял старую позу. - И наконец, почему корабль всё ещё в водорослях? Нас так быстро рассекретят, вчера ты так и не убрал их до конца!
  
  - Ладно-ладно, боже морской, мне было лень, на, подавись! - с каждой новой запятой Фёдор всё грознее и грознее вставал да так, что Паскаль всё же отступил к стене. Стоило Бермуде сказать "подавись" и щёлкнуть пальцами, как вся тина пропала с танкера, а когда Паскаль вернулся, Фёдор храпел на старом месте.
  
  Только теперь уже два сапога лежали на столе, физический дух покачивался, а его треуголка стратегически закрывала лицо, с которого редко, но стекали капельки грязной воды.
  
  Паскаль захотел от ярости утопиться.
  
  ***
  
  Пока Фрида и Сергей уже раскладывали по полкам продукты, Роуз только начала открывать глаза и то, от солнца, бьющего сквозь щёлочку между занавесками кремового оттенка.
  
  Гэвина не было рядом, а родители не спали и вообще их не было дома, уже уехали - час дня, как никак.
  
  - Приснится же... - потом она резко состроила гримасу недовольства.
  Дарквуд молча кивнул, увидев, что его призывательница проснулась.
  
  - Зачем мне сейчас страдать? Если всё время тебе плохо, то будет больно. - глупо заметила Роза, садясь за рабочий стол, чтобы продолжить рисование своей картины. Она постоянно приговаривала "как же мне плохо" и "сложно жить дальше", но стоило Гэвину через полчаса посмотреть на завершённый результат, как несоответствие слов и реальности обрело новый смысл - на бумаге, яркими лучами, солнце показывало новый рассвет и счастливую семью. Хотя на взгляд Гэвина люди не получились идеальными.
  
  Буквально через пару минут Роуз уже сидела на кровати, вставив наушники и слушая какую-то попсу. Песня звучала бодро и радостно, а певец был неизвестен почти никому.
  
  - Хорошо, что я не включила Алису Лайт! - подумала Роза. - А то он бы подумал, что я притворяюсь. А мне плохо! Да! Почему все такие злые вокруг, а?
  
  Её подпевание, покрытое невыносимой фальшью, стало сложно слушать даже Гэвину, но он этого, казалось, и не замечал - его в прямом смысле терзали мысли и чувства.
  
  ***
  
  - Я забыл! Надо же позвонить боссу! - вспомнил Тим Форе, вскакивая с дивана, удобного, кстати.
  
  Ковард Лайфкрафт перевернул страницу, та, с тихим шелестом решила этого не делать. Физический дух фаталистично вздохнул и уже пальцем стал придерживать нижний краешек книги.
  
  Читал он "Хребет безумца" Угуста Дерли, оставив "Последнюю Четвёрку на самый конец".
  
  - Алло? - неуверенно начал Тим Форе, аккуратно держа трубку, постепенно говоря всё более и более смело. - Босс? Ну... В общем, простите, я забыл вчера вам позвонить. Но это было в четыре часа ночи, поймите! В океане связь не ловит, если что. Да... Да-да, участник... Да не отмазка это, я серьёзно! Нет, я понимаю, да-да... Отпуск? О, у нас всё же хорошая фирма, я и не знал! Да-да, до свидания. Спасибо.
  Он уже отнёс телефон от уха и Ковард невольно услышал слова босса Тэмуджина:
  - А если по секрету, то кто у тебя за дух, Тим?
  
  - Простите, если это прозвучит, как моё недоверие к вашему умению держать секреты за зубами, но я лучше не буду отвечать. Чисто из соображений безопасности, ничего личного. - ответил Тим. - О, нет-нет, я хорошо запомнил тот пункт. Не обязан я отвечать на этот вопрос! Да, всего доброго.
  
  И Форе положил трубку.
  
  ***
  
  - Ой, я слышала, что ты однажды спас мир, раскрутив мельницу и тем самым напугав особо впечатлительного злодея. - донёсся голос Фриды где-то с верхних ступеней заброшенной мельницы. Часть этой лестницы поломалась от времени, но всё ещё выдерживала вес человека, уходя вверх и вдаль.
  
  - Возможно. - уклончиво ответил Сергей Гиров. - Некоторые любят "придумывать" ложные легенды.
  
  - Я бы хотела узнать о тебе побольше. Знаешь, столько мифов, так много... А правда где? - спросила его призывательница, потихоньку спускаясь.
  
  - Всё расскажу. - пообещал Сергей.
  
  - А в чём твоя Суть?
  
  - Ну, она связана с моим "мироспасением". - слабо улыбнулся физический дух, о чём-то начав задумываться, словно старые воспоминания пробудились в голове героя.
  Фрида залилась смехом и на последних двух ступенях поскользнулась, пока хохотала. Даже упав, она продолжила хохотать, смутив Сергея.
  
  - Что? - непонимающе спросил он.
  
  - Да так, всего то... - она стала загибать пальцы, потом по второму кругу, по третьему... - Около шестидесяти спасений мира от уничтожения не через Турнир. И каждый раз твоя смекалка работала по-разному!
  
  - Никогда об этом не думал. - признался Сергей Гиров.
  
  - А история про озеро и планеты - правда? Потому что бежать навстречу смерти и оттого выжить - это очень красивая история! - покружилась Фрида и лёгком платье - на улице стояла необычайная теплота.
  
  - Да, это, вроде как, первое спасение мира, хотя, "по-настоящему", ничего особенного не произошло. Просто понял, что всё, приехали и конец. Пришла пора "двигаться". - он развёл руками в очевидном жесте.
  
  - Ой, ладно, пойдём тогда в промышленную зону! Там столько всего построили за последние годы! И не только заводов. - Фрида улыбнулась во всю ширь своих губ.
  Дух лишь кивнул в ответ.
  
  ***
  
  Тим Форе не мешал Коварду дочитывать "Хребет безумца". Он понимал, что книги - это искусство, а Угуст Дерли - гениальный писатель. Хотя Тэмуджин с радостью бы почитал такие же истории, но от руки Лайфкрафта. Сейчас была одна мечта - поговорить с Ковардом, с исторической личностью, узнать всё то, что потерялось в веках и десятилетиях прошедших времён.
  
  А потому он ждал.
  
  - Эта книга закончится не ближе вечера. - под нос пробурчал Ковард Филлипс. - А я вижу, что тебе хочется поговорить. О чём?
  
  - А-а-а, неважно! - замахал руками Тим, краснея от умного учёного из Акерики. - Я думаю, нужно ли пытаться спрашивать тебя об экспериментах и прочих фактах твоей жизни. Ты всё же Герой, Личность и физический дух.
  
  - Неужели всё, что осталось неизвестным - это мои ошибки? - одновременно Лайфкрафт испытал как облегчение, так и печаль. Его запомнили не таким, совсем не таким...
  
  - Чем дальше человечество смотрит в будущее, тем меньше тумана остаётся в прошлом. - процитировал Форе другого учёного. - Вильхельм Колм.
  
  - Колм? А эта не та же семья потомственных учёных из Безымянной Империи? - поинтересовался Ковард.
  
  - Они сменили фамилию, когда Империя пала.
  
  - Вот как... - подавленность, мягко сказано для нынешнего состояния физического духа.
  
  Повисло недолгое молчание. Ковард перелистнул ещё одну страницу. Призыватель думал, как продолжить диалог, ответа то не последовало.
  
  - Тим, тебе правда будет интересно слушать про мою тётушку Нади или про переписку с Фицджеральдом? - непонимающе обратился к своему другу Ковард Филлипс.
  
  - Фицджеральд? Так вы в действительности общались? Круто! А ты знаешь ещё каких-нибудь знаменитостей или прикольных историй из своей жизни? - загорелся Тим. Да, он действительно хотел знать это.
  
  - Почему? - лицо Коварда слишком долго не возвращалось в норму, строя гримасы мыслительного процесса на фоне нелогичности.
  
  - Потому что я всегда хотел выделяться, но не быть героем. Хотел приключений, но не в первых рядах. Знать всё о тайнах духов, рассказывать, как байки, чувствовать особенность... - замечтался Тим Форе.
  
  - Тогда слушай... - наконец, Лайфкрафт стал спокойным.
  
  ***
  
  - А это правда, что ты точно такой же шлем носил, когда сражался там, наверху, среди выцветших красных камней? - Фрида указала на средневековый шлем с забралом, они как раз проходили около музея средневековья и Сергея почти силой потянули за руку, показывать красоту.
  
  - О, нет, что ты! Я тогда ещё не был настолько выносливым, чтобы металлы на себе таскать. Да и не помогли бы они, наверное... Против таких "стремящихся" в высоту Богов. - ответил Сергей Гиров.
  
  - Но мне нравятся рассказы о рыцарях того времени. Они... Красивые. - нашёл он нужное слово через пару секунд молчания.
  
  - Тогда давай посмотрим, что из этого сохранилось в Зетшобо.
  
  - Ну да, многие духи-писатели тех времён могли бы "завершить" то, что не успели сделать при жизни. - догадался Сергей.
  
  ***
  
  - Твоя Суть, быстро! - допытывался на корабле Паскаль.
  
  - Я уже сказал тебе - что-то из сокровищ! И вообще, это моя Суть, я имею право её скрывать! - кричал на него Фёдор Бермуда с синяком под глазом.
  
  - Не имеешь!
  
  - А вот не надо было злиться, что я уходил далеко! Я, вообще-то, покупал тебе еду, ты же человек!
  
  - Кому вообще нужна еда, если тебя убьют, пока нет духа?
  
  - Тогда мне! Я тоже хочу есть!
  
  - Ты можешь и не есть!
  
  - Не желаю так!
  
  - Ты хочешь нашей общей смерти?
  
  - Подумаешь, я просто отошёл на пару минут!
  
  - На два часа!
  
  - Магазин далеко и я сразу вернулся!
  
  - Ты позировал, чёрт возьми, на берегу, каким-то людям! Зачем?
  
  - Они попросили! Девушки сказали, что у меня красивое тело для их занятия... Забыл, как это называют.
  
  - А потом ты удивляешься, что я тебе прописываю хук слева?
  
  - Всё равно я тебе не скажу свою Суть!
  
  - Скажешь. - Паскаль Майдетон поднёс руку к Бермуде, показывая, что раны снова будут пульсировать.
  
  - Плевать, понял меня, Паскаль Майдетон? Умри, пожалуйста, может быть, в следующем Турнире я свою мечту исполню!
  
  Призыватель устало сел за второй стул.
  
  - Ну почему? Скажи мне, почему ты так против моего плана? Он хорош, мы выживем, не будем подлецами, никаких проблем с честью, просто базовая осторожность. Зачем турнир дал мне тебя?
  
  - Потому что ты хочешь заменить Турнир, но не разобрался в нём до конца. - неожиданно голос Фёдора приобрёл серьёзный тон.
  
  - Он убивает людей, он опасен, есть вариант получше, чем бесконечные сражения! Я найду ответ, я постараюсь! - Паскаль продолжил гнуть свою линию.
  
  - Я не отрицаю лучшего варианта, Призыватель, но... - известный мореплаватель акцентировал внимание на титуле перфекциониста, любящего придумывать планы и графики.
  
  - Давай я расскажу тебе одну историю. - Фёдор поставил кружку-копию из бара на Сумасбродских Островах - изобретение Лишних.
  
  - Что это изменит? - покачал головой Майдетон.
  
  - Ты сможешь понять мою позицию. - предложил физический дух мореплавателя, исследователя и открывателя новых земель.
  
  Паскаль лишь громко вздохнул.
  
  - Однажды я сражался с физическим духом. Эта дамочка была опаснее некуда, но я мог держаться. Никто из нас не думал логически, как ты это называешь. Мы переполнялись эмоциями, жаждой битвы, своими мечтами. Но она в итоге победила, в очень длинном, равном бою. Да, мой прошлый Призыватель не ты, он не ограничивал меня в эмоциях, в моём поведении. Даже без ограничений, я проиграл. Она будто копила в себе всю ярость, всю злобу, все... эмоции. - выдохнул Фёдор Бермуда, прежде чем продолжить.
  
  - И я увидел в ней то же, что я вижу в тебе. Вы оба контролируете свои эмоции, но ты не она, не физический дух. Чувства не дают тебе сил. Это скрытая правда Турнира - он превращает всё в магию, из которой мы состоим, наши эмоции становятся физическим усилением, это отличает тех, кто проиграет, от тех, кто победит. Думай о спасении нас от боя сколько хочешь, но, когда таковой начнётся - прячься и не мешай мне защищать тебя.
  
  - Я тоже не она, хоть и такой же дух. Моя сила в том, что мои эмоции получаются, когда я чувствую себя живым, человеком, который погиб десятилетия назад, может быть, даже век? - спросил сам себя Фёдор. - Я не могу копить их в себе, я хочу совершать то, что желаю сейчас. Поэтому все физические духи ведут себя как раньше. Турнир не создаёт копии, он оживляет. Сможешь ли ты, Паскаль Майдетон, мой нынешний Призыватель, придумать нечто, способное избежать жертв и надежды для духов, призванных сквозь века?
  
  Паскаль переваривал информацию, молча смотря на дух умершего мореплавателя.
  
  - Кстати, моя Суть - сокровища прошлого, что я откопал за короткую жизнь. - физический дух встал и пошёл в рубку капитана, непонятно зачем существующую на корабле, управляемом лишь силой мысли.
  
  ***
  
  - Отвратительно!
  
  - Ева, пожалуйста, не злись! - Жу Гуэй ощущал себя очень странно. С одной стороны, его подчинённая, его новая сила, власть, повиновалась ему. С другой же... Опека - вот как эта послушность называлась и наследник рода Гуэй явно не был этому рад.
  
  - Да, прости, дорогой мой. - ответила ему Ева, успокоившись. Волосы больше не поднимались из-за ветра и воды океана около сточных труб промышленного района. - Но они должны заплатить!
  
  - Вспыльчивая. Я такой же, когда приходит время справедливости. А я заслужил и победу, и счастье, и всё-всё, ВСЁ! - подумал призыватель.
  
  - Люди загрязняют природу, Воду! - снова "загорелась" Ева.
  
  - И мы покажем сначала всем остальным участникам, что это должна быть моя и твоя победа! - согласился Жу Гуэй. - А потом все любители индустриализации умрут, как и те сироты-уроды!
  
  - Поспокойнее. - с добротой в голосе попросила его физический дух Богини Морей и Океанов. - Но мы определённо покажем всё триумфальное возвращение.
  
  Оскалы этих двоих вызвали бы опасение, но около трубы, что на востоке Зетшобо, на небольшой скале, никто больше не гулял. Тут гуляли осторожно и редко, а вот Ева могла и спасти любого, стоит только поближе упасть к воде...
  
  - Ладно, пойдём обратно в отель. По пути мало воды, надо быть быстрыми. - повела его Богиня.
  
  - Я призыватель, я отдаю приказы. Но она... Она просто лучше умеет сражаться, лучше анализирует ситуацию! Мне просто так и следовать ей? Всё это напоминает мне о приюте. Всё в точности одинаково. Разница лишь в том, что теперь все мои обидчики умирают. А потом умрут и обидчики Евы. Турнир - святая вещь.
  
  А физический дух смотрела на волны и пара небольших лепестков с близлежащего дерева сорвалась, пролетев мимо Богини Морей и Океанов.
  
  ***
  
  - А ты слышал, какая чистая и красивая вода на озере Хенранва? - спросила обычная девушка у обычного отрока.
  
  - Да, я бы сходил туда сегодня погулять со своей половинкой, но работа-работа...
  
  - Хм. - хмыкнул Жу Гуэй, проходя мимо. Парочка гражданских не обратила внимания, как человек в длинной белой кофте что-то рассказывает высокой девушке с волосами странного оттенка. Парень явно бы провёл сходство с чистотой воды, но был слишком занят сегодняшним проектом.
  
  ***
  
  - А ты поведёшь Рури, значит?
  
  - Завтра. Как раз суббота, выходной. Придёшь? - девушка и парень продолжали обсуждать озеро и завтрашние прогулки по лесу.
  
  - Какие странные люди сегодня. Все такие... модные что ли. - заметил парень, увидев подростка в полностью тёмной одежде и таком же макияже. За подростком из дома в центре Зетшобо следом подплыл, немного хромая, человек в чёрном плаще с тростью, полной трещин, на которую Гэвин и опирался, пытаясь вызывать как можно меньше боли для себя, игнорируя людские взгляды.
  
  Зелёный шарф, недавно бывший лишь куском ткани, теперь прикрывал тыльную сторону шеи.
  
  - Слышал Гэвин? - спросила его Роуз. - Туда точно направятся и остальные, раз ты чувствуешь там самое большое количество магии.
  
  Тот кивнул, еле-еле не заскрежетав зубами от такой долгой прогулки по городу.
  
  - Он прикидывается, но ничего, я тебя обыграю! - подумала Роза.
  
  - Мне плохо, знаешь, я страдаю. - завела она обычный монолог. - Я хочу пообщаться с другими участниками, узнать их боль и показать, что я сильнее, раз терплю!
  
  Монолог получился слишком коротким, чтобы так его называть.
  
  А Гэвин ничего на это не сказал. Он мог бы, но не видел смысла.
  
  ***
  
  Вечерело. Закат захватывал небо, птицы в лесу активировались, а Ульрих вспоминал своё прошлое, те хорошие дни, когда звери провожали Францинийских героев в последний бой для многих.
  
  - Обожаю закаты. Они напоминают истории, которое рисовало моё воображение после прочтения очередной книжки. - Сергей сказал, глядя на поглаживания веток лучами солнца, медленно уходящим в небытие до завтрашнего дня. Фрида зашла в единственный подъезд.
  
  - Ты уверен, что нам пока не стоит есть? - переспросила она своего физического духа.
  
  - Да, надо проверить крышу. - закивал Гиров с толикой мыслительного процесса, что происходил прямо сейчас. - Прости, если это немного взволновало тебя, просто надо уложить все "приключения" за день.
  
  - Мысли, это называется мысли! - подумал дух, выходя наверх.
  
  Через три минуты Фрида начала ходить по комнате, пытаясь найти всему объяснение.
  В этот момент и зашёл Сергей.
  
  - Думаю, на это надо посмотреть. - странно выразился Гиров.
  
  - Это очень необычно. Что происходит? - спросила его Фрида.
  
  Призывательница всё поняла, увидев закат на крыше. Он очаровывал, оглушал своей красотой, что она даже не сразу посмотрела на...
  
  - Я увидел, как ты устала и решил сам сделать ужин. И взял пару свеч, чтобы убрать лишние запахи. Природу они пропустят. - пояснил Гиров, отодвигая стул Фриде.
  
  - Да ты романтик! - одновременно восхитилась и пошутила призывательница, зная, о любви физического духа к этому жанру.
  
  Стеклянная перегородка позволяла насладиться и видом вниз, и океаном, морем, бухтой - это было не важно сейчас, водой.
  
  - Как ты смог приготовить всё, без огня? - поинтересовалась Фрида.
  
  - Магия. - улыбнулся Сергей Гиров, подвигав тремя центральными пальцами правой руки. Получилось более смешно, чем непонятно.
  
  - Спасибо.
  
  После молчания Фрида решила спросить, как раз ужин подошёл к концу и свечи почти догорели - совсем короткие, но дорогие:
  - Пойдём, прогуляемся у моря, раз мы и здесь были в безопасности.
  
  Сергей кивнул, соглашаясь.
  
  - Какие же эти свечи дорогие! - подумала девушка.
  
  ***
  
  - Ты хотел прогуляться по лесу вечером?
  
  - Да, там будет хорошая атмосфера, особенно с парочкой пугающих историй по пути! - вскрикнул Тим Форе от нетерпения.
  
  - Как договорились, да. - протянул Ковард Филлипс Лайфкрафт. - Сразу предупреждаю - из меня плохой рассказчик.
  
  - Ну, не знаю, мне понравилось, вообще-то. - сказал призыватель.
  
  - Правда?
  
  - Он, что, покраснел? Чёрт, на бледном лице это ещё и страшно! - оптимистично подумал Тэмуджин, бешено кивая.
  
  ***
  
  - Собирайся, мы идём на озеро Хенранва. Это один из центров магической силы в Зетшобо. - прикрикнула на Ульриха Элеонора.
  
  - Озеро Восставшей Гармонии? - переспросил физический дух, всё это время стоя на страже, как ему приказали.
  
  - Откуда ты знаешь его название? Где у тебя знание языков, особенно Восточных Земель, а ну, отвечай! - вспылила его призывательница.
  
  - Я почему-то узнал значение, госпожа... миледи. Не знаю... почему...
  
  - Ладно, пошли, за мной, согласно прошлым приказам. - закончила разговор Элеонора фон Хейтенбург.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5 - Озеро Хенранва.
  
  - Сколько раз тебе ещё говорить, чтобы ты не выходил на дорогу! - тихо зашипела Элеонора на своего духа, рыцаря Францинии.
  
  - Конечно, миледи. - кивнул Ульрих Благоприносящий, что шёл впереди.
  
  - Засада... Как же жалко, что я не могу узнать, есть ли кто-то рядом! - прогневилась призывательница.
  
  - Есть кто-то около озера? - спросила она в очередной раз.
  
  - Я даже не знаю, где точно озеро Хенранва. Но магическая сила, в любом случае, перекрывает обзор. - ответил ей физический дух.
  
  - Зато ты хорошо чувствуешь любую магию. Последствие разрушения духовной связи? - вслух, но для себя, спросила фон Хейтенбург.
  
  ***
  
  - Визаро, мой Король? - обратился Вингрид к первому правителю Сумасбродов.
  Молча, он повернулся к призывателю.
  
  - Я знаю, что ты показал мне эти видения. Они уходят в лес! Мы можем пойти в круглосуточный магазин прямо сейчас. Я, вообще-то, думал всё же завтра утром пополнить припасы, но кто заподозрит в нас участников Турнира, среди красочных одежд простых жителей? - риторически спросил Валлиан. - Это верное решение?
  
  - Не бывает неверных решений, существуют немудрые правители. - Визаро ответил собственной цитатой.
  
  - Значит, решено! Идём! Ещё и поспать потом сможем!
  
  ***
  
  - Слышишь их? Давай, Гэвин, последуем за ними! - сказала Роза.
  
  Эти двое, идущие по лесу, не прячась в кустах и между стволов дубов, как их преследователи, общались. Хотя, Тим больше восхищался, а Ковард краснел, понимая, что его только что открывшийся талант рассказчика историй, произошедших с ним, явно переоценён.
  
  ***
  
  - Озеро Хенранва. - констатировала Элеонора фон Хейтенбург. Затем она внимательно посмотрела на странную лужицу, которая оказалась на месте озера и большой синий кристалл, висящий без цепей. Его свечение затягивало Ульриха, он даже сделал шаг навстречу.
  
  - Какой он красивый. Хочу прикоснуться к этим круговым узорам! - подумал Благоприносящий.
  
  - Идиот! Вернись в реальность! - прогремел в голове голос "миледи" фон Хейтенбург. Он обернулся, но та молчала, тем не менее, в ярости смотря на Ульриха.
  
  Ульрих потряс головой и увидел ещё одного человека, также тянущегося к кристаллу.
  
  - Это поможет мне освободиться... - шептал он, уже почти наступив ногой в воду. Но его ботинок остановился над гладью этой лужицы, привлекающей своим синеватым светом. - Но я ещё не выполнил обещание, данное себе!
  
  И Ковард Лайфкрафт отпрянул назад к Тиму Форе.
  
  - Э-э-эм... мой дорогой... маг? Да, маг, мы не одни. - заметил призыватель, опасаясь прикасаться к плечу своего физического духа.
  
  - Убей их, Ульрих. - в голове снова прозвучал голос фон Хейтенбург.
  
  - Удачного боя! - крикнул он, выходя из дуэльного поклона времён ранней Францинии.
  
  - Ха! - эсток Ульриха, длиннее высоты кристалла, врезался в полузаметную тёмно-синюю дымку.
  
  - Ты не смог пробить обычную магическую защиту? - Лайфкрафт недоумённо снова свёл руки вместе. - Такого быть не может, ты же физический дух!
  
  От ответного заклинания - чистой глыбы магии, Ульрих Благоприносящий увернулся, отскочив.
  
  - Слабак! Хватит думать про честь и мораль! - он не видел её, но Элеонора стояла за деревьями и скрытно наблюдала. - Если бы ты сбежал тогда, мог бы спасти свою принцессу, но её убили, а Трудовой Союз захватил всю Францинию и ты - одна из главных причин её гибели!
  
  Новый рывок физического духа.
  
  - Тим, отойди за деревья. Не выходи на свет. На всякий случай. - Лайфкрафт мысленно передал информацию своему призывателю, что-то заподозрив.
  
  - Ха! - полностью идентичное восклицание не спасло Коварда Филлипса на этот раз - Ульрих пробил обычный магический барьер.
  
  - Ага, я понял... - вздохнул Ковард, удержав равновесие в воздухе. - Не зря я подлетел. Ты атаковал более короткой шпагой. Вот в чём твоя сила.
  
  - Это эсток. И его имя - "Триумф". - поправил его Ульрих, кивнув по-рыцарски, как его учил наставник Руз, сын доброго Жуана.
  
  У Коварда участилось дыхание. Пришло время новой тактики, но Филлипс пока не понимал, что именно будет лучше всего. Все варианты казались бессмысленными. Это же простая магия, в конце-то концов, уровень призывателей-магов!
  
  - Ковард, ты так умрёшь, пока уже контратаковать! - подключился к духовному каналу Тим Форе.
  
  - Я знаю, но... Только тёмная магия, тёмные эксперименты...
  
  - Так используй их, пока не стало поздно! Что-нибудь, что не повлияет на мир и на тебя!
  
  - Такого нет, но... Я, в целом, могу попробовать... - задумался Лайфкрафт.
  В этот раз Триумф почти задел левую щёку Коварда, висящего в воздухе, около десяти метров над землёй, на уровне кристалла.
  
  - Хорошо! - воскликнул он, понимая неизбежность проявления своих сил в любой битве. - Держи!
  
  В воздухе материализовалось щупальце какого-то осьминога, по его внешнему виду и фиолетово-пурпурному оттенку. Но, почему то, при одном только взгляде на него, у Тима Форе пробежали мурашки по всему телу. Оно деформировалось всё сильнее и сильнее, потихоньку увеличиваясь в размере.
  
  - Скажу сразу - я не хочу миру зла, поэтому, чтобы остановить расширение этого... Этого ужаса, ты должен будешь принять его в себя. Оно уже видит в тебе врага, прими его как новую часть своего тела и будешь спасён от всеуничтожающей участи страшного попадания в мир кошмара. - предупредил Ульриха Лайфкрафт.
  
  - Я не могу его принять, не могу! - прошептал физический дух, у которого уже подкосились ноги от одного только вида этой твари из самой бездны человеческой алчности и безумия. Эсток был убран заранее.
  
  - Прими эту вещь, если она спасёт тебя. Я буду приказывать, если ты не выполнишь эту, пока что, просьбу, ты меня понял? - взорвалась ненавистью Элеонора.
  
  Палец Ульриха пытался приблизиться к щупальцу, приобрётшему форму сферы и тут же отдёргивался. Это видение, реальное существо имело слишком уродливые формы, даже в одном из королевств Южного Континента, когда-то бывшего под тиранией Геалиба не существовало таких уродов, каким было оно.
  
  - Спасите меня, Кристальная Королева. - помолился Ульрих и прикоснулся к этой вещи.
  
  С жуткими криками, раздирающими округу, он попытался стереть эту штуку из своего пальца, но она уже засасывалась внутрь.
  
  - И это - самая слабая твоя личная магия? Эти эксперименты... Теперь я наглядно понял, почему они ужасны. Не хочу их видеть, но ты должен их применять, если нам не останется более нечего делать, как сражаться до смерти. - сказал Тим Форе.
  
  - Я понимаю, Тим. Но моя боль ещё сильнее и не от того, что я сам проводил их при жизни. Эта штука, этот кошмар, он исчезает в теле, не оставляя следов, не даёт сил. Но только так его можно убить. И я не мог предупредить своих противников об этом, иначе более тёмная магия ожидала бы этот мир. - покачал головой Ковард Филлипс.
  
  Внезапно, кристалл начал покрываться трещинами, издавая характерные звуки.
  
  - Очнись!
  
  - Да, миледи, да, сейчас, сейчас. - пришёл в себя Ульрих, временно забыв о твари внутри себя, но всё ещё подёргиваясь и поёживаясь от страха.
  
  Кристалл сломался, создавая громадное количество воды, бывшей внутри него. Озеро Хенранва вернулось к своим изначальным размерам - таким, каким его помнила Элеонора, когда Михо, один из участников Турнира, приводил её туда. Фотография в её доме так и осталась пылиться в годах.
  
  Из леса вышел третий дуэт участников.
  
  - Устроили бой на точке сконцентрированной магии? Вы могли уничтожить озеро! - возопила Ева.
  
  - Это озеро принадлежит моей леди! - запротестовал Ульрих, когда Элеонора вслух разозлилась от такого количества участников на квадратный метр озера Хенранва.
  
  - Идиот, хватит выдавать, кто я есть! - фон Хейтенбург куда больше злилась, нежели Ева.
  
  - Ты меня не слышишь, а? - переспросила его леди фон Хейтенбург, но ответа по духовному каналу не последовало.
  
  - Идеально, значит, кристалл соединял нас мысленно на этой территории, а теперь - нет кристалла и нет связи. Чудесно. - с мощнейшим сарказмом подумала она.
  
  - Так это вы создали этот кристалл? - вежливо поинтересовался Ульрих, почувствовав облегчение от недавнего и постоянного мысленного контроля со стороны призывательницы.
  
  - Разумеется нет! Это работа Турнира! - удивилась Ева некомпетентности рыцаря Францинии, как духа.
  
  - Тим, нам лучше уходить. - заметил Ковард, постепенно удлиняя дистанцию от озера и этих двоих.
  
  - Согласен, бежим! - с какой-то детской радостью согласился его друг.
  
  ***
  
  - Гэвин! Вот! Они убегают, они ослабли! Давай нападём на них и проверим твои силы! - заключила Роуз свои мысли в предложения.
  
  Он промычал что-то невразумительное в ответ, но явно в негативном ключе, правда, потом вздохнул и всё же пошёл за Розой, которая забыла контролировать своё нетерпение к первому бою.
  
  ***
  
  - Чёрт! Нас увидели! Кто-то есть на корабле, мой Король! Давайте отступим! - шёпотом воскликнул Вингрид, увязший ногами в песке пляжа Зетшобо.
  
  - Настоящий друг императора всегда понимает важность отступления. - отрешённо заметил Визаро.
  
  - Хорошо, пойдём! - закончил мини-диалог Валлиан, взмолившись под конец:
  - Только быстрее!
  
  ***
  
  - Смотри-ка, Паскаль! Нас уже нашли? - вдохновлённо обратился к своему призывателю Фёдор Бермуда.
  
  - Ну конечно! Ты стоишь на корме, а время уже за полночь, если не позже! Надо было тебе утопить мои часы в воде! - хмуро заметил Майдетон.
  
  - У меня запасные есть. - порадовался за свою находчивость человек-перфекционист.
  
  - Ух ты, а я-то подумал, что ты будешь зол на то, что нас нашли... - начал Бермуда со своей постоянной улыбкой.
  
  Послышался звук рассекаемого воздуха.
  
  - Ай! Это ведь была моя челюсть!
  
  - Ладно, садись в лодку, будем сражаться на берегу, раз твоя Суть - это оружие из путешествий. - он провёл рукой по лицу и потёр переносицу.
  
  ***
  
  - Это озеро очень важно для нас, пожалуйста, уходите или готовьтесь к бою! - заметил Ульрих, вставая в свою любимую позу, когда его правое колено несколько сгибалось, словно в танце. Эсток длинной метров в 20-25 в руках ещё не появился вновь.
  
  - Скажи, ты убивал природу? - спросила его Ева. Жу Гуэй стоял, держась за правую руку своего физического духа, прижавшись к ней.
  
  - Я жил в то время, когда деревья не уничтожали так же быстро, как сейчас. - где-то за деревьями, тихо, бесилась Элеонора фон Хейтенбург. - Но и мне приходилось рубить их топором.
  
  - Тогда ты будешь моим противником. - дама в белом с лазурными волосами подвела краткий диалог.
  
  Не успел Ульрих поклониться, не успел Жу Гуэй выдохнуть, как Ева уже подлетела к озеру, несясь перпендикулярно Благоприносящему рыцарю. Остановившись в центре Хенранва, громогласный клич пронёсся по лесу:
  - Я Ева, БОГИНЯ МОРЕЙ! - Жу Гуэй инстинктивно закрыл голову скрестив руки и спрятавшись в длинных рукавах, ибо почти вся вода озера взлетела вверх, мощным столбом сбивая всё на своём пути. Но там оказался лишь воздух. Первая настоящая, не пассивная Суть применилась на этом Турнире.
  
  Первая направленная струя оказалась слишком большой, а Ева была в такой ярости, от того, что кто-то признался, как убивал деревья, а ведь это и рядом не стояло по отвращению к уничтожителям воды, да такой, что Ульриха сбило после его прыжка и впечатало в дерево, чуть не снеся его - часть воды магическим образом залечила все трещины, сделанные телом рыцаря Францинии.
  
  - Ай. - только и подумал Ульрих.
  
  - Всё, хватит, пора действовать. - решила Элеонора фон Хейтенбург, взяв в руку нож, который на всякий случай носила с собой. Кто бы мог подумать, что сегодня все решат посетить озеро, полное магической энергии, когда в планах было забрать всю эту магию?
  
  - Добей её, когда она ослабнет. - относительно тихо сказала она, пробегая меж деревьев к Жу Гуэю, только сейчас решившему опустить руки.
  
  - Да, миледи. - почти так же прошептал Ульрих, но уже из-за от напора воды, который каждые несколько секунд прилетал заново и пытался ударить его с разных сторон.
  
  - Ах ты тварь! - наследник рода Гуэй даже не смог ничего прошептать, но Ева заметила движение, что видела и раньше, а мощная волна уже готовилась ударить, только, на этот раз, по Элеоноре.
  
  - Ты выживешь, я могу подлечить небольшие раны с помощью воды. - Богиня морей и океанов духовно передала эту мысль своему призывателю.
  
  - Уходим, ты меня понял, а? - что есть сил прокричала Элеонора и, бросив Жу Гуэя в сторону Евы, попыталась спрятаться за деревьями. Удачно.
  
  - Подойти ко мне, вода прикроет тебя. - попросила призывателя Богиня морей.
  Жу Гуэй, не без некоторого колебания, быстро прерванного новым сообщением от дамы в белом, прошёлся по воде и прочный столб H2O укрыл и его.
  
  Ульрих попытался ударить своим оружием, примерно метров восемнадцати в длину, но поток был слишком мощным даже для пониженной морали рыцаря Францинии.
  
  - Простите! - на прощание крикнул он, убегая вслед за своей госпожой.
  
  ***
  
  - Открытая местность, Гэвин! Как работает твоя Суть, какой предмет тебе нужен для этого? - спросила Роза.
  
  - Только я сам. - с некоторой болью в голосе, мысленно, по духовному каналу ответил Дарквуд.
  
  - Хорошо! Тогда давай уничтожим этих беглецов! Ты видел тот столп из озера? С ними разберёмся в последнюю очередь. - она подумала и затем добавила, уже из своего "образа":
  - Может быть, они смогут убить меня и прекратить эти страдания...
  
  Физический дух хмыкнул и решил поддержать Роуз, несмотря на боль от открывания рта:
  - Моя задача - защищать тебя.
  
  - Это прискорбно. - с некоторой весёлостью ухмыльнулась призывательница, но потом быстро вспомнила, что ей плохо от мира. Духовную связь она всё ещё не использовала по назначению.
  
  - Давай! Выходи и используй на них свою Суть! Нечего с ними играться!
  
  - Кого атаковать то? - мысленно спросил Гэвин, но ответа не получил.
  
  ***
  
  - Опасно. Мы не должны встревать в сражения, Ковард. - Тим заметил слабый кивок со стороны своего духа.
  
  - ВЕЧНОЕ ИСКУПЛЕНИЕ! - донеслось из-за ствола дерева впереди, стоило лишь какой-то тёмной фигуре выскочить оттуда.
  
  Открытая ладонь была направлена на Коварда Лайфкрафта и тот почувствовал другую Суть. Но его глаза не закрылись от боли и страданий, что усиливала способность Гэвина, стоящего в зелёном, оборванном дождевике, частично уничтоженным каким-то старинным взрывом, но постепенно залатывающимся.
  
  - А-а-ах... - заскрежетал зубами физический дух Тэмуджина. Он ощутил все свои эксперименты, картинка светилась достоверностью, реалистичностью и... страданием. - Мне не больно... Просто неприятно. - обратился Ковард Филлипс к своему сопернику, снова выпрямившись.
  
  Пока Гэвин Дарквуд стоял в ступоре, Роуз победоносно вышла из-за другого ствола, намереваясь увидеть поверженную команду, но, по итогу, тоже впала в ступор. Лайфкрафт только немного сгорбился над землёй, ощущения всё же были не из приятных.
  
  - Я, за столько веков... Уже прочувствовал все свои ошибки, каждую из них. Я не могу страдать от того, что стало частью меня. Я перестрадал их все, страданиям был положен конец. - произнёс физический дух учёного и мага.
  
  - Прости, что несу тавтологию, когда напряжён. - духовно сообщил он своему призывателю. - Стой позади меня, сила нашего врага работает лишь на одного и ему нужно лично видеть свою цель, почти полностью.
  
  - Я... - Лайфкрафт выпрямился, немного подвигав головой вбок. Роуз инстинктивно поёжилась и сделала пару шагов назад, но снова замерла от неуверенности в своём будущем. Когда издался небольшой хруст костей, он продолжил:
  
  - Я знаю кто ты. Этот дождевик. - он тыкнул пальцем в Гэвина, второй, в свою очередь, немного поправил складки на своей одежде свободной рукой. Правая раскрытая ладонь всё ещё смотрела на Коварда Филлипса, лицо было искажено гримасой боли, а напряжение уже передавалось всё ниже и ниже по телу Дарквуда. - Ты Гэвин Дарквуд, верно? Лично я тебя никогда не знал, но сочувствую произошедшему в Сейламе. На меня не действует твоя сила, это просто была атака со спины, неожиданность.
  
  - Так, а теперь... - начал физический дух Тима Форе, но Роза снова, как будто ожила, от ужаса, что сейчас умрёт.
  
  - Бежим! - заорала она, истошнее некуда и Гэвин резко прекратил действие своей силы, что работала лишь на него самого. Но и с такой болью, которая сразу не исчезала, как у многих других, Дарквуд умудрился поднять свою призывательницу и так же резко, маневрируя меж стволов дубов, скрыться в глубине этого леса.
  
  Что, чёрт возьми, это было? Почему твоя сила не сработала? - требовательно спросила Роуз, минут через десять после боя. Ноги до сих пор болтались в воздухе.
  Гэвин пожал плечами и продолжил двигаться, уже шагом, в сторону дома.
  
  А ещё через пару минут Роза убедила её поставить на землю и Гэвин выполнил просьбу.
  
  - Он точно хочет убедиться, что я на самом деле не так сильно страдаю, как показываю! - подумала она.
  
  ***
  
  - Ты ещё бы поклонился. Идиот. Мне достался идиот. - Элеонора даже не хотела ни на кого смотреть, потому закрыла лицо руками, откинувшись на диване в домике, который для неё построила бригада Вадима.
  
  Ульрих попытался извиниться перед своей призывательницей, но та жёстко его перебила, продолжив монолог унижения Благоприносящего рыцаря.
  
  - У тебя даже не хватило сил победить другого духа! И кто ты после этого? Никто! Бесполезность! Иди подальше от меня, спрячься в каком-нибудь углу, не хочу тебя видеть, урод!
  
  Где-то на втором этаже этого коттеджа Ульрих сел на пол и тихо проговорил: "Духовное Проклятье". В его руках образовался его эсток. Рыцарь Францинии так и не понял, что может использовать свою Суть без громкого произношения оной.
  
  - Непоколебимость, ты всегда будешь со мной. - мирно сказал он своему оружию, у которого осталось лишь пятнадцать метров длинны. - А когда-то ты мог бить на два километра. Сила - она не так важна, как возможность попасть, задеть... Меня задели. Так происходит со всеми физическими духами, ну, знаешь, теми старцами, сражающимися уже века или просто моя миледи такая... Своевольная?
  
  - Я знаю, ты ничего мне не ответишь, но мне стало получше, моё любимое оружие. Мы победим, но ты не станешь короче, я обещаю тебе. - рыцарь сгинувшей Францинии ещё раз прикоснулся к лезвию Непоколебимости, там, где оно плавно переходило в ребро и оружие исчезло до следующего боя.
  
  ***
  
  - Мой король, как вы думаете, у скольких духов в этом Турнире есть Суть, что применяется независимо от места нахождения или если это место слишком часто появляется в Зетшобо? - спросил Первого Короля Вингрид Валлиан.
  
  - Размышления важны и полезны, до тех пор, пока их не заменяет паранойя. - ответил Визаро.
  
  - Да-да... Странно, я почему-то думал, что вы как в книгах - великий правитель, кто постоянно что-либо меняет... - вздохнул студент-маг.
  
  - Императоры понимают - нет смысла действовать больше, чем необходимо. - новая цитата.
  
  - Редко вы упоминали Императоров. Но оно и верно - их много, а Король - он один, Настоящий. - улыбнулся Валлиан.
  
  - Умный Монарх понимает, что после смерти он не будет в силах изменить мир.
  
  - Две фразы подряд? Ух ты, не ожидал от тебя! Ладно, я думаю нам нужно поспать, мой Король. - призыватель так пожелал спокойной ночи своему правителю. Настоящему, а не текущему, на Сумасбродских Островах.
  
  - Почему он ведёт себя так пассивно? - всё же перед сном Вингрид смог привести в порядок свои мысли. - Ведь во всех записях, книгах, повестях он действовал сам, был подвижен. Неужели, став физическим духом, даже с таким малым количеством призывов, ему действительно надоело пытаться изменить мир? Или Король верит в это? Ой, Визаро, а вдруг та история с Лабиринтом... А если он действительно взял плату в... Это ведь точно, да-да... Сделка.
  
  Но додумать студент не смог. Его глаза сомкнулись, а мысли расформировались в подсознание. И пока что, он об этом перестал мечтать.
  
  ***
  
  - Мы могли умереть! Ужас какой! - запричитала Роза, осознавая. Гэвина рядом не было - она спровадила его подальше.
  
  Мелкая дрожь всё ещё эхом отдавалась примерно в районе пяток.
  
  - Странно, я даже не бежала сама. - Роуз подавилась стаканом с водой и закашлялась. На секунду девочке показалось, что на неё нападает тот столб воды с неизвестным духом во главе.
  
  Роза пошла в сторону своей кровати, но отдёрнула руку, вспомнив тот взгляд духа-мага.
  
  - Он точно плохой человек. - пронеслось в голове Роуз. - Я не хочу умереть от его рук... Я... Мне так плохо, но... Заметьте меня, пожалуйста. Турнир смог заметить! Я - участница, я достойна!
  
  Призывательница раскрыла створки окна и вдохнула свежий, ночной воздух.
  
  - Ух, ладно, мне намного лучше. Да, надо бы поспать. Время... За полночь! - охнула Роза, взглянув на часы в своей комнате.
  
  Гэвин Дарквуд проявился в темноте спальни Роуз.
  
  - Ты! Ты... Давно стоишь там? - испугалась она.
  
  - Он ведь не видел моменты моей слабости? Он ведь не может прочитать мои мысли, если я не позволю? Никто не знает, что я боюсь умереть, хоть и заявляю об этом? Они не должны понимать, что всё это - неправда. Я... Я просто хочу, чтобы эти люди стояли рядом, но не... - мысли потоком хлынули в ослабевшую от одного только вида битвы, Розу.
  
  Но для Гэвина и любого случайного зрителя это было лишь резкое покачивание, окончившееся так же молниеносно, как само движение и началось.
  
  - Не очень. - ответил физический дух. В его руках пальцами перебиралась тряпка, которая во время Сути, на недолгое время, ставшая полноценным дождевиком.
  
  - Твоя Суть... - неловко начала Роза. - Что именно она делает?
  
  - Я должна была спросить его об этом раньше! - взорвалась в голове надоедливая мысль. Роуз так и не смогла до конца избавиться от этого чувства.
  
  - Это равноценное страдание. То, за что ты чувствуешь самую большую Вину. И моя Суть доводит до бесконечности это чувство. - понуро и, по возможности, кратко объяснил Дарквуд.
  
  - Но это бесполезно! Тот дух, он сказал, что уже пережил вину за содеянное! - пересказала свои доводы Роза. - А ещё, если она действует на тебя, то тогда вы просто умрёте от вины вместе!
  
  - Я привык к тем страданиям, что окружают меня. - безучастно воспротивился Гэвин.
  
  - Они - ничто, по сравнению с моими! - почти возопила Роуз. Но не смогла - хоть родители должны были вернуться только через неделю, что-то другое внутри запрещало ей разводить шум.
  
  - И что такого с тобой приключилось? - случайно вырвалось из уст физического духа.
  
  - Я... Я тебе отвечу! - надулась Роуз. - Мой парень бросил меня, мода уходит в непонятное нечто, а я не хочу так одеваться, но иначе буду не популярной в новом году! Так ещё и какие-то фифы приехали в мой город! Всё это разрушает меня изнутри! Я буквально умерла духовно!
  
  Она выдохнула.
  
  - Ну и что ты мне ответишь?
  
  - Чёрт, я и сама перестала чувствовать себя как вчера вечером, когда он прилетел с неба... - запаниковала девочка. - Ладно, держись Роза, держись!
  
  - Да, ты права. - с болью в голосе и на лице, безучастными глазами, согласился Гэвин Дарквуд. - У меня всё куда проще.
  
  - Да он же врёт! Я прямо вижу это! Он сам об этом знает? Почему уклоняется от своей истории? Играет или она и вправду так... - понёсся новый вихрь догадок у Розы.
  
  - Я буду спать. - заявила Роуз, повернувшись спиной к Гэвину. Тот духовно пожелал спокойной ночи. На улице через пару часов, ближе к трём с половиной, должен забрезжить рассвет.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 6 - Герой сотни наград.
  
  - Ух ты! И всё это было твоими наградами за все спасения мира? - в который раз, по пути на берег, восхитилась Фрида.
  
  - Да. - кивнул Сергей. Океан был как на ладони, остались лишь редкие дома по обе стороны прогуливающейся пары. - Все те десять лет приходилось спасать мир, почти без перерывов и почти всегда по воле "судьбы", я оказывался рядом, а награды... Это мои воспоминания, хорошие воспоминания.
  
  - Не могу поверить! - думал про себя Гиров. - Эти дома, они стоят точно так же, как в Безымянном Городе, где я бывал пару раз, когда отец уезжал туда по делам и брал меня с собой! Готов поклясться, что главный "созидатель" у обоих городов един.
  
  Недолгая тишина.
  
  - Как же ты заполучил такие ножики? - вновь спросила его призывательница.
  
  - Ах, да. - физический дух только сейчас вспомнил, что он один из ножей вертел в руках. - проклятые метательные ножи Эдуарда Седьмого. Кхм-кхм, так вот, я отправился отдохнуть в Южную Акерику, а там страдания, боль, диктатор и какая-то ведьма сразились из-за своих зон интересов. Я пришёл и помог поймать обоих, за что Король Эдуард Восьмой отдал оружие своего предшественника. На Турнире, я, почему то, из наград не могу достать мечи. Не знаю, почему.
  
  - Эдуард Восьмой? - переспросила Фрида, недоверчиво смотря на Сергея. - Про него писали в газетах, что через 5 лет процветания страны, он вызвал злого духа, правда, всё разрешилось.
  
  - Правда? - поинтересовался Гиров. - Ну, я помогал спасать мир, а не "учить" людей.
  
  С шутками и историями парочка дошла до конца асфальта.
  
  - Ты был прав. - улыбнулась Фрида, вальсируя, посмотрев в лицо своему физическому духу. - Здесь очень красиво, при свете живой Луны.
  
  ***
  
  - Сейчас 43 минуты и 15 секунд, как начался новый день. А я ещё думаю, почему так светло ночью. Оказывается, всё гениальное просто - ещё слишком рано. - проговорил тихо Паскаль, держа согнутой в локте левую руку с часами. Затем он глянул на собеседников и добавил, с некоторым раздражением: "Но, видимо, самое время для сражений".
  
  - Мы не очень-то и сражаться хотим! - заметила Фрида.
  
  - Ложь! - исказилось недовольством лицо Майдетона. - Все призыватели участвуют в турнире ради своей самой сокровенной мечты! Вы не исключение. Победы улучшают итог, это одно из правил турнира!
  
  Призыватель Бермуды вздохнул - мельтешение руки Фёдора перед лицом, вместе с небольшими телодвижениями духа начинало его доставать.
  
  - Но я всё равно буду игнорировать тебя. - про себя Паскаль поставил точку в плане, а вслух сообщил:
  
  - Я тоже не хочу сражаться... С вами. Знаете, у меня нет никакого желания ослабить себя, чтобы потом третий участник, где-то неподалёку сидящий... - он обвёл взглядом пляж. - Напал в самый неподходящий момент. А при сражении втроём, кто-то обязательно окажется в меньшинстве. Я отказываюсь сражаться при такой вероятности!
  
  - Если кто-то придёт, мы с моим другом отойдём. - Сергей Гиров кивнул, услышав ответ Фриды.
  
  - Да-да... - протянул Паскаль задумчиво. - Но, знаете... Проверить силы тоже надо. Всё равно тот призыватель уже давно сбежал.
  
  Сергей приготовился к бою, Фрида сделала шаг назад, чтобы не мешать. А Бермуда всё ещё прыгал и переминался с ноги на ногу вокруг Паскаля, пытаясь привлечь его внимание, но всё это было обманкой - по духовному каналу Майдетона шла лишь пустота.
  
  - Такое чувство, что только я тут понимаю важность как скрытности, так и не совсем вынужденных сражений! В атаку! - скомандовал Паскаль, пока по духовному каналу шло лишь одно слово, одно имя: "БЕРМУДА!"
  
  К внутреннему удовлетворению Паскаля, Фёдор сразу побежал вперёд, не нарушая красоты атак, совершённых вовремя.
  
  Сергей Гиров резко среагировал на стремительный разгон Фёдора в свою сторону. Аккуратно подхватив призывательницу, он поставил её немного подальше от воображаемых границ текущего поля боя, а сам побежал в другую сторону и, в самом конце, резко отступил назад, уже совершая свой выпад, кулаком, горящей от скорости бронзой, в сторону другого физического духа.
  
