Реалист Артур: другие произведения.

Иван из Трудового Союза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История, рассказывающая о последних правителях всей восточной части основного континента перед угрозой с востока. Основана как смешение просьбы знакомого человека, угрозы написать о нём рассказ и добавление получившейся идеи в мир Мечтарть.

  Человек по имени Эйван, с рождения - Иван, спокойно шёл в сторону Герцинийской границы в сопровождении защитников.
  
  Сейчас он играл роль, которую ему поручила группа человек, в данный момент управляющая Трудовым Союзом Стран Совершенных.
  
  Так ему и сказал главный:
  
  - Иди и выясни слабости Островной, Герцинийской, Францинийской и Великой Южной Империи. Если за месяц после сбора по вопросу общей безопасности, у тебя появится возможность устранить всех лидеров в короткие сроки, сделай это, Иван. Если же нет, то возвращайся, как соберёшь достаточно информации.
  
  Потом ему доставили письмо и он отвлёкся.
  
  - Доню же не раскрыли, да? Пусть дальше работает, там нужно сделать всё очень деликатно. Почти наши всё же.
  
  Он снова повернулся к Ивану.
  
  - Можешь идти, барон Эйван Герихский.
  
  У Эйвана была особенность, из-за которой он мог бы провалить всю операцию - он не воспринимал никакие разговоры, пока к нему не обратятся по имени. А также, плохая привычка, но Ивану было сложно запоминать, что у него может быть другое прозвище, поэтому он часто молчал, что, иногда играло свою важную роль. Это было связано с его детством, где его дразнили сыном Медузы, легендой Неополиса. Теперь такой же недосягаемой, как и сами руины города.
  
  - Расступиться, барон Эйван, живущий у границ Трудового Союза идёт! - крикнул один из его защитников в показушных латах, снятых, по виду, ещё с первого нападения Францев на молодой Трудовой Союз, в восьмом веке от изобретения календаря.
  
  Люди в кожанках решили подвинуться.
  "Наверное, я должен появиться на коне, а не пешком. Но не могу, изначальный барон так не делал, и мне не стоит." - подумал Эйван, немного привыкший к новому имени - он с зимы до зимы прожил в том поместье, которое никогда ему не принадлежало.
  Странно, что граница обозначалась двумя людьми и больше никаких зданий поблизости не было. Выводов появилась пара.
  
  Первый вывод - Трудовой Союз формально уже владел всей этой территорией, когда проводил походы против вечно восстающих Францев. Но в этот раз заслали Ивана с целью официального захвата континента.
  Второй - Герцинии - идиоты. Этот вариант показался Эйвану одновременно забавным и правдивым.
  
  Впрочем, пару отрядов, патрулирующих луга, встретились по пути, оказывая уважения, скорее, определяя знатность по роскошным одеждам и очень странному сопровождению. Эйван старался как можно правильнее играть роль барона-интроверта-параноика и пока что, справлялся. Тут снова напрашивалось 2 вывода...
  
  На вход в Герцинийскую столицу с очень сложным для любого языка названием, поэтому даже сами Герцинии не упоминали её всуе, стоял какой-то человек в широкополой шляпе, как и большинство горожан, время от времени ходящий туда-сюда, бесцельно. Да, жизнь в этом городе была размеренной. За множеством домов замок, где правил Койзер Мёрк, не был виден.
  
  Вообще-то, полное название должности высшего органа правления, называлось Койзершафтен, но опять же, из-за сложности, почти все жители сокращали до простого "Койзер", от на удивление, изначально Трудового слова "козни", ведь Мёрк и все правители до него, строили эти самые козни своим соседям, но чаще себе. Вот так и прижился синоним "короля".
  
  Про всех нынешних правителей ему рассказывал Юрий, читая и спрашивая тех, кто жил на той земле в последний год.
  
  Впрочем, об этом Иван сейчас не хотел вспоминать, что ему говорили. Пока что, это не имело значения - письмо о сборе в замок Мёрка пришло совсем недавно - два дня назад и почему именно его позвали, наряду с правителями остальных "Империй", часто создававших между собой коалиции, для нападения для других коалиций, собирающихся из оставшихся двух основных участников.
  
  - Здравствуйте, меня зовут Дмитрих, сын Димихра и Дихлеры...
  "Странное имя." - подумал Эйван.
  
  Но даже он не знал, что меньше, чем через тысячелетие, его род прервётся в городе Сейлам.
  
  - ...И я проведу вас во дворец, барон Эйван. Сменили имечко, опять? - нагло улыбнулся Дмитрих, да так, что эта улыбка, словно раскалённая печь, обожгла сами очи Ивана.
  
  - Откуда вы знаете, что я - это тот самый барон, а?!
  
  - Вы живёте на границе с Трудовым Союзом и правильно делаете, что остерегаетесь их. Только неправильно, как считает остальная элита. Поэтому вас легко выделить в толпе неизвестных мелких подчинённых Койзера. - ответил Дмитрих. - Но у меня один вопрос - откуда вы можете быть уверенны, что барон Эйван - это действительно барон Эйван?
  
  За вопрос, Дмитрих, сын Димихра и Дихлеры получил своё прозвище - "Философская печь".
  
  - Мне нужно на собрание, уже два дня как мне пришло сообщение. - поторопил того Иван, а сам подумал: "Этот герцинийский, он ужасен и ломает язык!"
  
  - О, вы знаете Герцинийский? А я вот не знаю... - на чистом Трудовом ответил ему Дмитрих и не думал снова что-то говорить. Но и никуда идти он тоже не собирался.
  
  - А как тогда вы смогли ответить, на мой вопрос о том, что я тот самый барон Эйван? - уже на Трудовом спросил Эйван Герихский.
  
  - Я угадал по вашему внешнему виду ваш вопрос, барон... А вы ведь точно барон Эйван? - резко поинтересовался Дмитрих, коснувшись большой шляпой носа Ивана.
  
  - Да я это, я! Когда уже замок! Быстрее надо, остальные наверняка ждут! - эта фраза была проблемной для Ивана. Сам он никуда и никогда не торопился, а тут... Настоящий барон давно не нравился ему, хорошо, что его переселили куда-то.
  
  - Как скажете, барон Эйван. Я покажу вам самую правильную дорогу. - сказал его сопровождающий по Герцинийской столице и Иван не успел даже задать вопрос, что он имел в виду под "правильной" дорогой, поскольку Дмитрих практически бы исчез со скоростью ветра в бурю, но ему пришлось вернуться, чтобы взять часть поклажи, которую несли рыцари на службе у барона.
  
  - Что значат "правильные" дороги? - спросил наконец Эйван, когда он со свитой и Дмитрих, в одиночку, шли по мощённой неровным камнем улице.
  
  - Те, на которых не понадобится моя широкополая шляпа. - загадочно ответил сын Димихра и Дихлеры, повернув голову направо, в одну из сторон, где застройка домов создавала тесноту между строениями. Кто-то из окон высовывался и что-то выливал из вёдер. Запах в городе, стоило им немного пройти налево или направо, был подходяще смердящим, как и любое больше бесящее сопротивление, тех же Францев, чем угрожающее Трудовому Союзу.
  
  "Гениальная логика - мало места и надо быть более защищёнными, выходит проблема отбросов. Что делать? Конечно же пусть шляпы защищают от грязи. Ведь это гораздо проще, чем объединиться с добрым Союзом, который не трогает, ни людей, ни сами территории, он просто объединяет, эта общая цель преследует нас так долго..." - подумал Иван.
  
  Путь шёл вверх. Замок находился на большом, по меркам этих лугов, холме, а нижняя часть города граничила с водой и рекой, которая тогда ещё называлась просто "Ла".
  Конечно же, из-за небольшого количества людей, весь город, кроме ферм, поместили за стены, создавая ложное ощущение безопасности. Хотя вторая, внутренняя стена, защищающая уже только сам замок, даже без роскошных строений баронов. Да что там баронов, даже графов обделили!
  
  А эти люди, кроме того, что слово-титул пришло из "Герцинийского Нового" (Геррцинньйд Нодьйе), отличались лишь большей приближенности к Койзеру и оттого имели больше прав. Впрочем, переделка столицы последним Койзером, ограничила и права графов, уровняв их власть. А, судя по некоторым недовольным разговорам вполголоса, всяких крестьян, они были не менее недовольны, но уже тем, что в их права добавили пару плюсов.
  
  "В общем, лучше ничего не менять и всё будет хорошо. Трудовой Союз не меняется, только в размерах увеличивается, а больших изменений и не надо." - подумал Иван, когда они с Дмитрихом проходили за вторые врата.
  
  Эйван понял, что стражники общаются на Герцинийском Новом, потому что при таком общении, язык не сворачивался в трубочку. Хотя, как только они прошли дальше, стражи за спиной решили поговорить на Трудовом.
  
  "Ещё одно доказательство истинного величия моей Родины." - понял Эйван.
  Он и Дмитрих, сын Димихра и Дихлеры, молча, как и вторую часть пути, шли дальше, только уже вдвоём и теперь у сопровождающего были все вещи барона Эйвана Герихского, его стражу не пустили.
  
  "Все герцинии такие параноики?" - сначала подумалось шпиону, но потом он посмотрел на великолепный вид, уже не скрываемый, ни домами, ни второй, внутренней стеной.
  
  За замком на севере виднелись ряды гор, а внизу располагалось громадное озеро в виде полукруга, обнесённое ещё более толстой стеной, чем наружная. Кто-то явно не хотел делиться этим красивым местом, тем более, что везде кроме юга, на месте где стоит замок, пологий холм превращается в резкий буквально за пару десятков метров. Но из-за его высоты, кто-то додумался поставить лестницу вниз и сейчас по ней взбирались вверх.
  
  Дмитрих, который не останавливался посмотреть на красивый вид, а также полностью игнорируя в словах любое недовольство по поводу замка над озером, которое когда-нибудь точно прогрызёт землю и произойдёт падение оплота Герциниев, пошёл вперёд.
  
  - Это Койзер, решил искупаться перед балом. - по пути дальше сын Димихра и Дихлеры сказал хоть что-то, не замедляя шаг.
  
  - Балом? - только и спросил Иван.
  
  - Да, барон Эйван Герихский. Койзер сегодня решил устроить бал, пока ждёт вас и... Всех остальных. - ответил его временный сопровождающий.
  
  - И ты мне сказал об этом только сейчас, когда я так торопился?! - вспылил Иван, одновременно негодуя и играя роль негодующего параноидного барона. Впрочем, Эйван не стал бы, а скорее, не смог бы играть роль безумца и параноика, так что он справедливо считал, что оригинальный барон просто немного опасался всего.
  
  - Я решил вас не расстраивать. - полу-понятно прошептал Дмитрих.
  Они подошли к массивным двойным дверям.
  
  - Открывайте, Койзерские шавки! - крикнул, стуча дверной ручкой, сопровождающий. Как только оба человека у входа услышали, как кто-то идёт, громко стуча по каменному, наверное, более обработанному чем улицы, полу, Дмитрих, сын Димихра и Дихлеры повернулся к Ивану и сказал:
  - Ну, пора прощаться!
  
  И убежал обратно. А двери отворились.
  
  - А-а-а, барон Эйван Герихский. - протянул один из стражников замка. - Просим прощения за нашего Койзера, решившего запретить вход всем посторонним. Прошу, пройдёмте за мной.
  
  И первый стражник повёл Ивана вглубь просторного, но прохладного и серого замка.
  Эйвану такой подход не нравился. Он опять был слишком агрессивно-защитным, как будто эти жёсткие меры смогут помочь бессмысленно сопротивляться великому Трудовому Союзу Стран Совершенных! Ну и как дополнительный минус - замок уподобился ледышке.
  
  "Смогу ли я вообще тут пробыть долгое время? Я очень сомневаюсь в силе каминов." - поразмышлял Иван.
  
