Светлов: другие произведения.

История одного шотландца( с продолжением)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Щерт подери этот Самиздат с его системой работы с текстом! Выкладываю фанфик с продолжением отдельным файлом.

  ***********************************************************************************************
  История одного шотландца
  https://ficbook.net/readfic/3993217
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:svetoth (https://ficbook.net/authors/1195701)
  
  Беты (редакторы): Livenda, Самюэль
  Фэндом: Роулинг Джоан "Гарри Поттер",Гарри Поттер(кроссовер)
  Персонажи: Маклагген/Грейнджер
  Рейтинг: R
  Жанры: Гет
  Размер: планируетсяМиди, написано 98 страниц
  Кол-во частей: 23
  Статус: в процессе
  
  Описание:
  Как-то незаслуженно выставили Кормака Маклаггена полным идиотом. Ведь по сравнению с ним, даже Уизли выглядит рыцарем. А если посмотреть на историю с другой стороны?
  
  Публикация на других ресурсах:
  Ну нет ! Это моё !
  
  Примечания автора:
  Дело было вечером, делать было нечего. У фанфика появилась бета-редактор, приветствуйте Самюэль. Теперь оформление и правописание, заслуга редактора. Спасибо Самюэль за её прекрасную работу, и мне действительно очень жаль, что ей пришлось уйти с Фикбука. Главы до 21 включительно, её заслуга.
  
  
  
  Эта обложка фанфика просто невероятна! Спасибо m0712 за неё.
  
  https://yadi.sk/i/CJu0hnaYoS3Up
  
  А это творчество kaury4 https://yadi.sk/i/PaGPqlVgq2Aj8
  
  ========== Глава 1 ==========
   Шум ветра, стоящий в ушах, тяжесть тела от перегрузки при прохождении поворотов и ощущение свободы, когда кроме тебя, неба и тонкого древка метлы вокруг ничего нет. Казалось бы, что еще надо? Но эта привязанность к земле и ограничение способностями "Молнии" не давала мне такого желанного успокоения.
  
  
  
  Нарезая зигзаги между каменистыми холмами северной Шотландии, я пытался привести свои мысли в порядок и понять, что же теперь делать. Честно скажу, очень надеялся, что за время летних каникул смогу забыть ее. Меня пугало то, что происходит со мной, когда я вижу эти непослушные волосы, колышущиеся, когда она тянет руку для ответа на уроках. Интересно, какие они на ощупь? Как же мне хочется это проверить! Запустить пальцы в прическу, портя наверняка с таким трудом сделанную укладку, а другой рукой прижать ее к себе, обхватив за талию, и никогда больше не отпускать.
  
  
  
  - О, Мерлин!
  
  
  
  Я резко дернул метлу на себя, поворачивая вправо и вверх уходя от столкновения с растущим на вершине холма деревом.
  
  
  
  - Да уж. Заниматься самокопанием, летая на низкой высоте, не лучшая идея.
  
  
  
  Ну вот! Начинаю уже разговаривать сам с собой. Конечно, разбил бы себе голову сейчас, может, и все эти глупости и выветрились бы. Ага, вместе с мозгами. Невесело усмехнувшись, я сделал разворот на девяносто градусов, поднимаясь вертикально вверх на максимальной скорости.
  
  
  
  - Ну выше! Еще! Еще! - кричу, придавая ускорение, выжимая все, что можно из своей любимицы. Чувствуя, как задрожало древко в руках, достигая критической высоты, бросил взгляд на встроенный высотомер. Тысяча футов - то что надо. Отпускаю руки, отталкиваюсь ногами от опор и начинаю падать.
  
  Вот теперь я свободен!
  
  
  
  Тот, кто не пробовал, никогда не поймет, как это. Такой тишины нигде на земле вы не встретите. Оглянулся вокруг, запоминая такой родной пейзаж. Вот река, спускающаяся с гор, где мы с отцом ловим рыбу, когда он бывает дома. К сожалению, это происходит очень редко, по большей части он пропадает в Глазго, занимаясь управлением семейным капиталом. Вот старый лес с вековыми деревьями. Вдалеке виднелся наш родовой замок с зубчатыми стенами и мощными башнями по углам.
  
  
  
  Земля быстро приближалась, сокращая радиус обзора и возвращая меня в реальность. Пожалуй, не стоит больше тянуть, осталось не больше сотни футов. Вытягиваю руку и призываю свою метлу, падающую рядом. Повинуясь приказу, "Молния" ринулась ко мне. Хватаю ее рукой, сразу перебрасываю тело, прижимаясь к седлу, и закладываю вираж, разгоняясь параллельно земле. Пора домой.
  
  
  
  Приблизившись к северной башне, аккуратно опускаюсь на старинные камни с проросшим мхом на стыках. Теперь надо привести в порядок свой летный инструмент и можно идти обедать.
  
  
  
  Когда заканчивал чистить прутья, на лестнице раздался знакомый топот ног, вслед за которым не замедлил последовать и родной голос:
  
  
  
  - Кормак! Кормак! Я видела, как ты прилетел.
  
  
  
  На площадку выскочила моя младшая сестренка, с разбегу сразу запрыгнув мне на руки. Пришлось бросить метлу, чтоб подхватить ее.
  
  
  
  - Где ты был? Там папа приехал, все собрались, а тебя все нет.
  
  
  
  Ну как можно не улыбнуться, видя такое рыжее чудо? Две косички, заплетенные с утра, уже наполовину растрепались. Веснушки вокруг носика задорно прыгали, когда она говорила. Неугомонная и озорная. Даже имя имела соответствующее - Эдна - означающее огонь.
  
  
  
  - Осматривал окрестности. Давай беги, скажи, я сейчас подойду, только метлу на место отнесу.
  
  
  
  - А ты меня когда покатаешь? Ты обещал!
  
  
  
  - А что ты должна сделать, чтобы я тебя покатал?
  
  
  
  Ну вот, глазки сразу потухли, плечи осунулись. И веселье куда-то пропало. Даже голос стал тише.
  
  
  
  - Научиться читать.
  
  
  
  - Когда научишься читать, тогда и покатаю, как и обещал.
  
  
  
  - Ну, Кормак! Я почти умею! Правда!
  
  
  
  - Вечером почитаешь отцу, вот он и скажет, умеешь ли ты читать.
  
  
  
  - Да, папа скажет, как же. Ты же его знаешь.
  
  
  
  - Тут папа прав - учиться надо. Так что давай беги, а метла от тебя никуда не денется. Вернусь к Рождеству и покатаю.
  
  
  
  - Ладно. Тогда я побежала.
  
  
  
  Спрыгнув с рук, это неугомонное создание умчалось, хлопнув за собой дверью. Следом за ней, подняв "Молнию", зашагал и я.
  
  
  
   Еще на подходе к основному залу, где уже собралась вся немаленькая семья клана Маклаггенов, был слышен шум. Все-таки больше сорока человек собранных в одном месте не могут сидеть тихо. А учитывая, что мы, шотландцы, всегда отличались веселым нравом и простотой манер, то тем более. Как говорит мой прадед: "Мы ведь не какие-то английские снобы, чтобы чваниться и задирать свой нос, отказываясь от дружеской беседы за столом". И здесь я абсолютно с ним согласен. Посмотришь на этого придурка Малфоя, носящегося со своей родовитостью и чистокровностью, и начинаешь сомневаться, что принадлежность к древнему роду - это хорошо. Хотя что могут знать эти норманны о древних магических родах?
  
  
  
   Войдя в зал, выполняющий у нас ту же роль, что и в Хогвартсе, я прошел вдоль стола, здороваясь с родственниками. Маклаггены всегда старались держаться вместе. Наверно, это нам и помогло пережить все магические и магловские войны, в то время как другие кланы вырождались и забывались. Никогда за всю историю описанную в родовом кодексе из рода не был исключен ни один сквиб или запрещен брак с маглорожденными или даже маглами. К этому мы относимся гораздо проще, ведь такой подход обеспечивает необходимое разнообразие крови. И результат такой политики я вижу каждое утро в зеркале. Я высокий, с крепким телосложением, умный (шестое место по успеваемости на всем курсе), спортсмен и просто красавец, ну и в меру скромный.
  
  
  
  - А, Кормак! Наконец-то, появился.
  
  
  
   А это мой отец - Агро Маклагген. Человек он, конечно, довольно тяжелый и не только в переносном смысле, но справедливый и давить понапрасну никогда не будет. Но уж если давит, то... В общем, лучше его не расстраивать.
  
  
  
  - Куда это ты пропал? Садись, ешь давай. Тебе еще мяса на твои кости столько наедать надо, - сказал папа, похлопывая меня по плечу так легонько, что, если бы не стул, я свалился бы на пол.
  
  
  
  - Решил проветриться перед школой да и посмотреть на родную землю захотелось, ведь долго дом не увижу.
  
  
  
  - Все на метле своей носишься. В этом году небось будешь пробоваться в школьную команду?
  
  
  
  - Да, попробую пробиться. Вуд школу закончил и сейчас будет новый капитан, так что и команду он будет наверняка под себя набирать.
  
  
  
  - Ну пробуй, пробуй, только чтобы на учебу это не влияло. Ты меня понял? Хотя лучше бы ты настоящими играми горцев занимался, а не этим баловством. Какая сила появится от твоих полетов?!
  
  
  
  - Папа, я и так в хорошей форме!
  
  
  
  - А это мы проверим через пару часов в бойцовом зале, - закончил разговор отец, вновь принимаясь за еду.
  
  
  
   Пришлось и мне последовать его примеру. Силы сегодня явно пригодятся. Арго Маклагген был ярым поклонником кулачных боев и поэтому гонял меня с детства, тренируя и заставляя оттачивать удары. Хотя я не жалуюсь. Набить тому же Креббу морду было приятно, так что в сторону сантименты, давайте есть.
  
  
  
  
  
  ========== Глава 2 ==========
   - Учиться тебе, Кормак, еще и учиться, - рассматривая свою физиономию в запотевшем зеркале, наставлял себя я.
  
  
  
  Завтра в Лондон перемещаться и ехать в Хогвартс-экспрессе, а у меня фингал под глазом и губа разбита. Слава Мерлину, что мы волшебники и вырастить себе новый зуб не составляет сложности. А то с такими тренировками ходил бы в шестнадцать лет с беззубым ртом. Какая девушка потом бы на меня посмотрела? Тем более если эту девушку зовут Гермиона. Хотя она и так ни на кого не смотрит. Все время ходит со своими друзьями. Кстати, можно попросить этих ее друзей как раз поспособствовать моему более близкому знакомству с ней. Ну, к Поттеру, наверно, не стоит идти, а вот Уизли парень попроще - с ним вполне можно потолковать на эту тему.
  
  Усмехнувшись своей вполне разумной идее, сразу скривился, губа реально еще болит.
  
  
  
  - Терпи, волшебник. Мерлином станешь.
  
  
  
  Нет, ну бадьяном, конечно, это все вылечится за минуту. Но тогда какой смысл в таких уроках? "Боль способствует усвоению и недопущению подобных ошибок в будущем", - так всегда говорит отец. Значит, будем терпеть и запоминать. Хорошо хоть, в Хогвартсе наказание розгами отменили давно. Хотя успеваемость, наверно, была бы значительно выше. Ведь учили же так еще моего прадеда? Кстати, надо сейчас зайти к нему попрощаться, заодно спрошу у него совета насчет подхода к девчонкам. Тот еще ловелас был, до сих пор слухи ходят. Но как женился на моей прабабке, так и стал добропорядочным семьянином. Лишним его совет точно не будет.
  
  
  
  С такими мыслями я закончил приводить свою морду лица в относительно презентабельный вид и выдвинулся из ванной в комнату прадеда. Он в последнее время практически не выходит. Возраст дает о себе знать, ведь сто четыре года - немалый срок для жизни, даже если ты волшебник.
  
  
  
  Идя по коридорам нашего замка, я проводил рукой по серым камням стен и чувствовал, как замок отзывается на прикосновение, пропитывая меня своей магической силой. Это мой дом, моя крепость, и здесь всегда найдет защиту и убежище любой Маклагген.
  
  
  
  Открыв старую дубовую дверь в спальню прадеда, я увидел Анвелла Маклаггена, сидящим в кресле возле камина. Несмотря на летний сезон, огонь горел, отбрасывая блики и пуская причудливые тени по стенам. Пройдя ближе, я сел возле него, устроившись на мягком ковре.
  
  
  
  - Привет, дед, я попрощаться зашел. Завтра вновь на учебу.
  
  
  
  - Здравствуй, правнук, - он потрепал меня по голове, взъерошив волосы. - Спасибо, что не забываешь старика.
  
  
  
  С ним мне всегда было легче разговаривать, чем с отцом. Даже не знаю почему, но некоторые темы я мог обсудить только с ним. Вот и сейчас пришел к нему. Только как эту тему поднять? Ладно, надо собраться и просто спросить, пусть даже нервы натянуты и лицо начинает почему-то пылать вовсе не от тепла из камина.
  
  
  
  - Я совет твой спросить хотел. Понимаешь, есть одна девушка в школе и она мне нравится. В общем, вот. Но я не знаю, как к ней подойти. Она не особо компанейская девчонка, так что на вечеринках и не бывает. А подойти где-то во время занятий, честно, и я побаиваюсь.
  
  
  
  Старик повернул голову и посмотрел на меня, прищурив глаз, рассматривая так, как будто первый раз увидел.
  
  
  
  - Что?
  
  
  
  - Совсем взрослый стал, - он вздохнул и отвернулся к огню. - Ты ведь знаешь, как я женился на твоей прабабке?
  
  
  
  Ну еще бы не знать. Ведь это чуть не привело к новой войне между кланами. Деду очень понравилась девушка из рода Макгрегор. А так как отношения между нами всегда были весьма натянутые, а откровенно говоря, весьма враждебные, вплоть до междоусобных войн, то, естественно, она на него даже не смотрела. Тогда Анвелл со своими братьями похитил ее на одной из ярмарок и закрыл в нашем замке. Уж не знаю, как он ее здесь обхаживал, но через два месяца она дала свое согласие на свадьбу и прожила с ним в счастливом браке долгих семьдесят лет. И при этом все обошлось без насилия со стороны прадеда, ведь каждый знает, что девушки из древнего рода всегда защищены магией, а получить проклятие на весь род никому не хочется. И видя, как они смотрели друг на друга, с какой теплотой и заботой, понимаешь, как им хорошо было вместе. После смерти своей жены, два года назад, начал сдавать и прадед, как будто потерял якорь, который держал его на этом свете.
  
  
  
  - Расскажи мне еще раз, - улыбнувшись, я привалился спиной к креслу, зная, что он сейчас вновь начнет рассказывать свою историю.
  
  
  
  Слушая его рассказ и наслаждаясь теплом от камина, я наслаждался последним вечером в домашней обстановке. Ведь завтра меня ждет Хогвартс: учеба, борьба за место в команде по квиддичу и завоевание неприступного сердца Гермионы Грейнджер.
  
  
  
  - Так что, потомок, запомни: девки любят напористых, смелых и наглых. Не теряйся и будь уверенным в себе. Понял меня?
  
  
  
  - Хорошо, дед. Спасибо за совет. Пойду собираться. Не скучай, - обняв старшего из рода Маклаггенов, я двинулся на выход, повторяя про себя: "Напористость, смелость, наглость".
  
  
  
  ========== Глава 3 ==========
   *****
  
  Вокзал Кингс-Кросс всегда был многолюдным местом, а уж первого сентября, когда к обычным толпам маглов добавляются семьи волшебников, провожающие своих чад в школу, создается впечатление, что попадаешь в центр вавилонского столпотворения. Человеческая речь сливается в однообразный гул, позволяющий услышать своего собеседника, только если он стоит вплотную к тебе, а раздающиеся крики фамильяров молодых магов придают ощущение сюрреалистичности происходящего. Хорошо, что маги обязательно накладывали иллюзии на свои тележки с вещами. Незачем у маглов вызывать глупые вопросы, куда это собрался Лондонский зоопарк в сопровождении детей.
  
  
  
  Переместившись с помощью порт-ключа в специальное помещение вокзала, предназначенное для этих целей, я теперь пробирался в сторону прохода на платформу 9 и ¾. Конечно, можно было бы добраться таким же образом до Хогсмита и спокойно дойти до Хогвартса пешком, но хотелось поскорее увидеться со своими друзьями, обсудить прошедшее лето, да и бутылка огневиски, плескающаяся сейчас в спортивной сумке, висящей на моем плече, не настроена была долго ждать. Мы ведь теперь старшекурсники, так что вполне позволительно немного нарушить школьные правила. Главное, не попадаться преподавателям, не надо расстраивать хороших людей и начинать год с отработок у Филча.
  
  
  
  Пройдя сквозь столь знакомую стену, я вздохнул свободней. Все-таки в том, что волшебников так мало, есть свои плюсы. На платформе находилось не больше двух сотен магов, в основном родители, провожающие своих чад грызть гранит науки. Большинство учеников уже расселись в поезде, занимая купе согласно группам по интересам, и теперь выглядывали из окон, получая последние наставления и пожелания. Мне нужно было в самый хвост состава, где располагались вагоны для старших курсов.
  
  
  
  Своих друзей я нашел довольно быстро. Трудно не заметить группу из пяти молодых магов, от которой постоянно раздавались взрывы смеха. Тихо подойдя к ним, я остановился за спиной Джеффри Хупера, который на пару с Ричи Кутом рассказывал о своих похождениях в Майями, куда они ездили к родственникам Кута. Зная эту парочку, половину рассказанного можно смело пропускать мимо ушей, они те еще сказочники. И судя по иронической улыбке Эдди Кармайкла, не я один придерживаюсь такого мнения. Зато две девчонки, входящие в нашу компанию, заливались хохотом, сверкая жемчужными улыбками.
  
  
  
  - Джеф! Если ты такой герой, то чего не привез нашим дамам по сумочке из кожи аллигаторов?
  
