Светлинова Мира: другие произведения.

Августейшая Маман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Мира Светлинова

  

Августейшая маман

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2005

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

   Фаина Веньяминовна Красинская-Фельдман - владелица Дома "Ф"
   Иляна - родная дочь
   Катерина- приёмная дочь
   Иннокентий- сын соседки, протеже Фаины Веньяминовны
   Михаил Георгиевич-банкир, компаньон Фаины Веньяминовны
   Дмитрий Валерьевич Потанин - князь, светский лев, игрок
   Константин Леонидович- зам. Фаины Веньяминовны, друг Иннокентия.
   Никита - светский лев, игрок ,племянник Фаины Веньяминовны.
   Лев Моисеевич Ротенштейн-банкир, делец, "великий комбинатор"
   Зоя Ротенштейн- дочь Льва Моисеевича
   Алексей - секретарь
   Мадам Ховринская - светская львица
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

(Дом Фаины Веньяминовны Красинской - Фельдман)

   Никита. Здравствуй, мой старый Алексей, (дружески кивая ему). Моя тётя там?
   Алексей. Да, Никита, Фаина Веньяминовна уже целых четыре часа ведёт в своём кабинете длинные переговоры с зам. начальника снабжения из военного министерства. ринял таинственный и важный вид, показывая тем, что он знает, какие важные прения происходят в кабинете Фаины Веньяминовны). Вы видите, переднюю полную народа? Вот им приходится ждать целое утро, а может быть, и не примут их...
   Никита. рошептал) Но, я всё-таки должен её видеть. (Подумал с минуту). Константин Леонидович у себя?
   Алексей. Да, без сомнения, сударь. Если вы позволите, я доложу.
   Никита. Этого совсем не нужно. (Быстро вошел в кабинет Константина Леонидовича, смежный с кабинетом Фаины Веньяминовны). Не шевелитесь, Константин Леонидович, или я уйду! Я зашёл к вам в ожидании, когда моя тётя сможет принять меня. Но если я вам мешаю, то пойду выкурю сигару и возвращусь через три четверти часа.
   Константин Леонидович. Вы нисколько не мешаете, Никита, тем более, что очень редко заходите. Вот уже более трёх месяцев, говоря не в укор, как мы не видели вас. Да и почта у меня кончена. Я написал последние адреса.
   Никита. Черт возьми, кажется, что дела здесь всегда идут весьма бойко. А, сейчас особенно, судя по тому, как ваш широкий стол из черного дерева, завален делами, счетами и толстой связкой писем?
   Константин Леонидович. Да, всё лучше и лучше. Последний год Фаина Веньяминовна осталась недовольна нитками и тканями, полученным из Новгорода, так как вследствие плохой укладки произошла порча. Компания наша протестовала против подобной доставки, но протест не был удовлетворён. Фаина Веньяминовна рассердилась, и с тех пор мы перевозим всё сами. У нас есть свои конторы в Одессе...
   Никита. Это баснословно! Свой выход к морю. Свои конторы в портах... Если так будет продолжаться, то моя тётка будет иметь администрацию настолько значительную...Как у какого-нибудь европейского государства! О, вы все здесь очень счастливы! Вы заняты!.. А я веселюсь! Но если бы вы знали, как это скучно! Я скучаю, я чахну, у меня нет дела. яжело вздохнул).
   Константин Леонидович. Мне кажется, что никто не помешает вам заняться делами. Это зависит от вас.
   Никита. Вы хорошо знаете, что это неверно. Моя тётка противится этому .
   Константин Леонидович. Какое заблуждение! Я слышал двадцать раз, как Фаина Веньяминовна сожалела, что вы ничем не занимаетесь. Вступите в нашу компанию: вам дадут прекрасное место в конторе.
   Никита. В конторе! Вот необдуманно сказано! Друг мой, неужели вы думаете, что моё занятие могло состоять в том, чтобы гнуться над заурядной работой писца? Следить за ходом текущих дел! Составлять негодные бумаги! Сделаться служащим? Вот вы, молодой человек, тридцати-тридцати пяти лет, а кажетесь гораздо, причём гораздо - гораздо старше. Вот ваш обнажённый лоб от ранней лысины, виски с множеством морщин указывают на чрезвычайные страдания от жизненной борьбы и недостатков, или же, что мало вероятно, на мотовство и чрезмерные удовольствия, расстроившие здоровье. Но, судя какие у вас ясные и чистые глаза, вы не можете быть развратным человеком. Несомненно, однако, что вы состарились преждевременно или от чрезмерных наслаждений жизнью, или же от сильных страданий. У Вас нет собственного капитала, дома, жены, детей, и до сих пор работаете на мою тетку. Вы каждый шаг согласовываете с Фаей. Она в любой день сможет Вас выставить. И куда вы пойдёте? Что Вы будете делать? Вы же не мальчик. И Вы, с каким сердцем предлагаете это всё мне? С моим умом? умно встал, быстро, шагая по кабинету с презрительным видом, потряхивая своей маленькой головой с узким лбом, на котором лежала прядь белокурых, мелко вьющихся волос). О, я знаю, в чём тут дело. Моя тётка завидует мне, зная, что я человек с большими идеями. Она не хочет, чтобы кто-нибудь другой в семье, кроме неё, имел идеи. Она всегда мечтала, чтобы я занялся бессмысленной работой, но я не позволю это сделать! Я знаю, что мне нужно! Это самостоятельность ума, предназначенного для решения великих задач! Надо свободное поле для применения моих изобретений...Установленным правилам и общим законам я не мог бы подчиниться!
   Константин Леонидович. Так было и на экзаменах. Ведь экзамены никогда вам не удавались.
   Никита. Никогда! Меня хотели поместить в Академию - не пришлось попасть, в Университет - тоже ничего не вышло. Я поразил экзаменаторов новизною взглядов. Они отказали мне.
   Константин Леонидович. Ну, конечно, если Вы начали с того, что опровергли их теории...
   Никита. Да, да! Мне необходимо, чтобы был простор для моих идей. Никто никогда не узнает, чего стоил мне особенный склад моего ума! В моей семье принимают всё в шутку. Моя тётка Фая запрещает мне даже попытку заняться своими проектами под тем предлогом, что я ношу её фамилию и мог бы её скомпрометировать, а всё от того, что я два раза не имел успеха. Да, тётка запретила, это верно. Но как Вы думаете, благородно ли с её стороны злоупотреблять своим положением и запретить мне новые попытки? Можно ли судить изобретателей по трём или четырём неудачным случаям? Если бы тётка предоставила мне свободу действия, я чувствую, что удивил бы весь свет.
   Константин Леонидович. Она особенно боится, что Вы удивите судебные инстанции.
   Никита. О! Вот и Вы тоже присоединяетесь к моим врагам! Вы смеётесь надо мной. Я всегда чувствовал себя особенно несчастным ещё и от сознания остаться непонятым.
   Константин Леонидович. Фаина Веньяминовна даёт Вам ежемесячно десять тысяч с тем, чтобы Вы ничего не предпринимали.
   Никита. Справедливо ли это? Что мне делать и куда девать избыток своих сил? Остаётся только жить развлечениями!
   Константин Леонидович. И поэтому Вы бросились очертя голову в полный разгул? Не выходите из ресторанов, казино... Теряете там своё время, деньги, свои иллюзии и свои волосы.
   Никита. Я каторжник удовольствий. Творческая сила остаётся нетронутой. Среди самых бешеных кутежей, ужинов при звоне бокалов, в обществе обнаженных плеч, ко мне приходит вдохновение, является луч, и в это время я делаю удивительные открытия. Да, кстати, когда приедет Иннокентий? А правда ли говорят, что во время его отсутствия один блестящий молодой человек старается похитить у него невесту?
   Константин Леонидович. Это неправда! И я не понимаю, как Вы можете распространять подобные россказни. Допустить, что Иляна могла не сдержать своего слова, нарушить свои обязательства, но это не значит, что можно клеветать на неё. Если бы кто другой, а не Вы...
   Никита. Ну, ну мой милый друг, не сердитесь! Будете здоровее, как гласит старая пословица. То, что я рассказываю Вам, я не передам первому встречному. К тому же я передаю те сплетни, какими занимаются в свете в продолжение трёх недель. Даже указывают и на героя, которому принадлежит честь и удовольствие такого блестящего завоевания. Это не кто иной, как Дмитрий Валерьевич. Feuer macht Rauch1.
   Константин Леонидович. Дмитрий Валерьевич?! Что касается его, то вот уже три недели, как ноги его не было в доме. Так не поступил бы человек, желающий жениться на дочери хозяйки этого дома...
   Никита. Друг мой, ведь я повторяю то, что я слышал. Я больше ничего не знаю. Вот уже три месяца, как я держусь в стороне, а кроме того, для меня всё равно, будет ли Иляна мещанкой или княгиней, женой Иннокентия или Дмитрия. Я от этого не буду ни богаче, ни беднее, неправда ли? Стало быть, я нисколько об этом не хлопочу. Конечно, милое дитя имеет достаточно миллионов, чтобы быть легко сбытой с рук. А её приёмная сестра, величественная Катрин, она что поделывает?
   Константин Леонидович. А, Катерина, это другое дело! Она произвела сильное впечатление на одного из друзей этого дома, банкира Михаила Георгиевича, и последний предложил прекрасной Катерине своё богатство и своё имя.
   Никита. Как, Михаил Георгиевич? Суровый и скупой, хочет жениться на бедной девушке? "Михайло-Кремень", как называют его в деловом мире, за его суровость. Оказывается, что и у такого человека есть сердце? Приходится верить, что обладатель огромного богатства был у ног Катерины. Эта необыкновенная, везучая девушка, ей надлежало быть наследницей огромного состояния Фаины Веньяминовны, а теперь вот Михаил Георгиевич, желает жениться на ней, влюбился в неё. Я все силы, ум, смекалку приложил, но судьба не справедлива ко мне.
   Константин Леонидович. Катерина наотрез отказалась сделаться женой Михаила Георгиевича.
   Никита. Отказала! Но она сумасшедшая! Не имея ни гроша, она привыкла много тратить. Тетка Фаина воспитала её так, что она ходит в шелках и бархате, катается на шикарных экипажах и живёт в своё удовольствие. Какая же причина у неё для отказа?
   Константин Леонидович. Никакой. Надменная и спесивая! Она объявила, что совсем не любит "этого человека" и что женой его не будет.
   Никита. Катерина, называет Михаила Георгиевича, "этот человек". Эта ничтожная девушка, незаконное, непризнанное дитя, она, такое ничтожество, отказала Михаилу Георгиевичу да называла его еще "этот человек"! Это действительно смешно! Да, тётя Фая послушала своего мужа и решила выполнить данное им обязательство князю, то ли потому что любила очень своего мужа, то ли ей деваться некуда было. У неё ведь, тогда детей не было, наследников. Я первый кто был в списке на наследство. И надо было такому случиться, что тётке Фаине, понравилась усадьба князей Невинских, которая пошла с молотка. Если она купила бы, то значит, теперь она из купчихи превратилась в княгиню. Теперь всё было у моей тётки Фаи, за исключением собственных детей. Хозяин дома по пьяни связался то ли с актрисой, то ли певичкой, то ли танцовщицей ...и та представляешь, родила дочь. Мать при родах скончалась. А бастарда подкинули князю. Но он проиграл своё состояние, и при невыясненных обстоятельствах умер. Эта новость не могла пройти мимо тётки Фаи. И вот сердобольная Фая, узнала об этой истории. Когда увидела Катерину, та с детства была смышлёной, побежала к ней со словами: "Мама, мама!". Сентиментальная Фая обняла змею. Таким образом, прекрасное наследство перейдёт к приемной дочери. Катерин всё получила, если бы на свет не появилась Иляна.
   Константин Леонидович. Я не знал о таких подробностях.
   Никита. Список претендентов на наследство увеличивался, а соответственно сумма наследства уменьшалась. Затем произошло чудо, и родилась у тётки Фаи Иляна, а ещё прибавь твоего друга Иннокентия, в котором она души не чаяла. Как сына родного любила, ничего не жалела, вкладывала в него силы и средства. Я в этом списке претендентов на наследство с перового места опускался ниже и ниже. Судьба не справедлива!
   Константин Леонидович. Бедная Катерина, она своим только присутствием выводит вас из себя, остался старый след ненависти, враждебное чувство к ней сохранилось. Всякая неприятность, случившаяся с Катериной, заставила бы Вас втихомолку радоваться. Сейчас я сочувствую ей. Вам не стоит говорить об Иннокентии и Иляне в такой форме. Фаина Веньяминовна не заслужила того обращения к себе.

(Послышался голос Фаины Веньяминовны)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

(Входит Фаина Веньяминовна)

   Фаина Веньяминовна. Итак, Вы скажите министру, что это мне не нравиться! Сорок пять лет, как я веду дела, и всегда была исправна в них. Моё почтение.

(Константин Леонидович встал. Никита, с бокалом , пересел на кожаный диван, который закрыл его большим креслом)

   Константин Леонидович. Фаина Веньяминовна...
   Фаина Веньяминовна. Понимаете ли Вы это, Константин Леонидович? Они хотят навязать мне агента-бухгалтера, шпиона из министерства и поселить его на моих предприятиях, под предлогом контроля. Они утверждают, что все военные поставщики связаны таким обязательством. Они принимают нас за врагов. В первый раз мне осмеливаются не доверять. Честное слово, я рассердилась. Целых четыре часа я спорила с присланным ко мне чиновником. Я сказала ему, что он может принять предложение, может отклонить, тем более, что я не нуждаюсь в нём, а он нуждается во мне. Если он не купит моих тканей, я продам другим. Это меня нисколько не смутит. Но позволить, чтобы кто-нибудь здесь распоряжался, как я сама, об этом не может быть и речи! Я слишком стара, чтобы менять свои привычки. После этого он ушел. Если в министерстве или сам министр недоволен, пусть идут жаловаться, кому хотят. А и то сказать, их меняют каждые две недели. Не знаешь никогда, с кем имеешь дело! Доброго Здоровья! (Увидела Никиту.) Ты был тут? Что заставило тебя покинуть своих девок?
   Никита. Но, тётя, я хотел объясниться...
   Фаина Веньяминовна. Без глупостей, у меня нет времени. В трёх словах, что ты хочешь?
   Никита. Я пришел поговорить о деле.
   Фаина Веньяминовна. Ты и о деле?
   Никита. Да, тётя, я о деле!
   Фаина Веньяминовна. О - о - о! Ты знаешь, каковы наши условия. Я тебе назначила содержание...
   Никита. Я отказываюсь от пенсии. Возвращаю себе самостоятельность. Отказ этот мне слишком дорого стоит. Этот договор глупый. Дело, которым я хочу заняться, великолепно, и должно доставить громадные барыши, и я ни за что не откажусь от него.
   Фаина Веньяминовна. Довольно! Я не люблю болтунов. Ты чересчур много говоришь, чтобы я могла тебе поверить. Такое количество слов может обнаружить разве только ничтожность твоих проектов. Ты хочешь пуститься в спекуляцию? С какими же деньгами?
   Никита. Я предлагаю проект своего изобретения. У меня есть человек, который может дать мне в долг, и мы начнем дело выпуском акций...
   Фаина Веньяминовна. Никогда в жизни! Я против этого! Тебе брать такую ответственность? Ты - глава предприятия? Да ты ничего не сделаешь, кроме глупостей. Одним словом, ты хочешь продать своё изобретение, не правда ли? Ну, хорошо. Я покупаю его у тебя.
   Никита. Я не хочу денег. Я ищу доверия к моим планам. Это вдохновение акционеров! Вы не верите в мои идеи, тётя?
   Фаина Веняминовна. Что же тебе нужно, если я покупаю их! Мне кажется, это прекрасное доказательство доверия! Покончим же на этом!
   Никита. Тётя! Если Вы приняли решение относительно кого-либо, то прощай самостоятельность, придется повиноваться Вам. Однако это обширный, прекрасный проект.
   Фаина Веньяминовна. Хорошо! Константин Леонидович, Вы дадите пятьдесят тысяч моему племяннику. И я не хочу больше слышать об этом!
   Константин Леонидович. (Тихо). До тех пор, как деньги не закончатся!
   Фаина Веньяминовна. Наконец, в чём же состоит твоё изобретение?
   Никита. Тётя, это такой станок.
   Константин Леонидович. (Тихо). Совершенно верно, станок для уничтожения денег.
   Фаина Веньяминовна. Alter ist kein werter Gast2. Хорошо! Принеси мне рисунки. Может быть, случайно ты и нашел что-нибудь.
   Никита. Рисунков нет ещё у меня.
   Фаина Веньяминовна. Как нет рисунков? Да существует ли изобретение твое?
   Никита. Оно тут, в моей голове. All Ding wahrt seine Zeit3.
   Фаина Веньяминовна. ( Смеётся). А ты говоришь уже о том, чтобы начать дело выпуском акций. Ты думаешь, что тебе дали бы деньги? Тебе дали бы деньги... тебе... с твоим умом, как единственной гарантией? Только я одна могу заключить с тобой такие договоры, как раньше, и ты единственный, с кем я их заключаю. Скажите, Костя, чтобы ему дали деньги, я не отказываюсь от этого. Ты такой же шутник, как и всегда!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

ходит Михаил Георгиевич).

   Михаил Георгиевич. Здравствуйте, хозяюшка!
   Фаина Веньяминовна. А... это Вы, Михаил! Как кстати! Der Ball sieht den guten Spieler4! Я только что хотела послать за Вами.
   Михаил Георгиевич. Фаина Веньяминовна, Вы знаете, что я вырос в деревне, что восьмилетним ребёнком пас животных, но предавался честолюбивым мечтам. Я чувствовал, что рождён для другой жизни. При первом представившемся случае отправился на заработки в город. Поступил лакеем к одному банкиру. Жил на чердаке под крышей, а ночами читал. Я хотел достигнуть прочного положения и выйти в люди. Затем я перешел к одному биржевому маклеру и в тоже время в течение шести лет я изучал коммерцию и дополнил своё образование. Финансовыми делами можно нажить себе богатство, это я усвоил. Природное чутьё к спекуляциям удивительно мне помогло. В свои тридцать пять я заработал пятнадцать тысяч и чувствовал себя, готовым на всё, для достижения цели, кроме бесчестного поступка. Моя счастливая звезда привела меня к знакомству с Вам. Если бы не поверили в меня, тогда никому неизвестному. Вы дали мне шанс и ввели в семью.
   Фаина Веньяминовна. Ich weiss5. Я всё это знаю. В течение некоторого времени я следила за тобой, а затем, удостоверившись, что не ошибаюсь в расчете, предложила тебе, молодому банкиру, денег на основании своей конторы. Мне почти все советовали не связываться с неизвестным никому молодому человеку, что я согласно своему положению должна иметь дела с известными банкирами. Я решила рискнуть. Сделала предложение, от которого ты не смог отказаться. Ждала, как ты поведёшь себя. Ты в результате операций вернул мне долг и принёс прибыль. Я тебе затем доверила уже больше сумму. Ты и в этот раз вернул долг и прибыль. Затем мы вели речь о нескольких миллионах. Ты стал естественно одним из задушевных друзей моего дома. Да, теперь ты известный банкир и те, кто советовали мне тогда не связываться с тобой, сейчас мечтают о твоём благосклонном отношении. Но, что ты хотел сказать мне? Я отвлеклась воспоминаньями.
   Михаил Георгиевич. Я недавно увидел, как Катерина, кружась грациозно в вальсе с Дмитрием Валерьевичем, и тайно я завидовал ему, который держал в объятиях это очаровательное создание. Я безумно влюбился в Катерину и с этого времени не перестаю думать о ней. Я узнал, что между ними ничего нет. Дмитрий Валерьевич сказал, что она прекрасно танцует, но ухаживает он за её подругой. Я пришел просить руки Вашей приёмной дочери Катерины.
   Фаина Веньяминовна. Как я рада! Миша, даю своё благословение. Вы замечательная пара. Катерина знает о Ваших чувствах?
   Михаил Георгиевич. Догадывается, но я хотел узнать какого Вы мнения. Теперь я могу смело признаться Катерине. Дмитрий Валерьевич просил узнать у Вас, как мать не возражали бы Вы, если он пришел просить у Вас руки Иляны.
   Фаина Веньяминовна. Опять этот Дмитрий Валерьевич. Ты знаешь, что мой собственный выбор давно сделан. Это Иннокентий! Мой славный, любимый, скромный Кеша. Никто более меня так не уважает Иннокентия. Он для меня, как сын. Я о нём знаю всё. Вот кого в сладких мечтах видела я своим зятем. А кто такой этот Дмитрий Валерьевич? Откуда он взялся, этот Дмитрий Валерьевич? Он с порядочной семьи? Я не знаю! Кто его родители? Я тоже не знаю! Что он за птица? Что у него на уме? Иляна очень простая и наивная девушка. Она очень впечатлительная. Кто может поручиться за него? Сделает он её счастливой? Он появился так внезапно.
   Михаил Георгиевич. Дмитрий Валерьевич, очень хорош собой, у него чистые синие глаза, и длинные белокурые волосы.
   Фаина Веньяминовна. Это минус. Такой человек очень опасен для молодой девушки.
   Михаил Георгиевич. Его истинно царские манеры указывают на его старинное аристократическое происхождение. Выхоленные руки и стройные ноги князя может позавидовать любая женщина. Тихий, вкрадчивый, с нежным голосом и ласкающей речью славянина, он, без сомнения, всегда и всюду, где бы ни появиться, производит наилучшее впечатление. О нём мне довелось узнать противоречивые сведения. Известно, что он из княжеского рода. Доказательств нет. Я...
   Фаина Веньяминовна. Михаил Георгиевич, ты знаешь, что Иляна с детства любит Иннокентия.
   Михаил Георгиевич. Фаина Веньяминовна, детскую привязанность нельзя ещё назвать любовью. Иляна обходится с князем с особенной любезностью. Спокойная молодая девушка воодушевляется при появлении Дмитрия Валерьевича. Не скрывается ли тут любовь? Князь может, надеяться, что госпожа Фаина ...

(Фаина Веньяминовна дёрнула за звонок и позвала дочь. Михаил Георгиевич вышел. Слышен рассерженный голос Фаины Веньяминовны и спокойный, медленный, нежный голос Иляны. Мать угрожала, шумела, а дочь спокойно отражала нападение. Борьба продолжалась более часа. Иляна вышла с мокрыми от слёз прекрасными глазками, и удалилась в свою комнату. Вбежал Михаил Георгиевич в кабинет Фаины Веньяминовны.)

   Михаил Георгиевич. Ну, что? Я с удовольствием вижу, что Вы менее взволнованы. Иляна, вероятно, привела Вам хорошие доказательства.
   Фаина Веньяминовна. Хорошие доказательства! Она плакала, вот и всё. А Вы знаете, что когда она плачет, я не знаю, что говорю и что делаю! Она всё
   во мне переворачивает своими слезами. Поймите, она хорошо это знает! Ах, великое несчастье слишком любить своих детей. У меня ведь не было сыновей, а он, я надеялась, войдёт в семью и будет у меня не только зять, но и сын. Это как если бы у женщины был сын, а она мечтала о дочери и вот сын привел в дом девушку, которая найдёт общий язык со свекровью, о которой мечтала видеть рядом с сыном, то получается, что в семью пришла не только невестка, но и долгожданная дочь. У Кеши столько достоинств, что нет сомнений, он впоследствии достигнет самого высокого положения. Иляна помогала, заботилась о нём и радовалась его успехам. В трудную минуту поддерживала его. Они такая замечательная пара. И все эти планы разрушены появлением Потанина на дороге Иляны. Чужеземный искатель приключений, может быть и князь, но кто знает его? Материнское сердце подсказывает, что он лжет. Лгать легко, когда доказательства лжи нужно искать только за границей. И вот моя дочь влюбилась в такого красавца, который добивается только моих миллионов. Он украдёт любовь Иляны и опустошит до дна мою кассу. Den Bock zum Gartner machen6. Я вижу таких людей насквозь. Иннокентий не такой. Ты не такой. А этот Потанин ... Я сделаю всё на свете, лишь бы ненавистный мне брак моей дочери не состоялся.
   Михаил Георгиевич. Что следует мне сказать?
   Фаина Веньяминовна. Вы передадите этому человеку, чтобы он не искал больше случая встретиться с моей дочерью. Если он добросовестный человек, пусть поймет, что даже его присутствие в Москве стеснительно для меня. Я прошу его удалиться, и тогда я обещаю дать ответ.
   Михаил Георгиевич. Позвольте ли Вы мне надеяться, что не станете сердиться на меня за исполнение поручения?
   Фаина Веньяминовна. Да, но с условием, чтобы ни одно слово из того, что прозвучало здесь сегодня утром, не было пересказано Вами тому, о ком шла речь. Никто не должен подозревать, о чём Вы ходатайствовали передо мной.
   Михаил Георгиевич. Я обещаю молчать. Сегодня вечером князь Потанин уедет из Москвы.