  - Это кастет Филлипа Шумейски. Он обладает "силой" отключать почки, стоит ему задеть тело человека. - зачем-то пояснил Сергей своему сопернику.
  
  Кастет влетел в неожиданный железный лист, появившийся в правой руке Бермуды. Через секунду после удара, лист сложился в кривую, но действительно острую палку.
  Гиров сделал отскок назад, максимально сильно удаляя живот от размашистого удара Фёдора.
  
  - Зачем ты ему сказал, что это за вещь? - непонимающее, ментально спросила духа Фрида. - Он же сможет вовремя создать защиту!
  
  - Не беспокойся, Фрида. У меня есть два плана и пока что всё под моим "вниманием". - последовал быстрый ответ.
  
  Из обеих рук Гирова полетели деревяшки. Бермуда вновь остановился и щитом, в который вновь превратилось грозное оружие, отбил их все, остальная треть пролетела мимо, последняя подлетела в воздух.
  
  И тут все, как одна, загорелись, немного увеличились в размере и взорвались, разбрасывая щепки во все стороны. Бермуда распрямил железный лист до шара, но не успел до конца и пара щепок вонзилась в его ноги.
  
  - Это щепки с корабля последних магов нашего мира. - прокомментировал Сергей.
  
  - Даниэль подарил их мне, когда мы остановили врага их учителя. - добавил он для Фриды.
  
  Та лишь завороженно смотрела на сражение. Стало совсем темно, а искры от столкновения какого-то щита, иногда даже меча и просто металлического листа Бермуды становились единственным освещением, пока почти полноценная Луна скрывалась за облаками, вновь появляясь, но лишь на мгновение. Холодный прибрежный ветер начинал пробирать до костей стоящую без движения Фриду.
  
  - Ух ты, меч за спасение мира от тирана Безымянного Посёлка. Я думал, что Турнир не позволит мне "вернуть" такую вещицу! - удивился Сергей, пока оружие разрезало прочнейший лист, сложенный три раза, и задевало руку Фёдора. Последний бросил лист, но первые капли крови уже оросили песок.
  
  Железный лист снова собрался воедино. Но теперь к нему добавилась ещё и сталь.
  
  - Почему он не хочет атаковать меня? Тогда ведь ты ослабнешь! - подумала Фрида, обращаясь к Сергею.
  
  - Фёдор, атакуй его призывательницу, покончи с этим. Через три часа вражеский дух умрёт, а после убийства ты легко справишься с ним! - подсказал Паскаль своему физическому духу, не глядя на свои наручные часы.
  
  - Если он побежит на тебя, то я, в теории, остановлю его каким-нибудь "фокусом". Он уже знает, что у меня много "побед". - ответил Гиров.
  
  Бермуда, на удивление ответил также, но не постеснялся и добавил: "Слушай, Призыватель, может быть ты и умный в планах, но в бою я опытнее!"
  
  - Ух ты, два меча. Уважаю. - сообщил своему сопернику Гиров, стоило листу разделиться на два.
  
  - Да? Ты ещё эту атаку полностью не увидел! - Бермуда заполнился боевым ражем.
  
  Фёдор кинул левый "меч", тот завис в воздухе, физический дух подбежал к нему, кинул правый, затем резко дёрнул правую же руку и меч последовал за отпрыгивающим и уворачивающимся Сергеем Гировым.
  
  - Последний "рывок" оказался очень сложным. - сказал Гиров своей призывательнице, лёжа на песке. Но тут же резко встал, прыжком, и Бермуда чуть-чуть не задел Сергея.
  
  - Хватит уворачиваться! - в сердцах возопил Фёдор, которого уже достал такой долгий бой. - Давай просто сразимся, зачем такая вещь как "тактика" в первый день Турнира?
  
  - Да? Тогда сам, "постарайся" не увернуться! - и в вербальной речи он проговорился, используя замены для сложных слов, но вражескому физическому духу было не до этого - какие-то маленькие, старые кубики, полетели к Фёдору по волнообразной траектории.
  
  - Загадки Доромели Тарантеллы. - пояснил Гиров.
  
  - Я столкнулся с ним, когда меня пытались убить бандиты, а потом я остановил как злодеев, так и потерявшего рассудок Доромели. - более точно объяснил он Фриде.
  Фёдор смахнул их со своего порванного плаща и снова встал.
  
  - Они ведь совсем не вредные, зачем тебе такая вещь? - недоумённо пробасил Бермуда. Но убежать он пытался, честно.
  
  - Так, воспоминания. - улыбнулся Гиров.
  
  Если кто-нибудь сейчас бы смотрел на этот бой не с самого начала, этот зритель бы подумал: "Странно, откуда на песке кровь? Эти двое так мило и по-доброму общаются между собой!"
  
  Но через мгновение Бермуда вновь вошёл в боевое состояние, отрицая разговоры, презирая всё лишнее, не нужное в бою.
  
  Физический дух Паскаля, снова не попав по Гирову, который на этот раз подлетел почти на десяток метров, и, как пушинка, приземлился вдалеке, бросил левый меч, разделив своё оружие на два вражеских металлических листа. Мечи неглубоко вонзились в песок.
  
  - Это было перо из Восточных Земель. А вот это... - Сергей достал идол из чистого золота и положил на песок. Он покатился прямо к листам и каким-то невообразимым образом активировал будущую ловушку от Фёдора - оба листа схлопнулись и испарились в воздухе.
  
  - Как? Я же даже не управлял листами! - по духовному каналу удивился Бермуда.
  
  - Достойный соперник. - подумал Паскаль, думая глянуть на часы - ночь была в самом разгаре, но что-то было точно не так. А что именно - сознательный Майдетон сказать не мог, только Майдетон-духовный.
  
  - Идол Тайных Желаний из храма Ливио "в Достатке". - объяснил Гиров, а затем всем участникам боя, так же, как и зрителям, рассказал. - Он активирует последнее "по времени" желание.
  
  - Я ничего не понял.
  
  - Я тоже. - поддержала Фёдора Фрида.
  
  - Я и сам его не понимаю. - мысленно пожал плечами Сергей. - Сработало - и хорошо.
  
  - Это ведь всё - часть плана, так?
  
  - Ну да, Фрида. Не волнуйся, я не дам тебя в обиду. Обещаю, не как физический дух, а как "хороший знакомый".
  
  - Кракозябрина! - прокричал Фёдор, пытаясь сделать вид, что активирует Суть. Сергей никак не отреагировал, кроме обязательного уворота от непонятной стальной штуки.
  
  - Испортилась. - подумал Бермуда и выбросил эту железку.
  
  - И так ты обращаешься со своим кораблём? - саркастически, ментально, спросил своего слабо-подчинённого Паскаль.
  
  - Разумеется, это не часть корабля. Базовая магия, правила турнира, бла-бла-бла. - он физически по присоединял кончики большого с остальными пальцами, показывая сотни строк текста, которые физическому духу стало лень пересказывать.
  
  - Что-то точно не так! - Паскаля разъедала неидеальность происходящего. Он всё же глянул на часы.
  
  - И почему я избе... - на часах точно и без ошибок отражалось три часа ночи.
  
  - Что? Как? - сдержался и мысленно завопил Майдетон. - Мы стояли здесь минут 15, не больше! И это учитывая все их передышки между рывками друг к другу и киданиями снарядов!
  
  - Как это произошло, Бермуда? - продолжил духовно вопить Паскаль.
  
  - Я сейчас немного занят. Подождите прибытия следующего корабля. - невнятно, как диспетчер, ответил ему Фёдор, получая удар в новый стальной щит. Сергея, казалось, это ничуть не удивляло. - Понимаешь, вот мы сражаемся, а ещё, мы, духи, состоим из магии... Секундочку...
  
  - Нельзя ли поменьше нападать? Ты всё равно ждёшь, пока я на тебя нападу! - разозлился Фёдор на Сергея, отыгрывая сценку в неподходящее время.
  Тот, конечно же, ничего не понял.
  
  - Бой есть бой. Что за правила ты придумываешь? - пронеслось в голове у Гирова.
  
  - Так вот, Паскаль. Представь, как бы ты описал весь наш бой в книге? - продолжил мысленное обучение Бермуда.
  
  - Ну, записал бы всё? - не понял Паскаль.
  
  - И был бы ужасным писателем! - ответили ему по каналу связи между призывателем и физическим духом. - Мы выделяем магию, а так как это просто сражения, время немного изменяет свой ход, это замечают лишь участники Турнира и те, кто облает невероятным запасом маны. Этакое изменение воображение и совсем чуть-чуть - времени.
  
  - То есть вы сражаетесь минут 15, а прошло три часа?
  
  - Ты воспринимаешь это как 15 минут, а на самом деле прошло не больше... Полтора часа, сойдёт? - по-дружески спросил его Бермуда.
  
  - Отвратительно! У меня и так не хватает времени, а тут чёртов турнир... - уже чисто в себе замкнулся Паскаль Майдетон, пока Фёдор снова получил небольшую ранку. Оттуда даже не капала кровь, просто покраснела.
  
  - Стоп, это же значит, что если время идёт примерно в несколько раз быстрее, чем мы его воспринимаем, то турнир... 160 тысяч людей, нет, время всё же идёт примерно в 4 раза быстрее, и по ощущениям, и из-за того, что Бермуда ненадёжен в ответах... 320 тысяч человек за 20 лет! Как мы пережили его тысячелетия назад... - сокрушился Паскаль да так, что немного нарушилась духовная связь с Фёдором. Но последнему на это было наплевать.
  
  А Паскаль упал на колени от невыносимости ситуации, что оказалась куда хуже, чем было на самом деле. Он узрел столб воды в лесу на севере, за Зетшобо, находясь в неполном сознании, смотря на небо вдалеке.
  
  - Киъя! - крикнул физический дух Паскаля и запустил острый кусок стального листа. Сергей увернулся, но Фёдор слишком быстро заставил его вернуться назад и железка прошла насквозь в теле Гирова, но к тому же и застряла.
  
  Дух Фриды вздохнул и достал с пояса баночку, скрытую курткой. Выпив её, рана затянулась, а сталь из тела вышла и упала на бордовый песок. Такой цвет придала ему темнота ночи.
  
  - Она очень долго "возвращается". - он рассказал свою проблему Фриде.
  
  - Проклятые ножи Эдуарда Седьмого! - ножи почти долетели до лица Бермуды. Их скорость была точно магически запредельной, близкая смерть ждала не за горами, а Фёдор уже устал от этого боя, не то, что выносливый спаситель мира, Герой сотни наград.
  
  Но тут перед лицом Фёдора возникла деревяшка, которая поймала в себя всё метательное оружие, раскрутилась и продолжая движение по кругу, увеличивая радиус вокруг Бермуды, влетела в почку Сергея. Тот, еле-еле успев за такое стремительное развитие событий, увернуться, всё же почувствовал часть силы деревяшки.
  
  - Понравилось? - злорадная улыбка не сходила с лица Фёдора Бермуды. - Пока я рядом со своим кораблём, любая его часть может появиться где угодно.
  
  - Полагаю, это слишком большая нагрузка на тебя, поэтому мы не телепортировались в Зетшобо таким способом, да, Фёдор? - с некоторой интонацией садиста, но, скорее, злости, произнёс Паскаль, что пришёл в себя и даже привстал.
  
  - Да.
  
  - Тогда используй эту способность и создай часть корабля внутри самого духа, пусть даже и деревяшки! - скомандовал Майдетон.
  
  - Вообще-то, я только и могу, что деревом управлять, но да, хорошая идея! - вновь загорелся Фёдор, получив духовное второе дыхание.
  
  - Давай, я приму часть усталости на себя! - сжал кулак Паскаль.
  
  - Знаешь, что? Сейчас ты умрёшь, мне надоело! - дух развёл руки, затем начал, потирая их, всё ещё злорадно улыбаясь, пристально смотреть на Гирова. - Я могу создать часть корабля даже в тебе...
  
  - Хватит! Не говори ему, давай, нападай уже, не восстановишь ты силы за короткое время этих фраз! - призыватель взорвался десятком фраз, но Бермуда его снова не слышал. Точнее, не слушал.
  
  - Хватит, это мой бой, моя сцена, моя история. - думал Фёдор.
  
  - Получай! А-ха-ха! - залился смехом известный мореплаватель.
  
  - Да, став духом, многие люди меняются до неузнаваемости. - заметил Паскаль.
  Только вот деревяшка появилась рядом с Сергеем Гировым, не в нём. Затем она подвигалась по максимальному радиусу корабля, но всё, что стало известно - дух Фриды теперь тоже знал примерную дальность этой способности.
  
  - Эм... - замялся Фёдор.
  
  - Я говорила, что мы не хотим сражаться, но... - начала Фрида. Гиров мысленно кивнул, до этого немного отойдя поближе к призывательнице, на случай обмана со стороны Бермуды.
  
  Фёдор побежал.
  
  - Дурак! Беги в левую сторону, я тебе скажу, но ты, наверное, так и не поймёшь - твой противник очень внимательный, но у Зетшобо есть два порта. Да, один близко, другой где-то за скалой или утёсом, в общем, ты, надеюсь, меня понял - беги к утёсу! - крикнул ему вслед Паскаль. Разумеется, мысленно, по духовному каналу.
  Фёдор Бермуда действительно побежал влево, относительно океана, но потом, на горизонте повернул, с большим криком побежал обратно, прямо на Сергея.
  
  - Как ты ещё не устал использовать свою Суть весь бой? - издалека послышался крик яростного Бермуды.
  
  - Фрида, я и не думал, что один из моих планов сработает. - признался Сергей своей призывательнице.
  
  Когда Фёдор подбежал достаточно близко, Сергей, спокойным голосом произнёс:
  - Я не использовал свою Суть. Ведь название Сути позволяет любому физическому духу узнать другого и его деяния. Да, у недавних героев есть небольшой "плюс" - они могут знать духов по книгам, но физических духов слишком много, чтобы это имело значение. Ни одна из моих "вещиц" не дала тебе возможность узнать моё имя, верно ведь...
  
  Сергей Гиров многозначительно замолчал. Паскаль не мог докричаться до своенравного духа.
  
  - МОРСКОЙ ПЁС НА СТРАЖЕ СОКРОВИЩ! - закричал физический дух Майдетона. Гигантский двуручный топор появился в руках известного мореплавателя.
  
  - ...Фёдор Бермуда? - всё так же тихо, но, чтобы Фрида услышала, закончил догадку Гиров.
  
  Граната, не шашка, ещё одна награда, по всему плану, который не смог раскрыть даже Паскаль Майдетон, была брошена прямо в песок, куда упали первые капли крови от Бермуды, взорвалась, заставив отступить мореплавателя. В воздухе появились воронки, которые начали засасывать Фёдора внутрь самого кислорода.
  
  - Колба с воздухом из глубинки Северной Акерики. - просто объяснил Гиров, смотря как солнце начинает подниматься на востоке.
  
  - Отступаем. - скомандовал Паскаль. Бермуда без труда смог отступить, но отменил действие Сути и пробежать сквозь воздух без засасывания не смог.
  
  - Это был красивый бой и красивый рассвет. - похвалила и обрадовалась Фрида.
  
  - Спасибо за твою улыбку. Она лучше рассвета. - ответил "романтик".
  
  - Тот лист тоже не мог уйти за пределы корабля, да? - спросил Паскаль Бермуду, что плёлся почти без сознания из-за чего Майдетон всё же смилостивился и позволил опереться на своё плечо.
  
  - Да, только радиус побольше. - прохрипел Фёдор. - Слушай, давай просто вернёмся и отдохнём? Чую, это наш самый опасный враг на Турнире.
  
  - Совсем не уверен. - подумал промолчавший Паскаль, вспоминая столб воды появившийся в лесу.
  
  ***
  
  Тяжело дыша, Ева пришла в себя, наконец посмотрев на происходящее не через призму ненависти к разрушителям самой Природы.
  
  Водный столб утих, около центра озера стояли две пары ног - духа и её призывателя.
  
  - Пойдём. - она мило подманила Жу Гуэя к себе. Он обнял её, находясь в собственной нерешительности от внезапно наступившего одиночества посреди боя.
  
  Жу Гуэй, стоял на берегу, чувствуя, как поверхность озера снова стала слишком слабой, чтобы держать его вес, пятками ощущая рябь на воде, потряс головой и избавился от навязчивой мысли об одиночестве.
  
  Ева о чём-то думала, совершая пассы руками над озером, но сейчас началась очередь Жу Гуэя переходить в своё более агрессивное состояние.
  
  - Ева? - окликнул он физического духа, что стояла, всё ещё держа призывателя за плечо. Она посмотрела на него с добротой во взгляде.
  
  - Тебе стоит забрать силу этого озера. - утвердительно, стальной речью, сообщил наследник рода Гуэй.
  
  - Нет, мой дорогой призыватель, нет. - так же резко ответила Ева. - Но, если кто-то захочет причинить ему вред, пока я жива, я об этом узнаю. И мы уничтожим нарушителей.
  
  Озеро немного радостно забурлило в ответ.
  
  - Да, ты хочешь, чтобы я стала сильнее, но это вода, священное место... Думаю, пришла пора рассказать тебе историю. - в свою очередь подумала она.
  
  - Пойдём, я сделаю тебе немного еды.
  
  - Ладно... - протянул он.
  
  - Что ты скрываешь? Это же сила, которая...
  
  - Я всё объясню тебе, сегодня. - по духовному каналу ответила Ева.
  
  - Как? Я же думаю сам, не пытаюсь связаться с тобой! - Жу удивился, всё так же мысленно.
  
  - Наша связь слишком прочна, дело во мне. Я расскажу тебе в отеле.
  
  - Это история твоей Сути? - спросил сам себя наследник рода Гуэй. - У всех физических духов есть история. Легенда появления самой сильной части героев прошлого, определяющей саму память.
  
  Ева промолчала, выражая согласие.
  
  Жу Гуэй никак не прокомментировал неожиданное событие, но внезапно смутные образы нахлынули на него, как вода при разрушении плотины. Всё это принадлежало Еве, но её призыватель и не подумал, чтобы не показывать эту секундную слабость.
  
  Клён, растущий у отеля, обрушил на Жу Гуэя множество своих листьев, но рядом с его физическим духом, они лишь разлетались, не задевая даже краями, словно Ева была отрешена от реального мира.
  
  Призыватель протянул руку к особому и редкому виду дерева - сирени, с листьями сакуры с Восточных Земель. Многие садоводы пытались создать сирень, смешанную с другими видами семейства розовых, но потерпели неудачу, а один из лепестков упал и медленно приземлился прямо в протянутую ладонь Жу Гуэя. Ева внимательно смотрела, как фиолетовое пёрышко падает прямо в руку, но наследник рода Гуэй так и не увидел взгляда Богини Морей.
  
  Единственное, что он понял, когда несколько застывший регистратор-администратор отеля пристально глазел на Еву, так это то, как резко она поменялась за несколько десятков секунд. Что-то в её движении и духовной связи размягчилось ещё сильнее, чем прежде, но понять это Жу Гуэй в то утро, не смог.
  
  Рассвет потихоньку пробивался в окно, окрашивая Зетшобо в оранжевый цвет восхода.
  
  - Ева, почему ты не поглотила воду из озера Хенранва? - спросил её Жу Гуэй, усевшись на полу. Лепесток особой сирени всё ещё держался в раскрытой ладони наследника некогда великого рода.
  
  - Эта вода - священна, это место - необыкновенно. Мы должны победить, но мы сделаем это без разрушений самих себя подобными действиями. - ответила ему дух.
  
  - Любая сила поможет нам победить. Сегодня ночью мы победили слабого врага, но что, если их сила будет куда больше твоей?
  
  - Иногда смерть для меня может стать более приятным исходом. Но я буду защищать тебя до того времени. - снова обняла его физический дух, присаживаясь рядом.
  
  - А что насчёт твоей истории?
  
  - Да, моя Суть, моё прошлое... - ей было немного трудно настроиться на эти воспоминания, там существовали вместе боль и радость, любовь и ярость.
  
  Жу Гуэй в который раз отметил, что Ева использует особую технику символизма - Турнир позволял физическим духам рассказывать о своём прошлом посредством собственных воспоминаний, не обязательно словами. Но Ева ушла ещё дальше - её история была в картинах, а слова лишь двигали её вперёд.
  
  Особенность повествования заключалась и в том, как картины выглядели - они статично погружали призывателя внутрь, двигаясь лишь по краям и от основных объектов, каждый раз, когда голос Евы затихал и снова слышался Жу Гуэем, картинка резко сменялась новой, но, несмотря на всю скорость их смены, всегда был особый переход. Словно каждую сцену показывало лишь три-четыре картины, просто с разных ракурсов.
  
  - Когда-то море было спокойным и пустым.
  
  Картина бескрайней водной глади, без какого-либо движения, в этих чёрно-бежево-светлых цветах вода отображалась светло-бежевой, а земля, соответственно, была темна, как ночь без Луны на небе.
  
  Жу Гуэй ещё раз отметил красоту двигающихся красок земли и завихрений из двух оттенков по бокам.
  
  - Но затем люди увидели, что и море бывает неспокойным, они поверили, что им кто-то управляет и так появилась я, Первая Богиня.
  
  В океане изначально пошли волны, становящиеся всё больше и больше, пока на земле вырастали домики чёрного цвета, а затем на поверхности успокоившейся воды появились круги и из них в два-три кадра, поднялся сам силуэт Евы, затмив собой всю прошлую картину, чтобы символический смутно-видимый белый цвет отобразился посреди тёмной картины.
  
  - Люди помнили обо мне, обожествляли море и уважали его, вместе с Природой. Многие приходили на утёс и смотрели вдаль, но затем появился один человек. Он смотрел не вверх, а вниз, на скалы, торчащие из воды. Он был совсем молодым, подростком. Смотря на острые края, я услышала восклицание: "Океан, хотя бы ты, прими меня!"
  
  Земля, растворившаяся в утёс, а затем нарисовавшая сакуру, опадающие листья и силуэт молодого человека, похожего по строению на Жу Гуэя, который, в отличии от других, не был полностью тёмного цвета, частично святясь бежевым. Чем ниже падал силуэт, тем светлее он становился, пока не слился с неспокойной водой. Края начали темнеть, приближаясь к свету - человеку в океане, пока последняя частичка белого света не осталась мерцать в полнейшей тьме.
  
  - Я спасла его, а ведь он сначала даже не понял, кто я такая. Но потом, он снова пришёл к морю и позвал меня, на этот раз, по имени. Я вышла из воды, и он отвёл меня к утёсу, с которого когда-то падал.
  
  Частичка света нейронными импульсами, плавными зигзагами показала новую картину - два силуэта под сакурой тёмного цвета, облака плыли в цвете бежево-чёрно-оранжевого оттенка неба, в то время как само небо тускнело от фильтра старой плёнки, отображающей ностальгические воспоминания. Ни один лепесток не падал с красивой вишни с красными листьями. Моря на такой высоте не видно, но вот фигура Евы как всегда была необычайно беловато-бежевой, светлее даже неба, в то время как силуэт, так похожий на Жу Гуэя, еле-еле существовал на фоне облаков, контрастируя лишь с землёй, как всегда, мрачной.
  
  - Тогда, он признался мне в любви, он обещал, что за пару лет, на которые ему придётся уехать в другую провинцию, он всё изменит в старых правилах и заставит свой клан, Тайра, принять меня, настоящую Богиню Океанов, в свою семью, которой у меня не было от рождения.
  
  Теперь силуэты исчезли, облака только лишь подвинулись дальше по ветру, а вот утёс слева, резко перетёк направо и превратился в гигантскую волну, что сносила корабли, убегающие от гнева Евы.
  
  - Оставшись одна, я заметила, как люди перестали следовать старым традициям. Они бросали в море всё - от предметов быта, до самих себя, не обращаясь ко мне с просьбами принять их. Мир потемнел, и в нём добавилось много Зла.
  
  Разбитые три корабля, почерневшее небо и человек со старой картины образовали пять силуэтов, мрачных, даже для земли, как её показывала Ева. А гигантская волна, было сметшая разбитые до неё корабли в море, утихла.
  
  - Но то время прошло и он вернулся из другой провинции. Что-то изменилось в этом человеке. Он признался в любви ко мне ещё раз, но прошлая жизнь, живущая в нём, улетучилась вместе со старым нарядом.
  
  Пять тел слились в одно. Теперь только белая точка в сердце отличала его от большинства остальных представителей человечества. Но сейчас, на рисунке мутной водой, пульсирующей всё более неспокойно, стояли двое - она, выглядывающая из бескрайнего океана, потемневшего за время рассказа этой истории и он, в новой броне, с оружием, с которого стекала чёрная кровь.
  
  - В день свадьбы он позвал меня к нему. Но стоило мне подойти, как все эти глаза клана Тайра узрели его истинное обличие. Он сказал, что это я потопила те суда, оскверняющие мой океан, а не клан Фудзи, на своих новых кораблях. Все его признания, всё, что он делал для меня до своего отъезда, всё это стало бессмысленным, он отказался от всего, объяснил, что был слаб, но теперь он видит истину. Истину в величии клана Тайра и тех, кто способствовал им к полному объединению Восточных Земель. Он объявил начало сражения с кланом Минамото, что возник совсем недавно и мешал грандиозным планам завоевателей.
  
  Два силуэта не поменялись, вода лишь добавила тьмы и изменила сцену на бракосочетание с множеством тёмных личностей, смотрящих на главную сцену.
  Когда Он начал выкрикивать всю эту ложь, его силуэт выхватил меч и он вознёс его над собой.
  
  Картина сменилась до того, как Ева снова начала говорить. Ей силуэт приблизился и почернел, в то время как точно такая же тёмная вода с её стороны, в несколько раз превосходящая рост самой Богини Морей и Океанов, обрушилась на уже убегающих гостей клана Тайра.
  
  - Я обрушила всю свою мощь, весь свой гнев, ярость и ненависть к этому клану на всех присутствующих! Лишь пара людей осталась в живых.
  
  Сцена сменилась, волна омыла один из небольших силуэтов в левом нижнем углу, пока тот дрожал всё сильнее. Картина действительно стала похожа на рисунок волнами акварели.
  
  - Выживший сказал: "Всё равно клан Тайра уже разносит весть о твоём не бытии в этом мире. Ты не победишь людей." Хоть и сказал он это со всей скорбью в голосе, погиб он также быстро, как и остальные.
  
  Большое цунами накрыло всю картину и снова отобразилась сакура. Силуэт Евы, снова такой же, как и обычно, сидел под деревом. Дерево и цвело и опадали лепестки с него.
  
  - Я вернулась туда, где он должен был погибнуть в первый раз. Мои слёзы падали на его вторую могилу, пока люди рубили деревья, опустошали моря, океаны и даже речки. Они забыли обо мне, а я слабела и постепенно исчезала.
  
  Картина приблизила одну из капель. Та упала в землю и по картине появилось бесчисленное множество кругов. Еле-еле Жу Гуэй заметил, как Ева уходит обратно в океан. И чем дальше в этих пяти кадрах она исчезала, тем меньше оставалось кругов и тем спокойнее становилось море.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7 - Погоня.
  
  - Погоди, если у тебя такая же сила, как при твоём расцвете с тысячу лет назад, почему ты помнишь то, что было после? - спросил Еву Жу Гуэй после того как отошёл от такого рассказа.
  
  - Я не знаю. Это особенность Турнира - давать не только самые мощные силы, но также и предоставлять духам все воспоминания. - ответила Богиня Океанов и Морей.
  
  - Интересно, почему так... - задумался наследник рода Гуэй, но дальше этой мысли рассуждения не пошли.
  
  ***
  
  - Турнир слишком сильно заточен на трату маны из окружающей среды. Как это можно обойти, чтобы выгоды стало больше, а смертей меньше? - спросил странно знакомый, но неизвестный Паскалю человек.
  
  - Я не знаю, я сплю, думаешь, в осознанном сне, у нас получится что-либо придумать? - ответил ему Майдетон.
  
  - Ты не часть меня, но я не смог придумать решение. По правде говоря, я и не пытался. - пожал плечами, в этом белом пространстве, собеседник.
  
  - Ты не скажешь, кто ты такой? Я не помню тебя.
  
  - Нет. Интересно ты поступаешь, Паскаль. - собеседник, казалось, заинтересовался своим знакомым с удвоенной силой. - Никогда не понимал твоих резких мыслительных процессов или как ты это постоянно называл?
  
  - Мозговой штурм.
  
  - Вот да, эту вещь.
  
  - Что позволит нам тратить больше маны, не заставляя повторять один и тот же ритуал? - спросил Паскаль, но его собеседник уже испарился.
  
  - Почему ты так уверен, что Турнир - зло? - спросил его за спиной женский голос.
  Паскаль Майдетон резко повернулся на 180 градусов.
  
  - Святая Антюле! Ты же жена создателя турнира, да? Что ты здесь делаешь? - не на шутку удивился и возмутился призыватель.
  
  - Какая разница? Тебя надо заставить прийти в себя. Думай, Паскаль! - девушка превратилась в облако и куда-то улетела, но потом с неба на него упало ещё две копии самого Паскаля.
  
  - Больше маны можно потратить большим количеством участников. - сказала первая копия.
  
  - Избавиться от ритуала можно простым способом - просто используй магическую приманку. - добавила вторая копия.
  
  - Нет, нет! - отринул идеи настоящий Паскаль и его копии провалились под землю. - Больше участников - больше смертей. Задержать турнир - значит, приблизить смерть мира! Магическая приманка действует только на людей, а не на ману в пространстве!
  
  - Ты должен был спать двадцать минут, такие сны сведут тебя с ума, если будут длиться так долго. - заметил корабль Фёдора Бермуды, полностью покрытый водорослями.
  
  - Но мне нужен ответ! А во время сна я могу думать... - большие часы появились и ускорились, как при сражении Фёдора и Сергея.
  
  - А то, что твой мозг обрабатывает информацию в данный момент, тебя не пугает? - прогрохотали они, взорвавшись на шестерёнки.
  
  - У тебя есть дар предвиденья. Или что-то вроде того. - первый собеседник вернулся к Паскалю, принеся роскошный стул для него. Майдетон сел в него.
  
  - Паскаль, хватит спать. Во-первых, уже утро, а во-вторых, стань героем, который может преобразовывать ману в нечто более безвредное и стань участником Турнира как я, главное, не переусердствуй с силой. - заметил Фёдор Бермуда, который спрыгнул с корабля, пропавшего прямо за его левым плечом.
  
  - Но духи не могут манипулировать своей Сутью! Они не могут её менять! - воскликнул Паскаль, на что Фёдор рассмеялся жизнерадостным гоготом.
  
  - Да-да, а я, значит, весь твой сон, что у тебя тут происходит, ага. - ехидно заметил физический дух. - Ладно, пошли, просыпайся.
  
  - Нет, я точно не стану физическим духом в турнире. Я ненавижу его, сам турнир будет против, я не смогу создать Суть, которая манипулирует с маной. Найти оружие при жизни - одно, а стать первоклассным магом, даже не так - наилучшим, ведь это совсем другое. - Майдетон откинул и эту идею.
  
  Фёдор взял Паскаля за шиворот и вместе с ним вернулся в реальность.
  
  - С добрым утром. - с улыбкой во весь рот поздоровался дух.
  
  - Так ты умеешь ходить по снам...
  
  - Я так развлекаюсь в этом Турнире, раз могу. Скажу честно - вот где моё место. Добавить ярких красок и я перееду туда жить, честное слово! - радостно сообщил Бермуда.
  
  - Там тоже всё было систематизировано, пока ты не сломал мне график. Полностью. - злобно ответил ему призыватель, пока мореплаватель постепенно выходил наружу.
  
  - О, ну прости. Будешь омлет? Я сделал три порции, но осталась только одна и немного хлеба... - где-то за пределами каюты послышалось яростное жевание челюстей.
  
  ***
  
  - Разруби эту пластину!
  
  Ульрих Благоприносящий со всей силы ударил своим оружием в 15 метров длинной, но железо не поддавалось. Разрубленные с трудом две части одного бруска дерева валялись рядом.
  
  - Мда... - в которой раз агрессивно, с досадой, подумала Элеонора фон Хейтенбург. - Пока его волю не сломить посильнее, в бой вообще лучше не лезть, даже в неожиданный.
  
  ***
  
  - Вчера мы так и не смогли добраться до магазина, а мои позавчерашние припасы уже заканчиваются. - заключил Вингрид Валлиан. - Мой Король, думаю, раз получилось так рано проснуться, нам стоит сходить куда-нибудь на рынок. Сольёмся с толпой и добудем еды.
  
  Визаро в ответ лишь многозначительно промолчал. Это молчание всегда имело под собой несколько эмоций, недоступных для точного понимания никому, кроме Первого Короля.
  
  - Пассивность, недостойная вас при жизни. Ты действительно заключил ту сделку? - подумал призыватель, собираясь, а вслух, всё же набравшись смелости, спросил:
  - Мой Король, вы взаправду договорились с... Эм, расскажете этот секрет? - с некоторой заминкой, но спросил Вингрид.
  
  - Когда секрет знают двое, он перестаёт быть секретом. - в своём репертуаре, отстранённо заметил Монарх.
  
  - Тогда я использую наш общий знак! Пусть мои две кисти загорятся, но я потребую ответов! Мне всё равно, какой ценой! - взорвался Валлиан, о чём тут же пожалел. Нет, Первый Король Сумасбродских Островов никак не отреагировал на эту наглость. Вингрид сам всё понял.
  
  - Руки выполняют разные функции. Левая - направляет, правая - приказывает.
  
  - Открытая ладонь и указательный палец. - вспомнил зарисовку в одном из дополнительных, старых учебников библиотеки Нью Ленда.
  
  - Хотя бы расскажите мне, правильно ли я поступаю! - призыватель весь сжался, понимая, что Визаро просто следует его приказам, советам и просьбам.
  
  - Истинный Король действует, а подчинённые - равняются. - последовала ещё одна цитата.
  
  - Хорошо, тогда мы идём на рынок прямо сейчас. - глаза Вингрида полыхнули цветом красного вина, от напряжённости, готовности к битве и последующим ответам за свои решения.
  
  Теперь студенту-магу, как никогда, захотелось попробовать это самое "алое вино", обжигающее гортань своей палитрой вкусов, о котором так часто говорили его друзья со старших курсов.
  
  ***
  
  - Надо бы порисовать. - с улыбкой в душе проснулась Роза, но тут же приняла вид максимально опечаленного человека.
  
  Карандаши менялись один за другим, но тёмных тонов картине явно недоставало.
  
  - Почему у меня ничего не получается? - сокрушилась Роза про себя. - Вот оно, солнце, почему оно тут такое светлое? Почему? Я же добавила охру, где тусклость? Почему утро, почему так светло? Я хочу нарисовать тёмную историю!
  
  Роуз выдохнула.
  
  - Так, мне плохо, мне ужасно, я хочу изобразить это в виде картины, план уже есть. - настроилась призывательница и с удвоенной силой нажала на карандаш жёлтого цвета.
  
  - Чёрт! - вслух выругалась она.
  
  Рисунок был неплох, для столь юной, духовно, особы, но явно её не устраивал. Слишком светлое море, слишком "жизнерадостное" солнце.
  
  - Где тьма, которая есть во мне? - не унималась Роза.
  
  - А на мой взгляд, это красиво. - заметил голос из угла комнаты.
  
  Роуз повернулась и снова увидела своего духа, с уже привычной зелёной тряпкой, кусочком дождевика. Гэвин сидел и смотрел издали, оценивая картинку.
  
  - И давно ты за мной следишь? - вслух спросила Роуз.
  
  - Он же не видел, как я напевала, когда рисовала? А улыбка? Он её видел? Я выиграю в этом сражении страдания, я чувствую себя куда хуже, чем он! Это правда! Да! - понёсся поток мыслей в голове Розы.
  
  - Я присматриваю за тобой с самого своего призыва. Сегодняшний день - не исключение. - слишком длинная фраза отразилась небольшими морщинами, временно проступившими на лице Дарквуда.
  
  - Ты расскажешь свою историю? - спросила его Роза, думая, над тем, что делать дальше.
  
  - В холодильнике мало еды. Надо бы сходить за ней. - заметил Гэвин, пристально смотря на призывательницу.
  
  - Да, ты прав, я тянула время. - призналась Роуз, частично слушая человека с зелёной тряпкой в кармане. - Но, когда-нибудь, мне захочется послушать твой рассказ.
  
  - Он полон боли.
  
  - Не ври мне! - взорвалась ни с того, ни с сего, Роза. - Не чувствуешь ты боли больше, чем я, это уж точно! Ты просто играешь роль и это оскорбляет мою настоящую скорбь!
  
  - Люди могут привыкнуть ко всему, в том числе и к боли. Хотя у всего есть предел. - дальше лицо Дарквуда кривилось всё больше и больше, от нарастающего страдания, вызванного непереносимым жжением от разложения тела, но он не останавливался: "Магия позволяет мне не ощущать такой муки в привычном состоянии. Но когда я напрягаюсь или использую Суть..." - Гэвин закончил говорить, он тяжело дышал, пытаясь вернуть чёткую картинку в глазах.
  
  - Он притворяется, это точно. - мысленно заключила Роуз, но ответила иное:
  - Ладно, пойдём, купим еды. На этот раз я возьму с собой кроссовки, а не те чёрные и красивые туфли, которые прекрасно отображают моё настроение. - Роза подняла указательный палец.
  
  - Погоди, сейчас возьму деньги. - донеслось из коридора. Гэвин всё же встал с небольшой табуретки и пошёл.
  
  Пока они спускались по ступеням, призывательница пристально смотрела за своим физическим духом, тем как он шёл, иногда опираясь руками о стены.
  
  - Не могу не признать, что он хороший актёр. - всё не о том размышляла Роуз.
  
  - Э-эй! Осторожно, там гвоздь торчит! - уже на первом этаже она попыталась предупредить духа об осторожности, но когда он повернулся к ней и спросил, Роза несколько смутилась:
  - Что?
  
  - У... У него рука насквозь прошита этим гвоздём! Как он этого не заметил! - подумала призывательница, приложив руку ко рту, чтобы не вздохнуть.
  
  Гэвин отследил её взгляд и, увидев собственную руку, напрягся, посылая больше магии на ускоренную регенерацию этого участка тела.
  
  А затем пошёл дальше, как ни в чём не бывало.
  
  Кое-какие сомнения смогли прокрасться в убеждённость Розы о Гэвине-лжеце.
  
  ***
  
  - Ещё раз - зачем тебе тот музей оружия, созданного до 16го века? - переспросила Элеонора рыцаря Францинии.
  
  - Миледи, это будет важно, я уверен. Я чувствую это. - такой лжи она не поверила.
  
  - Хорошо, признаюсь - миледи, я неважно себя чувствую. Все эти нарушения моего морального кодекса... - замялся Благоприносящий.
  
  Элеонора фон Хейтенбург кивнула.
  
  - Я пойду туда лично, поскольку никто из доверенных лиц не отвечает на звонки. Сами они не звонят, а с моими связными общаться по телефону - опасно. В данном случае личная встреча куда лучше. Мы пойдём в отель... - Элеонора зачем-то решила не говорить его название, посмотрев на стены коттеджа, одиноко спрятанного в лесу. - А заодно посмотрим, что стало с наблюдателями. Если они живы, я прикажу убить их. А ты будешь играть роль одного из таких людей, ты меня понял? И никаких походов в музей, понял?
  
  - Вы меня пугаете своей аморальностью. - подумал Ульрих о подобных махинациях на Турнире, но был вынужден безмолвно кивнуть.
  
  ***
  
  Жу Гуэй пытался порезать колбасу ножом. Пока что делать было решительно нечего.
  
  - Ай! - из небольшой раны потекла маленькая струйка крови.
  
  - Что случилось? - влетела на отдельную кухню Ева, шелестя белым платьем. Заметив, в чём проблема, она повела наследника потерянного рода к раковине. Включив тёплую воду, Богиня Морей начала управлять слабым потоком воды и ввела её словно лекарство, прямо через рану. Жу Гуэй даже не успел зажмурится - он ничего не почувствовал. Призыватель посмотрел на рану - от неё не осталось никакого напоминания.
  
  - Ты умеешь лечить? - спросил он.
  
  - Да, вода вылечит и тебя и меня. Но для этого потребуется время. - тихо, с душевной добротой ответила ему Богиня Океанов.
  
  - Чем больше рана... - догадался наследник рода Гуэй, у Евы всё было написано на лице.
  
  ***
  
  Вингрид Валлиан неспешно прогуливался между рядами с разнообразными лавками.
  
  - Главное - не привлекать лишнее внимание. Мой Король слишком заметен, надо выдать себя за обычных людей, просто фанатов самого Турнира, вон, один, вторая, третья, целая группа. - магический студент начал мысленно перечислять странно одетых людей.
  
  - Визаро ничего не сказал о врагах поблизости и вообще не напрягался пока неспешно шёл немного поодаль от призывателя, следовательно, - думал Вингрид. - Пока никого нет рядом, это просто сходка подобных людей. Я уже видел их около музея, в четверг вечером, они любят там гулять. И, видимо, в их полку прибывает. - заметил он, увидев новые лица, примыкающие к небольшим группкам.
  
  - Настоящий Правитель никогда не теряет настороженности. - сказал Первый Король по духовной связи.
  
  - Не волнуйся. Мой Король, вы легко одолеете любого соперника, особенно, если они не ожидают нападения. - Валлиан ответил с непринуждённостью в голосе. И что-то почувствовал. Будучи магом и призывателем аж самого Визаро, маг-студент смог ощутить магические колебания больших размеров.
  
  - Где же вы тогда? Где? - его глаза стали похожи на кристаллики льда, старательно отбирающие лишь самых заметных личностей. - Ведь никто не додумался до того же что и я, верно? Максимум, они не будут выходить, но раз вышли...
  
  - Мать с сыном, парочка влюблённых, опять эти... как их там? Фанаты физических духов, скажем так, в чёрном опять. А вот и обычный холостяк, ещё несколько не выделяющихся людей. Хм, да где же вы? - Вингрид чувствовал, как его мозг разогрелся от попытки вычислить других участников.
  
  Наконец, он принял решение.
  
  - Мой Король, подойдите ко мне ближе и начните атаку по вражескому физическому духу. - полу-приказал, полу-попросил призыватель.
  
  Визаро вышел, показав себя на виду у всего рынка, обнажив мечи, он совершил стремительный выпад, сказав одну из своих самых частых цитат при жизни:
  - Стремительная Истина пробивает даже прочнейшие стены!
  
  Гэвин Дарквуд подпрыгнул, но не как Сергей Гиров во время полуночи, нет, он подлетел на какой-то тёмной часовой стрелке, возникшей прямо у него под ногами. Более короткий меч Визаро, Истина, вонзился прямо в эту деталь, как будто сделанную из чистейшей тьмы и Истина показала максимально полное отображение силы Первого Короля Сумасбродских Островов - стрелка сломалась, разломившись на две равные половинки.
  
  - Уходим! - прогремел стандартным баритоном голос Гэвина в голове у Розы, которая только сейчас, спустя пару секунд после внезапной атаки, начала понимать, что происходит.
  
  Следующий удар оказался ещё ближе к Дарквуду, если бы он специально не поскользнулся, второй, более стандартной длины, меч, Уверенность, уже разрубил бы духа пополам.
  
  - Мы так не уйдём. - понял Гэвин. - Хорошо, тогда...
  
  - Роза, держи меня за руку. - приказал он своей призывательнице.
  Тьма закрыла почти весь обзор Дарквуду. Это не была его Суть, но боль ощущалась почти такая же.
  
  - Да! Давай! Ахахаха! - размахивал кулаками магический студент, входя в раж битвы. - Лови их!
  
  Еле-еле поддерживая рысцу и одновременно с этим, пытаясь не запутаться в своих же ногах, Гэвин совершил первый взмах правой рукой - справа-налево.
  
  Одна из тёмных стрелок, на коих Дарквуд ранее увернулся от первого выпада, пробила нижнюю часть деревянной лавки, рассыпав фрукты, ягоды и прочую еду, более-менее шарообразного вида.
  
  Визаро чуть-чуть отстал.
  
  - Что это такое? - Роуз, в отличии от своего духа, могла как бежать рысцой, так и смотреть назад, удивилась и испугалась непонятных вещей.
  
  - Это тьма, что живёт во мне, живёт во всех людях. Это моя агония, мои страдания, я могу придать им физический вид своих ошибок, но мне больно от этого. Чуть ли не более, чем от Искупления, которого я не заслуживаю.
  
  - Вселенная, та башня, всё это так считает, не я. - эту часть Гэвин в объяснения не добавил.
  
  Первый Правитель бежал всё быстрее, наконец миновав ту часть рынка, где Дарквуд стратегически устроил небольшой хаос.
  
  Вингрид, его призыватель, не отставал, демонстрируя свою выносливость и скорость.
  - Давай! Мы догоним их! Ахаха! - ветер, который бил ему в лицо, явно пагубно влиял на адекватность Валлиана. Он не сдерживался в смехе, радости и тех эмоциях, которые обычно не испытывал, находясь в жутком напряжении. Теперь он был... счастлив.
  
  - Я так не думаю. - в голове ответил Гэвин и совершил новый взмах рукой.
  
  - Вот чёрт! - призыватель Короля пальцем указал Монарху на пару падающих кирпичей, в которые врезалась новая стрелка.
  
  По итогу, преследователям пришлось затормозить и подождать, пока пыль хоть немного уляжется.
  
  Гэвин, за такое частое использование силы и длинные ответы, что причиняют боль, поплатился, упав, всё же запутавшись в ногах во время бегства, до кучи временно увидев перед собой тьму. Но останавливаться с использованием этой силы не собирался.
  
  - Я в порядке. - немного севшим голосом сообщил он Роуз. - Дальше, бежим... дальше.
  Её физический дух поднялся, но Роза успела заметить такое выражение лица, какое скривить в здравом уме было просто невозможно.
  
  - Сворачиваем в переулок. - Роуз мысленно передала сообщение Гэвину по духовной связи, пока они бежали в каком-то из дворов Зетшобо.
  
  - Они побежали в переулок! Надеются, что там ваши мечи не попадут по ним? - так же духовно спросил Вингрид у Визаро.
  
  - Истинный Правитель никогда не ошибается. Настоящий Король принимает последствия своих действий. - ответил Первый Правитель Королевства Визаро двумя фразами, вместо обычной одной или простого молчания.
  
  - Мой Король, дайте мне часть вашей силы, я всё же не простой участник, я действительно могу управлять магией! - молча спросил Валлиан у своего духа, пока они бежали в сторону единственного переулка вперед. Почти сразу же студент-маг почувствовал прилив сил.
  
  В целях безопасности Вингрид прокричал магию не вслух, но как же ему хотелось закричать от радости, во время погони, когда величайший из физических духов был на его стороне!
  
  - Пусть попутный ветер помогает нам! - и ветер изменил своё движение вокруг Визаро и его призывателя, обходя их и подталкивая в спину. Для примера того, что изменилось, Вингрид показал свой новый прыжок, когда сам воздух его поддерживал в этом мини-полёте.
  
  - Интересно, насколько тёмной получится эта картина нашего бегства? - в спокойствии, пусть и в движении, Роуз немного расслабилась, успокоилась и снова принялась думать, как ей плохо. - А Гэвину, наверное, тоже больно, но не так как мне, он лишь актёр!
  
  Визаро показался из-за угла, а вместе с ним и Вингрид, которому пришлось немного отпрыгивать от стен из-за малого расстояния между домами.
  
  - Они нас догоняют! - вновь запаниковала Роза. - Как же хорошо, что я всё же взяла спортивные кроссовки!
  
  - Не догонят. - Гэвин, всё ещё держащийся за руку своей призывательницы, завернул за очередной угол и немного замедлился, выкинув руку прямо в сторону, откуда должен был появиться Первый Король и его фанат.
  
  Большая шестерёнка, размером в этот самый проход, закрутилась, ускорившись и понеслась вперёд.
  
  - Пара небольших фонтанчиков крови на секунду брызнула из правой руки Гэвина Дарквуда, но он такое слабое неудобство даже не почувствовал, особенно, когда последние минуты две точно испытывал страдания куда больше, чем в обычное время.
  
  - Берегись, на тебя шестерёнка летит! - мысленно смог предупредить Валлиан.
  
  - Хм. - выдохнул Визаро, остановившись в земле, как будто он никуда и не бежал, вся инерция поглотилась магией. Более длинный меч находился ровно посередине переулка, он уже начинал рубить шестерню.
  
  - Его заденет обломками, летящими с инерцией, держитесь. - и мощнейший поток воздуха сбил две части когда-то целой детали на землю. Но сам Вингрид рухнул вниз, остановившись. Визаро подхватил его, поставил и всё это уже снова происходило на бегу.
  
  - Спасибо, Мой Король. - студент-маг духовно передал благодарность. - Я не успел вспомнить никакой другой магии, кроме манипуляции воздухом.
  Визаро промолчал.
  
  Они завернули ещё за пару углов и увидели, как Роза почти врезалась в стену, поскольку арка находилась справа от Первого Короля, а не спереди.
  
  - Вот теперь мы сразимся? Нет, вы конечно проиграете и умрёте, но... - начал разглагольствовать Вингрид, ощущавший все типы превосходства в эту минуту.
  - Наконец-то я стал воистину мощным. - подумал он.
  
  - Мы встретимся в бою, когда колокол прозвенит, не раньше. - загадочно для Роуз ответил студенту-магу Гэвин Дарквуд и позади него возникла всё та же тёмная материя, которая приняла в себя как физического духа, так и его призывательницу.
  
  - Сбежали! - в ярости Валлиан топнул ногой. Раздался телефонный звонок.
  
  - Да? - ответил он. - Ректор? Да, призвал.
  
  Что-то магическому студенту не понравилось в ответе голоса по другую сторону трубки.
  
  - А я помню, как вы не любите Визаро, Величайшего из всех Королей! Знаете, кто у меня в физических духах? Нет, не богохульничайте. И не смейте ПЕРЕБИВАТЬ! - взорвался Вингрид на человека, который явно обращался к нему, как к персонажу, не имеющему за собой физического духа.
  
  - Запомни, ты, тварь, у Визаро было три учёных. Как думаешь, сколько времени я потрачу на то, чтобы добраться до Сумасбродских Островов, убить тебя, а потом вернуться на Турнир? Точно не больше десяти часов, так что заткнись и не мешай мне. В особенности - не зли, уел? Это был Вингрид, пока. - попрощался он и сбросил трубку.
  
