Свадковский Владимир Александрович: другие произведения.

Тайна пропавших "дилижансов"-01

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать,когда страны, в которой ты провел детство больше не существует? Города погребены под радиактивными обломками. Пустыри - владения байкеров безумцев. А недра земли рождают дьявольских мутантов? "Но, государство не я, государство-мы". Меч и автомат в городе призраке.

  Пашка поежился. Последние летние деньки, а в воздухе уже чувствуется дыхание осени. Мальчишка нахохлился и поднял воротник. Ветровка была великовата и мало спасала от холода. Обычно, Пашка здесь не задерживался, простые посещения поселка со временем трансформировалось в своеобразный ритуал.
  'Управа' была его первой 'заброшкой'. Улыбнувшись, он вспомнил, как крался по этим улицам, поводя по сторонам обломком ножа. И поцарапанное зеркало, чуть не испугавшее до потери сознания. Это и стало его первой добычей. Его осколок до сих пор висит на его шее в качестве оберега. А поселок стал тем местом, где Пашка, чувствовал себя хорошо. Его местом силы.
  Это потом были 'сталки' в местах, откуда не возвращаются. Кровавое озеро и старый ракетный комплекс, заброшенные деревни у Синего хребта и Драконий остров, все это и многое другое, видел парень во время своих путешествий. Но место, где на него впервые посмотрела пустота, звало, и он возвращался.
  Парень не знал, почему это происходит. Пустые дома готовые к смерти молчаливо поглядывали за ним, отгородившись пыльными улицами. Казалось, что старую управу, так, когда-то шахтеры называли это скопище полуразвалившихся контор, подмели огромной метелкой. Никого.
  -Чужие, здесь не ходят, - Пашка хмыкнул, вспомнив название фильма на старенькой видеокассете. Просто им тут, брать нечего. А мусорщики, аномалий бояться. Да и какой хабар, стрясешь с этих бедолаг?
  Если спуститься чуть, ниже по холму мы увидим старое плато, пугающее оскалами старых шахт. В 'перестройку' сюда ринулись охотники за металлом. Шахты казались этаким Эльдорадо, местом, где можно обогатиться, быстро и сразу. А защита, была такой слабой.
  Бонусы имеет любая трагедия. Так произошло после последнего Конфликта, который многие называли Последней войной. Те, кто выжили.
  Тайга изменилась. Изменились локации, запрыгало время, в тайге стали появляться артефакты. Многие говорили, что открылись ворота ада. Появились монстры из глубины опасные для людей и животных.
  Говорили о блуждающих золотых жилах, выходящих на поверхность, о россыпях камней с уникальными свойствами, о ''черном ветре''.
   Пашка не верил в эти легенды. Конечно, он слышал о находке ''лампочек''. Невзрачное минеральное образование, внешним видом напоминающее мутный кварц, обладало уникальными свойствами. Одной подобной безделицы хватало, чтобы небольшой поселок довольно долго не испытывал проблем с электричеством. И про '' синий мох''- слышал. А действие ''поролоновой губки'', даже на себе, испытал. Когда, в овраг свалился. Все это было на поверхности и каждый, знающий тайгу не ушел обиженным.
  А потом, поползли легенды. Куча старых, и заброшенных штреков, проданных во время перестройки, в частные руки, интриговали таинственной темнотой. Все помнили сказки о сокровищах леприконов. Что ждало их там, на глубине, в штреках с украденными подъемниками и давно обрушенными лестницами? Это было ''Бинго'' для одержимых.
  Одиночки, ринулись за мечтой. Они исчезали в черной глубине. И их принимала эта светящаяся темнота.
  И по-прежнему висят узлы и веревки, привязанные на обшарпанных станинах подъемников, которые так и не смогли сковырнуть мародеры? Трогать перекрученные тросы не решались ''Заклятие искателя'', - это не миф, а элементарная предосторожность. Что на том конце троса? Остатки несчастного брошенного своими товарищами или очередная тварь, поднятая из глубины? Говорят, что существа, подобные ''адовым псам'', неделями могут ждать свою добычу. Услышав биение человеческого пульса они ''оживают'' и становятся очень быстрыми. Быстрыми и смертоносными.
  Так и стоят эти молчаливые сооружения, как старухи ощерив беззубые провалы ртов. ''Дзинь'', - натягивается ворох синтетических канатов, уходящих на глубину и темный омут, издает свой минорный аккорд. И опять, тишина.
  Глядя на огромные станины с цветными шнурами, невольно вспоминаешь деревья-табу, предмет поклонения, ''диких''. Раньше, молитвенные деревья можно было часто встретить на лесных тропинках. Ороговелые сучья, лишенные коры, искривленные в причудливых изломах - завораживали. На них тоже шелестели ленточки, причем, многие из них, выцветшие от времени. К ним приходили просить о сокровенном. А у новых ''деревьев'' духи предостерегают людей.