( Входит Константин Леонидович)

   Фаина Веньяминовна. Костя, возьми лист бумаги, перо и своим крупным почерком напиши Иннокентию следующие строки. "Если ты не хочешь при своём возвращении найти Иляну замужем, то выезжай немедленно". Отправь срочно.
   Михаил Георгиевич. Я должен быть с Вами один, отошлите его.
   Фаина Веньяминовна. Вы можете говорить при Косте. Он знает так же хорошо все мои дела, как я сама.
   Михаил Георгиевич. Даже и то, которое меня привело к Вам?
   Фаина Веньяминовна. Даже это. Следует непременно, чтобы около меня был человек, с которым я могла бы об этом разговаривать, а без этого мне было бы совсем уж тяжело. Передайте же Ваше поручение... Князь?..
   Михаил Георгиевич. Дело идет не о Князе! Приехал Иннокентий.
   Фаина Веньяминовна. Наконец! Но где он? Как Вы узнали об его прибытии?
   Михаил Георгиевич. Ах, Боже мой, это вышло совершенно случайно. Я встретился на набережной нос к носу с высоким молодым человеком с бородой, который при виде меня вскрикнул: "А, Михаил!". Это был Иннокентий. Я узнал его только по голосу. Он очень изменился со своей чертовской бородкой и бронзовым цветом лица.
   Фаина Веньяминовна. Что Вы ему сказали?
   Михаил Георгиевич. Ничего. Он пожал мне руку... С минуту посмотрел на меня какими-то особенными глазами. На губах его был вопрос, который он не задал, но который я угадал... Я боялся растрогаться и наговорить глупостей, но мы скоро расстались...
   Фаина Веньяминовна. Сколько времени прошло с тех пор?
   Михаил Георгиевич. Почти час. Я успел только вернуться домой... Там я застал Потанина, который ждал меня. Он хотел почти насильно сопровождать меня. Надеюсь, Вы не осудите меня.
   Фаина Веньяминовна. Я не хочу видеть его в эту минуту. Где Вы оставили его?
   Михаил Георгиевич. В саду, где теперь, наверно, и барышни.
   Фаина Веньяминовна. Где Иннокентий остановился?
   Михаил Георгиевич. В центральной гостинице.
   Фаина Веньяминовна. Хорошо, я туда немедленно еду. ( Уходит).
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

(В кабинете остались Михаил Георгиевич и Константин Леонидович)

   Михаил Георгиевич. Хозяйка, значит, рассказала Вам об этом деле? Почему же Вы никогда ничего не говорили мне о нём?
   Константин Леонидович. Разве я был достоин доверия Фаины Веньяминовны, если бы рассказывал то, что она хотела скрыть?
   Михаил Георгиевич. Мне?
   Константин Леонидович. Особенно Вам. Положение, в котором Вы находитесь, запрещало мне это. Вы действуете в пользу Дмитрия Валерьевича.
   Михаил Георгиевич. А Вы стоите за Иннокентия?
   Константин Леонидович. Я ни за кого не стою. Я подчинённый, Вы это знаете.
   Михаил Георгиевич. Не думайте меня обмануть. Вы имеете очень большое влияние на хозяйку. Доверие, каким Вы пользуетесь, несомненно, является достаточным доказательством. Иннокентий возвратился, конечно, для того, чтобы настаивать на своих правах жениха, а Иляна любит уже Дмитрия Валерьевича. Здесь скоро произойдет столкновение, которое сильно перемутит всю семью. Будет сражение. Так как присутствующие стороны почти равной силы, то я стараюсь завербовать сторонников своему кандидату. Признаюсь Вам с полной откровенностью, что я стою на стороне влюблённых. Дмитрий Валерьевич любит Иляну, и я ему услужу. Иляна будет мне благодарна за это и в свою очередь похлопочет за меня перед Катериной. Что касается Вас, позвольте мне Вам дать совет. Если Фаина Веньяминовна спросит Ваше мнение, говорите ей в пользу Дмитрия Валерьевича. Когда Дмитрий Валерьевич будет хозяином и это отзовётся на Вашем положении.
   Константин Леонидович. Вы не знаете, может быть, как я попал сюда. В таком случае позвольте познакомить Вас с этим. Четыре года назад я крайне бедствовал. Много раз я пробовал составить себе счастье, но безуспешно, и тогда почувствовал, что теряю нравственные и физические силы. Есть люди, одарённые энергией, умеют преодолевать все препятствия в жизни. Вы принадлежите к числу таких людей, а у меня борьба израсходовала все силы, и я не достиг ничего, мне не хватало даже на пропитание. Я был близок к мысли покончить свое печальное существование, когда я встретил Иннокентия. Мы учились вместе в гимназии. Я подошел к нему...это было на набережной...и осмелился его остановить. Сначала он не узнал меня. Я был так истощен и так жалок. Он не стыдился моих лохмотьев, бросился мне на шею. Я сказал ему, что мне ничего не надо кроме работы. На что он мне ответил : "Работы, несчастный? Я подумал, что ты хочешь украсть мои часы, судя по твоему виду". Он купил мне новую одежду...Спустя два дня я поступил в контору к Фаине Веньяминовне. Я всем обязан Иннокентию. Он для меня более чем брат. После этого скажите откровенно, что Вы подумали бы обо мне, если бы я поступил, как Вы советуете?
   Михаил Георгиевич. Боже мой, я ничего не имею против Вашей признательности, но, между нами, всё, что ни будет предпринято против князя, не приведёт ни к чему. Он непременно женится на Иляне.
   Константин Леонидович. Это весьма возможно, но мое место всё-таки будет возле Иннокентия, чтобы утешить его, насколько это возможно.
   Михаил Георгиевич. А пока Вы попытаетесь сделать всё, чем можете заслужить его благосклонность?
   Константин Леонидович. Я уже имел честь Вам сказать, что я не могу ничего...
   Михаил Георгиевич. Хорошо, хорошо! Понимаю, что Вы хотите сказать, а не можете ли Вы изменить мнение, какое я высказал относительно Вашего значения?.. Вы берёте сторону слабого... Это бесподобно!
   Константин Леонидович. Это просто честно. Правда, это случается весьма редко.
   Михаил Георгиевич. (Протянул ему руку). Во всяком случае, забудем прошлое! (Тихо). Ни гроша в кармане, а тоже с предубеждениями! Вот молодец, который не имеет никакой будущности!
  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

( В саду сидят Иляна, Катерина, Михаил Георгиевич. Дмитрий Валерьевич читает стихи, рассказывает о дальних странах. Подходит к ним быстрым шагом Иннокентий. ).

   Иннокентий. Неужели я так изменился, что должен представиться?

(Длительная пауза)

   Катерина. Разве Вы не хотите поцеловать Ваших друзей? ( Подставила свой лоб). Господа! Иннокентий, друг детства моего и Иляны, почти брат. Иннокентий, разреши представить, князь Потанин.
   Потанин. Мне кажется, что госпожа Фаина Веньяминовна принимает сегодня вечером. Я буду иметь честь, засвидетельствовать ей своё почтение. (Прощается с Иляной, Катериной, и Иннокентием. Удаляется в сопровождении Михаила Георгиевича.)
   Иляна. Я очень рада тебя опять видеть, мой милый Иннокентий, и мама также будет очень рада. Мы очень беспокоились о тебе. Вот уже несколько месяцев, как от тебя не было известий.
   Иннокентий. Я пристрастился к своей работе, опасаясь лишиться результатов стольких трудов, и думал, что преуспел... По крайней мере, перед своим начальством, Фаиной Веньяминовной. лыбнулся.)
   Катерина. Милый мой Иннокентий, предупреждаю, есть загадка, которую нужно Вам угадать.
   Иннокентий. Какая?
   Катерина. Та, которая заключается сердце милой Иляны.
   Иннокентий. С детства, я читал всегда в нем, как в книге. (Посмотрел на смущенную Иляну.)
   Катерина. ( Покачала головой). Кто знает, может быть, во время Вашего отсутствия характер мог перемениться. Я думаю, вам есть, о чем говорить с глазу на глаз. (Уходит).
   Иннокентий. Иляна, хочешь, чтобы я разгадал твою тайну? Ты не любишь меня более.
   Иляна. Кеша, друг мой, брат мой...
   Иннокентий. Твой брат! Разве таким именем ты должна была назвать меня, сейчас, когда я вернулся домой?
   Иляна. Зачем ты уехал?
   Иннокентий. Чтобы заслужить тебя.
   Иляна. Тебе не стоило это делать. Ты в моих глазах был уже выше других. Мы были с тобой обручены, и ты должен был только беречь меня для себя.
   Иннокентий. Разве твое сердце не могло сохранить само себя?
   Иляна. Без помощи, без поддержки любящего человека, который был бы возле меня?
   Иннокентий. У меня не было другой помощи, другой поддержки, кроме надежды и воспоминаний.
   Иляна. (Побледнела). Кеша, ты знал хорошо, что я была ребенком...
   Иннокентий. Нет, я вижу, что ты была девушкой, то есть существом слабым, непостоянным и жестоким, которое мало заботиться о любящем человеке, и жертвует всем для новой любви.
   Иляна. Это жестокие слова.
   Иннокентий. Разве они не заслужены? Ты меня видишь смущенного, с глазами, полными слез, и не только не находишь мне ласкового слова, а еще обвиняешь меня едва ли не в холодности. Ты упрекаешь меня, зачем уехал. Разве ты не хочешь понять причины, заставившей меня решиться на поездку? Я хотел жениться на тебе. Ты была богата, а я беден. Чтобы сгладить эту неровность, я задумал, составить себе имя, совершить открытие, добиться одной из ученой степени. Так из-за этого возникло твое неудовольствие? Лучше думай, что я оставил тебя с глубокой печалью! В продолжение двух лет, почти одинокий, заваленный работой, я всё переносил при мысли, что страдаю для тебя. Чувствуя, что грусть и упадок духа овладевает мною, я призывал тебя, и твоё милое лицо возвращало мне с надеждой прежнюю энергию. Я говорил себе: "Она меня ждёт. Придет день, когда я получу награду за свои труды"... И вот, Иляна, этот день наступил. Я снова здесь и прошу своей награды, той, какую я заслужил, не правда ли? В то время, как я гонялся за славой, другой, более опытный и более догадливый, взял у меня твоё сердце. Моё счастье разрушено! Ты совершенно вправе забыть меня!
   Безумец, который удаляется от своей невесты, не заслуживает её верности. Это равнодушный человек. Он не умел любить!
   Иляна. В первый раз, ты раскрыл мне душу. Ты никогда не показывал сильной страсти мне. Я поняла, как любима, и сожалею, что не знала этого раньше. Если бы Кеша, ты прежде говорил со мной так, как сейчас, кто знает, что было бы? Чувства мои, может быть, были бы другие. Без сомнения. Я любила бы тебя.
   Иннокентий. Только отчаяние, внушенное мыслью потерять тебя, заставило меня излить из сердца горячие признания любви.
   Иляна. Я вижу хорошо, что я была несправедлива и жестока относительно тебя. Понимаю, что ты вправе делать мне упреки, но не одна я виновата. Ты также должен упрекать себя. Я в отчаянии, что доставляю тебе столько горя, но уже слишком поздно. Я не принадлежу более себе.
   Иннокентий. Разве ты себе принадлежала?
   Иляна. Нет! Правда, я дала тебе слово, но будь великодушен, не употребляй во зло право, которое тебе дает мое обязательство. Прошу тебя, возврати мне назад моё слово...
   Иннокентий. А если бы я отказался возвратить его тебе? Если бы я вновь попробовал завоевать тебя? Неужели я не имею права защищать своё счастье? Да и что бы ты подумала о моей любви, если бы я безропотно покорился?..
   Иляна. Девушке такой, как я, недостаточно одного слова. Моё слово принадлежит тебе, но сердце другому. Скажите одно слово, и я готова сдержать своё слово, сделаться твоей женой. Твоё дело решить.
   Иннокентий. Послушай, невозможно, чтобы ты изгнала так быстро меня из своего сердца. Я так тебя люблю. Вспомни нашу взаимную привязанность в прежние дни, Иляна, вспомни...
   Иляна. Увы, мой бедный Иннокентий, моя привязанность была простой, доброй дружбой. Моё сердце не изменилось для тебя. Любовь, которую я теперь чувствую, как видишь, совсем иная. Без неё я могла бы стать твоей женой, потому что я ценю тебя настолько, что была бы счастлива. Но теперь мне понятна разница. Тебе я дала согласие, но ты никогда не был для меня ничем иным, как только самым близким товарищем. Тот же, которого я выбрала, будет моим господином.
   Иннокентий. Иляна, как ты заставляешь меня страдать! Mein grosstes Leben lebe ich mit dir7! Schwamm druber8. Извини! Ты видишь, я становлюсь сумасшедшим. Так это непоправимо? Ты любишь его?
   Иляна. Настолько, насколько доставляю тебе горя, и настолько, что не буду принадлежать никому, кроме него.
   Иннокентий. Итак, ты свободна, я возвращаю тебе слово.
   Иляна. Скажи мне, мой милый Кеша, что ты прощаешь меня?
   Иннокентий. Прощаю.
   Иляна. Ты плачешь?
   Иннокентий. Да, я оплакиваю потерянное счастье. Я был уверен, что самое лучшее средство для того, чтобы быть любимым, это заслужить любимое существо. Я ошибся, и я мужественно заглажу свою ошибку. Irren ist menschlich9. Прости меня за мою слабость, и будь уверена, что ты никогда не будешь иметь друга, такого искреннего и такого преданного, как я. (Протягивает ей руку).
   Иляна. Мама, она тебя везде ищет. Я совсем забыла. Я оставлю тебя. Прощай и тысячу раз благодарю от глубины души.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

( Шагает по комнате, размахивая руками.).

   Фаина Веньяминовна. Этот платиновый блондин не знает, с кем имеет дело. Я покажу ему кто я! Так поступать можно с кем угодно, только не с такой, как я. Этот щеголь не дорос ещё до того, чтобы "давить на меня". Если бы мой честный Кеша, хотя немного сходился во мнении со мной. (Вошёл Иннокентий.. Фаина Веньяминовна открыла свои объятия, и он упал к ней на грудь.). Кем ты был встречен? Когда приехал?
   Иннокентий. Иляной.
   Фаина Веньяминовна. Вот этого- го я и боялась. Что сказала она тебе?
   Иннокентий. Всё!
   Фаина Веньяминовна. Дай я тебя поцелую, мой бедный мальчик. Не правда ли, ты огорчён? И я также. Я совсем не знаю, что и делать. Вот уже десять лет я лелеяла мысль видеть тебя женатым на Иляне. Ты человек высоких достоинств, я верю, что ты меня уважаешь, а потому не отнял бы у меня любовь дочери. Устроив этот брак, я осуществила бы мечту всей жизни. Я жила бы рядом, в одном городе с моей дочерью и зятем, то есть с тобой. В трудные минуты старалась помочь, и радовалась в счастливые. Я видела бы, как растут мои внуки, как счастливы ты и Иляна.
   Иннокентий. Верьте, что не от меня зависело, чтобы этот проект осуществился.
   Фаина Веньяминовна. Это, мой мальчик, другой вопрос! Вот в этом-то мы и расходимся. По-моему, ты один виноват в том, что происходит. Я желаю, что бы ты был решителен, понимаешь ли ты? О, я знаю, что ты мне скажешь на это: ты хотел принести в приданое Иляне венец своей славы. Пустяки всё это! Когда имеют будущность такую, как у тебя, то не зачем тянуть, быть не решительным, чтобы понравиться молоденькой девушке. Сначала надо жениться, а знаменитость придёт после. Да и к чему тебе нужно было так стараться? Что же такое мы-то? Великие люди, что ли? Прежние портные, теперь миллионеры, это правда, но это не мешало бедному моему мужу таскать ткани и мне отдавать сдачу. Но ты захотел сделаться странствующим рыцарем, а в это время красивый господин... Сказала Иляна тебе его имя?
   Иннокентий. Я встретился с ним лицом к лицу тотчас по приезде. Он был с ней в саду. Нас представили друг другу.
   Фаина Веньяминовна. Это очень хорошая манера. Этот плут настолько хорошо владеет собой, что в минуту самого сильного волнения не выдаст себя ни одним жестом. Ты же знаешь, что он говорит, что он князь? Это-то и заманчиво для Дома "Ф", как он считает! Мы поставим его герб на фабричные марки. Это искатель приданого и только! Князь, как он говорит, подумал про себя: "У мещанки Фаи деньги, дочь очень мила", и решился сделать афёру. Он решил найти позолоченную куклу и облагородить её купеческую кровь.
   Иннокентий. Для него служит извинением пример большинства ему подобных. Ныне брак единственное ремесло дворянства.
   Фаина Веньяминовна. Дворянства? Это надо ещё доказать!
   Иннокентий. Я могу его ненавидеть, но надо признать он князь. Потанины - это всем известно князья. В газетах писали об этом раз двадцать.
   Фаина Веньяминовна. В газетах и не такое напишут. И это не доказывает, что он сделает мою дочь счастливой. Если ты хочешь следовать моим советам, то надо отправить его подальше, и чем дальше, тем лучше. Как ты сам знаешь, я на твоей стороне! Князь мне не нравится!
   Иннокентий. Иляна любит его.
   Фаина Веньяминовна. Она только воображает. Она вбила это себе в голову, но это пройдёт. Ты хорошо понимаешь, что я вызвала тебя не затем, чтобы ты присутствовал на бракосочетании моей дочери и князя. Если ты настоящий мужчина, то Иляна должна стать твоей невестой. Тебе дано наше слово, а слово Фаины Веньяминовны стоит их подписи. Выиграй время, ухаживай за ней и отними мне мою дочь у этого щёголя. Schmiede das Eisen, solange es heiб ist10!
   Иннокентий. Ваша помощь пришла слишком поздно. Иляна просила меня вернуть ей своё слово, и я это сделал.
   Фаина Веньяминовна. Ты был настолько слаб? А она совсем дитя, имела такую храбрость? Но не всё ещё потеряно. Ты возвратил слово Иляне, пусть будет так! Но я, я не возвратила тебе твоего слова. У тебя есть обязательство относительно меня. Я не желаю брака своей дочери, устроенного против моей воли. Помоги мне расторгнуть его! Чёрт возьми, ты найдёшь, наверное, другую девушку, которая будет стоить Иляны. Но, где же я найду такого зятя, который стоил бы тебя? Наше счастье совсем в опасности, спаси его!
   Иннокентий. К чему же бороться? Я заранее побеждён.
   Фаина Веньяминовна. Если ты думаешь меня оставить, что же я сделаю одна против Иляны?
   Иннокентий. Делайте, так как она хочет, по обыкновению. До сих пор Вы поддавались просьбам Вашей дочери, и теперь, если она придёт ещё раз умолять Вас со слезами, то Вы, такая сильная, умеющая так хорошо говорить, при её словах "я хочу" станете слабой и не в состоянии будете отказать её князю. Поверьте мне, следует согласиться. Кто знает, Ваш зять, может быть, впоследствии отблагодарить Вас за это.
   Фаина Веньяминовна. В самом деле, ты необыкновенный человек. Ты рассуждаешь обо всём так спокойно!.. Разве ты не любил Иляну? Ты не огорчён?
   Иннокентий. Огорчён! Я так люблю Иляну, что готов умереть.
   Фаина Веньяминовна. Ты хвастаешься! Ах, учёный, цифры ожесточили твоё сердце.
   Иннокентий. Нет, но работа уничтожила во мне все соблазны юности. Она сделала меня суровым и немного грустным. Я был нерешителен с Иляной, вместо того, чтобы привлечь её. Зло приходит оттого, что мы живём в лихорадочный век, когда наши способности бессильны, сразу обхватить всё, что предлагает наша жизнь: удовольствие и работу. Приходится поневоле выбирать, сберегать своё время и свои силы и заставлять действовать безраздельно мозг или сердце. Из этого вытекает, что орган, оставленный в пренебрежении, сохнет. Люди всю свою жизнь предающиеся удовольствиям, плохие работники, между тем как труженики проигрывают в делах любви. Одни жертвуют - возвышенным, другие - её удовольствиями. В решительные минуты, когда праздный человек захочет обратиться к своему уму, а труженик к своему сердцу, они с ужасом замечают, что один не способен исполнить долг, а другой не умеет, воспользоваться счастьем, потому что не решителен.
   Фаина Веньяминовна. Что же из этого, мой милый Кеша, тем хуже для женщин, которые не умеют ценить мужчин тружеников, а увлекаются светскими болтунами. Ты о чём может мечтать девушка с приличной семьи, если её правильно воспитали. Такого как ты можно ждать всю жизнь. Ты же мечта, сказка. Тебя вовсе я не идеализирую, ты со своими достоинствами и недостатками. Я тебя знаю хорошо и о тебе всё знаю. Кеша, ты талант который рождается раз в тысячу лет. Я никогда не принадлежала к числу последних, и встреться такой как ты со мной, такой серьёзный, д-цать лет тому назад, я предпочла бы тебя всякому другому. Но так как ты хорошо сознаёшь свой недостаток, почему же не исправишься? Средства в твоих руках.
   Иннокентий. Какое?
   Фаина Веньяминовна. Твоя воля. Женись на Иляне, и я отвечаю за всё!
   Иннокентий. Она не любит меня!
   Фаина Веньяминовна. Женщина всегда завершит тем, что полюбит своего мужа.
   Иннокентий. Я слишком люблю Иляну, чтобы жениться на ней без любви.
   Фаина Веньяминовна. Партия, несомненно, проиграна! Будущее представляется мне очень мрачным, и у меня как у любящей матери появилось предчувствие, что несчастие войдёт в мой дом вместе с Дмитрием Валерьевичем Потаниным. Я уверена, что князь это увлечение моей дочери, а любит она тебя. Просто он решительный, имея столько минусов, сплошные недостатки и чуть плюсов, имеет наглость просить руки Иляны. И так, я вижу ясно, что мне следует согласиться стать бабушкой маленьких князей, лишь потому, что этот щёголь оказался решительнее и нахальнее тебя. Видишь ли, если дочь моя станет страдать из-за мужа, я, кажется, буду, способна убить его. Я думаю, Иннокентий, что было бы лучше для тебя излить своё горе перед близким другом Константином Леонидовичем. Мужчине, ведь неловко плакать перед женщиной. (Уходит).

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

(В кабинете Иннокентий и Константин Леонидович)

   Иннокентий. Правильны ли мои взгляды на жизнь, и люди, равнодушны ко всему, ленивые, наслаждающиеся только жизнью, не лучше ли поступают, чем я? Тратить свою жизнь на работу сверх сил, утомлять свой ум для отыскивания решения великих задач, и всё это для того, чтобы достигнуть старости, не зная других удовольствий, кроме ненужных почестей и пошлых благодарностей! В самом деле, Костик, разве не могут быть названы действительно умными люди, которые жаждут только счастья и радости, отталкивающие всякую заботу, всякий труд и озабоченные только тем, чтобы наполнить своё существование наслаждениями? Смерть так быстро приходит, что мы с удивлением замечаем, что смертный час уже наступил, а мы ещё совсем не жили.
   Константин Леонидович. А к чему же годен бесполезный человек, не оставляющий после себя малейшего следа своего существования на Земле?
   Иннокентий. Брошусь очертя голову в науку, составлю себе знамение имя и заставлю эту неблагодарную пожалеть обо мне! Она увидит разницу между мной и тем, кого она предпочла. Она поймёт, что тот ничтожество и обязан всем ей, тогда как мне она была бы обязана многим.
   Константин Леонидович. Все гости уже съехались. Напрасно ты прячешься в углу. Это могут заметить. Гораздо будет лучше, если тебя увидят, а то, пожалуй, выдумают такие вещи...что и представить себе не можешь.
   Иннокентий. Да, что мне за дело до этого? Пусть что хотят, то и выдумывают. У меня смерть в душе.
   Константин Леонидович. Кеша, всякий может мучиться душевно, но как бы мы ни страдали, нужно всегда стараться, чтобы никто не заметил этого. Будем подражать молодому спартанцу, грудь которого терзала лисица, спрятанная под плащом, а он улыбался. Надо избегать казаться смешным, мой друг! В нашем глупом обществе никто не подаст большего повода к смеху, как отвергнутый возлюбленный, который имеет растерянный вид и бьёт себя кулаком в грудь. К тому же, пойми Иннокентий, страдание - закон человеческий, а свет - это арена, а жизнь - постоянная борьба. На каждом шагу нас встречают и одолевают материальные препятствия и нравственные страдания. Но не нужно поддаваться, а идти вперёд и стараться победить эти препятствия. Если кто позволяет себе впасть в уныние, другие перешагнут через него, либо, что ещё хуже затопчут. Ободрись, дружище!
   Иннокентий. А для кого я буду бороться? Послушай, я строил планы, но я был сумасшедший. Всякое честолюбие замерло во мне, равно, как и все надежды.
   Константин Леонидович. Будь спокоен, честолюбие вернётся к тебе. В настоящую минуту ты нравственно разбит, но вскоре снова почувствуешь свои силы. Ты сам виноват во всём. Ты был не решителен. Иляна не знала о твоих чувствах. Что касается надежды, то никогда не нужно оставлять её.
   Иннокентий. Чего же мне ждать в будущем?
   Константин Леонидович. Как чего? Да всего! Всего возможного на этом свете! Кто, например, докажет, что княгиня не станет в скором времени вдовой?
   Иннокентий. Ты говоришь глупости. Иляна вряд ли овдовеет.
   Константин Леонидович. Мой милый, в жизни только глупости, кажется, и имеют смысл. Покурим лучше!
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

(На диване в гостиной сидят Потанин и Катерина)

