Swetka-Konfetka: другие произведения.

Моя любимая сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Аннотация:
    Мы все в душе немного дети, которым до безумия хочется верить в волшебство и сказки. Но в жизни, к сожалению, все не так как в любимой книжке и уж точно не так волшебно, как нам бы того хотелось. Ну и пусть. Ведь искренние чувства куда важнее и чудеснее самых загадочных чар и выдуманных историй.
    История писалась давно, причем не в самый радужный период, когда хотелось верить во что-то светлое и в то, что и в нашей жизни есть место и для сказок. Собственно, сказку я и написала. Добрую, милую и малость (а может и не малость) наивную. В общем, если что, то я вас предупредила ;)
    Рассказ немного подправила и дополнила


  
  

Нет сказок лучше тех, которые создаёт сама жизнь.

(Максим Горький)

  
  
  
  
   Пролог
  
   - А ну слазь!
   - Фиг тебе!
   - Слышь ты, мелкий бэтмен, а ну спустись!
   Я посмотрела вниз на своего брата, уже минут десять пытающегося снять меня с дерева, на которое я забралась, чтобы достать маленького рыженького котенка. К моему сожалению, великого спасателя из меня не вышло, так как жертва моей заботы благополучненько спрыгнула на территорию наших новых соседей. А вот я так и продолжала болтаться на ветке из чистого упрямства и что уж греха таить, чтобы лишний раз позлить своего старшего братика.
   - Я не мелкая мне девятнадцать!
   - А мне двадцать! Я старше. Так что подчиняйся, малявка!
   Как же он меня бесит.
   - Мама, этот старый пердун опять на меня орет!
   Что уж там хотел ответить мой родственничек, мне услышать было не дано. Сук, на котором я все это время стояла, не выдержал и отломился. Я с громким визгом полетела вслед за ним. Слава Богу, что забралась я не высоко, и мое падение было не столь болезненным. Зато очень неприятным. Ведь по всем законам подлости я приземлилась в какой-то куст с кучей репейников, причем не на своем родненьком участке, а на соседском.
   Где-то надо мной послышались быстрые шаги.
   А вот и новые соседи.
   Сейчас и познакомимся. Ха-ха. Секунда, и я уже не лежу, а сижу на земле, а меня саму поддерживают чьи-то сильные руки. Я перевела взгляд на их обладателя. Парень. Симпатичный парень. Да что уж там, самый настоящий красавчик. Спортивная загорелая фигура, темные волосы, потрясающие карие глаза и удивительная теплая улыбка.
   - Привет. - Меня одарили еще одной улыбкой.
   - Привет.
   - С тобой все хорошо?
   - Лучше не бывает - Чуть слышно проговорила я, пытаясь отцепить дурацкий репейник.
   - Эй, мелочь, ты там не убилась? - Донеслось с родного участка голосом моего горячо любимого братца.
   - Я тебя сейчас убью, дебил великовозрастный. Вот только эти сраные колючки отцеплю и сразу убью.
   - Долго отцеплять придется. - Добродушно "обрадовал" меня сосед и весело хохотнул. - Ты прям как ежик. Вся в иголках.
   Я попыталась встать и тут же ойкнула. Парень тут же нахмурился и обеспокоенно посмотрел на меня.
   - С тобой точно все в порядке?
   - Да точно, точно. Это просто с непривычки. Давно, понимаешь ли, не летала...
   Он хохотнул и, наклонившись, убрал колючку из моих волос. Видимо, этот процесс ему понравился, так как одной колючкой он не ограничился, а, присев рядом со мной, принялся отцеплять и остальные. А я как завороженная следила за его движениями, продолжая сидеть на каком-то не очень удобном небольшом кустике. Он же не торопясь, склонился к моему плечу и оторвал очередной репейник. Как же вкусно от него пахнет. И этот взгляд. Такой заботливый, нежный.
   Я снова попыталась встать. Увы и ах. Со второй попытки и с помощью брюнета мне это все-таки удалось. Кое-как кряхтя и попутно отрывая колючки от своей многострадальной попы, я доковыляла до калитки. Парень все это время шел молча, аккуратно придерживая меня за руку и то и дело поглядывая на меня с теплой улыбкой.
   - Меня, кстати, Вика зовут.
   Брюнет усмехнулся и с интересом посмотрел на меня.
   - Вадим.
   - Очень приятно. - Заявила я, отцепляя очередную колючку.
   - Мне тоже, - И с веселой улыбкой добавил - Ежик.
  
  
  
   1.
  
   Я сидела на берегу небольшого озера, которое находилось неподалеку от нашего дома. Ничем особенным это место не отличалась. Простая, ничем ни приметная полянка, небольшая водная гладь, высокая трава и старое большое дерево, на корнях которого сидела я. Как необычно, что абсолютно простые места или вещи могут быть чем-то особенным и значимым для определенного человека. Это как "та самая лавочка". У каждого она есть. И у каждого с ней связаны какие-то бесценные, дорогие сердцу воспоминания. Для кого-то грустные, для кого-то веселые, но непременно необходимые в тот или иной период времени. И это не обязательно место, имеющее географические координаты на карте мира. Для кого-то это может быть и вещью.
   Для меня это маленькая книжка, которая была подарена на одно из дней рождений папой еще в далеком детстве. Небольшой сборник детских рассказов "Ежик и медвежонок". Детские сказки со взрослым смыслом, ставшие для меня чем-то безумно дорогим и значимым после смерти отца. Раньше он часто читал мне перед сном эти забавные истории. Сейчас же я делаю сама, когда хочется освежить в памяти воспоминания о близком человеке или просто ненадолго воскресить счастливые воспоминания детских лет.
   - Ежик, чего ты тут делаешь?
   Я вздрогнула от неожиданности. Надо же, так увлеклась, что даже не заметила как он подошел.
   - Черной магией занимаюсь.
   - О, да ты оказывается, не только наши кусты мять умеешь. - Весело отозвался сосед.
   - Вот именно. Так что, бойся меня, Медведев.
   - А то что, превратишь меня в лягушку? - Усмехнулся Вадим.
   - Неа. Это слишком просто. Я лучше вырасту и выйду за тебя замуж! - Торжественно объявила я.
   - Ты оказывается очень злой ежик. - Он прижал руку к сердцу и комично помотал головой.
   - Ты даже не представляешь насколько. Чего тебе надо?
   - Да так. - Он беспечно пожал плечами. - Хотел тебе компанию составить.
   - Ух ты! Я сейчас от радости в космос улечу! - Наигранно весело сообщила я.
   На самом деле я была безумно рада его присутствию. Не знаю почему, но с Вадимом было удивительно легко. И не только потому, что он постоянно шутил и добродушно улыбался. Просто... просто с ним не хотелось думать ни о чем грустном, а наслаждаться его присутствием и любоваться такими теплыми карими глазами и ямочками на щеках, появляющимися каждый раз, когда он улыбался. Искренне и непринужденно. И хотя он и был старше меня на четыре года, я не чувствовала себя маленькой наивной девчонкой, которая пристает к большому умному дяде с глупыми вопросами. Брат постоянно говорит мне, что я летаю где-то в розовых облаках, а вот Вадим никогда не упрекал меня в этом. Скорее, наоборот, он сам присоединялся ко мне, и был не прочь поговорить о всяких разных глупостях.
   Не обращая внимания на мою реплику, он подошел и выхватил книгу у меня из рук.
   - Таааак, сейчас посмотрим на твои тайные заклинания.
   Он повертел в руках небольшой сборник и вопросительно приподнял брови.
   - Ежик и Медвежонок? Неужели ты ведешь тайный дневник нашего общения?
   - Ха-ха, Медведев, очень смешно.
   - Не смешно, а очень интересно. Знаешь, можешь называть меня медвежонком и вслух. Я не против. - Он задорно мне подмигнул и хитро соблазнительно улыбнулся.
   - Медвежонком? Не смеши меня. Медвежонок - маленький, миленький, плюшевый зверек, а не здоровый, наглый, самоуверенный типчик.
   - Ладно, ворчунья, давай тогда компромисс. Я здоровый, наглый, но при этом до безобразия милый и зверски обаятельный тип. - Он поднял руки в примирительном жесте.
   - Ты зверски наглый тип!
   - Но ведь обаятельный, правда? - Он снова соблазнительно улыбнулся, отчего у меня чуть перехватило дыхание.
   - Не то слово. - Буркнула я.
   Он хмыкнул и уселся рядом, заставив меня немного подвинуться. Из-за того, что места было немного, я ощутила горячее прикосновение его руки и легкий терпкий аромат его туалетной воды.
   - Значит, мой маленький ежик любит детские сказки?
   - Знаешь, - Не обратив внимание на его шутку, решила объяснить ему я - Мне нравится в них именно то, что несмотря на то, что они детские, в них есть какой-то серьезный и достаточно взрослый смысл. Не знаю... когда я их читаю, то мне почему-то грустно...
   Я повернулась к Вадиму. Он сидел и внимательно слушал без тени насмешки.
   - Когда папа был жив, он тоже как-то сравнил меня с ежиком. Когда я спросила почему, он отвечал, что я маленькая и глупенькая, а он умный и серьезный медведь, который видит и знает много всякого интересного. И если я пошире раскрою глаза, то я тоже увижу то, что не только лежит на поверхности, но и спрятано где-то за ней.
   Я отвела глаза и чуть тише продолжила:
   - Когда я читаю эти рассказы, то мне кажется, что за простой детской историей стоит что-то гораздо более мудрое и интересное. Нужно просто пошире раскрыть глаза, и оно обязательно всплывет на поверхность. Не знаю... не очень-то у меня это пока получается, но я стараюсь.
   Мы замолчали, каждый погрузившись в свои мысли.
   Странно, но с ним даже молчать было интересно.
   - Знаешь, Ежик. Ты иногда заставляешь меня задумываться о таких вещах, на которые я раньше даже и не обращал внимания. Я ведь даже на облака начал пялиться, после того, как ты сказала, что это здорово. И знаешь, это и правда здорово.
   Он усмехнулся и серьезно посмотрел на меня. В его взгляде присутствовала некоторая ошарашенность, словно он сам от себя не ожидал только что произнесенных слов.
   - Порой я смотрю на тебя и вижу озорную девчонку, а иногда ты поражаешь меня своей серьезностью и в то же время какой-то непосредственностью.
   Я молча смотрела на него и не знала что ответить. От его слов мне было тепло и приятно. А от его близости как-то волнительно хорошо.
   - Я рада, что ты оценил мою неброскую уникальность.
   Я постаралась скрыть свое смущение за шуткой. На что он лишь усмехнулся и покачал головой.
   - Я серьезно. Не меняйся, Ежик.
   - Как скажешь, - Прошептала я, а потом чуть громче и с улыбкой добавила - Медвежонок.
  
