Свечин Андрей: другие произведения.

Вопрос o яблочках и яблонях середины X I I I века

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.41*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некоторые эмоциональные штрихи к портрету Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского.

  ВОПРОС О ЯБЛОЧКАХ И ЯБЛОНЯХ СЕРЕДИНЫ XIII ВЕКА
  
   Андрей Свечин
  
  Почти предисловие.
  Осмелюсь привлечь ваше внимание, уважаемый читатель, к одной исторической фигуре - достаточно известной, но в популярную литературу попадающей нечасто; к человеку, оставшемуся в тени событий драматических и героических, коим он был современником, но в которых не участвовал, а потом и совсем оказался заслоненным славой своего отпрыска, заслоненным отчасти несправедливо, поскольку вся политика сына была порождением, развитием и следствием политики отца. Личность сына настолько популярна среди политиков и публицистов, что, говоря об отце, я неизбежно буду отвлекаться на его знаменитого потомка, памятуя, что исследуя яблоню, очень полезно взрезать и вкусить его яблочко.
  Речь идет о Великом князе Ярославе II Всеволодовиче, чьи годы жизни приходятся на 1191-1246, а годы великого княжения на 1238-1246. Две последние цифры для человека, знающего хронологию русской истории не по Фоменко, режут глаза. Да, Ярослав был первым Великим князем Руси после Батыева нашествия, но для того, чтобы понять его поступки в это тяжкое время, нужно вернуться чуть назад - к первой из четырех вышеприведенных цифр. Сына я здесь по имени не называю - если вы еще не поняли, кто это, то постыдитесь своего невежества и дождитесь, пока он будет поименован в последующих строках этого повествования.
  Сразу отмечу, что большинство содержащихся в данном эссе мыслей о конкретных исторических событиях и истинном смысле исторических свидетельств уже высказывались в той или иной форме людьми, исследовавшими историю или исполнявшими фантазийные вариации на ее тему. Моя цель - не собрать их все воедино, и даже не попытаться сделать из них гладенькую выборку, не разбавить их своей интерпретацией, а попытаться на основе только письменных источников восстановить непротиворечивый психологический облик конкретного человека или хотя бы чуть уже: конкретного человека в конкретный промежуток времени. Или еще уже - дать некоторые психологические штрихи к портрету личности в историческом интерьере. Прекрасно понимаю чрезвычайную сложность задачи. Для примера я попытался подвергнуть аналогичному анализу первоисточники, повествующие об одном из известных нынешних политических деятелей. Выявил логические взаимосвязи, ужаснулся и прекратил неблагодарное занятие. Ибо если это правда - жить в своей стране не хочется, а если неправда, то зачем этим заниматься… Кстати, в связи с современностью все чаще напоминает о себе старая мудрость: "меньше знаешь - крепче спишь". С прошлым проще - оно не стреляет, а его остроги уже сгнили или рассыпались в щебень.
  
  Детство, отрочество, юность.
   Ярослав был третьим (а если считать умерших в младенчестве, то пятым) сыном Всеволода Большое Гнездо. Уже по прозвищу видно, что в числе достоинств Всеволода была плодовитость. Детей у хорошего князя должно было быть достаточно, чтобы усесться на все возможные шестки в сложной лествичной системе наследования Рюриковичей. К несчастью, обычное развитие ситуации средних веков предполагало, что лет через дцать среди многочисленной братии выделялся один самый-самый, а остальные либо теряли интерес к жизни, либо ее самое. По тем или иным причинам. Стоять всего-навсего третьим в наследственной очереди было весьма перспективно и вероятность дождаться самого великого княжения, на которое претендует твое колено Рюриковичей, для Ярослава была очень большой. Нужно было только не помереть раньше смерти старших… У Ярослава был перед глазами великолепный пример - его отец Всеволод, который был у своего отца самым меньшеньким, и, несмотря на это, не только попал на великокняжеский престол, но и просидел на нем 36 лет. Кстати, история юношеских скитаний отца нашего героя по Руси и не только (в детстве он с матерью провел 4 года в изгойстве - у деда-кесаря в Константинополе) заслуживает отдельной повести. Но это когда-нибудь… А сейчас о другом из родителей Ярослава.
  Мать во властной системе Рюриковичей - "не считается", поэтому до информации о том, кто и откуда мать героя часто не так просто докопаться. Вот и с женой Всеволода, матерью Ярослава - Марией неясности. По одним источникам она осетинка, по другим дочь чешского короля Шварна… И в том, и в другом случае - по матери родственников на Руси у Ярослава не было, даже если бы такое родство кто и поминал. А уж как пришлая Мария относилась к своей новой родине и новому народу - вообще Бог весть. Ее не спрашивали. Может полюбила их, а может возненавидела… Но между прочим, несмотря на отсутствие прямых властных функций у женщин, их "участие в общественной жизни" было самодостаточным, а статус женщины примерно соответствовал сегодняшнему (да простят меня феминистки). Примеры? Из древнерусской литературы: "Филимон и Бавкида", "Авдотья-рязаночка", "Былина о Ставре Годиновиче". Не читали? Прочитайте! Пушкин, например, почитывал с большим удовольствием…
  Итак, "родила царица в ночь" - сына Ярослава. И была ему на роду написана княжеская доля - сплошная неволя. В 4 года Ярославу детские кудри остригли и на коне прокатили, в 11 лет княжить в Переяславль-Залесский посадили - к отцу поближе, в 13 отправили на боевое крещение с Романом Мстиславичем Киевским на половцев. В 15 отец женил Ярослава на полочанке, внучке достопамятного Кончака (прекрасная последовательность: "то дерись - то женись", не правда ли?), в 16 папа отправил сына в Галич, откуда обратились в стольный Владимир-град за князем. Тут с молодым князем случилась первая отмеченная в анналах неприятность - из Галича его тут же выгнали южные князья (по одной из версий, по моему мнению слишком литературной, он не успел к своему первому "серьезному" столу на пару дней). Дальше хуже: почувствовав слабость изгнанного "вьюноша" - свежего претендента, включившегося в бесконечную гонку Рюриковичей за новыми уделами - черниговский князь Всеволод Чермной выгнал его и из ставшего родным Переяславля, посадив там своего сына. Потом этот ровесник Ярослава из южных Ольговичей войдет в нашу историю как Михаил Черниговский… Запомним первое унижение Ярослава, как запомнил его он сам!
  Отец выделяет неудачнику только что усмиренную Рязань, но и там княжич оказывается не ко двору. Начались козни против него, а заодно против Владимира-города и тамошнего Великого князя. Молодой Ярослав Всеволодович не нашел ничего лучше, как … пожаловаться папе. Папа приехал с дружиной - разобрался: окончательно сжег город, а жителей развел по пригородам. Тогда умели решать вопросы даже более кардинально, чем "есть человек - есть проблема и т.д."… Вот так, до смерти отца, стараниями которого, кстати, Всеволод Чермной Черниговский вернул-таки Переяславль Ярославу, наш герой скользит по истории, не погружаясь в нее. В это время крестоносцы берут Константинополь, на западных рубежах Руси обосновывается Ливонский орден, старшие братья Ярослава бодаются за Новгород с Мстиславом Удалым, а Ярослав сидит в своей залесской стороне и ждет…
  
  Птенцы из Большого гнезда.
  Старый Всеволод скончался в 1212 году и перед смертью ухитрился окончательно запутать ситуацию со своими многочисленными сыновьями. Два старших брата не смогли и при живом отце разобраться, что кому милее, а уж потом… Масла в огонь подлил и один из вскипавших при первом удобном случае споров "города с пригородами" - извечных для Руси. Старший Константин от Великого княжения не отказывался, но велико-княжить хотел не во Владимире, а в Ростове, где уже обосновался… А Юрий, напротив, Владимиру рад-радешенек был, за что и получил его по отцову наказу. Ярослав по переделу столов ничего нового не получил - не за что… А было ему уже 22 года, и был он уже совсем не мальчик! Ярослав подумал-подумал и решил: чем таскать орехи из огня для других (он вынужден был по братьей просьбе ходить бодаться с Юрием против Константина), лучше поискать их для себя и послаще. Оглядевшись в поисках покровителя на смену отцу, он остановил свой выбор на самом, наверное, лихом князе - Мстиславе Удалом, сидевшем тогда в Новгороде, который он-таки отспорил у Ярославовых старших братьев. Где Ярослав успел с ним познакомиться - загадка. Может на одном из княжьих "съемов"-сходов-съездов, может во время своего неудачного визита на юг, может на одной из свадеб… Первая жена сгинула, не оставив ни детей, ни памяти, и Ярослав удачно продал себя, как мужчину и перспективного князя - женился на дочери Мстислава Удалого. И удачно - уже через год тесть оставил зятю Новгород, сам уйдя на юг, на Галич.
  Мстислав был личностью своеобразной. На Новгород его никто не звал и не посылал; явился он туда сам и - что для вольного Новгорода удивительно - пришелся ко двору! Характеры у Новгорода и у Мстислава похожие оказались. Эта личность, как и многие в нашей истории, заслуживает отдельного повествования, но оставим это, оставим, мой читатель… Отметим только, что поступок его - столь дорогой подарок новоиспеченному зятьку - был неслучаен. Чувство свойства у него было обострено: он на Новгород, а рядом на Пскове тут же - брат его Владимир (потом этот Владимир псковичей то менял на немцев-прельстителей, то назад возвращался - чем и прославился), а на столах поплоше - племянники…
  Основным занятием клана князей, обосновавшегося на северо-западных границах, был сбор дани с разнообразной литвы и чуди, перемежавшийся стычками с немцами за правообладание этим полюдьем. Борьба эта протекала в виде плавного и незаметного поражения. Орден потихоньку расширял зону своего влияния, используя все способы: от угроз и нападений до подкупа и династических браков. Впрочем, прямого посягания на непосредственно новгородские земли ливонцы пока не выказывали, ограничиваясь спорами со славянами о дележе дальних данников. Неугомонная языческая литва при первом удобном случае терзала и немцев, и русичей, и чудь, и самое себя. Чудь с латгалами, земгалами и прочими ливами естественно тоже задирались друг с другом. Но уже истекало кровью планомерно уничтожаемое тевтонами балтское племя пруссов, оставившее свое имя немецкой области и ушедшее частью на Русь, вследствие чего северная околица Гродненского удела некоторое время носила название "прусской".
  
  Страничка из хроники.
  Жизнь на северо-западном пятачке Евразии бурлила. Вот кое-что из хронологии тех лет в зоне влияния Новгорода и его тогдашнего князя (полную выборку вы можете найти в конце данного эссе):………….1210 - литовцы опустошили междуречье Ловати и Редьи до Ходыни, не дойдя всего тридцати верст до Русы. Мстислав Новгородский "Удалой" с племянником Владимиром Мстиславичем Псковским пришли к чуди в Унгавнию, осадили замок Оденпэ - Медвежья Голова - и бились там восемь дней. Владимир (это Полоцкий, а не Псковский!) заключил первый договор с Орденом - тевтонам Полоцку дань платить и "вечный" мир иметь. Отряд псковичей вместе с тевтонами воюет эстов. Сожгли четыре замка, добычу поделили………..1211 - Большое избиение эстов тевтонами. В этой войне пала вся верхушка племени: старейшины Эзеля и старейшины Роталии и других областей - все были там убиты. Мстислав услышал о тевтонском войске в Эстонии, пришел с дружиной в Вайгу, а из Вайги в Гервен; не найдя тут тевтонов, двинулся дальше в Гариэн, осадил замок Варболэ и бился с ними несколько дней. Тем временем эст Лембито из Саккалы перебил у себя католических священников и их слуг, потом пошел на Псков и разорил его…………1212 - Владимир Мстиславич Псковский отдал дочь свою замуж за брата епископа рижского Альберта, псковичи возмутились и выгнали его, тот отправился к тезке полоцкому князю, но он не принял его, и Владимир ушел в Ригу, где получил в управление идумеев и лэттов. Князь полоцкий повел переговоры с рижским епископом, с которым вместе был Владимир Мстиславич. После демонстрации силы договорились, что "король (полоцкий), может быть, по божьему внушению, предоставит господину епископу всю Ливонию безданно (уже!), чтобы укрепился между ними вечный мир, как против литовцев, так и против других язычников, а купцам (русским) был всегда открыт свободный путь по Двине." …………1213 - Владимир Мстиславич вел дела в своем фогте не по понятиям епископа рацебургского и прочих, и вынужден был уйти в Руссию. В следующую зиму Владимир с женой, сыновьями и всей дружиной вернулся в Ливонию, и приняли его назад, хоть и без большой радости, а местные священники послали ему хлеб и дары. Сел он в Метимне и стал судить, собирая с области, что ему было необходимо. Мстислав Новгородский "Удалой" сходил с новгородцами на Киев, повоевал города черниговские по Днепру, взял приступом Речицу и Вышгород. Всеволод Чермный бежал за Днепр, а Мстислав посадил на киевский стол двоюродного брата Мстислава Романовича. Литовский князь Даугерутэ, тесть одного из мелких русских князей - Всеволода из эстляндского Герцике - заключил с Мстиславом Новгородским союз. На обратном пути он был схвачен братьями-рыцарями и убит…………1214 - Владимир Мстиславич снова поругался со священниками и ушел из Ливонии. Немцы набегом разграбили Герцике. Всеволод из Герцике заключил союз с литвой и успешно отбил следующий набег немцев. Несмотря на поражение в одном месте немцы преуспели в другом: снова был захвачен Оденпе. Два войска новгородцев двинулись отбивать свою вотчину. Князь Мстислав пошел в Эстляндию, а Всеволод - на Ливонию. Крестоносцы со всей Ливонии заперлись в Риге. Всеволод по неясным причинам брать Ригу не стал, а вернулся в Новгород…………………………………………………
  