  - Урод, бесит меня. Ну, я вот стал участником, а он за 40 лет, так и не стал достоин. Может быть, он даже не маг, ха? - подумал он, потирая несуществующую бороду и улыбаясь от приятных мыслей мести, которую Вингрид Валлиан точно не будет совершать сейчас.
  
  - Ладно, пойдёмте, мой Король, надо всё же закупиться провизией. - сообщил он своему духу.
  
  ***
  
  - ... так поступала даже святая Эрис. А она была первой победительницей - заметила Элеонора в назидании последнему человеку из персонала, решившего просто бросить свою работу, надеясь, что их нанимательница этого не заметит. - Иди, найду другого на эту работу.
  
  - Ты не успеешь. - беззубой улыбкой ответил последний из предателей.
  
  - Не твоё дело! - левая бровь у фон Хейтенбург затряслась от ярости предательства работников.
  
  Она достала телефон и кому-то позвонила. Сказав пару раз "нет" и "да", Ульрих понял, что работники действительно умрут, чтобы ничего не смогли рассказать о том, кто настоящие участники Турнира.
  
  - Остался отель. - Элеонора приказала выдвигаться.
  
  ***
  
  Гэвин изо всех сил старался не закричать от боли. Он почти никогда не пользовался таким средством передвижения, как телепортация через невыносимую муку, но в случае с Визаро выхода не было. А страдания сейчас увеличились вдвое, лишь бы его призывательница не пострадала при переходе.
  
  Гэвин Дарквуд лежал на асфальте, Роза стояла рядом с ним.
  
  Наконец, он поднялся и медленно, без слов, даже по духовной связи между ним и Роуз, побрёл в сторону дома своей призывательницы, так как подсознательно она именно этого и хотела. Во дворе, рядом с отелем, куда вывеска зазывала останавливаться физических духов и их призывателей.
  
  Элеонора фон Хейтенбург посмотрела на внезапных соперников.
  
  - Убей их, Ульрих.
  
  - Но... Этот физический дух даже не в силах сражаться...
  
  - Я сказала...
  
  Ульрих вытянул эсток, длинной в 14 метров и прицелился в Гэвина.
  Роза снова замерла как вкопанная. Она всё ещё не могла принять, что это не просто игра, что тут можно умереть, что только так можно спасти мир.
  
  - Непоко... - Ульриха мысленно "попросил" голос его призывательницы заткнуться и не выдавать себя.
  
  - ВЕЧНОЕ ИСКУПЛЕНИЕ! - Роза вскрикнула, понимая, что теперь ему, её защитнику действительно будет больно.
  
  - Отойди, идиот. - Элеонора резко среагировала, поняв, кто из вражеских духов перед ней и оттолкнув Ульриха, чьё оружие сначала несколько уменьшилось и только затем исчезло.
  
  Но Гэвин почти не почувствовал жжения по всему телу, как будто его тело потихоньку плавили на Солнце, не давая упасть в забвение.
  
  - В прошлый раз, он принял свои ошибки, но сейчас повторяет их вновь... - пронеслось в голове у Гэвина Дарквуда. Серо-зелёные здания на мгновение появились перед ним.
  
  - Так, ну-ка, что там ещё? - спокойным голосом перечисляла Элеонора свои грехи прошлого. - Серьёзно? Она заслужила получить яблоком по лицу. Где тут моя вина? Я просто подпилила балку...Ещё с минуту перечисляя все действия, за которые призывательница не просто не испытывала грех и желание искупления таких ошибок, но и смеялась, пока не дошло дело до самого масштабного действия:
  
  - Хаха. Знаешь, я точно не помню, кто ты такой, но вовремя смогла вспомнить, какая у тебя Суть... - начала Элеонора фон Хейтенбург.
  
  - Миледи, это моя тайная сила? - подумалось Ульриху, ещё сильнее терявшему веру в свою нынешнюю госпожу. - Знать много, но только то, что нужно в данный момент?
  Благодарность от миледи, за быстро переданную информацию, до рыцаря Франции так и не дошла.
  
  - ... впрочем, любой адекватный человек на моём месте предал бы Безымянную Империю. Она всё равно уничтожилась бы, рано или поздно, а я ещё и получила выгоду с этого.
  
  Про себя Элеонора добавила:
  - Хе-хе, знали бы все присутствующие вокруг, какой мой следующий шаг, после победы...
  
  - Ладно, мы пойдём, вы нас не знаете и в следующий раз ты и ты умрёте. - она показала пальцем на Розу и на Гэвина Дарквуда, неспешным шагом уходя домой.
  Через пару минут Ульрих всё же спросил:
  
  - Почему вы решили не убивать их сейчас?
  
  - А ты бы не убил их, плюс они нас не знают, дух из-за боли не опасен, но кто уверен в этом и насколько силён Гэвин, когда он в сознании? - ответила она потоком мыслей.
  
  ***
  
  Гэвин Дарквуд, стоило только двум новым соперникам скрыться за углом дома, рухнул на колени и упал лицом прямо на сырую землю.
  
  - Странно, дождя не было. - подумалось ему.
  
  Смахнув ещё одну слезу, то ли из-за жалости к себе, то ли из-за сострадания к собственному физическому духу, то ли вообще из-за принятия того, что Дарквуд может ощущать боль и весьма неслабую, Роза присела рядом с ним, легонько коснувшись его плеча.
  
  Дух поднялся и зашагал в сторону дома Роуз, оттолкнув руку девочки, протянутую ему.
  
  Она мысленно вздохнула.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 8 - Базовая магия.
  
  - "Кошки Сейлама"? - поинтересовался обложкой очередной книги Ковард Лайфкрафт.
  
  - Да, небольшой рассказ, без особого смысла. Лично я считаю, что это самая слабая история Угуста Дерли. - ответил ему Тим Форе после некоторой задержки, накрыв крышкой контейнер с водой для мытья рук.
  
  - Как будто моё мнение важно, что на работе, что такому человеку, как Ковард. Куда я вообще лезу со своими мыслями? - подумал он, вытирая лицо руками, забыв про полотенце, лежащее совсем рядом.
  
  Физический дух сидел в кресле, вынесенном из домика и быстро пробегал глазами по строчкам причудливого автора.
  
  - Эх, природа. Она меня всегда пугала. Столько ужасов скрывается как в городах, так и в плотном лесу. - наконец, через минуту, протянул умерший учёный. - Большие города полны ужасных людей, природа пугает своей устрашающей неизвестностью.
  
  - А малые города? - Призыватель решил закрыть выдуманную таблицу.
  
  - А в малом городе я умер. Не знаю, наверное, в Провансе было неплохо. - подумав, заявил дух. - Только океан слишком близко. Навевает плохие мысли. - поёжился Филлипс Лайфкрафт.
  
  - Предлагаете сменить обстановку? - предложил Тим.
  
  - "Предлагаешь", я же считаю тебя своим другом, как-никак. Хотя бы ты адекватный. - с небольшой улыбкой безумного учёного поправил своего призывателя Ковард Лайфкрафт.
  
  - Кого я обманываю? Я не изменю своё прошлое даже с помощью Турнира. Забуду - оно останется в реальности. Изменю - сам не забуду... - про себя подумал физический дух, а сам вслух сообщил:
  
  - Да, надо бы изменить обстановку. Мы же не встретим никого не окраинах города, верно?
  
  ***
  
  - Вот! Вот сейчас я точно завершу это творение! Оно будет жить, оно будет думать! Да, это будет гениально! У меня всё получится... - радовался Ковард Филлипс Лайфкрафт, находясь в Провансе. Ритуал создания полуживого существа никак не удавался, хотя в теории, всё должно было...
  
  В дверь постучали.
  
  На пороге стояла очередная человеческая оболочка в чёрном пиджаке и не менее тёмных брюках.
  
  - Чего вам ещё надо? - спросил учёный агрессивно. Собеседник через дверь не мог увидеть, как у Филлипса Лайфкрафта сдвинулись брови.
  
  - У нас проблемы с провизией. Мы не можем доставить её в сроки... - лаконично начал человек с порога.
  
  - Я поголодаю! Хватит со мной контактировать, хватит! Я не перееду в Джонтон ни под каким предлогом, понятно? - Ковард захлопнул дверь и пошёл обратно.
  
  Перед дверью в подвал-лабораторию на стуле, пододвинутом ко входу, сидел всё тот же человек, по благородному попивая из чашки, оттопырив мизинец.
  
  На лице Коварда отобразилось смешение красок недоумения, толики страха и зарождающейся злобы.
  
  Человек в чёрном пиджаке отхлебнул, захотел поставить чашку на столик, но подходящего рядом не оказалось и сервис остался на коленях незнакомца.
  
  - Я бы ждал вас прямо в лаборатории, но, думаю, это было бы верхом моего невежества. - сообщил он, с улыбкой, словно нашёл ценную вещь или её местонахождение. След от отсутствующего кольца на указательном пальце правой руки подтвердил догадки Лайфкрафта.
  
  Ковард молчал, но уже хотел задать свой первый вопрос вторженцу.
  
  - У вас неплохо получается играть на пианино с помощью магии. - похвалил незнакомец.
  
  Инструмент на втором этаже тут же прекратил самостоятельно играть.
  
  - Знаете, вы один из самых достойных магов этого века. Тёмная стезя - ваш выбор, ваш вселенский путь и это самое печальное во всей истории. - заметил человек в пиджаке, снова взяв чашку и встав. По его походке учёный увидел, что незнакомец забыл взять трость, на которую постоянно пытался опираться, пока вышагивал по комнате.
  
  - Кстати, чтобы ритуал сработал как надо, надо забыть об икре. О любой, это лишний ингредиент. - уходящий замахал одной рукой, говоря "не надо благодарностей!".
  
  На фоне окна, занавешенного только с одной стороны, пыль выделялась особенно сильно, но человека это не смущало, он посмотрел на учёного мага ещё раз и, глядя прямо в глаза, немного вздохнув, выдал:
  
  - И не волнуйтесь вы так о Дерли! Его потомки ещё напишут книги о вас!
  
  Молча подойдя к двери, незнакомец остановился и, подумав, бросил через плечо ещё одну фразу:
  - Сочувствую.
  
  - Мне всегда нравились плащи. - прошептав чисто для себя, вторженец с небольшим шумом исчез из дома.
  
  Ковард стоял молча, снова заиграло пианино на втором этаже.
  
  В этот вечер когда дождь перестал лить, ритуал наконец завершился успехом.
  
  ***
  
  - Нет, не нужно испытывать судьбу. Лучше побудем дома. - ответила Сергею его призывательница.
  
  - Даже, если я могу тебя защищать?
  
  - Да, останемся тут. Меньше нервов потратим, можно будет сходить в сторону леса... - задумалась Фрида.
  
  - Или можно пойти снова на берег и избавиться от этого "берсерка". - предложил Герой.
  
  - Я не хочу, чтобы даже дух известного человека, который никого не убивал, стал маньяком. - более твёрдо сказала девушка, убирая тарелки на полку.
  
  - Разрушение, выход в другую реальность - это тоже убийство.
  
  - Как минимум, для меня. - подумал Сергей Гиров, не страдая от этого факта. - Всегда есть то, на что повлиять люди не в силах.
  
  - Как думаешь, Сергей, он может убивать простых людей ради веселья? - немного испуганно в душе, ментально спросила его Фрида.
  
  - Я не знаю. Но я что-нибудь смогу "изобрести". - честно ответил физический дух.
  
  - Тогда, мы будем думать дальше.
  
  ***
  
  - Сегодня я пойду с тобой. - засобирался днём Паскаль, стоило Бермуде решить прогуляться.
  
  - Это ещё почему? - удивился известный исследователь. - Ты же не любишь светить своей персоной для других.
  
  - Посуди сам. - начал разбор проблемы Майдетон. - Нас видели ночью на корабле. Ты сражался с человеком, который теперь знает, что ты - Фёдор Бермуда, сам позировал для девушек, знающих твою предысторию. Теперь есть только один вариант - сделать вид, что ты действительно связан с морем, только прячемся на стоянке западного порта. Есть одно исключение - те двое, что увидели нас, до твоего ночного фиаско. Вряд ли они поверят, что мы сюда просто приплыли.
  
  - Я считаю, что сразился достойно. - вставил Фёдор свои пять копеек.
  
  - От них надо избавиться. Поэтому мы прочешем старый Порт. Они, скорее всего, прячутся там, до воды - близко, до порта, собственно, тоже. Если кто-то нас заметит, то мы только укрепим наше ложное убежище. - потёр руки Призыватель. Да, сейчас он мог назвать себя с большой буквы.
  
  В лучах послеполуденного солнца знаменитый исследователь в своей фирменной шляпе и несколько севшем пальто, и его знакомый-перфекционист прошли минут пять и уже перешли главную улицу, ведущую от северной точки Зетшобо, прямо к берегу, как физический дух снова что-то вспомнил:
  
  - Знаешь, Паскаль...
  
  - М-м-м...?
  
  - Ты переоцениваешь мои силы. Я не смогу управлять кораблём в старом Порте. Если бы мы действительно прятались там...
  
  - Ты что?! - от неожиданного осознания подпрыгнул Майдетон.
  
  - Именно поэтому я взял с собой часть корабля. - во все 32 зуба улыбнулся Бермуда.
  
  - Ты... Твоя спина, да? - понял Паскаль, ещё раз глянув на духа.
  
  - Верно.
  
  - Всё равно это заметно - прятать доску на спине, хоть и под пальто. Зачем тебе вообще пальто, когда есть старый плащ? - в очередной раз возмущался призыватель.
  
  - Ну-у-у, мы же должны быть скрытными, разве нет? - беззаботно поинтересовался Фёдор.
  
  - Ты стал ещё заметнее. - Майдетон сухо констатировал факт.
  
  - Если ты не понял, то я всё сделал, чтобы максимально незаметно протащить эту доску, потому что корабль может менять своё местоположение относительно своей последней позиции и ему, а также мне... - с эгоистичным тоном пошутил Бермуда, быстро добавив эти слова. - ... нужно время для отдыха.
  
  Паскаль глубоко вздохнул.
  
  - Эй, Паскаль. - обратился к призывателю Фёдор.
  
  - Ну чего ещё? - вздох стал глубже.
  
  - Может быть, нам просто поменять стоянку на западный порт?
  
  - Исключено, это очевиднее, чем текущее положение дел.
  
  - В сражениях не побеждают сухими подсчётами. - назидательно завершил разговор Фёдор Бермуда.
  
  Паскаль Майдетон осознал, что умеет совершать невероятно сильные вздохи разочарования.
  
  ***
  
  - У-у-у, да... - протянул Тим Форе. - Повезло.
  
  Ковард Лайфкрафт молча смотрел на Паскаля и Фёдора, стоявших по другой угол испачканного кирпичного дома с выбитыми окнами.
  
  Это ошеломление и молчание никто из присутствующих сторон не прерывал.
  
  - Прошло уже три минуты и двадцать девять секунд. Вы нападать то будете? - не выдержал Паскаль Майдетон.
  
  - Я предпочитаю играть от обороны. - заметил Ковард Лайфкрафт, подняв указательный палец левой руки, не входя в замашки Островной Империи, существовавшей на Сумасбродских Островах до Королевства Визаро.
  
  - Полностью соглашусь с тобой, нападать на неизвестного врага - опасно. А ты - левша, так? - спросил Фёдор Бермуда.
  
  - Но что, если обе команды уже поставили свои ловушки? - вслух подумал Тэмуджин Форе. - Нападать никто не хочет...
  
  - Не может. - поправил его как Фёдор Бермуда, так и Ковард Филлипс.
  
  - ... уйти нельзя - возможна ловушка. А приблизимся - начнётся бой.
  
  - Не хочешь сражаться? Пр... Печально. - изначально Паскаль хотел предложить сделку и отпустить своих врагов с миром, за информацию о Вингриде и Визаро, пусть он пока что и не знал их имён, но быстро передумал, просчитав все возможные исходы.
  
  - И что нам теперь делать? - хотел продолжить диалог Тим, но тут его телефон зазвонил.
  
  Зачем-то извинившись не только перед Лайфкрафтом, Форе ответил на звонок.
  
  - Да? - осторожно начал Тим.
  
  Голос из трубки ответил так неразборчиво, что даже Ковард, стоявший в двух шагах, ничего не понял.
  
  - Ага, я понял, вот. - и Форе повернул трубку, включив камеру на телефоне.
  
  - Бермуда, быстро, используй доску, скрой наши лица от взора любого человека по ту сторону! - передал Паскаль духовное сообщение.
  
  - И чо они лица скрывают? Ты меня разыгрываешь, Тим? - последний вздрогнул, спохватился и как бы оправдываясь перед своим боссом, кричащим в трубку, сказал: "Простите".
  
  - Ну да, да, громкая связь, мы поняли. - ответил ему Паскаль.
  
  - Расстегни пальто, постарайся незаметно. - мысленно начал диктовать Майдетон.
  
  - Кстати, как вы поняли, что мы вам враги? - дружественно поинтересовался Тим Форе, не выключая камеры телефона.
  
  - Когда я скажу...
  
  - Это способность любого физического духа - чувствовать других духов. - вслух продиктовал Ковард Лайфкрафт, стараясь говорить как можно более неестественно, поскольку раньше Тим не хотел рассказывать боссу, кто у него в подчинённых, подразумевая, что их соперники знают об этом факте тоже.
  
  - Поднимешь полы...
  
  - Вот теперь я верю, что это враги - с такой скоростью использовать доску с земли. - похвалил их высказывание босс Тима, явно опоздав с этим предложением.
  Паскаль уже вслух, что-то шепнул Фёдору Бермуде, который немного наклонился к своему призывателю.
  
  - Вот теперь, даже если они читают духовную связь, ничего не поймут, ха-ха! - порадовался Паскаль за себя.
  
  - Подойдите немного ближе. - попросил своих врагов Бермуда, поддерживая бревно на уровне глаз. - И я вас удалю из существования этой доской.
  
  - Значит, твоя способность связана с морем... - медленно пришёл к очевидному выводу Лайфкрафт, который глазами отмерил примерное расстояние до моря и сравнил с тем, где стояли участники данного столкновения.
  
  - Бермуда... - мысленно отчитал его Майдетон, сразу перейдя на громкое отчаяние:
  - Ты неисправимый идиот!
  
  - А что я? Я ничего! - вслух ответил мореплаватель.
  
  - Сделал всё по своему плану. - духовно закончил он, попутно замахиваясь рукой и приводя в движение доску.
  
  - Пригнись! - Ковард толкнул своего призывателя, тот повалился на землю, а сам физический дух снова использовал самый обычный, не тёмный, магический барьер.
  Доска пронеслась по дуге с большим гулом и ударилась о почти прозрачную преграду, упав на землю вместе с опустившейся рукой Бермуды, стоящим в двадцати метрах от своего духа-врага.
  
  - Что? - только и смог спросить Лайфкрафт. - Это всё?
  
  - Ну прости, что сразу не убил тебя. - попытался пошутить Фёдор.
  
  - Ууух, я перезвоню. - поднялся Тим Форе, потирая шишку на голове и сбрасывая звонок.
  
  Следующим снарядом полетел камень, который Фёдор запустил так же, как и доску ранее - без использования её привязанности к кораблю, перевозящему его Суть, а только с помощью дополнительной физической силы, выделенной ему Турниром, чтобы уравнять шансы всех физических духов.
  
  - Какого? - возопил тёмный маг, когда его щит был пробит обычным камнем.
  
  - Острота сильнее любого мага, но только если ты уверен в том, что... э-э-э... Как вообще люди создают цитаты? - воскликнул мореплаватель без единой цитаты в запасе, с детским оскорблением в голосе.
  
  - Я понял, всё понял. Ты заговариваешь меня, а сам усилил камень небольшой толикой обычной магии! - беззвучно дошёл до очередного решения Ковард Лайфкрафт. - Ты не можешь использовать свою основную силу, а я не буду использовать тьму до последнего. Это станет замечательным сражением обычной магией! Такое случалось со мной лишь один раз за все Турниры. Спасибо тебе, Тим, за то, что не заставляешь меня быть ужасом, бушующим как дождь из чумы в потерянном космическом страхе...
  
  - А-а-а! - Бермуда с деревянной палкой побежал вперёд, на своего врага, по пути превращая её в удивительной прочности посох, которому позавидовал бы даже вольфрам, как металл.
  
  - Двухсекундная эфирность. - тихо проговорил Ковард, вспоминая старые трюки, пролетая через Фёдора, паря в семи сантиметрах над твёрдой землёй.
  Физических дух Паскаля пытался нанести сокрушающий удар, но Лайфкрафт просто, будто дуновениями воздуха, стремительно, но всё же с некоторой плавностью в движениях, уворачивался, слыша только стуки посохом по земле. Асфальт в тех местах покрывался трещинами от миниатюрных разломов.
  
  Бермуда взревел и совершил размах на все 360 градусов, но не удержал равновесие и ему пришлось совершить ещё один круг, чтобы прийти в равновесие.
  
  С некоторой ухмылкой, Ковард просто сделал шаг назад в воздухе, уносясь, на маленьком физическом облачке на котором он стоял, к Паскалю, уходя из-под удара.
  
  - Да какого чёрта!? - сначала воскликнул, затем закончил вопросом великий мореплаватель и исследователь, в выпаде стремясь достичь своего врага.
  
  Ковард аккуратно подвинул посох в сторону и на некоторый момент их головы находились на одном уровне в непосредственной близости друг к другу.
  
  Ощущение времени потерялось также, как и при близком контакте двух физических духов.
  
  - Ты ведь готов использовать все свои оригинальные силы, раз держишься так близко ко мне, хоть и маг, верно я думаю? - тихо прошептал Фёдор, посмотрев прямо в потемневшие глаза Коварда Лайфкрафта.
  
  - Да и ты не промах, раз согласился на такой тип дуэли. Но победить меня в соревновании, где я участвовал столь часто... - высокомерно ответил ему Филлипс Лайфкрафт, играя на блефе.
  
  - Так, его глаза часто посматривают влево, значит, он перекинет палку за своей спиной в левую руку и совершит удар, думая, что я буду готов к атаке справа. Несколько умно и неочевидно. - признал Ковард.
  
  - О, я могу победить, когда захочу, просто желания не было. - без улыбки, сосредоточенно хмыкнул мореплаватель.
  
  И со всей силы ударил справа, но по ногам мага, а пока ошарашенный предсказуемостью учёный маг пытался понять, как можно было вообще выбрать такое направление для нападения, занёс руку во второй раз, но тут физический дух Тима Форе успел среагировать и увернуться.
  
  - Знаешь, Тим, я думаю, что насмотрелся городских пейзажей и сейчас буду не прочь уйти обратно в нашу хижину в лесу. - мысленно предложил Ковард Филлипс Лайфкрафт, отлетая назад к своему призывателю.
  
  - Э-э-э, куда? - обиделся Бермуда, опечаленно глядя вслед на физического духа, сбежавшего с затеявшейся драки.
  
  - И что это было? - спросил сам себя Паскаль Майдетон, увидев только быструю вспышку во время выпада, как и Тим Форе, который подавал вид, что ничего в происходящем не понимает, что это просто не его стезя.
  
  - Неважно. - ответил ему Фёдор, покачав головой и похлопав призывателя по плечу.
  Через две минуты, как этот дуэт решил вернуться обратно, поскольку "Ты слишком халатен, Фёдор", Паскаль не выдержал:
  
  - Почему? Почему ты такой? Я не вижу всей истины в твоих ответах на этот счёт!
  
  - И хорошо, что на этот счёт ты ничего не видишь. - спародировал он голос Майдетона.
  
  Но тут же стал более серьёзен, убрал улыбку и приготовился обучать Паскаля тем знанием о Турнире, каких не было более ни у кого. Или почти ни у кого.
  
  - Хочу признаться, Паскаль. - начал Фёдор. - Я ни разу не побеждал в Турнире.
  
  - Что?!
  
  ***
  
  - Ещё раз, что? - недоверчиво переспросил Майдетон, поправляя сбившееся пальто, уже направляясь к кораблю.
  
  - Я ни разу не доживал до финала в них. Не видел смысла сражаться со всем рвением. А тебе бы стоило спросить меня об этом пораньше. Ну, знаешь, ради драматичности и всё такое...
  
  - Хм... - задумался Бермуда. - Ла-ла ла ла-ла-ла ла-ла-ла-ла, ля-ля ля ля-ля-ля ля ля-ля... - запел он знакомую для своего призывателя песню, но последнему сейчас было не до мотивов.
  
  - То есть ты мало того, что начал отвечать по-другому, так ещё и ни разу не побеждал и решил об этом мне сказать, когда план был составлен? - разгорячился перфекционист в отношении планов.
  
  - Ну да. А чего в этом такого? - поинтересовался в ответ физический дух. - У меня и своей мечты для этого Турнира нет.
  
  - Такого быть не может. - отринул данное предложение Майдетон. - Или ты такой же, как наши враги той ночью?
  
  - Какая же у тебя хорошая память! - указательным пальцем он покачал вверх-вниз, направив его на своего лидера.
  
  - Не уходи от ответа. - уже подуспокоился призыватель, но тут Фёдор сказал ещё одну вещь:
  
  - Всё равно ведь у победителей только одно желание на двух участников...
  
  - ЧТО?!
  
  ***
  
  Сильный ветер поддержал призывателя в его ярости и недоумении.
  
  - А разве призыватели об этом не знают? - великий мореплаватель немного наигранно изобразил личное удивление.
  
  - НЕТ! - со всей силы напряг свои голосовые связки человек, находящийся в гневе.
  
  - Ну, теперь ты знаешь. - спокойно, с облегчением выдохнул Бермуда.
  
  - Мне от этого не легче. - завёлся Паскаль. - Сначала дух, который ни разу не побеждал, и даже не желает радости триумфа, а затем, всё хуже и хуже - одно желание на всех и ведь не факт, что ты поддержишь моё решение, так? - около корабля, резко повернулся и посмотрел на своего физического духа.
  
  - Смотря, что ты попросишь у Турнира. - Пританцовывая под мотив, напетый ранее, Бермуда ощущал себя спокойно и даже позволил себе немного повеселиться, он же победил того мага, который сбежал в лес, не так ли?
  
  Майдетон молча стерпел такое поведение перед собой.
  
  - Я уже привык. - сказал он самому себе. Молча.
  
  - Ну почему турнир вообще решил, что мы с тобой чем-то похожи? - спросил он Бермуду, смотря в синее, осеннее небо, держась за трап корабля Фёдора. - Мы полные противоположности!
  
  - Значит, мы в чём-то очень схожи, просто пока не заметили. - попытался всё сгладить Фёдор, на которого эти споры действовали чуть-чуть удручающе.
  
  - Нет, ты смотри! - ответил ему Майдетон.
  
  Мореплаватель настроился на обучение от призывателя. Тот подумал и выдал, через полминуты:
  
  - У тебя есть задача, где есть 4 вопроса и 4 ответа. И твои ответы, вместе с вопросами формируют две категории - например, вид сверху и вид сбоку, так что, если ты ответишь "влево", то и вправо последует в ту же половину ответов.
  
  - И? - немного недоумённо потребовал продолжения его дух.
  
  - Ты можешь ответить, распределив по одному ответу из каждой категории в одну половину вопросов, будучи уверенным, что половина будет верна, а остальная - нет. Или же всегда есть вариант "всё или ничего", не перемешивая ответов, а вставляя категорию полностью под половину. И я даже могу сказать, что ты выберешь.
  
  - Хм. - на этот раз хмыкнул Фёдор Бермуда. - Да, я тоже знаю. Я выбираю всё! Или ничего, как повезёт. - улыбнулся физический дух.
  
  - Ну видишь? Мы не похожи, как турнир такое вообще может допустить? - Паскаль попытался вбить слова прямо в голову мореплавателя. Даже чуть не занёс руку.
  
  - Не знаю. - честно сообщил дух, заходя к себе. - Ла-ла ла...
  
  - И я не знаю. - мысленно подумал и физически вздохнул Майдетон. - Потому что я бы тоже выбрал риск. Пятидесяти процентный шанс - это мало. - призыватель выдохнул. - По два ответа в каждую категорию, имея по одному правильному в обеих или же расставить всё наугад? Да, я действительно бы принял именно такое решение...
  
  ***
  
  - Какое у вас желание, мой Король? - спросил духа Вингрид Валлиан, пока они смотрели на стены научного убежища.
  
  Визаро не ответил.
  
  - Эта сделка... - подумал было призыватель, но тут его желудок заурчал и ход мыслей переключился на более насущную проблему:
  
  - Пока мы бегали за теми двумя, у нас порвался пакет с продуктами и теперь осталась пара яблок из карманов моей куртки! Ну почему мы уже во второй раз не можем нормально пройтись по Зетшобо, не сталкиваясь с другими участниками? - глаза студента-мага забегали из стороны в сторону. - Нет, то, что тут 7 человек сами притягиваются - я не верю в эту чепуху. Это бред!
  
  Его взгляд упал на два яблока на столе.
  
  - Оставлю на вечер. - решил сумасброд.
  
  - Брать авоську я не стану. - от нервов и небольшого голода, Вингрид начал писать письмо ректору своего университета, говоря, что, скорее всего, даже с его духом, он не победит из-за...
  
  Первый Правитель Сумасбродских Островов и не подсматривал за своим призывателем, а тут уже рвал его в клочья и кидал в камин в особо роскошно устроенной комнате, отведённой Визаро.
  
  - Мой Король... - попросил он. Монарх кивнул.
  
  Указав правой ладонью на камин, Валлиан от ярости серии неудач произнёс нечто среднее между "Тайн!" и "Агнис!"
  
  - Тайгис!
  
  Бумага сгорела, а следом и углекислый газ снова преобразовался в кислород. Через пару глубоких вдохов, маг поклонился своему королю.
  
  - Спасибо тебе.
  
  Молчание.
  
  - Ладно, с заходом солнца и восходом луны сходим в магазин какой-нибудь. - решил Вингрид. И через ещё один, уже моральный вход, он решился сильнее:
  
  - Так о чём же мы мечтаете больше всего?
  
  Но Король словно был глух, хотя реагировал на просьбы и неуверенные команды студента, отвечал своими цитатами, но что-то в этом не давало покоя Вингриду.
  
  - Эта сделка... Мой Король... Неужто? В самом деле? - подумал маг.
  
  Как только Валлиан вышел, он смог увидеть толику воспоминаний Визаро, это вышло совершенно случайно, как мимолётное видение.
  
  - Видимо, это всё мана, что король отдал мне на время.
  
  Вингрид снова переосмыслил ту фразу и саму сцену, словно забытую разумом, когда Визаро показывал, где работает его Суть, раскрывая своё присутствие в любой атмосфере, молча акцентируя всё внимание на себе.
  
  Первый правитель Королевства Визаро смотрел на кого-то вдали, обнажив свои два меча - добивающую Уверенность и пронзающую Истину.
  
  Другой человек сказал Визаро:
  - ...ты хочешь вернуть своё Королевство, но для этого тебе понадобится моя помощь. - говоривший некто как-то сдвинулся, картина была слишком размыта для Вингрида.
  Но он не догадывался, что также всё мерещилось и Королю.
  
  ***
  
  - Ты всё же приплыл, я погляжу. - заметил Основатель Безымянной Империи. Теперь даже в самых крайних уголках памяти Первого Короля нельзя было увидеть ничего, кроме силуэта. Но тот Визаро, что стоял напротив, он помнил, но забыл? Нонсенс!
  Но всё же, это факт. Лишь силуэт, тень скрывала лицо, солнце светило прямо на Правителя Сумасбродских Островов, слепило его, не позволяя определить пол человека по ту сторону воспоминаний прошлого.
  
  Лишь силуэт, чуть выше и так высокого Визаро. Скорее всего, плащ с мехом, подшитым обильно по всему периметру накидки. И меч, чуть короче Уверенности Первого Короля, но по толщине и форме напоминающий вытянутый треугольник.
  На поляне росло много невысокой травы, а зелёный цвет больше нравился и Визаро, чьи жухлые цветы вселяли в него уныние и желание быстрее доделать систему акведуков.
  
  - Предлагаю сделку, ведь ты хочешь вернуть своё Королевство, но для этого тебе понадобится моя помощь. - сказал текущий Глава Безымянной Империи, направляя свой меч в сторону Визаро, но поднимая его вверх. - Победи меня и тогда моя Империя поможет тебе против захватчиков из Трудового Союза.
  
  - Выбирай мудро, бей быстро, верь чисто и пусть нас ждёт финал, которого мы заслуживаем! - прокричал Первый Король, сделав это своей основной цитатой, когда позже его флот остановится около старой столицы на Южном Континенте.
  
  - А ты не меняешься. - заметил, улыбнувшись, высокий человек с треугольным оружием, уже пригнувшись для рывка к Визаро, стоявшему чуть-чуть ниже на поляне, нежели нападавший.
  
  Меч Основателя заскрипел, выбрасывая фиолетовые искры, смешавшись с блоком сразу обоими продолжениями рук Визаро. Оба "противника" отпрыгнули, поняв, что так они впустую потратят силы.
  
  - Я был сильнее тебя. У меня есть магия, которую я не буду использовать... По мере физических возможностей. - улыбнулся соперник Первого Короля. - Я не согласился с твоими действиями, лишь убедив создать новое Королевство. Ну и, разумеется, мой меч... Он тебя стесняет? - он неожиданно сменил тон. - Почти полностью чёрный эфес. - глянув на навершие, человек напротив Визаро снова переключил свой взор.
  
  - С умом можно родиться, с мудростью - нет. - кратко заключил Правитель Королевства Визаро.
  
  Ответом был заливистый, в чём-то даже злодейский смех Основателя. Он аж весь затрясся, запрокинув голову наверх.
  
  - О-ой, ты всегда умел смешить, Визирь. - он назвал Визаро по его первой в жизни профессии, пальцем скидывая невидимую скупую слезу. - Так мы продолжим? Нападай, твоя очередь. Покажи, что победишь меня!
  
  - Пронзающая Истина! - левый меч потянул Первого Короля, увлекая за собой в атаку.
  
  Основатель Безымянной Империи увернулся и остановился в величественной позе, словно думая, стоит ли ему сказать что-то по типу: "Я бы мог заблокировать этот удар площадью своего меча, но передумал его царапать."
  
  Но он этого не сказал, даже несмотря на то, что Визаро почти что предвидел подобное развитие событий, пока останавливал свой бег.
  
  - Уверенность всегда придаёт сил, даже когда она ведёт в пропасть. - ещё одной цитатой сообщил ему Первый Король. Тут он выглядел не как в легендах, а как его бы описал какой-нибудь Вингрид Валлиан, но падение до этого состояния только началось. Какая-то печаль или же сомнение будто гложили "коллегу Императоров" изнутри.
  
  Резко перейдя из эгоистичного позирования, Основатель Безымянной Империи отпрыгнул со скоростью, явно данной ему магией. Но заканчивать бой он не планировал. Эта битва была почти равной с небольшим перевесом хозяина данной земли, но лишь одна небольшая ошибка... И соотношение сил поменяется.
  
  Ни один из участников пока что не перешли к своим фишкам, используемым в бою.
  
  - Ты всегда начинаешь с одного и того же удара. Ты уверен, что сейчас правильное время для стабильных решений? - Первый Король Сумасбродских Островов, сбоку от себя услышал нерешительный собственный голос.
  
  На этот раз Визаро сделал два двойных удара вперёд - сначала, будто ножницами, перекрестил свои руки, направляясь прямо на своего противника, затем, так же развёл их - мускулы позволяли этот сделать.
  
  - Глупо. - скорее выдохнул, нежели сказал Основатель, потихоньку переходя к плану.
  
  Но ответил он мощнейшим разгоном, держа меч у самой травы, не касаясь земли. А затем резко поднял его вверх. Визаро отступал, не успевая вернуть слишком сильно отведённые руки и только падение спасло бы его, но гордость Первого Короля была сильнее. А ещё он снова засомневался в необходимости падать - вдруг это часть плана?
  
  - Соберись! - Основатель Безымянной Империи будто бы хотел, чтобы победа оказалась за Визаро, объединившим Сумасбродские Острова.
  
  Но ошибка была допущена.
  
  С всё усиливающейся силой он бил по мечам Визаро.
  
  - Прими удар Уверенностью и бей Истинной. Нет более верного решения! На кону цена Королевства! - произнёс ему Визаро, видимо, отвечающий за внутренний голос.
  
  - Когда Королевство стонет, первый удар получает именно Король. - прорычал он самому себе и сделал, как велел собственный голос.
  
  Но Уверенность не смогла сдержать ту ярость, ту любовь к сражению, битве, войне, какая наблюдалась у второго учёного и война.
  
  Когда, через три последовательных удара и всё более грозные выдохи Основателя, Первый Король, наконец, заблокировал, снова, обоими своими мечами и этот удар почти, почти пробил этот блок. Но всё же Визаро выстоял, а через минуту постоянного звона от столкновения сплавов стали, окрылившись ничейной ситуаций, набросился сам.
  
  Первый удар, вторым стал выпад. А Первому Королю, показалось, что Основатель будто бы сам подставился под эту атаку, причём левым плечом, не главной рукой. Рана оказалась неглубокая.
  
  И тут он, человек, на чьей земле шла дуэль, что последнюю минуту отступал, немного держа меч перед собой на вытянутых руках, сделал шаг вперёд и проткнул Визаро в ответ. Если бы только последний успел отпрыгнуть от такой атаки с жестокостью в глазах Основателя!
  
  - Ты слишком предсказуем, Визаро. - ухмыльнулся он, прикусив губу до крови. - Твоя гордость не позволяет кружить на поле боя. Но теперь на тебе ответственность за свой народ, за свою землю и если в других сражениях ты имеешь право побеждать только мастерством, то при встрече равных мастеров своего дела придётся использовать подлость, которую я тебе оставил, а не то... Ты проиграешь.
  
  И Основатель Безымянной Империи продолжил идти вперёд. Его рана в плече не была такой серьёзной, как у Первого Короля. Но треугольный меч исторгал из себя всё больше искр, стоило клинкам скреститься.
  
  Капелька крови упала на треугольный меч.
  
  - Сигнал! - про себя воскликнул Основатель.
  
  И с каждым замахом Визаро держался всё слабее и слабее, отступая и не блокируя.
  Наконец...
  
  Он ударил в ответ, а его враг, чьи глаза наполнились жаждой битвы, уже не чувствовал какие-то уколы и новый замах начался. Визаро тут же заблокировал удар Уверенностью и Истинной, вложив все силы в защиту.
  
  Даже в таком состоянии прошло секунд двадцать, только потом Первый Король немного ослабил хватку и Уверенность наконец пала на землю.
  
  Натиск соперника оказался мощнее и лишь в нескольких сантиметрах от сердца правителя Королевства Визаро остановился меч в виде треугольника.
  
  - Я победил. Не жди от меня помощи в освобождении своей старой страны. - вальяжно сказал Основатель Безымянной Империи, всё ещё скрытый за рамкой потерянных воспоминаний, только после этого перейдя на тяжёлые вдохи и выдохи уставшего война.
  
  Визаро промолчал, сохраняя свой гордый облик, что он использовал даже когда оставался один, дыша через нос. Рана у человека напротив уже закрылась.
  
  - Я знаю... Ты хочешь, чтобы все мы пошли против Трудового Союза... Но скажи мне... Зачем? - глубоко дыша продолжил он. - У тебя есть народ, земля, знания, у меня они есть. Обороняйся и отомстишь потом, в первый год никто ничего не успевал. Ну, если ты помнишь, как я собирал учёных. - и снова жуткая улыбка.
  
  - Истинный Король всегда будет смело идти в бой и вести за собой тысячи. - продиктовал Визаро.
  
  - Даже твоё взвешенное решение не кажется мне таким... Мудрым, каким ты себя возомнил. Помнишь, как я отказался помогать тебе пару месяцев назад? Даже, как Король, ты не убедишь меня. - на выдохе, Основатель быстро сообщил своё мнение и снова тяжело попытался получить недостающий воздух.
  
  Первый Король молча смотрел на своего учёного, коллегу, бывшего друга, пытаясь отчаливать домой, на Сумасбродские Острова.
  
  - Прежде чем уйдёшь. - остановил его человек. - Забирай. - он отсоединил тёмно-синее навершие своего треугольно-выглядящего меча и кинул им в Визаро. Тот поймал его без проблем.
  
  Раны повелителя Сумасбродских Островов тоже затянулись.
  
  - И не надейся, там больше не осталось никакой магии. - опередил его вопрос Основатель. - Я уже почти готов к заклинанию, что тьмой окутает моё имя, Империю и наличие самого нашего существования. Хотя, на империю его никогда раньше не применяли. Но меня это не волнует. - Визаро задела последняя фраза.
  
  - Узурпатор правит страной, Правитель - умами людей. - наставительно высказался Первый Король.
  
  - Посмотрим, как ты выживешь без султана. - усмехнулся Основатель Безымянной Империи.
  
  - Пусть ветра поднимут тебя, чтобы меч не казался таким тяжёлым. - попрощался Король Визаро.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 9 - Фестиваль.
  
  - Та-та та та-та-та та-та-та-та, па-па па па-па-па па па-па...
  
  - Та... та-та-та та-та-та-та та-та-та-та-та-та...
  
  - Та... та... Та... ТА!
  
  - Нет, ещё раз.
  
  - Та-та-та... Нет, не так, не так! - зарычал Паскаль Майдетон стоя на любимом и единственном корабле Фёдора Бермуды, что-то напевая.
  
  - Па-па па па-па-па... Хм.
  
  - Чем занимаешься, Паскаль? - зевая, вышел Бермуда, потягиваясь в лучах рассвета.
  
  - Опять спал? - по духовному каналу послышалось ему, пока призыватель продолжал вслух напевать один и тот же мотив. Несмотря на то, что Паскаль не умел петь, физический дух сразу распознал эту тему.
  
  - А-а-а, чёрт! - замахал руками Майдетон, будучи в ярости. - Как? Как она называется? - он схватился за плащ Бермуды, обращаясь к духу.
  
  - Ты про... - он набрал в грудь воздуха и пропел два первых мотива на одном дыхании с небольшой задержкой: Ла-ла ла ла-ла-ла ла-ла-ла-ла, ля-ля ля ля-ля-ля ля ля-ля?
  
  - Та-та-та та-та-та-та... - как зачарованный повторил Майдетон.
  
  - Ну, каждый поёт в силу своих возможностей... - мореплаватель затянул предложение, так и не закрыв рот.
  
  - ТЫ её мне напел. Скажи, как она называется! Как? ТА-ТА ТА ТА-ТА-ТА...
  
  - ...
  
  - ПА-ПА ПА ПА-ПА-ПА...!
  
  - Это народная песня одного из народов Южной Акерики. - без запинки ответил ему Фёдор, поняв, что дело пахнет вторым использованием духовного усиления.
  
  - Не то! Нет, я точно её слышал в своей среде, среди своих, она может идти оригиналом оттуда, но мотив настолько знакомый, он даже не полностью совпадает, на что я, блин, трачу своё время? - взорвался речью, за один вдох, призыватель, но Бермуда облегчённо выдохнул - Паскаль убрал руку от своей спины, куда он, физический дух, думал тыкнуть в первый раз.
  
  - Тогда я не знаю. - ушёл в образ Фёдор, скрестив руки, спряв их под локти, дабы не нарваться на неприятности и больший поток слов из-за своих "хотелок".
  
  Майдетон замолчал и посмотрел на уходящее солнце. В голове этот назойливый мотив продолжал раскидывать все мысли в стороны. Далеко-далеко...
  
  - Паскаль...
  
  - Чего ещё? - неохотно откликнулся он на зов Фёдора.
  
  - Я уже говорил, что ни разу не побеждал в Турнире...
  
  В голове у призывателя крутилась только большая буква "И?". И знак вопроса тоже. Но он не стал перебивать. Фёдор продолжил:
  - Есть такая вещь, как колокол и нам стоит поторопиться, пока он не начал звонить...
  
  ***
  
  - ТЫ опять хочешь сказать НАМ, что у НАС времени ещё меньше, чем изначально рассчитывалось? - известный мореплаватель видел только его красные зрачки, даже не радужку.
  
  - Ну почему нельзя просто сказать обо всём с самого начала? - запричитал призыватель. - Почему? Ответь мне?
  
  - А ты и не спрашивал. - легко и непринуждённо ответил ему Фёдор, понимая, что как дух, он не получит даже особых повреждений, кроме как ощущения, что его избили. Бермуда ещё никогда не отвечал нападением на своих же призывателей!
  Теперь на него молча смотрел Паскаль.
  
  - Знаешь, я, пожалуй, пойду... - подумал и решил Бермуда. - Ла-ла ла ла-ла-ла ла-ла-ла-ла...
  
  - Урод! - услышал физический дух, но он уже закрывал дверь в каюту капитана, уйдя с максимальным пафосом.
  
  - Время... - выдохнул Паскаль Майдетон, наблюдая за волнами, уносящими песок обратно в океан. Назойливая мелодия продолжала донимать снова запевшего Паскаля.
  
  ***
  
  Жу Гуэй почти лежал на подоконнике и напряжённо смотрел в окно на небо, всё больше покрывающееся алым цветом.
  
  Из всех сил он старался не дать слёзам найти путь наружу, но это давление Турнира, оно пугало призывателя.
  
  - Хотя, какой я к чёрту призыватель? - подумал наследник великого рода и зажмурился, лишь бы не видеть этот мир, так ненавистный ему! - Ненавижу их всех! - он замахнулся рукой, но остановился прямо у стекла.
  
  Ева молчаливо наблюдала за этой внутренней борьбой, не решаясь на что-либо.
  
  - Я так одинок. Что будет после Турнира? - спросил он только что вошедшую Еву.
  
  - Наша победа.
  
  - А если мы умрём? Если проиграем? - первые слёзы всё же прошли, через резко ослабевшего Жу Гуэя. Его воля к борьбе упала тотчас же. Так же пропала и та уверенность в будущем, что держала жизнь наследника в приюте.
  
  - Не бойся, Жу. - Богиня Морей и Океанов ответила ласково и подошла к тому, кого она хотела бы охранять. - Если мы умрём, то я точно буду защищать тебя до самого конца, всеми возможными силами. Мы победим в Турнире, даже если в живых останешься только ты. Твоя мечта исполнится, несмотря ни на что.
  
  Слёзы полились ещё сильнее.
  
  - Ева, ты единственный человек, который меня защищает! - воскликнул он в полном смятении от данной ситуации. - После Турнира ты исчезнешь, как и все остальные Духи! А я останусь... Один... Снова...
  
  Гуэй упал с подоконника
  
  - Жу... Не волнуйся. - она присела рядом с ним. - Я пожелаю миру помочь тебе.
  
  - Мы слишком сильно связаны. Я всё знаю. - кивнул Жу Гуэй, отстраняясь к стене. - Одно желание, так? Так ты говорила? Я пожелаю, чтобы ты всегда была со мной, чтобы ожила полноценно. И только так, твои мечты исполнятся, с помощью силы воды, данной тебе от рождения.
  
  Ева взяла его за правую руку и скатала рукав у длинной и большой для Жу, белой кофты, соприкоснулась с ладонью Гуэя своей.
  
  - Просто... - теперь он полностью расплакался. - Я не смогу жить без тебя. Этот мир... Он убивает всех одиночек! Всех, у кого нет силы сопротивляться...
  
  Ева наклонилась к наследнику древнего рода и сильно обняла своего призывателя.
  
  - Никто не смог бы призвать такого физического духа, вроде меня, без согласия. - подумала Богиня Океанов. - Ты мой призыватель, не сомневайся.
  
  - Я не сомневаюсь. - по духовной связи ответил ей Жу Гуэй. Он, кажется, воспрял духом. И даже слёзы почти перестали литься.
  
  По радио, стоящему в главной комнате, заиграла самая, что ни на есть красивая и одновременно печальная музыка, её символизм был в прощании, Ева помнила эту мелодию.
  
  - Она играла, когда Он ещё не предал свои идеалы... - подумалось Богине.
  Жу Гуэй встал с пола, всё ещё держа одну руку Евы.
  
  - И если мы победим, то лучше уж ты будешь со мной, чем я возжелаю новую, иную мощь другого духа для будущих Турниров. - решительно заявил Жу Гуэй, кулаком угрожая городу через окно. - Весь мир подчинится нам или мы принудим его силой!
  
  - Как тогда... - в удивлённых глазах Евы читалось прошлое, отпечатавшееся в её душе навсегда. Прошлое, недоступное для Жу Гуэя.
  
  ***
  
  - И если мы не остановим клан Фудзи, то они погубят всю страну! - говорил Он, оправдываясь, держа Еву за руку, стоя на одном колене. - Именно поэтому я должен плыть. Пожелай мне удачи.
  
  - Удачи тебе. - Ева, уже без особого оптимизма в словах, попрощалась с Ним.
  
  Он поднялся на борт и, подумав, когда лучше сообщить свою заготовленную фразу, повернулся почти моментально и сразу же заявил:
  
  - Восточные Земли объединятся под нашей властью или мы принудим их так поступить!
  
  ***
  
  - Сергей, смотри, фестиваль Восточной культуры! Может быть, мы сходим туда? - спросила Фрида, держа в руке бумагу, снятую со стены подъезда, заходя домой, предварительно попросив Сергея не выходить с ней. Тот согласился.
  Гиров смотрел в окно, спиной к Фриде и молчал.
  
  - Сергей? - переспросила она с некоторой тревогой.
  
  - Да, я тоже хотел это "предположить"! - резко развернулся он и призывательница увидела, как в руке физического духа удерживается то же объявление - "Сегодня, в восемь часов вечера..."
  
  - Ладно, пойду приготовлю обед. - он понёсся на кухню, не совсем выйдя из каких-то раздумий. С кухни донёсся его голос:
  
  - Если мы сегодня пойдём до ужина, то стоит поесть плотно на обеде!
  
  - Да, еда - это хорошо. - согласилась Фрида, почему-то подумав о кошках.
  
  ***
  
  Металлическая дверь со скрежетом отворилась. Рыцарь Францинии осторожно зашёл, щёлкнув выключателем. В подвале зажёгся свет, открыв взору множество полок с книгами вместо, отображённого в плане, винного погреба.
  
  - Какие пыльные тома. - проводя пальцами по старым корешкам, Ульрих Благоприносящий, осторожно прикасался к редким экземплярам подземной библиотеки. - Почему их никто не читает?
  
  - Потому что никто их не смог расшифровать. - донеслось около чугунной двери, ведущей к выходу. Элеонора фон Хейтенбург стояла, оперевшись одной ногой на стену, закинув другую ногу на первую и скрестив руки. В глазах читалась несправедливость.
  
  - Это печально. - рыцарь Францинии перестал говорить "миледи".
  
  "Миледи" хмыкнула и пошла обратно наверх, а Ульрих взял случайную книгу и начал её читать, этот язык был ему понятен.
  