  Его провели по первому этажу сквозь несколько больших залов, попутно рассказав о вечернем бале на втором этаже после которого все правители соберутся обсудить "Трудовую угрозу" на ещё этаж повыше, в почти что покои Койзера Мёрка.
  
  Люди потихоньку шли в замок, хотя на главной улице он и Дмитрих не видели никого особенного.
  
  "Вывод первый." - подумал Иван. - "Либо всем абсолютно лень спешить и успеть вовремя попасть на бал и, немногим оставшимся, ещё и на главное событие сегодняшней ночи. Либо..."
  
  "Вариант второй." - ненастоящий барон продолжал быстро крутить в голове мысли. - "Сын кого-то там и кого-то там выбрал правильную дорогу, а остальные сейчас пытаются отмыться после более быстрого пути к замку."
  
  Оба варианта не радовали правильного в расписаниях Эйвана.
  
  - Ещё один барон или граф пожаловал на бал. - возвестил голос позади шпиона. - Позвольте узнать ваше имя?
  
  Иван повернулся и увидел невысокого человека в странной шляпе, похожей то ли на конус, то ли на цилиндр, но ни на одно из перечисленных в отдельности. Его голос прерывался, когда он говорил, а ещё в словах мелькало частое шипение.
  
  - Барон Эйван Герихский. - ответил Иван. - А вы...
  
  - Энтони. - ответил низкорослый человечек. - Я представитель короля Энтони VII на всех его мероприятиях, покуда он не приплывёт. Я уверен, мой повелитель прибудет к балу вовремя. Он должен был отплыть ненадолго позже меня.
  Эйван ещё услышал совсем тихое бормотание:
  - Бросил меня... шторм... нет одобрения...
  
  И он уже собирался задать вопрос, как Энтони быстро выставил свой ответ.
  
  - Сражу предупрежу ваш вопрос. - начал он. - То, как прочие подчинённые называют меня Энтони Настоящим, не значит, что я являюсь истинным королём Островной Империи или планирую захватывать власть.
  
  - Я не это хотел спросить. - Эйван получил удивлённый взгляд собеседника. - Неужели король Энтони VII так редко путешествует за пределы своей земли, что ему нужна ваша помощь, пока он не прибудет?
  
  - Нет, вовсе не редко! - со своим привычным искажением в голосе, к которому добавилась нотка недовольства, ответил не настоящий король Энтони. - Просто в случае шторма или других проблем, наш великий король всегда посылает меня, чтобы я рассказал, как прибуду, о скором прибытии повелителя!
  
  На этом Эйван закончил диалог с представителем короля Островной Империи до его непосредственного прибытия и всё равно услышал негромкое бормотание:
  - Хочет избавиться... Плохо... Но монеты... Плата...
  
  Решив прогуляться по замку, "никто не запрещал - значит, можно." - рассудил Иван, он встретил двух удивительно странных личностей. Шпиону показалось, что тут бал вечером будет не для знати и как прикрытие для переговоров, а для самых необычных людей западных империй.
  
  Иван прошёл ещё несколько длинных коридоров, пока не вышел через небольшую комнатушку в почти тупиковый коридор с двумя разговаривающими людьми.
  
  Первым увидел Эйвана персонаж в тёмно-бордовом кузнечном фартуке, с длинной бородой, тёмными волосами, на которые опустилось немного золы и с миниатюрным молотом в правой руке, не сочтённый стражами за опасный и боевой предмет.
  
  - Здравствуйте. - обычно для среднего класса начал он. - Я герцинийский кузнец Влад и не подумайте! - резко оборвался мужчина. - Я, хоть и пришёл с земель Союза, вовсе не симпатизирую захваченным землям этих дикарей, а наставление Койзера, сделать меня самым главным кузнецом было доказано моим умением. Но я не такой, как остальные кузнецы! Я обычный человек, не кую самые идеальные мечи и наконечники весь день и всю ночь, всю неделю, а затем месяц и последующие годы!
  Как раз-таки противоположное мнение о нём и сложилось у Ивана. Влад походил на кузнеца, который только и делает, что куёт и спит. И даже когда спит, всё равно куёт. И ест, попутно руками сгибая листы железа. За собой уж точно не следит.
  
  - Мы как раз обсуждали бал и некоторые, не совсем "адекватные" решения Койзера моего. - продолжил кузнец Влад. - Мой партнёр по ремеслу тоже кузнец, но из Францинии, поскольку все думают о его тёмных силах!
  
  - Кстати, как вас зовут? - поинтересовался второй кузнец. Белые волосы и зелёный шарф, кое-где прожжённый насквозь, как и верхняя одежда.
  
  "Неаккуратный." - мелькнуло в голове у Ивана.
  
  - Йаа, бранн Эйван Герихский! - хоть кому-то придётся сказать именно с таким акцентом. Иван не хотел этого делать, но задание есть задание.
  
  - Я же говорил, что мой голос слишком тихий для крикливого барона! - возмущался он в самом начале всего... этого.
  
  - Тогда сделаешь вид, что барон поменялся. Изменился, да, так скажешь. - ответил ему помощник главного, Андрей. Получил прозвище "Тук-Тук" за свою меткость в нескольких недавних походах на восток.
  
  - Надеюсь, меня можно понять. Я не буду говорить о себе много. Тут магов не любят. - тихо ответил, кивнув, второй. - Имени я тоже не скажу, но отмечу, что моя сила - магия, самой жизни, тут нет злого умысла.
  
  - Так это всё же правда? - все трое участников разговора поняли это фальшивое удивление.
  
  - Не прикидывайся, Влад. Ты ещё удивлять моим экспериментам будешь? - саркастично ответил кузнец-маг. Иван знал о магах, но вживую не видел. Точнее, видел и нескольких... Многих. Но всё равно не мог понять, что их объединяет. Все колдовали по-своему, у всех магия отличалась, но название дано одно. Всё это выглядело очень странно и потому Эйван лишний раз не интересовался.
  
  - Какие эксперименты? - интерес Ивана в этот раз передался голосом оригинального барона. Шпиону это даже понравилось, но терять роль - не решение.
  
  - А, Влад уже слышал про парочку, расскажет если захочет. - Влад же отрицательно замотал головой за спиной приблизившегося к шпиону мага.
  
  Маг-кузнец или кузнец-маг, Иван ещё не решил, как его назвать, отошёл обратно, рассказывая ещё одну интересную проверку своих сил.
  
  - Я пока что успел провести лишь два эксперимента в своей лаборатории и... Я создал саламандр. - признался он.
  
  - Кого? - не поняли двое слушателей.
  
  - Ну, саламандры - это... Знаете ящериц, да? - спросил в ответ маг, силясь объяснить.
  
  - Конечно знаем, ты же их ешь, как и все францы. - согласился Влад, нервно постукивая молоточном воздух.
  
  "Совершенно не занимается кузнечным делом сутки напролёт." - саркастично подумал Иван.
  
  - Так вот, я наполнил их живительным огнём и они увеличились в размерах до кошек, которых вы, герцинии, забиваете камнями. - в ответ нахамил кузнец-маг.
  Влад удивился, Эйван воспринял этот ужас магического беспредела как обычный день прогнивших империй.
  
  - А ещё они научились дышать огнём. - неумело закончил маг-кузнец.
  
  - Да ты Бог самого Огня! - в восторге Влад дал магу новый титул.
  
  - Весьма польщён. Будут вопросы? - Бог Огня принял титул от менее великих кузнецов.
  
  "Да уж, францы и герцинии действительно не ладят между собой." - Иван запомнил новый подтверждённый факт.
  
  - Как у вас получается ковать оружие и доспехи? Вы же не выглядите мускулистым, как Влад. И насколько хорошо броня защитит? - первым спросил Эйван.
  
  - Я использую магию, чтобы изменить метал, не бью его силой и считаю этот вариант кузнечества допустимым. - ответил Бог Огня.
  
  - А почему новый вид больших ящериц ты назвал саламандрами? - спросил уже кузнец Влад с запада герцинии.
  
  - А, я назвал первую ящерицу Саламандр. Так и пришло название вида. Всё просто и понятно. - улыбнулся или же ухмыльнулся маг. - Он получился огненно-красным, как я и думал. Хотел добавить более мощный огонь и сделать ему синюю голову, но вместо этого покрасил язык.
  
  - А как второй эксперимент назвал? - захотел узнать Влад.
  
  - СКРИ. - резко и немного испуганно послышался ответ.
  
  - ??? - не понял Иван.
  
  - Я и сам не понял почему так, даже не могу теперь расшифровать. - опечалился Бог Огня. - Но вместо более красной второй саламандры я сделал нечто страшное и фиолетовое, мерцающее в ночи и создающее пугающую ауру. Поэтому я с радостью и поехал на карете сюда, через реку Ла.
  
  "На лошадях, не на носильщиках же, да?" - шпион вовремя сдержался и не задал такой простой и немного раскрывающий его сущность вопрос. Эйван не любил лошадей и повезло, что настоящий барон тоже мог перестать их любить.
  
  - Так ты тоже через Ла перебираешься, да? - Влад, хоть и был герцинием, но мог жить восточнее Ла. Просто у Герцинийской Империи существовали минусы - с востока территория уже не существующей Полики, а на западе... Сразу же река Ла. Поэтому францы и не любили герциниев - считали, что даже немного их территории этим агрессорам доверить нельзя.
  
  А позже, буквально через несколько десятилетий или даже лет герцинийский поэт Роман влюбится в девушку-францу Джулию и, несмотря на все заблуждения историков будущего, уже на реке Ла-Фарш и произойдёт действие, что объединит частично враждующие Империи, перед лицом более грозного и великого врага - Трудового Союза.
  
  Иван попрощался в кузнецами-друзьями и пошёл гулять дальше, получив неодобрительный, преследующий взгляд Бога Огня.
  
  Случайно, он вышел на улицу, почти прямо рядом с тем местом, где, по словам Дмитриха, сына Димихра и Дихлеры, недавно вылезал Койзер. Верёвочная лестница оказалась ненужной, ведь с самой незаметной снаружи стены замка находились выступы в стене, перерастающие в нормально вырезанную лестницу.
  
  - Койзер идиот. А я всё ещё остаюсь графом Ррондллэйд, ты, баронишка. - прозвучал сзади Ивана голос. Он обернулся.
  
  - Если ты думаешь, что Койзер защитит тебя здесь, с его приказами о единстве прав настоящих великих графов и неказистых и ненужных баронов, то ты ошибаешься. - продолжил человек, которого шпион решил называть Ронди, так бы его имя звучало на любом нормальном языке. Или Ренди, более пренебрежительное.
  
  - Эйван, и что вы тут высматриваете? - агрессивно-параноидно словесно напал на наглеца Эйван.
  
  - Ты барон, я граф, запомни, низший по влиянию! - ответил Ронди. - Хотя... Ах да, ты же безумный, на границе с Трудовым Союзом. Там бы и оставался, шваль!
  
  - Что тут происходит? - не дав договорить, два голоса, почти одинаковых, в унисон пропели над головами спорящих.
  
  Это были два стражника, но не только их голос был схож. Как два брата, как один единственный человек, почти без различий, несут службу, патруль по замку единовременно. Иван был в благоговении перед такой неожиданной шуткой судьбы.
  
  - Стражи Ванийа и Ванийа. - проговорили тёзки. - Граф Ррон... Рондл...
  
  Они замялись, но быстро нашли выход:
  - И барон Эйван! Вы заблудились и решили подраться? Койзер не одобряет этого! Пройдите в комнату для боёв или мы проведём вас туда!
  
  - Знать бы, как вы ориентируетесь в этих коридорах... - надменно проворонил Иван. - У меня в поместье всё куда приятнее и понятнее. А тут холодно, словно зло призываете!
  
  - Ублюдки, его выводите первым! Койзер скоро сам напросится на виселицу своими шутками над высшим обществом! Чернь тоже против, скоро грядёт переворот, я бы посмотрел на него издали! - крикнул граф со странным именем и того увели первым, потому что "Койзер говорит, вы равны теперь".
  