   Катерина. Зачем Вы уехали в Англию три недели тому назад, не повидавшись со мною и не предупредив меня?
   Потанин. Что же я мог бы Вам сказать?
   Катерина. Вы могли бы сообщить мне, что просили руки Иляны.
   Потанин. Это было бы так грубо!
   Катерина. Но зато честно! Тогда Вам пришлось бы только всё объяснить мне, а этого Вы не захотели сделать. Вы предпочли заставить меня угадать эту новость из молчания окружающих меня лиц и из шушуканья посторонних. Действительно, это гораздо проще и гораздо удобнее для Вас. И так, этот брак решён?
   Потанин. Да.
   Катерина. Так Вы женитесь на Иляне?
   Потанин. Да!
   Катерина. А как же я?
   Потанин. Катерина, ради Бога, успокойтесь! Вы в таком страшном волнении.
   Катерина. Ах, и Вы также беспокоитесь!
   Потанин. Да, но только за Вас.
   Катерина. За меня?
   Потанин. Конечно. Я боюсь, чтобы Вы не поступили неосторожно. Ведь это может погубить Вас безвозвратно.
   Катерина. Да, но и Вас вместе со мной. Вот единственно, чего Вы боитесь.
   Потанин. Как же Вы сердиты сегодня вечером! И сколько гнева против бедного Потанина! Какое понятие составит о своём достоинстве, видя, что Вы устраиваете ему такую привлекательную сцену ревности!
   Катерина. Ах, бросьте шутки! Теперь не время, клянусь в том. Кажется Вы, вовсе не отдаёте себе точного отсчёта в своём положении. Разве не понимаете, что я готова всё рассказать Фаине Веньяминовне?..
   Потанин. Всё? Но ведь Вы не можете сообщить ей ничего особенного. Вы расскажете, что я с Вами встретился в Англии, что я за Вами ухаживал, и что Вы находили моё ухаживание очень приятным. А затем?.. Вам желательно придать трагический вид этому сну в летнюю ночь, проведенному под деревом, и Вы теперь упрекаете меня в моей вине! Но в чём она? Серьёзно, я её не вижу. Мы находились в шумном светском кругу, где пользовались свободой. Ваша тётка в Англии, не находила ничего предосудительного в этом очаровательном ухаживании, которое наши соседи называют флиртом. Я говорил Вам, что люблю Вас, а Вы ни словом не обмолвились, что это Вам неприятно. Благодаря взаимному соглашению, мы провели очаровательное лето. Почему же Вы не хотите более вспоминать об этой маленькой милой поездке, выходящей из границ, установленных нашим слишком строгим светом, как его называют все? Это неблагоразумно и очень неосторожно. Если Вы приведёте в исполнение свои угрозы и возьмёте в судьи мою будущую тёщу для рассмотрения Ваших прав, на которые Вы ссылаетесь, то, конечно, решение будет не в Вашу пользу. Её интересы прямо противоположны Вашим. Разве она может колебаться между своей дочерью и Вами?
   Катерина. О, Вы искусно рассчитали и прекрасно придумали. Однако ж, если бы Фаина Веньяминовна оказалась не такой женщиной, как Вы о ней составили мнение, если бы она вступилась за меня и, рассудив, что бессовестный любовник станет, конечно, неверным мужем, она составила бы мнение о будущем своей дочери по моему прошлому, что тогда произошло бы?
   Потанин. Очень просто. Устав от жизни пустой и опасной, какую я вёл, я поступил бы на службу в Армию. Мундир - единственная одежда, которая может скрыть благородно нищету.
   Катерина. Во всяком случае, я оставлена.
   Потанин. Зачем Вы говорите, что оставлены, когда честный человек, любящий Вас и обладающий прекрасным состоянием, хочет жениться на Вас?
   Катерина. Так Вы предлагаете мне выйти замуж за Михаила Георгиевича? А не возмущаетесь ли Вы при мысли, что я могу заставить себя последовать Вашему совету? Значит, Вы обманывали меня с той первой минуты, когда нашёптывали мне слова любви? Значит, Вы не любили меня ни одного дня, ни одного часа?
   Потанин. Дорогая Катерина, если бы у меня было достаточно денег, даю Вам честное слово, я не женился бы на другой женщине, кроме Вас, потому что Вы были бы очаровательной княгиней.
   Катерина. Что мне за дело до этого титула! Вы знаете прекрасно, что настоящий отец мой князь. Я хочу только Вас! Ничего кроме Вас!
   Потанин. Вы не знаете, о чём просите. Я слишком люблю Вас, чтобы связать Вашу судьбу со своей. Если бы Вы только знали эту позолоченную нужду во всём, эту нищету в белых перчатках, какая выпала на мою долю, Вы испугались бы и поняли бы, что в моём решении отказаться от Вас много любви и великодушия. Верите ли, как трудно покончить прежние отношения с такой прелестной женщиной, как Вы? Между тем я безропотно покорился. Что я стал бы делать с моей прекрасной Катериной в маленькой квартире в пять комнат, какую я занимаю теперь. Разве хватило бы мне на хозяйственные расходы тех денег, которые я получаю от щедрых моих родителей. Мне одному с трудом хватает. Я больше живу в клубе, где стол обходится дёшево. Я езжу на экипажах моих друзей, никогда не берусь за карты, хотя я страстный игрок. Я часто бываю в обществе, где меня видят блестящим, гордым, а сам я в это время считаю каждую копейку. Моя интимная жизнь печальна, мрачна и жалка. Она похожа на чёрную куколку блестящей бабочки, которую Вы хорошо знаете. Вот каков князь Потанин, моя дорогая Катерина! Дворянин, на вид гордый, величественный, блестящий, а живущий с бережливостью старой девы. Когда меня встречают на гулянье изящным и весёлым, все завидуют моей роскоши, а эта роскошь так же обманчива, как подделанные под золото цепочки вот этих часов. Не правда ли, Вы понимаете теперь, что я не могу серьёзно предложить Вам разделить подобное существование?
   Катерина. Если бы Вы были богаты, Дмитрий, я не старалась бы возвратить Вас себе. Но Вы бедны, а потому я имею права сказать Вам, что Вас люблю, жизнь моя вместе с Вами была бы полна преданности и самоотвержения. Всякий перенесённый труд был бы доказательством любви, потому именно я и хочу страдать. Ваша жизнь со мной не была бы печальной и жалкой. Моя любовь сделала бы её отрадной и лучезарно-радостной. Мы были бы так счастливы, что Вы сказали бы: "Как я мог мечтать о чём-нибудь другом!".
   Потанин. Увы, Катерина, Вы рисуете мне поэтическую и восхитительную идиллию. Не правда ли, мы убежали бы далеко от света? Мы удалились бы в неизвестный уголок завоёвывать вновь потерянный рай? А долго ли продолжалось бы такое счастье? Увы, только весну нашей юности. Затем пришла бы осень, суровая и мрачная. Мечты улетели бы, как ласточки в романсах, и мы с ужасом заметили бы, что всё, что мы принимали за вечное блаженство, было нереализованная мечта! Простите меня за мои слова, полные разочарования, но наша будущность решается в эту минуту. Только голосу рассудка мы должны подчиняться.
   Катерина. А я умоляю Вас, послушайте своё сердце! Вспомните, как Вы любили меня! Скажите, что Вы не переставали любить меня! Дмитрий!
   Потанин. Видите, как мало благоразумия у нас с Вами, и как легко мы сделали бы непоправимую глупость! Между тем наши средства не позволяют нам этого!
   Катерина. Ради Бога, не отталкивайте меня от себя! Вы любите меня, я это чувствую, всё говорит об этом! Вы хотите покинуть меня только потому, что Вы бедны и я не богата! Да разве беден человек, если у него две руки? Станем работать!
   Потанин. Дорогая Катерина, Вы говорите совершенный вздор! Для князя Потанина, запомните это хорошенько, существуют только три возможные условия жизни: быть богатым, солдатом или монахом. У меня теперь есть выбор. Решайте же!
   Катерина. Ах, теперь всё кончено? Всё потеряно!
   Потанин. Нет, не всё потеряно. Напротив, Вы спасены, если только захотите послушать и понять меня. Что мы такое с Вами? Вы дитя, принятое на воспитание великодушной женщиной, а я разорившийся дворянин. Вы живёте в роскоши. Благодаря щедрости Фаины Веньяминовны, а я держусь с трудом в свете, получая помощь от моей родни. Наше настоящее не прочно, будущее рискованно. И вдруг счастье стучится к нам в двери. Достаточно протянуть руку, и мы приобретаем независимость, могущество, которое даётся богатством! Богатство - это цель, к которой стремится всё человечество! Понимаете ли Вы? Мы, слабые и презренные, станем сильными и гордыми. Что же нужно нам с Вами для этого? Проблеск рассудка, минута благоразумия. Надо позабыть мечту и считаться с действительностью.
   Катерина. И так, мечта - эта любовь, а действительность - денежный интерес? И это говорите Вы? Вы, для которого я готова была пожертвовать всем! Вы, которому я готова была служить на коленях! И какие доказательства приводите Вы для оправдания своего поведения? Деньги! Деньги - презренный металл! Ничего, кроме денег! Но это мерзко, бесчестно и подло! У Иляны всё: семья, богатство, друзья, и она же отнимает у меня моё единственное сокровище - Вашу любовь. Скажите мне, что Вы любите её! Это будет слишком жестоко, но менее подло! Но нет, это невозможно! Вы поддались соблазну, видя её такой богатой. У Вас было только минутное увлечение её богатством, но опомнитесь и действуйте как честный человек. Знайте, что Вы в моих глазах опорочили себя! Дмитрий, отвечайте мне! Ну, хорошо, женитесь на ней!
   Потанин. Ну, наконец-то, благоразумие проснулось!
   Катерина. Вот с каким неумолимым законом мне приходится сталкиваться, и это закон света и общественный лозунг! Если бы я отказалась разделить общее безумие, я рисковала бы остаться одинокой со своей слабостью, но нужно быть сильной, чтобы внушать всем почтение. Хорошо! С этих пор я начну так действовать, чтобы не быть более ни дурой, ни жертвой! Впереди всё для меня, и горе тому, кто встанет на моей дороге! Не правда ли, эта мораль века? До чего я была глупа! Ах, князь, как Вы меня проучили! Я незаконнорожденная дитя поверила в сказку! В любовь! Благодарю Вас за урок. Он был жесток, но принесёт мне пользу!
   Потанин. Что Вы задумали?
   Катерина. Я хочу, положить начало своему могуществу и следуя Вашему совету, сама стану миллионершей. И я буду диктовать условия в этой жизни!
   Потанин. Что Вы задумали? Aus einem Splitter eine Fuhre Holz spalten!11
   Катерина. Alles hat sein Maб!12 Михаил Георгиевич! (Встаёт и открывает дверь)
   Потанин. Что такое? (Хватает Катерину за руку)
   Катерина. Почему Вы испугались? Ведь Ваше дело увенчалось таким быстрым успехом! Успокойтесь, Вы получите большое вознаграждение. Приданое Иляны стоит такого труда, который Вы приняли на себя.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

(Входят Михаил Георгиевич, Фаина Веньяминовна и Иляна)

   Михаил Георгиевич. Кажется, Катерина, Вы были так любезны, что позвали меня? Неужели я так счастлив, что, наконец, снискал Вашу благосклонность.
   Катерина. Вот моя рука!
   Фаина Веньяминовна. Миша, Вы женитесь на Катерине не только ради её прекрасных глаз. Я даю ей огромное приданое.
   Иляна. Я так рада, сестра!
   Катерина. Я хочу поступить с Вами, Михаил Георгиевич, честно. Милостивый государь, я уступаю только уговорам всех, но знайте, что мои чувства не могут скоро измениться. Теперь я даю Вам только мою руку, но не любовь. Я не люблю Вас. Моё сердце не принадлежит Вам.
   Михаил Георгиевич. Я не смею и думать, что Вы меня любите. Вы даёте мне Вашу руку, а от меня зависит завоевать Ваше сердце. Я питаю твёрдую надежду, что мне удастся достигнуть этого. Верьте, что я глубоко счастлив, благодаря Вам, вся моя жизнь будет доказательством моей благодарности.

(Фаина Веньяминовна уводит Потанина в свой кабинет)

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

(В кабинете Фаина Веньяминовна и Потанин)

   Потанин. Фаина Веньяминовна, взамен того счастья, которое Вы мне даёте, я могу предложить Вам только мою жизнь. Возьмите её и распоряжайтесь ею.
   Фаина Веньяминовна. Я согласна. С сегодняшнего дня Ваша жизнь принадлежит мне. В нашей среде языки и перья одинаково деятельны. Мне говорили много о Вас, и я получила большую пачку анонимных писем на Ваш счёт. Не волнуйтесь, я не слушала болтовни и сожгла письма. Одни говорили, что Вы развратный человек, готовый на всё, чтобы достигнуть своей цели. Другие намекали, что Вы не настоящий князь и родились от русского кучера и швеи, что жили за счет "светских" дам, и что женитесь только для того, чтобы оплатить свои долги деньгами моей дочери.
   Потанин. Сударыня! Geld allein macht nicht glucklich!13
   Фаина Веньяминовна. Das Gesicht verrat den Wicht?14 Садитесь, мой милый. Если я рассказываю Вам об этих вещах, то потому только, располагаю доказательствами отсутствия правды. В противном случае, я не дала бы себе труда говорить с Вами, а просто велела бы не пускать Вас в дом, и этим было бы сказано всё. Zeit bringt Rat15. Конечно, Вы не ангел, но Ваши грехи таковы, что их прощают сыну, а если они сделаны зятем, то вызывают смех у некоторых матерей. Вы, князь, красивы собой и были любимы. Но Вы были холостяком и это Ваше дело. Через десять дней Вы станете мужем моей дочери и нам необходимо условиться. Поэтому я Вас ждала, чтобы говорить о Вас, Вашей жене и обо мне с глазу на глаз. Abgeredet vor der Zeit bringt nachher keinen Streit16.
   Потанин. Achtung ist besser als Gold17. Продолжайте, я слушаю Вас с полным вниманием и с полным доверием, потому что от Вас могу услышать только хорошее и умное.
   Фаина Веньяминовна. ( Засмеялась). О, я знаю, что у Вас льстивый язык, милый мой, но я в отличии моей дочери не довольствуюсь словами, и меня не легко заманить лаской.
   Потанин. Честное слово, я не позволю себе шутить, с целью заслужить этим Ваше расположение. Я говорю от чистого сердца.
   Фаина Веньяминовна. Если так, то мы тотчас поймём друг друга. Мы не имели ещё возможности поговорить серьёзно. Впрочем, все здесь уклоняются от этого. Между тем у нас начинается новая жизнь, и я думаю, что было бы хорошо положить ей прочное основание. Не правда ли, ведь у меня такой вид, как будто я хочу заключить с Вами условие? Что поделаете, это старая привычка коммерсантки. Я люблю знать наверняка, куда иду.
   Потанин. Я не вижу здесь ничего иного, кроме законного вполне требования, и нахожу, что, дав мне своё согласие прежде, чем объявить Ваши условия, Вы поступили необыкновенно деликатно.
   Фаина Веньяминовна. Не это ли расположило Вас в мою пользу? Тем лучше! Как Вам известно, я завишу от моей дочери, которая отныне будет зависеть от Вас, и в моем интересе быть с Вами в полном согласии. Видите ли, я неудобная женщина. Я отчасти деспот, я знаю это. У меня сложилась привычка повелевать уже много-много лет. Чтобы вести такие трудные дела, требовалась сила воли. У меня её было предостаточно. Ну, конечно, я всего достигла. Теперь я боюсь, чтобы эта дьявольская воля, благодаря которой я имела такой успех в моей торговле, не подшутила бы надо мной. Все окружающие меня уже давно знают, что я горяча, но у меня доброе сердце. Как Вы относитесь к этому?
   Потанин. Я буду поступать так, как другие и с радостью позволю руководить собой. Будьте уверены, что всякие узы, соединяющие меня с кем-нибудь или с чем-нибудь, покажутся мне легкими и приятными. К тому же чистосердечно прибавлю, что если бы я не сделал всего, чтобы угодить Вам, я был бы крайне неблагодарным.
   Фаина Веньяминовна. О, к несчастью, это не доказательство!
   Потанин. Хотите Вы большего доказательства? Если бы я не женился на Вашей дочери ради её самой, я думаю, что женился бы ради Вас.
   Фаина Веньяминровна. Ах, хвастун с Севера! Allzu shone Worte haben keine Glauben18.
   Потанин. Кроме шуток, раньше, чем я узнал, что буду Вашем зятем, я уважал Вас, как женщину, из ряда вон выходящую. Прибавьте к удивлению, которое я питаю к Вашим великим способностям, привязанность, внушаемую Вашей добротой, и Вы поймёте, что я одновременно и очень счастлив, и очень горд быть зятем Фаины Веньяминовны.
   Фаина Веньяминовна. Если это так, то Вы, значит, не будете против жизни в одном городе, рядом со мной?
   Потанин. Мне кажется, это так и подразумевалось, по крайней мере, я так думал. Если бы вы мне не предложили это, то я сам попросил бы Вас об этом. Я много выиграю при таком раскладе. Моя жена будет счастлива, а Вы будете благодарны мне за то, что я не отниму у Вас Иляны. И Вы, и она за это ещё больше полюбите меня, а ведь это всё, чего я желаю.
   Фаина Веньяминовна. Как это хорошо, что Вы так сделаете, и как я буду за это Вам признательна! Я боялась, что Вы захотите независимости и отнимите у меня дочь. Вы знаете, как долго мы ждали её, и когда потеряли надежду, нам судьба преподнесла подарок.
   Потанин. Я был бы очень счастлив, пожертвовать для Вас независимостью, но у меня и теперь её нет.
   Фаина Веньяминовна. Мне не нужна Ваша независимость. Я хотела бы знать, что всё благополучно, что Иляна счастлива. Вот всё, что я прошу.
   Потанин. Не бойтесь ничего, Ваша дочь не оставить Вас никогда. Я не буду настраивать против Вас.
   Фаина Веньяминовна. Знаете ли Вы, как я буду уважать Вас!
   Потанин. Я надеюсь вполне!
   Фаина Веньяминовна. Какая странная вещь это-жизнь! Я не хотела совсем, чтобы Вы были моим зятем. Я ставила Вам всевозможные препятствия, а Вы так поступаете со мной, что это вызывает у меня угрызения совести. О, я понимаю, что Вы слыли за опасного человека, что Вы умеете побеждать сердца других женщин, как победили мое материнское. А теперь я надеюсь, что Вы все свои соблазнительные средства оставите только для моей дочери. Конец похождениям! Так что ли? Она Вас любит. Если она станет ревновать Вас, тогда Вам придётся иметь дело со мной! Неприятности я Вам обеспечу, а это чревато. Я помню хорошее, и не забываю о плохом. Со мной либо дружить, либо ни как. Третьего не дано. Устройте Иляне спокойную, хорошую жизнь, без облачка... светлую, всегда светлую! Постарайтесь сделать её счастье своей важной задачей в жизни.
   Потанин. Это сделать очень легко! Чтобы быть несчастным, надо идти навстречу несчастью, а я, конечно, не пойду. (Засмеялся). К тому же Ваши добрые друзья, которые так Вас осуждали за согласие отдать мне руку Иляны, были бы очень довольны! Я не желаю доставить им это удовольствие. Они стали бы кричать на разные тоны: "Мы говорили совершенную правду, Фаине Веньяминовне относительно этого князя Потанина!"
   Фаина Веньяминовна. Нужно их извинить. У Вас много завистников. У меня были свои собственные проекты, да вдобавок к ним у меня просили руки дочери несколько лиц, занимающих самое лучшее положение в Москве, известные богачи. В нашем кругу многие чрезвычайно недовольны мною. Говорили: "Госпожа Фаина Веньяминовна хочет видеть свою дочь княгиней. Посмотрим, удастся ли ей это? Её зять, истратит всё её деньги, и будет презирать её". Конечно это клевета завистников. Опровергните всё это, устройте так, чтобы сделать нас счастливыми, и мы восторжествуем над всеми.
   Потанин. Вы надеетесь, что так будет?
   Фаина Веньяминовна. Я вполне уверена в этом.

( Вошла Иляна).

   Иляна. Как хорошо! Вы согласны, Дмитрий?
   Фаина Веньяминровна. Я сделала ему предложение, от которого он не смог отказаться. (Смеётся). Да, он так был мил, что согласился.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

   Константин Леонидович. Кто это идёт с нашим прекрасным князем?
   Никита. Константин, мой дорогой, ах, да ты ничего не знаешь? Может быть, ты живёшь на Марсе, но это невозможно не знать!
   Константин Леонидович. Ничего нет странного в том, что я не знаю этой прелестной блондинки! У меня вовсе нет претензии, знать имена всех красивых женщин Москвы!
   Никита. Москвы! Так эта дама, москвичка? Но ты, значит не рассмотрел её! Посмотри хорошенько! Открой глаза: ведь чисто английский шик, мой друг! Константин, мой друг, сколько огорчений ты нам доставляешь!
   Константин Леонидович. Кто же она, наконец, такая?
   Никита. Это, мой милый, мадам Ховринская. Богатая, светская дама. Ей принадлежат акции одного крупного завода в Сибири. Говорят, что она год тому назад была очень благосклонна к Потанину. Она так богата, но он почему то не женился на ней. Хотя целый год уже как этот милый князь сидит совсем на мели. Теперь она замужем.
   Константин Леонидович. Да, эта причина уважительная. А где же её муж?
   Никита. Живёт себе в Швейцарии. Его никогда не видят. Он душевно больной и не может обойтись без постороннего надзора.
   Константин Леонидович. Даже в смирительной рубашке! Тогда почему же эта красивая женщина не хлопочет о разводе?
   Никита. Богатство принадлежит не ей, а мужу.
   Константин Леонидович. Вы так бы и сказали мне!
   Никита. Он не мог женится на мадам Ховринской, и тогда обратился к Иляне. И вот милое дитя моей августейшей тётки сделалось женой такого человека! Что мы могли сделать в такой ситуации? Она полюбила его.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

   Потанин. Она одна из моих знакомых. Желает, чтобы я представил её тебе. Конечно, ты согласна?
   Иляна. От всего сердца, рада познакомиться. Ты знаешь хорошо, что всё, что касается тебя, мне дорого.
   Потанин. Княгиня Потанина! А вот это мадам Ховринская.
   Мадам Ховринская. Я очень люблю Вашего мужа. Надеюсь, что Вы позволите мне также любить и Вас? А теперь прошу Вас доставить мне удовольствие принять от меня этот подарок. (Сняла со своего пальца кольцо, на золотом ободке было выгравировано слово "Ago vobis gratia").
   Иляна. Я приму его с большим удовольствием, мадам, в знак дружбы.
   Потанин. Мне кажется, мадам, что я узнал этот кольцо.
   Мадам Ховринская. Верно, это Вы когда-то подарили мне его. Слово "Ago vobis gratia", извините, княгиня, мы все, русские, и возможно Вы не знаете латынь. "Ago vobis gratia", означает, благодарю Вас! Великие слова! (Обращаясь к Потанину). Этому кольцу, скорее всего, следует быть на пальце Вашей жены. До свиданья, дорогой князь. А теперь, желаю Вам быть счастливым. (Уходит).

(Потанин снимает с пальца Иляны кольцо, и бросил его в сторону).

   Потанин. Извини Иляна. (Обращаясь к Зое Ротенштейн) Мадмуазель Зоя, сию минуту проходя через зал, я слышал слова: заём, учёт, ликвидация. Без всякого сомнения, там должен быть и Ваш отец. Не желаете ли, чтобы я сходил за ним?
   Зоя. Буду очень благодарна Вам за это.
   Потанин. (Подходит к группе мужчин и обращается к одному из них). Так я иду. Лев Моисеевич, виноват господа, что украду вашего собеседника от приятного разговора, но Вас ждёт Ваша дочь, она беспокоится, почему вы долго не идёте к ней.
   Лев Моисеевич. Моя дочь? (Обращаясь к своим собеседникам) Это правда, завтра я постараюсь с вами увидеться. Мы опять поговорим об этой комбинации. Тут можно много выиграть. Мы получим большие барыши. Как я счастлив, дорогой князь, побыть одну минуту с Вами. Мне очень хотелось поздравить Вас! Теперь Вы в превосходном положении.
   Потанин. Это верно, я женат на очаровательной женщине.
   Лев Моисеевич. А какое богатство-то! Подобной участи вполне достойны аристократы вроде Вас! Вы похожи на картины великих художников, которым нужны великолепно и искусно сработанные рамки. Поздравляю! У Вас теперь есть рамка, и прекрасно позолоченная! Тёща не особенно удобна, но что с этим поделаешь? Вы так очаровательны! Кстати, я не присутствовал при чтении брачного контракта и забыл спросить об этом у Михаила Георгиевича. На каких условиях Вы женились?
   Потанин. Мы женаты на условиях неприкосновенности приданого.
   Лев Моисеевич. Ай, ай, ай! Какое горе! Futsch ist futsch und hin ist hin19. Правда, мне говорили, что Фаина Веньяминовна, ловкая женщина, она и доказала таки это. Неприкосновенность приданого! Geschwindigkeit ist keine Hexerei!20 Да Вы подписали Ваш контракт с закрытыми глазами, дорогой князь! Отлично, отлично, по-дворянски... Дайте-ка подумаю... Мне пришла в голову мысль... Да Вас, мой дорогой, обвели вокруг пальца! Знаете ли Вы это?
   Потанин. Прекратите, милостливый государь!
   Лев Моисеевич. Не кричите, теперь не время, да и было бы бесполезно. Прежде всего, позвольте объяснить Вам Ваше положение. Вы связаны по рукам и ногам, так что не можете распорядиться ни одним рублём из денег Вашей жены без её согласия. Правда, Вы имеете на неё большое влияние, что, конечно, очень выгодно для Вас, но предупреждаю Вас, она будет следовать советам своей матери. И ловкая же эта августейшая маман! Да, Вас, князь, ловко надули. Я не мог бы поверить этому.
   Потанин. Я не знаю, что Вы думаете насчёт меня, милостивый государь, и не понимаю, с какой целью Вы ведёте подобный разговор.
   Лев Моисеевич. Единственно из участия к Вам. Вы прекрасный человек и мне очень нравитесь. Я уверен, что Вы при своих склонностях можете почувствовать себя в скором времени стеснённым материально. Вспомните тогда обо мне, и я устрою Ваши дела. До свидания князь! (Уходит)
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

(В гостиной находятся Фаина Веньяминовна, Иляна, Катерина и Потанин)

   Фаина Веньяминовна. Вот и кончился этот знаменитый день! Обе вы замужем, вы не принадлежите мне более. Ваши мужья теперь будут главными в вашей жизни. Как мне будет одиноко без вас! Ещё сегодня утром у меня было двое детей, а теперь...
   Иляна. Теперь у тебя четверо. Не жалуйся же, мама!
   Фаина Веньяминовна. Я и не жалуюсь. Я рада за вас.
   Иляна. Вот и прекрасно! Катерина, почему ты ничего не говоришь? О чём ты задумалась? Не больна ли ты?
   Катерина. Ничего, немного устала.
   Иляна. И притом душевно взволнована. Сегодня со мной было то же самое. Когда мы взошли в церковь, среди цветов и окруженная всеми нашими друзьями, я почувствовала, что сделалась белее вуали. Расстояние до моего места мне казалось таким длинным, и я думала, что никогда не дойду. Однако же дошла. Теперь все меня называют "madam", а некоторые "княгиня". Это меня очень забавляет.
   Потанин. Но, ты и есть княгиня, теперь все должны так называть тебя.
   Иляна. Только ни маман, ни Катерина, ни ты и ни Михаил Георгиевич. Называйте меня всегда Иляной, это будет менее почтительно, зато более нежно.
   Фаина Веньяминовна. Милое моё дитя, ты нуждаешься в любви, как цветок в солнце. Но я тебя люблю! Дай я тебя обниму, и тебя Катерина тоже. Мы тебя любим. Кстати, я вспомнила, что Вы Миша, сегодня возвращаетесь. Будьте добры, сообщите некоторые мои приказания в нашу контору.
   Иляна. Как, дела? Даже в день свадьбы!
   Фаина Веньяминовна. Да, и конечно, все насчёт дел, дитя моё. В то время, как мы веселимся, Москва, Париж, Лондон... любят шикарно одеваться, и ... Кто если не я буду думать о преумножении нашего благосостояния, ведь у нас сейчас большая семья, а даст Бог она увеличиться, я надеюсь на тебя и тебя Катерина. Я стану бабушкой, а у моих внуков всё должно быть самое лучшее.
   Иляна. Дмитрий, ещё не поздно, хорошо бы нам потанцевать.
   Потанин. Как хочешь, я к твоим услугам.
   Иляна. Я не увижу тебя более, так как ты уезжаешь с Михаилом Георгиевичем. Может ты, все же останешься. Поедем, все вместе потанцуем.
   Катерина. Нет, я устала. Прощай!(Уходит)
  
  

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

(В комнату входит Катерина. Михаил Георгиевич сидит за секретером и что-то пишет)