  ***
  
  - Сергей? - спросила Фрида, присаживаясь.
  
  - Да-да? - в ответ Гиров задал вопрос, только прикоснувшись к вилке. Ел он только для того, чтобы не расстраивать Фриду.
  
  - И чтобы "увериться", насколько она хорошо приготовлена. Если бы я не умел готовить, то умер бы от голода раз двадцать. - подумал дух.
  
  - Были ли у тебя когда-нибудь домашние животные?
  
  - Ну... - он задумался. - У моего отца было "убеждение" завести себе собаку, но мама с её аллергией, понятное дело, была против. А мне самому, после "Ночной Катастрофы", не было времени долго оставаться на одном месте.
  
  - Понятно... - протянула Фрида. - Я просто хотела завести себе кошку. Или двух. Хотя, за этот Турнир, я наконец почувствовала себя живой.
  
  - Говоришь, у тебя был проект по работе? - поинтересовался Гиров.
  
  - Ну да, но у меня есть ещё неделя, а Турниры долго не идут, так? - с улыбкой ответила девушка.
  
  - Ну да, колокол всех поторопит. - с некоторой долей серьёзности произнёс Сергей.
  
  - О! Что это? Расскажешь? - обрадовалась призывательница.
  
  - Лучше, после обеда. Сама история появления... Немного "неприятно-отвратительная". - отказался дух, почти доев второе.
  
  По отливу застучали капли.
  
  - Дождь начался... - вздохнула Фрида.
  
  - Надеюсь, до фестиваля он пройдёт. - заметил Сергей Гиров. - Он же полностью "произойдёт" на улице?
  
  - Да. Кстати, а ты знаешь, почему король Вильгельм Второй...
  
  И разговор продолжился в наиприятнейшей обстановке.
  
  ***
  
  - Вот чёрт, опять дождь, как тогда... Стоило только выйти на пару минут, подумать о своей мечте, понять, что всё равно Тим Форе захочет исполнить своё желание, а не моё... - тихо разругался сам с собой Ковард Лайфкрафт, вставая с импровизированной скамейки из палок, соединённых базовой магией.
  
  - Ну да, да, он пообещает так не поступать... Но я же не буду его заставлять! Просто скажу, мол, так и так, Турнир исполняет одно желание, а моё... Эээх. - вздохнул физический дух, вспоминая своё прошлое. - Я тоже сожалею о том, что сделал.
  
  И он продолжил медленно брести под небольшим дождиком.
  
  Он закрыл лицо руками, прекрасно ощущая всё вокруг с помощью своего магического поля. Всё же он состоял из чистейшей магии этого мира. Не контролировать её казалось Коварду верхом недоразумения.
  
  Дождь словно застыл в одном состоянии. Он был небольшим, слабым, такие осадки бывают в начале весны в умеренном поясе, но это продолжалось добрые полчаса, Лайфкрафт всё смотрел в окно и никак не мог вернуться к "Последней Четвёрке".
  
  - Завтра прочитаю. - он обвёл взглядом ещё 5 книг, которые Тим Форе захватил с собой для своего физического духа, чтобы удалить его литературный голод и простую любознательность. К тому же там описывались действия Коварда с большей логикой поступков, чем в реальности, на удивление последнего.
  
  - Тим? - спросил он призывателя.
  
  - Да? - последние двадцать минут, да и до выхода Коварда Филлипса на свежий воздух, Форе постоянно с опаской смотрел на свой мобильный телефон. Да, маг уже отключил любую возможную связь для этого аппарата, но простой офисный работник, как и не смог к этому привыкнуть, ожидая, как звонкая мелодия прервёт повисшую тишину, нарушаемую редкими звуками дождя на улице.
  
  - Какая у тебя мечта? - поинтересовался дух.
  
  - Деньги. Закрою небольшой кредит, куплю квартиру получше, машину там. Буду счастлив. - улыбнулся призыватель, погрузившись в радостные мысли. Но почти сразу же вырвался из дрёмы. - Но для начала нам надо победить остальных участников!
  
  - Да... - безучастно кивнул Ковард и Тим увидел, как лицо первого было полно грусти.
  
  - Что-то стряслось? - с некоторой осторожностью в голосе спросил его Форе.
  
  - Просто я вспомнил, что у Турнира можно загадать только одно желание. - и Лайфкрафт вздохнул.
  
  - Ну... ничего страшного! - почти не растерялся Тэмуджин. - Не помню, говорил ли я тебе или нет, но твоё желание я точно исполню.
  
  Повисла пауза, стоило Коварду Лайфкрафту выдавить из себя негромкое и полное искупления "спасибо".
  
  - Кстати, а что ты пожелаешь?
  
  Воспоминания об ошибках прошлого накрыли мага лавиной и прошли так же быстро, как он провёл взгляд по книгам Угуста Дерли и, в особенности, по финальной - "Последней Четвёрке".
  
  - Я расскажу тебе завтра. - пообещал он и впал в бессознательное состояние, во время которого он охранял этот заброшенный домик лесничего.
  
  Тим Форе проследил за взглядом своего физического духа и заприметил, как тот, буквально на мгновение, но немного задержался на нижней книге.
  
  - Спорю, что ты хочешь избавиться от существования последних четырёх экспериментов. - подумал Тим Форе.
  
  ***
  
  - Ты не можешь просто взять и убежать, оставив меня одну! - зло сообщила Гэвину разгневанная Роза. - А если на меня в этот момент нападут?
  
  - Что, врежутся в окно и упадут вниз? - впервые съязвил Гэвин. Он был максимально настроен, в этом дожде, в одиночестве, увидеть хоть что-то интересующее его.
  
  - Да, они могут и так! Это наши враги! Они хотят нас уничтожить! - запаниковала Роуз.
  
  - Нет. - Дарквуду снова стало больно даже говорить, весь запас был истрачен на словесную язву.
  
  Каким-то образом, это успокоило её. Но также подействовал и план:
  - Я просто возьму свой портативный телескоп и буду рисовать не звёзды, но твои действия. С крыши будет отличный вид. - подумала призывательница.
  
  - Меня и так все ненавидят и мне от этого больно, но пусть мои мучения в этом мире прервутся не пыткой от других духов.
  
  Но и этот образ не подействовал на Гэвина Дарквуда. Его глаза уже потухли, словно он вошёл в какой-то транс.
  
  Роуз вздохнула и отошла от двери, показав пальцем на своё сердце, где цепи Гэвина, их общий духовный знак, связывающий двух людей вместе, ждал своего часа.
  Соседние здания моргали, исчезая, заменяясь другими. Это постоянное мерцание начало преследовать Гэвина, стоило первой капле дождя упасть на него.
  
  - Почему я заставляю себя так страдать? Только в дождь я могу... Но это не обязательно... - он жадно вдыхал воздух, перенаправив внутреннюю ману лишь на одно, действительно важное дело.
  
  Пока Ковард шёл обратно в дом из-за дождя, Дарквуд пытался дойти до утёса на востоке Зетшобо по той же причине. Наконец, он упал на траву, оставшись почти без сил.
  
  Но дух был вынужден руками опереться о землю и невысокую траву, смотря прямо на море, бывшее куда ближе, чем в городе, что только начинал приобретать похожие очертания.
  
  - Давай! Появись же целиком! Ну же! - напряжённо, скорчившись от усиленных шрамов прошлого, Гэвин мечтал.
  
  Особо сильный вдох кислорода, настолько, что можно было услышать только лишь протяжное, утробное "А-а-а", доносящееся из гортани Гэвина Дарквуда.
  
  Через две минуты, физический дух, упал, обессиленный. Боль потихоньку проходила, возвращаясь к невыносимой, но при которой можно существовать в сознании.
  
  - Чёрт. - очертания старого города, домов, покрытых мхом и расплывчатых силуэтов из разных промежутков времени всё ещё маячили перед глазами Гэвина. Но картина так и не проявилась за прошедшие минуты. - Дождь ещё слишком слаб.
  
  ***
  
  - Какого дьявола?! - воскликнула Роуз, отпрянув от своего телескопа на крыше. - Капли дождя взрывали его спину всё это время?!
  
  - Да что же он такое... - подумала Роза, слабее удерживая в руке чёрную помаду, которую она купила для своего образа в точном поддержании которого уже не была уверена.
  
  ***
  
  Капли медленно стекали по лицу, минуя глаза и легонько касаясь ушей, падали на землю. Он всё ещё лежал под бесконечным дождём.
  
  - Я ошибся. - так же, как и Ковард, он чувствовал свою вину за ошибки прошлого, но различия присутствовали:
  
  - Не надо было играть с магией... Надо было отговорить людей... Я бы и сам справился. Не башня... Мэрия... Я выбрал не то здание... Чёртов символизм... Башня Мира... Проклятая магия... - всё это Гэвин проговорил, чувствуя, как капли дождя сменили свою консистенцию с воды на что-то, ближе похожее на кровь.
  
  Он привстал, помотал головой и пошёл обратно. Роза, наблюдавшая за этим со здания, подумала о своём подглядывании, как о плохом решении и поторопилась обратно в квартиру.
  
  - Странно, что эти цепи никак не отреагировали. - подумала она. - Он же явно что-то особое делал!
  
  Тем временем бесконечно слабый дождь закончил свою долгую жизнь, оставив пост безоблачной погоде и яркому солнцу.
  
  Когда Гэвин вернулся, никто из двух людей, в этом странном дуэте девочки и загадочного прокажённого, не обмолвился об прошедшем моменте ни единым словом.
  
  ***
  
  - А у меня есть мечта. - подумал Ульрих Благоприносящий, после того, как Элеонора снова заставила его идти куда-то, без дополнительных указаний. Рыцарь со странной шпагой даже не сопротивлялся, лишь молча следуя за призывательницей. Духовной связи, та самая частичка Элеоноры, когда Ульрих только материализовывался в этом мире, так и не вернулась в её тело.
  
  - Я хотел бы счастья всем людям на планете.
  
  Ульрих уклонился от летящей в него ветки. Неизвестно, почему теперь Элеонора решила идти первой, но зачем ему то задавать вопросы, верно?
  
  - Франциния пала, но люди, добрые люди, что жили тогда, они ведь продолжили нести эту радость остальным, правда ведь? - сам с собой говорил Благоприносящий. - Что мне пытаться возродить королевство, когда всё дело в каждом отдельном человеке? Она... миледи, да, точно... этой духовной любви ей и не хватает.
  
  Физический дух даже немного замедлился, поняв абсолютно всё, о чём размышлял.
  Но и призывательница не шла дальше.
  
  - Мы пришли? - и Ульрих, который совсем недавно почувствовал слабое восстановление своей духовной силы и длины оружия, сам удивился, как низко прозвучал его голос. - Посмею напомнить, что колокол...
  
  - Мне всё равно, что будет с колоколом. - резко отринула леди Элеонора фон Хейтенбург, подняв руку, чтобы тут же прервать второй вопрос своего подчинённого:
  - Я прекрасно знаю, что делает колокол и мой ответ всё ещё "нет".
  
  - Это озеро Хенранва? - для уверенности решил переспросить Ульрих, но не закончил часть "Что мы тут снова делаем?"
  
  - Да, я не откажусь от источника магической силы, особенно из-за того, что ты - просто ничтожество, а не боец.
  
  Такие фразы от фон Хейтенбург уже не трогали сердце Благоприносящего духа.
  - Мне опять к нему подойти? - спросил он, протягивая руку к воде!
  
  - А ну стоять! - слабо, для конспирации, повысила голос леди. - В прошлый раз тут были другие физические духи, очевидно, что...
  
  Но Ульрих почти коснулся воды. Ничего не происходило.
  
  - Видите? - он провёл рукой над тихой гладью бирюзово-чистой воды. - Если бы тут была ловушка...
  
  Призывательница взяла камень с земли и с силой метнула его прямо в воду, вызвав большой всплеск.
  
  - ДА КАК ВЫ СМЕЕТЕ ОСКВЕРНЯТЬ СВЯТОЕ МЕСТО! - возмутился он, чувствуя, что это явно плохо скажется в будущем на длине уже шпаги, не эстока, метров так двенадцати.
  
  Ничего не происходило. Но резко над неспокойными кругами озера образовались пузыри и забурлила вода, иногда взрываясь от столь сильной смены температур.
  
  - Видишь? - передразнила его Элеонора фон Хейтенбург. - Сейчас бы ты сварился заживо, но, раз тут стоит ловушка, нам придётся убить духа, что поставил её. А эта дамочка не слабо по мне ударила в прошлый раз... - призывательница ушла в свои мысли.
  
  После коротких раздумий и растущей тревоги Ульриха, Элеонора скомандовала:
  - Уходим, будем искать этого духа у воды. Сейчас она точно будет опаснее. Магическая вода.
  
  - Не стоило вам этого делать. - уже на бегу в сторону Зетшобо, по северной, а затем ещё и по восточной границе города, запричитал Ульрих Благоприносящий.
  
  - Мне плевать. Я делаю то, что поможет мне выиграть. И ты не посмеешь мешать моим приказам, если хочешь победить также, как и я.
  
  Физический дух явно не был настроен на столь жертвенную победу.
  
  - А если я буду против?
  
  Элеонора резко затормозила. Дух же чуть не врезался в дерево, заглядевшись на Элеонору фон Хейтенбург, остановившись, с помощью рук.
  
  - Тогда, я, например, могу невзначай сказать, что Кристальная Королева и весь её народ, а также каждый житель во время восстаний во Францинии были убиты с особой жестокостью и во всём виноваты те, кто взял тебя в их армию. Может быть, хорошие солдаты помогли бы прожить вашей стране подольше. - с особой издёвкой, медленно растягивая особо больные для Ульриха слова, с грозностью улыбнулась леди Элеонора. - Или ты думаешь, что единственный солдат, которого заменили на тебя, оставался последним?
  
  Благоприносящий рыцарь молча кивнул, потеряв дар речи от боли того события, где он сам считал себя виновным. Ведь он спас их на время, а не навсегда! А если убили всех...
  
  Почему-то Ульриху не казалось, что Элеонора будет врать насчёт тех фактов, призванных усилить его физически в ущерб морали.
  
  ***
  
  - Что там произошло? - всё так же не понимал Жу Гуэй, еле-еле пытаясь удержаться в правой руке Евы. Она сейчас буквально бурлила от злости и собственных представлений, что эти твари уже успели сделать со священным местом, точкой схождения магических потоков.
  
  - Озеро Хенранва. Кристалла там больше нет, но я продолжаю наблюдать за этой водой. И кто-то только что пытался её использовать!
  
  Уже по духовному каналу связи добавив:
  - Озеро закидывают землёй!
  
  Как на коньках, с помощью не затвердевшей воды на подошвах её сандалий, создающих весьма странную картину, Ева скользила по улицам уже темнеющего города, выходя за его пределы, успев взять призывателя на руки, чтобы тому было удобнее.
  
  Жу Гуэй же несколько запутался в длинных рукавах своей белой кофты - единственной вещи, оставшейся в наследство от его рода. Разве, что двоюродный дядя в Салиме... Ой, Самиле! Но он уехал давно, видно перестал хоть как-то относиться к Гуэям, духовно, конечно же. Кровь так просто не сдаётся.
  
  Пошли редкие, а через пять метров - резко сменились частыми стволами деревья. Непонятно, как Ева в них ориентировалась, перед глазами у наследника известного, но не великого рода уже всё смешалось и проступили первые признаки тошноты.
  
  - Сначала мы дойдём, самочувствие - потом. - как можно сильнее думал он в диалоге с самим собой, пытаясь не допустить эти мысли в духовный канал, всё ради Евы, ради их общей цели сейчас. Кто знает, может быть, осквернив это озеро, Богиня Морей и Океанов вдруг ослабнет?
  
  Но на озере Хенранва не было никого. Совсем, даже живности, в виде тех же белок, которые в пятницу встречались им по пути сюда.
  
  Вода была спокойна и чиста.
  
  - Сбежали. Узнали, что тревога и побежали куда глаза глядят. - медленно произнесла Ева, приходя к заключениям. - Убью тварей!
  
  - Погоди, давай успокоимся и подумаем ещё раз. - предложил призыватель. - Да, они испоганили озеро, но ничего страшного, я полагаю, не случилось, так?
  
  - Да, Жу, всё хорошо. - она прикоснулась к его плечу, всё ещё не полностью сокрыв свой праведный гнев, как Богини самой Воды.
  
  - Вот. - без злости Евы, наследнику рода было проще говорить. - Мы, конечно будем их преследовать, а по итогу, если они определили, что это ловушка, не попались в неё и тем более активировали... Вдруг это засада на нас? Когда-нибудь мы их найдём, ведь ты сама мне говорила, что Турнир позволяет духам чувствовать друг друга, так?
  
  - Ну да. - совсем успокоилась Ева. - Чем ближе время к звону колокола, тем сильнее мы чувствуем их местоположение.
  
  - Ну и славно. Давай просто прогуляемся по вечернему Зетшобо... - предложил немного странно выглядящий Жу Гуэй, но тошноты он сейчас не испытывал. - Порадуемся нашему общему времени, а если кого-то встретим... - он будто начал копировать Еву, но физический дух видела, как наследник одного рода действовал согласно своей душе и её желаниям освободиться и показать свои мысли, идеи.
  
  - То мы просто прикончим их к чёрту! Как и всех, кто будет стоять на нашем пути! Убьём всех! - он издал дьявольский смешок, удивительно, что не перерос в неудержимый смех. - Отомстим этому миру, потребуем своё, мы этого заслуживаем!
  
  - Ты меня немного пугаешь, когда ведёшь себя так, но я никогда не была более согласна с твоими словами, чем сегодня. - уже по духовной связи призналась Ева, приложив руки ко рту, выдавая непонятный для Жу Гуэя символизм.
  
  - Хорошо, давай, пойдём? Или, для быстроты...
  
  - Прокатимся? Хе-хе. - улыбнулась Богиня Океанов.
  
  ***
  
  Двое молодых людей прогуливались по вечерним улицам Зетшобо. К ним навстречу уже шли, а не скользили по асфальту, Жу Гуэй и Ева. И те, и другие активно общались на свои, значимые только для них, темы.
  
  - Завтра воскресенье, а мы всё чаще сталкиваемся с другими участниками.
  
  - Да, финал Турнира уже близок. Завтра всё должно решиться.
  
  - Так скоро? С самого утра начнётся?
  
  - Не для нас, это уж точно. Администратор не выдал нас, пока что... - Ева уменьшила тембр своего произношения, как будто задумалась или о чём-то подозревала, как и берёзы на севере пригибались ближе к тёплой земле, когда приходили снежные бури, освежающие и режущие вихрями из комков снега.
  
  - Но завтра... Так быстро... - не мог успокоиться Жу Гуэй.
  
  - Я понимаю, Жу, но...
  
  - Игорь, скажи мне, как ты вообще мог уехать на свой заслуженный тёплый "отпуск" ... - человек, говоривший со своим другом, изобразил пальцами кавычки в воздухе. - ...в Зантинене? Ты хоть понимаешь, как далеко на севере его построили?
  
  - Ты преувеличиваешь. - спокойно, но одновременно с желанием донести свою мысль, ответил своему знакомому Игорь. - Там всё ещё тепло. Ты представь, что бы было с Трудовым Союзом, если Основной Континент существовал куда севернее, чем в реальности!
  
  - Это точно, тогда места было бы мало.
  
  - И все отдельные королевства, страны и республики не имели бы своей независимости от Центра. - продолжал Игорь.
  
  - Ладно, ладно, это всё, конечно, очень интересно, но... - звонкий голос друга Игоря рассекал воздух. - Давай вернёмся к главной теме - ты пойдёшь на фестиваль Восточной Культуры? Зантинене, всё же более Восточный, чем Зетшобо, хоть у нас тут и огромный порт есть...
  
  - Даже два.
  
  - Да, даже два. - согласился юноша.
  
  - Но я не испытываю такой любви к Восточной Культуре. - не понял его Игорь.
  
  - А какая разница? Понимаешь, там и девушки будут гулять, некоторые будут косплеить Императоров, всяких духов и так далее! А мы сможем их угостить...
  
  - Только большинство растрат за твой счёт, я не забыл, как мы пытались провести подобный трюк в позапрошлом году. - Игорь недоверчиво помахал указательным пальцем, но потом всё-таки кивнул.
  
  - О, ты даже ничего не сказал по поводу этого акерикизма! - улыбнулся его друг, попытавшись поддержать разговор дальше.
  
  - И вовсе не забыл сказать...
  
  - Ева? - тихо спросил Жу Гуэй, чтобы остальные редкие люди, идущие по своим делам в этот закат, ничего не услышали.
  
  - Да, дорогой мой Жу?
  
  - Может быть, нам стоит туда сходить? На фестиваль Восточной Культуры? А для конспирации можем сделать вид, что ты - Богиня Солнца, создавшая Восточные Земли, а я... Ну, придумаем.
  
  - Нет. - резче чем обычно она выступала против, отказалась Ева. - Я буду собой и только собой.
  
  - Но ведь тебя никто не узнает! - запротестовал Жу Гуэй, сам не понимая, что такое на него нашло.
  
  - Мне всё равно! Я останусь собой! Я...
  
  - По духовному каналу, пожалуйста! - испугался призыватель, попросив по мысленной связи с не меньшим страхом за раскрытие остальными того, что он - участник Турнира.
  
  - Я - Ева, Богиня Морей и Океанов! Я буду помнить себя! - она только распалялась в принятии и защите своего решения.
  
  - Я тоже буду помнить тебя.
  
  И тут запал Богини пропал. Исчез бесследно. Наступило молчание. Ева вспомнила прошлое, в котором она жила.
  
  Мимо пробежала какая-то стайка девушек с молодым человеком в цилиндре и чёрном пиджаке, с длинными, завитыми полу-каштановыми, полу-тёмными волосами, с тростью в руке и сферическим набалдашником на древнем атрибуте Сумасбродских Островов. Видимо, девушки тоже спешили на фестиваль, что открывался с проявлением Луны на небосводе - символе победы человечества над "Ночной Катастрофой" 1987го года.
  
  ***
  
  - Сергей, не расскажешь, как именно ты спас всех нас от "Ночной Катастрофы"? - спросила его Фрида, выбрав для фестиваля самое восточное из имеющихся вечерних платьев в шкафу удалённого работника.
  
  Увидев, как у физического духа поднимаются брови, она немного подредактировала свой вопрос:
  - Ну, это вскрылось после твоей гибели.
  
  - Это история для другого времени. - кажется, у Гирова не было желания говорить на эту тему. Он поморщился и взглянул на Луну, ярко мерцающую прямо над воротами к многочисленным одноэтажным ларькам и прочим деревянным постройкам.
  
  - А что насчёт колокола? - улыбнулась девушка.
  
  - О, это сразу после фестиваля. - но этот вопрос "помог" только внешне. Внутри, в душе, Сергей о чём-то напряжённо думал, кроме защиты своей призывательницы на фестивале.
  
  - Открытое место, легко догадаться, что сюда придут многие, "захорониться" среди гражданских...? - шли мысли Сергея, перебиваясь отдалёнными, почти забытыми воспоминаниями.
  
  Сотни деревянных ярмарок, освещаемых Луной и пробираемых небольшим, прохладным, почти осенним ветерком ярко пестрели всевозможной едой, лампами, игрушками, фигурками Императора Восточных Земель, того самого, первого, что ещё изгнал Хаос давным-давно. На каждой из лавок половина точно занимала коллекция всевозможных свистелок и прочего мусора.
  
  - Кажется, мы смешались с толпой. - негромко сообщила Фрида.
  
  - Да, но людей становится всё больше и больше. Если мы пройдём рядом с другим физическим духом... - по ментальному каналу связи ответил Гиров.
  
  - Ой, смотри! Давай купим! - девушка указала на мармеладный апельсин в томате, прервав предупреждение своего защитника.
  
  - Конечно. - он кивнул. - Но учти, когда я был в прошлый раз, эта "пища" запомнилась куда больше как символ Первого Императора, как новая эра мира и процветания, чем "угощение".
  
  Впрочем, какая разница, в самом деле? Это же не яблоко в карамели, которое своим содержанием сахара и прочностью только убивает веру в любые типы восточных фестивалей и традиционных праздников с такими же нарядами.
  
  Через пару минут прогулок меж ларьков, выигрыша Сергея в испытании на точность, несмотря на плохо натянутый лук и случайными толканиями зевак, а также, отдельно, зрителей, физический дух почувствовал, как в душе немного кольнуло.
  
  - Мне нужна более хорошая точка обзора. - всё так же духовно передал он своей призывательнице. - Я оставлю тебя ненадолго. Не бойся, я могу достаточно точно чувствовать, где ты находишься. На такой "длине" уж точно.
  
  - Ладно, только возвращайся поскорее. - повышенным голосом, вслух, ответила чуть менее радостная Фрида. Толпа на около центральной тропинке заглушала любые тихие звуки, в том числе и голос.
  
  ***
  
  Сергей Гиров пробирался рысью около выходов позади зданий этой большой ярмарки, фестиваля и праздника.
  
  На самом краю торжества, вдалеке, он различил фонтан, сцену для выступлений желающих поддержать праздник лично, не будучи артистом, и почти всю центральную тропинку. Ноги духа уже стояли на сырой земле от дневного дождя, грунт остался позади.
  
  Он быстро вскочил на близстоящее дерево, забравшись невысоко, Сергей прицелился из лука, появившегося как частицы из воздуха, что собрались воедино для служения одной цели.
  
  - Так вот кто это... - произнёс он шёпотом, смотря на новых для себя соперников.
  
  ***
  
  - Ой, а вы разве не копируете принца Лу Хао? Вы так похожи, особенно в этой кофте...
  
  - Когда они уже отвяжутся? - внутри себя Жу Гуэй полыхал злостью и страхом. На него смотрели, но ещё и пытались начать общение. Хотя, более популярной была Ева.
  
  - Нет, я не играю роль Богини Рек... как её там вообще звали? - она обратилась к Жу Гуэю.
  
  - Не помню. - почти что криком он попытался ответить.
  
  - Тогда вы хоть кого-то играете? Такие красивые наряды, ясно видно, что это было-синее платье цвета речной волны не для повседневного выхода! - громко окликали случайные прохожие, другие комплиментами.
  
  - Если ты хоть раз слышал о Богине Морей...
  
  - Точно! Как я мог забыть! Простите, уважаемая, это такие древние истории, что, скорее всего, никто уже и не помнит о Еве! - обрадованный человек скрылся в уносящей его толпе.
  
  - Значит, о тебе не забыли. Боги умирают, когда в них перестают верить, но память о них может жить вечно. - понял наследник отсутствующих богатств рода Гуэй. Вслух Жу этого не произнёс.
  
  - Может, выйдем к центру? Там фонтан есть, да и широкая площадка, этих тварей будет поменьше. - очень тихо попросил разозлившийся наследник древнего рода. Ева его услышала.
  
  - Хорошо, Жу... - начала она отвечать, но тут же переключилась на духовный канал, в котором её буквально раздирало от злости и негодования.
  
  - ОСКВЕРНИТЕЛИ! - после этого Ева спокойнее добавила призывателю план действий. - Иди к фонтану в центр, чуть что - зови меня, а я пока что уничтожу этих ублюдков!
  
  - Убей их, за меня. - оскалился Жу Гуэй.
  
  ***
  
  - За дерево, придурок, быстро! - Элеонора фон Хейтенбург взяла за шкирку Ульриха и заставила его спрятаться на опушке леса если смотреть с востока Зетшобо.
  
  - Там океан, за деревьями. Мы хотели пройти через фестиваль. - голос Благоприносящего духа несколько раз прерывался, когда 4 сосульки, одна из другой, врезались в ствол дерева, за которым пряталась эта команда.
  Фестиваль продолжался.
  
  ***
  
  - УБЛЮДКИ! ИДИТЕ СЮДА! СЕЙЧАС Я ПОКАЖУ ВАМ, КАК ОСКВЕРНЯТЬ ВЕЛИКИЕ МЕСТА! - даже такой сильный звук голоса Евы, как мощнейшие удары волн о неприступные скалы не донёсся до фестиваля.
  
  В ответ она смогла услышать, как один из двух людей, кто находился за деревом, немного покосившимся от сосулек, с силой вонзившихся внутрь коры:
  - Я же предупреждал, что это - недостойное действие!
  
  Голос немолодой женщины был куда строже:
  - А мне плевать, что вы оба тут думаете! Я стану победительницей этого Турнира и никто из духов не посмеет помешать мне! Ни враги, не мой собственный подчинённый!
  
  Эти слова лишь разозлили Еву. Она начала манипулировать водой из сосулек, превращая их обратно в воду и изнутри разрывая ствол на части. Сосна затряслась и в падении начала наклоняться прямо на Элеонору и Ульриха.
  
  Из-за другой сосны поднялись ветки, маскировавшие Сергея и он, своим луком, к стреле которой, была примотана особая верёвка, натянул тетиву в первый раз. Снаряд вонзился прямо в ствол, а затем Гиров с силой потянул обратно, не давая бедной качающейся сосне упасть, вернув ствол на место.
  
  Пока Ева пыталась понять, кого ей убить первой - команду осквернителей озера Хенранва за деревом или того, кто спасает их, "миледи", как её называл Ульрих, быстро рванула в сторону леса, на юго-восток и тут приземлилась вторая стрела, закреплённая на другой стороне верёвки. Эта верёвка, магическим образом обойдя законы физики, натянулась, всё ещё не давая дереву упасть обратно и устроила настоящую подлость команде Элеоноры.
  
  - Ну же! - несколько отчаянно, крикнул Сергей Еве, пока Ульрих пытался подняться, пытаясь не цепляться шпагой за деревья, Элеонора уже вставала.
  
  Но Богиня Морей и Океанов ничего не сделала, находясь в максимальной злобе на всё человечество, временно потеряв понимание реальности.
  
  ***
  
  - Это будет её самой главной ошибкой. - подумала Элеонора, пока они с Ульрихом скрывались за пределами троп опушки и наступающего леса. - Это точно будет её ошибкой...
  
  ***
  
  Двумя прыжками Сергей Гиров подскочил к сломанной, но чудом выстоявшей сосне, дотронулся до верёвки, затем до стрелы и они растворились в воздухе в виде магии, быстро перейдя обратно к физическому духу.
  
  Ева смотрела на него немного свысока. Он выглядел беззаботно, не подавая напряжённого вида.
  
  - Кажется, мы уже встречались на этом Турнире. - наконец изрекла Ева.
  
  - Да, видимо Турнир хочет нашей "битвы". - ответил Сергей, вспомнив слово, которое он хотел произнести на самом деле - "баталия", только через пару минут.
  
  - Обойдётся. - решила Богиня Океанов.
  
  - Полностью согласен. - поклонился Гиров, пристально наблюдая за действиями Евы исподлобья. Но ничего не произошло.
  
  Два духа разошлись с миром, возвращаясь к своим призывателям почти такой же дорогой, что и пришли на это поле боя.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 10 - Полнолуние.
  
  Фрида пыталась догрызть мармеладный апельсин, покрытый внутри карамелью, о чём не предупреждалось нигде, пока смотрела выступление на импровизированной сцене, огороженной деревянными колышками с натянутой лентой между ними.
  
  Два мага разыгрывали сцену из прошлого Восточных Земель. Огонь осел на песке и испарился, будучи побеждённым ярчайшей сферой, состоящей только из света. Зрители захлопали, маги поклонились и разошлись, слившись с наблюдателями в толпе людей.
  
  - Как же хорошо, что маги до сих пор существуют. Гениальная сила, способная создавать процветающий мир. - сказал человек в латах, видимо, копировал кого-нибудь из знаменитых сёгунов, феодалов, или персонажей из более древних времён. Он стоял по правую руку от Фриды, ни к кому особо не обращаясь.
  
  ***
  
  Жу Гуэй смотрел за представлением с особой внимательностью. Это была лучшая экранизация, как Император Лао Тародаро с восточного побережья доказал, что его сила огня освещает душу ничуть не слабее света самых великих из монахов Добра и Процветания. А Император Лао, между прочим, был хорошим другом для пра-пра-пра-прадеда Жу Гуэя и неким примером для подражания самому наследнику забытого рода.
  Восхищённый отрок так и смотрел, иногда пытаясь, по старой привычке, засучить рукава своей когда-то белоснежной кофты. Он старался не отдавать её Еве после вольности Богини морей, предпочитая самостоятельно учиться её стирать. Но, каким-то образом, Богине постоянно удавалось выкрасть нужный момент.
  
  - Красивый был поединок, правда? - спросила девушка, протолкнувшаяся к Жу через толпу людей у забора.
  
  - Это было испытание одного Императора... - заурчавший живот Гуэя прервал и указал призывателю на слишком сложное построение предложений, которые он готовил излить на бедную девушку.
  
  - Ты голодный? Я сейчас! - она тоже лучилась каким-то добром. Отрока пронзило чувство странного знакомства, но расшифровать его так и не получилось.
  
  Девушка вернулась с карамельно-мармеладным апельсином.
  
  - Сразу видно - не местная. - заключил Жу Гуэй, поморщившись, но приняв этот подарок-угощение, как знак благодарности.
  
  - Интересно, кто будет следующим. - поддержал он разговор, на время постаравшись забыть про остальную толпу, дождаться Евы, погулять ещё немного по фестивалю и уйти, чтобы, победив в Турнире, заставить весь мир уважать его и Богиню Океанов. Человечество заплатит за всё и жаль будет пускать кровь таких, как она... - он мельком, исподлобья, взглянул на девушку, подарившую ему этот апельсин на палочке. - ...Если они пойдут против нас или будут задеты случайно. Но за всё приходится платить и я считаю свою цену приемлемой. - закончил мысль Жу Гуэй, почему-то взглянув на молодую даму ещё раз, будто всё, что сейчас говорил наследник древнего рода, было произнесено вслух.
  
  Но девушка спокойно ждала следующего выступления.
  
  ***
  
  - Ага, так вот ты где! - тихо улыбнулся Сергей Гиров, подбегая рысью из-за угла, к людям, не вплотную прижавшихся к заборчику.
  
  И он тут же в руки получил угощение в виде этого, доставшего всех "родственника" мандарина, как высказался бы Сергей, опустив ту часть, где он с некоторой "радостью" съедает его за раз, вместе с мармеладной кожурой.
  
  - Мы тут стоим, ждём, когда следующие добровольцы продолжат наш культурный фестиваль. - сообщила ему Фрида, указав на своего нового знакомого и в этот момент с неба упала Ева, прилетев, словно первая капля дождя - столь же незаметно.
  
  Никто из обычных людей этого не ожидал, потому они и не заметили столь эффектного появления, да ещё и взгляды были направлены в сторону сцены, повернувшись только сейчас, услышав негромкие возгласы скучающих зевак.
  
  А Жу Гуэй понял это чувство - это было ощущение другого участника Турнира.
  
  ***
  
  - От судьбы не уйти! - крикнула на Сергея Ева.
  
  - Что поделать? - непонимающе, но столь же громко закричал в ответ Гиров, разведя руки в стороны, словно играя для публики.
  
  Первый же удар воды заставил героя отпрыгнуть прямо в центр сцены. Люди, стоящие вокруг захлопали, приняв настоящий бой за сцену.
  
  - Нас не раскроют, если они также сыграют роль "лже-фаворитов" Турнира. Слейся с толпой, пожалуйста. - послышался Фриде голос её защитника по духовному каналу.
  Девушка сделала всё в точности, как её и просили. Жу Гуэй стоял у перил, не двигаясь и наблюдая.
  
  - О, так ты всё же знаешь эту историю? - Ева и Сергей поменялись местами, пока один разбрасывался "звёздочками", а другая использовала воду как хлыст.
  
  - Ну разумеется, Принцесса Норидо. - поклонился Гиров, улыбнувшись парочек девушек-косплеерш. Как не знать, что наши пути пересекаются здесь, на реке Бофу!
  
  - Правда, здесь простой песок, ну... Давайте "не увидим" этого? - физический дух героя на время вышел из своей роли.
  
  Ева совершила новую атаку, на этот раз ещё слабее.
  
  - Прекрасно, теперь они точно подумают, что ты просто владеешь магией воды. Гениальный план. А теперь - убьём их! - молча, с горящими яростью к человечеству глазами, смотрел Жу Гуэй за этим боем.
  
  - Играешь роль? Ну, тогда получи! - закричал её собственный голос в голове.
  
  - Киъя! - Богиня разрубила перед собой пространство с помощью подвластной ей воды и сейчас настало самое время для Сергея выходить из образа.
  
  Он упал на одно колено, делая вид, что этот мелкий порез был невероятной силы. Тяжело дыша, Сергей "еле-еле" поднялся. По краям сцены потекли ручейки воды, стекающиеся к Еве. Зрители отделались небольшими хлопками.
  
  - Сергей! - закричал голос Фриды по духовному каналу.
  
  - Это... Тоже... часть "игры". - ответил он ей.
  
  - Ну, чего стоишь Ева? Давай, покажем вместе нашу силу, а затем перебьём всех на фестивале! Они всё равно возродятся! - вошёл в кровавый раж Жу Гуэй и как раз в этот момент вся ярость Богини Морей улетучилась вновь.
  
  - Ты сыграл роль дальше, но мог остановить меня. Почему? - Ева, шёпотом, непонимающе спросила Гирова.
  
  - Хе-хе, мы обманем Турнир таким образом. Мы сразимся, но зачем "реалистично", если мы не враги, пока что? - усмехнулся тот, атакуя кинжалом, сотканным из обычной магии.
  
  - Хорошо, мастер Ло, будь по-вашему. - Ева напряглась, изо всех сил пытаясь не поднять гигантский столб воды, сотканный из струек воды, текущих на песке, у края импровизированной сцены.
  
  Неожиданно какие-то два человека выбежали друг за другом и создав сильный поток воздуха, "помогли" Еве поднять этот столб ещё выше, чем прежде.
  
  Сергей, неожиданно, достал лук, согласно истории-легенде, только вот владелец этого лука уже готовился использовать свою Суть, лишь бы поддержать роль мастера Ло.
  
  - Сергей, остановись! Пожалуйста, или я применю нашу духовную связь! Не надо сражаться! - попросила, но одновременно пригрозив ему, Фрида. Девушка уже начала поднимать руку вверх в некотором отчаянии.
  
  И Гиров остановился на первой просьбе. Поток воды от Евы сбил его с ног, но не причинил никакого вреда. Жажда крови Жу Гуэя тоже поутихла, восхищённо смотря за грациозностью битвы со стороны Евы.
  
  Два физических духа, что должны были убивать друг друга, смогли найти общий язык и даже устранить мнимое правило насильственного сталкивания двух разных участников Турнира. Сергей поклонился Еве. Богиня Океанов ответила реверансом, пусть не в этикет, но в настоящие события той истории. Зрители зааплодировали такому финалу, а двое магов, создавших потоки воздуха, ослабленные, попросили поискать им лавочку, чтобы передохнуть.
  
  - Хорошая импровизация. - поблагодарила их Фрида, пока Сергей медленно шёл обратно, делая вид, что он просто обычный человек.
  
  Скоро, он догнал ушедшую далеко вперёд девушку.
  
  - Это было замечательно. - восхитилась Фрида. - Но я всё равно не ободряю слишком сильное доверие с твоей стороны. Особенно им. Кто знает, что у них на уме?
  
  - А, это, прости, "прошу". - ответил ей дух. - Я вспомнил, кем был давно. Да и что им моя Суть? Сергей Гиров никогда не был ни в чём силён или слаб. Меня спасали случайности.
  
  - Случайности не случайны. - призывательница произнесла крылатую фразу, после чего, идя до океана, посмотреть на красивый вид хоть 5 минут, они общались на привычные, бытовые темы.
  
  Про Колокол Сергей Гиров так ничего и не сказал.
  
  ***
  
  - Он мог показать свою Суть. - думала Ева. - Он ни разу не наступил на воду, несмотря на то, что по легенде, мастер Ло так и поступил в самом начале. Я не могу поверить в намеренность этих действий. Будто этот дух на мгновение открыл свою душу.
  
  - Мы идём домой? - как-то удручённо перебил её мысли Жу Гуэй.
  
  - Да, а после Турнира мы уничтожим всех людей, которые портят океан! - зло оскалилась Богиня Морей и Океанов, про себя подумав, что было бы неплохо, если бы её недавний соперник умер бы до финала. Ева не могла определить одну из двух очевидных причин, почему ей не хочется сражаться с Гировым.
  
  ***
  
  - Та-та та та-та-та... Хватит. Стоп.
  
  - Ничего нового не видно? - спросил Фёдора, только что напевавший Паскаль Майдетон. - У нас время подходит к концу.
  
  - Да так, люди гуляют на Фестивале, он в самом разгаре, некоторые, правда, уже уходят. - ответил мореплаватель, не переставая держать бинокль перед глазами.
  
  - А мы всё ещё можем туда успеть...
  
  - НЕТ или я клянусь, во второй раз применю знак духа! Просто так! За идею! - взорвался призыватель, и для убедительности, ударил себя пару раз по груди, не отрываясь от пристального взгляда на точку - нос Бермуды. - И у тебя борода растёт, убери, тебе не идёт.
  
  - Нет, ну вы только посмотрите! Он мне тут приказывать будет! - в ответ вспылил Фёдор, с напущенным гневом. - Он меня призвал, он мне и будет приказывать щетину сбрить! Ты совсем грань горизонта потерял или как?
  
  Повисло молчание.
  
  - Но времени у нас всё равно мало. А мне ещё надо придумать, что загадать Турниру. - Паскаль вернул слова в наступившую было тишину.
  
  - Может быть, у тебя получится придумать, но я загадаю мечту, а не ты. - всё ещё не избавился от спеси Фёдор, немного и методично покачиваясь из стороны в сторону.
  
  - Если мы вступим в бой, то время пройдёт ещё быстрее, ты сам это говорил. - полностью игнорируя "негодование" Бермуды, продолжал Майдетон.
  
  - Это работает не так. - заметил Фёдор, пока логическое строение из 320 тысяч мертвецов за 20 лет рушились и Турнир становился менее кровавым, но всё ещё отвратительным событием в жизни человечества.
  
  - А как тогда? - с напором спросил призыватель.
  
  - Ну смотри. - ответил ему физический дух. - Когда мы сражаемся, чтобы вы, призыватели, не заскучали от однообразия, ощущение времени магически искривляется для вас, но не для всего мира. - Бермуда изображал тычки пальцами вниз, по воздуху, сначала одной рукой, затем правой. - В нём как было девять часов вечера, так и останется.
  
  - Святая Антюле! - выругался Паскаль. - Времени стало больше, если ты опять не ВРЁШЬ МНЕ! - разгорячился он. - Ладно, прости, я пойду, попробую уснуть. Даже предложения перестают правильно строиться.
  
  Фёдор Бермуда ожидал какой-то едкой подколки в свой адрес, но последовал только громкий удар дверью - Паскаль перестал обращать внимания на скрытность, большинство участников и так знают, что они прячутся где-то у моря, в небольшом городке Зетшобо.
  
  Знаменитый мореплаватель снова прижался глазами к биноклю, стоя на страже событий фестиваля восточной культуры.
  
  - Время! - осенило задремавшего Паскаля. - Время! Время! Время! - он запрыгал как безумный по всей каюте, разнося своих же бумаги, расчёты и прочее-прочее в сторону.
  
  - Кому нужны эти 160 тысяч мертвецов! Их просто не будет! Я так зациклился на изменении, что забыл о другом варианте! - радости Майдетона не было предела - он выбежал на палубу к офигевшему от этого, слабее не скажешь, Бермуде.
  
  - Мы можем загадать турниру вернуться в то время, когда магическая дыра только начала открываться и изменить ход истории! Мы закроем её и турнира не станет! - полный счастья, Майдетон поделился своей идеей.
  
  - А цикл времени? - уточнил у него Бермуда. - Если нет Турнира, то кто отменил магическую форточку в нашем мире?
  
  - Закроется лишней маной из нашей временной ветки.
  
  - Хорошо, а что, если магия была вместе с миром в комплекте или изначально существовала, ещё до всех нас, до пространства? - поинтересовался Фёдор.
  
  - В таком случае, нам кранты. - с улыбкой сообщил призыватель. - Потому что теперь я и думать не могу о нормальной замене турнира чем-то ещё. Мы можем просто избавиться от него и если это сработает...
  
  - А точно ли Турнир такой ужасный? - спросил у него физический дух.
  
  - Ты на что намекаешь? - разозлился перфекционист по планам. - Турнир убивает людей, личностей, что могли бы толкать науку и наш мир к светлому будущему! И настоящему тоже.
  
  - Турнир позволил жить мне. Он может позволить жить любому, кого ты уважал, только победи и пожелай о их величии и когда-нибудь сможет встретить их вживую. Люди, которые умерли от любых причин, но которые важны для тебя. - Фёдор ненавязчиво показал Паскалю, насколько его собственный дух ему не важен.
  
  Майдетон почувствовал некую слабость после этих слов Бермуды. Но последний неправильно расшифровал причину.
  
  - Да, я и забыл, как много ты сделал для мира, прости. - этой фразой он с Фёдором пока что, не поделился.
  
  - И тебе хорошо поработать! - дух помахал рукой молчаливо ушедшему на нижние этажи Паскалю.
  
  ***
  
  - Мы возьмём штурмом этот магазин. - Вингрид не смог удержать в себе сарказм, хмыкая после каждого второго слова. Он разложил карту Зетшобо и водя по ней пальцем, представлял себя генералом великой армии Визаро. - Наши припасы снова почти на нуле, но кто бы мог подумать, что студенты забывают деньги здесь, в Зетшобо!
  
  - Эх, не надо было мне тратить все свои университетские сбережения сразу по приезду. - вспомнил Вингрид Валлиан недавний четверг, поёживаясь от прохлады ночного ветра, плывущего потоками через открытое окно. - Ладно, ладно, пора успокоиться и отставить колкости.
  
  - Визаро, скажите что-нибудь. Ну скажи! - обратился он к Первому Королю Сумасбродских Островов.
  
  - Слова - мудрость, а мудростью не разбрасываются.
  
  - Сам виноват. - заключил сам себе приговор призыватель.
  
  - А зачем, собственно, в нашем языке, древне-, да и современном Визаровском, объект или субъект чаще упоминается в конце предложения? - неожиданно подумал Вингрид. Наверное, это проявился феномен Терри Парчета, ударение на "А", известного писателя с Сумасбродских Островов.
  
  - Нет, конечно же, мы можем использовать оба варианта предложения "Мама мыла раму", равно как и "Раму мыла мама", но зачем вообще сохранён страдательный залог? - продолжал думать маг-студент. - Показать, что наше Королевство не агрессивно? А страдательный ли залог вообще? Он похож, но не точно такой же, как мой пример... Или я должен был сказать "пример мой"?
  
  - А, вообще пофиг на всё это, о чём я только тут размышляю?! У меня Турнир, а эти проблемы языка пусть Виллард решает, вот!
  
  Но Вингрид Валлиан так и не увидел основную особенность, традицию сумасбродов - придавать всему высокое значение. Язык, как старый, так и новый, отображал это лучше всего.
  
  Через минуту эта замечательная команда стояла у запасного выхода заброшенного общежития. Скорее всего, его будут перестраивать в 93-ем году.
  
  - И всё же тут красиво. - подумал Вингрид, смотря на величие недалеко стоящего университета города Зетшобо. Затем он перевёл свой взгляд на огни домов на востоке и севере и посильнее сжал руками свою тонкую куртку поёжившись от ветра со стороны воды.
  
  ***
  
  - Наконец-то, океан, я достаточно неплохо обошла этих вражеских духов. - заметила, улыбнувшись, Элеонора, спустившись к воде. Пара кораблей, в том числе и странный, с деревянной кормой, совсем незаметно качались на спокойной воде.
  
  Ульрих молча спрыгнул рядом, прямо с отвесной скалы. Пока его призывательница спускалась около двадцати пяти минут, он делал прыжок за прыжок и уже на восьмом оказался внизу, совершив последний, девятый, прямо сейчас.
  
  Полнолуние открылось во всей красе, стоило одному, последнему облачку перестать закрывать ночное светило.
  
  - А это кто? - тихо спросил Ульрих, указывая пальцем на развевающийся от морского бриза плащ Фёдора Бермуды. Он улыбался во всё лицо, теперь смотря не в океанскую даль, а на новых врагов.
  
  - Я просто наблюдаю за горизонтом! - крикнул он, пока Паскаль мысленно посылал сигналы, что останется на нижнем уровне.
  
  - Та-та та... Чёрт, только не сейчас. - прогнусавил мореплаватель себе под нос.
  
  - Убей его. - приказала Элеонора.
  
  - Как? Он на пристани, пока я туда добегу...
  
  - Метни в него свою шпагу.
  
  - Это моя Неуверенность, как я его тогда верну?
  
  - Не ври мне, тварь! - это Фёдор услышал из того краткого диалога, в котором шептались Элеонора и её физический дух. - Я знаю, что ты умеешь отзывать своё оружие, а потом снова создавать его в руке!
  
  В ответ Ульрих промолчал и запустил свой десятиметровый эсток, сейчас названный Неуверенностью, прямо в Фёдора, но промахнулся. Оружие попало чуть ниже, в деревянную палубу, оторвав дощечку и упав вместе с ней в воду.
  
  - Какой же ты всё-таки косой! - выругалась призывательница и её дух почувствовал, как с этим оскорблением и неудачей пропало ещё несколько дециметров эстока.
  - Возвращай и запускай его ещё раз. - прошипела леди Хейтенбург.
  
  - Знаете, я простой моряк, а вот вы очень похожи на участников Турнира! - прокричал им невозмутимый Бермуда. - Зачем меня убивать?
  
  - По твоему наряду не скажешь, что ты не физический дух! - донеслось мореплавателю в ответ. Исследователь пожал плечами и промолчал, позволяя дальше додумывать своей сопернице.
  
  - Может быть, ты просто участник, а может быть...
  
  - Мне просто очень нравится Фёдор Бермуда, он красивый, привлекательный, чудесный, гениальный и будь у меня хоть какие-то задатки мага, я бы обязательно призвал его! - без издёвки в голосе перебил её дух Паскаля Майдетона. - Но что его красота, по сравнению с вашей...
  
  - Не лицемерь мне! - перебила его Элеонора в отместку.
  
  - Впервые вижу девушку, которая не отрицает, что она некрасивая, а отрицать и говорить - это разные вещи... - начал новое предложение Бермуда, когда в его корабль, в металлическую часть, вонзился эсток Неуверенность.
  
  Он сразу же отлетел от корабля, оставив вмятину и небольшую дырочку.
  
  - Урод! - прикрикнула фон Хейтенбург на обоих духов в данной стычке.
  