  
  
  На мое замечание все обернулись и с приветственными криками подошли ко мне. Я поздоровался с парнями, пожав им руки, с женской частью предпочел обменятся легкими поцелуями в щечки и объятьями, чтобы ненароком на передавить им пальчики при рукопожатии. И Менди, и Демельза не отличались крупным телосложением. Покончив с приветствиями, мы прошли в свободное купе ожидать отправление поезда и делиться летними впечатлениями, естественно, под сопровождение расслабляющего эффекта огневиски. Впереди нас ждал насыщенный учебный семестр.
  
  
  
  
  
  ******
  
  
  
  Под мерный стук колес Хогвартс-экспресса и проплывающие пейзажи за окном, мужская половина нашей компании стояла в тамбуре вагона, куда мы вышли на перекур. Собственно говоря, курили только Ричи и Джеф, а мы с Эдди просто составляли им компанию, заодно проветривая свои головы, все-таки бутылка огневиски на четыре подростковые тушки давала о себе знать. Дамы отказались от сего благородного напитка, предпочтя обойтись обычным кофе со сладостями. Внезапно наш коллективный досуг был нарушен хлопнувшейся дверью и возмущенным голосом новой старосты Гриффиндора:
  
  
  
  - Что вы здесь делаете! Вы же знаете, что школьными правилами строго запрещено курение в поезде, как и на всей территории Хогвартса. И что это за запах? Вы что еще и пили алкоголь?!
  
  
  
  - Да ладно тебе, Грейнджер, мы никому не мешаем. Ты же не будешь снимать баллы со своего факультета в первый день за столь незначительное нарушение? - это Эдди пытается отвести от нас грозу, которая, судя по молниям вылетающим из глаз Гермионы, надвигалась со скоростью тропического шторма.
  
  
  
  - Ладно эти, - легкий кивок, последовавший за этими словами не двузначно указал на нашу троицу в мантиях гриффиндора, - но ты, Кармайкл, староста Рэйвенкло и обязан пресекать подобное, а не участвовать в этом. А если здесь будут проходить младшекурсники?! Какой вы пример им подадите?
  
  
  
  - Да откуда им здесь взяться?! - Ричи затушил сигарету о входную дверь вагона. Напрасно он это сделал. Если бы взглядом можно было бы убить, то по нашему другу можно уже заказывать поминальную церемонию, так на него посмотрела Гермиона.
  
  
  
  - Значит так, - о этот стальной оттенок в ее голосе я обожаю, - я сейчас проверю следующие два вагона и, когда вернусь, вас здесь быть не должно. Ясно?! И не дай Мерлин, я еще раз увижу вашу компанию до Хогвартса.
  
  
  
  С этими наставлениями наша староста развернулась, взметнув своими волосами, и вышла из тамбура. А я стоял и смотрел на закрывшуюся за ней дверь. Все время, пока она устраивала нам разнос, я не мог произнести ни слова, язык как будто прирос, и мне оставалось только любоваться ею. За лето ее лицо немного вытянулось и стало еще женственней, а фигура потеряла детскую угловатость. Хотя характер остался прежний, что так же радовало. А вот со своей реакцией на ее близкое нахождение надо что-то делать. Почему-то с другими девушками подобного ступора со мной не происходит. Ведь встречался же уже, все-таки внешностью не обижен, да и язык нормально подвешен. Так почему возле нее так происходит?
  
  
  
  Из раздумий меня вырвал толчок в плечо и голос Джефа:
  
  
  
  - Кормак, чего застыл? Пошли в купе.
  
  
  
  Оказывается, пока я пялился на дверь, Эдди и Ричи уже ушли. Н-да, с этой реакцией надо что-то делать. Последуем совету прадеда: напористость, смелость и наглость. Надеюсь, поможет.
  
  
  
   *****
  
  ========== Глава 4 ==========
   Первые две недели занятий превратились для нас в сплошной марафон по добыче знаний. Учители-мучители вывалили на наши расслабленные головы такое количество самостоятельной работы и заданий, что по вечерам в гостиной факультета стоял лишь скрип перьев по пергаменту и тихое бормотание учеников, читающих потертые фолианты. Наверно, хотели возместить те три месяца, что мы не виделись, видимо соскучились.
  
  
  
  Вот и сейчас я иду из библиотеки, таща стопку дополнительной литературы для доклада по зельеварению, которое никогда мне не давалось. Ну не мое это! Триста раз помешайте по часовой стрелке, а теперь столько же в обратную сторону. Столько часов стоять над котлом, вдыхая не слишком приятные испарения, удовольствия мало. Другое дело - чары и заклинания, ну и трансфигурация. Вот уж где полет фантазии и раздолье для мага. Но жизнь такая штука, что делаешь то, что надо, а не то, что хочешь.
  
  
  
  Хорошо, что завтра состоятся отборочные в команду гриффиндора по квиддичу, можно будет отвлечься от этой писанины и зубрежки. Нашего избранного мальчика назначили капитаном, что вполне предсказуемо. Хотя спорить не буду, как ловец он классный, а вот какой из него капитан, посмотрим.
  
  
  
  Записался я на конкурс вратарей, всегда мечтал об этой позиции. Хотя не только мечтал, но и готовился. Этим летом, благодаря щедрому спонсорскому пожертвованию отца в фонд команды "Ястребы Глазго", мне позволили три недели тренироваться вместе с командой. А это лучшая команда Шотландии по квиддичу! Такой вот подарок мне сделали на день рождения. Так что в своих силах и возможностях я был уверен.
  
  
  
  *****
  
  Мерзкая погода, стоящая над Хогвартсом в последние дни, превратила поле для квиддича в сплошное болото. Участники отбора стояли по щиколотку в грязи, держа свои метла в руках, стараясь не касаться ими земли. Загрязненные прутья плохо сказываются на летных характеристиках и управляемости. Низкие тучи и морось, висящая в воздухе, не настраивали на хорошее настроение.
  
  
  
  Одно радовало - моим конкурентом на позицию будет Рональд Уизли. Нет, ну вы серьезно?! Этот растяпа? Это как-то несерьезно. Его можно протащить, только если Поттер решит набирать команду по личным симпатиям. Хотя если взять его в качестве клоуна, то в этом дурацком шлеме он прекрасно подойдет на эту роль. Интересно, он так боится сотрясение мозга получить? Судя по тому, что за все пять лет учебы, Уизли не ответил ни на один вопрос профессоров, это он зря - нельзя травмировать то, чего нет.
  
  
  
  Хотя, пусть он и растяпа, но немного психологического давления на противника не помешает. Подойдем, поздороваемся.
  
  
  
  - Без обид, Уизли, ладно? - от моего толчка в плечо, он чуть не выронил свою метлу. Кстати, что-то она смахивает на старый "Нимбус" Поттера. Неужели теперь Уизли донашивает вещи не только за братьями, но и за своим другом?
  
  
  
  - Каких обид? - надо же, какие круглые глазки он может делать.
  
  
  
  - Я тоже в вратари мечу, ничего личного, - вот так, пусть подергается, зная, с кем ему бороться.
  
  
  
  - Вратарь?! Здоровяк вроде тебя? Ты больше похож на загонщика, - а вот лесть, тебе, Уизли, не поможет. - Вратарь быстрым должен быть, ловким.
  
  
  
  Это он что сейчас, себя имел в виду? Да у парня самомнение раздуто через меру. Пролетающая мимо муха стала невольной жертвой демонстрации моей реакции. После стольких лет занятий кулачным боем, проделать такой фокус, не составило труда.
  
  
  
  - У меня есть шансы.
  
  
  
  Смотри и рыдай, Уизли. Пусть подумает, может, откажется и не будет позориться. Подняв глаза на трибуны, я замечаю ее. Странно, не думал, что Гермиона увлекается квиддичем. Ладно, на официальные матчи может ходить за компанию, но на отборочные приходят только фанаты. Надо будет это учесть. Кстати, пока рыжий здесь, надо действовать.
  
  
  
  - Слушай, а не представишь меня своей подруге Грейнджер? Я не прочь с ней поближе познакомится. Она симпатичная девчонка, - так, а вот слишком выдавать свой интерес не стоит.
  
  
  
  - Э-э, что? - нда, тормоз из него получится хороший, Хогвартс-экспресс сможет остановить.
  
  
  
  - Грейнджер. Симпатичная девчонка. Представить меня, - надеюсь, я внятно ему разжевал.
  
  
  
  Так, похоже Уизли завис. Интересно, он реально не понимает, что Гермиона - одна из красивейших девушек на нашем курсе, или у него проблемы со зрением? Надо будет намекнуть Поттеру, пусть одолжит ему свои очки-велосипеды. Придется действовать самостоятельно.
  
  
  
  
  
  *****
  
  
  
  - Правила для вратарей такие: кто первым пропустит гол - выбывает, - Поттер посмотрел на нас по очереди. - Это понятно?
  
  
  
  Чего тут не понять? Ну держись, Уизли, на таких условиях у тебя нет шансов.
  
  
  
  Мы взлетели, направившись каждый к своим воротам, и игра началась. Нельзя сказать, что было трудно отбивать мячи, которые бросали в мои ворота. После того, как тебя три недели расстреливали профессиональные игроки в квиддич, это был детский лепет, по-другому и не скажешь. Труднее было не рассмеяться, смотря, как Уизли крутился, пытаясь оставить свои ворота сухими. Нет, ну стиль у него, конечно, оригинальный, в этом ему не откажешь, вряд ли кто сможет это повторить. А когда он чуть не свалился с метлы, я пожалел, что не взял с собой колдоаппарат, кадр был бы улетный.
  
  
  
  Атакующая пара развернулась на мои ворота и попыталась пройти сквозь загонщиков. Пока они приближались, я бросил взгляд на Гермиону и не поверил своим глазам - она смотрела на меня! В душе затеплилась надежда - может, я ей тоже нравлюсь? Но это все потом. Сейчас надо просто отбить мяч.
  
  
  
  Я видел момент броска, видел траекторию полета мяча, проще не бывает.
  
  
  
  
  
  *****
  
  
  
  - КАК? - один вопрос крутился у меня в голове, пока я шел к раздевалке. Как я мог пропустить этот гол, я не понимал. Ведь это было невозможно. Столько усилий для подготовки, и вдруг такой нелепый гол. Хотелось что-нибудь сломать, разбить и напиться до зеленых фей перед глазами.
  
  
  
  - Кормак, подожди! - голос Демельзы заставил меня остановится. - Ты как?
  
  
  
  - Радости мало, - пришлось говорить сквозь зубы, настолько я был разозлен.
  
  
  
  - Эй, не отчаивайся, - она положила мне руку на плечо, заставляя обернуться. - У тебя еще будет шанс.
  
  
  
  Лучше бы я не оборачивался. На входе стадиона Уизли принимал поздравления от своих друзей. И, конечно, она была там, обнимая его, говорила, как рада за него.
  
  
  
  Да, победитель получает все.
  
  
  
  *****
  
  
  
  
  
  
  
  ========== Глава 5 ==========
   Тяжело было отойти от такого провала. Ведь не каждый день ваши мечты разбиваются вдребезги, да еще и об твердую голову Уизли. Только поддержка друзей помогла мне не сорваться и не забросить полеты на метле. Еще посмотрим, как пройдет первый матч. Учитывая, что соперником будет Слизерин, то очень непросто будет рыжику. Но жизнь в любом случае продолжается, и у меня есть интерес даже поважнее квиддича.
  
  
  
   И сейчас этот интерес шел передо мной на урок трансфигурации, прижимая учебник к груди. Нужно действовать, пока рядом нет ее вечных телохранителей. Поэтому я отделился от нашей компании и направился к ней. Напористость, смелость и наглость - вот ключ к успеху. Приобняв ее за талию, я начал свою атаку.
  
  
  
  - Эй, крошка, какие планы на выходные? - немного обольстительной улыбки. - Хочешь сходить со мной в Хогсмит?
  
  
  
  - Что?! Нет! - а вот драться книгой некультурно. - И убери от меня свои лапы!
  
  
  
  И предмет моего обожания с возмущенным видом скрылась в классе, оставив меня посреди коридора. Нет, ну больно же, учебник трансфигурации - штука тяжелая, да и не сделал я ничего такого, чтоб заслужить это.
  
  
  
  - И что это было? - теперь еще и парням объяснять придется. - Ты решил приударить за Грейнджер?
  
  
  
  - Нравится она мне, - скрывать это, я явно не намерен. - Серьезно нравится.
  
  
  
  - Заучка Грейнджер?! - шок у Ричи - вещь занятная, но вот оскорблять Гермиону не стоит.
  
  
  
  - Она не заучка, - хотя кого я обманываю? Ей бы действительно стоило выбираться из-под завала своих книг иногда. - Ясно?!
  
  
  
  - Понятно, - Джеффри похлопал меня по плечу. - Похоже ты влип, парень.
  
  
  
  Ну, что здесь отрицать, влип, и уже давно.
  
  
  
   *****
  
  
  
   Званный вечер у Слизнорта предоставил мне еще один шанс поговорить с Гермионой, до этого она всячески избегала меня, постоянно находясь в кругу своих друзей.
  
  
  
   Наш новый профессор зельеварения был известный ценитель полезных связей, поэтому и пригласил меня на свои посиделки. Все-таки статус одной из самых влиятельных фамилий в Шотландии открывал многие двери. Вот и сейчас Слизнорт усадил меня по левую руку от себя, как выражение особого почтения. Хотя в данный момент меня это не радовало, ведь за дальним концом стола сидела Гермиона в сопровождении Поттера. Какое же событие обошлось бы без нашей знаменитости?
  
  
  
   Пришлось весь вечер терпеть разглагольствования Слизнорта и изображать учтивого собеседника. Зато на выходе я заметил, что она идет только в сопровождении младшей Уизли, видимо, Поттера задержал наш любитель знаменитостей, наверно, автограф будет просить. Ну, мне же лучше. Пришлось, правда, окликнуть ее, чтобы не устраивать гонки по коридорам.
  
  
  
  - Гермиона, можно поговорить с тобой?
  
  
  
  - Чего тебе, Маклагген? - остановилась она, но рядом встала и ее подруга.
  
  
  
  - Наедине, если позволишь, - непросто говорить с девушкой, когда рядом чужие уши.
  
  
  
   Гермиона немного задумалась, надеюсь не над тем, как прибить меня. Но, слава Мерлину, развернувшись к подруге, отпустила ее.
  
  
  
  - Иди, Джини, я догоню. - Смерив меня взглядом в стиле "Старший брат следит за тобой", рыжая двинулась дальше. - Слушаю тебя.
  
  
  
  - Я хотел пригласить тебя на свидание в Хогсмит на этих выходных, - сказал, теперь осталось дождаться приговора. - Подари мне один день твоей жизни.
  
  
  
  Сколько я ждал ответа? Не знаю. Мне показалось прошло очень много времени. Может, час или даже два. Я следил за ее лицом, надеясь угадать мысли, но физиогномика для меня так и осталась загадкой, сколько бы не пытались меня обучить.
  
  
  
  - Хорошо, - она поджала нижнюю губу так, как делает всегда, принимая решение. - Но руки ты распускать не будешь, договорились?
  
  
  
  - Тогда в субботу, в девять утра, встречаемся в гостиной факультета? - я заглянул в ее карие глаза. - Устроит?
  
  
  
  - Да, вполне, - развернувшись, Гермиона ушла к своей подруге, дожидавшейся ее в отдалении.
  
  
  
  А я стоял и не верил своему счастью. Хотелось заорать на весь Хогвартс так, что бы было слышно даже в Хогсмите: она сказала мне "Да!"
  
  
  
   *****
  
  
  
  ========== Глава 6 ==========
   *****
  
  Перед свиданием я практически не волновался. Обычное утро, обычной субботы. Встал, умылся, сходил на завтрак, принял душ, даже с одеждой особо не заморачивался, так раза три переоделся и все. И теперь стоял в гостиной, ожидая свою спутницу. Гермиона - девушка ответственная, опаздывать не стала, и в девять появилась на лестнице, направившись ко мне.
  
  
  
   Так, теперь надо похвалить что-то из ее одежды. Я читал, что это помогает наладить контакт с девушкой при первом свидании. Вот только что? Это пальто она носила еще весной, получится, что я ее совсем не замечал. Свитер виден был только на груди, еще подумает, что я пялюсь на ее бюст, кстати, весьма привлекательный. Обычные синие джинсы тоже не подходят.
  
  
  
  - Классные сапожки.
  
  
  
  И теперь мы стоим и смотрим вдвоем на ее обычные черные лакированные сапоги, с обычной такой змейкой сбоку.
  
  
  
  - Пойдем? - оторвав взгляд от созерцания своей обуви, спросила Гермиона и, проигнорировав галантно предложенную мной руку, вышла через портрет полной дамы.
  
  
  
   Выпавший ночью первый снег укрыл землю и деревья Запретного леса, создавая сказочный пейзаж. И даже легкий морозец, щипающий с непривычки за щеки, не портил впечатление окружающей красоты. До Хогсмита я развлекал Гермиону разговором, благо определиться с темой было несложно. Учебу и все с ней связанное я отмел сразу, не хватало еще в выходной день, да на свидании, говорить о книгах и заданиях. Раз ей нравится квиддич, то на эту тему я могу говорить часами. Наверно, и с Крамом они сошлись на этой почве. Помню, в каком шоке был весь Хогвартс, когда обитатели замка увидели их вместе, тогда я первый раз обратил на нее внимание как на девушку.
  
  
  
   Так что дорога до кафе мадам Паддифут, где был заказан специальный столик для нас, прошла в непринужденной беседе, правда, в основном с моей стороны. Гермиона в основном отмалчивалась, а если я задавал вопрос, отделывалась односложными ответами, наверно, еще немного стеснялась.
  