  Из 'искателей', а Пашка, с гордостью носил знак своего клана, изображение саперной лопатки перечеркнутую синей молнией, до шахт доходил только он.
  Почему? А, боялись. Раньше проще было. Каждый второй бродяга, за лишнюю рюмку мог такого порассказать. О западных штреках, где растет серая грибница, поедающая зазевавшихся. О ''временных пузырях'' выхватывающих куски реальности и замедляющие там время.
  Сейчас, о подземном городе под старыми шахтами жути нагоняют. Оставшемся с последней войны. И военные, которые там прячутся, соблюдая режим секретности, уничтожают особенно любопытных.
  Так это или нет, он не знал, однако район шахт посещал часто. О своих путешествиях рассказывать не любил. Да и не было в них романтики. Был риск и безрассудство. Его везение казалось мистическим, но он запрещал идти, по своим следам. Да и не многие пытались, повторить его маршруты. Где пройдет Пашка, ''молодые'' гибли. Парень зябко поежился...
  Вы слышали о пожаре в лесу? Да, именно пожаре, гудящем и неотвратимым. Гонящем впереди себя лесную живность, забывшую на время о вражде и убегающую, о более страшного врага, пламени.
  У людей иначе. Где-то еще догорали последние очаги сопротивления, а сибирские дороги заполнили беженцы.
   Толпы людей с глазами сомнамбул шли в неизвестность. Иногда, можно было увидеть легковые автомобили оставленные владельцами. Бензин в них закончился, а оставаться на лесной дороге ночью было верхом безрассудства. Умирать, даже из-за любимой ''коробочки'', никому не хотелось. То там, то здесь виднелись свежие могилы. Времени не хватало, и несчастных едва присыпали землей. При сильном ветре, казалось, что насыпи шевелятся. Могло показаться, сто ни хотят продолжать путь. В никуда принимают всех.
  Слухи, которые постоянно подстегивали бредущих-пугали. Без денег, без документов, растеряв близких, люди уже неадекватно воспринимали действительность. Все словно сошли с ума. Интернет исчез. Иногда, через страшные помехи можно было поймать телевыпуски новостей. Даже рации спасательных служб работали с большими перебоями. Связи не было.
  Поезда были удачей. Переполненные ''счастливчиками'', они просто ползли, не думая о расписании и остановках. Казалось, что вагоны, посматривая на мир, разбитыми окнами, считали каждый свой маршрут, последним. В окна постреливали. Поездные бригады, работали в половинном составе. Машинисты вели рейсы в один конец, зная, что обратно, рейсов уже не будет.
   Полиция задыхалась. Озверевшие заключенные с уничтоженных зон, дезертиры, с разбежавшихся воинских частей, все это, как прорвавшийся гнойник, хлынуло на близлежащие поселки, сметая растерявшихся участковых, расплескиваясь кровавыми брызгами. Любой военный конфликт это несчастье для всех.
  Но дети, это особая статья. Они, первая жертва любого конфликта. В колоннах беженцев, которые устремились в тайгу, то тут, то там видели шныряющих подростков. В начале, им это казалось игрой. Холод и голод, плохие друзья романтиков. Представьте, что чувствовали дети, зная, что возврата к прошлому - нет. Дома разрушены, родители умерли или убиты. Природная любознательность со многими из них сыграла плохую 'шутку'. Тогда, 'чертовы укусы', были мало изучены. Сколько мальчишек и девчонок погибло в этих коварных изменениях земли. Это потом, их стали называть аномалиями.
  Река возникла внезапно. Небольшая, но очень бурная, она заставляла притормозить. Казалось, кто-то хотел, чтобы потерявшие себя, остановились и одумались.
  Многие так и поступали. У излучины, там, где брызги почти долетали до берега, на деревьях висели несколько тел. Кто это? Люди, не выдержавшие напряжения или несчастные, погибшие от рук бандитов?
   Брату с сестрой - повезло. Пашка один из немногих, кто знал, что должен был делать.
  С раннего детства он подолгу жил у деда Егора, работающего на дальнем кордоне. Его жена рано умерла. Он больше не женился. Бывший боевой офицер тяготился обществом и любил одиночество. Дочь давно жила отдельно. В молодости он мечтал о сыне. Но, прошли годы, и дочь родила ему чудесного внука.
   Личная жизнь у нее не ладилась и мальчишка ее тяготил. Егор забрал внука к себе, и мальчик надолго зависал у деда на кордоне. Там Пашка полюбил лес научился начальным навыкам выживания. Лесник подолгу пропадал в тайге, и мальчик оставался один, под надзором двух сибирских лаек, которые, как шутил дед, внука и воспитали.
