Суворин Артур Дмитриевич: другие произведения.

Наблюдение в целях Королевства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трудно быть роялистом в мире, где имя величайшего короля используется, как традиция, но без уважения. Виллард Стадсон, невзрачный по всем параметрам персонаж, занят починкой старой машины, в которой наверняка должен быть ответ на произошедшие 10 лет назад события.

   Экспозиция.
  
  Нью Ленд, столица недавно защищающегося королевства, построенного на территории Сумасбродских Островов, что расположены примерно по центру между континентом, почти полностью занятым территориями Трудового Союза Современных Стран и тремя континентами со словами "Акерика".
  
  Ленд, когда-то бывшая, процветающая столица Сумасбродов, на территории "Богатых" - той большей части населения, что вела зажиточный и аристократический образ жизни, ушла под воду, судя по показаниям историков.
  
  Тогда-то и изменился язык, и, начиная, с монархического уровня, все забыли визаровский язык, вместе с чудесами, построенными в Ленде. Основав Нью Ленд, власть, король Вилмур в том числе, пытались вернуть светлые дни правления первых королей, но без особых результатов. В итоге и сам король умер то ли от старости, то ли от нежелания жить в прогрессирующем мире.
  
  Но потом возникла угроза расширяющегося Союза. Он поглощал всё на своём пути и весь Южный континент подчинился карающему кулаку Трудовых людей.
  
  И "Богатые" решили, что по воде Союз решит поплыть не сразу. Да и кто сунется в воду, когда Акерика, на одном далёком континенте сидит и смотрит на восток, со своих модифицированных боевых кораблей, построенных в условиях временного правительства?
  
  Внутренняя безопасность усилилась неимоверно. Камеры на каждом окне, любое движение, всякая мысль была на виду нового чуда, первого чуда Нью Ленда, новой столице сумасбродов - Великой Системе Слежения, сокращённо ВСС.
  
  Многим это не понравилось и часть людей пешком отправилась на север, некоторые из них были родом с раздробленной части основного острова. Их прозвали "Северянами". Они сражались и продолжают сражаться, не давая Богатым ни пуда своей земли, не передавая ни кусочка под бдительный контроль, пока что не распространяющийся за пределы Нью Ленда Системе Слежения.
  
  Часть Северян пошла на север, но другой - север второго острова. Туда поначалу ссылали всех, кого прозвали "Лишними", ненужными современному королевству.
  Некоторые "богатые" увидели, как хорошо там выпивают, дерутся и пребывают в вечном празднике, и сбежали. Нью Ленд стал ещё более пустым, но не менее бдительным. Всё же, ВСС и Корона решили не преследовать сбежавших, предположив, что вместо тюрьмы можно использовать сам Лишний остров или же, иначе говоря, остров Лишних. Северяне там не сражались, разве что за титул самого пьющего человека острова. Преступности там делать было нечего, воров почти сразу наказывали, находясь в весёлом настроении, которое создавалось необычным алкоголем, сделанным по рецепту чей-то бабушки-колдуньи. Да и воровать было нечего. Счастье.
  
  Поколения сменялись, Нью Ленд не стал наблюдать больше, чем изначально, но этот мирок превратился в мечту, идеальную утопию - не создавай проблем Короне и живи себе спокойно. Или же... Примерно лет десять назад была очень опасная по напряжению ситуация в мире, где это самое напряжение могло наэлектризовать весь океан.
  
  Хорошо, что эти дни прошли, а Великая Система Слежения наконец-то смогла более или менее успокоиться и снова начать работу в стандартном режиме немного повышенной тревоги.
  
  Один лингвист, языковед, в возрасте 29 лет, Виллард Стадсон, мирно сопел во сне, ещё вечером решив не брить щетину - вздумал посмотреть, как будет лучше для его образа молодого снаружи, морально старого внутри, историка-любителя. Да, он изучал трансформацию языков, а точнее, специализировался на видоизменении древнесумасбродского наречия до современного, простого сумасбродского произношения слов.
  
  Опять же, это не значило, что Виллард хорошо знал историю и даже знание изменения наречий могло ему и не помогать в большинстве ситуаций, но она всегда ему нравилась. Лингвист, разумеется, знал видоизменения других языков за долгое время, но на уровне знания общей истории и причинно-следственной связи человеческих отношений.
  
  Сон у языковеда был неспокойным. Он метался между двумя тумбочками, а по центру была открыта дверь.
  
  Виллард хотел носить или линзы, или очки, ну на крайний случай монокль, который можно купить в любой лавке Богатых - для профессора лингвистического института это был необходимый имидж. На самом деле нет. Стадсон хотел выглядеть богаче, чем он есть. Обыкновенное ребячество. Больше десяти лет он работал в том вузе и пора было что-то менять. Но стоило ему взять в руки линзы или очки, как дверь во сне захлопывалась. Это выводило Стадсона из себя.
  
  Зазвенел будильник. Шесть часов утра и одна минута. Последнее было сделано для того, чтобы мозг понимал, что, отложив поднятие тела с кровати на пять минут не перенесёт время до числа, кратного, собственно, пяти, заставляя таким образом, вставать прямо сейчас, потратив ресурсы мозга на высчитывание идеальных пяти минут.
  
  Потянувшись, историк-любитель зевнул контрольный раз и полностью проснулся.
  - Спасибо за этот сон, державший меня в тонусе всю ночь. - действительно, если вы не можете расслабиться во сне, вставать вам будет куда легче, чем какой-нибудь "сове", парящей в небесах, где, на удивление, будет тепло и уютно, словно в утопической постели, под махровым одеялом...
  
  Началось стандартное утро лингвиста. Душ, чистка зубов, поход на кухню за завтраком - сегодня им была яичница, так любимая Виллардом, что у него аж слюнки текли при мысли о сегодняшнем "пире".
  
  Пока выкроилась минутка свободного времени, он спустился за газеткой, включил телевизор и начал трапезу.
  
  - Преступность понизилась на рекордные 2% за последний месяц. Поймано 7 преступников разной степени опасности. - прочитал Стадсон. - Шестеро были отправлены на остров Лишних, один раскаялся, ему позволили вернуться обратно.
  
  - Поверить не могу. - пронеслось в голове языковеда. - Люди просто украли одно-два яблока, яйца, морковки, капусты, в конце-то концов! И их за это на остров? Поразительно! - неодобрительное отношение к такой "безопасности в целях Короны" аннулировалось поддержкой данного проекта покойным королём Виктором.
  
  По телевизору шло почти то же самое, что и было написано в газете, но с рекламой. Иногда выпуски отличались из-за чего Вилларду приходилось включать телевизор время от времени - подписка на газету "Наблюдающий Вестник" была довольно дешёвой относительно дохода и последующей зарплаты, что была суммой отрицательных расходов на положительных доход, логично.
  
  - Когда же он уже примет свою судьбу? - взмолился и немного взгрустнул Стадсон. - будущий король Вилмар, "ам уже шестнадцать лет, просто примите трон и выразите своё мнение насчёт ВСС!
  
  Система Слежения не одобрялась некоторыми отдельными личностями, но для восстания нужны были действия Короны и, пока что не принявшего корону отца, Вилмара или, как минимум, обязательно было его несогласие и недовольство "системой наблюдения в целях безопасности".
  
  Но настроение языковеда вновь улучшилось с показом по телевизору и такой же статьёй в газете.
  
  - В пригороде не будут устанавливать камеры. - прочитал любитель истории.
  
  - Чудесно! Буду и дальше чинить эту машину! - подумал Виллард, листая страницу.
  
  У лингвиста в небольшом гараже за городом действительно находилась машина. Никто из его умных друзей не знал, что она делает и, в свободное время, Стадсон чинил её, закупая детали у старичка Эдди Лемингтона, жившего и работающего в подсобке на Олд-стрит, который ещё и помогал в починке теорией, собственно, после принесённых пары чертежей в которых не разбирался языковед.
  
  - Но... На меня могут напасть... Эти случаи участились. - лингвист создал свою статистику по газетным номерам. - И всё же, в этой системе слежения есть и свои плюсы. Но... Слишком сложное решение. Посмотрим, что скажет Король Вилмар. - Виллард поддерживал Корону, ведь ещё ни один король - ни в истории, ни при жизни Стадсона не совершал глупых действий, как казалось лингвисту.
  
  По телевизору началась утренняя передача с негласно главным человеком ВСС, а по совместительству министра внутренней безопасности Королевства Сумасбродов - Вагнер Бетрс.
  
  Скрестив пальцы, холодным взглядом он смотрел в глаза каждому зрителю, успокаивая своей властью.
  
  - Сегодня я расскажу вам, почему наше королевство не следует называть Сумасбродским. - вкрадчиво начал министр. - Нас так прозвали другие страны и империи из-за названия островов, мы же - Королевство Визаро, сыны лучшайшего Короля мира!
  
  После особого слова "лучшайшего", встречавшегося только в речи Вагнера, который десять лет назад привнёс это "словцо" в общий лексикон королевства, Виллард перестал слушать речи министра. Не нравился ему этот подозрительный Бетрс, видимо, это был вывод лично Стадсона.
  
  - Как смеет он произносить неправильную речь в одном предложении с самим Визаро!? - негодующе взбунтовался лингвист. - "от я всегда говорю правильно! - Виллард, конечно же, поддерживал Корону в основном, но всё же, эталоном власти, мудрости, добродетели и значимости был именно Визаро, первый король Сумасбродских Островов.
  Стоит пояснить, почему языковед не произносил букву "В" во время своего гнева. Дело в том, что древнесумасбродский был языком, который придумал Визаро, с нуля. Даже альтернативное название ему было - визаровский. В визаровском языке, в силу акцента колонистов островов с дальнего юга, плохо произносились буквы "В" и "Ф", но только, если впереди шла одна из четырёх букв - "А", "Е", "О" или "И".
  
  Посему, любитель истории, большой фанат Визаро, решил говорить на древнесумасбродском, но, по какой-то своей причине, он не стал заменять имена по этому правилу. Потому что первые сумасброды называли первого короля Изаро. Но и своё имя Виллард также не сокращал.
  
  Впрочем, как лингвист решил не сбривать сегодня четырёхдневную щетину, так он помыслил и пришёл к заключению о специальном смягчении гласных букв после "В" или "Ф". Во все другие дни он не ставил этого знака, ни в общении, ни в письме. Впрочем, таких фанатов Визаро было множество по всему Королевству. Но Виллард, конечно же, был особенным.
  
  Стадсону пора была одеваться и собираться в университет - без пяти минут семь. Тарелка из-под яичницы была замочена, телевизор выключен, газета взята с собой для печи одного из друзей историка-любителя - Оливера Асидли, в детстве проказника, от которого спустя десять с лишним лет можно было ждать любой просьбы. Но про газеты он сказал ещё с месяц назад, вот языковед их и копил потихоньку, не выбрасывал.
  
  Насвистывая популярный народный мотив, Стадсон закрыл дверь и спустился вниз. Стоит также сказать, что почтовые ящики были у двери в квартиру, а сами апартаменты, больше, чем для одной семьи, содержали в себе довольно дешёвые по цене, но просторные двухэтажные квартиры.
  
  - Архитекторов приглашали из самой Безымянной Империи! - восхищался лингвист успехами научного сообщества, и по сей день дающего отпор агрессии Трудового Союза.
  
  Туманный день, как и всегда на островах. Но сегодня он висел довольно далеко вверх, так что холод был типичным, а вот видимость - замечательной.
  
  Камеры, невидимая паутина и паук, наблюдающий за всем Нью Лендом - они могли бы давить, если бы народ жил в страхе и ужасе, но нет, все были счастливы, более-менее. ВСС никак не запирало важные места. Оно просто быстро реагировало на неправильное поведение, вызывающее подозрение и опаску.
  
  - Пока ТССС не сможет проникнуть на нашу землю, им не пересечь наш океан! - девиз всей ВСС, придуманный главным начальником Системы Слежения, который позже относил полный доклад на стол министру Бетрсу, всегда в одно и то же время дня.
  
  Виллард спокойно шёл по улочкам Нью Ленда, пока на него не наткнулся в бреду, безработного вида, пьяница. Синяя рубашка была местами порвана и была сделана на человека явно меньше размером. В правой руке, время от времени перекладывая её в другую ладонь, пьяница удерживал бутылку с алкоголем за горлышко.
  
  Ноги стояли вразнобой, сам алкоголик заваливался набок, позади него стояла миловидная девочка лет семи, немного боявшаяся то ли Вилларда, то ли, судя по всему, своего отца.
  
  Речь его походила на немного запутанные предложения, чаще всего из-за большого количества нецензурной лексики, вперемешку с самыми любимыми ругательствами Трудового Союза. Виллард на духу не мог переносить любой мат, потому все нецензурные слова будут заменены на троеточия.
  
  - Ты чего тут, ..., ходишь с бородой, а? - тело начало попытку убрать источник раздражения. На удивление языковеда, запах алкоголя почти не чувствовался. - Ты мою дочку пугаешь, ...!
  
  Стадсон оцепенел. Он спокойно шёл к себе на работу и тут его пытается остановить, весьма успешное, невнятный мужик в шортах.
  
  - Тебя как зовут, а? - снова обратился недостойный отец. - Меня Сергей, а тебя?
  
  - Виллард. Что "ам не нравится? - сделал непонимающее выражение лица любитель истории.
  
  - Ты чего так поздно тут, ..., шляешься? - на фоне проходила пара людей, но да, действительно поздний час, за исключением того факта, что было семь с половиной часов утра.
  
  Языковед пояснил свою точку зрения относительно позднего часа, как понятия времени, про которое можно так выражаться.
  
  - Не умничай, ...! Бороду свою сбрей, ...! - Серёгу понесло.
  
  - Я, вообще то, литературой увлекаюсь! - ответил ему Виллард, лишь бы не слушать больше мата.
  
  - И чо, ...? А я знаешь, что делал? Я служил! - ответил ему пьяница.
  
  - Поздравляю "ас. - отчасти порадовался за него человек с обычным для его профессии, хобби. Это даже сложно было назвать увлечением - оно больше подходило под колонку обязательных умений для языковеда.
  
  - Я Фариж, ..., захватывал! Дважды! - Серёга этим хвалился. Через боль, но хвалился. - Будешь? - он предложил ему выпить.
  
  - Я не пью. - вежливо отказался Стадсон, а сам подумал:
  - Это же как надо мятежи устраивать, чтобы без мятежей, под полным контролем Союза, и захватывать Фариж. Дважды!
  
  - Куришь хоть? - Сергей не унимался.
  
  - Только если король угостит. - языковед попытался таким образом успокоить буйного алкоголика. Не помогло.
  
  - Про чо читаешь? - у каждого человека есть свой диалект. У пьяниц зачастую пропадает буква "Т".
  
  - Литературу Союза. Про Трудовой Союз. - любитель истории уже протёр рукой лоб.
  
  - Союз - эт хорошо. - у Серёги, видимо, пропадали почти все буквы из слов. Алкоголь - зло.
  
  - Вот скажи, про Черепова читаешь? - резко-агрессивно набросился на Виллард алкоголик.
  
  - Нет, не читал. - более простыми словами отбивался историк, пока дочь Сергея стояла, переминаясь с ноги на ногу. Прохожих нецензурная брань вообще не впечатляла.
  
  - Партию развалил, страну развалил. Агент, ... ... ...! - брань полилась из рта человека, который так и не отпил из бутылки.
  
  - Акериканский? - успел вставить всезнающий Виллард, хотя Черепов не был агентом, он просто продал свою партию. Но для некоторых это одинаковые вещи. Для тех, кому нужна лёгкая политическая система, каковой она, разумеется, не является.
  
  - Ты знаешь? - скрючил гримасу Серёга и языковед понял - он попал. - А вот... - он задумался и выпивка обновила ему память - Вот тебя как звать? Я - Сергей.
  
  - Виллард я, Виллард. - пожал протянутую руку любитель истории и попытался пойти на работу, до которой надо было дойти, хоть когда-нибудь.
  
  - А знаешь где я служил? - Серёга и не думал останавливаться.
  
  - Не имею понятия, но уже интересно. - историк сделал попытку ответить сарказмом. Но пьянчуга был слишком туп, чтобы его понять, равно как и наигранный голос.
  
  - ...ресно! А вот Мирного знаешь? - пропустил свою часть ответа алкоголик. - Кто он для тебя?
  
  - Насколько я помню, Мирный создал свою партию, которая была слишком мирной для политики Трудового Союза, МССС - Мирный Союз Стран Современных, но потом его партия вступила целиком в партию СССР - Современный Союз Стран Развитых, под предводительством Игоря Трудового. Правда, эта партия проиграла на недавних выборах. - поделился информацией историк.
  
  - Ты, ..., не слушаешь меня. Кто, ..., для тебя Мирный? - Серёгу не устроил ответ.
  
  - Человек, которого многие считают клоуном? - предположил самый популярный вариант любитель истории.
  
  - Тебе ..., чтоль? - пьяница напал на человека с небольшой щетиной. - Я за него, ..., голосовал!
  
  - Хорошо, кто? - сдался Виллард, но не оставил свой ложно-заинтересованный голос.
  
  - Народный юрист Трудового Союза и, ..., что важно - командир танковых войск Союза! - гордо ответил Сергей. - Я по нему, ..., писал диссертацию! В юридическом, ...!
  
  - Это следовало ожидать. - насчёт первой части ответа, мысленно, покачал головой историк.
  
  - Ща скажу, как она называлась, ща, ...! - Серёга, на удивление, начал думать.
  Но не вспомнил. Тогда алкоголь снова ударил в его крови и...
  
  - Меня Сергей зовут, тебя то как? - это предложение уже разозлило любителя истории.
  
  - Виллард меня зовут! И я пойду, сбрею бороду. - он негативно завершил диалог. - И "ам бы следует меньше пить, а то за агента сочтут.
  
  Вслед ему и в небо понеслось ещё больше брани.
  
  Потребовалось несколько минут, чтобы отойти от этого разговора. Но потом историк осознал, что пьяницы есть везде, просто Союз настолько большой и злой, что все начали приписывать алкоголиков к Трудовым, оттуда и пошли некоторые пословицы и фразы по всему миру, связанные с выпивкой.
  
  - Алло, здравствуйте, это Ричард Гвардсон? - лингвист позвонил по одному номеру, который дал ему один из друзей. Сам Ричард отвечал за внутреннюю безопасность Нью Ленда.
  
  - Я вас слушаю. - вкрадчивый голос приготовился к новой наводке.
  
  - Проверьте некого Сергея. - историк понимал, что этого человека, скорее всего, депортируют, но языковед терпеть не мог пьянство и брань. Табачный дым тоже, но если рядом был король, то это чисто его дело.
  
  - Когда же вступит на трон наш новый король Вилмар? - он сокрушался каждый день, смотря новости, и не находя этой истории.
  
  - Есть дополнительная информация? - поинтересовался Ричард. - Сергеев в Нью Ленде мало, но это не помешало бы.
  
  - А, да-да, конечно. - заторопился в разговоре и по пути на работу Виллард. - Я встретил его минуты три назад около дома 23а на Бек-стрит.
  
  - Благодарю за звонок. Ваш друг Фил Барлоу будет вам благодарен. - Гвардсон с точностью повторил то, как Виллард Стадсон произносил имя друга, давшего ему этот телефонный номер.
  
  - Надо будет потом записать эту историю. Можно даже имена не менять. Только убрать момент со звонком. - подумал языковед, подходя к своему зданию. Камеры всё ещё висели на каждом углу, ненавязчиво намекая о бесполезности звонков, изначально придуманных, чтобы отметить лояльных личностей.
  
  Но вот Виллард наконец-то дошёл до университета. Только он попытался отдохнуть от прошлой встречи, как его коллега, лингвист Сид Лангер, как всегда в помятом пиджаке, который он так и не научился гладить после поспешного развода, ворвался в кабинет Стадсона.
  
  - Смит не смог выйти. Болеет ещё, очаровательно! - он постоянно использовал в речи любые длинные слова, когда начинал нервничать или ему приходилось просить об услуге. Сам Сид полагал, что будет выглядеть более солидно, от того, что он может сделать малое предложение длинным просто из-за определённых слов. Любителю истории было как-то безэмоционально на данную особенность.
  
  - И ты просишь меня... - догадывался Стадсон.
  
  - Поговорить со студентами. Проведи им лекцию, а? Нижайше преклоняюсь пред твоим решением, о великий знаток древнесумасбродского рода! - Лангер даже сложил руки в молитве, показывая свою зависимость от ситуации и решения старшего по годам Вилларда.
  
  - Хорошо, заменю я Смита, но за ним будет долг, согласен? - предложил Стадсон.
  
  - В крайнем случае я отплачу его должок, сойдёт? - Сид встал с одного колена и перестал говорить длинными фразами.
  
  - Да-да, что у них за тема, хоть скажешь? - Виллард успел остановить уходящего лингвиста.
  
  - Смит говорил, про что-то об изменении наречий во Францинии... - задумался Лангер. - Но ты то точно разберёшься, наш лучший Виллард!
  
  - Он хоть не сказал "лучшайший". - вздохнул языковед, уставший после изнурительного общения с низшим классом. Но, делать нечего, придётся идти на лекцию.
  
  Студентов почти не было. Три четверти уселись подальше, но не на край земли. Это позволяло и как бы слышать и заниматься своими делами. Последняя четверть же ждала знаний или просто ожила, увидев новое лицо.
  
  - Здравствуйте, меня зовут Виллард Стадсон, сегодня я заменю профессора Смита. - начал историк-любитель и понял, что хоть и может рассказать всё, что помнил про Францинию и её наречия, но не будет этого делать. - Знаете, давайте "от как мы поступим... - зал сильнее ожил, звуки вдалеке затихли. - Вы будете задавать мне вопросы по разным языкам, а я буду отвечать. Будет некое подобие диалога. И "ам не спать на лекции про Францинию... - одна из студенток обиделась. Судя по всему, она любила вассалов Трудового Союза Современных Стран. Другие же учащиеся приняли предложение Стадсона с любовью и одобрением. - И я не буду напрягаться.
  
  - А мы напряжём! - под некоторый одобрительный шёпот с тех же задних рядов, произнёс звонкий голос.
  
  - Посмотрим-посмотрим. - пронеслось в голове Вилларда.
  
  - Фариж захватывали 22 раза? - первый вопрос уже был с подвохом, учитывая встречу с Серёгой.
  
  - Да, именно так. - согласился Стадсон. - Почти каждый раз, при захвате войсками Союза, "арижане узнавали новые слова, так и появилось слово "бистро". Но не будем забывать про объединение с Герциниями и новым словом "понятно" - "натюрлих". Значения высказываний, конечно же, менялись при каждом новом захвате.
  
  - А в каком году впервые захватили столицу Францев? - послышался новый вопрос с дальнего ряда.
  
  - В 756ом году от изобретения календаря. - как от зубов, отскочил ответ любителя истории.
  
  - А разве не в 757ом? - поступил аргумент.
  
  - Нет, это тоже "ерно, конечно же. К сожалению, 757ой год будет "ерным ответом, если "ести счёт от первой исторической записи. Не хватило всего пару минут, из-за этого и "озникла всемирная путаница. - объяснил этот факт Виллард, используя своё смягчение изо всех сил.
  
  - А что насчёт Полики? - задала вопрос любительница Францинии.
  
  - А что Полика? - вопросом на вопрос ответил языковед, но позже сам и ответил. - Её как захватили, так и оставили себе. "ариж сопротивлялся, иногда против врагов Союза, а Боевая Пила, столица Полики, ничего не сделала. И теперь там полным ходом идёт конструкция первой ракеты для полёта в космос. Уже лет 20, из-за дырявого бюджета Трудового Союза, печально. - заключил лингвист.
  Студентка обиделась ещё больше.
  
