Светличная Лариса: другие произведения.

Анапа - город кошек (пишу)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram

  АНАПА - ГОРОД КОШЕК
  
  детектив
  
  
  Я взглянула на него и замерла среди шумной улицы. Мир исчез, остались только мы вдвоем. Лишь я и он. Он оказался именно такой, как я мечтала с детства. Даже лучше! Зажмурила на миг глаза и представила, как мы вдвоем купаемся в море, как я крепко его обнимаю.
  Открыла глаза, едва сдерживая слезы. Он не для меня. Ничего не получится. Я слишком взрослая для него. Мне двадцать восемь лет. Но как же я его хочу! Просто дышать не могу, и колени подгибаются. Он необыкновенный, он так близко, он так недосягаем.
  - Миля! - дернула меня за руку подруга Елена. - Что встала столбом? Пошли быстрее!
  Но я не могла идти. Ноги не шли.
  Зато Настя, младшая сестренка Елены, сразу оценила предмет моего восхищения. Остановилась рядом, удобнее поправив на плече пляжную сумку, и сказала:
  - Шикарный крокодил!
  - Какой крокодил?! - зашипела на нас Елена. - Где?!
  Я стояла, не отводя глаз от моей детской мечты, меня обходили люди, весело торопясь на пляж. Подруга проследила за моим взглядом, и, ругаясь, потащила меня за руку прочь от торгового павильона, где остался большой надувной зеленый крокодил. Он почти с меня ростом, у него растопыренные лапки, тупорылая морда и короткий толстый хвостик.
  Почему все в жизни так несправедливо? Я его нашла, и снова теряю. Купят ведь! Вот тот маленький пацаненок с мамой, или две девчушки, которые уже остановились рядом и показывают родителям на моего крокодила.
  - Хочешь, чтобы люди пальцем у виска крутили? - внушала мне Елена. - Ты вспомни, сколько тебе лет!
  - Нельзя быть такой консервативной! - не согласилась я.
  - Нельзя быть ненормальной! - отрезала подруга.
  - Но ей же хочется! - заступилась за меня Настя. - Она на него так смотрела!
  Я с благодарностью погладила девочку по головке. Вернее, по кепке, которая была на эту самую головку надета.
  - Лучше бы ты вчера так на тех троих мужчин смотрела, которые к нам в кафе подсели за столик!
  - Они пьяные были! - напомнила я. Как можно сравнивать тех троих с этим замечательным крокодилом?! Нельзя.
  - Они сегодня бы уже протрезвели, и мы бы не таскались по городу как дуры в одиночестве! Нас предлагали свозить в дельфинарий!
  - Сами сходим...
  - Не оглядывайся ты на этого крокодила!
  - Ленка, отстань от Мили, хороший крокодил!
  - Хочешь такого? - прищурилась Елена.
  Настя подумала и ответила:
  - Нет!
  - Вот видишь, Миля, даже ребенок понимает, что...
  Настя с сожалением добавила:
  - Он дорогой. Денег жалко.
  - У меня есть..., - начала было я, но меня прервали.
  - Миля, не позорься. И пойдемте быстрее, а то мы до пляжа не дойдем никогда.
  Улица шумела, курортный сезон манил на горячий пляж к морю, и туда расслабленно шел народ вдоль многочисленных торговых павильонов, палаток, торговцев, кафешек и аттракционов. Сейчас я могла бы прижимать к себе мою зеленую мечту. У меня на нее были деньги. За год заработала. Уж на надувную-то игрушку хватит! Так ведь нет! Елена меня со свету сживет! Засмеет! И всем еще расскажет, как я с надувным крокодилом плавала! И рассказ фотографиями снабдит для наглядности! Мне же потом стыдно будет людям в глаза смотреть.
  Крокодил остался далеко, я даже почти не оглядывалась. В других киосках и магазинчиках не было такого замечательного крокодила, только там. Ну, я взрослая, и знаю, что мечты чаще всего не сбываются. Жаль.
  - Мы тут уже третий день, и не нашли ни одного нормального мужика! - негодовала Елена. - Зачем, спрашивается, мы сюда приехали?!
  - Купаться! - предположила Настя.
  - Это маленькие дети едут купаться. Взрослые девушки едут кого-то поймать.
  - Крокодила?
  - Да откуда взялся этот крокодил?! Миля идет с кислой рожей! И Настя туда же! И вообще я в такой толпе купаться не могу! Мне нужны человеческие условия! Почему здесь столько народа?! Чего они все сюда приперлись? Почему орут и бегают?!
  - Елена! - попросила я.
  - Что?
  - Заткнись, а?
  - А?!
  - Лен, ты мои мечты разрушила, дай пострадать спокойно.
  Подруга перестала критиковать окружающий мир, тем более что мы дошли до пляжа. Елена растянулась на коврике из соломки и попросила Настю:
  - Настенька, сестренка, сходи вот в то кафе и купи Миле мороженого. Она его съест и обо всем плохом забудет.
  Настя никуда не пошла. Поправила кепку, закопала ноги в песок и сказала:
  - Не пойду. Там нет фисташкового мороженого, я посмотрела, когда мы шли мимо. И в тех ларьках тоже нет. Только пломбир и шоколадное. Еще с фруктами.
  - Точно? - не поверила я. - Нет моего любимого мороженого?!
  - Точно, - подтвердила Настя.
  Да что же это такое! Почему в моей жизни все так плохо?! Ни крокодила, ни мороженого.
  Вода на городском пляже цвела, и лезть в нее не хотелось. У берега море выглядело месивом из песка с водорослями, ну, и разной грязи, которая сама туда прибилась. Детям, как ни странно, нравилось. Родителям - нет. Они караулили своих чад, споря, какие службы должны чистить пляж, и есть ли они вообще. С виду, пляж последними прибирали еще жители древней Горгиппии.
  Между лежаками неприкаянно бродил местный маньяк-педофил, таща за собой велосипед. Мы его за три дня на всех пляжах видели. Маньяк приставал к детям, обещая показать живого краба. Дети не велись. Родители периодически маньяка отпинывали подальше, но он возвращался.
  - У него ведь нет краба, - сказала Настя.
  - Нет. Маньяки всегда заманивают детей игрушками, сладостями, или какой-нибудь ерундой, - ответила Елена. Она лежала, демонстрируя фигуру и купальник, но оценить такую красоту было некому. Вокруг до горизонта теснились оплывшие жиром мамаши с маленькими детьми и затюканными жизнью мужьями. - Спроси Милю, она тебе расскажет, чем еще маньяки детей подманивают.
  - Беспроигрышная лотерея, зверюшки, съемки в кино, помощь старшим..., - начала перечислять я, но Настя слушать не захотела.
  - У него есть велосипед! А он даст мне покататься?
  - Пойди, спроси, - лениво сказала Елена.
  - Я быстро!
  - Настя, катайся вот здесь у меня на глазах, - бросила ей вдогонку Елена.
  - Капец маньяку, - резюмировала я.
  - Толерантнее надо быть! Психологические особенности личности не всегда поддаются изменениям.
  - Я слышу слово 'психология'! Ты сдала сессию?!
  - Ну, почти. Не надо про учебу.
  - Давай про пляж, море, солнце...
  - Толпу народа и грязь, - закончила подруга мою мысль. - Надо было идти не на центральный пляж, а на Высокий берег... Нет, не надо. Там еще грязнее. Я бы там все порошком помыла...
  - Лена, вокруг надо видеть позитив, у нас халявный отдых.
  - Только поэтому я и молчу. Приличных пляжей нет, мужиков нет, сестренка где-то добивает маньяка. Ты их видишь?
  - Маньяка вижу, а Настю с велосипедом - нет.
  - Пойди, поищи? Мне вставать лень.
  Я накинула сарафанчик и пошла к маньяку. Вид у него был потерянный и грустный.
  - Вы девочку не видели? Она на минутку взяла мой велосипед...
  - Стойте тут, сейчас я ее найду.
  - Ее искать не надо! - испугался маньяк. - Велосипед найдите!
  - Сами виноваты, не надо к девочкам приставать!
  Я пошла туда, куда вроде бы поехала Настя. Надо объяснить ребенку, что нельзя брать чужое и не возвращать.
  Девочка нашлась за первым же поворотом возле фонтана. И не одна, с мальчиком. Я усмехнулась: мальчик этот был нам знаком, и за эти дни уже который раз попадался на глаза. Кажется, эти двое договариваются, на каком пляже встречаться.
