Свердлов Л.: другие произведения.

Победа демократии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.61*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знаменитый преступник Черный Джо свергает тоталитарный режим.

  -- Нет, ну ты только посмотри на нее, Билли! Ну разве она не прекрасна?! Именно такой мне не хватало. Я искал ее везде, а нашел тут, в этой глуши. Как же, все-таки причудливо изгибаются линии человеческой судьбы!
   Черный Джо, заломив руки, любовался на роскошный белый лимузин, выставленный в витрине магазинчика на окраине города.
  -- Мне кажется, мы уже не зря сюда приехали. Знаешь, почему? Потому что этот автомобиль будет моим. Завтра же. Даже если нам придется ограбить все банки в этой стране.
   Билли неторопясь подошел к витрине и скептически взглянул на предмет восхищения Черного Джо.
  -- Да ты, я вижу, совсем кинозвездой себя вообразил. Где это ты видел, чтоб грабители ездили на таких тачках?
  -- Ты только представь себе, - запальчиво возразил Черный Джо, - я подъезжаю к банку на таком автомобиле, захожу в кассовый зал и говорю: "Не с места, это ограбление! Я Черный Джо! Все деньги в багажник моей машины!" Вообрази, что это будет! Это будет шок! Это будет фурор! Это будет ограбление века! О нем все будут говорить много лет. И ты посмотри на этот багажник! Да в него влезет несколько миллиардов сотенными купюрами!
  -- Несерьезно, Джо, - сказал Билли, возвращаясь к машине, припаркованной на обочине. - Грабители не зарабатывают столько. Или ты надумал сменить профессию?
   Они сели в машину и поехали в сторону города.
  -- Знаешь, Билли, - сказал Черный Джо, - я действительно подумываю в последнее время о том, чтобы найти себе более денежное занятие. Грабить банки - дело, конечно, романтичное, но уж больно несолидное. Есть люди, которые, не сходя с места, ухитряются за день награбить как мы за год. Помнишь Тупого Макса?
  -- Конечно, я же с ним три месяца в одной камере сидел. Безнадежный: из собственного кармана пачку сигарет вытащить не может, чтоб не рассыпать. Такие позорят всех карманников.
  -- Вот именно. Он и взялся за ум. Знаешь, кем устроился? Вступил в какую-то партию, избрался в парламент и теперь отвечает за бюджет целого города.
  -- Умеет жить. А что, Джо, ты никак решил в политику податься? Брось! Политика - дело грязное, лучше быть бедным, но честным. Настоящие мужчины должны грабить банки.
  -- Это предрассудки. Среди политиков тоже порой встречаются нормальные мужики. Например... сразу никого не припомню, но думаю, мы очень скоро с такими познакомимся.
   Улицы города, куда ехали Черный Джо и Билли, были заполнены людьми. Люди разных возрастов в одинаковых бумажных шапочках размахивали флагами, кричали, пели песни и не давали проехать.
  -- Наверное, рекламная акция нового средства от перхоти, - проворчал Билли, останавливая машину. - Ужас, как все они надоели. Раньше из-за них телевизор не посмотреть было, а теперь еще и по улице не проехать.
   В это время на трибуну в конце улицы взбежал человек с микрофоном, и по улице из мощных динамиков понеслись его слова:
   "Друзья! Сограждане! Соотечественники! Вот мы и собрались вместе, чтобы, наконец, самим, своими силами и своим умом решить свое будущее. Пусть власти знают, что мы больше не бездумное стадо, которое будет голосовать за их кандидата. С этого дня мы думающий, ответственный за свое будущее народ, который проголосует за нашего кандидата. Эти шапочки - знак нашей интеллектуальной победы. Того, кто наденет такую шапочку, уже не удастся заморочить убогой пропагандой властей. Человек в шапочке - это свободный человек в свободном обществе. Мы думаем! Мы ду-ма-ем! Ду-ма-ем!"
   "Ду-ма-ем! Ду-ма-ем!" - подхватили мыслящие шапочки.
  -- Во, до чего перхоть доводит, - сказал Билли, заглушив мотор. - Вообще-то я люблю митинги. Там люди совершенно забывает о своих кошельках, их можно раздеть до трусов, а они ничего не заметят.
  -- Не о том думаешь, - ответил Джо. - У нас грандиозные планы, а ты все о карманах. Между прочим, настоящий политик может раздеть людей до трусов, не сходя с трибуны. Вот это действительно класс.
  -- Да ну! - недоверчиво покосился Билли. - И как же он это сделает?
  -- Я тебе потом объясню. Сейчас время терять нельзя.
   Черный Джо открыл дверь, но выйти не смог: как раз в этот момент толпа перестала скандировать, и машину окружили митингующие.
  -- А вы чего не думаете?
  -- Мы думаем, - поспешно ответил Черный Джо. - Мы все время думаем, только про себя.
  -- Оно и видно, что про себя, а надо про народ и про наше будущее. А ну, бей их, ребята!
