Свердлов Леонид: другие произведения.

Последний подвиг Геракла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Древнегреческая комедия в трёх действиях


   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
  
   Геракл - герой
   Деянира - его жена
   Филоктет - его оруженосец
   Зевс - властелин богов
   Гера - его жена
   Геба - их дочь
   Афина - дочь Зевса, богиня войны и мудрости
   Афродита - богиня любви
   Гермес - посланник богов
   Хор
  
   Древняя Греция
  
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

Утро. Олимп. Посреди сцены два трона, вокруг несколько пустых пьедесталов.

На одном из тронов сидит Зевс и слушает пение хора.

  
   Хор:
   Поутру высоким слогом,
   Так же вечером и днём
   Воспеваем славу богу,
   Славу Зевсу воспоём!
   Всемогущ он и прекрасен,
   Своей милостью велик,
   Его взор как солнце ясен,
   Духом юн, умом - старик.
  
   Зевс: Хватит уже мне льстить! Уж сколько раз я это запрещал, но ничто на вас не действует. В пении хора должен звучать голос народа, а народное творчество всегда полно сатиры и грубой иронии, народ прямо выражает чувства, не стесняясь в выборе слов. И почему вы всё время поёте обо мне, будто кроме Зевса нет других богов? Давайте, быстро меняйте репертуар!
  

Входит Гермес.

  
   Хор:
   Нет коварнее Гермеса,
   Лжив он, ловок и хитёр.
   Пусть признается повеса,
   Что опять сегодня спёр.
   Почему ему всё мало,
   И ворует он зачем
   Постоянно что попало
   И не делится ни с кем?
  
   Гермес: Это что тут такое творится?! Кроныч, у тебя хор богохульствует, а ты терпишь!
  
   Зевс: А что ты от них хочешь? Это же глас народа. Народ прямо выражают свои чувства, не стесняясь в выборе слов, как я это ни запрещал. Слышал бы ты, что они обо мне сейчас пели! (хору) А за сигнал спасибо - проверим.
  
   Гермес: Это не сигнал, Кроныч, а подлый анонимный донос, поверь опытному юристу, давай уж называть вещи своими именами. И лживый к тому же. Когда это я с тобой не делился?
  
   Зевс: Вот это в первую очередь и выясним. Кстати, а где все? Сейчас должно быть собрание богов, а никто до сих пор не явился.
  
   Гермес: Как же не явился. Вот же мы: я, ты.

Гера входит и садится на второй трон.

   Вот и супруга твоя Гера Кроновна. Моё почтение, царица!

Вбегает Афина.

   Вот и дочка твоя Афина.
  
   Афина: Папочка! Послушай!
  
   Зевс: Погоди, доченька. (Гермесу) Так я спрашиваю, где все остальные? Пусть хор объявит во всеуслышание: им жертвы приносят, чтоб они миром правили, а эти дармоеды даже на собрания не ходят! Пусть смертные знают, на что уходят их жертвы. Мы не можем проводить собрание без кворума. Эй, хор!
  
   Гермес: (хору) Погодите! Не надо! (Зевсу) Кроныч, ты сердишься, а значит...
  
   Зевс: А значит, я прав. Потому и сержусь, что прав. Я вообще всегда прав. Усвой наконец это и перестань повторять всякие глупости!
  
   Гермес: Кроныч, поверь опытному политологу - незачем смертным знать о наших недостатках. Для них мы небожители - существа идеальные и непогрешимые. А то ведь перестанут приносить жертвы одним, другим, так и до меня доберутся, и до тебя тоже, ну а потом, глядишь, и в других богов уверуют. Пусть думают, что боги только об их благе и пекутся. Боги вообще очень ответственно относятся к своим обязанностям. Если чего и пропускают, то только по очень уважительным причинам.
  
   Зевс: Ладно, убедил. Эй, хор! Не надо ничего объявлять. Так что там за уважительные причины? Почему бог морей не явился? Где Посейдон?
  
   Гермес: Так как же... Болеет он. Ты не знал разве?
  
   Зевс: И чем же он таким болеет?
  
   Гермес: Странный вопрос, Кроныч! Какая может быть болезнь у бога морей? Конечно, морская! Укачало его после вчерашнего. Сам помнишь, какой он от тебя уходил.
  
   Зевс: Ну уж не думал, что он таким слабаком окажется. А Аид где?
  
   Гермес: На рабочем месте - в царстве мёртвых. Покойников принимает - их сегодня так много, что он едва справляется.
  
   Зевс: Это ещё что за катастрофа сегодня разразилась?
  
   Афина: Папа! Ты разве не знаешь? Под Семивратными Фивами развернулось грандиозное сражение. Я только что оттуда. Все боги там. Семеро героев ведут войну против царя Этеокла. А самый славный из этих героев - самый доблестный, самый красивый, самый могучий и великий...
  
   Зевс: Доченька, не может быть!
  
   Гермес: Вот радость-то!
  
   Афина: Это Тидей!
  
   Зевс: Где-то слышал.
  
   Гермес: Сын калидонского царя. Боги среди предков, вроде бы, тоже имеются.
  
   Зевс: Хорошая семья. Одобряю.
  
   Гермес: Ну, наконец-то!
  
   Афина: И вовсе не наконец-то! Я богиня войны. Мой долг - помогать в бою славным героям. Мои чувства к нему возвышенны и прекрасны, как и его ко мне. В них нет места ничему такому, что вы все сейчас подумали.
  
   Зевс: Ну, одно другому не мешает, а даже способствует. Ведь когда-то и тебе всё равно надо...
  
   Афина: Но папа, это же невозможно: я богиня, а он простой смертный.
  
   Зевс: Это легко исправить. На то мы и всемогущие боги. Правда, коллеги? Хорошего человека почему не обожествить? Будет у нас на одного бога больше. Ничего страшного. Ты, доченька, напиши рекомендацию, а мы на собрании рассмотрим.

Афина даёт Зевсу свиток, Зевс его читает.

   Всё правильно, всё по форме. Ну, что ж, не будем откладывать. Приступим к голосованию. Но где же все?! Мы не можем голосовать без кворума. (Удар грома)
  

Потягиваясь и зевая, входит Афродита и присаживается на один из пьедесталов.

  
   Афина: А вот и Фроська явилась.
  
   Афродита: Меня зовут Афродита, детка.
  
   Афина: Чего опаздываешь?
  
   Афродита: Занята была.
  
   Афина: Чем же ты занималась?
  
   Афродита: Девочка, чем занимается богиня любви, тебе знать ещё рано.
  
   Зевс: Да где ж они все? Я уже и громом прогремел, а они будто не слышат.
  
   Гермес: Точно, не слышат. Там, под Фивами, сейчас такой грохот стоит, что громыхай - не громыхай - никто ничего не услышит. Если хочешь, могу слетать и позвать каждого.
  
   Зевс: Только не хватало, чтоб и ты куда-то улетел. Ладно, не будем терять время. Кто не пришёл - сами виноваты. Гермес, открывай собрание.
  
   Гермес: Собрание богов объявляется открытым. Афиной внесено предложение об обожествлении вышеназванного Тидея. Прошу приступить к голосованию.
  
   Афродита: Боги олимпийские! Никак наша совушка кого-то подцепила?
  
   Афина: Никого я не цепляла! Это ты каждый день новых себе цепляешь.
  
   Афродита: Цепляю?! Сами цепляются! Тебе не понять.
  
   Зевс: Ну, хватит! Кто за обожествление?
  

Все поднимают руки.

  
   Афродита: Ради счастья нашей совушки, я бы проголосовала и за нильского крокодила.
  
   Зевс: Гермес, запиши в протокол: принято единогласно. Собери потом подписи отсутствующих.

Пишет резолюцию на свитке Афины и размашисто подписывает, Гермес прикладывает печать и возвращает свиток Афине.

   Беги, порадуй своего героя.
  

Афина убегает.

  
   Афродита: Вот уж радость так радость: избежать лап Аида чтобы угодить в лапы Афины! Впрочем, на то он и герой, чтобы попадать в безвыходные ситуации.
  
   Зевс: Хватит ворчать! Радуемся! Геба!
  

Вбегает Геба.

  
   Геба: Ты звал, папа?
  
   Зевс: Да нет, это я горло прочищал. Вспоминал, как зовут мою дочку-дуру.
  
   Гера: Зевс!
  
   Зевс: Что Зевс?! Яблоко от яблони недалеко падает - какая мать, такая и дочка. (Гебе) Ну что смотришь? Нектар неси. Всё тебе объяснять надо! Я сам бы уже давно принёс, пока ты тут глазами хлопаешь.

Геба уходит.

   А что у нас сейчас на поле брани?

Все смотрят вниз.

   Кто побеждает?
  
   Гермес: Всё отлично, Кроныч, наши побеждают.
  
   Хор:
   Льётся кровь, идёт сраженье,
   Беспощадный бой кипит.
   Ждёт злодеев пораженье.
   Наши гонят, враг бежит.
  
   Зевс: А какие из них наши?
  
   Гермес: Те, которые побеждают. Победу ведь боги дают. Которые побеждают, те, значит, и наши.
  
   Зевс: А Тидей где?
  
   Гермес: Вон там, у Кренидских ворот. Как раз сейчас на него Меланипп нападает. Ох ты, как красиво вдарил! Вовремя мы Тидея обожествить успели - ещё немного, и он - клиент Аида. Нет, вы только посмотрите: сам умирает, а всё равно сумел срубить голову Меланиппу и... Музыка!
  
   Хор:
   Не видавший неудачи,
   Величайший из людей,
   Дав врагу достойно сдачи,
   Славно пал герой Тидей!
  
   Зевс: Какая ещё музыка? Ты что прервался на полуслове? Что там случилось?
  
   Гермес: Не разглядел, Кроныч. Бой, пыль столбом, ничего не видно. Ну, погиб, в общем, Тидей и Меланиппу отомстил. Чего ещё?
  

