Star Warrior: другие произведения.

Тропа судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Тропа судьбы
  
  Отряд тихо передвигался по лесным тропам. Ни шелест прошлогодних листьев, ни треснувшая ветка не могли их выдать - так умели ходить только коммандо - элитные воины людей, гресты - гномов и все без исключения эльфы.
   В данный момент по лесу передвигался именно эльфийский отряд. Точнее, патруль, стерегущий границу самого большого леса, принадлежавшего этому загадочному народу, от нападения. Врагов же у Перворожденных было больше, чем тем хотелось бы.
   Предводитель отряда - красивый даже по эльфийским меркам, высокий и стройный эльф - внимательно прислушивался к лесу. Их счастье, лес никогда не выдавал своих защитников, скрывая спасающихся Перворожденных там, где любого другого быстро бы обнаружили. Но все равно набегов становилось все больше и больше.
   Чего все нападавшие хотели от эльфов - они и сами-то толком не знали. Но добыть голову эльфа считалось точно такой же доблестью, как сразить орка. Однако многие почему-то считали, что с эльфом справиться намного проще. Впрочем, так оно и было на самом деле: орки никогда не передвигались поодиночке, встретить же одинокого странствующего эльфа было не так уж и сложно. И, что самое главное, орки, обладая недюжинной силой, в бою представляли немалую опасность даже для коммандо. Мало кто из людей решался выйти один на один хотя бы с одним орком, особенно разъяренным. А великолепно владеющие луком эльфы в бою на мечах практически не представляли опасности.
   Этот отряд охранял участок границы, соседствующий со степями орков. Так что встретить тех было очень и очень вероятно. Но, надеясь на лес и собственное меткое оружие, они надеялись вернуться. В полном составе.
  Незаметно лицо предводителя исказилось, словно от боли. Он вспомнил последний свой дозор на этом участке. Когда они столкнулись с орками лицом к лицу...
  
  Большинство эльфов в тот же миг метнулись на ветки высоченных могучих деревьев, растущих даже на самом краю леса, и скрылись в листве. Кроме одного - совсем юного мальчишки, которому едва-едва двадцать лет стукнуло. И вот этот юнец решил сразиться с орками...
  Те, поняв, кто перед ними, долго не копошились, вмиг скрутив мальчишку, и, бросив всех своих же товарищей, метко сраженных стрелами, пустились наутек.
  Бросившиеся в погоню остальные воины дозора, несмотря на превосходящую скорость, не смогли отбить своего. Поскольку неподалеку орков ждал куда больший отряд. Быстро посовещавшись и, решив, что на сегодня добычи им хватит, все покинули эльфийский лес, не обращая внимания на падавших от метких выстрелов эльфов. Что ж, такова была природа всех орков...
  Количество стрел тоже было не бесконечным, тогда как орочий отряд - попросту огромным. К тому же, закованные в какую-то новую броню, многие были практически неуязвимы, так что эльфам приходилось целиться в самое основание шеи, чтобы ликвидировать врага.
  Словно издеваясь, орки расположились лагерем на небольшом пригорке, прекрасно видном из леса. В такой толпе ни один из эльфов не смог заметить пленника, но потом, наверняка специально, расступились, открывая дозорным их друга.
  Благодаря острому зрению, хотя в этот миг все эльфы очень хотели избавиться от этого дара, все они видели, что юноша сильно избит. Когда только орки успели...
  Молодой орк полоснул коротким кинжалом по веревкам, туго стягивающим запястья пленника, и протянул ему свой меч. Во взгляде звереныша явно читалось намерение убить эльфа собственноручно, но он не мог сопротивляться приказу.
  Дозорные кусали губы, понимая, что прежде чем убить, над парнем еще и всласть поиздеваются. Так и случилось - воин-орк долго изматывал эльфа, нанося ему легкие, неопасные, в общем-то, раны, от которых противник терял кровь...
  Он держался, сколько мог, хотя уже был не в силах держать меч. Эльф упал на колени, тяжело дыша. Его меч был в крови. В его собственной крови. Глядя затуманенным взглядом на своего предполагаемого убийцу, юноша, тем не менее, не выпускал меч из ослабевших рук.
  Орк приблизил свое лицо, донельзя обезображенное ехидной ухмылкой, к поверженному противнику. Тот поднял взгляд - спокойный и уверенный. Уверенный в собственной гибели.
  Еще раз усмехнувшись, орк вонзил меч в грудь эльфа. Тот дернулся от внезапной острой боли, но не вскрикнул. И упал.
  В тот же миг строй орков распался. Входящие в свиту вождя тут же начали разводить костер. До эльфов не сразу дошло, чего это орки намереваются делать. А когда дошло, молча переглянулись. В глазах их стоял смертельный ужас...
  Ловко орудуя кинжалом и даже насвистывая какую-то простейшую мелодию, орк срезал одежду с тела мертвого эльфа. Когда эта немудреная работа была завершена, жертву перетащили поближе к костру. В момент смерти эльф перестал быть временной игрушкой, он стал едой...
  Смертельно побледневшие, дозорные смотрели на своего начальника - Элльвера, командира их маленького отряда. Именно он должен был решить, что делать дальше.
  -Возвращаемся, - глухо сказал он. - Его уже не вернуть...
  Он отвернулся и быстро зашагал по дороге, ведущей к городу. Требовалось сообщить о большом отряде орков у границы. И пережить гибель молодого эльфа. Его сына...
  
  И вот Элльвер снова командир дозорного отряда. Вернувшись из десятилетнего изгнания, он снова должен был стеречь эту границу, на которой погиб его сын. За эти десять лет порядок войны ничуть не изменился - эльфы и орки маленькими отрядами стерегли границы, время от времени вторгаясь на вражескую территорию. Только к врагам присоединились еще и люди, а именно граф Дервин, чьи земли граничили с лесом, ненавидящий эльфов так сильно, что был готов платить за каждую эльфийскую голову пятьдесят имперских золотых - неслыханная сумма для провинциального графства. Неудивительно, что в самом графстве и его окрестностях вскоре не осталось ни одного эльфа.