  
  
   ***
  
   Ну как бы нам не хотелось, а изменения все же настигают нас. Причем, когда-то приятные и желанные, они могут стать далеко не радостной новостью. За это лето соседский мальчишка с невероятными карими глазами стал для меня по-настоящему дорог. И пусть с его стороны не было и намека на то, что я привлекаю его как девушка, скорее наоборот, он относился ко мне как к младшей сестренке, время, проведенное с ним, было для меня бесценно. Его шутки, добрая теплая улыбка и как-то по-особенному родное "ежик", заставляли мое сердце стучать быстрее, а губы расплываться в глупой улыбке.
   Быть может это и есть влюбленность?
   А может быть даже любовь?
   Не знаю, я, наверное, странная, а может, наоборот, такая же как и большинство девчонок моего возраста, потому что признаться ему в своих чувствах так ни разу и не смогла. Нет, мне было не страшно услышать его отказ. Неприятно, грустно, да, но не страшно. Мне страшно было потерять то общение, которое у нас было. Я действительно боялась, что узнав о симпатиях своей маленькой соседки, он вовсе прекратит со мной общение. Поэтому и молчала, в тайне надеясь, что он видит во мне не только друга. Надеялась... до сегодняшнего дня.
   Теперь вряд ли мне стоит надеяться на это. Ведь сегодня мне пришел положительный ответ из питерской фирмы, в которую я хотела попасть на стажировку. Хорошее место, хорошая должность, хорошая зарплата... и два года вдали от дома. Вдали от Вадима. Глупо наедятся, что он будет помнить меня, а уж тем более ждать все это время. Ведь кто мы друг другу? Друзья? Соседи?
   - Ты тут не замерзла, Ежик?
   Голос Вадима, раздавшийся за моей спиной, заставил меня вздрогнуть.
   - Что ты, Медвежонок, мысли о тебе греют меня покруче батареи.
   Он недоверчиво потрогал мои руки и нахмурился.
   - Ага, конечно, греют.
   Потом стащил с себя куртку и накинул мне на плечи. Меня тут же окутал аромат его туалетной воды. Такой знакомый запах, и в то же время, такой по-особенному притягательный, волнующий. Терпкий с чуть сладковатым запахом.
   - Теперь замерзнешь ты. - Пробормотала я, плотнее закуталась в его куртку, продолжающую хранить его тепло, и в тайне наслаждаясь этим одурманивающим ароматом и не менее одурманивающей близостью Вадима.
   Он ничего не ответил, продолжая стоять, любуясь видом вечернего озера, потом глубоко вдохнул и поудобнее уселся на поваленном бревно рядом со мной. Мы снова уставились на звезды, задумавшись каждый о своем. После десятиминутного молчания Вадим вдруг заговорил.
   - Хочешь, я расскажу тебе одну легенду о звездах?
   - Хочу - Отчего-то тихо прошептала я и уставилась в небо.
   - Так вот... Когда-то давным-давно на небе не было звезд, оно днем было голубым, а ночью темным и почти непроницаемым для человеческого взора. В то самое время жила в Жемчужном озере прекрасная русалка...
   Он подобрал с земли камушек и, повертев его в руках, закинул в озеро, по которому тут же начали расползаться круги в местах соприкосновения с камешком, искажая отражение маленьких небесных точек.
   - ... Много лет она беззаботно плавала в водной бездне озера, играла с живущими там же рыбами и другими русалками. Нужно сказать, что у русалок никогда не было никаких хвостов - все это выдумки. У русалок были такие же ноги, как и у людей, и они не только пели, но и танцевали по ночам на полянах возле озера. Жители ближайшей деревни говорили, что нельзя смотреть на танцующих русалок и боялись ходить к озеру с наступлением темноты. Люди верили, что если девушка посмотрит на поющих и танцующих русалок, то сама превратится в русалку, а если юноша - то суждено ему сгинуть в водной пучине. Однажды один паренек из деревни решил таки во что бы то ни стало посмотреть на русалок и, как только стемнело, пошел на поляну возле озера. Притаился он за деревьями и стал ждать появления русалок.
   - Вуайерист недоделанный. - Недовольно буркнула я, вызвав смешок у своего рассказчика.
   - Вскоре русалки в самом деле вышли из озера, затянули свою песню и начали танцевать. До самого утра они танцевали, а паренек не мог глаз оторвать.
   - Еще бы. Голые девки пляшут. Где ж тут оторвешься.
   Вадим засмеялся и потрепал меня за макушку.
   - Однако с первым лучом солнца русалки начали возвращаться в озеро, и тут одна из них - та, что шла последней и была самой младшей - заметила спрятавшегося за деревьями паренька. Она никогда прежде не видела людей, но решила не говорить остальным русалкам о том, что видела. Тем более паренек ей понравился. Ну, знаешь, он был высокий, красивый... ну прям как я.
   Тут уже не выдержала я и засмеялась. А Вадим продолжил. Он говорил тихо и проникновенно. А я, закрыв глаза, ловила каждое слово, представляя красивых танцующих мистических созданий, о которых он рассказывал.
   - Так вот, с тех пор русалочка все время вспоминала о пареньке, все о чем-то грустила. И этой русалке вдруг почему-то захотелось жить на земле, среди людей, а не в пучине озера среди рыб и русалок. И однажды она решила днем выйти из озера и пойти в ту сторону, в которую убежал паренек.
   - Молодец девка, решила справедливость восстановить - тоже за ним поподсматривать. Так ему бессовестному.
   - Она так и сделала. Однако проходив целый день и целую ночь по лесу, она не нашла деревни и к тому же почувствовала, что не может больше без воды. Ей ничего не оставалось, как вернуться в озеро. И вот когда она вернулась, то увидела свет в окнах деревенских домов, и поняла, что деревня была совсем рядом, а она блуждала в другой стороне. Тут русалочку охватило чувство горечи и отчаянья, безысходности и собственной беспомощности - ведь она больше всего на свете хотела жить на земле, как люди, и именно этого не могла сделать - она заплакала и всплеснула воду руками.
   Перед глазами предстала грустная, одинокая, плачущая русалочка, и мне стало как-то очень грустно и жалко эту несуществующую рыбину.
   - Однако капли воды не упали обратно в озеро, а застыли в небе и засветились, подобно свету в далеких окнах. Это несбывшиеся мечты русалочки и других зажглись на небе. С тех пор на небе появились звезды и луна, а каждая несбывшаяся мечта загорается новой звездой на небе.
   Вадим замолчал.
   - Какая-то грустная история. - Пожаловалась я.
   - Угу.
   - Я читала, что русалки - это женщины-утопленницы. Зомби, блин, морские. А вообще, они людей едят. Бррр.
   Я поежилась и оглядела кусты. Стало как-то жутковато.
   - Блин, мне теперь страшно. Это ты во всем виноват!
   - Я?
   - Ты. Нагнал тут страху.
   - Я тебе только про звезды рассказал, как и ты мне про свою книжку. А про зомби-русалок сама вспомнила.
   Он усмехнулся, а потом как-то хитро-хитро на меня посмотрел и тихим зловещим голосом произнес нараспев:
   - В тихом озере на дне
   Темной ночью при луне
   Ждут русалки тихо-тихо
   И съедят тебя, трусиха.
   А потом нагнулся ближе ко мне и ущипнул за бока. Я взвизгнула и подскочила с места. А этот негодяй звонко расхохотался.
   - Придурок!
   Он поднялся и подошел ко мне, при этом беря меня за руки.
   - Ну, Ежик, извини. Ты просто так мило испугалась.
   Мило? Я тут чуть всю свою жизнь перед глазами не увидела, а ему мило. Стихоплет, фигов.
   - Ну не злись, пожалуйста. Я больше так не буду.
   И такой взгляд. Прям котик из Шрэка. Ну как вот на него такого злится? Он покачал головой, улыбнулся своей фирменной теплой улыбкой и прижал меня к себе.
   Все. Вот теперь точно не злюсь.
