Свечин Андрей: другие произведения.

Исторические воззрения Леныпалны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.96*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Я не думаю, что преподавать историю - глупое занятие вообще. Оно глупое в частностях. Наверное, чья-то история ведет себя, как подобает приличным детям почтенных родителей. Только не наша! Какого, спрашивается, черта я должна в очередной раз разворачивать эту раздолбанную на ухабах птицу-тройку Русь и волочить ее назад то на сто, то на полтыщи лет, чтобы там, наподдав хлыстом, запустить ее по новой, угодной новым идеологам, колее. Нет там никакой колеи!" - ЛенаПална, учительница истории в старших классах.

  Свечин Андрей
  ИСТОРИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЛЕНЫПАЛНЫ
  
  Предварю Ваше чтение авторским пояснением: задумывалось сие, как часть повести об учительнице истории, точнее - как дневник главной героини. Заметно профессиональный по теме, но написанный для себя. Повесть, к сожалению, не задалась, но дневник, по-моему, даже в отдельном издании представляет некоторый интерес. Поэтому это псевдотворение псевдо-Леныпалны (так звали невытанцевавшуюся училку), приводится здесь хоть и кусками, но каждый отрывок практически без правки. В предполагавшейся, так и ненаписанной, книге подчеркивалось для страховки, что все эти глубоко исторические факты и неглубоко исторические гипотезы полностью на совести Леныпалны. Теперь приходится брать на себя ответственность за полет фантазии. К несчаcтью, предполагается, что читатель имеет зачаточное представление о VIII-XIII веках нашей истории и растолковывать ему банальности не нужно. С другой стороны, ссылки на первоисточники не приводятся - это эссе, а не научная работа! Если требуются разъяснения: спрашивайте, на досуге подискутируем.
   Анд. Свечин.
  
  P.S. Все-таки как-нибудь попробую реанимировать идею в целом...
  ___________________________________________________________
  
  
   Я не думаю, что преподавать историю - глупое занятие вообще. Оно глупое в частностях. Наверное, чья-то история ведет себя, как подобает приличным детям почтенных родителей. Только не наша! Какого, спрашивается, черта я должна в очередной раз разворачивать эту раздолбанную на ухабах птицу-тройку Русь и волочить ее назад то на сто, то на полтыщи лет, чтобы там, наподдав хлыстом, запустить ее по новой, угодной новым идеологам, колее. Нет там никакой колеи!
  Хоть бы древнейшие времена прояснились. Нет, тогда уже писал летописец свою повесть о летах наших тогдашних как "временную" - не по давнему толкованию сего слова, а по нынешнему.
  
  Большинству людей на историю плевать. Какая есть такой и останется... От нее ни прибытку, ни убытку. А мне, учительнице истории? Тем более.
  
  
  Я - русская. Когда-то в наивной юности я распросила еще живых тогда дедов-прадедов с бабками-прабабками о своих корнях. Потом взяла карту и нарисовала на ней точки, соединив их друг другом. Каждая точка - мой предок. Каждая линия - свидетельство тяги моего предка к "перемене мест". Получилась - паутина. А в центре ее жирное паучье пятно на месте Москвы - это я сама. Мои тенета охватили тогда всю предуральную Россию, часть Украины, оккупировали Прибалтику, выбросили сомнительные метастазы куда-то в "заграницу". Юго-западные отростки явно собирались просочиться в пределы сопредельной Азии. Северо-восточные намеревались вкусить Ледовитого Окияна. А потом мне стало жутко. Я представила, что каждая из тупиковых точек - сама есть центр такой же сети, неведомой мне из-за банальной исторической забывчивости. И что же тогда получаюсь я? Напрасно пыталась я угомонить свою фантазию, которая начала заматывать глобус поверх параллелей и меридианов моей собственной системой родственных координат. Вон, мой тогдашний сосед по парте Сережка Воронов утверждал, что все его родственники с мезозойских времен так и проживали в вятской деревне Вороново, где все были Вороновы, будут Вороновы и ... Но допусти, что хоть один из пра-Вороновых не был приверженцем оседлого образа жизни, и тут же выскочит из Вятской губернии тоненькая ниточка, расплетется в две, четыре, восемь, раскинется дальше и дальше - везде.
  Но это понятия географические. А есть еще национальные. К моей "русскости" незаметно подмазались удмурт, эстонка, компания украинцев, подозрительно-легендарный француз или итальянец (забредавший к нам с Наполноном и успевший тут напакостить), а также подкидыш, оделивший своих детей и внуков шевелюрой, подозрительно напоминавшей цыганскую.
  Как хочется добиться чистоты крови... Дистиллированной, исторически обоснованной, подтвержденной раскопками курганов и раскруткой ДНК. Тогда можно замуровать себя в этой хрустальной прозрачности и глядеть с презреньем на прочих - замутненных. Уже в институте я поражалась с каким остервенением защищали свои идеи мэтры - были ли варяги славянами или были ли татары - татарами. А потом поняла неформулируемую подоплеку спора, которую более глупые последователи озвучивали въявь. Спортили они нашу кровь или нет? Или, наоборот, подмешали к ней, второсортной, каплю марочного вина. Не я первая говорю о маразме обоих постановок вопроса, но ведь снова и снова с радостью раскладываем мы на своем пути грабли, и с радостью завязываем глаза, и идем вперед, и...
  
  К черту современность! Писать о временах минувших легче и приятней. По крайней мере, никто не упрекнет в разжигании межнациональной розни. Все фигуранты тех событий уже разобрались между собой без нашей помощи.
  
  Лежит на берегу Плещеева озера в древнем Переяславле-Залесском по сю пору камень-валун - "Синь-камень". Жила здесь меря - молилась "в камень", пришли славяне - присоединились к ним. Пострадал камень только при следующей "перестройке" - церковники его и топили, и закапывали. Но до конца не закопали и не утопили. Жив Курилка, лежит-посмеивается!
  Молились славяне и "в дрова": заплетали березе ветви, приносили ей подарки, целовались через свисающие плети, ища суженого... Побывали в священных и дубы, и горы, и ключи, и расписанные почерневшие доски...
  Кто-то верил во второе пришествие Христа, кто-то в первое - коммунизма... А кого только мы не выбирали в качестве идолов - и с радостными воплями сбрасывали их с мостов, с прибрежных круч, с постаментов, с пьдесталовов - отовсюду, куда недавно с такой же радостью затаскивали! Где вы возвеличенные идеи и люди? А вот Синь-камень лежит... И еще - стоит у дороги дерево с повязанными невестой с женихом ленточками...
  
  Вечный огонь... Не бывает вечного! Еще в "Сказании о построении града Ярославля" поминают "неугасимый огнь", что держали Велесу волхвы. Где он, неугасимый? Девяносто девять из ста не вспомнят, что это за Велес, которому наши предки оказывали такой почет ...
  
  Не в книжных словесах и не в выбитых в камне надписях сохранились имена самых древних наших покровителей. Дети, смеясь и подпрыгивая от нетерпения, продолжают звать Его себе в помощь. Чур меня! Чур не меня! Странно... Почему именно дети...
  Отвергнутые боги от обиды злеют и страшнеют. Вы можете представить себя кладущим требы упырю? А в "Слове об идолах" именно упырей (вместе с совсем позабытыми берегинями) называет автор нашими покровителями, более древними, чем Род и Рожаницы. Разжалованные упыри превратились в кровожадных монстров, а вот древний бог Чур оказался на диво необидчив - и любим за это детьми.
  
  Моква (с ударением на второй слог) на тюремном жаргоне - вода. Она же дождь - на Чукотке. Неясно - то ли зеки переняли чукотское слово, то ли чукчи позаимствовали его. Но и тюремный вариант слова, и чукотский одинаково поражают своей похожестью на имя реки Москвы, которое никто до сих пор безоговорочно не разъяснил.
  Ва - в финско-угрских языках "вода". Тогда все ясно - Протва, Москва, Сосьва! Но куда тогда деваться с названиями "литва" или "мордва", с водой не имеющего ничего общего ...
  
  Самое древнее городище на территории Москвы - отнюдь не славянское. Дьяково городище в Коломенском дало имя целому пласту в археологических исследованиях, целой древней культуре. А имя народа - носителя этой культуры - видимо, меря. Пришедшие славяне любили приселяться к финно-угрским поселениям. К мере - на Саровском городище, к муроме - на Туманском возле Мурома. Это ли не свидетельство их мирного сосуществования. Но также приселялись к городам или возникали рядом ними и варяжские становища. Гнездово и Смоленск, Рюриково и Новгород. Предполагаешь мирные отношения в первом варианте, предполагай их и во втором. "Нет" здесь - допускай "нет" и там.
  