  - Странно. - голова историка-любителя сегодня была местом, где свободно пролетали мысли. - Нечасто встретишь людей, увлекающихся Францинией и Поликой, да, удивительно, 'оистину!
  
  - Вы всегда говорите с нашим древнем языком, но на одном из его наречий? - раздался в зале новый вопрос.
  
  - Сложно следить не за своей речью, а за проставлением в ней мягких знаков. - улыбнулся лингвист, ответив как Первый король данного королевства. - Я могу так и не делать, если вы "озжелаете... - как бы насмехаясь, Стадсон поставил последнюю мягкость на сегодняшний день, поняв, что таким путём, ему и монокль не поможет выглядеть внушительнее по авторитету.
  
  Вопрос между тремя предметами для улучшения зрения всё ещё висел, лёгкими намёками напоминая о себе.
  
  - Мы озжелаем-озжедаем... - на стандартном визаровском языке пошутил студент, сидящий рядом с любительницей Полики и Францинии.
  
  - А он неровно к ней дышит. - показалось Вилларду.
  
  - Почему язык Трудовых врагов такой лёгкий? Все эти наречия из прошлого, почему? - эрудированный человек с первого ряда всё был жертвой пропаганды ВСС.
  
  - Чтобы меньше восстаний происходило, довольно очевидно. - Стадсон на всё знал ответ. - "Если люди поверят в единство, они не будут сражаться сами с собой." - Игорь Трудовой, создатель партии Современный Союз Стран Развитых.
  
  - Мне нравится это решение с диалогом. Надо посоветовать его Смиту, когда выйдет на работу. - языковед радовался своей смекалке.
  
  Такими темпами и вопросами лекция подходила к концу. Историк-любитель получил пятую часть основной группы как своих союзников, за исключением той самой девушки.
  
  - Ну и ладно. Но профессору надо будет сказать о её вкусах. - подумал лингвист.
  
  - Вы будете нас ещё заменять, профессор Виллард? - спросил студент с первого ряда, когда полтора часа, а точнее, час и двадцать минут подошли к концу. - Потому что тут было так приятно находиться, за последние пару месяцев.
  
  - Если меня попросят и не будет другого выбора... - неоднозначно согласился Стадсон, в мыслях порадовавшись за то, что и его "признали" профессором. Пятнадцать лет в университете, громадное количество времени... И при этом лингвист учитывал всю свою помощь университету с четырнадцати лет.
  
  - Надеюсь снова вас увидеть, вместо этого Смита. - с пренебрежением закончил диалог собеседник языковеда.
  
  Прошло ещё полтора часа - историку-любителю пришлось вести ещё свой, обязательный семинар. И только Виллард захотел отдохнуть, как перед его взором замаячил знакомый силуэт и карие глаза одного встретились с уставшим взглядом, такого же цвета очей, другого.
  
  - Здравствуй Оливер. - поздоровался знаток истории.
  
  Оливер Асидли сделал крайне напыщенный поклон до пола, убрав левую руку за спину, держа в ней свою шляпу. Затем авантюрист резко поднял голову, посмотрев прямо в зрачки собеседника и старого друга детства, одновременно с этим прижав, изначально отведённую вбок, правую руку, к груди. Улыбнувшись, он ровно выпрямился, на лице изобразил каменную мину величественности, и вернулся в своё обычное состояние с немного кривой спиной.
  
  Этот процесс занимал довольно много времени, но Асидли повторял его со всеми, если здоровался в первый раз за день с этим конкретным человеком или же по прошествии трёх, иногда двух, часов.
  
  На все вопросы, что это долго и совсем не нужно, Оливер отвечал собственным высказыванием:
  - Это старое аристократическое приветствие богатых отображает всю суть нашей политики и жизни. Красивый, но напыщенный поклон - маска, за которой лишь ненависть и презрение. И я буду так делать, пока моё обращение не получит свой, задуманный смысл.
  
  - Такою фразу не грех в учебники политики и истории Королевства Визаро добавить. - подумал Виллард, впервые услышав эту фразу, когда немного пьяный противник ВСС, усердно и более или менее успешно старавшийся казаться пьяным, холодной зимой, попросил отвести его домой пешком. Чего уж греха таить, Стадсон тайно желал, чтобы его добавили, как соавтора этой истории и фразы.
  
  Впрочем, Асидли никогда не пьянел и не напивался настолько, чтобы забыть, что было вчера. Иногда казалось, что он пьёт быстро, много, но алкоголь просто не влиял на него. Или сам Оливер был пьян всегда, просто без базовых второстепенных признаков.
  
  - И тебе удачи, Виллард! - восторженно, впрочем, как и всегда, авантюрист что-то задумал. - Не хочешь мне помочь?
  
  - Хорошо, рассказывай. - Стадсон устало присел на стул позади себя и вытер несуществующий пот с лица, заодно проведя прохладными руками по всему лицу и голове, чтобы хоть как-то взбодриться. Отказывать сразу было невежливо, да и Оливер иногда предлагал нечто... интригующее.
  
  - Ты ведь знаешь, что ВСС сегодня забрали Рода Крауэра? - с лёгким налётом негодования просветил Асидли.
  
  - А он то что сделал? - поразился такому известию лингвист. - Крауэр же выступал ЗА систему, не против!
  
  - Видимо, уже нет. - подвёл итог оппозиционер. - Так что со своей машиной будь осторожнее, там Род и попался. Не весь пригород свободен от слежки - склад-гараж, весьма вероятно, тоже под наблюдением.
  
  - Спасибо за предупреждение, но ты же не только по этой причине пришёл, верно? - захотел убедиться любитель истории, попутно чинящий машину уже несколько месяцев. Прогресс в восстановлении появился совсем недавно.
  
  - Да-да, ты прав, Виллард. - согласился Оливер. - Но не гоняйся так за тем, что произошло десять лет назад. Подумаешь, какой смысл имеют те файлы в твоём аппарате, на которых, как я выяснил, написано, почему у нас неожиданно... - он выделил это слово. - появилось множество иностранных слов. Это не поможет победить ВСС, но... Я тут накопал некоторую информацию... Тебе понравится... - пока Асидли к концу предложения искал нужную бумагу, шурша другими, Стадсон смог окончательно отдохнуть от помощи, оказанной Сиду Лангеру.
  
  - Вот, нашёл! - авантюрист обрадовался найденному клочку информации. - Смотри: Десять лет назад, когда эту машину, предположительно, нашли, туда положили какой-то договор и все про него забыли, поскольку машина сломалась и... починке не подлежит. - он закончил фразу отчётом механика. - Но это не всё! Знаешь, кто подписывал этот пакт? Сам владыка ВСС - Вагнер Бетрс! - "владыка" был сарказмом, как и вся ВСС для Асидли.
  
  - Не может быть! - в который раз за день поразился Виллард. На этом фоне какой-то алкоголик Сергей перестал существовать как что-то значимое. - Это же значит...
  
  - Что тебе НАДО починить эту машину. - закончил за языковеда его друг. - Это наш шанс уничтожить ВСС! - Оливер к тому времени прогуливался со Стадсоном по университету и резко завернул в кладовку - чтобы не подслушали. Ему было абсолютно всё равно, что именно по заказу одного человека из Великой Системы Слежения его и направили починить эту машину Визаро - за удивительное восхищение Вилларда первым королём.
  
  Вообще-то, Виллард хотел по-другому закончить своё выражение:
  - ...что можно спросить самого министра Бетрса об этом договоре. - Но идея, конечно, не идеальная. Впрочем, и сам Оливер предложил не лучший вариант.
  
  - Почему бы её просто не разобрать? - поинтересовался он у лингвиста. - Машину, то есть.
  
  - Если бы только хоть раз посмотрел на неё! - зачаровано ответил любитель истории. - Там столько лишних деталей! Но разобрав грубой силой, мы можем случайно уничтожить всё, что спрятано внутри неё. Это как головоломка, для которой нужен ключ и другие варианты - лишь сломать загадку, вместе с наградой.
  
  - Так ты близок к завершению то? - Асидли, неожиданно для Вилларда, заинтересовался машиной с нагруженными поверх меры фотоаппаратами и видеокамерами, поставленными людьми ВСС. А пускали чинить только Стадсона - он выбил себе пропуск. - И почему Вагнер её не уничтожил ещё?
  
  - Потому что это произведение искусства, полагаю? - действительно предположил языковед. - Если там что-то есть, что скомпрометирует Бетрса, он бы не стал её уничтожать - имидж испортит себе. Это машина датирована временем самого Визаро! Вдруг она с затонувшего Ленда?
  
  - Это был бы самый уникальный экспонат за всё время нашего Королевства. - про себя подумал историк-любитель, "немного" поклоняющийся Изаро и его правлению.
  Авантюрист молчал, пока они вдвоём вдыхали запахи чистящих средств. Какую-то банку не закрыли. Два человека, разнорабочий с когда-то уклоном в литературу и недо-профессор, оба моложе тридцати, но старше 25.
  
  - Ты ведь приходил с предложением, Оливер, верно? - Стадсон напомнил авантюристу о цели визита в университет, откуда на третьем году ушёл сам оппозиционер.
  
  - А, да, спасибо, Виллард. - он поблагодарил языковеда, но одёрнул его, когда лингвист пошёл на выход. Его голос стал тише, сделался неузнаваемым. - В здании ВСС есть копии документов из машины. Со дня на день сюда приедет комиссия и они будут тебя спрашивать, Виллард, тебя.
  
  - И ты предлагаешь... - любитель истории потихоньку понимал его намёки, но не в целой картине гениального плана.
  
  - Я предлагаю наведаться к нашим друзьям... - снова сарказм. - и одолжить у них копию документов. Если Вагнер может быть замешан в изменении нашего лексикона, это поможет в твоём расследовании данного явления, а я получу шанс избавиться от ВСС. Навсегда. Если это их работа...
  
  - Я похож на вора? - возмутился Стадсон. На его негодование Оливер беззвучно замахал руками, призывая к тишине, даже в подсобке. Виллард стал спокойнее. - Это безумие. Лесть в самую охраняемую крепость ради призрачного шанса, как я думаю, который не только не гарантирован, но ещё и сам документ может оказаться фальшивкой или просто бессмыслицей!
  
  - Так ты не согласен, сделать дело, как в старые времена? - Асидли посильнее натянул шляпу на глаза, но начать новую фразу не успел.
  
  - Да, знаешь, Оливер, я как-то забыл, что яблоки с дерева мистера Пайтона и здание Великой Системы Слежения равнозначны по сути своей! - он раздражённо рявкнул на авантюриста в ответ и добавил. - Нет, я выхожу из игры. Лучше буду и дальше заниматься машиной и вообще! - разошёлся языковед. - Я не воюю против системы. Пока принц Вилмар не примет корону и не пойдёт против ВСС, я буду пассивно тебе помогать - также забудь о том, что я прикрою тебя, когда за тобой придут "инквизиторы" ... - негласное прозвище работников системы среди оппозиционеров. - Но местоположения убежища или укрытия сообщу, если ты попросишь.
  
  - И на том спасибо. - как ни в чём не бывало Оливер вышел из кладовой и нормально попрощался с немного неготовым для такого мирного и дружеского действия, Стадсоном.
  
  - Всё-таки Оливер необычный человек. Но, с другой стороны, он мог предполагать, что я откажусь. - подумал Виллард.
  
  Последующие две лекции были не такими интересными как заменённый семинар профессора Смита, но Стадсон любил свою работу, раз за десять лет пытался не опаздывать и с интересом преподавал. Или ему так казалось.
  
  - Быть педагогом, с любовью и ответственностью подходить к делу - это уже залог радости и истинного призвания. С другой стороны, все замены - это уже человеческий фактор. - такое было мышление у историка-любителя.
  
  Было за четыре часа после полудня. В пять часов пятьдесят девять минут надо было купить чай, чтобы выпить за время, когда создали ВСС. Виллард предпочитал пить напиток Короля в пять ровно - время коронации Визаро его же будущим народом. Вместе с учёным из Трудового Союза и отцом Вильхельма Кёльма, как назло, из головы лингвиста вылетело его имя, они, втроём, когда-то, смогли расшифровать "код Изаро" - секретный шифр Визаро. Ох, как же наука продвинулась тогда! Особенно история. Но рок и фолк музыкальные группы тоже не остались в стороне и сделали пару клипов/песен.
  
  Не все соблюдали время в 17:59, но многие решили пить за Визаро. Чай - это наркотик. Но особо странные личности выбирали кофе.
  
  - Противный и неприятный, как такое терпеть можно? - первые мысли Стадсона после первого глотка. Алкоголь, как говорилось выше, историк не переносил.
  
  Ну и, конечно же, как можно забыть про молоко и аналогичный чай? С молоком напиток королей могли себе позволить только Сумасброды, колонизировавшие южные острова, да аристократы и богачи, нередко разные личности, познавшие дзен.
  
  - Никогда не наливайте молоко в чай! Только чай в молоко! - заявление богатых не было лишено смысла - фарфор имел свойство ломаться от высокой температуры жидкости внутри, поэтому холодное молоко решало эту проблему. И пусть за столетия научились выпускать чашки, лишь похожие на фарфоровые, традиция сохранилась.
  Но, даже ни Восточные Земли, родина чая, ни близкие по духу поглощения литров напитка королей, Сумасброды, все они не могли сравниться с теми, кто пил чая больше чем воды. Не просто в день - эти люди почти не пили воду, кроме как из источников. Разумеется, это был Трудовой Союз Стран Современных.
  
  - Бешенные. - сказал лингвист, когда узнал об этой новости. Фотографии подтверждали. Да, люди из Союза пили, много, но не алкоголя - тут пропаганда ВСС дала сбой.
  
  - Пора идти к Эдди Лемингтону. - Виллард обозначил себе новую цель, пока не потерялся в долгих размышлениях про чай и его воздействие на жизнь, как сделали некоторые учёные, за что этот народ и прозвали "Сумасбродами".
  
  Старичок, помогавший деталями за весомую скидку для ВСС, Короны и за личную дружбу с привлекательным лингвистом, жил в доме на Олд-стрит, улице, пересекавшейся с Бек-стрит у дома 24, на первом этаже, а работал в подвале того же здания, в одной комнате, в беспорядке которой разбирался лишь сам Лемингтон.
  
  - Странно. - снова проспект мыслей посетил языковеда. - Почему Бек-стрит не имеет ничего общего в названии с рекой, около которой расположена?
  
  Но ответ на этот вопрос он так и не получил, так как уже, к сожалению, или к счастью, дошёл до места, где нужно было спускаться по лестнице и стучаться в старую, но весомую, как и её хозяин, железную дверь.
  
   - Хто там? - послышался из-за двери старческий и скрипучий голос, после того, как эхо от удара в дверь утихло.
  
  - Это я, Виллард. Эдди, открывай! - поздоровался Стадсон.
  
  - Иллард говоришь? - по древнесумасбродски ответил Лемингтон. - Выйди в мир...
  
  - И путь мудрости Визаро откроется тебе. - закончил лингвист молитву науке и разуму, тоже не обходящуюся без упоминания первого короля.
  Дверь отворилась с грохотом.
  
  В лицо черноволосому Вилларду ударил жар духоты, сохраняемый в помещении, где горы хлама для всех, кроме старичка, в которых наверняка сохранились жилы полезных деталей и предметов, но в таком малом количестве...
  
  Сгорбленный жизнью и ВСС, но не временем, Эдди зашаркал в сторону своего рабочего стола в конце кабинета, поправив на ходу подтяжки.
  
  - Уоооаооооаооаооо, демон искушает своих прислуг! Уоооаооооаооаоо, демон - это лучший друг! - донеслось из радио на столе, после чего старый инженер выключил аппаратуру с демоническо-металлической песней.
  
  - И что это играет? - поинтересовался историк-любитель, немного увлекающийся более тяжёлыми видами музыки.
  
  - Натаяши Токиоми. - ответил Эдди. - Популярный певец на Осточных Землях. Поёт про тёмный мир, демонов, смерть и разрушение. Конкретно про эту песню шло много дебатов.
  
  - А-а-а, я, кажется, вспомнил! - языковед почесал голову в поисках пропавших мыслей. - В газетах писали, что после ледяной зимы 1991го, когда люди умирали прямо на улице, Натаяши и создал это произведение?
  
  - И люди пошли умирать, потому что это мотив всех песен Токиоми. - согласился и добавил Лемингтон. - Так... Что ты хотел? - немного запутался инженер.
  
  - Мне нужен "ентиль, гаечный ключ для этой детали... - Виллард выложил на стол деталь, гайку. - И, пожалуй, стрелу.
  
  - Они туда и арбалет присобачили как-то? - поразился Эдди. - Не верю я что это не проделки ВСС. Они специально тебя замедляют.
  
  - Чепуха. - отверг языковед. - Они достаточно древние, чтобы понять, что вся машина - сейф, которых имеет множество замков и прямая попытка открыть, не решив задания Визаро изначально, приведёт к потере содержимого. Идеальное убежище против недалёких людей.
  
  - Только ключи к ним создали явно позже правления Изаро. - передал вентиль Лемингтон, отпустив мудрую мысль, затем нагнувшись за стрелой, которая, по каким-то мистическим причинам, была под его прилавком - на столе стоял и кассовый аппарат.
  
  - Поразительное место. Сказка. - думал Виллард, каждый раз заходя сюда.
  
  - Аккуратнее. - предупредил его старик. - Стрела может быть ядовитой, я не помню, но я не про это... - он попытался вспомнить изначальную мысль. - Вот! Машина - это ловушка. В своей любви к Изаро и времени его правления, ты слепнешь каждый раз, когда видишь ту махину.
  
  - Сколько с меня? - проигнорировал его Стадсон.
  
  - С учётом скидок... - Эдди подсчитывал долго, не пользуясь калькулятором, только бумагой и карандашом, уже изрядно уменьшившимся в размерах. - Двадцать два визара. - Деньги тоже восхваляли первого короля Визаро, которого реально почитали лишь 2-3 процента современного населения.
  
  - На самом деле, двадцать три, но кто считает мелочь, правда? - по-дружески закончил покупку Лемингтон.
  
  - И тебе не болеть, старичок! - лингвист видел, как наигранно "возмутился" инженер.
  
  Виляя по улочкам города, в надвигающемся закате - всё же он слишком много времени провёл, исследуя этих каменных слоников, чешерских котов и флейту из Союза, датированную концом девятого века. А, может быть, и началом девятого, когда впервые взяли Фариж. Но это не являлось чем-то ужасным или особенно интересным, интригующим.
  
  Чем ближе к невидимой черте пригорода он приближался, тем меньше камер на стенах домов становилось и, что удивительнее, тем дешевле стоили отдельные дома. Но его квартиру Стадсону выделил университет.
  
  - Было бы кощунством, если бы я, например, не принял этот подарок. - пронеслось в голове любителя истории. - Да и к работе близко. Неплохо, в общем. Воздух свежий, мухи не кусают.
  
  Но вот и вышел он за город. Деревья, традиционные флейты и северные волынки...
  
  - Красота! - лингвист каждый раз умилялся натуральности птиц, деревьев, особенно после ненавязчивых камер Нью Ленда. Они и их объективы следили незаметно, но так непривычно, поскольку, когда хоть одну, хоть единый раз заметишь - всё, чувству безопасности конец. А случайному взгляду и не было некуда зацепиться, кроме как на провода, глаза ВСС или туман над головой, а чаще - в голове или ниже.
  Небольшие складские помещения виднелись впереди. Одинокими статуями на лугах с полу-фермами, вызывали странное чувство нереальности происходящего.
  Но Виллард полностью думал лишь о машине.
  
  - Арбалет, трубы, гайки. - проносилось в его голове. - Что будет после? Но с каждым разом она уменьшается, скорее всего. Что же там осталось, до центра? - Стадсон открыл дверь специальным ключом. С грохотом и скрежетом вовнутрь поддалась специальная разработка от Великой Системы Слежения. - И что можно собрать из этих разрозненных деталей?
  
  После каждого выполненного испытания, оставленного, вероятно, Визаро, Виллард собирал лишние детали, что неестественно отваливались от микрофона, весов и прочих загадок Короля, причём некоторые детали по времени не подходили.
  
  - Но великий Визаро, говорят, встретил оккультиста. - эта версия существует как самая популярная, ведь, пока что, к сожалению лингвиста и остальных, не было доказательств обратного, а записи самого мудрого Визаро говорили о какой-то "сделке" с тёмными силами.
  
  - Но, никак не повлияв на правление лучшего Короля, оккультизм до сих пор не запрещён на Сумасбродских Островах. - подумал историк-любитель.
  
  Машина была большой, но сейчас, явно, занимала меньше места, чем изначально, раза так в два, поскольку по углам складской комнаты можно было спокойно разминуться, если бы тут существовали ещё люди, кроме Вилларда.
  
  Прямо у входа висел арбалет, прочный. Вдалеке трубы соединялись в непонятном узле, но место для вентиля выделялось на общем фоне странного устройства. А на самих узлах, по которым должна пойти вода - Стадсон за неделю смог купить шланг у Эдди и попросить у университета канистру с родниковой водой из города Чешер, им не доставало лишь одной гайки.
  
  Зарядив стрелковое оружие, не без проблем, с пыхтениями и, вероятно, трудом, языковед отошёл посмотреть, оценить проделанную работу и снова взяться за неё.
  Прикрутив, уже с лёгкостью, вентиль, любитель истории вернул подошедшую гайку на место и приготовился покрутить за круглую рукоять.
  
  - Эдди гениален. - подумалось про Лемингтона ему. - По одним чертежам разобраться в такой древней работе... Не зря он уважает всю мудрую часть рассказов про Визаро.
  Докрутив, по трубам полилась вода, проехала место с новой гайкой, полетела дальше, через прозрачные трубы, наполнила первую ёмкость, перетекла во вторую, подвинула груз, упавший и запустивший выстрел из арбалета, сразу же разломавшегося под давлением с двух сторон - трубы действительно были расставлены в непонятном для Стадсона беспорядке.
  
  Виллард подобрал выпавшую из арбалета деталь, которую не смог опознать и увидел, как вода прекратила идти, трубы расшатались и упали, не создав облаков дыма, как у того же Эдди, наверняка бы случилось. Часть машины, как и всегда, упала, открывая последнюю или предпоследнюю загадку.
  
  Мельком увидев, что это семь слогов на визаровском языке с каким-то текстом, вроде, даже стихами, фанат первого короля Сумасбродов хотел заняться и этим испытанием, загоревшиеся глаза, поток новых мыслей, а также радости недвусмысленно говорил про это состояние языковеда.
  Но в дверь постучали, дважды.
  
  
  
   Первый Акт.
  
  Виллард поспешил открыть дверь и впустить необычного вечернего путника. Это не мог быть преступник, а если бы и был, то ни одного убийства ВСС не освещало, а раньше, при таких редких ситуациях, всегда подобная история попадала бы на первую полосу газет. В целом, можно было сказать, что внутренняя безопасность Сумасбродских островов была на высоте.
  
  По ту сторону двери стоял человек молодой, но чуть старше Вилларда, разумеется, внешне, по мыслям того же Стадсона. На нём идеально сидел сюртук, равно как и брюки, словно сделали под заказ. Прилизанные с помощью лака, совершенные волосы брюнета сверкали в закатной темноте.
  
  - Чудесное место, Виллард Стадсон. - приятный, но в то же время твёрдый голос незнакомца привлекал и отталкивал. Его сравнивать, возможность представлялась, только с шипастой стеной и эффект притяжения или отторжения от неё зависел с какой стороны преграды находитесь лично ВЫ.
  
  - Приятно с "ами познакомиться. Ваш голос похож на голос одного знакомого, но не могу вспомнить... - в ответ поздоровался лингвист, забыв об обещании больше не умягчать визаровское наречие. - Мистер, эм... Простите, кажется, я "ас не знаю.
  