Плача, входит Афина, она вытирает слёзы обрывками свитка, которые продолжает при этом рвать.

  
   Зевс: Доченька, что случилось? Гермес! Ну что там было в конце концов? Говори уж.
  
   Гермес: В горячке боя случается всякое...
  

Раскат грома

  
   Зевс: Хватит!
  
   Гермес: Тидей срубил голову Меланиппу, расколол череп и съел мозг.
  

Все с отвращением морщатся, Афина плачет ещё громче.

  
   Гера: Хорошего же бога ты нам, Зевс, чуть было не подсунул!
  
   Афродита: Парень и впрямь герой: от бессмертия отказался. А наша совушка опять осталась на бобах.
  
   Зевс: Доченька, ну, оно ж, может, и к лучшему. Зато теперь ты знаешь... Героев ведь много. Найдёшь другого.
  
   Афина: Кого другого?!
  
   Гера: А то ведь вышла бы замуж за морального урода (кивает на Зевса) и мучилась бы с ним целую вечность.
  
   Афродита: Герой оказался сволочью - вот ведь незадача! Все они такие. Не этот первый, не этот последний. Привыкай, совушка.
  

Входит Геба с кувшином.

  
   Геба: Уже разливать?
  
   Зевс: Что разливать? Тебя тут только не хватало!
  

Геба убегает.

  
   Гермес: Кроныч, к тебе посетитель.
  
   Зевс: Какой ещё посетитель, Гермес?! Ты что, сам не видишь?!
  
   Гермес: Это Геракл, Кроныч. Ты же его сам пригласил.
  
   Зевс: Геракл? Пожалуй... Пусть немного подождёт. Всем принять величественные позы! Геба! Где тебя опять носит?! Нектар неси. Встречаем дорогого гостя!
  
   Гера: Кого? Геракла?! Ты этого головореза на Олимп притащил?! Ну уж нет, это без меня!
  

Гера встаёт с трона и уходит.

  
   Хор:
   К нам идёт герой могучий,
   Впереди бежит молва.
   Самый храбрый, самый лучший,
   Всем героям голова.
   Представлять его не надо,
   Ведь его славнее нет.
   Его знает вся Эллада,
   Его знает целый свет.
  

Пока хор поёт, Гермес и Геба вносят накрытый стол. Входит Геракл. Неловко спускает с плеч дубину, так что Гермес едва успевает увернуться, отходит в сторону, опрокидывает один из пьедесталов, хочет его поднять, но Гермес опережает и с предупредительной улыбкой поднимает пьедестал, а после принимает у Геракла его дубину и львиную шкуру и уносит их за сцену. Зевс с распростёртыми объятьями идёт навстречу Гераклу.

  
   Зевс: Здравствуй Геракл! Здравствуй, дорогой мой! Как же ты вырос и возмужал!
  

Геракл и Зевс обнимаются. Глаза у Зевса пучатся, видно, что ему больно.

  
   Геракл: Здравствуй, Зевс! А ты-то совсем не меняешься.
  

Зевс, пошатываясь, возвращается на трон. Вошедшая с кувшином в руках Геба замирает, глядя на Геракла. Афина перестаёт плакать и тоже смотрит на Геракла.

  
   Зевс: Давай, рассказывай, как твоё житьё-бытьё. Где был, что видел, чем занимаешься. Я слышал, твоя служба у Эврисфея закончилась. Ты совершил все положенные подвиги?
  
   Геракл: Подвиги-то я совершил, да толку мало. Борешься всё, борешься, а несправедливости в мире всё не убывает и не убывает.
  
   Зевс: Как же это ещё несправедливость в мире остаётся, если такой герой взялся с ней бороться?
  
   Геракл: Не поверишь, Зевс: остаётся! Вот иду я недавно на край света за золотыми яблоками и вижу вдруг мужика, к горе цепью прикованного.
   - Кто ты, - спрашиваю, - и за что же это тебя так покарали?
   - Я, - отвечает, - Прометей, а приковали меня по воле Зевса за то, что я людям помогал.
   Ну, я сперва хотел его дубиной по башке трахнуть за такие слова: что ж это он такое наговаривает, что Зевс людям помогать не велит, а потом вижу: глаза-то у него честные, то есть кто-то ему, значит, клевету на тебя сказал, а он и поверил. Стал я, значит, цепи рвать, а они крепкие оказались, минут десять провозиться пришлось, а тут вдруг твой орёл прилетает, "Воля Зевса! - кричит. - Воля Зевса!" Вот, значит, кто, думаю, про тебя напраслину распускает! И зачем ты вообще себе орла в дом взял? Помоечная же птица - тот же стервятник. Ты б уж лучше попугая завёл - он красивый. А этот стервец Прометею всю печень испортил. Это куда годится?! Печень же самый жизненный орган! Ну, я его из лука подстрелил - будет знать теперь!

Зевс вскакивает с трона. Гремит гром. Зевс улыбается и садится обратно. Геракл смотрит на небо.

   Погода что-то портится.
  
   Зевс: То-то я вижу, давно ко мне орёл не прилетал. Ну да он мне, пожалуй, и самому уже надоелА Прометея ты, значит, освободил?
  
   Геракл: Конечно освободил. Разве может такое быть, чтоб за помощь людям на цепь сажали?!
  
   Зевс: Видишь ли, Прометей ослушался воли богов и за это был наказан. Нельзя же волю богов нарушать.
  
   Геракл: Да разве боги кому запрещают помогать людям? Людям помогать надо обязательно, а если боги против этого возражать будут, то гнать надо таких богов!

Удар грома. Зевс снова вскакивает, улыбается и садится. Геракл поёживается.

   Дождь, наверное, будет.
  
   Зевс: Да, боги порой бывают неправы. Мы ещё очень антропоморфны, Геракл.
  
   Геракл: Так вот, решил, значит, Эврисфей провести в Микенах выставку собак. И не хватало ему только собаки породы цербер. А такая, ты знаешь, только одна - у Аида. Ну, я и говорю:
   - Зачем тебе цербер-то? Собака страшенная же, ей только детей пугать. Болонка или пудель - другое дело
   А он:
   - Нет, хочу цербера!
   Ладно, пришёл я в царство мёртвых, а там на всех покойников одна лодочка. Надо всё-таки нормальную переправу построить, а то очередь, вместимости у лодки никакой, а перевозчик старый и от работы уже совсем надорвавшийся: я как к нему в лодку сел, так он сразу в истерику. А я ему:
   - Едь, - говорю вежливо, - папаша. Что орёшь? Я ж тебе ещё ничего не сломал.
   Ну, приплываем мы к Аиду.
   - Одолжи, - говорю, - папаша, пёсика. Очень надо.
   А он вежливый такой, сразу видно, что бог культурный, с кресла своего встать хотел, но я его обратно усадил, чтоб он не трудился.
   - Сиди- говорю, - дедушка, я собачку и сам отвяжу.
   Ну, взял я того цербера за шкирку и обратно пошёл, к Эврисфею. А он как заорёт. На дерево полез.
   - Убери это чудовище! - кричит.
   Вот ведь смешной! Сам же просил цербера привести, а я-то его предупреждал, что собака эта совсем не симпатичная. А он мне:
   - Чтоб духу твоего здесь не было, идиот! Не нужны мне больше никакие подвиги! Ты уволен!
   Дёрганый такой. Мог ведь спокойно сказать, что орать-то - так же можно голос сорвать, да и нервы жалко. Отвёл я цербера обратно к Аиду, а на обратном пути сюда завернул - тебя повидать. Я теперь человек свободный и безработный, куда хочу, туда и иду.
  

Афина подходит к Гераклу и кладёт руки ему на плечи.

  
   Афина: И путь твой поведёт к великим подвигам и великой славе.
  
   Геракл: Да мне уж хватает и славы и подвигов. Всё хорошо в меру.
  
   Афина: Не тебе, смертный, назначать предел своему героизму. Будущее каждого в руках богов. Отныне я, лично займусь твоей судьбой, Геракл. Я сделаю тебя величайшим героем, слава которого не померкнет в веках.
  
   Зевс: Ну вот и славно, дети мои. Так тому, значит, и быть. Давай, Геракл, выпьем на дорожку. И помни: я тебе всегда рад. Всякий раз, как будешь проходить мимо Олимпа - заглядывай.

Зевс берёт со стола два кубка, собирается протянуть один из них Гераклу, но, заглянув в кубки ставит их обратно.

   Геба! Ты чем, дурёха, всё это время занималась?
  

Геба подбегает к столу и разливает нектар в кубки. Зевс протягивает кубок Гераклу. Свой он выпивает залпом. Геракл, отхлебнув, закашливается.

  
   Геракл: Забористо!
  
   Зевс: Нектар - напиток богов. Не всякий смертный пить сможет. Ничего, привыкнешь.

Геракл допивает свой кубок.

   Ну, счастливо, сынок!
  

Геракл хочет обнять Зевса, но тот ограничивается рукопожатием. Впрочем, и оно получается у Геракла больно. Гермес приносит Гераклу шкуру и дубину. Вскидывая дубину на плечо, тот опрокидывает стол, пытается помочь Гермесу его поднять, роняет дубину и опрокидывает пьедестал. Гермес вежливо выпроваживает Геракла и уходит вместе с ним. Афина и Геба машут руками вслед Гераклу.

  
   Афродита: Ничего так парень. Не в моём вкусе, правда, но очень даже ничего.
  

Зевс, возвращаясь на трон, сталкивается с Гебой, и та обливает его нектаром. Зевс замахивается, чтобы сделать ей затрещину, но вбежавшая Гера хватает его за руку.

  
   Гера: Не смей бить свою дочь!
  
   Зевс: Твою дочь!
  
   Гера: Нашу дочь!
  