  
  
   Заказанный столик ждал нас в уютном уголке, накрытый и сервированный, как и было обещано. Правда, с сердечками и розовыми тюльпанами явно перестарались, хотя девчонкам обычно нравится все розовое, поэтому будем терпеть.
  
  
  
  Отодвинув стул для дамы и убедившись, что она удобно устроилась, я заказал нам напитки и различные сладости. Заметив в другом углу Эдди Кармайкла с Менди, поприветствовал их взмахом руки. Эти райвенкловцы встречались еще с пятого курса, вот так дружба переросла у них в любовь.
  
  
  
   Заметив, что Гермиону явно утомил мой рассказ о новой тактике "Ястребов Глазго", в отработке которой я принимал непосредственное участие, решил дать ей немного пространства для маневра и выбора темы для разговора. Пусть лучше сама скажет, что ей интересно, ведь, несмотря на то что мы учимся на одном курсе, ее увлечения оставались для меня загадкой. Так что, взяв ее за руку, поинтересовался у своей собеседницы настроением.
  
  
  
  - Гермиона, что-то не так? Если тебе не нравится тема, можем поговорить о чем-то другом.
  
  
  
  К сожалению, услышать ответ мне помешал звук распахнувшейся двери и компания слизеринцев, со смехом ввалившаяся в кафе. Пятеро парней, явно в нетрезвом виде, в сопровождении трех девушек направились к свободному столику. Стандартный клубок змей, роль вожака в котором обычно играл Малфой. Только сегодня его почему-то не было, в этом году он вообще какой-то странный: всех сторонится и на людей бросается. Может, его оборотень покусал? Бедный оборотень, наверно, умер от яда в крови слизеринца.
  
  
  
  - Ну надо же, кто здесь! - первым заметил нас Забини.
  
  
  
  - Никак заучка решилась выбраться из библиотеки в поисках мужской ласки, - кивнула на наши соединенные руки Паркинсон. - Что, Грейнджер, остыла уже после Крама?
  
  
  
  - Какая пара - заучка и вратарь-неудачник! - поддержал ее Нотт. - Маклагген, как это, когда тебя обходит Уизли?
  
  
  
  Интересно, они серьезно думают, что если их пятеро на одного, то меня это остановит? Никогда не был силен в словесной риторике, да и в этом случае вряд ли бы помогло. Хотя стоит им дать последний шанс.
  
  
  
  - Шли бы вы отсюда, пока настроение хорошее, - надежда на здравый смысл в змеиных головах была минимальная, но попробовать стоило.
  
  
  
  - Да это вам надо сваливать, - выдвинулся Гойл - много мяса, мало мозгов, значит отгребет первым, - но лохматая может остаться. Мы ее развлечем.
  
  
  
   Свое высказывание он сопроводил весьма недвусмысленными движениями бедер. Такое я терпеть точно не стану. Да и когда это я бегал от хорошей драки?!
  
  
  
   Первым от прямого кросса улетел Гойл, попутно прихватив с собой Нотта, и приземлился на столик, который, не выдержав такой нагрузки, развалился, позволяя змеям мягко приземлиться на пол. Я еще заметил, как Эдди снес своим телом одного слизеринца и увернулся от вазы, запущенной в меня Пенси. Дальше только наносил удары и уворачивался, стараясь не зацепить девушек, все-таки я человек воспитанный и женщин не бью.
  
  
  
   Столько шума кафе мадам Паддифут, наверно, не знало со времен открытия. Треск ломающейся мебели и хруст сломанных носов, женский визг и звон разбитой посуды смешивались с разгневанными криками хозяйки заведения, которая безуспешно призывала нас прекратить это безобразие.
  
  
  
   Но все веселье обломала волна ледяной воды, окатившая всех участников вечеринки и отбившая все желание продолжать. В проходе стояла Гермиона, сжимая в руке палочку. Ну конечно, кто еще смог бы вызвать простым "Агуаменти", такое количество воды, как не лучшая ученица Хогвартса?!
  
  
  
  - Вы просто как дети! - столько ярости в ее голосе я еще никогда не слышал. - Немедленно прекратите!
  
  
  
  Вся наша компания, представляющая сейчас картину русалок, вышедших из моря, застыла от этого командного голоса.
  
  
  
  - Мне стыдно за вас! - она подняла свою сумочку и развернулась к выходу
  
  
  
  - Провожать меня не надо! - это было сказано мне, когда я хотел пойти за ней.
  
  
  
   *****
  
   После ухода Гермионы, наша мокрая, но присмиревшая компания разбрелась по кафе, поднимая уцелевшую мебель и извиняясь перед мадам Паддифут за причиненный разгром. Пришлось даже сбрасываться совместно со слизеринцами на ремонт помещения и компенсацию потерь. Все лучше, чем до директора дошла бы новость о таком поведении.
  
  
  
   И смывая кровь с рассеченной брови в уборной, я понимал, что свидание прошло не совсем удачно.
  
  
  
  ========== Глава 7 ==========
   *****
  
   Не понимая, что было не так на свидании, я решил обсудить это напрямую с Гермионой. Да, устроили драку в кафе, но я же защищал ее честь, стоило ли так злится из-за этого? Почему нельзя, к драклам, просто поговорить об этом? От непонимания накатывала злость, перемешиваясь с обидой. Разговор был крайне необходим, иначе я мог просто взорваться и прибить кого-нибудь. И, вероятней всего, это будет кто-то из ее друзей. Каждый раз она пряталась за их спинами, не позволяя приблизиться к себе.
  
  
  
   Так продолжалось до первого матча по квиддичу. Гриффиндор-Слизерин - об этом противостоянии можно было слагать легенды. Вся школа собиралась в тот день на стадионе, такое событие не оставляло равнодушным ни одного ученика. Хотя внутри меня бушевали неоднозначные чувства, впервые я желал поражения своему факультету. Хотя, в принципе, меня устраивало, что бы одного рыжего вратаря размазали бы по воротам, набросав ему кучу квоффлов, а Поттер спас бы нашу команду, поймав снитч. Он ведь спаситель? Вот пусть и работает.
  
  
  
   Так как Поттер с Уизли готовились к матчу, то воспользоваться таким шансом я был просто обязан. И сейчас мы стояли в коридоре школы, только я и Гермиона. Хотя, судя по складкам на переносице, эта встреча была ей неприятна.
  
  
  
  - Что тебе опять надо, Маклагген? - она нервно перебирала гриффиндорский шарф в руках. - Неужели не понятно, что я не хочу с тобой общаться?
  
  
  
  - Может, ты все-таки объяснишь, что я сделал не так? - мне стоило больших усилий, не повышать голос. - Просто объяснить. Я не хожу на прорицания и гадать, что тебя обидело, на кофейной гуще не могу.
  
  
  
  Похоже, слова про гадание ее немного расслабили, судя по легкой улыбке, появившейся на ее губах.
  
  
  
  - Пойми, мы слишком разные и ничего из этого не выйдет, - она попыталась обойти меня. - Извини, я спешу.
  
  
  
  - Разве ты знаешь какой я? - пришлось задержать ее за локоть. - Мы учимся вместе больше пяти лет, но до этого года ты, наверно, даже не замечала моего существования. Вот какое воспоминание у тебя при упоминании моего имени?
  
  
  
  Смотря, как она начинает улыбаться, при этом слегка покраснев и опустив глаза, я заподозрил недоброе.
  
  
  
  - Что? Я тебя дергал за косички на младших курсах?
  
  
  
  - У меня не было косичек в детстве, - она отрицательно покачала головой.
  
  
  
  Действительно, ее шевелюра с детства запомнилась мне. Тогда что же ее так смущает?
  
  
  
  - Мы что целовались с тобой в кладовке Филча? - я сделал вид, что неожиданно вспомнил это. - Мерлин! Как же я это мог забыть! Прости. Прости.
  
  
  
  Звонкий смех был для меня невероятной отрадой. Раз я смог ее развеселить, значит не все еще потеряно.
  
  
  
  - Нет, конечно! - неожиданно ее глаза расширились, и она спросила шепотом: - Ты что с кем-то целовался в подсобке Филча?
  
  
  
  Ну, думаю, что рассказывать ей это не стоит, а тем более то, что не только целовался.
  
  
  
  - Ты так и не ответила, что ты вспоминаешь, когда слышишь мое имя?
  
  
  
  - Хорошо, я скажу, - она немного отвернула голову. - Ты танцуешь стриптиз на столе в гостиной гриффиндора с Ромильдой Вейн.
  
  
  
  Моргана меня забери! Пятый курс! Я хоть и смутно, но помнил тот вечер. Тогда близнецы Уизли устраивали прощальную вечеринку для своих, и я первый раз в жизни напился. Теперь понятно, что она обо мне думает, а если добавить еще и драку в кафе - получается дебошир, алкоголик и бабник. В общем, мерзкая личность выходит.
  
  
  
  - Я тогда проспорил, и да, я был невменяем, - если каяться, так делать это искренне, - но такое поведение не является для меня нормой, и я очень хочу тебе это доказать.
  
  
  
  Раздавшийся сигнал о начале матча прервал наш разговор, а ведь только все начало налаживаться. В этот момент я впервые в жизни возненавидел квиддич.
  
  
  
  - Прости, - она освободила свою руку, - мне действительно надо идти.
  
  
  
  - Гермиона, ты мне нравишься, - как же легко это оказалось сказать, - и я хочу узнать, какая ты на самом деле. Я надеюсь, что ты сможешь узнать меня.
  
  
  
  И смотря на ее удаляющуюся фигурку, я не смог удержаться и прокричал на весь коридор:
  
  
  
  - Ты мне нравишься, Гермиона Грейнджер!
  
  
  
  - Я это слышала, - донеслось в ответ, и эти слова подарили мне надежду.
  
  
  
  ========== Глава 8 ==========
   *****
  
  Стадион для квиддича был заполнен бурлящим морем учеников, и я с трудом пробился на место, которое мне заняли друзья. Над трибунами раздавалась похабная песенка слизеринцев, прославляющая нашего нового вратаря. И честно скажу, еле сдерживался, чтобы не подпевать им. Учитывая, как Рональд нервничал на завтраке, может, пожелания змей и самую малость мои сбудутся. Команды уже выстроились на поле и получали последние наставления от профессора Трюк.
  
  
  
  С началом матча стало заметно, что наши надежды не сбудутся. Было невероятно, но Уизли стоял на воротах непробиваемой стеной, отбивая квоффлы один за другим. Такого результата не показывал ни один вратарь за известную мне историю школьных соревнований. Пришлось даже похлопать в честь рыжика, все-таки признавать хорошую игру я способен. По окончанию матча, который закончился полным разгромом змееголовых, Уизли носили на руках, прославляя его фамилию.
  
  
  
  В честь столь знаменательной победы в гостиной факультета закатили небывалую вечеринку. Шум стоял такой силы, что, если бы камни гриффиндорской башни не были скреплены магией, она точно рухнула. На импровизированной сцене в центре помещения, роль которой выполнял журнальный столик, Уизли принимал поздравления от болельщиков. Наша же скромная компания разместилась в дальнем углу, потихоньку потягивая сливочное пиво, немного разбавленное огневиски, так сказать, для более праздничного эффекта.
  
  
  
  - Смотрите! Смотрите! - Джеффри указал на центр гостиной. - Уизли сегодня прет по полной!
  
  
  
  Зрелище, конечно, было забавное. Браун, присосавшаяся к новоиспеченному герою, казалось, сейчас завалит его прямо на столик.
  
  
  
  - Да она его сейчас просто изнасилует, - Демельза фыркнула, отворачиваясь от разгоряченной парочки.
  
  
  
  А я тем временем искал глазами Гермиону, ведь в начале видел ее рядом с Поттером. Теперь же она куда-то пропала, неужели опять ушла в свою комнату? Жаль, конечно, очень надеялся с ней сблизиться сегодня, после утреннего разговора у меня вроде появились шансы.
  
  
  
  Обвившаяся нежная ручка вокруг моего пресса, как и томный голос, прошептавший: "Привет, Кормак", стали для меня неожиданностью. Хотя этот запах духов был явно знаком, так что оборачиваться, устанавливая личность говорившей, не требовалось.
  
  
  
  - Привет, Ромильда, хотя вроде виделись сегодня. - Аккуратно сняв ее руку, спросил: - Ты что-то хотела?
  
  
  
  - Ага, хотела. Нальете девушке выпить?
  
  
  
  О! Да она пьяна. Странно, обычно Ромильда себе не позволяет так набраться, значит что-то случилось. Девушка она общительная, погудеть любит, но все в рамках приличий. Ну разве что кроме того случая со стриптизом, но, по-моему, там близнецы явно подмешали в напитки свои изобретения. Развезло тогда всех капитально. Сейчас же девушка явно еле стояла на ногах, без всяких примесей.
  
  
  
  - Девушка, а вам не хватит? - Ричи забрал у нее пустой бокал, явно не из-под сливочного пива. - По-моему, пора баиньки.
  
  
  
  - Кут, ты если хочешь, можешь валить спать, а взрослые еще погуляют. - И прислонившись ко мне, добавила: - Правда, Кормак? Мы можем поговорить, как друзья? - слово "друзья" она буквально промурлыкала. - Ведь мы договаривались остаться друзьями?
  
  
  
  - Можем, но как друзья, - надеюсь, до нее дойдут мои слова.
  
  
  
  - Мм, не здесь, - она состроила недовольное лицо, - пойдем выйдем.
  
  
  
  Что-то у меня нехорошее предчувствие, но, ладно, не бросать же бывшую девушку в таком состоянии. Пришлось идти на выход, придерживая Ромильду на поворотах, штормило ее капитально.
  
  
  
  *****
  
  
  
  Закрывшийся портрет "Полной дамы" приглушил звук музыки и криков гриффиндорцев, теперь можно было говорить, не крича собеседнику на ухо.
  
  
  
  - Что-то случилось, Роми? Ты на себя не похожа, - как бы то ни было, я переживал за нее. - Я могу чем-то помочь?
  
  
  
  - Знаешь, Кормак, - развернувшись, она прикоснулась к моей груди ладошкой, - мне так одиноко сегодня. Я подумала, - ее пальчики начали вышагивать вниз, спускаясь от груди к животу, - что мы могли бы сегодня скрасить вечер вдвоем.
  
  
  
  На секунду у меня даже мелькнула шальная мысль: "Моргана меня забери! Кормак, когда ты отказывался от халявного секса? Причем заметь, от классного секса". Но эта слабость была недолговечна.
  
  
  
  - Роми, пойми, мне нравится другая девушка. - Я взял ее за плечи. - Серьезно нравится, понимаешь?
  
  
  
  На мгновение она закрыла глаза, и одинокая слезинка скатилась, смазывая тушь с ресниц.
  
  
  
  - Понимаю, - столько грусти было в ее голосе. - Мне тоже нравится другой, но почему мы тогда стоим здесь одни? А, Кормак, почему?
  
  
  
  Ну что я мог ей ответить? Сказать, что все наладится, будет банально до пошлости, или что этот парень, осознает свое счастье и прибежит к ней. Сам не знал, что мне ждать от будущего, и от одной строптивой гриффиндорки.
  
  
  
  - Ну, не хочешь, не надо, - Ромильда оттолкнула меня рукой, - и без тебя найдутся желающие!
  
  
  
  Буквально крикнув мне эту фразу, она развернулась и направилась в сторону выхода из башни.
  
  
  
  *****
  
  
  
  Ну вот куда ее понесло? Искать приключений на свою пятую точку? Учитывая, что сегодня дежурит Снейп, неприятности ей будут обеспечены серьезные. Пришлось догонять ее, благо с такой походкой она далеко не убежит.
  
  
  
  - Стой ты, глупенькая, - я обхватил ее за плечи, развернув к себе. - Куда ты пойдешь в таком состоянии?
  
  
  
  - Отпусти меня! - она начала вырываться, так что пришлось обхватить ее за талию и прижать к себе. - Я всем безразлична!
  
  
  
  - Роми, успокойся, пожалуйста, ты мне не безразлична, - здесь я не врал, не может быть безразличным человек, с которым были первые отношения и первая близость. - Я всегда буду рядом.
  
  
  
  - Правда? - это уже было сказано мне тихим голосом. Я даже чувствовал ее дыхание на своей груди.
  
  
  
  - Правда. А теперь пойдем в кроватку.
  
  
  
  - Разве что только с тобой.
  
  
  
  Все никак не успокоится. Ну, с пьяными спорить - дело бессмысленное, тут главное довести ее до постели. Завтра сама будет стыдиться своего поведения, если вспомнит, конечно.
  
  
  
  - Со мной, со мной, идем уже скорей.
  
  
  
  *****
  
  
  
  Вы знаете это ощущение, когда вам смотрят в спину? Это и заставило меня обернуться. В проеме стояла Гермиона Грейнджер и смотрела на нашу пару, прижавшуюся телами. По сердцу прокатилась волна холода. Я понимал, КАК это выглядит со стороны. А если она еще и слышала только последние фразы, ее выводы предугадать не сложно. Что я там говорил про несвойственное мне поведение? Три раза "ХА!" Утром говорю, что она мне нравится, а вечером обжимаюсь с другой в темном уголке и приглашаю ее в кровать.
  
  
  
  - Извини, - Гермиона обошла нас по дуге, стараясь держатся как можно дальше.
  
  
  
  Если бы я мог, то рассмеялся бы вместе со своей судьбой-шутницей. Но я остался стоять и молчать, прижимая Роми к себе, пока не услышал, как закрылся проход в гостиную гриффиндора.
  
  
  
  - Ну, а с тобой, чудо ты пьяное, что мне делать?
  
  
  
  В ответ услышал только тихое сопение в районе ключицы, похоже она совсем отключилась. Что ж, со своими проблемами я разберусь позже.
  