   Джо поспешно захлопнул дверь. Машина начала раскачиваться. Митингующие налегали то с одной, то с другой стороны, крыша прогнулась под ударами нападавших, одно за другим разлетелись стекла. Наконец, народу удалось организоваться как следует и толкнуть с одной стороны. Автомобиль опрокинулся на крышу. Казалось, что карьера великого преступника подошла к концу, но тут с трибуны снова призвали к думанью и массы с воодушевлением предались своему любимому занятию, оставив искореженный автомобиль лежать посреди улицы.
   Черный Джо отстегнул ремень и сполз на крышу.
  -- Быстрее, Билли, - сказал он. - Там, в бардачке, должна быть газета.
   Билли сразу понял, что Джо имел в виду. Разделив газету, друзья быстро принялись складывать из нее модные думающие шапки. Получилось довольно быстро: профессиональной ловкости рук у друзей было побольше, чем политической грамотности. Демонстранты еще не успели надуматься, как Черный Джо и Билли, замаскированные под свободных граждан, выползли из машины и смешались с толпой.
  -- Ничего, машину не жалко, - говорил Джо, лавируя между флагами и транспарантами. - Завтра же у нас будет другая машина. Я обещаю. Самые большие деньги делаются именно в такие моменты.
  -- Какие деньги, Джо? Банки наверняка все закрылись.
  -- Забудь о банках! Что ты все то о банках, то о карманах каких-то. Это не наш масштаб... Ду-ма-ем! Ду-ма-ем!
  -- Ду-ма-ем! Ду-ма-ем! - неохотно подпевал Билли, одновременно стараясь не упустить Черного Джо из виду и на ходу выхватывая кошельки, торчащие из карманов думающих людей.
   Медленно, но верно друзья продвигались к центру города. С каждой улицей протиснуться становилось все труднее, поскольку их целью был самый эпицентр грандиозного митинга: здание главного городского детского сада, где располагался штаб оппозиции.
   Там их встретил солидный мужчина в дорогом костюме и в бумажной шапочке.
  -- Рад вас видеть в числе наших сторонников, - сказал он, пожимая руки Черному Джо и Билли. - Спасибо, что откликнулись на наш призыв: нам сейчас очень нужна квалифицированная помощь. Каждый человек на счету.
  -- Это у вас-то мало людей? - недоверчиво переспросил Билли.
  -- Это избиратели. Они думают, а нужны такие, кто действует. Нам удалось поднять народ на борьбу с тоталитарным режимом, который всех уже достал. Но режим не хочет сдаваться. Они идут на все, чтобы оклеветать наших лидеров в глазах народа, и, главное, в глазах мирового сообщества. Они собрали документы, из которых следует, что наш лидер что-то украл. Вы оцените этот иезуитский цинизм! Ну как можно достойнейшего политика обвинять в том, что он ворует? А кто не ворует? Ты, Черный Джо, не воруешь? Ты, Билли, не воруешь? Я что ли не ворую? А они на нас дело шить пытаются. Ты понимаешь, Джо, как это называется?
  -- Политика, - вздохнул Джо.
  -- Вот именно. Нам нужно это дело. Это такая толстая серая папка с голубыми тесемками. Достань ее нам, Черный Джо, и народ щедро отблагодарит тебя за это.
  -- Ну, на благодарность народа я, честно говоря, не очень рассчитываю.
   Человек в костюме и бумажной шапочке улыбнулся.
  -- Это так говорится. Ну, ты же понял, что я имею в виду. Мы ждем, и да прибудет с вами демократия.
   "Вот мы и стали участниками политического процесса, - сказал Черный Джо, выходя из детского сада. - Можешь не сомневаться, завтра мы уедем отсюда на той машине, если у нас вообще появится желание отсюда уехать, но ту машину мы купим в любом случае".
   По мере приближения к Дому Правительства толпа становилась все более агрессивной. Все чаще вместо "Думаем!" над улицами раздавалось грозное "Позор!".
   Здание было окружено плотным кольцом полиции в шлемах и с большими щитами. Вокруг бесновалась толпа.
  -- Как пробиваться будем? - спросил Билли.
  -- Политически, - ответил Черный Джо, надвинул шапочку на лоб и с воплем "Украли! Деньги украли!" - принялся ввинчиваться в толпу.
   "Пустите меня туда! - кричал Джо. - Дайте мне им в лицо плюнуть! Они же все у меня украли: всю жизнь, все средства к существованию!"
   "Украли! Украли! Держите вора!" - визжал Билли, пробиваясь вслед за Черным Джо.
   Народ от неожиданности даже перестал думать и позорить и замолчал.
   "Куда они? - сказал кто-то. - Их же арестуют".
   Но двое грабителей и не думали слушать увещевания. За несколько минут они прорвались через площадь и оказались прижатыми к щитам оцепления.
   "Я Черный Джо, у меня приглашение от министра", - негромко сказал Джо, прикладывая приглашение к прозрачному забралу полицейского.
   Оказавшись в Доме Правительства друзья быстро сняли бумажные шапочки и проследовали за секретарем министра, который проводил их на седьмой этаж, где их уже ждали с нетерпением.
  -- Джо! Билли! - закричал министр, выбежал из-за стола и, широко раскинув руки, двинулся навстречу посетителям.