  - Зато я вас знаю, Виллард. - легко отстучала красивая стена в лакированных ботинках. - Можете звать меня Ричардом Гвардсоном.
  
  - Значит, "от так он выглядит? Я его не таким величественным представлял. - подумал языковед.
  
  - Не смущайтесь, Виллард. - продолжил Гвардсон. - Многие думают, что начальник ВСС не может принимать звонки от добропорядочных жителей и работать наравне с подчинёнными. Как видите, люди имеют склонность и тенденцию к заблуждениям.
  Любитель истории был поражён.
  
  - Начальник? Самой ВСС? Я с ним говорил? А он хорош. - подобные мысли заняли всё пространство подсознания лингвиста, что он даже забыл, что этот авторитетный персонаж владеет меньшими правами, чем истинный, тайный начальник Системы - министр внутренней безопасности с неправильным произношением несуществующего слова.
  
  - Я нанёс вам свой визит не просто так. Считайте это предупреждением. - начал он. - Мы знаем, что вы, Виллард, увлекаетесь историей. Но эта древность... - немного пошевелив деталь лакированным ботинком, Ричард продолжил. - Её изменили несколько позже... жизни Визаро. А вы, Виллард, решили ею заинтересоваться. Десять лет назад произошли... - он немного задумался, подбирая слово. - необычные действия. Некоторым тайнам стоит остаться в тумане.
  
  - Ричард. - также вежливо начал Стадсон. - Да, история мне нравится, но я лингвист по призванию. Полагаю, что "ам известно о том, как десять лет назад, в мир, где правит ВСС, просочилось невероятное множество иноземных слов. Как языковед, я обязан был найти объяснение этой аномалии. Машину нашли десять лет назад. "Идите? "Аша же система дала добро на починку машины Визаро, на раскрытие её тайны.
  
  - Вы зашли слишком далеко, Виллард. - посуровела "стена". - Признаюсь, вы несколько превзошли наши ожидания...
  
  - Наши? - переспросил историк-любитель.
  
  - Это вас не касается, Виллард. - ещё серьёзнее стал себя вести Ричард. Брови нахмурились, стали видны складки старости на лице, зрачки блеснули, ледяным покровом окутывая беззащитного языковеда. - Сегодня же заканчивайте с починкой аппарата, таков приказ начальника Великой Системы Слежения.
  
  - Вы не можете отнять у меня часть Визаро! - вспылил Виллард. - Это несправедливо!
  
  Фонарь на улице замигал и чуть было не погас, но снова заработал. Любитель истории пошёл и закрыл дверь наружу.
  
  Последняя часть предложения задела Гвардсона. Его рука метнулась к Стадсону, но на половине пути остановилась и он сделал выбор - рассказать что-то важное, доступное на духовном уровне только ему одному. Положив на стул, наполовину пыльный - Виллард не обладал усидчивостью во время работы, старую газету, Ричард начал рассказ, приложив левую руку к правой части груди, а правую ладонь раскрыл на уровне подбородка, но отведя и её в правую сторону:
  - Слышали о недавнем убийстве женщины на Криминал-стрит? Я был рядом и всё видел. Преступник подошёл к жертве и ударил ножом раз шесть, пока я бежал к нему. Было далеко, но разве это, по-вашему, Виллард, честно?! Я догнал его, он пытался выкинуть и нож, и одновременно спрятаться. Он... пытался скинуть куртку, представляете? Прямо передо мной! Даже не попытался кинуть ею в меня. Он убил ради какой-то мелочи в кошельке. И это справедливо? У неё не было шанса даже убежать... - с нарастающей несправедливостью, нарастал и гнев Ричарда. О, это был огонь воплоти!
  
  - Вдыхающий жизнь, "онарь внутренних сил, маяк света и порядка. Как же горят его глаза! Какой первородный этот гнев! - поражался языковед всё больше и больше.
  
  - И какая разница, что я не использовал доступные мне средства, чтобы задержать его? Он остался жив, даже ничего серьёзно не сломал... - взад и вперёд расхаживал вставший со стула Гвардсон, полностью погрузившийся в ту ситуацию. - Он не посмел качать права! А посмел бы - познал бы несправедливость мира через мои кулаки, как уже происходило в тот же день! "Я выведу вас на секту, не бейте!". Чёртов прислужник хаоса и анархии! - рядом с начальником Великой Системы Слежения никто бы рядом не хотел находиться. Особенно, в одном помещении.
  
  - И вы поступите, как какой-нибудь Вагнер Бетрс? - неодобрительно посмотрев на Ричарда, словно самоубийца, высказался Виллард.
  
  - Вагнер Бетрс - хороший человек. - упомянул министра "стена".
  
  - И он шантажом заставил "ас передать ему управление ВСС? - продолжал гнуть свою линию Стадсон.
  
  - Делайте любые выводы, я не стану их слушать. - серьёзно ответил Ричард, придя в себя, но отметив скрытый гнев Стадсона во время короткого повествования. - Был приказ сверху, я его выполню.
  
  - Впрочем, раз вы, Виллард, со мной на одной стороне в отношении справедливости, да ещё и отметили опасного элемента нашего общества, которого мы поймали, благодаря вам, то я даю возможность доработать сегодня, а позже сослаться на то, что новая загадка оказалась вам не по зубам. - поклонился Гвардсон, посмотрев на часть хлама, отвалившуюся после прохождения очередного испытания.
  
  - Это невозможно. - отрезал языковед.
  
  - Это подарок вам. Продолжите - ждите последствий, Виллард. - на серьёзной ноте закончил "стена".
  
  - И вот что, Виллард... - добавил Ричард, уже выходя и обернувшись. - ВСС полностью подчиняется мне и только мне.
  
  После этого он захлопнул дверь, оставив историка-любителя в гордом одиночестве и с куском истории о недавнем убийстве. Газета со стула пропала.
  
  - "Идимо, он забрал её с собой. Не знаю, что и думать о нём. - засомневался языковед. С одной части, Гвардсон показал себя как борца за справедливость, но с другой... - Что-то он недоговаривает. Что-то нехорошее.
  
  - В чём твой секрет, новое испытание? - взяв блокнот, оставленный лингвистом специально для этой машины, чтобы все догадки записывать сразу, пока кратковременная память не забыла возможный ответ, языковед вслух начал думать, а заодно добавил заметку про Ричарда Гвардсона, Вагнера Бетрса и ВСС на последней странице.
  
  "Изаро, оду покоривший,
   Огонь подчинивший,
   Скитался по миру жестокому,
   До идеи королевства железного,
   Правящего мудро, как разряд молнии по лицу,
   Живущего мирно, как лист белой розы на ветру,
   Исполнял марш лично, непрерывно.
   Нотами, звучащими как одна!"
  
  - Странное стихотворение. - любитель истории не оценил трудов случайного писателя. - Не сомневаюсь, что это как-то связанно с заданием. Визаро не оставлял ловушек - это не присуще мудрому правителю.
  
  - Семь нот? - подумал через пять минут Стадсон, увидев в новых трубах с большими отверстиями со глиняными тарами идею для странного пианино. - Тогда...
  
  - Вода, огонь, что-то жестокое, бесчеловечное... - начал перечислять ответы Виллард, не понимая всех. - Железо, электричество, лист белой розы, хм? - хмыкнул он. - Непрерывность? Одинаковое звучание? - лингвист сбился в своих мыслях, окончательно запутался. Это должно было быть последним заданием - слишком сложное!
  
  - Так, думай как Визаро, "еликий. - языковед успокаивал свою память и разум, приводя их снова в годность, немного подзабыв о наказе Ричарда. - Жестокость... Это должно быть что-то кровавое... Кровавое? Кровь? Допустим... Дальше, что дальше? Электричество можно провести по глине для создания звука? Если это правда, то Визаро был гением, им и останется, никакие детективы, даже профессиональные, как Элрон, не смогут сравниться с интеллектом первого Короля!
  
  - Допустим, что лист белой розы я найду у флориста. В крайнем случае, куплю саму розу у него. - подумал историк-любитель. - Непрерывно? Звучать как одна нота? Но... марш Визаро не состоит из одной ноты! Следовательно, эти две строчки и жестокость под "опросом, "идимо... Не очень вдохновляет... С другой стороны, я найду ответ, "ерно? Никто не знал Визаро лучше меня, сомневаюсь, что его современники понимали всю гениальность славного Короля!
  
  Потихоньку Виллард Стадсон засобирался домой. На улице была кромешная ночь туман, что удивительно, спал, а погода обещала быть приятной для неспешной прогулки под фонарями.
  
  - Интересный дизайн. - обратил внимание языковед на фонари. - Вот бы в Нью Ленде такие же стояли! А то наши слишком износились. - старость не всегда плоха, но удобство, по мнению любителя истории, было важнее.
  
  - Дом, милый дом. - вытирая ноги о половичок, вернулся домой Виллард с блокнотом - посещение Ричарда Гвардсона повлияло на Стадсона, последний даже захватил с собой рабочий блокнот, но лишь потому что там был текст стихотворения-загадки Визаро.
  
  - Покажу его Эдди. - решил любитель истории, когда закрывал дверь на склад, охраняемый лишь натянутой лентой с предупреждением, пропуск, на всякий случай, он носил в левом кармане куртки против прохладного ветра, который то появлялся, то исчезал, прямо как настроение и туман островов.
  
  На ночь он приготовил себе чашку горячего молока с мёдом - для профилактики и небольшой кусок маленького шоколадного торта, который купил в холодном, по сравнению с улицей, магазине. Раскрыв газету, изредка подёргивал ступнями в шерстяных носках, торчащих из-под пледа.
  
  - Похолодало... Неужели, позвольте? В связи с утренним инцидентом, бла-бла-бла, подачу горячей "оды решено приостановить и не утеплять жилые дома. - свернул газету Виллард и приготовился ко сну, захватив из другой комнаты на втором этаже одеяло, не тёплое, обычное.
  
  Накрывшись ещё и пледом, он, как и всегда, навертел себе небольшую ямку, продавив раскладную кровать-диван и только тогда уснул, сопровождаемый мыслями о Визаро, задачке, Ричарде, Короле Вилмаре и Вагнере Бетрсе.
  Утро было холодным и пасмурным.
  
  - Лето на дворе, а погода включила дождь. "Ажная потеря! - языковед сделал для себя замечание.
  
  Виллард немного засиделся в постели - единственным отличием от стандартного режима дня был ледяного пол, а не тёплый. Работать он хотел, но вставать, обжигаться холодом? Извольте!
  
  - Ладно, надо, я должен. - с первыми силами Стадсон духовно дал пинок самому себе, лишь бы не уснуть случайно.
  
  Духовное тело лингвиста не обрадовалось этому. А физическое ощутило отсутствие отопления даже сквозь носки, которые так и не были сняты за ночь в случайных порывах ночных кошмаров, наблюдаемых, но редко.
  
  - 'Ор в ВСС. Ну и заголовок... - удивился любитель Визаро. - Сотрудник Системы Слежения, Ричард Гвардсон дал показания... "Справедливость восторжествует" ... - тут, в чужой цитате, историк-любитель не делал смягчения. - Предположительно, "ор попал в здание около часа после полудня... Оливер? Ты ли это? - хрустя крекерами в пустой квартире, Стадсон тайно радовался, что ему сейчас не надо быть на улице, а несколько позже, когда солнце уже прогреет землю и не будет так зябко. - Ох, Асидли, что ты натворил... Только не приходи на работу, пожалуйста. Просто спрячься...
  
  Телевизор, впрочем, новостями сегодня не отличался. Но лингвист всё равно просмотрел "Необычно Ранние Новости".
  
  Утренний напиток и завтрак закончились, когда Виллард накинул свою стандартную курточку, можно было услышать радостный крик соседей на лестничной площадке, обрадовавшихся появлению горячей воды.
  
  - "От и закон предательства. Если что-то может пойти не так и "осстановиться в последнюю секунду - так и будет. Но, что поделать, раз оделся, надо идти. - и немного раздосадованный языковед вышел на более холодную улицу, втайне надеясь, что квартира успеет прогреться к моменту его возвращения.
  
  - Головоломка Визаро - самая приоритетная задача. Надо бы найти у Эдди потерянный пропуск ВСС, он же обещал мне показать подобный когда-то. Если они всё-таки решат выставить, наконец, охрану - мне это сыграет на руку, так как у пропусков ВСС не говорится, кто именно может пройти. Есть доступ - проходи. - раздумывал по пути на работу, немного замёрзший Виллард, о том, как странно работает их система безопасности внутри королевства.
  
  Предполагалось, что законопослушные люди всегда будут действовать по правилам, а нарушающих Великая Система Слежения и так поймает. Но всегда был, есть и будет такой интересный фактор - человеческий. Люди непредсказуемы.
  Ничего особенного сегодня на работе не изменилось. Разве что...
  
  - Виллард! - голос Сида Лангера достиг Стадсона и последнему вовсе не хотелось проводить ещё одну лекцию. Так что лингвист побежал от коллеги.
  
  - Ты куда? Постой! - по залам бежал источник немногих страхов языковеда, медленно сокращая дистанцию между двумя преподавателями, уважаемыми людьми в и за пределами учебного заведения.
  
  - Смит ещё болеет, давай я твою лекцию заменю! - это сработало и Стадсон остановился.
  
  - Фууух... Ну ты и бегаешь, Виллард. - Сид почти умер от такого бега и тут же пожалел о своём согласии на замену лекции. - После...дняя же? - сглотнул он, пытаясь отдышаться. - Если дел... фууух... нет... то я могу отдать... долг.
  
  - Да? Ну, если так... Хорошо, наверное? - неуверенно согласился любитель истории.
  
  - Спасибо. - рухнул на колени Лангер, устав стоять, а не согнувшись в просьбе.
  
  - Может быть, это особый случай благодарности, вероятно? - мысли снова начали посещать непонимающего Вилларда.
  
  - Магия. - подумал он, когда смятая от бега и, в целом, одежда Сида, как и её обладатель, скрылись за поворотом. - Зато теперь я могу спокойно пойти к... - приятно поёжился, не столько от отсутствия отопления в университете, единственном месте Нью Ленда, где тёплая вода была чудом, столько от понимания близости к финальной загадке Визаро.
  
  На удивление было светло, когда историк-любитель вышел из здания, где входные двери громко хлопнули за его спиной, создав дополнительный холод летним днём.
  Светило солнце, с лёгкостью пробивая несуществующий туман, но неестественный холод немного пугал Стадсона.
  
  - Обычно я выхожу к Эдди на закате. - подумал он, понимая, что в день без тумана, освободившись раньше, имеет шансы посмотреть на светило не сквозь пыльные окна с рамами в подвале.
  
  Также, в подобную рань относительно обычного расписания лингвиста, крайне нестабильного, у Эдди, по его словам, наблюдались покупатели.
  
  - Конечно, очевидно, что Лемингтон как-то должен жить и продажа старинных "ещей и хлама, разумеется, определённо помогает ему в этом, но я лично, как и никто из моих знакомых, посещающих лавку Эдди, не наблюдал там личностей кроме самого Эдди, смотревшегося там весьма и весьма эстетично. - Новый порыв ветра обморозил слабо защищённые ноги, относительно тёплой куртки.
  
  - Днём стало потеплее, чем утром, но после университета теплота на некоторых этажах, особенно верхних, вступила в диффузию с ледяными ветрами Нью Ленда. Не могли они кроме камер добавить, например, обогревателей на улицах? Это же точно не будет затратнее всеобщей слежки! - возмутился языковед из не совсем верного рассуждения.
  
  Впрочем, было уже не до дум - лестница к знакомой железной двери, ведущая к доброму Эдди Лемингтону.
  
  У старичка всё же были посетители и, как оказалось позже, покупатели.
  Черноволосый мужчины средних размеров, средних лет со шляпой типа "федора", солнцезащитными очками, открыл дверь стучавшему лингвисту.
  
  - Зачем они ему? - удивился Виллард, но вслух не спросил. Да и некая закрытость и даже секретность отображались в действиях незнакомца. Стереотипный агент Великой Системы Слежения.
  Тем временем, посетитель вернулся к рассматриванию витрин.
  
  - Пока тут другие люди, очевидно, я не буду говорить Эдди о карточке-пропуске ВСС. - помыслил, довольно быстро, языковед.
  
  Незнакомец и покупатель в одном лице приобрёл каменных слонов, денег хватило только на двух - Эдди не завышал цены, совсем наоборот. Только вот даже в такой лавке нужно обладать капиталом, а не парой монет низшего номинала.
  Всё это время Стадсон подавал невербальные сигналы, вроде покачивания головой, широко раскрывая глаза и приближая кончик указательного пальца к губам. Но Лемингтон, видимо, всё неправильно истолковал и только ещё больше начал спрашивать про машину, в те моменты, когда не отвечал черноволосому посетителю.
  То ли после слов Оливера и посещения Ричарда, то ли от самого незнакомца, но у любителя истории появилась небольшая паранойя насчёт разговоров о машине Визаро со всеми кроме своих старых знакомых. Хотя университетские коллеги тоже не входили в это число, невероятно, но факт.
  
  - Через эти очки он словно считывает меня. - ужаснулся Виллард.
  
  - Так как там дела с машиной то? - Эдди будто бы старался не заметить взмахи руками историка-любителя и его выпученные глаза за спиной покупателя, причём сделанные так, чтобы ветра поднималось не особо много. Хотя, в случае Лемингтона, в его мастерской было слишком много пыли, а лингвист чуть не задел одну из гор хлама.
  
  Но, незнакомец ушёл и Стадсон смог бы вздохнуть спокойно, если бы не тонны пыли.
  - Никогда больше не бери книги, обучающие языку немых. - спокойно сообщил Эдди, когда пот, выступивший неожиданно, пропал со лба уставшего и измученного языковеда. - Так что надо на этот раз?
  
  - Пропуск ВСС. - коротко и обессиленно ответил любитель истории, плохой переводчик для немых и присел на грязный стул, предварительно положив утреннюю газету, взятую из ящика перед лестницей к Лемингтону.
  
  - Но я положил туда пару "изаров. - Виллард парировал свою же мораль и спокойно продолжил свой путь к Эдди. - Ну и газета пригодилась же, "ерно я думаю?
  
  - О, а это необычное предложение. Надо посмотреть. - задумался бывший инженер.
  
  - Он у тебя на столе. - кратко помог отдыхающий Стадсон.
  
  - А я и не заметил. - улыбнулся Эдди, показав отсутствие пары зубов.
  
  - Старость. - увидел лингвист. - Нет. Не стоит с ним делиться последней загадкой. Я видел, что делают масоны, скрытые в простых людях, умеющих маскироваться, когда видят близость своей цели. Они даже бросили великого математика, которому позже, вероятно, пришлось убрать ту часть своего мозга, где он смог математикой найти ответ на главный вопрос мира. Или не главный. - поправил сам себя любитель историй.
  
  Вместо этого он лишь спросил о цене, удивляясь своему новому типу настроения, не забыв, однако, и про детали после каждой загадки.
  
  - Это же не сама загадка, это дополнительное испытание, если правильно помыслить. - пришёл к выводу лингвист, сообщив:
  - Посмотри, что тут у меня накопилось. - из секретного кармана посыпались детальки после всех прошлых загадок.
  
  - Хлам. - резюмировал владелец помещения с метровыми горами хлама. - Но я посмотрю, что смогу сделать.
  
  - А что насчёт пропуска? - быстро сменил тему Виллард, когда-то доверявший Эдди, но теперь всё стало иначе.
  
  - Лишь бы он не стал спрашивать про этот "хлам". - всё, что было хоть как-то связано с великим Визаро, не могло быть мусором по определению Стадсона.
  
  - Ладно, держи, просто так. Ты меня рассмешил, право дело! - он радостный, в приподнятом настроении, проводил языковеда до выхода.
  
  - Кстати. - добавил он после благодарностей. - Этот молодой человек тоже его спрашивал. От для него то я и искал в горе своих вещей карту ВСС, о да... Почему он решил купить слонов - загадка.
  
  Вилларда пробрала дрожь. Он кое-как попрощался, но собрался с силами и повернул в сторону, противоположную реке и дому - решил заглянуть к флористу и найти белую розу.
  
  Белые стены, громадные окна, показывающие внутреннее убранство магазина.
  Стадсон, как только зашёл, сразу почувствовал свежесть природы, которую невозможно ощутить даже в пригороде. Тут всё буквально пахло жизнью, цвело.
  
  - Недаром тут девиз гласил: "Мы продаём только что сорванные цветы. Остальные уходят в кабинет директора." - подумал лингвист. - А-а-а... Цены соответствующие.
  
  - Грабительские цены! - Крикнул один из покупателей и, взбешённый, покинул чудный уголок молодого флориста.
  
  - Вам что-нибудь посоветовать? Жена, друзья, день Визаро? - обратился к языковеду директор магазинчика.
  
  День Визаро можно было назвать любым днём, когда произошло что-нибудь хорошее. Вообще, все Сумасбродские Острова жили с памятью о премудром Визаро, но не были законсервированными консерваторами, простите за тавтологию. Жить ради будущего, не забывая первого Короля - такое направление развития взял, в первую очередь, Нью Ленд.
  
  - Мне всего лишь нужен лист белой розы. - наизусть сказал историк-любитель, лишь после поняв, что слишком открыто выразился.
  
  - Хорошо, я сделаю вам скидку. - по-другому понял директор и принёс целую розу. Букет раскрыт, запах уносит в дали, в прошлое, когда всё было лучше, когда Визаро правил мудро, когда Ричард не становился препятствием...
  
  Получилось дёшево. Виллард действительно заплатил за один листочек букета, а получил целую розу, улыбку флориста, которого в университете любитель истории лично не так часто наблюдал и сохранил своё денежное состояние.
  
  - Вот и славно, скорее всего. - новая мысль прошла в его голове. - Железный лист у меня должен лежать на втором стуле или где-то рядом. В целом, это не проблема. Но что такое жестокость? - философски, напряжённо думал Стадсон, медленно шагая к мини-ангару, забыв, что роза может и замёрзнуть, а белый бутон почернеть от иссушения - всё же на островах не было так влажно, как на южных плантациях чая.
  А у гаража было агентов пять, не меньше. Они сливались с фоном, но меткий глаз языковеда сразу обличил их истинные натуры. Двое общались как прохожие, как жители пригорода, со всеми вытекающими нарушениями визаровского языка и наречия северян.
  
  От этого произношения Вилларда коробило и он даже затрясся от негодования, но ничего поделать не мог - "прохожие" шли в обратную сторону и были далеко, плюс роза наконец, ждала своей вазы с водой.
  
  - Пропуск. - охранник остановил Вилларда, встав на пути к его нынешней цели.
  
  - Пожалуйста. - ответил Стадсон, протянув из кармана карточку, немного переделанную Лемингтоном. Она опасений у "стража машины" не вызвала.
  
  - Код Визаро? - продолжил проверку "агент".
  
  Лингвист замялся, но, вспомнив, что Визаро теперь участвует в любом празднике, просто показал белую розу в руке.
  
  - Код. - нахмурился тот, не пропуская языковеда, начинавшего нервничать, либо замерзать.
  
  - Ричард Гвардсон. - вслух подумал любитель истории.
  
  Агент молча отошёл, пропуская историка-любителя, попутно набирая чей-то номер.
  Лист из железа внутри так и лежал.
  
  - Осталась молния и жестокость. - подумал Виллард, совсем забыв о непрерывности и последней строчке, которая была лишь для качества сомнительного стихотворения.
  
  С трудом положив цельный лист на одну из труб, залив во вторую воду, а в третью подожжённую газету, взятую у Эдди, Стадсон задумался:
  - Где мне найти бы электричество? Провода резать не "ариант - опасно и не обязательно, что, "ероятно, сработает. И как отобразить жестокость?
  