  - Настя! Мы тебя потеряли!
  - Я бы вернулась.
  - Знаю. Но мы волнуемся.
  - Миля, добрый день! - поздоровался мальчик.
  - Здравствуй, Валентин. Где мама?
  - На пляже, вот там, где желтые навесы, а я за мороженым пошел.
  - Да, - подтвердила Настя. - Мы случайно встретились.
  Если они так будут шифроваться, то я запарюсь искать Настю по всей Анапе. И Елена будет в ярости.
  - Давайте вместе ходить на пляж? - предложила я. - будем договариваться, куда пойдем, или где встретимся?
  - Я - за! - кивнул Валентин.
  - Пойдем твоей маме скажем? - довольно улыбнулась Настя.
  Я едва успела их схватить.
  - Настя! Верни дяде велосипед!
  - Завтра верну!
  - Сейчас верни.
  - Я хотела еще покататься! Не брать же в аренду, если так дают.
  - Верни.
  - Ладно, - загрустила Настя. - Валентин, пошли, сходим со мной, а потом за мороженым, а потом к твоей маме, а потом к моей сестре.
  Дети дружно пошли отдавать велосипед. Я вернулась к Елене. Она зорко вглядывалась в каждого мужчину, который попадал в ее поле зрения, но ничего достойного ей не попалось.
  - Так просто не бывает! - пожаловалась она. - Мужчин нет! Исчезли. Одни мамаши с детишками. Завтра пойдем на другой пляж. Настя куда подевалась?
  - Общается с очень милым мальчиком.
  - Что? Я тут одна, а эта мелюзга уже с мальчиком?! И как только успела? Что за мальчик?
  - Соседи наши, Валентин с мамой.
  - Я в шоке! И они тут случайно встретились? На пляже? И вчера мы их тоже случайно видели? Что за тайны развели? Меня сестра за старую дуэнью держит? Зараза мелкая!
  Молодцы, детишки, тренируются водить старших за нос. Вместо того чтобы все нормально объяснить. Гуляли бы все вместе, я ничего против соседей не имею. Компанией гулять веселее. Нравится мальчик - так все только за. Незачем прятаться.
  Я хмыкнула и поняла, что кое-чему от Насти сегодня научилась. За свою любовь надо бороться. И я пошла покупать крокодила.
  
  Он меня ждал. Тянул ко мне все четыре лапки и призывно смотрел в мои глаза. Это судьба. Судьба нам быть вместе. Знаю, что такая возвышенная любовь не продлится долго, но то время, которое нам с ним отпущено, я не забуду никогда и никому не позволю отнять мою мечту. За обладание таким счастьем никаких денег не жалко. Тем более что цена оказалась вполне адекватной. Надо же, никогда не платила за любовь. Что ж, все когда-то приходится делать впервые.
  Получив в руки вожделенное сокровище, я сразу озаботилась, куда нам с ним пойти. Центральный пляж был рядом, но надо отойти подальше от того места, где купаются подруги. Засмеют ведь. А Настя еще и крокодила отберет. От нее даже маньяки с вампирами разбегаются.
  Наплавалась я в этот день до одури. Вокруг нас с крокодилом всегда толпились дети, но я своего зеленого зверя никому не отдала. Когда вылезла часа через два, то ноги уже не держали. Наверное, даже плечи сгорели, надо на обратном пути купить сметану, чтобы вечером намазаться. Крокодил обсыхал на лежаке, я топталась рядом. Стоя высохну, главное, чтобы ему было удобно и хорошо.
  В сдутом виде крокодил отлично поместился в моем рюкзаке. И тут меня озарило. Как его снова надуть? Пошла покупать миниатюрный насос. Еле нашла. Потом еще за сметаной, а в магазине много всего вкусного, и еще кошачий корм, так что в дом приволокла целую сумку.
  В Анапу мы приехали три дня назад. У маминой подруги-нотариуса здесь квартира. Я так подозреваю, что у нее в каждом городе вдоль моря по квартире, но маме она сказала только про эту. Оказалось, что в ближайшие две недели квартира совершенно свободна, и что если мама хочет, то может приехать и пожить. Мама не хотела, зато хотела я. У меня как раз отпуск, а тут море, солнце и свободная хата. Сказка наяву. Я одна в раю.
  Про грядущий рай как-то сразу прознала Елена.
  - И вот как расценивать твое поведение? Где твое участие, любовь и дружеская поддержка?! Сама так едешь на море! А про свою подругу ты подумала?!
  Я как раз в тот момент о ней и думала. Чтобы успеть уехать, и чтобы никто меня не трогал. Никто - это некоторые очень любопытные девушки.
  - Елена, так ведь ты говорила, что вы всей семьей куда-то уезжаете...
  - Мы все разругались и передумали. И теперь я одинокая и несчастная, а лучшей подруге до этого и дела нет.
  - Ты-то одинокая? Побойся бога. Позвони кому-нибудь из своих восторженных поклонников, пускай отвезет тебя за границу.
  - Нет. Я решила это лето провести в своем отечестве. Отечество достойно того, чтобы я отдохнула в нем летом.
  - Овации. Я как раз сейчас еду за билетами. Где встречаемся?
  - Давай там, в метро, в центре зала!
  Мой одинокий отпуск проходил в веселой компании. Настю нам дали в нагрузку. Чтобы уж совсем жизнь медом не казалась. Нет, девочка она не капризная и непритязательная. Ест все, что дадут. Спит, где положат. Настроение у нее почти всегда хорошее. Позитивчик такой ходячий. Но у меня же отпуск! Я, может, все две недели собиралась медитировать у прибоя. Или хотя бы не прятать от всех крокодила.
  Лифт в доме работал. Ура. Мы жили высоко, пешком ходить было лень. Дом располагался в центре, море рядом, но оно в Анапе везде рядом. Квартира вся блестела хрусталем - люстры, бра, вазы, фужеры, даже обои серо-серебряные. Скатерть на столе с серебристыми кружевами. Еще подушки диванные с серебристыми кистями и бусинками, и накидка на кровать в спальне тоже блестит.
  Как только мы во все это блестящее великолепие первый раз зашли, Настю аж затрясло от радости. Я, говорит, хочу все это потрогать и подергать. Но Елена ласково так предупредила, что если Настя хоть что-то сломает в чужой квартире, то Елена сестричку лично пришибет. Девочка прониклась. Сегодня четвертый день, квартира цела.
  Сестры ночевали вдвоем в спальне, а я одна на диване в кухне-гостиной. Еще был балкон и большая ванная комната.
  Я вошла, сразу припрятав в шкафу рюкзак, и понесла сумку с едой в столовую.
  Подруги смотрели большой телевизор.
  - Миля, я ведь тебе говорила, не покупай ничего. В холодильнике нет места.
  - Она, наверное, кошачий корм купила, да, Миля?
  - Миля, и не прикармливай у подъезда всех анапских кошек.
  - Девочки, спокойствие. Я в душ, Настя, переложи, пожалуйста, мороженое из сумки в холодильник, и там еще всякая еда...
  Когда я через пять минут вышла из душа, то Настя сидела за столом и доедала мою сметану.
  - Настя! Ты что делаешь!
  - Сметану ем.
  - Я же мороженое купила!
  - Не хочу мороженое, хочу сметану.
  - Миля, - подала голос с дивана Елена. - Тебе что, ребенку жалко сметаны? Не верю.
  - Не жалко. Я хотела этой сметаной намазаться, у меня спина сгорела.
  - Покажи! - обе хором.
  Я сняла футболку.
  - Сгорела, да, но не очень, - оценила степень бедствия Елена. - Мы здесь уже несколько дней загораем, поэтому уже сильно не сгоришь. И где тебя носило? Куда ты ушла от нас?
  - Купаться.
  - А с нами нельзя купаться?
  - Вы мне не даете долго плавать.
  - Мы о тебе заботимся. Вода - это опасно. Нельзя долго в ней находиться.
  - Хочется...
  - Ну, вот ты сделала, как тебе хочется. И что в итоге? Завтра будет болеть спина.
  - Я ее намажу сметаной, и не будет.
  - Нельзя сметаной. У меня есть специальный крем.
  - Хочу сметаной.
  - Настя, доедай уже эту сметану, чтобы Миля про нее забыла.
  Девочка есть не стала, а предложила:
  - Давайте намажем половину спины сметаной, а другую половину - кремом. Завтра посмотрим, что поучится.