   Его руки начали медленно и нежно поглаживать по спине. А я чуть ли не мурлыкала от этих прикосновений. Мои руки сами собой обхватили парня за талию. С минуту мы простояли так в полном молчании, после чего он наклонился к моему уху и тихонечко запел:
   - От улыбки хмурый день светлей
   От улыбки в небе радуга проснется
   Поделись улыбкою своей
   И она к тебе не раз еще вернется
   Я с удивлением подняла голову и уставилась на Вадима и тут же утонула в блеске его шоколадных глаз, пристально смотрящих на меня. Сердце предательски екнуло и застучало в безумном бешеном ритме. Ну вот... я прямо-таки как героиня какой-то глупой романтической книжки. Но, Боже мой, как же хочется его сейчас поцеловать.
   А он, как ни в чем не бывало, с невозмутимым видом продолжил петь детскую песенку, при этом поглаживая мою спину и пристально смотря в мои глаза.
   И тогда наверняка вдруг запляшут облака
   И кузнечик запиликает на скрипке
   С голубого ручейка начинается река
   Ну а дружба начинается с улыбки
   На последнем слове он протянул руки к моему лицу и пальцами раздвинул мои губы, побуждая улыбнуться. Что собственно я и сделала.
   Он переместил руки на щеки и, удерживая мое лицо, наклонился и поцеловал.
   Ну вот теперь точно как в книжках. Ощущение чуда, легкая эйфория от новых удивительных эмоций и близости парня, окружающая атмосфера романтизма, окутывающая с ног до головы ароматом прохладной летней ночи в купе с таким знакомым ароматом терпко-сладкого парфюма. А Вадим... Он целовал меня так нежно, и в то же время так настойчиво, что голова шла кругом. Я обхватила его за плечи и еще ближе притянула к себе. Его мышцы под моими ладонями напряглись, а я не удержалась, и позволила одной своей руке скользнуть по его волосам, а спустя пару секунд запустила пальчики в спутанные пряди и сжала их в ладони. И все. Все глупые романтические книжки больше не казались такими глупыми, ведь в этот момент я и сама чувствовала себя как одна из героинь банального романа. Наверно, так и должно быть... немного волшебно, прекрасно, и безумно приятно. И пусть это звучит глупо и наивно, но в данный момент я была безумно счастлива.
   Спустя несколько минут Вадим все-таки неохотно оторвался от моих губ. Тяжело дыша, он пристально посмотрел мне в глаза каким-то иным взглядом. Более... серьезным, изучающим, нежным. Потом сделал глубокий вдох, прикрыл глаза и коснулся своим лбом моего.
   И все.
   Вот оно счастье. Маленькое, до ужаса хрупкое, но такое желанное и безумно пьянящее своей реальностью. Вот так, оказывается, все просто. Я. Он. Маленькое уединенное местечко, совсем непримечательное для всех вокруг и такое особенное для нас двоих, ночь, звезды и тишина, нарушаемая лишь редкими стрекотаниями каких-то насекомых и нашим прерывистым дыханием. И больше ничего не нужно.
   - Вика... - Охрипшим голосом прошептал он и прижался ко мне чуть сильнее.
   - Я все прощаю. - Так же тихо ответила я
   Он усмехнулся, и, отстранившись, посмотрел мне в глаза.
   - Вика я... - Он прервался на полуслове, явно подбирая слова. Потом, видимо, не решившись, тепло улыбнулся и провел пальцем по моей щеке. - Нам пора.
   И не дожидаясь моего ответа, схватил меня за руку и повел в сторону дома.
   Всю дорогу мы шли молча. Я едва сдерживала желание прикоснуться рукой к губам, при этом радостно и глупо улыбаясь. С ума сойти! Вадим меня поцеловал! Я ему нравлюсь! Действительно нравлюсь! Я ведь даже надеяться на это не смела. А теперь...
   Реальность подобно ушату воды обрушилась мне на голову, заставив вынырнуть из таких приятных грез о нас с Вадимом. Какая же я все-таки мечтательница. Хотя, нет, глупая наивная дурочка. Вот кто я. Ну какие могут быть "мы"? Тем более сейчас. Когда через две недели мне нужно ехать в Питер. На два года. На два безумно долгих года. Ну, зачем он меня поцеловал? Зачем сейчас, когда я уже убедила себя, отпустила всякую надежду на взаимность с его стороны? Убедила себя, что мы просто друзья и ничего больше. А теперь... Что теперь? Уехать, обязав его и себя отношениями на расстоянии. Не верю я в это. Да и, пожалуй, не смогу повесить на него такую ответственность за "нас", всего лишь из-за одного поцелуя. И пусть он для меня совсем не "всего лишь", но я не настолько эгоистка, чтобы не понимать, что для парня два года - совсем не малый срок, и что он вряд ли будет в восторге от всего этого. Не ехать? Нет, тоже не вариант. И если я, в принципе, могу на это решиться, то Вадим уж точно вряд ли обрадуется тому, что ради него я упустила такой шанс. Уж слишком я его хорошо знаю, чтобы понять - не такой он человек. Не сможет смириться с тем, что из-за него я откажусь от своей мечты о питерской стажировке. Уж слишком хорошо знает, как я этого хотела. Просто не позволит...
   Нам пора. - Пронеслись в голове его слова. Вадим, знал бы ты насколько прав. НАМ пора. Действительно пора...
   От этой мысли я поежилась, а Вадим, видимо расценив мой жест иначе, взял меня за руку крепче и не отпускал всю дорогу до дома. А я как последняя наркоманка, наслаждалась этим прикосновением пока могла. А могла я до обидного слишком недолго.
   Мы подошли к дому.
   Все.
   Нужно как-то взять себя в руки и сказать-таки ему все. Просто сказать, что уезжаю. Просто... нет. Совсем не просто. Ну как, как я смогу, глядя в эти родные шоколадные глаза, видя его теплую родную улыбку, сказать "прощай"... После всего, что сегодня было. Как смогу разрушить эту сказку, это волшебство, возникшее между нами этой ночью?
   Не могу.
   Завтра. Я скажу ему завтра.
   А сегодня... а сегодня он будет моим. На сколько это возможно. Пусть я знаю, что завтра это будет лишь воспоминанием, очень дорогим, прекрасным и поистине немного волшебным воспоминанием. Нет. Бесценным. Тем, что я буду хранить в своем сердце еще очень-очень долго, когда от этой ночи не останется и следа. Но сегодня он мой. Пусть я слабачка, эгоистка, да кто угодно. Но я просто не могу. Не сейчас...
   Мои пальцы против воли сжали его ладонь.
   Он повернулся ко мне и пристально заглянул в глаза. Не знаю что он увидел в них, но отчего-то напрягся и стал серьезнее.
   - Спокойной ночи, Ежик.
   Его слова прозвучали как-то неуверенно, а от этого его "Ежик" сердце сжалось и к горлу подступил комок. Я коснулась ладонью его руки и прикоснулась губами к щеке. Поцелуй вышел так себе, но он заметно расслабился.
   - Спокойной ночи, Медвежонок.
   Он задорно улыбнулся.
   - Это что, ты наконец признала, что я зверски обаятельный и до безобразия милый тип?
   - А еще до безобразия наглый тип.
   - Но все же безумно обаятельный? - Прошептал он чуть хрипловатым голосом.
   Потом наклонился близко, близко и... укусил за нос.
   Я ошарашено уставилась на него, а этот гад потрепал меня по волосам и побежал к своему дому.
   - Чтоб тебя русалки съели, Медведев. - Крикнула я ему вслед.
   Он лишь расхохотался.
   - И тебе сладких слов, моя злючка! - Прокричал он мне в ответ и скрылся за дверью.
   Моя.
   Улыбка против воли расплылась на лице. Я коснулась своих губ, а потом нахмурилась.
   Моя.
   Твоя, Медвежонок, но ты уже точно не мой.
   Я развернулась к дому и побежала со всех ног, быстро поднялась по лестнице, забежала в свою комнату, и быстро раздевшись, плюхнулась на кровать.
   Моя.
   Против воли в голове всплыла эта фраза. Потом озеро... забавный рассказ про водных мифических созданий...веселая детская песенка в исполнении Вадима...его пристальный взгляд... головокружительный поцелуй ... беззаботный смех и это, заставляющее сердце предательски замирать, простое слово: "моя".
   Я больше не смогла сдерживать накопившиеся эмоции и просто-напросто разрыдалась.
  