   Зевс: Ну уж нет! Только твоя дочь может быть такой криворукой коровой! Вот моя дочь! (Указывает на Афину) Уже богиней мудрости стала, пока эта бестолочь нектар наливать училась, да так и не выучилась.
  
   Гера: Конечно! Ты же её богиней мудрости и назначил.
  
   Зевс: А кого мне было назначать? Эту овцу безмозглую? Она же до десяти считать не умеет! Вон, на Афину посмотри! Платон только через тысячу лет родится, а она уже всего Платона наизусть выучила.
  
   Афродита: (со смехом) Платона!
  
   Афина: Да, я читала Платона! А ты его даже не знаешь!
  
   Афродита: Этого импотента? Да я его и знать не хочу.
  
   Зевс: Ведь это же позор какой: у всех богов дети как дети - сами уже богами стали, а дочь властелина богов - великого Зевса-громовержца даже официанткой стать не смогла. Что мне с ней делать? Разве что замуж выдать, да кто ж её такую возьмёт?! Ни ума, ни умения, ни женского обаяния или хотя бы немного кокетства!
  
   Гера: А с чего ей стать другой, если ты её постоянно оскорбляешь и унижаешь! И меня вместе с ней.
  
   Зевс: Ну, на тебя-то это не сильно действует. Ты, хотя и дура, а своего всегда добьёшься, от ругани только злее становишься. А эта хоть бы твою напористость унаследовала! Она ж ни на что не способна, кроме как сидеть в углу и хныкать. Это только в какой-нибудь глухой деревне тупые скромницы, может быть, и в цене, а здесь, на Олимпе такую враз затопчут и сожрут. Только благодаря мне её вообще здесь держат. Давно бы на улице оказалась с её-то талантами. Убирайтесь с глаз моих, две олимпийские курицы!
  
   Геба: Мама! Зачем он так? Я же не нарочно!
  
   Гера: Пойдём, моя девочка. Не расстраивайся. Просто тебе не повезло родиться дочерью бесстыжего кобеля, извращенца и старого маразматика.
  

Гера и Геба уходят. На сцене остаются Зевс, Афина и на пьедестале в глубине сцены Афродита.

  
   Зевс: Что скажешь, доченька? Я вижу, твоё настроение переменилось.
  
   Афина: Папа! Я сделаю из этого Геракла настоящего героя!
  
   Зевс: Он же и так герой.
  
   Афина: Нет, он идеальная заготовка для героя. Только непрерывное и долгое самосовершенствование под руководством мудрого наставника приведёт к полной гармонии его телесные, духовные и умственные силы, в единстве которых...
  
   Зевс: Вот и славно, доченька. Ты, позаботься, о Геракле. Ему просто необходим мудрый наставник.
  
   Афина: Как прикажешь, папочка! Твоё слово для меня закон.
  
   Зевс: Умница моя!
  

Зевс уходит. Афина берёт щётку и тщательно натирает на себе доспехи, осматривается и тоже собирается уйти.

  
   Афродита: Ты никак на свидание со своим очередным намылилась?
  
   Афина: Не твоё дело.
  
   Афродита: Моё. Я ведь богиня любви, и в мужиках получше твоего разбираюсь. Ты в зеркало-то на себя давно в последний раз смотрела? Он же, как тебя увидит, дубину на ногу уронит. Если уж задумала телесное и духовное единство налаживать, то хоть губы накрась для приличия, чай не коров доить идёшь. А то ведь потом опять удивляться будешь, что мужики человеческие мозги жрут, лишь бы быть от тебя подальше. Если ты сама в любви не разбираешься, то хоть с теми, кто разбирается, посоветуйся.
  
   Афина: Любовь, о которой ты говоришь, грубая и пошлая как ты сама. Ты ничего не знаешь о настоящей любви: возвышенном и чистом единстве душ.
  
   Афродита: Ты это у Платона вычитала?
  
   Афина: Да! У Платона написано, что есть две Афродиты: Афродита небесная и Афродита пошлая, так вот пошлая - это ты!
  
   Афродита: Две Афродиты? Ты передай своему Платону, что пить надо меньше - тогда и в глазах двоиться не будет.
  
   Афина: Я научу Геракла истинной любви. Он станет ценить красоту души выше, чем красоту тела, благодаря чему невольно постигнет красоту нравов и обычаев и, увидев, что всё это прекрасное родственно между собою, будет считать красоту тела чем-то ничтожным.
  
   Афродита: Какая ты умная!
  
   Афина: Да уж поумней тебя.
  
   Афродита: Ну и дура.
  
   Афина: От нравов он должен перейти к наукам, чтобы увидеть красоту наук и, стремясь к красоте уже во всем её многообразии, не быть больше жалким рабом чьей-либо привлекательности.
  
   Афродита: Всё. Тушите свет! Занавес!
  

Занавес

  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

  

Вечер того же дня. Поляна в лесу. Костёр. Рядом с ним сложены вещи Геракла: лук, колчан со стрелами, бутылочка с ядом, золотые доспехи. На заднем плане течёт ручей.

У костра сидят Геракл и Филоктет и жарят на вертеле целого кабана.

  
   Хор:
   Самый славный из героев,
   Победивший всех врагов,
   Возвратившийся из боя
   Отдыхает от трудов.
   Хватит биться и сражаться -
   Отдохни под звуки лир.
   Твои подвигов двенадцать
   Знает весь подлунный мир.
  
   Филоктет: Ты слышал, Геракл? Что это снова за голоса доносятся?
  
   Геракл: Это, наверное, пастухи за лесом поют.
  
   Филоктет: Сейчас было особенно громко. И, кажется, опять про тебя.
  
   Геракл: Про меня сейчас все поют. Слава по Элладе быстро разносится.
  
   Филоктет: Да, прославился ты своими двенадцатью подвигами на всю Ойкумену. Даже, вот, на Олимп пригласили.
  
   Геракл: Ну да. Я ведь только что оттуда.
  
   Филоктет: Так давай, рассказывай. Хорошо там? Возвращаться, небось, не хотелось?
  
   Геракл: Хорошо, конечно, только я ведь здесь привык. Нет, побывать там приятно, но чтоб остаться на Олимпе - это не по мне. Скучно у них. На арфе я плохо играю - учителя музыки в детстве зашиб по неосторожности - они все хилые такие, эти музыканты, а потом времени упражняться не было, так что без опыта опозорюсь. Да и характер у меня не божественный: я чуть что, так сразу в глаз, в дипломатии ничего не смыслю, меня уж половина богов психом считает, многие из них от меня уже схлопотали.
  
   Филоктет: А ты и богов там видел? Какие они?
  
   Геракл: Такие же как мы, только блаженные.
  
   Филоктет: Это как?
  
   Геракл: Нету у богов ни бед, ни забот - вот и блажат себе. Одна, например, смотрит мне так в глаза и говорит: "Я, Геракл, тобой займусь!"
  
   Филоктет: Так это ж Гера, наверное, была. Гера всегда против тебя какие-то козни строила, если б не Зевс - давно бы со свету сжила.
  
   Геракл: Нет, не она - Геру я знаю. А этой чего понадобилось - я не понял.
  
   Филоктет: Да всем им одного надо. Небось, жертвы вымогала.
  
   Геракл: Ну, я тоже так подумал. Я видел, она доспехи носит - так у меня как раз хорошие доспехи есть - золотые. С одного царя в бою снял. Принесу в жертву при случае.
  
   Филоктет: А тебя на Олимпе угощали?
  
   Геракл: Да они ж одной амброзией питаются - я эту гадость и в рот не возьму.
  
   Филоктет: Я думал, они любые разносолы себе могут позволить.
  
   Геракл: Фигуру берегут. Они же вечно живут - им о здоровье заботиться надо.
  
   Филоктет: А вино у них хорошее?
  
   Геракл: Да не пьют они вина. Нектар у них.
  
   Филоктет: Тебе наливали?
  
   Геракл: Наливали.
  
   Филоктет: И как?
  
   Геракл: Кислятина.
  
   Хор:
   Ты от древности доныне
   Всех мудрей, куда ни кинь!
   Славу мы поём Афине -
   Самой мудрой из богинь.
  
   Филоктет: Вот, опять голоса какие-то.
  
   Хор:
   На отца лицом похожа
   И фигурою точь-в-точь,
   И умом, и силой тоже,
   Зевса-громовержца дочь!
  

За спиной Геракла появляется Афина. Лицо её очень неумело накрашено.

  
   Филоктет: Чудовище!
  

Геракл вскакивает, хватая дубину. Обернувшись, он видит Афину, роняет дубину себе на ногу и кланяется.

  
   Афина: Какая эмоциональная встреча. (Филоктету) Тебе, смертный, я прощаю твоё богохульственное восклицание. В первый и последний раз. (Гераклу) Ну, хор меня уже представил. Я Афина - богиня войны и мудрости. Мы встречались недавно.
  
   Геракл: Здравствуйте.
  
   Афина: Можно на ты.
  
   Геракл: Я тебе как раз жертву приготовил.
  

Геракл приносит золотые доспехи.

  
   Афина: Это что, мне? Какие красивые! Спасибо. Прямо сейчас примерю.

Прячется за куст, выглядывает.

   Только чур не подглядывать.

Исчезает, снова высовывается.

   За богинями нельзя подглядывать. Это неприлично и очень наказуемо.
  

Пока Афина переодевается, Геракл и Филоктет продолжают разговор. Во время разговора Афина иногда выглядывает, проверяя, не подсматривают ли за ней.

  
   Филоктет: Странная какая-то.
  
   Геракл: Что ж ты хочешь - золотая молодёжь. Старшие боги когда-то мир обустраивали, свергали друг друга, воевали между собой. А их дети пришли на всё готовое: доспехи от Гефеста, золотые колесницы, храмы на Крите. Всё есть, ничего самим создавать не надо - вот они от жира и бесятся. (Крутит пальцем у виска)
  
   Филоктет: Вот я и вижу: действительно какая-то блаженная. Богиня, одним словом. Даже воины доспехи только перед боем надевают. Это же не хитон - штука тяжёлая и неудобная. А девушкам вообще доспехи не к лицу.
  