   Катерина. Наконец-то они уехали все! Когда же Миша, мы едем?
   Михаил Георгиевич. Через одну минуту, дорогая Катерина.
   Катерина. К чему такая задержка?
   Михаил Георгиевич. Видишь ли...
   Катерина. Пусть будет так! Подождём!
   Михаил Георгиевич. Вы были дивно хороши сегодня. Многие в восторге от Вас, а я этим гордился! Если бы Вы слышали разговоры моих друзей! Настоящий концерт поздравлений. Все кричали: "Какое счастье этому Михаилу Георгиевичу! Всё ему удаётся. Он богат, а теперь у него очаровательная жена". А кем он был? Мужик, а на внешность маленький толстяк в накрахмаленной рубашке, выдающимся вперёд животом, мясистым затылком, плоскими ушами, лысой головой. Видите, Катерина, что, благодаря Вам, я самый счастливый в свете. Мне завидуют! Это и понятно! Я ни с кем не поменяюсь своей судьбой. Послушайте! Ведь наш друг, князь Потанин, очень счастлив. Он женат на богатой прелестной женщине, любящей его и возможно любимой, а всё-таки, я не считаю его счастливее себя.
   Катерина. Милостивый государь! Хватит, прекратите!
   Михаил Георгиевич. Простите меня. Я кажусь, быть может, смешным, но мои чувства сильнее меня. Я так не могу скрыть свою радость. Вы увидите, как я сумею быть Вам признательным. Я постараюсь всячески угодить Вам, а для начала я хочу предложить Вам маленький сюрприз.
   Катерина. Какой? Я Вас предупреждаю, я дала Вам согласие моей руки. Я не люблю Вас.
   Михаил Георгиевич. Катерина, что Вы я всё помню. Мы отправимся в Париж, Лондон или в Венецию...
   Катерина. Чтобы провести там по-мещански наш медовый месяц?
   Михаил Георгиевич. Вовсе нет. Завтра я покину свою контору. Пусть мои клиенты говорят, что хотят. А я оставлю свои дела, и мы уедем.
   Катерина. Куда же мы поедем?
   Михаил Георгиевич. Вот в этом-то и заключается мой сюрприз. Вы знаете, что князь со своей женой тоже отправляются путешествовать.
   Катерина. Да, но они ничего не говорили, куда они едут.
   Михаил Георгиевич. Я знаю, что они едут в Ниццу. Вот и мы туда же.
   Катерина. Мы туда же, куда они?
   Михаил Георгиевич. Да, чтобы продолжить затем путешествие вместе. Две пары молодых супругов. Да это просто очаровательно! Дмитрий, когда услышал о моём проекте, сначала противился, но княгиня пришла ко мне на помощь. Когда же он увидел, что его жена согласна со мной, то засмеялся и сказал: "Так что же, если вы хотите, я вполне согласен. Этот вопрос можно считать поконченным". Между нами, он противился только для формы. Что ни говори, а любовь есть эгоизм. Но после двух недель, проведённых наедине с женой, Дмитрий перестанет сердиться, что мы нарушим их дуэт. Мы поедем в Италию смотреть на озера. Станем кататься на лодках вчетвером! Вот настоящий праздник! Что с Вами? Вы похоже на князя, когда он выслушивал мой план. Можете быть, Вы против этого путешествия? Так я вполне готов отказаться от него...
   Катерина. Да, за это я буду очень признательна.
   Михаил Георгиевич. Я думал только угодить Вам. Простите, что я так плохо придумал. Останемся в Москве! Какое мне дело до места, где я буду. Только бы быть с Вами, вот всё, чего я желаю. (Он подошёл к ней.) Вы так прекрасны, Катерина, и я Вас так давно люблю. Мы можем ехать.
   Катерина. Подождём немного.
   Михаил Георгиевич. Сейчас только Вы меня торопили. Что с Вами? Вы плачете?
   Катерина. Это ничего. Нервы немного расшатались. Я вспомнила усадьбу, которая носит моё имя. Фаина оставила её за мной, но когда-то она спасла и усадьбу, и мою судьбу. Там прошло моё детство, там умер мой отец. Тысячи воспоминаний соединены с этим домом, и я не могу оставить его без волнения.
   Михаил Георгиевич. Другой дом ждёт Вас, весёлый, роскошно украшенный, достойный Вас принять. Там Вы будете жить со мной с этих пор счастливо, благодаря моим заботам принадлежа мне одному. Катерина, едем!
   Катерина. Оставь меня! Не дотрагивайся до меня.
   Михаил Георгиевич. Что такое? Вы дрожите от страха! Неужели я такой страшный? Или действительно мысль покинуть этот дом волнует Вас до такой степени? Если так, то почему Вы не сказали мне раньше об этом? Я рассудительный человек. Что же, останемся здесь день, два, столько, сколько Вы захотите. Дела у меня в порядке и я могу свободно располагать временем. Наш маленький рай подождёт нас.
   Катерина. Как Вы добры.
   Михаил Георгиевич. Мне не стоит это ни малейшего усилия. Что мне нужно? Только чтобы Вы были довольны.
   Катерина. Хорошо! Хотите доставить мне удовольствие?
   Михаил Георгиевич. Хочу ли я этого? Скажите только, что нужно сделать.
   Катерина. Фаина будет очень горевать, когда дочь её уедет завтра. Нужно будет её утешить и развлечь...
   Михаил Георгиевич. А, и Вы желали бы...
   Катерина. Я желала бы остаться некоторое время с ней. Вы приезжали бы ежедневно повидаться с нами, хотя бы начиная с завтрашнего дня... А, как я была бы благодарна Вам за это и как полюбила бы Вас!
   Михаил Георгиевич. Но Вы ни о чём не подумали, Катерина! Как, моя дорогая, Вы хотите, чтобы сегодня я один возвратился домой? Но, что скажет моя прислуга? Меня поднимут на смех!
   Катерина. Неужели Вы будете казаться смешным оттого, что поступите со мной деликатно и нежно?
   Михаил Георгиевич. Не думаю, чтобы нежность выразилась в таком поступке! Напротив! Но я Вас люблю! Вы не можете в этом сомневаться!
   Катерина. Докажите это!
   Михаил Георгиевич. Неужели я докажу свою любовь тем, что оставлю Вас одну? Чистосердечно говорю Вам, Катерина, я готов быть образцовым мужем по отношению к Вам, исполнять все Ваши фантазии, но только с условием, чтобы они были исполнены. Теперь же, как будто Вы смеётесь надо мной! Если я буду уступать Вам при таких важных вопросах с первого дня нашей свадьбы, что же Вы сделаете со мной впоследствии? Нет и нет! Вы моя жена, а жена должна следовать за своим мужем. Так гласит закон! Эта наша первая брачная ночь. Я Ваш муж, а Вы моя жена.
   Катерина. Что же, Вы хотите одним законом удержать меня? Разве Вы забыли, что я сказала Вам, когда Вы просили меня быть Вашей женой? "Я даю Вам только мою руку".
   Михаил Георгиевич. А я ответил Вам, что от меня зависит, сумею ли победить Ваше сердце. Верно! Оставьте же мне средство для этого. Послушайте, моя дорогая, Вы считаете меня за ребёнка. Я не так наивен, как Вы думаете! Я знаю, что означает такое сопротивление, очаровательную стыдливость, с условием, что она не продолжится долго. Знаете, Вы можете вывести из терпения даже святого! Послушайте, скажите мне, что означает такое поведение? Послушайте, дорогое дитя, мы оба не понимаем друг друга.
   Я слишком горячусь, а Вы отказываетесь понять меня. Забудьте, что я Ваш муж, смотрите на меня, как на друга, и говорите со мной откровенно. В Вашем сопротивлении скрывается какая-то тайна. У Вас было какое-то горе, какое-нибудь разочарование...
   Катерина. Не говорите со мной так, оставьте меня.
   Михаил Георгиевич. Нет, мы начинаем новую жизнь. Нужно, чтобы не было между нами никаких недоразумений. Будьте откровенны, Вы найдёте во мне снисходительного слушателя. Ведь молодые девушки часто бывают большими фантазёрками. Они мечтают об идеале, забирают в голову себе безнадёжную любовь, о которой не догадываются даже выбранные ими герои. Вдруг приходится им столкнуться с действительностью. Они выходят замуж за человека, не представляющего, из себя ожидаемого Ромео, но честного, признательного, любящего, готового исцелить сделанные другими раны. Такого мужа бояться, не доверяют ему, отказываются следовать за ним, и совсем напрасно. При здоровой и честной жизни, которую жена разделит с мужем, сначала предается забвению всё прошлое, а затем наступает полное спокойствие духа. Что же Вы не отвечаете мне? Вы плачете? Так это правда? Значит, Вы любили?
   Катерина. Кто Вам сказал об этом?
   Михаил Георгиевич. Вы не обманываете меня. Я всё прочитал в Ваших глазах! Я хочу знать имя этого человека.
   Катерина. Никогда!
   Михаил Георгиевич. Вот и признание!
   Катерина. Вы недостойно обманули меня своей притворной нежностью. Я ничего не скажу более.
   Михаил Георгиевич. Берегитесь! Не шутите со мной! Говорите, я хочу этого! Иначе!..
   Катерина. Оставьте меня, не трясите меня. Вы внушаете мне ужас!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

(Входит Фаина Веньяминовна)

   Фаина Веньяминовна. Что случилось?
   Михаил Георгиевич. Неожиданный случай. Моя жена отказывается следовать за мной.
   Фаина Веньяминовна. Почему же так?
   Михаил Георгиевич. Видите, она не смеет говорить! У неё в сердце, как кажется, несчастная любовь! А так как я не похож на воображаемого ею героя, то эта история не может так кончиться. Нельзя сказать мужу, через двенадцать часов после венчания: "милостивый государь, я очень огорчена, но люблю другого!", это было бы уже чересчур. Я не желаю подчиняться таким фантазиям. Она Ваша дочь. Катерину Вы воспитали. И Вы как мать должны принять решение.
   Фаина Веньяминовна. Миша, сделайте мне удовольствие, не кричите так сильно. Между Катериной и Вами какое-то недоразумение... Die sich, bei Tage zanken lecken sich bei Nacht21.
   Михаил Георгиевич. Недоразумение?! Чёрт возьми, я хорошо знаю это! У Вас утончённый язык, мне нравится такое выражение! Недоразумение! Скажите лучше - недостойный обман! Но, Вы Фаина Веньяминовна, меня обманули. Вы мне обещали спокойную жизнь. Я хочу знать имя этого господина. Она должна сказать его. Я ведь не изысканный и хорошо обученный. Я мужик и я должен был бы... Вы мать, Вы в ответе за воспитание дочери... Barmherzige Mutter zieht lausige Kinder22.
   Фаина Веньяминовна. Da haben wir die Bescherung!23 Довольно! Вы совсем сумасшедший! Я никогда не забывала, что das Baumchen muб man biegen, solange es jung ist24. Как можно вести себя так грубо?! Сию же минуту идите в мой кабинет. Вам теперь моя дочь ничего не скажет, мне же признается во всём, и мы узнаем, как нам поступить. Breite Stirn und wenig Hirn25.
   Михаил Георгиевич. Вы правы, правы, как всегда! Нужно извинить меня. Я не умею говорить с женщинами. Сделайте ей выговор и заставьте Катерину вникнуть немного в действительность. Только ради Бога, не оставляйте её одну. Она способна сделать какую-нибудь глупость.
   Фаина Веньяминовна. Будьте спокойны! Идите! Ну, идите же! (Михаил Георгиевич уходит). Дочь моя, успокойся. Теперь мы одни. Ты можешь мне рассказать, что случилось? Как женщины, мы поймём друг друга. Послушай, ты испугалась, не правда ли? Почему ты не хочешь отвечать? Разве у тебя нет доверия ко мне? Разве я не вырастила тебя? Если ты и не родная моя дочь, то разве моя любовь и заботы о тебе не сделали меня истинной твоей матерью? Ты знаешь хорошо, как я люблю тебя. Поди же ко мне, я обниму тебя, как прежде, когда ты была маленькой и когда что-нибудь у тебя болело. Положи на грудь ко мне свою голову и дай волю своим слезам. Я вижу хорошо, что они тебя душат. Катерина, ты любила прежде и теперь любишь другого, но не мужа. Почему же ты ничего не сказала и согласилась выйти замуж за Михаила Георгиевича? Ты долго была против этого брака, а никому не пришло в голову, что причиной была любовь. Мы все думали, что твой отказ это гордыня. Ты не хотела быть разлучённой с тем, кого любила?
   Катерина. Я боролась, и не давала согласия быть женой Михаила Георгиевича, но в минуту отчаяния и слабости я дала своё согласие.
   Фаина Веньяминовна. Но почему же любимый человек не попросил твоей руки? Между тобой и им было какое-то препятствие? Ты так хорошо обеспечена, что твой избранник не мог бы колебаться просить твоей руки. Может быть, он, был не достоин тебя? Нет, ты такого не могла бы полюбить! Быть может, он не свободен? Если так, негодяй не постыдился смутить сердце молодой девушки! Где ты встретилась с ним? Может быть в свете? А может быть у нас дома? Я хочу знать имя этого человека, чтобы объясниться с ним, высказать ему, что думает о его недостойном поведении. Дитя моё, вся эта кутерьма ничего не значит. Нужно только что-нибудь решить. Я понимаю, что ты не откровенничаешь со своим мужем, а от меня зачем же скрываешь? Как зовут человека, которого ты любишь?
   Катерина. Да разве это возможно? Пожалуйста, забудьте о моих слезах! Не верьте тому, что муж мой сказал Вам. Не старайтесь никогда что-нибудь узнать! Оставайтесь в неведении, как теперь!
   Фаина Веньяминовна. А вот что! Значит тот, о котором идёт речь, касается близко меня, иначе бы ты не старалась скрыть от меня.
   Катерина. Прошу Вас об этом!
   Фаина Веньяминовна. Если бы у меня был сын, я думала бы... Разве?..
   Катерина. Нет, нет!
   Фаина Веньяминовна. Ты отрицаешь, прежде чем я произнесла это имя? Ты прочитала его на моих губах? Несчастная, человек, любимый тобою, муж моей дочери!
   Катерина. Ах, простите меня!
   Фаина Веньяминовна. Разве речь идёт об этом? Ответь мне! Скажи одно слово. Он тебя любит?
   Катерина. Не знаю.
   Фаина Веньяминовна. А говорил он тебе об этом?
   Катерина. Да.
   Фаина Венгьяминовна. И он женился на Иляне! Любил тебя?! А женился на Иляне! Правда, я сомневалась в нём. Ах, зачем не послушалась своего инстинкта! Ты должна помочь мне спасти Иляну.
   Катерина. Чего же ей бояться? Она торжествует, сделавшись его женой.
   Фаина Веньяминовна. А если он оставит её? Впрочем, он уверял меня, что любит её!
   Катерина. Он лгал! Он женился на Иляне ради её богатства!
   Фаина Веньяминовна. Почему ты так полагаешь? Разве она недостаточно красива, чтобы понравиться ему? Может быть, ты думаешь, что только тебя можно любить?
   Катерина. Если бы я была богата, он женился бы на мне! В тот вечер, когда он запёрся со мною, чтобы уговорить меня выйти замуж за Михаила Георгиевича, он клялся мне в этом честью!
   Фаина Веньяминовна. Клялся честью! Как он нас всех обманул! Но что же делать! Чем я могу действовать против него? Развод? Иляна не согласится на это. Она очень любит его. Да может ли быть, чтобы эта глупая девочка полюбила ничтожного "белобрысого красавца"! Ведь моя кровь течёт в ней! Если бы она узнала правду, она способна была бы умереть!
   Катерина. А разве я умерла!
   Фаина Веньяминовна. Ты! У тебя сильная натура, но она такая нежная, такая слабая! Ах, Катерина, вспомни, что я сделал для тебя, придумай какую-нибудь непреодолимую преграду между собой и Дмитрием! Вернись к своему мужу! Ты не хочешь сейчас ехать с ним? Но ведь это безумие! Если ты разойдёшься с Мишей, то не будешь в состоянии оттолкнуть от себя Потанина и отнимешь у моей дочери мужа!
   Катерина. Боже мой, Вы только и думаете что о ней! Всегда она, и прежде всего она! А я-то? Ведь я тоже человек. Надеюсь, что я имею права на защиту, право быть счастливой. Вы желаете, чтобы я пожертвовала собой, чтобы отдалась этому нелюбимому человеку, который внушает мне только ужас!
   Фаина Веньяминовна. Тогда как же? Ты хочешь разойтись с мужем? Хочешь вернуть себе свободу посредством скандала? Но какую свободу? Тебя все оттолкнут, тебя будут презирать. Я Вас всегда учила, чтобы не произошло deine Wasche wasche zu Hause26. Последуй моему совету, заставь замолчать своё сердце и послушайся только рассудка. Geduld bringt Huld27. Твой муж хороший человек. Вместо любви он внушит тебе уважение к себе. Выходя замуж, ты приняла на себя обязательства относительно мужа. Выполни его. Это твой долг.
   Катерина. Но какова будет моя жизнь? Ein goldenes Gitter ist auch ein Gitter28.
   Фаина Веньяминовна. Жизнь честной женщины. Будь женой. Бог даст тебе сделаться матерью, а тогда ты будешь спасена. Я тебе дам хорошее приданое.
   Катерина. Хорошо, я повинуюсь Вам. Поцелуйте же меня мама!
   Фаина Веньяминовна. Миша, идите сюда! Eher! Eher!29 Миша, всё объяснилось. Вам нечего бояться. Тот, кто внушает Вам тревогу, навеки разлучён с Катериной. Впрочем, ничего не случилось такого между ним и девушкой, сделавшейся Вашей женой, что могло бы оскорбить Вас и дать повод к ревности. Я не назову Вам сегодня имени этого человека. Но если, сверх ожидания, он снова появится, и Вашей чести будет угрожать опасность, то я сама, поверьте мне, первая укажу Вам его!
   Михаил Георгиевич. Хорошо. Я Вам верю. Простите меня, Катерина, и пусть всё будет забыто.

(Михаил Георгиевич и Катерина уходят)

  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

(Кабинет Фаины Веньяминовны)

   Фаина Веньяминовна. Честные люди! А теперь примемся за другое дело. Где у нас белобрысый Потанин?! Кто принёс эту записку?
   Константин Леонидович. Никита сказал, что человек из клуба просил передать Потанину. Он решил, что Вы первая должны ознакомиться с ней.
   Фаина Веньяминовна. Человек из клуба?
   Константин Леонидович. Никита сказал, что это вроде клубного банкира. Потанин, должно быть, очутился в затруднительном положении. Между тем он ещё недавно получил доход с дома на Остоженке.
   Фаина Веньяминовна. Доход? Доход! Да это одна капля в море. Разве Вы не знаете, что этот человек в одну ночь проиграл сто тысяч, которых и требуют от него. Если я не встану поперёк дороги этому животному, то он продаст даже перину моей дочери. Но он будет иметь дело со мной. Слишком давно он меня раздражает. Заплатите! Зато я натешусь вволю за свои деньги.
  
  

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

(Фаина Веньяминовна входит в комнату. Потанин растянувшись на диване, курит сигару и пьёт шампанское)

   Фаина Веньяминовна. Узнаёте ли Вы это? (Держит перед лицом Потанина лист бумаги).
   Потанин. Каким образом эта бумага с моей подписью попала в Ваши руки?
   Фаина Веньяминовна. Да потому, что мне представили её в мою кассу. Сто тысяч, как Вам покажется? Вы хорошо действуете. Да знаете ли Вы, сколько нужно сил и труда, чтобы заработать сто тысяч?
   Потанин. Извините, милостивая государыня, я не думаю совсем, что Вы пришли сюда с целью прочитать мне курс торговой статистики и бухгалтерии. Эта бумага по ошибке попала к Вам. Я ждал её и приготовил деньги для уплаты по ней. А так как Вы взяли уже на себя этот труд, то будьте добры, получите обратно свои деньги.
   Фаина Веньяминовна. Но, как Вы достали эти деньги? Вы принуждаете стеснять в расходах мою дочь? Aus fremdem Rohr ist gut Pfeifen Schneiden!30
   Потанин. Извините, это касается только меня. Потрудитесь удостовериться, верна ли сумма, я так плохо считаю, что могу, пожалуй, легко ошибиться и нанести Вам ущерб.
   Фаина Веньяминовна. Уберите эти деньги. К несчастью, Вам нужны будут они. Вы вступили на опаснейшую дорогу, которая обрекает Вас на всевозможные огорчения. Я охотно бы предложила Вам сейчас в десять раз больше, лишь бы быть уверенной, что Вы не дотронетесь больше до карт.
   Потанин. Милостивая государыня! Вы забываетесь с кем имеете дело. Я князь!
   Фаина Веньяминовна. Adel sitzt im Gemute, nicht im Geblute31. О, я знаю, что я многим рискую, говоря Вам такие вещи... Но у меня столько скопилось на сердце! Нужно высказать всё, а то я задыхаюсь! Вы тратите деньги, как человек, не понимающий, что значит заработать их. И если бы так стали бы продолжать...
   Потанин. Den Adler fliegen lehren!32 Милостивая государыня, возьмите эти деньги, возьмите же их, или всё будет кончено навсегда между нами (Хватает деньги и силой вкладывает их в её руку. С яростью мнёт бумагу, бросает в камин.) Вы задели моё самолюбие, и я Вам этого никогда не прощу. Берегитесь!!!

(Потанин выходит из комнаты)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

(В комнату входит Иляна).

   Иляна. Мамочка, у меня был доктор, по просьбе моего супруга. Дмитрий так беспокоится о моём здоровье. Этот превосходный доктор Шеферсон, нашёл у меня анемию и приказал мне перемену воздуха.
   Фаина Веньяминовна. Полно, без фраз, говори прямо!.. Он увозит тебя?
   Иляна. Но, мама, уверяю тебя, ты ошибаешься. Только одна забота о моём здоровье заставляет моего мужа...
   Фаина Веньяминовна. Твоего мужа! Не говори мне о своём муже! Das Ei will kluger sein als die Henne33. Уходи лучше! Если ты останешься здесь, то я не удержусь и наговорю тебе насчёт него таких вещей, что ты мне не простишь. Если верно, что ты больна, то это уважительная причина для перемены воздуха. А я одна останусь здесь, без тебя, привязанная к своему делу, чтобы зарабатывать деньги, пока ты будешь далеко, а твой муж будет тратить твои деньги. Уходи!
   Иляна. Ну, мама! (Пытается обнять мать)
   Фаина Веньяминовна. (Схватила за руку свою дочь и с силой толкнула её) Уходи! Оставь меня одну! Отправляйся с Потаниным в Ниццу со всей его свитой.

(Фаина Веньяминовна выходит из комнаты, громко хлопнув дверью).

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

(Кафе на берегу моря. За одним из столиков сидят Зоя Ротенштейн, Никита, Лев Моисеевич. Входит Константин Леонидович)

   Никита. Константин Леонидович, родной мой!
   Константин Леонидович. О! Никита!Вы в Ницце? Каким чудом?
   Никита. Чудо - это скорый поезд из Москвы, везущий за N-ую сумму первым классом меня. Извините, мой друг, я не представил Вас Льву Моисеевичу Ротенштейну и его дочери, Зое Ротенштейн.
   Константин Леонидович. Я уже имел честь встречаться с мадемуазель Зоей, у Фаины Веньяминовны. (Поклонился молодой девушке и делает вид, что не замечает отца)
   Никита. Константин Леонидович, Вы направляетесь в гости к Потанину и Иляне? Мы также. Но, как поживает моя тётя? Когда Вы оставили её?
   Константин Леонидович. Я её не оставлял.
   Никита. Да, что Вы говорите?
   Константин Леонидович. Да то, что она здесь.
   Никита. О Боже! У меня сейчас всё опустилось! Моя тётя в Ницце? Если бы Вы сказали мне, что Пантеон в одну прекрасную ночь перемещён на берег Средиземного моря, то я не больше бы удивился! Я был уверен, что августейшая маман, так же твёрдо укоренилась в Москве, как все наши памятники. Но скажите мне, какая причина этого путешествия?
   Константин Леонидович. Одна фантазия.
   Никита. А когда и как она явилась?
   Константин Леонидович. Вчера утром за завтраком. Кеша пришёл проститься с Фаиной Веньяминовной, чтобы за тем вернуться и окончательно поселиться во Франции. В это время принесли письмо от Иляны. Фаина Веньяминовна начала читать, как вдруг воскликнула: "Михаил Георгиевич уже два дня, как в Ницце!". Иннокентий и я, были удивлены выражением, с каким были сказаны эти слова. Затем она сказала Иннокентию: "Ты сегодня вечером покидаешь Москву? Хорошо! Я поеду с тобой. Ты проводишь меня до Ниццы. А ты Костя, приготовь свой чемодан. Ты поедешь со мной".
   Зоя. Ничего нет легче, чем объяснить этот отъезд. Она узнала, что Михаил Георгиевич и Катерина в Ницце с Иляной и Потаниным. Фаина Веньяминовна ещё живее почувствовала своё московское одиночество. У неё явилось желание провести несколько дней в семье, и вот она отправилась в путешествие.
   Никита. Одно несомненно, что Константин Леонидович пользуется прелестями дачной жизни. Ах, прости Господи, они ещё за столом!
   Лев Моисеевич. Что же, подождём Потанина, Иляну, Фаину Веньяминовну, Иннокентия. Мы в приятном обществе, неправда ли, Константин Леонидович?
   Никита. А, что здесь будет делать Константин Леонидович? Вы же соскучитесь.
   Константин Леонидович. Почему же? Я хочу хоть раз в жизни воспользоваться случаем и повеселиться вволю. Вы поучите меня, Никита. Думается, что это не должно быть трудно. Достаточно для этого взять короткую визитку, как Вы, цветок в бутоньерку, завить волосы, и сесть за карточный стол.
   Зоя. Разве Вы игрок?
   Константин Леонидович. Нет, я не игрок, но было время молодое, я был, пожалуй, любителем. С тех пор не брался за карты. Ни разу не сел за карточный стол. Не было желания.
   Зоя. Но в таком случае Вы должны обладать громадным счастьем и большой силой воли.
   Лев Моисеевич. Не хотите ли играть за одно со мной? Выигрыш мы поделим пополам.
   Константин Леонидович. Очень благодарен, но нет.
   Лев Моисеевич. Заметили ли Вы, что уже несколько дней, как у Вашего дорого князя Потанина очень озабоченный вид?
   Никита. Это верно. Дорогой князь Потанин сильно проигрался, и как ни богата его жена, моя очаровательная кузина, но если так пойдёт дальше, то её богатства хватит ненадолго. (Никита взял Льва Моисеевича под руку, и оба отошли в сторону)
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

(За столиком остались сидеть Зоя Ротенштейн и Константин Леонидович)