  
  
   2
  
   Два года спустя.
  
  
   Я снова дома.
   С ума сойти, как быстро летит время. Казалось, что вот только недавно собирала чемодан, и вот уже стою на родном вокзале, вернувшись обратно. Надо же, а тут ничего не изменилось. Разве что киоск новый поставили. Зато вот продавщица та же. Хотя. Два года не такой уж и большой срок для кардинальных перемен в жизни города. Почему только с нашей жизнью все обстоит не так? За два года она может перевернуться на все сто восемьдесят градусов. Да что уж там, даже за одну минуту можно стать чужими. Всего неверная фраза, не то слово - и близкие друзья могут стать врагами. Да и молчание может стоить очень дорого. Оно может отдалить, сделать чужими...
   Интересно как тут Вадим? Изменился ли? Наверно возмужал... Наверняка стал более красивым и притягательным. Интересно, помнит ли меня?
   Я вот помню. Все помню, особенно тот последний вечер на озере... и поцелуй. До сих пор храню в памяти те непередаваемые эмоции. То, как чувствовала себя в его объятиях, ощущая его губы на моих губах и бешеный стук сердца под своей ладонью. То, как блестели его глаза и ту нежность, которая плескалась в их глубине. Его взъерошенные моими руками волосы, которые так хотелось потрогать, запустить в них пальцы. А как безумно хотелось вновь прикоснуться к его губам. Как не хватало его теплой улыбки. Его такого родного "Ежик" и задорного заразительного смеха.
   Я ведь так и не смогла тогда с ним попрощаться. Просто сбежала. Наспех собрала вещи, покидала их в чемодан и на несколько дней раньше укатила в Питер. Мама и брат удивились, но списали мое поведение на то, что от радости я просто не смогла усидеть дома и рванула знакомится с новой жизнью. На самом же деле я просто трусливо бежала от старой. Даже не так. Я бежала от безумной надежды, возникшей в моем сердце и от той предательской мысли остаться. Я боялась, что просто поддамся чувствам и не смогу уехать. А это был бы не самый лучший поступок по ряду причин.
   А еще я просто не могла представить, как скажу Вадиму, что уезжаю из города. Не могла и не хотела видеть, как исчезает его теплая улыбка, как глаза наполняются грустью и разочарованием, как... В общем, я просто не смогла.
   - Чего застыла, малявка?
   А вот и любимый братик. Как же все-таки я по нему скучала. И пусть ему я в этом никогда не признаюсь, но я безумно рада видеть сейчас этого оболтуса.
   Он высунулся в приоткрытое окно своей старенькой машины и махнул мне рукой.
   - Давай, хватай свои пожитки и падай на сидение, мелочь.
   Да, да и по его "мелочи", "малявке", "мелкой козявке" я тоже безумно соскучилась.
   - Нет бы даме помочь - сумку донести. - Строго пробурчала я, пытаясь скрыть улыбку.
   - Эй, козявка, где ты тут даму увидела? - Как ни в чем ни бывало ответил он.
   - Фу. Ты же мужик. Где твои манеры? На тебя же ни одна девчонка не клюнет.
   - С моими манерами все окей, ворчунья.
   Он открыл мне заднюю дверь, чтобы я закинула свои вещи на заднее сидение.
   - Слушай старших, а то так и со своими окейными манерами будешь до старости на диване валяться и в телек пялиться.
   - Вообще-то это я тебя старше.
   - Нашел чем гордится... пердун старый. - Не удержалась я и расхохоталась.
   - Поговори мне еще. - Буркнул брат, но уже спустя пару секунд тоже кривил губы в веселой улыбке.
   Я уселась на переднее сиденье и уставилась в окно. Машина небыстро ехала по городу, а я с жадностью глядела на проплывающий мимо пейзаж. Такие родные домики, летние кафешки, лица прохожих, в которых нет-нет, да улавливались смутно знакомые силуэты. Как давно я здесь не была. А такое ощущение, что и не уезжала вовсе. Все вокруг такое до боли знакомое, что волей неволей замирает сердце. Вон так любимый студентами городской фонтанчик, а вон на той лавочке мы часто сидели с ребятами, когда прогуливали школу. Ммм, интересно, а в том киоске по-прежнему такое же вкусное мороженное, как и раньше? Ой, ну надо же, а кинотеатр все-таки отремонтировали. Как же мне всего этого не хватало! Я с жадностью ребенка, попавшего в Диснейленд, вглядывалась в знакомые с детства пейзажи. Сколько раз я не придавая им значения, видела каждый день их перед глазами, и принимая за должное, а теперь, и насмотреться, не могу.
   Минут десять я наслаждалась видом в полной тишине, но вскоре Денис не выдержал и, повозившись с магнитолой, включил свой любимый рок. Салон авто тут же наполнился громкой агрессивной музыкой, заставив меня недовольно поморщиться.
   - Блин, переключи на нормальные песни. - Не удержалась я.
   - Главное правило, малявка: водитель выбирает музыку, пассажир помалкивает в тряпочку.
   - Кто это сказал? - Возмутилась я.
   - Дин Винчестер, мелочь. А он реальный мужик. Так что смирись.
   Я лишь глаза закатила. Он, наверное, никогда не повзрослеет.
   К дому мы подъехали на удивление быстро. Брат заглушил мотор, молча достал мои сумки, и со словами "кто последний - тот какашка", помчался в дом. Я покачала головой. Да, и этому человеку двадцать два года.
   Я непроизвольно взглянула на соседский двор и глубоко вздохнула. Как же я скучала по тебе, мой Медвежонок.
   Хотя нет, ты давно уже не мой.
   Только успела подумать, как за спиной раздались оглушительные звуки подъезжающего мотоцикла. Через минуту водитель затормозил рядом со мной.
   Вадим.
   Сердце предательски екнуло, а сама я замерла как вкопанная, уставившись на до боли знакомую фигуру парня. Он заглушил мотор и, сняв шлем, пристально и молча, оглядел меня с ног до головы. Я в это время тоже рассматривала знакомые, но в тоже время изменившиеся черты лица. А ведь и правда, возмужал. Взгляд стал более нахальным и смелым. Вместо мальчишеской прически сейчас была короткая стильная стрижка, делающая его еще более взрослым. Лишь несколько темных прядей, небрежно падающих на лоб, напоминали в этом уверенном в себе парне того самого соседского мальчишку с задорной улыбкой и ямочками на щеках. Хотя самой улыбки сейчас не было и в помине. Выражение лица парня было недовольным и даже суровым.
   Мы оба молчали. И если раньше тишина для нас двоих была уютной и умиротворяющей, то теперь она давила и как-то смущала.
   - Привет. - Не выдержав, первой тихо произнесла я
   - Ну привет. - Холодно и как-то равнодушно произнес он
   Я как-то даже растерялась от этого его равнодушия. А ситуация стала еще более неуютной.
   - Вижу, купил мотоцикл, как давно и хотел. - Робко произнесла я, глядя куда-то в сторону и едва сдерживаясь, чтобы не поправить прическу.
   - Купил. - Равнодушно произнес он.
   И опять тишина.
   Я нерешительно улыбнулась и снова отвела взгляд. Как же тяжело было подбирать слова. И как непривычно это делать с ним.
   - Эй, мелочь, ну ты там где застряла?! - Недовольно окликнул меня брат.
   Словами не передать как я была ему благодарна в этот момент. Я смущенно кивнула головой в сторону дома и улыбнулась Вадиму.
   - Мне пора. Пока, Вадим.
   - Пока, Вика.
   И он равнодушно надел свой шлем и, быстро заведя мотор, выехал со двора.
   А я, стоило ему скрыться, словно на ватных ногах прошла в дом, будто на каком-то автопилоте выслушала радостные возгласы мамы и даже что-то ответила насчет питерской жизни, дороге и впечатлений от новой работы. А потом, спустя, казалось, вечность, поднялась к себе в комнату и позволила себе расплакаться.
   Как я боялась этой встречи. Как ждала ее! Я, казалось, была готова к любой его реакции. Крикам, упрекам, осуждающим взглядом и обиде. Но к чему я точно не была готова, и что оказалось самым больным и обидным, это к его равнодушию. Он стал таким... другим, взрослым, красивым, недоступным и таким... чужим.
  