  Явление Ярослава Новгороду.
   Вот в такую кашу погрузился пришедший в Новгород на смену удалому Мстиславу Ярослав Всеволодович - наш герой. Только интересы его показались новгородцам странными. Вместо того, чтобы отправиться с очередным походом на Запад, он занялся расчисткой властного пространства самого Новгорода от сторонников своего предшественника. Научен был рязанскими событиями, когда местное боярство сразу начало "копать" под нового князя - ставленника нелюбимой стороны. Только Новгород - не Рязань. Кого посадив в острог, кого подставив под вече и погром, Ярослав разворошил улей и с ужасом понял, что справиться с ситуацией не может, а новгородцы уже привычно делятся на "партии", чтобы решать вопросы мордобитием, костоломством и бросанием противника в Волхов. Наш перепуганный герой опять поступает по-детски непосредственно. Заварив кашу, он … уезжает, если не сказать удирает. В Торжок - форпост Северо-Западной Руси на "низовых" (восточных и южных) землях; в Торжок, где пытаются удержаться все, обиженные Новгородом и который бьют все желающие Новгороду насолить; в Торжок - игольное ушко, через которое идет на Новгород и из него основной поток товаров: от украшений до зерна.
  А что делать бедному князю в Торжке - не вечно же в нем отсиживаться? Коли своего ума и силы не хватает - к кому за помощью или хоть за советом податься!? Батя в могиле, братьев звать на помощь - стыдно, жаловаться тестю - еще постыднее. Ярослав решает действовать по своему разумению. Вспомнив, как его деды города пригородами сгибали, он пытается подлизаться к новоторжанам, обещая сделать их город - "городом", а Новгород свести до "пригорода". Ясно, что после этого на примирение с новгородцами Ярославу уже рассчитывать не приходилось. События развивались по нарастающей. Ярослав пакостил новгородцам как мог - прекратил подвоз хлеба, так что в городе начался голод, переловил и рассадил по острогам всех новгородцев, какие под руку попались. В итоге довел людей со своего княжения до того, что они решили позвать назад Мстислава, чтобы тот по родственному с зятем разобрался. А зять, поняв, что не просто попал в историю, а увяз в ней, все-таки отправился за помощью к старшему брату, Великому князю Юрию: обижают-де, удел отнимают. В ответ умудренный в семейных распрях Мстислав тут же позвал другого Всеволодовича - Константина с его Константиновичами: помнишь, мол, что Владимир-град сначала тебе полагался? И настала на Руси очередная Большая Усобица, увенчавшаяся кровавой битвой при Липице! За эту злосчастную "Липицу", ставшую именем нарицательным, поминают Ярослава всуе все кому не лень. А ведь она не первая и не последняя. Их столько, что в них не столь интересно искать обобщающие "типичности", сколь удивительно совпадающие "частности".
  
  Две Липицы - Два Ледовых.
   Вот вам две параллели - в каждой по две битвы. Одна - отца, другая - сына. Об одной из каждой пары сражений напишут в школьных учебниках истории, о другой будут помнить только специалисты. Главные действующие лица первой пары: папа Всеволод и сын Ярослав. Место действия в этой паре совпадает: Липица у Юрьева-Польского; само действие тоже одинаково: усобичная сеча; время действия: 1177 и 1216 годы; в составе массовки разницы нет, а вот в результатах есть: папаша во главе Владимира и Суздаля выступает против Новгорода с Ростовом и разбивает их, а вот сыну не везет: спустя сорок лет новгородцы-со-ростовцы берут реванш и разделывают владимирцев и суздальцев (и Ярослава вместе с ними) по первое число. Но вот что изумительно: о первой сече никто не вспоминает, зато вторая подается как свидетельство окончательного раздробления и раздора между Рюриковичами накануне монгольского нашествия. Ярославу же за Липицу должно быть стыдно вдвойне. Именно ему приписали исследователи найденный в районе Липицкого поля (не на поле, а в районе его!) великолепный княжеский шлем - экспонат Оружейной палаты. Наш молодой герой не только "прибег один в Переяславль на пятом кони, а четыре одушил", но и свои боевые доспехи побросал для скорости драпа!
  А теперь внимание - другая параллель. Опять сын и отец, опять две битвы. Первая - победоносная сеча дружины постаревшего и помудревшего Ярослава в 1234 году. Теперь он сам стал отцом - и победителем немцев у реки Эмайыги в земле эстов, после которой он заключил с ними мир на "всей своей правде". Вторая - знаменитейшее Ледовое побоище его настолько же знаменитого сына Александра Невского в 1242 году. Самое интересное в этой паре сражений - совпадение тактического рисунка военных действий, когда после начальной стычки основная масса противника гибнет, провалившись под лед.
  Анализируя первую пару "Всеволод-Ярослав", мы убеждаемся, что прямые логические взаимосвязи между сиими двумя битвами выявить сложно, за исключением своеобразности Липицкого поля, как стандартного места для локальных разборок. Во второй паре - "Ярослав-Александр" - причинно-следственные цепочки завязываются легко, тем более, что первая пара такие выводы выгодно оттеняет. Дело в том, что в момент первой Липицкой сечи в 1177 году Ярослава (в данном случае сына) еще и в проекте не существовало, а ко времени Липицы-II, отстоящей от первой на 40 лет, Всеволод уже почил в бозе, так что сыновья воспользоваться опытом отца могли только опираясь на достаточно древнюю изустную традицию. Другую же пару "Эмайыге и Чудское" разделяют всего восемь лет, причем ко времени сражения у Эмайыги Александру Ярославичу (т.е. сыну) было 13-14 лет - возраст для княжеского отпрыска весьма солидный. Я вполне допускаю, что Александр был в Эмайыгинском "Ледовом-первом" сражении вместе с отцом. Но даже если молодой княжич не участвовал в нем сам, то участие в "Ледовом-втором" новгородских вояк, из числа воевод и дружинников Ледового-первого не просто вероятно, а неоспоримо. Прямых данных о местонахождении юного княжича в 1234 году у меня нет, и пользуясь этой свободой, выдам на-гора еще пару версий, скорее для того, чтобы показать насколько вольно можно обращаться с фактами.
  Вариант Александрофоба: на самом деле Чудскому победителю приписали талант и заслуги его отца, ставшего на склоне лет мудрым полководцем-тактиком. Не столь Александр топил немца в стремнинах Чудского озера, сколь летописцы. Перед ними поставили задачу возвеличить Александра, и они, не мудрствуя лукаво, использовали для описания "Ледовой-второй" стычки красочные подробности "Ледового-первого" побоища. Но не верится…
  Вариант Александрофила: в битве "Ледовой-первой" командовал не Ярослав, так и не научившийся полководческому искусству, а его не по годам боевитый сын. Тоже не верится…
  Остается сложно оспоримое: наличие выявленной исторической параллели выгодно оттеняет ум Невского. Он не только научился многому в юности (у отца или у его воевод), но и смог применить это умение на практике. Причем ВТОРОЙ раз с одним и тем же противником! А немцы идиотами никогда не считались. Невский же сумел заставить их ВТОРОЙ раз за восемь лет наступить на одни и те же грабли. Фигурально: не на грабли, а на слабый для их тяжелодоспешных рыцарей лед.
  Но был у Ярослава и Александра враг пострашнее немцев - монголы. Как-то повели себя наши герои с ними?
  
  Восточный дракон против Егория Победоносца.
  Первое личное столкновение монголов ни с Ярославом, ни с Александром - официально не состоялось. Монголы "развернулись в ста верстах от Новгорода у Игнач-креста". Есть много гипотез о том, почему после взятия Торжка Батыева рать развернулась на юг, а не отправилась к Новгороду. Мне наиболее интересно предположение о сепаратной сделке Ярослава или Александра с Батыем. Или удачном дипломатическом ходе. Игра с определениями не меняет сути дела, лишь выражает эмоциональное отношение к поступку.
  Для военной стратегии монголов такие хитрости достаточно типичны. В 1223 году, преследуя кипчаков, они не собирались сражаться с русичами, и только настырность южных князей привела к гибельной Калке. Батый, завоевывая Владимиро-Суздальскую Русь - не идет на Новгород; завоевывая Киевские волости - останавливается в тех же ста верстах от Венгрии. Германского императора Фридриха, не попавшего под каток монголов, прошедший по Венгрии, Чехии и Польше, обвиняют в таком же сговоре с монголами. Приостановка похода и перегруппировка сил перед следующей военной кампанией - необходимое условие успеха, но сопровождались ли эти передышки сепаратными переговорами и сделками? Не правда ли, это весьма вероятно?
  Оставим пока этот вопрос открытым за недостатком материала для анализа и постараемся разобраться в мотивах поведения монголов по отношению к Новгороду и покоряемой Руси.
  Что делал бы монгольский правитель с вечевой северной вольницей после покорения, не обеспечив ежедневного напоминания о ее подчиненном положении? Держал в этом глухом углу суперимперии умиротворяющие дивизии постоянно или гонял их каждый год за тысячу верст киселя хлебать? А если повторить старый фокус варягов? Используй уже налаженную систему сбора дани в своих интересах - для этого совсем не нужно покорять народ! Достаточно покорить правителей! Только изымать собираемое обязательно нужно лишь частично. Те, кто осуществляет действия в чьих-то интересах, должны получать свою долю пирога. Отметим на полях, что аппетит восточных завоевателей сильно отличался от норманнского. "Званые-незваные" варяги в X веке в первый момент даже просочились на высшие ступени русской государственной иерархии, тогда как монголы делать этого даже не пытались.
  А могли бы? Тогда сменилась бы у нас ветвь Рюриковичей ветвью Батыевичей, и наши летописцы привычно переписали бы историю Руси в совсем другом ключе? Едва ли… Монгольские жены, князьки и придворные люди, прибывавшие на Русь в казалось бы достаточном количестве, растворились в океане основного этноса почти без следа. Только не нужно мне про ономастику и генеалогию - средний человек с фамилией Юсупов-Азаматов краниологически и антропологически практически не отличается от среднего Милованова-Боголюбова. С оговоркой - в определенной области России… Но отличия между областями - существеннее!
  Итак, тогда монголы сделали "верный" выбор и оставили часть русских князей у власти, занявшись селекцией наиболее эффективных руководителей в новой системе хозяйствования.
  
  "Перекличка-перестрелка".
  Батыево нашествие не только, а может и не столько, прошлось смертельной косой по всему племени русскому, сколько по Рюрикову княжескому дому. Татарам разборки внутри своего разрастающегося хозяйства были не нужны. Уже во время самого Батыева похода они расчистили властное пространство Руси, ставшей ареной микровойн и расчлененной ими на микроуделы - и продолжали делать это от случая к случаю, то посылая очередные рати на непокорных и якобы непокорных, то вызывая их на заклание в свои столицы. Сложно объяснить, кому и почему в этих случаях отдавалось предпочтение - скорее всего системы в этом не было. Одного князя заставляют "поклоняться кусту" и убивают за отказ, другого не заставляют, третьего заставляют, но за отказ не убивают. В общем принцип монголов в данном случае вынужденно оказался противоположен классическому "разделяй и властвуй" - они "объединяли и властвовали". Для русских же князей главенствовал другой принцип организации государства - принцип "Рюрикова рода". Никакой братской родовой любви в нем заложено не было: Рюриковичи при случае с удовольствием сгоняли с "кормного" или "красного" стола и отца, и брата, а тем более седьмую воду на киселе. Но они в первый момент так и не поняли, что основополагающее в "Рюриковом" принципе - отчинность, когда владеть уделом может лишь тот, чьи прямые предки успели на нем посидеть - для монголов пустой звук. Попытки использовать монголов для решения своих шкурных проблем не приводили к желаемому результату. Отчинность не длилась дольше жизни конкретного князя. Великими князьями становились князьки таких мелких городков, которые на другом краю русской земли и известны-то никому не были. Лишенные статуса "великости" города, как поселения, хирели (значение финансовых потоков универсально). Вспомните конфликт старших братьев Ярослава и вспомните Киев, статус которого еще ДО начала нашествия настолько снизился, что князь Ярослав посадил в нем вместо себя наместника - всего лишь воеводу, а не князя! Также поступил и его преемник Александр уже при монголах (по примеру отца!). Так что запустение "старых" городов после Батыя во многом связано с проблемой переноса княжения "из городов в пригороды", что происходило не один раз во всей Руси. Вот цепочка "главных столов" во Владимиро-Суздальской Руси: сначала Суздаль, потом Владимир, потом (уже при татарах) Москва. Интересно, что возникновение спора "города с пригородом" происходило, в частности, из-за слишком большого влияния, которое набирало местное боярство. Оно, как и сам князь (и как город в целом) жирело, пропуская сквозь себя данные и податные денежные потоки. Князья естественно стремились ограничить их аппетиты, что не всегда удавалось, и старались найти себе подданных посговорчивей. И они находились: более бедные и слабые, но не менее жадные пригородные "лучшие" люди предъявляли куда меньше претензий к норовливым князьям. Отмечу отдельно, что норов был в числе тех качеств, по которому в Рюриковом роду осуществлялся естественный отбор. Норов же города обесценивал его стол. Сила вечевого братства в Новгороде на века сделала этот богатейший город непривлекательным в глазах Рюриковичей, хотя и необходимым для временного обитания старших сыновей или следующих по старшинству братьев - будущих наследников великокняжеского стола. Но только необходимым, традиционным, а не желанным. Для вновь пришедших хозяев-монголов - норов кого бы то ни было был антикачеством. Князья, отмеченные такой печатью рано или поздно оказывались в списках мучеников, а города… Вечная им слава - непокорным и непокоренным!
  Первая волна монгольского тайфуна - Батыева - по Новгородской Руси не прокатилась. Принесло ли это ей возвышение? Нет, и не могло. Идеологией Новгорода никогда не было объединение Руси. Такой идеей могли маяться князья, мечтающие быть властителями всея и вся, а вече - оно с большей страстью решало местные проблемы. Обороняющийся рано или поздно проигрывает, он лишен инициативы. Вече не способно на активную захватническую политику. Оно огрызается, оно выплевывает из себя чрезмерно возбужденную молодежь на "покорение" новых данников, но это - не цель веча. Иное дело князь, для него вопрос экспансии - вопрос постоянно и единственно важный. Плодящиеся дети и внуки требуют новых уделов. Этот принцип прибавочной власти универсален - как принцип Маркса для капитала. Стремление князей к объединению окрестных земель под единой (своей) рукой и обрезке побочных ветвей генеалогического древа как конкурирующих (мягкосердечно допустим, что в данном случае наши князья по-христиански не имели в виду лишение самое жизни) объективно совпадали с желаниями оккупантов. Кто пострадал при таком соглашении? Миряне. Им пришлось затянуть пояса и начать платить больше. Но когда князь принимал близко к сердцу проблемы "черного" люда? Не смешите меня рассказами о добродетельных владетелях Земли Русской. Польза для Руси? Чем больше деклараций о благе отечества, тем больше вероятность, что именно народ и будет страдать за "свои" интересы. От пирамид до … "О том, что близко, мы лучше промолчим…" Власть аморальна в принципе и не может быть иной, ибо основана на принципе подчинения или - если не хотите такого слова - на принципе иерархии.
  