  Элльвер прислушался. Его красивое лицо исказилось - он услышал смех орков. Совсем рядом, на территории леса.
  Одно движение ладони - и дозор продолжает путь, но уже по веткам деревьев. Это незначительно сказывается на их скорости, но обеспечивает скрытность.
  Плотным кольцом орки стояли вокруг волчьей ямы и смеялись. Нетрудно было догадаться, что кто-то в эту самую яму попался, возможно, точно такой же орк. Однако Элльвер быстро отмел эту идею, разобрав пару сальных фраз, брошенных пленнику ямы одним из орков. Похоже, на дне оказался человек.
  Впрочем, для эльфа это не имело никакого значения - он одинаково ненавидел и тех, и других. А вот то, что орки находятся на территории леса, волновало его куда больше.
  Но это был не настолько большой отряд, чтобы эльфы не смогли справиться с ним. И через секунду вниз, в толпу, полетели стрелы. Бросившиеся наутек, орки сами топтали своих сородичей - настолько силен оказался инстинкт самосохранения. Стрелы продолжали настигать орков, но они уже покинули лес, и, не останавливаясь, бежали дальше.
  Элльвер подошел к яме и посмотрел вниз. Действительно человек, более того - девушка. И, что было еще страннее, воин: на поясе висел недлинный, но явно боевой меч. На лице эльфа отразилось несказанное удивление. Как человеческая девушка могла оказаться на границе леса и степей? Людей здесь не было уже очень, очень давно.
  Было очевидно, что самостоятельно она выбраться не сможет. Эльф понял, что бросить ее здесь на произвол судьбы он не в силах. Впрочем, он не собирался помогать ей еще как-то, считая, что раз у нее получилось сюда забраться, значит, и выбраться сможет. Он не мог забыть, как ему приходилось скрываться от людей в течение почти восьми лет своего изгнания.
  Наклонившись над ямой, он протянул руку как можно ближе к девушке, но все равно не доставал. Она же, прикинув на глаз расстояние, отделяющее ее руку от вытянутой ладони эльфа, высоко подпрыгнула, и таки сумела уцепиться. Элльвер, подивившись легкости девушки, без труда вытащил ее на край ямы. Все дозорные тут же столпились вокруг: многим еще ни разу не приходилось видеть человека.
  -Спасибо за помощь, - мелодичным контральто сказала она, - без вас мне пришлось бы несладко.
  -Это мягко сказано, леди, - поневоле улыбнулся эльф. - Вы вряд ли встречали орков ранее. Потому и не знаете, какая судьба ждет их пленника.
  -Почему же, прекрасно знаю. Такова уж моя судьба... - она посмотрела на разорванный при падении в клочья правый рукав куртки. Эльф покосился на ее предплечье, обнаружившееся под разорванной тканью, и его лицо вмиг окаменело.
  -Та-ак... Значит, воин Дервина? - в его голосе она явно услышала угрожающие нотки. Дозорные отшатнулись, направив на нее стрелы. Элльвер остановил их движением ладони. - Тогда понятно, что ты забыла здесь. Хочешь убить еще одного эльфа?
  -Я никогда не убивала и не убью эльфа! - возразила она. - Хотя доказывать это тебе бесполезно, мне кажется. Что же мы все делаем, а? - горько спросила она.
  -Воин Дервина может прийти сюда только за головой эльфа. Сомневаюсь, что кто-то рискнет сражаться с орком, а тем более с их отрядом. Стоило бы оставить тебя здесь, узнала бы, ЧТО орки делают с пленниками...
  -Так оставь, - в ее взгляде загорелись огоньки ярости. - Можешь снова столкнуть меня в яму, я не собираюсь сопротивляться. Не думала, что эльфы могут быть такими жестокими.
  -Что ты знаешь об эльфах?! Ты, человек, никогда не покидавшая своего города?
  -Кое-что знаю. Пусть немного, но все же я считала эльфов добрыми. Скажешь, глупая мечта девчонки?
  -Сколько ж тебе лет, девчонка? - усмехнулся эльф. Ему казалось, что воину не меньше двадцати-двадцати пяти, что для людей уже не такай уж и детский возраст.
  -Шестнадцать, - горько улыбнулась она. - Всего шестнадцать. И нечему тут удивляться, жизнь и не такое может.
  -Рабыня, - констатировал эльф. - Ладно, убивать тебя не будем. Иди. В глубь леса искренне советую не соваться, подстрелят.
  Она посмотрела в другую сторону, мысленно прикидывая свои шансы на выживание в орочьих степях. Перспектива не радовала, она действительно знала, что орки могут сделать с молодой девушкой, забредшей к ним. Оставалось надеяться только на свой меч и молить бога, чтобы смерть была быстрой. Значит, нельзя было попадаться в их лапы живой. Ничего, в этом случае мог помочь кинжал, спрятанный в прикрепленных к ноге ножнах.
  -До границы мы тебя проводим, - закончил эльф.
  Ничего не отвечая, она повернулась и двинулась по дороге. Эльф сразу же обратил внимание на поразительную легкость ее шага. Так ходили только коммандо... Вот и граница. Она вздохнула и шагнула вперед, одновременно разворачиваясь к нему лицом.
  -Ну что ж... Прощай, эльф. Думаю, мы больше не увидимся.
  Элльвер кивнул, молча соглашаясь. Стоявший рядом с ним молодой эльф натянул тетиву своего лука, целясь в нее. В глазах девушки на миг мелькнула горечь. Отвернувшись, она пошла прочь, в глубь орочьих степей.
  Почему орочьи степи так назывались, понять не мог никто. Поскольку на самом деле это были не степи, а довольно холмистая равнина. Настолько холмистая, что орки передвигались по ней, никем не замеченные.