  
   ***
  
   Со дня нашей первой встречи прошел почти месяц, а мы так нормально и не поговорили. Те немногие мимолетные встречи заканчивались лишь его быстрым равнодушным приветствием и таким же быстрым и не менее равнодушным прощанием. Он изменился и стал совершенно чужим для меня человеком, словно и не было тех долгих разговоров ни о чем, чтения моих глупых детских сказок, уютного молчания на берегу "нашего озера" и того волшебного единственного поцелуя после забавной истории-страшилки про русалок и звезды. Да и честно сказать, глядя на высокого и повзрослевшего Вадима, я с трудом могла представить, как назвала бы его Медвежонком. Но не передать словами как я скучала по его "Ежику". Он так ни разу не назвал меня тем шутливым прозвищем со дня моего приезда. Лишь Викой. Отчего-то это обращение казалось каким-то официальным и холодным. Да и когда-то теплый взгляд карих глаз, теперь заставлял ежиться от холода.
   Честно сказать, первую неделю я искренне надеялась, что это лишь проявление его обиды, способ показать как он задет моим быстрым отъездом и отсутствием элементарного прощания. Я даже каждый вечер торчала на озере в надежде, как и раньше, встретится с ним там, но этого так ни разу и не произошло.
   Не знаю, может я наивная идиотка, рассчитывающая не пойми на что, но все еще продолжала надеяться на то, что это не конец. И пусть прежних дружеских отношений не вернуть, но и холодные "привет", "пока" - это не предел того, что может быть между нами.
   И я очень надеялась, что у меня все еще есть шанс. Что шанс есть у "нас".
   Сегодня у него день рождения. И, проходя неделю назад мимо одной из витрин магазина, я поняла, что это моя возможность сделать первый шаг.
   С самого утра я не находила себе места. Извечные вопросы: что надеть, что сказать. Даже подарок два раза переупаковала. Большой красивый бурый медвежонок с гитарой в руках.
   Когда-то давно, гуляя по городу, мы увидели эту забавную игрушку. Вадим еще только-только учился играть на гитаре, и честно сказать, получалось у него это просто отвратительно. Но он с завидным упорством продолжал мучить гитару и меня заодно этими ужасными звуками, которые едва ли можно было назвать мелодией. В тот день, обнаружив, эту музыкальную игрушку, мы долго стояли у прилавка, переговаривались и шутили. Как оказалось, медвежонок был бракованный, и вместо веселой заводной песенки воспроизводил непонятный набор звуков. Услышав эту ужасную какофонию, я сказала, что это плюшевое воплощение Вадима. Ведь он даже на гитаре играет также плохо как и он. Даже хотела купить ему его в подарок, но медведь оказался ужасно дорогим, и у меня попросту не хватило денег. Вадим, конечно, отшутился, сказав, что одного великого музыканта вполне достаточно, но я заметила, что немного расстроился. Позже, конечно, игрушка забылась, но этот день остался в памяти надолго. Вадим, конечно же, научился играть на гитаре, а я время от времени припоминала ему его плюшевого прототипа.
   Медведь не был единственным подарком. Я пару дней потратила на поход по магазинам, чтобы найти тот самый аромат, который так сводил меня раньше с ума. Терпкий, со сладковатым привкусом. Не знаю, возможно, вкус на парфюм у него поменялся, но очень надеялась, что он оценит то, что я не забыла эту деталь.
   Еще с пять минут потоптавшись перед зеркалом и поправив свое платье, я решительно направилась в сторону соседского дома. Дверь мне открыли не сразу. Видимо, десять часов - это все-таки слишком рано для субботнего утра. Я прислушалась. За дверью послышались шаги, а спустя минуту дверь открылась, и на пороге появился заспанный Вадим.
   Лохматый, в спортивных шортах и майке со Спанч Бобом он выглядел весьма забавно. Более похожим на того соседского мальчишку, которым я его запомнила. И судя по ошарашенной моське и удивленным глазам, меня в гости он не ждал.
   Я попыталась скрыть смущение и весело ему улыбнулась.
   - Привет! С днем рождения!
   - Вика? Ммм... привет. - Как-то неуверенно начал он.
   - Ага, Вика. На, держи. - Я протянула ему подарок, радуясь тому, что равнодушным он точно не выглядел. - Ну там, хаппи бездей ту ю.
   Он неуверенно забрал коробку с подарком, не отводя от меня пристального взгляда.
   - Спасибо.
   - Пожалуйста, Вадим. Можешь даже открыть. Эта коробка не пустая, ты не думай.
   Он чуть улыбнулся и принялся распаковывать подарок. Когда крышка была открыта, Вадим пораженно замер и уставился на ее содержимое. Осторожно провел пальцами по плюшевому медвежонку, нажал на кнопочку и тут же поморщился от ужасной мелодии.
   - В честь дня рождения могу сказать, что ты играл чуточку лучше, чем он.
   На его лице появилась искренняя теплая улыбка, но она тут же исчезла, уступив место уже знакомому мне безразличию.
   - Спасибо, Вик. Если честно, не думал, что ты вообще про мой день рождения вспомнишь.
   И все с тем же равнодушным выражением лица поставил подарок на полку.
   Обидно.
   - Вот вспомнила. - Тихо ответила я, стараясь не показать как сильно меня задела его реакция. - Ладно. Я, пожалуй, пойду. С праздником тебя еще раз. Извини, что разбудила.
   Всю дорогу до дома я шла непроизвольно задерживая дыхание, отчаянно надеясь, что он меня окликнет, позовет. Скажет... хоть что-нибудь.
   Не позвал.
   Лишь молча посмотрел мне в след, а потом и вовсе закрыл дверь, словно я для него уже ничего не значу.
   Хотя, может, так оно и есть.
   И пора уже смириться с этим и двигаться дальше...
  
  
  
  
   3
  
  
  