  Что вы подумали, если бы зайдя в деревню и открыв дверь в первую попавшуюся избу, увидели в ней груды костей? Ринулись в соседний дом, а там те же хозяева! Что подумали, угадать не берусь, но увиденное точно запечатлилось бы в вашей памяти надолго, если не навечно. А ведь еще в 18 веке на могилах мордвы ставили маленькие домики, которые христианские священники упрямо сжигали, а мордвины столь же упрямо восстанавливали. А еще раньше это были не просто домики, а настоящие дома. Некоторые из них, отрываясь от земли поближе к небу, возвышались на угловых столбах, а то и на одном центральном столбе. Вот вам и страшная избушка на курьих ножках из русского фольклора! Интересно, что такие "домики мертвых" строили не только угро-финны (мари, мурома, удмурты), но и балты - фундаменты таких "жилищ" находили на захоронениях в Литве. А вот славяне до такого способа почитания покойников тогда не додумались и оставалось им от таких захоронений только шарахаться, как черт от ладана.
  
  Если Перун родственник балтского Перкунаса, то странным путем добирался он до Новгорода. Через Киев... Левой пяткой правое ухо... Ведь впервые летописец размещает его на Киевской круче и только потом Перуна делегируют в Новогород в убеждающем сопровождении русских богатырей. Впрочем Добрыне было все равно кого ставить над вечевой вольницей! Велел начальник Владимир-князь ставить Перуна - поставил. Велели оного через лет дцать сбросить и начать крестом махать - тоже пожалуйста. И все это - естественно - с привлечением ultima racio regis. Какое тут мирное пришествие христианства! Очередная "перестройка-перекличка-перестрелка".
  
  Упоминание известным географом-журналистом, а по совместительству секретарем посольства халифа Багдада к царю волжских булгар ибн-Фадланом некоего острова, где жила русь, вовсе не свидетельствует однозначно об окруженном морем месте ее проживания. Островами назывались на севере и благородные-плодородные угодья посреди бесплодных мест, и сухие возвышенные места посреди болот. Кстати, именно на таких местах ставили остроги (на севере скажут "острога", с ударением на последний слог) - огороженные города. Ограды из кольев, заостренных сверху, до сих пор на псковщине зовут островинами. Вот вам версия - араб или его толмач просто перепутал два слова (или они тогда были одним словом? и получается, что разговаривали арабы с русью по-славянски?). А жили варяги-русь действительно в отдельных острогах: и Гнездово под Смоленском, и Рюриково городище, и Шестовица у Чернигова, и другие бесспорно дружинные логова - не города. Города стояли или вставали рядом. Вы возразите, что остров ибн-Фадлана - "три дня и три ночи пути в ширину". Но где же это такой остров? Готланд, а тем более Рюген, за день проедешь! А если они перепутали Скандинавский или Карельский полуострова с островом (они - это конечно арабы, а не варяги!), то расстояние чуть маловато! В общем, я читаю это сообщение не как размер мифического острова Руси, а как расстояние до ближайшей базы варягов - острова-острога на Каме, Оке или еще где-то поблизости, докуда можно добраться за три дня.
  
  Дискотека как верх распутства и бесчинства? А как вам нижеследующее (для полноты ощущений сохраним стиль и терминологию оных веков - где XV-го, а где и XII-го): "И се слышахом: в суботу вечер собираються вкупь мужи и жены и играют и пляшут бестудно и скверну деют в нощи святаго воскресения, яко Дианусов праздник празднуют нечестивии елени, вкупе мужи и жены, яко и кони, вискают и ржут, и скверну деют". А вот еще: "Сходятся мужи и жены и девицы на нощное плещевание и на бесчинный говор и на бесовские песни и на плясания и на скакания и на богомерзкие дела, и бывают отрокам осквернение и девам растление, и егда мимо нощь ходит, тогда отходят к реце с великим кричанием, аки басни, и умываются водою, и егда начнут наутреню звонити, тогда отходят в домы своя и падают акы мертвые от великого клопотания". А под конец "мало не весь град взметется и возбесится, стучат бубны и гласы сопелей и гудут струны, женам же и девам плескание и плясание, и главам их покивание, устам их неприязнен клич и вопль, всескверные песни и бесовская угодия свершахуся, и хребтом их вихляния, и ногам их скакание и топтание; туже есть мужем же и отрокам великое прелщение и падение: но яко на женское и девическое шатание блудное им возърение, такоже и женам мужатым беззаконное осквернение и девам растление". Особенно мне нравится слово "клопотание". Жаль оно пропало в пучине веков... А все-таки хорошо гуляли деды! И особенно бабки!
  
  И был один питерский волхв с гитарой, певший в конце ХХ века: "Десять стрел на десяти ветрах, лук сплетенный из ветвей и трав...", и был карел, писавший на бересте в начале века ХШ: "Божья стрела и десять имен ее...". Едва ли эти барды - родня по крови, но десятки их стрел-слов, выпущенных твердой рукой, продолжают лететь над Русью.
  
  Официально ребят с мечами и с неукротимым желанием набить мошну с помощью этих мечей звали то варягами, то русью, то колбягами. Среди этих трех прозвищ - если их принимать за названия народов, а не межнациональных бандформирований - два сильно напоминают балтские (помните ятвягов и голядь), третье похоже на финно-угрское (вроде весь, чудь, сумь, емь). Скандинавско-норманские прозвания народов иные: свеи-шведы, урмане-норманны, англяне (не путайте с англичанами - англяне жили в Ютландии и только потом переправились к бриттам).
  
  Интересно представить, как в XII-м веке воспринимали славянские парни девок из соседних чудских деревень, если принять во внимание жалобы новгородского архиепископа Феодосия об искоренении языческих обрядов в Чюди, в Ижоре и прочая, состоявших в том, что "замужни жены и вдовы головы бреют и тем безчинием велико поругание женскому полу" творят. Обженишься на красотке, а наутро возле тебя Котовский в юбке. Одно слово - чудь! Но женились ведь...
  
  Представления норвежцев о краях, где правили их якобы родственники не слишком отличаются от типично сказочных.
  Гардарики - Страна Городов (так скандинавы тогда кликали нашу землю) - такая большая страна, что были тогда там владения многих князей: Марро звался князь, он правил Морамаром, та земля находится в Гардарики; Радстав звался князь, и там, где он правил, земля называлась Радстова; Хольмгейр звался тот князь, который вслед за Квилланусом правил Хольмгардом; Палтес звался князь, он правил Палтескьюборгом; Кёнмар звался князь, он правил Кенугардами, а там сначала жил Магог, сын Иафета, сына Ноя. Узнали города? Правильно - Муром, Ростов, Полоцк, Новгород, Киев. А имена князей? Конечно, в Ростове правил Ростов, в Муроме - Муром, в Киеве - Кий. Извините, не Кий! Кий - это по другим источникам, здесь имя города чуть по-иному перетолмачили - Кенугард - и соответственно пришлось князю иное имя дать. Особенно хорошо, что без Магога не обошлось. Он как раз и проясняет - какая цена всем этим "известиям". Вот вам и всесведующие норманны, которые мимо этих мест, как по своему огороду, из варяг в греки шлялись. И когда мне говорят об преимущественно норманнских именах в списке послов Олега, я подозреваю, что достаточно, чтобы это известие со списком имен один раз прошло через уста или руку переписчика-неславянина, и тогда Кий может не только в Кёнмара превратиться, но и двоюродного дедушку-еврея.
  
  Византия сыграла с варягами и с русью шутку. Доплыла до Византии очередная удачливая шайка варягов, имевшая свою малину в районе Киева, только собралась повоевать (читай - пограбить) вдоволь, а вместо этого их на переговоры зовут.
  - Вы, - говорят, - кто?
  - Мы - князья, - гордо отвечают те.
  - А какого княжества? - спрашивают вежливые византийцы.
   Тут ребятам с мечами становится неудобно... Ну, не случилось еще под их властью государства... А у этих цесарцев: если назвался князем - предъяви свою страну. Тут и вспоминают они о стране городов, оставленной позади. Славян в шайке нет - уличить во вранье некому. Ну и понесло их...
  - Страна эта велика и обильна (и так далее по известному тексту).
  Византийцы мило улыбаются и, зная бардак, который творится в приднестровье последние лет триста, не пытаются усомниться в излагаемом. Тем более, что дурной характер гостей не располагает к прямым спорам. Подписывают они пару бумажек, разрешают им торговать, как им бог на душу положит, чтобы только сплавить их куда подальше. Суют кое-какие подарки в зубы и под локоток их вежливо и ласково - за ворота. Ребята опомниться не успели, а они уже на пути домой. А в зубах вместо добычи - бумажка. На кой черт варягам бумажка? Хорошо, что дома, на Руси, нашлись тороватые люди, которые ценность такой цидулки поняли и ... Это уже совсем другая история.
  
  Варяги появились на Руси, когда города - пусть не в полном их государственном понимании - на Руси уже были во множестве. Они потом так и называли Русь: Гардар или Гардарики. В переводе Страна городов. Грабить удобнее города, а не рыскать по селищам.
  