  И снова Эйван повстречался в Энтони Ненастоящим, а ещё и с другими, менее полезными людьми. Пока что не было ни одной случайной зацепки, как избавиться хотя бы от одной из четырёх целей.
  
  "С другой стороны, я не против вернуться просто с информацией, но не хотелось бы оставлять всё как есть." - заключил он.
  
  Уже наступил вечер, большой зал, куда приводили гостей, почти полностью заполнился, был приближался, а плана у шпиона Ивана не наблюдалось. Посему...
  "Будь что будет." - решил он. - "Сначала проверю то, насколько верно мне рассказал главный, про этих правителей и королей."
  
  Зашли стражники, не близнецы Ванийа, и начали потихоньку приглашать всех в основной зал.
  
  В коридорах доносились шёпотом вопросы: "Койзер совсем тютю?", "Традиции! Где наши традиции!" и "Раньше было лучше, никуда сначала не сгоняли!".
  
  - Да, я тоже не люблю Койзера. - тихо, почти беззвучно, одними губами, не выдержал и сказал вслух ложный барон Эйван.
  
  "А почему пригласили и меня? Почему я не верю объяснением главного? Это же... Глупо!"
  
  И снова у Ивана в голове возникло два варианта. Но он не мог выбрать более правильный, ведь тогда опасность уже накрыла шпиона. Оставалось верить в правдивость заявлений главного и в тупость странной, выборочной осторожности Койзера Мёрка. Пригласить правителей других Империй, их самых известных подчинённых, не пускать в главный зал для бала до вечера, но пустить на тайное собрание баронишку на границе с Трудовым Союзом, главной угрозой, причиной сбора королей!
  
  И любовь к постепенному уравнению прав низшей и высшей касты его не оправдывала. Так считал Эйван.
  
  "Тепло, это самое важное." - подумал Иван, заходя в бальный зал.
  
  Свечи, люстры, всё это освещение превращало серость, мгновенно, в золото-желтоватую красоту. Столы по краям помещения, высокий потолок, лестница наверх, по центру, расходящаяся в обе стороны, с синим ковром - кузнец-герциний Влад рисковал красным цветом своего фартука. Ему просто повезло свалить это на ржавчину. Ему и по имени почти никто не доверял, кроме Койзера.
  
  Иван прошёлся по залу с остальными, перестал видеть вторую входную дверь из-за дальности и людских тел, расслабленно оперся на стол у угла, с другой стороны стоял гость из-за морей.
  
  - Добрый вечер. - сделал полупоклон уважения шпион. Так, насколько он помнил, здоровались бароны или их аналоги в Островной Империи, откуда и происходил, судя по бледному виду его, чужестранец. - Барон Эйван Герихский.
  
  Тот залился краской, но чуть позже ответил, как только опустошил свой бокал:
  - Зд-дравствуйте. - заикнулся он. - Ламбади, очень приятно познакомиться! Но я всего лишь наместник короля на колонии, что на юге. Не стоит... Такого уважения высказывать к моей скромной персоне, разве что...
  
  "Все подчинённые Энтони VII Колониста запуганы и трусливы хуже некуда." - заметил шпион.
  
  - Можете рассказать о вашем короле, колониях, стране и прочем? Всё же, этот бал в честь сближения четырёх Империй. - убедительно прошептал Эйван. Но не смог поддерживать тон, к которому, он, казалось, привык. Нет, этот барон был параноиком и уродом с писклявым голосом!
  
  "Завтра всё горло будет болеть." - справедливо заметил Иван.
  
  - А что можно сказать о великом Энтони VII Колонисте? - начал небольшой ответ Ламбади. - Ничего плохого. Я держусь за своё положение в обществе, пусть мы презираемы, но хотя бы не страдаем тяжёлым физическим трудом.
  Ламбади вздохнул.
  
  - Впрочем, ни для кого не секрет, что народ прозвал его Жестоким. Им кажется, что это более чем справедливо. Что это куда лучше, чем Король назвал сам себя Колонистом. Да, колонии несколько увеличили жизнь на основном острове, но...
  Ламбади снова вздохнул.
  
  - Обсуждаете своих повелителей? - неожиданный голос нового участника недавнего диалога заставил наместника южной колонии, которая была географически аккурат близ самой столицы, вздрогнуть от ужаса и чуть было не ретироваться. Но Ламбади выстоял, особенно увидев, что это не сам Король к нему приблизился.
  
  - Барон Эйван, я полагаю? И... кто-то из знати Энтони Седьмого. - немного оценивающе, но с добрым взглядом в глазах проговорил человек из...
  
  - Лучший друг правителя Женемюра, Францинийского владыки, Шаволь, чернокнижник, раз тут речь зашла о прозвищах, немного уважаемые мною Неизвестный и Эйван Осторожный. - представился третий. Шаволь уже пришёл с бокалом, на четверть заполненным. Поставив его на стол, уже пустой, он рассказал о себе и, что было важнее для шпиона Ивана - о Женемюре.
  
  - Женемюр, кстати, очень рад, что Койзер "позволил" магам убегать из вашей, "великой в деле, в скором, по размерам" империи. - насмешливо обратился Шаволь к барону Эйвану, цитируя некоторые фразы Койзера Мёрка.
  
  - Магов нигде не любят, а ты вообще чернокнижник. - подал голос Ламбади и сам удивился собственной решительности.
  
  - Я узнал магию куда лучше тех, кто просто ею занимается. - мрачно ответил Шаволь. - Ваш Король будет следующим после Койзера, когда мы победим Трудовой Союз. Южная Империя сойдётся с Энтони и его прислугой, а мы заберём то, что наше по праву. И остальную часть "Империи" в придачу.
  
  - Угроза! - крикнул ему Иван. Тихо, но крикнул.
  
  - Успокойтесь, барон Эйван. Мы спасём вас, а потом вы поможете нам построить такую Францинийскую Империю, что угрозы сами собой отпадут. - заверил его Шаволь.
  
  - Южная Империя находится даже не на Южном Континенте, а на Юге нашего, плюс, никто оттуда родом de facto не пойдёт воевать с Островной Империей до того, как закончится шествие Шейха по новым землям на юге. Их сила удивительна, удивительна и их агрессивность. А во всём, между прочим, виноват ваш король. - ткнул пальцем в Ламбаду четвёртый участник диалога.
  
  - Наш Король Энтони VII Колонист - величайший! - скорее по заранее подготовленному ответу, чем по собственной воле, раздался голос Ламбади и снова утих.
  
  - И ещё кое-что: раз мы тут все представляемся, а не танцуем как остальные... - этот человек говорил неудобными и сложными словами, переключаясь за забытый и не особо известный язык, что Ивану стало скучно и он решил быстро пройтись глазами по залу, по крайней мере, до куда он мог видеть.
  
  "Не то, чтобы решил, скорее, это стало спасением от психологической смерти." - мысленно утешил себя шпион.
  
  Где-то пили из бокалов, чинно, две дамы, человек одетый в зелёную штору или во что-то, очень напоминающее оную, танцевал...
  
  - Есть у меня знакомый маг. - донёсся голос Шаволя чернокнижника. - Койзер ваш, его отравил Тифом, за что его и прозвали магом Р"Тифом. Разумеется, такое имя появилось во Францинии, просто неудачно чихнул. Маги выше всех этих балов и прочего, но нужно поднимать мнение и высших чинов.
  
  - Да, вы правы, Койзер ведёт себя очень странно в последние года... - отдалённо проговорил Иван.
  
  - Может быть, десятилетия? - пошутил четвёртый, не представившийся человек и продолжил свою речь, которую слушал Ламбади, остальные сохраняли вежливое молчание, разве что кто-то подходил и спрашивал что-то у Шаволя.
  
  Эйван снова продолжил тупо глядеть в зал. Подсказки и решения в голову не шли, да и информации было мало. Может быть, удастся разговорить Шаволя... Только тет-а-тет...
  Костлявый граф говорил с графом Ррондллэйдом. Стояли они прямо около небольшого оркестра, что символизировало о хорошем положении в мире. Был слух, мол, Койзер Мёрк заранее продумал где и кто будет отдыхать на балу.
  На них недоверчиво смотрел Бог Огня, недавно отошедший от чернокнижника и на мага, придумавшего саламандр глядел барон Берри с ягодкой, поднесённой ко рту.
  
  - Или мой друг, маг болезней или как-то так. - слышался голос Шаволя, что-то рассказывающего про влиятельных знакомых его окружения. - Говорят, что он сам заболел, вот, полгода назад уехал, через полгода вернётся. Зовут его "Вирус", только по герцинийски, кстати. Неожиданное совпадение, правда?
  Однорукий персонаж с именем Нэмой танцевал около угла, стараясь верёвкой на одежде не сбить кого-нибудь. Он был герцинием, как и человек в зелёной одежде...
  
  - О, да, Николя, мой старый друг! Не маг, но сам убежал из-под насильного равенства Койзера. - Шаволь указал на человека в шторе цвета утренней, весенней травы после дождя. - Многого о нём сказать не могу, он сам просил, да и нечего говорить то...
  
  Иван наконец отвёл взгляд с последней интересной личности - барона-дикаря в плаще из волчьей кожи и меха, танцевавшего какой-то разносящий всех гостей в разные стороны, бред. Он ещё и пел, хорошо, что оркестр был громче. Звали его, что до предельного смешно, Белым Волком.
  
  - И вот так получилось, что меня можете называть Диаволо Одиум Нестор. Первые два имени не склоняются, попрошу вас заметить. - закончил, наконец, с приветствием, четвёртый, постоянный участник их разговора у крайнего стола.
  
  - Ненавидимый Дьявол? С чего бы вдруг так себя звать, да ещё и использовать этот язык? - удивился совсем не полиглот Иван.
  
  - Ох, благодарю вас... - выжидательно глянул на Эйвана человек.
  
  - Барон Эйван Герихский.
  
  - Вы знаете как Новый Герцинийский, так и забытый глаз народа Неополиса! Не удивлюсь, если и Трудовой вам подвластен. - истинно восхитился им Нестор.
  
  - Половина герциниев его знает.
  
  - Я не в их числе. - улыбнулся новый источник информации. - О чём я же говорил? Ах да, Южная Империя так не поступит, хотя... Как знать, Энтони VII их изрядно взбесил. Не зря ведь слух про Энтони крутится среди...
  
  - Стоять! - остановил Нестора Ламбади. - Ни слова больше!
  
  - Я просто говорю, что если Энтони VII Жестокий узнает о том, что произошло в день его коронации, что от него скрыли, с кем договорились... - Диаволо Одиум начал шантаж информацией, затем повернулся к Ивану. - Видите, Эйван? Я совершенно не умею пользоваться тем, чем владею и оскорбляю людей направо и налево.
  
  - Истинный герциний. - зло прошептал Шаволь Чернокнижник.
  
  - Ну так и про герциниев есть что сказать. О ереси все знают, да? Давайте подумаем о тщеславии, присущем не только самому эгоистичному королю Островной Империи. Мёрк любит озеро под замком, но на лестнице из верёвок сложно удержаться. Если подпилить...
  
  - Опять угрозы? Да что же такое сегодня! - шпион отыграл роль барона и тут же продолжил, нормальным для себя, голосом. - Я бы мог сейчас подумать, что вы агитируете остальных убить Койзера...
  
  - О нет-нет, я бы сам ни за что не стал убивать Койзера! - двусмысленно ответил Нестор. - Я бы насладился видом природы и падающих тел...
  
  - А он злее вас, Чернокнижник. - слабо выдавил из себя улыбку человек, позиционировавший себя как наместник самой большой колонии у короля Островной Империи. - Вот вы двое по злое явно можете сразиться с нашим корольком, что заставил нашу колонию вместо еды выращивать повсеместно чёртов...! Чёртов чай! - ненависть возникла в голосе Ламбади, он осмелел и...
  