  Вот и сейчас - она едва успела подняться на ближайший холм, как перед ней оказался тот самый орочий отряд, недавно бежавший от эльфийских стрел. Она явно почувствовала их намерение отомстить.
  Выхватив ярко сверкающий на солнце меч, она пронзительно засвистела, привлекая внимание не успевших отойти далеко эльфов. Трое орков тут же обрушили свои кривые мечи на нее. Отбиваясь, она изворачивалась, словно угорь, уходя от самых неожиданных и опасных ударов. Вскоре двое орков были мертвы. Остальные не обращая больше внимания на эту потасовку, ринулись к лесу, в надежде разжиться в придачу еще и эльфами. Те тоже времени не теряли. Предупрежденные, они встретили врага потоком стрел. И не один орк не смог добежать до леса.
  Элльвер остановил одного из дозорных, намеревавшегося подстрелить и последнего орка, того самого, с которым сражалась юная девушка. Он понял, что этого нельзя делать, поскольку она пришла именно за этим. За головой орка.
  Эльфы в восхищении следили за дракой. До сих пор им редко приходилось видеть реальной битвы на мечах, поскольку все предпочитали луки, и теперь все впали в эйфорию боя.
  Неожиданно сильный удар сломал ее меч почти у самого основания, так что она оказалась вооружена только десятисантиметровым обломком. Не теряя ни секунды, она швырнула его в лицо орка, и, сделав сальто, подхватила с землю кривой орочий меч одного из убитых ею соперников. Видя такую ловкость человека, орк на мгновение оторопел. Но и этого мгновения хватило, чтобы потерять все преимущество, завоеванное с таким трудом. Однако он прекрасно понимал, что девчонка куда слабее его физически и выигрывала ранее только за счет скорости и ловкости, но никак не силы.
  Эльфы тоже не ожидали такого поворота событий, решив, что, потеряв оружие, она обречена. Так было с любым из них.
  -Она не эльф, - сказал Элльвер самому себе.
  А бой все продолжался. Явного перевеса сил не мог добиться никто. Девушка уже понимала, что устает, и, никогда не теша себя сомнительными надеждами, удвоила темп, выдержать который до сих пор мог только ее учитель. И орк сломался, сбитый с толку бешеным вращением мечей. Когда она успела подобрать второй, для всех осталось тайной.
  Острая боль пронзила его сердце. Непонимающе посмотрев на меч, торчавший из его груди, орк захрипел и медленно осел на землю. А девушка одним движением выдернула меч из раны, а вторым снесла ему голову.
  -Браво, - Элльвер нарушил границу и подошел к ней. - Я, признаться, уже и не верил в твою победу.
  Она бросила отрубленную голову в плотный мешок и крепко завязала его. Потом подняла взгляд на эльфа.
  -Я коммандо.
  Услышав эти слова, эльфы вздрогнули. О коммандо ходили легенды, о них сочиняли песни и сказания. Они были самыми могущественными воинами-одиночками во всем мире. И Перворожденные понимали, что девушке - коммандо не составило бы труда убить всех их. Но почему-то она этого не сделала, предпочтя бой с орками.
  -Почему? - задал Элльвер так мучавший всех вопрос.
  -Я уже сказала, что никогда не убью эльфа. Или ты забыл?
  -Но почему?!
  -На то есть свои причины. Я не обязана объяснять их всем.
  Она поднялась, забросив мешок за плечо. Прищурившись, внимательно оглядела окрестности, прикидывая, куда идти. В лес - нельзя, в степи - бывали уже, до графства Дервин идти и идти. По границе - иначе никак.
  -Не получится, - эльф словно прочитал ее мысли. - Граница хорошо охраняется и эльфами, и орками. Ты погибнешь еще до этой ночи.
  -Совсем здорово, - проворчала она, покосившись на эльфа. - И что ты предлагаешь? Идти в степь?
  -Нет. Ты пойдешь с нами.
  -Вот как? Знаешь, хоть я и коммандо, но от эльфийской стрелы меня вряд ли что спасти может. Да и выжить в вашем лесу человеку, мягко говоря, затруднительно.
  -Одинокому - да. Но ты будешь с нами.
  Она задумчиво посмотрела на лес, а потом посмотрела на степи и проводила взглядом стервятника, летевшего куда-то вдаль. На горизонте едва заметно вился легкий дымок от орочьего костра.
  -Ладно. Я пойду с вами. Только куда?
  Элльвер усмехнулся, подивившись нелогичности девушки.
  -Проводим в графство. Если ты не враг эльфам, мы не враги тебе.
  -Элльвер, ты опять дождешься... - заметил один из дозорных. Сказать о его возрасте ничего было нельзя, но чувствовалось, что он намного старше любого из остальных. - В прошлый раз мало было?
  -А мне плевать, - он спокойно улыбнулся. - Но придется внести кое-какие коррективы. Вы вернетесь домой. А я провожу ее до границ графства.
  -Думаешь, ты поступаешь разумно? - заметил другой. - Ведь она - человек! Сегодня она сражалась с орками, а завтра придет во главе войска людей сражаться с нами! Она же человек Дервина!
  -Я сказал, - оборвал их Элльвер. - Мне плевать на собственную судьбу. А в том, что она не приведет войска, я уверен.
  -С чего это? Человечишки! Они все такие слабые... Что уж говорить об их женщинах...
  -Ты не знаешь ее.
  -А ты знаешь! - фыркнул в ответ эльф. - Видишь ее первый раз в жизни!
  -Может быть, - кивнул Элльвер. - Может, и первый. Но я уверен в том, что она не причинит нам вреда. Все, хватит. Возвращайтесь. Всю ответственность я беру на себя.
  Девушка с нескрываемым интересом прислушивалась к их разговору, но, практически не зная эльфийского, которым пользовались все, мало что поняла. Она удивленно посмотрела на эльфа, оставшегося с ней, тогда как все остальные ушли вглубь леса.
  -Идем, - он отобрал у нее тяжелый мешок и забросил его за плечо. - Ты и так слишком устала в бою.