  В могилах племен черняховской культуры, которая расцветала на южнорусских землях до славян - в начале тысячелетия - почти нет оружия. Фибулы, пряжки, подвески, ожерелья, стеклянные кубки... А где щиты, копья, мечи? Такие вот древние пацифисты! Наверное, иллюзия безопасности возникла из ощущения полной глуши, в которую они забрались. Урок нам - ныне живущим...
  Гунны, разогнавшись в степном марш-броске, прокатились по землям черняховцев катком. Кочевник - враг страшный! Зачем ему оставлять за спиной поверженного, у которого он уже взял все, что можно унести. Кочевые вольные птицы редко возвращаются в одно и то же место за следующей долей добычи.
  Вооруженный до зубов гунн против пацифиста-черняховца. Помните: "лежачего не бить, безоружного не трогать"? Ха! Сантименты чужды высшей целесообразности воина-степняка - выжить и стать богатым! Даже привычного к костякам археолога коробит, когда он видит раскопанные черняховские поселения, навсегда зачеркнутые слоем пепелищ и угольев. Сверху - ничего... Стерильная земля... Прошли века - и пришел Батый. И была Старая Рязань. И не вернулись люди на страшное пепелище, перемешанное с костяками. И снова легла сверху стерильная земля...
  Я не верю в абсолютное. Кто-то из черняховцев (как века спустя в Батыевы годы часть рязанцев) обязательно выжил в припятских и полесских болотах и рассказал пришедшим славянам горестную историю своего племени. А может переживали они лихолетье уже вместе, если считать первыми славянскими ласточками зарубинцев - племена киевской культуры, которые так душевно сосуществовали с черняховцами возле Днепра в пору их расцвета. Одни - распахивая тучные черноземы в поймах, другие охотясь и ловя рыбу на песчаных высоких боровинах и плесах. Разделение жизненного пространства...
  Более того, между ними существовало разделение труда! Черняховские мастера резали великолепные гребни из кости. В их раскопанных мастерских можно найти полуготовые изделия, прекрасно иллюстрирующие сложный многооперационный производственный процесс. И зарубинцы не остались в стороне. Они не просто поставляли черняховцам лосиные рога, но и взяли кое-где на себя первичные этапы изготовления гребня. Обтесать рог, разрезать на пластины. А остальная ажурная работа - дело специалиста-черняховца. Побольше бы в истории таких примеров добрососедства.
  
  Многое о взаимоотношениях варягов и славян говорит история о изготовлении варяжских лодок-моноксилов (по-русски "однодревка" - сделанная из единого ствола). Константин Багрянородный пишет, что славяне во множестве сплавляли по весне лесных великанов в определенное время в определенное место. Не как дань, а для торговли. А воинственные варяги не отнимали их, а покупали. Конечно, зимой (когда вобще делать нечего) проще скатывать громадные деревья по снегу на салазках, нежели летом волочить их по кустам и молодой поросли. Еще бы не заниматься этим прибыльным делом. А по весенней большой воде - вниз по бурлящим потокам! Но стали бы славяне заниматься таким бизнесом, не будучи уверены в своем партнере? Хотя бы в том, что он заявится на торг? И еще одно соображение: таких олухов, что платят за дармовой лес, нужно холить и лелеять, баловать и не обижать. Аналогичного мнения придерживались и варяги. Слава Одину, нашли идиотов, которые столько труда переводят за грошовые импортные безделушки, которыми мы каждый год выкупаем свой новый флот.
  Тогда-то и возникает обоюдная выгода, когда оба считают, что чуть-чуть провели своего партнера.
  
  Все исследователи сходятся, что речные славянские или русские лодки перед выходом в море каким-то образом усовершенствовались. На северном пути перед выходом в бурную Ладогу - в Альдегьюборге, на южном пути - в устье Днепра. Вспоминаю типичный современный способ такой модернизации из походов по Карелии - берутся две байды и соединяются в приличный "кат". Вместимость, остойчивость, а если добавить мачту с парусом - вообще ласточка! Покачайтесь на "однодревке" по морской волне - сразу поймете опрометчивость идеи морских походов на однокилевых суденышках (точнее однокорпусных - какой там киль в речной лайбе!), но соедините пару их в катамаран - вам и океан не будет страшен. А еще скорость сборки-разборки! Не больше дня! Уверена в здравом смысле русичей - уж что-что, а такой велосипед они должны были изобрести.
  
  Все понимают, что бессмысленно искать изобретателя плуга. В каждом углу земли, где люди начинали бросать зерна в землю в надежде на будущее, вместо того, чтобы съесть их тут же, рано или поздно появлялся один из тысячи (а может из ста или из десяти), который понимал, что перед посадкой землю-матушку нужно рыхлить.
  Когда скандинавы изобрели свой "вейцлу" (объезд окрестностей для сбора дани), примерно в то же самое время и у нас "кто-то главный", который "не работает, но ест" переселился в город и неизбежно должен был организовать аналогичный процесс получения сверхприбылей. У нас сие действо обозвали кормлением или полюдьем. Это тоже сбор плодов - "вспашка земледельцев". А потомственный земледелец - старшина рода или племенной князь - знает, что источник плодов нужно рыхлить и поливать, что о нем нужно заботиться! Иначе на следующий год нечего собирать будет.
  Варяги застали уже отлаженный, как часы, механизм и с радостью включились в знакомый им процесс. Скорее всего навязали себя, но услуга была неплоха. Если убедить их не выжимать из селян все до последней капли, то оборона от потенциальных "гуннов" обеспечена.
  
  ...Пепел черняховцев должен был жечь память выживших.
  
  Для южнорусских славянских племен север редко был инстинктивным источником опасности. Страх исторически приходил с юга - из степей. На севере жили родственники. Иногда они приходили померяться силой, иногда можно было и самим задраться с ними, но все это - типичные семейные дрязги. "Оставьте, это древний спор славян между собою". Иное дело - степные смерчи, которые неясно откуда выскочат и которых непонятно, где потом искать - чтобы отомстить. Может в этом причина такой терпимости к варягам? Их просто приняли за своих: физиономии не скуластые, глаза не раскосые, волосы не черные. Внешние атрибуты - явно не гуннские. И в этом же причина того, что гипотеза о славянском происхождении варягов до сих пор жива. То древнее отношение к ним, как к своим "буянам с руяна", так и кочевало по подсознанию, если не по летописям и сказаниям.
  
  Привычка - вторая натура. Помните из летописей привычку новгородцев то звать князей, то гнать их в шею. А чем тогда собственно выделяется история о изгнании одних варягов и призвании на их место Рюрика? Только тем, что он первым был зван персонально? Сейчас я расскажу историческую байку. Почему байку, поясню позже - но во многом она правдоподобна и логична.
  Жил-был, встал-и-стал-стоять в наших северных краях форпост норманов - Альдейгьюборг, то есть Ладога. После первых взаимных трений окрестные словене, чудь и кривичи к нему привыкли. И стала эта Ладога - типичным норманским местным поселком. Именно местным! - куда уходят самые бесшабашные и который представляет большую угрозу для дальних, но не для ближних. Локальная Америка - прибежище авантюристов. Старожилы даже придумали тамошним парням особое название - русь, созвучное имени то ли славянского, то ли балтского племени морского базирования, которое по буйности натуры, проживало именно на острове Буяне-Руяне. Кстати, среди этого террористического интернационала были и эти самые руги-рутены. Кого там только не было...
  Норманы-варяги - парни, родства не помнящие в принципе. Ушедший в варяги - рвал с семьей навсегда... Зато славянская шатия-братия от своих корней не слишком далеко оторвалась, жила от матерей-отцов поблизости и с бо'льшим удовольствием потрошила транзитных купчиков-свеев, чем свою окрестную родню. Свейский конунг такого потерпеть не мог и решил напомнить ладожцам в профилактических целях, кто вокруг Балтики хозяин. И случилась у них заварушка. Разборки тогда были суровые - почти все ребята из Альдейгьюборга остались на поле боя... А ведь среди них были и словене, и чудские, и ... "Наших бьют!" - заорали наши, взялись за дубины, спустились по Волхову и сильно побили остатки пришлых, что уже праздновали в Ладоге победу. А потом сели думу думать...
  Воевать со свеями - радости мало. Опыта, мечей и прочего маловато. Последние-то годы бранными делами в основном русь занималась. И вообще сколько от Ладоги пользы было! От нее отряды ходили и в Бьярмию, и в Пермь, и в Югру, и в Болгары. А где поход - там и товар, а где товар - там польза... Нужно восстанавливать полезное место! Кого звать? Так ведь был один из руси, что к родне уехал давеча! Кажись, Рюриком звали! Точно, он сильно свейских честил и вояка был знатный. Вот его и надо звать. Только звать на пепелище несподручно. Тем более Ладога все-таки далековато! Нужно сажать его поближе, не то свеи придут, а защитников пока оповестишь, пока они соберутся... Опять же присмотр за этими бравыми ребятами нужен. Пока их приручишь до такой же кондиции, как старых... И решили так - сажать званого конунга с дружиной в городище на Ильмене, на Волхове, на острове, а самим, чтобы гостям не скучно было, рядом свой город ставить и звать его Новгородом. И иметь в том городе три конца, три слободы - от каждой высокой договаривающейся стороны: от словен, от кривичей и от мери. Ну и всякой другой чуди место выделить.
  Снарядили послов за море, съездили, уговорили. И приехал старый Рюрик с семьей и друзьями (Sim hus, thru waring) - стал наряд заводить, мед-пиво пить, стала сказка скоро сказываться, а дело, как у нас на Руси водится, неспешно делаться...
  А теперь, почему я не очень верю в эту гипотезу. Да, она не противоречит ни нашей летописи, ни саге Саксона Грамматика о датском Рёрике, ушедшем княжить в Гардарики, ни раскопкам в старой Ладоге и на Рюриковом городище. Вот только такая логичность поступков наших предков чересчур подозрительна. Наоборот, такой логичностью они, насколько я замечаю, никогда не отличались! Единственное, что меня примиряет с этой гипотезой, это еще одна гипотеза, уже ни на чем не основанная. Олег-то с малолетним Игорем отправился из Новгорода к югу, судя по всему, не по своей воле. Ветреные новгородцы, почувствовавшие вкус к перемене князей, просто турнули их, когда помер старый Рюрик. Хорошо хоть дождались его кончины и не стали позорить седины бывалого бойца и собирателя земель.
  