  - Наш король заплатит за всё, я избавлюсь от всех, кто помешает нам сделать свой Союз, в противовес Трудовой угрозе, пусть даже мне придётся убить своего так называемого короля! - дальше распылялся Ламбади. - Он просто...
  
  И тут же смолк. Все поняли почему, лишь когда увидели гостя.
  "Менестрель разбушевался?" - изначально подумал Иван. - "Или Марчь, старый знакомый, навещавший меня во время маскировок бароном? Разумеется, он сейчас и не знает о моей настоящей личине."
  
  Зонтик от дождя, с затупленным и немного тёмно-красным клинком на конце, короткие светлые волосы, высокий рост, позволяющий смотреть сверху-вниз на всех, как на грязь, чем и пользовался... Энтони VII Колонист. В его глазах была холодная нетерпимость ко всему, кроме, возможно других правителей, поскольку весь остальной сброд был тут. Сброд - это комплимент из уст Энтони, если день стал самым лучшим во всей его жизни.
  
  Описание и действия, как и средний по тону голос, с узнаваемым, неспешным тембром, полностью совпадали с полученной Иваном информацией, от главного и Андрея "Тук-Тук".
  
  - Как ты смеешь так говорить про своего короля?! - возмущение Энтони было направлено в сторону неподобающего поведения слуги, нежели самого оскорбления.
  Ламбади хотел спрятаться за спинами всех и быстро убежать. Но ноги не слушались.
  
  - Вы же не станете убивать на виду у других людей, как всех остальных своих подчинённых, iustum? - заступился за Ламбади, севшего от бессилия на колени, Нестор.
  
  Такого слова Иван не знал. Он никому не говорил, что в большинстве языков знал лишь пару предложений и фраз.
  
  - Что-то я не вижу тут людей. - осмотрелся Король. - Только себя. И, неизвестно как оказавшегося здесь, среди нашей королевской элиты, Эйвана.
  Все прочие участники разговора удивлённо посмотрели на шпиона. Кто бы мог подумать, что барон на самом деле тоже король?
  
  - Я и сам не знаю, Энтони... - начал ложный барон, но его очень резко перебили.
  
  - Энтони VII. - ненавязчиво вставил Энтони VII "Колонист" Жестокий.
  
  - Я и сам не знаю, почему мой Койзер сказал мне сюда придти как более особому гостью. Но раз вы говорите об ЭТОЙ разнице...
  
  Король Островной Империи глянул на Ивана как на ту же грязь вокруг него, путающуюся под ногами, только вот барон немного выделялся. Но отвратительным королю быть не переставал.
  
  Никто не знает, до чего дошло бы дело с Эйваном, совершенно не желающем такому человеку поклоняться больше обычного, и Энтони VII, что абсолютно не переносил даже грамма неуважения и фальшивой, наверняка уж точно не искренней, покорности, которая распространялась, в том числе и на чужих подчинённых, но вот под конец этого уже не радостного бала, к "милому" диалогу двух разных персонажей присоединился третий, уже со свитой.
  
  Шаволь и Диаволо Одиум Нестор нейтрально сохраняли молчание в столь напряжённой ситуации и по их взглядам Иван понял о грядущем облегчении конфликта.
  
  "Хм, это точно Геалиб и... его двое полководцев, как мне рассказывали?" - догадался Иван.
  
  Шейх Геалиб имел длинные чёрные волосы, прикрытые обширным бело-серым тюрбаном с кровавого цвета феской на вершине. Рост ниже Эйвана, хотя лже-барон был очень высоким, под два метра высотой, так что лучше будет сказать - шейх Геалиб смотрел почти на всех снизу-вверх. Не с той же отстранённостью и пренебрежением, как Энтони VII, но с всепоглощающей яростью, что удивительным образом не прожигала насквозь его шелковые одеяния с дополнительной верблюжьей кожей.
  Два человека за его спиной тоже не были обычными. Левый в злости не уступал своему шейху, а его лицо персонажа с освоенного востока Трудового Союза вызывало диссонанс в голове Эйвана.
  
  Про правого совершенно случайно, читал сам шпион. Звали этого человека, как и его личного медведя, которого он намеренно привёл в пустыню...
  
  - Винни! Посмотри на эту свинью, что тут улетела в небо! - тыкая пальцем, сгорбившись, немного, начал шейх, с яростью орать прямо под ухом Энтони VII Жестокого. - Надо было провести тебе медведя сюда! К чёрту этого империалиста Мёрка!
  
  - Какая мелочь посмела тут вякать в мой адрес? - холодно ответил Король Колонист, не меняя взгляда в сторону Шаволя, Нестора и Эйвана. Ламбади уже убежал и что-то подсказывало лже-барону: в ближайшее время он его не увидит.
  
  - Кай! Атас! Нападают изверги с севера! - вой донёсся и до танцующих, но многие просто решили не обращать внимания.
  
  - Шавка Трудовая! Ты предатель, урод и источник ненависти для всей Южной Империи! - неожиданно левый приспешник напал на Ивана.
  
  - Йа, гиерр Эйван Герихский! Дойзз шувейне ниддеринг! - ответил ему шпион в порыве ужаса и отыгрыша роли.
  
  "Что я только что сказал? - подумал барон на один год. - Я - Эйван Герихский! Ты есть свин низкий! Да, что-то в таком роде. Но моя уверенность в этом сейчас такая же, как и в том, что Геалиба имя расшифровывается как *Победитель*."
  
  - Если бы Трудового Союза не существовало изначально, а твои войска с Южного континента не агрессировали на мою колониальную армию, то весь мир уже покорился бы мне, Энтони VII Колонисту! - Энтони сильнее сжал зонтик с клинком. - Но вы... тут, ещё дышите не моим воздухом.
  
  - Ты и есть та тварь, что заставила меня объединить весь юг против тебя, поедатель личинок человека! - ответил шейх Геалиб.
  
  "Разве Южная Империя хоть как-то территориально задевает Южный континент?" - подумалось Ивану. Ответ - вообще не задевала, за что и была прозвана на самом юге "Империей - Охранными Вратами".
  
  - Твои дети будут жить на том свете, если ты вообще захочешь, чтобы кто-то из твоих белобрысых шаманов остался в живых после такого! - непонятно продолжал угрозы шейх. - Строй стены, мои войска убьют тебя, как только мы закончим разрезать кожу твоей прислуге из демонических пустынь!
  
  - Спасибо, шейх Геалиб. Я и поверить не мог, что моя скромная речь будет вами использована в таком месте. - Кай отвесил глубокий поклон и посмотрел на всех, кроме Энтони VII, поняв, что это добыча ненависти для его шейха. - А вы, ВЫ ПОЛУЧИТЕ ПО ЗАСЛУГАМ ЗА ВСЁ, ЧТО НЕ СДЕЛАЛИ В ЧЕСТЬ НОВОГО ПОВЕЛИТЕЛЯ!
  
  - А мы тут собираемся не сообща остановить Трудовой Союз? - задал вопрос Эйван и понеслось...
  
  - УРОД, ДАРМОЕД, БЕЛОЛИЦЫЙ СВЯЩЕННИК-ВЫШИВАТЕЛЬ! МЫ ВЫЖЖЕМ ТВОЮ ЗЕМЛЮ, ТЕБЯ И ВСЕХ, КОГО ТЫ НЕНАВИДЕЛ! А ПОТОМ СОЖЖЁМ И ОСТАЛЬНЫХ, ВЫЖИГАЯ НА ИХ ТЕЛАХ ЗНАКИ ДЕМОНОВ, ЧТОБЫ ОНИ ПРИШЛИ ЗА ВАШИМИ ДУШАМИ И ОТПРАВИЛИ ТЕБЯ И ТВОИХ ДРУЗЕЙ В АД! - Кай распоясался и стало понятно, кто отдаёт тексты ненависти своему шейху Геалибу. В этот раз, кстати, он обратился к Шаволю.
  
  Маг-чернокнижник допил четвёртый бокал и мягко ответил:
  - Я уже подписал контракт с демонами. Они милые, прямо, как и весь добрый народ Францинии. - Эти слова сломали Кая сильнее, чем ответы Эйвана, решившего объяснить, что уродами тут выглядят все люди, особенно внешне, но сдержался.
  
  "А ещё мы все тут белолицые, не священники, не вышиваем ничего и нигде, а сжигать - это ваше единственное развлечение, в пустыне то? Да, последнее больше звучит как оскорбление, но разве ты только что не пытался нас оскорбить и задеть?" - подумалось Эйвану, но предложение Шаволя ему показалось лучше собственного, потому лже-барон и промолчал.
  
  - Ты понял моего подопечного, а, вырванный с корнем ноготь? - Геалиб продолжил изливать ненависть за старинный и исторический поджог прибрежного городка шейха колониальными войсками Энтони VII Жестокого. - Я придумал для тебя новую казнь, тварь! Строй стены для своих земель!
  
  С этим яростным рёвом шейх достал большую железную яйцеобразную штуку с дополнительной дыркой в более пологой его части и продемонстрировал тем, кто не вызывал у него такой ненависти - то бишь ко всем, кроме Энтони, его свиты и народу не из Островной Империи.
  
  - Это груша наоборот! - прорычал он. - Берёшь королька в никудышной одёжке, берёшь грушу, толкаешь ему в рот, вставляешь спираль и раскручиваешь, пока глотка этого бастарда, как вы их зовёте, не разорвётся на части! А потом я вырву и кину эту голову своему самому старому верблюду, а он выпьет из неё всю оставшуюся кровь и остатки её отдам медведю Винни, а потом...
  
  А потом никто не успел узнать, что произойдёт. С визжащим криком шейх отпрыгнул, поджав колени, его одежда, похожая на халат взлетела вместе с ним, и множество инструментов для пыток, по-видимому, только для Энтони Колониста, попадало с металлическим звуком на каменный пол. На место, с которого прыгнул шейх, ударился с гулким, более сильным, чем у Геалиба, звуком, клинок из зонта короля Островной Империи. Тот сразу вынул зонт из пола, как будто ничего и не произошло, а бешенный взгляд у Геалиба оставался ещё долгое время.
  
  По предварительным данным, чуть менее параноидный Койзер Мёрк, чем настоящий зашуганный барон Эйван, имевший с год назад другое имя, так и не вышел объявлять об окончании бала. Вместо этого ко всем важным фигурам послали, нежданно-негаданно, Дмитриха, сына Димихра и Дихмеры.
  
  - Тебя же, вроде, не пускали сюда? - осторожно поинтересовался у него Иван, пока бал всё ещё продолжался, а Энтони и Геалиб, вместе шли наверх по центральной лестнице, не создавая кровавых баталий. Шаволь ушёл поговорить с Богом Огня, а Нестор, Диаволо Одиум, просто тактично сделал два шага назад, чтобы не слышать этот диалог, не для его ушей.
  
  "Наверняка подслушает." - подумал шпион.
  
  - Да, но уравнение обязанностей теперь коснулось и меня! И я не против. Теперь я как вы, барон Эйван. Только общаться должен по-старому, но совсем не против такого расклада, понимаете, да? Смекаете? В чём смысл неравенства, если само человечество ещё к нему не готово? - философская печь топила сердце Дмитриха как никогда сильно. Иван согласился с этим и не задавая новых вопросов, поспешил за двумя правителями.
  
  Внутри большого зала на третьем этаже ничего нельзя увидеть. Редкие свечи у стен в старинных подсвечниках еле-еле давали свет на расстоянии вытянутой руки относительно самих источников света.
  
  "Когда-нибудь мне придётся думать более просто, а не использовать такие термины." - мысленно поправил себя Иван.
  
  "Шторы... Шторы? А он богач." - продолжил думать шпион. - "Красные такие, но всё равно даже чертей тут не увижу! Отвратно!"
  
  Все осторожно расселись за овальным столом. Так казалось в темноте.
  Со стороны трона, также не подсвеченного, как и зала, кроме десяти, в целом, свечей по бокам на стенах и одинокой восковой, маленькой в углублении в центре стола, стул пустовал.
  