  -- Тупой Макс! - не поверил своим глазам Билли. - А ты здесь как?
  -- Да тут почти все наши! А вы что, все по банкам промышляете? Не надоело?
  -- Надоело вообще-то, - сказал Джо. - А что, есть предложения?
  -- Еще недавно были. А сейчас - сам видишь, самим бы ноги унести. Эта оппозиция - ну совершеннейшие отморозки. Если хотим жить в цивилизованной стране, то и договариваться надо цивилизованно, как нормальные мужики. Я с ихним паханом еще вчера пиво пил, а сегодня они опять сюда под окна думать пришли. И чего возникают? С ними ли не делились? Но ведь не может же оппозиция воровать больше, чем правительство, это по любым понятиям так. Надо совесть иметь! У меня секретарша уже полгода на старой машине ездит. А у них тут на одни шапочки с плакатами денег больше ушло, чем я за год швейцару на чай даю! Нет, Джо, ты только посмотри!
   Министр вынул из ящика стола серую папку с голубыми тесемками.
  -- Вот, почитай, - сказал он. - И сам рассуди, кто тут после этого беспредельщик. И братве покажи, чтобы знали, кто тут людей в шапочки одевает. Забирай эту папку и иди, а то, боюсь, выкрадут ее эти гниды. Уже пытались. А так она пусть для истории останется, чтоб народ, блин, правду знал.
  -- Ладно, - сказал Черный Джо, пряча папку за пазуху, - позабочусь о ней. Ну, ты звони если что.
  -- А о деньгах не беспокойся, - поспешно добавил министр. - Сейчас все банки закрыты, а как откроются, отдам сколько захочешь. Вместе с банком. Ну, ты меня знаешь, за мной не заржавеет.
  -- Спасибо, Макс, - сказал Джо, вставая.
  -- Да не за что, Джо, тебе спасибо, что пришел!
   Макс крепко пожал Черному Джо руку, а потом обнял Билли:
  -- И тебе, Билли спасибо. Помню, как ты меня в тюрьме учил. Все помню.
  -- Ничего ты не помнишь, - ответил Билли, ловя руку Макса со своим кошельком. - Тысячу раз показывал, как это делать незаметно, а все без толку.
   Черный Джо и Билли подошли к двери лифта и Джо нажал на кнопку.
  -- Интересное дело, - сказал Билли. - И как мы теперь по понятиям должны поступить? Отдать эту папку шапкам, братве или вообще спрятать?
  -- Здесь Билли, высокая политика, - ответил Черный Джо. - Тут, сам видишь, не по понятиям надо поступать, а по прагматической целесообразности.
  -- Это как?
  -- Еще не знаю, но постараюсь разобраться.
   Двери лифта раскрылись.
  -- Нам на первый, - сказал Джо, заходя в кабину.
   Двери сомкнулись за спинами грабителей. Люди в лифте с секунду молча смотрели друг на друга.
  -- Инспектор Уипет! - воскликнул Черный Джо
  -- Черный Джо! - воскликнул инспектор Уипет.
   Щелкнули наручники.
  -- Удивительно, Джо, - ласково сказал инспектор, - почему ты всегда оказываешься не там, где я тебя ищу. Но это и не важно. Главное - что ты попался. Сержант, доставьте арестованных в участок, я буду через часик и решу, что с ними делать.
   Такой поворот событий оказался совершенно неожиданным для грабителей. Всю дорогу до участка они не сказали ни слова. Только оказавшись за решеткой, Джо решил нарушить молчание. Он взял со столика в камере зачитанный до состояния мочалки журнал и от нечего делать, начал вслух читать:
   "Твое мнение. Свободный демократический журнал для тех, кто привык жить своим умом. Апрель. В номере: "Судьба интеллигенции", "Твой голос для будущего страны", "Политики, которых мы выбираем", "Когда за тобой придут?", "Должен ли я интересоваться политикой?", "По ком звонит колокол?", "В какой стране мы живем?", "Кто такие враги демократии и как с ними бороться?". О! Вот это интересно: "Черный Джо: мифы и реальность".
   Но прочитать статью о себе Черный Джо не успел. В участок ввели тощего человечка в очках с треснувшей оправой. Оказавшись в камере, он забился в угол и со страхом наблюдал оттуда за сокамерниками.
  -- Да ты не бойся, - улыбнулся Билли, - мы тебя не съедим. Мы вообще людей не едим, мы добрые. Тебя за что загребли?
   Человечек придвинулся ближе к Черному Джо и Билли, наклонился к ним и, зачем-то оглядевшись, прошептал:
  -- За политику.
  -- Понимаю, - сказал Билли, - сами не за что сидим.
  -- Нет, вы не поняли! - неожиданно запальчиво зашептал тощий. - Это только начало. Скоро придут за каждым мыслящим человеком. Вы за кого голосуете?
  -- Если честно, мы не очень интересуемся политикой, - неохотно ответил Черный Джо.
  -- Так нельзя! Если вы не будете заниматься политикой - она займется вами.
  -- А так не займется? - ехидно спросил Билли. - Вон, тобой уже занялась.