  Ладога как поселение возникло куда раньше, чем начались походы викингов. Сюда первыми пришли не классические варяги, а обычные переселенцы. Конечно, с торговым, а как следствие, военным уклоном. Но не бандиты. Пришли на пустое место. Словене и чудь южнее и западнее, финнские племена восточнее, а здесь - болота и камень - только речка удобная для того чтобы ездить к тем, у кого есть и хлеб, и мясо, и сыр. А еще меха - основной экспортный товар. Но просто так все это не отдадут: или воюй, или меняйся. Видимо, ладожцы первой волны выбрали мирный путь - среди раскопанных в нижнем ярусе строений на Ладоге центральное место занимала мастерская, причем в ней рядышком раскопаны два кресала - скандинавское и кривичское, а вместе со статуэткой Одина - кривичское височное кольцо...
  А раз они пришли не воевать, а торговать, то их и восприняли по-доброму. Даже потом, когда первых миролюбивых норманов постепенно сменили парни в рогатых шлемах, следы этих добрых соседских отношений остались (первое впечатление - самое живучее), что и позволило потом выпестовать в приволховье тот сложный северо-русский конгломерат.
  
  Саксон Грамматик рассказывал разные истории. Одна из них известна, как история о призвании датского Рёрика в Гардарики. Многие видят в этой истории рассказ о судьбе нашего первородного Рюрика. Но у Саксона была еще одна сага, по сюжету которой Шекспир написал свою байку о мятущемся духом датском принце. Согласно этой саге принц Амлет был внуком некоему датскому конунгу Рёрику. По материнской линии. Поскольку время действия с точностью до века совпадает - оба князя Рёрика могут быть одним лицом. Тогда интересно задаться вопросом, а не заезжал ли внучок Гамлет к дедушке Рюрику? Лихой сюжетик можно слепить! Приключения юного Гамлета на просторах России.
  Знал ли о таких поворотах Шекспир? Получается, что Святослав с Гамлетом - троюродные братья! Посмотрим... Оба склонны к красивым речам: "Быть или не быть", "Иду на вы"... Оба были не в блестящих отношениях с матерями... Оба перед смертью ссорились с друзьями... Оба плохо кончили... Это по-крупному, в мелочах совпадений еще больше. Точно - одна кровь!
  
  Смена народом своего имени напоминает мне анекдот о человеке, который с похмелья мучительно опознает свое отражение в зеркале. Любопытно, что имена легко меняют как побежденные - на имя победителя, так и победители - на имя побежденного. Вообще, все не так просто с победителями-побежденными. Часто простая перестановка акцентов сосуществования двух народов-соседей превращает их из друзей в заклятых врагов. Превращает - на бумаге! А как они сожительствовали на самом деле - Бог весть...
  
  Чьи деньги - того и музыка. Новгородцы, "виновные" в изгнании-призвании варягов, не зря вошли в историю как самые тороватые из наших предков. Их система налоговых сборов - великолепна. Это действительно налоги, а не дань. За данью ходят с мечом, а здесь все гораздо проще и сложнее. Сидит в избе мытарь и принимает присылаемые с мест мешки со всеобщим эквивалентом. Интересно, что люди, приспособившие дерево для письма, в других целях тоже при первой возможности использовали деревяшки. Конструкция неразвязываемого запора из одной палки, другой палки с дыркой и веревки поражает своим изяществом. Бедные археологи поломали голову, обнаруживая залежи этих странных предметов "культового назначения". Изба с запорами от денежных мешков располагалась совсем не внутри княжеского двора, а скорее наоборот - в другом конце города. Князю, конечно, своя доля причиталась. Но коренное отличие новгородской республики в том, что делили деньги не княжеские тиуны и дружинники, а люди посадника, люди боярские! И как закономерное следствие, "бес посадника ти, княже, волостии не роздавати, ни грамотъ даяти", что писано еще в Ярославовой Правде. Бедный княже...
  Пользуясь современной терминологией - это республика! И даже не президентская, а парламентская! И долго еще с опаской приезжали старшие сыновья на княжение в заносчивую вечевую вольницу, пока Грозный царь не вырвал из нее язык и душу.
  Кто говорит о вечном желании русских иметь над собою сильного царя? О именно вековечном раболепстве русских! Кто еще более русский, чем псковичи, новгородцы, поморы и прочие, в чьи края не докатывались волны степняков? А ведь другой, более долговечной и более сильной республики не было в XI-XV веках во всей Европе! Торговые города-государства вроде Ганзеи, конечно, были побогаче Новгорода, но что такое Ганзея: на одной границе встанешь - до другой доплюнуть можно. А теперь посмотрите на границу Новогородских владений. Иных слов как "до края света" не подберешь. А ведь платили налоги новгородцам такие сильные государства, как пресловутая Бьярмия, в которую, как в золотую кладовую, стремились за добычей все балтийские варяги.
  
  Останавливание на скаку коня и посещение горящих изб - не самое высшее достижение "слабого пола" в наших местах. Не знаю каков был статус славянских девушек на их прародине, но переселившись на Среднерусскую равнину, они столкнулись с очень самостоятельными дамами. Среди финно-угрских народов - муромы, мери, мордвы - такая престижная профессия, как, например, литейщик, была женской епархией. В какой мере такой "дурной" пример славянам от народов-спутников способствовал установлению статуса русской бабы - судить не берусь... Но... Представляете себе кузнечиху? Бывала я на хуторе в Нижегородской губернии, который называется именно так - "Кузнечиха". Причем по разъяснениям старожилов персона, увековеченная в названии, отнюдь не жена кузнеца, а баба-кузнец собственной персоной. Вот вам и перекличка поколений!
  
  Римляне обожали формулировки. Как вам понравится такая: "Они достигли самого трудного - не испытывать нужды даже в желаниях". Поясняю от себя: "Сидят фенны в грязи - и тем счастливы". Нет, это не о нас. Это даже не о славянах. Это мы с Тацитом о наших европейских соседях. Трактат о германских племенах. Если бы немцы, так же как и мы, любили копаться в грязном белье своей истории, они могли сделать из такого изречения далеко идущие выводы. Но они такое копание в себе не культивируют - и, как следствие, в сегодняшнем бюргере сложно найти следы тех грязных бездельников. А представьте на секунду, что какой-нибудь наш исследователь решит, что фенны - наши предки. Ах, какие печальные глаза сделает он от стыда и сколько пепла высыпет на голову...
  
  "Тerram latam et spatiosam et omnium rerum copia refertam" - "Земля широка и просторна и всеми запасами обильна" (перевод поэтически вольный). Вам это ничего не напоминает? Вы правы - так хвалили свою землю новгородцы, когда звали к себе Рюрика. Так, да не так. И не новгородцы вовсе. Но хвалили. И именно, когда выбирали себе руководителя. Это Саксонская хроника английского летописца Видукинда Корвейского; это нахваливают себя ... бритты, когда зовут англосаксов к себе на царство. Англичане не одиноки в мифотворчестве (а я иначе не могу воспринимать сходство историй вплоть до выражений). Вот и литовцы, которые всегда кичились перед русскими своей древностью, не желают уступить нам ни в чем ... Русские позвали Рюрика с дружиной и родом, а мы тогда своего первого правителя позовем ... ни больше ни меньше, как от трона римского Нерона! Литовские хроники сообщают о некоем Полямонисе, прибывшем в Прибалтику из Рима (sic!) вместе со своим семейством и 500 всадниками. От него славные литовские князья и зачались. Еще байку? Хватит. Ищите сами самые одиозные среди анналов, скрижалей и летописей.
  