  Слева от стула рядом с троном, сел Энтони VII, следующее место против часовой стрелки оставили пятому участнику переговоров, затем барон Эйван, уселся последним из всех на ближайшее к выходу место, играя роль. Геалиб упал на последний стул, справа от деревянной мебели перед троном.
  
  Участники молчали и когда Геалиб кашлянул со злостью в голосе, с трона поднялся человек и с распростёртыми объятьями начал свою приветственную речь.
  
  - А-а-а, приветствую! - этот голос принадлежал величайшему оратору своего времени и Иван несколько побеспокоился, что не запомнит все его речи наизусть, тем самым частично нивелировав влияние этого человека.
  
  - Я рад, что все мы собрались здесь, сегодня, этим чудесным вечером, когда стрекотание насекомых начинается, а дятлы перестают искать пищу, мы, лидеры поистине великих наций, решим, наконец, что делать с угрозой, решившей напасть на нас, представителей высшей касты и меня, вашего негласного лидера. - продолжил человек с трона и сел за своим местом.
  
  - Прошу прощения, барон Эйван, не зажжёте ли вы нам свечи в центре стола? - попросил его этот персонаж.
  
  - Это ловушка, да, Койзер? - спросил Иван.
  
  - Да, хорошая ловушка! Сжечь ту тварь напротив меня, когда он решил осветить свой путь в чёртов АД! - крикнул с безумием Геалиб.
  
  - О, нет, просто я хотел показать вам, как мой равенство позволяет всем считать меня полноправным Койзером всего Человечества. - спокойно ответил...
  
  Койзер Мёрк. Теперь барон Эйван увидел его лицо. Точно запоминаемое, но не так сильно, как тот божественный голос оратора всех времён, не только его современников. Обладатель величайшей армии, ненавидим народом за нарушение самых соблюдаемых, но малополезных традиций, презираем знатью из-за понижения их прав и повышения качества жизни крестьян и ремесленников. Гроза магов. Посчитав магию "ересью", он выкрикивал это слово и сжигал, а чаще прогонял всех обладателей этого дара прочь из его чистой, но самой маленькой Империи. Но армию, лично возглавляемую его голосом в самом начале боя, победит не смог бы никто.
  
  - Как можно было построить такой странный замок? - шпион давно хотел задать этот вопрос, а тут его унизили, заставив целого барона зажигать свечи в центре стола! И хоть магов в Герцинии наказывали за существование, оставались слуги...
  
  - Давай я расскажу тебе историю... - начал Койзер. - Давным-давно, низко-низко на равнинах, стояла деревня Ар... - он всё же выговорил название города и замка на Герцинийском Старом, чем немало всех потряс.
  
  "Не исключено, что он просто выдумал это название. Но мозг всем сломал." - удивлялся ускоряющемуся темпу Эйван.
  
  - И жили в ней потомки будущих герциниев. Но всё не было таким благополучным, в восьмом веке вероломно на них напали Трудовые дикари и варвары, не уступающие в грязи некоторым нашим союзникам, дьявольщина и ересь этого мира. Но герцинии не сдались и построили тут замок, чьё великолепие не уступало любому чуду, настоящему и ложному! С тех пор он и стоит, покоряя своим видом любого смотрящего! И как жили здесь Койзеры, так и будут жить, а ваш известный Мёрк останется в истории, как величайший из всех! - закончил рассказ Койзер Мёрк.
  
  - А почему он построен над озером, где любят купаться люди? - спросил ещё раз Иван.
  
  - Хороший вопрос. Следующий вопрос. - уклончиво ответил Мёрк с небольшой долей баса в голосе.
  
  Недолго висло молчание.
  
  - Итак, на повестке дня у нас Трудовая Угроза. Предлагаю объединиться и показать этим слабакам на что способны Империи под предводительством Койзера! - продолжил Мёрк.
  
  - Лично я не понимаю двух вещей, но спрошу только почему мы занимаемся такими вопросами без ещё одного правителя? - поинтересовался Эйван.
  
  - И что ты здесь делаешь? - спросил барона Энтони VII с презрением в самих словах, какого не наблюдалось при обращении Колониста к настоящим властителям.
  
  - Это не суть важно, что пришло Мёрку в голову. - резко ответил Геалиб. - Ты - предатель и урод, не имеющий права здесь находиться!
  
  - Но Энтони VII вас... - начал шпион, которого прервали. Опять.
  
  - Король Энтони VII. - поправил его Энтони Жестокий во второй раз.
  
  - В общем, он вас не предавал ещё. - закончил Иван свою мысль.
  
  - С таким соседом и враги не нужны. А они есть. - Геалиб, был, на удивление, спокоен при данной фразе.
  
  - О да, вы все мои соседи, это мой хитрый план! - саркастично ответил Король Энтони.
  
  - Призываю к порядку, к порядку! Не ссорьтесь на чистейшей земле герциниев и лучшего Койзера! - Мёрк остановил назревающую драку.
  
  - Ладно, раз пока Женемюра нет среди нас, то я, пожалуй, расскажу одну увлекательную историю. - начал Энтони VII Колонист, но договорить не смог.
  
  - Да-да, расскажи, нам надо это услышать. Чтобы не было беспорядков в нашем уютном замке. - удивительно, но перебил его Мёрк.
  
  - Так вот, когда-то давно на моих островах жил человек. И во время яростной атаки этих южан на мой прелестный кораблик, стоящий в их порту, похитили они человека, моего прошлого заместителя ближайшей колонии. - недобрый взгляд прошёлся по Геалибу.
  
  - Ты напал на нас с напалмом! За это тебя требовалось сжечь ещё 10 лет назад! - крикнул шейх.
  
  - Так вот, они посадили его в тюрьму за то, что он, видите ли, украл у них сокровища империи. Только об этом никто не знал, он сам сказал. - невозмутимо продолжил король Энтони VII. - Вот у южан можно выкупится даже у стражей. Он рассказал об этом одним, а когда охранники поменялись, пошла история, мол, простите-извините, украл у вас блестяшки. Те посмотрели, что украл, удивились, потеряли дар речи, а мой прошлый наместник говорит: Давайте я их вам отдам и вы меня выпустите, таков же ваш закон? Ну, те покивали, открыли дверь и отпустили его. Он пробрался на мой корабль, уже починенный, пока те уроды-южане отвлеклись на пожар в порту, и крикнул, что стражи сами воры и похитили сокровища империи южан! Вот смеху то было! Он уплывает, стражей ловят, казнят, Геалиб низкорослый в ярости мечется... А всего то стоило стать моими подданными и не сопротивляться.
  - Это... Очень интересная и поучительная история, но, боюсь, она не способствует мирной обстановке, которую я и мой барон пытаемся создать. - Койзер рукой указал на Эйвана, отчего тот пришёл в недоумение.
  
  - Я всё ещё не знаю, зачем я тут, Мёрк. - он решил обратиться на равных с тем, кто был выше его по иерархии, раз сам Койзер потихоньку уравнивал всех.
  
  - Ты, мой дорогой Эйван, тут для того, чтобы рассказать о настоящей угрозе Трудового Союза. - ответил ему Мёрк. - Живёшь рядом, видишь все их тренировки, правда? И, на будущее - я делаю Герцинию равной, но я всегда более равен.
  В этот момент открылась дверь.
  
  Женемюр пришёл - поняли все.
  
  Этот человек не показывал, как ему нравится магия, но "ересь" Мёрка явно пришлась по вкусу этому францу. Правда, пару колбочек для неких алхимиков он оставил, что пришли с территорий Герцинии, за исключением, правда того, что единственная претензия темноволосого - все эти земли принадлежали Женемюру и свободному народу францев. В том числе у правителя, обвешанного парой цепочек на шее, запястьях кистей и одной, более бронзовой, но магической на голове, существовало не слабое желание забрать и другую часть реки Ла. Правда, он это тщательно скрывал от императоров, койзеров и прочей нечисти, недостойной Трудового Союза Стран Совершенных. Эйван убедился в этой информации на деле, ни разу не услышав её за разговорами.
  
  - О-о-о, вечер в замок, как говорится. Приветствую! - Койзер Мёрк не смог обойтись без своего фирменного "приветствую!", растянутого чуть длиннее, чем это слово обычно произносят.
  
  - Я немного запоздал. Магов спрашивал. - извинился Женемюр.
  
  - А я тут раздумывал как присоединить Францинию к герциниям. - не стесняясь ответил Мёрк.
  
  - Меня напрягает то, что ты называешь мою страну, не империю, так же, как и своих подданных, когда она ещё под моей защитой. - уточнил молодой Женемюр с голосом уставшего "еретика".
  
  - Давайте я расскажу ещё одну историю, а? - включился Энтони VII Жестокий. - Геалиб мог бы рассказать, но, боюсь, он слишком по тупому всё изменит в свою сторону.
  
  - Зато я не заставляю своих людей сражаться друг с другом, в безлунную ночь, одним выдавая факелы, а другим - сабли и чёрную одежду! - взорвался шейх. - Вот в Трудовом Союзе есть вещи, которые мне нравятся. Ты хороший человек, если трудишься и герой, если много работаешь. Средняя по качеству работа там не приветствуется.
  
  При этих словах, Иван поёжился, но остался играть роль.
  
  "Всё идеально сделать..." - подумал он о старой мысли.
  
  - Может, я перейду на их сторону? - саркастично-ненавистно-по-злодейски закончил шейх, ненавидящий бездумного короля Островной Империи.
  
  - Нет! - Мёрк крикнул это, протянув руку вперёд, чтобы...
  
  "В будущем у меня будет два вывода." - барон Эйван вновь погрузился в пучину своих размышлений. - "Первый - тут все любят гладить друг друга по голове. Второй - все любят драться. Вообще все люди в мире."
  
  - Думаю, мы вернёмся к нашей проблеме завтра на рассвете. Кто за? - Койзер окончил это бессмысленное совещание, в котором произошло всё что угодно, но не решение первостепенной проблемы.
  
  Усталый лес из пяти деревьев-рук, проголосовал за. Иван не услышал следующих слов, но ответ был кристально чист.
  
  - Что? Я не так много сплю. Да, я считаю, что "поговорить с магами" - хорошая отговорка того, что я проспал поездку. - ответил кому-то Женемюр.
  На том все и вышли, чтобы завтра, когда встанет солнце, вновь начать обсуждение Трудового Союза.
  
  Но проспал сам Койзер.
  
  - Я пойду спать. Разбудили ни в свет, ни в зарю... - по трудовому выразился Женемюр и уже встал, но тут у Ивана появилась идея.
  
  - А не думаете ли вы, что койзер мой слишком много себе позволяет? Он заслужил ненависть всей герцинийской знати. - сказал он голосом барона Эйвана.
  
  - Ну что, я думаю, пора по-соседски перестать прятать наше недовольство? - спросил остальных участников Энтони VII Колонист. - Раз уж даже этот баронишко на нашей стороне...
  
  - Барон Эйван Герихский или я меняю сторону. - резко ответил шпион, уставший от чрезмерного количества предательств короля Островной Империи на один день.
  
  - Хорошо, барон Эйван... - ледяным тоном произнёс Энтони и Иван позволил себе отомстить ему ещё раз.
  
  - Герихский. - быстро вставил тот.
  
  - Улыбка ненависти отобразилась на льде, оказавшемся вместо лица Короля, не допускающего такого к себе обращения даже от других правителей.
  
  Но потом он сделал вид, что успокоился, решив, что возможность стать более близким соседом койзеру Мёрку, забрав его земли или сместив и поставив на троне свою фигуру, важнее, чем уничтожение барона Эйвана Герихского.
  
  - Так вот, к небольшому клочку земли у моря герциниев, мои корабли идеально подойдут, как ключ к скважине, не то что берега францев. - предложил свой вариант Король Энтони VII.
  