  -- И я готов к этому, - гордо сказал политзаключенный. - Пусть сажают, пусть преследуют! Я и на эшафот пойду с такой улыбкой, от которой мороз по коже проберет палачей!
  -- Могу себе представить, - поежился Билли.
  -- Лучше помереть в тюрьме или с голоду, чем позволить отнять у себя самое драгоценное: право на свое собственное мнение, выстраданное всей душой, свободу слова, возможность любому хаму прямо в лицо сказать, что он хам, и не услышать в ответ грязной ругани. Да знаете ли вы, что ни в одной цивилизованной стране хамы не позволяют себе оскорблять интеллигентов. Во всех цивилизованных странах полицейские даже близко не посмеют подойти к интеллигенту, только у нас интеллигентов могут сажать в одну камеру с уголовным быдлом. Извините, я сам очень не люблю это слово, но я привык называть вещи своими именами, и никто не посмеет отнять у меня это право, как никто не заставит меня замолчать, когда я высказываю свое выстраданное мнение. Так что, не обижайтесь, ребята, лучше послушайте моего совета, я могу вам советовать, все-таки, что ни говори, а я стою на гораздо более высокой ступени интеллектуального развития, чем вы. Идите на выборы и голосуйте. Ваш голос очень важен для будущего страны. Только непременно подумайте, прежде чем голосовать. Подумайте и проголосуйте за оппозицию. Ведь у вас только сейчас появился уникальный шанс проголосовать именно за тех людей, которые действительно желают блага простым людям.
  -- Чего это они вдруг? - не поверил Билли. - В жизни никогда не желали и вдруг взяли и зажелали.
  -- Сразу видно, молодой человек, что вы не имеете представления о том, про что говорите, - снисходительно сказал интеллигент. - Да где еще вы видели, чтобы лидер оппозиции, человек, которого любит весь народ и которого уважает вся интеллектуальная элита, ездил на работу на трамвае? А ведь наш лидер оппозиции именно на трамвае ездит. Ну и что вы на это скажете?
  -- Нормальное дело, - ответил Билли. - Я и сам люблю на трамвае покататься. Особенно в час пик. В это время людей как прижмут, так они сразу о своих кошельках забывают.
   Но интеллигент уже не слушал Билли и с воодушевлением продолжал свою пламенную речь:
  -- Если вы не придете на выборы, то очень скоро придут за вами. Это только кажется, что интересоваться политикой не обязательно - и не спрашивайте, по ком звонит колокол - он звонит по вам.
  -- Чего это ты раззвонился? Я уже совсем не догоняю, - растерянно сказал Билли.
  -- Да, вам это нелегко понять, ведь это мое выстраданное мнение. Но вам необходимо его понять, если вы хотите хоть немного подняться над той бездной невежества, в которой вы сейчас пребываете. И вы еще потом благодарить меня будете за то, что я раскрыл вам глаза на мир, в котором вы живете. А я буду без устали просвещать вас. И, возможно не сразу, но вы научитесь понимать меня. Если надо, я могу говорить и более понятно для вас: "пахан", "халява", "параша" - видите, я отлично владею вашим языком, я и другие слова знаю, еще похлеще, так что со мной лучше быть осторожней. Выстрадать свое мнение тяжело, но это долг каждого интеллигента. На то мы и мозг нации.
  -- Если ты мозг, то как оказался в этой заднице?
  -- Мы все в ней оказались! Вы просто не знаете, в какой стране живете. Ваше сознание замутнено правительственной пропагандой. Вы думаете, что это нормальное государство? Как бы не так! Это кровавая тоталитарная диктатура, только слегка прикрытая фиговым листком демократии.
   Интеллигент задохнулся от волнения, покраснел и с минуту пытался отдышаться.
  -- На чем я остановился? - хрипло спросил он.
  -- "Кто такие враги демократии и как с ними бороться?" - сказал Черный Джо, заглядывая в журнал.
  -- Да... Именно из-за них наша страна стала такой. Это те, кто не голосует за демократов, это те, кто не хочет высказывать свое, выстраданное всей душой мнение. Они ни перед чем не остановятся чтобы сделать наше и без того полицейское государство еще более кровавым и беспощадным. С ними можно бороться только их методами: к стенке и без суда и следствия. Только так мы избежим репрессий. Я и сам бы их расстреливал. Я уже и список подготовил. Первым там, конечно, премьер-министр. Дальше все министры, кого я вспомнил, ведущие теленовостей и журналисты проправительственных газет. Мой сосед наверняка будет доносить на демократов, кроме того, я сам слышал, как он отказался надеть бумажную шапочку, сказал, что это детские глупости. Так что его тоже включаем. Ну что делать с людьми, так наплевательски относящимися к мнению, выстраданному всей душой?
   Интеллигент замолчал. Воспользовавшись паузой, Черный Джо ласково положил ему руку на плечо и сказал:
  -- Мы поняли, что ты очень умный, но все же и ты послушай моего совета: когда тебя репрессируют, не надо рассказывать уголовному быдлу свое выстраданное мнение от корки до корки. Это может многим не понравиться.