  - Это моя спина, - напомнила я. - Хочу сметаной.
  - Не хватит на всю спину, - Настя облизнула ложку. - Зато мы проведем исследование.
  Елена согласилась и меня стали мазать. Слева - Настя сметаной, а справа - Елена кремом. Больно было и там, и там.
  - Валентин рассказывал мне о покойной бабушке! - сказала Настя.
  - Мальчик воспитанный, хорошо отзывается о покойной родственнице...
  - Она живет у него в квартире! Он рассказывал, что покойная бабушка ночью приходит.
  - Настя, я тебя умоляю. Давай не надо? - попросила я.
  - Сама говоришь, людям надо верить.
  - Давай не в отпуск?
  - Интересно же.
  - Нет. Какие-то нынче дети пошли не такие. Елена, ты помнишь, о чем вы разговаривали с друзьями, когда тебе было двенадцать лет?
  Елена завинтила крышку на банке своего чудодейственного крема, подумала и ответила:
  - Я песню пела. Вот на кладбище открылись ворота-а-а-а! Несут гроб, а в гробу девчонка та-а-а-а!
  - Не знаю такой песни, спой! - попросила Настя.
  - Не помню уже. Давно было.
  - Девочки. Внимание. Этот Валентин, напомните, где живет? - задумалась я.
  - В соседней квартире, - начала понимать Елена.
  - Призрак, значит, тоже там? - продолжила я.
  - Хочешь сказать, что надо оградить мою сестру от общения с этим чокнутым мальчишкой?
  - Валентин не чокнутый! - обидела за друга Настя.
  - Тогда значит, это он сказки сочиняет?
  - Он сам это видел, и сказал, если не веришь, приходи смотреть.
  - Псих.
  - Он же сам видел, пошли, спросим у него!
  - И пойду. Я с его матерью поговорю. Где они там покойных призраков развели.
  - Подождите меня, - попросила я, - спина высохнет, вместе пойдем.
  Настя маялась. Ей не хотелось ждать высыхания спины, ей хотелось идти прямо сейчас. Она махала на меня полотенцем и через каждые три секунды спрашивала: 'Высохла? Уже высохла? Ну, высохла?'. Проще было сказать, что высохла, одеться и идти.
  Елена была настроена крайне скептически, я - дружелюбно, а у Насти, как обычно, шило в одном месте. Она прыгала вокруг нас всю короткую дорогу до соседней квартиры. Соседи, к счастью, уже были дома.
  Я хотела как-нибудь смягчить причину нашего визита, но Настя с порога заявила женщине, которая открыла нам дверь:
  - Здравствуйте! Нас позвал Валентин смотреть на призрак его бабушки!
  Женщина моргнула и отошла от двери, пропуская нас в квартиру.
  А квартира была шикарная. Наша тоже была шикарная, с дорогущим ремонтом. Но в нашей только кухня-столовая и спальня, а здесь несколько комнат. Ну, ничего удивительного, это очень дорогой дом, нотариусы в плохих не живут.
  Женщина, мать Валентина, совсем не была похожа на жительницу дорогого дома. Вся такая серенькая и невзрачная, как воробей.
  - Валентин! - позвала она. - К нам гости!
  Мальчик сразу же выбежал к нам, они с Настей обрадовались друг другу и стали что-то обсуждать.
  Нас пригласили в зал, усадили у стола, налили сок и поставили вазу с фруктами.
  - Вообще-то еще есть вареная картошка и тушеное мясо, но нам в такую жару совсем не хочется есть, - сказала хозяйка.
  Мы заверили ее, что нам тоже есть не хочется, и сок в красивом стакане с соломинкой, это то, что надо.
  - Мы с сыном уже собирались уходить, - намекнула женщина.
  Мы намека не поняли, а Настя так вообще спросила:
  - Уходить? Гулять, да? А меня ночью спать заставляют! Можно я с вами пойду? Там в центре так красиво! Все блестит! Карусели! Концерты! Кафешки! А мне - умывайся и спать! Елена, Миля, почему мы не гуляем?! Зара Павловна с Валентином гуляют, а мы нет!
  - Вообще-то мы тоже гуляем допоздна.
  - Они позднее гуляют!
  - И я даже догадываюсь, с чем это связано, - посмотрела я на хозяйку. - Какие еще покойные бабушки?
  - Валентин, - грустно сказала женщина сыну. - Я же просила никому не говорить.
  - Я, конечно, люблю гулять по ночам, но ты здесь жить не можешь, ты боишься и плачешь, - глянул сын исподлобья.
  - И что могут сделать эти три девочки? - снова спросила она, показав на нас.
  Сын промолчал, зато Настя молчать не стала.
  - Вы просто Милю не знаете. Она вам всю правду скажет!
  - Гадалка, что ли?
  - Это она тоже умеет. Только не любит. Она по руке гадает, на картах, и еще может составить гороскоп.
  - Гороскопы - это не мое, - призналась я.
  Женщина посмотрела на меня с сочувствием. Я ее жалею, что ей призраки мерещатся, она меня жалеет, что я с приветом. Кто нормальный по руке гадает? Но мне пришлось научиться - подруга Марина не оставила другого выбора. Она как-то однажды решила, что должна кому-то передать свои знания. Ее дочь Ксюша сразу сказала, что ей срочно надо в школу и сбежала, а мне сбежать не удалось, я как раз только в гости зашла. Поэтому умею гадать на картах и кофейной гуще. С гороскопами сложнее - мне лень их составлять.
  - Я утром с балкона видела, ты кормила двух кошек у подъезда? - спросила мать Валентина.
  - Да, - созналась я. Не вижу смысла отпираться.
  Моя Милка сейчас дома на попечении всех, кого только можно. Надеюсь, ее покормят, а то опять крайних не найдешь. Все скажут, что заняты были. Кошки у подъезда голодные, мне их жалко. Вдруг я покормлю кошек, а добро вернется, и мою кошку тоже кто-нибудь покормит.
  - Миля, не прикармливай тут кошек, а то весь подъезд загадят! - приказала Елена.
  - Мы здесь всего четыре дня и скоро уезжаем. Не волнуйся за подъезд.
  - Мы здесь неделю, - сказал Валентин.
  - Неделю? - удивилась я. - Мы думали, что вы дольше здесь живете.
  - Нет, только неделю, - покачала головой хозяйка. - До этого жили в Воркуте.
  - А мы из Москвы.
  - Да, я знаю. Вообще-то я отсюда родом, местная, но замуж вышла и уехала. Теперь вот вернулась. Муж умер год назад. Эта квартира мне в наследство от матери досталась. Она здесь не жила. Квартира новая.
  - И теперь вы здесь видите вашу покойную мать? - спросила я, мне никто не ответил.
  Елена молчала, глядя на хозяев. Сидела и думала, надо ли считать мать и сына ненормальными, и как убедить сестру не общаться с ними.
  - Три раза видела, - наконец вымолвила женщина.
  - Вообще-то, такого не может быть.
  - Согласна. Раз пришли, то давайте подождем. Я ее видела примерно в два часа ночи.
  Мы стали ждать. Я заставила выключить весь свет, кроме нескольких ночников.
  
  Призрак появился, как и раньше - около двух ночи. Пожилая женщина стонала, стоя посреди комнаты.
  'Как же так... Мне больно думать о тебе... Уйди от меня! Уйди отсюда! Уходи!'
  Потом исчезла.
  Я включила свет. Хозяйка квартиры была серого цвета, Валентин держался, боясь потерять лицо перед Настей, но ему было страшно. Елена не испугалась, а у Насти глазенки горели.
  - Вот это спецэффекты! - она подскочила к тому месту, где был призрак. - Вы хоть представляете, сколько это стоит!
  - Представляю, - сказала мать Валентина. - Пять лет моей жизни.
  - Миля! Они не верят! Ну, скажи им!
  - Такие сеансы спиритизма одно время были очень популярны, - согласилась я с тем, что призраками здесь не пахнет. - Если учесть, что наука не стоит на месте, то можно все организовать в разы лучше, чем в девятнадцатом веке, иди в Древней Греции, с их отблесками на стене пещеры...
  - Знаете, - признался Валентин, опустив голову, - когда я в самую первую ночь сюда приехали и она появилась, я очень сильно испугался. Я, наверное, трус... Вы все так просто все объяснили, а я не смог.