  В этот момент в комнату ворвался другой агент с интересным вопросом:
  - Что есть жестокость и насилие?
  - А я почём знаю? - ответил языковед, обидевшись. - Проходной двор тут устроили... Я, между прочим, работаю!
  
  Агент посовещался по телефону всё это небольшое время и, получив положительный ответ, ушёл молча, перестав отвлекать Вилларда от работы. И вот это его ни капельки не удивило.
  
  - Паранойя мешает спать. А в остальном, прекрасна-прекрасна. - пародировал параноиков Оливер Асидли.
  
  - Ох Оливер, где же ты сейчас? - Стадсон сокрушался в который раз за день.
  
  - Подождите, а что писал о жестокости Брамсх? - осенило Вилларда и он пошёл в сторону верхней полки, где лежала книга о философии и её значения в музыке от великого поклонника Визаро. Впрочем, сэр Брамсх не был учёным и не знал всех тайн Визаро. Он просто восхищался первым Королём.
  
  - Так, что есть жестокость? - лингвист пальцем вёл по чистым, будто нетронутым страницам, в поисках заветного ответа. - Жестокость есть кровь, ибо кровь подчиняется музыке, как философия меняется от вида оной. Кровь была всегда, кровь всегда будет. Как войны сменяют друг друга, так и кровь переливается в теле... - любителя истории этот текст не очень порадовал с научной точки зрения.
  
  - Но крови много. - согласился языковед. - Проверить можно, а "от изменить, судя по всему, эту нудятину, нереально. Впрочем, осталась молния и с железным листом надо что-то сделать. - Виллард вздохнул, переведя взгляд на кусок металла, спокойно лежащий на трубе. - С беспрерывностью я справлюсь, но электричество... Надо позвонить графу Северному! - догадался Стадсон, припоминая старого друга, живущего на севере, с консервативными взглядами на жизнь из-за чего тот увлекался электричеством и его воздействием на мир, как и покойный король Виктор.
  
  - Да пройдёт он посмертный лабиринт Визаро. - вспомнив о мёртвом короле, лингвист мысленно отправил дух Виктора в рай.
  
  - "От проклятье! Новый тип телефонов он так и не принял! Бородатый и седой упрямец! - запричитал Виллард, понимая, что теперь придётся идти на почту и письмом просить о помощи. - Но письмо то он примет, да ещё и порадуется, что не телефонной станцией пользуюсь! - граф Северный не был таким уж консерватором, а вот телефонов побаивался, всегда общаясь через прислугу, получавшую, тем не менее, хорошую прибыль.
  
  - Я бы пошёл к нему работать, только вот после свержения Великой Системы С. - где после "С" шло другое, особое нецензурное и неприличное слово, знакомое только жителям Королевства Визаро, которое всё же, неплохо описывало ВСС и её цели. - на севере будет холодно жить, да и у Лишних искать не будут. - говорил Оливер Вилларду во время посещения одного из пабов.
  
  Асидли не любил задерживаться в одном месте.
  - Если по стаканчику пропускать и по холодным улицам идти к следующей пивной не задерживаясь, то и выпить можно больше, и оставаться достаточно трезвым, чтобы уметь поддержать разговоры о жизни. - это был один из самых частых девизов Оливера, которому он придерживался, чаще всего, в пятницу вечером, когда могли выпить и другие, работающие люди. Авантюрист работал когда хотел. Или при низком бюджете, что было сильно растяжимым понятием.
  
  - Перед тем как уйти, думаю, стоит заняться жестокостью. - в голове решил Стадсон и взял булавку, чтобы уколоть палец.
  
  Пришлось повозиться - языковед не любил, когда его тело болит. Но надо достаточно сильно нажать, для пробития кожи до крови. Впрочем, это не заняло так уж много времени.
  
  Вылив каплю в четвёртую трубу, запасливый историк-любитель обвязал рану и закончил на сегодня с работой, планируя вернуться, когда граф даст свой ответ.
  Агентов на улице уже не было, как и на почте.
  
  В целом, на почте тоже не было ни души, разве что старушка преклонного возраста что-то пыталась строчить. Выпив свой отвар из термоса, она ускорялась до такого темпа, которому бы позавидовали некоторые работники графа Северного. Стадсон, решил пойти в тёплый дом, вспомнив уютную кровать и вечерние новости, никогда им не просматриваемые, языковед сам поспешил, осторожно поздоровавшись в письме, описав свою проблему и приложив четыре строчки стиха, описывающие жестокость, для убеждения в своей правоте, электричество, где лингвист подробно ещё раз написал о своём препятствии на пути к мечте, непрерывность и последнюю строку для красоты - граф любил законченные произведения и сам читал много, в том числе и Т. Северного - основателя посёлка Северный, что в Трудовом Союзе, не путать с "Северянами".
  Прошло два дня томительного ожидания. На выходных Виллард имел полное право отдохнуть, но загадка стиха, самой машины и вмешательства ВСС мешали спать под тёплым пледом - удивительные холода наступили. Вместе с пониженным атмосферным давлением, принесённым циклоном, наступила пора дождей и выйти погулять, подышать свежим воздухом, Стадсону не удавалось.
  
  В воскресенье, из-за небольшой проблемы с телевизионными кабелями, лингвисту не оставалось выбора как прочитать новости только из газеты. Отсутствие права выбора, пусть и бумага была лучше, печалило языковеда - его брови нахмурились, когда утром, открыв газету под шипение телевизора, он сумел вычитать о поломке и о ВСС, тщательно проверяющих проблему.
  
  - Лучше бы помогали бы чинить. - такая мысль первой закралась в голову любителя истории. - Но... нет, пусть не мешают, молодцы. - тут же Система Слежения и её работники получили похвалу от соперника.
  
  - Усложнение системы доступа к ВСС? После страшного инцидента... Вторжение... Проверка... Неприятно. - подвёл итог любитель истории. - Обращусь к Эдди. Он точно знает, что делать.
  
  В понедельник дождь перестал сильно лить и, взяв свой любимый зелёный зонт, Виллард отправился на почту - проверить, не пришло ли письмо. В субботу он уже договорился с Эдди, чтобы тот нашёл человека, способного уменьшить тот железный лист до подходящих размеров.
  
  На Сумасбродских Островах с почтой проблем не было - Великая Система Слежения пристально наблюдала и поддерживала порядок, а также качество поступающей информации. Разумеется, только той, что хотел видеть Ричард Гвардсон и его работники. Но с газетой всё было сложнее.
  
  - Судя по всему, за это я и люблю "Наблюдающий Вестник". - частенько вспоминал Стадсон, почти каждое утро, когда видел новую стопку листов. Не вызывающее название каким-то образом избежало всевидящего ока ВСС, как, собственно, и проверок.
  
  Так и в этот раз - письмо от графа Северного, также не проверенное, но уже из-за титула и напряжённых отношений с Северянами, лежало нетронутое, дожидаясь лингвиста вместе с посылкой.
  
  - Спасибо. - поблагодарил историк-любитель, пока пытался правильно ухватить коробку, одновременно думая, как её не промочить под всё усиливавшимся дождём.
  
  - Ладно, вызову такси. - решился Виллард, посмотрев на вид за окном и на капли, медленно стекающие к полу с зонта.
  
  Зато в тёплой машине можно было прочитать ответ графа без особых проблем, а миловидный таксист с Францинийскими чертами лица. Да и машина сама по себе выглядела не так, как обычные кэбы.
  
  - И за поездку он требует... нет, наверное, всё-таки, просит. - решил Стадсон, открывая письмо графа-консерватора.
  
  - Чудесный денёк, не правда ли? - утро и впрямь было чудесным.
  
  - Да-да... Простите, я немного буду занят, если вы не против. - неожиданно миролюбиво, больше чем раньше, повёл себя Виллард.
  
  Таксист ничего не ответил, только записал что-то в блокнот, когда машина встала на светофоре.
  
  Наконец, начав читать письмо, интерес у языковеда только возрастал:
  
  "Дорогой Иллард!
  Я был есьма польщён получению письма (мои слуги устали бегать по сто раз на дню), а не типичного для современного, прогнившего общества, звонка. Когда-нибудь, уж поверь мне, Иллард, мы, ерховные Северяне, спасём ас от тяжести анатичного диктатора - короля Еликой Смертоносной Системы! Пока аш жалкий наследник престола не хочет спасать королевство и Корону - наш план созревает. Я заручился за тебя и желательно, с твоей стороны, найти или посоветовать мне человека, могущего помочь с нашей тайной стратегией.
  (Если это читают представители гнилой системы - наша партия сидра будет лучше, чем аша - даже не пытайтесь помешать графам Севера!)
  Стихи, найденные моим добрым другом есьма впечатляющие. Антастичные, скажу я ам! Мой давний друг, смерть ему в бою, увлекался "катушками", хотя, это были сферы. Высылаю одну из множества - у меня они аляются, а Илларду помогут, ерно?
  (Распакуй дома - там одна, не сломай, ещё одну не вышлю сразу - приём завтра, в оскресенье, понимаешь?)
  До меня дошли слухи, что работа в университете короля Айлда приносит страдания. Если что-то пойдёт не так, присоединяйся к революции и, Иллард, выбери правильную сторону - не печаль своих друзей, хорошо?
  P.S: Ладно, меня убедили отправить письмо попозже. Ты так хочешь закончить работу над своим необычным проектом? Идёт, работай, но запомни - наше терпение не ечно. Я просто предупреждаю о дожде с градом.
   Твой лучший друг с Севера, граф Клауз он Ильгельм Северный."
  
  - Поскорей бы домой добраться! - взмолился лингвист, удивившись необычному маршруту таксиста. Стадсон не помнил таких домов.
  
  - Приехали. - сказал таксист из Францинии и только сейчас Виллард понял, что это был более быстрый маршрут.
  
  И, после озвучивания цены, лингвист также осознал дешевизну платы.
  - Вы не умрёте от голода? - с языка языковеда так и не сорвалось, оставляя неприятное послевкусие, но предвкушение работы Теслы, друга Вильгельма Северного, аннигилировало любую печаль.
  
  Внутри коробки покоилась большая сфера в пузырчатой упаковке, которой любил пользоваться граф, когда отправлял что угодно. Внутри наблюдалось нелогичное появление молний, только они исходили даже не от центра, появлялись даже не прикасаясь пальцем, чтобы вызвать разные типы напряжения.
  
  Нарушая саму физику, эта вещица, похожая на батарейку снизу, с антинаучной сферой, установленной на подзарядке, походила более всего на одну из таких же необычных оптических игрушек Вильхельма Кёльма, учёного Безымянной Империи, ушедшего на север по какой-то причине, ясной лишь самому Вильхельму.
  
  Пора была навестить Эдди. Первый зонт ещё был мокрым от ливня на улице, но Виллард спокойно забрал второй, зелёный, идентичный изначальному зонт... У всех же лингвистов есть два одинаковых зонтика? Нет? Ну и ладно - у Стадсона они были, этого достаточно.
  
  Дождь ослабел, но ветер постоянно пытался вырвать зонт из рук языковеда. Капли попадали прямо в глаза, затмевая взор, пытаясь помешать ходу событий, но безуспешно.
  
  - Следуй путём Визаро... - Эдди начал самую популярную фразу о Визаро.
  
  - Среди ложных Визаровцев, разумеется. - додумал Виллард, но вслух ответил. - И знания найдут тебя.
  
  - О, Иллард! - проговорил он, как будто Лемингтон только сейчас узнал голос друга. На самом же деле староватый инженер прекрасно различал голоса - на расстоянии двадцати метров мог понять пол, возраст с ошибкой в 2 года и примерный рост, что не имело никакого смысла для историка-любителя. - Давно не заходил. Печалишь меня.
  
  - Прости? Я не знаю, что тут ответить, наверное, извини. - смутился Стадсон, на всякий случай попросив прощения, проходя с новым запросом. - Что там с твоими знакомыми, способными обрезать железный лист?
  
  - О, он решил бесплатно вырезать его для меня, зная твои замеры, отдельное спасибо за них. - Эдди похромал к своему столу. Дойдя, он присел и продолжил говорить, что-то высматривая на полках позади и снизу. - Но с тебя услуга, договорились? - увидев положительный кивок Вилларда, Лемингтон заговорил снова. - Кстати... Насчёт тех деталей, что оставались после каждого шага машины - от. - он поставил что-то непонятное, больше всего похожее на странное радио. - Я смог собрать ЭТО. Не знаю, что оно делает, кроме как пускает не воспринимаемые человеком волны, но из арбалета была последняя деталь, скрепившая всё вместе.
  
  - Сколько я за это должен? - поинтересовался лингвист, поставив зонтик на устойчивую, более или менее, гору хлама и посмотрев в добрые, немного серые от окружающей пыли глаза Эдди, выжидал ответа.
  
  - Одна услуга за лист, а за эту штуковину... - Лемингтон указал на стоящее точно не "радио". - Позабавила меня о время сборки. Бесплатно, мы же друзья? - на столе появился и кусочек железного листа. Всё: вода и огонь, электричество и кровь, лист белой розы из вазы дома, вместе с кружком от листа железного и непрерывностью марша, который только предстояло сыграть - всё собралось, все детали головоломки. Остался финальный рывок и машина будет готова.
  
  - Друзья. - согласился Виллард, думая о возможной помощи старичку. - и ему как-то перехотелось спрашивать насчёт усиленных пропусков ВСС.
  
  - Я и сам разберусь. - по пути домой думал Стадсон, решив выйти, когда дождь прекратится - для безопасности розы, ещё живой.
  
  Новый ливень и не думал заканчиваться. Языковед ощущал на себе взгляд и даже закрыв окно, источник этой тревоги, не избавился от чувства. Что-то знакомое с "Ночной катастрофой" почувствовал он. Поёжившись и заварив чай, любитель истории немного успокоился. А солнце, на прощанье оставив розовый закат, исчезло за горизонтом, перестав освещать мир и Королевство Визаро.
  
  Вечером, почти ночью, никого на улицах не было. Тишина и спокойствие. Дождь ослаб, а потом и вовсе прекратил лить, даже капать так, чтобы случайно не попасть на одежду пятью снарядами за примерно час времени.
  
  Ветерок подбадривал Вилларда, идущего в обнимку с розой, второй, купленной на выходных, ведь первая всё ещё находилась в импровизированном гараже.
  Странная фигура, нет, не в плаще, но достаточно серая, чтобы быть незаметной, пронеслась куда-то, по пути врезавшись в Стадсона.
  
  Лингвист, хотевший было по-визаровски возмутиться, но тут свет от фонаря попал ровно на лицо бежавшего.
  
  - Оливер? - удивился языковед. Асидли не казался похожим на себя.
  
  Больше нервничающий, более серьёзный, спешащий. И его слова вырывались как можно быстрее и чётче. Не существовало теперь тех долгих разговоров о том, о сём, о мире, об игре в революцию и создания её реальностью. Только факты, только цель.
  
  - Я спешу. - ответил авантюрист, попавший в сложную ситуацию. - Революция близко, готовься, я нашёл человека, нашёл!
  
  И исчез он так же стремительно, как появился перед взором историка-любителя.
  Уродливая камера на площади Справедливости запечатлела злобное лицо Вилларда, посмотревшего прямо в объектив ВСС.
  
  - Ричард. Я должен узнать, что скрывается в машине Визаро. - проговорил Стадсон, смотря прямо в глаза Гвардсона по ту сторону экрана. Так ему, по крайней мере, казалось.
  
  В темноте, освещаемой сотнями схожих экранов, с одного из них, на бедного "повелителя" ВСС глядели страшные очи учёного, готового на всё, ради машины, готового даже предать старых друзей, Оливера, Эдди, даже Сида Лангера, лишь бы узнать, что внутри самой громадной работы языковеда. Казалось, он был решительно настроен оставить революцию, а не просто согласиться с существованием Великой Системы Слежения, только дайте понять, дайте закончить последнюю загадку.
  Объектив камеры приблизился к чудесно видимому лицу Стадсона, причём приблизился - насколько это было возможно с четвёртого этажа. Потом он снова втянулся в камеру и больше она не двигалась.
  
  - Делать нечего, надо либо сразиться, либо пасть в битве. - думал лингвист, продумывая варианты, как он будет сражаться - если он не сможет разгадать головоломку, то жизнь потеряет всякий смысл.
  
  Разумеется, это было не так, но эмоции захватили любителя истории, любителя Визаро и он не сопротивлялся нахлынувшей волне злости на несправедливость ВСС, на разрушение своих планов. Он жаждал сражения, но подсознательно знал, что зависит от ситуации, а не наоборот. Совершенно нетактично, Стадсон проигнорировал это чувство, ощущение, просто продолжив идти к машине первого Короля Сумасбродских Островов.
  
  - Пропуск. - утвердительно спросил охранник объекта.
  
  - Ричард Гвардсон. - ответил языковед, держа за спиной белую розу.
  - Пропуск. - серьёзнее повторил агент, пока его союзник стоят неподалёку и наблюдал за ситуацией с интересом.
  
  - "О имя рода Визаро, Ричард Гвардсон! - продолжил свою линию историк-любитель.
  
  - Да, он такой же экспрессивный, как нам говорили. Давай, пропусти его уже. - встрял в разговор наблюдатель.
  
  - Странно, что этот Стадсон такой хилый. Босс не любит таких. - посторонился перед Виллардом первый парень.
  
  Очень высокомерно пройдя мимо этих двоих, любитель истории вошёл в гараж.
  С самого начала на столе водрузилось "радио" Визаро. Оно было включено, но ничего не изменило в помещении.
  
  Аккуратно положив со второй розы листок на трубу, смотря на первую, ещё живую, лингвист взял кусочек железа для стиха и финальной задачи, также спокойно приготовив его, перешёл к следующим трубам.
  
  Стакан с водой до краёв, горящий хворост с поленом внутри, батарейка друга графа Северного, готовящегося к войне, кровь в ещё одном месте...
  
  - Я должен. Я смогу. Я сделал всё правильно. - думал Виллард Стадсон, готовящийся произвести свой триумф. - Ричард пойдёт за мной, он позволил мне пройти лишь по своим причинам. Но я узнаю ответ. Я смогу. Я не умею играть на музыкальных инструментах, но знаю все клавиши гимна Визаро. Я помню их наизусть. Приступим.
  Попытка за попыткой. Очередное поражение постигало не устающего Стадсона.
  Но физически... Он чувствовал, как его тело ослабевает, как ничего не меняется.
  
  - Что не так? Всё по плану. Должно быть! Ричард! - догадывался лингвист. - Нет, тут что-то ещё, не только Гвардсон, сын злой системы, что же?
  Его затрясло от внутренней злобы на свою беспомощность. Он заново перепроверил каждую детальку, выключил и включил прибор Визаро снова. И снова. И опять...
  - Я перечитывал этот стих. Эта строка... Гимн первого Короля... Если подумать, то "озможно... Одна нота... "Нотами, звучащими как одна"... Неужели? Надо проверить. - сонный Стадсон, с закрывающимися глазами, побрёл за ещё одной проверкой.
  Но даже игра на воде, единственном инструменте, что языковед использовал больше всего, не на все 100%, не помогла. Ничего не изменилось.
  
  - Я сбился. Это бывает. - любитель истории постарался не упасть от усталости. Проверив ещё раз визаровское "радио", Стадсон сыграл ещё раз.
  
  - Нет... Разве гимн был не в "мажоре"? Надо проверить. Надо... - вздремнул Виллард.
  И это случилось.
  
  - Действительно случилось. - улыбнулся умирающей улыбкой и подошёл к машине Стадсон.
  
  Что-то полыхнуло, что-то хрустнуло, какой-то дым окутал языковеда. Это заставило последнего проснуться окончательно, хоть в эту ночь Виллард не спал.
  Внутри был сейф или нечто похожее. Так или иначе, он, открытой дверцей, приглашал языковеда осмотреть множество бумаги, скреплённой странной булавкой между собой. Сами листы были явно моложе машины, что уже наводило подозрения о всём проекте Вилларда, всё ещё туго соображавшего, но, постепенно, просыпающегося от усталости и слабости.
  
  Механизм, стоящий на столе, отключился, и Стадсон пошёл восстанавливать его, положив кучу документов на другой стол, ближе ко входу, решив сразу рассмотреть "сокровище".
  
  - О, да он просто выключился! Это поправимо. - проснувшийся любитель Визаро вернулся к своей находке.
  
  В дверь уже не стучали. Её просто открыли.
  
  
  
   Второй Акт.
  
  - Лучшайший день! - воскликнул незнакомец, вальяжно зайдя, будто это место, как и сами Сумасбродские Острова принадлежат ему. - Действительно, наша смекалка подобна самому Визаро!
  
  - Сэр Вагнер... - начал второй человек, оставшийся в дверях, как всегда, в своём идеальном костюме, контрастируя с вольным образом Вагнера Бетрса, забравшего документы из рук ошалевшего Вилларда. - Проявите хоть каплю уважения к нашему лингвисту!
  
  - Этому языкоизучателю? - никогда по телевидению министр внутренней безопасности, по-видимому, переложивший всю свою работу на других, не говорил так неправильно. - Вы ведь не обижаетесь, "друг" наш? В любом случае, моя благодарность вам, теперь не надо заботиться о старом хламе. - он повернулся к Стадсону и пронзил того аурой ледяного превосходства.
  
  - Что в этих документах? - серьёзно спросил лингвист, поглядывая на спокойного и уверенного Ричарда Гвардсона, стоявшего в дверях с выражением небольшой грусти.
  
  - Не ваше дело? - агрессивно ответил министр вопросом на вопрос. - Впрочем... Ричард!
  
  Глава ВСС обшарил весь кабинет за минуты, включил и выключил радио Визаро, вышел, оставив две стороны надвигающегося конфликта одних в этом гараже, напоследок в третий раз заставив "не радио" работать.
  
  - Давайте начнём с того момента, до которого вы сумели раскопать информацию. - стартовал рассказ властный Бетрс. - Десять лет назад, в 82ом, у нас, правительства и короля-слабака, была одна большая проблема - вторжение Союза. Дни проходили, жить становилось всё страшнее, а решения не было. И тут я подумал: "Если мы не можем отложить войну, стоит ли её, в противном случае, выиграть? А у меня и ВСС под контролем, только директор ещё сопротивляется, ну да ничего." А ведь хорошая идея, согласитесь?
  
  Виллард сухо кивнул. Воздуха становилось меньше, хотя даже с другими, редкими, но посетителями, всего хватало. Вагнер будто высасывал его вокруг Стадсона, лишь бы забрать себе побольше, во имя своих целей.
  
  - Но, как всегда, все проступки становятся известны. И если для обычных людей они хранятся в ВСС, то на его главу я раскопал сам. - министр посмотрел на дверь, задрав нос повыше. - И вот, Система Слежения у меня есть, но с армией проблемы. Стоило добавить в бой Акерику и Восточные Земли, тогда трудовики будут нашими и мы лишь выиграем от войны. Печально, что восток пошёл на попятный, даже не выслушав нас - эта Алиса Лайт... Ужасный человек, воистину!
  
  Министр внутренней безопасности упаковал уже ровные документы, да и стал выглядеть как-то чересчур уверенно для себя. С другой стороны, он подтянул тело, принял маску умиротворённости и власти, сошедшую с экранов телевизоров всех сумасбродов.
  
  - С Акерикой мы договорились о многом. Это решение было недостаточно длительным, но нам хватило времени. Теперь, когда к нашим берегам никто не подплывёт, контракты более не нужны, а великой стране не нужны захватчики с Запада, вместо вездесущего Востока. Придётся их уничтожить, чтобы никогда правда не попалась на глаза. - Вагнер прижал документы к себе, проведя глазами черту, за которую приблизившийся языковед не посмел зайти. - Впрочем, как уже понятно, это и есть те договоры. Бесполезный хлам, только если... Но вы же не станете сопротивляться мне, да? - Бетрс попытался убедить Вилларда.
  
