Свердлов Леонид: другие произведения.

Как я провел лето

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.29*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мемуар про лето 1993г.


Высокий лысоватый мужчина протягивает мне листок с коротким текстом, распечатанным на матричном принтере со сбитой лентой. "Понимаешь, что здесь написано?" Это письмо на немецком языке. Немецкий язык я учил в школе, после читал пару книг. Текст понятен, хотя в нем много ошибок.
-- Хорошо, - говорят мне. - Послезавтра к нам приедет наша партнерша по бизнесу из Германии. Будешь переводить.
-- Я не знаю немецкого языка, - поспешно говорю я. - Я его только учил в школе.
На меня смотрят с недоумением.
-- Ты что, не понял? Мы будем платить тебе по десять тонн в день. Ты больше за эту неделю где-то заработаешь?
Убедительный аргумент. Деньги они действительно предлагают немалые. Интересно, сколько они заплатили бы, чтоб я переводил с китайского?
Я никогда еще не разговаривал с настоящим немцем. Только один раз, когда к нам в школу приходила немецкая делегация, мне было поручено сказать: "Мы, ученики второго класса приветствуем вас в нашей школе, в нашем городе". Впрочем, эту фразу я должен был сказать по-русски. Меня заставили ее учить целый урок, так что я уж расстарался растянуть ее на как можно большее время: делал паузы после каждого слова, чтобы переводчика не утруждать.
Партнерша по бизнесу приехала откуда-то из восточной Германии. С первых слов она ломает все мои представления о немецком языке. Оказывается, это звучит совсем не так, как нас учили в школе. Оправившись от первого шока, я начинаю переводить. К счастью, разговор в машине не очень сложный, и не сильно отличается от упражнений по языку. Впрочем, эти упражнения были так давно, в другой жизни. Немка достает сигарету. Наш бизнесмен протягивает ей спички и спрашивает, сколько стоят спички в Германии. Услышав ответ, он сразу делает деловое предложение, наладить экспорт спичек. "У нас все пользуются зажигалками", - отвечает немка. Русский сразу начинает расписывать ей прелесть разжигания спичками костра в лесу, но его маркетинг эффекта не производит. Возможно, из-за моего плохого перевода. Я не умею выражаться по-немецки так задорно и не знаю таких ядреных слов и оборотов.
Первый день переговоров проходит для меня нелегко. Далеко не сразу я понял, что немка не выговаривает половину букв, а вторую половину выговаривает неправильно. Слышала бы ее моя учительница немецкого! Попытки в перерывах обучить бизнесменшу немецкой фонетике ни к чему не приводят, так что приходится терпеть. Ничего, раз ей можно так язык коверкать, то и я буду говорить как попало. Игнорирую падежи и прочие грамматические излишества, все артикли заменяю неким нейтральным звуком.
С русскими дело обстоит не легче. Они совершенно не утруждают себя выбором слов и разбавляют речь такими сложными языковыми конструкциями, что я и по-русски не решился бы их воспроизвести. Немку удивляет, что такую длинную фразу можно перевести просто: "Я не согласен", но ей приходится с этим мириться. Для дословных переводов есть специалисты из МИДа, а я только довожу общий смысл.
Высокие переговаривающиеся стороны очень хотят заняться совместным бизнесом. Они быстро сошлись на том, что для этого нужно где-то что-то купить, а потом продать в другом месте. Но они никак не могут договориться, что и где. Мысли у них скачут, одна идея мгновенно сменяется другой. Идея со спичками не прошла. Немка хочет покупать в России велосипеды. Они в России дешевые, а дороги плохие, значит, велосипеды должны быть хорошие. Надо будет только закрасить надписи на русском языке и продавать под видом немецких. Потребители будут визжать от восторга. Русские относятся к этой идее скептически.
К вечеру переводить становится легче. Я больше не заглядываю в словарь: лексика у клиентов не богатая, так что я все слова уже знаю. Наступает что-то вроде сна: я уже не слушаю, о чем они говорят, думаю о своем и механически заменяю слова одного языка словами из другого. Впрочем, бизнесмены, кажется, уже и без меня друг друга понимают.
На следующий день немка решает совершить экскурсию по магазинам, чтобы ознакомиться с местными ценами. Она ходит между прилавками с диктофоном и с таинственным видом произносит цены. Продавцы пугаются, покупатели отшатываются. Кажется, она в детстве не наигралась в шпионов.
Под конец она заявляет, что ей нужен электронный словарь. Мы идем в фирму, которая торгует такими словарями.
Идем по Невскому. Она рассматривает картины художников, торгующих на улице. Говорит, что хочет купить эти картины. Она решила собрать коллекцию живописи и украсить ей свой дом. Начинать она хочет прямо здесь, на Невском. Ей советуют сперва посмотреть в других местах и поприцениваться. "Зачем?! - восклицает она. - У меня и так полно денег, я же капиталист!" Это звучит гордо. Впрочем, живописью она займется на обратном пути. Да! Еще она хотела купить скаковую лошадь орловской породы. Ее отец всегда любил лошадей. Впрочем, это не сейчас - лошадь не влезет в самолет.