  -Я не устала.
  -Не рассказывай мне сказки. В отличие от большинства эльфов, я знаю, на что способен человек, а на что - нет. Ты и так здорово удивила всех нас, убив этого орка. Хоть знаешь, кем он был?
  -Кажется, командир этой банды, - она пожала плечами. - Я не особо разбираюсь в их символике.
  -Ты хоть раз орков видела? До сегодняшнего дня?
  -Издали. Они не рискнули тогда ввязываться в бой с нами, их было слишком мало.
  Эльф негромко помянул все темные силы, которые ему пришли на ум. Он сам отправил девчонку в степи, а она даже орка вживую не видела... и уж явно никогда не сражалась с ними. Но... как же тогда смогла уничтожить аж троих?! Коммандо...
  -Всегда хотела выучить ваш язык... - негромко сказала она, вновь вогнав Элльвера в ступор. - Он такой красивый...
  -Зачем это тебе?
  -Просто так. Нравится.
  Эльф пожал плечами, ничего не отвечая. Десять лет жизни среди людей все-таки мало помогли ему узнать их так, как хотелось бы. Еще бы... По-настоящему он жил только первые два года, а потом все время приходилось скрываться: Дервин объявил охоту. И он не понимал эту девушку. Зачем идти драться с орками, если на пути десяток эльфов, а она - коммандо? Эта мысль никак не могла улечься в его голову. Гадая, почему она не хочет убивать эльфов, он не заметил, как начали опускаться сумерки.
  -Не стоит идти ночью, мне кажется, - заметила девушка. - Или стоит?
  -Нет, - Элльвер прислушался. Где-то недалеко взвыл волк. - Сделаем привал, чуть подальше есть ручей.
  Он открылся неожиданно, сразу из-за поворота узкой тропинки. Это был даже не ручей, а небольшая тихая речушка. Девушка подошла к берегу и зачарованно посмотрела на воду. Она спокойно журчала по крупным камням, почти спрятавшимся в мягкой траве, почему-то растущей на самом дне реки.
  -Не стоит смотреть долго, - заметил эльф, разводя костер. - Есть легенда, что человек, посмотревший в эту речку, вскоре найдет себя и свой истинный путь...
  -Да здесь столько людей бывает, наверное... Не заметила пока, что кто-то очень уж изменился...
  -Здесь очень редко бывают люди. Ты должна поклясться, что никому не расскажешь про эту тропу. О ней знают только эльфы. И теперь - ты. Эта тропа позволяет достичь границ графства за несколько часов, тогда как по любой другой дороге придется идти несколько недель.
  -Вот как? А почему эта тропа такая быстрая?
  -Это действует древняя магия. Давным-давно великие эльфийские маги провели такие тропки по всему миру, чтобы эльфы всегда могли спастись от преследователей и прийти на помощь союзникам. Многие из них давно забыты или разрушены, а эта вот сохранилась. Ее называют тропой судьбы.
  Она подошла к костру и опустилась около него на землю. Веселое пламя согревало ее, сыпало искрами, словно игривый кот.
  -Зачем тогда ты повел меня здесь?
  -Мне кажется, что должна была посмотреть в речку. У тебя слишком большие возможности, слишком большая сила коммандо... За всю жизнь я встречал только двоих коммандо: Ивара Колоду и тебя.
  -Ивар - мой учитель, - улыбнулась она.
  -Вот как?! И где же он сейчас? Ты не могла бы привести его к лесу?
  Ее улыбка вмиг угасла. Она опустила голову.
  -Нет... Он... он умер.
  -Прости, - эльф расстроился. Но не потому, что узнал о смерти одного из тех людей, которых мог действительно назвать своим другом. Это известие вызвало лишь тихую грусть, он сам понимал, что люди не могут жить так же долго. Он пожалел, что неосторожный вопрос прогнал с ее лица улыбку, такую открытую и приятную...
  Элльвер подивился себе. С тех самых пор, как его изгнали, он и не думал о женщинах, нося в сердце образы своего погибшего сына и ушедшей ранее жены. Но их быстро вытеснил светлый взгляд маленькой человеческой девочки. Это у ее отца изгнанник жил первые годы жизни вне леса. Почему-то все прошедшие годы он мечтал именно о ней. Мечтал, что она выросла и превратилась в прекрасную девушку, что однажды он случайно встретит ее в лесу, что... Элльвер оборвал себя, зная, что все его мечты нереальны.
  Девушка, не мигая, смотрела на огонь. Эльф из-под длинных ресниц следил за нею. Наконец, он признался сам себе, что боится ее. Коммандо... Это слово пугало эльфов как ничто другое. Он помнил, как в детстве видел коммандо. И тот в одиночку убил отряд эльфов - всех... не жалея никого, даже мальчишку, такого же, как и его сын, который впервые пошел в дозор. Они не успели ничего понять, как были мертвы... Да, она ученица Ивара, но...
  -О чем думаешь?
  -Что дальше делать буду, - отозвалась она. Мысли ее были где-то очень далеко. - К папе схожу на могилу...
  -Ты оказалась у Дервина после его смерти?
  -Нет... Мне было десять, когда отец оказался должен ему большую сумму. Предыдущий год был неурожайным. Отец просил его подождать до осени, когда он продаст новый урожай, но графу плевать было на нас. В уплату долга он взял меня... Хотели сначала пристроить на кухне, только потом, когда я едва не убила его, прославленного воина, - в ее голосе послышалась издевка, - обычным ножом, избили и отдали солдатам-наемникам, среди которых был и Ивар. Он понял, что из меня может что-то выйти, и начал меня учить. С тех пор ко мне ни один наемник подойти не решается. Боятся.
  -Вот как?
  -Да. А отец и до осени не дожил. Когда узнал, что меня клеймили, как и всех солдат графа, едва с молотом на графа не пошел. Он еще и кузнецом был. Кое-как Ивар отговорил. В августе кто-то поджег кузницу... Он не смог выбраться... - ее голос становился все тише, пока не оборвался совсем.