  - Вы ужасны, министр. - только и сказал любитель Визаро, так же посмотрев в очи министра и тайного руководителя Великой Системы Слежения, только не льдом силы, а огнём стремления. А ещё он ударил правым кулаком в распахнутую ладонь левой руки, не в силах совладать с внутренним желанием.
  
  - Даже если так... Знаете, в течении долгих переговоров, некоторые участники, возможно, только возможно, нахватались чужих слов лет десять назад, а народ подцепил - телевидение, ах... - ошалевший от неподчинения Вилларда уже на таком уровне, министр, быстро пришёл в себя и продолжил как будто ничего не произошло. - Мы откопали старую рухлядь, починили и запрятали туда документы, обвесив своими загадками. Я-то думал, что наши задачи сложны, поскольку вы бы видели, какая простота была во времена Визаро! Смехота! Спорю, что королевская линия была не идеальна с самого начала! Визаро - идиот, идеальный заголовок для новостей, но... Жалко, что никто об этом не узнает, верно? - он усмехнулся, глядя в пылающие яростью глаза лингвиста.
  
  - Я, пойду, наверное. Прощайте и лучшайшего вам настроения! А-ха-ха! - со смехом поняв, что сказал лишнего перед, как он подумал "фанатиком" первого короля, Вагнер удалился, громко хлопнув дверью.
  
  Сидеть и ничего не делать в развалинах Стадсон не желал, да и не мог. Только подобрав последний компонент, детальку после финального испытания, Виллард пошёл домой.
  
  В рассвете солнца Ричарда Гвардсона не было видно, кроме следа его ног на утренней грязи в южной стороне.
  
  - И зачем нужна последняя деталь? Бесполезна, как и... Нет, он был гением, я не могу это ставить под сомнение. - Виллард пытался перейти на размышления о "плохом" министре безопасности, но всё сходилось либо к бесполезности детали или к сомнениям в гении первого Короля Королевства Визаро.
  
  Но и дома спал, уже проснувшийся Стадсон, недолго. Но это не из-за недосыпа, просто его прервали, снова постучав в дверь.
  
  Как можно быстрее, языковед засобирался, приоделся по-быстрому и открыл входную дверь.
  
  - Опять двое? - страдающе подумал он. - Ладно хоть эти не ворвались... Но это моя квартира, в любом то случае!
  
  - Виллард Стадсон... - начал знакомиться со списком более высокий человек, но почему-то запнулся. Видимо, он хотел сказать вторую фамилию, но языковед таковой не имел, в отличие от большинства людей.
  
  - Последователи революции должны знать моё имя! - авантюрист Оливер Асидли всегда мог объяснить отсутствие второй фамилии за четвёртой чашкой эля. Именно чашкой.
  
  - Точно! Вот почему он не пьянел! - догадался Виллард, не удивившись наличию большого числа чашек в барах.
  
  - Согласно ВСС вы глубоко уважаемый человек. - сильно удивился высокий персонаж с цилиндром на голове и белым, точнее серым от дождя и грязи на улице, плащом - высшему рангу судебного аппарата. - Как же у вас получилось пойти против министра Бетрса?
  
  - Вы тоже полагаетесь на ВСС? - обречённо опечалился Виллард. - Ужасная система, "оистину!
  
  - Конечно. Но, как бы то ни было - вам следует явиться в здание суда, с силой или без, прямо сейчас. И зачем вы решили разрушить текущую власть? Не понимаю таких людей. - не менее грустным и понукнутым выглядел сам представитель суда.
  
  - Грейз, именно поэтому его и забирают такие люди как мы. Они уже давно ступили на тёмную тропу. - собеседник высокого посчитал, что решил вопрос первого, но ошибался.
  
  Стадсон решил молчать.
  
  - Всё равно я ничего особенного сказать не могу. - решил он.
  
  - Но ведь... Он же просто лингвист! Зачем ему восстание и все его последствия! - Грейз временно забыл о существовании историка-любителя. Виллард понял, что поправлять его бессмысленно.
  
  - Вагнер Бетрс, его рук дело. - смирился языковед.
  
  - Ох, ладно, пойдёмте, пожалуйста, Виллард Стадсон. - просто позвал его высокий человек, опечалившийся на мир, спокойно идущий с "опасным преступником" без оков, полностью уверенный в силе ВСС.
  
  Более низкий напарник не поддерживал настроя Грейза. Но никого это не волновало. Как и всегда, мнение помощников не считалось чем-то важным или даже достойным оглашения.
  
  Виллард увидел старое здание суда. Кто-то говорил, что пора бы построить новое, но Стадсон был категорически против, даже написал петицию по этому поводу.
  Эта старина... Пусть и прошло двести лет, но глаза радовались, а атмосфера притягивала. Если бы только он шёл туда не по делу...
  
  - Простите Виллард Стадсон. - начал Грейз, зайдя с ним внутрь. Помощник, как и по канонам жанра среднего сериала, остался снаружи. - Пусть вы и не похожи на преступника, но мне поступил приказ отвести вас сюда и убедиться, что вы никуда не сбежите. Простите, но мне придётся ограничить вас в действиях. Таков сегодняшний указ министра Вагнера. Надеюсь, вы поймёте. - языковед понял, что Грейз прочитал его дело и, не найдя ничего особенного, задумался.
  
  - Всё, что я делал против закона - воровал однажды яблоки и выгораживал Оливера. И эти действия происходили с разницей в час. - вспоминал все свои проступки Виллард.
  
  Любителя истории провели в клетку в зале слушаний. Скамейка была железная, специально, чтобы подействовать на нервы обвиняемого. Грейз молчал, затем извинился, пожелал удачи и вышел.
  
  Зашёл судья.
  
  - Верховный? - удивился Виллард, посмотрев на специальный костюм, отличавшийся от нормы стандартных судей. Такой носили только четыре человека в Королевстве.
  Пришла охрана, семь человек, расположившихся у трёх дверей. Последний хотел встать около клетки, но передумал и встал подальше, прижавшись к несущей стене.
  Верховный судья занял своё место, Грейза всё ещё не было, хотя, учитывая доброту в действиях и атмосфере, в которой он появился, Стадсон решил, что он и будет судить.
  
  - Он мог бы меня заковать... Он должен был это сделать, по закону от 1984го года, каждый обвиняемый обязан быть закован с момента обвинения и до начала суда, если не существует противопоказаний или обвинение на уровне кражи и легче, по официальной справке тяжести преступлений от 1975го года. - доказал свои догадки Виллард.
  
  Среди свидетелей присутствовал непоколебимый Ричард Гвардсон, никак не показывающий свои эмоции. Впрочем, по вчерашнему вечеру, даже когда он говорил, чувства были спрятаны.
  
  Суд начался.
  
  Суд ведёт блюститель Дерсон. - сообщил человек по правое плечо от верховного судьи и отошёл. Языковед же был слева.
  
  - Вас зовут Виллард Стадсон и вам 29 лет? - судья не запнулся на моменте с фамилией, в отличии от Грейза. Впрочем, в холодные слова это не добавляло никакого шарма.
  
  - Да. Я... - Вилларда невежливо перебили.
  
  - Вы работаете лингвистом? - судья, казалось, не переносил ничего, кроме прямых и точных ответов. Да и он сам выглядел угловато, не говоря уже о том, что наряд верховного обязан показывать гибкость и мудрость решений судебной системы, как когда-то поступал лично Визаро, первый Короля. А тут...
  
  Наряд был пошит знатно, но что-то неправильное кололо языковеда, из-за чего он начал отвергать любую возможность полюбить окончательное решение простого судьи.
  
  - Знаете ли вы об организации ВСС? - вопросы не становились сложнее, но, между вопросами, любителю Визаро мельком удавалось посмотреть на свидетелей, максимально незаметно, как он думал, и выражение лица Ричарда Гвардсона не обрадовало историка-новичка.
  
  - Такой напряжённый взгляд. - подумал Виллард, но вслух сказал простой ответ. - Да.
  
  - Вы знаете кого-нибудь из работников ВСС? - продолжал верховный судья.
  
  - Да. - теперь Стадсон играл по его правилам, и потому решил не давать развёрнутого объяснения.
  
  - Вы поддерживаете систему во всех её направлениях? - а судья, показалось, ждал именно конкретики.
  
  - Не во всех. - любитель истории дал максимально верный, по "законам" верховного, и полный ответ так, чтобы наглый судья на трибуне не перебил его.
  
  Дерсон остановил расспросы. Он, в целом, задумался, но, неизвестно откуда взявшийся персонаж в пиджаке, которые шьют на территории бывшей Полики, подошедший достаточно близко к судье, что-то нашептал последнему, отчего верховный начал вести суд в более странном ключе, уже под предводительством человека в тёмном одеянии.
  
  - Вы знаете о существовании группировки "Дети Истинной Церкви?" - таков был первый звонок об опасности.
  
  - Нет. - Виллард истинно не понимал сути последнего предположения.
  
  - Кто является главой данной организации? - судья, показалось, не услышал отрицательного ответа Стадсона. Но на этот раз более утрированно.
  
  - Не знаю. - а судью как загипнотизировали. С этими вопросами он не был похож на блюстителя. Вилларда даже позабыл его имя после этих наездов.
  
  - Вы знаете Оливера Асидли? - знакомое имя позволило вспомнить языковеду имя судьи и понять, что Дерсон резко поменял направление своих догадок в виде вопросов.
  
  - Да. - тут у Стадсона закралось небольшое сомнение. Но тут же рассеялось - он не смог найти закономерность.
  
  - Вы знаете о его кощунственных замыслах? - ворвался в процесс человек, загипнотизировавший судью. Впрочем, самому Дерсону это тоже не очень понравилось, и он шикнул на помощника, взявшего на себя бразды правления дела.
  
  - И всё же, кто придумал план? Вы или мистер Асидли? - судья вновь перестал слушать внутренний голос и полностью доверился человеку в загадочном пиджаке, выбранному, видимо, "мистером" Бетрсом.
  
  - Какой план? - не понял намёка Стадсон.
  
  - Что вы делали во время вторжения? - разозлился судья, гневно припугнув взглядом свидетелей.
  
  - Будто безумие охватило суд. - Виллард увидел, как Дерсон прожигал, всего лишь секунду, Ричарда.
  
  - Я не был ни на каком вторжении. - напрягся Стадсон.
  
  - Признайтесь и вам помогут, по чистосердечному признанию. - судья говорил это уверенно, но поистине спокойно и псевдо величественно вёл себя человек в чёрном пиджаке из Полики.
  
  - Кто ещё вторгался в штаб ВСС? - крикнул второй, не дрогнув мускулами на лице.
  
  - Он пытается выбить из меня признание? - не понял языковед.
  
  - Мистер Ошукач! - разгневался судья Дерсон. - Ваше участие здесь вовсе не из-за особенности вашей семьи!
  
  - У меня здесь больше прав, чем у тебя. - довольно тихо произнёс он в ответ, достав бумагу из кармана.
  
  - Вы встречали мистера Асидли вчера, примерно в 6 часов после полудня? - полный превосходства, ударил словом потомок семьи Ошукач, семьи псевдоисториков.
  
  - Да. - ответил Виллард, но заодно в его голове промелькнула мысль. - Неужто и у него есть доступ к камерам?
  
  Лингвист посмотрел на Ричарда, директора ВСС. Он был холоден, взгляд, направленный в одну точку, на мистера Ошукача.
  
  - И вы отрицаете факт вашего обсуждения с мистером Асидли прошедшего "дела"? - поинтересовался Ошукач. Верховный судья был уничтожен. Он просто молчал, пытаясь провалиться сквозь землю. Его храм оскверняли, но как и Гвардсон, он не мог этому противостоять. Они оба посмотрели друг на друга, их взгляды соприкоснулись, оба опустили холодность и поняли - любое слово против и они окажутся на месте Вилларда Стадсона. С одним лишь отличием - любителю истории оказывают милость из-за его незнания некоторых важных истин.
  
  - Да. - согласился с Ошукачем Стадсон.
  
  - Вы не находите это странным? - человек из семьи Полики решил завязать более простой разговор, попытавшись запутать историка-любителя.
  
  - Ну да. - он очень редко применял междометия в свой речи и работах. Но сейчас небольшой стресс нагнетал обстановку.
  
  - А как я выгляжу? Красиво? Как ваш лучший друг? - резко спросил мистер Ошукач.
  
  - Да? - неуверенно, не понимая, что происходит, ответил Виллард.
  Один из свидетелей вышел, отвлекая на себя внимание.
  
  - Мы обойдёмся и без владельца всей табачной продукции в Нью Ленде, верно, Дерсон? - поинтересовался человек со странной фамилией.
  
  Судья лишь кивнул. Его одежда вдруг стала неприятна верховному.
  
  - Ох, вы же лингвист, мистер Виллард! - к чему-то человек в пиджаке начал радоваться. - Скажите, если в одном языке слово обозначает дурак, то в другом оно может иметь полностью противоположное значение? Гений, например? Вот, ещё есть в древневизаровском языке слово "иторга". Разве оно не обозначает работу среди граждан Полики?
  
  - Да и да. Но я не... - Стадсон было начал, но ему не дали договорить.
  
  - Это не относится к делу! - крикнул верховный судья.
  
  - Относится! - крикнул Ошукач в ответ и обратился к языковеду. - А вот слово, означающее работник...
  
  - Да. - только и успевал отвечать Стадсон под потоком вопросов человека в чёрном пиджаке.
  
  - А слово гнездовье?
  
  - А понятие забыть?
  
  - А поражение?
  
  - А имена собственные?
  
  - Вы знаете других историков?
  
  - Вы делали свою работу, как и они?
  
  - Вы участвовали с ними в работе?
  
  - Вы вдохновлялись ими?
  
  - Вы работали вместе с другими людьми?
  
  - Они переводили слова для вас?
  
  - А вы?
  
  - А вы были на пятом этаже нашей библиотеки?
  
  - А читали там работы?
  
  - А стихи?
  
  - Вы посещали 4ый этаж вашего университета?
  
  - А третий этаж великой пекарни?
  
  - А читали ли там работы?
  
  Тут Ошукач просто безостановочно насыпал вопросов, не давая времени на один ответ.
  
  - А что насчёт здания суда? Тоже да?
  - А были на втором этаже?
  - А работали там?
  - А на этой неделе работали?
  - А вторгались в ВСС?
  
  Разумеется, языковед не сразу понял, почему мистер Ошукач остановился с расспросами.
  
  - Что и требовалось доказать. - он спокойно занял место Дерсона.
  
  - Я отказываюсь работать в таких условиях! Дело закрыто, вина не признана! Суд обязан принести свои извинения за вторжение человека, не имеющего отношения к ограблению! - верховный рвал и метал в душе, на деле это не особо отличалось.
  
  - Вы смотрели на время, мистер Дерсон? - всё так же легко и непринуждённо поинтересовался Ошукач.
  
  - Что? - гневно спросил судья, пытаясь силой столкнуть неповинующегося врага на стуле.
  
  - Уже час после полудня. Согласно этой бумаге, сегодня я заменяю вас на один час. Смотрите, тут ваша подпись. - он указал судье на ошибку. - Вы проиграли своему другу в официальном соревновании, и он заставил вас это подписать, да? Печально, что сейчас у вас нет никаких полномочий, Дерсон. - оскалился Ошукач, который смог зайти сюда только благодаря чужой помощи.
  
  - Вина доказана, 7 лет пребывания на островной тюрьме Халлоу. - вынес приговор потомок семьи Ошукач.
  
  Всё остальное Виллард помнил смутно. В его мозгу только отложилась парочка моментов.
  
  Первый, когда он, поняв свою обречённость, попросил не судить Оливера за то, что историк-любитель им пользовался.
  
  И второй, где, через минуту, к нему подошёл Ричард и похлопал по плечу, тихо прошептав: "Я никогда не любил Бетрса. Но что с этим поделать?"
  
  Где-то рядом всегда был Грейз. Сопровождающие в форме сотрудников, агентов ВСС, молчали, холодно отстраняясь от Стадсона.
  
  Тюрьма Халлоу находилась на острове, практически по центру между основным островом и островом Лишних, где жили только бесконечные пьяницы, свободные от законов Королевства Визаро, что значило рай для преступников. Впрочем, пьяницы создали свои, облегчённые законы и убийств там не происходило, почти. В любом случае, с преступниками там обходили пожёстче, чего нельзя сказать о тюрьме Халлоу. Там содержались преступники средней степени - ложно осуждённые враги Сумасбродских Островов и виновники некоторых драк с возможным летальным исходом. Самые страшные преступники "жили" в другом месте, на границе с Северянами, ну а за простые кражи яблок в магазинах, вас бы подержали в подвальных помещениях старого суда.
  
  Стадсон очнулся уже сидя на своей койке. Ему повезло и его заселили в одиночную камеру, но разница существующих там людей его поражала.
  
  С одной стороны, тут был безумный учёный, случайно взорвавший башню с часами в городе Грейтоак. Также языковед увидел собрата по несчастью - это был один из тех людей, про которого он прочитал в газете в день, когда Оливер Асидли предложил ему ворваться в здание ВСС. Простой рабочий на складе, увидел, как один из людей Вагнера Бетрса, собственно, агент Великой Системы Слежения, знающий о правде про Ричарда Гвардсона, загружал санкционный товар из Акерики - потомки Визаро не могли терпеть некоторые сигары, продаваемые одной из пяти мафий другой страны. Сделав замечание, через неделю, рабочего арестовали.
  
  - Ричард ничего с этим не сделал? Неужто он отчаялся? Или просто не знал? Или, придётся признать, что он обо всём догадывается и всё понимает, но не хочет помогать простым людям. - пораздумывал любитель Визаро.
  
  Кормили людей несколько раз. Никогда не разносили, охранники изменили свой распорядок дня, лишь бы побольше отдыхать, из-за чего всех заключённых выпускали. Возможно, доя кого-то это логично, мол, куда можно уйти, если вокруг океан и до ближайшего острова Лишних всего пара километров? С другой стороны, королевству это было на руку. Во время множественных побегов, преступные элементы уходили, как бы в другую страну, там в чём причина не давать им это сделать? Сбежавших преступников, вернувшихся в Нью Ленд или близко к центру, отлавливала Система Слежения, а затем их снова судили. И либо возвращали, но в более строгую тюрьму на границе с Северянами, либо убивали. Тут уже не было пощады "врагам".
  Когда наступило время обеда, неожиданно раздался звонок.
  
  Историк-любитель ожидал охранников, но их словно не существовало - они сидели в своей комнате, внизу, в столовой, по-ребячески смотрели из-за дверей, о чём-то шептались, и вовсе не выглядели настоящими.
  
  - Цирк и дилетанты. - подумал Виллард, удивляясь приятному обеду из стандартных блюд Королевства Визаро, среднего достоинства, выполненных с любовью и душой.
  
  - Первый день здесь? - странный интеллигент обратился к Стадсону. Очки он положил перед собой, присел рядом с языковедом, поправив личное пальто - у лингвиста была самая обыкновенная роба, а этот полу-старичок уже где-то нашёл крутую, видимо, одежду - у других подобной не было, но некоторым позволялась своя накидка.
  
  - Как будто попал в место, куда скидывают проигравших в "Своей Битве Разумов". - любитель Визаро так охарактеризовал наличие "мантий игроков" у преступников.
  
  - Да я и так вижу, что первый. - легко прочитал того старичок. - Не волнуйся, наш меньший блок для всех не очень опасных преступников. Тут либо ВСС что-то путает, либо надо убедиться, либо ты положительно прошёл испытание на агрессию. Хотя... был тут один псих, но его быстро вычислили. У него хватило сил только правильно пройти тест, а дальше он никого и зарезать не успел.
  
  - Я? Я тут уже несколько лет, спокойно себе живу, даже свой телохранитель появился. - продолжил интеллигент под немой вопрос Вилларда. - Я его защитил во время одного инцидента, теперь он мне помогает держать тут порядок. Единственный сильный человек на весь блог, представь себе! Да и жить тут хорошо. Тут и кормят, и спать можно, будят, правда, звуком, да ещё и рано, но я тут не сплю - содействую с охранниками. В общем, моя разведка тут донесла, что ты новенький. Лингвист, да? Тут таких нет, да и вряд ли ты знакомых увидишь, но тебе здесь понравится. Главное - слушайся моих правил и всё будет за-ме-ча-тель-но. Договорились?
  
  Стадсон сухо кивнул.
  
  - Если всё так хорошо, то я не против здесь пожить. Если я "иноват, то это правильно, если же я не был обязан остановить Оливера, с этими меняющимися законами, тогда им это "ернётся в четыре раза больнее! - рассудил лингвист и доел свои две сардельки с южного острова, запив чаем собранным оттуда же.
  Больше в этот день не происходило ничего особенного.
  
  А вот на следующий день, с громким звонком, причём Виллард спал довольно далеко от него, починили сломанный телевизор. Как пояснил интеллигент, имени своего он так и не назвал, телевидение было нужно для поддержания порядка. Это не всегда работало, но последствия существовали.
  
  Тут к Стадсону подошёл большой качок.
  
  - По другому его невозможно обозвать. - решил языковед, глядя на, всё же, агрессивно настроенное выражение лица. В один момент историку-любителю показалось, что это тот самый Серёга-алкоголик, встреченный уже давно, но нет. Виллард ошибался.
  
  - Нет, всё же бугай. Это более по-доброму звучит. - передумал лингвист, услышав удивительно тихий голос единственного силача на блок.
  
  - Говорят, ты тут новенький. Никаких проблем нет? - непонятно, что хотел собеседник, но Виллард приготовился не конфликтовать.
  
  - "о имя Визаро, разумеется, нет никаких "ажных проблем! - запричитал любитель первого Короля.
  
  - Говорят, что ты языками владеешь. - подчеркнул в диалоге бугай.
  
  - Да, владею. - успокоено согласился Стадсон.
  
  - И изучаешь историю... - задумался силач.
  
  - К чему вы клоните? - машинально вежливо поинтересовался Виллард.
  
  - Ты можешь знать что-то про Изаро. А я бы хотел выйти отсюда более умным человеком. - неожиданно мило скривил улыбку человек, недавно игравший мышцами, способными сломать машину одним своим видом.
  
  - О, конечно объясню! - обрадовался лингвист.
  
  - Да, расскажи про первого короля Изаро. - опустил голову силач.
  
  - Нашего первого короля звали Визаро. - начал объяснение Виллард, поправив собеседника. - Он прибыл в Безымянную Империю, когда агрессия Трудового Союза на южный континент только начиналась. Когда-то бывший "изирь у одного султана, но питавший любовь к наукам с самого детства, понял, что и империя из учёных его не радует. И тогда Изаро отправился в странствие по морю, собрав самых преданных спутников. Он открыл два новых острова в океане и на большем из них основал свою династию и новое королевство. Его имя было таким сложным, что все называли его Визирем. Визаро не хотел поправлять своих новых эмигрантов и старых подданных с южного континента, которые последовали за ним в поисках спокойствия. Но, проходили годы и новый язык первого Короля отличался от языка Безымянной Империи всё больше и больше. Это и был древнесумасбродский, отличительной чертой которого была речь жителей Королевства Визаро, которые изначально не могли чётко произносить буквы "В" и "Ф".
  
  Кроме бугая, всё больше завороженных людей приходили, садились и слушали, казавшегося таким чужим, даже среди несправедливо осуждённых, в этом месте, Вилларда. Он ещё не сдался, он общался, он ждал своего часа, он был воином.
  
  - И без того изменённое название профессии "изирь, ставшее Визаро, так как мягкие окончания в древнесумасбродском заменялись на букву "О" или же сейчас так говорят о "ажном, почитаемом человеке... - продолжил знаток истории своего королевства. - Заменилось на Изаро, поскольку в языке Визаро буквы "В" и "Ф" с некоторыми гласными, в том числе и с "И", заменялось на простую букву "И".
  