  ========== Глава 9 ==========
   *****
  
  
  
  У нее очень тонкая шея. Нет, я серьезно, обычно это не видно, но если она убирает свои волосы в сторону и наклоняет голову, склоняясь над пергаментом, как сейчас, то замечаешь насколько хрупкая основа для ее умной головы. Даже находясь за три парты в соседнем ряду, я различал позвонки, виднеющиеся сквозь светлую кожу. Благодаря белоснежному свитеру с открытыми плечами и падающему из окна свету, создавалось впечатление, что ее тело светилось, а когда она двигала рукой, усердно записывая задания, как будто искры сыпались, растекаясь по контуру тела и запутываясь в густых локонах.
  
  
  
   Вы не подумайте, что я сидел и пускал розовые слюни, глядя на нашу старосту. В исполнении девяностокилограммового парня это было бы забавно. Просто приближающееся рождество настраивало на меланхоличный лад. Эти висящие повсюду сосновые ветви, украшенные сверкающими шарами, распространяли аромат домашнего уюта, вызывая желание устроиться перед пылающим камином в обнимку с любимым человеком. Наслаждаться ее теплом, провести кончиками пальцев по ее нежной коже, спускаясь от мочки уха по изгибу девичьей шеи, чувствуя, как бьется артерия, заставляя собственное сердце стучать в унисон. Пройтись по плечу, ощущая, как расслабляется ее тело, и вернутся обратно, обводя каждый позвонок, вызывая невольный стон у нее.
  
  
  
  От представленной картины в горле пересохло так, что с трудом удалось сглотнуть.
  
  
  
  - Мистер Маклагген. Мистер Маклагген! - голос нашего декана вырвал меня из своей мечты. - Доска здесь, - она постучала указкой. - Будьте любезны, обратите свое внимание в нужную сторону.
  
  
  
  На это замечание ко мне обернулась большая часть класса, в том числе и Гермиона. Задержав свой взгляд на несколько секунд, как будто раздумывая над чем-то, она вернулась к конспектированию.
  
  
  
  
  
   *****
  
  
  
  Прозвеневший звонок слился с дружным топотом ног учеников, спешивших покинуть помещение, и громкими напоминаниями МакГонагалл о задании к следующему уроку. Мне спешить было некуда, так что ломиться в общей толпе было бессмысленно, поэтому, неспешно собирая принадлежности, я раздумывал, что надеть на вечеринку к Слизнорту. Рождественский прием, который закатывал наш профессор зельеварения, был обязателен для посещения всем членам клуба слизней, да еще и надо было прийти обязательно с парой. И пусть особым желанием посещать это мероприятие я не горел, но портить отношения с преподавателем не стоило, мне ему еще ТРИТОНы сдавать.
  
  
  
  От этих размышлений меня оторвал голос Гермионы, прозвучавший неожиданно близко.
  
  
  
  - Маклагген, я хотела узнать, - она немного запнулась, - ты определился, с кем идти на прием к Слизнорту? Просто мы могли бы пойти вместе. Ну, если ты не против.
  
  
  
  Сказать, что я был шокирован, так это не опишет и десятой части моего состояния. Я уже и не знал, как подойти к ней, а тут Гермиона сама приглашает меня, причем делает это в присутствии Уизли, который маячил возле двери, дожидаясь подругу. Радостная улыбка против воли появилась на моем лице. Видимо, выглядело это как-то странно, потому что Гермиона сразу начала пояснять свою позицию:
  
  
  
  - Просто мы оба члены клуба слизней и должны прийти в сопровождении. И я подумала, что мы... Ну ты и я, можем составить пару.
  
  
  
  Как прозвучало это "составить пару", мне понравилось. Похоже, она нервничает: постоянно отводит взгляд и пытается натянуть пальцами рукава свитера.
  
  
  
  - Грейнджер, ты предлагаешь пойти на вечер вдвоем, как пара?
  
  
  
  Слово "пара" я умышленно произнес громче, специально выделив. Не удержался, очень уж хотелось ее помучить, учитывая, сколько она меня игнорировала. За это получил гневный взгляд любимых глаз и раздраженный голос:
  
  
  
  - Именно так, если ты не против.
  
  
  
  Кто против? Я против? Да я еле сдерживался, чтобы не подхватить ее на руки, закружив по всему классу, выражая свою радость. Хотя не думаю, что Гермиона оценила бы такое проявление эмоций. По крайней мере, сейчас, может, когда-нибудь, когда мы станем ближе...
  
  
  
  - В принципе, можно, мне все равно с кем идти.
  
  
  
  Не растекаться же мне в благодарностях, нужно быть сдержанней. Хотя не понимаю, что заставило ее подойти ко мне. Неужто больше не с кем? А как же ее друзья? Тот же Поттер, к примеру? Или подпирающий двери Уизли? Хотя нет, Уизли точно не вариант, да и Браун своего Бон-Бончика не отпустит с другой. Как бы то ни было, а пренебрегать таким шансом я не стану.
  
  
  
  
  
  *****
  
  
  
  Четыре кровати под балдахинами с эмблемами факультета, окно, открывающее прекрасный вид на озеро, и две двери, одна из которых вела в ванную - вот и вся скромная обстановка стандартной спальни в мужской части гриффиндорского общежития. И сейчас, в одной из них, я собирался на рождественскую вечеринку, если то, что происходит в подземелье у Слизнорта, можно так назвать. Более занудных вечеров представить себе сложно, но все перекрывал факт того, что я иду туда с Гермионой Грейнджер, которая сама же и пригласила меня. От этой мысли я стал нервничать, постоянно сжимая и разжимая кулаки, при этом меряя площадь шагами. Вроде все готово: одет, причесан, надушен, но нервы все равно на пределе после стольких неудачных попыток наладить отношения с Гермионой. Глядя на мои метания по комнате, первым не выдержал Джеффри, останавливая круговерть моих перемещений:
  
  
  
  - Угомонись ты, наконец, Ромео. Если ты так будешь нервничать, то Грейнджер сбежит от тебя еще до того, как вы придёте на этот прием.
  
  
  
  - Тебе легко говорить, а я не могу облажаться и в этот раз.
  
  
  
  - Понятно. Тут требуется успокоительное. - Джеф обернулся к Ричи: - У нас еще осталось огневиски?
  
  
  
  - Пусто, сам же знаешь. - Тут на лице Кута появилось особое выражение, сигнализирующее, что он что-то задумал: - Но! Я видел, как Смит прятал бутылку в свою тумбочку. Предлагаю одолжить.
  
  
  
  Сказано - сделано, дверца открылась простой "Алахоморой", и за ней, действительно, стояла бутылка огневиски. Мы парни честные, если возьмем, значит, потом откупим, а нервы действительно стоило укрепить, так что Ричи плеснул мне полстакана, так сказать, для большей уверенности. На вкус огневиски было немного странным, но эффект оказался быстрым. Нервозность ушла, появилась уверенность и захотелось поскорее увидеть мое счастье. Освежив дыхание несложным заклинанием, я рванул навстречу своей судьбе.
  
  
  
  Спускаясь по лестнице в гриффиндорскую гостиную, меня наполняла радость от скорой встречи с предметом моего обожания, которая ждала меня возле выхода.
  
  
  
  - Привет, солнышко, - я обнял и попытался ее поцеловать, но получилось только в щечку, она отвернулась. - Пойдем, моя радость?
  
  
  
  Промолчав, Гермиона схватила со столика свою сумочку и, кинув взгляд на обжимающихся Лаванду с Уизли, пошла со мной на прием. Наверно, ей тоже хочется ласки? Так это мы можем, тем более по пути нам не раз может попасться омела, развешанная по всему Хогвартсу в честь Рождества. А под омелой надо обязательно поцеловаться! С этими веселыми мыслями и радостной улыбкой на лице, мы продолжали свой путь в подземелье в нежных объятьях. Гермионочка иногда сбрасывала мою руку со своей талии, особенно когда я хотел ее поближе притянуть, наверно, стесняется, глупенькая. На подходе к кабинету Слизнорта я заметил висящую над проемом омелу и незаметно стал смещаться в нужную сторону. Вот мы и на месте, резко останавливаюсь, разворачивая и прижимая к себе любимую.
  
  
  
  - Гермионочка, посмотри наверх, - я указал ей рукой на арку. - Мы под омелой, и ты обязана поцеловать своего принца.
  
  
  
  Сколько же в ней темперамента! Как она вырывалась! Я даже растерялся настолько, что выпустил ее из объятий, чем она не замедлила воспользоваться, скрывшись в кабинете. А она горячая штучка! Хочет поиграть в догонялки, прежде чем сдаться. Мне это нравится, и я иду тебя искать!
  
  
  
  Кабинет зельеварения на этот вечер превратился в зал для приемов, ну, насколько можно из школьного помещения сделать праздник. Котлы были убраны, шкафы с ингредиентами, занавешены драпировкой - никому не захочется любоваться заспиртованными органами магических существ, используемых для приготовления зелий. Среди многочисленных гостей сновали официанты, предлагая напитки и различную снедь. Играла легкая музыка из волшебного патефона, настраивая присутствующих на приятное времяпрепровождение.
  
  
  
  Найти мою страстную гриффиндорку среди этой толпы оказалось непросто. Я обходил группы людей, высматривая желанную мне девушку, пока не заметил Поттера за одной из занавесей. Может, он мне подскажет, где искать Гермионочку.
  
  
  
  - Привет, Гарри. А где...
  
  
  
  - А она отошла попудрить носик, - даже не дав мне задать вопрос, Поттер сразу прояснил обстановку.
  
  
  
  - Вертлявая она штучка, подруга твоя, и неразговорчивая такая.
  
  
  
  Тут, как раз заглянул официант с закусками в наш укромный уголок, что ж, пока дама пудрит носик можно и перекусить. Взяв несколько канапок с подноса, я принялся пополнять свой энергетический баланс. Когда я поймаю эту девчонку, силы мне пригодятся, у нас вся ночь впереди.
  
  
  
  Почувствовав знакомый вкус на языке, я начал понемногу паниковать: если это драконий фарш, то зря я его взял. У меня бурная аллергия на этот деликатес, поэтому я с замиранием сердца спросил у Гарри:
  
  
  
  - Что это я ем?
  
  
  
  - Драконий фарш.
  
  
  
  Ну конечно! Как же мне везет. Чувствуя, как рвотные массы уже начинают свой разбег, я думал только о том, что бы меня сейчас не увидела Гермиона.
  
  
  
  Реальность оказалась еще хуже. Передо мной вынырнул Снейп, как всегда, весь черный и стремительный. Хотя его ботинки теперь уже не столь черные, украшенные моим полупереваренным обедом. Еле сдерживая спазмы, я выпрямился, гриффиндорцы не будут ползать перед слизеринцами. Пока Снейп озвучивал мне наказание, мне еще удавалось сдерживаться, но как только они с Поттером скрылись, меня начало рвать так, что казалось, сейчас вывернется желудок. Хорошо, что на звуки заглянул Финниган и помог дойти до туалета. Обниматься с унитазом пришлось минут десять, пока желудок полностью не опорожнился.
  
  
  
  Дальше все было как в тумане. Я помню, как шел по коридорам, опираясь на стены, даже не представляя, где я. Помню, как Джеффри с Ричи в сопровождении Смита нашли меня отдыхающим на полу и заставляли выпить какую-то гадость, а я сопротивлялся и кричал, что мне надо найти мою Гермионочку.
  
  
  
   *****
  
  
  
  Очнулся я уже в больничном крыле, с ощущением разбитого тела и неприятным привкусом во рту. За дверями были слышны голоса мадам Помпфри и моих друзей.
  
  
  
  - Если он пришел в себя, то тогда я вас пропущу и то ненадолго.
  
  
  
  Входная дверь открылась, и наш местный доктор подошла к моей койке.
  
  
  
  - А, мистер Маклагген, вы проснулись? Как вы себя чувствуете?
  
  
  
  - Нормально, - голос с трудом слушался. - Что случилось?
  
  
  
  - Небольшое пищевое отравление, отягченное принятием любовного напитка. Сейчас с вами будет все в порядке.
  
  
  
  - Любовным напитком? Откуда?
  
  
  
  - Сейчас я приведу ваших друзей, и они все объяснят.
  
  
  
  Рассказ происшествия свелся к тому, что не надо пить всякую гадость, даже если по вкусу она напоминает огневиски.
  
  
  
  Оказалось, что Смит хранил в своей тумбочке свою курсовую работу по зельеварению, которой и оказался "любовный напиток". И то, что я принял за действие огневиски, было эффектом от зелья. А учитывая, как я вел себя с Гермионой, постоянно пытаясь ее облапать, то Смиту очень повезло, что его не было в тот момент в палате. Очень уж мне хотелось напомнить ему правила безопасности при хранении зелий.
  
  
  
  Пушистый снег, падающий за окном, заставлял учащихся Хогвартса в спешном порядке двигаться к станции Хогсмита, боясь, что дорогу совсем занесет. Начинались рождественские каникулы, и ребятня спешила по домам, чтобы встретить праздники в кругу семьи. Мне же предстояло долечиваться еще два дня, поэтому я наблюдал за всеми из окна больничной палаты. Смотря, как Гермиона в сопровождении Поттера и двух Уизли, натянув свою вязаную шапочку, идет по аллее к выходу из школы, я поклялся себе, что в следующем году у нас все получится.
  
  ========== Глава 10 ==========
   *****
  
  
  
  Хорошо, что Снейп в этом году преподает ЗОТИ, а не зельеварение, драить целый месяц вонючие котлы весьма неприятное наказание. А так подмел полы, расставил манекены и рассортировал книги после нашествия младших курсов, и можешь отдыхать. Была бы с собой палочка, так можно было и потренироваться, особенно в использовании нестандартных заклинаний. Базовый курс Хогвартса был настолько слабым, что в бой с такими знаниями лучше не лезть. Хорошо, что в большинстве магических родов заботились о, скажем так, дополнительном образовании потомства. Правда, за использование серьезных заклинаний можно загреметь в Азкабан. Но если на кону будет стоять твоя жизнь или жизнь близких людей, то кого это остановит? Надеюсь, Поттеру преподают отдельно боевую подготовку, а иначе как он собирается победить Волдеморта? Если он начнет кидать в сильнейшего темного мага нашей эпохи школьные заклятья, то Волди сдохнет разве что от смеха. А если из-за Поттера пострадает Гермиона, которая всегда находится рядом с ним, то Поттера прибью уже я, и никакое пророчество ему не поможет.
  
  
  
  С такими мыслями наследник рода Маклаггенов, то бишь я, махал веником в помещении класса, наслаждаясь тишиной и свежим ароматом пыли. К сожалению, идиллия уединения была нарушена влетевшим Снейпом и потоками ветра, прилетевшими за его мантией. Вот его не учили в детстве, что бегать по школе нельзя?
  
  
  
  - Мистер Маклагген, заканчивайте и можете быть свободны на сегодня.
  
  
  
  С этой фразой профессор скрылся в подсобке. Какие-то все нервные в последнее время. Конечно, нависшая над волшебной Англией угроза полноценной войны, не добавляла спокойствия магам. Одно известие о нападении пожирателей на дом Уизли, произошедшее на каникулах, взбудоражило все магическое сообщество и заставило меня всерьез задуматься о возможном похищении Гермионы, с целью закрыть ее в родовом замке, для ее же безопасности. Как критический вариант подойдет, но еще рано действовать столь жестко.
  
  
  
  Пока же мой путь лежал в школьную библиотеку для написания эссе по трансфигурации, и судя по количеству народа во владениях мадам Пинс, сегодня тяга к знаниям проснулась не только у меня. Проходя по рядам столиков для чтения, я искал свободное место для занятий, попутно набирая необходимую литературу. Но, как назло, все было занято. Лишь в самом последнем ряду, за стеллажами книг, обнаружилось небольшое пространство, подходящее для работы. Я даже не знал, что здесь есть столик, но тем лучше, меньше будут мешать.
  
  
  
  Какое же удивление я испытал, увидев свою соседку, уже сидевшую здесь. Может, это судьба, раз напротив меня сидела Гермиона Грейнджер с недовольным видом?
  
  
  
  - Извини, но все места заняты, - поспешил успокоить ее. - Обещаю не приставать и вести себя тихо, как мышка.
  
  
  
  В ответ был смерен скептическим взглядом. Согласен, на мышку я не сильно похож.
  
  
  
  - Хорошо, - я поднял руки в примирительном жесте, - как большая мышь.
  
  
  
  Может, мне показалось, но в тот момент, когда Гермиона склонила голову над книгой, уголки ее губ дрогнули в улыбке.
  
  
  
  Скрип перьев и шелест страниц некоторое время были единственными звуками за нашим столом. Я писал свое эссе, изредка бросая взгляды на девушку, любуясь ее обликом, находящимся столь близко.
  
  
  
  - У тебя ошибка в структуре преобразования неживого предмета в живой, - ее голос заставил меня поднять взгляд от пергамента.
  
  
  
  - Где? - просмотрев написанное и не найдя погрешности, поинтересовался я.
  
  
  
  - Вот смотри, - она преклонилась через столик, указывая пером на формулу трансфигурации. - Если оставить так, как есть, то конечный результат будет живым, но обладать свойствами трансфигурируемого предмета. Но если сюда добавить уравнение Бранда, то...
  
  
  
  Гермиона оказалась очень хорошим собеседником и настолько увлечено рассказывала об особенностях трасфигурации, что я сейчас же отдал бы ей пост профессора. Было очень приятно говорить с ней, пусть даже просто обсуждая задания, наслаждаться ее голосом, звучавшим только для меня, и чувствовать легкий аромат ее духов.
  