  Замечание на полях.
  Но не равенства! Равенство - суть система анархичная. В этой связи замечу на злобу только что прошедших дней, что так и недостроенный коммунизм был утопией, абсолютной уже по определению. Система равных не структурируется, она аморфна, это кисель, который не только не может развиваться (в киселе нет векторов и сил, приводящих его в движение), но и существовать. Любое воздействие на нее извне (пусть естественно-природное) приводит либо к превращению ее в систему структурированную и значит допускающую неравенство в своих составляющих, либо к гибели. Вопрос о цивилизованности общества - вопрос оптимума структурированности и расслоения этноса.
  Оптимальная система прежде всего мобильна, она быстро перестраивает степень своей иерархичности в соответствии с текущими потребностями. Насколько я вижу вокруг - такой системы человечество еще не создало. По крайней мере в масштабах государства. Если рассматривать человечество в целом - возникает иллюзия, что на таком глобальном уровне мы являемся такой системой, если уж "выжили до сих пор и собираемся делать это в дальнейшем".
  
  А если бы монголов не случилось?
  В качестве мысленного исторического эксперимента попробуем экстраполировать домонгольскую ситуацию на Руси хотя бы на столетие вперед. Задайтесь вопросом: сильно бы изменились процессы, раздиравшие и воссоединявшие Русь, без беспокоящих набегов монголов, без поездок "великих" князей за ханскими ярлыками, без десятинной дани, отправляемой в Сарай? Междоусобицы ведь продолжались и при монголах, вопреки всем попыткам ханов привести власть на Руси к единому знаменателю! Проблемы с западными соседями тоже не исчезли и не появились с появлением к востоку от Руси Золотой орды! Раздел Руси на Северо-Восточную и Юго-Западную начался не при них. Последний северный киевский князь Ярослав Всеволодович забежал в южную столицу на полгода-год и удрал как ошпаренный, а его сын Александр Невский вообще там не бывал, хоть и получил в приданое от каракорумского хана. Данила Галицкий, сильнейший из Рюриковичей на юго-западе, Киевом интересовался не столько как богатой или почетной вотчиной, сколько из родовой привычки бить врага везде, в том числе и в таком малозначащем месте; северными же вотчинами не интересовался совсем. А чем собственно Киев был лучше Суздаля, захиревшего рядом со Владимиром? "Мати городов русских" продержалась так долго только на историческом авторитете. Кто из пригородов занял бы будущее место Москвы в гипотетической "бестатарской" ситуации - сказать сложно, но что это был бы именно пригород - сомневаться не приходится.
  Демографическая ситуация в стране после "зачистки" ее татарами была катастрофична. Конечно, столь масштабного самоедства русичи в "бестатарском" варианте истории не допустили бы, но… Частично убыль человеческая из-за людских угонов при монголах была бы с лихвой компенсирована более ожесточенными усобичными войнами. Поминаемая здесь не всуе битва при Липице, несмотря на сказочный характер цифр потерь (9233 погибших с победившей стороны и всего 60 пленных против десятка смертей с проигравшей), только за счет списка городов в ней участвовавших, говорит о масштабах таких столкновений, а некоторые подробности ее, отмеченные летописцами - о симптомах более серьезных. «Братья, мы вступили в эту сильную землю; станем же твердо, надеясь на бога, не озираясь назад: побежав, не уйдешь. Забудем, братья, дома, жен и детей, а уж коли умирать — то, кто хочет, пеший, кто хочет — на конях». Это призывы до битвы, а вот после: «Братья новгородцы, не обращайтесь к добыче, продолжайте бой; если они вернутся, то сомнут нас. Новгородцы же не ради добычи бились, а смольняне бросились на добычу и обдирали мертвых, а о бое не думали». Это уже не просто психологическое давление распада в этносе - это появления местечкового нацизма. Неприязнь новгородцев к суздальцам, псковичей к новгородцам, волынцев к киевлянам и прочее, и прочее. Исходила она не от князей (мстительность в них была персонифицированной) и, конечно, не "черных" людей, дальше околицы не выходивших. А от кого? Видимо, больше всего - торговцев. Постоянные "обиды", наносимые купцам, курсирующим как связующее звено между разными Русями, то со стороны излишне жадного до подарков князя, то со стороны разошедшегося веча - и все это при молчаливом одобрении местных конкурентов среди "лучших" людей. Вот эти "обиженные" и разносили по своим весям истории о подлых "чужих", своими подробностями очевидцев подпитывая возникшие ростки охлаждения, превращавшиеся при удобном случае во все более злые сечи. Еще одна особенность Липицкой битвы: поголовная мобилизация. Обычно князья обходились своей дружиной. На Липицу согнали даже "землепашцев". Чувствуете, во что превратилась бы междоусобица, если все пошло бы и дальше по этому сценарию? В тотальную войну всех против всех. Не гражданскую, когда класс идет на класс, не национально-территориальную, когда этнос идет на этнос для завоевания или подчинения территорий. Нет, в войну совершенно особенную - типа "брат на брата". А именно такие войны на нашей земле заканчивались наиболее печально…
  Избави меня Бог хвалить ордынский "новый порядок", но в отличие от фашизма ХХ века, ставившего целью уничтожение неполноценного славянства, монголы таких намерений по отношению к Руси не имели. История - это чаще всего не просто путь между Сциллой и Харибдой, но такой путь между ними, когда сзади за тобой гонится стая Гарпий, а за смертоносным проливом ждет непобедимый Циклоп. Какой участи мы избегли, придя к централизованному государству под пятой чужеземцев, я догадываться не берусь, но в одном из вариантов наша судьба могла оказаться еще хуже. Вариант этот связан с абсолютным истощением ресурсов этноса во внутренних распрях и ударом по нему снаружи именно в этот момент. Из степи или с Запада - неважно. Вот такого восточные славяне в целом, славяне как этнос, могли бы просто не выдержать - и заговорили бы на этих лесостепных просторах другими говорами. А этого почему-то не хочется…
  К моменту появления монголов линии распада Руси уже были начерчены. Владимиро-суздальцы, новогородцы-псковичи, галичина-волынь, киев-со-чернигов. После трагедии нашествия по крайней мере часть из линий распада удалось преодолеть. И обе в составе других государств. Литвы и Орды! Обращаю внимание, что в спорах Новгородско-Владимирской-Московской Руси с Западом во время ига принимали участие и татарские войска. А не будь их смогла бы Северо-Восточная Русь устоять перед католическим напором? Едва ли! Усобицы не дали бы ей этого сделать. И все-таки прервалась бы цепь Рюриковичей. На потомков Бэлы-короля или князя Миндовга - не столь важно.
  Однако вернемся к нашим реальным князьям. Возвеличивание или оплевывание исторических личностей как метод исторического анализа бесплодно. Перемещение акцентов с самого поступка на его эмоциональные определения аморально. Назовите вероятные переговоры отца Ярослава Всеволодовича с Батыем еще во время нашествия - или подлыми, или сепаратными, или блестящими, или вынужденными. О-о-о, сколько оттенков можно придать простому слову. И ни один не окажется единственно верным, даже если найдется документальное подтверждение самого факта таких переговоров.
  