   Лилю мать подкинула деду перед самой войной. Мальчик мало знал сестренку. Он плохо уживался с новым 'отцом ' и с трудом помнил 'малявку' цепляющуюся за папину штанину. Можно представить его удивление, когда из машины, притормозившей у их ворот, вышла его мать и маленькая девочка. Лиля смущалась и пряталась за маму.
  Прошел месяц, постепенно все стало приходить в норму.
  Девочка привыкла к новому месту жительства. 'Деда' познакомил ее с лосенком, раненным браконьерами, а мальчик сбил скамейку, чтобы она сама могла кормить животное по утрам. Но их мамочка выкинула очередной фортель. Поздно вечером пришла радиограмма из управления охотхозяйства. Леснику зачитали радиограмму от дочери: 'Папа, отправь детей домой'.
  'Лаконичная, какая. Сразу чувствуется, дочь офицера', Егор хмыкнул. От его кордона до ближайшей станции несколько часов езды. Да и какая там станция, так, переезд. Скорые поезда подобные станции пролетают не останавливаясь. Пассажирские составы останавливаются, но как бы, по необходимости. Садились родственники, ехавшие с зоновской 'свиданки'. Рассовав свои отощавшие мешки и баулы по третьим полкам, вытаскивали к столу свои немудреные припасы. И плацкарт погружался в марево очередной жизненной истории, которые часто рассказывают в поездах.
  Иногда, сходили офицеры, спешащие к своему новому месту службы. Праздных пассажиров на таких лесных переездах практически не бывает.
  Провожая детей на поезд, Егор внимательно посмотрел Пашке в глаза.
  -Что я мог, я тебе дал,- сказал старый офицер, глядя, куда-то, вдаль. Найдешь мать, с ней останься. Сестру береги.
  Он хотел, что-то добавить, но смутился и махнул рукой.
  -Все, езжайте.
  Подсадив маленькую Лилю на высокую ступеньку вагона, мальчик еще долго смотрел из тамбура на деда стоящего около старой Нивы. Смаргивая навернувшиеся слезы, ребенок не видел, как лесник перекрестил уезжающих внуков.
  Рельсы петляли между сопок. Состав то скрывался в распадке, то появлялся вновь, поднимаясь на невысокие сопки, заросшие еловыми деревьями. То тут, то там, виднелись свежие затесы на - кедрах, могучих лесных великанах. Участилась вырубка ценной древесины. Пограничники не справлялись.
  Не раз Деду Егору присылали ориентировки на маршруты сборщиков женшеня, растительного золота. Бывший офицер скрипел зубами от злости. Но, что он мог сделать один? Ночами постреливали.
  Нападение на поезд было внезапным. На подъеме, когда состав вынужденно замедляет путь, рванул взрывпакет. Отряд 'диких', подбадривая себя гортанными криками, выскочил из-за ближайшей сопки. Нападавшие были на маленьких, местных лошадках. Постреляв по окнам, они полезли в вагоны.
  'Дикие' вытащили на железнодорожную насыпь несколько человек.
  Предводитель, маленький, кривоногий крепыш, полаял несколько слов на местном диалекте. Он же, и рубанул машиниста длинным клинком.
  Раздались выстрелы и бандиты выкинули из вагона несколько тел. Похватав самое ценное, 'дикие' подожгли тепловоз. Предводитель махнул рукой в сторону леса. Банда исчезла.
   Пахло гарью. Громко рыдала пожилая селянка. Нападавшие взяли с собой, двух ее дочерей, связав и закинув на свободных лошадей. Другие женщины с ненавистью смотрели на мужчин, которые не смогли их защитить. Кто поведет, их? Где-то за холмами должен быть городок, там - полиция. Избитым и ограбленным людям нужна помощь. Пассажиры, интуитивно старались уйти с места аварии. Бредущие с ограбленного поезда растянулись на несколько километров. Отсутствие лидера повлекло за собой несколько стихийно созданных групп. Разобщенность усиливалась. То здесь, то там возникали панические слухи.
  Колонна таяла, как на солнце мороженное. Кто-то отстал, надеясь, что в одиночку ему будет легче. Но в тайге одиночке не выжить. Когда-нибудь кости этих смельчаков найдут в придорожных канавах. Тайга забирала свою долю несчастных. Человек вступал в еле заметное марево и пропадал. А остальных забирали звери.
  По ночам многих видели мерцающие глаза с узкими, вертикальными зрачками. Пока, страшно, не было. Люди не боялись. Да и чего бояться в начале двадцать первого века, почти на пороге своих домов? Утром нашли трупы. Вырванные гортани, глубокие, кровавые борозды. Казалось, что этих людей рвали хищники. И все это, сейчас, совсем недалеко от города. Павел смотрел на обезображенные трупы и думал. Думал о леснике, оставшимся на дальнем кордоне. Будь он один, Пашка бы вернулся. Но, девочка... Волоча за руку хнычущую сестренку, мальчик шагнул в пустоту. Он был уверен, старый лесник, хорошо учил любимого внука.