   Геракл: А ты на её лицо обратил внимание?
  
   Филоктет: На такое как не обратить?!
  
   Геракл: Вот она шлем и носит. А к шлему доспехи полагаются.
  

Из кустов выходит Афина в новых доспехах.

  
   Афина: Ну как вам?
  
   Геракл: Хорошо.
  
   Афина: Мне вообще доспехи идут. Я ведь богиня войны, а не белоручка какая-нибудь. Мои доспехи, правда, лучше - их сам Гефест ковал, подарок от папы, но и эти тоже ничего. (Садится у костра)
  
   Геракл: (тихо Филоктету) Что я говорил! (громко Афине) А кто твой папа?
  
   Афина: Как кто? Зевс-громовержец.
  
   Геракл: (тихо Филоктету) Вот видишь? (громко Афине) А мама кто?
  
   Афина: Так ведь всё он: Зевс-громовержец.
  
   Геракл: (тихо Филоктету) Я ж сказал! (крутит пальцем у виска). (громко Афине) Папе тебя, значит, аист принёс?
  
   Афина: Какой ещё аист? Что за глупости такие! Никакой не аист. Папа меня сам родил.
  
   Геракл: (со смехом) Родил?
  
   Афина: Ну да. Из головы.
  
   Геракл: (со смехом) Из головы!
  
   Афина: Конечно из головы. А ты думал, откуда? (Вскакивает) Если ты ещё раз такое обо мне... о моём папе скажешь... или подумаешь... Я к тебе вообще больше никогда приходить не буду!
  
   Геракл: Да успокойся ты. Я же в шутку. Я ж не знал, что ты мои мысли читаешь.
  
   Афина: Чего там читать? Подумаешь, Диалоги Платона. А нечего думать всякие глупости. При мне.
  
   Геракл: Ну, извини, не сердись.
  
   Афина: Мужлан! Ну, ничего, я тобой займусь. Ты у меня станешь настоящим героем.
  
   Филоктет: Так ведь Геракл и есть настоящий герой!
  
   Афина: Тебя сейчас кто-то спрашивал? Нет, ты скажи, я к тебе сейчас обращалась? Что ты встреваешь в разговор? Умный очень? Тебя в клопа давно не превращали? Ты кто вообще такой? За какие подвиги удостоился лицезрения богини?
  
   Филоктет: Ну, нормально! Сама сюда явилась, и лицезреть её не смей! И слова ей не скажи! Да я...
  
   Афина: Замри!
  

Филоктет замирает.

  
   Геракл: Ой! Что ты с ним сделала?
  
   Афина: Ничего. Маленькая воспитательная мера. А кто он такой, чтобы меня перебивать?!
  
   Геракл: Это Филоктет - мой оруженосец.
  
   Афина: Вот и скажи своему оруженосцу, чтобы сидел и помалкивал. А то ведь совсем распустились! Отомри.
  

Филоктет вскакивает и пытается продолжить начатую речь, но Геракл усаживает его обратно.

  
   Геракл: А ты, я вижу, к скифам на войну собралась?
  
   Афина: Я богиня войны, и всегда в боевой готовности, потому и доспехи ношу. А почему ты решил, что именно к скифам?
  
   Геракл: Ну, это они ведь, когда на войну идут, лица себе раскрашивают, чтобы враги пугались.
  
   Афина: Да, психологический фактор в условиях боевых действий имеет решающее значение... Что-то пить захотелось.
  

Афина отходит к ручью и смывает макияж.

  
   Геракл: Ты не зли её. Молчи лучше, а то ведь действительно возьмёт, да и превратит в клопа.
  
   Филоктет: Так ведь...
  

Афина возвращается.

  
   Афина: Так вот, ты не думай, что раз ты такой красивый и могучий, то сразу уже мне понравился. Нет, мне понравиться вовсе не так просто. Много было героев, не менее славных, чем ты, и все в царство мёртвых отправились.
  
   Филоктет: Геракл, может, убежим?
  
   Геракл: Ты что! Ужин бросить?!
  
   Афина: Кстати, чем ты питаешься? Какая отвратительная, жирная и нездоровая пища. Будешь так есть - растолстеешь и сам станешь как эта свинья. Я прослежу, чтобы ты теперь питался правильно: зелень и овощи - вот, что даёт герою силу.
  
   Филоктет: Позеленеешь и сам станешь овощем.
  
   Афина: Ты ещё острить у меня будешь?! Замри!

Филоктет замирает.

   Геракл, этот тип на тебя вредно влияет. Избавься от него. Отомри!

Филоктет отползает в сторону.

   Вы ведь, небось, и пьёте что попало.
  
   Филоктет: Нектар у нас в дефиците.
  
   Афина хватает бутылочку с ядом, выдёргивает пробку, нюхает и морщится.
  
   Афина: Дрянь какая!
  
   Геракл выхватывает у неё бутылочку.
  
   Геракл: Осторожно! Это яд лернейской гидры. Даже прикосновение к нему смертельно. Я им стрелы смазываю.
  

Афина взвизгивает.

  
   Афина: Ты что, с ума сошёл, яд лернейской гидры так вот под кустами разбрасывать! А ну как найдёт кто! Хорошо, если я. Я это заберу. Спросишь, когда надо будет стрелы намазать. Кстати, о стрелах. Знаешь ли ты, Геракл, что стрельба из лука - целое искусство. У нас это Аполлон хорошо умеет. Надо будет тебе у него поучиться.
  
   Геракл: Я с Аполлоном в ссоре.
  
   Афина: Не умеешь ты друзей подбирать. Горе мне с тобой! Придётся самой всему учить.
  
   Геракл: Да я умею.
  
   Афина: Что ты умеешь?! Это же тебе не дубиной махать. Ты привык думать, что всё решает физическая сила, а это совершенно не так. В бою всё зависит от опыта, разума, точного расчёта. Умный противник всегда одолеет более сильного. Вот ты думаешь, что раз я девушка, то со мной легко справится?
  
   Геракл: Не думаю.
  
   Афина: Не надо мне рассказывать. Что ты думаешь, я лучше тебя знаю. Я твои мысли насквозь вижу. Давай, в общем, нападай на меня.
  
   Геракл: Зачем?
  
   Афина: Чтобы чему-нибудь наконец научится. Я тебе покажу, как правильно, с умом надо драться. Ударь меня.
  
   Геракл: Ладно, Афина, не блажи. А ну как я удар не рассчитаю - со мной случается.
  
   Афина: Не говори глупости - я богиня войны. Давай, бей, а то рассержусь. Ещё не родился такой смертный...

Геракл слегка толкает Афину, та отлетает на другой конец сцены.

   Ты дурак совсем?! Больно же!
  
   Геракл: Ты же сама просила. Не расшиблась?
  

Афина, кряхтя, встаёт на ноги.

  
   Афина: Ничего, на войне и не такое случается. Привыкай, Геракл: в бою пригодится. Трудности закаляют. Ну, ты понял, физическая сила - не главное. Хотя, она, конечно, тоже важна. Но для правильного гармонического развития надо чередовать физические упражнения с духовным самосовершенствованием. Платон учил: для тела гимнастика, а для души музыка.
  
   Геракл: У меня слуха нет.
  
   Афина: Не желаю ничего слушать. Не веришь мне - поверь Платону. Платон ерунды не скажет.
  
   Геракл: Это кто?
  
   Афина: Платон кто? Ты, кажется, гордишься собственным невежеством! Платон - это великий философ, который будет жить через тысячу лет.
  
   Геракл: Как же мне его знать, если он ещё не родился?
  
   Афина: Ну что за дурацкие отговорки! Ладно, я принесу тебе его книги, а потом проверю, как ты их прочёл. Придётся с тобой повозиться. Но ничего, Геракл, мы же не боимся трудностей! Кстати, предупреждаю: настоящих трудностей ты ещё не видел. Не бойся - я тебя не оставлю, со мной ты такие беды переживёшь, от каких никакой смертный в живых не останется. Что такое твои двенадцать подвигов? Сказочки для детей и субтильных, чувствительных барышней. Если хочешь произвести впечатление на богиню войны, потрудиться придётся куда как серьёзнее. Ты у меня совершишь такие подвиги, что немейский лев покажется пушистым котёночком, а чистка авгиевых конюшен - пикником на свежем воздухе. Приступаем к комплексному обучению. И запомни: с этого момента я тебе и папа, и мама, и бог, и царь, и мечта твоей жизни, и твой ночной кошмар. Сегодня разрешаю самому выбрать оружие.

Геракл берёт дубину и становится в боевую стойку.

   Бой вслепую!

Геракл пошатывается.

   С видимым врагом справится любой дурак. Справа на тебя нападает невидимый враг. Отражай удар!

Геракл машет дубиной.

   Слева немейский лев!

Геракл машет налево.

   Справа лернейская гидра!

Геракл машет направо.

   Впереди эриманфский вепрь!

Геракл бьёт вперёд.

   Стимфалийские птицы сверху!

Геракл машет вверх.

   Критский бык сзади!

Геракл разворачивается и бьёт назад.

   Антей справа!

Геракл, не разворачиваясь, бьёт направо и падает.

   Я сказала справа! От меня справа. Вот так - зазевался и пропустил удар. В настоящем бою это стоило бы тебе жизни. Ничего страшного - до свадьбы заживёт. Если ты, конечно, сам доживёшь до свадьбы. Шутка - в бою без чувства юмора нельзя. Хорошая шутка и мёртвого подымет. Вставай! Я перерыва не объявляла.

Геракл становится в боевую стойку.

   Скороговорка!
  
   Геракл: (сбивчиво) На дворе трава, на траве дрова.
  
   Афина: Плохо! Сто отжиманий!

Геракл отжимается.