  В том числе о переговорах.
  Не будем называть последующее изложение косвенными уликами. У этого слова плохой оттенок. Но упомянем это криминалистическое определение.
  В 1236 году Ярослав Всеволодович оказывается сидящим на киевском столе. Залетной птицей. Захватил с собой несколько знатных новгородцев, 100 человек новоторжан, полки переяславские и ростовские и отправился на юг. Общее количество его людей в этом походе не превышало численности хорошего батальона современной армии. Ярослав становился все ухищренней в достижении успеха не числом, а умением.
  Интересно разобраться в возможных мотивах "киевского похода" Ярослава. Я вижу две составляющие: политическую и личную. Согласно неписаному правилу наследования уделов, на неотторгнутую в пользу конкретной ветви Рюриковичей отчину, могли "законно" претендовать потомки только тех из них, кто успел посидеть на этом столе. Хоть недолго. Заполошная перетряска князей и волостей во всей истории Древней Руси объясняется и этим тоже. Как зверь, метящий свою территорию, каждый князь стремился отметиться на самых важных столах. Не успеешь - и твои дети-внуки никогда не смогут гордо говорить, захватывая его - "я беру его по праву отчины - на этом столе еще мой дед сиживал". Не велика моральная поддержка, но ведь бывают не только военные, но и мирные переделы собственности (на тех же "съездах" князей), где такие доводы признаются.
  Другим же важным поводом для похода на юг было желание Ярослава в очередной раз насолить ненавистному Михаилу Черниговскому. Вражда с ним - история стародавняя… Началась она с появления Михаила в Переяславле, помните? А было и продолжение… В 1223 году, когда новгородцы в очередной раз разругались с Ярославом, Великий Князь Юрий дал Господину Великому Новгороду вместо брата своего старшего сына Всеволода. Ярослав, который Юрию "был должен" по крайней мере за битву у Липицы, мог вытерпеть племянника, но, когда через год на "его" месте оказался Михаил Черниговский, Ярослав не выдержал и слегка отомстил своим отчинникам, повоевав Торжок. Те прониклись и позвали Ярослава назад. Пока князь, быстро набирающийся специфического опыта обращения с Орденом, литвой и прочей чудью-емью, успешно защищал интересы Новгорода, его вотчина сохраняла лояльность к ставленнику "низовых" земель. Но стоило всего лишь Пскову, извечному "непокорному брату" Новгорода, проявить в 1228 году свой характер и отказать Ярославу в помощи в очередном походе на немцев - и Новгород тут же снова указал неумелому переговорщику на дверь. Вместо него снова был призван не кто иной, как этот нахал из Ольговичей (новгородцы умели играть на противоречиях - на грани фола!). Ярослав был взбешен! А брат Юрий, которому Михаил стал шурином, такое решение новгородцев на сейме Всеволодовичей подтвердил! В довершение позора Михаил сам на новгородском столе, вожделенном для Ярослава, не остался, а, как ненужную вещь, перебросил его своему сыну. Обиженный Ярослав то склонялся к необходимости заполучить поддержку старшего брата - и ходил с ним на мордву, до которой ему никогда не было никакого дела, то бросался со злостью на Торжок, чтобы насолить непостоянным в своих привязанностях новгородцах, то шел воевать своего обидчика Михаила на Черниговские окраины. Наконец, долгие переговоры в Новгороде завершились успехом - Ярослав в четвертый раз вернулся на престижное и хлебное княжение. Так в общении с Новгородом оттачивал Ярослав свои навыки то министра обороны, то министра иностранных дел. Князь - он един во всех лицах.
  Княжение Ярослав вернул, но мстить Михаилу не перестал. Нашлись и новые союзники. Его свояк Данило Романович Галицкий (они с Ярославом были женаты на дочерях Мстислава Удалого) начал долгую борьбу с князьями Ольговичами за киевский стол. Ввязался в нее на стороне галичан и Ярослав с новгородцами, ибо враг моего врага - мой друг. Воевал Мосальск, сжег Серенск, зазвал на эту усобицу племянников Константиновичей, а вот Великому князю Юрию в этот раз отправил на помощь против мордвы только сына Федора. Поговаривают, что в конце 20-х годов Ярослав уже относился к своему старшему брату без показной приязни. Все меньше нуждался он в его покровительстве, становясь самодостаточной фигурой.
  Диву даешься, как Ярослав успевал совмещать свои прямые обязанностями - охрану и расширение новгородских земель - с походами против личного неприятеля, но статус-кво в отношениях с западными и северными соседями ему удавалось сохранить. На подхвате у отца Ярослава были к тому времени два сына Ярославича - Федор и Александр (будущий Невский), которые входили в сознательный возраст. Старшего Ярослав даже женить собирался, но тот, к несчастью, в 1233 году помер прямо перед свадьбой - чуть не под венцом…
  Как только накал страстей на юге спадал, Ярослав лично занимался проблемами Ливонии. Северные войны для него стали рутинной работой, в которой затерялась упомянутая в самом начале статьи битва при Эмайыги (в другой транскрипции "при Омовже") в 1234 году. Но вот прямо накануне Батыева нашествия галицкие Романовичи затевают новую свару с - ба! снова с ним! - Михаилом Черниговским. Ярослав тут же подсуетился: окончательно бросил Новгородский стол на сына Александра и отправился искать удачи на юге. Занятые усобицей южные князья и не заметили, как великим князем Киевским оказался пришелец с Севера. Можно было бы считать, что формально Ярослав поквитался с Михаилом Черниговским. Стол за стол, кровь за кровь. Но нет! Заглянув чуть вперед, в жуткую эпоху Батыевого нашествия, я со странным чувством читаю в летописях сообщения о том, как монголы жгут Чернигов, Михаил бежит от татар в Венгрию, а его жену в это время в полон захватывает (театральная пауза…) Ярослав! Отмечу в скобках, что некоторые летописи винят в этом другого Ярослава - Ингваревича, но любое утверждение в данном эссе - только гипотеза. Ярослав Всеволодович на такое действие психологически более подходит - именно такое унижение в молодости он испытал на себе, когда его тесть Мстислав Удалой отнял у него за участие в Липицкой усобице законную супругу. Как же Ярославу было не примерить такую пакость к своему "кровнику" Михаилу? Хорошо, что свояк Данила, которому несчастная женщина приходилась сестрой, попросил у Ярослава отпустить ее, а то неизвестно, чем закончилась бы эта гнусно пахнущая история.
  Между прочим, на ком только не женили потом летописцы и исследователи Ярослава, считая, что Мстислав жену ему не вернул. Сомнительно… Очень сильный довод в пользу долгого брака - известие о том, что спустя много лет Ярослав и Данила Галицкий оказываются свояками, потому что оба женаты на Мстиславовнах. Проблема летописей в том, что частенько они не упоминают ни отчества, ни прозвища, а попробуй отличи при этом, например, сосуществующих во времени Ярослава Всеволодовича от Ярослава Ингваревича или от еще какого-нибудь современного им малозначащего Ярослава Батьковича, который может только единственным и славен был, что удачно женился и в летопись попал. Для меня же еще более веским доводом является упрямство, сквозящее в характере Ярослава. Уж если враг - то на всю жизнь, уж если любимый стол - то костьми за него лечь или хоть родину продать. Такие чаще бывают однолюбами, особенно если жену чуть не врукопашную отбивать приходилось. Паче чаяния, не будем забывать, что Мстислав с Ярославом помирились в конце концов и посему ломать традиции ("пока смерть не разлучит…") тестю было совсем не по-христиански.
  Но вернемся к кануну 1237 года - страшному для Руси. Отношения Ярослава со старшим братом заходят в тихий тупик. Основной вектор своих устремлений Великий князь направлял на восток - основал Нижний Новгород, Городец, в перспективе мечтал покорить булгарское царство на Волге. Младший же куролесил на ближнем юге или северо-западе, не вспоминая о существовании степей. Ему простительно несерьезное отношение к монголам при первых известиях о них. Но безумец Юрий! Он так до конца и не понял, что его удача - разгром какими-то пришлыми степняками волжской Булгарии, с которыми Владимир-град воевал последние годы с такой же регулярностью, как Новгород с немцами, - на самом деле буревестник его будущей трагедии.
  А у Ярослава все шло как по плану! Новгород в надежных руках сына, сам он все более укрепляется на юге, даже место Киевского Великого князя застолбил. Остается только разобраться с старшим братом, от которого ему по прямому праву должна - случись что! - перейти Владимиро-Суздальская Русь. И тогда Ярослав становится не просто Великим, а ВЕЛИКИМ, каких давно не бывало на Руси, под рукой которого и юг, и север, и восток. Запад пока придется оставить Романовичам, но с этим можно разобраться потом. Паче чаяния пока на новгородском фронте от союзного Данилы Галицкого огромное подспорье. И Новгород, и Псков до сих пор католические Ордена только щипали, а Данила Романович врезал при случае так, что от меченосцев только перья разлетелись. Подразделение, что называется, пришлось расформировать (в 1237 году ошметки ордена меченосцев были взяты под свое крыло тевтонами, объединение получило название Ливонского ордена)… Да! Все прекрасно, но "проблема" Юрия Владимирского для Ярослава все еще не решена и радужная ВЕЛИКОСТЬ может в любой момент лопнуть, как мыльный пузырь…
  Вы наверное поняли, куда я клоню? Именно! В этот момент у ворот Юрия на восточных рубежах Руси появляются всадники Орды. Описание событий того времени прошло жесточайшую цензуру: сначала современниками, не желавшими напрягать отношения с собственными властителями, потом православными священниками, страстно нуждавшимися в материале для канонизации, потом нынешними идеологами, приспособившими прах и тлен истории под пропаганду текущих задач… Противоречия, недосказанности, передержки, вымысел, и прочее, и прочее. Именно в это момент приятно вспомнить, что ты пишешь не научный трактат, а художественное эссе.
  
  И тысячи кровавых мальчиков.
  Итак, монголы у граничных городков Руси. Первое их действие стандартное - отправляются "слы" в Рязань. Рязань поступает также стандартно храбро и безрассудно: "Аще нас не будет всех, то все то ваше будет". Владимир-град, читай Великий Князь Юрий, тоже не отличается оригинальность - на призыв помочь решает не торопиться. Господи! Прости всем им! Русь так долго в последние века смотрела на степь, как на источник дополнительного воинства в своих усобицах, что очередные "поганые" - а мало их там разных племен - не могли ее напугать! Одно выражение "свои поганые" говорит о многом.
  Юрий тоже решает справиться сам. Увы… Можно было позвать на помощь Восточной Руси Север. Но Северу на проблемы с кочевыми степняками всегда было - наплевать. Именно так - на-пле-вать! До Киева новгородцы еще добирались, но не дальше. Новгород, поминаемый трижды в Слове о полку Игореве, слове о походе на половцев - не Ильменский, а Северский! Вероятность прихода сил Юга, знакомого с проблемой степных орд непонаслышке, на помощь Владимирскому Великому князю в той ситуации тоже была … нет, не нулевой, но такой малой, что нормальный человек на такие шансы даже в преферанс сейчас играть не будет, не то что жизнью рисковать. Героическая дружина Евпатия Коловрата из Черниговских земель оказывается в испепеленной Рязани, а не в Суздале или Владимире, где еще можно было перехватить основные силы врага. Почему именно там? А потому, что именно рязанцы в последние годы выступали союзниками Чернигова, в отличие от владимирцев, которые чаще оказывались противниками.
  На этой ноте снова прервем плавность повествования и разберемся, где был Ярослав в момент, когда Владимирская Русь истекала кровью. Из Киева он ушел, "не можучи держати" его. Якобы он отправился в Суздаль. Но дотуда не дошел. Недокуда было - Суздаль к тому времени уже лежал в руинах. Его родная вотчина Переяславль? Тоже под пятой Батыя. Может быть он гостил у свояка Данилы на Волыни? Нет, более логично ему было отправиться к сыну, помочь советом и оказаться во главе сильной дружины. Примем как рабочую гипотезу, что известие о гибели брата и огромного количества племянников со свойственниками в битве с монголами на реке Сить и в окрестностях - горестное для сердца и радостное для холодного ума - застало его где-то в Новгородских краях. Теперь Ярослав действительно становился реальным претендентом на власть во всей Руси - нужно было только разобраться с нежданными помощниками в осуществлении этой цели - татарами. Любовь татар к посольствам известна. Они посылали их и как пробный камень, и в разведку, и из принципиального желания обвести противника вокруг пальца.
  Я ни на секунду не предполагаю, что Батый не понимал сложной политической структуры Руси и не мог разобраться, кто и что представляет на лоскутном одеяле княжеств и вотчин. Татары пришли на Русь не с набегом, а с целью включить ее в состав Орды - в состав ее данников. Кто-то должен был быть выбран на роль генерала Власова! После битвы на реке Сить Ярослав подходил на эту роль идеально. Он не участвовал напрямую в столкновениях с татарами ни в эпоху Калки, ни сейчас; его дети не пострадали в первые месяцы нашествия - значит личной вражды он к татарам мог и не испытывать, да и сам он не успел насолить захватчикам. Батый расчистил для него путь к Великому княжению на Северо-Востоке, а значит он не останется на Юге и снова не попадет в жернова нашествия, когда на следующий год тумены степняков начнут утюжить окрестности Киева и Чернигова. Более того, на юге у него есть кровный недруг, которого можно, так же как и Юрия, якобы помочь "урезонить". Есть у Ярослава и верный "брат" Данила, которого можно - с помощью Ярослава - тоже попробовать приручить. Конечно, при этом нельзя разорять дотла Север, где сейчас сидит потенциальный союзник, но еще раз повторюсь, что у меня есть большие сомнения в привлекательности и достижимости новгородских болот для степного хана как объекта прямого грабежа (хотя как объект сбора договорной дани Новгород, конечно, сладок). Будь Батый вполовину предусмотрительней, чем он показал себя в своих походах, и тогда он ДОЛЖЕН был вступить в контакт с Ярославом. Он и вступил. Вопрос только когда? Не я первый, не я последний утверждаю, что это произошло во время осады Батыевыми войсками Торжка или точнее: позднее Сити и раньше конца осады.
  Торжок - владение Новгорода, но - по опыту целого века - владение, постоянно оказывавшееся под ударами то "низовых" соседей, то обиженных новгородских князей. И не всегда, а точнее крайне редко Новгород выступал со всей своей силой на помощь Торжку. Но разобраться "в чем дело" новгородцы были должны. Вот в этот момент переговоры и могли завязаться. А дальше - классическое сочетание пряника и кнута. Посулы Ярославу плюс имитация продвижения по "Серегерскому" пути - и вот вам результат. Батый разворачивается, и Новгород на много лет оказывается единственным городом-столицей, не жженным татарами. По окончании же активной фазы боевых действий именно Ярослав демонстрирует всем прочим князьям, как нужно вести себя "правильно" с новой супер-властью. Он едет за ханским ярлыком на Великое княжение в Орду - за формальным подтверждением своего нового статуса, который получил хоть и не воююя вместе с Ордой, но используя то, что "навоевали" степняки. А что, это сильно отличается от поведения других князей домонгольского времени, через одного приглашавших для участия в усобицах половцев, бродников, торков и прочих степняков?
  Да, Ярослав просчитался… Монголы половцам не чета! Я думаю, что он понял это еще до поездки к Батыю, но его уже вел за собой жесткий принцип исторической детерминированности, когда сказанное "а" требует произнесения не только "б", но и всего последующего алфавита. Психологическая инерция страшная вещь - Орда разрасталась настолько стремительно, что опасность этого быстро твердеющего "пузыря", крупные игроки на историческом поле просто не успевали осознать. Малые народы, находившиеся в положении вечной борьбы за выживание, тоже не почувствовали этой мощи, как не успевает почувствовать боли муха, залетевшая под пресс: сто и тысяча тонн превращают ее в мокрое место. Это теперь, с высоты веков, можно умно рассуждать о необходимости единения и о неразумности тогдашних властителей Руси, а 14 лет между Калкой и Батыем - просто миг в историческом масштабе. Развернуть птицу-тройку Русь за это время было невозможно. Всем было просто некогда! Эти годы прошли в постоянных делах и заботах! Тот же Ярослав ни на полгода не присел отдохнуть: то он воюет емь, то дерется с Орденом, то ссорится с новгородцами, то ходит на Чернигов, то осаждает Оденпе, то уходит бить мордву, то … А еще надо поддерживать отношения с родней - то есть встречаться, родниться, пить да гулять или спорить да челом бить. Чувствуете ритм эпохи накануне нашествия? Татары? Где? Ах, Булгар разгромили… Ну, это их проблемы, мне бы с Копорьем разобраться… И литва вчера опять две деревни пожгла… А борьба за власть! Причем успешная! Да еще с какой великолепной феерической концовкой! В промежутке между Батыевым нашествием и злосчастным смертельным вызовом в Каракорум хитроумный Ярослав ухитрился сделать то, что уже казалось невозможным - все-таки объединил Русь Южную и Северную (будем более точны: почти всю Южную - Роман Галицкий на ее Западе еще силен). В Новгороде сидит его сын Александр, в Киеве его посадник, сам он на вожделенном Владимирском престоле. Государь почти Всея Руси! Пусть на час…
  