  
  
  Так незаметно для нас протекло время, что только крик мадам Пинс о закрытии библиотеки, заставил прерваться и, собрав вещи, уйти в общежитие. По пути мы продолжили беседу, вспоминая забавные случаи из школьной жизни. А разбирая неудачную трансфигурацию Невилла, который попытался превратить стул в свинью и получил в итоге поросенка с ногами в виде ножек стула, мы не смогли сдержать смеха - настолько нелепым получилось создание. Так что, когда мы ввалились в гостиную, заливаясь смехом, на нас все обратили внимание. Гермиона сразу столь резко прекратила смех и остановилась, что мне с трудом удалось затормозить, пришлось даже удержаться за ее плечи. В результате она оказалась прижата ко мне спиной. Проследив за взглядом Гермионы, стало понятно, что вызвало столь резкую остановку: на диване Лаванда пыталась съесть Уизли, по-другому это не назовешь. Согласен, зрелище не слишком приятное, но стоило ли из-за этого так реагировать? Вон, даже Поттер, сидящий в соседнем кресле, не особо заморачивается.
  
  
  
  - Привет, Гермиона, - рыжик наконец оторвался от Браун. - Ты можешь мне помочь с астрономией? Мне завтра сдавать работу, а там соплохвост ногу сломит в этих графиках.
  
  
  
  - Знаешь, Рональд, если бы ты немного отвлекся на учебу, то понял, что там нет ничего сложного.
  
  
  
  Это она, наверно, так пошутила? Рональд Уизли и учеба - понятия несовместимые. Но затем произошло то, что заставило меня забыть и про Уизли, и про все остальное. Гермиона обернулась и, приподнявшись на носочках, поцеловала меня в краешек губ.
  
  
  
  - Спасибо, что проводил меня, - это было последнее, что я услышал от нее в тот вечер.
  
  
  
  Прошагав мимо пораженных Поттера и его оруженосца, Гермиона скрылась в женском крыле. А у меня на лице расплылась глупая улыбка, с которой ничего не получалось сделать. Поэтому, подмигнув застывшим однокурсникам, я пошел в свою комнату. Сегодня день явно удался.
  
  ========== Глава 11 ==========
   *****
  
  
  
  Интересный у нас избранный рыцарь: спасти старушку Англию от сил тьмы он должен, а спасти девушку от тяжелой ноши не может. Ну не хочет сам напрягаться, то мог бы нагрузить своего рыжего коня, все какой-то толк от Уизли был бы. Но, видимо, эта идея не приходила в голову Поттеру, либо у него очки запотели, и он не замечал, что Гермиона, идя рядом с ним, тащит на плече большую сумку и, судя по натянутым лямкам, явно тяжелую. Видимо, придется вмешаться и помочь девушке. Приняв это решение, я направился вдогонку гриффиндорской троицы, раздвигая спешащих к завтраку учеников, заполонивших коридоры Хогвартса.
  
  
  
  Все-таки хорошо иметь солидные габариты, особенно когда приходиться прокладывать себе путь сквозь хаотично движущихся молодых магов. Где протискиваясь, а где просто продавливая грудью проход, я нагнал интересную мне компанию и, поравнявшись с ними, перехватил сумку с плеча Гермионы. Видимо, мое появление здесь оказалось явно неожиданным, потому что девушка вздрогнула и смотрела сейчас на меня в недоумении.
  
  
  
  - Привет, ты на завтрак? - все-таки красивые у нее глаза, шоколадные, с золотистым отливом.
  
  
  
  - Привет, - Гермиона убрала рукой прядь волос за ушко, и этот жест был настолько привлекателен, что явно не оставил меня равнодушным. - Мне сначала надо книги сдать в библиотеку.
  
  
  
  Так вот что тут такое тяжелое. Да здесь, судя по ощущениям, килограмм двадцать, и как она вообще тащила этот вес?
  
  
  
  Я поправил ремень сумки на плече, давая понять, что не намерен отдавать ее обратно.
  
  
  
  - Чего тебе, Маклагген? - поинтересовался Уизли, отвлекая меня от созерцания лица девушки и заставляя перевести взгляд на его физиономию. Ну почему нельзя просто постоять молча, как Гарри, раз тебя мама не научила, что женщинам надо помогать?
  
  
  
  - От тебя ничего, рыжий. Хотя, если нормально отстоишь в воротах против Пуффендуя, я буду доволен.
  
  
  
  - Говоришь так, как будто хочешь пожелать мне удачи, - рыжий своим голосом явно выражал сомнение в моей искренности. Впрочем, он не особо ошибался.
  
  
  
  - Меня не волнует "твоя" удача, Уизли, только успех команды факультета, - еще не хватало ему успеха желать.
  
  
  
  - Да ладно! Ты только и ждешь, что я оступлюсь и ты займешь мое место.
  
  
  
  - Знаешь, Рональд, не для всех мир крутится вокруг тебя, - голос Гермионы прервал начинающуюся ссору. - Пойдем, Маклагген.
  
  
  
  Пришлось оставить перепалку с новой звездой квиддича и следовать за ней. Конечно, хотелось поставить Уизли на место, но как-нибудь в другой раз, да и душу грела мысль, что Гермиона оказалась на моей стороне.
  
  
  
  Движущиеся лестницы, создавая препятствия на нашем пути, позволяли спокойно вести разговор, дожидаясь нужной позиции.
  
  
  
  - Почему ты не использовала заклинание уменьшения веса на сумке?
  
  
  
  - Там древние рукописные книги из запретной секции и на них нельзя накладывать никаких заклятий, они от этого ветшают.
  
  
  
  - Здесь очень много книг, - я поправил свою ношу, демонстрируя справедливость своих слов. - Когда ты успеваешь их читать?
  
  
  
  - Я люблю книги, - она вновь повторила свой жест с устранением непослушного локона, - и люблю учится, узнавать больше нового.
  
  
  
  Если Гермиона прикоснется к своим волосам еще раз, то я за себя не ручаюсь. Неужели она не понимает, насколько соблазнительно выглядит при этом действии, а если добавляет еще и взгляд из-под ресниц, обращенный на меня, то я готов волком взвыть.
  
  
  
  Видимо, что-то из таких мыслей проявилось на моем лице, потому что моя собеседница остановилась.
  
  
  
  - Что?
  
  
  
  - Мне просто интересно, что тебе нравится, - говорить не охрипшим голосом было непросто.
  
  
  
  - Мы это уже проходили, Маклагген, - она отвернулась и продолжила наш путь, - и ничего из этого не вышло.
  
  
  
  - Согласен, получилось не очень хорошо, - догнав ее, я выровнял наши шаги, - но это не уменьшает моего интереса к тебе.
  
  
  
  Гермиона закатила глаза кверху, демонстрируя недоверие к моим словам. Что ж, пусть пока она не доверяет мне, но я не отступлюсь и буду верить, что все со временем изменится.
  
  
  
  
  
  *****
  
  На следующий день в холле, возле большого зала, вывесили объявление о платных уроках по трансгрессии, что вызвало небывалый ажиотаж среди учащихся. Каждый хотел приобщиться к этому умению, символизирующему собой независимость мага и подтверждающему его совершеннолетие. Естественно, записались туда и мы с друзьями, кому же не захочется просто выйти за территорию Хогвартса и аппарировать сразу домой или на пляж всей компанией.
  
  
  
  Так что в день предназначенный для первого урока, в большом зале собрался весь шестой курс, что в сочетании с возбуждением, царящим среди учащихся в ожидании урока, и неуемной энергией, присущей нашим молодым организмам, привело к полному хаосу в помещении. Лишь минут через пятнадцать преподавателям удалось установить относительный порядок, хотя к этому времени факультеты уже настолько перемешались, что непонятно было, кто где стоит. Министерский инструктор, стоящий на помосте, терпеливо дождался, когда можно будет начинать урок, и начал свой монолог о правилах и основах трансгрессии.
  
  
  
  Теория перемещения была мне известна, да и путешествовать данным способом уже приходилось, пусть и с помощью старших родственников. Впечатления необычные, а чувство тошноты и легкого головокружения с практикой проходят. Так что, когда все рассредоточилось, оставляя перед собой пространство в пять футов для учебной трансгрессии, и по мановению палочки инструктора перед каждым появился обруч, я сконцентрировался на центре круга, представляющего собой конечную точку прибытия.
  
  
  
  Крутанувшись вокруг оси по команде преподавателя, я совершил первую в жизни самостоятельную аппарацию. Только переместился я еще до того, как совершил полный оборот, и в результате стоял спиной к первоначальной позиции, испытывая легкую дезориентацию после трансгрессии. Хотя у меня еще все прошло неплохо, другие ученики поразлетались по всему залу, сталкиваясь и сбивая сокурсников. Не избежал подобной участи и я, почувствовав, как в меня буквально впечаталось другое тело, причем судя по ощущениям, явно женское. Хорошо, что она не тяжелая и мне удалось устоять на ногах, на рефлексах прижав девушку к себе руками, чтобы не упала после столкновения на пол.
  
  
  
  Две мягкие ладошки, легшие мне на грудь, заставили опустить голову и посмотреть, кого принесла судьба в мои объятия. И встретившись со знакомым взглядом карих глаз, я неосознанно прижал Гермиону еще сильнее. И Мерлин, как же это было приятно! Стоять так в обнимку и смотреть друг другу в глаза.
  
  
  
  - Маклагген? - девушка опустила взгляд, прерывая зрительный контакт и тихо сказала: - Отпусти меня.
  
  
  
  Это было очень непросто сделать, когда тот, кого ты желаешь больше всех на свете, стоит так близко. Пусть другие ученики уже начинали на нас поглядывать, но в этот момент для меня никого не существовало, кроме нее.
  
  
  
  К сожалению, мир не идеален, пришлось подчиниться и убрать руки. Вот только любопытно, ей так понравился запах моего дезодоранта? Иначе как объяснить, что Гермиона продолжала стоять, прижавшись ко мне и... поглаживая меня мизинцем, обводя рельеф мышц? Я чувствовал это прикосновение сквозь легкую мантию и не мог вздохнуть, боясь нарушить момент.
  
  
  
  Голос инструктора, предлагающий всем вернуться на исходную позицию, разрушил мой личный эдем, заставив Гермиону отпрянуть от моего тела. Но возвращаясь к своему месту, она бросила на меня взгляд, в котором промелькнуло то, что я очень надеялся когда-нибудь увидеть в ее глазах. И вряд ли ошибусь, если назову это заинтересованностью, а значит, мне надо действовать!
  
  ========== Глава 12 ==========
   *****
  
  У меня есть план. Нет, не так. У меня есть ПЛАН! И сейчас в моей спальне собралась вся наша компания и слушала мою идею завоевания сердца старосты гриффиндора, по-доброму комментируя предложенное.
  
  
  
  - Ты псих, Маклагген, - высказался Ричи.
  
  
  
  - Филча удар хватит, когда он увидит это, пожалел бы старика, - Демельза всегда была сердобольной, жалея даже нелюбимого завхоза.
  
  
  
  - Ты хоть представляешь, сколько тебе это будет стоить? - Джеффри сокрушенно покачал головой.
  
  
  
  - Если из-за тебя я лишусь должности старосты, то я перееду к тебе, потому что из дома меня выгонят. - У Эдди, правда, строгие и помешанные на его карьере родители.
  
  
  
  - А, по-моему, мило, - ну, хоть Менди меня поддержала, она очень романтичная особа.
  
  
  
  - Ребята сейчас все будет решаться, и я не смогу сделать это в одиночку, поэтому и обратился к вам, ведь знаете, насколько Гермиона важна мне. Так что, поможете?
  
  
  
  Сидящие полукругом друзья переглянулись с серьезным видом, дело действительно было сложное и рискованное. Вряд ли кто-нибудь до нас делал подобное на территории школы. Надеюсь, директор примет к сведению уважительную причину нашего поступка в виде одного влюбленного идиота и проявит снисходительность. Томить с ответом меня долго не стали. Кармайкл поднялся и просто озвучил общее решение.
  
  
  
  - Кормак, ты сейчас смахиваешь на невменяемого розового слона, но мы твои друзья и в твоем сумасшествии будем с тобой.
  
  
  
  Остальные также бурно поддержали его слова, выражая свое согласие. Значит, теперь осталось дело за малым - все это сделать.
  
  
  
  День Икс был назначен на тринадцатое февраля. Почему не на Валентинов день? Так я все-таки не тупой и видел реакцию Гермионы на нашем свидании. Все эти тюльпанчики и сердечки не произвели на нее впечатления, а значит нужно действовать нестандартно и только для нее, а не когда все будут носиться вокруг с признаниями в любви друг другу. В общем, прочь банальности!
  
  
  
  Прежде всего, пришлось сходить на ближайших выходных в Хогсмит и заказать необходимые материалы, оплатив их со своего счета. Родители переводили мои карманные деньги раз в год, сразу всю сумму, приучая таким образом планировать свои расходы. Сейчас это сыграло мне на руку, и пусть половина всей годовой казны ушла, но девушка того стоила.
  
  
  
  *****
  
  Доставку товара произвели в срок, пусть и пришлось доплатить за срочность, а вот от Хогсмита тащить пришлось уже нам. Домашних эльфов беспокоить не стал, они доложили бы отцу, куда и зачем отлучались, а обсуждать эти свои действия я пока не готов. Хорошо, что старшекурсникам разрешен свободный выход, сами справимся.
  
  
  
  Прошедший недавно обильный снегопад, наконец-то сменивший надоевшие дожди, был весьма кстати. По всей окрестности Хогварса намело огромные сугробы, и даже дорогу до Хогсмита засыпало настолько, что мы еле пробивались, утопая по колено в снегу. Учитывая, что перед собой приходилось левитировать большие ящики, то путь предстоял нелегкий, но мы молоды и рьяны, а значит, нам все по плечу.
  
  
  
  Остановившись у последнего поворота перед воротами в Хогвартс, наша группа из трех носильщиков устроилась на перекур. Предстояло дождаться патронуса Менди, в ее задачу входило отвлечь Филча, охраняющего вход.
  
  
  
  - Вот чего Эдди всегда достается самая легкая работа? - разминая затекшую от долгого левитирования кисть руки, поинтересовался Ричи.
  
  
  
  - Потому что только он может проникнуть в учительскую и стащить волшебный патефон, при этом не подняв на уши всех авроров, дежурящих в школе.
  
  
  
  - Холодает, - Джеффри запахнул свою мантию плотнее. - Цветочки не померзнут?
  
  
  
  - Нет, на ящике заклинание, поддерживающие оптимальный климат внутри. - Я постучал по своему сиденью, роль которого и играла передвижная оранжерея.
  
  
  
  Нашу беседу прервала серебристая синица, пропевшая голосом Менди, что путь свободен. Затушив сигареты, парни подхватили свою ношу и двинулись дальше, нужно торопиться, у нас еще много работы сегодня.
  
  
  
  Благополучно миновав ворота, мы свернули немного в сторону, двигаясь вдоль стен замка. На месте нас уже ждала Демельза, при нашем появлении вышедшая из пустоты, все-таки дезиллюминационные чары ей давались лучше нас.
  
  
  
  - Все готово, затаскивайте сюда свою поклажу, - она указала на уютную поляну имеющую форму овала. - Теперь никто не увидит, что мы будем делать.
  
  
  
  Следующие два часа шесть недоученных магов старательно махали волшебными палочками, создавая весьма необычную вещь для людей, выросших в магическом мире. Теперь же мы сидели на удобных скамейках и смотрели на свое творение, переливающееся мягким, рассеянным светом. И пусть от пота промокли наши мантии и от магического истощения тряслись ноги, но вид открывающийся перед нами того стоил.
  
  
  
  - Сюда завтра сбежится вся школа, и занятия будут сорваны, - Демельза вздохнула. - И за это нам тоже влетит.
  
  
  
  - Это будет завтра, - Менди сильнее прижалась к Эдди. - Сейчас главное заманить сюда Грейнджер. Если она и от этого устоит, то я не знаю, что на нее подействует.
  
  
  
  *****
  
  
  
  Гермиону я нашел в библиотеке, читающей очередной фолиант с премудростями, на этот раз, судя по открытой странице, по нумерологии. Увлекшись книгой, она не замечала меня, пришлось привлечь внимание, присев рядом.
  
  
  
  - Привет, я тут проходил мимо, - ага, после того как не нашел ее в гостиной, и Демельза проверила спальни девочек, - смотрю, ты сидишь, а скоро отбой.
  
  
  
  - Да? - Гермиона посмотрела на свои серебряные часики: - Действительно. Спасибо, что сказал. Я немного увлеклась.
  
  
  
  Собрав свои вещи и положив на место книги, Гермиона в моем сопровождении шла по коридорам школы, направляясь в башню Гриффиндора. Проходя мимо центрального входа, я остановился и посмотрел на улицу. Лунный свет, отраженный от свежего снежного покрова, играл бликами и, действительно, манил выйти и прогуляться среди этой зимней сказки. Видя, что я не двигаюсь, девушка подошла ко мне и, проследив за моими глазами, так же залюбовалась пейзажем, видимым за стеклянными дверями.
  
  
  
  - Красиво, - посмотрев на ее профиль, подсвеченный лунным сиянием, решил идти ва-банк. - Я хочу немного прогуляться перед сном, составишь компанию?
  
  
  
  - Хорошо, пойдем, - она даже не раздумывала, и это явно было хорошим знаком.
  
  
  
  
  
  *****
  
  Идя между снежными сугробами, мы наслаждались свежим морозным воздухом, смотря, как звезды, рассыпанные по ночному небу, ярко светили, соперничая своим блеском с лучшими бриллиантами на земле. Несмотря на легкую одежду, от холода мы не страдали благодаря согревающим чарам, поэтому получали удовольствие от этой прогулки под молодым месяцем.
  
  
  
  Дойдя до заветной поляны, я взял Гермиону за руку, заставляя ее остановиться и удивленно посмотреть на меня.
  
  
  
  - Тш-ш, - я приложил указательный палец к губам. - Ты веришь в чудеса?
  
  
  
  - Маклагген, я волшебница! - девушка тепло улыбнулась. - И чудеса часть нашей жизни.
  
  
  
  - Тогда ступай за мной, - я стал отходить в сторону границы дезиллюминационных чар, увлекая ее за собой.
  