  - Ничего подобного! - кинулась на его защиту Настя. - Я бы тоже испугалась. Ты не мог знать про такие фокусы в твоей квартире.
  Робкая мать Валентина встала с дивана разъяренной фурией:
  - Если я правильно поняла, то кто-то хотел до смерти испугать моего ребенка?!
  И мы все поняли, что тому, кто причинил вред ее ребенку не жить долго и счастливо. И вообще никак не жить.
  - Думаю, так и есть. Вы правы. Кто-то хотел испугать вас и вашего сына. Слышали, что сказал мнимый призрак?
  - Он нас прогоняет, - ответил за мать Валентин.
  - Типичное поведение для призрака. Если вы уедете из квартиры?
  - Некуда уезжать. Можно только ее продать, или сдать.
  - Кому надо вас отсюда выгонять?
  - Ума не приложу, - сказала женщина.
  - Не волнуйтесь, Миля разберется! - обнадежила ее Настя.
  Разбираться мне, если честно, не хотелось. Я купаться приехала. И еще у меня взаимная любовь с крокодилом образовалась. Но на меня смотрели как на единственную надежду на спасение, и я сразу сдалась.
  - Да без проблем. Зара Павловна, вы получили наследство от матери. Другие наследники есть?
  - Нет.
  - Вообще нет? Вы и ваш сын - единственные родственники покойной?
  - Мой брат. Он старше меня на пять лет.
  - То есть у вашей матери было двое детей? Вы и брат? И у него нет обязательной доли в наследстве, так? Он не пенсионер, не инвалид?
  - Да, верно. Вообще-то, он купил эту квартиру на свои деньги, у него бизнес. Но оформил на мать. Она оставила квартиру Валентину, единственному внуку.
  Ясно, ничего нового, грызня из-за наследства между родней.
  - Каким образом оставила?
  - В собственность ему оформила при жизни. Брат не знал.
  - И теперь хочет судиться? - с видом профессионала вставила Елена.
  - Пока молчит. Но злой. Не здоровался даже первые два дня, как мы сюда вселились.
  - Да, кошмар, - согласилась Настя, уминая виноград. Вкусный, сладкий, без косточек.
  - И мне ни слова не сказал, - подтвердил Валентин.
  - Не сказал? Вы встречались? - удивилась я.
  - Да каждый день. Он через стенку живет. В соседней квартире, - ответила женщина.
  - Похоже, что призрак его рук дело, - предположила я.
  - Я прямо сейчас пойду в полицию, - заявила женщина.
  - Утро вечера мудренее, - не согласилась я. - Берите одеяла, подушки, идем ночевать к нам. Мне кажется, у вас тут может быть опасно, раз за стеной такой странный тип.
  Ночевать мы пошли только к утру. До этого три часа по городу гуляли.
  Разберемся с любителем призраков, и не такое видали.
  
  На лестничной площадке не было видеонаблюдения, квартира зловредного дяди Валентина не под охраной. Это хорошо. Легче замок открывать. Никто не видит. Не люблю я лазить в чужие квартиры. Утешаю себя тем, что мы ничего не возьмем, а потом я квартиру закрою, как было.
  В этой квартире тоже был сделан роскошный ремонт. Вот бывает просто роскошный ремонт, а бывает роскошный ремонт со вкусом. В трех квартирах, которые я видела в этом доме - со вкусом. И, как мне кажется, один дизайнер и одна строительная бригада это все воплощали. Я оказалась права.
  - Красиво! - похвалили обстановку Елена.
  - Здесь во многих квартирах одна бригада делала ремонт. На моего брата работают, - сказала мама Валентина.
  Долго любоваться я не дала. Еще как хозяин вернется!
  - Настя, не стой столбом! Ищи! - шикнула я.
  - А чего искать, и так все ясно...
  Оборудование, с помощью которого был организован призрак, даже не было спрятано. Стояло себе спокойненько возле смежной с соседями стены. Настя с видом профессионала его осмотрела. Валентин, как и мы все, ничего в технике не понимал, поэтому больше смотрел на Настю.
  - Настенька, нас здесь не поймают? Ну, видеонаблюдение в квартире какое-нибудь есть?...
  - Не-а, нет здесь ничего.
  - Ты все посмотрела? Пошли уже отсюда?
  - Да, уходим...
  Уходить Насте не хотелось, она вы с удовольствием осталась ломать технику, но нельзя.
  Как только мы вышли из чужой квартиры, и я стала закрывать замок, все шустро от меня сбежали. Помощь и поддержка. Друзья, называется. Если меня поймают, то окажусь крайней, а они не причем. К счастью, замок несложный. Вот почему, скажите мне, богатые люди на замках экономят? Ну, мне же лучше. Лишь бы никто не отвлекал ближайшие несколько минут.
  Наивная.
  Шаги на площадке я услышала в самый последний момент. Успела только встать на ноги и позвонить в дверь. Лифт бы услышала, значит, кто-то спустился с верхнего этажа. Не с нижнего. Вверх идти не будут, лень. На лифте бы поехали.
  - Ты сюда? И я тоже сюда... А что, никого нет дома? - раздался сзади старушечий голос.
  - Давайте подождем минутку, вдруг откроют? - лицемерно предложила я, оборачиваясь.
  За мной стояла бабка с блаженной улыбкой счастливого человека. Ей-то что здесь надо?
  - А вам-то что здесь надо? - спросила она меня.
  - Я приехала в гости, живу вон в той квартире. Мне здесь очень понравилось, отличный дом, море рядом, соседи приличные. Вот, хочу купить в этом доме квартиру...
  - Да, здесь продаются квартиры. Мой сын год назад купил. Я с ним живу. Он мне выделил комнату...
  - Замечательно...
  Когда уже эта бабка уберется?! Я, если честно, в неприятном положении. Или мы с ней будем ждать, кто кого перестоит возле этой двери? Я перестою, мне нужнее.
  - А зачем ты сюда-то звонишь? Эта квартира не продается, я знаю.
  - У хозяина, говорят, есть бригада, которая делает ремонты. Хочу сразу ремонт заказать.
  - И я тоже! - обрадовалась бабка. - Мой второй сын тоже в этом доме купил квартиру. А бригада Якова Павловича начала делать ремонт, а потом все куда-то делись, вот хочу узнать, когда заканчивать планируют. Каждый день сюда ходим, то я, то сын. Никого. А ты сама откуда, раз такую дорогую квартиру покупаешь? Москвичка, что ли?
  - С Дальнего Востока! - бодро соврала я.
  - А... они там тоже богатые...
  Сама-то она откуда? Я всего лишь вру, что хочу купить, а ее родня уже вторую покупает. Молчали бы все про москвичей... Я уже поняла, что никому нельзя говорить, что ты из Москвы. Жить легче, если никто этого не знает. Так я еще и не приезжая, а коренная москвичка. Ужас. Люди такого не прощают.
  - Не открывают, - я еще раз нажала на звонок. - Никого нет дома.
  - Так сосед давно не появлялся, я его несколько дней не видела. Говорю же!
  - Вы его знаете, этого Якова Павловича?
  - Его бригада у нас делала ремонт, у старшего сына. Вежливые такие мальчики. Меня спрашивали, что я хочу в свою комнату... Их тоже не видела давно. Они сыну не доделали ремонт и сбежали. А мы им уже деньги отдали.
  - Понятно. Может, они заболели? Хотя, нет... Или инфекция всех скосила? Или они на другом объекте? И на звонки они вам не отвечают? Хотя, ясно, что не отвечают. И куда все делись?
  Бабка стояла, как приклеенная, и уходить не собиралась. За ее спиной приоткрылась наша дверь, выглянула Елена и сразу спряталась. Понятно. Выручать меня никто не будет. Все сама, все сама...
  - Давайте, я вас провожу? - надо же бабку отсюда как-то спровадить. - Вы ведь живете этажом выше?
  - Точно! Откуда ты знаешь?
  Я промолчала, доброжелательно улыбаясь.
  Мы пошли к лифту. Сейчас я бабку быстренько отвезу и назад, закрывать чужую квартиру. А вот и нет!
  - Пойдем пешком! Мне надо ходить, врач сказал. Поддержишь меня, чтобы я не упала.
  Бабка прошла мимо лифта к лестнице.
  - Так ведь на лифте быстрее! - попыталась образумить ее я. Напрасно.
  - Если ходить по лестнице, то суставы укрепляются. И еще для суставов полезно есть холодец. Но в такую жару он тает.