  Перепрыгивающие со стола на стол князья обрастали свитой - дружиной, бабами, слугами, детьми. По тем временам это сборище можно было называть международным. Почему? Ведь кривичи и вятичи - бартья навек! Отнюдь. Племенные отличия заставляли отличать своих из этой деревни от чужих из другой. Причем чужеродность была - "по крови". Хоть и родня - да дальняя. Но окружение князя, совсем как викинги, родства не помнили и не только воспринимали всю Русь, как единую большую кормушку - неизвестно, куда на следующий год отправится князь "на кормление" - но и обладали достаточной близостью к власти, чтобы вдолбить эти принципы разноплеменным селянам и посадским. Честь и хвала этим бездельникам за пропаганду единой России. Одни князья с благородной задачей объединения не справились бы.
  
  Интересно, вспоминают ли сегодняшние европейцы, как из-под их цивилизованного ярма драпали народы. И не какой-нибудь сброд, а такие, которым по крови самое место в "единой" Европе. И драпали не куда-нибудь, а на Русь. Как бежала из-под шведа карела - между прочим не славянское, а угро-финское племя. До сих пор одним из наиболее близких к древним карельским говорам признается язык не тех карел, что живут сейчас меж родных озер, а карел, осевших в самом центре "тюрьмы народов" - в Тверской губернии. А много веков раньше на Русь, подальше от закованных в латы тевтонов переселилось балтское племя пруссов. Долго еще Гродненские земли соседи называли Прусскими... Но не только земли пруссов захватили западники - забрали себе самое имя их, и стал потом прусак (не тот старый прусак-балт, а новый прусак-немец) для русака - не другом, но... Ладно, не буду ворошить прошлое... Тем более его отголоски еще слышны...
  
  Кипчаков сплошь и рядом называют светлыми. Само русское прозвище их - "половцы" - от половы-соломы. Даже когда спустя годы после татарского погрома, скитаний и изгнаний, рабства и унижений их потомки оказались во главе Египта, эта династия поражала современников своей белобрысостью. Так называемый андроновский антропологический тип, признанный всеми как евразийско-степной, тоже считается светловолосым. Нет, все-таки не лишены оснований мнения тех ученых, кто русость и русь не сводит только к северу.
  А еще кипчаки были голубоглазыми. В отличие от сегодняшних украинцев, чьи дивчины чаруют карими вишнями. Вообще антропологические типажи - вещь странная. Где можно было ожидать наибольшее проявление северо-европейских черт? Конечно, в окружении киевского князя, где по давешним представлениям норманн на варяге сидит и скандинавом погоняет! Ан нет, ни одна из обследованных социальных групп Древней Руси не стоит дальше от северо-европейского антропологического типа, чем киевские горожане!
  Еще более смешно, что за время татаро-монгольского ига проявления монголоидных черт в среднем русском ... уменьшились. Самих монголов мы не заметили! А черты эти - скуластость да прищуренность - куда более древние следы смешивания славян с частью степняков и угров еще времен великого переселения народов. Эти давние гены потихоньку вымывались, вытеснялись на обочину. Естественный отбор. Красивыми такие лица никогда не считались...
  
  Было, было два ядра формирования нашего народа - на юге и на севере. Удивительно что оба - так похожи. Сходство названий племен - "росы" и "русы", сходство физиономическое - русоголовость. Сходство, несмотря на то, что разные основоположники народа оказываются или дальними родственниками или не родственниками вообще. Но тем лояльней смотрели наши росорусы на объединение всех и вся рядом с собой, под собой, вместе с собой, вокруг себя. Исторически выпестованный интернационализм.
  
  То чудь с новгородцами ходила на корелу, то корела с новгородцами ходила на чудь, но против Новгорода - читай против Руси - не смели или не стали объединяться эти племена. А ведь могли бы... Но помнят все, как звали от тоски междусобицы варягов, помнят и понимают: можно спорить и биться батогами, но нельзя лишиться той связующей силы, которую дает присутствие огромного народа, даже если ты еще искусственно сдерживаешь себя от того, чтобы влиться в него.
  
  Русь с большой буквы - государство, русь с маленькой - племя. Начнешь рассказывать - запутаешься. Чтобы не путаться - стали русскими... А потом стали жить - в России.
  
  Академик Седов высказал гипотезу о том, что все русы, росы, росомоны, руги и прочие, кто сейчас претендует на звание единственных основоположников, на самом деле были частями некогда единого племени, раздробленного великим переселением народов. Именно взаимное притяжение его осколков и сыграло роль связующего в образовании великого народа и государства - Руси. Идея интересная и красивая, но слишком это раздробленное племя напоминает мне евреев - а их способность создать жизнеспособное государство очень спорна...
  Хотя интересно, что все упомянутые племена характеризуются крайней неопределенностью в идентификации происхождения - из ариев, из германцев, из славян, из норманны, из кельтов - только австралийских аборигенов не поминают историки. Для племени разбитого и разбежавшегося на десять сторон света - ситуация логичная.
  
  Самые ранние скандинавские находки - это не только Ладога, но и Ярославское Поволжье (городище Тимирево), причем среди находок в приладожских курганах - огромное количество предметов пермской чуди. Как заносило норманнов в такую глушь? Но, если посмотреть на карту, вектор сразу обозначается - Волжская Булгария. Ярославия и великая Пермь - крайние точки влияния булгар. Скандинавов поначалу интересовали не греки, а дорога из Булгарии - через Хазар - к арабам.
  
  Торговцы! Именно они первыми, еще до вояк-завоевателей проникают в самые глухие и далекие места. А самыми последними проходят этими путями великие географы и летописцы-журналисты. Впрочем торговец начала второго тысячелетия - это не сегодняшний толстопузый капиталист. Поставь рядом дружинника и купца - не отличишь! А иначе доедешь ты со своим товаром только до ближайшего "миролюбивого" поселения. Но и сами коробейники - не без греха... Сплошь и рядом в скандинавских сагах рассказывается, как едет какой-нибудь Олаф торговать в какую-нибудь Биармию, обменивает все, что привез, а потом для полноты ощущений еще и пограбить успевает.
  
  А интересно - почему варяги решили торить путь в греки? К арабам - это понятно. Серебро, восточные шелка, пряности - прочая экзотика. А вот византийский товар добирался до берегов Балтии в большом количестве и по западноевропейским маршрутам! В частности, по Дунаю и Рейну. Зато для славян Константинополь - логичный выход на прямые торговые связи с Западом. Именно с Западом, а не с Востоком, как ни пытаются представить Византию оплотом восточной цивилизации. А стремление прорубить окно на Запад было вековым желанием именно славян, а отнюдь не живущих на этом самом Западе норманнов. По-моему, смена направления движения варяжских отрядов, чьи становища идентифицируются по увеличенному количеству находок скандинавского происхождения, связана с тем, что хозяевами этого раскопанного скандинавского воинского "имения" все в большей степени становились русы из местных. А вниз в поднепровье и дальше на юг - в Византию - тянуло именно местных. Именно этот момент смены приоритетов и можно считать окончательным моментом рождения новой социально-этнической общности - руси.
  
  Есть слово "обрусеть". А если у народа-восприемника финнская кровь? Ученые придумали жуткое слово "феннофицироваться". "Племена городецкой культуры активно феннофицировались пра-мордвой". Звучно, да?
  
  Мудрый Харун-аль-Рашид и прекрасная Ситт-Зубейда! К вашим ногам бросали привезенные русами меха. Так пишут хронисты... А сладкоголосая Шахерезада рассказывала свои бесконечные сказки, лежа на пушистом покрывале из ярославских белок?
  
  Южные росы - северные русы. Так я и буду вас называть, чтобы не путаться.
  
  Если читать летопись дословно, то ни Игорь, ни Олег не могут быть скандинавами. Они "бысть погребоша", а не были сожжены в ладье, как это практиковали норманны. Ибн-Фадлан очень подробно описал этот обряд со спаленным кораблем-гробом, а многочисленные раскопки погребений настоящих норманнов (в том числе и на Руси) подтвердили все детали этого рассказа. Но, что интересно, "погребоша" - это и не славянский обряд. Славяне своих покойников тогда еще тоже сжигали. А вот скифо-сарматы и угро-финны их действительно погребали. Так откуда Игорь с Олегом, говорите? Впрочем, даже такой консервативный обычай, как похороны, в этот век всеобщего смешения тоже не мог быть назван абсолютным для идентификации национальности.
  
  Пермяки говорят по-русски быстро-быстро. Говор такой. Однажды в телевизионном КВН команда из Перми, пародируя самих себя, стала говорить не на правильном "московском" диалекте, а на своем родном. Но чтобы зрители их поняли, они нарочито замедлили свою речь. И - о, удивление! - их говор стал, как две капли воды, похож на типичный говор горячих эстонских парней. Оказывается, деформации русской речи для финских языков - пермского и эстонского - по сути очень близки. Разница только в скорости. Пермь крутит свою пластинку на 78-ми оборотах, а эстонцам достаточно 33-х.
  
  Символ древнерусской архитектуры Покров-на-Нерли. Все уже забыли, что это словосочетание. Причем второе слово - название речки - отнюдь не русское. Это слово мерянское. Есть еще один гидроним того же корня и столь же знаменитый - озеро Неро, на котором стоит Ростов Великий.
  