  - Хуже всего была "адаптация" Союза, чьи переводчики, по приказу главной партии, были обязаны просветить мир, рассказать, как они создали все государства, империи и королевства. Они неправильно поняли древнесумасбродский или же Визаровский язык и заменили дважды изменённое, ненастоящее имя Изаро на Изарий, вызвав бурю праведного негодования в нашем королевстве. И теперь каждый, кто хочет оскорбить нас или Союз, называет "еличайшего из правителей этим ужасным именем... Изарий.
  Казалось, что челюсти слушателей сейчас отвалятся. Виллард уже закончил свой рассказ, но оставалось минут пять и тогда он поведал историю о наследниках первого Короля, своей мудростью побеждавшего любого из ныне живущих.
  
  - Визаро был великим, но не его единственный сын. - уважительно, по-старому назвав его имя, Стадсон начал новый рассказ. - Сын, не похожий на жителей Сумасбродских Островов был полной противоположностью отцу в стремлении к знаниям. И тогда наш "еличественный Изаро решил найти новую жену, взамен погибшей при засаде Союза по пути в Безымянную Империю. Ему нужен был достойный наследник и "сосуд" был найден. История умалчивает, почему Визаро построил зону испытаний для второго сына, который был обязан её пройти, когда ему исполнится двадцать лет, но он справился, питал ту же тягу к науке как и отец, и выглядел как почти точная копия Изаро.
  
  Языковед осмотрелся и поняв, что времени до обеда, осталось совсем чуть-чуть, закончил историю:
  - Ходили и до сих пор ходят слухи, что иной, более приятный для всех, в том числе и для первого Короля, климат, забрал у него возможность оставить потомство ещё до зачатия второго сына, взамен на вечную безопасность Сумасбродских Островов от любых угроз. Но произошло чудо и вот, Виктор, является истинным потомком второго сына Визаро, прошедшего лабиринт Справедливости...
  
  - А разве "визар" не означает "мудрый" от старого слова "виз" - "мудрость"? - кто-то из толпы спросил лингвиста.
  
  - Абсолютно верно. - ответил любитель Визаро. - Имя первого Короля исказили, но сделали так, чтобы придать ему больше мудрости и "еличия.
  
  Начали подавать обед. Такого деликатеса Стадсон не ел никогда.
  
  - Я решил сегодня поесть немного креветок. Никто не против? - интеллигент-"дон" задал подобный вопрос из вежливости. Даже было непонятно, почему он владеет таким количеством власти.
  
  - Надеюсь, он позже расскажет. - и языковед насладился вкусом морепродуктов.
  Новости за обедом были не очень интересны. Кроме одной.
  
  - А теперь к новостям прошедших судов. - начал ведущий в зелёном галстуке. - Верховный судья Дерсон подал заявление на прекращение своей судебной практики, мотивировав это "отсутствием полной справедливости в стенах храма". Неожиданно, министр безопасности, сэр Вагнер Бетрс, подписал указ, освобождающий бывшего судью от работы в "нечистом храме". Собрание судей пока что решает, кого принять на освободившуюся должность. Тем временем, парочка добровольцев заменит найденных врагов Островов. Например, внук историка Ошукача будет вести лингвистику вместо Вилларда Стадсона, готовящего машину для убийств... - после этого языковед перестал слушать бредовые новости и всё больше становился на путь Оливера Асидли.
  Остальные заключённые, что прознали имена и фамилии новых пленников системы, печально глянули на любителя Визаро.
  
  Вечером их отпустили погулять. Интеллигент уговорил охранников заняться стандартным делом - сидеть в их будке и не сторожить осуждённых.
  
  - Нам всё равно некуда бежать. - уточнял он, затем обращаясь к Вилларду. - Они иногда решают побыть людьми, выполняющими свою работу, но здесь это уже не нужно. Морально все сдались. К тому же, один наш знакомый хотел увидеться с тобой.
  
  - Не надо так удивляться, я имею право получать письма и звонки. Причём второе они... - человек в пальто, лидер несправедливо осуждённых, указал на место, где должна была находиться будка охраны. - ...прослушать уже не могут. - он ушёл на другую сторону берега, договариваться с теми, кого осудили за настоящие преступления.
  
  Мимо проплывали личные моторные лодки.
  
  - Они либо преступники, бегущие на остров Лишних, либо скучающие родственники. Всё же, там могут жить все. Остров тех, кто стал не нужен самой жизни. "ечные попойки, драки и иллюзия "еселья... - Задумался Виллард, под шум волн, разбивающихся о скалы на северной части тюрьмы. Ему уже стало всё равно. Он не хотел сражаться, он достиг цели - решил загадки Визаро и Вагнер Бетрс не мог переубедить лингвиста.
  
  - Я помню задачку со стихом, но от неё оставались лишь легенды и мифы... А я решил! Решил! - до суда гордился Стадсон.
  
  - Что теперь? Я буду ждать. Лишь бы увидеть самого Первого Короля... - вслух, но тихо мечтал языковед, чувствуя, как ноги омывает холодная вода - ещё одно препятствие на пути к свободе.
  
  - А увидеть лицо министра, когда тот поймёт, что мы нашли его порочащую связь с вторжением Акерики на острова и последующей капитуляцией в случае провала операции? - послышался знакомый любителю Визаро голос.
  
  - Асидли? - не понял происходящего Виллард. Но и взаправду - в лодке, около берега, где сидел Стадсон, находился авантюрист. И он снова сделал свой долгий поклон.
  
  - Нам пора. Я отвезу тебя на остров Лишних, а сам пойду на встречу. Сегодня всё решится. - уже тише сказал Оливер и позвал рукой. - Ллойд тебя предупредил уже?
  
  - Ллойд? - переспросил Стадсон. - Интеллигент?
  
  - Интеллигент... Он изменился. - хмыкнул друг детства. - Пора, нечего терять время.
  
  - Нет. Я никуда не поеду. - категорически отказался Виллард. - Я и так попал под удар. Когда-нибудь судьи вынесут более правильный приговор. Я буду этого ждать.
  
  - А революция? А справедливость? А твои книги? - Оливер пытался всеми доступными способами повлиять на языковеда, но тот был непреклонен.
  
  - Может быть, я и в правду "иноват... - вздохнул Стадсон, затем продолжил, испугавшись за друга. - Зачем ты сюда "ообще приплыл? Это же опасно! Уходи сейчас же! Быстрее, пока не заметили!
  
  - Оливер! Идиот! - в гудящей голове лингвиста только это и звучало. Настолько сильно, что пробудило ещё парочку забытых воспоминаний между судом и тюрьмой. Например, как ему пытались вдолбить в голову информацию, что он сам виноват, пытаясь сделать так, чтобы его собственное чувство вины уничтожило его собственноручно.
  
  - Как скажешь, трусишка. - ухмыльнулся Асидли. - Может быть, кому-то стоит рассказать о твоей идее справедливого государства?
  
  - Да, ты действительно можешь рассказать об этом судье Грейзу... - начал любитель истории, но тут же поняв, что авантюрист сразу же побежит выполнять его просьбу, попытался остановить друга. Впрочем, неудачно - Оливер уже начал отплывать и карикатурно, но всё так же тихо, не слышал возмущения Стадсона.
  
  - Ты ещё здесь? - подошёл Ллойд к языковеду. Его пальто красиво развевалось под усиливающимся ветром. - Ты действительно что-то задумал. Не теряй надежды, Виллард. А теперь пойдём, время закончилось.
  
  - Если бы мне было за что бороться... - языковед понимал отсутствие своей цели и оттого осознавал бесполезность своих действий. Но вида не подавал.
  
  - Срочные новости. - перед самым отбоем прозвучало из телевизора. Это несколько напугало даже ленивых охранников. Все как будто замерли и стали слушать - срочные новости были невероятно редки. Последние звучали лет десять назад.
  
  - Только что ставший высшим судьёй, мистер Грейз, начал рассматривать дела заключённых, мотивируя это тем, что, цитирую: "Всегда есть вероятность ошибки". - донеслось из новенького телевизора, как сказал Ллойд, купленного пару недель назад его сестрой.
  
  Тем временем ещё больше новостей звучало. Их последовательность настораживала:
  - Компания Великой Системы Слежения не даёт никаких объяснений по поводу возможного нарушения правил мистером Грейзом. С ВСС невозможно связаться. Единственное доступное объяснение куда-то убегающего заместителя директора, цитирую: "У нас важная операция. Не мешайте." - следующая новость странным образом испугала всех в "интеллигентом блоке" тюрьмы. - Из тюрьмы Халлоу, северное крыло, сбежало 5 опасных рецидивистов. Гражданам рекомендуется соблюдать осторожность. Министр безопасности, Вагнер Бетрс, из-за отсутствия возможности связаться с ВСС по горячему номеру, выделил свой второй рабочий телефон для звонков.
  
  - Если кто-то заметит одного из людей на этих фотографиях. - по телевизору, в ужасном качестве, показали рисунки преступников. При виде одного из них охнул даже телохранитель-бугай Ллойда. - Будьте осторожны. Во имя Визаро, Острова Сумасбродов выберутся и из этой ситуации!
  
  - Вы записали номер министра? - поинтересовался у интеллигента Стадсон.
  
  - Да конечно, вот, держи. - отдал бумажку с краткой информацией быстро пишущий лидер незаконно осуждённых, и почти моментально, хоть и с кривым почерком, заполнивший вторую, идентичную бумажку.
  
  Дни сменялись новыми днями. Отчаянье лишь усиливалось, ведь после самых мирных новостей, каждый день, сообщали об одном страшном деянии рецидивистов и...
  
  - Сегодня один из графов с севера пришёл поговорить с королём Вилмаром. - доносилось из телевизора, перенесённого на стену около графика приёма пищи. - Так как наследник Вилмар ещё не участвовал в коронации и пока отказывается её проводить, пришлось выйти на переговоры первому заместителю короля, Ньюису Блуберри.
  
  Это было на обеде дня после встречи с Оливером. А вечером...
  
  - Одна из пяти южных пристаней была разрушена. Проводятся причины возникновения взрыва. Число жертв не установлено. Министр безопасности, Вагнер Бетрс, предположил, что это проделки сбежавших накануне рецидивистов. О подробностях расскажет...
  
  Ллойд побледнел, но старался держать себя в руках. Виллард решил подойти к нему после ужина, начавшегося с печальных новостей.
  
  - У "ас там были друзья? - спросил Стадсон.
  
  - Да, парочка. Они оставались там вкалывать, когда я менял работу. - тихо ответил Ллойд. - Надеюсь с ними всё хорошо.
  
  Языковед никогда не знал, как действовать в подобных ситуациях.
  
  - Ладно, я пойду, наверное... - промямлил он. - Удачи? - неуверенно закончил лингвист и быстро ушёл на вечернюю прогулку, сегодня она была позднее.
  
  - "от где они сбежали! - понял любитель Визаро, увидев небольшую дыру в более прочной стене на севере - сам остров был небольшим, едва ли в километр длинной.
  Волны разбивались о скалы на горизонте и Стадсон невольно опешил возможности сбежать из особого блока.
  
  Но после всё стало как в тумане. Какой-то отдалённый взрыв, срочные новости, опять, серия взрывов, жертв число пока неизвестно...
  
  - Рабочее место старого мастера-инженера Эдди Лемингтона пострадало больше всех. Здание обрушилось. Неизвестно, есть ли там жертвы, но, согласно авторитетным источникам, именно там будет причинено больше всего ущерба Королевству Визаро. - безэмоциональный диктор не понимал, что один из друзей, лучших друзей Вилларда мог умереть.
  
  - Почему он не скорбит? Почему не переживает моему горю? - взорвался несправедливо осуждённый лингвист. Но он не сломался от этой новости, наоборот, каждое новое горе его и его королевства давало сил на сражение.
  Другая проблема была в отсутствии места, куда можно было бы применить данную силу духа и ярости на мир, на несправедливость.
  
  - Эдди был твоим другом? - познания Ллойда о языковеде, видимо, закончились, раз он решил спросить. Или лидер просто проявлял жалость к одному из своих "сыновей", как однажды услышал любитель справедливости.
  
  - Эдди мой друг. - ответил второй в таком времени, чтобы дать понять - инженер ещё жив, обычным взрывом его не задело, он мог уйти, мог укрыться, мог даже присоединиться к рецидивистам, но не умереть. Только не Эдди, только не его друг...
  Следующие срочные новости пугали всех. Взрывы, теракты, гибель, пропажа родных и знакомых... Друзей. Северяне похитили Ньюиса Блуберри.
  
  - Это слишком ужасно, я не хочу так жить! Я хочу помочь! Дайте мне шанс! Почему я не сбежал с Оливером? - мучал себя бессмысленными вопросами Виллард. - Если бы я мог всё изменить... Пожалуйста...
  
  В этот момент главная дверь распахнулась, зашёл отряд охранников и три человека. Один носил форму младшего судьи.
  
  - Ллойд Вайтон-Коул, Виллард Стадсон, Персиваль Крайвич. Ваши дела будут пересмотрены. Попрошу последовать за мной. - судья огласил трёх людей из списка и два его спутника внимательно проследили, как трое счастливчиков шагом, медленно подошли к судье.
  
  Персиваль Крайвич был типичным, незаметным заключённым. Языковед даже не знал о его существовании в этом месте. С другой стороны, он представлял всех потомков учёных, не прижившихся в Безымянной Империи, отличавшихся странными и бесполезными экспериментами. Это запомнилось всем настолько хорошо, что стереотип про безумных учёных, правящих технократией (или ноократией?) как в самой Империи восставших учёных.
  
  - Молитесь, что пришёл нормальный верховный судья. - наставил тройку судья, потихоньку двигаясь к моторной лодке для шести персон. - Хотя никто не знает, сколько продержится Грейз. Я считаю, что его сместят, как только утихнет весть о побеге.
  
  - Известный зачинщик митингов и вор, Оливер Асидли, пробравшийся в само здание Великой Системы Слежения был наконец пойман и предан справедливому суду! - далеко донеслось из телевизора печальное известие, но лишь для молодого, но старого друга этого авантюриста.
  
  - Единственная радостная новость. - пробурчал кто-то из заключённых. Стадсон совершенно не разделял подобных мыслей. Ком подступил к его горлу, но его толкнул один из подчинённых судьи.
  
  
  
   Третий Акт.
  
  Сложно сопротивляться, когда сил не остаётся. Также и у Вилларда их не осталось, он лишь обречённо пошёл за судьёй, вместе со своими знакомыми. Ему казалось, что Вагнер Бетрс задумал это всё, даже побег рецидивистов лишь бы испортить жизнь тому, кто случайно увидел отсутствие лояльности в министре, преследуя изначально другие цели.
  
  - Оливер в тюрьме, Эдди пропал, а Нью Ленд страдает от собственной системы. Какая же это антиутопия! А мы были так "елики... - депрессивно заключил Стадсон.
  
  Их было шестеро в лодке. Судья, двое охранников, Персиваль Крайвич, исследующий что будет, если птицы научатся говорить на языке людей и проводящий прочие неадекватные эксперименты. Из-за таких как он, людей, которые совместили исследование с непонятным для многих развлечением, не преследуемым даже желанием разбогатеть, не смотря на возможность легального обхода закона о науке, Королевство Визаро и было прозвано Сумасбродскими Островами ещё когда первый король был жив.
  
  - Надеюсь, Верховный Грейз был прав и вам можно доверять... - подумал вслух судья, услышав истории заключения всех трёх. Из истории Ллойда Вайтона-Коула сочилась ложь и недоговорки. Впрочем, судья этого не заметил или не захочет обращать на данный факт внимание. - Вы сойдёте на берег полностью свободными, поскольку там и решит вашу участь Верховный.
  
  - И я снова смогу продолжить исследование, сколько человек может ничего не делать, не теряя при этом интереса! - обрадовался Персиваль.
  
  - Видимо, это особенность нашей национальности. Чего не скажешь о её противниках, например - Вагнер Бетрс. - начал Ллойд.
  
  - А чем вам не угодил первый министр? - поинтересовался по-доброму судья.
  
  - Потому что он УЖЕ первый министр. Вам не кажется это подстроенным самим Вагнером? А этот побег? Идеальный способ перехватить себе власть, учитывая бездействие наследника престола. - интеллигент привёл свой аргумент.
  
  - Вы как будто прослушали одну из речей Асидли. - отреагировал судья. Крайвич перестал улыбаться.
  
  - Я удивлён, как можно было поймать такого человека. Но он мой друг, долго он там не задержится. Я бы и сам ушёл из тюрьмы, но у меня другие планы. - улыбнулся Ллойд.
  
  - За такие разговоры вас в тюрьму отправят, как только вы ступите на землю, Ллойд. - предупредил того судья.
  
  - Открытое противостояние Оливера ничто, по сравнению с мощью подпольных организаций. - улыбнулся Вайтон-Коул.
  
  - Другой вариант - мы посадим вас прямо сейчас, вместе с двумя невиновными. - предложил интересную идею умный охранник.
  
  Это сработало и Ллойд перестал говорить о чём-то интересном.
  
  - Приходите на западную пристань, я там часто бываю, поговорим. - предложил всем без исключения, лидер нескольких организаций, арестованный, видимо, за дело.
  
  - Радуетесь миролюбию Грейза? - съехидничал судья.
  
  - А чему, собственно, радоваться? - тут настал черёд языковеда задавать вопросы.
  
  - Ну как же, он распорядился вернуть ваши вещи, быстро построить гардероб и раздевалку около порта, а также ещё несколько мелких поручений, которые не стоит делать Верховному Судье. - второй охранник вступил в разговор.
  
  - Искры как источник пара... - задумчиво проговорил Персиваль, но никто не решился спросить, про что это было. Крайвич не был самым известным.
  
  - Но самым чокнутым точно был. - закончил про себя бывший лингвист, посмотрев, как Крайвич украденной из тюрьмы кружкой зачерпывает воду из моря и тут появился новый вопрос.
  
  - Ошукач уйдёт со своего поста после того, как меня оправдают? - обратился любитель Визаро, единственное, что у него осталось, к судье.
  
  - Скорее всего. Его не любят. Но и суда против него не случится. Он на хорошем счету у министра. - ответил тот.
  
  Персиваль Крайвич, снова услышав про первого министра, по чьему личному указу был загнан в тюрьму, немного забрызгал водой всех сидящих в лодке, быстро приближающейся к берегу.
  
  - Минутная готовность. - по рации передал второй охранник, не блеснувший разумом, как его друг-сотрудник.
  
  - Почему нет идей для молока? - подал голос Персиваль. - Я же придумал оболочку для содержания, так, чтобы, держа пакет крышкой вверх, оно не разливалось бы!
  Виллард Стадсон понял, о чём говорил безумный, хотя, скорее, странный учёный - такие пакеты действительно стали популярны, особенно, в создании чая.
  
  - Ещё бы улучшили чашки, а то вездесущий фарфор тонкий, что даже вода чуть теплее холодной может его сломать, не то что чай. - подумал лингвист. Да, чайники были, а фарфор не заменили. Есть же старые, глиняные! Этот менталитет! - высказался языковед про себя, случайно спародировав голос Оливера Асидли. К счастью для любителя истории, он и сам этого не заметил, а то бы снова погрузился в депрессию. Так, её немного прогнал Крайвич со своими странными обрывками фраз.
  
  - Как молоко повлияет на человека, если будет носить латы? И сколько сможет он выпить? - Персиваль не успокаивался, он позже прекратил. Когда сам увидел берег. Моторная лодка передвигалась очень быстро.
  
  На причале также стояла толпа охранников этого самого места.
  
  - Вы первые выходите. Сначала Ллойд, затем сэр Персиваль. - с некоторым презрением судья обратился к Крайвичу. - Позже, Виллард Стадсон.
  
  Стоило троице зайти в здание на причале, к счастью, обошлось без проблем, их встретил сам Грейз. Его напарника рядом не было, а, на этот раз, прямоугольные, правильные одеяния верховного судьи идеально подходили когда-то неизвестному большому кругу людей, человеку.
  
  - Сэр Виллард, сэр Персиваль. - уважительно начал Грейз. - Высший суд Нью Ленда приносит свои извинения за ложные обвинения и, дополнительно, за вмешательство посторонних лиц в процесс суда. Как Верховный Судья, я возвращаю вас на путь свободы и исследования. Во имя Визаро!
  
  - И он не знает, что этот боевой клич начали использовать как "осхваление много позже того, кто его придумал. - как-то странно выразился языковед об этом в своих мыслях.
  
  - Ллойд Вайтон-Коул, нам нужно многое обсудить. - странно произнёс Грейз и позвал его за собой. Охранники посмотрели на лингвиста и Персиваля.
  
  Им указали на дверь, за которой оказалась раздевалка, почищенная одежда, в которой они прибыли на суд, а у учёного сумасброда даже зашили дыры, из которых и состояла его поношенная курточка.
  
  Пока Виллард переодевался, Персиваль оказался уже в дверях, любителю первого Короля только оставалось удивлять прыти учёного.
  
  - Ну пока. - как-то безэмоционально произнёс Персиваль и куда-то резко побежал.
  На выходе Стадсон его уже не встретил, но охранник очень внимательно вглядывался в лицо языковеда и решил его пропустить. Ключи от дома были на месте, телефон тоже, хотя лингвист до сих пор не понимал, зачем ему один из телефонов для суда, он же ничего туда не записывал.
  
  - Эдди! - резко полыхнуло в голове Вилларда. Языковед быстро решил побежать на Олд-стрит. Ещё солнце не зашло, но Нью Ленд, столица, опустел, хоть и не очень сильно. Зачем подвергать свою жизнь риску, когда можно просто посидеть дома и подождать, пока ВСС не сделает своё дело и не поймает рецидивистов, непонятно как сбежавших.
  
  Около приречного бара, где часто заседал Оливер - Виллард решил пойти к Эдди по импровизированной набережной, неожиданно понимая, что встретит тот самый взорванный южный пирс, почти идеально примыкающий к Олд-стрит. Поэтому Стадсон свернул, но тут из бара вышел Ллойд, уже напившийся, но ещё сохранивший чувство реальности.
  
  - А, Виллард! Неужто ты пешком ходишь, как на машине меня подвезли друзья? Мы тут отмечаем моё возвращение, пошли, зайдём! - его немного покачивало, но Стадсону просто нечего было противопоставить. Ещё в тюрьме лидер одного из народных подпольных движений сомневался в способности Эдди Лемингтона выжить.
  
  - Но я спешу. - уклончиво возразил языковед.
  
  - Ну на минутку, Вилл. - Ллойд Вайтон-Коул странно сократил имя любителя истории.
  
  - Если только на минутку. - Стадсон заметил и сделал упор в своём ответе на слова Ллойда.
  
  Внутри была такая же атмосфера, как при Оливере, дающего там курсы и лекции своего противостояния. Только теперь тут было ещё громче.
  
  Ллойду стало тепло и он начал говорить отсебятину, а когда лингвист всё-таки решился уйти, подождав чуть больше минуты, лидер движения сильно схватил Стадсона и на ухо с подобающем пьяному человеку запахом, прошептал, немного плюясь:
  - Ты прости. Это часть плана. Я не успел их предупредить об Эдди. Тебя тогда ещё к нам не привезли. Страдать должны все, кто нам не лоялен, понимаешь?
  Виллард промолчал и, тут же встав, пошёл на выход. Никто его не держал. Ллойд заказал ещё одну пинту крепкого алкоголя.
  
  - Любой, кто с нами не согласен имеет полное право уйти. Это их выбор. - вспомнил Стадсон очередные слова Оливера, уже 100% находящегося в тюрьме Халлоу.
  