  - Так, меня всё достало. - послышалось Фёдору по духовному каналу связи. - Теперь лишь ленивый не знает, где мы обитаем, они таранят наш корабль, но мы не будем сражаться, о нет! Они такие осторожные, не собираются нападать. Ну что же, я тоже подожду, пока к нам не придёт последний враг, ты, Бермуда это почувствуешь, чем ближе будет Колокол, сам говорил, так? Или думал, без разницы...
  
  - Что тебе надо то? - Мореплаватель перебил и своего призывателя, понимая по тону голоса Паскаля, что тому явно нужна была помощь от своего духа.
  
  - Пробури путь к рубке в потолке и подними меня туда.
  
  - Сделано. - неожиданно быстро согласился Бермуда, пока его корабль обстреливали.
  Мимо. Мимо. Ещё раз мимо. И ещё раз.
  
  - Хватит. Хватит! - только это слово и крутилось в голове Ульриха, пока его эсток становился всё короче и короче, а маленькие дырки в корабле Бермуды чуть больше и больше.
  
  Корабль резко качнуло и Фёдор, разрывающийся на столько диалогов не удержался и упал обратно на свой же корабль, пока последний уходил дальше в океан.
  
  - Какого фига? - прокричал он в непонимании.
  
  - Меня это достало! - из рубки уже без дырки в её центре, на палубу выбежал сам Паскаль Майдетон. Из трубы уже полным ходом валил дым.
  
  Паскаль увидел своих врагов и тут же начал что-то записывать. В последний раз эсток вонзился в корабль и снова упал.
  
  - Хватит там записывать! - пригрозила ему миледи.
  
  - О, как жаль, что ты этого не сможешь пожелать. - с максимальной яростью перфекциониста прокричал Паскаль Майдетон в ответ. - И даже не потому что ты в этом турнире умрёшь, как и все остальные, но и потому что я собираюсь изменить саму суть турнира!
  
  - Я получу от него силу! - в похожем гневе замахнулась она в ответ, но её рука встретила лишь воздух на пути.
  
  - Удачи выжить и убить меня.
  
  - Уходим. - скомандовала Элеонора в скверном настроении духа.
  
  ***
  
  - Что ты натворил! - прикрикнул на призывателя Фёдор, восклицая, без тени вопроса в предложении.
  
  - Никаких выходов на берег. Никаких развлечений. Это время вышло. Мы победим и повернём мир в обратную сторону, либо я что-то придумаю. Но я не позволю остальным форсировать конец турнира. Только не через бой с нами.
  
  - И мы...?
  
  - Остаёмся здесь до того, пока не останется один участник. Ты об этом не думал, Фёдор.
  
  - Фёдор? Как постоянный "Бермуда" из твоих уст, я польщён. - с некоторым сарказмом, но снова добрым выражением лица, мореплаватель поклонился Паскалю.
  
  - Это сейчас был дружеский подкол? - не понял его Майдетон.
  
  - Да, чёрт возьми, да! - с энтузиазмом закивал физический дух в ответ.
  Корабль остановился пока что в пяти сотнях метров от пирса города Зетшобо.
  
  ***
  
  - Так что за Колокол, о котором ты сегодня говорил? - Фрида перешла на новый вопрос, пока они с Сергеем перед возвращением домой прогуливались по главной дороге, уже уходя с пляжа, подальше от берега, и песка, забивающегося в кеды.
  Сергей Гиров резким жестом остановил девушку рукой, закрывая её от людей, идущих по этой же улице, но с запада.
  
  - Позже объясню. Прости, что так "произошли" сегодняшние события.
  
  Человек по другую сторону подумал:
  - О, да, теперь мы с тобой хоть кого-то победим. Хотя, если они узнают, что вы, Мой Король - Величайший Визаро, то тоже попробуют сбежать. В противном случае, мы порядим число соперников.
  
  - Но они нам не соперники. - тут же продолжил думать, уже только сам с собой, Вингрид Валлиан. - Никто не победит сильнейшего из физических духов! А потом я пожелаю у Турнира величия Королевству Визаро, если вы так не хотите возвращаться к своему трону, Мой Король!
  
  С другой стороны, в Вингриде заиграл совсем иной голос.
  
  - А что, если я стану новым королём, а не этот... Ви... Как его вообще звали? Фамилия у него Стадсон, это точно. Королевская постоянная линия прервалась и теперь... Какое право я имею думать об этом! Нет-нет-нет, не думать! Это предательство для всей вашей линии! - маг-студент глянул на Визаро, стоявшего неподвижно, когда обе группы остановились и лишь главная дорога к небоскрёбам на север разделяла их.
  Всё же это была не совсем дорога - машины по ней не ездили, но и песка почти не было на асфальте, только тот, что приносили сами люди в своих ботинках, возвращаясь с побережья.
  
  Сергей Гиров резко отпрыгнул назад, приземлившись ногами обратно в гущу песка. К его последовавшему удивлению, Визаро, с хирургической точностью, присущей Первому Королю Сумасбродских Островов, отлетел по той же траектории, на ту же длину, остановившись всё ещё прямо напротив героя сотни наград.
  
  - Это ножи... - но физический дух Фриды замолчал, увидев, как Уверенность, совершая полукруг, один за другим отбивает проклятое оружие Эдуарда VII.
  
  Визаро начал приближаться, медленно, рассчитывая все возможные опасности. И, Фриде показалось издалека, что Сергей уже узнал своего врага даже без использования им Сути.
  
  Сергей Гиров вздохнул, закрыл глаза повернув голову прямо к надвигающейся угрозы, и полная Луна наконец перестала скрываться за облаками. Герой широко распахнул глаза и в его руки расположились так, словно держали невидимый лук.
  
  - ЛУК БОГИНИ ЛУНЫ! - раздался звучный и сильный голос Сергея Гирова в тишине. Он не видел смысла скрывать то, что ему придётся здесь "открыть". Визаро приостановился, смотря на Суть, понимая, кто его соперник и как он собирается действовать.
  
  Мускулы героя напряглись, когда он натягивал тетиву как можно сильнее. Обычная стрела была взята из колчана, висящего на спине Гирова, он появился только что.
  С небольшим выдохом, Сергей резко поменял направление стрельбы с Первого Короля ровно вверх, прямо на саму Луну.
  
  Визаро, в свою очередь, не спешил атаковать, он, как и Вингрид, как и Фрида, смотрел на спутник Земли, где, возможно, появились несколько новых кратеров.
  
  - Мой Король, что-то приближается. Ты будь осторожен, хорошо? Хотя, о чём это я, вы непобедимы, Визаро! - донеслись физическому духу обнадёживающие фразы Валлиана.
  
  Прямо от Луны показалась белая точка. Она приближалась, ровно нацелившись на дух Короля. Когда эта стрела, пущенная Гировым полминуты назад, поравнялась с перистыми облаками, невидимыми для обычных людей ночью, но не для Визаро и Сергея, если те хотели обратить на них внимание, стало заметно - обычная деревянная стрела была полностью окутана белым защитным слоем. Он не мерцал, он просто был, существовал, как свет.
  
  И как метеорит, стрела попала в песок справа от Первого Короля, подняв его высоко в воздух, испугав студента.
  
  - О чёрт! - прокомментировал Вингрид Валлиан упавшую стрелу.
  Визаро сделал шаг назад.
  
  - Что вы делаете? - Подумал его призыватель, но тут же догадался, ещё раз взглянув на деревяшку, потерявшую ауру белого света Луны. - Это же только часть стрелы! Она разделилась и они... Вот.
  
  Вингрид указал своему духу на Луну, где появилось ещё шесть новых точек.
  - Ты запустил их с задержкой! - обрадованно подумала Фрида, улыбнувшись смекалке своего героя.
  
  Визаро начал убегать назад, не желая ловить вторую стрелу, если его сил хватит лишь на блок первой. Одна за другой, белая аура обломков стрелы исчезали, заставляя песок подниматься всё выше и выше.
  
  - Стоп, это всё дерево. - подумал Вингрид, получив по духовному каналу почти точно такую же фразу от своего Повелителя, испытав невероятную гордость за одинаковое мышление с Правителем. - А где сам наконечник?
  
  Визаро неожиданно остановился. Он понял, что от последнего снаряда в залпе ему не увернуться - последние два упавших обломка и так были брошены в очень опасной близости от самого Правителя Сумасбродских Островов
  .
  Истина закрывалась Уверенностью, в блоке, созданном для защиты бронзовой брони Визаро. Ярчайший блеск в виде креста ознаменовал падающий наконечник обычной стрелы, зачарованной самой полной Луной.
  
  - Вы всё же уверены в этом! - запрыгал бы от счастья Вингрид Валлиан, если бы прямо сейчас не переживал за своего Короля, блокирующего последнюю часть запущенной на Луну стрелы. - Той сделки не было! Точно не было!
  
  Когда аура прошла сквозь Визаро, не задев его, Фрида усомнилась в силе Сути своего физического духа, но затем...
  
  Стальной наконечник соприкоснулся с металлическим сплавом, из которого состояла вся Уверенность и мощнейшая сила начала своё воздействие на Визаро. Мало было сравнения со старой дуэлью против Главы Безымянной Империи, в этом случае вся аура, что уже прошла сквозь Первого Короля вернулась, перпендикулярно направленная к Уверенности, в месте соприкосновения с наконечником стрелы пущенной Сергеем Гировым.
  
  Ярчайший в своём проявлении свет, подобный тысяче сверхновых, разрубил воздух и пространство, поделив Зетшобо на две части этой тонкой, в один сантиметр, даже меньше, изредка рваной, пространственной плёнкой из самого Лунного света, благословлённого подарком первого геройского поступка Сергея Гирова.
  
  - Р-р-р-ра-а-а-а! - протяжный звук, напряжение, что от Уверенности передалось Правде, а затем рукам и плечам Визаро, нашло выход в этом крике физического духа.
  Наконечник продвинулся чуть дальше. Аура позади него, как топливо, заканчивалась.
  
  - Ну же! - думали и Фрида, и Вингрид, сжав кулаки до побледневших костяшек.
  
  Наконечник... Пробил мечи Визаро, отбросив их в две противоположные стороны. Он летел ещё дальше, полностью разрушив бронзовую броню Визаро, под которой, на удивление Сергея Гирова, оказалась ещё одна, из более прочного материала. Но и та оказалась пробита, ранив Истинного Правителя.
  
  - Чёрт! О чёрт! Вы не можете быть ранены в принципе! Вы же... Вы... Вы! - Вингрид Валлиан поднёс руку ко рту, принимая решение в стрессовой ситуации. - Отступаем, но не к убежищу! Мы вышли за едой, без неё мы не уйдём! В сторону дворов, Мой Король! Мы обойдём их!
  
  Визаро поднялся, с невероятной скоростью, вернул мечи себе в руки и побежал вслед за магом-студентом. Наконечник уже пропал из его груди, как и небольшая рана затянулась, лишь несколько капель крови упало на бедный, истоптанный песок.
  
  - Фух. - после долгого молчания только и могла произнести Фрида. - Кто этот мощный дух?
  
  - Это был, скорее всего, Визаро. - после небольшого перевода дыхания ответил ей Сергей Гиров. - Самый "непонятный" из всех духов, на моё "зрение". - он, разумеется, хотел сказать "невероятный".
  
  - Понятно... - задумалась Фрида.
  
  - А насчёт Колокола... - прервал Сергей размышления девушки-призывателя.
  
  - Да?
  
  - Это "сила" Турнира. Чтобы его битвы шли на пользу, а не увеличивали количество магии в мире. Когда время "идёт" к финалу, ко вреду, все духи начинают слышать Колокол и всё лучше понимать, где находятся другие физические духи. - пояснил Сергей.
  
  - Ох ты, как всё продумано. - Фрида всё ещё не полностью признала своё существование в Турнире. - Итак, что мы будем делать дальше?
  
  - Думаю... - задумался Сергей.
  
  ***
  
  - ... поедим! - заключил Фёдор, смотря прямо на Паскаля голодными глазами, предвкушая вкус всех блюд, стоявших на выносном столе.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 11 - Истории.
  
  Паскаль Майдетон открыл глаза.
  
  - Доброй ночи? - неуверенно спросил его Фёдор Бермуда, стоявший посредине... ничего?
  
  - Я сплю? - призыватель продолжил общение вопросами.
  
  - Да.
  
  - И что ТЫ тут делаешь, в таком случае? - недоверчиво спросил его Паскаль.
  
  - Ну, я подумал, что раз тебе теперь приходится спать больше, чем по 20 минут за раз из-за старого режима, то я могу помочь тебе.
  
  - Чем? Кстати, по часу.
  
  - Ну же, Паскаль, подумай. - по-наставнически елейным голосом почти пропел мёртвый мореплаватель.
  
  - Осознанные сны. - без эмоций ответил Майдетон.
  
  - Вот именно! А если я буду отвлекать поток твоих эмоций, то... - он обвёл руками белый фон во сне.
  
  - Но Бермуда спит. - заключил Паскаль. - Наша духовная связь слишком слаба. Эй, я тебе это говорю!
  
  Тело Паскаля Майдетона с головой Фёдора Бермуда снова повернулось и сбросило плащ физического духа. Он растворился, коснувшись пола. Кое-где начали проглядываться трещины, появилась плитка, вместо однотонного белого цвета снизу. По крайней мере там стояли ноги настоящего Паскаля.
  
  - Ты знаешь зачем я пришёл к тебе? - спросил его лже-Паскаль.
  
  - Нет, ты же пришёл напомнить.
  
  - Ну... Давай не будем философствовать, хорошо? - на момент лицо Фёдора Бермуда пропало с собеседника призывателя, появился кто-то неизвестный. - Но Фёдор уже знает.
  
  Паскаль промолчал.
  
  - Дело в другом. У тебя есть план, если время Турниру неподвластно?
  
  - Нет. - честно ответил спящий. - Я слишком... вскружён этой догадкой и за один день даже не смогу успокоиться, особенно, когда вокруг... Это. - и он тоже обвёл рукой сон с белым фоном.
  
  - Ты ещё не понял Турнир? Это же логика, Паскаль.
  
  - Я не приму эти законные убийства, если ты будешь давить на это слово. - настоящий Паскаль недвусмысленно указывал на слово "Турнир".
  
  - Хорошо, я разбужу тебя, без кошмаров, только ты должен узнать нечто важное!
  Собеседник Паскаля начал исчезать, шатая границы восприятия призывателя, делая их нестабильными, словно волны, на которых Бермуда плыл к своей смерти, к Квадрату Бермуды.
  
  - Во-первых, время восприятия не работает, их 80 тысяч. Во-вторых, их 60 тысяч, если кое-где увеличить, а кое-где уменьшить. Кто-то должен победить, Паскаль Майдетон, помни это. Ты помнишь?
  
  Но Паскаль не успел ответить.
  
  ***
  
  - 6 человек! Шесть человек! Шесть! - он затряс проснувшегося Бермуду, спящего на этот раз подозрительно рядом - не в своей рубке.
  
  С никакущим лицом мореплаватель смотрел прямо в глаза не до конца проснувшегося Паскаля, что с безумный лицом всё ещё тормошил его.
  
  - Ла-ла ла ла-ла-ла ла-ла-ла-ла...
  
  - ЗАТКНИСЬ! - но теперь Майдетон тормошил своего духа за дело.
  
  - Мы побеждаем! Мы побеждаем!
  
  - Ещё нет. - печально заметил Бермуда, уже начавший скучать по суще. - Можно я хоть плащ сниму? Оторвёшь, а он мне нравится. - всё также с пустым лицом поинтересовался Фёдор.
  
  - 24 человека, примерно 1250 за год, 30 тысяч, если учесть все нюансы турнира! - продолжал Паскаль.
  
  Бермуда даже перестал делать вид, что Паскаль в силах двигать Фёдора, поэтому Майдетон только отталкивал и притягивал к себе плащ мореплавателя.
  
  - Я хотел бы быть физическим духом какой-нибудь принцессы. У них самые сильные способности, я такое в фильмах видел. - совсем погрузившись в грусть сказал себе дух.
  
  Майдетон угомонился.
  
  - А? Ты что-то сказал? - переспросил Фёдор.
  Призыватель только тяжело выдохнул воздух.
  
  ***
  
  - Нет! Никакого берега! - после завтрака, подобревший Бермуда и потемневший от мрачных мыслей Паскаль "не позволил", магически усиленному духу умершего известного человека, который и при жизни не был хилым, высадиться на сушу. - Они нас знают, теперь остаётся только ждать.
  
  - Меня как-то убила одна дама... Было это во время Турнира. Я её не победил тогда. Превзошла меня в глубоких водах. - предался воспоминаниям Фёдор.
  
  - И поэтому ты всё это время отирался на суще и в порту? - спросил его Паскаль, будучи полностью уверенном в положительном ответе.
  
  - Нет конечно! - рассмеялся Бермуда. - Просто удивительно, как нас, духов, связанных с передвижением по воде, заносит как можно дальше от Зетшобо.
  
  - Восточные Земли - это недалеко. А маленький островок, откуда мы стартовали, был даже ближе, я тебе карту принесу. - начал Майдетон.
  
  - Не надо! - запричитал Бермуда, будто это было наказанием. Хотя, если подумать, Паскаль мог вызвать такие чувства своей настойчивостью до точных цифр и графика. - Просто я не появился прямо в городе или в паре километров от него. Остановимся на этом.
  
  - Как скажешь. - согласился с ним призыватель.
  
  - Ха, на корабле нет карты, как ты... - задумался известный исследователь и мореплаватель, собравшись ответить человеку-перфекционисту в некоторых направлениях, но передумал разжигать конфликт.
  
  Где-то вдали Фёдор Бермуда слышал тихий звон.
  
  ***
  
  - Сергей? - спросила его Фрида, после чудесного завтрака. Кусочки нежной говядины буквально растекалась во рту. Тем временем, в главной комнате, утреннее солнце ещё било в окно на востоке.
  
  - Всё же мы проснулись слишком рано - ещё только семь часов. - подумала девушка, вспомнив, как увидела утром корабль, стоявший на якоре в океане.
  
  - Если ты физический дух, то ты ведь... - вслух произнесла Фрида Вельмин.
  
  - Умер? Ну да. Кажется, моя могила "помещена" во Францинии, около особняка Гупры Перволет. - задумался Сергей Гиров, вспоминая.
  
  ***
  
  - Колокол позванивает. - заметил физический дух, когда они с Фридой спустились вниз, чтобы прогуляться, направившись в сторону заброшенной мельницы в паре кварталов на север от дома. Он и сам не знал, почему идёт туда.
  
  - Раньше она была ближе. - заметила девушка.
  
  - О, это я так сделал, пытался проверить, "будет работать" ли небольшое искажение пространства. - с улыбкой ответил ей Сергей. Конечно, Фрида, идущая позади, не могла увидеть искренние эмоции в этот раз, но её воображение не подводило. - Это значит, что на этой мельнице я смогу "хорошо" стрелять из своего лука.
  
  - Сергей, ты не расскажешь, как...? - всё ещё неуверенно попыталась спросить его призывательница. - И разве вчера я не видела твою Суть?
  
  - Свою Суть я могу "включить" только в день полнолуния. - последовал ответ. - И лишь ночью.
  
  Умеренный ветерок легонько щекотал кожу Фриды. Более "грубый", закалённый во множестве героизмов и боёв, Сергей такого уже не чувствовал.
  
  - О моей первой "храбрости" не расскажу, ты и так видела её "будущее". Но умер я тоже на мельнице. Упал. - ответил физический дух героя сотни наград. - Тем более, это та самая мельница. В Зетшобо не просто так "возводятся" здания, связанные с Сутью духов, даже если это против воли мэра.
  
  - Как это произошло? - спросила его девушка, заходя внутрь мельницы, спустя два дня.
  
  - Странно, такое чувство, что никому из духов не нужны особые условия для их Сути, как это обычно происходит на Турнире. А ведь всё Зетшобо покрыто небольшими вещами, каталистами для особых сил...
  
  Герой и лучник в одном лице замолчал, пытаясь найти место, куда можно постелить в этом пыльном месте свою куртку для призывательницы, чтобы та не сидела на грязи.
  
  - О, всё было очень "просто". - ответил ей Сергей Гиров через некоторое время на старый вопрос. - Я "гулял" по Францинии, услышал, что в поместье, где тогда жила Менежюр Перволет... - дух, рассказывая историю, временем уже говорил о том, что произошло.
  
  - ...что она собирается творить некие тёмные ритуалы во имя абстрактного Зла. Я решил это проверить, меня всё равно "принимали" за героя. Я пробрался на территорию особняка, не тревожа спящих "стражников". Внутри меня увидел брат Менежюр - Генри Перволет. Он узнал меня, но не понял, что я пришёл понять, что "случается" в этот момент. Мы поговорили, поняли друг друга Генри сообщил, что его сестра нашла кристалл, сотканный из тьмы и она "использует" его силу, благо у Перволетов была гигантская библиотека. Я сказал Генри правду. Он пообещал, что не будет вмешиваться, когда я остановлю Менежюр...
  
  Фрида молча слушала постоянное "понятие", сидя на частично сохранившейся деревянной лестнице. Воздух, на удивление, не был спёртым, каким ему следовало бы быть в этой старой мельнице, по логике вещей.
  
  - ...Менежюр Перволет стояла на краю своего балкона в комнате, где не было четвёртой стены, а чёрный кристалл находился в центре и уже исходил "чёрными", кривыми лучами. Я достал камешек света, который мне передал Генри, сказав, что это единственное лекарство. И тут меня "толкнули" сбоку.
  
  Фрида почувствовала, как мурашки покрывают её тело, проходя волной и исчезая.
  
  ***
  
  - "Толкнувшим" оказался Генри Перволет.
  
  - Ха-ха! Я же сказал, что не буду мешать потом. Ох уж эти договоры. - и он порвал бумажку, под которой я расписался, разрушая договор ?1.
  
  - Чудесно. - Менежюр Перволет тоже повернулась, посмотрев на меня. - Герой, который пришёл остановить зло. Жаль, что нас двое, ты тоже побеждал Зло, верно, Сергей Гиров?
  
  - В каждой истории была своя "механика". - ответил я, быстро поднимаясь, выхватывая рапиру из ножен ошеломлённого Генри Перволета.
  
  - Но в этот раз, договоры тебя точно уничтожат, я уже могу врать, но не стану. Все ограничения моей сестры снимаются, а в обмен она, за то, что становится злой, может потихоньку получать силы Зла. - Генри оскалился, как дьявол воплоти.
  
  - Абсолютно верно! - отсалютовала Менежюр, тоже отходя к кристаллу, запуская в меня лучи тьмы.
  
  Я отходил всё дальше и дальше, всё ближе и ближе к лопастям мельницы, расположенной прямо в комнате без четвёртой стены.
  
  - Лети! - Менежюр толкнула меня, но я успел зацепиться за одно из крыльев.
  
  - Подпишешь? - победным голосом Генри Перволет протянул мне второй контракт. - Моя сестра хочет медленно обходить меня по силе. Она, видите ли, боится, что я её свергну. Но я же добрый внутри, она - Зло, мы оба это знаем, да, Сергей?
  
  - Так будь "Светом"! Давай! Победи, Генри! Я не хочу причинять лишнюю боль, но мне придётся, если...
  
  - Если бы, да кабы... - передразнила меня Менежюр, ожидая, пока я не появлюсь перед ней вновь, крутясь на лопастях мельницы. Особняк, стоявший на холме, падение - смертельно. Все это понимали.
  
  И тут Генри, сомневающийся в своих действиях, всё же попытался толкнуть свою сестру вниз.
  
  - Что? - крикнула она, чуть не упав вниз. Я как раз приближался к балкону. Ещё чуть-чуть.
  
  - Ты что вообще себе позволил? Я так и знала! - закричала она, празднуя победу надо мной и братом.
  
  Я прыгнул и снова оказался на балконе, Менежюр повернулась и замахнулась, я увернулся, но даже протянув руку не успел её поймать. Менежюр Перволет падала вниз, пока не приземлилась, умерев.
  
  Генри медленно подошёл к краю и посмотрел сначала на меня, потом вниз, на тело своей сестры.
  
  - Всё закончилось. - процитировал он.
  
  - Да, Генри. Прости, но я заберу вторую "запись". - я протянул руку, чтобы он отдал силу, свёрнутую бумагу, лежащую в его ладони.
  
  - Какой контракт? - оскалился он. Бумага растворилась. - Знал бы ты, Сергей, что мы с сестрой стоили друг друга. Мелкий шрифт! "В случае смерти сестры, договор недействителен!" - сообщил он торжествующе и побежал к выходу, чтобы активировать не чёрный кристалл, уже ставший обычной безделушкой, а, чтобы с помощью флюгера запустить торнадо, которое снесло бы Францинию со всех карт.
  
  - Генри, "стоять!" - закричал я, догоняя его.
  
  - Пусть я слабее героя в одиночку, я изменю статистику! Я буду Злом! Я не дам тебе победить! Я буду из той мелочи, что сможет тебя одолеть!
  
  Мы уже оба стояли на крыше. Генри Перволет был в ловушке, флюгер, от приближающегося ветра крутился как бешеный. Небо "стремительно" темнело от надвигающихся туч, почему-то слышался гром и падали первые капли дождя.
  
  - Вот тебе и конец. А вместе с этим - и всей Францинии! - засмеялся Генри, с безумием, не меньшим чем у, сломанного к этому моменту, флюгера, под завывание множества ветров.
  
  Я просто мог смотреть, но я взял лук и "запустил" стрелу в слабую металлическую опору. Стрела пролетела, не сворачивая из-за какого-то там незначительного ветра. Флюгер, отцепившись от опоры, взлетел и потерялся в воздухе. Дождь всё ещё капал не переставая, "буря" осталась, но ветер временно затих. Генри Перволет оказался в полноценной ловушке, на крыше, с силой, которую он здесь больше не мог использовать.
  
  - НЕТ! - шаблонно, но всё ещё эмоционально он забился в истерике, тут же встал и побежал прямо на меня.
  
  Я удерживал его, но пришлось опустить его на крышу.
  
  - Ты удерживаешь меня, всё человечество от космоса и как герой, создал сотни, если не тысячи ограничений. Ты поддерживаешь мир или меняешь его под себя? - спросил он. - Кстати, договор ?3, там говорится, что если я проиграю герою, то я смогу создавать свои контракты.
  
  - Итак, договор ?4! - разозлился Генри Перволет. - За смерть моей сестры, которую я хотел убить сам, а не чёртова гравитация... Гравитация - убей Сергея!
  
  Меня оттолкнуло как можно дальше от Генри, но в последний момент я успел зацепиться за многострадальный кусок мельницы на крыше.
  
  Её "лопасти" закрутило в обратную сторону, я держался из последних сил. С мощнейшим ветром, которым теперь обладал Генри в обмен на отсутствие гравитации его внутренних органов, он подошёл ко мне, почти мёртвый.
  
  - Пока-пока, Сергей. Я победил. - он упал на крыше, мельница остановилась, но ветер и не думал стихать. Теперь он дул сверху-вниз, выкинув все прошлые награды моих приключений. Я отпустил руку.
  
  ***
  
  - Почему? - почти вскричала Фрида, услышав всю историю.
  
  - Я понял, что моё время "здесь". Я спасал этот мир очень долго, я постарел, очерствел и если хоть кто-то из тех, кому я помог, решил также держать человечество в "защите" - то я сделал правильный шаг. Никому не нужна "легенда", затмевающая истинных спасителей своими былыми подвигами. - ответил её физический дух.
  
  Повисло очередное эмоциональное молчание.
  
  - А мельница... - наконец решилась сказать девушка.
  
  - Только её крылья Турнир "скопировал" сюда в связи со мной. Но это всё ещё она, плевать на правило Тесея. Турнир всегда "вопрошает" - будет ли сражаться человек? Такой же вопрос он "вопрошает" и у духов.
  
  - Эта история... Мне нечего сказать. - не могла подобрать слов призывательница. Она решила не поправлять ошибившегося физического духа в том, что это парадокс корабля, а не правило.
  
  - Тогда не говори. - ответил ей немного "очерствевший" Гиров. Он уже и сам потерял свои чувства к защите мира, ещё до истории с особняком Перволетов.
  
  ***
  
  Для Роуз шёл дождь. Она видела его прямо перед глазами и наконец смогла создать куда более депрессивную зарисовку, даже не думая о том, как всё в социуме сейчас ужасно и насколько сильно она должна страдать для вдохновения.
  
  - Гэвин страдает. - думала призывательница. - Как он не показывает всего этого? Никто не видит этой боли, даже я не видела! Но почему? Если тебе больно - покажи эту боль всем, пусть они помогут. Ведь можно просить людей делать всё, даже когда ты не симулируешь. А я... симулировала вообще?
  
  Роза скрючила гримасу отвращения, словно всерьёз решила обдумать последнее предложение.
  
  - Нет, конечно нет. - она ещё раз глянула на рисунок сердца, опутанного цепями, на которых лежали какие-то детали, крошечные, еле заметные. Именно эти маленькие детали сковывали само сердце. - И это я нарисовала? Точно, это отображает мою... боль?
  
  Цепи вокруг сердца Роуз тихо звякнули. Роза быстро перевела взгляд на Гэвина Дарквуда, который немного ворочался во сне.
  
  - Странно, духи, вроде как, не должны спать. - подумала призывательница.
  
  - Ему так лучше. - словно из рисунка, донеслись эти слова внутреннего голоса девочки.
  
  Роза отложила толстый карандаш, осторожно, за края, приподняла свой рисунок, сдула с него пыль, крошку и положила в левый ящик своего рабочего стола, специально отведённый для "депрессивных" работ.
  
  - Нет, это не моя боль. - подумала она. Цепи духовной связи не тревожили художницу.
  
  Роуз положила подбородок на раскрытые ладони и прикрыла глаза.
  
  - Когда этот Турнир вообще закончится? - спросила себя Роза и вспомнила, что может умереть в любую минуту. - Помогите...
  
  Этот стон тихо вырвался из заточения внутреннего поезда мыслей девочки.
  
  ***
  
  - Гэвин. - зазвенел колокол с далёкой башни.
  
  - Опять к концу Турнира я приближаюсь к цели, чтобы её снова потерять. Я обещаю сам себе, раз за разом, что исправлю прошлое, изменю всё, Сейлам будет... - затараторил Гэвин Дарквуд. - Я сплю, тогда не имеет смысла говорить.
  
  - Грядут перемены, Гэвин.
  
  - Я знаю. - ответил тот, прогуливаясь по расплывчатым улицам, исчезающим прямо на виду. - Я говорю с тобой, сам Турнир личной персоной, потому что не хочу просыпаться. Я счастлив без этой боли. Почему даже такая сила, как ты, не может остановить эти мучения?! - резко поменялся в голосе и завопил физический дух.
  
  - Прошлое даёт нам шансы в будущем. Это шансы на опыт.
  
  - К чёрту такой опыт! - продолжил кричать Гэвин. - Мне не нужно напоминать о моём провале, об этой оплошности каждый раз, когда начинается третий день!
  
  - Сейлам неизменен. Но грядущие перемены изменят всё. Турнир никогда не был достаточно силён, чтобы противостоять Хаосу. Турнир - лишь инструмент сдерживания распространения магии.
  
  - И что это должно значить? Что меняется? - переспросил Дарквуд.
  
  - Это будет нарушением временного континуума.
  
  - Физика Магии сильнее простой физики. - донёсся второй голос Турнира, уже из одного из домов.
  
  - Да, но Турнир создан не уничтожать миры, а защищать их.
  
  - Консерватизм опасен в стрессовых ситуациях.
  
  - Мир относительно далеко от чрезвычайного происшествия.
  
  - Время не идёт назад.
  
  - Но Хаос...
  
  - Только приближается.
  
  - Через далёкое время...
  
  Сейлам начал исчезать, теперь оставалась только улица, где находился дух с обрывком зелёной ткани, да звук Колокола вдали.
  
  - Вопрос пары Турниров. - голос первого Турнира, того, что говорил с колокольни, посуровел и начал крепчать с каждым новым, резким, ответом.
  
  - Есть план...
  
  - Есть исключения.
  
  - А что я тут делаю? - спросил сразу оба голоса Гэвин Дарквуд.
  
  - Турнир не влияет на Турнир. - ответил первый.
  
  - Но ты должен загадать вечное заточение Хаоса. - донёсся голос второго, теперь прыгающий из окна в окно на улице, где под дождём, на старой лавочке, сидел дух.
  
  - Турнир же не имеет права загадывать свои желания! И кто из вас настоящий голос Турнира? - Гэвин по максимальному пользовался возможностью говорить без боли после третьего вдоха.
  
  - Ты не понимаешь, это спасёт мир...
  
  - А я хочу отделить себя от внутреннего, разрушенного! - не останавливался Дарквуд.
  
  - Турнир может говорить только с тобой, когда на мир давит угроза!
  
  - Почему?
  
  - Потому что Сейлам нарушает временное пространство!
  
  - Вы требуете от меня вечных страданий после всех попыток избежать его? - несколько саркастически отозвался Гэвин.
  
  Голоса Турнира замолчали. Сейлам развеялся почти окончательно. Оставался только звон Колокола, сильно бьющий по ушам физического духа - он и тут был чувствительнее к боли, нежели остальные участники.
  
  - Стоит ли мир боли?
  
  Гэвин открыл глаза, сразу чувствуя словно разрыв внутренних органов, вместо собственного выдоха.
  
  - Стоит ли жить ТАК? - продолжала тихо шептать Роуз, не заметив, как проснулся дух.
  
  Гэвин Дарквуд специально начал ворочаться, сжав зубы и руки в кулак, пытаясь не показывать это на виду у призывательницы. Роза посмотрела на своего духа и вмиг её шёпот прекратился.
  
  - Он проснулся. Он слышал? Он подумал, что я страдаю? Я же не хотела ему этого показывать, только не ему... - подумала Роуз.
  
  Физический дух, краем глаза посмотрев на кусочек зелёной, немного темноватой по теме, ткани, сжатый в левой руке, положил его в один из карманов и решил пройтись по комнате, посмотреть в окно.
  
  С улицы донёсся звон Колокола. Он всё ещё был тихим, относительно памяти Гэвина о других Турнирах, где дух участвовал.
  
  - Турнир не избавит мир от лишней магии, если до завтрашнего утра мы не перебьём всех. В Зетшобо осталось ещё человек пять-шесть, если не все. А меня всё это вообще касается? Мир, магия, странные фразы Турнира во сне, только ли во сне?
  Гэвин задумался.
  
  - Нет. - решил он и выдохнул, почувствовав, как входящий и выходящий воздух разрушает его лёгкие. - Я исправлю прошлое, получу билет в нормальную жизнь после смерти...
  
  А Роза продолжала думать над сердцем в цепях. Это был не её рисунок. Но где-то в душе, уже на её задворках, не в центре, как было в начале Турнира, она почти мечтала о такой же судьбе.
  
  - Нет, не о такой же. Полегче, но пострадать. - поправила она саму себя.
  
  ***
  
  - Давай пройдёмся по городу, мой дорогой Жу? - предложила ему Ева.
  
  - А что нам поможет выжить сегодня, если мы останемся одни снаружи? - ответил её молодой затворник. - В отеле есть вода, а при себе...
  
  - Не беспокойся. Сегодня все будут бояться. - с улыбкой успокоила его Богиня. - И нас в том числе. - её глаза полыхнули ненавистью к грязному человечеству.
  Богиня Морей и Океанов подошла к своему призывателю и вложила всё своей сочувствие в объятия. Кажется, это временно или даже навсегда вернуло Жу Гуэя в его привычное, умиротворённое состояние.
  
  Стоило им спуститься по главной лестнице вниз, пока Ева осторожно придерживала руку наследника древнего рода, как их окликнул весьма неожиданный персонаж:
  
  - Знаете, я могу вам продать эту бутылку воды. Говорят, она неплохо подходит для растений, в ней есть... То ли углеводы, то ли витамины... - администратор не обращал внимания на остальных проходящих мимо людей, но, что в голосе, что во взгляде читалась серьёзное пренебрежение, равно как и вела себя Ева. Но была разница - причина такого поведения.
  
  Ева направилась к нему и только дойдя до администратора, последний посмотрел прямо на физического духа, отчётливо пробормотав:
  - Недорого.
  
  - Знаешь, если ты и сам не уверен, что продаёшь, то это задорого отдать не получится. - указал человеку Жу Гуэй, назидательно двигая указательным пальцем из стороны в сторону. Он снова стал таким же брезгливым в отношении ко всем, кроме Евы. Эффект объятий опеки закончил своё действие.
  
  - Да мне самому плевать. Вас это может заинтересовать, вот я и говорю. - ответил ему администратор. - Ну так что, покупаете? - теперь он обратился к Богине Океанов, указывая на бутылку воды.
  
  По глазам Евы можно было понять, что эта вещь, в принципе, может пригодиться им.
  Но вместо этого её зрачки покраснели и она снова приподняла регистратора за рубашку с ужасным дизайном.
  
  - И что, ты убьёшь меня не просто на фоне всех остальных людей, но и на фоне того, о ком слишком много заботишься? - саркастически прохрипел алчный администратор. - Ой, не надо на меня так смотреть, я уже столько уступок сделал тебе, чтобы твоему "призывателю" жилось хорошо! Так что плати за чёртову бутылку! - прошипел он, сам приблизившись к Богине Морей, левой рукой отодвигая саму бутыль на вытянутой руке, подальше от себя, помня печальный опыт утром пятницы.
  
  - Да, убью. - неожиданно согласилась Ева.
  
  - Это же я ей сейчас предложил так сделать. - теперь сверкнул глазами Жу Гуэй.
  
  - Да вы демоны. - прошептал алчный администратор, который со злобой сказал следующие слова, ибо не мог ничего более поделать. - Забирайте. Бесплатно.
  
  Ева перенесла бутыль к себе в руку, манипулируя водой внутри и вместе с Жу они отправились к подножию горы на севере Зетшобо.
  
  Сегодня дул хороший ветер с моря, что приносил листья сирени, выглядящие в виде лепестков сакуры. Деревья точно поредели сегодня, но вокруг Евы этих лепестков светло-фиолетового цвета всё равно было куда больше. Они бились о лица проходящих мимо людей, но создавали идеальный ураган, нет, поток вокруг Богини, управляющей водой, что шла и будто не замечала всей картины в целом.
  
  - Символизм цветёт, как сирень живёт во сне, спокойствие пришло. - прочитал хокку Жу Гуэй.
  
  Они остановились у подножия горы. Когда-то здесь протекал ручей - в горе были видимые пустоты, но сейчас ничего не помогало сирене-сакуре цвети прямо на горе, как раньше. Осталось только высохшее напоминание о прошлом.
  
  - Какой-то маг давным-давно посадил здесь эти деревья, эти сиреносакуры, чтобы они приносили красоту и гармонию, но люди пришли и всё испортили, испоганили. - тихо сказал Жу Гуэй, больше злясь лично для себя. - Как бы я хотел их всех убить! Прямо как тогда, в приюте...
  
  Ева то ли случайно услышала, то ли специально обратила на это внимание, но открыла крышку и вылила воду. Та впиталась в землю под их ногами, и Богиня Морей вскинула руки. Играя пальцами и кистями, словно дирижёр, она делала невероятную вещь - деверья не просто восстанавливались с необычайной скоростью, но и снова цвели, создавая ещё больше лепестков, подхватываемых ветром, летящих снова к Еве, чтобы закружиться в бесконечном потоке, окутав духа пеленой жизни и равновесия.
  Ветер начал стихать и лепестки мирно и тихо опустились на землю.
  
  Жу Гуэй стоял поражённый, как вкопанный он пытался представить, как такое возможно, как такое чудо могло произойти. Ева даже несколько забеспокоилась за своего дорогого призывателя и нагнулась к нему. И в трёх метрах роста есть свои проблемы.
  
  - Это созидание. В высшей форме. - наследник потерянного рода упал на колени, чувствуя, что земля в этом месте тоже стала сухой, словно вода и не выливалась секунды назад. Белые рукава длинной кофты отрока так и не коснулись земли.
  Ева спокойно улыбнулась, а Жу Гуэй снова поднялся, придя в себя от такого представления.
  
  - Ева...? - он не знал, как дальше продолжить, но Богиня Морей и Океанов безмолвно кивнула, соглашаясь с любым предложением. - Мы уничтожим Зетшобо.
  
  ***
  
  - Что? - не поняла Ева.
  
  - Они - твари, которые уничтожают всю Природу! Сначала промышленные районы, затем эта гора, что дальше? Что ещё мы не увидели? Гармония с живым - вот был наш путь и когда-нибудь даже твоё созидание не остановит их. Единственный путь - убить всех. Они - наши задиры, они те бесславные ублюдки, заслуживающие могилы без гроба! И поэтому, я предлагаю затопить этот город, а после победы в Турнире, мы пойдём дальше, оставляя за собой место только для Природы! - Жу Гуэй начал срываться от постоянной ярости и повышенного тона. Его глаза вновь наполнились гневом и одновременным ощущением будущего блаженства от представления смерти уродов.
  
  - Как тогда, в приюте, на архипелаге Часов. - подумала Ева, а потом вспомнила ещё одну часть из своей жизни.
  
  - Когда-то я был в похожем месте. - намного спокойнее, пусть и с первыми признаками слёз в глазах, добавил Жу Гуэй. - Хоть наш род жил на северо-западе Восточных Земель, я однажды приезжал на свою историческую родину и посещал руины в центре Земель, на восточном побережье...
  
  Губы Евы задрожали, ведь она недавно вспоминала то же самое место. И только её мысли собрались в кучу, чтобы сказать нечто важное своему дорогому Жу Гуэю, как его слова снова вселили неуверенность в Богиню.
  
  - Жу. - несколько неуверенно окликнула его Богиня Морей, после длительных раздумий, пока призыватель был поглощён собственными фантазиями. - Я как-то говорила тебе о человеке из клана Тайра. Он тоже хотел создать идеальный мир, объединить две вещи, которые всё дальше отдалялись друг от друга. И в конце, он погиб от моих рук.
  
  Еве было несколько трудно продолжать, но с каждым словом её голос крепчал, и даже плечи перестали дрожать от нахлынувших воспоминаний.
  
  - Перед своей смертью, я вернулась на то место, под сакуру, дул сильный ветер, внизу стояли руины его поместья, а я сидела на скале, около Его могилы. Всё, что оставалось мне - это лить слёзы по любимому. Почему люди меняются, ну почему? - теперь и сама физический дух не смогла более сдерживать свои эмоции, в конце, они всё же одержали вверх.
  
  Жу Гуэй смотрел молча, не понимая, что ему сейчас делать, кроме как слушать. Но Ева молчала.
  
  - Ты так похож на Него в молодости. - думала она. - Это и чудесно, и ужасно.
  Молчание прошло, её голос стал спокойнее, а руки сняли что-то с шеи и передали небольшую колбочку на цепочке призывателю.
  
  Жу аккуратно наклонял её в разные стороны, но внутри было лишь небольшое количество воды, буквально капля.
  
  - Он переступил черту, за которой не смог вернуться к своему прошлому Я. - наконец сказала Богиня Океанов. - Это... - она рукой указала в сторону колбы. - ...моя последняя слеза до того, как я ушла обратно в Океан и потерялась для человечества.
  
  Наследник рода Гуэй не мог ничего выдавить из себя и лишь продолжал немо слушать.
  - Если когда-нибудь ещё к тебе придёт идея всеобщей гармонии... - тихо продолжила она. - ...то вспомни мои слёзы в тот день и не переступай черту.
  Обратно они шли уже молча, созерцая, как Зетшобо был красиво украшен упавшими лепестками сирене-сакуры.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 12 - Звон.
  
  В Зетшобо, как и предсказывала Ева, воскресенье оказалось днём, совершенно невыдающимся на события. Солнце постепенно скрывалось за тучами, но дождь, подобный вчерашнему, так и не полил.
  
  - Хотя бы светило сегодня решило остаться в стороне. - подумала Богиня Морей и Океанов.
  
  ***
  
  День подходил к концу. Ульрих Благоприносящий отошёл от окна того убежища, где весьма вальяжно, ничего не замечая вокруг, сидела Элеонора. Хейтенбург что-то читала, а Ульрих неожиданно для себя, даже не думал ни о чём.
  
  Там, где была гордость, справедливость, решимость, зияла моральная дыра, которую нельзя теперь просто закрыть - она стала новой сущностью, а осколки старой крепости затаились в глубине, пытаясь пережить шторм решений первой для Ульриха призывательницы.
  
  Но Благоприносящий рыцарь потерянной Францинии решил подойти к своей текущей хозяйке по одной важной причине - в его ушах начался звон Колокола.
  
  - Нам не пора выходить? - спросил он, забыв о "миледи". - Сегодня - последний день, пока магия, идущая в мир не переполнит эффект этого Турнира...
  
  - Я участвую ради победы, а не ради какого-то поддержания порядка о вселенной. - резко ответила ему Элеонора.
  
  - Но...
  
  Призывательница стала отвечать ещё злее:
  - Я получу силу и сотру Трудовой Союз в порошок. - она тут же поморщилась от такой простой формулировки и снова загадочно улыбнулась.
  
  - Нет. - она растянула это слово. - Я сделаю их своей марионеткой. Э-хе-хе, это будет куда лучше...
  
  - Но звон... - успел вставить Ульрих, пока громоподобный голос ярости его призывательницы рода Хейтенбург не перебил его:
  
  - Мне плевать на звон колокола, пусть даже прогресс Турнира откатится на 200 лет назад, я не откажусь от своей стратегии! - закричала она, вставая с кресла и кулаком грозя не только своему физическому духу, но и всему миру, всем противникам. - Я выиграю этот Турнир и в моих руках будет абсолютная Сила и Власть!
  
  Рыцарь Францинии беспомощно, безропотно смотрел на свою призывательницу с откровенным ужасом в глазах.
  
  ***
  
  Наступил вечер воскресенья в Зетшобо. Солнце, на несколько минут выглянувшее из-за облаков, уже стремилось к закату, а Вингрид Валлиан вышел на улицу, посмотреть за время этого Турнира, хоть раз, на само пропадание солнца с линии горизонта студента.
  
  - Сегодня всё решится. Колокол уже слышен многим, совсем скоро мы узнаем, где прячутся остальные и победим их. Никто не может победить Визаро! - студент был уверен, что его физический дух сильнее всех остальных.
  
  Мысли Валлиана прервались на закат:
  - Боже... Я ни разу за всю свою учёбу не мог наблюдать... Это красиво... Как бы я хотел теперь загадать два желания, вместо одного, но я не должен уходить от первого решения - я обязан вернуть Островам их величие!
  
  - Только если... Если... А что... - он снова задумался о той вещи, что настораживала его всё больше и больше с самого момента призыва. - ...если даже во время того короткого боя Настоящий Правитель находился под воздействием сделки? Что, вдруг она не только существует, но и действует до сих пор? Даже сейчас!
  
  Вингрид сам поразился такой возможности, но никак не мог от этой мысли избавиться. Но от этого его отвлекло другое событие:
  
  Девушки-косплейщицы, что также были на фестивале Восточной культуры, сейчас той же стайкой прогуливались в сопровождении молодого человека в чёрном цилиндре и пиджаке, не менее слабого цвета гагата... или же обсидиана? Трость завершал замечательного качества, золотой набалдашник, а в самом низу этой деревянной палки находился дополнительный слой титана, тщательно прикрытый золотом около 650ой пробы, как на глаз смог определить Вингрид, неплохо разбирающийся в алхимии, хоть она и не являлась обязательной магической дисциплиной.
  
  - Химия, алхимия... Нет, не буду об этом думать. - на секунду его мысли снова пошли в лингвистическое русло.
  
  Но что он не ожидал здесь увидеть, так это то, что этот молодой человек - тоже одна из девушек в этой стае. Ужас.
  
  Они заметили Вингрида, обратили внимание на Визаро, стоящего позади и многозначительно молчащего, а затем сморщили свои небольшие носики. Валлиан не понял этого действа и только хотел задать вопрос, как девушки начали говорить между собой, не особо пытаясь соблюдать тишину.
  
  - Ой, какой ужасный косплей. - поморщилась одна.
  
  - А что ты хотела - он же мужчина, им уже приходится бороться с природой. - вторила ей другая.
  
  - Нет, но вы же знаете, как Макс гулял с нами в прошлом году, так что не всё потеряно. - добавила третья.
  
  - Пфф, но тебя, Ирочка, никому не победить. Вчера ты на конкурсе просто была бомбой! - сказала четвёртая.
  
  - Спасибо. - для вида частично покраснела девушка в цилиндре. - Вы тоже ничего.
  - Точно нет. - Вингрид Валлиан сделал заметку в голове. - У остальных и понять кто это - нельзя, ещё и костюмы, либо помятые, либо незаконченные. На тебя все скинулись, что ли?
  
  - Простите, что перебиваю. - вслух, железным тоном, произнёс призыватель, аккуратно расстанавливая слова. - Но не слишком ли это нагло? Обсуждать меня... При мне?
  
  - А ты кто? - свысока ответили ему девушки-косплейщицы. - Какой-то из трёх учёных Визаро, который... - они также свысока глянули на духа, что был выше всех в данный момент. - ..фи! Мы могли бы и лучше показать короля Сумасбродских Островов!
  
  - Проявите уважение. - на мгновение Вингрид забыл, что они тоже считают его косплейщиком, как и себя.
  
  В ответ ему донёсся только смех.
  
  - Ой, напугал! - напыщенно ответили ему вальяжные барышни.
  
  - А у вас хватило денег только на один относительно нормальный костюм? - в ответ кольнул их Вингрид, эмоционально разогреваясь.
  
  - Да что ты знаешь о науке косплея! Она куда сложнее, чем обычная работа модели! - ответила ему девушка с тростью. - Хотя... Что взять с человека, который неправильно изображает доспехи Визаро. - она пальцем ткнула, указав на физического духа. - Неужели есть те, кто ещё не смотрел чудесную адаптацию в "Уникальных Приключениях Добродетелей"? А ведь она построена на фактах и правде!
  
  - Ну всё. - эхом услышал Истинный Повелитель, что навело его на мысль:
  
  - Настоящий Король никогда не позволит осквернять правду. - подумал Визаро.
  
  А Вингрид Валлиан начал свою тираду, обращаясь к каждой из девушек разом:
  
  - Во-первых, это правильные доспехи Первого Короля Сумасбродских Островов, не смей сомневаться в облике Правителя. Во-вторых, эта адаптация - полнейший беспредел, тем больше, чем дальше она отходит от первого сезона! В-третьих, вся информация есть в архивах Королевства Визаро, это ли не доказательство моей правоты? - призыватель быстро перевёл дыхание и посмотрел прямо в глаза косплейщице Ире, стоящей в цилиндре, с тростью, которую она держала совсем не так, как тот персонаж, которого девушка просто пародировала. - И, в-четвёртых, Том Говард был обычным продавцом, он не создал ни одной игры, но одного проекта! Это всё была ложь, но ты и тут смогла ошибиться в своей же "стихии" - косплее. Том носил смокинг, а не пиджак!
  