  -Прости, что заставил вспомнить...
  -Я не забывала. Знаешь, я никогда не была на его могиле. Обещала, что приду только когда стану свободной. Думаю, он тоже хотел бы этого.
  -Согласен. А с чего ты решила, что Дервин тебя отпустит?
  -Обещал. Каждый год он обещает отпустить на свободу человека, который принесет ему голову эльфа или орка.
  -Выполнил хоть раз?
  -Нет.
  Элльвер улыбнулся. Он понял, что ей не видать свободы.
  -Может, тебе повезет. Хоть раз. Ладно, давай спать. Завтра будет нелегкий день у нас обоих.
  Эльф уснул почти мгновенно. Девушка лежала, смотря в небо. Усыпанное звездами, оно казалось чем-то нереальным.
  Она приподнялась на локте и посмотрела в лицо спящего эльфа. Потом поднялась и, придвинувшись поближе к костру, достала нож. Проверив остроту лезвия, покачала головой. Слишком тупой... Сказались несколько дней, проведенных ею в лесу. Бросив встревоженный взгляд в сторону спутника, она поднялась и легким шагом приблизилась к нему. Девушка знала, что к его поясу прицеплен острейший эльфийский кинжал.
  Едва касаясь его руками, она сняла ножны и вернулась к костру. Достав нож, она залюбовалась великолепной сталью, из которой был выкован кинжал. Жаль, что у нее никогда не будет подобного. Она провела лезвие сквозь пламя. Светлая сталь тут же чуть потемнела.
  Элльвер проснулся, как только она коснулась его пояса, но виду не подал. Страх вновь всколыхнулся в его сердце. "Она меня убьет", - обреченно подумал он, незаметно следя за девушкой. Ее действия сильно озадачили эльфа. Зачем-то она на мгновение сунула лезвие кинжала в пламя, а потом сняла куртку, хотя было не так уж и тепло. Но больше всего эльфа удивила ее тихая песня. Она пела кинжалу Песнь Остроты. Вроде бы, ничего особенного, любой воин что-то напевает своему оружию. Но она пела на эльфийском...
  Эльф вынул из рукава запасной кинжал, который положил туда, когда решился сопровождать коммандо. Вот и пригодился... Неслышным движением он поднялся и одним плавным шагом преодолел разделяющее их расстояние.
  Песня оборвалась. Девушка почувствовала у своего горла холодную эльфийскую сталь. Она улыбнулась, зная, что эльф не видит ее лица. Если бы она хотела, Перворожденный уже был бы мертв. В ее руках ведь был второй кинжал...
  -Ты говорила, что не знаешь эльфийский. И кинжал свой я тебе не давал. Решила убить меня моим же оружием?
  Она тяжело вздохнула и, взявшись рукой за лезвие, отвела руку Элльвера в сторону. На ее ладони остался длинный кровавый след.
  -Острый, - она посмотрела на ладонь и вытерла ее о куртку. - А тебе не кажется, что моя воля - и ты давно был бы мертв?
  Плавным движением она поднялась с места и теперь эльфийская сталь была уже у горла эльфа. Но она-то не забыла про второй кинжал, вмиг обезоружив противника.
  -Вот и все, эльф. Ты убит, - она улыбнулась, возвращая ему один из кинжалов. - Второй отдам потом, - она вновь опустилась на землю. Эльф устроился рядом.
  -Ты так и не сказала, откуда знаешь эльфийский.
  -А я его и не знаю, - ответила девушка, задумчиво вертя в руках острый кинжал. - Знаю только ваши некоторые песни: остроты меча, меткости лука...
  -Но откуда?! Эти песни не выходят за пределы леса уже много лет!
  Она посмотрела в глаза растерянного эльфа. Тот от волнения не знал, куда деться, неосознанно играя кинжалом, рискуя порезаться.
  -Ладно, расскажу, - она отвела взгляд от эльфа и закрыла глаза, вспоминая. - Мне было шесть лет, когда отец привел домой какого-то мужчину. Он сказал, что его зовут Эл, и что он - эльф, изгнанный из дома. То есть, из леса, - поправилась она. Девушка не видела, как на лице ее спутника разгорается удивление, сменявшееся тихим ужасом. - Он остался у нас и стал помогать отцу в кузне. А меня научил этим песням, я с детства хотела стать коммандо. Отец все ругался... - она улыбнулась воспоминаниям. - Эл хотел научить меня и эльфийскому, но не успел. Через два года после того, как он поселился у нас, Дервин объявил награду за эльфийскую голову. И Элу пришлось бежать... Я не знаю, ни где он сейчас, ни смог ли вообще пережить гонения. Отец однажды вспоминал его, когда слуги Дервина пришли предупредить нас, что меня возьмут в качестве уплаты долга. Он сказал тогда, что надо было уговорить эльфа забрать меня... Тогда... Может, тогда я не стала бы рабыней... - ее голос сорвался.
  -Маринэлль...
  Она медленно открыла глаза и посмотрела на эльфа. Тот плакал...
  -Маринэлль... - вновь повторил он.
  -Откуда ты... - она ошарашено посмотрела на него. - Откуда ты знаешь, как он меня называл? Эл?! Так это ты?...
  Элльвер утвердительно кивнул головой. Девушка обняла его за шею и прижалась к нему.
  -Боже, Эл... Я и не мечтала, что когда-нибудь еще смогу тебя увидеть... - по ее щекам полились невольные слезы. - Ты был единственным светлым пятном во всей моей жизни...
  Он гладил ее по темным волосам, которыми так любил играть десять лет назад. Как он и представлял, Маринэлль стала красавицей. Но, встретив ее, он не смог узнать в этой девушке свою маленькую Маринэлль...
  Сталь звякнула о сталь: они так и не выпустили из рук кинжалы.
  -Зачем тебе кинжал понадобился? - вновь спросил эльф.
  -Видишь? - она повернулась боком. На плече темнело клеймо.