Фирма, куда мы идем, находится на третьем этаже. Заходим в лифт. Старинный красивый лифт в стиле модерн.
-- Сколько стоит этот лифт? - спрашивает немка. - Я хочу его поставить в своем доме.
-- Сомневаюсь, что его продадут, - говорю я. - Скорее всего, он представляет историческую ценность и не продается.
-- Мальчик! В этом мире продается все, - объясняет мне бизнесменша. - Нужны только деньги, а у меня они есть.
Заходим в фирму. Берем прайс-лист. Немка пересчитывает на калькуляторе цены и восклицает: "Это невозможно! Я в Германии куплю такой же на пятьдесят марок дешевле!" Мы уходим, ничего не купив. На обратном пути она покупает стаканчик мороженого, предварительно пересчитав цену на калькуляторе. Эйфория у нее прошла. Она уже не обращает внимания на художников и не порывается купить весь Питер, чтобы установить его у себя на приусадебном участке.
Так проходит неделя. Я терпеливо выношу выходки немецкой капиталистки. В речи российских бизнесменов становится все меньше слов, подлежащих переводу.
Труднее всего переводить за едой. В любой момент кто-то может что-нибудь сказать, а я должен это перевести. И рот в такой момент не должен быть набитым. Иногда они начинают говорить о страшно секретных вещах и переходят на шепот, чтобы я не подслушал. И это мне тоже приходится переводить.
Наконец я получаю деньги. Да, ради этого стоило терпеть весь этот цирк. Теперь я могу провести каникулы как человек. Я поеду на Украину.
У меня есть деньги: рубли в старых и новых банкнотах (украинцы, говорят, к новым банкнотам не привыкли и предпочитают старые) и даже валюта. Я ее купил по случаю, тысяча рублей за бакс. Целых двадцать долларов. Этого должно хватить надолго.
В купе ко мне подходит какой-то человек и предлагает сыграть в карты. Сперва играем в дурака, а потом к нам присоединяется какой-то тип и предлагает сыграть по-взрослому, на деньги. Мне много рассказывали про вагонных шулеров, и мне интересно посмотреть на них вблизи. Я быстро проигрываю всю мелочь и говорю, что больше у меня ничего нет. Предложение играть на вещи я отклоняю, как несерьезное, также не проходит идея играть на валюту: ну откуда у студента валюта!
Один из шулеров выходит со мной покурить в тамбур и начинает ныть, что не может у меня быть так мало денег. Развожу руками: авантюрист я. Да и зачем мне в поезде деньги, деньги у друзей, что ждут меня там.
-- Зачем ты им поверил?! - возмущается он. - Они тебя обманут.
-- Зря ты так, - отвечаю я. - Я верю в честность. Ты, вот, честный, я честный. Так чего бы и всем остальным не быть такими же честными?
Когда я возвращаюсь, соседи по купе начинают мне сочувствовать и спрашивать, не все ли я проиграл. "Все-таки он умеет вовремя остановиться, - говорит мужик с верхней полки. - Другого бы до трусов раздели". И чего все такие умные? Они даже не знают, что я проиграл совсем немного, они не догадываются, какая куча денег у меня еще осталась. Я ведь, на самом деле, очень богатый. Почти как та немка. Ну, немножечко совсем до нее не дотягиваю. После общения с шулерами.
Первая таможня в Брянске. Выходим из поезда. Какая таможня? Какая в Брянске граница? Впрочем, в наше время граница может оказаться в самом неожиданном месте. Главное - ничему не удивляться.
Ночью останавливаемся на границе с Украиной. В купе заходят люди в форме.
-- Таможенный контроль, - представляются они. - Есть ли у вас товары, запрещенные для провоза через границу?
Мужик с верхней полки трет глаза.
-- А бутылку водки через границу перевести можно?
-- Одну бутылку можно.
-- А две?
-- Ну, в общем-то, можно и две.
-- А десять?
-- Десять нельзя. Но мы же не звери...
-- А десять ящиков?
-- Где у вас десять ящиков?! - начинает злиться таможенник. - Они же в купе не влезут! Покажите мне ваши десять ящиков!
-- Нету у меня никакой водки. Это я просто так интересовался.
Таможенник уходит, ругая тупых пассажиров, которые мешают работать.
На украинской стороне останавливаемся опять. Слышу голос из тамбура:
-- Таможенный контроль.
-- Нас только что на российской стороне проверили, - отвечает проводник.
-- Да? Ну, извините, мы не знали.
И вот, наконец, поезд прибывает на вокзал города Запорожье. Из репродуктора объявляют о прибытии поезда из Ленинграда. Кажется, я совершил путешествие во времени. Я не бывал в Запорожье при советской власти, но, кажется, таким оно было и тогда. Памятник Ленину, магазины без претензии на то, чтобы называться шопами, люди в одежде явно отечественного производства.
На вокзале меня сразу окружают фарцовщики и предлагают поменять деньги. В первый раз я почувствовал себя богатым иностранцам. То, что они мне предлагают в обмен на рубли, не вызывает у меня доверия, но я беру немного на пробу. В ларьке с мороженым проверяю - оказывается, что купленные мной фантики здесь можно использовать вместо денег.