  Какие-то у людей людоедские воззрения. Хочешь поумнеть - съешь мозг умного человека. Хочешь смелость - съешь сердце отважного человека. Хочешь, чтобы суставы не болели - съешь холодец. Прямо, дикие племена, а не современность. Или это потому, что я холодец не люблю. Все ведь говорят, что он полезный.
  Мы с бабкой шли. Время шло, и мы шли. Скоро произойдет смена времен года, высохнет море, придет ледник, а мы так и будем идти вверх на один этаж. Я сейчас сдурею.
  Бабка остановилась и подняла вверх восторженные глаза.
  - Знаешь, что мне только что сказали из космоса?
  - Нет.
  - 'Лидия Ивановна, вы очень хороший человек!'.
  - Понятно. Кто такая Лидия Ивановна?
  - Так я же!
  - Отлично.
  - И знаешь, что еще сказали?
  - Догадываюсь.
  - 'Мы вам всегда будем помогать!'.
  - Великолепно.
  - 'Мы за вами наблюдаем!'.
  - Я так за вас рада...
  - 'Вы должны зажечь пламя вечного космоса'!
  - Давайте не надо?
  Понятно, почему сын бабку на глазах держит в соседней комнате. Она ж того... Тю-тю... Но я бы на его месте все-таки определили ее в соответствующее учреждение. Она ведь и поджечь что-нибудь может. Во имя великого космоса.
  Бабку я довела до квартиры и вручила с рук на руки невестке. Та не обрадовалась. Видимо, надеялась, что свекровка однажды уйдет и не вернется, но та каждый раз возвращалась.
  Я тоже вернулась к открытой двери и наконец-то ее закрыла. Уф! И даже все свои приспособления в карман спрятала. И опять еле успела нажать на кнопку звонка, заслышав шаги за спиной. И чего они все повадились сюда ходить с верхнего этажа?! Хорошо, что дверь закрыта.
  - Чего надо? - спросил недобрый голос за моей спиной.
  Ой, хозяин вернулся. Как не вовремя-то! Ну, ничего, выкручусь. Я же хорошая, в квартире мы ничего не брали, только глазками посмотрели. Это он плохой. Пугает сестру и маленького племянника. Поэтому я бодренько повторила недавно рассказанную историю.
  - Здравствуйте, покупаю в этом доме квартиру и хотела бы заказать ремонт...
  - Нет. Заказов много.
  - Так я подожду...
  - Нет.
  Мужчина открыл дверь и вошел. И даже не заподозрил, что с замком что-то было не так. Вот и хорошо. И мне тоже пора восвояси. Но мог бы и повежливее разговаривать. Я все-таки из его квартиры ничего не вынесла. Мы даже почти ничего не трогали.
  
  - Ну, что?! - хором спросили Елена с Настей, когда я пришла домой.
  - Вы ж подслушивали, зачем спрашивать?
  - Из первых уст, так сказать...
  - Вы уже все первыми ушами слышали. И вторыми тоже. Могли бы и помочь.
  - Мы и помогли!
  - Чем?
  - Не мешали.
  - Спасибо...
  Вот, наглые девицы. Я там одна как перст отбивалась от бабки и от соседа, а они отсиделись в сторонке, а теперь пристают. Расскажи им. Не расскажу. Сами все знают.
  - Ну и молчи, - Елена развернулась и модельной походкой ушла в закат. Села на диван и повернула личико точеным профилем. Самый выигрышный свет поймала. Хоть фотографируй. Что с нее взять, модель, она хоть где модель.
  Настя прошлепала босыми ногами по полу и плюхнулась рядом с сестрой. Мне тоже в прихожей стоять не хотелось. Я бы вообще сейчас какой-нибудь вкусный холодный коктейль выпила. Например, минералка, мята и лед. Или с фруктами. У меня только что стресс был, я заслужила.
  - Девочки, никто не хочет сделать мне коктейль? - попросила я.
  - Никто! - хором ответили обе зловредные девочки. - Ты с нами вообще разговаривать не захотела, а мы тебе должны коктейль делать?
  - Нельзя быть такими злопамятными! - посетовала я. - Ближних надо любить, прощать, и делать им коктейль по первому требованию.
  - Ага, так и поступим. Когда у нас будет кто-то ближний.
  - Вот вы какие, - уговаривала я. Не делать же коктейль самой, когда можно это поручить специалистам. - Я чуть не попалась на проникновении в чужую квартиру, а от вас ни помощи, ни сочувствия. А если бы я не успела закрыть эту дверь?!
  - Так ведь успела.
  - Ясно с вами все. Вот сейчас как обижусь навсегда и познакомлю с соседней бабкой, которая с космосом на постоянной связи.
  - Это которая по лестнице пришла? Она ненормальная?
  - Ну да. Познакомлю.
  - Миля, - попросила Настя. - Давай лучше ты не обидишься навсегда. Не хочу бабку из космоса.
  - Настя, отстань от Мили, ничего интересного там не было. В следующий раз пойдем в ту квартиру и посмотрим, вдруг там еще что-то...
  - Без меня! - не дала я договорить подруге. - Второй раз не пойду. Я и первый-то зря пошла.
  - А как мы без тебя дверь откроем?
  - Никак. Незачем лезть в чужие квартиры. Это вообще-то незаконно...
  - Сказала дочь судьи!
  - Смешно... И я все еще хочу коктейль.
  - Ленка, сделай ей коктейль, она ж до утра стонать будет!
  - Буду! - подтвердила я.
  Елена грациозно встала и принялась заниматься кулинарией. Движения выверенные, хоть клип снимай. Получив желанный коктейль, я села у окна с видом на море. Хорошо! Море, солнце, кондиционер, вкусный коктейль, и зеленый возлюбленный крокодил в рюкзаке. Я без него уже скучаю.
  - Девочки, я серьезно. Больше в чужую квартиру мы не полезем. Я согласилась только потому, что, во-первых, поняла, что смогу открыть и закрыть замок, а во-вторых, испугалась, что соседи получат сердечный приступ со страха. Призраки - дело опасное.
  - Ну и ладно, - согласилась Настя. - Я все равно там такую штучку открутила, и теперь призрака больше не будет.
  - Что ты сделала?!
  - Ах ты, вредина маленькая! И когда успела! Все время на глазах была! Сейчас сосед заметит, что призрак пропал, и нам по башке настучит!
  - Не заметит. То есть, заметит, но подумает, что это само сломалось. Я бы так подумала.
  - Настя, а он сам всю эту технику настраивал? Ну, ты бы такое смогла сделать?
  - Сложно, но если очень хочется то смогла бы. А он... не знаю. Может быть и сам.
  - Надо у Валентина спросить, дружит ли его дядя с техникой.
  - Я сейчас к нему сбегаю и спрошу! - Настя подскочила, одним глотком осушив свой коктейль.
  - Зови их с Зара Павловной к нам. Поговорим.
  - Я мигом!
  Настя убежала, а я стала думать, какое мне совершить полезное и доброе дело. Такое, чтобы и не очень сложное, и не сильно напрягаться, и не очень долго.
  - Елена, я сейчас буду стирать! - громко заявила я.
  - Порошка стирального нет, - Елена забрала у меня пустой стакан и унесла мыть.
  - Так был же!
  - Закончился.
  Доброе дело грозило закончиться не начавшись. Если я пойду в магазин за порошком, это будет уже два добрых дела. Я подписывалась на одно. Второе пускай совершит кто-нибудь другой.
  - Вот! Я их привела! - Радостно втолкнула Настя соседей в дом.
  - Зара Павловна, Валентин, заходите, сейчас сделаю вам коктейль! - гостеприимно предложила Елена.
  - Мы с Валентином не хотим коктейль! - отказалась Настя. Сама она коктейль уже выпила, а о приятеле не подумала. - Можно мы пойдем погулять?
  - Можно, - разрешила Елена, а мама мальчика согласно кивнула.
  Пока ребята не сбежали, я попросила Настю:
  - Купите стиральный порошок? Все равно ведь мимо магазина пойдете.
  - Купим!
  Дети убежали делать доброе дело. Насчет стирки я удачно придумала. Всего-то и надо, что пару кнопочек нажать, мне Настя показала, каких, а пользы масса. Чистота - залог здоровья.
  - Я вот тут решила убить брата, - буднично сказала Зара Павловна.