  Русский медведь. Этот символ России стал для Запада банальностью. А вот в самой России этот символ - собственность Ярославля. Медвежий угол - это не насмешливое прозвище, именно так и называлось селение мери, бывшее на этом месте. Священного медведя этого племени вынужден был по легенде убить князь Ярослав Мудрый, когда присоединял этот город к своим владениям. Убил, но не смог уничтожить память о мохнатом покровителе этих мест. Теперь они навсегда рядом: князь, чье имя носит город, и медведь, павший жертвой объединительных тенденций, но, несмотря на это, навечно обосновавшийся на гербе Ярославля.
  
  Бог любит троицу. Именно возле Москвы соединились три источника, три составных части - славянские вятичи с кривичами, балтская голядь и остатки финских племен дьяковской культуры.
  
  Наши предки не ангелы. Все это понимают, но очень редко сегодняшние ученые делают предположения, которые выставляют наших прадедов как аморальных типов. Например, работорговля. Да, среди основного товара Руси были не только меха, не только пшеница, не только плоды охоты и труда, но и рабы. А кого вы с большим удовольствием продадите проезжему купцу - папу-маму или какого-то соседа, который на твоем языке еле-еле лопочет? Известный факт - с очередным и наиболее массированным пришествием славян в Подмосковье в 8-9 веках финно-угорские племена дьяковской культуры растворяются практически бесследно. Да, часть их ассимилировалась - но тогда должны быть существенные следы взаимопроникновения культур, а они несопоставимы с масштабами процесса. Да, часть их могла уйти - но не слишком большая часть, потому что перемещение масс людей тоже нашло бы свое отражение в находках археологов. Что-то боюсь я, как бы не продали наши прапрадедушки своих соседушек в Византию да Арабию. Постепенно... Без лишнего шума... Когда все думают, что сегодня уведут семью из-за соседнего плетня, а не твою... Впрочем, в те времена это было не настолько неприлично, как сейчас... Или настолько же не неприличным... Те же викинги у нас живой товар изымали и не стеснялись. В общем, пришла лисичка к зайцу жить, да и ...
  Ладно, не буду судить непойманных. Есть ведь и примеры абсолютно безболезненной (по крайней мере внешне) славянской экспансии.
  Проплывали по Плещееву озеру, где на берегу жил тихо-мирно мерянский поселок, славянские ладьи. Скорее всего, вместе с варяжскими. Раз проплыли, два приплыли, да и остались жить. Не стали, как обычно, занимать господствующие высоты, ставить городище, а пристроились рядом с аборигенами в низинке, чуть не в болоте. Без гонору, значит. Потом, правда, лучшие высокие земли все равно заняли - именно там при раскопках находят славянские плошки, на кругу гончарном сделанные. Ну, а мерянские миски, по старинке ладошками отшлепанные, еще два века мерянские бабы лепили и колотили у себя в ложке-овражке.
  
  Голядь - племя известное. Я не шучу. Ее знавали даже в Риме - поминает ее историк Иордан, живший в 6 веке. Конечно, он ее не слишком точно на карту помещает, но по общему направлению верно. А мы знаем точно - на Оке да на Пре да на Пахре ее местожительство было.
  Голядь - племя балтское. Именно балтское. Крайняя точка балтской волны расселения. Остров балтов. Посреди сначала финно-угров, потом славян. Как занесло этот сколок балтского этноса в такую даль?
  Голядь - племя гордое и не слишком гостеприимное. Вятичских курганов на ее коренной территории так и не случилось. До 15 века не было в районе Протвы крупных славянских поселений. И ни сначала, ни потом голядь не уходила со своих земель с приходом славян. Но татары перемешали все... А московские государи докончили процесс "русификации". Кто теперь вспомнит это племя - известное, балтское, гордое... Но мы с ними - одной крови! Пусть хоть капелькой!
  
  Чудь - белоглазая. А еще была где-то в наших краях страна Вису, в которой жили люди с золотыми глазами. Странный цвет... Но тогда получается, что славяне, которые так называли чудь, поражались ее цвету глаз. Значит были - кареглазые? Как лапочки-хохлушки? А наша голубоглазость наследство совсем других, неславянских предков? Той же чуди?
  
  Среди всех фольклорных персонажей мне больше всего нравится Баба-яга. Из женской солидарности, может быть. А что вы имеете против? Ну, дурной характер у старухи - а кого в старости он улучшается. Ну, место жительства и привычки странные - а кто сказал, что наши привычки понравятся нашим внукам. Но в ответ на просьбу: и покормит, и попоит, и в бане помоет, и спать положит. А наутро еще какую-нибудь дорогу укажет. Что вам еще от человека надо? Да, не всем указывала. Да, иногда детей таскала. Противоречивая личность. Но в сравнении с злодеем без страха и упрека Кащеем или совсем уже звероящером Горынычем она - мила и добра.
  К чему это я? А к тому, что, по-моему, отношения славян и других местных племен, с которыми славяне не воевали, а мирно сожительствовали и перемешивались, нашли фольклорное отражение именно в фигуре Бабы-яги. Кочевник-степняк, приходящий ордой - это многоглавый Горыныч. А Баба-яга - она родственница... Бабушка...
  Помните ее частокол с тычинками, на которых человечьи головы торчат. Поищем-ка, кто таким способом поминовения врагов пользовался? Сказочник Саксон Грамматик бает, что в стране Биармии окружали храмы такими оградами. Вторит ему и Генрих Латвийский, говоря об аналогичном поведении земгалов в отношении побежденных ими эстов. Вот они - ученики Бабы-Яги! Славяне, с головами погибших обращавшиеся несколько отличным образом, заборы святилищ, украшенные черепами, должны были запомнить надолго. Как и "домики мертвых" на куриных ножках, которые скорее всего за этими заборами и стояли (я писала об этом чуть раньше).
  Пойдем дальше по бытописанию Яговны... Был за ней грех - пытаться сажать человека на лопату и пихать его в печь. Людоедство в любом из европейских племен времени начала тысячелетия я отвергаю сразу, значит цель этого процесса в реальности была другой. Попробуем найти еще одну аналогию в культовых похоронных действиях наших предков. Обряд трупосожжения в те годы был распространен ровно настолько же, как и трупоположение (то есть просто закапывание в землю). А вот в домики мертвых ссыпали как раз прах кремированный. Так и видится мне огромная печь или огромный кострище на площадке, куда огромная баба-шаманка на не менее огромной лопате отправляет новопреставленного, а потом сметает веничком его опаленные огнем косточки и ссыпает их с помощью той же самой лопаты в сосуд-ступу... А почему именно ступу? И почему эта ступа ассоциируется с некими полетами? Вот вам еще одна интересная на мой взгляд гипотеза. Известен ряд археологических культур, могильники которых не удается найти. Например, черняховцы на Львовщине. Селища с городищами на месте, а кладбищ нет. Но ведь не бессмертием эти люди были больны. Я вполне допускаю, что та самая ступа использовалась Бабой-Ягой для истирания костей в пыль, а потом... Улетал прах по ветру, уносился в ту сторону, откуда по преданию вышел народ...
  Если вспомнить о явственной примеси матриархата во многих культурах - о бабах-литейщицах я уже говорила, теперь пришел черед баб-шаманок - а также о том, что у славян волхвованием занимались преимущественно мужики, то становится ясным, что Баба-Яга - это квинтэссенция всех пугающих отличий в погребальных обычаях у встреченных славянами чужаков. Чужаков, но не врагов. Чужаков, которые жили рядом. Чужаков, которые звали соседей на тризну - а иначе, где увидели бы славяне все эти подробности.
  Что еще из сказок про Бабу-Ягу хотелось бы объяснить? Гусей-лебедей. Никогда не могла понять, почему такие милые птицы превратились в фольклоре в злобных киднепперов. Может быть, в каком-то из племен гуси были священными животными или проживали в святилищах. Бродят же до сих пор по Индии священные коровы. Почему бы не быть священным гусям. А за дурное отношение к осененным высшей силой пернатым соседи могли так осердиться, что после этого любая страшная сказка нестрашной покажется.
  
  Цитата из Одоевского. Дословно. Прибавлять или убавлять - только портить.
  'Немцы были народ, обитавший на юг от древней России. Немцев покорили Аллеманы, потом на месте Аллеманов являются Тедески, Тедесков покорили Германцы или, правильнее, Жерманийцы, а Жерманийцев Дейчеры - народ знаменитый, от которого даже язык сохранился в нескольких отрывках... Но теперь между антиквариями здесь почти общее мнение, что Дейчеры были нечто совсем другое, а Немцы составляли род особой касты, к которой принадлежали люди разных племен.'
  А кто сейчас помнит Одоевского - 'Гомозейку'? Друга Пушкина. Друга Гоголя. Одни названия его новелл стоят многого: "Косморама", "Сказка о том, как опасно девушкам ходить толпою по Невскому проспекту", "Та же сказка, только на изворот"... Если вы ни разу не читали его - бросьте к черту эту книгу. Она подождет... Бегите за Одоевским!
  