  Та же история только наоборот.
  До сих пор основной обсуждавшейся гипотезой в развитии событий у Игнач-креста был сепаратизм Ярослава. Но будет нечестно по отношению к нашему "герою" не рассмотреть и другой вариант развития событий. А планировал ли Батый вообще брать Новгород? Вопрос далеко не праздный! Известно, что поход к последнему морю был событием не стихийным и не волюнтаристским, а четким плановым решением большого Курултая, отступить от которого ни один из Чингизидов не мог. Они были отчасти вольны лишь в выборе стратегии и тактики этого похода. Курултай спланировал не одну победоносную кампанию монголов и, считая поход на Русь одной из таких кампаний, можно сделать однозначные выводы. Во-первых, более одного сезона подряд армия не воюет. Побеждает она или терпит поражение, но возвратная петля неизбежна.
  Батый ходил по покрытой дремучими лесами Руси, куда более уверенно, чем поляки в смутное время, и отрядов в болотах не топил. Значит и проводники у него находились, и понимание природно-климатических особенностей кампании у него было. На разгром Северо-Восточной Руси он затратил всю зиму. Силы Северо-Западной Руси по крайней мере такие же (по итогам недавней битвы у Липицы). Значит на нее уйдет примерно столько же времени. Интересно замечание новгородской летописи, сделанное совсем по другому, нежели вторжение Батыя поводу: “Земля Новгородская озеры и болота велми наводнена, и того ради в летняя времена рать конная не бывала на них никогда же” (это, как вы догадались - о местном усобничестве). Не следует забывать, что Новгород в широком смысле этого слова - не только город на Ильмене. В союзе с Новгородом такие русские города, как Псков, Изборск, Белозеро, Ладога, Старая Русса и прочая и прочая, и союзники и данники его (цыкнул бы Новгород на чудь, на весь и на корелу - и прислали бы те полки, не задумываясь). Сходить на Новгород: это не поход на один из Русских городов - это агрессия против отдельного государства в государстве. Отмечу отдельно, что Новгород, пока он назывался Господином и Великим, "брали" считанные разы, в отличие, например, от Киева, или Чернигова, или Рязани или (продолжите список сами). Если рассматривать только эту сторону доводов, то разворот был неизбежен, и если Ярослав поспешил на поклон к Батыю - он именно поспешил…
  Плановое хозяйство у степных хищников! Полноте! Но давайте посмотрим, как вели себя монголы после разворота у Игнач-креста. Следующим был город-герой и город-мученик Козельск. Его осада вошла (как и Липица) во все учебники истории. Не прошли мимо и сами историки, написав много, но не объяснив ничего. Зачем Козельск был нужен Батыю? Существует как минимум две с половиной гипотезы. Одна говорит, что Батый не осаждал город, а просто стоял у него, поджидая остальные отряды монголов ("место встречи изменить нельзя") и только потом объединенными силами расколотил его вдребезги, не тратя много времени и сил. Вариант - ожидал он не только или не столько подхода основных сил, а хорошей погоды для удобного ухода с Руси или для подхода застрявших в распутице отрядов. Другая говорит, что монголы мстили городу за давнее убийство послов бывшим Козельским князем, а длительность осады объясняется общей ослабленностью монгольского войска и пониманием своей обреченности со стороны козельцев. Возможна и комбинация обоих вариантов - ждал и мстил - "полезное с приятным". Обращаю ваше внимание, что оба варианта козельской трагедии предполагают в монголах абсолютную приверженность "плану действий". Договорились "ждать" - я жду, или положено "взять и отомстить" - я возьму и отомщу. В этом свете телодвижения Батыя у Игнач-камня в их летописном отражении выглядят как минимум странно. То иду брать Новгород, то не иду брать. Если было изначальное решение "Новгородскую Русь - к ногтю", то Батый выполнял бы его при любой погоде. Если такого решения не было, все разговоры о смертельной опасности для Новгорода - блеф.
  Запутались? Я - точно. Примем все как есть и поплывем дальше по мутной воде истории. Так или иначе Новгород остался нетронутым, так или иначе семейство Ярослава тоже лихо не коснулось, не мытьем так катаньем сам он возвеличился и жить бы им всем да поживать, но… Наступал следующий этап трагедии Руси - переход ее в подчинение орде.
  
  Плата за право на жизнь.
  Неизбежно ли было наступление даннических отношений между Русью и Ордой? Ни разбитая вдребезги Венгрия, ни пожженная Польша, ни пройденная набегом Далмация такой "чести" не удостоились. Неужели Европа действительно была настолько сильнее, что курултай не решился добить ее и поставить на колени, чтобы довести дело до логического завершения - ежегодных платежей? Что-то не видно было этой "испугавшей" монголов европейской силы на западных границах Руси! Там, в непрекращавшихся стычках, ни одна из сторон однозначного преимущества не имела. Можно славословить Невского, можно хвалить Миндовга (литовского князя-братоубийцу и отца Литовской государственности), можно восхищаться Альбергом (рижским епископом), можно говорить о великолепном Бэле венгерском и прочих, но все они - то побеждали друг друга, то терпели поражения друг от друга. Заключались и рушились союзы, ползали вперед-назад зыбкие границы, но столь одиозного - в два года - превращения огромной территории в вассальную в отношениях Восток-Запад на рубеже "католичество-православие" не наблюдалось. В чем же тогда причина столь стремительного падения Руси? Допустим монголы действительно на порядок превосходили по силе и Русь и Европу. Тогда дело просто в нежелании Батыя связываться с "проклятым" Западом… А если дело обстояло хуже… Не настолько грозен был Батый, насколько велики были распахнутые от страха глаза русских князей, слишком рано склонивших свои стяги. Точнее сказать, у одного из них - первого, кто отправился за ярлыком на Великое Русское княжение к ненавистному Бату-хану. А первым оказался именно Ярослав…
  Есть, впрочем и еще одно, не настолько стыдное объяснение. Промежуточное… Оно сродни пушкинской мысли о том, как Русь заслонила собой Европу. Только наоборот. Батый и Орда справились с военным подчинением Руси, но с подчинением ее политическим возникли проблемы. Полная замена властных структур на монгольские в таком сильном - пусть и побежденном на полях сражений - государстве была невозможна. Военный успех против Европы нужно было развивать срочно. Мне представляется, что в этот момент монголы пошли на некоторые компромиссы в отношениях с северной Русью. Для того чтобы понять их сущность, нужно разобраться с некоторыми принципами функционирования их государственной машины.
  Известна практика татар гнать перед собой как "пушечное мясо" толпы пленных, а на следующем этапе порабощения ставить на острие ударов "привлеченные" воинские соединения из вассальных государств. Разрозненные сведения о Чингизовых Ясах все хором поминают требование к подчиненным государствам о поставках личного состава. Отмечу как nota bene, что позже русские воины, как ни отмаливали своих подданных князья-данники, все-таки поучаствовали в монгольских походах. И в Осетии, и с другой стороны Хвалынского-Каспийского моря. Но на рубеже 40-х годов о таком варианте использования русских дружин еще речи не шло. Возможным оказалось другое. Участие русских в военных действиях на стороне монголов, но не рядом с ними. Drag nach Westen! А в обеспечение его некий пакт, один из многих в нашей истории! Конечно, если говорить о длительной, стратегической перспективе, Орда никогда не потерпела бы существование нависшей над ней с севера свободной Руси. Но тактическая выгода союза с Русью против Запада для монголов очевидна.
  А чтобы сманить Русь, достаточно было пообещать Ярославу всего лишь Прибалтику - эту вечную приманку для него. После этого - не значит поэтому, но… Пока Батый в 1241-42 году громит Европу, тем же - пусть в гораздо меньших масштабах - занят Новгород, в лице Ярославича Александра. Мы снова обращаемся к его самой знаменитой битве и снова, оглянувшись на десяток лет вперед-назад, обнаруживаем, что у Новгородских князей сражений с западными соседями, подобных Чудской битве, было - на год по дюжине. Почему же именно Чудская битва, aka Ледовое побоище, стала такой символичной? Почему Александр сделал именно ее своим знаменем? Вот вам неожиданный вариант ответа, в дополнение к тем, что вы читали в начале статьи. Взявший на себя некие обязательства по "помощи" Батыю в его европейском походе, Александр - читай Ярослав! - раздул реальную, очень полезную и очень удачную битву с Орденом до уровня сражения "всех времен и народов". Нужно же было отчитываться перед заказчиком! И смотреть вперед: возможность напомнить монголам, как им Русь "помогала", в дипломатических маневрах "великих дипломатов" Ярослава и Александра окажется крайне полезной. Значит, этому факту-камешку вдвойне необходима пропагандистско-художественная огранка. В сиянии этого в общем-то рядового происшествия практически незамеченным оказалось другое, действительно вопиющее событие. В 1241 году русичи изгнали немцев из Пскова. Появление их там - пусть в качестве силы, "приглашенной" русским князем-перебежчиком - явление поразительное! Под носом у славного полководца католики захватывают Псков! Это вам не ливонские Кукейнос или Герсике, где русские князья с дружинами сидели типичными варягами. Псков - это одно из сердец исконной словенской Руси! Ясно, что хвастаться здесь нечем ни перед врагами, ни перед друзьями - вот и проскальзывает сие известие по всем анналам вскользь. Только не думайте, что я глумлюсь на памятью и т.д. Отнюдь! Глумлением над историей становится выпячивание одного в угоду другому. Неужели ребята-дружинники, сгинувшие в стычках с иноземными пришельцами, заслуживают меньшего уважения, если эти сечи не раскручены в житиях так, как Чудская битва? Вам не стыдно перед героями, погибшими на Эмайыги? Извините, погорячился…
  Чтобы успокоиться, вспомним, с чего мы начинали последнее из рассуждений. О привычках и правилах монголов... Карамзин на особицу выделяет из них следующее: "побежденный не может быть другом". Если монголы действительно руководствовались такой ясой, то с некоторой натяжкой можно говорить о существовании обратного утверждения: "непобежденный другом быть может". Сам Ярослав побежден монголами не был, не был побежден ими и его сын Александр - самые успешные русские переговорщики в Орде. С ними разговаривали иначе, чем с князьями, прошедшими через унижение поражением от татарских ратей. Несчастного Михаила Черниговского, который бежал под ударами татар, когда они громили его вотчину, потом, после приглашения в Орду, без всякого сожаления умертвили, даже не пожелав выслушать. Впрочем, трагедия Михаила мне кажется еще более грустной. Есть у меня подозрение, что не обошлось здесь без навета… А самого мстительного врага этого человека вы уже знаете из предыдущего повествования. "Не поклонившись языческому кущу" умер недруг дипломата Ярослава Всеволодовича, уже побывавшего к тому времени в гостях у убийц Черниговского князя…
  