   Не халтурить! Двенадцать главных богов Олимпа в порядке греческого алфавита?! Даю минуту - время пошло.
  
   Геракл: Ты, Гера, Зевс...
  
   Афина: Не слышу!
  
   Геракл: Афина!
  
   Афина: Меня уже называл. Дальше!
  
   Геракл: Зевс всемогущий!
  
   Афина: Папу тоже называл. Дальше!
  
   Геракл: Не помню!
  
   Афина: Встать!

Геракл встаёт.

   Дыхание? (прислушивается) Пульс? (щупает Гераклу пульс) Слабо! Не тянешь ты пока на великого героя. Ладно, перерыв окончен. Строевая подготовка. Равняйсь! Смирно! Равнение на богиню войны! На плечо!

Геракл вскидывает дубину на плечо.

   С левой ноги шагом марш!

Геракл марширует.

   Запевай!
  
   Геракл: Не в голосе я!
  
   Афина: Разговорчики в строю!
  
   Геракл:
   Как на речке, на Эвроте
   Три гетеры собрались...
  
   Афина: Какие ещё гетеры?! Отставить! Стой! Раз-два!

Геракл останавливается.

   Ты что такое поёшь?! Ты хочешь на богиню мудрости похабной песней впечатление произвести?!
  
   Геракл: Афина!
  
   Афина: Тысячу лет уже Афина! Моральный дух никуда не годится! Чтоб завтра мне выучил орфический гимн Афине! Завтра тебе много чего предстоит, ты должен быть в наилучшей форме. Кстати, чуть не забыла - я же тебе ещё приём показать собиралась.

Афина делает Гераклу подножку, тот падает. Афина удовлетворённо отряхивает руки.

   Ну что, убедился, что ловкость и сноровка в бою легко одолевают тупую физическую силу? Давай, вставай - продолжим! Эй! Ты чего разлёгся?
  
   Филоктет: Так надорвался он. Нелегко ведь сразу героем стать.
  
   Афина: Да, героем недостаточно родиться. Только долгий и упорный труд, постоянные тренировки, строгий режим и духовное самосовершенствование позволят ему биться плечом к плечу с богиней войны. Ладно, пусть отдохнёт. Трудно в учении - легко в сражении. То, что было сегодня - это только лёгкая разминка. Завтра его ждёт настоящее дело, которое прославит имя Геракла в веках.
  
   Филоктет: Мама!
  
   Афина: Боишься? И правильно. То, что предстоит Гераклу завтра, не выдержал бы ни один смертный. Да что один - тысячи, десятки тысяч не устояли бы. Даже богам с этим справиться было б нелегко, но Геракл сможет - моя школа.

Пока Афина это говорит, Филоктет оттаскивает Геракла к костру.

   Ладно, хватит на сегодня. Отбой.

Филоктет ложится рядом с Гераклом.

   Эй, смертный! К тебе это не относилось! Как там тебя? Филоктет! Давай, помоги мне!

Афина с Филоктетом вносят стеллаж с книгами.

   Чтение, как усвоение знаний и опыта человечества, является необходимой составной частью гармонического воспитания. Понял?
  
   Филоктет: Нет.
  
   Афина: Ну и иди спать, глупый смертный.
  

Филоктет ложится у костра. Темнеет. Афина ходит вокруг спящего Геракла, задумчиво глядя на него.

  
   Зевс: (из-за сцены) Афина! Доченька! Ты где?!

Входят Зевс и Гермес.

   Поздно уже, доченька, пора спать.
  
   Афина: Не хочу я спать. Что ты со мной всё время как с маленькой! Я взрослая уже!
  
   Зевс: Вот выйдешь замуж - будешь взрослая, а пока я за тебя отвечаю. (видит спящего Геракла) Ну как он тебе?
  
   Афина: Потрясающе! Ты только не говори ему, папа, но, кажется, он мне начинает нравиться.
  
   Зевс: Вот и славно, доченька!
  
   Афина: Но я ещё ничего не решила. Завтра я устрою ему настоящее испытание. Если выдержит - подумаю, как быть с ним дальше.
  
   Зевс: Ты поосторожнее. Смертные - существа очень нежные и ранимые. Не угробь его раньше времени. Что ты там за испытание задумала?
  
   Афина: Сюрприз. Ах, папа! Хоть я абсолютно уверена в Геракле, но всё равно не по себе мне как-то.
  
   Гермес: Что-то уже и я волноваться начинаю.
  
   Зевс: А ты пойди отдохни. Утро вечера мудренее. Полежи, почитай Платона.
  
   Афина: Да прочитала я у него уже всё.
  
   Зевс: Ну, тогда Сократа.
  
   Афина: Что ты, папа, такое говоришь! Сократ никогда ничего писать не будет, его философия станет известной только со слов...
  
   Зевс: Конечно, что-то я об этом не подумал. Но мало ли других хороших книг?! (замечает стеллаж) Ну ты и подготовилась! Это всё для Геракла?
  
   Афина: Да, для его гармонического воспитания. Мне на днях из будущего прислали самые выдающиеся произведения мировой литературы. Гераклу эти знания просто необходимы. Я сама займусь его обучением. Ты ему только не говори, но он очень хороший ученик.
  
   Зевс: А ты сама всё это уже прочитала?
  
   Афина: Эту полку прочитала, а эту ещё нет.
  
   Зевс: Ну так возьми себе чего-нибудь на сон грядущий. Что у нас тут? "Энеида" - нет, это пусть Гера читает. Макиавелли - это лучше я сам читать буду. А, вот, смотри: "Тристан и Изольда" - не хочешь почитать?
  
   Афина: Слюнявые сказочки!
  
   Зевс: И то верно. "Блеск и нищета..." кого? Фу, гадость какая! (Незаметно суёт книгу себе за пазуху) А, вот! "Происхождение семьи" - это как раз то, что тебе надо.
  
   Афина: (рассматривая обложку книги) "Происхождение семьи, частной собственности и государства", автор - Фридрих Энгельс.
  
   Гермес: Кроныч!
  
   Зевс: Чего тебе?

Гермес что-то шепчет Зевсу на ухо.

   Да ладно! (берёт у Афины книгу и открывает её на титульной странице) А по-моему вполне солидный, бородатый такой, и этот друг его тоже.

Гермес опять что-то шепчет.

   А ты не врёшь?
  
   Гермес: Кроныч! Поверь опытному контрреволюционеру!
  
   Зевс: Не преувеличивай. Философы эти все такие.

Гермес снова шепчет.

   Кого? Богов? Ну и правильно - я сам вас каждый день ругаю. За что же вас хвалить?

Гермес шепчет.

   Мечтатель он! Я бы и сам хотел, чтоб вас не было, паразитов этаких. Но что ж поделаешь! И вообще хватит ябедничать - ты знаешь, что я этого не люблю. Читай, доченька - хорошая, полезная книжка. Пойдём на Олимп. Отдохни перед завтрашним испытанием. Твой Геракл никуда от тебя не денется. Бедняга.
  

Зевс, Гермес и Афина уходят. Появляется Геба. Она подходит к спящему Гераклу и с ужасом смотрит на него.

  
   Геба: Что ж она с тобой сделала! Вот и синяк у тебя.
  

Геба отходит к ручью, смачивает платок и прикладывает его ко лбу Геракла. Геракл вскакивает.

  
   Геракл: Афина!
  
   Геба: Тут нет Афины.
  
   Геракл: (опускаясь на землю) Пить!
  
   Геба: Сейчас! (приносит воды из ручья и поит Геракла) Успокойся. Здесь никого нет. Отдыхай.

Геракл засыпает. Геба озабоченно озирается.

   Рассвет уже скоро. Папа, наверное, заругается, если узнает, что меня дома не было.

Слышится грохот.

   Ой, что это?!
  

Геба убегает. Грохот усиливается. Вбегает Гермес.

  
   Гермес: Что-то Кроныч сегодня расшумелся с утра пораньше. Э, да это не Кроныч! Это... Даже не знаю, как назвать!
  
   Хор:
   Над землёй сгустились тучи,
   Наступает страшный час!
   Кто от смерти неминучей
   Защитит сегодня нас?!
   Гром гремит, разверзлась бездна,
   Смерть несётся над землёй!
   Отбиваться бесполезно!
   Мы погибли! Ой-ёй-ёй!
  

Входит Афина.

  
   Афина: Сюда идут гиганты! Они вышли из Тартара и хотят стереть с лица земли всех богов!
  
   Гермес: Мать моя богиня! Что же нам с ними делать?!
  
   Афина: Ничего ты с ними не сделаешь. Убить гиганта может только смертный. Вот он - этот смертный! Вставай Геракл! Наступает твой звёздный час! Вспомни, чему я тебя вчера учила!
  
   Гермес: Да ты охренела, Зевсовна! Какой звёздный час?! Нам сейчас всем небо с овчинку покажется! Полундра! Все наверх! Боевая тревога!
  
   Афина: Всем сохранять спокойствие! С нами Геракл! Не бойся, мой герой! Мы с тобой их сейчас порвём! Ура! За мной! В атаку! И-и-и!
  
   Гермес: Совсем ума лишилась! Кто-нибудь! Спасите мир от Афины, а нас всех от гигантов! Уберите детей - сейчас тут разыграются жуткие сцены кровавого насилия! Занавес!
  

Занавес

  

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

  

Вечер следующего дня. На заднем плане колонны полуразрушенного храма, по сцене разбросаны пустые пьедесталы.

Входят Зевс, Гера, Афродита, Гермес и Геба. Вид у всех усталый, у Зевса перевязана голова, одежда у всех, кроме Гебы, порвана, доспехи помяты, Афродита плачет.

  
   Хор:
   Бой закончился в итоге,
   И последний враг погиб.
   После трудной битвы боги
   Путь свой держат на Олимп.
   Их военные успехи
   Описать не просто нам.
   Всем досталось на орехи -
   И гигантам, и богам.
  