  - Тогда я выгоню тех герциниев, что поселились на наших северных землях западнее реки Ла. - Женемюр вытащил карту и показал где и как его войска наступят.
  
  - Без моей армии с герциниями вы ничего не сделаете. Мы перейдём ущелье, когда их силы стянутся к реке, ждущей вашей северной крови! - с третьей стороны собрался нападать Геалиб.
  
  - Вы же заметили какой тут укреплённый замок? - встрял барон Эйван. - Нам нужна помощь с открытием ворот. А раз я не могу вам верить...
  
  - Почему же? - спросил его Женемюр.
  
  - Вы все готовитесь друг друга предавать, разумеется! - раздражённо и дёргано ответил Иван. - Поэтому я заставлю кого-то ещё открыть ворота, а сам буду... Не скажу где! Не найдёте! Понятно, да? Согласны?
  
  - Не смей отказываться сейчас, ты, чрезвычайно молодой отрок! - взорвался шейх Геалиб.
  
  - Эйван и не отказывался. А вот эта агрессия... - начал Женемюр в ответ.
  
  - Эй-эй, не трогайте мои будущие колонии! Вы на него нападаете, а я, вообще-то, на стороне более слабых. Только так, создавая междоусобицы, можно остальных ослабить и свою мощь не потерять. - раскрыл свой план Энтони VII Колонист.
  
  - Теперь я знаю, что ты точно будешь всех предавать! Ты... - шпион продолжал играть роль, как будто у барона был очередной резкий приступ паранойи.
  
  "Если бы не всё то золото, то настоящий барон бы давно впал в немилость койзера-общиниста." - подумал Иван.
  
  - Король Энтони VII Колонист. Кажется, ты забыло моё величие. - зрачки сузились от презрения, голова запрокинулась, даже сам ветер заставил его плащ несколько пошелестеть.
  
  В этот же самый момент, с громким хлопком дверей - по ним ударили ногой и, внезапно, те открылись, а также не менее сильным по звуку зевком, в зал вошёл койзер Мёрк.
  
  - Ааах, приветствую. - сонно и устало произнёс он, заходя и садясь на своё место. - Ну что, как нападаем на Трудовой Союз? Вижу, вы тут уже принесли карту, хорошо.
  
  - Решение сложно принять, если нет основной силы. - подчеркнул Иван и тем самым обратил на себя внимание койзера.
  
  - Ох, извини, я забыл, но ты не скажешь, Эйван, почему именно Эйван? - спросил он.
  
  - Эти варвары живут рядом со мной. Пусть думают, что я за них, что я один из них, но они знают, они всё точно знают... - вначале процедил, а затем забегал глазами шпион, отвечая на вопрос.
  
  - Как я уже говорил, моим кораблям нужно место где-нибудь около наших врагов, а моря там нет. - вернулся к основному разговору Энтони VII.
  
  - Вот же, есть! - указал на карту Мёрк, не замечая, что остальные просто сидят, не в настроении или же в нежелании продолжать обсуждение атаки на вторую по счёту угрозу на данный момент.
  
  - Там лёд.
  
  - Ну, что поделать, жизнь плохая, только у нас в замке Арм... всё хорошо. - и никто опять не запомнил название замка и города на древнем герцинийском.
  
  - Я тут краем уха уже слышал, что в Неополосе есть... - начал свою линию Король Островной Империи.
  
  - Да-да, расскажи, давай, ирод. - шейх по трудовому выругался на королька и они оба перестали обращать внимание на остальных трёх участников диалога.
  
  - Мои маги, в целом, могут... - начал Женемюр, но у койзера загорелись глаза.
  
  - Ересь! Вон из моих армий, всем тут ясно, да? - выражение лица было злобным, ожесточённым, но вот голос Императора всех цивилизованных наций звучал, как у пророка самого добрейшего Бога, известного самой миролюбивой общине дикарей.
  
  - Так вот, они вызвали демона, что навечно запечатал их город во тьме, но в остальном всё осталось как было и если успеть пересечь горы... - говорил свою историю Энтони VII Жестокий.
  
  - Бред. - заключил Геалиб, перебив на последних буквах. - Проще рассказать об этом Союзу и они там поставят укрепления за пару минут, а тебя я не подпущу к моей Империи даже с моря!
  
  - Стал бы Иваном. Популярное имя. - говорил койзер Эйвану, наблюдающему за остальной перепалкой и разговорами.
  
  - Императоры, а можно вернуться к изначальной теме? - спросил всех Женемюр, но, его слова забыли после минуты обсуждения первой темы.
  
  Через пару часов все приняли решения по всем вопросам:
  Барон Эйван остаётся Эйваном и остерегается всего и вся, руины Неаполя остаются нетронутыми, Трудовой Союз красив и могуч, архитектура и прогресс на уровне, магов в армию Мёрка и в союзные брать не стоит, иначе Женемюр пострадает первым, затем пойдёт очередь Энтони.
  
  Ну и, разумеется, самый главный вопрос, о том, как и когда нападать на Трудовой Союз Стран Совершенных, остался без ответа. Более того, к нему даже не возвращались, как только начался общих диалог.
  
  "Зато мы поиграли деревяшками-дивизиями Мёрка, решив пару стратегических задач. А стоит ли вообще их ссорить, если все эти западные правители не могут договориться?" - подумал шпион.
  
  - Прошу прощения, надо кое-что обсудить, мой койзер. - в конце, вслух, добавил барон Эйван, когда остальные императоры вышли, а Мёрк ещё не успел уйти. Для этого, конечно же, пришлось взять его за рукав недорогой одежды, под стать реформам койзера.
  
  - Да, что такое, мой подчинённый? - спросил он.
  
  - Может быть, стоит сначала избавиться от остальных императоров? Ваша армия самая сильная, а среди остальных правителей доверия и честности - ноль с минусом. - сказал Иван.
  
  - Хм... А ты меня не предашь? - поинтересовался Мёрк, умеючи играя своим голосом.
  
  - Скорее уж вы меня предадите. - натужно улыбнулся параноик в роли псевдо барона. - Женемюр, скорее всего, точно захочет забрать себе северную часть реки Ла, по его сторону. Мир между францами и герциниями невозможен.
  
  - Но я попытаюсь его достичь. - мирно ответил Мёрк. - Впрочем, если ты, Эйван, захочешь помочь мне пошпионить за...
  
  - Вы меня предадите, я знаю! - вскричал шпион, играющий роль.
  
  - Может быть, гарантии? - задумчиво ответил койзер. - Я, действительно хотел бы... Ну ладно. Слышал, ты поссорился с графом Ррондллэйлом? Могу предложить половину... Нет, две трети его состояния, как только его конфискуют. Народу бы оно пошло на пользу, но ради правды...
  
  - Я пошпионю, а вы потом не отдадите!
  
  - Если честно, то я уже сегодня подписал указ на конфискацию имущества бывшего графа. - признался Мёрк. - Можешь посмотреть бумагу в моём зале.
  
  - Я вам верю, койзер Мёрк. - неожиданно согласился, уже Иван. - Но вы всё равно всё заберёте, как только победите остальных. И убьёте их, чтобы не предали и не сбежали.
  
  - Это уже мне решать. - койзер герциниев оборвал этот вопрос. - Думаю за два... Нет, за полгода или год захвачу всех. Моя армия действительно мощна, сравнима по силе с Союзом, но людей боевых у меня больше, чем трудовых. Но я смогу напасть только когда узнаю подтверждение твоих мыслей или слабости остальных, пока они не достали самого лучшего правителя не этих дикарей!
  
  Койзер отошёл посмотреть настенный портрет.
  
  - Не хочу, знаешь ли, получить кинжал в печень. - сказал он не поворачиваясь.
  "А ведь койзер умрёт вероятнее от засмотревшись на портреты, нежели упав со своей верёвочной лестницы." - подумал Иван.
  
  - Кинжал в печень? - тупо повторил барон Эйван.
  
  - Да, один из прошлых советников последнего койзера так поступил. Он был из знати, людям нравился, не рассчитал баланс. Я просто наблюдал. - ответил Мёрк.
  
  - Но ведь вы же последний койзер! - сказал дважды шпион.
  
  - О нет, я выше чем койзер. - Мёрк показал свою истинную сущность Ивану. - Я стану великим, не просто правителем, как те, что до меня и те, что после меня.
  
  - Койзер! - прикрикнул на него Иван, играющий роль. Впрочем, он бы крикнул даже не играя своей роли. - При всём моём уважении и истинной тайной любви к вам, прошу, не показывайте своё тело. Оно выглядит худым.
  
  Мёрк смутился, но просьбу исполнил.
  
  - Мои мышцы уже не те, что прежде. - ответил тот уходя. - Я всего лишь хочу показать, что для единства, где я более равный, мне пришлось отдать душу. Всё ради правого дела.
  
  На этом утреннее собрание закончилось.
  
  "Их не стравить. Надо убивать всех сразу." - решил Эйван и пошёл искать быстрые и незаметные способы устранения всех четвёрки правителей в кратчайшие сроки. - "Мой предок мог избавиться сразу от сорока семи кандидатов, значит, я могу от четырёх."
  
  Иногда логика Ивана хромала. Но он не мог знать, как передаются гены адаптации к ситуациям, которыми владел его предок.
  
  Шейх Геалиб был в окружении своей свиты и вечно матерящийся, немного нормально разговаривающий Кай всё портил. Он поднял бы тревогу даже не делая ничего. И непроизносимый замок ещё не привык к этому, а потому и стражи было много.
  Энтони гулял у обрывов, но из-за его роста, а также, возможно, из-за глаз на затылке, видел всё, как минимум в трёх сотнях градусов относительно настоящего положения пары глаз, если она была одна. Он шептал свои стратегии и думал над тем, как пробить стену и столь прочный камень замка герциниев.
  
  Женемюр всегда ходил на виду, а когда скрывался, никто не мог его найти. Впрочем, Иван решил, что божественный кузнец, всё ещё с неизвестным именем, магией помогает своему правителю избежать лишних встреч.
  
  И пока шпион занимался бесполезными делами, пришёл вечер.
  
  - Ладно, я пойду на встречу, может быть, там кто-то будет. - уже не заморачиваясь со скрытностью и очень заметным перемещением в замке на корточках, вполголоса произнёс барон Эйван Герихский.
  
  Он занял своё место, отодвинув стул с собой в темноту, подальше от окна, через которое пробивался лунный свет, следовавший за недавно закатившимся солнцем. Облака не особо мешали луне.
  
  Смотреть в окно показалось ему хорошей идеей, а тут ещё и бокал оказался рядом. К сожалению, параноик барон не стал бы пить алкоголь, как бы он не хотел, поэтому в нём заранее оказалась вода. Прежде чем выпить, понюхал жидкость уже Иван. Настоящий барон правильно делал, что не пил - это и стало его кончиной, наверное.
  В сумраке появилась крадущаяся высокая тень.
  
  "Без сомнения - это Энтони." - решил Иван и оказался прав, как только Король вышел на свет.
  
  Он тихонько забрал себе фигурки кавалерии, что-то бубня под нос.
  
  - Да что же ты делаешь! - вскрикнул барон Эйван. - Воруешь?
  
  Король Островной Империи, чей зонт отливал более алым цветом, чем обычно, сам вскрикнул более высоким тоном, чем обычно и направил оружие в сторону дважды шпиона.
  
  - Эйван? Что ты здесь делаешь? - спросил он.
  
  - Говорят, что алкоголь притупляет чувства. Не притупляет. - неожиданно ответил Иван, указав на пустой бокал. Там уже не было воды. Он её выпил. - Герихский.
  
  - Что? Ах да... - протянул Энтони VII Колонист, чьи слуги быстро сокращались в количестве, не имея пополнения с островов. - Ещё одно оскорбительное слово в мой адрес...
  
  - Идиот. - быстро вставил Эйван, не получив к себе полного обращения из титула и рода своей ненастоящей, умершей семьи.
  