  Последние политические маневры.
  Гениальность дипломатии Ярослава и особенно Новгорода - тактическая и имела ценность только для короткого промежутка времени. Она заключалась в аккуратном балансировании между Западом и Востоком, в сохранении своего статуса для тех и других. Не только военного, но и торгового! Новгород на западном театре политико-торгово-военных действий фронте одновременно воюет с Орденом и ведет переговоры с создаваемым торговым Ганзейским союзом! Князь-дипломат, князь-переговорщик, а не только князь-вояка всегда был особенно ценен для славного своими купеческими традициями города на Волхове. Ярослав и его сын продолжали такую же игру и на восточном направлении. Но здесь это была именно игра с огнем. Для Ярослава она закончилась в 1246 году уже упоминавшейся поездкой Великого князя в Каракорум, столицу Монгольской Империи (до этого он бывал с визитами только у Батыя на Волге).
  Формально Ярослава могли звать в Каракорум как одного из мелких совластителей империи (данника, вассала, но и совластителя) - на выборы нового Великого хана и утверждение планов новых походов. Какие задачи возлагались на союзную Русь в этом походе, можно ясно просчитать из отчета Плано Карпини, который был папским послом в ставке неприятеля. Этот францисканский монах вошел там в близкие отношения с самим Ярославом и, кстати, отмечает особый статус русского князя (унизительный, но статус). Карпини информирует своего патрона и европейскую общественность о цели нового западного похода монголов: в частности, Пруссия и Ливония, до которых Батый не добрался в прошлый раз. Взгляните на карту: от Каракорума и даже от Волги-Итиля до Ливонии - тыща верст и все степью, а от Новгорода полдня и шляхом. Если Ярослав обеспечит проход татарского войска через свои земли и придаст ему поддержку из местных бойцов, знающих обычаи орденских рыцарей и привычных к северным войнам, то судьба католичества на его северо-восточных границах предрешена. Или еще проще: если Ярослав бросит на немцев все войска подчиненной его власти Руси в такой же синхронии с действиями монголов на юге Европы, как и в первую европейскую кампанию - и этого мало не покажется. Выгоды такого военного взаимодействия для обоих союзников очевидны. Первые "пробы пера" в таком взаимодействии, как мы видели, уже были сделаны. Возможно…
  Но ничего из планировавшегося не случилось. Ярослав был отравлен, а поход на Запад не состоялся… Чувствуете мертвую сцепку этих фактов. Причины и следствия здесь перепутаны, но взаимное притяжение фактов непреодолимое.
  Может быть Ярослав отказался от помощи монголам и выказал гонор? Нет, не было гонора: помните, как умертвляли без смущения и замешательства слишком заносчивых русских князей в Орде? Зачем травить - непокорного можно ликвидировать более демонстративно и назидательно! Некоторые допускают, что Ярослав пал жертвою внутримонгольских интриг, как союзник Батыя, искавшего великого ханства. Тогда почему только он, ведь у волжского правителя в Каракоруме было куда больше союзников, и Ярослав скорее самый незначащий среди них. Может быть монголы решили перейти на более жесткие взаимоотношения с Русью - принцип "пушечного мяса"? Но в военном смысле свободный в своих действиях союзник на порядок более эффективен, чем гонимый из-под палки… В любом случае смерть Ярослава, уже подтвердившего смирение в отношениях с монголами, приводила их к необходимости поиска нового вассального Великого князя, который мог оказаться менее удобен, чем старый. Умысел монголов тем более странен, если учесть, что следующие Великие князья - сыновья убиенного - назначаются отравителями якобы в соответствии с волей якобы ими отравленного. Интересно, какую версию изложили сами монголы Александру Невскому о судьбе отца?
  Ищи кому выгодно! Смерть Ярослава уже на дороге, вдали от всех столиц, вдали от самой ставки, по окончании длительных переговоров и курултая в целом, когда уже нельзя в связи со смертью главы союзных войск пересмотреть планы кампании, выгодна тем, против кого направлено было бы острие удара Руси. Плано Карпини бывал у Ярослава и, наверное, сидел с ним за столом. Именно Плано Карпини обвинил ханшу Туракину в отравлении русского князя. Именно Плано Карпини потом ничтоже сумняшеся сообщил о принятии Ярославом католической веры, о чем папа Римский с радостью отписал позже Ярославичу Александру, дополнив письмо предложением последовать примеру отца. Стоило Ярославу ездить за 6000 верст за католичеством, когда оно у него под носом в Ливонии уже полвека гнилым зубом торчало, а папские послы и легаты к нему в каждый свой визит в Ливонию заглядывали! Врет, врет Карпини по известной итальянской привычке! Достойный соратник великого европейского двурушника Макиавелли! Перечитайте отчет "Historia Mongolorum" - типичный отчет шпиона! Рыцаря яда и кинжала! Не стоит забывать, что одним из духовных столпов Францисканского ордена, к высшему руководству которого принадлежал Карпини, было предсказано наступление в 1260 году - еще чуть-чуть! - эпохи Святого Духа, которая на грешной земле ознаменуется началом прямого правления… Кого? Самих монахов! А Карпини был наиболее реальным претендентом на генеральский пост в ордене. Какой же генерал католического ордена без двойного дна!
  История последних дней и смерти Ярослава изумительна своей запутанностью. Вот известие о его католическом неофитстве. Да, оно сильно сомнительно, но ведь мог предусмотрительный до неприличия русский князь искать союзничества у католического Запада перед лицом страшной опасности для себя и своего удела, которую он почувствовал в Каракоруме - почувствовал буквально, как запах яда. Мог! Чем он глупее Данилы Галицкого, который поступил так несколькими годами позже? Один из источников прямо говорит о навете на князя монгольским правителям от некоего боярина Федора Яруновича о вступлении Ярослава в переговоры - с кем бы вы думали? - именно с римским папой! Но по тому же источнику князь в таком навете перед монголами оправдался, и тогда служить причиной отравления сей поклеп не мог! Я прекрасно понимаю, что некие закулисные переговоры с Карпини Ярослав вел, но кто сообщил монголам о них и с какой целью? Снова всплывает вопрос, с которого все началось: кто и за что убил его? Еще раз повторю: монголы, почувствовавшие слабину, церемониться и связываться с ядом не стали бы! А вот Карпини, если он действительно подбивал под Ярослава клинья, был сильно обозлен после того, Ярослав обеляя себя, посылал демонстративно папу куда подальше! Коли только сам Карпини, чтобы дискредитировать Ярослава, не подложил информацию о нем монголам…
  Вернемся к предположению Гумилева о том, что договор Ярослава с монголами в эту поездку действительно был заключен (или перезаключен). Но не с Каракорумским правителем, а еще раньше на Волге, с Батыем, и направлена дружба была против нового хана Гуюка. Красиво, но нелогично. Какую помощь могла оказать Русь в случае конфликта с три-далеким забайкальем... Только символическую… А может быть речь и шла не о помощи, а о гарантиях того, что в момент возможного столкновения Батыя с Центром ему не ударят в спину? К несчастью для судьбы рассматриваемой гипотезы, ситуация развивалась совсем не по-гумилевски. Конфликта не случилось! Батый подчинился воле Каракорума без признаков междоусобицы! Договор с Ярославом (если он был) терял всякую пользу для волжского правителя. А данник должен платить - ему нужно найти новое применение. И снова с горизонта начинают дуть западные ветры, указывая Руси направление ее удара. И снова на повестке дня появляется потребность в русских мечах.
  Западный поход монголов, к счастью для Европы, так и не состоялся. Конечно, смерть Ярослава если и стала причиной этого, то причиной, принимавшейся к сведению, а никак не главной. И все равно, если она хоть сколько-то повлияла на отказ монголов от последнего похода к последнему морю - Карпини должен быть поставлен памятник. Тайный. Как все, что он сотворил.
  Уф-ф-ф… Остановимся… Получается, что о смерти Ярослава и иже с ним лучше летописца не скажешь: "Богъ же весть, како скончася: много бо глаголют о немъ инии". Нужно прерываться и писать не историческое, а художественное повествование. Так что ни резюме, ни приговора не будет.
  
  Нота бене. Для желающих прилагается собранная по разным источникам хроника жизни Ярослава и Александра в историческом обрамлении. Заранее прошу прощения за возможный разнобой в датах - разные исследователи пользуются разными системами пересчета архаичных систем летосчисления в современную. Целенаправленных Фоменьковских подтасовок здесь нет - просто разобраться в этой чехарде у меня серого вещества не хватает… Отбор событий тоже может показаться тенденциозным, но объять необъятное и свести все упоминания героев в один список не было моей задачей.
  