   Зоя. Константин Леонидович, почему Вы так сдержанны и холодны с моим отцом?
   Константин Леонидович. Боже мой! Мадемуазель, между Львом Моисеевичем и мной огромное расстояние. Я держусь своего места.
   Зоя. (Качая головой) Нет, это неверно. Ведь со мной Вы так любезны и предупредительны.
   Константин Леонидович. Вы девушка, и малейшая вежливость...
   Зоя. Нет! Мой отец, должно быть, оскорбил Вас когда-нибудь, сам не замечая этого, потому что он очень хороший. Я его спрашивала, но, казалось он, совсем даже не понял, о чём я говорила. Мои же вопросы обратили его внимание на Вас. Он считает Вас очень способным человеком, и был бы очень счастлив, доставить Вам лучшее положение, подходящее к Вашим достоинствам. Известно ли Вам, что Михаил Георгиевич и мой отец хотят начать огромное дело?
   Константин Леонидович. Общество "Кредит Европы"?
   Зоя. Да. Во всех главных коммерческих центрах Европы откроются конторы. Хотите быть директором одной из таких контор?
   Константин Леонидович. Я, мадемуазель? Какую цель преследует Лев Моисеевич, предлагая мне, оставить Дом "Ф"?
   Зоя. Предприятие так колоссально, что оно временами и меня пугает. Неужели необходимо стремиться к увеличению богатства? Ах, я очень желала бы, чтобы мой отец отказался от этой громадной спекуляции, в которую он бросается очертя голову. Я очень проста, и к тому же мои вкусы, и моя робость совсем не буржуазны. Эти операции с большими капиталами заставляют меня опасаться за будущее. Отец говорит, что хочет мне оставить громадное богатство. Я хорошо знаю, всё, что он предпринимает, он делает для меня. Напрасно я всеми силами стараюсь помешать ему. Мне кажется, что нам грозит большая опасность. Вот почему я обращаюсь к Вам. Я очень суеверна и думаю, что если бы Вы были с нами, то это принесло бы счастье.
   Константин Леонидович. Поверьте мне, мадемуазель, я глубоко тронут Вашим предложением. Я чувствую, что обязан этим единственно благосклонностью ко мне, но я не принадлежу себе. Я связан с Фаиной Веньяминовной узами более крепкими, чем интерес, а именно - узами благодарности.
   Зоя. Вы отказываетесь?
   Константин Леонидович. Я обязан так поступить.
   Зоя. Но место, которое Вы занимаете, так скромно.
   Константин Леонидович. О, я очень был счастлив, получить его в то время, когда не имел уверенности в том, что будет со мной завтра.
   Зоя. Вы были доведены, до такой...
   Константин Леонидович. Нищеты. Да, мадмуазель, мои первые шаги в жизни были тяжелы. Я не знал родителей. Тётка, честная торговка фруктами, однажды утром нашла меня у мусорного ящика, подобно старой паре ботинок. Добрая женщина взяла меня к себе. Вырастила, определила в гимназию. Нужно Вам сказать, что я на всех экзаменах получал награды, и их собралось у меня много. В минуты крайней нужды я продал все эти книги. Мне было шестнадцать лет, когда умерла моя благодетельница. Оставшись без поддержки, без помощи, я попробовал выйти из этого положения, и не жалея своих сил, пытался добиться успеха. После десяти лет борьбы и лишений, я почувствовал, что мне не достаёт физической и нравственной силы. Оглянувшись кругом, я увидел, что те, которым удалось преодолеть все препятствия, были по-другому закалены, чем я. Я понял, что был рождён посредственным человеком, и, вместо того, чтобы роптать на Бога и на людей и стараться силою и интригами навязывать обществу свою посредственность, я безропотно покорился судьбе, так как был не из тех, которые повелевают, а из тех, кто повинуется. Я занимаю, как Вы знаете, должность скромную, но она меня кормит. У меня нет честолюбия, но я немного философ. Я наблюдаю за всем, что происходит вокруг меня, и чувствую себя счастливым.
   Зоя. Вы мудрец. Я также немножко философ и мне приходиться жить среди неприятной мне обстановки. К несчастью, я рано потеряла свою мать, а отцу моему, несмотря на нежность ко мне, вследствие вечного отсутствия свободного времени, приходиться мало быть со мной. Меня окружают только миллионеры или те, которые надеются быть ими. Я осуждена на неотступные ухаживания Никиты и его друзей, красивых и пустоголовых, ухаживающих за моим приданым. Для них я не женщина, а мешок с деньгами, украшенный драгоценностями.
   Константин Леонидович. Они образцовые аргонавты. Они стремятся к приобретению "золотого руна".
   Зоя. Аргонавты! Вы совершенно правы. Теперь я буду их так называть.
   Константин Леонидович. О, они не поймут этого. Думается, что они не сильны в мифологии.
   Зоя. Итак, Вы знаете теперь, что я не очень счастлива, несмотря на то, что живу среди полного довольства. Не оставляйте меня. Приходите по чаще поговорить со мной. Вы не скажете мне ни пошлостей, ни лживых любезностей. Это заменит мне всё другое.

(Зоя Ротенштейн уходит.)

   Константин Леонидович. Какая милая, но странная девушка! И какое несчастье, что у неё такой отец.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

(Входят Фаина Веньяминовна и Потанин).

   Никита. Если бы Вы знали, милая тётя, как я удивлён, видеть Вас здесь!
   Фаина Веньяминовна. Ну, не больше, чем я удивлена этим. Я бросила свою цепь на восемь дней. Да здравствует веселье!
   Никита. А что же Вы будете делать здесь, милая тётя, скажите, пожалуйста?
   Фаина Веньяминовна. То же самое, что и все здесь делают. В самом деле, скажите мне, как здесь проводят время?
   Потанин. Это зависит от самого себя. Здесь два совершенно, различных сорта людей. Одни заботятся о своём здоровье, другие веселятся. Для первых полагаются прогулки на свежем воздухе, для других - шумные экскурсии, катание на яхтах. Одни берегут свою жизнь, как скряги, другие тратят её, как моты. Когда наступает ночь, тот, кто заботится о своём здоровье, уходит домой, а тот, кто хочет веселиться, выходит из дому. Одни надевают пижамы, другие - вечерние наряды. Одни кашляют, другие смеются. Одни пьют лечебные минеральные воды, другие шампанское. У одних тишина и светит ночник, у других блистающие огнями залы, где слышна музыка и шум танцев. Одним словом, всегда и везде удивительный контраст. Для кого-то это самый скучный город, а для кого-то самый весёлый.
   Никита. Тётушка, мы распределяем свой день так: часть дня в ресторане, другая в клубе или казино.
   Константин Леонидович. Ресторан - это ещё куда ни шло. Но казино!
   Никита. В казино ведётся крупная игра. Там царствует баккара.
   Константин Леонидович. Всё это ведётся в духоте от табачного дыма. Какое печальное существование.
   Никита. Самое глупое существование, Костик. Вот я, человек труда, обречённый жестокостью своей тётушки на печальное положение праздного человека, со стыдом провожу время среди этих праздных людей по призванию. Вы теперь знаете, дорогой друг, как проводят здесь время. Вы можете написать об этом книгу под заглавием "Время провождение светских львов". Эта книга будет иметь ошеломляющий успех, ручаюсь Вам за это!

(Входит Иляна. Фаина Веньяминовна встаёт, берёт Иляну под руку и они обе уходят).

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

   Фаина Веньяминовна. Иляночка, с самого моего приезда мы с трудом могли обменяться десятью словами. Скажи мне только, довольна ли ты, что увиделась со мной?
   Иляна. Как ты можешь спрашивать меня об этом?
   Фаина Веньяминовна. Я спрашиваю, чтобы от тебя самой услышать об этом. Поцелуй меня!
   Иляна. Дорогая мама! (Бросилась к ней на шею)
   Фаина Веньяминовна. Давно уже, я не слышала, чтобы ты назвала меня так. Ведь два месяца, как я была так одинока в моём большом доме, который ты наполняла своим присутствием прежде...
   Иляна. Мама, будь, пожалуйста, наконец, благоразумна!
   Фаина Веньяминовна. Быть благоразумной? Не правда ли, иначе говоря, привыкнуть жить без тебя после того, как двадцать лет моя жизнь зависела от твоей? Переносить без жалоб, что у меня отняли всё моё счастье? А теперь, когда я старею, проводить жизнь до конца дней моих без цели, без радости, и даже без огорчений, потому что я тебя знаю, если бы и было у тебя горе с Потаниным, ты мне не сказала бы о нём.
   Иляна. Какое же горе может быть у меня?
   Фаина Веньяминовна. А то, которое тебе может доставлять твой супруг.
   Иляна. Мама!
   Фаина Веньяминовна. Значит, этот человек поступает со мной так, что лишает меня всякого доверия! После того, как он уверил меня, что никогда не разлучит тебя со мной, он увёз тебя в другой город, зная хорошо, что дела мои удержат меня в Москве.
   Иляна. Ты неправа. Тебе известно, что доктор приказал мне ехать.
   Фаина Веньяминовна. Полно! Докторов можно заставить предписывать, что захочешь! Твой муж сказал нашему "честному" доктору: "Не находите ли Вы, что моей жене было бы полезно провести сезон на юге?". Тот ответил ему: "Если это не принесёт ей пользы, то не принесёт и вреда". Тогда твой муж добавил: "Возьмите же не большой листок бумаги и напишите своё предписание. Понимаете Вы?.. Это для моей тёщи, которой наш отъезд не доставит удовольствия". Сам доктор рассказал мне об этом, когда я устроила ему сцену. Я и прежде не доверяла медицине, а теперь...
   Иляна. Видишь ли, мамочка, неужели ты никогда не будешь в состоянии привыкнуть к своей роли? Неужели ты навсегда останешься ревнивой? Между тем ты хорошо знаешь, что все женщины должны когда-то оставить родительский дом и следовать за мужем. Таков закон природы. Вспомни себя! Ты последовала за моим отцом, а твоя мать должна была смириться.
   Фаина Веньяминовна. Разве моя мать любила меня так, как я тебя люблю! Я была сурово воспитана. Не было времени, чтобы нас так любили. Нужно было работать. Счастье баловать своё дитя - это привилегия богатых! А для твоей колыбели, послушай хорошенько, не знали, где достать по нежнее шёлку и по мягче пуху. Тебя лелеяли, обожали в течении двадцати лет. Ты родилась уже с золотой ложкой во рту. И вот, неблагодарная, достаточно было человеку, которого ты едва узнала за полгода, заставить тебя всё забыть.
   Иляна. Я ничего не забыла! В моём сердце ты занимаешь всё то же место!
   Фаина Веньяминовна. Но оно не первое!
   Иляна. Это очень похоже на тебя, мой тиран! Нужно, чтобы ты господствовала! Послушай, довольствуйся равенством! Подумай только, что ты имеешь преимущество в том, что я тебя двадцать лет любила, между тем, как ему должна вернуть потерянное время. Не старайся делать сравнения между моей любовью к мужу и к тебе. Будь добра, не относись дурно к моему мужу, а постарайся если не полюбить, то хотя бы уважать его. Я так была бы счастлива, видеть вас дружными и без всякой задней мысли иметь возможность смешивать вас обоих в своём сердце.
   Фаина Веньяминовна. Ах, как ты заманиваешь меня лаской! Как ты мила, когда захочешь! Как счастлив, этот мерзавец, проходимец, Потанин, имея такую жену, как ты! Впрочем, дело ясно, таким всегда достаются самые лучшие жёны! Im schonsten Apfel sitzt der Wurm34.
   Иляна. Опять! Вот, мама, я уж никогда не предполагала, что ты приедешь, чтобы наговорить мне много дурного о моём муже.
   Фаина Веньяминовна. Нет, я приехала, чтобы защитить тебя. Время пришло, чтобы я сказала, что тебе угрожает опасность.
   Иляна. Моей любви?
   Фаина Веньяминовна. Нет, твоему богатству!
   Иляна. Только-то!
   Фаина Веньяминовна. Тебе легко говорить об этом! Если этот поганец, так будет продолжать, как в эти шесть месяцев, то не останется ни одной копейки от твоего приданого! Es hilft kein Bad am Raben35.
   Иляна. Что же из этого! Ты нам снова дашь!
   Фаина Веньяминовна. Ай, ай! Es ist gut, aus andrer Leute Sackel spielen36. Неужели ты княгиня Иляна, воображаешь, что моя касса купчихи без дна?! Я тебе дала пять миллионов при выходе замуж за паршивца Потанина, то есть прекрасный доход в триста тысяч, недвижимое имущество...
   Иляна. Хватит! Прекрати!
   Фаина Веньяминовна. А мой адвокат уведомил меня, что недвижимое имущество продано, но на деньги не сделано никакого оборота. Известно ли тебе обо всём этом, дочь моя! Смотри мне в глаза!
   Иляна. Нет, мама!
   Фаина Веньяминовна. Как же это может быть? Ничего нельзя сделать без твоей подписи. Скажи мне, глупой купчихе, как это произошло, княгиня Иляна?!
   Иляна. Я дала её.
   Фаина Веньяминовна. Тоже хорошая новость! Ты дала её? Когда же?
   Иляна. На другой день моей свадьбы.
   Фаина Веньяминовна. Мерзавец! Потанин, настолько имел такую наглость, чтобы просить тебя на другой день после брака?..
   Иляна. Мой муж ни о чём меня не просил. Я сама ему предложила, мама... Ты выдала меня замуж с условием неприкосновенности приданого.
   Фаина Веньяминовна. Благоразумно! С таким прохвостом, как твой Потанин...
   Иляна. Мама, твоё недоверие, должно быть, оскорбляет его, и я стыжусь этого! Я ничего тебе не сказала потому, что с твоим характером, как я знаю, ты могла бы помешать браку. Я подписала контракт, как ты желала, а на другой день дала моему мужу доверенность.
   Фаина Веньяминовна. Что же он тогда сказал тебе?
   Иляна. Ничего. Со слезами на глазах поцеловал меня. Я видела. Что эта маленькая любезность шла прямо от сердца, и я была счастлива! Слушай мама, он может всё тратить, потому что я уже заранее вознаграждена!
   Фаина Веньяминовна. Милая дочка, ты поступаешь безрассудно, скрывая всё от меня. Я промолчу, если он эти деньги потратил на дело. Ладно, но я же знаю, что он промотал их. Боже мой, но, что же такое есть в этом платиновом блондине, что он сводит с ума всех женщин?
   Иляна. Всех?
   Фаина Веньяминовна. Да, это только так говорится. Но, моя дорогая, ты понимаешь, что я не могу быть довольной всем тем, что рассказала мне сейчас. Слеза и один поцелуй! Чёрт возьми! Этим не заработаешь и одной копейки из твоего приданого!
   Иляна. Но, мамочка, я хочу быть счастливой!
   Фаина Веньяминовна. Можно быть счастливой и не делать глупостей.
   Иляна. Я хочу быть счастливой!
   Фаина Веньяминовна. Оставь! Мне хорошо всё известно! Он тебя оставляет одну почти каждый вечер, чтобы проводить ночи за картами, с такими же уродами, которые могут увлечь кого угодно! Дорогая моя, хочешь ли ты, я предскажу судьбу твоего мужа? Он начал с карт и кончит дурными женщинами!
   Иляна. Мама! Прекрати!
   Фаина Веньяминовна. А всё это будешь оплачивать ты! Но, к счастью, твоя мама тут, чтобы охранять твоё семейное счастье! Ручаюсь тебе, что я так направлю твоего мужа, что в будущем он пойдёт по прямой дороге!
   Иляна. Мама, если ты хоть одно дурное слово когда-нибудь скажешь о моём муже, берегись! Я никогда более с тобой не увижусь! Мамочка, это объяснение было неизбежно. Я уже заранее страдала от этого, потому что чувствовала, что буду поставлена между любовью к моему мужу и тебе.
   Фаина Веньяминовна. Между тем и другим? Я вижу, ты не колеблешься.
   Иляна. Это мой долг. Если бы я поступила иначе, то ты сама бы со своим здравым смыслом поняла бы, что я поступаю дурно.
   Фаина Веньяминовна. О, Иляна, могла ли я ожидать, что ты так переменишься! Как будто не ты говоришь, а кто-то другой! Безрассудная! Ты не видишь, куда ты позволяешь себя вести! Ты сама готовишь для себя несчастье! Не думай, что слова эти внушены мне ревностью! Нет! Возвышенное чувство подсказывает мне их, и в эту самую минуту я боюсь, что моя материнская любовь даёт мне дар провидения. Ещё есть время, остановить тебя на пути, по которому ты скользишь. Может ты, думаешь, привязать мужа своим великодушием? Нет! Ты только удаляешь его от себя, исполняя все его прихоти. Там, где ты думаешь дать доказательство любви, он увидит твою слабость. Если во всём ты будешь ему уступать, он тебя скоро начнёт считать за ни что. Если ты будешь всегда приклоняться перед ним, он наступит на тебя. Die besten Gedanken kommen hinterher37.
   Иляна. Ты не знаешь его, мама. Это настоящий дворянин. Он понимает все тонкости. Ты, порицаешь поведение своего зятя, но ты его не понимаешь. Я это осознаю, что поделаешь. Он совсем другого происхождения, чем мы. Ему необходима утончённая роскошь, которая для нас с тобой была бы не нужна, тогда как для него потеря её была бы очень тяжела. Послушай, он очень страдал, когда был беден. Теперь он навёрстывает упущенное. Мы делаем глупости, это верно. Но, что же из этого? Для кого ты копила богатство? Для меня? С какой целью? Для моего счастья!.. И так, я счастлива, что могу окружить своего князя всем блеском, который ему так идёт. Да, князя! Ты не ослышалась! За всё это он мне благодарен, он любит меня, а любовь его для меня дороже всего на свете. Я чувствую, что в тот день, когда он перестанет любить меня, я умру.
   Фаина Веньяминовна. Иляна!
   Иляна. (Шепчет матери на ухо) Не правда ли, ты не хочешь разбить мою жизнь? Я понимаю твоё недовольство. Оно справедливо, я это чувствую. Ты не можешь иначе думать, ведь ты женщина такая трудолюбивая и простая. Но я прошу тебя, принеси мне жертву, перестань сердиться, не волнуй себя разными думами, скрой в себе самой свои чувства и не говори более ничего из любви ко мне!
   Фаина Веньяминовна. О, жестокое дитя, как ты меня огорчаешь!
   Иляна. Не правда ли, ты согласна, мамочка?
   Фаина Веньяминовна. Я сделаю всё, что ты захочешь. (Целует волосы дочери)

(Входят Никита и Михаил Георгиевич)

   Никита. Ну, тётя, это не хорошо! Если Вы приехали сюда, для того, чтобы отнять у нас нашу княгиню Иляну, то возвращайтесь домой! А, что поделывает Потанин среди этих шалостей?
   Михаил Георгиевич. Он, кажется, разговаривал с моей женой на террасе.
   Никита. Да я слышал, Потанин просил Катерину потанцевать с ним. Он уверял, что будет танцевать с ней или ни с кем!
   Фаина Веньяминовна. И, что ответила Катерина?
   Никита. Прекрасно! Ни с кем!
   Фаина Веньяминовна. Достойный ответ! Так могла ответить только моя дочь! Кстати, попросите Катерину придти сюда, мне надо поговорить с ней. Мне надо сказать ей два слова.

(Все, кроме Фаины Веньяминовны уходят)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

(Входит Катерина)

   Фаина Веньяминовна. Входи, Катерина, что ты стоишь, как неродная! Наш разговор будет короток, но его нельзя отложить, потому что меня скоро не будет здесь.
   Катерина. Разве Вы скоро уезжаете?
   Фаина Веньяминовна. Да, я оставила свой Дом, только ради Иляны и тебя. С Иляной я уже говорила. Теперь твоя очередь! Зачем ты приехала сюда?
   Катерина. Я не могла поступить иначе.
   Фаина Веньяминовна. Почему?
   Катерина. Мой муж хотел этого.
   Фаина Веньяминовна. Ты могла заставить сделать по-другому. Я знаю, что твоя власть над ним неограниченна.
   Катерина. Я боялась, что заставить его не смогу, а настаивая, могу возбудить его подозрения.
   Фаина Веньяминовна. Так и быть. Допустим, что вы приехали сюда просто так, но зачем вы воспользовались гостеприимством этого дома?
   Катерина. Сама Иляна предложила нам это.
   Фаина Веньяминовна. И даже это тебя не заставило отказаться? Какую роль ты готовишься играть здесь? Что ты надумала после шестимесячной честности? Я слишком хорошо тебя знаю!
   Катерина. По какому праву Вы обижаете меня подобным подозрением?
   Фаина Веньяминовна. По праву, которое ты дала мне, нарушив своё обещание. Ты должна была остаться в стороне, а я нахожу тебя здесь лицом к лицу с опасностью. Ты начинаешь кокетничать, а это начало зла, к которому ты понемногу привыкаешь, а там будет и остальное.
   Катерина. Сударыня!
   Фаина Веньяминовна. Betrug und List haben kurze Flugel38. Boses Gewissen verraten Augen39. Отвечай, сдержала ли ты обещание, данное мне?
   Катерина. А Вы? Den Balken im eigenen Auge nicht sehen, aber den Splitter im fremden40. Осуществилась ли надежда, о которой Вы мне говорили? Вот уже шесть месяцев, как я удалилась, а нашла ли я спокойствие и душевный мир? Я посвятила себя обязанности, на которую Вы указали мне, как на средство от терзавшей меня боли, но это было бесполезно. Я плакала, надеясь, что моё горе излечится слезами. Я горячо просила Бога помочь мне полюбить своего мужа. Напрасно! Этот человек так же мне противен, как прежде. А теперь, когда рушатся все мои мечты, я вижу себя прикованной к нему навсегда! Мне приходится лгать, придавать своему лицу выражение, сообразное с данным обстоятельством, улыбаться! А всё это меня возмущает, доводит до отвращения!.. Хотя я ему призналась до свадьбы, что я его не люблю. О, как я страдаю! Судите же меня теперь, когда Вы знаете, что со мной делается, и скажите, не слишком ли жестоки Ваши упрёки?
   Фаина Веньяминовна. Несчастная женщина!
   Катерина. Да, действительно несчастная, потому что у меня нет ничего, к чему бы я опять привязалась, и что могло бы меня поддержать. Мой ум смущён самыми горячими мыслями, а сердце сокрушено горькими сомнениями. Одна воля меня защищает, но та в минуту безумия может мне изменить.
   Фаина Веньяминовна. Ты всё еще его любишь?!
   Катерина. Кто знает?! Бывают минуты, когда кажется, что я ненавижу его. Но, что я только вытерпела за то время, пока я здесь, это невероятно. Всё меня оскорбляет, всё раздражает. Мой муж, который слеп, или делает вид, что ничего не видит. Беспечная Иляна. Дмитрий постоянно улыбающийся, будто бы они все смеются надо мной. Ревность, гнев, презрение волнуют меня. Я сознаю, что должна была бы уехать, а между тем я чувствую ужасное наслаждение, не знаю почему, оставаясь здесь. Фаина Веньяминовна, скажите мне, если бы я была бы Вашей родной дочерью, то Вы бы посоветовали мне то же самое?
   Фаина Веньяминовна. Бедное дитя, от всей души жалею тебя. Прости мне мои несправедливые слова. Ты всё сделала, что от тебя зависело, но у тебя может быть слабость, как у всех людей. Нужно тебе помочь, и в этом ты вполне можешь рассчитывать на меня. Завтра я поговорю с твоим мужем, и он увезёт тебя. Если нет у тебя счастья, то нужно, и если небо справедливо, ты будешь вознаграждена. (Поцеловала Катерину и ушла)
  
  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

(Входит Дмитрий Валерьевич Потанин)

   Потанин. Неужели, правда то, что ты говорила августейшей маман? Катерина, ты действительно меня ненавидишь?
   Катерина. Дмитрий!..
   Потанин. Да, Дмитрий, который никогда не переставал Вас любить!
   Катерина. Оставьте меня, Ваши слова недостойны, и я не хочу слушать Вас!
   Потанин. Нужно, чтобы Вы остались здесь. Вам не ускользнёте от меня!
   Катерина. Но это безумие! Разве Вы забыли, где мы?!
   Потанин. А разве Вы забыли, что сейчас говорили? Я был тут и не пропустил ни одного Вашего слова. В Ваших словах было столько гнева и любви!
   Катерина. Если уж Вы меня слышали, то Вы знаете, что всё нас разлучает. Мой и Ваш долг, и, наконец, моя воля.
   Потанин. Да, воля, которую Вам навязывают и против которой восстаёт Ваше сердце. Такой воле я не желаю подчиняться! Katerina, was ist? Katerina, liebst Du mich noch?41
   Катерина. Вы князь, plusquam perfekt!42. Берегитесь! Иляна и мой муж тут. Надо быть безумным, чтобы забыть это. Сделайте ещё один шаг и позову на помощь.
   Потанин. Так зовите! Иляну! Михаила! Саму Фаину Веньяминовну! (Сжимает её в своих объятиях. Катерина изгибаясь, упирается в грудь Потанина.)
   Катерина. Дмитрий, что Вы делаете? Так поступать и подло, и низко. Я не хочу Дмитрий, уходите!
   Потанин. Нет, ты мне принадлежишь. Не плачь! Другой, именно твой муж, у меня тебя украл. Я тебя возьму у него! Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя!..

(Иляна и Иннокентий входят в комнату)

   Иляна. Никогда, ни слова! Забудь всё, что ты видел!.. Если Дмитрий узнает, что я его видела, он мне не простит этого!