  Король замолчал.
  
  - Ладно, ещё два оскорбительных слова в мой адрес, иначе я разрублю тебя на половину половины. - ледяным тоном закончил опешивший Энтони VII.
  
  - Идёт. - согласился шпион, произнеся "идёт", как "идиот".
  Король Энтони VII Жестокий лишь вздохнул.
  
  В эту ночь остальным ещё предстояло придти. А Ивану скоро нужно было возвращаться.
  
  - Чтобы ты понял, я хотел забрать кавалерию из игры. Она всё равно ничего не может. - после длительной паузы в тишине послышался голос уже невидимого Короля Островной Империи. До этого он закрыл шторы на единственном открытом окне, вместе с рамой.
  
  "Никогда бы не подумал, что эти люди знают о существовании штор." - подумалось Ивану.
  
  - Энтони... - в той же темноте прошептал барон Эйван Герихский. - Король Энтони VII Колонист... Давай вместе сделаем это? Предадим остальных?
  
  - У-у-у, я чувствую наслаждение от этой мысли. - согласился Король Энтони VII Жестокий.
  
  - Ай! Ты мой сосед по этому столу! Должен был им стать... - более ослабленно произнёс он, кажется, падая. Зонт действительно был острым.
  
  - Прости, это просто предостережение. - попрощался с ним шпион и начал искать способы добить первую цель.
  
  В этой невидимости образов, сокрытой за непрозрачными шторами, защищающими от света Луны, в кабинете зажглась одинокая свеча и выглянуло на удивление страшное лицо Женемюра. Тот поднял свечу повыше, рядом с ним стоял Бог Огня, который, судя по всему, и зажёг воск.
  
  - Приветствую? - в замешательстве послышался голос койзера позади правителя францев, чья империя не называлась Францинией.
  
  - Тварь, ткнул меня зонтом. А если бы ты мой взял, а? - поднялся с пола Энтони, чья гордость оказалась под ударом. Надо же, великий Король и на полу разлёгся!
  
  - Я просто такой же сосед, как и ты. Мне не понравилось таким быть. Не буду больше. - обрывками в виде предложений ответил Иван.
  
  - Ха, да это же мой зонт! Ты где его раздобыл? - набросился на своего барона Мёрк. - Не знаешь, что я строю единство, а? Только вот личные вещи остаются личными вещами, понял, а?
  
  Всё это прозвучало как типичные предъявления, только вот опять играючи, с таким настроем Мёрк не в первый раз говорил, отбирая зонтик и активно подмигивая Эйвану, чтобы другие не увидели.
  
  - Ха! Ты, придурок-общинист, думаешь, что не сделаешь всё как в Трудовом Союзе, введя более престижную роль и несколько изменив общую картину? - издевательски пропел шейх Геалиб в сторону койзера.
  
  Мёрк нервно захихикал и решил сменить тему. Но начал говорить не он - Женемюр пошёл спать, поняв, что сегодня уже разговоров не будет, кузнец-Бог пошёл сопровождающим, а свеча оказалась в руках шейха, который достал свою, чуть позже затушив основную.
  
  - Вот, обитая кожей неверных мне людей Энтона или как там эту тварь зовут теперь... - злобно начал Геалиб. - Обита кожей, а вместо воска, что теперь в их глазах, я поставил жир, повелев вырезать, пока они дышали. Не знаю, может быть, им было неприятно, но это не люди и всё равно вам нужна моя конница с юга...
  
  - Ну да, как свеча - это изобретение плохо работает. - в полной темноте донёсся уже голос Геалиба.
  
  - Конница, говоришь? - надменно Король Энтони VII Жестокий спросил свою будущую, в мечтах, колонию. - Она будет бесполезна у каньона... - он понял, что несколько проговорился о своих планах по отношению к соседу, но тут на встречу пришёл всезнающий шпион Иван.
  
  - У ущелья. Там воды мало. - уточнил Эйван, особо не помогая в сокрытии информации, как дважды шпион.
  
  - Так вот, в горах тоже особо не повоюешь...
  
  - Мы же решили, что никто трогать их не будет во время великой битвы, во имя справедливости и красивого койзера! - удивился Мёрк, находясь в реалиях своего обычного диалога, искрящего эпитетами и описаниями.
  
  "Он увлекается этим." - понял Иван, в очередной раз посмотрев на койзера. - "Понятно, почему настоящему барону он так нравился. А я улучшил это отношение... Жаль, что когда-нибудь... Ещё и Энтони выжил. Плохо всё это."
  
  - Ладно, раз вы ничего обсуждать не собираетесь, то спокойной вам ночи. - ушёл шейх Геалиб, внезапно мило попрощавшись.
  
  Только потом, через полминуты послышался его голос на весь спящий замок: "Ублюдки!"
  
  - Я с тобой, соседушка поганка, оставаться тет-а-тет не буду. - решительно заявил койзер и пошёл своей дорогой - то бишь дальше, вглубь кабинета, к двери в свою спальню. - И тебе тоже не советую, Эйван.
  
  - А я бы остался. - шпион, изобразив идиота, покинул зал.
  Сзади на его плечо приземлилась рука, с небольшим нажимом, явно замаранная в крови, благо, что метафорически.
  
  - Ты знаешь, как мы его убьём, мой сосед по характеру? - спросил его Король Энтони VII, тихо и мирно идя у него за спиной.
  
  "Только бы ещё эта рука не мешалась!"
  
  - О, а мы уже неформально общаемся? - барон Эйван, с высоким голоском, попытался изобразить играющее настроение койзера. Не получилось. Но он шёл к успеху, как сам отметил.
  
  - Я джентльмен, всегда готов подать руку... Эм-м-м, барону. Да, точно, барону. - нашёлся, что ответить Король Островной Империи.
  
  - Единственный вариант - это прямое столкновение, насчёт внутреннего восстания - всё под вопросом. А теперь, прошу меня извинить, Король Энтони VII Колонист, но мне пора идти спать и нам не по пути.
  
  Иван пошёл к себе, а одинокий Энтони VII Жестокий так и стоял с протянутой рукой ещё несколько минут. Ему ни в какой-либо другой день не было так плохо. Его гордость проткнули зонтиком, без крови, иначе бы уже весь мир лежал в ногах, так ещё и какой-то жалкий баронишка не захотел проводить с Великим больше времени, с его-то позволения!
  
  В общем, ночь была для всех главных участников обсуждения угрозы плохая. Кроме Женемюра. Он уже мирно спал и долгое время.
  
  Утром никто не проспал, и даже не был сонным, но...
  
  - Предлагаю обсудить нужную длину мечей, чтобы во время атаки, мы не задевали сабли уважаемого Геалиба. - предложил Энтони VII с самым холодным лицом, которое мог изобразить. Хотя, он не играл роли, как Эйван, он и был ролью.
  
  - Чего? У Геалиба конница, это у моих последователей сабли! - возмутился койзер Мёрк.
  
  - Я вас не различаю, особенно тебя...
  
  - Кого-кого? - по-старчески переспросил и перебил Мёрк.
  
  - Ладно, что насчёт твоей бессмысленной тактики? - обратился Король Островной Империи к шейху Геалибу.
  
  - Чьей-чьей? - не унимался койзер.
  
  - Так вот... А это кто там пролетел? - удивлённый взгляд Энтони VII в окно был лишь первым, но отнюдь не последним.
  
  "Батюшки, это же Ванийа! Или его брат-близнец Ванийа?" - подумалось барону Эйвану.
  
  - Где-где?
  
  - Мёрк, достал, хватит уже. - унял его Женемюр.
  
  - Да кто ты такой, чтобы мне указывать?! - возопил тот.
  
  - Я хотя бы не путаю лошадь с коровой. - ответил франц.
  
  - Это неважно! Мы должны решиться с нападением сегодня! Лучше сейчас. - проговорил койзер Мёрк.
  
  - Разве вы не планировали защиту? - удивился Геалиб.
  
  - Защита - для слабаков. - невозмутимо ответил франц, чьи королевские предки только и делали, что защищались. Сам же Женемюр просто не лез в политику, если того не требовал сам мир. На этот раз угроза действительно присутствовала, только вот он один не мог хоть как-то повлиять на участников переговоров, потому и большую часть времени молчал. Или спал.
  
  Койзер от печали лишь потёр лоб ладонью. Высокомерный Король Энтони VII Колонист, избранный по всем правилам, великий, наследник верховного могущества, оставленного неизвестными на сих островах, лишь презрительно посмотрел на Мёрка, человека, которых хотел быть и императором, и построить новый общинизм. Даже взгляд на кого-то уже считался хорошим знаком со стороны Энтони VII Жестокого.
  
  "В последнее время он слишком зазнаётся." - шпион так оценил его действия с бешенным изменением положения глаз в орбитах.
  
  В зал бесцеремонно влетел посланник койзера. Следом за ним вошёл и Диаволо Одиум Нестор.
  
  - Нет-нет-нет! - запричитал койзер. - Тебя здесь не ждали, Нестор! Прочь, пшёл!
  Тот, ухмыльнувшись, исполнил желание Койзера.
  
  - Всё в порядке Винни, но лучше тебе уйти. Тут сейчас начнутся пытки, они тебе не нравятся. - и голова полководца также исчезла в утреннем рассвете.
  
  - Койзер Мёрк! Там прибыла карета барона Эйвана Герихского, просят передать ему письмо. - начал посланник.
  
  - Ну так пусть идёт. Мы уже закончили, верно? - остальные участники переговоров закивали.
  
  - Они хотят, чтобы барон лично спустился. - уточнил посланник.
  
  - Хорошо, я пойду через две минуты. Уходи, сейчас же! - снова роль параноика.
  
  - Мы остановим настоящую угрозу! - неожиданно подключился лидер францев, потеряв бдительность и забыв про нахождение в одном с ними зале герцинийского правителя.
  
  - Да, наше единство принесёт нам победу! - койзер Мёрк улыбнулся чисто, дважды шпиону, намекая на свои планы, даже без особых доказательств с его стороны - Женемюр всё рассказал.
  
  Правда Иван ушёл через минуту, чтобы ещё больше убедить, возможно, начавших его подозревать, правителей, чья основная проблема так и не решилась - никто не определился со временем и стратегией атаки.
  
  - Это не засада, кодовое слово - банан, никто не следил, в карете чисто, письмо не проверено, бумага не ядовита. - на последней проверке лже-барон тряхнул рукой, выронив всё же, конверт.
  
  - Но так играть роль не стоит, если ты по-настоящему в неё не вжился, друг мой. - продолжил один из его товарищей.
  
  - Сегодня вечером мы заканчиваем, последнее обсуждение. Пока что всё идёт даже лучше, чем мы надеялись - они гниют изнутри. - он умолчал о своей роли в большую нестабильность переговоров.
  
  - Хорошо, мы будем ждать вас у восточных ворот, через которые приехали. Дмитрих, сын Димихра и Дихлеры, мешаться не будет - у нас небольшие гости для прикрытия. - улыбнулся второй посланник и вместе с каретой уехал вдаль.
  Иван вернулся обратно в замок.
  
  - Слышал, вы хотите найти помощника для предательства Койзера Мёрка? - прошептал у него над ухом чей-то голос.
  
  - А-а-ах! Нельзя же просто так подкрадываться так к людям со спины! Демоническая ты тварь! - выругался шпион о той персоне, которая почти что соприкоснулась губами с левым ухом лже-барона. - К тому же, я не знаю, о чём вы говорите!
  Диаволо Одиум Нестор лишь улыбнулся, оскалившись.
  
  - Я всегда уверен, что правильно слышу уши и глаза любых мест, где есть что-то интересное. Потому что эти глаза и уши на мне, а я там, где мне нравится, то есть везде. - демонически непонятная речь.
  
  - Я могу предложить тебе выучить всё это на "старом герцинийском". - ответил ему Иван, частично на этом самом... языке?
  