   - Эй, Викинг. Чего грустишь? Люди в клуб веселиться ходят, знаешь ли, а не своей кислой миной народ пугать.
   Ольга или Лелик, как часто звали девушку, была моей лучшей университетской подругой. Заводная, веселая болтушка. Мы случайно встретились с ней вчера, после чего она чуть ли не силком затащила меня в этот клуб и уже второй час делилась подробностями личной жизни бывших одноклассников и просто знакомых людей.
   - Помнишь эту швабру Лерку?
   - Еще бы!
   Забудешь такую. Прынцесса местного разлива. Этакая фифа нашего класса с короной на голове, которую она сама же и напялила на себя, возомнив из своей персоны не пойми что.
   - Замуж за Дубинина вышла! Представляешь? Теперь она не просто швабра, а швабра дубовая.
   И подруга звонко и заразительно расхохоталась. Я тоже не смогла долго сдерживаться и засмеялась вместе с ней. Что ни говори, а эту Леру мы не любили с самого начала. Хотя, думаю, в любом классе есть такая дама-мадама, которая мнит из себя супер звезду и которую недолюбливают остальные девчонки.
   - Ой, я не могу. - Не унималась подруга. - Когда узнала, чуть со стула от смеха не свалилась.
   - О, смотри, это там случайно не Огурчик граблями машет?
   Я оглянулась в указанном направлении. Точно. Поодаль от нас стояла группка парней, среди которых был мой хороший знакомый, который в данный момент что-то увлеченно рассказывал своим друзьям. Лешка Огурцов или как выразилась моя подруга Огурчик, а это был именно он. Высокий, накаченный, постоянно пропадавший на каких-то тренировках, и просто фанат всякого-рода боевых искусств, а также наш бывший сокурсник.
   Мы подошли ближе и прислушалась к разговору. Ну, кто бы сомневался.
   - Я тебе говорю! А потом она достаёт наручники и кнут... - не унимался Лешка, продолжая увлеченно жестикулировать. Ох уж эти парни. Можно подумать, что поговорить больше не о чем, как о том, какие они супер - мачо.
   - Да ладно, хватит гнать.- Скептически сказал его приятель
   - Вот именно - вмешалась я - Это был не кнут, а всего лишь кожаный ремень.
   На меня тут же уставились несколько пар ошарашенных глаз. А я, как ни в чем не бывало, подошла к такому же офигевшему Лешке и погладила его по руке.
   - Да ты, Леш, не скромничай. Так круто у меня еще ни с кем не было. Ммм - я игриво провела пальчиком по его плечу. - А что ты вытворял в костюме Микки Мауса - это было просто нечто.
   - Микки Мауса? - переспросил кто-то из парней
   - Ага - подтвердила я, и, представив этого шкафообразного качка в упомянутом мной наряде, не выдержала и громко рассмеялась.
   - Лешик, отомри! Ты меня пугаешь.
   Ноль реакции. Я подошла ближе и пощелкала пальцами у него перед лицом.
   - Эй, спортсмен, бросай свои тренировки. Амнезия в твоем возрасте не есть хорошо.
   - Еб...тв... Вика?!
   Я закатила глаза. Да ты, дружок, многословен.
   - Зарецкая! Офигеть! Это правда ты?
   - Нет, блин, ее фантом. - Не выдержав, вмешалась подруга. - Огурец, тебе что опять по башне прилетело, раз ты уже друзей не узнаешь?
   Не обращая внимания на реплику Лельки, он обхватил меня руками за талию и закружил. После чего подкинул в воздух и снова вернул на землю.
   - Ах ты, поганка мелкая. Шуточки у нее все. И когда вернуться успела?
   - Два месяца назад.
   Он помотал головой и с интересом оглядел меня с ног до головы. Я усмехнулась и демонстративно покружилась, чтобы упростить ему осмотр.
   - Ну ты это...блин...ваще, короче!
   - О, Боже, это самый шикарный комплимент в моей жизни!
   Настроение от нежданной встречи поднялось. И я действительно почувствовала себя легко, как не чувствовала на протяжении уже долгого времени. Что не говори, а студенчество у меня было веселое. Чего мы только с ребятами не вытворяли, как только с ума не сходили. Так что светлых воспоминаний с этими людьми у меня очень много.
   - Так, ребятки, - Снова влезла Лелька - Так как наш друг-спортсмен еще долго будет соображать, прежде чем додумается нас представить, сделаю это сама.
   Под смех парней она представила нас, а я, все еще находясь в медвежьих объятиях друга, обвела взглядом толпу. И тут я заметила знакомую фигуру.
   Вадим.
   Я замерла. Смеяться расхотелось, да и прежнее веселье тут же улетучилось.
   Он смотрел на меня прищуренным взглядом и даже с каким-то упреком. Я отвернулась, но перед глазами продолжал стоять этот злой взгляд прищуренных карих глаз.
   Ребята же продолжали веселиться, вспоминать прошлое и шутить на тему студенческих дней. А я с трудом натягивая улыбку, пыталась казаться расслабленной. Но перед глазами все продолжал стоять этот недовольный взгляд Вадима.
   Со дня, когда я пришла поздравить его с днем рождения прошло уже около трех недель. А наши с ним отношения не изменились ни капли. Он все также равнодушно и чуть отстраненно приветствовал меня при встречи, спрашивал как дела, при этом совсем не заинтересованно в ответе и уходил, бросая напоследок лишь сухое "пока".
   Видеть его таким было... больно. Этот Вадим был для меня чужим незнакомцем. Совсем не тем соседским задорным мальчишкой, похитившим мое сердце. Но, тем не менее, даже такой чужой, он продолжал держать его в своих руках, как бы я не пыталась не думать о нем и двигаться дальше. Знаю, что глупо вот так быть привязанной к старому чувству, но ничего поделать с собой я не могла. Лишь очень надеялась, что со временем эта детская влюбленность уступит место большому взрослому чувству к кому-то другому... К кому-то, кто будет отвечать мне взаимностью.
   Я попыталась не думать о Вадиме и погрузиться в беседу. Не сразу, но у меня это получилось. Всякие коктельчики и безумный Лелькин оптимизм передались и мне, так что настроение снова вернулось в норму и я уже беззаботно смеялась над шутками парней, лишь время от времени поглядывая в его сторону. Вадим же, похоже, и вовсе думать забыл о моей персоне, полностью погрузившись в беседу со своими друзьями.
   - Эй, Викинг, прием, прием. - Раздалось у меня над ухом, когда я в очередной раз засмотрелась на своего веселящегося соседа. - Слева по курсу Сашка-симпатяжка. Приготовься, походу сейчас тебя будут ангажировать на танец.
   Он забавно хихикнула и стрельнула глазками в сторону приближающегося ко мне блондинистого друга нашего Огурчика. Парень и в правду был симпатичным и, что немаловажно, с отличным чувством юмора. А что? Может он и есть мое большое и светлое... Да даже если и нет, хуже мне уж точно не будет.
   - Вик, может... - Начал он.
   - Потанцуем? - Закончила я и мило ему улыбнулась.
   Парень энергично закивал, а потом подал мне руку и повел на танцпол. Следом за нами туда направилась и вся остальная наша компания. Так что уже спустя несколько минут мы дружно отплясывали под какие-то зажигательные зарубежные ритмы. А еще минут через пятнадцать, после того как Лелька достала уговорами бедного Огурцова и он переговорил с ди-джеем, радуясь во всю, подпевали Шатунову: "и снооова седаяяя нооочь".
   Одна песня сменялась другой. И я даже не заметила, как быстрая мелодия перетекла в какую-то плавную и медленную, а мы с Сашей уже стоим в обнимку и покачиваемся в такт красивому ритму. А еще я не заметила, как устала во время этих всех танцев. Я вздохнула и положила голову парню на плечо. Он совсем не возражал. А я расслабилась и прикрыла глаза. В мыслях неожиданно всплыл вечер на озере и то как Вадим также держал меня в своих объятиях. Как он тихонечко напевал смешную детскую песенку и как зачарованно глядел на меня своими шоколадными глазами. Сколько раз я прокручивала в голове тот вечер. Я уже и со счета сбилась.
   Против воли я опять нашла в толпе Вадима. В этот раз он пристально смотрел на меня и недовольно хмурил брови. Ну конечно, ему никогда не нравилось то, что я пью. Не то чтобы я часто напивалась, но в те два раза, когда это случилось, высказывался он знатно. С полминуты посверлив меня взглядом, он чуть заметно осуждающе качнул головой и отвернулся, снова забыв обо мне и погрузившись в разговор с каким-то незнакомым мне парнем. На душе снова сделалось тоскливо.
   Мы вернулись к ребятам, которые ни о чем не подозревая, продолжали веселиться и дурачится. Саша, видимо, заметив перемену в моем настроении, присоединился к ребятам, за что я ему бесконечно благодарна. Спустя какое-то время до меня дошло, что я совсем потеряла счет выпитого алкоголя, и как следствие перебрала.
   Чтобы немного освежиться, я махнув рукой друзьям, вышла на улицу. В лицо тут же ударил поток прохладного ночного ветра. Как раз то, что нужно. Я прислонилась к стене и сделала несколько глубоких вдохов и от удовольствия зажмурила глаза. В голове начало проясняться. Еще несколько вдохов. Тело приятно ослабло.
   - Ты что напилась?
   От грубоватого знакомого голоса, ставшего для меня неожиданностью, я даже вздрогнула и распахнула глаза.
   Передо мной стоял Вадим и был явно не в духе от увиденной картины.
   - Ага. - Я кивнула и глупо улыбнулась от своих мыслей. Я-то думала, что он меня совсем не замечает.
   Он выругался и нахмурился.
   - Пошли. Я отвезу тебя домой. - Бросил он с явным нежеланием это делать.
   Он потянулся ко мне рукой и отлепил от стены. От его прикосновения по телу прошла приятная теплая волна. Я удивленно уставилась в его лицо и как загипнотизированная пошла следом. Потом, все же вспомнив, что в клубе я не одна, остановилась. Вадим недовольно обернулся.
   - Что еще?
   - Подожди. Я сейчас. Мне только с друзьями попрощаться надо.
   Вадим как-то пренебрежительно фыркнул и негромко сказал.
   - Ух ты, мне ты даже "пока" не сказала, когда на два города в Питер умотала.
   Я удивленно взглянула в его лицо. Надо же, это был первый раз, когда он заговорил со мной о прошлом. Но хотя в голосе отчетливо слышалась обида, злость и что-то еще, его лицо было все также непроницаемо и даже безразличное.
   - Вадим...
   - Иди прощайся. Буду ждать у входа.
   Он развернулся и, не дожидаясь ответа, зашагал прочь.
  
  
   ***
  
   Мы уже около двадцати минут мчались по городу. Стоило мне вернуться, Вадим не слишком вежливо усадил меня на свой мотоцикл, а сам уселся сзади, обхватив меня руками. Конечно, это для того, чтобы я не свалилась во время езды, но как же все-таки приятно! Чувствовать его сильные руки, касаться спиной мускулистой груди, вдыхать запах терпкого пьянящего одеколона. И представлять, что у нас все хорошо, что не было тех безумно долгих двух лет. Что я по-прежнему Ежик, а он мой родной и самый любимый Медвежонок.
   Но все хорошее кончается слишком быстро. Спустя еще минут пять, мотоцикл завернул в наш двор, а спустя еще минуту двигатель затих, а Вадим слез с мотоцикла, а затем снял с него и меня.
   Мне отчаянно хотелось снова ощутить на себе его руки, прижаться к его груди, вдохнуть аромат его кожи. И, возможно, благодаря выпитому алкоголю именно это я и сделала. Руки против моей воли скользнули по его плечам и сомкнулись на спине. Вадим напрягся, но отталкивать меня не стал. А я, пользуясь моментом, прижалась к парню, и, блаженно прикрыв глаза, с упоением наслаждалась его такой желанной близостью. Лишь спустя несколько минут он несмело коснулся моей спины и чуть слышно прошептал чуть охрипшим голосом.
   - Вика, уже поздно. Тебе пора домой.
   Я лишь сильнее прижалась к нему, не желая вновь отдаляться от парня.
   - Я не хочу домой. - Также тихо прошептала я куда-то в его шею. - Хочу с тобой, Медвежонок.
   Он напрягся, а затем резко отстранил меня от себя.
   - Уже поздно. Тебе пора.
   И снова эта непроницаемая маска. Правда, в глазах ни то гнев, ни то отчаяние.
   - Иди домой. - Увереннее и жестче произнес он, в упор глядя на меня.
   Я отрицательно мотнула головой и умоляюще посмотрела ему в глаза. Затем снова попыталась обнять парня, но он лишь отступил на шаг от меня.
   - Хватит уже меня мучить, Вика. Иди домой. - Неожиданно зло прокричал он, и окончательно отцепив мои руки, быстрым шагом направился в сторону своего дома.
   А я, ничего не понимая, уставилась на его удаляющийся силуэт.
   И что это было?
  