  
  1186 - у Всеволода III Юрьевича Большое Гнездо и чешской королевны Марии Шварновны (по другим источникам осетинки ) родился первенец Константин Всеволодович.
  1189 - родился Юрий (во крещ. Георгий) Всеволодович.
  1191 - родился Ярослав Всеволодович.
  1201-1206 – Ярослав на княжении в Переяславле-Залесском.
  1202 - учрежден католический духовно-рыцарский Орден меченосцев.
  1203 - юный князь Ярослав значится среди участников похода на половцев Романа Мстиславича Киевского.
  1203 - князь Ливонии Кауно посетил Рим и передал свою страну папе римскому Иннокентию II (?).
  1204 - папа римский Иннокентий II прислал к галицко-волынскому князю Роману Мстиславичу (отцу Данилы Галицкого) послов о принятии католичества, что было отвергнуто.
  1205 - Всеволод женил Ярослава на дочери половецкого князя Юрия Кончаковича .
  1205 - литва с эстами (т.е чудью) воевала немцев в Ливонии, те в союзе с семигаллами (земгалами) побили 1200 их.
  1206 - мирно крещены в католичество на северо-востоке ливская область Метсеполэ, ливо-латгальская Идумея и небольшой народ вендов, в земле которого был потом построен Венден (Цесис), один из главных замков меченосцев; первая попытка крещения пруссов.
  1206 - ливы и тевтонцы ищут союзничества у Владимира Полоцкого друг против друга.
  1206 - жители карпатского Галича пригласили Ярослава к себе на княжение, чему воспротивился Рюрик Ростиславич Киевский. Несмотря на родственные связи с Всеволодом Владимирским, он вместе с черниговским князем Всеволодом Чермным заставил Ярослава уехать обратно. По другим данным, призвание Ярослава было результатом "ничейной" договоренности нескольких сцепившихся за Галич сторон (русских Ольговичей, польского Лешка, венгерского Андреаса), которую тут же нарушили Ольговичи, посадив на Галич Владимира Игоревича из Новгород-Северского, причем Ярослав просто опоздал к разбору.
  1206 – Всеволод посылает сына Константина княжить в Новгород.
  1207 - князь Вячко из Кукейноса (Ливония) встречается с рижским епископом - просит помощи в войнах с литвой за половину своей земли и замка. Взаимные попытки со стороны русских и немцев окрестить латгаллов. Рыцари захватывают замок Вячко и его самого, но по распоряжению епископа отпускают и отправляют с ним охрану. Вячко перебил «гостей» - 17 человек, и послал за помощью к Владимиру Полоцкому. Епископ вызвал в Ригу подмогу, а Вячко сжег свой город и ушел с людьми на Русь. Тевтоны гнались за ними и многих побили.
  1208 - тевтоны ходят на литву с земгаллами, но терпят поражение.
  1207 - Ярослав выбит из Переяславля войсками Всеволода Чермного, Великого князя Черниговского, на Переяславль садится сын Чермного будущий Михаил Черниговский, рязанские князья входят в сговор с черниговскими против Всеволода Большое Гнездо, Всеволод усмиряет рязанцев.
  1208 - Ярослав в Рязани, заговор бояр против владимирского ставленника. Ярослав оповестил отца, который подойдя с дружиной и с приглашенными псковичами и новгородцами к Рязани, приказал всем жителям выйти из города и поджег его укрепления. Рязань сгорела дотла, рязанцев расселили по городам Суздальской земли.
  1209 - замена в Новгороде Константина Всеволодовича на юного Святослава Всеволодовича (1196 г.р.), первую неудачную попытку сесть на Новгород делает торопецкий князь Мстислав Мстиславич Удалой, Ярослав участвует в смирительном походе против Новгорода(?), мятеж в Новгороде "черных молодших" против Всеволодова посадника.
  1209 - немцы восстанавливают Юрьев. Захватывают и разоряют город Герцике у князя Всеволода, пленяют его жену - дочь литовского князя, но потом возвращают ее.
  1210 - Всеволод в успокоение Новгорода приказал задерживать новгородских купцов, ездивших по его волости, отбирать у них товары и не велел пускать из своей земли хлеба в Новгород .
  1210 - литовцы опустошили междуречье Ловати и Редьи до Ходыни, не дойдя всего тридцати верст до Русы.
  1210 - рижский епископ Альберт заключил с полоцким князем Владимиром мир и обязался платить ему дань за ливонские земли, помогать ему против литвы и дать русским купцам свободу плавания по Западной Двине. Псковичи вместе с немцами воевали эстов.
  1210 - в Торжке и Новгороде появляется Мстислав Удалой и прогоняет Святослава Всеволодовича, Всеволод меняет плененого сына на княжение Мстислава в Новгороде без битв .
  1210 - Всеволод Чермный возвращает Переяславль Всеволоду Владимирскому и уходит на киевское княжение.
  1211 - Юрий Всеволодович женится на дочери Всеволода Чермного.
  1211 - Мстислав проводит через вече своего владыку на смену Всеволодову ставленнику, потом со своим братом Владимиром Псковским воюет чудь, Унгавнию и осаждает тамошний замок Оденпе.
  1211 - большая резня эстов тевтонами. В этой войне пала верхушка чуди: старейшины Эзеля и старейшины Роталии и других областей - все были там убиты.
  1212 – смерть отца Всеволода Большое гнездо, вокняжение великого князя Юрия. Начало усобицы Юрия с братом Константином. Константин, последние годы княживший в Ростове, отказался перейти во Владимир. Всеволоду пришлось собирать земский собор и утвердить наследником Юрия.
  1212 - новгородский Мстислав Удалой с сыном с псковичанами и торопчанами ходил на чудь к Медвежьей Голове (Оденпе). Когда Мстислав услышал о тевтонском войске в Эстонии, он пошел в Вайгу, а из Вайги в Гервен; не найдя тут тевтонов, двинулся дальше в Гариэн, осадил замок Варболэ и бился с ними несколько дней. В это время эст Лембито из Саккалы перебил в Саккале священников и обслугу, пошел в Псков и разорил его.
  Владимир Псковский отдал дочь свою замуж за брата епископа рижского Альберта, псковичи возмутились и выгнали его, тот отправился к полоцкому князю, но тот не принял его и Владимир ушел в Ригу, где был принят.
  1212 - князь полоцкий ведет новые переговоры с рижским епископом (с тем вместе Владимир Мстиславич). После демонстрации силы договариваются что Владимир Полоцкий предоставит господину епископу "всю Ливонию безданно, чтобы укрепился между ними вечный мир, как против литовцев, так и против других язычников, а купцам был всегда открыт свободный путь по Двине."
  1212 - Мстислав Удалой ходит с новгородцами и смольчанами на Киев за свою родню Мономашичей против Всеволода Чермного, сажает на киевский стол своего двоюродного брата, Всеволод уходит назад в Чернигов.
  1213 - Ярослав ходил с переяславцами на помощь Юрию Всеволодовичу против Константина Всеволодовича на реку Идшу.
  1213 - Константин разоряет Юрьеву Кострому.
  1213 - Владимир Мстиславич в Ливонии ссорится с епископом рацебургским и уходит на Русь. В следующую зиму Владимир с женой, сыновьями и всей дружиной вернулся в Ливонию, и дали ему назад в управление тот же фогт лэтов и идумеев. Сын Владимира Ярослав женится на немке (?).
  1213 - литовский князь Даугерутэ, тесть Всеволода, бывшего русского князя из ливонского Герцике, с отправился к князю новгородскому и заключил с ним союз. На обратном пути убит братьями-рыцарями.
  1213 - Медвежью Голову захватили немцы.
  1214 - Ярослав женился на дочери Мстислава Удалого Ростиславе.
  1214 - Владимира Мстиславича снова прогоняют из Ливонии из-за конфликта со священником. Немцы набегом грабят Герцике. Тамошний Всеволод заключает союз с литвой и вместе с ними успешно отбивает следующий набег немцев.
  1214 - два войска новгородцев уходят биться за свои чудские вотчины. Князь Мстислав Удалой - в Эстляндию, а Всеволод Борисович (выгнанный из Герсике) - на Ливонию. Крестоносцы со всей Ливонии заперлись в Риге. Всеволод по неясным причинам брать Ригу не стал, а вернулся в Новгород.
  1214 - венгерский король Андрей II в союзе с малопольским королем Лешко Белым захватил Галичину и стал перекрещивать ее в католичество с санкции папы.
  1215 - Мстислав уходит из Новгорода на княжение в Галич, выгнав сына венгерского Андрея, первое вокняжение Ярослава в Новгород; он сажает в железа Мстиславовых "больших" людей, на вече начинаются волнения и бунт, и Ярослав уходит в Торжок, оставив наместника и пригрозив "обратить Торжок в Новгород".
  1215 – Ярослав князь Торжский, неурожай и голод в Новгороде; Ярослав перекрыл подвоз хлеба в Новгород с "низовых" земель, голодный мор в Новгороде (NB: тоже делал в 1181 году его отец).
  1216 - Мстислав Удалой возвратился в Новгород, схватил Ярославова посадника Хота Григорьевича, перековал всех его дворян, в ответ Ярослав перековал всех новгородцев оказавшихся .
  1216 – усобица и Липицкая битва: Новгородцы, смоленцы, ростовцы (Мстислав Удалой, Владимир Рюрикович, Константин Всеволодович) против переяславцев, тверичей, суздальцев (сам Ярослав, Вел.кн.Юрий Всеволодович, братья Святослав и Владимир). Описана в летописях и современной литературе как кровавая сеча "пошли сыновья на отцов, отцы на детей, брат на брата, рабы на господина, а господа на рабов" (9233 погибших со стороны суздальцев и иже с ними, а у смолян с новгородцами - 5 человек). После Липицы Мстислав отбирает жену у Ярослава - свою дочь, а на Владимирский стол садится Константин вместо Юрия (этому достается Городец).
  NB: у Липиц уже была битва владимирцев с новгородцами при вокняжении Всеволода Большое Гнездо в 1177 году. Тогда победили владимирцы…
  1216 - псковичи спорят с ливонцами о дани с Унгавнии. Владимир Мстиславич пришел в Унгавнию, стал на горе Одемпэ и разослал свое войско по всем окрестным деревням и областям. В ответ рать из Унгавнии приходила в окрестности Новгорода. Русские ходили к леттам собирать дань и наткнулись на немцев. Они их захватили, но по требованию послов новгородских отпустили. Новгородцы с псковским Владимиром и союзными эзельцами, гарионцами и людьми из Саккалы осаждали Оденпе, но не взяли. Новгородцы взяли в плен Теодериха - зятя Владимира. По заключению мира немцы должны были уйти из Оденпе.
  1217 - Юрий Всеволодович получает Суздаль.
  1217 - литовцы пытались подойти к Русе с юго-запада, но после боев в верховьях Шелони убрались восвояси.
  1217 - волжские болгары захватили Устюг.
  1217 - Мстислав "разоблачает" новый суздальский заговор в Новгороде и Торжке. В Торжке умирает сын Мстислава Василий.
  1217 - Мстислав уходит с Новгорода и идет войной на Венгрию в споре за Галич, в Новогороде остается Святослав Мстиславич (сын киевского Мстислава).
  1217 - эсты зовут новгородцев на немцев, но последние, опередив приход русских, сильно бьют собравшихся эстонцев.
  1217 - трое самых могущественных польских князей Лешко Белый, Генрих Бородатый и Владислав Лясконогий достигают соглашения о разделе Польши на удельные княжества.
  1217 - начало 5-го Крестового похода за гроб господень.
  1218 - Мстислав выдает свою дочь за Данилу Романовича Волынского (будущего известного Данилу Галицкого).
  1218 - князь Новгородский Всеволод Мстиславич (сын киевского Мстислава) и с ним князь Псковский Владимир воюют с немцами (сначала на некоем ручье 16 000 русских против 100 немцев и одни потеряли 50 чел, а другие одного, потом русские с эстами осаждают замок Венден, а в это время литва и летты порознь грабят Порусье).
  1218 - преступление Глеба Владимировича Рязанского - убиение шести братьев.
  1219 - новгородцы под началом псковского князя Владимира Мстиславовича и его сына Ярослава снова осаждают Венден .
  1219 - датчане основывают в Эстляндии город Ревель.
  1219 - смерть Константина Всеволодовича, конец усобицы между старшими Всеволодовичами, Юрий возвращает себе Великокняжеский стол.
  1219 - Ярослава и ростовского Василько Константиновича посылают с ратью на Булгар.
  1219 - немцы и летты грабят окрестности Пскова, в ответ русские из Пскова разоряют землю леттов.
  1219 – рождение у Ярослава Всеволодовича сына Федора Ярославича (о его матери и матери всех восьми сыновей Ярослава противоречивые сведения: неясно вернул ли Мстислав Ярославу после 1216 года свою дочь, но в подтверждение этого одна из летописей прямо говорит, что уже после нашествия Данила Галицкий и Ярослав оказываются свояками), однако, по другим сведениям жена Ярослава в это время дочь князя брянского Игоря Глебовича.
  1220 - императором Священной Римской империи становится Фридрих II.
  1220 - послы от Ливонии в Новгороде, датчане пытаются расширить свои владения в Эстляндии; шведский король Иоанн тоже организует экспедицию в Эстляндию, но разгромлен эзельцами.
  1220 - поход католиков на пруссов (видимо неудачный).
  1220 - рождение Александра Ярославича (будущего Невского).
  1220 - у впадения Оки в Волгу на Мордовской земле на месте разоренного русскими булгарского города заложена крепость - Нижний Новгород; с болгарами заключен мир.
  1221 - русские (12 000) с литвой снова осаждают Венден, разоряют его округу и Унгавнию. Датчане захватывают рижских купцов-немцев, но по требованию Риги отпускают их. Рижане с ливами и леттами разоряют окрестности Новгорода. В конце года они ходят и в другие владения Новгородские в частности - "за Нарву" и "в Ингарию".
  1221 - второе вокняжение Ярослава в Новгороде, призван новгородцами через Великого князя Юрия.
  1222 - Ярослав Всеволодович ходил с новгородцами на немцев и безуспешно штурмовал Колывань (современный Таллин).
  1222 - Ярослав с новгородцами отбивал литовцев от Торопца до Усвята.
  1222-23 - национальные польские крестовые походы против пруссов.
  1223 - битва при Калке (половцы с коалицией Южной Руси против татар). Первое - практически незамеченное Русью! - столкновение с татарами.
  1223 - у Смоленска и Полоцка с Ригой заключен мир. Датчане основывают Нарву. Эсты призывают новогородцев и псковичей на датчан и тевтонов, сажают их в своих замках. Немцы захватывают, убивают князя и вешают русских в Вилиенде. Ярослав и Владимир Псковский разоряют Саккалу, потом безуспешно осаждают датский замок Линданизэ. Тевтоны безуспешно осаждают Дерпт, куда позван Вячко. Тевтоны уходят с датчанами воевать в Гариен.
  1223 – возвращение Ярослава в свою вотчину Переяславль, вместо него на Новгород садится Всеволод Юрьевич - сын великого князя (11 лет от роду).
  1223 - новгородцы под началом князя Владимира Мстиславовича и его сына Ярослава осаждают Ревель.
  1224 - образование Дерптского епископства.
  1224 - первое призвание Михаила Черниговского, сына Всеволода Чермного и шурина Великого князя Юрия, на Новгород.
  1224 – Ярослав осаждает Торжок и добивается возвращения в Новгород.
  1224 - гибель князя Вячко и захват Юрьева-Дерпта немцами. Псковичи с новгородцами собирались-собирались на подмогу, да прособирались… С немцами установлен очередной мир, те возвратили Новгороду дань с Толовы.
  1224 - литва берет и разоряет Старую Руссу.
  1225 – поход большого литовского войска на смоленские, торопецкие, псковские и новгородские земли, победа Ярослава с дружиной (без новгородцев, но с псковичами) над литвой.
  1225 - в Ригу приезжает папский легат, к нему ездят послы из Новгорода, а также Всеволод из Герсике.
  1225 - Тевтонский орден в Венгрии обращается к папе Гонорию III для принятия их земель под Святой престол. Венгерский король Андреас II изгоняет тевтонов, которых привечает Фридрих II и посылает на пруссов.
  1226 - Тевтонский орден вместе с поляками начинает "успокоение" пруссов (балтов).
  1227 - успешный Ярослава поход на емь с новгородцами, в том числе для их крещения.
  1227 - умер Владимир Мстиславич Псковский. Начало борьбы его сына Ярослава за стол в Пскове с проновогородской партией.
  1228 – смерть Мстислава Удалого в Торческе (Галич он в 1227 отдал венгерскому королю).
  1228 - в порусье заходила литва, но бежала от Ярославовой дружины.
  1228 - волнения в Новгороде и Пскове, отказ обоих идти с Ярославом на Ригу, мир псковичей с немцами.
  1228 - начало 6-го Крестового похода.
  1228 - разграбление Ладоги емью.
  1228 – уход Ярослава из Новгорода в Переяславль, оставив в Новгороде сыновей Федора и Александра с боярами и тиунами .