  - Да не вопрос, - отмахнулась Елена. - Мы с Милей его подержим, а вы убивайте.
  - Правда, подержите? - счастливо засверкала глазами женщина.
  - Конечно. По-соседски.
  - Спасибо! И еще надо труп спрятать.
  - Утопим. Море большое, не найдут.
  - Точно! Пропал, и все! Миля, откроешь ночью замок?
  - Зачем ночью? - фыркнула Елена. - Пошли сейчас? Пускай посмотрит в глаза своей смерти!
  - Да! - женщина встала, словно свобода на баррикадах. - Идемте сейчас!
  - Вперед! - отсалютовала стаканом Елена.
  Я на все это действо смотрела и решила с ними не ходить и их не пускать. От греха подальше.
  - Елена! Не видишь, что ли?! Она же серьезно! Ты психолог, или где?!
  Елена тут же сунула стакан соседке, усадила ее обратно. Соседка хлебнула холодную жидкость.
  - Давайте поговорим? - задушевно проговорила Елена. - Вы хотите убить вашего брата?
  - Я за моего сына всех зарою.
  - Это как-то связано с фальшивым призраком?
  - Разве это не очевидно?! Валентин, когда увидел первый раз этого призрака, весь побелел! Я думала, ему сердцем плохо станет. Хотела скорую вызвать, полицию. А что скажу? Призрака испугались?
  - То есть вы боитесь, что ваш брат причинит вред вашему сыну?
  - Валечка в детстве такой слабенький был. Врачи вообще боялись, что не выживет. Нет, они мне ничего не сказали, но я же мать, я и так понимаю...
  Тут прибежал слабенький Валечка, здоровый, как лось, и ростом как бы ни выше меня.
  - Ты принес стиральный порошок? - обрадовалась я.
  - Нет, сахар. И еще малину. Настя сказала, что хочет варенье! Ну, я пошел! Настя ждет!
  Мальчишка убежал. Я поставила лоток с малиной в холодильник. Варенье в список моих добрых дел не входит, пускай Елена варит. Сахар оставила на столе.
  - Видите! - махнула мать вслед сыну.
  - Видим! - сказали мы. - Активный здоровый ребенок.
  - Сколько я сил положила, сколько ночей не спала. Как он выйдет на улицу - простуда. В школу сходит - ангина. Из одной болезни в другую.
  - Все позади, перерос уже. Теперь будет легче.
  - С моим братцем?! Не будет. Он нас уморит из-за наследства.
  - Не вы первые..., - начала я, но исправилась, - из-за наследства судитесь.
  - Мы с братом с детства не ладим.
  - Давайте об этом поговорим? - Елена сунула собеседнице второй стакан. Первый уже был выпит. Во втором, как я поняла, алкоголя прибавилось. Потому что в бутылке убыло. А если где-то убывает, то где-то прибывает, и это место - стакан.
  - Я с ним нормально, это он меня терпеть не может. Всегда не любил. Я ему ничего не сделала. Я его вообще не трогала.
  - Бывает, - сказала я. - Насильно мил не будешь. Но с призраком он, конечно, перестарался, мягко говоря...
  - Не то слово! - согласилась Елена.
  - И что мне делать? - вопросила соседка, заплетающимся языком.
  Этого мы пока не знали, хотя идеи были. Обменяться ими не успели, потому что прибежал Валентин.
  - Ты принес стиральный порошок? - снова обрадовалась я.
  - Нет, сахар. И еще абрикосы. Настя хочет абрикосовое варенье. Ну, я побежал...
  - Я сейчас вместо порошка буду стирать сахаром! - горько сказала я.
  Интересно, сахаром можно стирать?
  - А сахаром стирать можно?
  - Можно. И голову мыть.
  - Не знала...
  - И за что мне это? - вопросила Елена. - Одна пьяная, другая тупит...
  - И еще призрак! - добавила я.
  - Хоть кто-то нормальный.
  - Призрак?
  - От него хоть знаешь, чего ждать.
  - Я всего лишь хотела сделать доброе дело!
  - Опасно. Лучше ничего не делай.
  - Ура! - обрадовалась я. - Можно я пойду спать?
  - Стоп! На место! Куда пошла?!
  Вот пошлет же судьба вежливую и добрую подругу. Что ей опять не так? Я бы тихо где-нибудь залегла и никому не мешала.
  - Миля, иди в магазин за порошком, и еще антистатик купи. Потом стирай и не мешай мне, у меня варенье.
  - Сваришь, не проблема, кастрюли у нас есть.
  - Нет! - подала голос Зара Павловна. - Варенье надо варить в алюминиевой посуде. У меня есть, я уже варила варенье, я вам дам...
  Вот лично я бы предпочла готовое варенье, а не варить. Но готового мне никто не дал, увы. Придется ждать, пока это сварится и остынет.
  - Миля, сходи, принеси из моей квартиры алюминиевый тазик, вот ключи!
  Самой хозяйке в квартиру идти не хотелось, хоть ей и пообещали, что призрака больше не будет.
  Призрака не было. Я обошла квартиру, раздумывая, поставил ли сосед здесь видеонаблюдение, но если Настя ничего не заметила, то его нет, видеонаблюдения. Квартира дорогая. Понимаю мужика, который купил ее за свои деньги, обидно ему. Но не надо было оформлять собственность на мать. А если оформил, то надо быть готовым к тому, что мать может со своей квартирой сделать все, что захочет, хоть продать, хоть подарить. Что она и сделала. Но методы выжить сестру какие-то странные выбраны. На что он рассчитывает? Что она просто так бросит квартиру? Отдаст брату? Смешно.
  Тазик я нашла на полке в кухонном шкафу. Понесла Елене.
  - Тебя за смертью посылать! - встретила меня подруга. - Бегом в круглосуточный магазин за порошком! Нам завтра из дому выйти не в чем! Все грязное!
  Ну, это она преувеличивает, но идти пришлось. Настя с Валентином так и не объявились. Соседка спала на моем диване.
  В круглосуточном магазине купила все, что велено, и еще кошачий корм. Вернулась, затолкала корм в сумку с крокодилом. Если есть ночью захочет, пусть ест.
  Елена уже поставила варить варенье, и оно булькало и вкусно пахло. Стиральную машину тоже Елена включила, мне не доверила, а я не настаивала. Я села поближе к варенью. Когда оно сварится и его немного остудить, то можно им полить мороженое, будет вкусно.
  Елена сварила малиновое варенье, абрикосовое решила сварить потом, повесила досыхать выстиранное белье, достала мороженое, разложила по креманкам, варенье в вазочку выложила большой ложкой. Куда мужики смотрят, такая жена пропадает! Хотя, я не права. Мужики-то как раз смотрят. Это Елена не смотрит. Принца ждет. А до его прибытия развлекает себя короткими интрижками, просто чтоб навык не потерять.
  Прибежали Настя с Валентином. Радостные, небось, на всех каруселях прокатились, и все сладости в кафешках съели. Не все, как оказалось.
  - Мороженое с вареньем! - взвизгнула Настя.
  - Тихо! Зару Павловну разбудишь! - шикнула на нее Елена.
  - Да, тихо, - согласилась я. - Проснется - придется делиться, а так нам больше достанется.
  - Может, она тоже хочет варенья? - спросил любящий сын и пошел будить мать.
  Мать долго не просыпалась, а когда ее все-таки растолкали, протерла глаза и удивилась:
  - Уже утро?!
  - Ну, почти, - согласились мы.
  - Сын, идем домой! Девочкам спать пора. И тебе тоже.
  - Мама, тут мороженое...
  - Не разрешаю. Ты его весь день ел. Горло заболит.
  - Ну вот! В следующий раз не буду тебя будить!
  Валентин корил себя за доброту всю дорогу до своей квартиры. Соседка нас благодарила, договорились встретиться днем.
  Я подвинула к себе мороженое. Вкусно. Разобраться бы еще с соседом и его очень странным способом избавиться от сестры и забрать себе квартиру. Но это позже. А пока мороженое и спать.
  
  Утром мы с крокодилом пошли купаться. Настя с Еленой еще спали. Я решила времени не терять зря и провести его с тем, кого я безоглядно люблю.
  У подъезда двое - молодые мужчина и женщина - разливали по мискам еду для кошек. Разливали из кастрюли, в которой варили. Герои. Вчера я их не видела. Много еды наварили. Коты, штук десять, с откормленными мордами вяло это все ели. Сытые. Тогда не буду им давать кошачий корм, который у меня в сумке лежит. Пусть лежит дальше.