  'Не знаешь, куда идти, иди вдоль берега'. Павел накрепко запомнил это правило. Ему тоже казалось, что у реки, безопаснее. К вечеру они наткнулись на несколько офицеров, которые, как они решили добираться самостоятельно. Ночевали в машинах, брошенных у реки.
  -...Это нападение, как вы не понимаете,- горячился молодой лейтенант. Связи - нет. Интернета-нет.
  Он вытащил и посмотрел на экран сотового телефона. Лейтенант размахнулся и хотел 'ахнуть' его о ближайшую сосну.
  - Подожди,- офицер с погонами майора, кивнул на девочку, лучше ей отдай.
  Военные открыли свои запасы еды и пригласили детей к ' столу'. Чуть позже, моя посуду, лейтенант, сожалея о своем срыве, попытался развлечь грустную девочку. Он пытался увлечь ее игрой, отбивая ритм на котелке.
  - Ну, подпевай, может быть, вырастишь, Пугачевой станешь?
  Лиля молчала. Пашка, запаниковал. Внезапно она присела на корточки и обняла руками коленки. По глазам ребенка потекли слезы. Мальчик испугался. Павел понял, что его подсознательно беспокоило ее молчание. Ему стало страшно. Он стал рассказывать ей разные смешные истории, тормошить ее. Сказки получались не смешные. Братишка, перескакивая с пятого на десятое, начинал рассказывать какие-то истории. Пашка потерял самообладание и начал тряси ее за плечи.
  Лиля колыхалась в его руках, как безвольная кукла. Ее глаза грустно смотрели на мальчика. Прибежали остальные офицеры. Пока другие успокаивали пацана майор, а он оказался врачом, осмотрел девочку. Узнав, что пережили дети, военврач вздохнул.
  
  -Шок, однозначно. Психологические проблемы лечит только время.
  Ночью, Пашка почти не спал. В тайге кричали незнакомые звери. Лиля металась на жестком сидении. Успокаивая сестренку, мальчик клал ей на лоб свою горячую ладонь. Второй рукой мальчик сжимал рукоятку ножа подаренного ему офицерами.
   На третий день дети вышли к мосту. Военные к мосту, не пошли. Офицеры отдали брату с сестрой весь шоколад и несколько банок тушенки. Они были убеждены, что локаторная станция недалеко. Однако, военные, ' блукали' уже третий день.
  'Не иначе, леший водит ',- острил лейтенант, вытирая пот со лба.
  Это притом, что дорогу они знали досконально. Двое из трех служили на этой 'точке' с окончания училища.
  Лиля долго махала рукой военным, пока они не скрылись за высокими соснами.
  Моста, не было. Нет, конечно, он не исчез, испарившись в воздухе. Стояли покореженные опоры, Внизу виднелась запруда, вызванная рухнувшими перекрытиями. Она постепенно размывалась, но остатки бетона, арматуры, щебня переплетенные в причудливые связки держались, вызывая недовольство быстрой реки. Вода шипела водоворотами белой пены и брызг.
  Можно бы поискать брод, однако, прыгать среди ржавой перекрученной арматуры, было опасно. Конечно, мальчика это бы не остановило. С дедом они подолгу стояли на краю крыши, тренируя равновесие. Но, сможет ли маленькая девочка справиться с тропкой, которую он выберет?
  Девочка доверчиво протянула парню свою маленькую ладошку. Мальчик, держа сестренку за руку, стал спускаться к реке. Тропинка петляла. Пашке пришлось продираться сквозь колючий кустарник, прикрывая собой девочку.
  До реки было еще метров тридцать. Хотелось броситься к реке и умыться, однако неделя странствий по 'заколдованной' тайге, научила парня осторожности.
  'Свежих следов не видно. А есть ли люди на берегу? ', мальчик настороженно прислушался. Он не понял, что его насторожило.
  Запах. Как учил дед, сильный запах, сигнал-опасности. Пашка, запоминал их все. Мальчик перебирал связки трав с завязанными глазами. Его ноздри трепетали. Ароматы подсохших сибирских трав могли рассказать о многом. Ему казалось, что иногда, он может предоставить место, где они были собраны.
  Старый офицер говорил, что, когда-то это может спасти его внуку, жизнь.
  Нет, это была не опасность. Опасность Пашка чувствовал иначе. Чувства, которые он испытал во время грабежа поезда и убийства проводников, были другие. Грязнее и проще. Мальчик впервые видел смерть. Его психику спасла сестра, потянувшая его за людьми. Он поднялся с колен и поплелся вместе с ней в колонне людей с ограбленного поезда, постепенно приходя в себя.