  1228 - второе призвание новгородцами Михаила Черниговского, Ярослав начинает интригу против Великого князя Юрия в союзе с племянниками Константиновичами Ростовскими. Сейм и примирение северных Всеволодовичей. Уход из Новгорода Михаила, оставив сына Ростислава.
  1228 – 1229 – походы Ярослава с Вел.кн.Юрием Всеволодовичем на мордву.
  1229 - волжские болгары разгромили монголо-татарское войско Субудая.
  1229 - после шестого крестового похода Иерусалим возвращался христианам и объявлялось 10-летнее перемирие с египетским султаном.
  1229 – Ярослав воевал новгородские владения на Волоке Ламском.
  1229 – литва воевала новгородцев по Селигеру и реке Поле, в Демьянском уезде их новогородцы нагнали и побили.
  1229 - сильные волнения в Новгороде, смена посадника, тысяцкого, архиепископа.
  1229 - умер рижский епископ Альберт.
  1229 - Ярослав вступил в тайный союз с князьями Ростовскими Константиновичами, рассчитывая согнать брата Юрия с владимирского стола (?).
  1230 – голод и мор по Руси, страшный голод в Новгороде, пожарище, подвоз провианта немцами - в Новгород, от болгар - в низовые земли.
  1230 – Ярослав воевал с Михаилом Черниговским.
  1230 – Ярослав был в Новгороде, вел переговоры, увенчавшиеся успехом - четвертым его вокняжением.
  1230 - начало княжения в Литве князя Миндовга, прославившегося в первые годы убиением всей своей родни.
  1231 - попытка смены князя в Новгороде, посольство к князю Святославу Трубческому, Ярослав пресекает заговорщиков, часть которых уходит к немцам в Оденпе.
  1231 - Ярослав с новгородцами неудачно воюет Мосальск - черниговские владения.
  1232-33 – папские буллы о противодействии Руси в Финляндии.
  1232 – Ярослав воевал в союзе с Великим Князем и племянниками Константиновичами Ростовскими Черниговские волости.
  1232 - Ярослав посылает старшего сына Федора с Великим Князем на мордву, союзную булгарам.
  1232 - монголы напали на нижневолжских булгар, камские булгары приходят на Русь за помощью, в коей отказано.
  1232 - ухудшение отношений Ярослава и Юрия Всеволодовичей до открытой усобицы (?).
  1232 - в Оденпе уходит сын Владимира Псковского Ярослав, возвращается с немецким войском и захватывает Изборск. Псковичи отбивают Изборск и пленяют Ярослава Владимировича, отправив его в Новгород к князю Ярославу Всеволодовичу, а тот в оковы - и в Переяславль.
  1233 - Ярослав посылает княжить во Псков своего шурина Юрия (очередного сына Мстислава Удалого).
  1233 - конфликт между Орденом меченосцев и папским легатом Балдуином завершился вооруженным столкновением. В бою на территории Таллинского замка меченосцы перебили папских сторонников. Балдуин покинул Ливонию.
  1233 – смерть старшего сына Ярослава Федора (перед собственной свадьбой).
  1234 - образование Курляндского епископства.
  1234 – литва воюет Русу, но отбита Ярославом, ливонцы ходят на Тесов.
  1234 – Ярослав со всей землей Новгородской и Псковской успешно ходит на немцев под Юрьев. "Ледовое" побоище на реке Эмайыги (Омовже) в земле эстов. Мир "по всей правде Новогородской".
  1235 – Данила и Василько Романовичи на юге воюют Михаила Черниговского.
  1235 - поход Ярослава на ятвягов, неудачный из-за половодья.
  1235 - половцы осаждают Киев и воюют с Данилой Романовичем.
  1235 - курултай монголов принимает решение о западном походе.
  1236 – Ярослав с ростовцами громит черниговские земли и садится князем в Киеве (длительность его пребывания там неясна, но сменяет его, кажется, тот же Михаил Черниговский). В Новгороде остается сын Ярослава Александр.
  1236 - на Русь приходят разгромленные монголами верхневолжские булгары, князь Юрий разводит их по городам, оповещает венгров (!?) об опасности монголов, которые собираются на дальше на угров (венгры, родственники булгар!) и далее на Рим (по другим данным, наоборот: ловит послов татар к венграм).
  1236 – князя Ярослава Владимировича (онемечившегося) обменяли на захваченного ливонцами во время нападения на Тесов воеводу и за выкуп. Поражение Ордена меченосцев от литвы и земгалов во главе с Миндовгом, а ливонцев от Даниила Галицкого под Шавлями, с ливонцами вместе воюют некие псковичи (вероятно дружина князя-перебежчика).
  1237 – объединение тевтонского ордена и остатков ордена меченосцев в Ливонский орден во главе с Германом фон Бальком. Дания согласилась на это при условии возвращения ей Северной Эстонии. На грани войны с Данией ливонцы отдали ей желаемое.
  1237 – призыв папы к крестовому походу против тавастов (финнов) и их соседей.
  1237 – Александр строит укрепления на Шелони.
  1237 - начало Батыева нашествия, Батый направил послов в Рязань с требованием покорности и десятины. Послы препровождены во Владимир. Ультиматум отвергнут. Поражение рязанцев у Воронежа. Гибель Рязанщины. Юрий посылает к Коломне сына Всеволода, в том числе идут некие новгородцы.
  1238 – союз магистра Ливонского Ордена и датского короля, и возможно со Швецией против Руси.
  1238 – продолжение Батыева нашествие, смерть Вел.Кн.Юрия, гибель Владимиро-Суздальской Руси, в том числе разорение Ярославовой вотчины Переяславля, новгородских владений: Волока Ламского и Торжка, разворот Батыя перед Новгородом (местонахождение Ярослава в зиму 37-38 года неясно), далее гибель юго-восточной Руси.
  1238 – вокняжение Ярослава во Владимире Великим князем. Князь Александр становится князем Новгородским, Дмитровским и Тверским, Святослав Всеволодович - на Суздале, брат Иоанн - на Стародуб, Переяславль - самому Ярославу.
  1238 - переговоры Ярослава во Владимире и Александра в Новгороде с магистром Ливонского Ордена .
  1239 - монголы проходят по мордве, берут Муром и Гороховец, разоряют клязьминские земли.
  1239 – падение Чернигова и Киева под монголами, болоховские князья входят в соглашение с монголами о поставках продовольствия. Бегство Михаила Черниговского в Венгрию. В это время жена его (сестра Данилы Галицкого) и бояре захвачены князем Ярославом (по разным источникам: Всеволодовичем, но может и Ингваревичем - из южных Ольговичей), который овладел также Каменцом. По просьбе Данилы Ярослав освобождает его сестру. Подойдя г границам Венгерского и Польского королевств, на расстояние трех-четырех дней пути (около 100-120 км), монголы неожиданно поворачивают обратно.
  1239 - последнее крупное поражение пруссов от Тевтонского Ордена, полный разгром и заселение Пруссии немецкими переселенцами, пруссы частью спасаются в Гродненском княжестве.
  1239 - литва разоряет Полоцк, Ярослав воюет литву, сажает на Смоленск Всеволода (из рода смоленских же князей).
  1239 – свадьба Александра Ярославича и полоцкой княжны Брячиславы, отец ее - последний русский князь Полоцка, после этого там сидят литовские князья.
  1240 – столкновение Александра со шведами на Ижоре.
  1240 - волнение в Новгороде, отъезд Александра в Переяславль.
  1240 - захват Изборска и Пскова немцами с Ярославом Владимировичем, разорение окрестностей Новгорода немцами с псковичами. Ливонцы подчиняют себе "всю" чудь вместе с Копорьем.
  1241 - образование Ганзейского Союза.
  1241 - взятие Копорья, освобождение Пскова Александром и Андреем Ярославичами с новгородцами и владимирцами.
  1241 - разорение монголами Польши, Венгрии. Тевтоны посылают помощь в Польшу против монгол. Монголы гоняются за венгерским королем Бэлой по Венгрии и ее владениям Моравии, Хорватии и Далмации. Венгры конфликтуют со сбежавшими к ним половцами вплоть до кровопролития и убийства хана Котяна. Земли Фридриха II (императора Священной Римской Империи) нашествием не затронуты - слухи о договоре между ханом и императором. Другой Фридрих - Австрийский - в ходе помощи против монгол под шумок присоединяет к себе кусок Венгрии. Папа в письмах пытается организовать объединенное сопротивление монголам, особенно поддается идее Людовик Святой, которого нашествие никак не затрагивает.
  1241 – смерть Великого хана Угедея, распад Орды, Батый в конфликте с Каракорумской ханшей Туракиной.
  1241 - начало конфликта между Тевтонами (сторонниками германских императоров) и Тамплиерами (папистами) в далекой Палестине.
  1242 – Александр воюет ливонцев у Чудского озера.
  1242 - стычки новгородцев и псковичей с литвою.
  1242 – образование Золотой Орды.
  1243 – мирный договор Александра с Орденом об отказе их от восточно-чудских земель и южных окрестностей Чудского озера.
  1243 - убийство жены Ярослава Владимировича пасынком-полунемцем в Оденпе.
  1243 - поездка Ярослава к Батыю на Волгу, признание вассальной зависимости, получение первого ярлыка на Великое княжение: и Владимирское, и Киевское (в Киеве Ярослав сажает посадника). Константин Ярославич едет c посольством в Каракорум.
  1243 - на папский престол садится Инокентий IV - ярый противник Фридриха II.
  1244 - смерть жены Ярослава Всеволодовича, матери Невского.
  1244 - переход магистра Тевтонского Ордена на сторону папистов.
  1245 - Фридрих II низложен с императорского престола Вселенским собором, на этом же Лионском соборе выступает русский архиепископ (посланец Михаила Черниговского?) (с просьбой о помощи от Европы против татар?) .
  1245 – возвращение Константина Ярославича из Каракорума с требованием приезда самого Ярослава.
  1245 - стычки Александра с литвой, разгром литовцев сначала у Жизцы, потом вместе с витебцами у Усвята.
  1245 - сын Михаила Черниговского пытался отнять Галич у князя Даниила и призвал на помощь венгерские и польские войска. Даниил разгромил войско Черниговского князя, венгров и поляков под Ярославом Галицким.
  1246 - Михаил Черниговский и Даниил Галичский отправились в Сарай, где первого умертвили, а второму дали ярлык на Галицкое княжение (вместе или поврозь?).
  1246 – приезд Ярослава в Каракорум и смерть, противоречивые сведения о его смерти (по сообщению папского агента Плано Карпини отравлен ханшей Туракиной, по другим сведениям убит собственными боярами или по крайней мере оговорен одним из них перед монголами, по письму 1248 года от папы к Александру Ярославичу его отец в Каракоруме принял католичество).
  1246 – провозглашение Гуюка Вел.Ханом.
  1247 – похороны Ярослава во Владимире в Успенском соборе.
  1247 – вокняжение во Владимире вел.кн. Святослава-Гавриила Всеволодовича. Поездки князей в Орду к Батыю (в каком составе и последовательности противоречиво - Александр, Андрей, Святослав?).
  1248 - посольство к Александру от папы.
  1248 – поездка Александра и Андрея в Каракорум.
  1248 – изгнание Святослава-Гавриила Михаилом Ярославичем Московским.
  1248 – смерть Михаила Ярославича Хоробрита в войне с литвой.
  1248 – смерть Гуюка, приход к власти в Каракоруме сторонника Батыя - Мунке.
  1248 - в Швеции править начинает ярл Биргер, "битый" участник Невской битвы с Шведской стороны.
  1249 – возвращение Александра и Андрея во Владимир, на Русь - Андрей Великий князь Владимирский, Александр Великий князь Киевский и Новгородский. По приезде Ярославичей во Владимир болезнь и смерть там их двоюродного брата Владимира Константиновича и племянника Василия Всеволодовича. Александр посылает в Киев посадника.
  1249 - шведы ходят "с крестом и мечом" на тавастов.
  1250 - женитьба Андрея Ярославича на дочери Даниила Галицкого.
  1251 - посольство киевлян во главе с Митрополитом Кириллом к Александру в Новгород. Кирилл остается в Северо-Восточной Руси.
  1251 - посольство Александра к норвежцам, предложения о династическом браке сына Василия с норвежской княжной.
  1252 - посольство двух кардиналов к Александру от папы .
  1252 - выезд Александра в Сарай с жалобой на брата Андрея, переговоры с Сартаком, сам Батый в Каракоруме на выборах нового Великого хана (?), получение Александром великокняжеского ярлыка (по устным данным полученным Гумилевым от некоего китайского историка - братание Александра с Сартаком ?). Неврюева рать на Владимирскую Русь и Андрея, бегство того в Новгород, а потом через немцев в Швецию (к ярлу Биргеру). Рать на Данилу Галицкого, отбитая русичами.
  1252 - смерть Святослава-Гавриила Всеволодовича в Юрьеве-Подольском.
  1252 - женитьба Александра на дочери рязанского князя Изяслава Владимировича. Посажение наместником в Новгороде сына Александра - Василия.
  1252 - поход литвы на Смоленск.
  1253 - ливонские рыцари нарушили договор, пришли под Псков и сожгли посад. Новгородцы и корела разоряют Ливонию, немцы просят мира.
  1253 - рождение во Владимире у Александра первого сына от второго брака Дмитрия.
  1254 - заключение мирного договора Новгорода с Норвегией ("Разграничительная грамота").
  1254 - брат Александра, Ярослав Тверской, с своими боярами убегает в Ладогу. Из Ладоги новгородцы перевели Ярослава во Псков.
  1255 – смерть Батыя, новый хан Улагчи, отказ Александра в поездке к нему, просьба о прощении брата Андрея.
  1255 - волнения в Новгороде, изгнание Василия Александровича в Торжок и приход в Новгород Ярослава Ярославича. Александр смиряет новгородцев и вновь усаживает Василия.
  1256 - шведы, датчане и крещеные финны предприняли поход в Северную Эстляндию, где начали восстанавливать крепость Нарву на правом берегу реки. Шведский ярл Биргер с войском пришел на реку Нарову и начал там строить свои городки. Князь Александр с дружиной и новгородское войско прогоняют шведов и срывают городки. Затем большое войско под начальством князя Александра идет в поход на тавастов (емь) в Южную Финляндию и покоряет их. Покидая Новгород, он снова вручает наместничество своему сыну Василию.
  1256 - отречение от власти гроссмейстера Тевтонского Ордена.
  1256 – возвращение Андрея из Швеции.
  1256 – смерть Сартака.
  1256 - из Городца Александр направил к хану Улавчию посла с дарами, чтобы тот отменил указ об участии русских воинов в походах монголов, чего добился.
  1257 - Данило воюет "татарские земли" (земли, напрямую платившие дань татарам) на юго-востоке Руси.
  1257 - ответная рать на Данилу и Василька.
  1257 – поездка Александра в Орду к Улавчию с Борисом Васильковичем Ростовским и братьями Ярославом и Андреем, прощение последнего в Орде, перепись в Суздальской, Рязанской и Муромской землях.
  1258 - волнения в Новгороде против переписи, навязанной монголами; Александр Невский оказывает содействие посланцам Орды, вплоть до изгнания из Новгорода сына Василия, отрезания носов и выкалывания глаз у новгородцев.
  1259 - волнения продолжаются, Александр ходит по Новгородчине с татарами.
  1259 - войско татар под командой Бурундая вторглось в Волынско-Галицкую Русь, заставило Данилу Галицкого срыть все укрепленные им города и наложило на него контрибуцию.
  1260 - Александр посадил на княжение в Новгороде сына своего Дмитрия и уехал во Владимир. Литва воюет с немцами.
  1261 - жители Ростова, Суздаля, Владимира, Ярославля и других северо-восточных городах восстали и перебили стоявшие там татарские отряды. Князь Александр раздает уделы сыновьям: Дмитрию - Переяславль, Андрею - Городец.
  1262 - князь Ярослав Ярославич и его сын Дмитрий Ярославович в союзе с литвой (Миндовг) и жмудью неудачно пытались вернуть от немцев Юрьев.
  1262 - заключение договоров о мире и торговле с Ригой, Ливонским Орденом, Любеком, островом Готланд.
  1262 - поездка князя Александра в Орду, в Сарай-Берке по вызову хана Берке, отделившего свое государство от Монгольской империи; тот готовится к войне с иранским ханом Хулагу и требует набора русских рекрутов. Князь сумел отказать, потом заболел в Орде и больной выехал на Русь.
  1263 - смерть Невского в Городце. Вокняжение во Владимире Ярослава Ярославича.
  
Оценка: 3.41*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | В.Свободина "Dragons corporation" (Любовное фэнтези) | | Л.Кайфуций "Чужой клан" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Все изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяБез чувств. Наталья ( Zzika)Слепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Перерождение. Чередий ГалинаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"