  На глаза Иры, а затем на всех остальных, от злобного вываливания токсичных фактов Вингридом Валлианом, навернулись слёзы.
  
  - Том был хорошим человеком! - сквозь слёзы, прокричала девушка вслед. - Он... Он бы одобрил такую адаптацию!
  
  - Пойдём... те, мой Король. - обернувшись, предложил призыватель своему Истинному Монарху и физическому духу заодно, не обращая никакого внимания на то, что происходило позади Вингрида.
  
  - Сила Настоящего Повелителя напрямую зависит от разума его подчинённых. - изрёк Визаро очередную цитату.
  
  ***
  
  Из-за угла старого дома за Вингридом Валлианом и Визаро следила Элеонора. Ульрих молча смотрел за действиями своей призывательницы, став тенью идеального, для неё, конечно же, физического духа.
  
  - Я прекрасно понимаю, почему не хочу полностью произносить её имя и называть её "миледи". - думал он. - Но правильно ли это? Нарушаю ли я собственный кодекс рыцаря благородной Франции и памяти Кристальной Королевы?
  
  - Пошли. - последовал голосовой приказ призывательницы. Её магическая сила, их духовная связь, всё это осталось за гранью Турнира, ведь только так она смогла позвать сюда самого слабого из физических духов. К тому же Ульрих в своём загробном существовании участвовал в первый раз, но даже он не знал, стоит ли откликаться на Зов Турнира во второй раз или нет.
  
  ***
  
  - А была ли сделка? Он же молчит. Мой Король, пожалуйста, пусть эта история будет ложью, пожалуйста! - всё ещё молча, возможно, по духовному каналу тоже, взмолился студент-маг, бредущий бесцельно по городу.
  
  Но Визаро был глух к этому вопросу.
  
  - Вы чувствуете других физических духов? - спросил поклонник Первого Короля.
  
  Прямо на ходу Великий просканировал местность и ответил:
  - Подлинный Монарх не будет плыть против течения, если не уверен в своём корабле.
  
  - Я уверен, мы с тобой справимся. - ответил ему Вингрид Валлиан и тут же поправил себя за очередное "ты/мы". - Мой Король, направляемся к берегу!
  
  Но чем ближе они подходили к воде, тем быстрее солнце скрывалось за горизонтом справа от команды, а юный призыватель так и не мог отделаться от грызущего его вопроса - была ли сделка?
  
  ***
  
  - Твой следующий ребёнок наследует твой же интеллект. - сообщил Лорд Сомнения.
  
  - На всё есть своя плата. - величественно ответил ему Визаро, первый Король Сумасбродских Островов.
  
  - Ты вызвал меня и сам же спрашиваешь о плате? - удивился один из Пяти.
  
  - Настоящий Монарх всегда должен ставить планы своих недругов выше доводов своего воспалённого мозга. - очередной мудрый ответ от Короля.
  
  - Достойный король уже знает ответ, ещё до вопроса, лишь стоит ему взглянуть на собеседника. - Лорд Сомнения спародировал собеседника.
  
  - Уверенность важна Правителю, как воздух. - подвёл итог Визаро.
  
  - До конца твоей жизни, так и есть. - подтвердил Третий по счёту из Королей Зла.
  Секундное молчание в саду, окружённым от остальных Сумасбродских Островов за неприступными стенами, как за горами южного курорта Трудового Союза. Со всех сторон сада находились лишь поля с вечно засушенной травой от раскалённого летнего Солнца.
  
  В этом саду, среди звуков щебетания птиц и падения водопада из новой системы транспортировки воды по всему Ленду.
  
  - Сделка? - и он протянул руку к Визаро.
  
  Повелитель Ленда предложил свою и стоило им соприкоснуться, как тёмное сияние окутало Лорда Сомнения и по его нервам эта частичка, чёрная, как само Зло из которого состоял Лорд, передалась королю Сумасбродов.
  
  - Всё, теперь следующий потомок твоего же рода получит точно такое же мышление и все знания, которые ты успеешь накопить до своей смерти. - Лорд Сомнения повернулся спиной. Но передумал и, уходя, через плечо бросил последнее пожелание:
  
  - Надеюсь, что я не встречусь больше ни с тобой, ни с кем-либо из твоего рода. Не хочу лишать человечество вашей семьи.
  
  Но Визаро был гением, как среди своего поколения, так и за полную историю мира в целом. Своим разумом он понял путь обхождения всей платы за сделку. Все новые изобретения объяснялись самым умным учёным королевства и только после подтверждения результатов со стороны Визаро наконец позволял рассказывать о них. Мудрый Король проводил невероятные эксперименты с магией и разобрался в её устройстве, как никто другой, хотя и был лишён этой силы, позвав всего лишь трёх лучших магов Ленда для помощи в своих научных изысканиях.
  
  И пусть в душе он сомневался до конца своей жизни, никто из тогда и сейчас живущих не станет раздумывать о том, почему во многих легендах именно ему припишут покорение невероятно сильной магии. И уж тем более не будет сомнений во всех изобретениях Великого Правителя, большей частью которых до сих пор пользуются люди со всего света.
  
  ***
  
  - Знаешь, Сергей. - начала Фрида, смотря на потемневшее небо. - Мы ведь будем ждать первых сражений здесь, так?
  
  - Да. - быстро отозвался её физический дух. - Я не могу точно определить их "решения". И... - он остановился, поняв, что надо дать Фриде выговориться.
  
  - Я... - сглотнула девушка, прижавшая правую руку к стеклу на уровне своих плеч. - ...начала участие в Турнире, думая, что хоть со своим физическим духом смогу поговорить. Ни в Зетшобо, ни по работе не было ни одного интересного человека для меня. До последних дней... - она отвернулась от балкона, опустив руку и посмотрела на Сергей Гирова.
  
  Небольшое молчание не прерывалось даже минимальным шумом, обычным для вечернего города.
  
  - Я и не могла подумать, что ты не только будешь говорить на темы, что мне нравятся, но и сходишь на фестиваль, приготовишь еду, просто потому что захотел это сделать... Я словно и не чувствовала себя на Турнире. Я была счастлива. А наши разговоры, это самое важное для меня. Ты для меня - родственная душа.
  Наступила более долгая пауза. Физический дух очень хотел чихнуть, но держался из последних сил.
  
  - Спасибо. - Фрида обняла своего друга, лучшего из всех, но никак не знакомого, не духа, точно не духа. - Спасибо, что именно ты откликнулся на зов Турнира.
  
  - Пожалуйста? - неуверенно ответил ей Сергей.
  
  - Мы же победим, да? Я отдам тебе своё желание, ведь моё уже выполнилось.
  
  - Я не знаю... - правдиво ответил ей друг. - Но, если ты захочешь, я не буду против любого из твоих "решений", честно.
  
  ***
  
  Роман "Последняя Четвёрка" был отброшен в сторону.
  
  - Пора. - сказал вздохнувший Ковард Лайфкрафт.
  
  - Что-то он сегодня необычно печальный. - подметил его призыватель, Тим Форе.
  Они молча вышли за дверь дома, ставшего им укрытием. Ковард махнул рукой и вся тьма, что создавала уют внутри, исчезла, остались только доски, бывшие когда-то лодкой, прошедшие с ними весь путь от самого прибытия Тима и Коварда. Но даже эти деревяшки разложились на тёмную магию. Книги Угуста Дерли, прочитанные за эти три дня, тёмный маг спрятал в сумку Тима Форе, передав её непосредственно, призывателю.
  
  - Но зачем? - этот вопрос всё же больше относился к исчезновению дома, а не к молчаливым действиям духа.
  
  - Сегодня день, когда всё решится. После сегодняшней ночи никто из участников не спрячется. - кратко ответил Ковард, думая о чём-то отдалённом, своём.
  
  - И "Последняя Четвёрка" явно поспособствовала этому. - решил Тэмуджин.
  
  - Куда мы идём? - спросил он вслух, почесав затылок.
  
  - На небольшой островок напротив левой скалы Зетшобо. - ответил ему Ковард Филлипс Лайфкрафт, пристально вглядываясь в дальнюю скалу, об основание которой разбивались волны напополам.
  
  ***
  
  Ева и Жу Гуэй спускались вниз по лестнице отеля. Ни первая, ни второй не горели желанием пользоваться лифтом, особенно, когда местоположение других участников духам давалось всё проще и точнее, чем днём того же воскресенья.
  
  - Уже уходите? - ядовито поинтересовался алчный администратор, чувствуя, как ключи падают в его протянутую ладонь.
  
  - Ты обратно их не вешай. - предупредила его Богиня Морей и Океанов. - Мы ещё можем вернуться.
  
  - Но не факт, да? Я столько убытков понёс... - раздосадованный сам на себя директор всё же выполнил указание Евы.
  
  - Если мы победим, то обещаю, я лично скажу о том, как у тебя в отеле было хорошо. - закивал Жу. - И бесплатно.
  
  - Да ты...! - покраснел от злости человек.
  
  Не слушая криков какого-то смертного, эта пара вышла и сразу ощутила на себе сильный вечерний ветер. Было явно холоднее, чем в прошлые дни.
  
  - Холодно. Звёзд на небе нет. И облаков тоже. - заметил наследник рода Гуэй.
  
  - Это пока что. - рукой дух указала на завесу из водяного пара, идущего с юга, как и ветер.
  
  - Итак...
  
  - Пойдём к воде, а там посмотрим.
  
  Ева и её призыватель, с последней уроненной слезой Богини во флаконе, удачно разминулись с Вингридом Валлианом, пройдя по соседним, параллельным улицам. Первые направились к левой скале Зетшобо, чтобы потом, судя по всему, спуститься чуть пониже, вторые - к порту, недалеко от которого стоял корабль Фёдора Бермуды. И никто, кроме Элеоноры фон Хейтенбург и Ульриха Благоприносящего не знал, что эта двоица пристально следовала по пятам за Визаро, но, увидев сразу двух соперников - Ульрих на удивление хорошо мог определять количество врагов в периметре, она благоразумно пошла за командой Евы, вспомнив озеро Хенранва и фестиваль Восточной Культуры. Жгучее желание отомстить оказалось выше рационального подхода следовать за самым опасным соперником.
  
  ***
  
  - Так, стой, дальше не идём. - приказала Элеонора своему физическому духу. Ульрих замер и осмотрелся.
  
  Ева далеко ушла, даже своим неспешным шагом - рост покрывал эту медлительность. А он вместе с фон Хейтенбург находился в каком-то дворе, окружённый старыми домами. Выбитые окна создавали картину, которая отталкивала благородного война. В других рама была выбита, а ещё парочка была наглухо заколочена. Да и вообще, мало где горел свет в этом дрянном районе.
  
  - Мы идём наверх, там будет хорошая точка обзора. - больше от своей призывательницы рыцарь Францинии ничего не услышал, как минимум, в течении целого часа.
  
  Дом, который они выбрали, а точнее выбирала одна только миледи, оказался совсем близко к воде. По крайней мере, тут больше не оказалось зданий ещё ближе к вражеской команде, если, конечно, не выходить на улицу, примыкающую к проспекту города Зетшобо.
  
  - Многие сегодня у воды. Неужели, никто не сбежит с боя? - пролетела мысль у Ульриха. - Ну, хотя, сегодня последний день, приносящий пользу, все должны сражаться во имя мира. Не думаю, что даже моя призывательница пойдёт против этого правила... - он быстро посмотрел на Элеонору, держащую бинокль и смотрящую за событиями.
  
  Ульрих не следил. Ему не приказали, и он подумал, что сейчас можно зря и не стараться. Если она так хочет - пусть сама скажет.
  
  Время до начала первой встречи двух любых физических духов в этот день шло нестерпимо медленно.
  
  ***
  
  - А какая история у тебя, Гэвин? - спросила своего духа Роуз, с необычным для неё состраданием в голосе и визуально заметных скованных движениях.
  
  - Почти все у воды. - с большими задержками, по духовному каналу проговорил физический дух, молча смотря в окно на фонари вечернего Зетшобо, держа в руках стакан с водой.
  
  - На улице темнеет, а за сегодня не упало ни одной капельки дождя. Участники наверняка скоро начнут сражаться за победу в Турнире. - крутилась мысль, немного изменяясь каждый новый раз.
  
  - И? - справедливо ожидала продолжения Роза, на время забыв, как сложно её духу говорить что-либо.
  
  - Но не все. - Дарквуд, отпив воды из стакана, досказал свою духовную мысль, уже вслух.
  
  - Мы можем пойти туда, конечно, но что мешает нам остаться? - спросила его девочка.
  
  - А что мешало мне остаться дома в день, когда Часовая башня Сейлама была взорвала? - донёсся в её голове голос Гэвина Дарквуда. Перед глазами замелькали обрывки газет, их заголовки, вся история стала понятна Роуз и без слов, так шло повествование Гэвина Дарквуда, анархиста, как его называли. Хотя он всегда боролся только против коррупции.
  
  - Турнир показывает духам своих врагов, стоит пройти трём дням. - голос Гэвина затих, но от фотографий с газет шли собственные фразы, исполненные в виде заголовков:
  "Мистер Вильям приехал в Сейлам."
  
  - Подаренные Мастером Вильямом часы идут без перебоев, как знак дружбы и мира в нашем чудесном городе! - без остановки тараторил молодой голос какого-то диктора. Хотя, в то время наверняка не было даже радио. Но Розу это не волновало. - Идут слухи, что эти часы стали своеобразным сердцем города, механическим!
  
  Далее следовали обрывки газет, немного подпалённых, видимо, их в спешке уничтожали.
  
  "Странные явления...", "Сейламцы чувствуют...", "... ритуалы", "Паника в...", "Случай у трактирщика Дорноу."
  
  Чем дальше шла история, тем темнее становились заголовки.
  
  "Возможна эпидемия!", "Остерегайтесь рыжих!", "Причина паники и болезней найдена!", "Открыто первое дело...", "Кэтрин Мил... Мила Дарквуд, Чемб... О"Шир", "Ведьмы в городе - правда или ложь из мэрии?"
  
  Под заголовками снова появились небольшие статьи, но говорил их уже другой голос. Девушка, читавшая это, явно была лучше подкована в выражениях, нежели предыдущий диктор:
  - Сегодня прямо в зале суда осудили семерых личностей, повинных в распространении болячек на спинах...
  
  Ей вторил другой голос, уже из следующих газетных заголовков:
  - Что, если это не все ведьмы? Куда...
  
  - Но вы не думаете, что блюстители порядка...
  
  - Среди каждого класса были свои представители!
  
  - Скрывают ли аристократы...?
  
  На мокрую от дождя землю упала большая, массивная газета.
  
  "Сейлам не ощущает паники уже полгода."
  "Пропали ли ведьмы? Поймали ли их всех?"
  "Власти - Решили проблему или скрыли?"
  "Сейлам снова чист?"
  
  - Сегодня, спустя год после ужасных событий, звон механических часов за мэрией больше не пугает народ...
  
  - Шахтёры требуют более хорошей оплаты труда!
  
  Примерно двадцать лет прошло за последующие пять выпусков. Ничего особенного, но вдруг, Роза снова увидела пепел в воздухе, газеты падали уже на уровне её глаз. Слышать новости призывательница от этого не перестала.
  
  - Что вы думаете о власти?
  
  - ...но если не считать их роскошной жизни...
  
  - Судья коррумпирован?
  
  - Кто и как живёт?
  
  - Почему обычные работяги умирают от усталости? Как это связано с экспериментами, финансируемыми из...
  
  - ...мэрия не будет отвечать на такие простые вопросы.
  
  - Я сам добился своего поста, я начинал обычным диктором...
  
  - ...шахтёры, когда я работал там...
  
  - Вы просто врёте!
  
  - ...я никогда не задавал лишних вопросов.
  
  - Судья пойман с поличным!
  
  - Блюстители порядка - личная армия мэра? Ответьте нам!
  
  - Советник мэра - это кто? Растущая дистанция между бедными, богатыми и представителями власти - тенденция или традиция?
  
  - ...мой лучший друг и я клянёмся, что мы только направляем Сейлам в нужное рус...
  
  - Мы идём ко дну! Власть разжирела!
  
  - Ведьмы живы? Вы говорите об этом спустя 30 лет? Но разве не ВЫ были первым, кто...
  
  - ...но если бы ведьмы остались...
  
  - Мы - власть, и кто если не мы?
  
  - Может ли быть так, что власть имущие предают нас?
  
  - Я - Кэролайн, главный редактор газеты Чистый Сейлам, ответственно заявляю, что меня пытались подкупить! Мэрия не против распространения информации о ведьмах, но о коррупции...
  
  - Второе пришествие ведьм? Дома подожжены!
  
  - Припадки в зале суда!
  
  - Мэрия баррикадируется и советует остальным сделать так же!
  
  Груда газет начала создавать вторую стопку и Роуз снова получила возможность лицезреть не самые приятные заголовки. С каждым последующим выпуском нарастала паника, власть и мэрия, что стали синонимами, только пряталась в главном здании и по своим богатым домам, а обычные люди в панике почти что не убивали друг друга, подозревая в тёмных ритуалах любого знакомого.
  
  "Ведьмы в Сейламе. Они ... здесь!"
  "Три наследницы Зла - Кэролайн Смаггли, Патриция ...ор и Р..а Д..к..д"
  
  Дальше газетные заголовки резко поменяли своё направление.
  
  "Мэрия спасает Сейлам от ведьм!"
  "Большое Судебное Дело от июня 1878, решение - виновны!"
  "Мэрия спасла город!"
  "Народ смеет сомневаться в пришествии ведьм!"
  
  - Сегодня, 16го ...бря, многие демонстранты... разогнаны... под стражу попали...
  "Зелёные дождевики - новый класс в Сейламе?"
  
  "Мэрия не является источником всех бед! Старая гвардия снова берётся за почти умершую газету!"
  
  "Накал страстей в Сейламе." И новые обгоревшие страницы:
  - Сын покойного часовщика Дарквуда, Гэвин Дарквуд..., ...также... Кёртиз Дарлоу... влиятельные среди простого народа предатели города... Главный вопрос - жива ли ведьма Патриция или сгорела в огне во время церковной службы? Движимые яростью... зелёные дождевики... Мэрия будет организовывать оборону от...
  
  Розу вытянуло из этих воспоминаний. Это не был пересказ, как поступили бы другие физические духи.
  
  - Это определённо была его внутренняя боль. Одна из причин, это уж точно. - тяжело дышала Роуз.
  
  - Что это было? - спросила она своего духа. - Там же нет финала!
  
  - Он был. - с досадой, болью, страданием и глубочайшей депрессией пробубнил Гэвин Дарквуд. - Башня взорвалась. - он отхлебнул из стакана.
  
  - Я виноват, часы стали сердцем. - ещё один глоток воды.
  
  - Люди страдали. - ещё глоток. Стакан стал полупустым для обоих людей в квартире.
  
  - А я умер раньше - во взрыве. - вода осталась лишь на дне.
  
  - Не покажу. - теперь это стало простым стеклом в руках физического духа, сжимающего зелёную тряпку в руках.
  
  - Возглавил, подставил, предал... - он с силой прохрипел дальше, чувствуя, как его морально аннигилирует быстрее, чем физически. - Сейлам.
  
  - Власть отняла у тебя и маму и любимую? - робко переспросила его Роза.
  Гэвин только кивнул.
  
  - Мы пошли против власти, пошли против их предательства, но я не подумал и взорвал чёртовы часы! А-а-а-а! - он закричал от боли, которая выплеснулась из него. В последний момент, чтобы не уйти в бессознательное состояние, Дарквуд перенаправил всю эту энергию в стакан и последний улетел, разбившись о стену. Но от открывшихся из ниоткуда ран потекла кровь прямо на новый серо-бордовый ковролин.
  
  Пара слёз. Вот что Роза смогла выдавить из Гэвина, не больше.
  
  - О...о...он правда... Чувствует... боль... такую сильную...? - в замешательстве подумала Роза.
  
  - А я... решила, что он пытается меня обыграть в... - На некоторое время ей стало стыдно, что она вообще посмела такое подумать, а Гэвин, пересилив себя, залатав мини-раны, закончил:
  
  - "Вечное Искупление". - он хмыкнул от резкого нажатия на свою спину невидимой силы. - Страдать бесконечно моей душе и только Турнир сможет спасти от этой ошибки... - он грохнулся на кровать.
  
  - Значит, мы должны победить. - тихо сказала Роза. Она не хотела собой рисковать, но в самом начале Гэвин что-то говорил о Турнире, что он всех выдаёт под конец какого-то дня... Все эти недосказанности... Они вынуждали её идти дальше, к финалу, как Гэвина заставили проходить Турнир, раз за разом, в слепой надежде на спокойную жизнь души после смерти.
  
  - Вот почему Турнир послал мне тебя. - неправильно поняла Роуз.
  
  ***
  
  Богиня Морей и Океанов смотрела своими прекрасными глазами, цвета беспечной поверхности океана, недоступной ультрамариновому свету ночной воды под безоблачной луной. Лазурные волосы, как солнце в пасмурный день, не изменили своего сияния и в темноте, ещё больше выделяясь на фоне остальной глади, там, внизу, где волны налетали на своих сородичей, подгоняемые сильным ветром. Деревья из последних сил держали листья рядом с собой, не позволяя забрать последние кусочки-листочки у самих себя.
  
  До холма отдельного мини-острова было метров 500. Сложно было сказать - кусты там дрожали от ветра или эти силуэты принадлежали другим участникам - помощь Турнира не имела воздействия, если как минимум 4 физических духа и их участников находились где-то у моря.
  
  - Может, нам стоит перейти туда? - подумал Жу Гуэй, посмотрев на отдалённый островок с кустами, без единого дерева на нём. - К западу от нас есть хороший перешеек. Да, там есть вода, но Ева позволит пройти и не замачивая ноги.
  
  Но призыватель тут же решил, что они никуда не пойдут, просто взглянув на духа. Она стояла, закрыв глаза, чувствуя каждой клеткой своего тела сильнейшие удары режущего ветра, в местах, где платье не прикрывало кожу, состоящую из магии не меньше, чем каждая отдельная ниточка самого мироздания Вселенной. Шторм бил по Еве, а та стояла и спокойно дышала, настраиваясь на одну волну с океаном.
  Последовал мощный выдох. И вода по всему океану снова стала гладкой. Ветер стих, перестав иметь значение для этого призывателя.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 13 - Богиня и Маг.
  
  Ковард Филлипс Лайфкрафт и Тэмуджин Форе неспешно огибали левую, западную скалу города Зетшобо. Они вышли, как только село солнце, ещё до того, как Вингрид Валлиан и Визаро столкнулись с девушками, до того, как Ева и Жу Гуэй спустились вниз и уж точно до открытия ошибки Гэвина Дарквуда.
  
  Промочив ноги на перешейке, Тим позволил себе задать вопрос своему физическому духу, который зрел на протяжении всего пути:
  - Какого чёрта мы пошли именно сюда, Ковард? Нельзя было остаться на скале, чтобы не мочить ноги? И почему ты такой печальный весь день?
  
  - Угуст Дерли не написал самого лучшего своего творения. А это означает только то, что я идеально скрыл свою самую страшную, ужасающую, невероятно нагнетающую тайну. - ответил ему Ковард Лайфкрафт. - Но это не так важно.
  
  - Был и другой рассказ Угуста Дерли? - заинтересованно повторил Форе.
  
  Он подошёл к молчащему Коварду и также заглянул за выступ скалы отдельно расположенного, от континента, островка. Кусты будто боялись ветра и облаков вдали.
  
  - Его не было. Ты сам мне честно сказал, что "Последняя Четвёрка" - финальная повесть этого автора, играющего на моих ошибках и творениях. Но он не знал о моём самом величайшем создании...
  
  - Ах, это море... Этот океан, скала... Даже вид похожий, не будь впереди этого города... - задумавшись, Лайфкрафт начал извлекать фразы из своего подсознания.
  
  - Так что нас ожидает в этом море? - переспросил его призыватель.
  
  - Моё самое сильное, ужасное, навевающее панику творение, Тим. То, о чём не знал никто кроме меня... - Ковард отвернулся к морю, в полной ненависти к самому себе.
  
  - Что?! - более восхищённо, нежели испуганно воскликнул Тим Форе. Луна только что вышла на всеобщее обозрение, доселе скрываясь за одиноким облачком. Кажется, оно просто растаяло.
  
  - Давным-давно, будучи простым человеком, я подался в Бездну оккультных наук, нашёл темнейшие заклинания и поражающие мозг ритуалы. Я расшифровал символы, которыми была напичкана одна из тёмных книг и это дало мне возможность творить всё что я захочу. Переехав в Прованс, подальше от людских глаз, я поселился в одном из только что построенных домов, прямо у тихого океана, разделяющего Акерику и Континент, привлёкшего меня своею неразговорчивостью даже в самые сильные бури.
  
  - Я терпел много неудач поначалу. - заметил Ковард, вновь повернувшись к Тэмуджину. - Пока не пришёл некто, посоветовавший вечером снова вернуться к отчаянным проектам. И они ожили! Все эти создания, о которых говорил Угуст Дерли в своих заметках - всё это существовало на самом деле! Но никто, кроме меня не знал о единственном творении, которому я подарил настоящую жизнь.
  
  Ковард повернулся обратно к воде и опасно наклонился вниз. Тим тоже попытался посмотреть, но из-за высоты и острых скалах снизу смог судорожно сглотнуть. Человек бы после таких махинаций точно бы свалился, как и сам Тим, если бы Ковард рукой не удержал его на земле, но какой-то животный страх удерживал Филлипса Лайфкрафта от падения вниз, в бездонную водную гладь, постепенно успокаивающуюся. Облака приближались с юга, гонимые безжалостным ветром, как бильярдный мяч, по которому только что со всей дури ударили кием.
  
  - Оно росло быстро, очень быстро... Я понимал, что надо с этим что-то делать. Прошлые полуживые образцы сразу отправлялись в море, деньги я продолжал получать за свои алхимические работы, но Оно всё это время росло. Я почти перестал выходить из дома, буквально заперевшись в нём. Недавно снятые доски, снова осели на окнах, словно пыль. Грязь везде, кроме моей лаборатории в подвале - это было обычным явлением для меня тогдашнего.
  
  - И я решился. - вздохнул Ковард. - Я понял, что Эта сила может погубить не только меня, но и весь мир, если не больше. Взяв этот Ужас, укутанный в моё старое одеяло, я выкинул его со скалы прямо в море, как и всех предыдущих. Я дал Ему жизнь и тут же отнял её, за какие-то жалкие две недели. Прошло не больше трёх дней, чем я понял, что жизнь потускнела. Я сжёг все свои книги... Кроме алхимической, о чём до сих пор жалею. В ней тоже остались страшные слова. Через три дня, каждый из которых я проводил у той злополучной скалы, я уснул и больше не проснулся в своём доме. - закончил Ковард Лайфкрафт свою историю.
  
  - И в чём весь ужас? - догадывался Тим Форе.
  
  - То место, где мы стоим - есть полная копия скалы из Прованса. Именно здесь я попытался убить Его...
  
  - Попытался?
  
  - Он остался жить и после моей смерти. Теперь Оно где-то под водой, дремлет, ожидая моего приказа, моего призыва, уничтожив всех прошлых обитателей этого подводного места. Оно ждёт меня, но не ради мести, Оно будет убивать во имя меня, это не ярость, это искажённая любовь...
  
  Оба человекоподобных персонажа замолчали, слушая, как ветер медленно стихает.
  
  - Тим? - прервал молчание Ковард Филлипс, вернувший своё прошлое состояние относительно спокойного физического духа. - Можно тебя попросить о чём-то?
  
  - А что я могу сделать? Кто я по сравнению с тобой? - теперь поникшим был сам призыватель.
  
  - Кое-что можешь. - заметил Лайфкрафт. - Дело в том, что Турнир может исполнить только одно желание и я прошу - дай мне шанс закончить то, что я не успел. Это Создание... Оно должно быть уничтожено! Силы Турнира достаточно, чтобы остановить эту, искажённую самим существованием, жизнь!
  
  - Моё... желание? - от волнения и неожиданного запроса Тим даже не понял, что приоткрыл рот. Ему не хватало воздуха.
  
  - Пойми, это важно не просто для меня, это спасает мир от потенциального уничтожения! Ты же понимаешь, как страшна тёмная магия! Ты единственный из призывателей, кто не заставлял меня ею пользоваться кроме самых опасных ситуаций! Ты выше всего этого! Ты - человек!
  
  Тим Форе молчал, обдумывая.
  
  - Нет. - вынес он вердикт. - Нет, ни за что...
  
  - Погоди, не говори так! - взмолился тёмный маг, полы его плаща двигались и без ветра, поднимаясь выше коленей духа. - Просто, твоё желание, оно слишком приземлённое... Его можно...
  
  - Оно важно для меня! - в ответе повысил голос Форе. - Я хочу стать богатым! Действительно хочу! Иначе бы Турнир не позволил бы мне призвать тебя!
  
  - Я понимаю это. - руками дух попросил призывателя успокоиться. - Но я могу дать в ответ тебе все мои знания о превращении железа в золото.
  
  - Ммм... - неуверенно замычал Тэмуджин.
  
  А потом взорвался вопросами:
  - А если я не смогу это повторить? Что, если эта магия уже не работает?
  
  - Если магия погибнет, алхимия останется. - ещё спокойнее ответил ему Ковард Лайфкрафт. - Они никогда не были связаны.
  
  - Вдруг, это ложь? - в отчаянии спросил Тим.
  
  - Ты не веришь мне? - поднял брови Лайфкрафт.
  
  - Верю. Конечно верю... - выдохнул Форе, опуская голову. - Но я просто не знаю...
  - Что ещё? - ответил ему Филлипс Лайфкрафт. - О, ладно, я готов. - его голос звучал сокрушённо. - Я знаю, что ты не будешь использовать ту книгу во зло. Я расскажу, где оставил свою книгу по тёмной алхимии.
  
  - М-м-м... - продолжал неумеренно мычать призыватель. - Я не знаю!
  
  - Что? - переспросил его Ковард.
  
  - Я понимаю, ты хочешь, как лучше, хочешь спасти мир, а я жажду богатства, золота, денег... Но... Не так... Я хочу их получить вот прям сразу, без всего. Ты можешь пожелать смерти своему ужасу в любом победном для себя Турнире, а я не факт, что даже доживу до этого момента!
  
  - Если я буду слишком часто пользоваться тёмной магией, то миру будет грозить опасность куда большая, чем просто моё величайшее Создание! - вскричал Ковард, поражённый забывчивостью своего когда-то вежливого приятеля и командира. - Я не смогу победить без неё! Базовая магия! Я и не помню, когда в последний раз пользовался ею в Турнирах! Ты - первый, кто не заставлял меня приносить Зло в этот мир! Пожалуйста, дай мне шанс спасти мир, не трать желания последующих Турниров и других участников! Пусть оно будет моим!
  
  - А я для тебя - не участник? - оскорбился Тим Форе. - Моё желание тебе не нужно? А ты ещё говорил про способ заработать. - он дотронулся до одного из своих рёбер. - Наша духовная связь может заставить тебя рассказать эту информацию.
  
  - Так вот как ты ценишь нашу дружбу? - понял Ковард Лайфкрафт.
  
  - Мы же уже перестали быть друзьями? - в ответ спросил его офисный клерк.
  
  - Нет, это могут решить только люди. Не дай богатству сломить тебя, покалечить, исковеркать и исказить! - попытался достучаться Филлипс Лайфкрафт.
  
  Тим Форе молча смотрел на Коварда. Они оба стояли у скалы, океан внизу спокойно отражал Луну, постепенно закрываемую прибежавшими облаками, а под водной гладью спало Оно.
  
  - Я не могу дать ответа. - наконец, снова отложил решение Форе. - Давай сначала победим в Турнире? Почему ты вообще так поздно сказал мне об этом?
  
  - Прости, я слишком долго сегодня думал о своём прошлом. - извинился физический дух, а потом добавил: "Это всё из-за того, что ты постоянно откладывал решения! Мы не можем откладывать их до победы!"
  
  - С другой стороны... - продолжил маг. - Именно это и сделало тебя моим другом.
  
  - Может ещё и обнимемся? - саркастически мрачно ответил Тим Форе, поджав губы в усмешке, затем ощутив на себе вес духа. Он, несмотря на всю противоречивость, оказался существенным.
  
  - А теперь, давай выиграем в этом Турнире! - улыбнулся Ковард.
  Издалека, отчётливо послышалась серия хлопков.
  
  ***
  
  - Аааах! - потянулся Фёдор Бермуда расправив плечи, затёкшие от сидения на месте.
  
  - Всё верно. - подумал он. - Луна взошла, скоро снова пойдёт на убыль, ночь, финальный бой или несколько. Я опять умру одним из первых, надо куда-то сплавить этот мозг на двух тоненьких палочках... И повеселиться перед очевидной и очередной гибелью.
  
  - Что делаешь, Бермуда? - несколько безэмоционально, с совсем крошечным ощущением интереса, спросил его взошедший на палубу Паскаль Майдетон.
  
  - Да там кто-то на берегу шляется. - ответил физический дух, закрутившись на месте. - Я уже и так, и этак! Оохх, такое чувство, что смерть меня состарила! - в костях известнейшего мореплавателя что-то хрустнуло.
  
  - Ты его запугал хрустом своих костей? - перфекционист-призыватель нервно засмеялся от избытка чувств в себе. Тревога и напряжение на время исчезли. - А, смотри-ка, правда, идут куда-то.
  
  Две тени, одна небольшая, вторая с прямой спиной, это можно было заметить даже с такого расстояния. Явно эти участники Турнира направлялись, судя по всему, к порту.
  
  - Не зря я предложил нам уплыть! - похвастался Паскаль. - А то сейчас бы эти напали. Явно сильнее прошлых.
  
  - Ты "предложил" ... - с явной досадой в голове, Фёдор акцентировал сильное внимание на последнем слове. Хотя, нельзя точно сказать - играл он типичного духа-раздолбая или же говорил всерьёз.
  
  Неожиданно один из силуэтов у порта быстро пошёл обратно, к берегу, а более низкий человечек последовал за ним, почти бегом.
  
  Корона на высоком загорелась, словно маяк.
  
  ***
  
  - Ты совсем не останавливаешься... меня... поражать! - натужно пытался подобрать подходящие слова, Вингрид, находящийся сейчас в трудно описываемом испуге. - К чему это вообще, мой Король?
  
  - Сияй интеллектом ярко, чтобы все могли найти тебя, когда наступит закат. - очередной цитатой ответил Настоящий Монарх.
  
  ***
  
  Фёдор Бермуда засобирался в свою каюту, но Майдетон быстрой подножкой опередил его. Физический дух заскакал на палубе.
  
  - Не упал! - воскликнул он, ни к кому не обращаясь, победив гравитацию.
  
  Теперь его слова были адресованы Паскалю:
  - Я собираюсь плыть к берегу.
  
  - Только без корабля. А без меня ты не поплывёшь в этот раз. С сегодняшнего дня мы идём вместе, а я буду ждать последнего врага здесь. - непоколебимо стоял призыватель.
  
  - Всё равно уплыву на лодке. - частично проигнорировал его Бермуда.
  
  - Я использую нашу духовную связь. - пригрозил Паскаль.
  
  - Ой, да кого ты напугаешь? - расслабленным голосом передразнил его Фёдор и тут же стал серьёзен, как в прошлый раз-другой:
  
  - А теперь запомни... - начал он, угрожая пальцем и указывая свободной правой рукой в сторону Луны, берега и Зетшобо поочерёдно. - Мы не разделяемся, но духи могут убить сначала тебя, а мне до победы над остальными далеко. Подумай сам, к чему приведёт наше обоюдное ослабление вторым надрезом духовной, Турнирной связи. Вот там, на песочке, сияет мой враг. А ты остаёшься на корабле, вне зоны досягаемости, очевидно, недальнобойного физического духа, ты меня понял?
  
  Паскаль ждал ещё слов.
  
  - Хорошо, просто посмотри вперёд! Вот тебе морской бой, видишь, на скалах стоят? Вот, смотри. А ты хотел уплыть ещё подальше в мо... - он кинул свою подзорную трубу в руки Майдетону, который чуть не выронил её на металлический пол корабля, но всё же удержал.
  
  Лицо Бермуды вмиг изменилось, когда он увидел КТО стоял на одной из скал.
  
  - Погоди-погоди... - зашептал он и отнял трубу у призывателя.
  
  Что-то быстро сообразив в уме, знаменитый мореплаватель при жизни стал с ускорением бежать в сторону лодки, качающейся на волнах, которые постепенно успокаивались.
  
  - Что происходит? - на сей раз быстро схватив летящую в воздухе трубу, Паскаль Майдетон не увидел ничего особенного - человек в старомодном костюме Акерики конца 18го века от изобретения Календаря со стороны острова и высокая девушка в белом платье по другую сторону.
  
  - Или же оно было бирюзовым? - в темноте перфекционист, уже стоящий прямо около Бермуды, только выше, не различал цвета так хорошо, как физические духи.
  
  - Я так тебе скажу... - повременил с ответом Фёдор. - Если увидишь, что та дамочка становится злой - уплывай. Я отдал тебе возможность ментально управлять кораблём. На море тебе всё ещё безопаснее, только теперь старайся держаться поближе к берегу, если что - быстро пытайся плыть на север, к Зантинене или же на юг, к Архипелагу Часов, понял? - он взъелся, не получив подтверждения. Оно и верно, в любой момент тот дух с берега мог придумать, как подплыть к кораблю.
  
  - Нельзя давать им передышки, неожиданность - всё, что у меня осталось! - напряжённо думал Бермуда, всё слабее скрывая это.
  
  - Отвечай!
  
  - Да понял я! Понял, но кто она?
  
  - Скажем так. - замялся Фёдор. - Возможно, я её помню, из-за того, что эта дамочка убила меня на одном из моих прошлых Турниров. Как-будто она стала частью моей истории.
  
  И мореплаватель отчалил, усиленно работая вёслами.
  
  Паскаль Майдетон начал следить за двумя разными участниками к Западу от себя, но что-то не сходилось. Что-то очень странное. В голове призывателя заиграла знакомая, надоедливая мелодия и он вспомнил разницу в текущем Бермуде.
  
  - Постой! - закричало в голове у физического духа, пока тот плыл быстрее, чем грёб, покуда команда на берегу больше общалась между собой и следила за городом, стоя спиной к Фёдору Бермуде. - У тебя всегда были те пышные усы?
  
  - Прекрасно. Ты начинаешь понимать стратегию. - смущённо и так же молча похвалил его Бермуда. - Это доски с моего корабля, как ты уже понял, Паскаль. - Ещё раз, запомни: Говори мне, если на тебя нападут и уплывай, только почуяв неладное. Стоит ей начать махать руками и надо бежать. У меня тогда не было ни шанса.
  
  А сам подумал: "В темноте их будет сложно отличить от усов. Ну, подумаешь, пышные усы, верно? Ох, надеюсь, надеюсь..."
  
  - Мы победим её на суше? - переспросил Майдетон.
  
  - Да. - последовал короткий ответ. Больше дух не отвечал на запросы участника, стоящего на корабле.
  
  Паскаль видел, как Фёдор Бермуда уже почти доплыл до берега.
  
  - А на суше сейчас опаснее, вот в чём твой план. - он соединил элементы мозаики и стал следить за боем Евы и Коварда, изредка следя за своим собственным духом. Они были такими разными, но в то же время... Такими одинаковыми.
  
  Но даже после всех этих событий, нечто ускользало от мыслительного процесса Паскаля Майдетона и он всё никак не мог сосредоточится.
  
  - Турнир... - всё, что звучало в голове этого участника всю эту ночь.
  
  ***
  
  - Ну, что там? - нетерпеливо спросила Элеонора.
  
  - Я не знаю, у меня нет возможности далеко смотреть. - стоя идеальной тенью за спиной призывательницы, Ульрих без эмоций отрапортовал наблюдения.
  
  - Чёрт, но ведь я вижу только ту... тварь, что пыталась меня убить! - разозлилась фон Хейтенбург, не произнося уже известного ей имени Богини.
  
  ***
  
  Тим Форе услышал звуки хлопков ладоней рук со стороны левой скалы.
  
  - Прекрасно, прекрасно, вы помирились? - донёсся до Коварда голос Евы.
  
  - Не надо делать вид, что меня не видно. - высокая фигура замахала руками в отрицании. - Вы пришли сражаться в Турнире? Раньше мы не встречались. Тем легче будет смерть.
  
  - Это ещё почему? - переспросил её Ковард. И да, он прекрасно видел Богиню Морей и Океанов в лунном свете, хоть пока и не понимал, кто она.
  
  - Потому что я так приказал! - послышался голос отрока рядом с духом.
  
  - Кроме очевидной связи её с некой плавностью в движениях и разговорах, у меня нет больше информации. - неутешительно заключил Филлипс Лайфкрафт по духовному каналу связи.
  
  - Негусто, полагаю, нас прижали? На этом островке? Мда... В этом и был твой план? - с ухмылкой спросил его Тим. Вслух, но тихо.
  
  Физический дух кивнул с широкой улыбкой, которая быстро поникла.
  
  - Это вынужденная мера. Я оправдываю её своей возможной победой. Всегда лучше нападать первым, а не убегать.
  
  - Ой, только не надо мне снова затирать про то озеро! - частично паясничал Форе.
  
  - Жду твоих указаний... Призыватель.
  
  - Подвинься. - уже вслух сказал офисный работник, подвинув со скалы своего духа. Хотя, вряд ли его услышала даже Ева.
  
  Но затем он обратился к команде Жу Гуэя, крича, чтобы его можно было услышать, пусть и в ветреную погоду, которая быстро становилась таковой. Луну за это время успели закрыть пришедшие облака.
  
  - Как Призыватель, вы совершили большую ошибку, решив остаться около океана, мой уважаемый соперник! - крикнул он наследнику пода Гуэй, который немного запутался в своих же белых рукавах - Ева смогла отстирать его любимый и единственный свитер прямо перед боем. - И сейчас вы поймёте, почему!
  
  Тим Форе еле-еле сдерживал смех от того, какую силу он сейчас выпустит. Его начало эмоционально штормить, также, как и Паскаля на корабле Бермуды в тот же самый момент. Особенно забавным приходился факт о Коварде, как долго маг избегал такой возможности.
  
  А ещё...
  
  - Я так долго жаждал возможности сказать подобную фразу, пропитанную эпичностью! Поучаствовать в Турнире, как настоящий герой! Я не простой человек, все мои коллеги об этом узнают, да... Да!
  
  - Давай, как в финале любой твоей истории. Только теперь, Угуст Дерли, главный антагонист победит! - подумал призыватель Лайфкрафта.
  
  - Мой Маг! - около обоих мужчин, из ниоткуда, возникли внезапные порывы стихшего было ветра, эффектно поднимающие полы плаща Коварда. - Заклинанием Духовной Связи, я приказываю против твоей сокровенной воли, получить дополнительную силу, а затем раскрыть своё истинное имя и использовать свою темнейшую Суть!
  
  Ковард затрясся, пока ветер, кружащийся последние секунды вокруг духа и призывателя, резко не улетел куда-то в сторону самой неполной Луны. Облака начали невероятное движение.
  
  - Неописуемое простым человеческим языком, несведущим о морских тайнах, скрытых под пучиной невесомой истины, что навечно будет закрыта от невежественных глаз! - мысль тянулась, не заканчиваясь, а физических дух трансформировался на фоне того, как Луна снова засияла, будучи центром гигантской спирали, сотканной из облаков, под силой вихря Духовной Связи, от которой Тэмуджин не почувствовал ничего.
  
  - Как он и говорил - нечто космическое. - Тим поднял свои руки и смотрел на них, но пальцы оставались неизменными.
  
  - Ааааах! - физический дух призывателя Форе оторвался от земли и медленно полетел к Луне. Когда его тело остановилось почти под ярким светом Луны, закрытым набежавшими облаками, находясь в сумраке, Жу Гуэй, увидевший тёмного мага, упал на сырую траву, пребывая в ужасе, кошмаре от облика последнего.
  
  Это больше был не Ковард. От прошлого духа осталась лишь голова. Все остальные члены тела из старомодного костюма покрывались космической дымкой. Саму связь липких и отвратительных сплетений того, что находилось под одеждой, он скрыл от чужого взора. Но наружу выбивались лишь склизкие, непонятные образцы - там была не только Последняя Четвёрка, но и самые первые эксперименты, прогнившие несколько сотен лет со времени погружения на дно морское.
  
  - ... Ме... Меня... Зо... Вут... - донеслось рычание, словно глотка этого монстра сейчас была заполнена слизью, из которой и состояла. - Ковард Филлипс Лайфкрафт!
  Было выждано мгновение. Его важность заключалась лишь в одном - в атмосфере того потока страха, который должен был наступить.
  
  - АРМИЯ ГЛУБИН! - и океан затрясся.
  
  ***
  
  Неожиданно, в пространстве позади Тэмуджина, появилось простое окно. Распахнувшись, из него выглянули две головы.
  
  - О чёрт... - на увиденное произнесла девушка.
  
  - Нет, у них тут ещё хуже. - заметил её спутник и закрыл окно, затем исчезнувшее также, как и появилось - незамеченным.
  
  ***
  
  - Я создавал их, я убивал их, они были живы, теперь они мертвы. - один глаз вылез из орбиты, другой уехал внутрь тела и вскоре вернулся на законное место. Но на Еву это не произвело такого впечатления, как то, что последовало за толчками в самом море.
  
  Один из другим, части бесчисленных экспериментов восставали, держа в руках всё - от камней до древних орудий. Это была не просто армия. Утонувшая цивилизация - вот правильное слово тем страданием, которые они шли приносить. Кто мечом, а кто с флагом восставали всё больше и больше. Земноводные твари, вместо головы имевшие всё, что угодно, но не череп живых существ, ведомые рыбьеголовыми предводителями, где каждая частична этой жути подчинялась Коварду и только Лайфкрафту.
  
  Уже показались их ноги. Ковард висел неподвижно в воздухе, изо всех сил контролируя всю армию разом, дабы она не причиняла такого же разрушения, какое когда-то смогла сделать армия одного из генералов Трудового Союза, побеждённого Ульрихом Благоприносящим.
  
  От обеих событий шла особая сюжетная нить, ведущая к одному источнику силы, но никто об этом и не потрудился узнать.
  
  ***
  
  Где-то на палубу корабля грохнулся Паскаль Майдетон, понимая, что Ева ещё не начала махать руками, но уже пора было валить.
  
  От Бермуды не было вестей.
  
  - Он точно занят. - подумал призыватель Фёдора, не отводя бинокль от начала сражения Евы и Лайфкрафта с самого применения Сути Ковардом.
  
  - Надо записать. - в напоминание для себя прошептал он и достал блокнот, записывая всё, что успел узнать. С кем-то из этих двоих им предстояло в будущем сразиться и любой бы мог понять, что сила мореплавателя в таком случае будет на суше.
  
  ***
  
  - Спасибо, что дал дополнительную силу от связи. Иначе бы я не смог их контролировать. - мысленно прохрипел-промычал Ковард Лайфкрафт.
  
  До Тима Форе это сообщение дошло с явными искривлениями и он не мог понять - то ли это было результатом ослабления связи, то ли той самой, незаметной вещью в момент, когда его физический дух впервые объявился после дополнительного ритуала призыва или же сейчас в Коварде была лишь часть самого мага и когда-то учёного.
  
  - Ты... Ты испортил океан ЭТИМ! - совсем не такой реакции ожидала команда Тэмуджина от Евы. - ДА КАК ТЫ ПОСМЕЛ?
  
  С такой громкостью, что даже, закрывший уши, сидевший рядом Жу Гуэй чуть не оглох, Богиня Морей и Океанов могла бы произносить свою Суть хоть вечность и её влияние на ситуацию не ослабло бы, но это было лишь начало...
  
  - Я покажу вам, человеческие идиоты, почему не стоит отравлять вечный океан! - закричала Ева. - Я - Ева и я - БОГИНЯ ОКЕАНОВ!
  
  Гримаса ярости скрыла настоящую Богиню внутри. Сейчас она стала не просто физическим духом, но тенью самого Океана, всей воды, что была на планете в данный момент и страдала от этого уродства и хамства какого-то мелкого человечества, посмевшего возомнить себя лидерами божественной цепочки самой Вселенной!
  
  Жу Гуэй, испытывающий в тот же момент такую же запредельную ненависть к людям и всем скотам в мире, кроме Евы, которая буквально спасла его тогда, в приюте, синхронизировался со своей Богиней в этом ритме злости, злобы, бешенстве, остервенении и исступлении, от неистовства теряя ощущение времени так же, как и духи, во время боя. Он смог стать единым со своим духом, чего не получалось сделать весь предыдущий Турнир.
  
  ***
  
  - Бермуда, приём! - закричал Паскаль по внутреннему каналу связи. - Она даже не махала руками, она просто подошла к краю скалы, а позади меня уже гигантское цунами! Ускорь корабль, быстрее!
  
  И Майдетон, преследуемый цунами, появившемся позади него, которое постепенно ускорялось, снова начал отдаляться от этой волны, что разрезала бы кого-угодно, хоть человека, хоть самого бога.
  
  - Спасибо тебе, Фёдор. - призыватель искренне ответил на молчание своего физического духа. - Теперь осталось только повернуть и мы сможем обойти эту волну, а зат...
  
  Цунами выросло ещё сильнее.
  
  - Как? Почему? - закричал человек на борту, поднимаясь вместе с кораблём, что уже кренило набок.
  
  К идущей волне, прямо из самого океана, добавилась ещё одна.
  
  И пока Паскаль Майдетон пытался удержаться на переворачивающимся судне, Ковард и два других призывателя не замечали ничего. Но наступило последнее, третье усиление.
  
  ***
  
  Ульрих Благоприносящий почувствовал, как его уже восьмиметровая шпага теряет очередной метр от осознания силы своих соперников.
  
  - Не переживай, Ульрих. - подумал рыцарь Францинии о себе. - Мы справимся, так ведь? Пожалуйста... - он сглотнул особенно большой комок, пришедший к горлу.
  
  ***
  
  Дыра в образовавшемся цунами от корабля Бермуды, закрылась с финальным усилением. И вот тогда эту океанскую месть увидели все участники и зрители боя Евы и Коварда.
  