  Дети долго сидели в кустах. Павел выжидал. У въезда на насыпь, там, где елки погуще, что-то дымилось. Из-за кустарника было не видно, и мальчик не знал, как поступить. Он с удивлением глядел на сестренку.
  Лиля, скорчив умоляющее лицо, пыталась ему, что-то сказать. Наконец, не выдержав, девочка схватила брата за полу куртки, показывая на дым другой рукой.
  -Ну, все, все, идем.- Пашка хмыкнул, поправляя одежду.
  -Такая малая, а вся, в мать.
  Теперь он понял откуда запах. Около обгорелой сосны.там , куда не долетают брызги, теплился костерок. Женщина, что-то мешала в закопченном котелке. Вкусно пахло едой.
  Осторожно оглядываясь по сторонам, ребята пошли в сторону костра.
  Мальчик попросил разрешения присесть, но сам оставался настороже, придерживая Лилю за плечо и сжимая в кармане обломок ножа.
  Женщина не ответила. Она смотрела на огонь, и казалось, была поглощена им. Ее глаза были полуприкрыты и, наверное, в их темной глубине плясали, гасли, такие же огоньки, растворявшиеся в дыме костра. Девочка вывернулась из-под руки брата и подбежала к незнакомке. Обняв ее за плечи, Лиля, без тени испуга заглянула в лицо. Ребенок, доверчиво положил головку женщине на плечо.
  Незнакомка вздрогнула и открыла глаза. Несколько мгновений она с ужасом смотрела на девочку.
  - Нет, тебя нет.
  Женщина махнула рукой, как бы прогоняя страшное видение. Ее взгляд постепенно прояснился.
  'Тетенька', как сразу окрестила ее девочка, погладила ее по голове. Пашка напрягся, но девочка не испугалось. Лиля доверчиво улыбнулась и поманила брата к костру.
  -Меня зовут Мария.
  Пашка ответил за себя и за сестру. Представился вежливо, и слегка, по-книжному. Ему оставалось только щелкнуть шпорами, как в костюмированном сериале. Слишком въелась в него 'дедова' наука. Женщина встала и потянулась. Она глянула на котелок с давно кипевшим супом.
  -А я тут, задремала и чуть обед не проворонила.
  Парень расслабился. После ужаса, испытанного ими во время недолгого путешествия, это было нелегко.
  
  Мария взъерошила волосы девочки, небрежно подрезанные Пашкиным ножом. 'Тетенька', глянула на братишку, который 'клевал' носом, вздохнула, и махнула рукой на реку.
  - Мойтесь руки и идите к столу.
  Дети долго терли руки речным песком. Пашка нашел сестренке 'куриного бога. Девочка долго разглядывала находку.
  - Это надо на шею повесить,- мальчик показал на камешек с дыркой, - на счастье.
  Лиля кивнула. Она разглядывала на струйки песка стекавшие с ее ладони.
  -Надо ей палочек собрать. Ну, для того, чтобы огонек не умер.
  Павел замер. Девочка продолжала глядеть на воду.
  Лиля заговорила. Впервые, после нападения на поезд. Просто и легко, как бы продолжая начатый разговор.
  'Только бы не напугать', - мальчик вжикнул молнией куртки скрывая растерянность. Он кивнул и стал собирать подсохший плавник, изредка оглядываясь на женщину, сидящую у костра.
  Никто не знал, о ее прошлой жизни. 'Женщина у костра' возникла, как бы из ниоткуда, но в самый нужный момент. Позже, Павел понял, что все было предопределено. Дети устали. Парень впадал в отчаяние. Еда кончалась. Еще утром Пашка отдал сестренке половинку засохшего Сникерса. В его кармане болталась пригоршня прошлогодней рябины. Он жевал ягоды, пытаясь заглушить голод, но маленькой Лиле это не предложишь.
  И Мария была на грани. После смерти дочери, когда пьяный водитель размазал девочку по асфальту, женщина попала в больницу с нервным срывом. На работу она уже не вернулась. Грянул Конфликт и Мария, оказалась 'за бортом '. Где блуждали ее мысли? Она все реже цеплялась за реальность. Костер это та, последняя точка, за которую она держалась.
  'Дочка в школе. Она вернется. Ее надо покормить'. 'Женщина у костра' поднималась и шла готовить похлебку.
  И они, встретились. И может быть, кто-то облегченно вздохнул. Кто? Может быть тот, кто все видит и не во, что не вмешивается? У Марии появилась дочь. У Лили - 'Тетенька '.