  -- Вовсе нет! - запальчиво ответил интеллигент. - Уголовники очень уважительно относятся к интеллигентам. В камере у них всегда самые лучшие места, и все сокамерники их слушаются. Поверьте мне, молодой человек, я знаю, что говорю. И не надо думать, что уголовники все тупые недоумки. Поверьте мне, среди них есть немало достойнейших людей. Взять к примеру Черного Джо. Это очень известный преступный гений. Кстати, умнейший человек. Происходит из очень древнего княжеского рода. Он мой родственник, потому я его так хорошо знаю. У него три высших образования, он пять лет провел в степях Тибета. Там в уединенном буддистском монастыре он постигал у кришнаитских отшельников основы трансцедетальных даоистских практик. И в этом он достиг такого глубокого просветления, что сейчас в каждом даоистком монастыре его портрет висит на самом видном месте.
  -- Ну да, его портреты много где висят, - заметил Билли.
  -- Вы думаете, он просто приходит в банк с пистолетом и говорит, чтоб ему отдали деньги?
  -- Ну, мне, честно говоря, кажется, что обычно он именно так и поступает, - признался Черный Джо, - хотя бывают, конечно, и исключения.
   Интеллигент грустно улыбнулся.
  -- Как же вы наивны, юноша! - снисходительно сказал он. - Черному Джо не нужно идти в банк. Он просто медитирует и, впадая в глубокий транс, движет в своем сознании денежные массы. Он делает это не ради обогащения, а чтобы восстановить мировой баланс, нарушенный тоталитарными режимами. У них на службе тоже состоит немало экстрасенсов, каждый из которых способен двигать финансовые потоки против их естественного направления. Обычно этих медиумов назначают в правительство под видом политтехнологов или консультантов.
   Лекцию прервал инспектор Уипет. Подбежав к решетке, он несколько секунд с нежностью рассматривал Черного Джо, все еще не в силах поверить в свое счастье. После этого, он весело помахал Джо рукой, отошел к столу, снял телефонную трубку и, не отрывая взгляда от пленников, набрал номер.
   "Господин начальник полиции! Я поймал его!.. Кого? Черного Джо!.. Простите?.. Кто идиот?.. Почему?.. Но..."
   Уипет медленно опустил трубку на рычаг. Улыбка все еще оставалась на его лице, но казалось, что она повисла на одном гвозде, так нелепо ее перекосило. Он медленно подошел к решетке и, собравшись с духом, сбросил с лица ее остатки и с нескрываемой злобой сказал: "Черный Джо! Я не знаю, что у тебя за покровители, но обещаю, что еще доберусь и до них, и до тебя. Берегись!" Он распахнул дверь и прорычал: "Вон отсюда!"
  -- Ну вот, дожили, - буркнул Билли, - уже уголовников из участка прогоняют.
  -- Да уж, - согласился Черный Джо, - до цивилизованных стран нам еще далеко.
   Вечерело. Свободные члены свободного общества продолжали буянить. Окружив инкассаторский автомобиль без водителя, толпа пыталась раскачать его и опрокинуть. Броневичок не поддавался, хотя народу на него наваливалось довольно много.
  -- Тяжелый, - заметил Билли.
  -- Точно. Видать, не пустой.
   Друзья переглянулись и, энергично разгребая толпу локтями, двинулись к броневичку. Билли протиснулся к двери кабины и принялся ковырять замок. А Джо забрался на крышу и закричал:
  -- Друзья мои! Сограждане! Давайте подумаем!
  -- Ду-ма-ем! Ду-ма-ем! - закричали сограждане, оставив автомобиль в покое.
  -- Кровавый тоталитаризм вас обманывал! - прокричал Джо, дав массам выговориться.
  -- По-зор! По-зор! - закричали народные массы.
  -- Но путь в демократическое будущее близок, - продолжил Черный Джо, когда народ успокоился. - Пусть перед нами расступится дорога, по которой мы все вместе пойдем к свободе слова и выстраданному мнению. Расступитесь, сограждане! Пусть все увидят эту дорогу!
   Сограждане перед броневичком расступились. Билли, который уже сидел в кабине, повел машину по образовавшемуся коридору. Люди расступились еще больше. Доехав до переулка, почему-то не занятого людьми, Билли свернул туда и поехал быстрее. Джо лег на крышу и вцепился в ее края. Вывернув на свободную улицу, Билли вдавил газ и броневичок понесся из города. Сограждане некоторое время пытались его догнать, но быстро отстали. Инкассаторский автомобиль проехал мимо магазина с мечтой Черного Джо в витрине, поднялся по извилистой горной дороге, мчался до тех пор, пока не кончился бензин.
   Черный Джо и Билли стояли на краю обрыва. В лучах заходящего солнца у их ног лежал весь город.
  -- Ну вот, видишь, - сказал Черный Джо. - Я же говорил, что не пройдет и дня, и мы сможем купить ту машину. Вот у нас уже целый грузовик денег. Вопрос только в том, как нам их теперь доставить в магазин.
  -- Придумаем, - сказал Билли, ковыряясь в замках автомобиля. - Например, я могу взять сколько нужно денег и сбегать в магазин пешком, а ты пока тут посторожишь. Потом я приеду, и мы загрузим все остальное.