(Иляна со слезами на глазах удаляется. Выбегает Потанин)

   Потанин. Это Вы входили?
   Иннокентий. Да.
   Потанин. Необходимо, чтобы Вы молчали, а иначе...
   Иннокентий. Что иначе?
   Потанин. К чему эти угрозы! Извините меня, я знаю хорошо, что Вы будете молчать, конечно, не ради меня, а по крайней мере ради других.
   Иннокентий. Да, ради других, ради других, принесённых постыдно Вами в жертву, но заслуживающих полного Вашего уважения и любви. Ради Фаины Веньяминовны, высокого ума которой Вы не сумели понять, ради Иляны, превосходного сердца которой Вы не сумели оценить. Да из уважения к ним я буду молчать, но не из уважения к Вам, потому-то Вы отнюдь не заслуживаете ни любви, ни уважения!
   Потанин. Иннокентий!
   Иннокентий. Правда Вам колет глаза? Но Вы должны её выслушать. Вы действовали охотно, следуя своей прихоти. Принципы и мораль, которым подчиняются все, для Вас только мёртвые буквы. Ваш произвол прежде всего и всегда! Неправда ли, это Ваше правило? И всего хуже, что следствием этого является погибель и несчастье других! Вы имеете дело только с двумя женщинами. Что ж, это удобно, и Вы злоупотребляете своим положением. Но предупреждаю Вас, мне это не нравится и продолжаться так не может. Так как от Вашей прихоти страдают два слабых существа, то я стану их защитником.
   Потанин. (Улыбается, щёлкает пальцами) Позвольте мне Вам заметить, мой дорогой, что я нахожу Вас крайне забавным. Вы суётесь в мои дела без всякого на то права. Спрашиваю Вас, с какой стати Вы позволяете вмешиваться? В качестве кого Вы читаете эту мораль? Разве Вы родственник? По какому праву это нравоучение ? (Усаживается на диван с беспечным видом. Хохочет.)
   Иннокентий. Я был женихом Иляны, когда она Вас полюбила, вот моё название! Имея возможность жениться на ней, я принёс свою любовь в жертву её любви, вот моё право! Теперь во имя моего разбитого будущего и моего потерянного счастья, я спрашиваю о судьбе её будущего и её счастья.
   Потанин. (Встал) Мне кажется, Вы очень раздражены. В Вашем требовании слышится не столько крик оскорблённой совести, сколько жалоба всё ещё любящего сердца.
   Иннокентий. А если бы и так? Моё самоотвержение имеет не меньшую цену! Да, я её люблю! Я люблю её благоговейно, всем моим сердцем, как святую, и я не могу страдать более, как видя её страдающей.
   Потанин. Ах, не будем произносить лирических, напыщенных речей, будем говорить коротко и ясно. Я в отличии от Вас, не люблю идеалы, мне нравятся вещи, которые можно понюхать, потрогать. Что Вы хотите от меня наконец? Объясните мне! Я не могу поверить, что Вы обратились ко мне с такой речью единственно для того, чтобы сказать мне, что Вы влюблены в мою жену?
   Иннокентий. Я хочу, так как Вы спрашиваете меня, чтобы Вы забыли минуту заблуждения, безумия и чтобы поклялись мне честью, что не увидите более Катерины.
   Потанин. А если бы я отказался согласиться с выдумками, которые Вы объясняете мне так чистосердечно?
   Иннокентий. Тогда, я вспомнил бы, что, отказываясь от Иляны, я ей обещал быть братом для неё, и, если бы Вы принудили бы меня к тому, принялся защищать её.
   Потанин. По-видимому, Вы угрожаете мне!
   Иннокентий. Нет, я только заранее извещаю Вас.
   Потанин. Довольно! Благодаря услуге, оказанной Вами мне, мы с этих пор квиты. Но, поверьте мне, не настаивайте на своём решении. Я не из тех, которые уступают силе. Удалитесь с моей дороги, это будет благоразумнее!
   Иннокентий. А Вы выслушайте хорошенько меня! Я не из тех, которые забывают долг, как только представится какая-нибудь опасность для исполнения его. Вы знаете, как я дорого ценю счастье Иляны, а потому, Вы отвечаете мне за него, и я заставлю Вас хорошенько помнить об этом. О Иляне Вы совсем не думали. Она была для Вас ступенью, позволяющей достигнуть богатства. Она тихая, нежная, горячо любит Вас, и Вы можете её легко обмануть. Одна Фаина Веньяминовна сможет найти на Вас управу. Она проницательна и одним взглядом разгадает любую, ловко придуманную интригу. Вот её Вам и нужно остерегаться. Ей доставит глубокую радость, возможность выгнать Вас, человека, которого она ненавидит всеми силами своей души.

(Иннокентии уходит)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

(Входит Фаина Веньяминовна)

   Потанин. Фаина Веньяминовна, Вы забылись! Вы не у себя дома! Вы входите, не постучав в дверь, видимо, так принято у купцов! In Rom tu, wie Rom tut43.
   Фаина Веньяминовна. Пожалуйста, без фраз! Теперь не время! Почему Вы тотчас убежали, как увидели меня?
   Потанин. Вы так странно подходите к людям. Вы подходите к уважаемым людям как кавалерия в атаке. Дама, с которой я говорил, испугалась. Она убежала, а я следовал за ней.
   Фаина Веньяминовна. Разве она поступала дурно, чтобы иметь основания пугаться меня?! Разве она меня знает?!
   Потанин. Кто же Вас не знает? Вы почти знаменитость... на рынке!
   Фаина Веньяминовна. Кто эта дама?
   Потанин. Разве Вы желаете, чтобы я Вам представил её! Это одна из моих родственниц...
   Фаина Веньяминовна. Вы лжёте! Вы бесстыдно лжёте!
   Потанин. Вы забываетесь, милейшая!
   Фаина Веньяминовна. Нет, не теперь, а вот целых шесть месяцев, как я забывалась, а забывалась я потому, что была слаба. Пока Иляна была между Вами и мной, я не смела, ни говорить, ни действовать. Но теперь, когда моя дочь почти разорена, и вы ещё обманываете её, я прекращаю всякую осторожность. Впрочем, теперь, чтобы она была на моей стороне, стоит мне произнести одно слово...
   Потанин. Так что же, произнесите его! Она там, позвать её!
   Фаина Веньяминовна. Вас не остановила бы даже боязнь убить её таким открытием? Что же Вы за человек, если у Вас сердце так мало, каменно и нет совести! Совсем нет, ни капли! Aus dem Esel machst du kein Reitpferd, magst ihn zaumen, wie du willst44.
   Потанин. (Хохочет) Вы видите, чего стоят Ваши угрозы, как я отношусь к ним. Оставьте их на будущее время. Вы спрашиваете меня, что я за человек? Я Вам скажу сейчас. Я человек с малым терпением, не позволяющий, чтобы стесняли мою свободу, а желающий остаться хозяином у себя в доме. Запомните это, если Вам угодно, остаться у меня дома, посещать мой дом, то действуйте сообразно с тем, что я сказал.
   Фаина Веньяминовна. А, так вот как! Вы желаете полной свободы, понимаю. Вы прекрасно воспользуетесь ею. Вы не допускаете замечаний? В самом деле, это всего удобнее! Вы хотите быть господином у себя в доме. У себя?.. Но действительно-то, что Вы такое здесь? Немного более слуги! Муж моей дочери на моём жаловании! Вы оказали мне неуважение! Теперь Вы будете иметь дело со мной! Wer zuletzt lacht, lacht am besten!45
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

(В кабинете Фаина Веньяминовна, Михаил Георгиевич и Константин Леонидович)

   Фаина Веньяминовна. Константин Леонидович, Вы приготовили мне счёт князя Потанина? Что Вы удивлены? Ну, что же такое? Потанин берёт в кассе вперёд, а Вы приготовите мне счёт забранной суммы, вот и всё! Я хочу в точности знать его денежные отношения ко мне. А Вы, Михаил Георгиевич, давали деньги моему зятю? Может быть, Вас стесняет присутствие Константина Леонидовича? Говорите при нём, я сто раз говорила Вам, что он знает мои дела также хорошо, как я сама.
   Михаил Георгиевич. Это верно, я кажется, давал князю некоторую сумму.
   Фаина Веньяминовна. Zwischen Sein und Scheinen ist ein groбer Unterschied46! Сколько?
   Михаил Георгиевич. Не помню хорошо точной цифры. Я был счастлив чем-нибудь услужить Вашему зятю.
   Фаина Веньяминовна. Er ist Hans Dampf in allen Gassen47. Вы неправы и поступили дурно, не уведомив меня об этом. Вот поэтому-то его сумасбродство поощрялось угодливыми друзьями. Во всяком случае, прошу Вас совершенно прекратить это.
   Михаил Георгиевич. Но ведь понимаете, Фаина Веньяминовна, очень щекотливо согласиться на Вашу просьбу. Вы поссорите меня с князем!
   Фаина Веньяминовна. Так Вы предпочитаете поссориться со мной?
   Михаил Георгиевич. Нет, чёрт возьми! Я говорю только, в какое затруднительное положение Вы поставите меня! Именно сегодня вечером я обещал Дмитрию вручить значительную сумму...
   Фаина Веньяминовна. Ну, так что же! Вы ему ничего не дадите.
   Михаил Георгиевич. Но такого поступка он никогда мне не простит.
   Фаина Веньяминовна. (Положила руку на плечо банкира). Вы не простили бы мне никогда, если бы я позволила Вам оказать ему эту услугу.
   Михаил Георгиевич. Почему же это?
   Фаина Веньяминовна. Потому что он плохо заплатил бы Вам за это.
   Михаил Георгиевич. И так, Вы лишаете князя необходимого?
   Фаина Веньяминовна. Непременно! "Дорогой мальчик" чересчур своевольничает. Он виноват, что забывает о том, что я хозяйка. Я готова давать деньги, но требую и уважения за свои деньги. Прощайте Михаил Георгиевич, и помните о моём наказе.

(Фаина Веньяминовна уходит)

   Михаил Георгиевич. Что вы думаете о положении князя, Константин Леонидович?
   Константин Леонидович. О каком? О денежном?
   Михаил Георгиевич. О, нет! Оно мне хорошо известно! Я говорю о его отношении с Фаиной Веньяминовной. Мне что делать? Ведь князь рассчитывает на меня!
   Константин Леонидович. Идите и скажите ему, чтобы он на Вас не рассчитывал более.
   Михаил Георгиевич. Нет, честное слово, нельзя! Прежде чем на что-либо решиться, я должен знать, за кого княгиня. Прощайте Костик!
   Константин Леонидович. Прощайте!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

   Потанин. Что же, мой милый, что же Вы со мной делаете? Я со вчерашнего вечера жду обещанных Вами денег.
   Михаил Георгиевич. Вот что...
   Потанин. Разве Вы забыли Ваше обещание? Alle naselang etwas andres48.
   Михаил Георгиевич. Нет, но я встретил вчера Фаину Веньяминовну.
   Потанин. Каким же образом Ваши намерения могли измениться от этой встречи?
   Михаил Георгиевич. Чёрт возьми! Вот поэтому они изменились! Ваша тёща устроила мне ужасную сцену и запретила на будущее время давать Вам деньги. Поймите, мой дорогой князь, положение моё относительно Фаины Веньяминовны очень щекотливо. У меня есть её капиталы, и капиталы значительные. К тому же ведь благодаря ей я "стал на ноги". Я не могу быть неблагодарным и противиться её желанию! Поставьте себя на моё место и судите справедливо. Как мне поступить. Или досадить Вам, или ослушаться своей благодетельницы.
   Потанин. Не плачьте, это бесполезно. Я сочувствую Вашим жалобам. Как видно, Вы на стороне "толстосумов". Остается узнать, что это Вам принесёт?
   Михаил Георгиевич. Князь, уверяю вас, я сам в отчаянии! Послушайте, будьте рассудительны! Я не знаю, что Вы сделали Вашей теще, но она, казалось, ужасно восстановлена против Вас. На Вашем месте я бы остерегся стать в неприязненные отношения с Фаиной Веньяминовной. Я сделал бы несколько уступок и помирился бы с ней.
   Потанин. Извините, мой милый. Как банкир Вы превосходный, если есть у Вас деньги, но как моралист Вы чрезвычайно смешны!

(Князь Потанин уходит)

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

   Лев Моисеевич. Почему Вы князь, так пытаетесь скрыться от меня? Видно, Ваш кошелёк полон, и Вы боитесь, чтобы Вас не ограбили? Может быть, друг Михаил, сделал такое неприличие, что отказался исполнить просьбу?.. Да?.. Но подождите! Не поссорились Вы вчера с Фаиной Веньяминовной? Чёрт возьми, кто это сказал мне об этом? Я знаю, что Ваша тёща, августейшая маман, говорила очень громко, угрожала, что лишит Вас всякого кредита, а по Вашему опечаленному лицу я угадываю, что этот дурак, Михаил Георгиевич, слепо повинуется полученным приказаниям.
   Потанин. О чём это Вы говорите?
   Лев Моисеевич. О таких вещах, которые Вас особенно интересуют. Архиважно! Будьте откровенны! Неправда, ли Михаил отказал Вам в деньгах? Как он глуп! Сколько Вам нужно? Довольно Вам ста тысяч? Возьмите вот этот чек, здесь ровно сто тысяч. Не возможно, чтобы такой человек, как Вы был бы поставлен в затруднение из-за такой ничтожной суммы.
   Потанин. Но, Лев Моисеевич, я не могу! Мы практически не знаем друг друга!
   Лев Моисеевич. Берите же! И не думайте считать себя обязанным благодарить меня. Такой пустяк не стоит труда. Вы, такой человек, князь, "голубая кровь", "белая кость"! Для меня это честь! Давайте потолкуем о делах. Положение, в котором Вы находитесь, не может продолжаться. У меня есть возможность изменить его. Вспомните, я прежде говорил Вам, в один прекрасный день, я смогу быть Вам полезен. Тогда Вы приняли важный вид, но я не настаивал. Теперь же, как видите, этот день наступил. Позвольте мне говорить с Вами откровенно? Это моя всегдашняя привычка, но у неё есть хорошие стороны.
   Потанин. Говорите!
   Лев Моисеевич. Князь, Вы попали теперь впросак, если говорить попросту. Ваши потребности громадны, а доходы ничтожны.
   Потанин. Но!
   Лев Моисеевич. Вот Вы уже и сердитесь, а я ещё не закончил... На другой день свадьбы Вы поставили свой дом на самую "широкую ногу". Словом Вы повели образ жизни... К несчастью, чтобы вести такую шикарную жизнь, надо тратить очень много. Вы же тратили, не считая, и приняли капитал за доход, так что в настоящее время Вы почти разорены. Я не думаю, чтобы Вы имели намерение переменить образ жизни и согласовывать свои траты с тем малым доходом, который остался у Вас. Не так ли? Для того, чтобы продолжить свою прежнюю жизнь и быть на столько материально обеспеченным, чтобы не стеснять себя в игре и относительно женщин, необходимо, чтобы Вашу кассу каждый год попадал круглый миллион.
   Потанин. Вы считает?
   Лев Моисеевич. Это моё ремесло. Можно двумя способами получить такую крупную сумму. Первый состоит в том, чтобы примириться с тёщей и согласиться, ради денег, жить под её властью. Я знаю августейшую маман. Она на это не согласится.
   Потанин. Нет, нет, я отказываюсь от этого.
   Лев Моисеевич. В таком случае Вам остаётся только собственными силами выпутаться их такого затруднения.
   Потанин. Каким образом?
   Лев Моисеевич. Это... вступить на тот путь, который я готов открыть Вам. Где я буду Вашим проводником, а именно, пуститься в дела.
   Потанин. Чтобы пуститься в финансовые предприятия, нужен опыт. А у меня его нет.
   Лев Моисеевич. Вам поможет мой опыт.
   Потанин. Нужны деньги, а у меня их тоже нет.
   Лев Моисеевич. Я не прошу у Вас денег, а их Вам предлагаю.
   Потанин. Какого же будет моё участие? Мой вклад?
   Лев Моисеевич. Вашим вкладом будут Ваши связи, уважение, которое внушает зять Фаины Веньяминовны, обаяние Вашего имени.
   Потанин. Мои связи личные, и я сомневаюсь, чтобы они могли принести Вам пользу. Тёща моя враждебно относится ко мне и не сделает для меня ничего. Что касается моего имени, оно не принадлежит мне. Оно всецело принадлежит тем, которые с честью носили его до меня.
   Лев Моисеевич. Нет, Ваши связи принесут мне огромную пользу в моём деле. Августейшая маман, не может устроить так, чтобы Вы не были мужем её дочери, а со своим титулом Вы стоите пуд золота. Что касается Вашего имени, то, несомненно, Ваши предки носили его с достоинством, а потому-то имеет цену. Скажите-ка своим предкам и воспользуйтесь единственным после них наследством. Во всяком случае, если мы захотим смотреть на вещи поближе, Ваши отцы могут спать спокойно в своих могилах. Да, наконец, что же они-то делали прежде? Разве они не брали подати со своих вассалов и не вымогали денег у побеждённых? Мы, финансисты, делаем тоже. Наши побеждённые - спекулянты, наши вассалы - акционеры. Но подумайте, какое превосходство у нас перед ними! Ни какой жестокости! Мы убеждаем, прельщаем, а деньги сами летят в наши кассы. Да что я говорю! Нас умоляют принять их. Бесспорно, мы царствуем. Мы также князья, но денежные князья. Мы представляем, из себя аристократию, такую же гордую, но более могущественную.
   Потанин. Но ведь Ваши великие денежные бароны, иногда кончают плохо.
   Лев Моисеевич. Как правило, гибнут только мелкие денежные аферисты, и очень редко крупные финансовые тузы. Они привлекают в свои предприятия столь многочисленные и обширные интересы, что не могут пасть, не рискуя поколебать общественное благополучие. Само правительство приходит к ним на помощь. Вот одно-то из могущественных, нерушимых творений, которое, я и мечтаю создать после "Кредит Европы". Одно его название "Мировой Кредит" является уже целой программой. Цель общества - захватить во всех частях света, как огромную сетью, все крупные финансовые спекуляции. У нас будет кредит для всех с одного конца вселенной до другого, никто не сможет миновать нашего участия. Борьба с нами совсем не возможна. Я становлюсь во главе самых больших банков мира. Я заключу с ними союз, и никто не сможет избегнуть моей власти. Неправда ли, горизонт, который я открою Вам, широк? В моих мечтах он, несомненно, обширней! У меня уже готовы планы, Вы их узнаете и воспользуетесь ими, если только захотите участвовать в моём предприятии. Вы честолюбивы, князь, я угадал это, но Ваше честолюбие довольствуется малым. Роскошь, щёгольство, трата денег без стеснения! Что это в сравнении с тем, что я могу Вам предложить? Сфера, где Вы теперь можете первенствовать, узка, а та, в которую я могу поставить Вас, будет необъятной! У Вас будет в руках главное могущество на свете, которому не могут сопротивляться ни люди, ни вещи. Это финансовое могущество!
   Потанин. Вы как будто читаете мне пролог из "Фауста". Где Ваша кабалистическая рукопись? На чём я должен подписаться?
   Лев Моисеевич. Вовсе нет, для меня довольно Ваше согласие. Вникните в дело, изучите его и взвесьте его результаты. Если Вам оно понравиться, Вы отдадитесь ему без оговорок. Князь, мне хочется, чтобы за несколько лет Вы приобрели такое состояние, которое превосходило всё, о чём Вы когда-либо мечтали. Alles oder Nichts49. Так это решено?
   Потанин. Да, решено.
   Лев Моисеевич. До скорого свидания!
  

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

(Гостиная. Входит Михаил Георгиевич)

   Потанин. Дорогой Михаил Георгиевич, какими судьбами Вы здесь?
   Михаил Георгиевич. Если судьба привела меня к Вам, то, во всяком случае, не добрая. Я хотел бы поговорить с Вами, князь, и был бы очень благодарен Вам, если бы Вы выслушали меня терпеливо.
   Потанин. О, как Вы сегодня важны, мой дорогой! У Вас какая-нибудь трудная ликвидация? Может быть, Вам нужна помощь? Я скажу об этом Льву Моисеевичу.
   Михаил Георгиевич. Это касается не моих дел, а Ваших. "Кредит Европы" накануне банкротства. Ещё есть время выйти Вам целым и невредимым из этого погрома. Могу предложить Вам для этого верное средство.
   Потанин. Спасибо, Михаил Георгиевич, Вы очень, милый мой, любезны, и я очень Вам благодарен за старания, только я не верю ни одному Вашему слову. Вы посланы августейшей маман. Вы сговорились с ней уговорить меня отказаться от этого удивительного предприятия, пущенного Львом Моисеевичем. Но меня никто в мире разубедит. Я знаю, что я делаю. (Закуривает новую сигару. Михаил Георгиевич вынимает газету и протягивает её Потанину).
   Михаил Георгиевич. Читайте! Здесь все зловещие предсказания, опиравшиеся на неопровержимые цифры. Это серьёзные финансовые газеты.
   Потанин. Какая низость! Я знаю в этом злость наглых соперников. Да, они знают хорошо, что должны быть уничтожены нашим новым предприятием, и потому стараются делать всё, что возможно, лишь бы помешать успеху. Ревность! Зависть! Никакого другого основания нет в этих случаях, недостойных внимания серьёзных людей!
   Михаил Георгиевич. Совершенная неправда. Нет ни ревности, ни зависти, а одна только, правда! Вы верите, конечно, что я искренно Вам предан! И так, уверяю Вас, что положение ужасно и что Вам следует оставить правление "Мирового Кредита", ни теряя, ни часа, ни минуты. Садитесь и пишите о своей отставке.
   Потанин. Так вот как! Вы принимаете меня за ребёнка, которого водят за нос? Если Вы искренны, Михаил, как я думаю про Вас, то Вы и наивны. Вы ничего не понимаете... Чтобы я отказался от предприятия?.. Никогда! Кроме того, у меня в него вложено много денег.
   Михаил Георгиевич. Ах, забудьте о Ваших деньгах! Фаина Веньяминовна отдаст Вам их. По крайней мере, Вы спасёте своё имя!
   Потанин. Вот и видно, что Вы за одно с августейшей маман. Спасёте имя Дома "Ф"? Ни слова больше не говорите мне. Я Вам не верю! Сейчас я еду в правление "Мирового Кредита", поговорю с Львом Моисеевичем, и мы примем меры для преследования газет, распускающих такие ложные слухи! Alles vergeht, Wahrheit besteht!50

(Потанин уходит)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

   Лев Моисеевич. Спекуляция эта удивительна и надежна. Я знаю хорошо, что акции упали потому, что я перестал поддерживать их. Я даю приказание в Лондон, Нью-Йорк и Париж, чтобы скупить все акции, сколько их нам ни предложили бы. Поднимем акции и при продаже получим огромную прибыль. Всё это удивительно просто.
   Никита. Вы говорите, но сомнительно, если честно.
   Лев Моисеевич. Почему же? Я защищаюсь так, как на меня нападают. Главные банки понижают ценность бумаг, я покупаю их и заставляю моих соперников расплачиваться. Разве это не справедливо, не законно? (Входит Дмитрий Валерьевич) Но постойте, вот и князь Потанин. Спросите его, какого мнения он о положении дела. Я выбираю его своим судьёй.
   Потанин. Я ничего не хочу знать, я полон доверия к Вам, дорогой Лев Моисеевич. Я твердо уверен, что наши дела процветают в Ваших руках. К тому же мне известны действия наших конкурентов, и я нахожу, что такие финансовые средства превосходны для ответа им.
   Лев Моисеевич. Ну, что я говорил Вам? Предоставьте мне дело, и Вы увидите. Во всяком случае, я не буду удерживать Вас насильно. Вы свободны, оставить нас, когда Вам будет угодно.
   Никита. Я волновался только в виду общих интересов. Я вовсе не думал оставлять общество. Напротив! Мои капиталы в полном распоряжении общества. Мне хорошо известны опытность и искусство Льва Моисеевича, а потом я не желаю отказываться от своего участия в деле. (Пожал руку Льву Моисеевичу и удалился).
   Потанин. Скажите, пожалуйста, так к чему же весь этот шум в газетах? Известно ли Вам, что все статьи написаны очень зло?
   Лев Моисеевич. Оттого и слишком зло, что они имеют достаточно оснований.
   Потанин. Что Вы такое говорите!
   Лев Моисеевич. Правда. Не подумайте, что буду говорить Вам такой вздор, как этому дураку, который только, что отсюда вышел. "Кредит Европы" в настоящую минуту терпит неудачу. Но будьте терпеливы, мне пришла одна мысль, и цена акций ранее двух недель удвоится. У меня в руках великолепное дельце, которое убьёт общество. Результаты будут поражающие. Я напечатаю во всех центральных газетах статьи для возбуждения интереса, открывая тайну нового изобретения. Акции упадут. Я куплю их и, когда они будут у меня в руках, объявлю, что секрет продан компании, которой угрожает опасность. Тогда акции поднимутся, без всякого сомнения, тотчас же. Я реализую их, и мы получим огромный барыш, который и употребим на поддержку "Кредита Европы". Дело снова пойдёт в ход, а выгоды будут огромные.
   Потанин. Но, чтобы устроить такую огромную спекуляцию, иностранные агенты потребуют гарантии.
   Лев Моисеевич. Так что же? Я представлю им их. У меня в кассе на десять миллионов акций "Кредит Европы", принадлежащих Михаилу Георгиевичу. Мы дадим за них расписку под свою ответственность кассиру. Спекуляция продолжится только три дня. Это уж верно. Акции совсем даже не будут взяты. Как только получим деньги, мы возьмём бумаги и обратно свою расписку.
   Потанин. Но, а правильно ли будет распоряжаться бумагами, которые не принадлежат нам?
   Лев Моисеевич. Это только оборот, и к тому же не теряйте из виду то, что мы имеем дело с Михаилом Георгиевичем, то есть с товарищем...
   Потанин. А если бы мы его предупредили?
   Лев Моисеевич. Нет, чёрт возьми, тогда нужно было бы выяснить ему дело, и он пожелал бы в нём участвовать. У него чутьё, он не ошибся бы и нашёл бы его превосходным. Послушайте, подпишите мне эту бумажку и не беспокойтесь ни о чём. Овцы войдут в овчарню, прежде чем пастух придёт их сосчитать. Если Вы хотите, то можете отказаться от этой афёры. Я Вам предлагаю её только потому, что Вы тесно связаны со мной, но вовсе не думаю заставить Вас делить со мной участь пополам. Не думайте, что я упрашиваю Вас пробовать счастье. Всё на Ваше усмотрение!
   Потанин. (Подписывает бумагу) Вот так!
   Лев Моисеевич. Превосходно. Я отправлюсь сегодня вечером. В отсутствии я проведу около трёх дней. Следите за движением фондов. Вы увидите результаты моих расчётов.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

(Дом Катерины и Михаила Георгиевича)

   Никита. Уф, конец нашему мучению.
   Константин Леонидович. (Смеётся). Разве Вы не любите музыки?
   Никита. Нет, люблю, но только военную. Ну представьте себе, два часа слушать Шумана, Бетховена... Делать умный вид, что тебе интересно. Это уж очень тяжело.
   Константин Леонидович. Вам больше нравиться что-то вроде...
   Никита. Да, романсы, цыгане, медведи, веселье, а не нудные мелодии... Почувствуйте разницу. "Очи черные, очи страстные, очи жгучие и прекрасные, как люблю я Вас...". А что Вы скажите, Константин, о присутствии дочери Льва Моисеевича на вечере у Михаила Георгиевича? Это немного странно, Вам не кажется, мой милый друг?
   Константин Леонидович. Почему же?
   Никита. Черт возьми! Лев Моисеевич обанкротил Михаила Георгиевича, сейчас он в бегстве, а дочь танцует. У каждого из них своя манера упражнять ноги .
   Константин Леонидович. Очень забавно, Никита, но я просил бы Вас поберечь свои остроты. Они не всем по вкусу.
   Никита. О, Константин, Вы хотите устроить мне сцену! Вы, сильно огорчаете меня. (Поворачивается и направляется к столу).

( Входят Потанин и Иляна. К ним подходят Михаил Георгиевич и Катерина).