  
   ***
  
   Я лежала без сна не в силах закрыть глаза. Почему он так со мной? Неужели все, что было между нами, для него уже ничего не значит? Почему тогда он так злиться на меня? До сих пор зол за отъезд? Обижен? Неужели он меня... ненавидит?
   От последнего предположения стало совсем горько. Не в силах и дальше лежать и мучатся вопросами, я встала с кровати и, одевшись, выбежала из дома. Вопрос "куда идти" даже не стоял. Я знала где смогу побыть наедине с собой.
   На нашем озере.
   Там мне всегда было хорошо. С ним. То место хранит столько приятных воспоминаний, которые мне сейчас нужны как никогда.
   Подойдя к нужному месту, я чуть было не подпрыгнула от неожиданности, когда увидела чей-то силуэт.
   Видимо, побыть наедине нужно было не только мне.
   На старом поваленном суку уже сидели.
   Вадим.
   Я пораженно замерла и затаила дыхание.
   Он сидел спиной ко мне, сжимая в руках бутылку, и смотрел куда-то перед собой. Потом, поняв, что не один, развернулся, и посмотрел в мою сторону. Его брови нахмурились, а сам он застонал и снова отвернулся.
   - Ну что еще тебе от меня надо?
   Я замерла. Просто не знала, что мне делать дальше. Уйти? Оставить его тут напиваться в гордом одиночестве? Сесть рядом, как в старые добрые времена? Обнять, ведь этого так отчаянно хочется самой?
   В нерешительности я закусила губу, сверля взглядом спину парня. От его присутствия мое сердце учащенно билось в груди, а я сама жадно разглядывала его очертания.
   Он сидел, опустив голову на руки, и молчал. Потом взъерошил волосы и сделал несколько глотков из своей бутылки.
   - Почему ты не можешь просто оставить меня в покое? - Не глядя на меня, произнес он.
   - Ты на меня злишься?
   Смешок.
   - Ты злишься. - Уже утвердительно сказала я.
   Что ж. Вполне ожидаемо.
   Он резко поднялся и зло взглянул на меня.
   - Злюсь? Да что ты! За что мне на тебя злиться? Подумаешь, свинтила, не удосужившись даже сказать "пока". Разве это повод на тебя злиться?
   - Прости.
   - Ха. Прости. Ведь именно этого я и ждал все эти два года. Два года, за которые ты даже и строчки не удосужилась мне написать. - Почти что крикнул он.
   Я опустила глаза, молча признавая его правоту. За все это время я так и не смогла набраться смелости объяснить причину своего такого скорого отъезда. Вернее, пару раз все же набралась. Позвонила на домашний, с замиранием сердца прослушала длинные гудки вместо знакомого и такого родного голоса. Во второй раз также. Больше звонить не стала. Решила, хотя нет, убедила себя, что так тому и быть, что, как говорится, не судьба, что у него уже своя жизнь в которой мне наверняка уже нету места. И для него же лучше, если я не буду лезть в нее и докучать своими оправданиями. К тому же, кто я для него? Просто маленькая соседка, к которой возникла легкая симпатия? Подумаешь поцелуй... просто момент был... романтический. Да и ему будет легче строить отношения с другой. Ведь для нормального парня два года это не малый срок. К тому же, не такая я эгоистка, чтобы держать его отношениями на расстоянии... даже если и сама этого безумно хотела.
   - Просто вычеркнула как ненужный эпизод в своей жизни. И плевать, что я живой человек, а не глупая плюшевая игрушка без чувств, которую просто так можно выкинуть на помойку, когда она становится не нужна.
   Он снова отвернулся и сделал глаток.
   - Ты никогда не был для меня игрушкой. - Чуть слышно прошептала я.
   - Правда? - Он как-то невесело усмехнулся и уже нормальным, но каким-то уставшим голосом проговорил. - Уходи, Вика. Просто уходи.
   - Почему? Почему ты так со мной?
   Он молчал.
   - Ты меня простишь? - Задала я мучавший меня вопрос.
   Он молча посмотрел на меня, потом глубоко вздохнул и прикрыл глаза.
   - Ты меня не простишь, да? - Чуть слышно прошептала я и, не удержавшись, обняла его и прижалась щекой к его груди.
   - Прости. Прости меня, пожалуйста. - Затараторила я, все крепче сжимая руки у него за спиной. - Ты никогда не был для меня игрушкой. Никогда. И я очень по тебе скучала. Правда. Я просто не смогла... не смогла попрощаться с тобой. Ты никогда не был мне безразличен. Понимаешь, я просто не смогла. Такая вот я трусиха. - Я всхлипнула и сильно зажмурилась чтобы не расплакаться. - Знаю, что звучит жалко и глупо. - Я провела ладонями по его спине и сделала глубокий вдох, чтобы последний раз насладится его запахом и теми ощущениями, которые вызывала его близость. - Прости. Если сможешь... прости. Я больше не буду мешать и докучать тебе своим присутствием.
   Я с трудом оторвалась от него и посмотрела в его глаза.
   - Обещаю.
   А потом развернулась и побежала прочь, из последних сил сдерживая слезы.
  
  
   4
  
   Прошла неделя.
   Я как могла, избегала Вадима.
   Это было тяжело. Очень. Ведь я его люблю. Любила тогда, люблю теперь, и наверно, буду любить еще очень долго. Ну и пусть. Так мне и надо. Сама виновата. Струсила, убежала, а теперь на вон, получи. За любовь надо было бороться, а не бежать, пряча голову в песок. Ведь я не учла, что не у меня одной могут быть чувства. Ведь тот поцелуй был не просто так. Нет же. Решила, что так будет лучше. Что ему будет легче, если я освобожу его от обязательств своим отъездом. Просто уеду, дав свободу от еще не начавшихся отношений. Хотела как лучше. А в итоге... в итоге ничего хорошего. Быть может, что мы могли бы сейчас остаться хотя бы друзьями... Мы как враги, чужие люди. Просто два чужих человека.
   Нужно было просто набраться смелости.
   А теперь... теперь слишком поздно.
   - Вот ты где? Стоило догадаться.
   Я резко оглянулась, отчего книга, лежавшая на моих ногах, свалилась на землю.
   Вадим стоял и пристально смотрел на меня.
   Я тоже молчала.
   Он подошел ко мне, нагнулся и поднял упавшую книжку.
   - Эти твои сказочки.
   Он тяжело вздохнул и провел пальцами по старому потрепанному томику. Он помолчал пару минут, держа в руках книгу, а потом, глубоко вздохнув, присел рядом со мной.
   - Ты спрашивала почему? Почему я так с тобой...
   Он снова тяжело вздохнул и молча открыл книжицу, перелистнул несколько страничек, затем так же молча протянул ее мне.
   Я непонимающе уставилась в знакомые строчки.
  
   Однажды Ежик и Медвежонок мечтали...
   Медвежонок спросил:
   - А почему ты такой колючий?
   - Потому, что если бы я не был такой, меня бы все гладили и любили!
   - А что в этом плохого?
   - Любовь как лето, быстро заканчивается... А когда бы любовь закончилась, я бы умер... А я хочу жить!
  