  -- И то верно, - согласился Джо. - Нет, что ни говори, а политика нравится мне все больше и больше. Я чувствую в себе талант народного трибуна и харизму размером с хорошего теленка. Не понимаю, как они там, в правительстве, без меня обходились.
  -- Да не больно-то они обходятся, - сказал Билли, распахивая двери кузова. - Вон как это правительство сейчас корежит. Будь ты там, такого бы не случилось.
   Грабители уставились на толстые пачки бумаг, лежащие в кузове инкассаторского автомобиля.
  -- Джо! - сказал Билли, доставая из кузова одну из пачек. - Это же не деньги!
  -- Это не деньги, - ответил Черный Джо, - это, Билли, избирательные бюллетени.
   Он разорвал пачку и сбросил бюллетени вниз, с обрыва. Бумаги закружились над городом, бесшумно скользя по алым лучам заходящего солнца во тьму бессонных улиц.
  -- Вот и свершилось! - сказал Черный Джо. - Пусть каждый получит возможность отдать свой голос, пусть каждый совершит единственно правильный выбор, и пусть никто не уйдет обиженным.
  -- Точно! - согласился Билли.
   Он тоже разорвал пачку и сбросил бюллетени на город.
   Они стояли на краю обрыва, рвали пачки и осыпали город избирательными бюллетенями, пока грузовик не опустел.
   Ночь грабители провели в кабине угнанного ими инкассаторского автомобиля.
   Проснувшись с первыми лучами солнца, Билли включил радио. Передавали новости:
   "Сегодня ночью на улицах города были обнаружены разбросанные врагами демократии избирательные бюллетени. Лидер оппозиции заявил, что после этого выборы, проводимые кровавым режимом, окончательно превратились в фарс, и только срочная смена власти может спасти демократию. Только что он отправил в отставку правительство, сорвавшее выборы, и назначил себя временно исполняющим обязанности премьер-министра, вплоть до того, как его полномочия будут подтверждены свободным демократическим волеизъявлением народа".
  -- Ну что же, - сказал Черный Джо, выключая радио, - вот прагматическая целесообразность и прояснилась. Раз того правительства больше нет, то и денег оно нам не даст. Значит, папку мы понесем в детский сад. Вот так политика и делается.
   За пару часов друзья дотопали до города.
   По сравнению с предыдущим днем, улицы были почти пустыми. Хотя небольшие группы свободных граждан в шапочках все еще сновали по городу, но думали они уже не так часто и не так громко, и пройти к детскому саду было уже куда как проще.
   Лидер оппозиции принимал посетителей за дверью, на которой был нарисован симпатичный зеленоглазый зайчик с морковкой в пушистых лапках. Очередь была довольно большая, но двигалась она быстро. Посетители выходили радостные и одухотворенные, каждый выносил по большому чемодану.
   Черный Джо и Билли зашли последними.
  -- А вот и они! - радостно сказал Тупой Макс, вставая к ним навстречу. - Знакомьтесь, это наши ведущие специалисты Черный Джо и Билли!
  -- Как, Макс! - хором воскликнули грабители. - И ты тут!
  -- Конечно тут, где же мне еще быть? Без специалистов ни одно правительство не обойдется. Все наши сюда и перешли. Это к лучшему, мужики. То правительство было тоталитарным и насквозь криминализированным. Да что рассказывать - вы сами это прекрасно знаете. Теперь другое дело - теперь уж мы развернемся как следует.
  -- Рад познакомиться, - сказал лидер оппозиции, пожимая руки Черному Джо и Билли. - Я про вас много слышал. Говорят, вы надумали порвать с преступным прошлым и пойти на службу обществу. Это очень похвально. Сейчас самое время для таких как вы. У нас в правительстве есть вакансия помощника консультанта по правовым вопросам. Понимаю, что должность не очень высокая, но у вас и опыта еще мало, а перспективы роста у нас хорошие.
  -- Спасибо, мы подумаем над вашим предложением, - с достоинством ответил Черный Джо. - Но мы сейчас пришли по другому поводу. У нас есть одна серая папка с голубыми тесемками, и что-то подсказывает мне, что вас она заинтересует. Надеюсь, у вас найдутся либеральные ценности в достойном объеме, чтобы компенсировать наши труды по добыванию и сохранению этой папки.
  -- Надо же, нашлась! - с искренней радостью воскликнул Тупой Макс. - А мы-то ее везде обыскались.
  -- Мы умеем ценить хорошую работу, - сказал лидер оппозиции.
   Он достал из шкафа чемодан, такой же, как те, что выносили предыдущие посетители, положил его на стол и раскрыл. Чемодан был полон денег.
  -- Надеюсь, этого хватит на первое время.
  -- На первое... Пожалуй... - сказал Черный Джо, проглотив комок в горле.
  -- Конечно, на первое. Вы не экономьте. Тратьте! Тратьте! Жизнь коротка, а время идет. И вот еще, - он вытащил из стола свежий номер журнала "Твое мнение", - читайте друзья, не дайте другим заморочить вам головы. Вы уж извините, но сейчас мне нужно заняться делами. Через час я должен выступить с очень важной речью, надеюсь, вы ее послушаете.