   Зевс: Да замолчите уже! И так голова трещит, будто я опять Афину родил.
  
   Гермес: Только не это, Кроныч! Нам и одной Афины слишком много.
  
   Гера: Кто-нибудь знает, где мы сейчас?
  
   Гермес: Олимп где-то там, а мы, значит, где-то в Элладе.
  
   Гера: Потрясающая точность!
  
   Гермес: Плюс-минус два шага. Поверьте опытному навигатору.
  
   Зевс: А далеко нам ещё, навигатор?
  
   Гермес: Плюс-минус час или ещё сколько-то.
  
   Гера: А поточнее?
  
   Гермес: Точнее не могу, царица, у меня солнечные часы остановились. А вообще для богов расстояние и время роли не играют.
  
   Зевс: Ну, раз не играют, то здесь и заночуем. Устал я что-то сегодня.
  

Боги поднимают опрокинутые пьедесталы и рассаживаются на них. Афина и Филоктет вносят обессиленного Геракла и кладут его перед храмом. Геба кидается к нему.

  
   Геба: Геракл! Что они с тобой сделали?!
  
   Афина: Героя я из него сделала. А скажите, славная была битва! Видели, как Геракл их всех? А как я в Энкелада Сицилией запульнула видели? От него и мокрого места не осталось.
  
   Гермес: А Кроныч-то как отличился. Тифон там самый зловредный был, так Кроныч его Этной припечатал. До сих пор дымится.
  
   Афина: А зря, кстати. Геракл бы и один со всеми справился. Ну, с моей помощью, конечно. У него стрелы ядом лернейской гидры пропитаны - никакой гигант не устоит. А то ведь этот дурачок Эрот в них своими стрелами лупить стал, а они ж совсем другой эффект дают. Вы видели, как Порфирион после его стрелы на Геру набросился?
  
   Гера: Обхохотаться! На тебя бы так кто набросился!
  
   Афина: Вот она, любовь эта ваша хвалёная! Скотство и только. Что хнычешь, Фроська?
  
   Афродита: Я, кажется, ноготь сломала.
  
   Афина: Ах ты бедненькая! Всю тебя в гипс за это положить давно пора. Узнала теперь, как оно?! Воевать - это, знаешь ли, не с мужиком в постели кувыркаться.
  
   Афродита: Ты сравни сначала, а потом выступай.
  
   Афина: (Гебе) Ну, хватит уже причитать! Подумаешь, пара синяков.
  
   Геба: Да на нём же живого места нет! Тебя бы так!
  
   Афина: Что ему будет? Полежит - очухается - забегает как новенький. На нём уже твоих слёз больше чем крови. Ты на себя лучше посмотри. Кто тебя замуж возьмёт, такую плаксу? Настоящие мужчины любят сильных и умных, чтоб на них и в бою положиться можно было, и в серьёзном деле довериться. А такую плаксивую дуру возьмёт разве что тряпка какая-нибудь, которого и мужчиной-то назвать нельзя.
  
   Зевс: Всё-таки, доченька, ты так больше не делай. Я понимаю, что ты хотела Геракла испытать, но так же можно и весь мир ненароком угробить.
  
   Гермес: У тебя гигантомания, Зевсовна. Поверь опытному терапевту. Пока ты не выйдешь замуж, вселенная в смертельной опасности.
  
   Афина: Я выйду замуж. Но мне нужен муж, который будет меня считать полноценным партнёром и боевым товарищем, а не своей собственностью, и бессловесной исполнительницей своей воли. Мне нужна высокая духовная любовь, а не кухонное рабство и невыносимо скучное сожительство, которое называют семейным счастьем.
  
   Гера: Что ты мелешь?!
  
   Гермес: А ведь я предупреждал.
  
   Гера: Это опять твой Платон?
  
   Афина: Какой Платон?! Как же вы все утомили меня своим невежеством! Вы даже не знаете, кто такой Энгельс!
  
   Афродита: Тот ещё бабник, кстати говоря.
  
   Гера: Я, как богиня семьи...
  
   Афина: То, что ты называешь семьёй - форма проституции, когда товар продаётся не поштучно, а раз и навсегда.
  
   Гера: (заткнув Гебе уши) Ты что плетёшь, паскуда малолетняя?!
  
   Зевс: Гера, успокойся!
  
   Гера: Что "успокойся"?! Твою жену проституткой обозвали, а ты: "успокойся"!
  
   Афродита: Уймись, Гера, тебе комплемент сделали.
  
   Гера: (Зевсу) Если ты её не заткнёшь, то я её заткну!
  

Удар грома.

  
   Зевс: Да уймитесь вы все, наконец! Доченька, никогда не говори слов, смысла которых не понимаешь. И вообще тебе надо успокоиться. И Геракла своего в покое оставь. Он и так уже еле жив. Ты так и его доконаешь, и весь мир.
  
   Афина: Что же мне, в куклы с ним играть?
  
   Зевс: Зачем в куклы? Есть же много спокойных, тихих игр. Поиграй с ним в шашки - хорошая, умственная игра, её совсем недавно изобрели. Ладно, мальчики и девочки, пойдёмте уже спать, пока вы тут не передрались, будто вам сегодня и так мало драки было.
  

Боги уходят в храм. На сцене остаются только Геракл, так за всё время и не пришедший в сознание, и Филоктет, который укладывается рядом с Гераклом и засыпает.

Темнеет.

   Хор:
   Ночь пришла во всю Элладу,
   Тьма, хоть выколи ты глаз.
   Всем поспать сегодня надо -
   День тяжёлый был у нас.
   Только Гера спать не хочет -
   План коварный у неё.
   Всё крадётся тёмной ночью.
   Что ей надо, ё моё?!

Из храма выходит Гера, закутанная в чёрную накидку. Она подходит к спящему Гераклу.

  
   Гера: Как же я ждала этой минуты! Я преследовала тебя, Геракл, во всех твоих подвигах и жаждала твоей смерти. И вот теперь, наконец-то, ты весь в моей власти. (Заносит над Гераклом кинжал.)
  
   Филоктет: Кто здесь?!
  
   Гера: (зловеще) Узнаёшь меня, Филоктет?!
  

Филоктет бросается в ноги Гере.

  
   Филоктет: Мать родная! Избавительница наша!
  
   Гера: (растерянно) Ты что, Филоктет?! Ты в своём уме? Я же Гера - ваш враг. Я всегда Геракла преследовала и смерти его желала.
  
   Филоктет: Я тоже раньше думал, что ты наш враг. Но теперь-то я знаю, что это ты просто Геракла испытывала и героем его сделать хотела, как это у вас на Олимпе принято. Ты ведь это любя, без злобы, по-божески. Да и что такое смерть? Раз, и конец всем нашим мучениям. Зато у Аида в царстве мёртвых так тихо, так спокойно!
  
   Гера: Спи уже! Снюсь я тебе. Ты что, не понял?

Филоктет, тяжело вздохнув, ложится и отворачивается.

   Болван Филоктет! Всё удовольствие испортил. Ну, как я его теперь убью? Это уже не месть, а какая-то благотворительность. Надо придумать другой план.
  

Гера уходит в храм.

Рассветает. Из храма выходит Афина с шахматной доской под мышкой.

  
   Хор:
   Наступает день прекрасный,
   Солнце светит нам светло,
   Все мы живы - это ясно!
   Как же всем нам повезло!
   К нам сюда идёт Афина.
   Просыпайся, наш герой!
   Ведь великая богиня
   Хочет встретиться с тобой.
  
   Афина: Эй вы, сони, слышите, что хор поёт?! Подъём!
  
   Геракл: Великая богиня!
  
   Афина: Да брось ты, Геракл! Просто Афина. Что за классовые предрассудки между своими?! Мы же с тобой боевые товарищи. Сегодня день заслуженного отдыха - тренировки отменяются. Отдохнём за логическими играми и философской беседой.
  
   Деянира: (из-за сцены) Геракл!

Выходит Деянира.

   Ах вот ты где! Тут по всему миру Зевс знает что творится, я с ног сбилась, тебя разыскивая, а ты здесь прохлаждаешься! Небось, опять вчера весь день с Филоктетом до поросячьего визга нажирались!
  
   Афина: Геракл! Кто это?
  
   Деянира: Я-то кто? Деянира - жена вот этого.
  
   Афина: Ты мне не говорил, что у тебя есть жена!
  
   Геракл: Ты разве спрашивала?
  
   Деянира: Ну, про меня мы выяснили. Давай, теперь ты говори, кто такая и чего тебе от моего мужа надо!
  
   Афина: Я богиня.
  
   Деянира: Я так и поняла. А ну, вали отсюда, богиня! Тебя, небось, в храме уже заждались!
  
   Афина: Тебе чего, похамить захотелось?! Ну, давай, похами мне тут! Умная очень?! Трёх классов не закончила, а уже рот разеваешь! Я богиня мудрости, я Платона читала и Энгельса, а ты думаешь, что раз ноги раздвигать научилась, так уж все герои твои! Да я тебя в червяка превращу! Мой папа тебя молнией разразит!
  

Из храма на шум выходит Гера. Она молча стоит, наблюдая за происходящим. Никто её не замечает. Афина и Деянира набрасываются друг на друга. Геракл пытается их разнять.

  
   Афина и Деянира: Не лезь! (отбрасывают Геракла)
  

Афина и Деянира гоняются друг за другом по сцене. Убегают.

  
   Филоктет: (мечтательно) Мне сегодня Гера приснилась.
  
   Геракл: А мне во сне девушка явилась. Такая добрая и ласковая! Жаль, что в жизни таких не бывает!
  
   Филоктет: Ну что, пойдём что ли от богов подальше.
  
   Геракл: Куда идти? Боги ведь всевидящие - они нас где угодно хоть из-под земли достанут.
  

Геракл и Филоктет поднимаются и, поддерживая друг друга, убредают со сцены.