  Наличие или отсутствие меча в могиле доказывает только наличие или отсутствие наследников у покойного. Меч в те времена ценился очень высоко. Иногда усопшему подсовывали деревянный имитатор - ему против бестелесных душ и такой сойдет, а нам живым о себе думать надо.
  
  Биармия. Проблема исторической географии. Куда ездили варяги? Где, по их рассказам, злата-серебра куры не клевали? Я люблю в таких случаях заглянуть в Даля. Не оставило ли это название следов в богатом русском лексиконе. "Бармить, бармачить" - бормотать (с пометкой рязанское). Похоже... Чужой язык всегда воспринимается, как бормотание. Но что могли говорить эти чужие? Едва ли название ствоей страны. Чаще к нам заглядывали гости, от которых можно было услышать что-то вроде: "Дай мне". Кто мог заглянуть к рязанцам-суздальцам? Вот, например, это требование по-татарски: "Бир мин". Биармы - татары... Нет... Не было тогда еще татар... Это следы того времени, которое привычно зовется игом.
  
  Девушки из страны Вису лопают кислые зеленые яблоки, лакомятся орехами, пьют забродивший березовый сок, купаются голиком вместе с мужчинами, но не терпят блуда. А царь их не имеет права брать хлеб, а берет только мех. Земля у них черная и вонючая, а ночь зимой длиннее, чем день. Всем похожи люди Вису на нас, только вот конское мясо и юрты снова сводят весь рассказ к кочевникам. Впрочем, ибн-Фадлан, который все это писал - путаник известный. Какой великолепный гибрид березы с сосной он там видел: "Я видел у них дерево, не знаю что это такое, чрезвычайно высокое; его ствол лишен листьев, а вершины его как вершины пальмы... Они пробуравливают его и ставят под ним сосуд, в который течет из этого отверстия жидкость более приятная, чем мед." Тогда люди Вису - это даже не Мичурины, это академики Лысенко! Только не ругайтесь на Фадлана. Сложно знать что-нибудь точно о стране Вису, если иноземцев там предпочитали развешивать на тех самых сосноберезах, приговаривая: "Вот этот имеет право, чтобы он служил нашему господину".
  
  Смешно, но в повествовании ибн-Фадлана рассказ о славянах - рядом с рассказом о носороге. Возникает ощущение, что эти звери с рогом на морде бегают по Среднерусским холмам в огромном количестве, являясь одним из основных объектов охоты славян.
  
  Русы, которых описывает ибн-Фадлан, мне слегка противны... Во-первых, истатуированные от носа до ногтей (sic!). Во-вторых, умываются по очереди в одном тазике (меня тошнит при одной мысли о необходимости пользоваться раковинами с затычками, которые так популярны на Западе). Совокупляются при всем честном народе. Женщин своих используют, как финансовый отчет: у кого одна тысяча денег - тот бабе своей на шею одно монисто вешает, у кого две тысячи - там две нитки полагается. Мало того, что жену хоронят с мужем, но и пользуют ее всем скопом перед тем, как задушить. Ужас... Если это наши первые правители - великое счастье, что ничего из их привычек не передалось народу. Выбирая между русью и весью-Вису - я предпочитаю весь.
  
  Я заметила, что Ибн-Фадлан (да и все арабские хронисты) с крайним интересом описывает особенности отправления естественных надобностей у различных народов и в различных ситуациях. Его последователи широко расплодились в американской желтой литературе, где слово shit и сортирные шутки - самые популярные. Отдам должное модным веяниям и я в своих записках. Какая же книга без "голубых". Какая же история без мужеложцев: "Некогда остановился я (Ибн-Фадлан - Л.) среди племени Кударкина, - а он наместник царя турок, - некий человек из жителей Хорезма и оставался у своего хозяина некоторое время для покупки овец. А у турка был безбородый сын, и хорезмиец не переставал ухаживать за ним и склонять его к себе, пока тот не подчинился его желанию. Пришел турок и нашел их обоих в соединении. Тогда турок подал об этом жалобу к Кударкину. Он сказал ему: "Собери турок". И он собрал их. Когда они собрались, он сказал турку: "Хочешь ли ты, чтобы я судил по праву или впустую?" Он сказал: "По праву". Он сказал: "Приведи твоего сына". Он привел его. Он сказал: "Следует ему и купцу, чтобы они оба были убиты". Турок от этого пришел в гнев и сказал: "Я не отдам своего сына". Он же сказал: "Тогда купец даст выкуп за себя". Он это сделал и заплатил турку овцами за то, что он сделал с его сыном, и заплатил Кударкину четыреста баранов за то, что он снял с него наказание, и уехал из страны турок."
  Четыреста баранов - это круто! За кавказскую пленницу давали всего 25...
  
  Насколько приятнее писать об обычном банальном вечном. Писала Татьяна, писала Джульетта, пела Ярославна... А еще безвестная отвергнутая возлюбленная из Новгорода на бересте: "Я посылала к тебе трижды, Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ты ко мне не приходил? ...А я к тебе относилась, как к брату. Неужели я тебя задела тем, что посылала к тебе? ...А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и пришел... отпиши мне еще... Я тебя не оставлю. Если я тебя своим неразумием задела и если ты будешь надо мной насмехаться, то осудит тебя Бог и моя худость".
  О любви немало песен сложено. Вот еще берестяной вариант: "Како ся разгоре сердце мое, и тело мое, и душа моя до тебе и до тела до твоего, и до виду до твоего, тако ся разгори сердце твое, и тело твое, и душа твоя до мене, и до тела до моего, и до виду до моего...". Мне почему-то кажется, что этот заговор тоже написан девичьей рукой...
  
  Сквернословить в печатном слове наши предки, как и сегодняшние борзописцы, умели: матерщина появляется на берестяных грамотах уже в 12 веке. Приятно только, что "б..." тогда была не женского, а мужского рода (по видимому, один из демонов со специфическим поведением). Обидно за нас, девчонок - за столетия слово сильно сменило ориентацию. А не родственник ли этот "Б..." древнему Ладо. Созвучно...
  
  Бедные арабы - я не могу себе представить, как они страдали в наших лесах зимой, если их заносила туда нелегкая. И как они изумлялись, видя наши бани. Это не поднадоевший Фадлан, это ибн-Русте: "В земле славян холод бывает до того силён, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, который покрывает деревянной остроконечной крышей, и на крышу эту накладывают земли. В такие погреба переселяются со всем семейством и, взяв несколько дров и камней, раскаляют последние на огне докрасна. Когда же раскалятся камни до высшей степени, поливают их водой, от чего распространяется пар, нагревающий жильё до такой степени, что снимают уже одежду. В таком жилье остаются до самой весны". А Марвизи интерпретировал нашу национальную традицию еще хлеще: "У них такой сильный холод, что они роют глубокие ямы, покрывают их дёрном, затем нагревают паром от навоза и дров и остаются в них в зимние месяцы". Конечно, от навоза, особенно свежего на морозе идет пар, но перепутать "это" с банным парком... Нет слов... От мороза у южан было не все в порядке с головой...
  
  Даже Апостолу Андрею после его путешествия в Русь Повесть Временных лет приписала удивление баней: святой-не святой, а пар грехи смоет!
  
  Нельзя сказать, что письменные источники о древней руси малочисленны. Нет, пишут о ней два десятка арабов, поминают скандинавские саги, не брезгуют известием о ней западные богословы, византийцы по праву соседа пермывают нам кости. Но очень уж противоречиво и неясно все. Назову несколько "загадок", для которых не хватает даже моей буйной фантазии.
  Каган-Хакан Рос-Рус - некий правитель дорюриковых времен, которого не раз поминают на востоке. Кто это - дело второе. Но хотя бы где его государство?! Кто его народ? Ведь не полтора скандинава на тысячу квадратов! Тогда кто - славяне? Угро-финны? А может быть кто-то из степняков?
  Главные города Русского государства в арабской транскрипции - Аслаб, Салаб и Куяб. Проблема в том, что в арабской письменности очень куце с гласными и менять их в вышеперечисленных названиях можно в соответствии с личным вкусом. А согласные одни не оставишь, иначе Аслаб с Салабом сольются... Вариантов придумано было... Не буду говорить тридцать, но двадцать - точно. И даже лавры главного города Киева у Куяба отнимали. Норманские названия (я их где-то поминала) звучат позаковыристей, но и расшифровываются быстрее. Вот вам еще сладкая парочка: Смалескья - Смоленск.
  И наконец Бравлин. Воинственный Бравлин, который до Олега и Игоря навел шороху на Византийскую округу. Браво бравый Бравлин! Теперь осталось узнать, кого ты водил с собой в дружине (или как она у тебя называлась)! Северцев? Полян? Росомонов? Или ты настолько же легендарен, как Гог с Магогом?
  