   Михаил Георгиевич. Княгиня, удостойте меня чести взять мою руку. Вы приехали как раз вовремя. Начинают танцевать.
   Иляна. Увы, я не буду сегодня танцевать, я ещё больна, но с удовольствием посмотрю. ( Михаил Георгиевич взял под руку Иляну, а Потанин, Катерину. Слышны звуки вальса, мелькают дамы в блестящих нарядах, в зале сильно насыщенный аромат духов. У окна стоит Зоя Ротенштейн, скромно одетая в белое платье без украшений..)
   Константин Леонидович. (Подходит к Зое Ротенштейн). Что же Вы не танцуете сегодня?
   Зоя. Я жду, чтобы меня пригласили, но я никого не вижу. Дурные слухи ходят насчет моего отца. Аргонавты в беспокойстве. "Золотое руно" оказалось простым клочком шерсти. Молодые люди сейчас не улыбаются мне.
   Константин Леонидович. Желаете доставить мне удовольствие стать Вашим кавалером? Я не особенно хорошо танцую, никогда много не практиковался, но с удовольствием ...
   Зоя. Благодарю, Константин Леонидович, но я предпочту провести время в разговоре с Вами . Поверьте, мне не весело, и я сюда приехала сегодня только по просьбе Фаины Веньяминовны. Я предпочла бы остаться дома. Дела отца совсем плохи, как утверждают, а сама я никогда не знала, что твориться в конторе. Поэтому мне хочется скорее плакать, чем смеяться. Мне не жаль богатства, к которому, как Вы могли убедиться, я отношусь равнодушно, но мне жаль моего отца.
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

(Входит Фаина Веньяминовна)

   Фаина Веньяминовна. Константин, а Михаил Георгиевич здесь?
   Константин Леонидович. Он был где-то здесь. А вот он.

(Фаина Веньяминовна подходит к Михаилу Георгиевичу и уводит его).

   Михаил Георгиевич. Ну, что, есть у Вас новости?
   Фаина Веньяминовна. Иннокентий приехал из Лондона? Подтвердилось всё то, чего мы страшились. Лев Моисеевич для обеспечения операции, сделанной вмести с моим зятем, взял на десять миллионов акций "Кредит Европы".
   Константин Леонидович. Как Вы думаете, Лев Моисеевич совсем убежит?
   Михаил Георгиевич. Нет, он много хитрее. Он вернётся обратно, так как знает хорошо, что, компрометируя князя, он вместе с тем компрометирует и Фаину Веньяминовну. Поэтому он совершенно спокоен.
   Фаина Веньяминовна. Можно ли спасти одного, не спасая другого?
   Михаил Георгиевич. Это невозможно. Лев Моисеевич так тесно связал свои интересы с интересами князя, что нужно или выпутать из дела их обоих, или оставить их гибнуть вместе.
   Фаина Веньяминовна. олодно.) Так что же, можно и Льва Моисеевича в придачу, но каким образом это сделать?
   Михаил Георгиевич. Вот как?! Акции, взятые Львом Моисеевичем под расписку князя, были взносом акционеров. Во время переезда "Кредита Европы", из прежнего помещения, в новое, эти бумаги были по ошибке увезены. Достаточно будет заменить их другими бумагами. Я возвращу князю его расписку, и всякий след этого прискорбного дела будет уничтожен.
   Фаина Веньяминовна. Но номера бумаг ведь не будут те же.
   Михаил Георгиевич. Можно будет ведь объяснить эту перемену продажей при повышении фондов и новой покупкой при понижении. Акционерам покажут прибыль, и они останутся довольны. Кроме того, я представляю, себе право обнаружить обман Льва Моисеевича, а князь будет в стороне, если мои акционеры станут настаивать. Во всяком случае, доверьте мне заботу, как поступить с Львом Моисеевичем. Пожалуй, что причиной разорения было глупое и слишком долгое доверие к этому человеку. Ваше дело я хочу сделать своим и сумею заставить возвратить силою то, что отнято обманом. Я отправлюсь сегодня же ночью в Лондон. Скорость действия в подобном случае первое условие успеха.
   Фаина Веньяминовна. Благодарю, Михаил Георгиевич. Князь и моя дочь здесь?
   Михаил Георгиевич. Да, Дмитрий кажется совсем спокойным. У него больше силы воли, чем я предполагал.
   Фаина Веньяминовна. Ах, да что ему за дело до всего этого! Разве он может искренно волноваться? Нет. An dem lauft alles ab51. Он знает хорошо, что я буду продолжать работать, поддерживая его лень и наклонность к роскоши. Я должна буду считать себя счастливой, если, исправленный этим жестоким уроком, он не начнет опять рыться в кассе других, потому что в другой раз я была бы бессильна спасти его, и нам пришлось бы жить в горе и умереть со стыда. Негодяй! Если когда-нибудь, моя дочь, перестанет стоять между мной и им!..
   Михаил Георгиевич. Я предпочел бы ненависть десяти мужчин ненависти подобной женщины.
   Фаина Веньяминовна. Миша, не правда ли, от Вас одного зависит операция, на которую Вы указали нам сейчас?
   Михаил Георгиевич. От меня одного.
   Фаина Веньяминовна. Устройте же всё скорее, чего бы Вам это не стоило. Ведь дело не получило огласки?..
   Михаил Георгиевич. Никто ни о чём не подозревает. Я не говорил, об этом ни с одной живой душой, ни с одной, исключая, впрочем, моей жены.(Они переглянулись и улыбнулись.) Но, моя жена и я, составляем одно целое.
   Фаина Веньяминовна. Что же Катрина сказала? (Пристально посмотрела на Михаила Георгиевича.)
   Михаил Георгиевич. Если бы дело казалось меня, то она не была бы более взволнованной. Ведь она так любит всех вас. Она умоляла меня сделать всё на свете, чтобы избавить его от этого, безысходного, на первый взгляд, положения, и даже плакала при этом. Если бы меня не заставила вступиться в дело огромная признательность Вам, то я сделал бы всё, ради её удовольствия... Я признаюсь, что я был тронут. У неё доброе сердце!..
   Фаина Веньяминовна. Вы, Миша, честнейший человек.
   Михаил Георгиевич. Я это знаю, и Вы можете вполне рассчитывать на меня.

(Подходит Иляна.)

   Иляна. Что же ты тут делаешь, мама? Мне сказали, что около часа уже, как ты приехала.
   Фаина Веньяминовна. Я разговаривала о делах. А ты, моя дорогая, как чувствуешь себя? Не устала ли?
   Иляна. Как всегда.
   Фаина Веньяминовна. Зачем же ты приехал на этот вечер? Это неблагорозумно!
   Иляна. Дмитрий решил ехать, а я не хотела отпускать его одного.
   Фаина Веньяминовна. Ах, Боже мой, оставь же его делать всё, что ему нравиться! Мужчины, такие как, Дмитрий Валерьевич, жестокие. Когда ты, заболеешь, не Дай Бог, не думай, что он будет страдать.

(Подходит Потанин)

   Иляна. Я не больна и не хочу болеть! Впрочем, мы сейчас поедем. Дмитрий! Дмитрий! Не правда ли, ты проводишь меня домой?
   Потанин. Конечно, моя дорогая. (Катерина издали слушала разговор и, приложила палец ко лбу, сделала знак князю, чтобы он не обещал.) Дорогая Иляна, я вспомнил, что обещал сегодня быть в "Английском Клубе" и не могу не исполнить этого. Прости меня и попроси свою мать проводить тебя.
   Иляна. Хорошо, я попрошу её. А ты сейчас поедешь? (Голос предательски дрожит.)
   Потанин. Почти сейчас же.
   Иляна. И я тоже скоро поеду домой.

(Потанин подходит к Катерине.)

   Потанин. Что случилось?
   Катерина. Есть серьёзные причины. Необходимо увидеться сегодня же вечером.
   Потанин. Где же?
   Катерина. Здесь.
   Потанин. А муж?
   Катерина. Через час он уедет. Наши гости скоро разъедутся. Идите в сад. Дверь на маленькую лестницу, которая ведет в мою комнату, будет открыта. Как только все уедут, приходите ко мне.
   Потанин. Берегитесь! За нами наблюдают (Они притворно рассмеялись и громко стали говорить о пустяках.)
   Михаил Георгиевич. Как только приеду в Лондон, так пришлю Вам телеграмму.

(Подходит Никита.)

   Никита. Вы уезжаете?
   Иляна. Как, Вы уезжаете?
   Михаил Георгиевич. Да, княгиня. Я еду по очень важному делу.
   Иляна. А когда Вы уезжаете?
   Никита. Я представляю, как расстроится Катерина. А кстати, где она. С Вашего разрешения, пойду поддержу её.

(Никита уходит)

   Михаил Георгиевич. Через несколько минут. Извините, что я оставляю Вас, мне надо ещё сделать некоторые распоряжения. (Уходит)
   Иляна. Она останется одна, она просила его прийти. Он лгал, сказав мне о клубе! Он пойдет к ней!
   Фаина Веньяминовна. Иляна, что с тобой?
   Иляна. Ничего!
   Фаина Веньяминовна. Ты страдаешь? Я вижу это. Пора!.. Поцелуй скорее Катерину.
   Иляна. Я?
   Фаина Веньяминовна. Почему ты так вскрикнула, когда я сказала тебе, чтобы ты поцеловала Катерину? Что такое случилось у вас?
   Иляна. Да посмотри же на них!
   Фаина Веньяминовна. Что ты хочешь сказать?
   Иляна. Ты знаешь, что он её любовник? Разве ты не видишь, что я умираю от этого? Я прошу тебя, молчи! Пусть никто ничего не знает! Ах, я должна была молчать, но я больше не могу. Я слишком страдала. Ты видишь, моя жизнь разбита. Уведи меня куда-нибудь, избавь от этого позора! Катерина, моя сестра, и он! О, мама, заставь меня всё забыть!.. Сжалься, мама, надо мной. Ты такая сильная, ты всё сделаешь, что захочешь. Вырви у меня из сердца всю боль, какую я чувствую...
   Фаина Веньяминовна. Боже мой! Иляна! Бедное мое дитя! Ты так страдала и ничего не говорила мне! Я знала хорошо, что у тебя не было более доверия к твоей старухе-матери! А я, глупая, ни о чем не догадывалась! Я говорила себе, что самое лучшее, что она-то ничего не знает. И я всем жертвовала, чтобы только ты не узнала горя. Не плачь, мой ангел, пожалей меня. Ты разрываешь мне душу. Чего бы я ни делала на свете, лишь бы видеть тебя счастливой! Ах, я слишком тебя любила, и как я наказана за это!
   Иляна. Это я наказана, за то, что не хотела тебя слушать. Дети должны всегда слушать свою мать. Она угадывает опасность. Разве не ужасно, мама, видеть, что я всем пожертвовала для него, а он меня не любит, и никогда не будет любить! Какова же будет моя жизнь теперь, без доверия, без любви? Я слишком несчастна, лучше бы мне умереть!
   Фаина Веньяминовна. Умереть тебе! Умереть? Послушай, не говори глупостей!.. Умереть, потому, что этот человек тобой пренебрегает и изменяет тебе? Да разве мужчины стоят того, чтобы умирать из-за них? Нет, ты будешь жить, мой ангел, для твоей старухи-матери! Мы тебя разлучим с твоим мужем!
   Иляна. И он останется свободным? Он будет продолжать её любить! Я не могу перенести этой мысли! Слушай, это ужасно, что я хочу тебе сказать. Я так его люблю, что предпочла бы скорее видеть его мёртвым, чем неверным!.. Я никогда не в состоянии буду забыть его низость, его гнусность. Послушай, ведь сейчас он улыбался, а знаешь отчего? Оттого, что Михаил Георгиевич уезжает и в его отсутствие он придёт к ней сегодня ночью.
   Фаина Веньяминовна. Кто тебе сказал это?
   Иляна. Я прочла это в его глазах, сверкавших весельем. Я люблю его! Он не может от меня ничего скрыть. Так вероломно поступать со мной, со своим другом! И такого человека у меня хватит сил любить!
   Фаина Веньяминовна. Успокойся, сюда идут.

(Подходят Катерина и Константин Леонидович)

   Катерина. Иляна больна?
   Фаина Веньяминовна. Нет, ничего. Немного устала. Костик дайте руку моей дочери, и проводи её до экипажа. Я сию минуту тоже еду. (Схватила руку Катерины и помешала подойти к Иляне). Останься, я хочу поговорить с тобой. Давненько я не видела тебя, дочь моя, а теперь радуюсь, видя тебя весёлой и улыбающейся... Кажется, в первый раз после замужества у тебя вид совершенно счастливой женщины (пауза). Значит ты нашла, наконец, спокойствие? Видишь ли, дитя моё, когда имеют спокойную совесть... Ведь ты не можешь себя ни в чём упрекнуть?
   Катерина. Ни в чём.
   Фаина Веньяминовна. Ты знаешь, что я тебя люблю, и что всегда буду снисходительной, ты можешь без боязни мне довериться.
   Катерина. Мне нечего бояться, матушка, и нечего сказать.
   Фаина Веньяминовна. Нечего?
   Катерина. Совершенно нечего.
   Фаина Веньяминовна. Это хорошо!
   Катерина. Вы уезжаете? (Подставляя свой лоб для поцелуя)
   Фаина Веньяминовна. Да, и прощай. (Холодно целует её).

(Катерина уходит)

  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

(Входят Михаил Георгиевич и Иннокентий).

   Михаил Георгиевич. Вот я и готов! Вы не дадите мне никакого нового распоряжения? Быть может, что-нибудь ещё мне скажете?
   Фаина Веньяминовна. Да, скажу.
   Михаил Георгиевич. Пожалуйста, говорите скорее, мне надо торопиться.
   Фаина Веньяминовна. Вы не поедете!
   Михаил Георгиевич. Как, Вы передумали? Ведь дело идет о Ваших интересах.
   Фаина Веньяминовна. А здесь дело касается Вашей чести!
   Михаил Георгиевич. Моей чести! Фаина Веньяминовна, подумайте, что Вы сказали!
   Фаина Веньяминовна. А Вы разве забыли, что обещала я Вам? Я обещала Вас предупредить сама, когда будет угрожать опасность.
   Михаил Георгиевич. Так что же?
   Фаина Веньяминовна. Итак, я держу свое обещание! Если Вы хотите знать своего соперника, то войдите сегодня ночью к своей жене!..
   Михаил Георгиевич. У меня соперник? Катерина виновата? Знаете ли Вы, что если это правда, то я убью их обоих!
   Фаина Веньяминовна. Действуй согласно своей совести, а я поступила согласно своей.
   Иннокентий. (Шёпотом). Тетя Фая, то, что Вы делаете, ужасно!
   Фаина Веньяминовна. (Громко). Почему же? У этого человека свое право, а у меня свое. У него отнимают жену, у меня убивают дочь и меня позорят. Нам следует защищаться! Горе тем, кто совершил преступление! (Михаил Георгиевич упал в кресло и повторял "Её любовник сегодня вечером у Вас".)
   Иннокентий. Будьте осторожны! Ваша жена!
   Михаил Георгиевич. Возможно ли это? Катерина, с таким честным и спокойным взглядом ?..
   Фаина Веньяминовна. Миша, голубчик, родной, дорогой прощай.

(Иннокентий и Фаина Веньяминовна уходят. Входит Катерина .)

   Катерина. Вы уезжаете? Знаете ли, Вы что Вам осталось немного времени?
   Михаил Георгиевич. Катерина, мне показалось, что ты желаешь, чтобы я скорее уехал? Я могу ещё побыть несколько минут с тобой. Послушай, Катерина, я очень опечален, что еду один. В первый раз я оставляю тебя...Сейчас наши гости разъедутся... Умоляю тебя... поедем со мной!..
   Катерина. (Улыбалась.) Но, друг мой, ведь я в бальном платье.
   Михаил Георгиевич. Закутайся хорошенько в шубу, и поедем! Дай мне это доказательство любви. Я заслужил его. Я не злой человек... Я так люблю тебя!
   Катерина. Это уж ребячество! Вы вернетесь сюда послезавтра. К тому же я устала. Пожалейте меня.
   Михаил Георгиевич. Ты отказываешься?
   Катерина. ( Провела рукой по лицу мужа.) Полно, не уезжай сердитым! Ты ведь недолго будешь думать обо мне, будешь спать всю дорогу. До свидания!
   Михаил Георгиевич. оцеловал её.) Прощай!
   Катерина. Наконец-то!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

(В Доме Катерины и Михаила Георгиевича, после того, как все гости разъехались, приходит Иннокентий.)

   Катерина. Иннокентий? Скажите, пожалуйста, что-нибудь случилось, дорогой друг?
   Иннокентий. Да, случилась, милая Катерина.
   Катерина. Но что же такое?
   Иннокентий. Извините меня, я нахожусь в большом затруднении. Идя к Вам, я повиновался только собственному чувству и нисколько не думал о том, в каких словах объясню Вам то, что хотел сказать. Теперь я чувствую, затрудняюсь передать Вам все, чтобы не оскорбить Вас.
   Катерина. Друг мой, если Вам так трудно сказать, что Вы хотели мне сообщить, так и не говорите ничего.
   Иннокентий. Невозможно! Из-за моего молчания может случиться непоправимое несчастье. Ради Бога! Катерина, облегчите мою задачу! Поймите меня с полуслова!.. Ваши планы на сегодняшний вечер открыты. Вам угрожает опасность. Будьте осторожны!
   Катерина. (Вздрогнула). Какие пустяки говорите вы. Мне неинтересно это слушать!
   Какая опасность может мне грозит? Я у себя дома, окружена людьми, и мне нечего бояться. Не верю я Вам!
   Иннокентий. Не верите! Я ожидал это, но Вы напрасно так делаете. Послушайте, Катерина! Я Ваш друг детства! Вам нечего меня бояться! Я только и думаю о том, чтобы Вам услужить. Вы должны понять, что если я здесь, значит, знаю всё... Катерина, выслушайте меня.
   Катерина. О, да Вы с ума сошли, или же поддались недостойной мистификации.
   Иннокентий. К не счастью для Вас, я в полном рассудке! К несчастью для других, тут нет мистификаций. Всё это чистосердечно, серьёзно и ужасно! И так как Вы заставляет меня говорить Вам прямо, без осторожностей, то вот что, князь уже у Вас или сейчас придет? Ваш муж, о котором Вы думаете, что он далеко отсюда, может каждую минуту войти сюда, чтобы Вас застать... Разве это не серьезно?
   Катерина. Уходите, или я позову!
   Иннокентий. Не зовите, это было бы нехорошо! Напротив, дайте прислуге разойтись и заставьте князя уйти, если он здесь, а если его ещё нет здесь, то помешайте ему войти к Вам. Пока я буду с Вами, Вы будете скрывать свой страх и не примете никакой предосторожности. Поэтому я ухожу. Прощайте, Катерина! Поверьте, что я так действовал только для того, чтобы оказать Вам услугу, но как только я переступлю порог этой двери, я всё забуду, что говорил Вам. (Раскланялся и вышел).
   Катерина. Дмитрий, мы погибли!
   Потанин. Я был тут, я всё слышал.
   Катерина. Что ты думаешь делать?
   Потанин. Скорее уйди отсюда. Оставаясь здесь ещё одну минуту, я поступил бы безрассудно.
   Катерина. Что я скажу Михаилу Георгиевичу, когда он приедет?
   Потанин. Твой муж, он любит тебя и всё простит.
   Катерина. Я знаю это. Но, тогда мы были бы разлучены навеки. Разве ты хочешь этого?
   Потанин. Ах, да что же я могу поделать? Кругом меня всё рушиться. Счастье, единственная цель моих трудов, ускользает от меня. Дружба, которой я изменил, давит меня. Мне ничего не остается!
   Катерина. А моя нежность, моя преданность? Разве ты думаешь, что я оставлю тебя одного? Нужно бежать. Ведь я просила тебя об этом уже давно. Ты противился, а теперь минута наступила. Будь спокоен, госпожа Фаина всё заплатит и спасет твоё имя. Вместо того ты вернешь ей её дочь. Не станешь же ты удерживать её? Ведь ты любишь меня? Я твоя настоящая жена, готовая разделить с тобой несчастья. Итак, я вступаю в свои права, расплачиваясь за них честью, порывая все связывающие меня узы. Я твоя теперь, Дмитрий! Наше общее падение соединит нас теснее всяких законов!
   Потанин. Подумай, со мной тебя ожидает бедность, почти нищета!
   Катерина. Моя любовь заставит тебя всё забыть!
   Потанин. И у тебя не явиться ни сожаления, ни угрызения совести?
   Катерина. Никогда! Ведь ты меня будешь любить!
   Потанин. Если так, то идём! Если жизнь будет слишком тяжела...
   Катерина. Тогда, мы оба найдем забвенье в смерти! Идем!
   Потанин. Катерина, ты не взяла ни денег, ни драгоценности, ничего, что дарил тебе муж?
   Катерина. Зачем мне всё это? Ведь ты будешь со мной!
   Потанин. Дверь заперта снаружи.
   Катерина. Заперта? Но, кем?
   Потанин. Однако нужно же выйти отсюда.
   Катерина. Нет, не отворяй! Вдруг он там за дверью.
   Михаил Георгиевич. Катерина! Катерина, отвори! (Стучит кулаком в дверь). Я знаю, что ты тут! Отвори же! Если не послушаешься, то берегись!
   Катерина. (Тихо Дмитрию). Уходи, умоляю тебя! Сойди с лестницы, выломай дверь, ведь там ты никого не встретишь...
   Потанин. Может быть, он поставил кого-нибудь там. Во всяком случае, я не хочу тебя оставлять одну и подвергать его страшному гневу.
   Михаил Георгиевич. Ты не одна, я слышу, что ты разговариваешь! Я сломаю эту дверь! (Запор отскочил и дверь открылась). Дмитрий! Так это он! Я должен был подозревать это! Негодяй! Так ты не одни деньги воруешь!
   Потанин. Не оскорбляйте меня, это излишне! Моя жизнь в Ваших руках и Вы можете её взять. Я к Вашим услугам, когда Вам будет угодно.
   Михаил Георгиевич. Дуэль! Полно! Да разве я дворянин? Я мужик, деревенщина, грубое создание, ты знаешь это очень хорошо! Я раздавлю тебя! ( Схватил железный прут и бросился к Дмитрию. Катерина, встала, между мужем и любовником.).
   Катерина. Стой сзади меня! Он меня любит, и он не посмеет ударить!
   Михаил Георгиевич. А, негодная женщина! Тогда сначала тебя! (Поднял железный прут и пытается ударить Катерину).
   Катерина. Миша, посмотри мне в глаза, ты сможешь забыть о тысячи счастливых днях, лихорадочно проведенных ночах...(Железное орудие выскользнуло из рук, он тяжело упал на ковёр и зарыдал. Катерина жестом показала Дмитрию, что проход свободен).
  
  
   ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ
   Потанин. Что такое случилось, что Вы с самого Вашего отъезда оставили меня без вестей?
   Лев Моисеевич. Это потому, что известия, какие я мог дать Вам, были совсем нехороши.
   Потанин. По крайней мере, я знал бы их.
   Лев Моисеевич. Но ведь разве мог бы от этого измениться результат операции?
   Потанин. Вы поступили со мной в этом деле, как с ребёнком. Я не знал, куда шел. Вы надавали мне обещаний, а как исполнили их?
   Лев Моисеевич. Как мог. Всякая игра имеет свои случайности. Ждут Аустерлица, а встречают Ватерлоо.
   Потанин. Но ведь акции, которые Вы продали, не должны были бы, так сказать, уйти из Ваших рук ...
   Лев Моисеевич. Вы так думаете? Если не следовало их отпускать, так не стоило бы их и брать.
   Потанин. Наконец, Вы меня недостойно обманули.
   Лев Моисеевич. Очень хорошо! Я так и ожидал. Если бы предприятие удалось, Вы взяли бы без всякого беспокойства свою долю барыша и покрыли бы меня цветами, как девицу, удостоенную розового венка. Она не удалась, и Вы отталкиваете свою долю ответственности, а меня почти называете мошенником! Между тем афера эта не была бы честнее в первом случае, чем во втором, и только успех скрашивает всё!
   Потанин. Кто мне докажет, что эта спекуляция, которая меня разоряет и губит, не обогащает Вас?
   Лев Моисеевич. Неблагодарный, Вы меня подозреваете?!
   Потанин. Вы меня обокрали! Не так ли?
   Лев Моисеевич. (Схватил его за руку). Тише, Дмитрий! Всё, что Вы мне скажете оскорбительного, Вы должны принять и на свой счет. Ведь Вы мой сообщник.
   Потанин. Вы забываетесь, с кем говорите. Я князь!
   Лев Моисеевич. Со слов Вашей матушки, прости Господи. Не смешите людей. Да Вы такой же князь, как я Герцог.
   Потанин. Негодяй! Проклятый жид! Аферист! Мошенник!
   Лев Моисеевич. Ещё пропустили, что я ЛИЧНОСТЬ! Я, в отличии от Вас, признаю свои ошибки. Вы, наверное, забыли, Дмитрий - слуга покорный Фаины Веньяминовны, что деньги брали Вы у Михаила Георгиевича, как говорите "проклятого жида". А в это время спали с его женой и кто Вы после этого... Blick erst auf dich, dann richte mich!52
   Потанин. Лев Моисеевич, alt genug und doch nicht klug!53 Что же касается Михаила Георгиевича, то alte Bocke haben Steife Horner!54 Вы не выйдете отсюда, прежде чем не найдете мне средство исправить моё несчастье. Allein getan, allein gebuбt!55
   Лев Моисеевич. В таком случае мы поговорим, как добрые знакомые. Я уже придумал чудную спекуляцию, с помощью которой мы можем спасти свое несчастное дело. Надо смело созвать собрание своих акционеров. Я воспользуюсь положением и именем Вашей тещи изложу положение дела и ослеплю всех. Нам вернут доверие и дадут новые капиталы для будущих предприятий. Мы будем белы, как снег, и посмеемся над всеми. Так ли Вы думаете?
   Потанин. Довольно. Мне совсем не по душе, что для выхода из этого позорного положения требуются средства, ещё более позорные. Прекратим борьбу. Мы окончательно погибли!
   Лев Моисеевич. Только одни слабые люди позволяют себе гибнуть! Сильные защищаются. Сдавайтесь, если Вам угодно, а я видывал и не такие передряги. Три раза я был разорён и три раза возвращал себе богатство. Голова крепка у меня! Я упал, но поднимусь, чего бы мне этого не стоило. При успехе своей спекуляции я буду иметь несколько миллионов и со всеми расплачусь. Все будут удивлены, все получат своё, все будут благодарить меня.
   Потанин. А если Вас лишат свободы? Если Вас арестуют?
   Лев Моисеевич. Скоро я буду в Лондоне, и уже оттуда стану объясняться с акционерами "Кредита Европы". В отдалении лучше обсуждать свои интересы. Не хотите ли Вы поехать со мной?
   Потанин. Нет.
   Лев Моисеевич. Совершенно Вы не правы. Счастье причудливо. Через шесть месяцев мы могли бы быть богаче, чем были. Но так как Вы решили, то последуйте моему совету, который стоит потерянных Вами денег. Признайтесь во всём жене, и она поможет Вам выйти из трудного положения. ротянул руку Дмитрию, но тот не пожал её). Какая гордость! (Уходит).
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

(Кабинет Фаины Веньяминовны. Входит Михаил Георгиевич).