   Он поднял телефонную трубку, скомандовал: "Трамвай к подъезду!" и направился к выходу. В дверях он остановился и, обернувшись, сказал:
  -- Я вам желаю больших успехов. Я чувствую в вас огромный политический талант.
  -- И я вам тоже много чего желаю, - сказал Тупой Макс.
   Он достал пачку денег, и сунул ее во внутренний карман Черному Джо.
  -- И позволь еще один совет напоследок, - сказал он. - Делай политику чистыми руками. Особенно если будешь заниматься популизмом.
   "Джо, а что такое популизм?" - спросил Билли, когда грабители вышли на улицу.
   Джо задумался.
  -- Это, Билли, когда электората нет.
  -- Чего нет?
  -- Ну, если рейтинг подниматься перестал.
  -- А-а! Это, конечно, досадно.
  -- Еще бы! Вот, если с кем такая беда случилась, так он и занимается популизмом.
  -- А это как?
  -- Ну... Вопросы у тебя... А тебе-то зачем?
  -- Мне? Да и не нужно вовсе. Я просто так спросил.
  -- Ну и не думай об этом. Нам сейчас деньги тратить надо. Я даже знаю, как.
   Меньше чем за час друзья добрались до заветного магазина.
  -- Так вы хотите купить этот автомобиль? - спросил продавец, с недоверием разглядывая странных покупателей в мятых, несколько дней не снимавшихся рубашках. - Учтите, мы сейчас принимаем кредитные карты только зарубежных банков.
   Черный Джо молча раскрыл чемодан.
  -- О! - сказал продавец с уважением. - Приятно иметь дело с солидными клиентами. Вообще-то у нас принято сообщать о таких крупных сделках, особенно если они оплачиваются наличными, но для вас я сделаю исключение. Тем более, что сейчас все равно не ясно, кому об этом сообщать.
   Он протянул Черному Джо бумаги, которые нужно было подписать. Джо расписался, не глядя. Продавец пододвинул бумаги к себе и уже тоже собрался поставить свою подпись, как вдруг до сих пор молчавшее радио заговорило:
   "Передаем репортаж о выступлении исполняющего обязанности премьер-министра".
   Продавец отложил ручку и включил радио погромче.
   "Дорогие соотечественники! - заговорил голос лидера оппозиции. - Наконец этот день наступил! Под ударами ваших голов рухнул ненавистный тоталитарный режим. Нам много говорили про демократию, но мы демократии не видели. Вот сейчас такая демократия начнется, что никому мало не покажется. С этого дня ношение бумажных шапочек становится обязательным для всех высших правительственных чиновников. Пусть эти шапочки напоминают им о том, что они находятся на службе у общества. Воровство в правительстве с сегодняшнего дня прекращается, а те деньги, что прежнее руководство украло у народа, отменяются. Вместо них уже сегодня во всех типографиях печатаются новые деньги с новыми демократическими символами. Первыми их получат те, кто поддержал оппозицию в трудные для нее дни. Прием банкнот старого образца воспрещается!"
  -- Ну вот, Билли, - упавшим голосом сказал Черный Джо, - ты, помнится, спрашивал, как можно вывернуть людям карманы, не сходя с трибуны.
  -- Да, высокий класс! - вздохнул Билли.
   Продавец убрал ручку.
  -- А более демократических денег у вас нет? - спросил он.
   Черный Джо помотал головой.
  -- В таком случае прошу очистить помещение!
   Так Черный Джо и Билли, изгнанные из автомобильного рая, оказались посреди дороги с полным чемоданом никому не нужных денег.
  -- Что, опять пешком до города? - устало спросил Билли.
  -- Ну, уж не надо так мрачно, - проворчал Черный Джо, всматриваясь в приближающееся облачко пыли.
   В сторону города ехала старая обшарпанная машина. Грабители не двинулись с места, загораживая дорогу. Автомобиль съехал на обочину и остановился. Водитель выскочил и бросился в кусты.
  -- Постойте! - закричал ему вслед Черный Джо. - Мы не сделаем вам ничего плохого!
  -- Как, это вы? - из кустов показалось лицо в очках с треснувшей оправой. - Вы меня узнаете? Мы же с вами вместе срок мотали!
  -- Конечно, узнаем, - ответил Черный Джо. - Мы как раз хотели тебя поздравить с победой демократии. Ты слышал выступление нового премьер-министра?
  -- Нет, у меня в машине радио не работает.
  -- Жаль. Он как раз сказал, что теперь уголовники не будут грабить на улице интеллигентов, как в старые времена. Теперь все будет наоборот, как во всем цивилизованном мире: интеллигенты будут грабить уголовников. Грабить умеешь? Ничего, сейчас научу. Скажи грозно: "Жизнь или деньги!"
  -- Жизнь или деньги!
  -- Ой, как страшно. У меня прямо мурашки по коже.
  -- Мурашки что! - буркнул Билли. - Я чуть полные штаны со страху не наложил.
  -- Да, напугал ты нас. В тебе, мужик, огромный криминальный талант пропадает. Ну, ладно, бери, только не бей.