  
   Гера: Я вижу, тут назревает любовная драма.

Входит грустная Афина.

   На редкость грубая и вульгарная особа, не так ли, Афина? И что только Геракл в ней нашёл?!
  
   Афина: Скандальная дура! Частная собственница! Мещанка! Филистерша!
  
   Гера: Что теперь Зевс скажет!
  
   Афина: Мой папа? Он меня ненавидит!
  
   Гера: Да что ты говоришь!
  
   Афина: Это он заставил меня помогать этому дураку! Я ему про героизм, про Платона, про высокие равноправные отношения, а он... Правильно Афродита говорит: все они самцы собачьи.
  
   Гера: Кобели, ты хочешь сказать?
  
   Афина: Хочу.
  
   Гера: Неужели богиня стерпит такое оскорбление?
  
   Афина: Никогда! Я превращу её в таракана. Нет, это не серьёзно. А! У меня же есть яд лернейской гидры! Смерть от него неотвратима и мучительна.
  
   Гера: Решение, достойное богини мудрости. Но сможешь ли ты своей невинной рукой совершить такое злодеяние?
  
   Афина: Ещё как! Хотя, не знаю.
  
   Гера: Чтобы совершить такое, нужно очень много коварства и жестокости. Лучше доверься специалисту, Афина.
  
   Афина: Это кому?
  
   Гера: Есть ли на Олимпе более жестокая и коварная злодейка, чем я?
  
   Афина: Наверное, нет. А ты сделаешь? Ты дашь яд этой стерве?
  
   Гера: О, какое это ужасное преступление! Конечно, сделаю, Афина. О чём разговор? Клянусь священными водами Стикса, что сегодня же дам яд Деянире.
  
   Афина: Гера, ты прелесть!
  

Афина отдаёт Гере бутылочку с ядом и убегает.

  
   Гера: Ах, Афина, мудрая ты наша! Такая, как ты, воистину могла родиться только из головы Зевса. Во всём узнаю своего муженька. Однако, кто-то сюда идёт. (Прячется за колонну)
  

Входит Деянира.

  
   Деянира: Геракл! Где же ты?! Ну вот, ушёл вместе с этой богиней. Я так и знала! (Плачет)
  
   Гера: (глухим голосом) Деянира!
  
   Деянира: Кто это?!
  
   Гера: (глухим голосом) Это я, кентавр Несс.
  
   Деянира: Чего тебе надо?
  
   Гера: (глухим голосом) Увидев тебя, я воспылал безумной страстью.
  
   Деянира: А ну, вали отсюда, кентавр Несс!
  
   Гера: (глухим голосом) Но твой муж Геракл, узнав об этом, убил меня отравленной стрелой из своего лука.
  
   Деянира: А как же ты тогда со мной сейчас разговариваешь?
  
   Гера: (в сторону) Действительно, как? (глухим голосом) Мой дух вышел из царства мёртвых, чтобы предостеречь тебя от грозящей опасности.
  
   Деянира: Какой ещё опасности?
  
   Гера: (глухим голосом) Геракл полюбил другую, и хочет бросить тебя с ней.
  
   Деянира: Эту страхолюдную богиню?! Я так и знала!
  
   Гера: На редкость самоуверенная и крикливая особа, не так ли? И что только он в ней нашёл?!
  
   Деянира: Вот именно!
  
   Гера: (глухим голосом) Но есть средство вернуть любовь Геракла.
  
   Деянира: Какое средство?! Говори скорее! Я на всё согласна!
  

Гера протягивает из-за колонны бутылочку с ядом.

  
   Гера: (глухим голосом) Это моя кровь. Смажь ей одежду Геракла, и его любовь больше никогда тебя не покинет, (в сторону) в отличие от самого Геракла.
  

Деянира берёт бутылочку.

  
   Деянира: Спасибо, кентавр Несс. (Убегает)
  
   Гера: Поверила в такую чушь! Воистину любовь творит чудеса. Хорошо, что я никогда не влюбляюсь - должен же оставаться на Олимпе хоть кто-то не лишённый разума. Итак, яд Деянире я дала, и слово, данное Афине сдержала. Я вообще всегда держу своё слово. Теперь смерть Геракла будет долгой и мучительной. Вот это месть, достойная меня. А то ведь выдумали: "избавительница", "мать родная". Это я-то! Я вам покажу мать родную! Теперь остаётся только подготовить моего муженька. Зевс так любит этого мерзавца Геракла, что может прийти в бешенство, когда узнает об его смерти.
  
   Хор:
   Зевс проснулся, слава богу!
   Свет рассеял ночи тьму!
   Вот ведь счастье нам убогим
   Быть покорными ему!
   С добрым утром, повелитель,
   Наш хозяин и отец,
   Над вселенною правитель,
   Мироздания творец!
  

Входят Зевс и Гермес.

  
   Гермес: Вот ведь новости какие! Ты, Кроныч, оказывается, ещё и творец мироздания! А я-то и не знал.
  
   Зевс: Ты ещё много чего не знаешь, Гермес. А кто ж, по-твоему, мир сотворил?
  
   Гермес: Сам зародился, из Хаоса.
  
   Зевс: Сам, говоришь, зародился? Да ты атеист, как я погляжу! Что, Геракл уже ушёл? А я-то как раз собирался его наградить за мужество и героизм, проявленные в борьбе с гигантами. (Садится на один из пьедесталов)
  
   Гермес: Вот и я говорю, Кроныч, зачем вообще нужны боги, когда есть такие герои?
  

Удар грома.

  
   Зевс: (сурово) Что ты хочешь этим сказать?
  
   Гермес: Бог с тобой, Кроныч! И не один. Разве я что-то сказал?
  
   Зевс: Надеюсь, что нет.
  
   Гера: Он хотел сказать, дорогой, что скоро нам придётся собирать пожитки и убираться куда подальше. Да если бы у твоего любимого Геракла кроме его непомерной физической силы была ещё хоть капля мозгов и хоть чуточка честолюбия, от Олимпа бы уже камня на камне не осталось. Я правильно передала твою мысль, застенчивый Гермес?
  

Зевс гневно смотрит на Гермеса.

  
   Гермес: О ужас! Моя рассеянность доведёт меня когда-нибудь до беды! Ведь через пять минут у меня назначена важнейшая встреча, а я совсем забыл об этом. Прости, Кроныч, извини, Кроновна, не могу с вами дольше беседовать. Бегу! (в зал) Один философ сказал: "Счастье - когда тебя понимают". Ерунда! Счастье - когда с тобой соглашаются, а когда твою мысль понимают раньше, чем она успеет прийти тебе в голову, это худшее из несчастий. Впрочем, вам смертным это горе редко бывает доступно, ведь вы почти никогда не понимаете друг друга. А вот богам с этим приходится жить постоянно, но и мы никак не можем к этому привыкнуть. (убегает)
  
   Гера: Сам Геракл, пожалуй, никогда бы не додумался, поднять на богов руку, если только Афина своей неуёмной заботой не доведёт его до этого. Но разве мы знаем, кто может стоять за спиной у этого бандита! Почему он освободил Прометея? Ты ведь знаешь, Прометей ни перед чем не остановится ради власти. Не зря он так заигрывал со смертными - божественный огонь для них украл, чтобы их на нас повести и захватить власть на Олимпе. Тогда ты его замысел вовремя раскусил и приковал мятежника к Кавказским горам. Но пришёл Геракл, и Прометей теперь снова на свободе.
  
   Зевс: (задумчиво) Прометей - всего лишь мелкий интриган. Он своё получил и больше уже не сунется.
  
   Гера: С таким союзником как Геракл - ещё как сунется.
  
   Зевс: Так ты считаешь...
  
   Гера: Я считаю?!
  
   Зевс: А кто ж ещё?
  
   Гера: Гермес ушёл, и читать его мысли я больше не могу.
  
   Зевс: То есть, ты хочешь сказать, что мои мысли читаешь?
  
   Гера: Конечно. Чьи ж ещё?
  
   Зевс: Но я такого вовсе не думал.
  
   Гера: Я читаю твои потаённые мысли. Те, которые ты скрываешь даже от самого себя.
  
   Зевс: Но...
  
   Гера: Или ты думаешь, что я сама до всего этого додумалась, с моим-то скудным бабьим умишком?
  
   Зевс: Нет, это я, конечно, исключаю. Эй, Геба! Принеси нектара!

Входит Геба с кувшином.

   Ну, раз ты так говоришь, точнее, если я так думаю, то, значит, Геракл должен умереть.
  
   Гера: По твоей божественной воле он умрёт сегодня же!
  

Геба вскрикивает и роняет кувшин на Зевса. Зевс вскакивает. Гера заслоняет от него Гебу.

  
   Зевс: Ну что за корова безмозглая! Сколько ж мне ещё тебя терпеть?! Гермес! Принеси другой хитон! (убегает)
  
   Геба: Мама!
  
   Гера: Что, девочка моя?!
  
   Геба: Вы хотите убить Геракла!
  
   Гера: К чему тебе эти взрослые разговоры о политике?
  
   Геба: Я не знала, что ты такая злая и жестокая!
  
   Гера: Ты, наверное, единственная во всём мире, кто этого не знает.
  
   Геба: Геракл!
  
   Гера: Что тебе этот Геракл?

Геба рыдает.

   Кажется, и я не всё про тебя знаю. Пойдём, Геба, всё будет хорошо.
  

Гера уводит Гебу. Выходят Зевс и Гермес.

  
   Зевс: Если бы она не была моя дочь, я б её уже десять раз уволил и в Тартар низверг. А ведь сколько талантливой молодёжи простаивает без дела! Вот недавно я видел в Трое одного замечательного юношу Ганимеда...

Зевая и потягиваясь, выходит Афродита.

   Ну, я вижу, все уже проснулись. (хлопает в ладоши) Эй! Мальчики и девочки! Собираемся и идём на Олимп.