   Фаина Веньяминовна. Михаил Георгиевич, что с Вами? Ещё вчера цветущий, крепкий, как дуб, а сегодня сгорблен, разбит, Ваши волосы на висках поседели. Ну, что?
   Михаил Георгиевич. Ничего.
   Фаина Георгиевич. Разве он не пришел?
   Михаил Георгиевич. Нет, он пришел, но у меня не хватило духа, чтобы убить его. Я думал, что гораздо легче сделаться убийцей. И Вы так же думали, не правда ли?
   Фаина Георгиевна. Миша!
   Михаил Георгиевич. А случай-то, какой был хороший. Подумайте-ка! Я застал их вместе, они рядом, под кровлей моего дома. Закон дал мне, если не право их убить то, по крайней мере, извинение, если бы я сделался убийцей. И вот в ту решительную секунду, когда неумолимая воля должна была нанести удар, сердце, сила духа мне изменили. Он жив! Катерина его любит!
   Фаина Веньяминовна. Что Вы думаете делать?
   Михаил Георгиевич. Я разделаюсь с ним по-другому. У меня было два способа его убить, или накрыть его у себя, или вызвать его на дуэль. Для первого мне не хватило силы воли, а для второго не хватило бы ловкости. Я не стану драться с Дмитрием. Мною отнюдь не руководит боязнь смерти. Нет, моя жизнь разбита, да и я считаю её теперь ни за что. Мысль, что когда меня не станет на свете, Катерина будет вполне свободна и будет принадлежать ему, ужасна. Если к тому же после своей смерти мы можем узнать, что делается на земле, эта мысль ведь не даст мне покоя даже в могиле. Итак, мне нужно разлучить их навеки.
   Фаина Веньяимновна. Каким же образом?
   Михаил Георгиевич. Заставив его исчезнуть.
   Фаина Веньяминовна. А если он не захочет?
   Михаил Георгиевич. Я заставлю его!.. Если он будет противиться, я привлеку его к уголовному делу.
   Фаина Веньяминовна. Вы?
   Михаил Георгиевич. Да, я!
   Фаина Веньяминовна. Несчастный! А моя дочь? Подумайте хорошенько, что Вы говорите? Вы обесчестите меня и близких мне людей!
   Михаил Георгиевич. А разве я-то не обесчещен? Ваш зять, как бандит, осквернил мой дом и взломал мой сундук...
   Фаина Веньяминовна. Честный человек не защищается теми средствами, какие Вы хотите употребить.
   Михаил Георгиевич. Честный человек защищается, как может! Я не рыцарь, а финансист. Деньги - вот мое орудие. Князь меня обворовал. Я предам его суду, как вора!
   Фаина Веньяминовна. Представьте мне счет, я заплачу.
   Михаил Георгиевич. А в состоянии ли Вы будете заплатить мне за мое потерянное счастье? Разве я не предпочел бы лучше быть разоренным, чем обманутым, как теперь? Вы не можете загладить причиненное мне зло. Я так сильно страдаю, я хочу отомстить!..
   Фаина Веньяминовна. Безумный, Вы поразите не только виновного, но и невиновных людей. Когда я и моя дочь будем в отчаянии, разве Вы будете чувствовать себя менее несчастным? Ах, Михаил, берегитесь потерять в своем достоинстве то, что приобретете мщением. Чем менее уважают нас другие, тем более, нужно уважать самих себя. Презрение и молчание возвышают приносимую жертву, тогда как ожесточение и ненависть заставляют человека стать на одном уровне с тем, кто оскорбляет его.
   Михаил Георгиевич. Пусть меня судят, как хотят, мне нет дела до себя! У меня душа вульгарная, ум низкий, всё, что хотите. Но мысль, что моя жена принадлежит другому, делает меня сумасшедшим! Я должен бы ненавидеть эту негодяйку, но, несмотря на всё, я не могу жить без неё. Она мне нужна. Если она захочет вернуться ко мне, я прощу её. Это неблагодарно, я чувствую это хорошо, но чувство гораздо сильнее меня! Я обожаю её!
   Фаина Веньяминовна. Послушайте, неужели я обращаюсь понапрасну к Вам? Неужели Вы не вспомните, что я была для Вас самым верным и признательным другом? Ведь я первая положила основание Вашему богатству. От меня Вы получили первые деньги. Вы честный человек и не забудете прошлого. Вы оскорблены, имеете право мстить, но подумайте, что Вы поразите двух женщин, которые ничего не сделали Вам, кроме добра. Будьте же великодушны, справедливы! Пощадите нас!
   Михаил Георгиевич. Видите, как низко я упал, что не могу уступить Вашим просьбам. Дружба, благодарность, великодушие - словом, все мои хорошие чувства поглощены этой отвратительной любовью. Ничего не осталось во мне, кроме любви к этой женщине. Для неё я забываю всё, я унижаюсь, покрываю себя позором. И, что всего ужаснее, я во всём отдаю отчёт себе, но не могу ничего сделать.
   Фаина Веньяминовна. рошептала). Несчастный!
   Михаил Георгиевич. Да, глубоко несчастный! арыдал и опустился в кресло).
   Фаина Веньяминовна. ( Положила руку ему на плечо). Миша, Вы плачете? Так... Простите!
   Михаил Георгиевич. Нет, мое решение бесповоротно. Я хочу поставить между Катериной и Дмитрием целый мир. Если сегодня вечером он не уедет - моя жалоба будет предъявлена в суд.
   Фаина Веньяминовна. Что же делать, благодарю Вас за то, что вспомнили обо мне и пришли предупредить. Вы ведь могли бы этого и не сделать. Прощайте, Михаил Георгиевич! Пусть будет судьей Ваша совесть между мной и Вами.
   Михаил Георгиевич. оклонился и прошептал). Прощайте!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

(Входит Константин Леонидович).

   Константин Леонидович. Я отправился в банк "Кредит Европы". Вот там узнал я новости, что вследствие жалобы одного из членов правления, в контору приходили приставы, изъяли всю документацию, чтобы представить их в суд, и наложили везде печати. Я испугался и поспешил вернуться, чтобы предупредить Вас. Очевидно, нужно принять меры, чтобы приготовиться к этому новому осложнению дела. Предписание всё опечатать может быть началом судебного следствия.
   Фаина Веньяминовна. На этот раз события следуют одни за другими ещё быстрее, чем я думала. Этого я и опасалась. Боязнь заинтересованных в деле "Кредита Европы" лиц опередила ненависть Михаила Георгиевича. Правосудие откроет все махинации Льва Моисеевича и растрату, подлог, а затем, арестуют Дмитрия Валерьевича в моём доме. Неужели моё имя, мой дом, где ни разу не появлялись судебные приставы, будет опозорен.(Встаёт)
   Константин Леонидович. Куда Вы?
   Фаина Веньяминовна. Я иду свести мои счеты с князем. Берегись!(Уходит)
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

(Дом Потанина и Иляны)

   Потанин. Ты уже встала, моя дорогая?
   Иляна. Я почти не спала, я очень беспокоилась. Очень долго я ждала тебя вечером. Вчера я рассталась с тобой, не простившись. Это ведь случилось в первый раз. Я хотела просить у тебя прощение, но ты вернулся так поздно.
   Потанин. Иляночка, что ты! Я сам кругом виноват перед тобой. Я должен, просить тебя быть снисходительной...
   Иляна. Дмитрий! Ради Бога, не надо, всё забыто. Я вовсе не хотела тебя упрекать. Я так люблю тебя!
   Потанин. Ты плачешь! О, как ты добра! Я ещё более чувствую, как я виноват перед тобой. Ты заслуживаешь полного уважения и любви. Я недостоин тебя. Я должен на коленях перед тобой сказать, как сожалею о всех тревогах, которые доставил тебе, и как буду стараться заставить тебя забыть всё.
   Иляна. О, говори, говори! Какая радость для меня слышать от тебя такие чудесные слова! Какое упоенье верить тебе! Открой мне твоё сердце! Ты знаешь, что я готова умереть, чтобы сделать тебе приятное. Если у тебя есть горе, заботы, доверь их мне. Я сумею помочь тебе. Кто мог бы бороться со мной, когда дело касается тебя?
   Потанин. Нет, Иляна, ты ошибаешься, у меня нет горя, кроме искреннего сожаления, что я дурно поступал с тобой.
   Иляна. Да разве будущее не принадлежит нам?
   Потанин. Кто может ручаться за будущее?
   Иляна. Какие неприятные вещи ты говоришь. Разве мы недостаточно молоды. Если только ты захочешь, разве мы не можем быть счастливы? Я вижу прекрасно, ты что-то скрываешь от меня. Ты несчастен, страдаешь, а может быть, тебе угрожает опасность?.. Если ты только любишь меня, ради Бога, скажи мне всю правду!
   Потанин. Да, это верно, я несчастлив, я страдаю, мне действительно угрожает опасность! Не жди только от меня признания, как ты просишь. Мне слишком было бы стыдно сделать его тебе... Но с Божьей помощью, если я не найду возможность выйти из такого ужасного положения, в которое попал через своё легкомыслие и безумие... Мне остаётся последнее средство, которым я и воспользуюсь.
   Иляна. Дмитрий, ты хочешь убить себя?! Что же со мной тогда будет? Ну что же такое случилось, Боже мой, почему так трудно сказать? От кого мне узнать об этом?
   Потанин. От твоей матери.
   Иляна. От мамы? Хорошо, я сейчас иду к ней! О, не бойся ничего, я сумею тебя защитить. Чтобы нанести тебе удар, нужно сначала поразить меня. Подожди меня здесь. (Уходит)
   Потанин. (Наливая себе коньяк). Наконец-то ушла! Когда же весь этот кошмар закончится! За Ваши деньги, августейшая! За Вашу безмозглую дочь!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

(Иляна, увлечённая ревностью схватила за руку и резким движением сорвала с неё вуаль, узнав Катерину, испустила крик)

   Иляна. Катерина!
   Катерина. Иляна, не предполагай... Я пришла...
   Иляна. Молчи! Не лги! Я всё знаю! Ты любовница моего мужа.
   Катерина. акрыла лицо руками и простонала). О, Боже мой!
   Иляна. Нужно быть действительно очень смелой, придти за ним сюда, в мой дом, вырвать его из моих объятий!
   Катерина. Ах, пожалуйста, не думай, что только любовь привела меня сюда.
   Иляна. Так что же?
   Катерина. Известие о скорой неминуемой опасности, которая грозит Дмитрию.
   Иляна. Опасность? Какая?
   Катерина. Поставленный в неприятное положение Львом Моисеевичем, он очутился во власти моего мужа, который поклялся погубить его.
   Иляна. Твой муж?
   Катерина. Ах, Боже мой, да ведь он его соперник! Если бы ты могла меня погубить, разве ты не сделала бы этого?
   Иляна. Тебя? Да разве я буду думать о тебе? Прежде всего, Дмитрий! Ты говоришь, что ты пришла предупредить его? Что же нужно делать?
   Катерина. Ни минуты не медля и не колеблясь, он должен уехать!
   Иляна. Он должен уехать? И это ты, презирая всё, не заботясь о горе, которое оставляешь позади себя, приходишь предупредить его? Значит, ты хочешь уехать с ним?
   Катерина. Так что же! Да, я хочу уехать! Довольно притворства! Я люблю его!
   Иляна. Что же, попробуй взять его у меня!
   Катерина. меясь, как безумная). У тебя взять его! А которой из нас он более принадлежит? Жене ли, которая так же мало умела любить, как мало знала о грозящей ему опасности, которая не могла сделать его счастливым, которая ничего не может сделать для его спасения, или любовнице, которая пожертвовала своей честью, чтобы угодить ему, и , рискует своей безопасностью, чтобы спасти его?
   Иляна. Несчастная, ты ссылаешься на свой позор, как на право!
   Катерина. Которая, наконец, из нас двоих отняла его? Знаешь ли ты, что он любил меня до твоего замужества, что он оставил меня ради тебя... То есть, ради твоих денег, я хочу сказать! Не хочешь ли, чтобы подвели итоги нашим слезам? А после этого могла бы ты сказать, которая из нас более любит его и которой он более принадлежит.
   Иляна. А кто из нас восторжествовал бы теперь, когда ему грозит гибель? Обе мы эгоистки! Вместо того, чтобы оспаривать его любовь, соединимся вместе, чтобы спасти его! Ты говоришь, что ему надо уехать? Но бегство, ведь это сознание в своей вине, это жизнь, полная унижения и неизвестности. И ты можешь предлагать это ему? Да потому что ты рассчитываешь разделить с ним его несчастное существование! Ты его толкаешь к бесчестию! И это всё, что ты могла придумать. Так как же? Почему ты не бросилась к ногам своего мужа, если участь Дмитрия зависит от человека, который обожает тебя, который всем готов жертвовать для тебя, как я для Дмитрия? И ты не предложила ему жизни, за жизнь твоего любовника? А ты говоришь, что любишь его!
   Катерина. Ах, ты хочешь, чтобы я спасла его для тебя!
   Иляна. Вот что у тебя на сердце. Ну, хорошо! Так слушай же, что я готова сделать, и сравни! Если для успокоения твоей ревности нужно, чтобы я пожертвовала собою, так клянусь тебе, что раз Дмитрий будет спасён, он будет свободен, и я никогда не увижу его.
   Катерина. Ты сделаешь это?
   Иляна. Я сделаю более! Я должна тебя ненавидеть, но я на коленях тебя умоляю. Выслушай меня. Сделай то, о чём я прошу, и я прошу тебя, и буду благословлять. Не сомневайся! Следуй за мной! Побежим вместе и бросимся к ногам того, кого ты оскорбила. Его великодушие не может быть меньше нашего. Он не откажет нам, когда мы жертвуем любовью, пожертвовав местью.
   Катерина. Прости меня! Я чувствую себя побеждённой. Твои права священны, а теперь ты заставила ещё более уважать их. Возьми себе Дмитрия. Подле тебя он снова сделается честным и счастливым. Если твоя любовь больше моей, то она возвышеннее и чище.

(Женщины вместе выходят из комнаты)

  
  

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ

(Входит Иннокентий)

   Потанин. Как это Вы?
   Иннокентий. Разве Вы меня не ждали? Я дал Вам обещание. Неужели Вы забыли об этом? У меня хорошая память. Вы негодяй! Я пришёл Вас наказать.
   Потанин. Иннокентий! Слушайте, уходите вон, я не желаю Вас слушать.
   Иннокентий. Вы должны выслушать! Вы служите для семьи, в которую вступили, источником несчастия и позора. Вам не хватает мужества лишить себя жизни, так я Вам пришёл помочь... Вы должны оставит Москву сегодня же вечером, а то Вам грозит арест. Мы поедем вместе, приедем в Петербург, и там будем драться. Если Вам судьба будет благоприятствовать, Вы будете свободно продолжать Ваши низости... Но, по крайней мере, я сделаю всё, что возможно, чтобы избавить от Вас этих двух несчастных женщин.
   Потанин. Да Вы с ума сошли!
   Иннокентий. Не думайте этого! Знайте, что я готов на всё, чтобы Вас заставит принять вызов. Неужели нужна пощёчина, чтобы придать Вам храбрости?
   Потанин. Берегитесь! (Открыл лакированное бюро, достал оттуда револьвер)
   Иннокентий. Сначала вор, затем убийца! Попробуйте! винулся к князю, дверь отворилась и на пороге появилась Фаина Веньяминовна)
   Фаина Веньяминовна. Иди ко мне и жди меня, я требую этого.
   (Иннокентий молча поклонился и вышел. Князь бросил револьвер на стол).
   Нам нужно поговорить. Наверное, Вы тоже об этом думали?
   Потанин. Да, верьте, что никто строже меня самого не осуждает моего поведения.
   Фаина Веньяминовна. А, вот как! Я не ожидала найти Вас в таком настроении. Вы ведь не приучили меня к такому смирению и нежности. Должно быть, Вы страшно трусите, что дошли до этого!
   Потанин. Но, Иляна должна была сказать Вам...
   Фаина Веньяминовна. Я не видела моей дочери.
   Потанин. И она тоже изменила мне? Хорошо же! Я буду защищаться сам. Прежде всего, что Вам от меня угодно?
   Фаина Веньяминовна. Мне нужно задать Вам один вопрос. У нас у купцов, когда банкротятся и видят, что невозможно опять подняться, то смывают позор своей кровью. Besser Ehre ohne Leben als Leben ohne Ehre.56 А что делают у Вас, у благородных, когда бывают обесчещены?
   Потанин. Если не ошибаюсь, Вы делаете мне честь, спросив, каковы мои намерения относительно будущего? Я с точностью отвечу Вам. Так как я вовсе не считаю положение своих дел настолько плохим, как Вы о том думаете, то сегодня вечером решил ехать в Петербург, где встречусь с моим компаньоном герцогом. Мы начнём опять вести дела. Жена моя, насчёт любви которой я нисколько не сомневаюсь, поедет со мной.
   Фаина Веньяминовна. Моя дочь не оставит меня!
   Потанин. В таком случае Вам придётся сопровождать её. Это мне очень нравится. С тех пор, как начались мои неудачи, я понял всё преимущество семейной жизни.
   Фаина Веньяминовна. Так Вы думаете опять меня заманить прежними песнями? Нет, надо поискать чего-нибудь другое, чтобы заставит меня согласиться. Чтобы я и моя дочь с Вами вместе... В ту пропасть, куда Вы падаете? Никогда!
   Потанин. Хорошо! Чего же Вы желаете?
   (Дверь открылась и вошёл Константин Леонидович и протянул карточку Фаине Веньяминовне).
   Фаина Веньяминовна. Хорошо, пусть подождёт. (Бросила карточку на стол). Да, судебный следователь. Что, князь, страшно напуганы? Это понятно. Пришли Вас арестовать. (Потанин бросается к лакированному бюро. Лихорадочно достаёт золото, бумаги и кладёт их в карманы).
   Потанин. По маленькой лестнице я успею ещё уйти. Это для меня последнее средство... Только займите этого господина на пять минут.
   Фаина Веньяминовна. А если дверь охраняют?
   Потанин. Можно быть под судом и не быть осужденным. Вы употребите своё влияние. Я знаю хорошо, Вы мне поможете выпутаться. Я буду Вам признателен! Я сделаю всё, чего бы Вы ни захотели. Но не оставляйте же меня. Это было бы ужасно!
   Фаина Веньяминовна. Зять госпожи Фаины Веньяминовны, не должен быть на скамье подсудимых даже и в том случае, если его потом оправдают.
   Потанин. Так что же Вы хотите, чтобы я сделал? (Фаина Веньяминовна пальцем показала на револьвер). Как, я должен убить себя? Нет, это было бы очень приятно для Вас. (Бросает револьвер к ногам Фаины Веньяминовны).
   Фаина Веньяминовна. Ах, негодяй! Ты не Князь! Князья умели умирать. Мать твоя, верно, обманула своего мужа и ты сын трусливого лакея! Ты бастард. Adler bruten keine Tauben!57
   Потанин. Мне некогда разыгрывать с Вами мелодраму! Я постараюсь лучше спастись.
   Фаина Веньяминовна. (Схватила револьвер). Ты не уйдешь отсюда!
   Потанин. Вы с ума сошли!
   Фаина Веньяминовна. Ты не уйдешь отсюда!
   Потанин. Ещё посмотрим! (Пытается выхватить револьвер).

Фаина Веньяминовна выстрелила. На ковер тяжело повалилось обагренное кровью тело Потанина. Револьвер падает из её рук)

( Дверь отворилась. Входят Иляна, Катерина и Иннокентий..)

   Иляна. Я и Катерина выпросили роковую квитанцию у великодушного Михаила Георгиевича. Дмитрий! (Испустила раздирающий душу крик.) Дмитрий!
   Потанин. (Навел револьвер на Иляну). Августейшая маман, князь Потанин платит по счетам!
   Катерина. Дмитрий! (Заслоняет собой Иляну)
   Иляна. Дмитрий! адает на Дмитрия и рыдает).

(Фаина Веньяминовна подбегает к дочери и пытается поднять бесчувственную Катерину. Сжимает её в своих объятиях. Вбегают Иннокентий , Константин Леонидович и Зоя).

   Константин Леонидович. Увы, милостивый государь, Иннокентий, нам предстоит донести об этом печальном происшествии. Князь, узнал о приходе судебного следователя и испугался. Дело его было не так важно, и он застрелился.
   Иннокентий. (Почтительно поклонился Фаине Веньяминовне.) Уйдите отсюда, сударыня. Для Вас довольно уже волнений. Я хорошо понимаю Ваше горе. Если судебному следователю, необходимы будут какие-нибудь показания, то мы к его услугам.

(Фаина Веньяминовна взяла на руки Катерину, и не сгибаясь от этой ноши, понесла её).

(ЗАНАВЕС)

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   К О М М Е Н Т А Р И И
  
      -- Feuer macht Rauch .
   Нет дыма без огня.
      -- Alter ist kein werter Gast
   Старость не радость.
      -- All Ding wahrt sein zeit
   Всякому овощу своё время.
      -- Der Ball sieht den guten Spieler.
   Хорошего игрока и мяч видит
   На ловца и зверь бежит.
      -- Ich weiss. Знаю.
      -- Den Bock zum Gartner machen.
   Пустить козла в огород.
      -- Mein grosstes Leben lebe ich mit dir.
   Своей высшей жизнью я живу с тобой.
      -- Schwamm druber
   Забудь об этом.
      -- Irren ist menschlich.
   Человеку свойственно ошибаться.
      -- Schmiede das Eisen, solange es heiб ist.
   Куй железо, пока горячо.
      -- Aus einem Splitter eine Fuhre Holz spalten.
   Делать из мухи слона.
      -- Alles hat sein Maб.
   Всему своя мера
      -- Geld allein macht nicht glucklich.
   Не в деньгах счастье.
      -- Das Gesicht verrat den wicht.
   На воре шапка горит.
      -- Zeit bringt Rat.
   Время покажет.
      -- Abgeredet vor der Zeit, bringt nachher keinen streit.
   Не уговорясь на берегу, не пускайся за реку.
   Уговор дороже денег.
      -- Achtung ist besser als Gold.
   Внимание дороже золота.
      -- Allzu shone Worte haben keine Glauben.
   Цветистым речам веры нет .
   На посулы тароват, а на деле скуповат.
      -- Futsch ist futsch und hin ist hin.
   Что с возу упало, то пропало.
      -- Geschwindigkeit ist keine Hexerei!
   Ловкость рук и никакого мошейничества.
      -- Die sich bei Tage zanken, lecken sich bei Nacht.
   Милые бранятся, только тешатся.
      -- Barmherzige Mutter zieht lausige Kinder.
   У сердобольных матерей дети-аспиды.
   Кто детям потакает, тот сам плачет.
      -- Da haben wir die Bescherung!
   Вот тебе и на!
   Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!
      -- Das Baumchen muб man, biegen, solange es yung ist.
   Деревце нужно гнуть, пока оно молодо.
   Воспитание начинается с колыбели.
      -- Breite Stirn und wenig Hirn.
   Голова с лукошко, а ума ни крошки.
      -- Deine Wasche wasche zu Hause.
   Своё (грязное) бельё дома стирай.
      -- Geduld bringt Huld.
   Стерпится- слюбится.
      -- Ein goldenes Gitter ist auch ein Gitter.
   Золотая клетка, а всё клетка.
      -- Eher!- Скорее!
      -- Aus fremdem Rohr ist gut Pfeifen Schneiden.
   Хорошо быть щедрым за чужой счёт.
      -- Adel sitzt im Geblute.
   Не в крови благородство, а в душе.
   Не хвались отцом, хвались молодцом.
      -- Den Adler fliegen lehren.
   Учить орла летать.
   Учить учёного.
      -- Das Ei will kluger sein als die Henne.
   Яйца курицу не учит.
      -- Im schonsten Apfel sitzt der Wurm.
   Червь самое хорошее яблоко любит.
   Не выросла ещё та яблонька, чтоб её черви не точили.
      -- Es hilft kein Bad am Raben.
   Черного кота не вымоешь до бела.
      -- Es ist gut, aus andrer Leute Sackel spielen.
   Из чужого кармана легко платить.
      -- Die besten Gedanken kommen hinterher.
   Ум найдёт, да пора пройдёт.
   Человек задним умом крепок.
      -- Betrug und List haben kurze Flugel.
   У лжи короткие ноги.
   39. Boses Gewissen verraten Augen.
   Нечистую совесть глаза выдают.
   40. Den Balken im eigenen Auge nicht sehen, aber den splitter im
   fremden.
   Видеть соломинку в чужом глазу, а в своём не замечать бревна.
   41. Катерина, was ist? Катерина, liebst Du mich noch?
   Катерина, что с тобой? Катерина, любишь ли ты ещё меня?
   42. Plusquam perfekt.
   Давно прошедшее время.
   43. In Rom tu, wie Rom tut.
   В Риме веди себя, как римлянин.
   44. Aus dem Esel machst du kein Reitpferd, magst ihn zaumen, wie du
   willst.
   Осла, как ни взнуздывай, скакуна из него не получится.
   Свинья и в золотом ошейнике всё свинья.
   45. Wer zuletzt lacht, lacht am besten.
   Хорошо смеётся тот, кто смеётся последний.
      -- Zwischen Sein und Scheinen ist ein groбer unterschied.
   Между "есть" и " кажется" большая разница.
      -- Er ist Hans Dampf in allen Gassen.
   Наш пострел везде поспел.
      -- Alle naselang etwas andres.
   У него семь пятниц на неделе.
   49. Alles oder Nichts.
   Всё или ничего.
   Или пан, или пропал.
      -- Alles vergeht, Wahrheit besteht.
   Всё минется, одна правда останется.
      -- An dem lauft alles ab.
   С него как с гуся вода.
   52. Blick erst auf dich, dann richte mich.
   Других не суди, на себя погляди.
      -- Alt genug und doch nicht klug.
   До лысины дожил, а ума не нажил.
      -- Alte Bocke haben Steife Horner.
   У старого козла крепче рога.
   55. Allein getan, allein gebuбt.
   Заварил кашу, сам и расхлёбывай.
      -- Besser Ehre ohne Leben als Leben ohne Ehre.
   Лучше смерть, но с честью, чем жизнь без чести.
   Бесчестье хуже смерти.
      -- Adler bruten keine Tauben.
   У орлов голуби не родятся.
   Орёл орла родит, а сова сову.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   53
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"