  И он больше симпатизировал другу-авантюристу, который хотел изменений, хотел свободы, но не крови, не сражения, как Ллойд, не видящий больше никакого выхода из данной ситуации.
  
  Историк-любитель прибавил шаг и уже начал бег, находясь на Олд-стрит. Он видел разрушенный дом, он не хотел думать о плохом, но обломки всё говорили за себя. Эдди, даже если и выжил при взрыве, под обломками бы умер, а ведь он и спал в своём подвале...
  
  - Иллард?
  
  - Быть не может. - мысль мигом пронеслась в голове Стадсона.
  
  - Эдди? - да, по левую руку от языковеда стоял старый инженер в своём типичном одеянии, держа в руках пустой пакет. Кошелёк сильно выглядывал из кармана на пиджаке. - Ты жив?
  
  - Я хотел бы спросить, почему ты не в тюрьме, Иллард. - также удивился Лемингтон, но быстро ответил, увидев, что лингвиста сейчас разорвёт радостно-немой вопрос. - Меня встретили твои "друзья" - северяне. Откуда ообще ты их знаешь?
  
  - Граф Северный тут? Он узнал о взрыве заранее? - поинтересовался любитель Визаро.
  
  - Он знает, когда северяне пойдут на штурм Нью Ленда. - ответил не меньший последователь первого короля. - Они потихоньку движутся сюда. После взрыва мне предоставили небольшие апартаменты и теперь я там мастерю. Жалко, что моя коллекция слонов пропала в огне... - опечалился Эдди, как будто бы сам по счастливому стечению обстоятельств не выжил.
  
  - А теперь, объясни, как тебя выпустили? - пока Виллард принимал спасение своего друга, он, в свою очередь, стал интересоваться "спасением" Стадсона.
  
  - Меня отпустили, потому что арестовали по ложному свидетельству? - потерял реальность языковед и чуть позже добавил:
  - Они Оливера забрали.
  
  - И иг с ним. Сам виноват. - безразлично ответил инженер. - Это всё новый Ерховный Судья иноват?
  
  - В чём же он "иноват? - поразился историк-любитель. - Он же выпустил меня, помог.
  
  - ВВС облажались с побегом из Халлоу. - ответил Эдди. - Поимка Оливера не сильно улучшила ситуацию, когда экстренное положение от-от вступит в силу, стоит только ерхам задуматься об этом. А тут появляется новый человек, ищущий справедливость и говорит, что пойманные ВСС преступники - обычные граждане. Вкупе с приближением северян, со взрывами, в том числе и моей мастерской, людям придётся либо сбежать, либо выступить против ВСС. И будет бойня, Нью Ленд будет просто разрушен. А кто от этого выиграет? Оливер Асидли, северяне и, разумеется, лишние - появится больше свободных рук, которые не законченные алкоголики и террористы.
  
  - Грейз - хороший человек, Эдди. Он оправдал меня, как сделал это с невиновным Персивалем. - Стадсон заступился за нового Верховного Судью.
  
  - Ладно, послушай хороших новостей. Я тебе расскажу, как из одного прибора Изаро оказалось возможным создать другой. Точнее, улучшить старый. - улыбнулся Лемингтон. - Если последнюю детальку пристроить к старому прибору, то он начнёт издавать странные звуки... - он осёкся, увидев вопросительный взгляд Вилларда.
  
  - Да, я заходил к тебе домой, а ещё занёс туда то самое "не радио", как ты шёпотом произнёс у меня в мастерской. - взгляд лингвиста становился всё хуже, брови начали уползать с лица. По крайней мере, то недоумение, отобразившееся на лице языковеда, вызвало подобное ощущение.
  
  - В общем, я соединил их и... - смущённо продолжил старый инженер. - Ничего не произошло, только издалось шипение, при нажатии на кнопку. Озможно, я чего-то не понял. Я пойду в магазин, ты, полагаю, хочешь дома посидеть, друг? - скомкано закончил Лемингтон.
  
  - Да, Эдди. - ответил Виллард. - Я пойду домой.
  
  На такой печальной ноте они попрощались.
  
  - Вломился в чужой дом, в место, где решались загадки Визаро! Не предупредив меня, не подождав! Я его ждал, а он... Как так-то? - риторически обиделся любитель первого короля. Но чуть позже, он перестал сердиться на старого друга. Намного позже.
  
  "Радио" и взаправду было здесь. Стадсон даже нажал на выступающую кнопку - которая раньше была внутри и как-то что-то компенсировало. Инженерный гений Визаро мог понять только тот, кто был также близок к механике предметов, например, Эдди Лемингтон.
  
  Про себя поблагодарив уже прощённого инженера, языковед нажал на кнопку. Издалось то самое шипение, упоминаемое Эдди, а также ещё один звук.
  
  - На радары похоже. - лингвист вспомнил похожесть очень тихих пиков и один древний сюжет про новый самолёт класса "Претос".
  
  Но ничего не случилось, поэтому любитель работ первого короля и ему подобных нажал на кнопку ещё раз, интуитивно подумав, что это отключит шум и, судя по всему, работу механизма. Так и произошло.
  
  Но оставаться в доме Вилларду было невмоготу. Не было желания жить привычной жизнью, не решать головоломки и старые задачи Визаро, типично засыпать близко к полночи. Стадсон потихоньку стал понимать некоторые действия и мысли Оливера.
  
  - Как он там? - подумалось ему, когда языковед снова одевал только что сброшенную куртку.
  
  Уже прозябший, из-за стояния на месте, Виллард, почувствовал, как осенний ветер приближается с каждым днём принося всё больше холода. Солнце скрылось за облаками, немного убрав радость из мира.
  
  У Стадсона не было желаний. Любитель Визаро решил задачи первого Короля, возвращаться в университет пока что не хотелось, да и вся последующая бюрократия частично пугала языковеда. Он достал телефон и немного помятый листок.
  
  - Я вас слушаю, житель Нью Ленда. Лучшайшего вам дня! - донёсся знакомый голос из трубки.
  
  - Здравствуйте, Вагнер. - цинично поздоровался Виллард Стадсон.
  
  Бетрс никак голосом не подал, что удивился или ему было всё равно на звонок от своего как бы "врага". Без таких эмоций нельзя точно сказать, что почувствовал первый министр будущего короля Вилмара.
  
  - Что вы хотите сообщить, Виллард? - также безэмоционально продолжил человек, заключивший языковеда в тюрьму.
  
  - Раз уж вы решили все свои проблемы, Вагнер... То, я же могу снова посмотреть на машину Визаро? - попросил с долей негатива лингвист.
  
  - Конечно, никто её не трогал - нужды не было. - ответил без чувств Бетрс.
  
  - Тогда прощайте. - не желая сталкиваться с тем, кто виноват в поимке Оливера, возможно, заслужившего быть наказанным, в заточении самого Вилларда, несправедливо осуждённого и впоследствии отпущенного, как и Персиваль Крайвич, языковед закончил звонок, но случайно промахнулся мимо кнопки сброса.
  
  - Хоть кто-то позвонил... - успел услышать Стадсон, до того, как уже сам министр сбросил разговор.
  
  Языковед медленно побрёл к старому гаражу, немного согреваясь от мыслей, как он увидит машину вновь, заодно закутавшись в простое до боли желание существовать.
  Всё на этот раз предстало серым. И пусть сегодня был особенно прохладный день, с ветерком, который раньше бы обязательно обрадовал сражающегося на уровне логики с самим первым Королём, с Визаро, лингвиста, бессмысленность и очевидное поражение подкосили саму суть и смысл любителя истории.
  
  - Вот и гараж. - сказал Виллард самому себе, проигнорировав своё же правило о смягчении "В" и "Ф", как у изначальных жителей Сумасбродских Островов.
  Внутри появилась пыль. И как-то её было слишком много, чтобы за неделю так всё изменилось. Такое чувство, что она занеслась сюда специально, для того, чтобы подчеркнуть, какое тут запустение.
  
  Машина всё ещё стояла по центру, сейф был открыт. Виллард смахнул пыль с машины, сбросил оную со стола и поставил туда "не радио". Немного прибравшись, он не сразу заметил, что изменилось в этой лаборатории. Книги с полок пропали, детали от машины, не имеющие пометок... Осталось только наследие первого короля Сумасбродских Островов и базовая мебель. Даже тот стул и табуретку унесли агенты ВСС.
  
  - Или Эдди так постарался? - подумал Стадсон, понимая, что Лемингтон не стал бы заморачиваться с пылью. - Вспомнить хотя бы его мастерскую... А где он теперь? Рядом со мной? Граф Северный ему обещал в пригороде убежище, "озможно, удобное и более просторное, чем прошлое место хобби. Да я просто уверен, что так и окажется. Надо было у него спросить. - он нажал на кнопку "радио".
  Но ничего не произошло. Стандартные звуки шипения, радара, чуть более громкие, стоит заметить, но больше... Ничего.
  
  - Какого...? - возмутился и удивился, испугавшись, бывший лингвист.
  Машина Визаро, она тряслась. Она вибрировала в унисон вибрациям прибора Эдди, последователя первого короля Королевства! Старый инженер собрал всё в точности, как завещал старый пергамент бумаги, который нельзя было не замечать у него, отмеченного везде. Вся лавка была полна этого пергамента. Но как можно было не увидеть это людям из Великой Системы Слежения?
  
  - Пропорции предметов и самой пыли, как бумаги... - понял языковед.
  А из машины вылетел непонятный объект, похожий на кассету, идеально подходящий к другой стороне точно "не радио" ...
  
  Любитель Визаро аккуратно, со всей бережностью подобрал лежащую на полу не кассету и положил её в то отверстие в радио, которое было легче, но больше своих аналогов из-за пустоты внутри. Кроме древнего и всё ещё работающего механизма, внутренностей не наблюдалось.
  
  И тут донёсся голос...
  
  - Давайте начнём с того момента, до которого вы сумели раскопать информацию... - послышался голос уже первого министра Бетрса.
  
  Сказать, что Виллард удивился - ничего не сказать.
  
  - Кассета? - тихо прошептал Стадсон.
  
  - Теперь, когда к нашим берегам никто не подплывёт, контракты более не нужны, а великой стране не нужны захватчики с Запада, вместо вездесущего Востока. Придётся их уничтожить, чтобы никогда правда не попалась на глаза. - лингвист как сквозь дрёму слышал продолжающийся диалог языковеда и министра-предателя Королевства Визаро.
  
  - Я собираюсь противостоять тебе, Вагнер. - мысленно решил любитель первого короля, как бы отвечая на давний вопрос, адресованный ему Бетрсом в этом самом месте. - Я противопоставлю всё, что знаю, все документы, я верну Оливера и вместе мы найдём тех, кто добьёт твою репутацию, после нашего похода "актами на тебя! Похода, достойного самого первого Короля, того, в кого ты не "еришь, Вагнер Бетрс! "О имя Визаро!
  
  Остановив радио кнопкой, он взял его в охапку и помчался на улицу, как можно быстрее. Похищение бывшего первого министра, угроза с севера, причём от друга, который мог бы в целом послушать его, Вилларда, но сейчас бы не стал, да и задача стояла другая - Стадсон должен был найти кого-то, кто мог бы помочь обнародовать этот факт, этот диалог, больше походящий на монолог между добрым лингвистом и скрытным и обманчивым носителем масок, ныне первым министром!
  
  Языковед побежал к зданию суда, он хотел найти Верховного Судью Грейза.
  Благо, судья был прямо у выхода и куда-то неспешно брёл. Увидев Вилларда Стадсона, Грейз временно остановился и неспешным шагом последовал за лингвистом обратно в суд, по пути разговаривая об идее любителя истории.
  
  - У меня есть доказательства предательства Вагнера Бетрса... - начал Виллард, но замолчал, увидев указательный палец у губ от Верховного Судьи.
  
   - Не здесь. - быстро сказал он и ускорил шаг в сторону своего личного кабинета. Стадсон отметил, как сильно изменился недавний знакомый - мешки под глазами, немного бегающий взгляд, небольшая нотка подозрительности...
  
  - Против "ас "едут игру? - спросил Стадсон.
  
  - Наблюдательно. - быстро ответил тот.
  
  В кабинете он закрыл окна, завесил их шторами, хотя, кто-бы мог их увидеть на втором этаже с улицы? Разве что камера, смотрящая прямо в окно, с более скрытым микрофоном и запер дверь на ключ, положив его в ящик стола.
  
  - Где? - быстро спросил он и пояснил. - Новый первый министр подозрителен и почти сместил меня с новой должности просто за освобождение пары людей. Кстати, поблагодарите своего друга, который пришёл ко мне, сказав, что от вас. Его, вроде, звали Оливер.
  
  Стадсон промолчал, молча поставив "радио" Визаро на стол и включив его.
  Прослушав этот диалог, где лингвист больше молчал и слушал Вагнера, Грейз почесал подбородок, задумавшись.
  
  - А документы? - спросил наконец он.
  
  - Вагнер забрал их вместе с Ричардом Гвардсоном после нашего диалога. - ответил языковед. - А Оливер "орвался в здание Великой Системы Слежения, чтобы выкрасть оригинал.
  
  - Или там копии? - поинтересовался Грейз.
  
  - Не уверен, где что, но когда Оливера поймали... - вспомнил об авантюристе Виллард. - Неизвестно, что произошло с его файлами. И простите, но на своём суде я сказал, что не видел Асидли, это была ложь. Он сказал мне, что нашёл человека, который может что-то сделать, получив данную информацию.
  
  - Проблематично. - заключил Верховный Судья. - По факту, Оливер сам виноват и тут другое дело, нежели с вами. Но я пока что верю вам, хоть вы и врали в суде. Я понимаю почему. - он улыбнулся Стадсону. - Вытащить его я не смогу.
  
  - Как вторая проблема - только человек с более высокой властью может остановить Вагнера от его заметания следов. - добавил Грейз. - И их было два.
  
  - Первый министр? - спросил языковед.
  
  - Которого похитили северяне. Видимо, они готовят войну. - опечалился Верховный, глянув на занавешенное окно.
  
  - А второй кто? - допытался Стадсон.
  
  - Принц Вилмар. - поникнув закончил судья. - А я не могу к нему ворваться на аудиенцию без прямых доказательств связи Вагнера с Акерикой и попыток, в случае необходимости, сорвать власть Короны десять лет назад.
  
  - Значит, нам нужны документы, чтобы получить аудиенцию с Королём? - спросил ещё раз Виллард.
  
  - Да, Виллард, в этом и проблема. Без Асидли мы не узнаем, где документы. А без документов не сможем вытащить самого Асидли. Разве что...
  
  - Что? - поинтересовался лингвист.
  
  - Ричард, глава ВСС, может знать, куда они забрали документы. - предложил идею Грейз.
  
  - Он не расколется. - отвергнул предложение историк-любитель. - Но если мы можем доказать 'ину первого министра, то он присоединится к нам. Ненависть Гвардсона к Бетрсу точно такая же, как к нарушению закона и справедливости. Причём, мне кажется, что второе ему куда "ажнее. - добавил он.
  
  - Что тогда вы предлагаете? - внимательно Верховный посмотрел на дверь.
  
  - Чтобы будущий Король Вилмар дал "озможность Оливеру выйти из тюрьмы? - неуверенно предложил Виллард.
  
  - Виллард, вы всё ещё верите в то, что принц не останется таковым до конца своих дней? - саркастически "пошутил" судья.
  
  - Но, идея хорошая. - согласился Верховный за неимением других вариантов. - Если получится, то Принц лично заставит Ричарда рассказать, куда они спрятали сворованные файлы.
  
  - А Оливер? - начал переживать за друга Стадсон.
  
  - Если его вину можно будет снизить его целью, то, разумеется, я помогу ему. Плохие люди рождают плохие поступки других. - немного философски и по-Оливерски ответил Грейз.
  
  - Тогда я знаю, кто может получить доступ к будущему Королю Сумасбродских Островов. - потёр руки лингвист и осёкся в словах. - Точнее, я надеюсь, что он сможет нам помочь.
  
  - И кто это? - настал черёд Верховного Судьи интересоваться.
  
  - Сэр Ллойд Вайтон-Коул. - немного пафосно ответил языковед и продиктовал адрес паба Грейзу.
  
  - Хорошо, я навещу его, а вы куда? - увидел он быстро уходящего Стадсона и снова стал подозрительным судьёй, которого пытаются сместить.
  
  - Мне нужно на почту. Написать одному другу письмо. - невнятно и туманно прошептал Стадсон, словив состояние шпионских детективов и ушёл.
  И действительно пошёл на почту.
  
  Виллард хотел написать письмо и языковеду это неплохо удалось. Правда, он был не уверен в этом решении.
  
  - Не уверен, что графу Северному письмо, изобилующее ""а" и ""е" придёт вовремя. Он же в пригороде засел с ордой, а не на своей родине. - подумал лингвист, выходя с почты, отправляясь к таверне, ожидая увидеть там Ллойда и Грейза.
  Пошёл мелкий дождик спустя пару часов сухой, но пасмурной погоды.
  Слишком возбуждённый предстоящими, возможными, делами, Стадсон не обращал внимания на окружающую его погоду и Нью Ленд.
  
  - Даже если не получится, стоит попытаться или хотя бы узнать. - думал любитель Визаро, решивший восстановить справедливость, как и первый Король Сумасбродских Островов.
  
  - Смысл революции заключается в долгой подготовке и резкой смене режима власти в государстве или королевстве с устранением всех неподходящих людей, как сейчас обращаются с Лишними. - говорил агрессивный революционер Ллойд судье Грейзу. Второму эти речи не нравились. - Лучше всего сначала по максимуму выжать пользу из тех, кто помешает в новом мире и только потом избавиться от балласта. Этому королевству нужна смена власти. ВСС слишком распоясались, как и ваш министр Вагнер Бетрс, я полагаю?
  
  - Я, конечно, тоже уверен, что принц Вилмар не станет королём, но такие изменения, когда нынешняя цель - разоблачить первого министра... - немного шёпотом отвечал Верховный Судья, зря опасаясь, что пьяные сторонники революции и подчинённые сэра Вайтона-Коула проболтаются о заговоре, коих у лидера революции было запланировано необычайное количество.
  
  - Вы мыслите недалеко. - не соглашался или же, частично принимал его точку зрения Ллойд. - После свержения министра будет Вилмар, а затем и оставшееся части нынешней элиты.
  
  - У всех революции проводятся тщательно, а у нас... Впрочем, как и всегда, мы же сумасброды и безумные учёные, не принятые в Безымянной Империи. - подумал Ллойд.
  
  - А я верю, что будущий король Вилмар "еличественно взойдёт на престол. - да, точно также, как и то, что загадки были придуманы самим Визаро, а не людьми Ричарда Гвардсона, подконтрольного Вагнеру Бетрсу.
  
  - О, тогда я буду вынужден избавиться от вас. - мило улыбнулся лидер возможных повстанцев. - Если, конечно же, вы не соизволите встать на нашу сторону или, по крайней мере, не мешать нам.
  
  - Как раз-таки Виллард и смог найти доказательства против министра Вагнера. - подметил Верховный. - И я не советую вам давать какие-либо угрозы в устных комментариях. - он повернулся к Ллойду.
  
  Тот, в свою очередь, ответил, расхохотавшись, видимо, алкоголь не полностью выветрился, не смотря на то, что выпил он не очень много и по особым причинам, не пьянел, почти также, как и Оливер Асидли:
  - Да что вы! Я же шучу! Разумеется, просто сотрём ваше имя со страниц истории.
  
  - Так вы поможете нам, Ллойд? - повторил, вероятно, свой старый вопрос Грейз.
  
  - О, конечно! Как лидер одной официальной народной организации, я могу один раз прийти на встречу с королём или его заместителем, приведя с собой до пяти гостей или одной организации. - ответил Вайтон-Коул, с загоревшимися от предстоящего дела глазами. В отличии от возбуждения Вилларда, его взгляд был напротив, очень кровожаден.
  
  - Тогда... - решил задать вопрос судья, не став договаривать сам вопрос.
  
  - Я позвоню вам. - уже трезво, убрав всю напускную радость, закончил лидер восстаний.
  
  Стадсон осмотрелся и увидел, как большинство людей неожиданно резко перестало пить и вообще, говорить.
  
  - "о что я ввязался? - испугался любитель Визаро. - Всё "о имя первого Короля!
  
  - А наши номера? - начал уже полное предложение Грейз, но тут его перебил сам сэр Вайтон-Коул:
  - А как вы думаете, почему Вагнер Бетрс так меня боится? - улыбнулся Ллойд.
  - За революцию! - попрощался он.
  - За справедливость! - поднял свою полную кружку судья.
  - За Визаро! - про себя крикнул Виллард, вслух же ничего не сказав, сделав вид, что его цель либо уже озвучили, либо её нет в данном списке.
  
  - С таким человеком только так и играть. Это не мой друг Оливер, нет. Это монстр. - подумал о Ллойде Стадсон и вышел. За ним ушёл и Грейз.
  
  Да и сам революционер долго у себя не просидел. Дал последние напутствия почти каждому члену его группы, что присутствовали в той таверне и, выйдя на улицу, по третьему телефону предупредил ещё пару людей. И лишь затем начал подготовку к небольшому дельцу по проникновению в резиденцию принца.
  Это место перестало быть замком, когда туда наполовину открыли доступ богатым и важным персонам.
  
  - Красиво тут. - сообщил остальным Грейз, указывая на, скульптуры и архитектуру. - Шедевры...
  
  - В двадцатый раз это перестаёт быть даже привлекательным. - чёрство заметил Ллойд. - А это место мне приходилось посещать гораздо чаще.
  
  - Оливера сюда не пускали и он не пытался проникнуть сюда. - подумал Виллард. - Но разве перевороту не происходить "о дворце? Жалко, что я никогда не видел этого... О мой первый Король! Это же... Не может быть... - Стадсон увидел реинсталляцию одной из машин-механизмов Визаро в следующем зале и буквально понёсся к ней, не взирая на все цели.
  
  - Что ещё можно было ожидать от фанатика королевской линии? - молча прокомментировал произошедшее сэр Вайтон-Коул и поправил плечи. - Жалко, что его открытие поможет революции, так бы он сюда не попал буквально... никогда в своей жизни.
  
  Верховный Судья в это время осматривал картину из суда, только в большем размере. На ней происходил древний суд прошлого, только с участием последнего короля Виктора, учёного правителя и частично наследника старых идей Визаро.
  
  - Эта система труб! Как идеально она зависит от освещения! - вслух радовался лингвист. - "еликолепно, "еличественно, "оодущевляюще!
  
  - "ИзарО... Я сомневаюсь в самом его существовании. Надо смотреть в настоящее, не загадывать планы на будущее и не жить прошлым. - с акцентом на величественную букву "О" в новом имени когда-то визиря одного султана, а после основавшего своё королевство, произнёс голос за троном-экспонатом.
  
  Вслед за голосом, из-за трона вышел молодой человек с осунувшимся лицом, длинными вороными волосами до плеч и заспанными глазами, но в строгом типе одежде.
  - Гид музея королевской семьи. - подумал любитель Визаро.
  - Молодой деятель какой-нибудь системы. Прямо как Виллард. - посчитал Грейз.
  - Вилмар. - лидер революции сухо поприветствовал принца и будущего короля Королевства рода Визаро.
  
  Принц громко и сильно вздохнул, ожидая новых разбирательств, которыми ему заниматься не хотелось. Ему вообще ничего не хотелось. Но больше всего Вилмар не любил, когда его называли принцем или будущим королём. Ллойд выучил это и чисто для галочки приходил несколько раз в этот дворец-музей, чтобы показать - миром ничего не добьёшься. Только революция и сильные решения. А лучше с избавлением от новой касты "лишних".
  
  - Сэр Вайтон-Коул Ллойд. - официально поприветствовал лидера революции принц. Неожиданно, за его спиной появился, как будто бы материализовался, Ричард Гвардсон.
  