Выходят Гера и Афина. Зевс принюхивается.

   Чем это так вкусно запахло?
  
   Гермес: Это погребальная жертва, Кроныч. Кто-то знатный умер, судя по запаху.
  
   Хор:
   Все мы плачем и рыдаем -
   К нам, увы, пришла беда.
   Мы Геракла погребаем.
   Погребаем навсегда.
   Горе! Горе всему миру!
   Над землёй великий стон.
   Виноваты Деянира
   И отравленный хитон.
  
   Гермес: Деянира дала Гераклу хитон, отравленный ядом лернейской гидры. Геракл его надел, и, сами понимаете, к чему это привело.

Афина с недоумением смотрит на Геру. Немного помедлив, она подходит к Гермесу, берёт у него чистый свиток и перо, садится на корточки у одного из пьедесталов и что-то быстро пишет.

   Горе, конечно, несчастье и всё такое, но погребальные жертвы будут сейчас очень кстати, поверьте опытному могильщику. Что-то я после вчерашнего проголодался. Схожу, пожалуй к месту погребения - это должно быть где-то недалеко.
  

Все встают и дружно уходят. Афина кидается наперерез Зевсу и загораживает ему дорогу. На сцене остаются только Зевс и Афина.

  
   Зевс: Я очень сочувствую твоему горю, доченька, но ничего уж тут не поделать.
  
   Афина: Подумаешь, горе! Сам виноват. Будет теперь знать.
  
   Зевс: Ну, значит, оно и к лучшему. Не знаю уж, чем он тебе досадил, но, видимо, восторжествовала божественная справедливость.

Зевс пытается обойти Афину, но та снова загораживает ему путь и суёт в руки свиток.

   Что это? (садится на пьедестал) Ты рекомендуешь обожествить Геракла?

Афина кивает.

   Непростое это дело, доченька. Отношение к нему среди богов очень уж неоднозначное.
  
   Афина: Я знаю, у него с Аполлоном какой-то конфликт. Но ведь Аполлона тут нет. Его подпись я нарисую.
  
   Зевс: Доченька!
  
   Афина: Да ладно, в первый раз что ли.
  
   Зевс: Дело не в Аполлоне. Гера...
  
   Афина: ...твоя жена. Разве все не знают о бесправном и угнетённом положении жён в древнем мире?
  
   Зевс: То, что все знают - это одно, а реальность - несколько другое.
  
   Афина: Ты повелитель богов.
  
   Зевс: У нас политеизм, доченька, ты же знаешь. Сколько богов, столько и мнений, и даже властелин богов вынужден с ними считаться.
  
   Афина: Папа!
  

Афина топает ногой и начинает громко реветь, вытирая глаза кулаками.

  
   Зевс: Ладно, доченька, только не реви. Постараюсь что-нибудь сделать.
  

Афина перестаёт реветь, целует Зевса и отбегает от него. Возвращаются Гермес, Афродита и Гера. Вид у них радостный и довольный.

  
   Гермес: Но третьего барана на мой вкус несколько пересушили. И елеем я бы спрыснул чуть пораньше.
  
   Афродита: Я правильно поняла, что Геракл сам, ещё живой взошёл на погребальный костёр?
  
   Гермес: Совершенно верно. Дело в том, что яд лернейской гидры убивает очень медленно и мучительно. Ни смертный, ни даже бог не сможет вынести такие страдания. Вот Геракл и предпочёл сгореть заживо, чтобы не терпеть эти мучения.
  

Удар грома. Все оборачиваются к Зевсу.

  
   Зевс: Я призываю всех на собрание богов!
  
   Гермес: Не по уставу, Кроныч, мы же не на Олимпе. Да и кворума нет.

Удар грома.

   Понял. Внеочередное выездное собрание богов объявляется открытым. Слушается дело... (Зевсу) Кроныч, какая повестка?
  

Боги рассаживаются по пьедесталам.

  
   Зевс: Не надо, я сам объявлю. Вопрос нам предстоит рассмотреть очень важный. Любые мнения, как обычно, приветствуются, но никаких возражений я не потерплю. Надеюсь, все помнят, кто тут главный бог, и что я могу сделать с любым из вас. Вопросы? Возражения? Отлично. Афина внесла предложение об обожествлении Геракла. Я склонен её предложение поддержать. Кто за?

Все поднимают руки.

   Гера!.. Ты что, за?
  
   Гера: Естественно, дорогой.
  
   Зевс: Почему?
  
   Гера: Потому, что так пожелал мой господин и повелитель.
  
   Зевс: Хорошо. Кто против?

Все опускают руки.

   Гера, ты не хочешь ничего возразить?
  
   Гера: Когда я тебе возражала?
  
   Зевс: Всегда... Кто воздержался?
  
   Гермес: Единогласно, Кроныч.
  
   Гера: Чего же ты ждёшь, Гермес? Немедленно доставь сюда Геракла!
  
   Гермес: Кроныч?
  
   Зевс: Да, конечно. Исполняй.
  

Гермес уходит. Гера начинает аплодировать, остальные присоединяются к ней.

  
   Зевс: Почему так просто? Гера, что это значит? Ты же сама говорила...
  
   Гера: ...что Геракл опасен. И сейчас повторю. Но в царстве мёртвых он будет точно так же опасен. Он там уже был и успешно вышел. И снова выйдет, если захочет. Он там всё разнесёт, и старичок Аид ничем не сможет ему помешать. Другое дело, если Геракл будет на Олимпе, под нашим присмотром.
  
   Зевс: Разумно.
  
   Гера: Конечно, это ведь твои мысли. Я за обожествление Геракла, но с одним условием.
  
   Зевс: Ага! Вот оно что! Но на этот раз ты опоздала: постановление уже принято, и никаких условий я не приму. Гермес! А, он ушёл. Пусть, когда вернётся, впишет это в протокол. А что за условие?
  
   Гера: Даже под нашим присмотром Геракл будет опасен, если он не станет одним из нас. Он должен стать членом нашей семьи, и тогда наши враги станут его врагами. Ты должен выдать за него свою дочь. Разве ты думаешь не так?
  
   Зевс: Так.
  
   Гера: Тогда поклянись!
  
   Зевс: Пожалуйста. Клянусь священными водами Стикса, что выдам за Геракла свою дочь.
  

Гермес втаскивает упирающегося Геракла.

  
   Гермес: Едва успел. Геракл уже в лодку Харона на Стиксе садился. Еле вытащил. Он ведь ещё и брыкался всю дорогу. Ослабел, конечно, в последние дни, но я с ним всё равно насилу справился.
  
   Гера: Я тебя поздравляю, Геракл! Ты теперь один из нас - ты бог.
  
   Геракл: Не надо! Верните меня к Аиду! Я буду хорошо себя вести!
  

Зевс берёт Геракла за локоть и отводит в сторону.

  
   Зевс: Сынок! Мужайся! Твои подвиги не закончены. Сейчас ты должен совершить свой последний и самый главный подвиг, за который тебя вечно будет благодарить весь Олимп и вся Ойкумена.
  
   Геракл: Нет, я не справлюсь!
  
   Зевс: Боги и герои себе не принадлежат. Вселенная в страшной опасности, и только ты можешь её спасти. Ты должен...
  

Зевс глазами ищет Афину. Афина медлит. В это время Гера втаскивает на сцену вырывающуюся Гебу и ставит её перед Гераклом.

  
   Гера: Ты должен жениться на дочке Зевса!
  
   Геракл: Так это ты? Я думал, что ты мне снилась, а ты настоящая!
  

Геба перестаёт вырываться.

  
   Геба: Геракл!
  

Геракл и Геба обнимаются.

  
   Зевс: Что здесь происходит? Я ничего не понимаю! Афина! Скажи что-нибудь.
  
   Афина: Да мне вообще всё равно!!!
  
   Зевс: Да как же... Гера!
  
   Гера: Ты дал клятву, Зевс.
  
   Гермес: Кроныч, теперь уже вселенную не спасти. Будем сохранять олимпийское спокойствие и делать вид, что так всё и замышлялось.
  

Геракл и Геба идут в храм, Гермес и Зевс следуют за ними. На сцене остаются Афина, Гера и Афродита.

  
   Афина: (сквозь слёзы) Это не важно. Он всё равно мне никогда не нравился. Я и сама бы за него не пошла. Пусть на ком хочет, на том и женится. Но почему именно на ней? Она же такая дура!
  
   Гера: А хотя бы и дура. Женщине ум ни к чему - у неё для этого муж есть. Что бы там ни говорили мужчины и все эти твои философы, миром всегда правили и будут править женщины. А мы за это тешим их самолюбие: пусть они будут умнее и сильнее нас. Когда мы им это позволяем.
  
   Афродита: Что ты так расторжествовалась, Гера? Никак победительницей себя считаешь?
  
   Гера: А разве нет? Кто же, по-твоему, победил, если не я?
  
   Афродита: Любовь. И не какая-то там небесная и высокая, а самая обыкновенная, от которой дети родятся. Она всегда побеждает, иначе люди бы вымерли. Да и боги тоже. А ты чего достигла? Геракла угробила, а он теперь на Олимпе счастливее тебя. Зевса обманула - так он ещё отыграется, не сомневайся, и твоя семейная жизнь станет ещё более невыносимой, чем сейчас. Афине нагадила - так ей в этом чужая помощь не нужна, она и сама себе гадить прекрасно умеет. Можете со мной спорить - суд Париса наш спор разрешит и всех расставит по своим местам: место богини на пьедестале, место женщины на кухне, место чучела на огороде. Последнее слово всегда будет за мной.
  

Афродита уходит в храм.

  
   Хор:
   Слава! Слава Афродите!
   Как ты ей ни прекословь,
   Как её вы ни хулите,
   Победит всегда любовь.
   Её власти нет границы -
   От землянки до дворца,
   От деревни до столицы,
   И не будет ей конца.
  

Конец

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"