  На пляже народу было не так чтоб очень много из-за раннего утра. Позже будет не протолкнуться, а сейчас свободно. Людей, конечно, много, но днем будет больше. Говорят, днем загорать вредно, так что я молодец, что пришла утром.
  Под внимательными взглядами малышни надула своего крокодила, и мы с ним поплыли.
  И вот плыву я, рассекая водную гладь зеленым крокодилом, и тут мне прямо в ухо злой такой голос: 'Зря вы мне зачет не поставили, Миля Николаевна!'.
  Сейчас, как я уже поняла, меня топить будут.
  
  
  Оглянулась, потому что крокодил загораживал мне обзор. Слева один, справа двое. Зачет не поставила всем троим, но высказался пока только один.
  Погладила крокодила. Вот, нигде нельзя остаться с любимым наедине, сразу все лезут посмотреть, что мы делаем.
  - Тимур, я тебя за весь семестр ни разу не видела, какой может быть зачет? Ты, кстати, на него даже не пришел.
  - Вы меня помните?!
  - И Руслана с Артуром тоже помню.
  - Совесть гложет?
  - Память хорошая.
  - Вы нас, правда, помните?! - подплыли поближе которые справа.
  - Помню. Руслан два раза семинары посетил и один раз - лекцию, а Артур - две лекции.
  Парни открыли рты. Лучше бы не открывали, воды наглотаются.
  - А меня вы откуда знаете, если ни разу не видели? - с кривой улыбочкой спросил Тимур.
  - Видела. Фотографию на стенде. Гордость университетской сборной по плаванию. Фамилия, имя и перечень выигранных соревнований были указаны ниже.
  - Я не по своей воле прогуливал занятия. Я за родной вуз выступал. У меня только ваш зачет не сдан!
  - Мог бы предупредить заранее, - пожала плечами я. Он не первый спортсмен в нашем вузе, и даже не второй. Выучит, придет, сдаст.
  - Миля Николаевна, а вы плавать не умеете?
  - Почему вы так решили?
  - С детской игрушкой купаетесь.
  - Да, не умею.
  Парни гаденько заулыбались.
  - Отец умеет. Вон, видите, на берегу с биноклем сидит, на нас смотрит. И брат умеет. Вон так на песочке загорает. Я тут! - я помахала рукой и почувствовала, что мой крокодил сдувается. Какой-то из моих двоечников вытащил из его лапки затычку. Проткнуть они его вряд ли могли, встретились мы вообще случайно, готова поспорить.
  - Миля Николаевна, нельзя далеко от берега отплывать, если не умеете плавать!
  - У вас крокодил сдулся!
  - Сейчас надуем!
  - Держитесь за меня, я вас до берега донесу!
  На берег нас с крокодилом проводили вежливо и с комфортом. Наперебой мне вещали:
  - Миля Николаевна, мы здесь еще четыре дня будем! Если что-то надо, обращайтесь! Мы всегда в это время на этом месте загораем! Мы вообще здесь весь день сидим, эта посуда задолбала по квартире летать!...
  Я хлопаю глазами. Пауза. Потом:
  - Это он шутит! Молчи, придурок!
  Я не очень поняла... Тут что-ли призраков больше, чем кошек?!
  Хороший город Анапа, но чего-то моих студентов многовато. У меня отпуск, вообще-то. Я даже на признаков согласна, но не оставлять же детей в беде, хоть они, дети великовозрастные, лодыри и прогульщики. Что ж делать, придется помогать.
  - Вы где живете? - спросила я.
  - Через три квартала... Улица имени какого-то писателя...
  - Здесь все улицы имени писателей.
  - Не все! Есть еще Заводская, Промышленная, Трудящихся...
  - Курорт, однако...
  Мы с крокодилом вылезли на берег, и я искала, где он сдувается. Не проколот, все в порядке. Раз студенты не обидели моего крокодила, то посмотрю, что там у них за призрак завелся.
  - Миля Николаевна, а вы зачем наш адрес спрашиваете?
  - Толку спрашивать, вы его все равно не знаете.
  - Мы вам объясним, как идти.
  - Объясняйте. Приду вечером к вам в гости. Буду полтергейст ваш ловить.
  - А вы умеете?
  - А то! Большой опыт.
  Студенты не поверили, но как их найти объяснили. Наверное, решили, что не только они должны в нехорошей квартире мучиться, пусть и мне тарелкой присвистит.
  - Хотите с отцом познакомлю? И с братом? - вежливо предложила я, раздумывая, что буду делать, если согласятся. Не согласились, сразу убежали купаться. Я так и думала.
  Купаться на центральном пляже мне расхотелось. Мало ли какого недоброжелателя еще встречу, а пострадает за меня безвинный крокодил.
  Надо куда-нибудь перебазироваться.
  Я взяла крокодила, и мы пошли искать место, где можно спокойно искупаться. Место не находилось. Прогулка вдоль моря затянулась минут на сорок, зато я нашла тихий и спокойный уголок. То, что там стоял предупреждающий знак 'камнепад', меня не очень смутило. Не будет же камнепад именно сегодня? Не будет. Вон, по всему склону деревья начали расти и трава. Значит, камни сегодня не повалятся. Обжитые пляжи остались далеко, народа на них прибывало, а здесь внизу под крутым берегом я купалась одна. Вдалеке в море туда-сюда мотались катера, над головой верещали чайки, а мы с крокодилом наслаждались обществом друг друга.
  Вылезать из моря было неудобно, это минус любого пляжа, на котором не песок, а камни, тем более такие большие валуны, как здесь. Я порадовалась, что на мне резиновые босоножки, в которых я залезла купаться, в босоножках по камням из моря я вылезла не очень грациозно, но зато не свалилась.
  Положив крокодила сохнуть, я заприметила мужичка, который вылез неподалеку из-за камня. Он там прятался, пока переодевался. Он на меня посмотрел, я на него. Когда-нибудь куплю себе необитаемый остров и буду там купаться одна, а пока не купила, придется плавать в коллективе.
  Мужичок молчит и на меня смотрит, не уходит. Больше вокруг никого нет. Надо что-то сказать, а то как-то невежливо получается.
  - Погода хорошая, тепло..., - не молчать же до вечера, пялясь друг не друга.
  - Всю неделю такая погода будет, - кивнул мужичок.
  - Не знаю, я прогноз погоды не смотрела...
  - И я не смотрел. Погода будет хорошая. Знаю, местный, всю жизнь здесь живу.
  Неправильный какой-то мужик. Он точно местный? Я этих местных за прошедшие дни насмотрелась и могу сказать, что они летом добровольно на анапские пляжи купаться не ходят.
  - Вы точно местный? - не поверила я.
  - Точно, не сомневайся.
  - Пришли купаться?!
  - Нет..., - начал он, а я уставилась на его плавки и сложенную у камня одежду, и исправился: - искупаюсь, раз уж пришел.
  Не мое дело, зачем человек на море пришел, но он сам от меня не уходит.
  - Я котят пришел топить, - сообщил мужик.
  Думала, шутит, поэтому тоже пошутила:
  - В ведре проще. Зачем идти на море?
  - Каждый заслужил красивую смерть. Вот что ты выберешь: ведро или море?
  - Море! - выбрала я.
  - Они бы тоже море выбрали.
  - Не сомневаюсь.
  - Сейчас искупаюсь и утоплю.
  Я обалдела. Не шутит ведь! Идиот...
  И тут я поняла, что за писк доносится из коробки у камня. Я его, конечно, давно услышала, но не поверила своим ушам, думала, чайки. А это, значит, котята. Заглянула - и точно котята. Трое. Маленькие, но не только что родились. Им уже несколько дней, наверное.
  - А зачем их топить? - спросила я.
  - А что с ними делать?
  - Пускай живут.
  - Так она сказала утопить.
  - Жена?
  - Я не женат.
  - Ну и не топите. Подрастут - отдадите в хорошие руки.
  - В Анапе этого добра знаешь сколько? Кошек этих?
  - Хорошие кошки. Я бы их выделила в отдельную породу. Анапская ласковая.
  - Не топить, говоришь? - призадумался мужичок.
  - Не топить. Не хотите раздавать людям, потерпите немного, подрастут, сами убегут. Хозяев искать.
  - Сколько терпеть? Кошка, мамаша их, жрет целый день!