Я думал, что на Украине все говорят по-украински. К Запорожью это, очевидно, не относится. Даже газет на украинском языке тут мало. Покупаю те, что есть, и сборник стихов на украинском языке.
Сажусь в трамвай и еду к речному порту. В санаторий, где я буду жить две недели, надо ехать на катере.
"Вы встаете?" - слышу вопрос сзади. Странный вопрос. Как я могу встать, я и так стою у двери? Вспоминаю: "сесть" означает "зайти в трамвай", значит "встать" - "выйти из трамвая". "Встаю", - отвечаю я. Оказывается, я и русский язык не знаю, а берусь переводить с немецкого.
В пароходе читаю местную газету. Узнаю, что Запорiжжя один из самых выдающихся городов земли, вызывающий зависть и восхищение у всех гостей, включая привередливых иностранцев. Невозможно удержаться от восторга при посещении одной из лучших барахолок планеты. Французы, посетившие город, признали, что никогда не видели ничего подобного, ни в каком Париже. И барахолка это далеко не единственное достижение цивилизации, прославившее город. Что гидроэлектростанция и автозавод - в городе есть даже настоящие валютные проститутки - развлечение недоступное простому смертному, но доступное богатым бизнесменам, способным заплатить за это пять, а то и десять долларов. С чувством глубокого удовлетворения, отмечаю про себя, что я уже попадаю в категорию богатых. Иностранец на отдыхе - полные карманы валюты и ветер в голове. Кому и рубли валюта. Это так приятно!
Жители украинской глубинки в большинстве своем в глаза не видели доллар. Для них это все еще запретное, притягательное, но страшное иностранное слово. Сбережение здесь хранят в привычных российских рублях. Кто бы мог подумать, что такое возможно!
Санаторий - дом на берегу Днепра, отрезанный от цивилизации. До ближайшей деревни три километра через лес и заросшие полынью поля. Черешни и абрикосы можно рвать прямо с деревьев. По вечерам можно смотреть американские фильмы по видео или прыгать на дискотеке под открытым небом. Никакие вести с большой земли не проникают в этот оазис спокойствия и отдыха. Я расслабляюсь, забыв об окружающей меня реальности.
Вспомнить о ней мне приходится в Запоржье.
Я приехал туда, чтобы купить билеты на обратный путь и вернуться в Питер. Оказывается, это не так просто, как я думал. Привокзальная площадь полна народу. Это очередь в кассу. Кажется, вся Украина решила отправиться в Россию. Судя по разговорам, это действительно так. Никто не может толком объяснить, что случилось, слухи ходят самые невероятные. Но все сводится к тому, что надо срочно ехать в Россию и что-то делать. Понять ничего не возможно, но большая часть слухов вращается вокруг денег: старых и новых банкнот. Вот что значит в наше время оторваться от цивилизации: пока я отдыхал, мир в корне изменился, и никто не может толком объяснить, в чем дело.
В очереди провожу больше суток. Коротаю время тем, что вступаю в переговоры с менялами, курсирующими вдоль очереди, меняю карбованцы на рубли, новые рубли на старые, рубли на доллары и обратно. В результате, как ни странно, оказываюсь с теми же деньгами, что и в начале. Заодно узнаю некоторые подробности. Центробанк России внезапно отменил старые банкноты, которые еще с портретом Ленина, и велел обменять их на новые. Причем сделать это можно только в России. Как же быть украинцам, которые вкладывали в рубли свои сбережения? Понятное дело, покупать доллары, как все нормальные люди. Но это потом, а что делать сейчас с этими дурацкими старыми банкнотами?
Впрочем, все это тоже может оказаться слухами.
Наконец мне удается купить билет, правда, только до Москвы.
Поезд переполнен. В купе, рассчитанном на четверых, едут восемь человек. Спим по очереди. В промежутках развлекаемся тем, что придумываем разные казни для председателя ЦБ России Геращенко. Да, не поздоровилось бы ему, окажись он в этом поезде.
Первое, что вижу в столице - огромная очередь в сберкассу. Выясняется, что менять деньги можно только гражданам России. Интересная идея, такое надо патентовать. Представляю, что бы случилось, если б американцам вздумалось так пошутить со своими долларами. Впрочем, им, наверное, не хватило бы воображения.
Отстояв пару часов, меняю деньги себе и одному украинцу, с которым я познакомился в поезде.
После покупаю бутылку колы и иду гулять по Москве.
Останавливаюсь у здания Верховного Совета и смотрю на него. Холодный белый небоскреб. Как далеко от меня все то, что происходит за этими стенами. Ко мне подходит милиционер и говорит, что здесь стоять нельзя. "Ну что же, если сюда снова придут танки, то защищать этот дом будет некому".
Несколько месяцев спустя я смотрел как танки обстреливают здание ВС и надеялся, что это не я накаркал. Я-то, на самом деле, никому не желал зла. Даже Геращенко.
Оценка: 3.29*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"