   Сердце пропустило удар от внезапной догадки.
   Он меня любил!
   Любил, а я... Я уехала. Молча, трусливо. Уехала. Я сделала ему больно и теперь он...
   - Ты меня ненавидишь? - Тихо задала я вопрос, мучавший меня на протяжении долгого времени.
   Он покачал головой.
   - Ежик, Ежик... ты так и не научилась шире открывать свои глаза.
   От того, что он впервые за все это время назвал меня ежиком, мое сердце сжалось, а глаза защипало от слез.
   - Эй, ты чего, реветь что ли собралась?
   Я отрицательно покачала головой и отвела взгляд.
   Он быстро поднялся и схватил за руку.
   - Пошли.
   Я послушно поднялась и последовала за ним.
   Он шел быстро, так и не выпуская мою руку, а я не смела позволить себе снова поверить, что еще не поздно все вернуть назад. Мы подошли к двору, но вместо того, чтобы отвести меня к моему, он повернул к своему дому. Я удивленно уставилась в его спину, но задавать вопросов не стала. Вадим молча завел меня в дом и закрыл дверь. Затем провел в комнату и подвел к дивану.
   - Садись.
   Все также молча прошел вперед и подошел к телевизору. Взяв в руки несколько коробочек с дисками, повертел их в руках, а затем, найдя нужный, положил его в ДВД и нажал на "плей".
   На экране появилась стандартная заставка, которая сменилась известным слайд-шоу по детскому мультфильму "Ежик в тумане". В тишине комнаты раздались слова рассказчика. А затем начался диалог главных героев.
   - Как все-таки хорошо, что мы друг у друга есть!
   Медвежонок кивнул.
   - Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем.
   - А ты где?
   - А меня нет.
   - Так не бывает, - сказал Медвежонок.
   - Я тоже так думаю, - сказал Ёжик. - Но вдруг вот - меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать?
   - Пойду к тебе.
   - Куда?
   Я сидела и слушала вкрадчивый голос из колонок, а каждое слово отдавалось где-то глубоко в сердце. На экране идет простая глупая детская сказка, а такое чувство, что сейчас происходит поистине что-то важное. Очень важное для нас. Именно НАС. Голос что-то говорил о поисках пропавшего Ежика Медвежонком, а у меня в памяти всплывали картинки нашего с Вадимом общего прошлого. Его "ежик", произнесенное мне задорным веселым голосом или чуть слышным мягким шепотом. Его карие глаза и милая, ставшая уже родной улыбка. Я перевела на него взгляд, пытаясь разгадать, что именно он хочет мне сказать этим импровизированным сеансом кинопоказа. Вадим лишь сжал крепче мою руку, продолжая смотреть на экран, и при этом плотно сжимая губы. Я глубоко вздохнула и вернулась к прежнему занятию. На экране появилась заставка большого медвежонка и ежика, с интересом глядящих в ночное звездное небо.
   - Тогда, тогда... Тогда я выбегу в поле, - сказал Медвежонок. - И закричу: "Ё-е-е-жи-и-и-к!", и ты услышишь и закричишь: "Медвежоно-о-о-к!.." Вот.
   - Нет, - сказал Ёжик. - Меня ни капельки нет. Понимаешь?
   - Что ты ко мне пристал? - рассердился Медвежонок. - Если тебя нет, то и меня нет. Понял?
   На этих словах мое сердце словно остановилось, а потом застучало с удвоенной скоростью. Вадим остановил показ и развернул меня к себе.
   - Вика...
   Он обхватил мое лицо руками и пристально посмотрел в глаза.
   - Я тебя люблю.
   Я замерла, уставившись на него и, кажется, даже дышать перестала.
   - И тогда любил...
   Он замялся, посмотрел в сторону, глубоко вдохнул и уже уверенно посмотрел на меня.
   - Я не знал тогда, как красиво тебе сказать о своих чувствах. Как вообще о них сказать. Я боялся испугать тебя, боялся, что нужен тебе только в качестве друга. А ты... ты была мне нужна тогда. Очень. Потом тот вечер на озере. Я расслабился, поддался минутному порву, поцеловал. О последствиях совсем не думал. А когда понял, что ты тоже... Ежик, я ведь и правда был так счастлив, что все у нас будет. Хотел все тебе сказать. Что чувствую, как сильно ты мне нужна. Но ты уехала. Я старался забыть, не думать, не вспоминать. Вычеркнуть тебя из жизни, как и ты меня... - Я хотела убедить его, что это не так, но он прокачал головой, и я промолчала, давая ему закончить. - Я просто с ума сходил, думая, что не нужен тебе. Злился. Старался убедить себя, что без тебя мне будет только лучше. - Он горько усмехнулся. - Я ведь почти в это поверил. Почти... Но когда ты вернулась... Я словно перенесся на два года назад. Так хотелось подойти, встряхнуть хорошенько, а потом расцеловать засранку и не отпускать больше никуда от себя. Но злость и обида, а еще страх, что история повторится... Что снова останусь ни с чем, если позволю себе эту слабость. Я так злился, Ежик. На тебя, за то, что снова заставляешь чувствовать это, на себя, за то что такой слабак. Я старался не поддаваться. Очень старался. Но я не могу. Да и не хочу больше упустить шанс быть рядом. Я не хочу знать, что значит снова не иметь возможности видеть тебя рядом, слышать твой смех, видеть твою улыбку. Эти два года без тебя... были ужасно пустыми. Мне очень нужен мой маленький Ежик, и я готов все сделать, чтобы ты была рядом, чтобы ты была счастлива со мной. И я очень хочу, - Он сбился, и не очень тихо добавил - Чтобы мой Ежик тоже меня любил... Хотя бы чуть-чуть.
   Он посмотрел на меня с такой надеждой и нерешительностью, что у меня защемило сердце и на глаза навернулись слезы.
   - Он любит.
   Он облегченно выдохнул и прижался к моим губам. Я чуть отстранилась и пробормотала:
   - Очень, очень.
   Он радостно улыбнулся, прежде чем вновь прижаться к моим губам в сладком, медленном и безумно нежном поцелуе, от которого хотелось взлететь куда-то очень далеко вместе со своим любимым медвежонком, который наполнил мою жизнь многообразием ярких красок и придал огромный смысл каждому моему вдоху.
   - Люблю тебя, Ежик. Теперь ты от меня точно никуда не денешься.
   - Это ты от меня никуда не денешься, - Я счастливо улыбнулась и прошептала - мой Медвежонок.
  
  
  
  
   Два года спустя
  
   Солнечный летний день, суета большого шумного города. И безумно счастливая я. Ну кто бы мог подумать, что люди могут быть настолько счастливыми. На секунду представила красивое лицо своего любимого мужчины, и глупая улыбка тут же расплылась на лице. Мой медвежонок. Мой самый-самый любимый медвежонок скоро станет папочкой. От этой мысли я непроизвольно провела ладонью по пока еще плоскому животу. Никогда не забуду восторга, плескавшегося в его глазах и безумную улыбку, озарившую его лицо, когда он об этом узнал.
   - Девушка!
   Я оглянулась и увидела симпатичного блондинчика, семенящего за мной следом.
   - Девушка. - Чуть насмешливо отвечаю я.
   - Таким красивым барышням не стоит ходить в одиночку.
   - Правда?
   - Абсолютно. - И для убедительности блондин еще и кивнул.
   Я свернула за угол. Мой спутник сделал то же самое. Из кармана послышался звук мобильного телефона. Я достала свой аппарат и посмотрела на экран: "папа Медведь". Так я в шутку переименовала Вадима, как только факт моей беременности подтвердил и доктор. За что он начал называть меня мамой Медведицей. После моего вопроса "почему не Ежик?", он ответил, что Ежиком я перестала быть в загсе, как только поставила свою закорючку в свидетельстве о регистрации брака. Я нажала на экранчик и поднесла аппарат к уху.
   - Что, папочка волнуется?
   - А у папочки есть повод? - Раздался веселый голос Вадима.
   - Неа. Я под охраной.
   - Какой еще охраной? - Чуть насторожился мой любимый мужчина.
   Я повернулась к идущему рядом блондину.
   - Как тебя зовут?
   - Дима. - Охотно ответил тот.
   - Под охраной отважного и бесстрашного Дмитрия. - Доложила я в трубку.
   - А могу ли я поговорить с этим отважным?
   - И бесстрашным. - Поправила я мужа
   - И с ним тоже. - Усмехнулся он.
   - Нууу если папочка очень хочет.
   - Папочка очень хочет.
   - Ладно.
   Я протянула мобильник Диме.
   - Это тебя.
   Какое-то время он слушал, что ему говорят, а потом, кивнув головой со словами "будет сделано", вернул мне телефон.
   - Папочка доволен?
   - Не очень. Папочка очень соскучился по мамочке и ему не терпится ее поцеловать. Так что не задерживайся.
   - Есть, сэр.
   Я нажала "отбой" и положила телефон обратно в карман.
   - Заботливый у тебя отец.
   - Очень. - И я снова не смогла держать улыбку.
   Мы мило болтали всю дорогу до дома. Дмитрий оказался очень веселым и интересным собеседником. Даже как-то жалко его стало. Хотя, он же сам вызвался проводить. Так что, как говорится, сам напросился.
   Стоило нам только зайти в свой двор, как мой Медвежонок, до этого стоящий у подъезда, быстро подошел ко мне и поцеловал. Совсем так не по-отечески. Отстранившись от меня, он повернулся сторону Димы и внимательно оглядел его.
   - Моя благодарность отважному и бесстрашному Дмитрию за сопровождение моей любимой жены. - Торжественно объявил Вадим.
   Дмитрий удивленно моргнул и пожал протянутую ему руку.
   - Ага.
   Потом чуть-чуть постояв, громко рассмеялся и попрощавшись с нами, ушел.
   - О чем задумалась, мама Медведица?
   - О том, что мне очень повезло со своим папочкой Медведем. Люблю тебя, Медвежонок.
   - И я тебя люблю. - И усмехнувшись, добавил. - Мой ежик.
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"