  -И что?
  -С ним нельзя возвращаться к Дервину. Это единственная преграда на пути к свободе. В прошлом году была точно такая же картина - голова орка и раб, мечтающий о свободе. Но Дервин сказал, что клеймо все еще на плече - значит, он навсегда останется рабом. А право ухода даруется только раз в жизни...
  -То есть ты... - эльф не договорил, удивленно посмотрев на нее.
  -Да. Я сниму кожу вместе с клеймом. И получу свободу.
  Элльвер вздрогнул. Так вот зачем ей был нужен кинжал. Теперь он был согласен с тем, что она взяла его оружие. Человеческое для такой ювелирной работы не слишком-то подходило.
  Эльф посмотрел на ее плечо, потом перевел взгляд на кинжал, зажатый в левой руке.
  -Думаю, ты владеешь обеими руками, так?
  -Угу, - отозвалась она, концентрируясь. Боль обещала быть нешуточной. Ей придется несладко.
  -Давай лучше я. Боюсь, что ты можешь потерять сознание от боли. Или серьезно поранить мышцы. Тогда может случиться, что совсем рукой владеть не сможешь.
  Она кивнула, протянув эльфу нож и развернувшись к нему боком. Легкие пальцы Элльвера пробежали по ее плечу. Про себя он подивился нежной коже девушки, на которой грубыми рубцами проступало клеймо. Впрочем, он сам скорее бы умер, чем позволил себя клеймить...
  Маринэлль зашипела от боли, как только острое лезвие ножа коснулось кожи. Эльф остановился, вопросительно посмотрев на нее.
  -Продолжай, - прошептала она, стирая другой рукой невольно выступившие слезы. - Быстрее...
  Эльф старался действовать как можно осторожнее, стараясь срезать только часть кожи с клеймом, не затронув более глубокие слои. Время от времени он бросал быстрые взгляды на неестественно бледное лицо Маринэлль, которая уже и не пыталась сдержать слезы боли. Но она так и не издала ни звука. Коммандо...
  Кровь лилась по руке, не давая видеть рисунок клейма. Эльф беззвучно выругался. Нож плавно двигался все дальше...
  -Держи, - она протянула ему широкое светлое полотно. - Останови кровь.
  А то он и сам не знал, что делать. Только его в дрожь бросило при одной мысли о том, что Маринэлль заранее готовилась к этому. И ведь смогла бы сама срезать столь ненавистное ей клеймо.
  Девушка без сил упала на землю, осторожно придерживая руку.
  -Спасибо, Эл. Ты спас меня.
  -Не думаю, что сделал так много, усмехнулся он. - Сильно болит?
  -Теперь уже не так, - она улыбнулась. - Зато завтра я стану свободной! Завтра... Знаешь, сколько я мечтала об этом дне, дне, когда наконец-то получу свободу. Завоюю свою свободу...
  -Не думаю, что Дервин отпустит тебя так спокойно. Наверняка что-то придумает, чтобы удержать тебя в своем замке хотя бы на одну ночь. А снова поставить клеймо не сложно, знаешь ли. И я не уверен в том, что его воины не помогут ему в этом.
  -Ты не любишь людей.
  -Не за что особо. Единственными людьми, которым я мог доверять, были твой отец и Ивар. А теперь осталась только ты, Маринэлль.
  -Почему ты все время склоняешь мое имя на эльфийский манер? Меня зовут Марина, если помнишь.
  -Помню, конечно. Только мне так больше нравится... Я когда-то мечтал...
  -О чем же? - спросила она, заметив, что эльф остановился на полуслове.
  Он покраснел. Несмотря на свой возраст - почти двести лет! - он не мог сказать ей, о чем же он мечтал длинными ночами в доме простого кузнеца и его маленькой дочери.
  -Понятно... Все вы одинаковы! - фыркнула она, отвернувшись от эльфа. - Я засыпаю. Завтра придет свобода...
  Воины используют любую свободную минуту, чтобы поспать. И это относилось ко всем - к людям, эльфам, гномам и даже к оркам. Сам Элльвер тоже придерживался такого мнения. Кто знает, когда удастся уснуть в следующий раз...
  Костер медленно затухал...
  А вскоре после рассвета эльф с тоской смотрел вслед своей Маринэлль, уходящей к замку Дервина, стоящему где-то за горизонтом.
  -Вернись ко мне... Вернись, я буду ждать... - шептал он, пока стройная фигурка девушки не скрылась из виду. Только потом он вспомнил, что может его ожидать дома за такое. Было вполне вероятно очередное изгнание...
  Вопреки всем его опасениям, одолевшим на пути домой, ничего эльфу не грозило. Либо старейшие не сочли этот эпизод слишком серьезным для наказания, либо поверили в то, что обрели союзника среди людей. Первое было вероятнее... Так или иначе, на следующий день эльф вновь заступил в дозор.
  Чем ближе она подходила к замку, тем ей становилось страшнее. Опасения Элльвера, предупреждавшего о коварности Дервина, хотя это и так было известно всем и каждому, напугали ее больше, чем все неудачные попытки ее предшественников.
  Близилась ночь, когда она увидела огромные серые башни замка. Решив, что не стоит соваться туда на ночь глядя, (опять эльфийские страхи) она укрылась в ближайшей рощице. Одну ночь можно и подождать...
  Лучи утреннего солнца разбудили ее, едва коснувшись лица. Улыбнувшись, она поднялась на ноги и пошла к замку.
  Через два часа она уже стояла у ворот, еще не открывшихся. Зная, что раньше, чем через час, их все равно не откроют, девушка опустилась на землю и приготовилась ждать. Волнение, утихнувшее было на время, вновь вспыхнуло с новой силой.