  - Спасибо, барон Эйван, но я знаю, что вам надо и я готов помочь...
  
  - Это ловушка.
  
  - Как и в отношениях, при всех заговорах, одна из сторон должна полностью открыться, для начала, так сказать... - Нестор отошёл, а затем резко подскочил, в грозном оскале.
  
  "Эти зубы перед носом я запомню. Он ими меня чуть не поцеловал." - физически подумал шпион.
  
  - Так вы хотите заключить сделку с дьяволом? - улыбка не спадала с его лица.
  
  - В Полике открылся один человек. И страна пала первой перед Трудовым Союзом. - ответил Иван. - Хотя, фактически, первым пал Фариж.
  
  - Если вы все так хотите быть под могучей пятой безумного койзера... - начал Диаволо Одиум Нестор. - То я пойду и буду созерцать, как в моих мечтах, вас побеждает Трудовой Союз Стран Развитых. Это ведь куда красивее, чем победа... правителей... Таких монстров.
  
  - В Неополисе не было хороших правителей. - заметил Эйван.
  
  - Да, мой собеседник, не было. Может быть, недолговечность - наше всё?
  Глаза Ивана заболели, он моргнул и Нестор исчез.
  
  - Вот же урод. - пробормотал он.
  
  - Эй, я просто зашёл за спину! - послышалось позади. Барон Эйван ретировался с места оскорбления.
  
  - Я всё равно помогу вам, как скоро вы бы не уезжали обратно! - послышалось ему вслед.
  
  "Заметка: никогда более не говорить что-либо из мыслей вслух." - подумал Иван. - "Решение принято."
  
  Иван прогуливался по замку, как истинный барон, сметая древние вазы и прочую рухлядь, по приказу Койзера Мёрка. Единение шло совсем не по задуманному плану. План койзер смёл лично. Но затем поднял, просмотрел и выкинул бумагу в окно, позже закрыв оное из-за криков Энтони VII Колониста.
  
  - Сон для слабаков, да, барон? - пристал к шпиону Женемюр.
  
  - Я не сплю, просто не хочу заниматься бесполезным делом. - ответил Иван, подняв голову и переведя взгляд с каминной решётки на правителя францев.
  
  - Тогда у нас есть предложение. - донёсся голос издали, у дверей этой комнаты.
  Шейх Геалиб подошёл поближе.
  
  - Объединённые южные силы... Нет, объединённый южный Союз! Нет, опасно так называться... Геалиб и ублюдки, мать их, псы! Вот, так-то лучше. А вы не имеете права спорить! - он не дал себя перебить.
  
  - Он имеет в виду, что мы можем с юга захватить всю Герцинию даже до прихода кораблей Островов. Будут жертвы, но Ламбади, Энтони, но не король и прочие, наверняка умрут... - а вот Женемюр дал себя перебить.
  
  - Что. Вам. Нужно? - спросил Эйван, разделяя слова длительными паузами, говоря в злобной манере писклявого барона.
  
  - Мы нападаем с юга, Энтони убивает своих подчинённых, Союз падает от равных сил Геалиба и Женемюра. - последний, рассказывая, сделал реверанс.
  
  "Видимо, так у них принято." - подумал Иван.
  
  - А потом Геалиб убивает тебя в спину. - заключил барон.
  
  - Я об этом не подумал... - вечно сонливый маголюб только сейчас понял о возможном предательстве всех участников заговора.
  
  - О, я не стану потакать вашему бесчестью! - воспротивился Геалиб. - Только ударом в лицо! Стянуть кожу с живого человека! Мои шаманы сразу узнают, что магия делает с людьми!
  
  - Я жалею, что у меня нет зонта Энтони. - закончил разговор Женемюр и пошёл дальше по своим делам.
  
  - Мы либо держимся вместе, либо погибаем, запомни! - вслед ему повторил Иван. - Койзер сильнее, но объединившись, станем равны!
  
  - Всё же ты прав, слуга зла. - шейх одухотворённо согласился с бароном. - А теперь пойду и я. Сегодня последний вечер переговоров, так ведь?
  И не дожидаясь ответа, он ушёл, полностью проигнорировав просьбу двух братьев-стражников Ванийа усмирить Кая.
  
  - Сегодня последний день. День, когда всё решится. Мы ждали, мы думали и предполагали. Но сейчас, сегодня... - он сделал драматическую паузу. - Будет принято финальное решение от которого пойдёт история. В чудесной столице, в зале, озаряемым вечерним солнцем, пять ударов покажут согласие остановить угрозу, выпускающую кровь чистых сердцем людей, что будут бороться за величие и честь, за храбрость и против ереси, за наше будущее! Если вы хотите остановить Трудовой Союз, то я зову всех присутствующих - идите за мной, мы нападаем! - и койзер Мёрк встал и пошёл, маршируя, на выход.
  
  Эйван сам того не ведая, встал и пошёл следом. Женемюр совершил тот же поступок, но, скорее, в более издевательском тоне, как правитель, укрывший "еретиков".
  
  - Это всё отлично, но вот же когда твои "эЛЛитные" и "блОгородные" рыцари света, чести, величия, значимости и прочих светлых титулов, почти превосходящих мои, выйдут из столицы? - усмехнулся Король Энтони VII, передразнив некоторые особые словечки койзера.
  
  - Корабли? - спросил он в ответ.
  
  - У берегов, как видишь. Я изначально был за.
  
  - Когда они выйдут, ты, змея, увиливающая от ответов? - теперь настала очередь Геалиба.
  
  - Орда?
  
  - Некоторые мои маги её заглушили. И мне плевать, что ты против. Победа важнее. - ответил за койзера Женемюр.
  
  - На границе всё чисто, мой койзер. - тут шпион Иван не соврал.
  
  - Маги идут первыми?
  
  - Да, я уже подготовил их, хоть некоторым и нужно больше времени, поэтому я готов первым пойти в атаку, не смотря на более слабую тактику, чем у твоих генералов, Мёрк. - ответил ему Женемюр, вздыхая.
  
  - У тебя очень хорошие соседи. - заметил вечный сосед, бывший настолько опасным и непредсказуемым в своих желаниях, что тут был никто не нужен - ни враг, ни друг.
  
  - Мы будем обсуждать стратегию атаки? Без самих генералов? - спросил несколько удивлённый Иван.
  
  - Конечно. - согласился койзер. - Мы рассудим, кто и откуда будет вести свою массивную атаку. Как видишь, Женемюр решил играть ведущую роль - первый в основной армии.
  
  "Разумеется, никто не будет атаковать Трудовой Союз Стран Совершенных. Но как они выкрутятся?" - спросил себя Эйван.
  
  - Я слышал одну историю о вашем тупом торгаше гнилью, продавшем алмаз за свою же гниль. - начал шейх Геалиб.
  
  - О, это же тот самый, из твоих земель, да? - елейно пропел Энтони VII Колонист, используя свой баритон, хотя, почти что басистый голос.
  
  - Ты заплатишь за это, идиот! Десять тысяч лет тебе не хватит... - завёлся Геалиб, вовремя увернувшись от пролетающего лезвия зонтика. Иван быстро глянул на зонт Короля Островной Империи, но там лезвие всё ещё было.
  
  - Ну нафиг. - и койзер рухнул под стол.
  
  - Койзер! - шпион чуть не крикнул "отец!", но так и не понял, откуда у него возник такой посыл. Теперь под столом прятались двое.
  
  Женемюр скучающе не передвигался и лениво уставился в окно.
  
  - Бесполезный! Ты - бесполезный! Всё, что ты делаешь - бесполезно! Бесполезно! Бесполезно! Бесполезо! - Энтони VII Жестокий сам запутался в одном слове, что постоянно выкрикивал, кидая все возможные железки, что он прятал под своим плащом, в Геалиба.
  
  Геалиб от ярости застыл в очень странной позе. Его голова почти что легла на правое плечо, глаза были полны решимости, указательный палец вытянутой правой руки неестественно загнулся вверх, левая стопа смотрела в сторону выхода, когда как сам Энтони VII, притягивающий взгляд повелителя другой Империи, находился у окна. В завершение странной позы, левая нога слабо согнулась в колене, а правая отъехала на полметра назад. И что ужасно - Геалиб всё завершил, прикрыв лоб и правый глаз левой рукой, что до сих пор не была задействована в ужасающем ритуале, который ничего не делал.
  
  Хотя кое-что он всё же сделал.
  Он сломал Короля Энтони VII Колониста Жестокого, его Высочайшего Светила, Убивающего своих врагов и считающего неисполнение любой прихоти ужасающим проступком.
  
  Впрочем, через полминуты глупого и молчаливого перемигивания, битва возобновилась.
  
  - Слушай, раз ты всё равно сейчас уходишь домой, то твой шанс - их словесные перепалки, понял меня, Эйван? - спросил его койзер, пригнувшись за столом, пока к бою вмешивался Женемюр. Не очень активно, чтобы не порезать молодую кожу физически и морально.
  Дважды шпион кивнул.
  
  - А что насчёт моего богатства из тайников того графа? - спрашивал уже лже-барон.
  
  - Всё вернут, я же держу слово, вот! Запомни, мы должны будем от них избавиться, понял? - убедившись, что Иван кивнул, койзер на время о нём забыл, а сам Эйван выбежал во время очередной передышки.
  
  И только позади, эхом отдавался голос койзера:
  - Стоять! Именем моим, При-Мёрка Первого!
  
  "Все хотят остановить Мёрка, Трудовой Союз и друг друга. Только вот, как всё начнётся, если даже сейчас как будто сама Вселенная против их решительных действий? Неужели и нам придётся ожидать? И если да, то сколько?" - такие мысли бушевали в голове шпиона, чья годовая работа окончилась, пока он неспешно спускался по лестницам замка. Он не будет по ним скучать, пока не увидит их в развалинах наступающего, победоносного Союза.
  
  Вечернее солнце медленно уходило, уступая место лунной ночи. В быстро надвигающейся темноте мысли барона, подпрыгивающего внутри кареты приобрели такой же чёрный оттенок. Он не любил войну, очень не любил, но... Что-то было в этой истории...
  
  - Они не могут даже решить, убивать нас или нет. За все три дня не произошло ни одного решения, касательно Трудового Союза Стран Совершенных. Я предполагаю, что эти императоры убьют друг друга через несколько десятилетий. Там нужна лишь вспышка, но лезть в эту бочку с ненавистью? Нет, я голосую за ожидание и наше нашествие в нужный момент. Они собираются вместе, но всегда решение глобальной проблемы переносится на мелкие разговоры и обиды. - доложил Эйван.
  
  "Но вот атмосфера... Она была такой... Необычной. Одновременно приятной и непонятной." - шпион сам не заметил, как прижал руки у сердца.
  
  - Ты можешь быть свободен, Иван. Твоя работа была проделана идеально. Если ты даже успел осознать, что изничтожение таких слабых правителей сыграет нам на руку... В общем, я тут задумался, а тебе - почёт! - поблагодарил его "Тук-Тук" Андрей, человек, чьи постукивания лишь усилили прозвище.
  
  Но кто мог бы знать, что эти десятилетия, придуманные Иваном из ниоткуда действительно окажутся правдой, а не вымыслом?
  
  Пятьдесят лет пройдёт. И искра найдётся, да не одна...
  
  Сильное заболевание последнего лояльного и живого наместника Короля Островной Империи, Энтони VII Колониста Жесточайшего.
  Предательство в рядах шейха Геалиба, неоправданные действия наместника Кая по урегулированию ситуации.
  Нестабильный грандиозный магический эксперимент на земле францев, когда старость заберёт самого молодого из правителей.
  И безумие уже пустой персоны от одиночества, единственной, кто останется жить в холодном и сером замке с высохшим озером внизу.
  
  Но что будет потом - не так и важно. Если в истории будет мотив, то его запомнят, как запомнят и историю, рассказанную пусть и не самым гениальным оратором.
   No Артур Реалист
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"