  Чудом успев подлететь повыше, мага не задело ударной волной, разбившейся о скалу, где сидел Жу Гуэй, аккуратно наблюдая за боем и как его физический дух начала размахивать руками, создавая бурлящую воду под вражеским персонажем. Вода от разделившегося на две части цунами, гонимого невероятным давлением, закрыла синей пеленой большую часть окружающего мира для наследника древнего рода Гуэй. Множество брызг окропили его лицо, намочив любимый свитер.
  
  - Ковард! - Тим закричал со своего края, смотря, как Лайфкрафт кувыркается в воздухе, пытаясь вернуть правильное положение в пространстве.
  
  - Со мной всё в порядке. Пока что... - заметил и успокоил тот. - В этой форме я только могу летать, быстро увернуться от следующей атаки у меня не получится.
  
  - Кажется, моя Суть сильнее твоей. - сверкая лазурными глазами Богиня Морей и Океанов сказала это в полном спокойствии, а после встала на самый край левой скалы Зетшобо и вновь взорвалась божественной яростью. Пассы руками не прекращались. Они уже были воздеты над головой Евы, готовясь призвать новую волну.
  
  Ковард Филлипс, как никогда ранее, почувствовал себя одиноким перед водной стихией, грозящейся уничтожить его в одночасье.
  
  - Ковард! - донеслось по каналу связи. С обоих сторон он стал чище после смерти неведомой армии.
  
  - У меня... Есть пара трюков и один козырь, но... - замялся он, пока Богиня Морей уже кричала: "ТЫ ОСКВЕРНИЛ ВОДУ ТРУПАМИ!"
  
  - Что "но"?! Она убьёт тебя! Используй свой козырь, если он остался! - в ответ Форе выдыхался от напряжения своих же голосовых связок.
  
  - Ты не понимаешь! Я не смогу контролировать эту Суть! - сорвался Филлипс. - Она будет неудержимой!
  
  - У тебя две Сути? - не понял Тэмуджин. - Кажется, она может быть только одна... - начал раздумывать призыватель.
  
  - Неважно! Используй их! - затряс головой Форе.
  
  - Если я использую эту Суть, то это убьёт мир, только если мы не победим прямо в этом Турнире! - от безумия он почти сошёл с ума. - Я не могу рисковать миром, спасая тебя, Тим!
  
  - Но Ева тоже не заботится о течениях океана, защищая своего призывателя! - прокричал Тим, уже по духовному каналу связи.
  
  - И сейчас она станет для тебя могилой! - словно в подтверждение этих слов, Богиня Океанов почти завершила свою тираду. Вода прямо под Ковардом была готова поймать и заточить малоподвижного мага в тюрьму.
  
  - И что мне делать? - время остановилось для Коварда Филлипса Лайфкрафта. - Спасти единственного друга за всё время после моей смерти и обречь мир на почти возможное вымирание? Или же...
  
  - Она сама уничтожит мир, только мы знаем, что пожелать! - по ментальному каналу связи донёсся отдалённый голос его призывателя, обычного офисного клерка, который просто захотел разбогатеть.
  
  - Сожалею, что тебе приходится делать такой выбор... - пролетели, словно звуки, слова, принадлежавшие какой-то тёмной сущности, осколку, сохранившемуся в теле Коварда даже после его смерти.
  
  И Ковард Лайфкрафт решил.
  
  - МОЁ ФИНАЛЬНОЕ СОЗДАНИЕ! - буквально зарычал он, в ненависти на себя, оправдываясь только спасением мира сразу же после этого, сохранением жизни Тиму и, наконец, своим временным продлением существования до конца Турнира. Филлипс был не в силах произнести изначальное название Сути.
  
  - Я был вынужден... Мне... Мне так жаль, мир. - сказал Ковард со всей болью человечества в одном его голосе.
  
  Теперь вода бурлила не от ярости Евы, а от совсем другого чувства, принадлежавшего кому-то ещё, кроме двух мощных духов, сражающихся между собой, простой водой и темнейшей из магических наук, летающих и разбрасывающихся выстрелами, словно в зачарованном танце на балу койзера Мёрка.
  
  - Моя Суть всегда остаётся в физическом мире, как и любая тьма, страх, зло, она может пробраться сквозь пелену магии. - донеслись до Тима Форе мысли его друга, безэмоциональные, фаталистичные. - Видимо, поэтому Турнир дал мне две силы за раз. Я могу их потерять навсегда, но их освобождение - это уже ошибка. И я её допустил.
  
  Голос его уже не звучал напряжённо, ни капельки. Оно и верно - Ковард Филлипс мог даже не пытаться контролировать эту мощь и сейчас он использовал Суть, словно её не существовало для него.
  
  Оно поднималось.
  
  - Не говори его имя... Не говори его имя... Не говори его имя... - всё, что доходило сейчас по ментальному каналу связи Тима Форе.
  
  Руки, ноги, части тел - нельзя было понять, что это такое. Где находились концы его членов, из чего они состояли... Самым банальным из всего этого оказались простые щупальца или же тентакли, некоторые вместо присосок осьминога двигали руками и плавниками, словно пришитыми неведомым, сумасшедшим мастером.
  Когда из пучин показался первый глаз, парализующий непропорциональным кроваво-красным зрачком, как у старых камер слежения в забытых человечеством местах, Тим Форе отвернулся, не в силах смотреть туда. В сознании его оставляло только две вещи - боковое зрение, пока сами глаза следили за Евой, начавшей махать руками, и безудержный смех Коварда, вперемешку с плачем, смотрящего за тем безумием, что происходило сейчас.
  
  Издав бурлящий рык из своей гортани, Ева резко подняла руки и острейшая завеса воды отрезала первую часть тела от этого кома, состоящего только из конечностей с глазами в центре, так, по крайней мере, казалось Тиму, который уже ничего не соображал, не мог, разве что только надеяться на победу своего физического духа.
  
  - В какой же ты ярости, Ева, что даже не замечаешь, как эта грязь падает обратно в твоей океан? - подумал всё ещё сидящий на сырой земле, Жу Гуэй.
  
  Глаза его духа светились всё сильнее и всё злее. Её дыхание потихоньку сбивалось, но творение Лайфкрафта слабело, пока...
  
  Оно не стало создавать новые детали себя, поднимая их из самой воды.
  
  - И долго оно так сможет? - краем глаза, заметивший это, Тэмуджин спросил Коварда Филлипса.
  
  - Ева убила мою прошлую Суть. Вся эта армия теперь станет частью Его. - последовал тихий ответ и голос, проникший глубоко в душу клерка.
  
  Большая нога замахнулась на стоящую на краю Богиню Морей. Владычица Океанов быстрым движением создала водный шар, охвативший самый конец этой "детали". С усилием, Ева толкнула ногу обратно в чудовище, всё ещё восстающее, шаг за шагом, со дна мироздания.
  
  Ковард приближался ближе и ближе.
  
  - Я не могу так! - запаниковал Тим, уверенный в том, что всё пропустит. - Надо найти другое место. Он спрыгнул и побежал обратно, к перешейку, пока оба духа были отвлечены, а призыватель Евы сидел в шоке, следя за этой баталией.
  
  - Если это получилось в первый раз, то я смогу и во второй. - напряглась Ева, медленно опуская руки. Тварь занесла новые щупальца для атаки, но Ковард, ещё до своего неуправляемого создания увидел, как вода вокруг Него словно вдавилась вглубь от неестественной гравитации.
  
  - Я... БОГИНЯ... ОКЕАНОВ! - закричала Ева, чтобы хоть как-то убрать груз той мощи, что давил на неё неустанно и с силой, буквально разрывающей ей руки изнутри от такого давления, что глаза выталкивались наружу.
  
  Пальцы тряслись, но сами кисти поднимались, дециметр за дециметром, сантиметр за сантиметром, усилие за усилием.
  
  Оно поднялось, полностью окружённое в сферу, целиком состоящую из воды на своей поверхности. Одно из щупалец смогло вырваться сквозь эту клетку, всё из-за давления, с которым Богиня Морей начала сжимать этот шар, но из оставшегося океана поднялись несколько столбов воды, начавшихся крутиться по спирали и искривляющихся под желанием Евы, что всё ещё держала в сжимающемся шаре создание Коварда. Последний только наблюдал за действиями вражеского духа, не в силах что-либо изменить, зависнув ещё ближе к Богине чем раньше.
  
  - Оно же непобедимо... Но, если Оно умрёт, я буду только "за". - наконец, сквозь это бормотание, когда они с Ковардом Филлипсом не перекликались по духовному каналу связи, Форе смог расслышать его новую фразу.
  
  Как будто, в доказательство слов Лайфкрафта, из клетки, почти убившей чудовище, вырвалось одно из щупалец, которое сначала попыталось пробить Еву насквозь, но та резко закрылась новой защитной пластиной из океанской воды.
  
  Но эта конечность и не думала останавливаться. Сама извернувшись, она попыталась оторваться от тела и улететь в сторону островка, на который, уже снизу, смотрел Тим Форе.
  
  Ева преградила путь и туда, постепенно окружая беглую часть.
  
  Но всё это оказалось обманом.
  
  Чудовище резко мотнуло свободный тентакль вправо и оно, на громадной скорости врезалось своим кусочком прямо в Богиню Морей. Та, не успев защититься, полетела в почти бессознательном состоянии куда-то в сторону берега Зетшобо.
  
  - Да! - обрадовался Тим Форе, сжав правую руку в локте, словно пританцовывая, выдохнув скопившееся напряжение.
  
  - Ева-а-а-а-а-а-а! - не обращая внимания на боль, саднящую горло от такого сильного крика, Жу Гуэй от страха, непонимания, дыша тяжелее чем Ева до попадания, вскочил и протянул руку в сторону улетающей Богини Морей и Океанов, как будто он мог бы её поймать, улетевшую высоко в воздух.
  
  Чудовище не останавливалось и видимо только приходило в себя, упав обратно в воду. Клетка была разрушена.
  
  - Тим, а теперь... Ты начнёшь понимать... - прозвучал голос Коварда, застывшего в воздухе, недалеко от скалы, откуда улетела Ева. Его щупальца, частично замещающие руки в эту убывающую Луну, будучи закрытыми облаками, страшно подрагивали и подёргивались, искривляясь в сумраке.
  
  - Погоди. Я не понимаю. - Тим потихоньку начал взбираться на левую скалу около Зетшобо, по пути общаясь со своим духом.
  
  - Я говорил, что не могу Это контролировать. - снова сообщил Ковард Лайфкрафт.
  
  - И что?
  
  - Оно уничтожит Зетшобо после Турнира. Я не думаю, что кто-то, кроме Евы будет способен причинить хоть какой-то вред Этому.
  
  - Так ты придумал всё это, чтобы точно загадать своё желание! - вскричал Тим, обиженный таким поворотом событий.
  
  - Ты сам мне приказал так сделать! Это ни в коем случае не было моей мечтой и решением! - в ответ разозлился Филлипс Лайфкрафт. - Я бы никогда...!
  
  И только сейчас дух обратил внимание, что его последнее создание уже занесло то злополучное щупальце для новой атаки. Новой целью стал дрожащий, от потери единственного опекуна в этом холодном и жестоком мире, Жу Гуэй.
  
  - Нет! - крикнул Ковард Филлипс Лайфкрафт, пытаясь самостоятельно остановить пронзающую часть, уже приступившую к своему разгону. Ничто не могло контролировать Эту тварь. - Этого я уже допустить не могу! К чёрту город, но людей... Я убивать... Не... Поз... во... ЛЮ!
  
  Но и сам тентакль, само желание Его уже не могло остановить эту атаку, перенаправить его, над физикой Оно не властвовало.
  
  Конечность монстра пробила тело Лайфкрафта насквозь, но тот, нижними щупальцами и частично, проявившимися в них ногами, упёрся в ледяную для босых пяток землю. Умирая, он пытался вдохнуть воздух, но своё решение он исполнил - этот тентакль остановилось в метре от лица Жу Гуэя, упавшего и закрывающегося рукой, в слабой надежде на защиту.
  
  - Так вот каков мой финал? - слабо спросил Ковард Лайфкрафт уже немного поглаживая щупальце, почти лежа на нём, обессиленно посмеиваясь. - Это ведь... Честно, не так ли... Катулу?
  
  Он дал себе время получить ещё немного воздуха.
  
  - Я убил тебя, а ты - меня, ха... Это... Это...
  
  Он не сказал то, о чём подумал, уже забыв.
  
  - Спокойной ночи, моё создание. - выдохнул тёмный маг и полностью упал на тентакль, перестав его сдерживать проявляющимися руками.
  
  Тим Форе понял, что его физический дух умер, когда в воздухе, прямо перед Жу Гуэем, где умер Ковард, выпала его сумка с книгами Угуста Дерли. Часть из них вывалилась на свежий воздух, вместе с пылью.
  
  - Не время для этого. - Тэмуджин аккуратно подошёл ближе к трясущемуся наследнику рода Гуэй, всё ещё защищающемуся от уже прошедшей атаки, и посмотрел на то, как чудовище медленно убирает своё щупальце, которое затем, со всплеском вдалеке, просто упало в воду. Форе успел краем глаза заметить, пока поднимался, что маг слился с воздухом, распылившись в нём, как и все физические духи, когда они умирают. Тим подобрал и повесил на плечо сумку с выпавшими оттуда книгами-рассказами, ни в какое сравнение не идущими с самой главной тайной Коварда Лайфкрафта.
  
  Сейчас только одна вещь имела значение - нарастающая боль самого чудовища.
  Вода вновь забурлила, но Оно жило и без постоянной подпитки магии Ковардом Филлипсом Лайфкрафтом.
  
  Оглушительный рык затряс землю под ногами Тима и он чуть не упал, как и Жу Гуэй, всё ещё лежавший рядом.
  
  Тим Форе посмотрел на самое жуткое создание Коварда. Это было ошибкой. Оглушающий рык сковал его на месте. Тварь, вновь держащаяся на плаву, достала все свои отвратительные части и с мощью колотило по воздуху, пытаясь вернуть незримого Коварда, пытаясь убить невидимую Этим Еву. Офисный клерк только и мог смотреть, запрокинув голову назад, трясясь от ужаса, дёргаясь из-за шальных нервов и ждать, когда его настигнет случайный удар.
  
  Но он смог избавиться от охватившего его паралича, вспомнив всё, что с ним произошло за последние три дня, вспомнив Коварда... и его смерть.
  
  - Быстрее, бежим! - он попытался взять в охапку Жу Гуэя, но тот изо всех сил сопротивлялся и даже вскрикнул, прижав руки к груди, после чего всё же дал хоть как-то себя передвинуть, заметно ослабев.
  
  Одна из ног, покрытая чешуёй ударила ровно по тому месту, где стоял Тим Форе когда-то - прямо по скале отдалённого островка, снеся скалу в океан.
  
  Ещё около десяти конечностей разом направились к текущему месторасположению офисного клерка, оставшегося без возможности победить.
  
  Последовал ещё один удар по земле. Но Тим и Жу уже успели оттуда отойти. Выглянув из-за скалы, Форе увидел продолжения картины - чудовище в истерике било по воде всем, чем могло достать. Оно даже не двигалось к суше, лишь билось в исступлении перед собственной смертью - Это убило Коварда и потеряло магическую подпитку, а теперь закончилась и сама магия, и вновь Ему придётся уснуть до того момента, пока не объявится Ковард и не сойдутся звёзды так, чтобы Его вновь разбудили.
  
  - Пойдём-пойдём... - поддерживая чужого призывателя, Тэмуджин повёл наследника рода Гуэй, сироту.
  
  ***
  
  Еву отбросило гигантским щупальцем. Уже тогда сознание временно покинуло её - даже у Богинь и Богов нет такого сопротивления физическим ранам, особенно на Турнире, где умереть может любой физический дух.
  
  - Песок. - дышала она, выдыхая. - Вода близко, впереди, надо доползти... В океане я смогу прийти в себя. Фух... Ух... - Сознание и силы медленно покидали её.
  
  Покашливая, Богиня Морей и Океанов приоткрыла один глаз. Тёплая кровь точно выходила из её тела снизу. Такое Турнир не успеет залечить, да и духи должны умирать на Турнире.
  
  - Но не я. - решительно прошептала Богиня. Сама себе. Волны уносили с собой песок в нескольких метрах. Ползком, она преодолевала шаг за шагом.
  
  Он показался ей впереди. Боль от раны на животе почти не чувствовалась.
  
  - И почему кровью нельзя управлять? - подумала Ева. - Турнир ослабляет сильных, усиляет слабых, но разница всё равно есть... Я смогу залечиться, в воде я действительно бессмертна...
  
  ***
  
  Элеонора фон Хейтенбург через силу сделала следующий шаг по песку, завязнув в очередной яме. Остановившись, она засунула руки в карманы.
  
  - Соблюдай правила, Элеонора. - "леди" напомнила себе собственные установки. - Как бы ты не хотела наступить на её спину ногой, это может быть опасно.
  
  - Убей её. - скомандовала она Ульриху, чьё лицо исказилось в ужасе и непонимании.
  
  - Я... Я не могу! - хватая ртом воздух, заявил благородный рыцарь.
  
  По выражению недоумения на лице Элеоноры отображались явные ноты гнева - на это намекала пульсирующая жилка около лба.
  
  - Я не могу... - начал оправдываться Ульрих. - Она хоть и наш враг, но она ранена...
  Широко раздутые ноздри быстро гоняли воздух около призывательницы. Внутри послышалось начало рыка.
  
  - Она лежит на спине! - запротестовал рыцарь Францинии.
  
  Нога Элеоноры опустилась на спину Евы, медленно ползущей к воде. Она издала вздох и рука, тянущаяся к океану, безвольно упала на багровый песок.
  
  Физический дух Элеоноры фон Хейтенбург вскрикнул, дёрнувшись, сжавшись.
  
  Следующим действием призывательница со всей дури пнула Богиню Морей и только затем, всё той же стопой, перевернула на спину.
  
  - Ты только посмотри! - саркастически издала Элеонора. - Это был не просто удар по животу, гадина, кажись, смогла защитить только хребет. Наверняка сраная вода, не иначе.
  
  - Теперь будешь её добивать? - она гневно задала вопрос своему физическому духу, который не хотел бить раненых в спину.
  
  Тот думал, как ответить, но видя страдания ещё находящейся в сознании Евы, не стал испытывать терпение своей призывательницы и лишь уточнил последнюю вещь:
  - Она же дама...
  
  - Мне. Плевать. - фон Хейтенбург с чёткой расстановкой ответила и сплюнула на песок.
  
  Ульрих был вынужден подойти поближе к другому духу.
  
  - Я не буду бить. Я не буду бить. - как мантру читал он себе. Молча, опасаясь того, что Элеонора поймёт всё по губам.
  
  Благоприносящий рыцарь из более не существующей Францинии создал свой, уже шестиметровый эсток.
  
  - Я не стану этого делать. - сказал он себе.
  
  - Злоба! - клинок появился в руках Ульриха.
  
  В прибрежной тишине для этой команды, на фоне умирающего чудовища Коварда Лайфкрафта, раздался мощнейший крик отчаянья, созданный горечью поражения.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 14 - Груда сокровищ.
  
  - Вперёд! К сражению! - не на шутку разошёлся Фёдор Бермуда. - Зря я использовал эти усы, сделанные из моего корабля, но что поделать - лодку они заметят, а у меня на суше, вне корабля лишь один козырь - внезапность и Морской Пёс. Умру красиво!
  
  - Пора. - прошептал он своей лодке и та исчезла, опуская знаменитого мореплавателя в глубь холодной воды, недалеко от берега.
  
  Только глаза Бермуды выглядывали из воды. Визаро и Вингрид смотрели в другую сторону.
  
  Фёдор погрузился дальше в тёмно-синюю толщу океана. Под его ногами возникла доска, оставшаяся от лодки. Тут физического духа резко подвинуло в пространстве, буквально телепортировало на такую же доску, но в двадцати метрах ближе к берегу. Он повторил подобную манипуляцию ещё пару раз и вот уже его торс не скрыт водой, хоть Бермуда и стоит, уперевшись сапогами о морское дно.
  
  - Ну, поехали. - ухмыльнулся он и деревянный слой усов, моментально высох.
  
  - МОРСКОЙ ПЁС НА СТРАЖЕ СОКРОВИЩ! - гигантский двуручный топор, так и не испробовавший крови Сергея Гирова, недавно воздетый к небу, уже летел в сторону Визаро.
  
  Первый Король Сумасбродских Островов, не заставший борьбу за власть между потомками своего правнука, отреагировал неожиданно даже для невероятной скорости мореплавателя, использовавшего свою Суть.
  
  - Сто-о-ой ты-ы-ы, падла! - еле-еле сам Бермуда остановил атаку и своё тело, иначе наткнулся бы на...
  
  - Правда пронзает сильнее тысячи лжи. - процитировал себя Истинный Правитель Королевства Визаро.
  
  - А это вообще правильное построение предложения? Нет, ты понимаешь... "тысячи лжи" ... Не звучит, как что-то правильное! - заметил Фёдор, переставая постоянно болтать и начав только справедливо подмечать некоторые изъяны речи своего соперника.
  
  - Ой, осторожнее! - воскликнул он, уворачиваясь от Уверенности.
  
  - У кого-то острый язык, но не топор, да, Фёдор Бермуда? - сострил Вингрид Валлиан.
  
  - Спасибо, что сообщил, что твой дух тратит часть своих сил на своевременную передачу информации! - улыбнулся мореплаватель, атакуя топором. Но даже для Короля, облачённого в бронзовую броню, под которой находился ещё один слой защиты, оружие Бермуды было слишком медлительным.
  
  - А ты хорошо соображаешь. - на этот раз студент-маг подумал об этом, но не сказал вслух.
  
  - Мне же будет проще! - воскликнул известный исследователь островов и в этот момент один из мечей Визаро отсёк стальную часть топора, оставив духа с простой палкой.
  
  - Это было проще простого. - тавтологично сказанул Валлиан, случайно прокартавив.
  
  - Не так быстро. - загадочно ухмыльнулся Бермуда, отступая на несколько шагов назад. Корона Визаро засветилась сильнее.
  
  - Э-э-э, нет, друг мой. Чтобы ослепить меня, придётся включить лампочку помощнее. - Фёдор ехидно спровоцировал или попытался это проделать со своим духом-соперником.
  
  - Нельзя победить, сражаясь в темноте своих страхов. - Визаро пошёл в атаку.
  
  - Второе оружие, не ожидал, да?! - выкрикнул известный мореплаватель, сам полностью отдаваясь собственным порывам к действию. Новое орудие убийства, рапира, богато украшенная рубинами и отражающая свет короны Визаро чрезмерной позолотой на эфесе.
  
  Первый Король отскочил так же резко, как и начал свой победный рывок. Теперь оба физических духа кружили в своеобразном танце под неполной Луной, показавшейся из-за облаков, а Правитель, облачённый в тяжёлую броню, очень медленно, будто думая над каждым последующим шагом, неохотно переставлял ноги, оставаясь на одной и той же дистанции с Бермудой.
  
  Уверенность взмыла и грозным карающим мечом, чем и была, упала вниз.
  
  Фёдор лишь сделал шаг назад, но вовремя спохватился и вытянул правую руку, держащую рапиру, дальше вперёд.
  
  Клинок выпал из рук физического духа, но из рапиры вылетела точно такая же копия древнего оружия.
  
  - А у тебя твёрдый доспех. - заметил мореплаватель небольшую царапину на бронзе. - Ничего, я его пробью! - улыбаясь, он словно пропел последние строчки, протянув "ю".
  
  - Рази беспощадно, решай мудро, верь всецело! - вдохновил себя Истинный Повелитель Королевства Вингрида Валлиана.
  
  - Так точно! - заметил Вингрид, вечно подданный Визаро.
  
  Бермуда начал свой победный марш. Хотя, это больше напоминало скачки в разные стороны с целью вымотать Первого Монарха Королевства Визаро.
  
  - Тебе не нравятся, когда против двух мечей идут две рапиры? Что поделать, да? Умри, у меня нет времени на тебя! - Фёдор перестал контролировать собственные эмоции, прыгая в них между спокойствием и безумием, пока Визаро продолжал отражать одну атаку за другой, хоть и делая редкие шаги назад.
  
  - Выбирай мудро, бей быстро, верь чисто! - Валлиан поддержал своего Короля старым слоганом.
  
  Но даже это не помогало, пока...
  
  Океан за спиной знаменитого мореплавателя, желающего победить и жить, забурлил. Бермуда непроизвольно повернул голову, ненамного, лишь бы узреть то, что происходит там, за пределами видимости.
  
  - О чёрт... - прошептал он, засмеявшись из-за пережитого шока и демонстрации силы Евы, будоражащей океан так далеко от себя.
  
  Он снова потряс головой, поворачиваясь к Первому Королю.
  
  - Скоро море станет очень опасным, а это значит, что пришла очередь тебя убивать, у меня нет времени. Ты! - он указал одной из рапир на призывателя Визаро. Последний поближе подошёл к Вингриду. - Я дам тебе возможность просто уйти, если не будешь стоять на пути после смерти своего духа. Понимаешь, какое дело...
  
  - Ты вроде хотел побыстрее? - перебил его Валлиан. - Когда-то в своей жизни, Истинный Правитель уже сражался с одним глупцом. Тот умер быстро.
  
  Всё это было частью импровизированного плана.
  
  - Ты ослабил свет, чтобы я думал, что ты не так близко! - захрипел Фёдор Бермуда, отскакивая, словно резиновый мячик. Но вот рапирам повезло меньше - их концы были срезаны Уверенностью.
  
  - Понял-принял. - констатировал мореплаватель. Но чем больше он нападал на медленно идущего к нему Визаро, тем сильнее укорачивались рапиры, а пара рубинов выпала, судя по всему, показывая остаточную прочность оружия в целом.
  
  В отчаянии, Фёдор кинул сначала первую, затем вторую рапиру, но обе отлетели от Уверенности и Истины с характерным звуком дребезжания от скрестившейся стали.
  
  - А сможешь ли ты отразить много снарядов? - подумал Бермуда, чувствуя, как его ненастоящие усы рассыпаются на отдельные щепки. - Посмотрим, как ты завопишь от боли, когда они будут уничтожать твоё тело изнутри!
  
  Без единого возгласа он приказал части своего корабля пронзить лицо Визаро, изрешетить его, а затем залезть внутрь и начать колоть мышцы, всего Монарха, да даже кости, какая разница как его убивать?
  
  - Уверенность - лучший из щитов духа! - отступил Визаро, сделав простой шаг в сторону. Кусочки дерева не останавливаясь, полетели за ним.
  
  Тогда Истинный Правитель сам напал на известного мореплавателя, не давая тому сосредоточится на управлении своими же опилками.
  
  - Верное решение, мой Король! - всё так же, по ментальному каналу связи, Вингрид Валлиан транслировал действия разгорячённого Фёдора Бермуды. - Они упали на песок.
  
  Визаро атаковал Фёдора и всячески препятствовал тому, чтобы последний отступил к месту, где сейчас лежали деревянные куски корабля.
  
  И вот, когда один из мечей Визаро, в этой темноте, освещаемый только самой Луной, почти ранил Бермуду, последний поставил блок неожиданно взявшимся из ниоткуда щитом. А затем нанёс ответный удар обычным мечом.
  
  - Ха! Эта вещица будет посильнее! Ну что, щит или меч, осмелишься проверить? - провоцировал снова ставший на ноги, физический дух мореплавателя.
  
  - Да сколько у тебя там этого оружия, ты, Морской Пёс! - разозлился Вингрид, подумав: "Он же Визаро, Первый и самый Великий. Почему он не побеждает с такой лёгкостью, пусть это даже и вражеская Суть? И почему не использует свою?"
  
  - Ха! А! Ага! - кричал Бермуда с каждым новым ударом сильнее распаляясь. - Я буду жить! Я стану победителем!
  
  Визаро вновь отступал, но лишь для того, чтобы отвлечь мореплавателя от кусочков корабля, оставшихся позади, как и Вингрид, который, впрочем, делал пару шагов в сторону своего Короля.
  
  - Ну что? Доволен? Редко кто видел моё третье и четвёртые сокровища! - в очередной раз спровоцировал духа Бермуда.
  
  - Если бы я не умирал до использования своей Сути... - подумал он в тот момент.
  Одним простым ударом, Визаро, молча, сначала выбил щит, а затем и меч.
  
  Фёдор достал новое оружие, ещё секунду нападая с голыми кулаками. Это стало некоторой неожиданностью для, казалось, на время потерявшегося, Первого и Истинного Повелителя Сумасбродских Островов.
  
  На этот раз сокровищем Бермуды оказался необычный парный клинок, что светился странноватым оранжевым оттенком.
  
  - Интересно он взаимодействует с короной этого императора. - подумал мореплаватель и искатель сокровищ, когда он ещё был жив.
  
  - Пора заканчивать. - произнёс физический дух Паскаля, последний пока что не ожидал даже второй волны Евы и начал крутить парный клинок с такой скоростью, что внешне, в ночи, стал похож на апельсин.
  
  - Что, оружия больше нет? - ехидно заметил Вингрид Валлиан.
  
  - Совсем нет, времени не осталось! - прикрикнул на него менее стабильный Бермуда. - Если бы вы ушли сразу, как я вас просил, если бы умерли по моей указке, то сейчас бы так не страдали! - он бросился на Визаро.
  
  - Ты нас, вроде как, не просил умереть. - с небольшими паузами произнёс начинающий маг и подданный Короны Сумасбродских Островов, Первому Королю в частности.
  
  - Ты мог отдать жизнь духа в обмен на свою, но такой роскоши у вас не осталось. - рыкнул Фёдор. Действительно, Истинный Правитель с почти потухшей короной еле-еле защищался от яростного натиска Бермуды. Если бы он только приостановился, хотя бы дал секунду передышки!
  
  - Бермуда, приём! - донеслось по духовной связи. Фёдор обернулся, не прерывая атаки. Гигантская волна почти накрыла его корабль.
  
  - Аргх! Почему ты меня не послушал, идиот! - зарычал он на Паскаля, который, разумеется, этого не слышал.
  
  Корабль тут же ускорился.
  
  - Плевать, корабль потерян. Слишком долго буду восстанавливать. Надо избавиться от духа и валить прочь от моря. - решил он, повернувшись сильнее и увидев, как армия какой-то жути наседает на мыс.
  
  - Досадная промашка! - подумал Валлиан, быстро поняв суть настроения своего физического духа.
  
  Парный клинок был разрублен пополам. Часть Уверенности задела и самого Фёдора Бермуду, но на кровь он внимания пытался не обращать. От прежней жизнерадостности не осталось сильного следа.
  
  - Хочу предупредить... - на этот раз делать замечания выпало мореплавателю, кивнувшему невидимому слушателю. - Клинок... эм... он собирается вновь.
  
  Парный клинок снова был цел, ещё и вернулся прямо в немного алую от свежей крови, руку Бермуды.
  
  - Я забыл сказать! - теперь действительно казалось, что Фёдор играет какую-то роль. Столь резкая трансформация в голосе не прошла незамеченной для Вингрида и Визаро. - Я ни разу не побеждал в Турнире.
  
  Глаза мага-студента округлились.
  
  - А что ты так смотришь? - в ответ наигранно удивился исследователь, недобро улыбаясь. - Меня больше поражает, что твой самый сильный дух до сих пор не смог убить меня.
  
  - Но я тебе не говорил об этом... - заикнулся Вингрид.
  
  - Я уже узнал, что мне надо. - почти незаметно захихикал Фёдор, всё же скрывая смех и нападая снова и снова.
  
  - А если я соврал? - нашёлся Валлиан.
  
  - Жалкая попытка. - высокомерно ответил ему дух Паскаля Майдетона, не прекращая создавать звуки лязга стали во время боя с Визаро.
  
  Но мастерство Первого Правителя Сумасбродских Островов ничто и никто не мог переплюнуть, кроме, разве что, некоторых легендарных и забытых личностей. Это точно не было дано Фёдору Бермуде, относительно известному мореплавателю XIX-XX века от изобретения Календаря.
  
  Парный Клинок был разрублен по оси лезвия, также, пополам.
  
  - Видимо, он больше не соберётся. - триумфальный Вингрид и не думал затыкаться, а ведь он только почувствовал небольшое превосходство.
  
  - Теперь ректор точно удивится моей мощи! - подумал он про себя.
  
  Фёдор резко вытащил из кармана старинный пистолет и прицелился прямо в сердце Истинного Повелителя ненужных всему миру островов.
  
  Бермуда нажал на курок.
  
  - Мимо? - удивился Вингрид, когда обилие пороха в воздухе уменьшилось. - Прямо как когда совершилось покушение на короля Виктора...
  
  - Понятно. - сказал мореплаватель. - Я бы отступил и подождал бы новой возможности использовать мою Суть, но твой дух не умрёт от моей. Пуля не попала. - пояснил исследователь флоры и фауны нашего мира.
  
  Первый Правитель стоял, всё ещё не решаясь начать атаку. Ситуация была неясной.
  Фёдор Бермуда ухмыльнулся.
  
  - К вашему сожалению, я спокойно отступлю и подожду, пока вы не умрёте. Может быть, позже, судьба изменит своё решение. Впрочем, давайте, не задерживайтесь, колокол звонит, сами понимаете. - показав белоснежные зубы, рывками, Бермуда, говоря и жестикулируя как аниматор на детском утреннике, начал отступать к морю, чтобы вернуться к себе домой.
  
  ***
  
  Вторая волна цунами догнала корабль Фёдора и тот начал заваливаться на правый бок.
  
  - Я что-то точно упускаю! - закричало всё внутреннее в Майдетоне. С шеи, из держащих его рук, вылетел блокнот со всеми записями на случай принятия обдуманного решения в Турнире.
  
  - Куда?! - прокричал он, в ужасе осознавая, что уже не может удержаться вертикально. Он попытался схватиться за край корабля своего духа, но фальшбортов на нём не существовало. Пока ещё оставалась возможность, Паскаль всё же смог ухватиться за деревянный нос судна.
  
  Вода накрыла Майдетона.
  
  ***
  
  Бермуда широко раскрыл рот. Ни разу корабль мореплавателя, его крепость, его дом, его... всё сущее на свете, всё значимое! Ни разу оно не погибало до или без него!
  
  - Э-эм... - почти простонал Фёдор, обернувшись и смотря, как Визаро медленно подходит к нему. Оставалось немного, около двадцати метров.
  
  - Я сдаюсь! - решил он, подняв заодно руки. - Эй ты! - он обратился к Вингриду. - Тебе вроде нравятся исторические события и сюжеты, так? Я всё равно остался как без Сути, так и без своего корабля...
  
  На фоне моря виднелся только деревянный нос бывшего оплота исследователя. Где-то на западе нечестивая армия Коварда Лайфкрафта утонула в своей же природной среде.
  
  - Какая разница, убить меня сейчас или после моей истории? - спросил он Валлиана. - Может быть, тебя заинтересует настоящая... - он сделал акцент на этом слове. - ...история Фёдора Бермуды?
  
  ***
  
  Паскаль жадно вдохнул кислород, вновь оказавшись на плаву. Корабль и блокнот исчезли в морской глубине.
  
  - Я выжил. Выжил. - прошептал он, чувствуя, как мокрая одежда тянет его вниз, но недостаточно сильно.
  
  И его осенило:
  - Точно! Победители турнира не умирают, это 30 тысяч за 20 лет, но... Ведь в любом турнире надо только одолеть вражеских физических духов, а это значит, что за Турнир...
  
  Его губа задрожала, вся Суть сражения Паскаля рушилась. Он и не заметил, как третья волна цунами от Евы поднялась и угрожающе нависла над перфекционистом по числам и планам. Он дрожал, но не от холодной воды, а от потери собственного смысла. Его глаза смотрели в пустоту, где он увидел человека из своих осмысленных снов. Кажется, человека-перфекциониста вот-вот посетит нужное воспоминание и он поймёт, кто это.
  
  - ...может никто не умереть.
  
  И Паскаля Майдетона накрыло последнее цунами.
  
  ***
  
  - А тебе это зачем? - логично спросил его студент-маг. Визаро всё ещё приближался. Тяжёлая, даже на песке поступь усиливалась. Пятнадцать метров.
  
  - Потому что я очень хочу жить, разумеется! - с некоторым отчаяньем и раздражением ответил ему Бермуда. - Какая тебе разница, теперь, когда у меня погиб даже мой Призыватель? Видишь, я стою на одном колене, я принял своё поражение и вашу победу!
  
  Вингрид Валлиан о чём-то подумал, взвесил все варианты и принял решение:
  
  - Хорошо. Визаро, остановись, пока что. - он вновь перевёл взгляд на преклонившего колено мореплавателя и объяснил тому:
  
  - У тебя нет шансов победить нас, а я не удержался от того, чтобы не сказать, кого Я смог призвать!
  
  - Мы точно далеко отошли от деревяшек с его корабля? - Валлиан ещё раз спросил своего физического духа.
  
  Последовал утвердительный ответ и даже предположение, что без корабля у Фёдора не осталось возможности управлять обломками, зарытыми в песке.
  
  И начинающий маг университета магии на Сумасбродских Островах улыбнулся также, как улыбался Фёдор Бермуда минут пять назад.
  
  - Начинай. - повелел ему Вингрид.
  
  - Хорошо, вот моя настоящая история, ты ведь знаешь официальные факты, да? - начал и заодно спросил его Бермуда.
  
  Призыватель духа Визаро кивнул.
  
  - Мне жаль, Паскаль, я даже не знаю, вспомнил ли ты цель своего участия в Турнире... - подумал про себя мореплаватель за некоторое мгновение до того, как начать пересказывать всё Вингриду. - Ты часто говорил о своём брате во сне. Видимо, Турнир убил его, как и тебя. Я вряд ли уже смогу победить в данном, но у нас появилась общая цель - убить Визаро к чёрту! Надеюсь, ты всё же обрёл покой или хотя бы стал физическим духом, как я и предлагал тебе...
  
  - Я всегда любил перекусить. - начал Фёдор Бермуда, выдохнув скопившийся воздух и усилив свою храбрость.
  
  - Я любил две вещи - путешествовать и до отвала наедаться. Но, став известным, я перестал чувствовать вкус жизни. - вздохнул он, пожав плечами. - И тогда был придуман новый план. Я... Захотел попробовать нечто новое. На неизвестных, только что открытых островах, свободно передвигалась всякая дичь. И однажды, мой кок решил приготовить одну из здешних птиц. Мне это... очень... понравилось. Я был в восторге, в некоем подобии нирваны...! - мореплаватель сглотнул, вспоминая. - Такое чувство... Оно продолжалось, пока птицы... не закончились. - ухмылка с недобрыми намерениями осветила его лицо. Исследователь неизвестных островов даже не менял свою серьёзную интонацию, как во время недавнего боя.
  
  Просмеявшись, Бермуда смог продолжить:
  - Я устроил пир, чтобы навсегда запомнить последних представителей одного вида. А потом, я понял... - его глаза остекленели, словно он действительно к чему-то пришёл. - Что вся та дичь, помимо наград в виде потерянного золота, оружий древности, всё это не годится в сравнение со вкусом зажаренной птицы острова Жизни. Да и на других островах было чем поживиться.
  
  - Птицы... нет-нет-нет, животные... они не просто так стали известны за свою редкость. Там, где я проплывал, в неутолимых поисках новых блюд, неспособных насытить моё желание жить ради наслаждения, оставалась лишь разруха, а моя команда скрывала этот факт и никто не узнал правды, ведь я погиб, вместе с кораблём, на Острове Хаоса, в месте, что прозвали Квадратом Бермуды.
  
  Он улыбнулся и Вингрид Валлиан подумал, что это конец истории, но Фёдор медленно, осторожно, чтобы не дать причину Визаро убить его, поднял указательный палец, призывая к повторной тишине. Рот Бермуда приоткрыл сглатывая, пока глаза метались с Вингрида на Визаро и обратно.
  
  - Я записывал их в книгу. Виды. Те, кто исчезли, благодаря моему голоду. - Фёдор оскалился, медленно доставая из-за пазухи небольшую книженцию, бежевого цвета снизу и красного сверху. Цвет расположился на ней так, будто бы её окунули в алую краску и потом перевернули, создав подтёки в виде крови.
  
  - Хи-хи-хи. - тихо рассмеялся голодный исследователь. Конечно же, молча. - Я убью тебя Визаро. Раз ты победил меня, то я имею право отомстить!
  
  - Все виды тут. Но вы скажете: "Животных же оставалось две штуки! Две особи, которые могут размножаться, так?"
  
  - А я вам отвечу. - кажется, он снова выдохнул, но на этот раз это произошло на последнем слове. Фёдор словно затих в конце. - Пар оставалось мало. И когда я устраивал "прощальный" пир, она была последней. Всё это заносилось в мою любимую книгу. Вы назвали бы её "красной". Я назвал её по-другому, а всё потому что...
  Настороженный, но сомневающийся Визаро был готов ринуться в атаку.
  
  - ...я сжирал каждой твари по паре! - закричал Фёдор Бермуда, резко вскакивая на обе ноги. - КРОВАВАЯ КНИГА БЕРМУДЫ!
  
  Книга упала на песок и раскрылась. Из пустых страниц засочилась кровь, всё покраснело, даже сама Луна на небосводе обагрилась словно бы ихором Евы. Раздался свист ветра, только усиливающийся. И из книги полезла живность - от насекомых, до птиц, до зверей, которые физически бы не поместились внутрь. Из центральной страницы начал формироваться смерч, торнадо, уже начавший оказывать влияние на Визаро и его призывателя. Их начало сдувать в сторону, ибо...
  
  - Это неправильный шторм! - загремел голосом Фёдор Бермуда, живодёр. - Вылезайте, вылезайте! И убивайте всех! Но не трогайте меня, а не то снова попадёте мне на праздничный стол! Я вновь ощущу вкус вашего мяса! Пожирайте, голодные создания, размножайтесь и исчезайте из строк моего блокнота!
  
  Торнадо, почему-то чёрное, увеличивалось с каждой секундой, разрастаясь и занимая всё пространство берега. Оно не притягивало, потому что...
  
  - Это летучие мыши! Фу, ты и эту фигню жрал? - не сдержался Вингрид Валлиан, находящийся сейчас в шоке, с гримасой отвращения на лице.
  
  Одна из перелистнувшихся страниц книги действительно стала похожа на блокнот, каким пользовался Паскаль. Возможно, Фёдор запомнил и его, как когда-то в памяти мореплавателя отложилось воспоминание о Богине Морей и Океанов.
  
  Летучие мыши, видимо, особенные, налетели на физического духа Вингрида, но тут же пали, сражённые Уверенностью. Всё в это бою шло относительно неплохо, как вдруг, из книги выступила громадная нога.
  
  - Динозавр. - прошептал маг-студент. - Это чёртов динозавр... - он почти сорвался на крик, но всё продолжал шептать.
  
  - Соберись! - зазвучал внутри Вингрида голос Визаро, доносящийся из старых свитков и записей о легендарном правителе. Это точно не был голос теперешнего духа.
  
  - Да-да, я должен прийти в себя. - уже спокойнее сказал призыватель. - Визаро, мой повелитель! Устраните Фёдора Бермуду, пока его зоопарк нас всех не убил! - рядом наступила нога громадной живой твари.
  
  - Невидимый враг - неуязвим для стали. - последовал ответ Первого Короля.
  Рядом с ногами мага-студента ползали насекомые, в небе летали птицы, от малых до самых больших экземпляров.
  
  - Он съел чёртового динозавра. - вперемешку с прыжками на месте от страшных и неприятных насекомых, Вингрид ратовал за любое действие своего настоящего повелителя. Тот стоял, как будто борясь сам с собой.
  
  Но Визаро всё же приготовился к атаке.
  
  - Пронзающая Истина! - и без передвижения ног по мокрому песку, замедляющему всех духов и людей, рывком, как стрелой, правитель Королевства Визаро, пролетел прямо в красно-чёрный шторм, скрывший за собой как животных, навсегда потерянных в этом мире, так и их "призывателя" - мореплавателя Фёдора Бермуду.
  
  - Они сожрут тебя! - подумал торжествующий мореплаватель.
  
  Но физического духа Валлиана не задел ни один укус. Из книги вылезало всё больше тварей, но шторм стих и все "деликатесы" попали на землю замертво, ибо тот, кто использовал свою Суть - Фёдор Бермуда, испустил дух с последним своим победным выдохом. Истина пронзила его насквозь, прошла прямо через желудок.
  
  - Будь ты проклят, Визаро. - подумал, но не успел сказать Бермуда, который не смог никому отомстить за смерть своего призывателя, потерю корабля и старых орудий убийства, когда-то использовавшихся для нарезки новых блюд во время долгих плаваний.
  
  Закатившиеся глаза Фёдора Бермуды исчезли последними, но и они испарились в воздухе, разложившись на атомы, кварки, на базовую составляющую мира и магии. Эта сила перешла в Турнир для последующей награды одной из оставшихся четырёх команд.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 15 - Лабиринт Истины.
  
  - Они уже должны "видеть" где мы находимся. - заключил Сергей Гиров.
  
  - Уже? - всё так же печально переспросила Фрида? - Я понимаю, Турнир...
  
  - Да. - согласился физический дух. - После этой ночи вся его "идея" уйдёт в минус. Всё должно закончиться сегодня.
  
  Призывательница начала собираться.
  
  - Нам лучше "остановиться" у сломанной мельницы за домом. Она близка мне. - Сергей Гиров вытянул руки, суставы хрустнули. - Ох, давно я не "старался" использовать эти силы из своего прошлого!
  
  ***
  
  - Знаешь, я боюсь умереть, но мне с тобой спокойнее. - добавила Фрида, положив свою голову на плечо Сергея, пока они спускались на лифте.
  
  Гиров выслушал её.
  
  Они вышли через главные двери. Стеклянные, они распахнулись и на сей дуэт хлынул поток свежего, ночного воздуха.
  
  - ЛАБИРИНТ ИСТИНЫ! - тут же донеслась Суть Визаро, прямо на Фриду с Сергеем, стоявшим на ступеньках.
  
  - Отпусти мою руку. - но девушка наоборот, вжалась обеими в его правую.
  
  - Тебя "захватит" в Суть. - всё в те же секунды предупредил Сергей.
  
  Фрида и Сергей Гиров, только что стоявшие на пороге, пропали, выпали из реальности со скоростью умирающего физического духа.
  
  ***
  
  - И где они теперь, мой Король? - спросил Вингрид Валлиан у своего духа.
  
  - Достойные - вернутся, проигравшие - погибнут, Правитель - Судия. - пояснил Истинный Повелитель Сумасбродских Островов, почему он сейчас не может передвигаться - особенность Сути.
  
  - Тогда очень хорошо, что мы стоим в этой тени. - заметил призыватель, посмотрев на мельницу слева от него, накрывавшую их в эту неполную лунную ночь.
  
  ***
  
  Фрида открыла глаза. Вокруг были одни лишь каменные стены, обильно захваченные лозами и старостью. Под ногами путалась сухая, невысокая трава, светло-коричневая земля, словно в степи Трудового Союза или же юга Сумасбродских Островов, чуть севернее Нью Ленда. Безоблачное небо с горящим солнцем окрасили мир в жёлто-охровые цвета, становясь всё более бежевыми ближе к верхним кирпичам окружающим стены этого места.
  
  - Где мы? - спросила она у Сергея, стоявшего рядом.
  
  - Мы в Лабиринте Истины. - невесело ответил ей её дух. - Всё же это оказался Визаро и мы "подставились" под его Суть.
  
  - Насколько всё плохо? - прочитала по его лицу девушка, одновременно вслух задавая сей вопрос.
  
  - Никто и никогда, даже среди физических духов, кроме одного человека, не проходил этот "ад". Ловушки, испытания и механические враги. Но, есть и приятная новость. - заметил Сергей. - По крайней мере, мы "погибнем" без особой боли.
  
  - Так что это за лабиринт такой? - спросила призывательница.
  
  - По легенде... - начал Сергей Гиров. - Король Визаро построил этот Лабиринт Истины, чтобы проверить, сможет ли его сын взять "узды" правления Королевством после смерти монарха. И его сын прошёл. И стал единственным "персонажем", который его "осилил". Сейчас, на Земле, этого Лабиринта больше нет. Он "утонул", вместе с Лендом и могилой Визаро.
  
  - Здесь спокойно. Никаких ловушек, врагов, испытаний. - перечислила Фрида. - Чем дальше мы пройдём, тем будет хуже?
  
  - Да, так и есть. - кратко заметил её дух.
  
  ***
  
  - И долго мы так будем стоять? - через двадцать минут, Вингрид, уставший переминаться с ноги на ногу, немного замёрзший от постоянного прохладного ветерка, поборол свою внутреннюю аристократическую гордость и присел на одну из ступенек, всё ещё оставаясь в тени. Разумеется, он только считал себя потомком аристократов, тайно надеясь на кровную связь со своим Настоящим, Правильным и Праведным Королём. Никакой связи в реальности не существовало.
  
  ***
  
  Роуз и Гэвин Дарквуд не спеша шли и осматриваясь, тихо поднимались в гору, на север Зетшобо. То же самое делали и Ульрих Благоприносящий с Элеонорой. С той лишь разницей, что последние шли с запада города.
  
  ***
  
  - Странно. - благоговейно прошептала Фрида, ведя рукой по замшелой стене. Точнее, по живым побегам, захватившим почти весь рукотворный Лабиринт. - Вроде и стены высокие, но ветер всё равно попадает внутрь.
  
  - Визаро был гением, так "слагали" современники. - сосредоточенно ответил Сергей. - И он лично создавал это "чудо".
  
  Лук физического духа был уже со стрелой, покоящейся на тетиве, на случай неожиданной опасности. Но их пока не предвиделось.
  
  Команда вышла на открытую площадь. Перед их взором оказались три камня с разными надписями.
  
  - Я прочитаю. - решила Фрида, дав возможность своему духу остаться в проходе сзади и наблюдать за всей картиной разом.
  
  - За "валунами" есть рычаги. - сразу же заметил тот.
  
  Девушка хмыкнула, понимая, что это "испытание" - проверка разума. Или логики. В общем, чего-то, что завязано на уме.
  
  Призывательница начала читать с центрального камня. Красивым "почерком" на нём было выбито: "Сильный - пробьётся, мудрый - решит, хитрый - увидит, трус - сбежит."
  
  Фрида лишь хмыкнула, приложив палец к подбородку.
  
  - А что насчёт времени, которое нам дано? - спросила она своего физического духа.
  
  - Насколько мне "понятно", мы вполне можем умереть тут от голода. - крикнул в ответ Сергей со спокойствием в душе, всё ещё наблюдающий за общей картиной.
  