  Глаза стражников превратились в большие блюдца, как только они увидели ее, входящую в замок. Так быстро еще никто никогда не возвращался, поэтому в их умах промелькнула мысль, что девчонка не справилась, и, не сумев убить эльфа (про орка никто и не помышлял), решила смириться с мыслью о вечном рабстве. Впрочем, ее никто не жалел. За годы службы воины становились сильно похожими на своего господина, так что многие уже и не искали свободы. Лишь некоторые, те, которые просто не могли жить в неволе, шли на охоту за головами. Впрочем, так и не получив вожделенной свободы, (если, конечно, им удавалось выжить и даже добыть чью-то голову), те либо смирялись с рабством, либо уходили из жизни. Что ждало эту девушку, никто не мог представить.
  Предплечье, все еще накрепко перетянутое тканью, саднило. Но Марина старалась не думать о боли. Кое-как натягивая утром куртку, стараясь двигать рукой как можно меньше, она думала о том, как ее встретят, что ее ждет. Свобода или вечное рабство? Она знала только одно: если Дервин не сдержит обещания, она убежит. Этой же ночью. И будь что будет...
  -Хозяин дома? - спросила она таким спокойным тоном, словно вернулась из соседней деревеньки.
  -Да куда он денется, - махнул рукой стражник. - Спит еще, наверное. А ты как, с уловом? - все, кто находился поблизости, замерли, ожидая ответа на вопрос.
  -Так и сказала! - она усмехнулась.
  Ее явно наигранное спокойствие не давало уверенности стражникам. Теперь они с нетерпением ждали, когда же хозяин решит выйти. Отпуская кого-то на охоту, он каждое утро проверял, не вернулся ли охотник. Так должно было случиться и сегодня.
  Дервин проснулся в отличном настроении. Вчера он наконец-то собрал все налоги со своих деревень и мог устроить пирушку по этому поводу. И поохотиться тоже не мешало бы...
  Вспомнив про охоту, он тут же вспомнил и про охотницу, бродившую где-то в поисках своей добычи. Он здорово сомневался, что она сможет достать хотя бы голову эльфа. Так что эта девчонка останется в его войске. В любом случае останется. Клеймо с ее руки никуда не исчезнет, а иметь в войске такую рабыню... "Приручить бы - так можно и в личную охрану взять, - думал Дервин, направляясь к воротам. - Не зря же ее Ивар тренировал. Правда, нельзя сказать, что она стояла с ним на одном уровне. Воином была неплохим, но до коммандо ей было далеко. Ну, ничего, прирученная, может в постели будет утехой. Девчонка - огонь! Но сначала приручить. Или выучить. А то... Воин все-таки".
  На дворе царило необычайное оживление. Граф подобрался, прищурил глаза, собираясь устроить стражникам выволочку за такое нарушение порядка. Но тут его взгляд остановился на охотнице...
  -Вот так да... Не думал, что ты так скоро вернешься, - усмехнулся он, уверенный в ее провале. Она не демонстрировала сой трофей всем остальным, как все другие воины, возвращающиеся с добычей, не рассказывала были и небылицы - только слушала, что случилось за пару недель ее отсутствия. У ее ног валялся дорожный мешок, на который никто и внимания не обращал.
  -Я вернулась, хозяин, - она едва склонила голову. Глаза девушки смотрели спокойно и с достоинством. Неожиданно у Дервина промелькнула мысль, что ни приручить, ни выучить ее никогда не удастся. Слишком уж она неприступная...
  -Вижу, что вернулась. И как успехи? Принесла голову эльфа? Или рушила остаться в моем войске?
  -Вы обещали свободу, если охотник принесет голову эльфа или орка, так ведь?
  -Так, - Дервин кивнул. Отрицать очевидное смысла не имело. Только его единственный воин, принесший голову орка, срезал ее с трехдневного трупа. Ему казалось невероятным, что кто-то может убить этих полулюдей-полузверей, сражаясь в одиночку. - Так что же? Мне то-то кажется, что ты все-таки решила остаться здесь...
  Наклонившись, она подняла сумку. Еще одно неуловимое движение - и толпа, охнув, расступилась. К ногам графа катилась голова орка... На лице его застыла гримаса смерти и ненависти. Открытые глаза смотрели злобно и яростно. А татуировка на лбу...
  Дервин охнул, не поверив своим глазам. Эта татуировка указывала на вожака огромной орочьей семьи, одного из самых злобных и сильных орков степей.
  -Он был мертв, когда ты срезала ему голову. Наверняка его эльфы подстрелили.
  Улыбнувшись, девушка швырнула ему под ноги меч, на котором запеклась зеленая орочья кровь, и осколки лезвия с гардой - все, что осталось от ее оружия. Сомнений не оставалось - этим мечом был убит орк. А меч... меч явно был орочьим, такие просто никто, кроме них, не делал. Разбитый же принадлежал охотнице...
  -Я свободна? - спросила она, глядя ему прямо в глаза. - Все условия выполнены.
  -Свободна? - по губам Дервина растеклась усмешка. - Да, ты убила орка. Очень на то похоже. Только как ты смогла убить его в одиночку? Или так повезло, что он оказался один?
  -Их было трое. Что, все три головы надо было тащить? Далековато, знаете ли...
  Толпа снова охнула и отступила еще дальше. На Марину теперь смотрели с нескрываемым страхом. Трое орков - это не шутка. А поскольку хозяин ее не отпустит, придется жить рядом с сильным воином. Все-таки Ивар научил ее чему-то...
  -Где ты их убила?
  -На западной границе эльфийского леса и степей.
  -Ладно. Пусть так. Ты выполнила все условия.
  -Так я свободна?
  -Нет. Пока на твоей руке клеймо, ты не будешь свободна. А оно никуда не исчезло.
  -А если сейчас исчезнет?
  -Тогда иди. Нет клейма - нет рабства! - он махнул рукой, насмешливо усмехаясь.
  Марина сняла куртку. Через плотно затянутое тряпкой предплечье проступала кровь. Дервин сжал зубы, понимая, что девчонке удалось-таки его перехитрить. "Значит, ее придется отпустить... Нет! Ни за что!" - решил он про себя.