  И, как мало для этого было нужно. Она учила девочку варить макароны и собирала с ней гербарии из опавших листьев. Вместе с Лилей они радовались, когда Пашка принес первого зайца, пойманного своими руками. В их маленьком коллективе появился добытчик. Наевшись мяса, Лиля быстро уснула, а мальчик и Мария долго разговаривали у костра.
  Быт постепенно налаживался. У костра сидело уже несколько подростков. Девчонки помогали Марии у костра, мальчишки осваивали пещеру, обнаруженную выше на холме. Первыми Павел привел двух истощенных сестер-близняшек, позже, чернявого Вартана.
  Девчонки валялись в голодном обмороке практически у самого лагеря.
  Вартана или Варика, как его стала называть Мария, обожгло 'Синей полосой'. Редкая аномалия подкараулила парнишку у старого оврага. След от нее, ожог в виде синей, ветвистой полосы навсегда останется на спине парня. С ним оказалось сложнее. Его пришлось вытаскивать из заболоченного оврага. Сам идти он не мог, и Пашке пришлось нести его на себе. Хорошо, что у оврага мальчишки наткнулись на стоянку 'диких', которые помогли им добраться до лагеря.
  Этот случай получил известность и вскоре у костра у реки зазвучали звонкие детские голоса.
  Большую часть времени они просто копались в остатках и мусорных кучах около ближайших острогов. Кто-то искал остатки съестного, кто-то пытался охотится. Так формировался костяк клана 'Искателей'.
  Какое-то время они выживали. Потом, начался голод. Ребята пробовали кормиться в острогах. Княжьи дружинники, подкармливаемые рыночными торговцами, пресекали это в зародыше. На рынках царил беспредел. Когда обозленный торговец отрубил руку лесной девчонке, укравшей у него курицу а 'дружинники ' повесили белобрысого Ваньку, обвинив в воровстве, для клана наступили тяжелые времена.
  Марии пришлось возглавить эту дикую вольницу. 'Тетенька' очень боялась, что ее оголодавших детишек потянет в криминал. Каждую ночь она думала и прикидывала варианты дальнейшего развития клана. Решение пришло неожиданно. Надеждой клана стали 'Искатели'. В то время люди знающие тайгу и умеющие выживать среди аномалий были на вес золота. Лесников было мало, возраста они были преклонного и не умели подстраиваться под быстро меняющиеся реалии современной жизни. С мальчишками было иначе. Для многих тайга стала родным домом. Они легко осваивали таежные премудрости точно так, как осваивали навороченные гайджеты. Просто Контр-страйк стал реальным, и бонус был один-твоя жизнь.
  Из них Мария стала набирать 'поисковиков'. Поселки и фактории расположенные к западу от реки были сплошными белыми пятнами. Говорили, что они брошены и буквально набиты полезными 'мелочами'. 'Мелочи', а среди них попадались металлы, посуда, радиодетали, неплохо 'шли' на черном рынке. А, что если ее мальчишкам удастся наладить туда проход?
  Почему им? Почему не профессионалам спецназа или Омона, благо, их шаталось по тайге, немеренно. Никто не знал этот район тайги, как ее 'ребятишки'. Да и проход к этим факториям был 'живой'. Поля 'чертовых укусов' менялись произвольно, иногда, до нескольких раз на дню.
  Ее 'Искатели' были свободны от штампов. Трудно придерживаться правил, которые тебе незнакомы. А бояться, ты пока еще не научился.
  Леса, набитые смертоносным железом, временными изломами и смертельными аномалиями, были полны загадок. Но они прошли их, как будто в запасе несколько компьютерных жизней у каждого. Дорога к местному 'Эльдорадо 'показала, что некоторым из них 'game over' не наступит. Разведка подступов к западным поселкам была щедро полита их невинной кровью. И тропы открылись.
  Но пришлых, там не любили. Днем искателей сокровищ ждали коварные аномалии. Иногда 'черные следы' двигались, и тогда спасала только удача. На заросших тропах можно было наткнуться на обугленный костяк, того, кому не повезло. Скопища 'адовых' существ выслеживали их ночью. На пустынных улицах заброшенных поселков их ждали стрелы 'диких' и пули бандитов. Вернувшихся счастливцев могли ждать около самого дома, чтобы отобрать добычу. Но если 'искатель' возвращался в клан из Западных поселков, призрак голода отступал. Ребята освоились, и на местной бирже стал появляться товар, имеющий хорошую цену.
  И еще несколько мальчишек и девчонок будут жаться у входа в пещеру 'Тетеньки'. И будут знать, что их, не прогонят, а примут, и обогреют у костра.