  Конечно, у нее же котята, она есть хочет. Бедная мама-кошка, бегает, наверное, ищет своих котят. Жалко ее.
  - Обещаю кормить вашу кошку каждый день, пока я здесь буду отдыхать.
  - Не забудь. А то обещать легко.
  - Каждый день буду приходить, в одно и то же время, или в любое время, как вы скажете.
  - Договорились, - подумав, согласился мужичок. - Не буду топить этих дармоедов. Сейчас искупаюсь и домой их отнесу.
  Мужичок напялил маску, ласты и пошел в воду. Основательно подготовился к утоплению котят. Он их в ластах топить собирался? На глубине? Ну, теперь уже не утопит. Обещал. А я прослежу.
  - Купайтесь, купайтесь! Я здесь покараулю! - крикнула я ему в спину.
  Мужик нырнул, а я решила обсохнуть, переодеться, потом сдуть крокодила и идти в гости. Надо же посмотреть в каких условиях обитают взятые мною под опеку котята с кошкой.
  Переодеться не успела, потому что засмотрелась на котят. У них еще глазки не открылись, они жались друг к другу и иногда пищали.
  Потом вообще стало некогда, потому что мужичок выскочил из воды, едва не явив миру чудо - пробежав в ластах по морю аки посуху, и волны перед ним расступались. Укусил его кто-то? Кто у нас такой кусачий водится в Черном море?
  - Накупались? - доброжелательно спросила я. - Как водичка?
  - Там! Там... Трупы.
  Я молчала. Воды наглотался мужик. Соленой. И медуза ему в плавки заплыла. И ужалила. И голову ему напекло. Какие трупы? Чьи? Рыба сдохла?
  - Что делать?! - вопрошал мужик у вселенной. Та - нулем на него. Вместо вселенной отозвалась я.
  - Может домой пора? Там кошка ждет.
  - Трупы там! Под водой! Много!
  Точно ему башку нагрело. Надо бы успокоить человека, а то рехнется, сбежит и утопит котят, а мне их жалко.
  - Давайте я нырну и сама посмотрю.
  - Ты умеешь?
  - Умею.
  Сняв с мужика ласты, отрегулировала размер. Маску натянула и пошла нырять. В какую сторону он плыл, я видела. Если он так пошутил, сама шутника утоплю вместо котят. Чтоб неповадно было в другой раз девушек пугать.
  
  ПРОДА
  
  Вряд ли он убежит от меня топить котят, если отдал ласты и маску. Сейчас немного поныряю, никого не найду, а потом вылезу и успокою мужика. И домой провожу, чтоб котят по дороге не потерял.
  Увы, нашла. Вспомнилось: я подружился с камнем, но он упал в воду и утонул, а я так к нему привязался... Наверное, потому, что они были к камням привязаны. Люди. Пятеро. Они под водой стояли все рядом, а к ногам камни привязаны. Поэтому не всплывали. И люди, похоже, не так давно утонули. За что же молодым мужчинам такая жуткая смерть...
  Вынырнула, стянула маску. Ни за что больше туда не нырну.
  Мужичонка трясся на берегу, прижав к себе всех троих котят.
  - Маску не потеряла? Нет? А, вижу, не потеряла... Я тут котят держу, хоть кто-то живой рядом, не так страшно...
  Ага, котят он держит! Только что топить собирался, а как понадобилась от них помощь и моральная поддержка, так сразу возлюбил животных!
  Я медленно вылезла, положила на камни ласты и маску. Села рядом. Молчу. Имею право, шок у меня. Мужик понял правильно, сгрузил котят в коробку, вытащил из кармана брюк фляжку с потертым гербом Советского Союза, и сказал: 'Пей!'. Я от души хлебнула.
  - Коньяк!!!
  - А ты думала, компот?
  - Чай...
  Мужик в задумчивости отхлебнул из фляжки все остальное. Потряс, пусто.
  - Теперь бы закусить..., - на меня коньяк сразу начал действовать.
  - Сваливать надо отсюда! - предложил мужик.
  - Нет, надо сообщить, - не согласилась я.
  - Куда?
  - Куда следует.
  - Нас же с тобой и посадят. Скажут, сами утопили.
  - Навряд ли.
  - Не пойду.
  - Вместе пойдем.
  - Вот увидишь, ничего хорошего из твоей затеи не выйдет.
  - Какой затеи? Мы не затейники, мы хотим сообщить о преступлении!
  Мужик на меня так посмотрел, что я почувствовала себя ущербной какой-то.
  - А ты, часом, не из Москвы? - вкрадчиво спросил мужик.
  - Из Перми! - я решила не сознаваться.
  - А почему тогда дура?!
  - Нормальная я! Собирайтесь, пойдем в полицию, а то...
  - А то что? Скажешь, что я вех утопил?
  - Скажу, что жара начинается, сгорим, и солнечный удар хватит.
  Ну, и мы пошли. Быстро так пошли. Я на мокрый купальник натянула одежду, мужик тоже кое-как нарядился, и коробку с котятами прихватил. Я несла в руках своего крокодила, сдувать его было некогда, потому что хотелось убраться с этого места.
  Шустро поднявшись в горку, пошли через парк.
  - Как нам быстрее дойти до полиции?
  - Зря идем. Не пустят. Видела, какой там забор? Пол-улицы перегородили. Высоченный! Решетки! Проволока! Охрана!
  - Мы попросимся, у нас важное дело.
  - Не пустят... Они оттуда и сами не выходят. А знаешь, мой отец рассказывал, что он когда-то, лет тридцать назад, возле Ореховой рощи гаишников видел. Может, проверим, все равно мимо идем?
  Я бы покрутила пальцем у виска, но не смогла, крокодил мешал.
  Через рощу мы промчались бодрячком, вот что с организмом делает стресс и включение резервных возможностей.
  - Ну, что я говорил! - ткнул пальцем вдаль мой спутник. - На том же месте стоят! Давай быстро к ним, пока не уехали! А то жди их еще тридцать лет!
  Мы припустили шаг, и, опережая друг друга, поспешили к машине, возле которой мирно на жаре стояли двое. Должны помочь, они ведь на дежурстве, им по должности положено помогать. Ну, или хотя бы сказать, как добраться до тех, кто поможет.
  На нас, мокрых, с крокодилом и котятами, смотрели без радости, без желания помочь, зато с брезгливым недоумением.
  - Рассказывай! - ткнул меня коробкой с котятами мужик.
  Я отмахнулась крокодилом, пускай сам рассказывает, он же нашел труппы. Мужик вздохнул.
  - Я нашел трупы.
  На нас посмотрели с сочувствием.
  - Я пошел топить котят, нырнул...
  - С котятами? - спросили у нас.
  - Нет, я место искал, где их утопить...
  - А че так сложно-то? - спросили у нас.
  - Каждый достоин быть утопленным в море!
  - Спорное утверждение..., - сказали нам.
  - И там трупы плавают! Их раньше котят кто-то утопил! Я думал, это дура с крокодилом...
  - Ты моего крокодила не тронь! Может это ты сам их утопил!
  - Я котят топил!
  - И этих заодно тоже утопил!
  - Да ты на своем крокодиле могла раньше сплавать!
  - Ты первый на берег пришел!
  - Это ты первая пришла!
  - Я когда пришла, ты уже там сидел!
  - Посмотрите на нее! Баба с крокодилом!
  - Каждый таскает кого хочет! Хоть котят, хоть крокодила!
  - Мои котята хотя бы живые!
  - Ты их вообще утопить хотел!
  - Так не утопил!
  - Хотел!
  - А ты весь мой коньяк выпила!
  - Ты сам предложил!
  - Так ты встать не могла! Мне тебя, что ли самому надо было одевать?!
  - Я нормально оделась!
  - Потому что весь мой коньяк выжрала!
  - Э... Слушай, а куда они от нас сбежали?...
  Мы не заметили, как наши слушатели тихонько от нас отошли, сели в машину, и теперь очень быстро уезжали, растворяясь в полуденном зное.
  - Ну вот, теперь только через тридцать лет приедут! - расстроился мужик. - Что будем делать?
  - Даже не знаю, что вам сказать...
  - Мы уже давно на 'ты' перешли.
  - Меня зовут Миля.
  - Мила? Людмила?
  - Зовите, как хотите, - отмахнулась я. Жарко тут, надо куда-нибудь в тенечек. И котятам уже домой пора.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Продолжение следует, но редко.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"