  Она размотала ткань и взору людей предстала огромная рана, сочащаяся кровью. Никакого намека на клеймо не осталось.
  -Нет клейма - нет рабства, - повторила она. - Я ухожу.
  -Никуда ты не уйдешь! - взревел Дервин. - От меня еще никто не уходил! И не уйдет! Ты умрешь!
  Выхватив меч, он двинулся на девушку. Та оглянулась. Она была безоружна: и ее разбитый, и орочий мечи лежали у ног графа. И он явно не намеревался подпускать ее к оружию.
  Лезвие просвистело над ее головой. Пригнувшись, девушка упала на землю и, перекатившись, оказалась около воинов, стоявших рядом с воротами. Молниеносно выхватив из ножен одного из них меч, она приняла удар Дервина, метнувшегося вслед за ней. Толпа вновь шарахнулась в сторону, стараясь не приближаться к дерущимся.
  Рана невыносимо саднила, держать меч в правой руке было уже невозможно. Марина перебросила его в левую, гибким движением корпуса увернувшись от удара, направленного в грудь. Дервин ухмыльнулся, решив, что с ней уже покончено. Он удвоил темп, атакуя все быстрее и быстрее.
  Девушка отступала, изучая стиль своего уже бывшего хозяина. Впрочем, он не представлял для нее серьезной опасности даже сейчас. Левой-то рукой она владела даже лучше, чем правой. Не зря в детстве отец переучил ее...
  Она могла убить его одним ударом. Но знала, что этого делать нельзя: за убийство сюзерена казнь ожидала всех его подданных, присутствовавших при этом. То есть, всех...
  Приняв удар на гарду, она развернула меч, зажимая в тиски лезвие противника. Пока он пытался вырвать оружие из заведомо глухой блокировки, Марина опустилась на колено, увлекая за собой Дервина, и подсечкой сбила его с ног. Через долю секунды у его горла застыло острие.
  Он смотрел на девушку с нескрываемой ненавистью в глазах.
  -Тебе повезло, - зло прошипел он.
  -Не думаю, - покачала головой она, все еще угрожая ему. - Только ты, наверное, еще не знаешь, что я - коммандо.
  -Что?! - Дервин даже забыл про меч, впрочем, Марина отвела его в сторону, чтобы не убить правителя ненароком. - Как?
  -Ивар учил меня несколько лет. Этого оказалось достаточно. Как, думаешь, мне удалось убить трех орков? Обычной подготовки для этого слишком мало.
  Девушка отошла в сторону, давая Дервину подняться на ноги.
  -Я ухожу, - тихо сказала она. - И ты не будешь мне мешать, если хочешь жить.
  -Иди, - глухо прошипел он. - Но если я встречу тебя еще раз...
  -Я тоже, - улыбнулась она. - Пока.
  Марина вышла из замка. Перед ней простирался весь мир. И, как и обещала, она пошла на кладбище...
  
  Очередной дозор. Элльверу было плевать на все и всех, он думал только о ней, только о Маринэлль. Дошло даже до того, что он не заметил пробирающегося мимо орочьего отряда. Эльфы не понимали, что такое творится с их командиром, высказывая сотни разнообразных гипотез. Причем говорили уже вслух, поняв, что Элльвер ничего не слышит.
  Он стоял на западной границе леса, глядя в степь. В ту самую степь, куда он сам отправил Маринэлль, где она могла погибнуть. Он снова вспоминал тот день, когда вновь увидел дочку кузнеца, десять лет назад запавшую в его сердце.
  -Она не вернется, - беззвучно шептал он. - После всего того, что я сделал... Она не вернется, она меня ненавидит... Какой же я идиот...
  Машинально он отряхнул с сапога прилипшую землю из недавно засыпанной волчьей ямы.
  -Надо переходить на другой участок границы, - сказал он себе. - Здесь слишком много воспоминаний... Я не могу жить так дальше...
  -Командир, - позвали его. - Может, не стоит так расстраиваться? Из-за чего бы?
  -Я сам виноват. Я не должен был... - он замолчал, вглядываясь в степь.
  Легкие облака то и дело нагоняли тень на и так сумрачное лицо эльфа. Он щурился в те редкие моменты, когда в его глаза попадал солнечный свет. В эти мгновения он вспоминал ласковую улыбку маленькой девочки, и его глаза сияли ярким зеленым светом. Но солнце пропадало - и потухал блеск, приходили другие воспоминания - холодный взгляд, брошенный на татуировку рабыни, грустные глаза не узнанной им Маринэлль, уходящей в степь. Эльфу хотелось плакать. Он не знал, что делать, где ее искать, как ее найти... И он был Перворожденным...
  -Эл! - звонкий голос разорвал тишину, заполнившую все пространство вокруг эльфа.
  Не веря своим глазам, он обернулся. Маринэлль... Его Маринэлль стояла перед ним, сияя своей ослепительной улыбкой. Сейчас она казалась даже моложе своих шестнадцати лет. Девушка бросилась к нему.
  Эльф подхватил ее на руки и зарылся лицом в шикарные волосы, рассыпавшиеся по ее плечам.
  -Маринэлль... Я мечтал...
  -Я тоже, Эл, - прошептала она. - Я тоже. Всю жизнь. Все те годы, пока мы были в разлуке. Я хотела быть рядом с тобой всегда, Элльвер... мой любимый эльф... мой ненаглядный эльфик...
  Дозорные застыли на месте, неожиданно поняв, в чем же причина такой унылости командира. И вот она, причина... сама явилась... "Что же будет-то"? - промелькнула мысль у всех.
  А еще через сутки этот же дозор провожал Элльвера и Маринэлль. Они уходили, понимая, что девушка навсегда останется чужой в лесу. Они уходили в другой мир, который решили строить сами. Мир для человеческой девушки и мужчины-эльфа.
  Оба понимали, что недолго быть им вместе: слишком короток век человека по сравнению с жизнью эльфа. Но эти годы они быть вместе. Всегда вместе.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"