  
  Еще раз об именах. Городов и человечьих. Ничто так не подвластно изгибам языка, как они. Вот вам еще раз созвездие имен (для разнообразия на латинице): Aldejgjuborg, Holmgardr, Pallteskjuborg, Smalizska, Konugardr, Radstofa, Sursdalr, Muramar. И еще чуть-чуть: Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Ну, конечно, все это скандинавское! Отнюдь... Ладога, Новгород, Полоцк, Смоленск, Киев, Ростов, Суздаль, Муром. Похоже? А для второго списка попробуйте сами. С учетом того, что этот ряд прошел через византийского переписчика аж в момент появления на свет и потом переписывался не раз. Хотя бы так: Веремуд+Рулав=Велемудр+Улаф. А если Фрелав=Преслав, Труан=Троян... И даже Карн - это может быть не испорченный Карл, а мужской род от Карны - славянской богини. Так что внешняя похожесть имен Олегова посольства на норманнские - ни о чем не говорит. Сколько их там славян, а сколько норманов - нам не узнать. А учтите, что и варяги с удовольствием брали себе славянские прозвища, и наши добрыни спокойно добавляли себе "для солидности" званое имя из числа привычных имен новых друзей... (Старею. Кажется об этих именах я уже писала...)
  
  
  
  "Вася+Маша=Любовь" или "Мишка дурак". Для нас эти надписи, вырезанные на дереве, написанные краской на заборе, а то и выдолбленные в скале - хулиганство. А вот для будущих историков - может быть неоценимое свидетельство минувших веков. Некоторые языки дошли до нас только благодаря таким граффити. Бумага менее долговечна... Правда, предки писали их чаще по более серьезным поводам. Например, послания Богу на стенах церквей.
  
  
  Славяне-варяги... Для людей определенной "пассионарности" (какое вкусное слово ввел в обиход Гумилев!) такой образ жизни привлекателен. Он заразен. И репродуцирует самое себя именно как образ жизни. Носители его могут менять свой генетический образ, мигрирующий от норманнов к славянам и обратно (последнее, например, с приходом нового отряда из-за моря. Но бытие предполагает некий набор отличительных признаков материальной культуры.
  У каждого народа в свой период времени есть свои варяги, свои пассионарии. Куда они уходят - вопрос индивидуальный. Но горе тому народу, чьи пассионарии направляют свою энергию вовне, а не наружу. Америка - результат такого выброса пассинарности из Европы. Сибирь - это наша российская Америка. А еще были казаки.
  
  Север и Восток - знают Русь и русов. Византийский Юг - знает росов. Вначале - это скорее всего разные народы. Не хотите называть их народами, назовите разными людьми. Жили в степях росомоны - ругались с готами и за это попали в записи историка Иордана? Да. Предсказывали в Библии пришествие Гога и Магога с народом Pос в Книге пророка Иезекииля? Да. Был ираноязычный корень roxs - "светлый", от которого считаются произошедшими названия реки Роси? Да. Кто из них мы? Да.
  
  Достаточно одного человека чтобы дать имя племени. Кстати, слово король - единое (и почти единственное единое) во всех славянских языках восходит к имени Карл. Который Великий.
  
  Варяги похожи на затравку, брошенную в густой раствор (лаборантка Таня как-то показывала мне в химическом кабинете красивый опыт с некрасивым названием). Славянские племена, готовые к рождению государства и к объединению, так и поступили на всем пути первых конунгов-каганов, кем бы они ни были.
  
  Великолепный пример неувядаемости преклонения одних перед востоком, других перед западом: если наша летопись говорит одно, а арабский историк (или еврейский купец, или византийский писатель) другое - догадайтесь, кто прав? Конечно, не тот у кого все это происходило под носом, а тот, кто то ли слышал, то ли нюхал, то ли имел видение на тему. А ведь одни исковерканные названия городов у сегодняшних иноговорящих показывают, во что может превратиться "А" в их интерпретации. Даже не в "Б", а в спивки с простокваши.
  
  Странна мне вера в правдивость летописей. Неужели наших ученых не убеждают сегодняшние примеры, когда события обряжают в сообщения, не только вывернутые наизнанку и одетые шиворот-навыворот, но и не имеющие к самому событию никакого отношения. Или они думают, что желание угодить или приукрасить или напугать или выпендриться у тех летописных журналистов было меньше?
  
  Варяги - вороги - враги... Не знаю ,что скажут лингвисты, а для меня это очевидно... Может кому-то когда-то княжья дружина и была защитницей, но большинству - век бы ее не видеть... Дружина - друг, варяг - враг... Дружина варягов? Странное сочетание, противоречивое, как и все, что мы знаем о этих временах...
  
  Обычай нанимать чужеземцев для личной охраны и особых поручений не претерпел особых изменений за века. Швейцарцы у трона Людовика, латыши на страже русской революции. Турки довели эту идею до абсолюта - "в янычары увели мальца, он вернется родину спалит". В некоторых случаях ребята превышали свои полномочия - кипчакская династия правила Египтом, Османская империя управлялась бывшим янычаром. Так же подфартило на время и нашим наймитам.
  
  Удивительно лихо с цифрами обращались в старину. Вышел Игорь из Киева с 20 000 войска (это его киевский правдописец пересчитал на выходе), били-били его по пути и пришел он к Царьграду... с 22 000 бойцов (это уже византийский хронограф рапортует). Нет, я не спорю, мало ли отребья могло по дороге пристать, тем более последний пересчет был по поводу выдачи провианту на обратную дорогу, а тут без приписок не обойтись. И все-таки постоянные сотни тысяч павших в рядовых стычках меня смущают. Плотность-то населения в те годы была чуть меньше нынешней. Пока восполнишь такие траты, а тут через год: хлоп - и полмиллиона нет, хлоп - еще столько же убыло. Не напасешься... Нет, видно тогда, как и сейчас, в средствах массовой информации господствовали некрофильские настроения. Чем больше трупов - тем новость значимей!
  
  Удивительно представление обо всех угро-финнах, как о монголоидах. И это при том, что удмурты по данным этнографов оказываются вторым по "белобрысости" народом в мире. Даже финны - известные на весь мир блондины - более успешно смешивались через шведских опекунов с европейскими брюнетами и шатенами. Уральские леса - надежный генетический заповедник!
  
  Хочется возвеличить себя, любимую. Если не настоящим, то прошлым. Если не своим, то еще чьим-то. Например, личной генеалогией. И еще большим. Генеалогией этнической. Чтобы не только ты сама происходила от великих, но и весь народ твой был отмечен в анналах как храбрый, мудрый и вечный. Особенно преуспели в осознании и выпячивании своей исключительности евреи. Но и все остальные в этом вопросе не лучше. Попробуй намекни славянину, что один из гипотетических этапов формирования его народа заключался в том, что на рубеже эр некое племя нижайше пресмыкалось перед всеми проходящими мимо. Не понравится. И даже мудрые ученые будут шарахаться от этого напрашивающегося вывода как черти от ладана. Эх-ма... Но оно-то выжило, в отличие от гордых! И не только выжило, но и расплодилось в немеряных количествах.
  Здесь я вынуждена сама себя прервать. Не все так просто в этом пресмыкании. Может и не было его... Но так или иначе мне на поведение и мораль моих предков плевать. Что толку швыряться словами в тех, кто их не слышит. Хочешь, чтобы твой народ был мудрым и прочее - сам будь таким. Воспитай сына и дочь. Дождись внуков и помоги детям воспитать их также. А я смотрю на своих охломонов из 11"А" и понимаю, что одну половину из них родители воспитывали в основном с тыльной строны, а другую - напротив, с помощью избытка сладкого. Результат, к счастью, подтверждает, что некоторых людей, оказывается, очень сложно испортить!
  
Оценка: 7.96*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Гатаулин "Вирусапиенс" Е.Звездная "Хелл.Обучение наемницы" Е.Малиновская "Демон-хранитель. Сделка" А.Флим "Я - лорд звездной империи" А.Кувайкова "Друзей не выбирают. Эпизод 1" А.Вербицкий "Испытания на прочность" И.Сафина "Принц для роскошной женщины" А.Илларионова "Оборотни Его Величества" М.Князев "Полный набор-5. Бог Дракон" А.Баренберг "Вторым делом самолеты. Выйти из тени Сталина!" В.Гвор "Прорыв выживших. Враждебные земли" Ю.Скуркис "Роковое наследие" А.Радов "Изгой: Начало пути" В.Горъ "Граф-3. Клинок его Величества" В.Хватов "Ядерная осень" А.Валерьев "Объект Родина" В.Коротин "Броненосцы победы" Я.Денисенко "Закон сильного" О.Виноградова "Непристойное предложение" М.Михеев "Путь домой" Е.Никольская "Мой огненный и снежный зверь" О.Шовкуненко "Оружейник-2. Бой без правил" В.Поляков "Чернокнижник" О.Говда "Рыцарь" Ю.Иванович "Лиходеи Апокалипсиса" Н.Кузьмина "Летящая против ветра" В.Поселягин "Я - истребитель"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"