   Черный Джо положил на капот автомобиля чемодан и раскрыл его.
  -- Это все мне? - не поверил своим глазам интеллигент.
  -- Да нет, мне, - проворчал Билли.
  -- Все тебе, - ответил Джо. - И это только начало. Ты, главное, не останавливайся на достигнутом. Грабить уголовников на улице - это не самое достойное занятие для настоящего интеллигента. Настоящие интеллигенты грабят банки.
  -- А это намного труднее?
  -- Да нет, за это нужно только взяться. Дело простое: подъезжаешь к банку, заходишь в кассовый зал и говоришь: "Всем оставаться на местах! Это ограбление! Я Культурный Пит! Все деньги в багажник моей машины!". Ну, имя ты себе, конечно, сам придумаешь. Имя в нашем деле - самое главное, тут очень важно не ошибиться: оно должно быть короткое, емкое и запоминающееся. Не вздумай брать себе имя, состоящее больше, чем из двух слов, а то в последнее время развелось масса клоунов с погонялами типа "Злодей В Синих Подтяжках, Нападающий Из-за Угла После Пол-Первого Ночи". Это никуда не годится. Во-первых, это никто не запомнит. В народе такое все равно сократят до "Синих Подтяжек". Во-вторых, такое имя ты и сам на одном дыхании не скажешь, а говорить надо обязательно хорошо, разборчиво, без оговорок и, конечно, без бумажки: хуже нету, чем когда клерки начинают покатываться со смеху, глядя на грабителя. К тому же, когда ты закончишь представляться, все уже забудут, с чего ты начал, и все придется повторять заново. А сотрудники банка за это время сто раз успеют вызвать полицию, и она даже успеет приехать. Краткость и еще раз краткость! И больше мужественности: никаких голубоглазых эдов, блондинчиков сэмов и джонов-зайчиков. От настоящего имени настоящего грабителя у всех должна душа в пятки уходить. Да, и машину придется поменять. На такой машине, как у тебя, банк не ограбить. И клерки сразу заподозрят, что ты вовсе не настоящий грабитель, которого надо бояться, и от погони на ней не уйти. Вот, посмотри, какая машина тебе нужна, - Черный Джо ткнул пальцем в витрину. - Прямо сейчас пойдешь, купишь и все банки у твоих ног.
  -- А как же моя машина?
  -- Не беспокойся, мы о ней позаботимся.
  -- А полиция меня после этого не арестует? Ведь грабить банки - это, в общем-то, не совсем законно.
  -- Правильно рассуждаешь, дружище! Не зря я почувствовал в тебе будущий мозг преступного мира. Конечно, после этого тебе надо будет залечь на дно. Ну, ты понимаешь, о чем я. Я бы посоветовал на полученные деньги купить билет до Тибета и там заняться постижением практики атлетического эксгибиционизма в каком-нибудь нудистском монастыре.
  -- Пожалуй, я так и сделаю, - задумчиво сказал интеллигент. - А то, я думаю, пока колокол не прозвонил...
  -- Ты все еще страдаешь апрельским мнением, - перебил его Черный Джо, доставая свежий номер журнала "Твое мнение". - Пора бы уже выстрадать майское. На, вот, читай и не давай другим заморочить тебе голову.
  -- И позволь еще один совет напоследок, - сказал Билли, вытаскивая из кармана Черного Джо пачку денег и засовывая ее за пазуху интеллигенту. - Будешь расстреливать врагов демократии - не забудь пистолет зарядить.
   Когда интеллигент пропал за поворотом дороги, Билли спросил:
  -- Джо, а что ты ему сейчас посоветовал?
  -- Когда?
  -- Когда в монастырь послал. Он у тебя еще спросил, что делать.
  -- А-а! Я ему посоветовал снять штаны и бегать. На интелегентской фене это называется атлетическим эксгибиционизмом.
Несколько минут они проехали молча, а потом, Черный Джо, не выдержав, сказал:
  -- И все-таки сегодня мы едем на машине. Вчера я, правда, имел в виду несколько другое, но в политике всегда все получается не совсем так, как предполагалось.
  -- Ну, я уж не знаю, можно ли это назвать машиной, - проворчал Билли. - Не понимаю, как этот чудик на ней ездил. Она же вот-вот развалится.
  -- До банка-то мы на ней доедем?
  -- А мы разве в банк едем?
  -- Нет, пожалуй, не сегодня. Они завтра откроются. Смотри, какая туча на горизонте. Вечером будет гроза. Бумажные шапочки размокнут, народ перестанет думать, и они снова станут совершенно нормальными людьми.
  -- Так ты не пойдешь к Тупому Максу? Тебя же в их кодлу звали.
  -- Нет, Билли, - задумчиво ответил Черный Джо. - Не выйдет из меня политик. Масштабы у меня не те.


Другие рассказы о Черном Джо
Сила любви
Камень могущества
Прародитель демонов
Оружие будущего
Победа демократии
Счастье пирата
Милость богов
Небо прерии
Начало повести о Чёрном Джо


Оценка: 7.61*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"