  - А? А, ВСС не только ловит преступников. Она ещё защищает "королевскую" кровь. - с крайним презрением к слову "королевскую" произнёс Вилмар. - Представь своих спутников. - он обратился к Ллойду.
  
  - Это Виллард Гвардсон. У него есть несколько вопросов к вам. - Вайтон-Коул не стал переходить на "ты", но и не произнёс "ваше величество", не смотря на то, что Вилмар номинально был принцем. Все дела за него и так выполняли два министра и, по задумке, директор ВСС. Только вот Вагнер Бетрс нашёл правление одной персоны, себя, лучшим для Сумасбродских Островов.
  
  - Один из немногих, кто остался верен моему самому известному предку, даже не застав его правления, а не нынешнему? - небольшая улыбка скользнула по лицу Вилмара. Ллойд привёл как минимум одну интересную личность, не как всегда.
  
  - Не совсем. - уклончиво начал Стадсон. - Я выказываю своё уважение и "ерность всем мудрым правителям по линии Визаро, в том числе и вам, будущий король Вилмар. - языковед отвесил глубокий поклон.
  
  Улыбка, было появившаяся, исчезла с лица принца.
  
  - Это Верховный Судья Грейз, также связанный с сегодняшним визитом. - лидер революционеров вовремя понял, когда стоит переходить к представлению следующего гостя дворца.
  
  - Недавно на рабочем посту? - спросил принц, всё ещё стоящий наверху около трона, даже не держась за него. Грейз кивнул. - Вижу, твоё лицо ещё светится радостью от новой однообразности.
  
  И Верховный сразу как-то приуныл от такой "похвалы" принца.
  - По вам тоже видно, принц. - более холодно, но теплее, чем сэр Вайтон-Коул, ответил он.
  
  Вилмар, впрочем, не обиделся. Он ожидал такой реакции.
  
  - И три твоих советника, я полагаю? - скривил подобие улыбки зевающий принц, глядя на трёх новых запыхавшихся участника этой встречи с королевской семьёй.
  - Верно. - коротко закончил представление личностей Ллойд.
  
  - Так по какой причине сегодня вы потратили допуск, сэр Ллойд? - поинтересовался Вилмар. Более живым голосом, нежели, как всегда. Но и люди были немного другие.
  
  - По причине нового первого министра, Вилмар. И без будет неудобно начинать. - попытался глазами загипнотизировать будущего короля лидер революции.
  
  - Д-да, конечно, позовите его, Ричард. - испытав отвращение и небольшое неудобство от данного взора, он обратился к директору ВСС принц. - Если бы вы так часто здесь не появлялись, то бы подумал прежде чем давать такие, пока что, бессмысленные приказы.
  
  Гвардсон, боковым взглядом наблюдая за принцом, достал рацию и вызвал Вагнера Бетрса.
  В ответ на вызов только он услышал слова первого министра:
  - Вы забрали документы? Уничтожили? Если да, то согласись дважды.
  
  - Хорошо, да. - ответил Ричард и убрал рацию. - Министр будет в течении пяти минут.
  
  Бетрс пришёл неспешной походкой нового правителя минуты через 3.
  - Видимо, срезал через сад. - решил Ллойд.
  
  - Прежде чем вы начнёте, я бы поинтересовался у самого Вагнера, в чём, как он думает, понадобился сэру Ллойду. - обратился не совсем устойчивый Вилмар, всё ещё не держащийся за подлокотник трона, к министру внутренней безопасности, ставшему первым в Королевстве Визаро.
  
  - Как я думаю, мистер Стадсон крайне обижен моим визитом и последующим оскорблением вашего предка, сэр Вилмар. - компромиссно начал Бетрс. - Что до судьи Грейза... Я думаю, он переживает за своё место и мою устремлённость, которая, разумеется, может пугать и быть ошибочна принята за жажду контроля...
  Ричард Гвардсон с некоторой нелюбовью посмотрел на Вагнера. Но куда большую ненависть вызывал третий участник этой встречи.
  
  - Вагнер хотя бы следует своим правилам. А этот... Он просто хочет крови. - недоверие к Вайтону-Коулу было в самой сути, в сердце директора ВСС.
  
  - Что же до моего противника, революционера Ллойда Вайтона-Коула, да, признаюсь, я повлиял на его заточение в Халлоу. Это было необходимо, я сделаю всё для спокойствия нашего Королевства! - закончил тайный лидер Великой Системы Слежения, выложив один из козырей.
  
  - Так, значит, революционер? - у Вилмара загорелся блеск в глазах. Вероятно, он обрадовался необычному повороту сюжета, а, возможно, у принца просто поднялась температура.
  
  - Я не с ним! - крикнул Верховный Судья.
  
  - Я тоже пришёл не с пустыми руками, Вагнер. - ответил Ллойд и особым жестом позвал одного из трёх своих людей.
  
  - Дими... - начал было лидер революции, но осёкся и поправился. - Мистер Д., подойдите сюда.
  
  Димитрий подошёл.
  
  Вагнер Бетрс не сразу вспомнил, где он видел такое "не радио". Но память вернулась вместе с его фразами про короля-слабака, исходящими прямо из радио. Но министр внутренней безопасности не стал оборачиваться и искать помощи у Ричарда. Это вызвало бы ещё большие подозрения.
  
  А принцу всё нравилось. Обычные серые дни разбавились особенной компанией, предательством самих Островов и королевской линии.
  
  - Чудесный способ развеяться. Жалко, что один. - немного с печалью подумал Вилмар, а в слух лишь спросил у первого министра. - Ну?
  Тот молчал.
  
  - Всё ясно, виновен! - снова подал голос Грейз.
  
  - Не спешите с выводами, молодой Верховный Судья Грейз. - поправил его принц и посмотрев на Вилларда с интересом, поинтересовался. - Полагаю, Вагнер с тобой говорил?
  
  - Да, мой будущий король. - ответил Стадсон в своём почтении к великой семье, не забыв поклониться, но уже только головой.
  
  - А документы, о которых шла речь? - продолжил будущий король, не намеревающийся править Королевством.
  
  - Их забрал Вагнер. - и тут первый министр почувствовал себя лучше.
  
  - Понятно. - заключил принц. - В таком случае я не могу поверить вам...
  
  - Но подождите! - воскликнул Ллойд. - Это ещё не всё!
  
  - И что же ещё за оскорбления в предательстве вы мне предоставите? - спросил министр.
  
  - Вагнер! Ты сейчас не вправе спорить с гостями. У них нет доказательств, но и твоих слов достаточно, для моего недоверия. - произнёс шестнадцатилетний наследник престола.
  
  - Как скажете, мой принц. - поклонился министр с хорошо скрытой издёвкой в голосе.
  
  - Мой друг, Оливер Асидли, он прокрался в здание ВСС, чтобы забрать копии этого договора. - продолжил языковед. Вилмар снова заулыбался, предвкушая интересный поворот сюжета.
  
  - Оливер Асидли - рецидивист. И он вторгся в мою обитель, мой второй дом, и ограбил его, принц! - разозлился Ричард, понимая, куда всё клонит. - Он человек, выступающий против закона!
  
  - Но куда хуже меня. - подумал Ллойд.
  
  - Ой, Ричард, мне плевать. Я узнаю, чем эта история закончится, ты же не будешь лишать меня и этого, да? - настоял наследник престола.
  
  - Но... - снова начал директор ВСС.
  
  - Никаких но! Никаких "это опасно"! Освободить Оливера Асидли на момент разбора. Это слово принца!
  
  - Ещё немного и у нас, наконец-то, появится новый король! - обрадовался любитель Визаро.
  
  Прошёл примерно час.
  
  Во время ожидания, Вагнеру не подали стула, по просьбе принца. Собственно, никто не имел права сидеть - Грейз осматривал скульптуры, картины, архитектуру, красоту, одним словом. Ллойд ему помогал, подсказывая из какой это эпохи, в чьё правление это было построено. За некоторое время до этих подсказок, аналогичные вопросы сыпались Вилларду.
  
  Ричард и Вилмар стояли неподвижно. Принц замаялся, но к трону не прикасался из-за своей юношеской противоречивости и упрямости. Под конец, всё же его начало качать. Гвардсон стоял прямо, как типичный стражник и телохранитель. Некоторые могли бы подумать, что он архитектура, если бы не его повседневный костюм, бывший неполным. Да и причёска не была идеальной - ей не хватало типичного лака. Брюнета это не волновало, как и отсутствие оного лака на ботинках.
  
  Свита Ллойда не замечалась никем. Они бы спокойно своровали бы пятиметровый холст и о них бы даже не вспомнили. Но нет, их перешёптывания не несли смысла.
  Наконец, Оливера доставили.
  
  - И снова этот поклон с заносами рук и цилиндра! Кто ему "ернул цилиндр? - взглядом как бы негодовал Стадсон, пока мысленно осматривал авантюриста. - Молодцы!
  
  - Лучшайший день... - произнёс Вагнер с сарказмом.
  
  - Этому лицу не хватает мордобоя. - подумал Ричард об обоих. - А принцу следовало бы подумать о себе, если не о королевстве!
  
  - Когда мир стоит на пороге, перед окончательным падением в бездну, я поклонюсь ему ещё один раз! - и он снова поклонился, исполнив ритуал, подняв полы своего старого и редкого на публике плаща, и сказал одну из философских фраз.
  
  - Эта оказалась слабее, чем предыдущие. - подумал лингвист.
  
  - Так где вы спрятали документы, Оливер? - Вилмар чувствовал окончание этой истории и развязка его интриговала.
  
  - Ох, я хотел их спрятать в последнем своём убежище, но пролом второго этажа телом директора ВСС, окончательно передало их в его правление. - совсем чуточку завуалированно произнёс Асидли с глазами и мимикой, полной бессмысленного пафоса.
  
  - И ради этого я тут час стоял? - в сердцах обозлился Вагнер. - Выгнать преступника!
  
  - Это МОЙ преступник, Вагнер. - поправил министра законный директор ВСС.
  
  - Стоять полезно. - посоветовал принц.
  
  - Не тем, кто работает, сэр Вилмар! Не тем, кто работает! - повторил первый министр внутренней безопасности и ещё продолжил, обращаясь немного к Ллойду. - У меня ещё рецидивисты с побега по Нью Ленду бегают!
  
  - Кто бы это мог быть виновным... - начал Вайтон-Коул, отведя взгляд и голову от Бетрса, а затем резко посмотрев тому в глаза. - Да, Вагнер?
  
  - Ты обвиняешь меня, предатель страны? - вспылил министр. - Да ты сам в этом виновен!
  
  - О да, разумеется. - очень саркастически не выдал себя лидер готовящейся революции.
  
  - Если не ты, то северяне! - резко переключил тему Вагнер. - Они похитили прошлого первого министра!
  
  - Позвольте, Вагнер, ни вы, ни принц Вилмар не вышли на встречу. Это идёт против закона Визаро... - начал Верховный Судья Грейз.
  
  - Вот только не диктуй мне старые пословицы первого короля великого Королевства! - съехидничал Бетрс. - У нас другая тема.
  
  - После всего этого я отмечу это дело в пабе! - пародируя пьянчуг развлекался Оливер. - Виллард, ты со мной?
  
  - Я с тобой. - тихо согласился Димитрий. Но его никто не услышал, а те, кто прослушали согласие баритоном, проигнорировали.
  
  Принц Вилмар быстро исполнил что-то очень сильно, ужасно отдалённо напоминающее неправильный танец. Все оглянулись на наследника престола.
  
  - А что? - спросил, видя недоумение, будущий король Сумасбродских Островов. - Вы же не хотите узнать, что произойдёт дальше? Развели тут цирк и я бы всех вас повыгонял, не будь история захватывающей. Так что с документами, Ричард?
  Серьёзность снова воцарилась в дворце-музее. Только мистер Д. доставший термос с алкоголем уже потихоньку начал развлекаться. Авантюрист Асидли скрытно показал ему большой палец.
  
  - Видишь? Это у меня с рождения. - "пошутил" Оливер.
  
  Но директор ВСС начал давать краткий ответ:
  - Принц Вилмар, документы были случайно уничтожены во время нападения.
  
  - А что насчёт документов, взятых лично Вагнером из машины моего предка? - спросил об оригинале принц.
  
  - Они сгорели во время атаки северян. - соврал первый министр.
  
  - Документы были уничтожены, собравшиеся. - повторил Гвардсон. - Так приказал мне сказать сам министр внутренней безопасности, Вагнер Бетрс.
  
  - Ох, как это интересно! - обрадовался в душе Вилмар.
  Почти все присутствующие ахнули. Оливер снова всех побудил сделать данный звук.
  
  - Ты забыл, что ничто не сравнится с убийством, Ричард? - начал кидать новый козырь министр, но не успел.
  
  - Да, я слишком разозлился и убил преступника до убийства, Вагнер, но шантаж, тайное управление и доступ к секретной информации о работе ВСС и её документах, а также подпись части из них, в которых прямым текстом говорится о вторжении союзных войск и захвата страны в случае вторжение другой страны! - прокричал последние слова Гвардсон, плюя в лицо Бетрсу, смотря на него сверху вниз.
  
  - Принесите документы. - уже тише потребовал начальник Великой Системы Слежения, одному из своих подчинённых.
  
  - Ох... Вау... Это было офигенно, Ричард! Почаще так можешь? - воспрял духом принц Вилмар.
  
  - Как прикажете. - абсолютно спокойно ответил Гвардсон.
  
  - Он сознался в убийстве! - пытался вернуть козырь первый министр.
  В этот момент принесли документы. Будущий король бегло осмотрел их, увидел нужные строки и немного печально вынес приговор:
  - По всем законам Королевства Визаро, Вагнер Бетрс, первый министр Королевства, вы признаётесь виновным в предательстве королевской семьи, Сумасбродских Островов...
  
  Осуждаемый неожиданно заулыбался и остальные позже поняли почему.
  
  - Но, к моему сожалению, приказ может быть приведён в исполнение только человеком, чьё величие превосходит место первого министра, а этим правом обладает только Король. - закончил принц Вилмар.
  
  У Вилларда отпала челюсть. Неожиданное молчание и смех Вагнера Бетрса, полноправного правителя Сумасбродских Островов, разрушило его.
  И в этот момент в тронный зал влетел ветер, лёгкий морозец и орда северян во главе с графом Северным и парочки союзных ему баронов, не страдающих визаровским акцентом.
  
  - Еноминально аше еличество! От и я, как вы не елели! - начал граф, ещё больше огорошив присутствующих, даже победившего Вагнера. - Едаю я, два у ас арианта! Первый - вы сдаётесь идите? Оставляете престол и Изаро не будет ами доволен. Либо вы становитесь еноминальным королём и прогоняете нас. Либо вы, либо мы, но королевство еликое будет под гнётом озможного тирана.
  
  - И именно поэтому... - продолжал принц, игнорируя стойкий, громкий голос графа Северного. - Я объявляю свою коронацию сегодня!
  
  - Что? - не понял Вагнер. - Для этого нужно согласие министра, судьи, элиты, поддержка населения...
  
  - Как я вижу, у нас всё это есть, Вагнер. - улыбнулся зловеще Ллойд, глядя на опешившего и разводящего руками Бетрса. - Победа будет за мной.
  
  - За принцем. - поправил того Грейз.
  
  - Не зря я сюда идать притащился. Он как повлиял! - заметил граф.
  
  - Но ты забываешь, Вагнер. - добавил почти король. - Для наследника престола достаточно быть прямым потомком прошлого короля и быть приемником Визаро.
  
  - Как? - крякнул первый министр и осел на пол.
  
  - Ты не читал законы страны в которой живёшь? - подколол проигравшего король. Проигравшего ли?
  
  - Королевства, король Вилмар. - грубо влетел в разговор граф.
  
  - Страны, ибо всё, что мне нужно, так это избавиться от предателя своей родины. - начал новый поворот сюжета Вилмар, сел на трон, надел лежащую на нём бутафорскую копию короны и встал, как закончил свою мысль. - Теперь я король Сумасбродских Островов и первый мой указ - вышвырните Вагнера из моего королевства. Теперь ему сюда путь заказан.
  
  - Ура! - Оливер покосился на кричавшего от радости Вилларда.
  
  Снисходительно посмотрев на перебивающую публику, уже не принц Вилмар продолжил:
  - А вторым своим указом я... Я... - он немного занервничал, ибо это решение далось ему с большим трудом чем ожидалось. Вроде всё было продумано заранее, история с Вагнером особо не изменила изначальных планов, но... Что-то было не так.
  
  - Я снимаю с себя полномочия короля и объявляю о своём наследнике. Появление его на престоле будет зависеть от решения народа. Народ будет вправе выбрать своего кандидата на победу, не больше пяти от разных групп людей, объединённых одной идеей или целью. - решился Вилмар. - И мой наследник уже стоит здесь...
  
  Вагнер Бетрс поднялся с пола, немного взяв себя в руки, пока его не увели отсюда.
  - Его имя...
  
  Все затаили дыхание, особенно бедный Димитрий, незаметный для большинства, серая масса.
  
  - Ричард Гвардсон, бывший директор ВСС, имеющий право сохранить за собой эту роль в случае выбора его королём. - закончил интригу Вилмар, присмотревшийся к своему защитнику и его деяниям.
  
  - Э-э-э... - протянул ошарашенный Ричард.
  
  - ИЛМАР! - граф кинулся к принцу, Гвардсон его остановил.
  
  - ЧТО? - возопил Ллойд, проигравший в своей же игре, как и затеи графа полетевшие в бездну вместе с Вагнером, ставшим смеяться без остановки - он проиграл, но остальные не ожидали такого. А терять бывшему министру было нечего.
  
  - Я не вовремя? - спросил у Асидли пришагавший во дворец-музей Эдди Лемингтон.
  
  - Как раз самый сок! - взяв у друга Димитрия кружку из паба сэра Вайтона-Коула, авантюрист отмечал сбывшиеся планы по свержению власти одного короля.
  
  - "От кто это отмечает. - Стадсон проиграл в задумках, но не говорил ничего вслух. - Впрочем, решение короля... Не мне судить.
  
  - Не нам его судить, верно, Виллард? - поинтересовался у лингвиста Верховный Судья Грейз.
  
  - ИЛЛАРД! От лица северных графов, баронов и моего личного ажного мнения, ты вступаешь в битву за власть! - у любителя Визаро задёргался глаз то ли от неожиданности, то ли от удара по плечу большой ладонью графа Северного.
  Снова принц наслаждался цирком и откровенно забавлялся, добавляя колкие и едкие замечания. Ричард всё ещё стоял рядом с ним, что немного затрудняло получение удовольствия.
  
  Гвардсон подошёл к своему новому сопернику, языковеду.
  
  - Пусть из нас победит сильнейший в завоевании людской любви, Виллард. - пожелал удачи директор ВСС крутящему головой, в полном ужасе, Стадсону. И после отошёл поговорить с экс-королём и снова принцем, в случае победы Ричарда.
  
   Любитель Визаро, ставший одним из претендентов на продолжение правления над Королевством своего истинного лидера, лишь частично кивнул, находясь не в себе, как это было в то утро, когда Вагнер Бетрс разрушил его триумф. Только сейчас Вилларда был готов признать, что загадки машины просто решились, не смотря на гений неправильно произносимого Изария.
  
  - Я стану правителем, лишь чтобы все знали, как зовут Первого Короля. - подумал Стадсон, даже в мыслях употребив к Визаро настоящее время.
  
  - Одна революция будет сменяться другой, но я всегда буду с тобой! - Оливер сказал тост и поднял украденный бокал семьи Вилмара, передав его в руки лингвисту, увидев неодобрительный взгляд последнего.
  
  - Граф, давайте обсудим некоторые детали нашей новой кампании. Вы же друзья с Виллардом, верно? - Асидли искал новых собутыльников, чтобы и их перепить.
  Эдди Лемингтона тоже попросили отойти с ними, ибо его талант и мастерство инженера-строителя неплохо помогло бы показать истинную, скрытую суть Стадсона. Второй застеснялся этих громких идей и слоганов. К нему подошёл сэр Вайтон-Коул.
  
  - Революции сменяются, короли имеют тенденцию умирать раньше, пока я жив, Стадсон. - по фамилии обратился Ллойд. - Я позволю вам обойти ту большую и лакированную стену Вилмара, но знайте, у каждой помощи есть цена. И моя будет в том, чтобы избавиться и от вас в конце. - бессменный лидер революции буквально испарился, уйдя спокойным, властным, как у Вагнера шагом, вместе со своими "соратниками" - свитой.
  
  - Помиритесь со своим другом-инженером. Ему дом взорвали, читали в газетах, Виллард? - резко донёсся голос принца со стороны левого уха. Присевший на принесённые скамейки Стадсон, подскочил и начал было исполнять поклон, но Вилмар его остановил.
  
  - Не стоит. - он остановил языковеда вытянутой ладонью левой руки, затем взял ею правую руку историка-любителя и положил туда перстень с изображением двух параллельных мечей, защищающих трубу. - Это оригинальный перстень, который лично носил мой предок, ваш любимый король.
  
  - Я... я... - Стадсон на этот раз начал заикаться.
  
  - Ничего, у нас есть ещё две копии, одна - вот. - он показал мизинец левой руки, самый крайний палец второстепенной кисти.
  
  - А вторая? - хотел спросить Виллард, но промолчал и сделал мизерный, но чуть-чуть заметный в близком диалоге поклон головой.
  
  Чуть позже Вилмар созвал всех оставшихся гостей и приглашённую на праздник элиту, усадив Ричарда Гвардсона перед троном, лицом в сторону спуска лестницы и гостей, выдал ему третий перстень, не говоря, что его носил Визаро.
  
  - Номинальный подарок, но держите, Ричард, как моему фавориту. - проговорил заготовленную когда-то фразу принц и отдал кольцо.
  
  - Вы всё же добавили про это, принц Вилмар. - растрогался лингвист. - Я понимаю, вы не обязаны... Но... Я благодарен "ам.
  
  - На помощь! - донёсся голос издалека. Все испугались, воодушевились, всполохнулись. И чуть позже снова угомонились - Димитрия убило осколком сломанных настенных часов. Но такова судьба третьестепенных героев. Они не герои, про них не вспомнят. Но чуть позже Ллойд Вайтон-Коул поймёт, что именно незаметный мистер Д. был незаменимым. Поскольку только он знал, где хранится снаряжение для захвата главных зданий Нью Ленда, которое ему поручили перепрятать в одиночку из-за стечения обстоятельств.
  
  - Какие же мы все безумцы! - сидя у входа, подумал Виллард, как только скорая увезла Димитрия. - Сказали о резкой смене нашей будущей жизни, а мы... Что мы сделали? Начали общаться друг с другом, как будто ничего не произошло! Может быть, принцы Вилмар действительно знает свой народ больше, чем мы думаем? Как нам, сумасбродам, недостойным жизни среди настоящих учёных в Империи без имени, выжить без правителя, мудрого и знающего решения проблем? А достоин ли я стать таковым? А Ричард? И почему мне кажется, что Ричард, который лучше меня, тоже не должен стать королём? Знает ли он об этих опасениях? Готов ли он принять бразды правления? "Олнуется ли?
  
  Виллард Стадсон, двадцати девяти лет живущий, нынешний кандидат на престол, поднял руку с перстнем первого Короля островов безумцев, уже лишних для остального мира, и вгляделся в сверкающий левый меч, символизирующий уверенность.
  - Да, если на меня рассчитывают, я не подведу их! - решился бывший лингвист.
  
  Где-то далеко, в другой, альтернативной Вселенной, Визаро, король Сумасбродов, открыл Глаза Истины.
  
  
  
  љ Артур Реалист
  Дата написания: 04/09/2018 - 14/01/2019 Дата редактирования: 14/01/2019 - 24/01/2019
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"