  Шло время. Остроги разрастались. Они уже не напоминали хаотические нагромождения жилищ, огороженные невысоким частоколом. Остроги все больше и больше приобретали черты небольших городков. Молодежь, а именно она стала населением и именно она диктовала свои привычки и предпочтения. Отсюда и термины, взятые в основном с военных позывных Конфликта. А какие еще позывные могут быть у ролевиков. Остроги, дружины, маги, все эти термины были близки бывшим гемерам, с детства обожавшим фентезийные РПГ.
  Князей уже не могли удовлетворять группы крепких парней, набранных в охрану. Дикая вольница в охране городков стала мешать. Они обленились и стали напоминать зажравшихся культуристов. Раскормленные, охранники предпочитали дежурства на рынке, занятиям на боевых площадках. Да и там предпочитали проводить время в решении своих 'вопросов'. Варяги наглели и требовали прибавки жалования.
  Они не замечали, что большинство охранных функций перешли к дружинникам, бывшим княжеским телохранителям. Защитники уже не обладали нужным влиянием и подготовкой. В отличие от них княжеские дружины готовили воеводы, прошедшие множество 'горячих точек'. Да и сами ребята, многие из которых даже не были в армии, хотели стать воинами. В этих острогах жили их родители, друзья, возлюбленные. В это тревожное время княжеская дружина была последней надеждой их родных и близких. Защитой от банд и дьявольских созданий природы.
  Двум медведям в одной берлоге не ужиться. И вот, наступил день, когда противостояние между дружинниками и защитниками, накалилось до предела.Неизвестными были ограблены несколько складов с продовольствием. Утром были найдены несколько трупов со следами пыток. Все следы вели к 'защитникам'. Княжеское терпение лопнуло.
   Уже до обеда все наемные ландскнехты были выставлены за ворота. Раздобревшие 'решатели проблем ', были в шоке от происшедшего. Бывшие защитники грозили кулаками воротам, двери, которых были для них закрыты. Пулеметы с вышек, направленные на недовольных, помогли убедить протестующих. С высоты частокола, множество жителей провожало взглядом угрюмых вояк. Мужчины хмурились. Женщины плакали. Конечно, 'защитники' дискредитировали себя. Все понимали, что 'по-доброму' они бы не ушли. Поэтому их заставили сдать оружие. Но в этом лесу шансы выжить, ничтожны.
  Мария понимала, что без 'Старшего' их клан не продержится. Обычно подобные общины очень уязвимы. Самозваные 'защитники ' объявлялись несколько раз.
  Последними была группа дезертиров, наткнувшаяся на их лагерь совершенно случайно.
  Неожиданно на поляну выскочила группа здоровых парней.
  Опухшие от таежного гнуса, грязные и оборванные, они обезумили, увидев еду.
  Избив Валерку, дезертиры стали драться из-за мяса, выпавшего из перевернутого котла. Обжигаясь, они хватали полусырые куски и рвали его, как голодные собаки. Девчонки, стирающие белье, были напуганы и застыли в оцепенении. Один из парней вытер жирные губы обратной стороной ладони. Внезапно он обернулся. Его маленькие раскосые глазки, радостно сверкнули. 'Горилла' гигикнул и почесав волосатую грудь, указал пальцем на остолбеневших сестренок.
  - Нет,- Ленка замотала головой и начала пятится. Но куда ей было тягаться с профессиональным воином. Тот намотал ее волосы на руку и поцеловал, пачкая жирными губами. События понеслись стремительно.
  Малыши бросились в рассыпную. От пещеры бежала Мария, предупрежденная кем-то из детей. Быстрее всех среагировал невысокий крепыш, одетый в потертую безрукавку, мехом наружу. Два удара и ' горилла' валиться на землю. Парень ошалело мотает головой, разбрасывая кровавые сгустки, отшвырнув девчонку в сторону, выхватывает нож. Поздно, в его лицо уже глядит дуло пистолета. Колян перехватывает Марию, замахивающуюся на 'гориллу' кухонным ножом.
  'Ша,- крикнул он,- будем договариваться'.
  Дезертиры обосновались на холме. Они редко появлялись в лагере. Иногда, особенно после большого хабара, кто-то из них спускался и забирал большую часть добычи. Вечерами, на холме были слышны крики и шум драк.
  'Пар-выпускают', -ухмылялся главарь бандитов. Мария глядела с ненавистью, но молчала. Она понимала, что клану не выжить в одиночку.
  Иногда, когда Колян ездил в ближайший городок, некоторые из бойцов спускались с холма. Шарахаясь между шалашами и палатками парни пили и сквернословили. Они могли выбить двери и избить подростков, которые попадались им на пути. Мария прятала старших девочек в старой охотничьей хижине, что стояла выше по руслу реки, о которой дезертиры не знали. Приезжал их'Старший' и все затихало.