  
  
  Гермиона продолжая улыбаться, следовала по моим следам, не отпуская мою руку. Пройдя невидимую грань, она остановилась, издав восхищенный вздох от открывшейся картины. И здесь было чем восторгаться.
  
  
  
  Представляющий собой правильный овал ледовый каток, огражденный аккуратными перилами, был подсвечен сотней светящихся магических шаров, висящих в воздухе. Свет, отражаясь от полированной ледяной поверхности, подсвечивал листья ярких тропических цветов, оплетающих деревянные перила, делая их краски еще насыщенней. А мягкая музыка, звучащая вокруг нас, приглашала скорее ступить на лед и заскользить по нему в танце.
  
  
  
  - Добро пожаловать в сказку, - мой голос оторвал девушку от созерцания буйства цветов и света. - Сегодня здесь все для тебя.
  
  
  
  Похоже, мои слова затронули ее, либо согревающие чары, наложенные на всю территорию ледовой арены, были слишком мощные, потому что на лице Гермионы выступил легкий румянец. Чтобы не смущать девушку еще больше, я усадил ее на ближайшую лавочку и, присев перед ней на колено, превратил ее сапожки в изящные коньки. Проделав ту же процедуру со своей обувью, пригласил Гермиону на лед. Двигалась она не очень уверено, придерживаясь руками за поручень, и я начал волноваться, что ей незнаком такой вид досуга, видимо, придется подать пример.
  
  
  
  - Смотри, это несложно, - легко проехался по льду, показывая движения. - Просто отталкиваешься левой-правой, левой-правой.
  
  
  
  Мне вдогонку раздался веселый смех и любимый голос:
  
  
  
  - Кормак! Я маглорожденная ведьма! Я знаю, что такое коньки. Просто давно не ездила на них.
  
  
  
  От этого я резко остановился, подняв тучу ледовой пыли и пристально посмотрел на Гермиону.
  
  
  
  - Я сейчас немного освоюсь и поеду. Не волнуйся. - Но, видимо, что-то в моем взгляде выдало мои бушующие эмоции, поэтому она тихо поинтересовалась: - Что?
  
  
  
  - Ты первый раз назвала меня по имени, - улыбка чеширского кота, появившаяся на лице, явно выражала мою радость.
  
  
  
  - Правда? - девушка на миг опустила взгляд, наверно вспоминая, как обращалась ко мне до этого. - Прости.
  
  
  
  - Прощу, но только если впредь я буду для тебя Кормаком, договорились?
  
  
  
  - С удовольствием, Кормак! А сейчас дай мне руку, пока я вспомню, как на них стоять.
  
  
  
  Подъехав, я взял ее под локоток, придерживая, пока она приноравливалась к катанию по льду. Потребовалось всего минут пятнадцать, чтобы она вспомнила основы, и теперь мы спокойно двигались по кругу, наслаждаясь музыкой и благоуханием экзотических цветов. Мы теперь просто держались за руки, не столько из-за возможности ее падения, сколько получая удовольствие от теплоты прикосновения.
  
  
  
  - Расскажи мне о себе, - я посмотрел на девушку, которая ехала столь близко.
  
  
  
  - Что ты хочешь узнать?
  
  
  
  - Все! Мне проще сказать, что я знаю. Я знаю, что твои родители датисты и лечат маглам зубы, ты любишь книги и учиться, и ты очень умная и красивая. Вот, пожалуй, и все. А я хочу знать больше, что тебе нравится, что нет.
  
  
  
  - Мои родители дантисты, - Гермиона посмотрела на меня. - Так называется их профессия - даНтисты.
  
  
  
  - Я запомню, - улыбнувшись, постарался ободрить девушку говорить дальше.
  
  
  
  - Что мне не нравится? Я не люблю квиддич, - это вызвало мой удивленный взгляд. - Да-да, не люблю я все эти метлы и погони в небесах! И еще я терпеть не могу розовые тюльпаны и эти картонные сердечки.
  
  
  
  - Драккл! Ну, я и балбес! Я облажался на нашем свидании, правда?
  
  
  
  - Ты облажался, - Гермиона согласно кивнула и улыбнулась.
  
  
  
  - Прости.
  
  
  
  Коря себя за тот день, я чуть не проворонил момент, когда Гермиона споткнулась, неправильно поставив ногу, и если бы не реакция вратаря, то девушке могло грозить падение на весьма твердый лед. Но слава Мерлину, мои рефлексы оказались в порядке. Придержав ее за сцепленные руки, левой рукой обхватил за талию, удерживая от болезненного приземления. Вроде мгновение прошло, но теперь мы стоим, плотно прижавшись и не отрывая взгляда от глаз друг друга. Гермиона тихо вдохнула и заправила за ушко свой локон, упавший ей на лицо при неудавшемся падении. Я говорил, что ей не стоит так меня провоцировать?
  
  
  
  Полуоткрытые губы позвали теплым дыханием, все мысли просто пропали. Легкое соприкосновение губ, таких мягких и нежных, и таких желанных. Замершие на миг тела и ответное движение, вспыхнувшее невероятным фейерверком чувств, когда ее язычок проник в мой рот и завязал борьбу за преобладание. Ее руки, зарывшиеся в мою шевелюру, заставили прижать Гермиону еще теснее, буквально поднимая надо льдом, и все больше углублять поцелуй.
  
  
  
  Оторвавшись, лишь когда стало критически не хватать кислорода, мы пытались восстановить дыхание, тяжело дыша и чувствуя тепло двух тел, стоящих так близко, что казались одним целым.
  
  
  
  - Гермиона... - как же много мне хотелось сказать.
  
  
  
  - Кормак, - ее голос был охрипший, как после сна. - Кормак, мне нужно время. Пожалуйста, дай мне несколько дней.
  
  
  
  Вырвавшись из моих объятий, она устремилась к краю ледовой площадки. Достигнув снега, Гермиона расколдовала сапоги и, бросив на меня последний взгляд, убежала по тропинке, ведущей в Хогвартс. Не знаю, зачем тебе это время, но я подожду столько, сколько захочешь.
  
  
  
   С такими мыслями я продолжил нарезать круги по катку, но теперь уже в одиночестве, и наверно согревающие чары начали слабеть, вокруг стало намного холодней.
   Комментарий к Глава 12
   Для тех, кто ждал и верил, что это случится)
  
  ========== Глава 13 ==========
   *****
  
  День всех влюбленных начался для нас с резкого подъема от криков Смита, а ведь мне снился такой сон с участием одной шатенки, из которого меня так нагло вырвали, что я пожалел о запрете на непростительные заклинания.
  
  
  
  - Эй, народ! Вы что еще спите?! Там, во дворе, такое творится! - Смит активно жестикулировал, выражая свои эмоции. - Половина Хогвартса уже на улице, а вы все дрыхнете. Вылазте давайте, на это стоит посмотреть!
  
  
  
  С этими возгласами наш сосед свалил из комнаты и, судя по его голосу, доносящемуся из-за двери, направился оповещать тех, кто еще не видел чуда.
  
  
  
  - Чего орать-то так? - Джеффри протирал глаза в попытке проснуться. - Как будто я там чего не видел.
  
  
  
  - Все равно вставать на завтрак пора, - Ричи поставил на место свой будильник. - Кормак, как все прошло вчера? Нет, не хочешь не говори, просто надеюсь, не зря старались. У меня такого истощения отродясь не было.
  
  
  
  - Все было прекрасно, - я откинулся на подушку, в надежде вернуть утраченный сон. - Все было просто великолепно.
  
  
  
  - Эй! Земля вызывает Маклаггена! Вставай, Ромео, занятий еще никто не отменял.
  
  
  
  Собравшись и выйдя в гостиную Гриффиндора, мы остановились, пораженно оглядывая совершенно безлюдное помещение. Обычно ученики нашего факультета не отличались собранностью и до последнего носились по башне, то в спешке списывая у товарищей домашнее задание на сегодня, то возвращаясь за забытыми вещами, либо просто балагуря с приятелями, так что пустая комната со стоящей тишиной была крайне необычным явлением. На этом фоне спокойствие в коридорах, по пути к общему залу, уже воспринималась нормально.
  
  
  
  Выглянув из окна выходящих на сооруженный нами ледовый каток, стала понятна пропажа людей из Хогвартса. По льду, громко смеясь и разговаривая, катались студенты всех факультетов, на лавочках разместились компании молодых магов, веселясь и подтрунивая над бедным Филчем. Наш завхоз безуспешно призывал всех немедленно покинуть это сооружение, так как оно не разрешено администрацией и правилами школы.
  
  
  
  Скрывающие чары спали, позволяя видеть, что мы создали. Даже днем наша работа выглядела впечатляюще: ледовая площадка размером тридцать на сто футов, заклинание постоянного цветения и чары сохранности, наложенные на тропические цветы, еще долго позволят любоваться необычным для английской зимы пейзажем, а подсветка создавала дополнительный антураж.
  
  
  
  В Большом зале только и было разговоров на тему чудесного появления этого развлечения. Большинство склонялись к мнению, что это подарок от Дамблдора для своих учеников ко дню святого Валентина. В принципе, наш директор еще тот чудак и вполне мог такое выкинуть. Мы как не амбициозные люди, решили не заявлять о своем авторстве, пятнадцать минут славы не стоят двух недель отработок, поэтому сидели за столом молча и спокойно завтракали.
  
  
  
  Я иногда бросал взгляд на Гермиону, находящуюся в окружении своих друзей, не хотелось на нее давить, но и поделать с собой ничего не мог. После произошедшего вчера хотелось наплевать на всех и находиться рядом с ней. Видимо, мое внимание не осталось незамеченным, Джинни наклонилась к Гермионе и что-то стала говорить, заставив ее поднять глаза и посмотреть на меня. Увидев, что спалился, я неприметно поприветствовал девушку движением руки, получив в ответ скромную улыбку, но эта улыбка предназначалась только мне и это вдохновляло. Писклявый голос Браун, повисшей на Уизли, испортил все настроение, чуть не вызвав разрыв барабанных перепонок у сидящих за нашим столом.
  
  
  
  - О, мой Бон-Бон! Доброе утро! Ты видел эту прелесть во дворе? Давай сходим туда сейчас же, мой любимый!
  
  
  
  - Лаванда, ты видишь, я ем? - Шестой Уизли попытался избежать удушения от объятий своей девушки. - Да и на занятия скоро.
  
  
  
  - Ну, Бон-Бончик! Пойдем, это так романтично, там повсюду цветочки, светящиеся шарики, и это все среди снега, и мы будем кататься по льду, держась за руки. Ты ведь не откажешь своей Лав-Лав?
  
  
  
  - Конечно, Лав-Лав, - рыжий грустно посмотрел на свою тарелку, - только сначала доем.
  
  
  
  Видимо, не только мне показалось таким нелепым поведение этой парочки, потому что Гермиона резко встала и, бросив скомканную салфетку на стол, вышла из зала.
  
  
  
  
  
   *****
  
  Все занятия в этот день проходили под аккомпанемент признаний в любви, обмена валентинками и поцелуями влюбленных пар, не стесняющихся выражать свои чувства прямо в переходах школы. Мне же оставалось лишь завидовать им и терпеливо ждать решения одной гриффиндорки, надеясь наверстать упущенное позже.
  
  
  
  Перед последним уроком пришлось сбегать в свою спальню и забрать забытый с утра учебник по ЗОТИ, так что теперь я торопился, не хотелось доставлять удовольствие Снейпу, позволяя снять баллы с нашего факультета за опоздание. Уже на подходе к нынешним владениям "грозы подземелий" столкнулся с каким-то пуффендуйцем в пустом коридоре, в результате мои книги и записи рассыпались по полу, а этот мелкий сорванец, извинившись, побежал дальше. Пришлось собирать все и, устроившись в ближайшей нише, распихивать по сумке вещи. Знакомые голоса, принадлежащие Гермионе и ее подружке, заставили меня замереть и навострить уши. Знаю, знаю, подслушивать нехорошо, но кто бы отказался, учитывая, что обсуждали явно меня.
  
  
  
  - Джинни, знаешь, он иногда своим поведением просто бесит меня, но рядом с ним мне как-то теплее, и я привыкла к его улыбке, знаю, что всегда могу положиться на него в трудную минуту.
  
  
  
  - Но если ты уверенна...
  
  
  
  Следующие слова заставили мое сердце остановиться.
  
  
  
  - Я люблю Рона уже давно, ты же знаешь. Знаешь, сколько я ждала, чтобы он обратил на меня внимание как на девушку, и как тяжело мне было видеть его с этой Браун.
  
  
  
  - А Маклагген? Ты, конечно, хотела взбесить Рона и заставить ревновать тебя, но, по-моему, это не слишком сработало, мой братец слишком толстокожий и не понимает намеков. Да и использовать постороннего парня таким образом, это как-то...
  
  
  
  Прозвеневший звонок, оповещающий о начале занятий, прервал их диалог.
  
  
  
  - Послушай, Джинни, давай позже договорим, - было слышно, как Гермиона стянула свою сумку с подоконника. - Мне на урок пора.
  
  
  
  Девушки, стуча каблучками, разошлись в разные стороны. Притулившись к стене, я отказывался верить в услышанное. Лишь звук вновь начавшего свою работу мотора, находящегося в моей грудной клетке, заставил меня отмереть и горько усмехнувшись, отправиться прочь. В тот день на занятия я больше не пошел.
  
  
  
  
  
  ========== Глава 14 ==========
   *****
  
  Чем дольше я шел по переходам Хогвартса, тем быстрее становились мои шаги. Вбежав в гостиную Гриффиндора и взлетев по лестнице, я остановился, лишь когда дверь спальни захлопнулась за мной с ужасающим грохотом. Голова буквально разрывалась от вопросов: "Как же так? Неужели все это была ложь?! Выходит это был спектакль для одного зрителя, драгоценного Рона, а тебе, Маклагген, отведена роль игрушечной марионетки? Ты считал Уизли не слишком умным? Да вот оказывается, что ты в сто раз тупее его! Конечно, прекрасный Рони не обращает на меня внимания, так давайте используем глупого, влюбленного Маклаггена в качестве красной тряпки для него, пусть видит, что я тоже стою внимания!"
  
  
  
  Швырнув сумку на свою постель, сжал голову руками, пытаясь удержать череп от разрыва бьющими ударами пульса. Казалось, что в голове стучат сотни барабанов. Я больше не мог находиться здесь, поэтому, скинув школьную мантию и надев простую черную, схватил деньги из своей тумбочки и ушел в Хогсмит.
  
  
  
  Только наивный первокурсник думает, что питейные заведения Хогсмита представлены только "Тремя метлами" и "Кабаньей головой", здесь есть места и значительно темнее. Именно в один из таких баров и принесло меня желание залиться огневиски по самую макушку, чтобы утопить все вопросы в море алкоголя.
  
  
  
  Бар "Изгои" как раз подходил под настроение, а учитывая, что здесь не принято было задавать вопросы о возрасте клиента при продаже крепких напитков, и отсутствие влюбленных парочек в любой день, то он был просто идеален. Грязный пол и паутина по углам, в которой мог вполне жить акромантул, меня не смущали, как и морды посетителей, видимо, недавно вышедших из Азкабана.
  
  
  
  - Бутылку огневиски и стакан, - на шершавую барную стойку легла стопка из десяти золотых галеонов.
  
  
  
  Эта сумма стоила трех бутылок в магазине, но было плевать. Бармен молча подхватил монеты и поставил передо мной заказанное, удостоив даже понимающей улыбки, что на его явно уголовной роже выглядело зловеще.
  
  
  
  Налив первый стакан, я выпил его большими глотками, та же участь постигла и следующий. Лишь приговорив полбутылки, темп стал спадать, но проклятые мысли не желали покидать мое сознание, неотступно подбрасывая воспоминания о тех знаках внимания, что уделяла мне Гермиона в присутствии Уизли. Жестоко сопоставляя эти события и реакцию девушки на парочку Браун-Уизел, память подбрасывала все новые и новые моменты. А фантазия добавляла еще и свою лепту, предоставляя кадры, где сестра рыжего с Гермионой смеются над тупым Кормаком и придумывают новые способы привлечь внимание Рональда, используя дурачка Маклаггена.
  
  
  
  - Эй, парень, что отмечаем? - неприятный тип в тряпье, когда-то бывшим парадной мантией, устроился на соседнем стуле.
  
  
  
  - Похороны. - Действительно, Кормак, детство умерло, добро пожаловать во взрослую жизнь, полную лжи и цинизма.
  
  
  
  - Чьи это ты похороны решил здесь отметить? - самозваный собеседник подмигнул своим товарищам, сидящим за ближайшим столиком.
  
  
  
  Похоже, мне сегодня не дадут спокойно утопиться. Эти четыре типа явно собирались дорваться до молодого и пьяного. Что же, мне это только на пользу, сейчас я готов был убивать, а не драться, и эта мразь, наполняющая дно любого общества, подходила под эти цели.
  
  
  
  - Твои, если не отвалишь, - смотрю ему в глаза и сжимаю палочку под одеждой.
  
  
  
  Не знаю, что он увидел в моем взгляде, но это ему явно не понравилось. Ехидная улыбка слезла, а цвет его лица стал заметно светлее. Молча удалившись к своим подельникам, он тихо поговорил со своими собутыльниками, и больше в тот вечер меня не беспокоили.
  
  
  
  Время текло незаметно, как и огневиски по пищеводу. Даже обжигающий вкус напитка практически не чувствовался, я пил его, как воду, заталкивая в себя все больше и больше. На каждый вопрос - глоток, на каждое воспоминание- глоток, на каждую злость - глоток, на каждую боль - глоток.
  
  
  
  - Парень, - угрюмое лицо бармена появилось передо мной, слегка покачиваясь. - Иди в школу, тебе пора.
  
  
  
  Тяжело было сфокусировать взгляд на одной точке, но вот возвращаться, как бы противно мне не было, придется. Судя по темным окнам, уже давно наступила ночь, и если я не приду к закрытию ворот, то придется спать на улице, в таком состоянии меня даже в мотель не пустят.
  