  - Так... А на правом у нас... - девушка даже протёрла глаза, не веря нелогичной писанине крайнего камня: "Лёд и пламя дали пар. Молния оживила воду. Три придворных мага на службе у Изаро озвеличили оного."
  
  - Тут некоторые буквы "В" стёрлись! - констатировала Фрида.
  
  - О, вовсе нет! Это древнесумасбродское "наречие". - опроверг её слова Гиров. - "В" и "Ф" удаляются если идут в начале слова сразу перед одной из четырёх особых гласных.
  
  - А откуда ты это знаешь, Сергей?
  
  - Я любил читать романы про средневековье. - признался дух. - И эпоха Визаро - это поздние средние века. Честно сказать, на нём подобные романы и подошли к "финалу".
  
  - И ты веришь этим двум надписям?
  
  - Ну, как сказать... Так бы "перекликались" три мага, которые действительно были на службе у "императора". - согласился Сергей.
  
  На левом камне сохранилось начало предложения, растянутого на всю его высоту: "Я силой пробьюсь, страх мне неведом..."
  
  - И что всё это значит? - Фрида спросила сама себя. - Кроме того, что это задача с рычагами за этими валунами.
  
  - Что может пойти не так? - подумала она и тут же нашла с десяток разных вариантов, но всё же попыталась подвинуть центральный рычаг направо. Но его словно заклинило навечно остаться слева.
  
  - Он заклинил! - сообщила она Сергею. - Сергей, подойдёшь, поможешь?
  
  - Хм... - теперь дух приложил руку к подбородку, задумавшись. - А почему именно этот "колдун"?
  
  - Ну... - составляла предложение призывательница. - Он же умный, это его строки, если каждый валун принадлежал одному из магов. Умный - решит задачу, так ведь?
  
  - Другой тоже не двигается! - заметила Фрида около правого рычага, аккуратно до него дотронувшись.
  
  Сергей остановился и пригляделся.
  
  - Так вот же, тут "рычажок", мини-механизм! - указывая пальцем на центральное устройство и испытав прескевю, Сергей тут же нашёл искомое слово.
  
  - Сергей, ты хочешь сказать, что рычаги не соответствуют своим камням? - догадалась девушка.
  
  - Видимо так. - решил физический дух.
  
  - Значит, центральный... мага-ловкача. А правый - силача. И нам нужно потянуть за левый...! - не совсем закончив мысль, Фрида разгадала загадку.
  
  - Что-то тут не совсем "идеально". - подумал Сергей Гиров. - Но что?
  
  Левый рычаг легко поменял своё положение. Только вот малахитовые двери вперёд не открылись. Вместо этого из стены, снизу, из-под небольшого углубления вдаль, выскочила циркулярная пила.
  
  - Срочно, обхвати руками мою шею! - по духовному каналу связи передал сообщение Сергей и подбежал к Фриде.
  
  Дух совершил большой прыжок и смог удержаться на центральном валуне.
  
  - Это было... ловушкой? Что будет, если мы отключим рычаг? - спросила его призывательница.
  
  - Не думаю. - честно ответил Гиров. - Мы что-то упустили.
  
  - И это - самая простая из задач лабиринта? - ужаснулась девушка.
  
  Герой сотни наград внимательно продолжал осматривать окрестности, пока уже две пилы летали снизу и опасно разрезали воздух вокруг.
  
  - Но ведь, по логике... - шептала Фрида.
  
  - Так, начнём сначала. - решила она. - Во-первых, точно должен фигурировать ответ мудреца, остальные - это история и настроение, так ведь?
  
  - Несомненно, Визаро бы выбрал мудрое наставление. - согласился Сергей. Звук пил начинал его раздражать.
  
  - Рычаги перепутаны. - продолжила призывательница. - Значит, по центру у нас - хитрый, справа - сильный, слева - мудрый.
  
  - А если не "умный"? - переспросил её Гиров.
  
  - В каком плане? Три рычага... - оспорила Фрида.
  
  Её физический дух покачал пальцем и указал на часть стены, около малахитовых дверей, очень слабо выделяющуюся, так, что даже девушке пришлось потратить некоторое время, чтобы подумать о чём-то необычном в, казалось бы, стандартной каменной преграде.
  
  - Нет, рычага - четыре. - произнёс внимательный герой-лучник.
  
  - Оставайся здесь. - наставнически предупредил он свою призывательницу, а сам спрыгнул в тот момент, когда дальняя пила, что ближе к дверям, укатилась под противоположную стену.
  
  Часть большого здания, в которое вели лишь одни двери, осыпалась, когда Сергей потянул за рычаг. Ловушки он тоже не отключил, но проход вперёд теперь был открыт. Фрида наконец посмотрела наверх и увидела, насколько огромно и грандиозно то строение с купольными башнями, куда они собирались вторгаться, следуя пути лабиринта.
  
  - Может, туда ведут не только наши двери. - подумала девушка, теперь подразумевающая подвох в каждом аспекте этой Сути правителя Королевства Визаро. - За стенами тоже должны быть проходы. Как-то подозрительно быстро и беспроблемно мы дошли до нашей очевидной цели...
  
  Она задумалась, пока Сергей Гиров прыгал обратно.
  
  - Откуда у тебя такая ненатуральная прыгучесть, Сергей? - спросила его Фрида, зацепившись за плечо на этот раз.
  
  - "Подарок" за спасение одного магната из пещеры, полной "летающих" мышей. - ответил Сергей. - И разумеется, там опять было замешано спасение мира! - шутку Гиров придумал, а интонацию досады передать не смог. - В общем, "сувенир" на память в виде старинного зелья. Турнир знает многое... - отрешённо протянул физический дух, посмотрев на небо и знойное, палящее солнце.
  
  В центре большого зала стояла фигура Первого Правителя Сумасбродских Островов. Визаро медленно повернулся. На удивление, он выглядел... другим. Совсем иным, отличным от своей реальной версии.
  
  - Ты стоишь в Зале Учёных. - Истинный Лорд говорил эту фразу лишь во второй раз. - Если ты окажешься достойным и сможешь одолеть мощного соперника, Претендент, то Рвение, Знание и Хитрость пропустят тебя дальше. Если же нет... Ты падёшь, Восходящий на Трон.
  
  И Великий Король с Уверенностью в руке и глазах, направил Истину на Сергея Гирова, Претендента на победу над Сутью Визаро.
  
  И Мудрый Мечник внезапно полетел вперёд, устремляя зажатую в левой руке Истину прямо в горло лучнику Гирову.
  
  Последний выдохнул, еле-еле уклонившись от такого натиска, но передышки более не давались. Визаро не сомневался в каждом своём действии, его разум был чист.
  
  - Теперь я понимаю, почему тебя "окликают" лучшим из физических духов. - пронеслось в голове у Сергея, пока он систематически пытался куда-то убежать от слишком резкого врага.
  
  Уверенность Визаро не была плотно зажата в руке, как раньше, она тоже участвовала в стеснении духа Фриды, спрятавшейся за ближайшей ко входу колонной.
  
  - Используй свою Суть, Сергей! - по духовной связи попыталась передать девушка.
  
  - Сегодня уже не "величие Луны"! - по тому же магическому каналу связи ответил он. - Да и не думаю, что у меня есть время и силы на "подготовку" тетивы.
  
  - Плюс, мы в "чужой" Сути, а это - сам Визаро. - выдохнул герой сотни наград.
  Первые два пореза появились словно из ниоткуда. Пока что раны были незаметны, но что пойдёт дальше? Чуть больше ран и он, Сергей Гиров, просто падёт, пока Визаро без остановки нападает, словно у него и нет слабых зон.
  
  - Дымовая завеса Фридриха Колючего! - крикнул Сергей, кинув под себя одну из своих наград. Но та испарилась, только коснувшись пола.
  
  - Здесь не работает ни Суть, ни магические уловки. - подумал он сразу перед тем, как подобное озвучил Король Сумасбродских Островов. - Только навык война.
  Правитель Королевства Визаро что-то говорил из архива своих фраз и цитат, но Сергею не было до этого дела и тем более, внимательности в таком жарком бою. Герой и так напрягся до предела, чтобы хоть осознавать речь своего соперника, кроме стандартного уворота от града ударов уверенного в себе Правителя.
  Визаро занёс Уверенность
  
  - Не дам "поломать" себя! - он закрылся Луком Богини Луны. Тот, на удивление всех собравшихся в этой Сути, выдержал этот удар, но Сергей сморщил лицо, почувствовав, что второй раз так сделать не получится.
  
  - Луки не выдерживают критики. - произнёс Монарх, всё ещё оставаясь чёртовой мельницей из двух мечей со скоростью колесницы.
  
  Сергей прыгнул на одну из колонн с целью хоть как-то остановить бой, но Уверенность, всё ещё покоящаяся своей гардой в правой руке, смогла дотянуться до плюсны Гирова. Теперь его левая нога тоже была ранена, как и оба плеча, покрывшиеся дополнительными порезами, пока он убегал от верной смерти в тяжёлых, но, видимо, не очень, доспехах.
  
  - Ради чего я "борюсь"? - немного похрамывая после каждого прыжка-избегания Визаро, думал Сергей. - Ради своей призывательницы, это точно. А, значит, ради неё, я не имею права "проиграть".
  
  Но одной уверенности в этом было далеко даже до одного из одноимённых мечей Истинного Короля земель Сумасбродов и потерянного им же, в давние времена, царства на Южном Континенте.
  
  Может быть, это был моральный скелет, основа для контратаки Сергея Гирова, но физических сил ему это не придало.
  
  Истина прошла на сантиметр вглубь тела Сергея, около ключицы, не задев кость. Лучник вскрикнул, не сдержав крик за сжатыми от боли зубами.
  
  Ни одна из атак Визаро пока что серьёзно не ранила героя сотни наград, но стоило такому ранению появиться - и он точно мёртв. А сейчас получалось лишь тянуть время до неизбежного. Пока что у Гирова оставался небольшой шанс на победу, но думать нужно было быстро, а на ум ему ничего так и не приходило.
  
  Ещё пара ран, на спине.
  
  - Сергей! - уже вслух крикнула ему Фрида. Ещё один плохой уворот, очередной укол, теперь в районе третьего ребра.
  
  - Нет... - прошептал он, тоже физически. - Я не могу...
  
  Что есть мочи, Гиров, уже без решимости, кинул последнюю награду:
  - Песчаная Буря от Фелиции Храброй!
  
  Почти без сил и сознания, Сергей упал на одно колено. Со лба стекал пот, он пытался успокоить бешено колотящееся сердце. Сама арена работала на Визаро, спрятаться, передохнуть было негде, а из физических духов на Турнире Король Сумасбродских Островов явно был самым выносливым.
  
  - Странно, почему Визаро меня не "прикончит"? Буря же не сработала... - подумал герой. Он поднял глаза, но окружающая его картина словно застыла во времени.
  Герой снова посмотрел вниз. И его голову расколол голос Генри Перволета:
  - Я не дам тебе победить! Я буду из той мелочи, что сможет тебя одолеть!
  
  Сергей вновь оказался на крыше, около той мельницы. Ураган. Ветер с силой бил по их телам и он, герой, решил просто сдаться?
  
  - Как? Почему я так решил? - Сергей вспомнил.
  
  - Я же "раньше" умел... "Переварить" информацию. - он наконец вспомнил. Что-то или кто-то дало ему эту силу, пробудило ото сна. Близость смерти? Или же...
  
  Сергей Гиров перевёл взгляд вниз.
  
  На него, через каплю пота, упавшую на пол, рядом с маленькими лужицами крови, смотрел... Он сам? Тот Сергей взглянул ему прямо в глаза и герой, лучник, он не мог ошибиться, нет-нет! Такие же синие, ясные и добрые глаза, каковые у него были всегда! Может быть, в альтернативной реальности, они и могут стать карими, но тут, в настоящей реальности...
  
  - Сергей? - спросил он сам себя через это "зеркало".
  
  Тот не ответил, но продолжил внимательно смотреть, словно изучая. Кажется, там, позади того Гирова, был какой-то серый зал, но герой не мог ничего нормально разобрать.
  
  - Зачем я сражаюсь? - повторил он свой вопрос. - Ради Фриды? Не только. Я "борюсь" ради мира во всём мире, ради геройства, ради спасения человечества! И это то, что даёт мне силу! Генри Перволет не мог бы победить меня, если бы это не было моим финальным "решением"! - он сам удивился, что заменил слово, которое хотел сказать, им же.
  
  - Да... - воспрял Сергей Гиров, уже не смотря на пол. - Это было моим решением! И я решаю не умереть здесь и сейчас! Пока я на это "настроен", меня не одолеет, ни неизвестное Зло, ни Первый Король!
  
  Время, текущее так медленно, вновь вернулось в норму.
  
  - Нет! - уже громче крикнул он, тут же подлетая ввысь, уворачиваясь от очередного выпада Визаро.
  
  Он встал на обе ноги и закивал, словно слушая какую-то песню и головой поддерживая такт.
  
  - Клинки девятого хранителя! - два ножа появилось в его руках. Их ядовитый изумрудный цвет резал глаза Истинному Повелителю.
  
  Они выдержали удары Уверенности и Истины, атакующие одновременно.
  
  - Музыкальная шкатулка от Горхо Меломана! - музыка полилась не только как память. Она заиграла всеми красками жизни.
  
  - Сдаваться - не решение... - пел Сергей Гиров в голове, отражая новые атаки, но успевая и самостоятельно контратаковать.
  
  - А я и забыл о всех менее полезных "наградах"! - вслух удивился герой, забыв, что Визаро может попытается использовать эту информацию против него.
  
  - Здесь нечего бояться, но страх ещё растёт... - играло в голове Гирова. Особенность этой шкатулки была в том, что она давала именно ту песню, какой настрой был у её обладателя.
  
  Два ножа поломались, пытаясь проколоть бронзовый доспех Визаро.
  
  - Ты должен встать, когда ты па-ал... - Сергей взял Лук и натянул тетиву.
  Первый Король Сумасбродских Островов полетел в его сторону Истинной, но не успел. Стрела просто полетела в сторону Визаро, лучник даже не целился.
  
  Сергей же подпрыгнул, уклоняясь от такой предсказуемой атаки, запустил ещё пять стрел, замедлившись в воздухе с помощью высушенной головы - ещё одним артефактом в коллекции героя.
  
  Сергей Гиров приземлился на пол. Но герой вновь взлетел.
  
  Множество стрел полетело в доспех Визаро, за героем, неспокойно дышащим, оставался след из пота, падающего на полы этого зала. Но пока простые стрелы летели, Сергей подбежал к мечнику с невероятной скоростью и начал поражать ударами кастета от Филлипа Шумейски всё, что видел в Истинном Монархе.
  
  Но когда ошеломлённый неожиданной эволюцией в своём сопернике, Визаро вновь попробовал атаковать своего Претендента, то Сергей Гиров отпрыгнул и взлетел со словами:
  
  - Потому что ты взлетишь! - достав лук, он убедил Визаро поставить Уверенностью и Истиной блок от простых стрел. Раз уж эти два меча вчера смогли отразить стрелы, усиленные Сутью, то для защиты от обычных нужно будет только точно рассчитать скорость их полёта.
  
  Но сам герой уже достал вернувшиеся в использование ядовитые ножи и ударил ими в падении, сдвинув Первого Короля с места, что раньше удавалось немногим.
  От новой атаки Визаро резко увернулся. Лучник остановился.
  
  - Хорошо. - сообщил Мудрый Повелитель. - Десять минут прошло, ты выдержал первое вознесение.
  
  - Королевству нужна мудрая рука. - сказал он, ещё добавив: "Пусть мы увидим финал, который оба заслуживаем."
  
  И Правитель, угроза любому внутри его Сути, скрылся за дверями, ведущими дальше в Лабиринт Истины.
  
  - И что это было? - в шоке спросила Фрида, подойдя к Сергею, рухнувшему от слишком долгого пребывания в "героизме".
  
  - Он... - Сергей зашёлся в кашле, судорожно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. Пот лился ручьями с одежды героя сотни наград, разливаясь на мраморной плитке. - ... был копией Короля. В Сути нет "настоящего" Визаро.
  
  - И это только его копия на такое способна? - ужаснулась девушка, помогая встать своему духу на ноги. - По самому королю в реальности такое не скажешь.
  
  - Видимо, какое-то проклятье. - предположил Сергей Гиров. - Мы "обязаны" идти дальше. Нас ждёт зал Правителя. И ещё один бой.
  
  Герой не знал, как он переживёт следующую битву, если в этой он чуть не погиб, а Визаро ушёл, получив минимальный ущерб. Но это уже была небольшая победа.
  
  ***
  
  - Что за... - пробормотала Фрида, стоило снова её увидеть небо.
  
  - Этого в "проверках" не было. - заключил столь же удивлённый дух, подошедший сзади и глянувший наверх, оценив масштаб трагедии.
  
  Небо, облака и сам свет быстро захватывал сначала розовый цвет, быстро сменившийся на пурпурный и затем на фиолетовый с большой долей чёрного по центру. Почти ничего не стало видно, а сами стены Лабиринта кое-где начали разрушаться.
  
  - Пригнись! - Сергей резко схватил в охапку призывательницу и рухнул на землю, прикрыв девушку своим телом.
  
  Пара дротиков вылетела из ближайшего угла без предупреждения.
  
  - Что-бы тут не происходило, Лабиринт работает. - напомнил Гиров.
  
  - Но он страдает. - добавила Фрида важную вещь.
  
  - Что мне делать с "будущим" боем и поиском пути туда? - подумал Сергей Гиров у себя в голове. - Я же еле-еле смог "выжить" несколько минут! И что всё же происходит с небом? И произошло ли это во время боя с Визаро или уже "после"?
  
  ***
  
  Вингрид Валлиан с упоением надкусывал третье яблоко. Он был не только голоден, но и беспечен - стоял не совсем в тени, пока Визаро не шевелился.
  
  - И как можно подумать, что после десятого яблока моя так называемая "насыщаемость" пойдёт на убыль до того момента, пока не перейдёт в чистый вред? Как можно получать вред от приёма фруктов? - раздумывал студент.
  
  - Неужели они ещё живы? - немного громко возмутился призыватель, смотря на молчащего Первого Короля. Подождав немного, но так и не получив никакого ответа от Правителя, начинающий маг добавил, уже тише: "Ну кто вообще может победить вас, мой Король?"
  
  Кое-кто мог.
  
  Вингрид не разобрал слово в крике, но точно понял, что это Суть - магия вокруг начала себя вести нестабильно, преобразуясь по чужой воле. А ещё его физический дух, Истинный Монарх, корчился от боли, всё ещё находясь в своей Сути и потому без возможности передвигаться и защищаться.
  
  - О да, наконец-то! - из-за тёмной фигуры в дождевике выскочила молодая девочка и пальцем начала тыкать в Изначального Короля Сумасбродов. - Хоть кто-то получит по полной от твоей Сути, Гэвин! Получи и умри! - завизжала она в истерике и счастье. - ВЕЧНОЕ ИСКУПЛЕНИЕ, понял, да?!
  
  Вингрид Валлиан вскочил, и, понёсшись со ступенек, побежал в сторону наглой девчонки.
  
  ***
  
  За некоторое время до этой атаки Роза и Гэвин Дарквуд шли молча, направляясь к верхней точке города стоящего на небольшом холме.
  
  - Наверху. - вспомнила Роза слово своего физического духа, когда тот выпалил его ни с того, ни с сего. И после этого Гэвин не говорил ничего до сих пор.
  
  - Осталось четверо. - заметил он, разрезав голосом ночную тишину. Призывательница духа с трудом подавила неожиданный зевок. Теперь они пробирались около дороги, за живой изгородью.
  
  - Смотри! - пальцем указала начинающая художница на большую фигуру в броне, стоящую около входа в жилое здание.
  
  - Пора. - выдохнул про себя Дарквуд и выскочил из-за зелёной ограды.
  
  - ВЕЧНОЕ ИСКУПЛЕНИЕ!
  
  Зелёная тряпка вновь стала полноценным дождевиком конца девятнадцатого века от изобретения календаря. Тучи собрались над физическим духом, чья кожа стремительно покрывалась ожогами, которые не смягчал реальный дождь, начавшийся по вине Гэвина. Его глаза застилала боль, прямо как у духа-цели, которому броня стала скорее мешать. Странно, что жертва только кричала от осознания ошибок собственного прошлого, но не произносила слов, как это всегда было раньше.
  
  Вдруг Роза выбежала вперёд, обегая Дарквуда по правой стороне, колыша его дождевик следом из ветра за собой.
  
  - Стой! - только и смог прорычать дух, еле-еле переставляя ноги. Но из-за края здания уже появилась ещё одна фигура.
  
  ***
  
  Град из дротиков и шума каких-то существ за внутренней стеной оглушал Фриду в этом искажённом мире. Сергей Гиров, также находящийся в центре Лабиринта, не мог высунуться, не получив ранение и последующую скорую смерть. Он старался смотреть на все детали с максимальным вниманием.
  
  - Но лабиринт "непроходим" для всех, кроме единственного сына Визаро. - заключил лучник-герой.
  
  И тут до него дошло.
  
  - Фрида, мы можем попытаться покинуть это место! - решительно заявил Гиров.
  
  - Да, я согласна, всё что угодно, лишь бы не оглохнуть! - крикнула девушка ему в ответ.
  
  - Залезай на спину! - скомандовал Сергей Гиров, подготовившись к прыжку.
  
  - Мы уже пытались их перепрыгнуть! - запротестовала призывательница. - Невидимая стена у каменной стены...
  
  - Но сейчас на этот Лабиринт действует чья-то Суть. И, "думаю", если это убьёт Визаро, то уничтожит и испытание вместе с нами. - Сергей Гиров не терял собственную решимость.
  
  - Держись! - Фрида подлетела выше от инерции первого прыжка. Сергей попытался удержаться на выступе и, только получив подобие равновесия, сделал второй прыжок. Вверх стены оказался ещё ближе.
  
  - Теперь и прыгать проще. - подумал он. В прошлый раз нас "ограничила" другая стена, не физическая, но теперь... - герой обвёл взглядом крушащиеся стены. - Печальное зрелище.
  
  Последним прыжком лучник с призывательницей на спине перелетел за стену. Но там оказалась лишь пустота, полнейшая тьма, поглощающая сам тусклый свет...
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 16 - Час Элеоноры.
  
  Вингрид Валлиан, быстро направлявшийся к Роуз, чтобы магией прекратить её существование и отомстить её духу за каждую секунду боли своего Величайшего Короля, совершенно забыл о том, что до этого он не успел получить у Визаро часть своей магии назад, чтобы пользоваться ею, как в прошедшем эпизоде с погоней.
  Это осознание не успело прийти даже когда что-то надавило на него сверху и повалило призывателя на асфальт.
  
  ***
  
  Фрида всё ещё кричала, почему-то воспринимая происходящее с ней со стороны. Сергей тоже кричал, хоть и менее громко, но более с вызовом, что ли? Так казалось Фриде Вельмин, что смотрела на всю ситуацию словно от третьего лица. Создавалось впечатление, что герой-лучник сейчас коснётся твёрдой поверхности и тут же прыгнет, продолжая бой.
  
  Перед глазами ещё находилась пелена бесконечной пустоты, а левая рука лучника так и пыталась нащупать в воздухе невидимую стену с другой стороны.
  
  Из сердца Визаро появилась струйка, материализующаяся в ручей, который увеличивался по области конуса перед королём Сумасбродских Островов, пока обе жертвы Лабиринта полностью не вернулись в настоящий мир.
  
  Появившись в воздухе, и дух, и призывательница повалили Вингрида на землю, но ноги последнего ещё инстинктивно пытались двигаться дальше, к Розе, чтобы ударами, полными магии выбить из неё все внутренности наружу.
  
  Сергей тут же резко вскочил, наконец открыв глаза.
  
  - Фух. Я "жив" и я "мыслю". Это хорошо. - отдышавшись, подумал герой сотни наград.
  
  Он выпрямился, быстро смотря по сторонам. Сначала на Фриду - девушка немного скатилась с мага-студента в левую сторону и сейчас частично лежала на бордюре, медленно приходя в себя.
  
  Вингрид уже начал было подниматься, но осознание добило его, и он рухнул, понимая две вещи - магию он сейчас не получит, и кто-то напал на него со спины, повалив на землю.
  
  Сергей перевёл взгляд и понял всё.
  
  - Странно, что до моих "внимательных" ушей этот звук не дошёл. - Гиров тут же, резко начал осматриваться в поисках угрозы. Первый Монарх Королевства Визаро корчился от боли, упав с одного колена на холодное дно полного непонимания происходящего в своём уме.
  
  За одним из почти убитых врагов на данном Турнире, лучник увидел деревянную постройку, преследующую его в некоторых снах о былых геройских деньках.
  
  - Опять ты. Ты же была "далеко"? - шёпотом спросил он у мельницы, поскрипывающей, как ему казалось.
  
  Герой мотнул головой ещё раз, боковым зрением замечая, что Фрида сейчас только скатывается с Вингрида, она ещё не коснулась бордюра. Всё происходящее Сергей увидел, как в провидческом сне. Время замедлилось для лучника настолько сильно, что его мысли обгоняли реальность, но лишь на мгновение, как-то Сергей Гиров почувствовал, что стоит ему остановить свою голову и тело от обзора ситуации на 360 градусов и всё вернётся, как было.
  
  Правее студента-мага он увидел его цель - девочку, которая считала себя взрослой девушкой, чёрным цветом пыталась это подтвердить, только... То ли собиралась второпях, либо по какой-то ещё причине она так и не завершила свой макияж. Роуз стояла, выкинув руку вперёд, словно дразня, нападающего на их команду, призывателя.
  
  И за ней, в зелёном, новом плаще, на фоне изгороди цвета ночных ёлок стоял тот, кто использовал свою Суть на Визаро. Гэвин Дарквуд. Раскрытая ладонь извергала какой-то туман, медленно тянущийся в сторону Мудрого Повелителя. Сергею показалось, что он услышал кусочек какого-то диалога, в котором убийца своего города не участвовал.
  
  Хотя, глаза Гэвина были полны боли, слезились, но ни одна слезинка так и не скатилась по щеке. Взгляд был печальным и откровенно точным, пробирающим до жути. А ещё физического духа будто бы разрывало с трёх сторон.
  
  - От Сути, от "девчонки" и от... - последнее Гирову было не по силам понять. Он не мог этого знать, никак.
  
  Время снова вернулось в норму.
  
  Герой краем глаза посмотрел на мельницу, шептавшую ему следующие действия. Полнолуние прошло, Суть Сергея была сегодня не у дел.
  
  Гэвин увидел Гирова, смотрящего прямо на зелёный дождевик, мокрый от дождя, преследующего подрывника.
  
  - Роза! - крикнул он, использовав последние доступные ему силы. Голос Турнира на время заглушился, но платой стала пара зубов мудрости, слишком велики были ставки, слишком велико напряжение - Визаро явно мучился, разрываясь не меньше, чем Дарквуд, привыкший к собственной, садистской Сути.
  
  Его призывательница совершила пару шагов назад, поближе к своему духу-хранителю. Он глазами старался показать единственную вещь: "Не прикасайся... ко мне. Я не смогу защитить и тебя... от этого."
  
  Вингрид вставал, опираясь на ладони.
  
  Сергей моргнул, повернув голову в сторону мельницы, неожиданно сменившей своё месторасположение, затем повернулся опять к Дарквуду и последний перевёл взгляд на мельницу, которая начала крутиться.
  
  - Сила Героя. - подумал Гэвин. - Получить преимущество в любом бою.
  
  Но он ошибался. Это не было простым преимуществом.
  
  Это была Суть, которую Сергей Гиров старательно пытался избегать. Успешно, до сегодняшней ночи и бою в храме имени учёных Визаро.
  
  - ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ! - самого физического духа не двигал ветер, создаваемый лопастями этой четырёхкрылой мельницы, но туман Гэвина Дарквуда, охвативший почти убитого Повелителя сумасбродов отступил. Тёмная сущность и не думала останавливаться - она пролетела мимо героя, направляясь прямо на самого духа призывательницы Розы.
  
  К текущей боли, буквальному ощущению сжигания кожи изнутри, добавилось уже работающее Вечное Искупление.
  
  - Я умру от боли. - подумал Гэвин и упал без сознания.
  
  ***
  
  - Ух, голова... Где я? - спросил он, не замечая некоторых вещей. Лил сильный дождь. Дождевик всё ещё был на нём, так что вода Гэвина не так сильно волновала.
  
  - Мои зубы... - он пощупал челюсть руками. Зубы мудрости находились там, где были всегда. Движения руками не отдавались сильной болью.
  
  Выбитые стёкла, заросшие плющом дома, вечный дождь и мостовая с кровью между камней.
  
  - Сейлам... - выдохнул Гэвин Дарквуд. - Я в сознании и это Сейлам!
  
  - Мой голос? Мои слова! - радость охватила, страдавшего в прошлом, физического духа.
  
  Он подпрыгнул от счастья, не особо пытаясь понять, что происходит, но, только решив сделать шаг вперёд, он же всё-таки пытался попасть сюда в сознании не для того, чтобы стоять, Дарквуд заметил фигуру, отдалённо напоминающую ему кого-то знакомого.
  
  Гэвин понял.
  
  - Быть не может... - прошептал он с нескрываемым удивлением.
  
  - Роза? - переспросил он, не веря самому себе.
  
  Фигура кивнула, соглашаясь.
  
  Дождь всё лил и лил. По небу нельзя было сказать, какой здесь час.
  
  - Я надеялся найти Сейлам, будучи в сознании, найти тебя тут. Весь этот Турнир, я буквально чувствовал твой взгляд, сейчас, без боли, я наконец-то это понял. - выдохнул Гэвин, пока вода хлестала его по лицу сильными ударами судьбы страдающего духа.
  
  - Зря ты это сделал. - сказала Роза.
  
  - Что? - переспросил Гэвин Дарквуд, не понимая.
  
  - Ты уничтожил город. Родной город, Гэвин. Ты проклял его и всех, кто тут жил. - сказала девочка с лицом взрослой девушки.
  
  Дух опустил руки.
  
  - Я... Я не понимаю. - он пытался вдохнуть воздух ртом, не находясь что ответить от неожиданности, свалившейся не него.
  
  - Ты поступил жестоко по отношению к жителям.
  
  - Я должен был это сделать! - Гэвин крикнул в сторону выбитых окон то, что накопилось внутри. - Мэрия позволяла себе слишком многое! Мы обязаны были её остановить!
  
  - Ты взорвал башню, это суровое преступление. - продолжала стоящая на месте Роза. - Если бы ты подумал.
  
  - МЭРИЯ ОТОБРАЛА У МЕНЯ ТЕБЯ! ОНИ РАЗЛУЧИЛИ НАС! - несмотря на заслуженный гнев в сторону коррумпированной власти, Дарквуд не почувствовал боли, горло не хрипело от недавнего ора.
  
  - Гэвин... - Роза попыталась настроить контакт. - Ты мог бы не участвовать в мятежах и продолжать жить. Они дали тебе такую возможность.
  
  - Если бы я не поступил жестоко, так? - переспросил он, частично игнорируя её, распаляясь. - Если бы я не сдался в последний момент, выбрав этот... сраный символизм с Башней Мира. Если бы я взорвал мэрию, как изначально задумывалось... Ничего из этого бы не произошло! Вот в чём моё "Вечное Искупление" ...
  Физический дух упал на каменную плитку и заплакал.
  
  - Я ничего не чувствую. - проговорил он. - Всегда думал, что боль закрывает мои настоящие эмоции, но сейчас её нет... И я пуст внутри. - он вытер сильно солёные слёзы и попытался встать, пошатываясь. - Я прошёл этот и прочие Турниры, в попытках увидеть тебя.
  
  Роза молчала.
  
  - Я всегда любил тебя, иначе бы даже не пытался участвовать в Турнире, страдая ещё больше от каждого поражения, от каждого желания, не отданного мне. И когда мэрия забрала тебя... Я скучал... - он замолчал, отводя вбок свой взгляд, а следом за ним и голову.
  
  - Роза Дарквуд.
  
  ***
  
  - Я не буду говорить тебе Гэвин, никогда не скажу, что мэрия предлагала мне выбор. Я ушла без споров, они забрали бы тебя или нас обоих сразу. - думала девушка. - Я никогда не расскажу тебе этого, ты умрёшь от боли.
  Слеза, или то был дождь, покатилась по её щеке.
  
  ***
  
  - Почему я не чувствую боли здесь? - спросил Розу Гэвин. - Двойное искупление лишило меня сознания, но я ещё жив и не сплю. Поэтому я здесь?
  
  - Я не знаю. - честно ответила миссис Дарквуд, умершая до Гэвина, до взрыва. Гэвин, разумеется, поверил ей.
  
  Он выглядел потерянным.
  
  - Ты теряешься. - сказала Роза, подойдя ближе.
  
  Он содрогнулся, когда девушка прикоснулась тёплой ладонью к его щеке.
  На секунду в его голове мелькнул ужасный вариант: "Нет! Я же не удержу в себе боль, разрывающую меня!"
  
  - Она так сильно похожа на тебя. - прошептал физический дух. - В этом есть ирония Турнира?
  
  - Я знаю, почему ты не чувствуешь своих привычных страданий. - сказала Роза. - Потому что...
  
  ***
  
  - Гэвин... Нет, нет, не страдай, не надо! - в мыслях Роуз металась из одного угла своего сознания в другой, не обращая внимания на Гирова и остальных, физически застыв в испуге. - Я была такой дурой, что пыталась делать вид, что страдаю, когда как ты мучился от разрушения внутри твоей души! Души!
  
  Роза подошла к скорчившемуся телу своего нового друга.
  
  - Я убавлю твою боль. - решила девочка.
  
  - Надеюсь, я стала частицей тебя, так же, как ты стАЛ ЧАСТИЦЕЙ МЕНЯ! - прокричала Роуз и прикоснулась к его коже, забирая часть ответного удара на себя.
  
  Её поглотило пламя самого Ада. Кожу сдирали живьём, внутренности разрубали и перемешивали, под ногти лилась через иголки непонятная смола, глаза выдавливались, подняв тело над землёй, череп дробили самой сутью всех возможных кошмаров, ориентация в пространстве потерялась, даже граничащая с безумием бездна манила в забвение, но это было невозможно сделать. В этом и существовала вся суть "Вечного Искупления". Отсутствие понятия времени. Безграничная, бесконечная боль. Для врага, ценой себя.
  
  - Останься жив, прошу тебя. - молилась за Гэвина Дарквуда Роза, не смотря на всю описанную лишь миллионную часть нынешней боли духа, которую она смогла забрать. - Я не хочу, чтобы ты больше страдал...
  
  И Роуз упала рядом со своим подрывником, болевой шок не справился с такой нагрузкой в первое же мгновение, а потом наступила тьма.
  
  ***
  
  Глаз у Гэвина Дарквуда задергался.
  
  - Я и не знал, что она на такое способна. - сказал дух, свободный от боли и эмоций.
  
  Дождь снизил видимость до ладоней рук. Дарквуд резко упал на землю, снова.
  
  - Мы ещё увидимся, Гэвин. - сказала Роза Дарквуд. - Надеюсь.
  
  - Это мгновение дало нам столько времени... - удивилась она молча. - Спасибо тебе, незнакомка.
  
  - Роза... - прошептал физический дух, всё понимая и даже принимая происходящее, пока что.
  
  Её лицо стало последним, что он увидел до конца этого Турнира.
  
  Голоса Турнира молчали со времени использования "Вечного Искупления" и больше не показывали своё присутствие.
  
  ***
  
  - Ох... - Вингрид потёр голову и увидел, что его Король потихоньку встаёт. - Ой...
  Прямо перед ним стоял Сергей Гиров.
  
  - Я полагаю... - начал Валлиан. - Мы можем заключить перемирие, пока оба наших духа не восстановятся? А заодно и уничтожить ещё одну команду?
  
  Герой смотрел на мага-студента не мигая.
  
  - Если "Вечное Искупление" Гэвина Дарквуда не перестаёт "работать" сразу же после того, как его снять, то я могу убить Визаро. - передал Сергей Фриде.
  
  Та замешкалась.
  
  - Да, но вдруг на нас нападёт последний враг? - переспросила девушка по ментальному каналу связи.
  
  - Хорошо. - кивнул Вингрид, услышав только молчание, которое он принял за согласие.
  
  Визаро встал и немного шатаясь подошёл поближе. Оба меча висели на поясе, показывая, что у него намерений нападать.
  
  - Истинный Правитель следует законам морали и благодарит тех, кто спас его жизнь. - сообщил первый монарх Сумасбродских Островов, отвесил глубокий поклон.
  
  - Вау. - выдохнул Вингрид, на чьих глазах его кумир выразил настоящую эмоцию.
  Сергей Гиров поклонился в ответ.
  
  ***
  
  Визаро молниеносно вытащил Уверенность из полуразрушенных ножен и вонзил меч сверху вниз, пронзив шею лучника.
  
  Фрида содрогнулась и у неё получилось лишь приложить руки ко рту, но немой крик ужаса и непонимания не срывался с губ.
  
  - Визаро! - крикнул также не осознающий ничего призыватель. - Ты что, чёрт возьми натворил?
  
  Тот повернул голову к своему магу.
  
  - Благополучие королевства стоит выше морали правителя.
  
  У Вингрида Валлиана задёргался глаз.
  
  - Я запрещаю тебе убивать её! - успел приказать студент магического университета, указывая пальцем на окаменевшую Фриду.
  
  ***
  
  - Ха! Предсказуемость - слабая попытка... - начал говорить монарх, поворачиваясь к выскочившему из-за угла Ульриху Благоприносящему.
  
  Но глаза последнего, его скорость не оставляли подсказок, кто именно сейчас был в этом теле. Все, кто знал Ульриха, точно бы сказали, что он никогда не существовал в таком боевом раже.
  
  Мелкий кинжал, оставшийся от некогда бесконечного клинка, пробил обе брони Визаро за мгновение и вошёл в его тело.
  
  Правая рука отпустила Уверенность. Левая рука выронила Истину и та не настигла столь наглого убийцу короля. Из точки прикосновения стали кинжала Ульриха, Предательства, удар разошёлся по всему телу повелителя Королевства Визаро.
  
  - Вот как работает этот меч. - успел подумать король, понявший, кто его последний враг. Но и самый непобедимый физический дух упал, уже мёртвым.
  
  Вингрид не успел понять, что его убило, но тут удар разошёлся дальше.
  Уверенность пропала из задней части шеи Сергея Гирова, но удар в сердце оборвал последние крохи надежды на жизнь.
  
  Фрида не могла пошевелиться. Она смотрела прямо на Ульриха и слёзы катились по её щекам.
  
  - Сергей... Ты не можешь... - никакая другая мысль не посещала девушку, стоявшую на ступенях, скрытая кирпичной стеной.
  
  Ульрих Благоприносящий поднял палец к губам, попросив молчать и повернулся в сторону темноты за пределами видимости Фриды.
  
  - Все мертвы. - безучастно сообщил дух темноте.
  
  - Пойдём. Нас ждёт озеро Хенранва. - ответила Элеонора фон Хейтенбург, победительница Турнира.
  
  Через минуту власть над ногами вернулась к Фриде, но она предпочла упасть и тихо всхлипывая, смотреть на то, как медленно исчезает тело её духа и настоящего друга.
  
  ***
  
  - Да-а-а... - блаженно выдохнув, подумала Элеонора, стоя на пустом от леса месте, с прекрасным видом на океан. Озеро осталось немногим позади.
  
  - Я победила в Турнире! - крикнула она, по-видимому, кому-то из своих давних обидчиков, прямо в прошлое. Океан становился всё светлее и спокойнее, Богиня Морей уже не манипулировала водой, солнце медленно вставало, озаряя победительницу.
  
  Ульрих опирался о дерево, в нерешительности колеблясь. Элеонора всё ещё стояла.
  
  И он запустил остатки своего оружия, названного Смертью прямо в свою бывшую призывательницу.
  
  Та сделала шаг вправо и рукоять оружия Ульриха Благоприносящего растворилась с последней сохранившийся в нём моралью.
  
  - А я думала - предашь или нет? - философски сообщила Элеонора. - Итак, ты меня предал, хотя я помогла тебе стать одним из самых сильных духов на Турнире...
  Ульрих дёрнулся от этой фразы.
  
  - Не двигайся! - резко закричала призывательница. - Или умрёшь сейчас.
  
  - Ты не можешь мной управлять. - ответил ей рыцарь Францинии.
  
  - Нет, эта вещь может. - она достала какой-то пистолет и направила его на своего бывшего физического духа. - Оно убьёт тебя, не успеешь залечить все раны.
  Ульрих Благоприносящий молчал.
  
  - Я знаю, что как только ты двинешься, ты сможешь убрать осколок своего пропавшего оружия из мира и вернуть его себе в руку. Я этого не позволю. - Элеонора подумала и добавила:
  - Когда я получу силу от Турнира, возможно, поделюсь с тобой.
  
  - От такой как ты, мне не нужно ничего. - заявил благородный рыцарь.
  
  - Ты думаешь, что я не убью тебя сейчас, убийца Францинии и твоей любимой королевы? - издевательски произнесла победительница.
  
  - Ты тварь! - в ярости Ульрих вскочил и тут же раздался выстрел. Он всё равно протянул сжатый кулак в сторону Элеоноры и прикрыл им сквозную рану на груди, продолжая говорить:
  - Сама продала свою Родину и смеешь что-то говорить мне? Умри, просто умри...
  
  Он повалился в сторону дерева. Дуб обнял его.
  
  - Как жаль. - безразлично произнесла Элеонора фон Хейтенбург, победительница Турнира.
  
  И незаметный, невидимый осколок Смерти вернулся обратно к Ульриху. Уйдя под кожу Элеоноры, его сила распределилась по всему телу фон Хейтенбург, но даже так, она не выдержала всей силы и рухнула, сказав свои последние слова:
  - Но как? У тебя не было этой особенности...
  
  Ульрих молча смотрел на тело той, кого когда-то по ошибке называл своей призывательницей и миледи.
  
  В его мозгу крутился ответ:
  - Физическому духу не обязательно рассказывать всё. И я научился врать из-за тебя. Что ты посеяла, то и получила в ответ.
  
  Насквозь пролетевшая пуля уже не была страшна Ульриху Благоприносящему. Магия залатала его, но со смертью Элеоноры, его время на Земле тоже оставалось конечным. Он, из-за какой-то внутренней горести, пополз в лес.
  
  - Озеро Хенранва... Озеро Хенранва... Озеро... Турнир, мечта... - каждый раз выдыхая прозрачная голубая гладь спокойной поверхности озера снова появлялась перед его глазами.
  
  Его рука дотронулась до воды. Уже не было ни сил, ни смысла задаваться вопросами: "Почему я не могу встать и дойти? Зачем ползти? Ради чего?"
  
  Ульрих был убит духовно, как исчез его клинок, когда он не просто пошёл против своих принципов, а когда он убил того, кому в самом начале поклялся служить до своей смерти. Предательство и смерть, объединившись, уже не давали ему личного покоя.
  
  Вода из его глаз падала в спокойное озеро, одну из магических точек Зетшобо для связи с Турниром. Это было необязательное действие, но это то, что знал Ульрих.
  
  - Пожалуйста... Пожалуйста! - взмолился он, не прекращая лить слёзы. - Пусть этого не будет. Пусть я никогда этого не вспомню. Я не хочу верить, что всё это произошло на самом деле! Пусть я забуду этот Турнир!
  
  Ульрих Благоприносящий начал светиться. И вместе со свечением, от ног до кончиков пальцев правой руки, касающихся воды озера Хенранва, рыцарь Францинии исчез в лучах вставшего солнца, забыв обо всём, что происходило за последние три с лишним дня. Он снова стал собой.
  
  
  
  
  
  
  
  Эпилог.
  
  - Думаю, это станет твоим новым домом примерно на две недели, пока я не накоплю на билет до Самиля. - Тэмуджин Форе поставил две сумки на пол и повернулся, чтобы закрыть дверь своей квартиры в Акерике. - Жу Гуэй, так? Располагайся.
  
  Наследник почти погибшего рода огляделся в квартирке среднего качества, принадлежащей бывшему офисному планктону, который, тем не менее, как и он, Жу, участвовал в последнем Турнире.
  
  - Почему бы нам просто было не улететь первым же рейсом? - спросил его Гуэй, выбрав для себя кресло по центру комнаты. - Почему корабль?
  Тим взвалил на себя одну из сумок, другую оставив в уголке комнаты, рядом со шкафом, и ответил:
  
  - Это ещё из Зетшобо надо было выезжать... Да и денег у меня так и не набралось. - вздохнул он, доставая расшитую жёлтой, но не золотой нитью книгу, которая попала ему в сумку во время самопожертвования Коварда Лайфкрафта. Разумеется, Тим Форе уже прочитал её, пока плыл домой, заодно взяв с собой тогда ещё мало что соображающего, видимо, из-за шока, Жу Гуэя.
  
  - Я немного похожу на свою старую работу. - заявил офисный сотрудник, показав книгу. - Соберу денег тебе на билет, потом наберу на ингредиенты и... разбогатею... - Тэмуджин вздохнул ещё сильнее, вспоминая о Коварде. Он помнил о словах, сказанных магом, о богатстве.
  
  - Ты так и не смог загадать свою мечту. - грустно подумал Форе, присаживаясь на диван рядом с креслом Жу. - Но, я уже мысленно извинялся перед тобой, пока плыл и смотрел в самую глубь океана, тогда, на корабле.
  
  - Прости Ева, я буду помнить о тебе. - присоединился Жу Гуэй к печальному моменту, аналогично, в уме. Он сильнее стиснул кулон, последний подарок от его опекунши.
  
  - Ладно, мне будет печально с тобой прощаться... - прервал тишину бывший призыватель, Тэмуджин Форе. - Так что давай я скажу тебе "пока" сейчас!
  
  - Ладно, дай пять, Тим! - подпрыгнул Жу Гуэй, с утопившего его в себе, кресла.
  Раздался хлопок ладоней.
  
  - Удивительно, что мы только вчера хотели друг друга убить, а теперь... Вот так, дружим. - немного запнулся наследник древнего рода Гуэй, пытаясь считать эмоции на лице Форе.
  
  - Да... - сильно протянул Тэмуджин. - Турнир и его желания совращают нас.
  
  - Совращают? - с ухмылкой переспросил его Жу. - Ты в каком веке живёшь, а?
  Где-то наверху, этим безоблачным днём, раздавались радостные голоса новой пары, успевшей образоваться за 3 дня отсутствия Тима в Акерике.
  
  - Пойду, найду что осталось перекусить. Ты бы что хотел? - донёсся голос Тима с кухни. - Потому что у меня осталось только молоко, немного чая и готовые завтраки. Полуфабрикаты ещё, но мне лень их готовить.
  
  После небольшой тишины послышался звук падения чего-то тяжёлого на пол.
  
  - Да, а мясо совсем протухло. Надо было его перед уходом доесть. - послышался голос непримечательного человека, участвовавшего в Турнире.
  
  - Знаешь, я думаю, буду посещать твоего дядю, как на ноги поднимусь. - громко говорил Тим Форе из другой комнаты, что-то пытаясь придумать с данными ему продуктами.
  
  - Да, конечно! - согласился Жу Гуэй.
  
  Его пальцы вновь коснулись подарка Богини Океанов. Колба с её последней слезой.
  Лицо призывателя-сироты вновь омрачилось хмуростью.
  
  - Я не сдамся. - решил Жу Гуэй и, словно в подтверждение своих слов, кивнул. - Приеду в Самиль, приду в себя и призову тебя. Я буду приходить к морю около Самиля, каждый день буду называть твоё имя. Твоя слеза будет нашей самой прочной связью и даже Турниру придётся с этим считаться. На второй раз мы победим, а потом... Я отдам своё желание тебе, Ева. Мы мыслили одинаково, даже будучи в обоюдной ненависти к человечеству.
  
  ***
  
  Капли дождя падали прямо на чёрный нейлон зонта. Фрида стояла перед каменной плитой, защищённая от непогоды Францинии. Калитка в поместье Перволетов не была закрыта, её оставили как есть, как памятник герою, не сумевшему спасти себя, пока он защищал мир.
  
  - Хотя бы Генри не знал физику и что отсутствие гравитации убьёт и его самого. - тихо сказала Фрида, смотря на могилу голубоглазого героя. Ей почему-то казалось, что он не просто стоит у неё за спиной, но ещё и положил руку ей на плечо.
  
  - Я скучаю...
  
  Неловкое молчание затянулось.
  
  - Знаешь, Сергей, я всё же закончила тот проект и на вырученные деньги полетела сюда. Скоро я вернусь обратно в Зетшобо... Интересно, а мы сможем встретиться вне Турнира? Я знаю, это была моя мечта и вообще, какое-то чудо, избежать смерти по чужой инициативе... Но знаешь, я бы хотела ещё раз увидеть твоё лицо, услышать твой голос.
  
  Дождь не ослабил хватки.
  
  - Он и не должен, это не какой-то рассказ, где погода олицетворяет ушедших из нашего, смертного мира. - хмыкнула девушка. - В это верят только на Восточных Землях, а я... А кто я? Просто человек, без истории, без собственной мечты.
  Ветер дул на Фриду, благо её пальто хорошо спасало от холода. Только полы приподнимались над мокрой травой.
  
  - Как тебе там? Где бы ты ни был. - грустно улыбнулась девушка. - Надеюсь, что ты рад. А вдруг завтра, когда начнётся новый Турнир, ну, я думаю, что так будет... Что если ты появишься снова и победишь? И загадаешь вернуться на Землю? У вас же там нет никаких ограничений в появлении между Турнирами? Только связь с людьми?
  Солнце выглянуло из-за пасмурных туч, приветливо ослепляя посмотревшую на светило Фриду.
  
  - Может быть, у людей мало разных характеров, поэтому мало и духов, не знаешь? - спросила, глядя на землю, Фрида Вельмин. - Ну, если вернёшься, если слышишь меня... Приходи в гости, ладно?
  
  Перед тем как выйти за стальную калитку она не смогла перебороть желание и ещё раз посмотрела на могилу, к которой столько времени летела. Если девушка вновь будет участвовать в Турнире, то только при условии, что с ней будет жизнерадостный герой-лучник.
  
  Нет, конечно, она сейчас собирается немного побыть туристом, но это лишь на пару часов, так, раз всё равно её по пути.
  
  За могилой Сергея Гирова, ветер дул на медленно крутящиеся лопасти мельницы, удивительно, как они ещё не слетели от старости.
  
  Очередной Турнир завершился.
  
  No Артур Реалист
  Дата написания: 31/07/2019 - 01/03/2020
  Дата редактирования: 04/03/2020 - 07/06/2020
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"