   Колян понимал, что благосостояние клана держится на искателях. Именно от их знаний, умения, удачливости зависит прибыль клана, а следовательно, сытая жизнь его и подручных. 'Счастливчиков', именно так Колян называл удачливых поисковиков в 'Искателях' не трогали.
  Братва поисковиков не кошмарила. Им прощали все, даже вызывающий взгляд. Не прощали одного. В дни, когда поисковик возвращался без хабара, Колян свирепел. По его скуластому лицу начинали ходить желваки, и он мог ударить за любую провинность.
  А лучшим среди, счастливчиков был Пашка. Будь он один, давно бы ушел. Его не страшили страшные аномалии, которыми кишели ближайшие леса. За время своих походов встречался со светящимися лисами и свистящими ящерами. С 'бронзовым ' волком он провел целую ночь, упав в медвежью яму. Зная лес и его обитателей, парень мог просто не вернуться с очередного маршрута. Мог, но всегда возвращался.
  Возвращался к Марии, которая поддержала его в трудную минуту. К друзьям, которых сам и привел в клан. А главное, его ждала Лиля.
  Сестренка, так и осталась маленьким, чумазым созданием. Говорила она плохо, полностью речь так и не восстановилась. Она предпочитала общаться жестами. Лиля подружилась с местными ребятишками, которые приходили играть с ближайшего стойбища. 'Дикие', научили ее лазить по деревьям и теперь, ее часто видели сидевшей на высоких деревьях. Там Лиля пряталась, от Марии, которая часто стригла малышей. Женщина стояла у липких от смолы деревьев и щелкала большими ножницами. Малыши стрижку не любили, но покорно ждали своей участи. И только Лиля, глядела на это безобразие, с высоких деревьев, поблескивая карими глазенками и корча умильные рожицы.
  Еще, она любила играть с большой, чумазой куклой. Эту игрушку Пашка подобрал около машины, сгоревшей в овраге, во время одного из своих путешествий. Кукла лежала прямо среди клубка аномалий. От атмосферного электричества ее жесткие волосы стояли дыбом и по ним проскакивали голубые искорки. Казалось,что кто-то пытался задобрить новых духов принося им жертву, самое ценное. Конечно, будь Павел постарше он бы прошел мимо такого 'подарка'. Но мальчик не привык возвращаться без подарка для Лили.
  Кукольные одежки истлели. Девочка пеленала свою пластмассовую 'дочку' в лохмотья и лоскуты, подаренные старшими девочками, и тихонько пела колыбельную песню.
  Это была особая песня. Почти без слов. Лиля, как могла, тянула грустную мелодию. Брат терпел, обнимая хрупкую девочку за плечи. Песня, звучала снова и снова. Казалось, что ребенок, молчавший целыми днями, пытается рассказать брату о своих радостях и горестях. Они, подолгу сидели, на мостках у отмели. Два маленьких зверька, брошенных в этом мире.
  Пашка понимал, что если он не вернется, сестра пропадет.. Пока он удачлив, сестра в безопасности. 'Старший' никому не позволит тронуть удачливого искателя. А значит, 'счастливчик', всегда возвращается.
  После того, как сменился их 'старший', искателям стало легче. Однажды, утром, из реки выбрался человек. Мотая головой от усталости, он встал на колени.
  - Чужак, чужак, - дети прыснули в разные стороны.
  Увидев, людей, мужчина засмеялся и попытался встать. Внезапно он пошатнулся и потерял сознание. Женщина, готовящая пищу у костра, отогнала малышей.
  С помощью ребят постарше они перетащили чужака в палатку у ручья.
  Жилье было по-своему знаменитым. Сколько ребятишек спасла Мария под этим камуфляжным пологом. Именно здесь, она впервые услышала прозвище.
  'Докторша, - женщина хмыкнула, - кто бы знал, чем заниматься придется? '
  -Так, - привычка комментировать свои действия, прижилась - что тут у нас?
  Она промыла ему рану на голове. Спирта было мало и приходилось экономить. 'Защитники' нашли спрятанную канистру и теперь, в районе их лагеря слышались крики и выстрелы. Марии пришлось лезть в дупло старого кедра. Именно там она прятала флягу со спиртом, их последний неприкосновенный запас.
  'Мох, собранный у черного ельника, снимет температуру'.
  -Вот и все, доктор аккуратно обрезала концы бинта. Раненный задышал ровнее.
  'Разбитая голова, лихорадка, Мария вздохнула,- сколько же ты у нас, проваляешься? Не мальчик уже, что же тебя на реку то понесло?'- женщина не удержалась и провела рукой по его мускулистой груди.
  Мария, впервые за долгие месяцы, покраснела от своих мыслей.
  Через неделю 'Чужак ' вместе со старшими ребятами поднялся на пригорок, где располагался лагерь дезертиров. В руках у 'Искателей' были биты. У клана появился новый 'Старший'.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"