  
  
  - Еще бутылку, - очередная стопка галеонов легла на стойку, рассыпавшись от неуверенного движения руки, - с собой.
  
  
  
  
  
  *****
  
  Морозный воздух, пытающийся привести меня в чувство, явно проигрывал битву с алкоголем, тем более что подкрепление в виде вливаемых новых порций огневиски не оставляло ему шансов. Вдали уже показались ворота на территорию Хогвартса, слава Мерлину, еще открытые. И начхать мне было на Филча, который присматривает за возвращающимися учениками. Но дуракам и пьяным, как известно, везет, а я пьяный дурак, так что два в одном, и, видимо, эта удача позволила мне спокойно пройти в школу - Филча на месте не оказалось.
  
  
  
  Коридоры встретили позднего путешественника тусклым светом факелов и боем часов в холле, пробившими десять часов. Время отбоя, а мне еще ползти до башни по всем переходам и лестницам. Но делать нечего: будем идти, тем более в компании половины бутылки это будет нескучно.
  
  
  
  Жаль только темные мысли так и остались плавать, заставляя скрипеть зубами от досады и обиды. Никак не мог смириться с тем, что так поступила моя Гермиона. А была ли она твоя Гермиона? Ты сам выдумал этот образ - такой серьезной, такой честной, такой правильной и умной. Вспомнив о ее уме, я остановился. Еще какая умная, так обкрутить и использовать меня, что сам бегал за ней махая хвостиком и повизгивая от восторга. Сегодня моя Гермиона умерла, осталась лишь Грейнджер, которую я не знаю.
  
  
  
  Кружащиеся вокруг моего тела стены заставляли искать опору и напрягать зрение, пытаясь найти неподвижную точку. Взгляд зацепился за окно, открывающее вид на так старательно сделанный подарок. Прислонившись плечом к оконной раме, я наблюдал за переливающимися огнями надо льдом, потягивая огневиски прямо из горлышка. Вспомнились слова продавца цветов, когда он показывал заклинание постоянного цветения: "В это заклинание нужно вложить свою любовь. Чем сильнее чувство, тем дольше будут цвести цветы".
  
  
  
  Цветы по-прежнему играли своими красками, раскрашивая перила.
  
  
  
  - Тварь! - Бутылка с недопитым огневиски полетела в противоположную стену, разбившись на тысячи осколков янтарного цвета.
  
  
  
  Красиво получилось! Только мне было все равно, казалось, что на столько же осколков разлетелась и моя жизнь.
  
  
  
  
  
  *****
  
  Свет, появившийся в конце тоннеля из арок, и спешащие шаги означали конец моему одиночеству. Видимо, кто-то из старост или преподавателей, патрулирующих школу после отбоя, услышал мой крик и звук бьющегося стекла. И еще до того, как свет люмоса прояснил лицо приближающегося человека, я знал, что это Гермиона Грейнджер.
  
  
  
  - Ну надо же, какая встреча! - оторвавшись от стенки и пытаясь устоять на ногах, я поприветствовал нашу правильную старосту.
  
  
  
  - Кормак? - вид у нее был весьма удивленный.
  
  
  
  - Собственной персоной! - Делаю несколько неуверенных шагов навстречу и распахиваю руки: - Обнимешь меня в честь встречи?
  
  
  
  - Ты пьян, - не вопрос - утверждение, и непонимающий взгляд
  
  
  
  Какая же из нее актриса могла бы получится! Зря она выбрала магический мир. Среди маглов ее явно ждал успех где-нибудь в Голливуде.
  
  
  
  - Что не обнимешь? - приблизившись, я взял ее за кисти рук. - А, ну да! Здесь же нет Рональда Уизли! Перед кем же играть представление?! Да, Грейнджер?!
  
  
  
  Ее глаза широко распахнулись, видимо, поняла, что мне все известно. Сюрприз, Грейнджер! Черная повязка спала с глаз бедного Пьеро.
  
  
  
  - Кормак, - нервно облизывает пересохшие губы, - я могу все объяснить.
  
  
  
  - А что здесь объяснять, Грейнджер? - толкаю и прижимаю ее к стене. - Понравилось играть людьми, да?!
  
  
  
  При ударе об стенку ее палочка выпадает на пол, а глаза прикрываются от испуга.
  
  
  
   - Мне больно, Кормак, - пытается вырвать руки из захватов.
  
  
  
  - А думаешь мне не больно! - кричу, срывая голосовые связки и заставляя ее зажмуриться. - Или думаешь, тупой Маклагген не может чувствовать!
  
  
  
  От близости ее тела у меня окончательно срывает крышу. Запах ее кожи проникает в ноздри, перебивая запах огневиски, разящий от меня. Так близко и такая не моя. Я хочу ее, хоть раз в жизни хочу подчинить себе и заставить почувствовать всю ту боль, что наполняет меня.
  
  
  
  Задираю ее руки, фиксируя над головой. Ее ладошки такие маленькие, что легко помещаются в одной моей. Прижимаюсь к ее телу, вдавливая в шершавую стену, и провожу рукой по ее лицу, очерчивая скулы. Страх и понимание того, что сейчас произойдет, вспыхивает в распахнувшихся карих глазах.
  
  
  
  - Кормак, не надо, - сглатывает ком в горле. - Я не хочу.
  
  
  
  Плевать. Я тоже не хотел так, но сегодня ты моя. Целую ее шею, оставляя безобразный засос, расцветающий свинцовым цветом. Чувствую, как она начинает биться, пытаясь вырваться из моей хватки, но это бесполезно, силы слишком не равны. А вот бить между ног не надо, это нам еще сегодня пригодится. Прижимаю еще сильнее, раздвигая ее колени и устраиваюсь между ними. Она кричит, но что именно, я не слышу и не понимаю. Продолжая впиваться в доступную кожу, пытаюсь почувствовать ее вкус и рву мантию одним движением, прихватив несколько пуговиц из блузки под ней. Ненавижу ее. Ненавижу и Люблю. И от этого ненавижу себя.
  
  
  
  - Кормак. Не надо. Прошу, - тихий голос.
  
  
  
  Всхлип.
  
  
  
  До моего затуманенного алкоголем и возбуждением разума наконец доходит, что я творю!
  
  Глаза видят, но не верят происходящему. Гермиона стоит, распластавшись по стенке и отвернув голову вбок, лишь бы не смотреть на меня. По щекам бегут ручьи слез, оставляя мокрые дорожки. Она больше не кричит, и эта тишина меня убивает. Как же низко ты пал, Маклагген! Применяешь силу и совершаешь насилие над женщиной, как последний подонок.
  
  
  
  Наклоняю голову, прикасаясь лбом к ее макушке, запоминая этот миг. Знаю, больше никогда мы не будем стоять так близко.
  
  
  
  - Прости, - отпускаю ее руки и делаю полшага назад.
  
  
  
  Еще несколько секунд мы стоим в такой позиции, не шевелясь. Толчок в грудь, и Гермиона, вырвавшись, подхватывает свою волшебную палочку, наставляет ее на меня.
  
  
  
  - Никогда. Больше. Не подходи ко мне! - злость в голосе, а по щекам продолжают бежать слезы.
  
  
  
  Развернувшись, она ушла, гордо держа спину и сжимая разорванную мантию.
  
  
  
  Холодно. В коридорах школы невероятно холодно. И от этого холода хочется завыть и разбить серый камень этих стен, и противиться этому желанию я не могу. Нанося удар за ударом, разбивая пальцы в кровь, окрашивая все в красный цвет, я слышу собственный голос:
  
  
  
  - Ты идиот, Кормак! ЭТОГО она тебе никогда не простит. Ты Идиот!
  
  ========== Глава 15 ==========
   Комментарий к Глава 15
   Глава переработана. Спасибо читателям за помощь.
   *****
  
  
  
  Я лежу на пляже, судя по шуму, прямо возле воды, и драккловы волны бьются об мою голову, причем бьются очень сильно. Но почему, если рядом столько воды, я так хочу пить?
  
  
  
  Воспоминания вчерашнего дня хлынули в мое сознание потоками раскаленной лавы, беспощадно вырезая образы и заставляя морщится от увиденного. Как жаль, что нельзя применить заклинание забвения к самому себе. Память обрубалась на моменте моей попытки пробить стену голыми руками. После этого наступала полная тьма, и где я в данный момент нахожусь было непонятно. Для камней, составляющих полы в Хогвартсе, было слишком мягко, да и на койку в Азкабане, если Грейнджер заявила в аврорат о попытке изнасилования, было не похоже. Конечно, проще было поднять голову и определить свое местоположение в пространстве, но шевелиться абсолютно не хотелось.
  
  
  
  Бах!
  
  
  
  Мерлин, зачем же так хлопать дверью? Никакого почтения к умирающим.
  
  
  
  - Он еще спит? - голос Демельзы, значит, я точно не в Азкабане, вряд ли туда пускают друзей насильников.
  
  
  
  - Как видишь. Удалось что-нибудь узнать? - это точно Ричи, есть вероятность, что я в нашей спальне. Только как я сюда попал?
  
  
  
  - Ничего, никаких драк в школе вчера не было. Разве только он ходил в Хогсмит и там с кем-то столкнулся.
  
  
  
  - Зачем ему в Хогсмит? - О, и Джеффри тут, почему они не на занятиях? - И потом, вы видели Грейнджер? На нее смотреть страшно.
  
  
  
  Что с ней? Драккл, ничего не помню. Не мог же я догнать ее и нанести еще какой-то вред. Или мог? После вчерашнего я могу поверить, что способен поднять руку на женщину. Какая же я скотина!
  
  
  
  - Что с Грейнджер? - собственный голос невозможно было узнать, а при попытке подняться, вокруг все заплясало в бешеном танце.
  
  
  
  Дружеские руки подхватили мое бренное тело, усаживая на постели, и придержали, пока земля не перестала кружиться вокруг меня. В губы ткнули флакон с какой-то жидкостью и заставили выпить. Оно, конечно, на вкус гадость, но сознание прояснилось, а мысли перестали причинять жуткую боль.
  
  
  
  Я все-таки в нашей спальне. И сейчас передо мной сидела гриффиндорская часть нашей компании, с лицами требующими ответов.
  
  
  
  - Кормак, что вчера произошло? - значит, Демельза будет вести допрос. - Где ты умудрился так разбить руки, что даже бадьян не смог их полностью вылечить? И почему, к дракклам, ты так нажрался?!
  
  
  
  - Что с Грейнджер? - да ответьте вы мне, насколько низко я пал.
  
  
  
  - Цела твоя Грейнджер, только очень подавленная какая-то.
  
  
  
  - Она не моя, - мои слова заставили всех замолчать, - и никогда не будет моей. И ребята, я очень прошу не спрашивать, что произошло.
  
  
  
  Таких друзей никогда не купишь за золото. Они всегда поддержат, если тебе трудно, и не будут ворошить тему, если тебе больно. Так что вопросов больше не последовало, хотя по глазам было видно, насколько им хочется знать правду. Но не мог я им рассказать о предательстве и собственной глупости, как и о моем нравственном падении. Проспал я, оказывается, до обеда, пропустив первую половину занятий, но теперь, приняв антипохмельное зелье и откиснув в душе, нужно возвращаться к нормальной жизни. Я не сломаюсь, несмотря ни на что.
  
  
  
  
  
  *****
  
  Мое появление в классе, перед занятием по трансфигурации, привлекло внимание сокурсников. В основном это внимание приковывали забинтованные кисти рук, не привыкли маги видеть лекарские повязки, ведь все незначительные повреждения легко исправлялись магией или зельями. Хорошо, что мой тяжелый взгляд осадил желающих узнать подробности получения этой травмы, а появление профессора Макгонагалл переключило все внимание на нее. К сожалению, внимание нашего декана было направлено на меня.
  
  
  
  - Мистер Маклагген, почему вы пропускаете занятия? Мне доложили, что вас не было на утренних уроках.
  
  
  
  Пришлось встать, отвечая на вопрос преподавателя.
  
  
  
  - Мне нездоровилось, профессор.
  
  
  
  - Вы обращались к мадам Помфри? Мерлин, что с вашими руками?
  
  
  
  Не заметить белые повязки, покрывающие даже пальцы рук, было сложно.
  
  
  
  - Неудачный полет на метле, профессор, - надеюсь, такой ответ ее удовлетворит.
  
  
  
  - Немедленно идите в медицинское крыло, - Макгонагалл включила строгую училку.
  
  
  
  - Со мной все в порядке, не стоит беспокоить мадам Помфри, - меня начинает злить всеобщее внимание, и так нервы на пределе.
  
  
  
  - Я настаиваю на том, чтобы вы показались медику.
  
  
  
  - Со мной все в порядке! - грохот от удара кулака об парту подтвердил мои слова.
  
  
  
  Краем глаза я заметил, как дернулась при этом Грейнджер, и недоуменный взгляд Поттера, который так же заметил ее реакцию и после посмотрел на меня.
  
  
  
  - Что ж, как желаете, - наш декан решила не накалять обстановку. - Начнем тогда урок.
  
  
  
  Тяжело было писать перебинтованными руками, но еще тяжелее оказалось не смотреть на Грейнджер. Сегодня она надела свитер с высоким воротом, закрывающим ее шею. Неужели она не смогла убрать синяки от засосов с помощью палочки? Мерлин, зачем я такое натворил? Повел себя как животное. Даже то, что тебя использовали не может служить оправданием, хорошо хоть сумел остановиться, а то совсем бы себя перестал уважать. А Поттер с Уизли, похоже, ничего не знают, сидят и спокойно конспектируют. Почему она не рассказала им? Набросились бы на меня вдвоем, отстаивая честь своей подруги, глядишь, до ее рыжего героя и дошло бы, на кого надо обратить внимание. А что? Злодей Маклагген повержен рыцарем без страха и упрека - Рональдом Уизли, и победитель теперь обязан женится на красавице, чью честь защитил. Хеппи Энд, все счастливы. Кроме злодея, но кого он волнует? Так почему она молчит?
  
  
  
  *****
  
  Следующие несколько дней стали самыми нервозными за всю мою прошедшую жизнь. Чувства вины и омерзения к себе не покидали меня, хотелось извиниться, пусть это и не оправдало бы моего поступка. Но видя, как Грейнджер отворачивается каждый раз, когда мы случайно сталкивались взглядами, никак не мог найти силы подойти к ней. Ну не записку же посылать? Так мол и так, извини, что хотел тебя изнасиловать. Я просто любил тебя, а как узнал, что был лишь игрушкой совсем с катушек съехал. Прости, если что не так, давай останемся друзьями.
  
  
  
  Представив, как будет выглядеть этот бред в написанном виде, откинул эту идею окончательно. Оставалось надеяться, что время все сгладит, но судьба распорядилась иначе.
  
  
  
  - Маклагген! Ты мерзкая скотина! Что ты сделал с Гермионой?!
  
  
  
  Этот возмущенный крик, раздавшийся в пустом коридоре, заставил меня остановиться и обернуться. Разъярённая рыжая подружка, она же Уизли номер семь, стояла напротив меня, сжимая палочку с угрожающим видом. С недавних пор я очень не люблю людей, носящих фамилию Уизли, и это плохая идея угрожать мне, наставляя магическое оружие.
  
  
  
  - Чего тебе, рыжая?
  
  
  
  - Я хочу, чтобы ты ответил за то что сделал, - Джинни взмахнула волшебной палочкой, вычерчивая незнакомую мне руну. - Веспертилос!
  
  
  
  Я был поражен! Летучие мыши? Видимо, кое-кто еще из детства не вышел. Но удивление не помешало среагировать в целях самообороны.
  
  
  
  - Пиро! - запах сгоревшей плоти и дым заполнил пространство. - Секо! - и две уцелевшие от огня ночные твари упали на пол, разрезанные пополам, следом в дымовую завесу улетело невербальное "Инкарцеро", долго это представление смотреть не хотелось, так что пусть рыжая остынет, связанная по рукам и ногам.
  
  
  
  Развеяв густой смрадный дым, я был награжден прекрасным видом стоящей младшей Уизли, украшенной тяжелыми цепями, сковавшими ее тело и не позволявшими даже пошевелиться. Это сколько же силы я вложил в заклинание, что получились цепи вместо веревок? Ее палочка валялась рядом на полу, видимо, выронила, когда ее связало. Подойдя ближе и отбросив трофейный инструмент, я немного успокоился, теперь можно и поговорить.
  
  
  
  - А ты симпатичная, когда связанная, - провел по ее телу плотоядным взглядом.
  
  
  
  - Ты псих и извращенец, Маклагген! - ее глаза гневно искрились. - Хочешь поступить со мной так же, как с Гермионой? Ты же любишь брать все силой, да?!
  
  
  
  Значит, Джинни в курсе произошедшего. Попробую объяснить, но захотят ли меня слушать?
  
  
  
  - Ты знаешь?
  
  
  
  - Что ты запугал ее и теперь она молчит и держит все в себе? Или что ты предал ее доверие и попытался добиться всего по-быстрому?!
  
  
  
  Эти слова вызвали волну гнева внутри меня. Это еще чье доверие предали! Так что следующие слова я прокричал ей в лицо:
  
  
  
  - А когда решали использовать Маклаггена, чтобы вызывать ревность твоего братца, вы думали о предательстве?! Или это для вас обычное дело?
  
  
  
  Рот девушки застыл в раскрытом виде, так и не сумев произнести очередное оскорбление в мой адрес.
  
  
  
  - Что, Джинни, нет слов? - Как же я устал от всего этого! Хотелось забыть все, как страшный сон.
  
  
  
  - Отойди от нее! - грозный рык раздался за моей спиной, заставляя развернуться и принять боевую стойку.
  
  
  
  В десятке ярдов от нас стоял спаситель магической Англии собственной персоной, направив на меня волшебную палочку и яростно сверкая зеленными глазами. Все-таки гриффиндорцы немного зациклены на благородстве, и это не позволяет нам бить в спину. Ну мне же лучше: есть время сосредоточиться и приготовиться к бою. Все же Поттер - это вам не мелкая Уизли, схватка будет серьезной.
  
  
  
  - Надо же, сам Гарри Поттер! Чем обязан?
  
  
  
  - Я все слышал, Маклагген! - Избранный сделал пару шагов в сторону, занимая более выгодную позицию для атаки. - Теперь я понимаю, что происходит с Гермионой в последние дни. Не могу поверить, что ты опустился до такого!
  
  
  
  - Поверь, Поттер, сам не знал, что способен на это. Знаешь ли, когда резко спадают розовые очки, представляя реальную картину жизни, это немного сводит с ума. Тем более когда ты узнаешь, что выполнял лишь роль красной тряпки.
  
  
  
  - То, что Гермиона задела твое самолюбие, не оправдывает насилия над ней! - похоже, Гарри не настроен на конструктивный диалог. - И ты за это ответишь!
  
  
  
  - Вы считаете, что все это произошло из-за оскорбленного мужского самолюбия?! - Я перевел взгляд с Поттера на Джинни. - Думаете, что все дело в этом?
  
  
  
  Судя по тому, как вздернулся вверх подбородок связанной Уизли, и твердому взгляду Гарри, то именно так все они себе и представляли. Подонок Маклагген просто решил отомстить девушке. И эта уверенность в их глазах стала последней каплей для моего терпения. Возможно, в будущем я об этом пожалею, но сейчас мне было абсолютно все равно.
  
  
  
  - Тогда бей, Гарри! - моя волшебная палочка полетела под ноги избранному, звеня по каменному полу. - Бей! Такая мразь действительно не заслуживает жизни!
  
  
  
  Поттер неверяще смотрел, как палочка, кинутая мной, медленно подкатилась к нему. Для мага так варварски выбросить свой магический инструмент было немыслимо.
  
  
  
  - Чего же ты ждешь! Бей! - Я приглашающе раскинул руки. - Думаешь сможешь сделать мне больнее чем есть?!
  
  
  
  Гарри перевел растерянный взгляд с меня на связанную Джинни, наверно, боится зацепить рыжую.
  
  
  
  - Я облегчу тебе задачу, Гарри. - Делаю два шага в сторону, оставаясь в одиночестве перед прицелом волшебной палочки Поттера. - Теперь ты точно не промахнешься.
  
  
  
  Почему же ты медлишь, Поттер? Я и так опустошен, чтобы стоять и ждать, когда ты выберешь проклятие для меня.
  
  
  
  - Я любил ее, Гарри, - мой глухой голос выдал эти слова против воли хозяина. - Любил по-настоящему, так как, наверно, можно любить лишь раз в жизни. Ты даже не представляешь, как это - знать, что твоя избранница желает быть с другим.
  
  
  
  - Откуда ты узнал? - быстро же Джинни растормозилась. А они с шестым Уизли точно родственники? - И это тебя не оправдывает!
  
  
  
  - Ты права, не оправдывает. И права в том, что я мерзкая скотина. - Подойдя к ближайшему окну, раскрыл его, впуская свежий воздух. На душе лежал тяжелый камень и давил, мешая даже нормально дышать. - Я сорвался, Джинни. Узнав, что Гермиона любит твоего брата, а я лишь выполняю роль раздражителя для него, это свело меня с ума.
  
  
  
  - Я видела, в каком состоянии пришла Гермиона в ту ночь. Ты хоть представляешь, что было бы, если ей не удалось вырваться?
  
  
  
  - Она не вырвалась, - удивленные глаза показали, что это новость для нее. - Я ее отпустил. Как видите, я еще не совсем потерянный человек.
  
  
  
  - Ты идиот, Маклагген, - Джинни сокрушенно покачала головой.
  
  
  
  - Об этом можно мне не напоминать. Теперь все уже кончено. Сейчас я просто хотел бы извиниться перед вашей подругой за содеянное и жить дальше. - Я посмотрел на Поттера: - Если, конечно, Гарри передумает меня здесь убивать.
  
  
  
  - Думаю, ты себя уже достаточно наказал, - Гарри Поттер медленно опустил свою палочку. - А что касается извинений перед Гермионой, то думаю, что смогу этому посодействовать. Вам действительно надо поговорить.
  
  
  
  
  
  *****
  
  Заброшенный кабинет нумерологии на пятом этаже давно никем не посещался. Судя по обстановке, даже эльфы обходили его стороной. Именно здесь Поттер пообещал устроить нам встречу для нормализации отношений. Я даже заготовил речь для показательного выступления, что-то официальное: "Мисс Грейнджер, я приношу вам извинения за свое недостойное поведение и неоправданное применение силы по отношению к вашей персоне, а также за покушение на вашу честь, что не может быть оправданно никакими причинами". Ну и все прочее в таком же духе.
  
  
  
  Скрип открывающейся двери заставил меня обернуться и встретить взгляд карих глаз. За спиной Грейнджер стояли Гарри и ее подруга, видимо, пришли в качестве охраны. Хотя чего меня опасаться без волшебной палочки, которая осталась у Поттера?
  
  
  
  - Гермиона, мы с Джинни будем за дверью, если что. - Гарри посмотрел на меня: - Веди себя хорошо, Маклагген.
  
  
  
  - Ей нечего опасаться, - я продемонстрировал пустые руки. - Могу дать непреложный обет, что не обижу твою подругу, если моего слова недостаточно.
  
  
  
  - Думаю, что обойдемся без этого, - Грейнджер смело посмотрела в мои глаза. И по ее взгляду стало понятно, что Поттер с младшей Уизли ей все рассказали. - Оставь нас, Гарри.
  
  
  
  Мы вновь вдвоем. Что может быть проще - извинись, как мужчина, и разойдитесь в разные стороны жизни. Так почему все заготовленные слова вылетели из моей головы? Чтобы вновь собраться с духом, я отвернулся к окну, любуясь бушующей снежной бурей за стеклом. Движение справа, и знакомый до боли силуэт останавливается рядом. Ее взгляд устремлен так же в круговорот снега на улице. Нужно начать разговор, но, Мерлин, как же тяжело произнести первое слово.
  
  
  
  - Я не знаю, что сказать, - невозможно находиться так близко и сохранять спокойствие. - Глупо просить прощения, такое нельзя простить.
  
  
  
  - Мне было страшно, Кормак. Я так никогда в жизни не боялась, даже когда на нас напал тролль на первом курсе, - воспоминания той ночи заставили ее голос задрожать, казалось, еще немного и она заплачет. - Ты был похож на зверя!
  
  
  
  - Прости, - прекрасно, теперь я страшнее тролля.
  
  
  
  - Кормак, - ее ладонь прикоснулась к оконному стеклу, - я не хотела причинить тебе боль. Пойми, все неожиданно зашло слишком далеко. И то, что вначале казалось невинной игрой, стало вдруг очень серьезным.
  
  
  
  - Для меня это не было игрой, - мои руки сжали подоконник, сдерживая кипящие нервы.
  
  
  
  - Теперь я это знаю. Прости меня. Просто я...
  
  
  
  - Просто ты любишь другого, да? И готова была на все, лишь бы вы были вместе. Поверь, я тебя понимаю.
  
  
  
  - Я хотела все объяснить, но ты не дал мне такой возможности.
  
  
  
  - Здесь больше нечего объяснять. - От нашего дыхания стекло запотело и приобрело эффект зеркала, и в нем сейчас отражались наши лица. - Все прошло, Грейнджер.
  
  
  
  Гермиона вздрогнула, когда прозвучала ее фамилия. Да, теперь ты для меня всего лишь Грейнджер.
  
  
  
  - Я хотел лишь сказать тебе, что можешь не опасаться меня. Зверь Маклагген больше никогда не причинит тебе вреда.
  
  
  
  Гермиона развернулась и посмотрела на меня в упор. В этот момент я подключил всю силу воли, чтобы продолжать смотреть на бьющие в стекло снежинки. Легкие удаляющие шаги возвестили, что наш разговор окончен.
  
  
  
  - Мне жаль, что у нас так все получилось, Кормак, - слова и звук захлопнувшейся двери - вот и все, что осталось от моей любви.
  
  
  
  - Мне тоже жаль. - Я накрыл отпечаток ее ладони на запотевшем стекле своей рукой. Прозрачная преграда по-прежнему хранила тепло ее тела.
  
  ========== Глава 16 ==========
   *****
  
  Наконец-то в окрестности Хогвартса, прогнав надоевший холод, пришла весна, радующая свежей зеленью распустившихся листьев. Каждый ученик теперь старался проводить как можно больше времени на улице, наслаждаясь долгожданным теплом и ласковыми лучами солнца. Лишь по вечерам, когда ночная прохлада загоняла гриффиндорцев в башню, в гостиной собирался практически весь наш факультет, обсуждая прошедший день и предаваясь доступным развлечениям в виде игры в плюй-камни и волшебные шахматы.
  
  
  
  В один из таких спокойных вечеров среди студентов нашего факультета стала быстро распространяться неожиданная новость: Рональд Уизли отравлен! Это вызвало эффект бомбарды выпущенной в центр нашего немногочисленного общества. Теории множились, обсуждались и опровергались, доходило до того, что стали предполагать причастность к отравлению Сами-Знаете-Кого. Ну это они уже загнули, конечно, вряд ли Волди даже подозревал о существовании Рона, тем более занялся его устранением лично.
  
  
  
  Хотя идея отправить Шестого в долину вечной охоты, как говорил мой американский кузен, была весьма привлекательна. Но это я так, по старой памяти. За прошедшее время удалось успокоиться и перестать провожать взглядом Грейнджер каждый раз, когда она проходила мимо. Поначалу для этого приходилось прилагать значительные усилия, но теперь это уже не составляло проблемы. Можно сказать, что я выстроил вокруг своих чувств крепкие крепостные стены из прочных камней. Пусть живет, как хочет, меня это не касается.
  
  
  
  Так что мы спокойно продолжали свою партию в шахматы, и сейчас белые фигуры под моим чутким руководством загоняли отчаянно сопротивляющегося короля Джеффри в угол.
  
  
  
  - Вы слышали последнюю новость? - Ричи плюхнулся в соседнее кресло.
  
  
  
  - Рыжий сдох? - Джеф занес свою ладью, раздумывая, как спасти свое положение.
  
  
  
  - Нет, говорят его спас Поттер, сварив противоядие за десять минут! - палец Ричи взметнулся вверх. - И это против сложносоставного яда!
  
  
  
  Вечно этот Поттер лезет спасать всех. Дал бы рыжику спокойно окочуриться, был бы лишний повод выпить. На поминках. Я съел очередную фигуру черных. Про противоядие за десять минут вранье однозначно, на такое не способен даже Снейп, а Гарри тем более, несмотря на поразительные успехи в зельеварении в этом году.
  
  
  
  Еще в начале вечера, когда стало известно об отравлении, в больничное крыло отправилась сестра Рональда в сопровождении Грейнджер, а следом за ними побежала зареванная Браун с криками: "Мой Бон-бон!" Похоже, Грейнджер так и вздыхает в сторонке по этому Бон-Бончику, раз Лаванда по-прежнему постоянно висит на его шее. Но это их проблемы и, как я уже сказал, меня они не волнуют.
  
  
  
  Портрет "Полной дамы" отодвинулся, пропуская очередных посетителей. Раз вернулись Джинни со своей подругой, значит одно из двух: либо они пришли собрать вещи рыжего для похорон, либо его жизни больше ничего не угрожает. На их лицах скорби не было (а жаль), была лишь решительность и злость. С таким настроем они направились к группе девчонок, сидящих в дальнем углу.
  
  
  
  - Ромильда Вейн! Из-за тебя мой брат сейчас находится в больничной палате в тяжелом состоянии, - громкий голос младшей Уизли разнесся по гостиной, заставив всех притихнуть и обратить свое внимание на них. - Да как ты посмела подсовывать парню конфеты с амортенцией!
  
  
  
  Это что-то новенькое. С чего бы Ромильде соблазнять Рона, когда она сохнет по его другу? Тем более использовать запрещенную амортенцию? За такое можно запросто вылететь из Хогвартса, а то и получить год Азкабана. Не помешает подойти и разобраться, а зная взрывной характер Джинни, и защитить Ромильду от разозленной сестренки рыжего. Все-таки Роми - мой друг, и бросать ее в этой ситуации я не собираюсь.
  
  
  
  - Я ничего не подсовывала Рону, с чего ты это взяла? - Ромильда встала лицом к двум девушкам, весь вид которых говорил о воинственности.
  
  
  
  - Ты прислала конфеты, напичканные амортенцией, Гарри, а Рон по ошибке их съел, - Уизли продолжала напирать на нее, - и он теперь находится без сознания, его еле спасли.
  
  
  
  Теперь стало понятно, что произошло. Видимо, Ромильда совсем отчаялась привлечь внимание избранного и пошла на крайние меры. Странно, мне казалось, она переболела этим своим наваждением и в последнее время стала вновь оживать. Значит, конфеты получил Поттер, а рыжий, как обычно все съестное тянет в рот, и сожрал их.
  
  
  
  Не нравится мне, как рука Джинни нервно сжимается на рукоятке волшебной палочки, того и гляди, выпустит опять какую-то гадость в бедную девушку. Поэтому, встав за спиной Ромильды, я попытался разрешить ситуацию миром. Надеюсь, рыжая помнит, чем закончилась для нее попытка нападения на меня, и воздержится от агрессивных действий.
  
  
  
  - Послушай, Джинни, от амортенции еще никто не умирал, даже сознание от нее потерять не получится. - Я приобнял Роми за плечи, давая понять, что я рядом и ее в одиночестве не брошу. - Или у твоего братца особенный обмен веществ? То-то я смотрю, он никак нажраться не может, даже вот чужой подарок съел.
  
  
  
  - Он отравился медовухой у Слизнорта! - Грейнджер вышла из-за своей подружки. - Но у него они с Гарри оказались потому, что нужно было противоядие от амортенции.
  
  
  
  - Я позабочусь, чтобы тебе это не сошло с рук, Вейн! - Джинни продолжала себя накручивать. - Это же надо было додуматься до того, чтобы подсунуть парню приворотное. Да за это в тюрьму можно угодить! Надеюсь, тебя туда и отправят.
  
  
  
  - Это низко и подло, пытаться заполучить Гарри таким способом! - Грейнджер поддерживала обвинение. - Есть же какие-то рамки приличия. Нельзя использовать любые способы, чтобы обратить на себя внимание парня!
  
  
  
  Эти слова заставили кровь закипеть в венах, а ярость начала затуманивать мой мозг. Хотите поговорить о рамках приличия и способах привлечь внимание парня? Так мне есть, что вспомнить. Пусть это будет и ударом ниже пояса, но я не могу позволить обижать моего друга, тем более когда Ромильда еле сдерживается, чтобы не расплакаться.
  
  
  
  - Значит говорите, нельзя использовать любые способы, чтобы обратить внимание парня на себя? - произнося это очень медленно и выделяя каждое слово, я смотрел прямо в глаза Грейнджер. - Говорите, это низко и подло?
  
  
  
  Глаза в глаза, во взглядах только ярость. Кровь отхлынула от лица Грейнджер. Да ты меня правильно поняла, я именно тебя имею в виду. Что любим применять двойные стандарты? А как тебе такая постановка вопроса? Наши гляделки продолжались уже неприлично долгое время, собравшиеся вокруг нас гриффиндорцы начали непонимающе переглядываться. Уизли, видя, что я еле сдерживаюсь, чтобы не наговорить лишнего и вытащить неприглядную сторону нашей старосты на обозрение общественности, решила завершить сей разговор:
  
  
  
  - Пойдем, Гермиона. - Она подхватила Грейнджер под руку. - Все равно им ничего не объяснишь.
  
  
  
  Ну и слава Мерлину, что они убрались в женское крыло. Теперь хоть можно спокойно вздохнуть. Но рано я расслабился, плечи Ромильды стали подрагивать в моих руках, значит, все-таки не смогла сдержаться. Развернув ее лицом к себе, я прижал девушку к своей груди, скрывая ее слезы.
  
  
  
  - Спектакль окончен! - я осмотрел собравшуюся толпу злым взглядом. - Можете расходится.
  
  
  
  Видимо, мой голос был достаточно убедителен, ученики стали разбредаться по своим спальням, похоже, на сегодня впечатлений им хватило. А теплые слезы продолжали течь, увлажняя мою рубашку.
  
  
  
  - Дурак твой Поттер, - тихо, так, чтобы услышала только она, - не понимает, какое счастье проворонил.
  
  
  
  - Он не мой, Кормак, - это отчаяние в ее голосе, было слишком хорошо мне знакомо. - Не мой.
  
  
  
  Через некоторое время, когда в гостиной остались лишь мы с Роми, а мою рубашку можно было смело выжимать, девушка успокоилась и задала мне очень неожиданный вопрос:
  
  
  
  - Это она, да Кормак? - подняла синие глаза на меня. - Девушка, которую ты любишь - это Гермиона Грейнджер?
  
  
  
  Видимо, израненные души способны чувствовать друг друга особенно тонко, раз Ромильда все поняла без слов.
  
  
  
  *****
  
  Мотель "Старая Сова" был уютным и единственным приличным в Хогсмите местом, где молодые пары могли спокойно провести ночь вдвоем. Заброшенные кабинеты и кладовка Филча - это, конечно, вызывает некоторый адреналин, но сейчас хотелось комфорта и уюта. Поэтому в данный момент я лежал на мягкой постели, в одном из номеров мотеля на втором этаже, смотря на тихо спавшую рядом Ромильду. Красивые черные локоны обрамляли нежное лицо с правильными чертами, а обнаженное плечо, виднеющееся из-под покрывала, демонстрировало белоснежную кожу.
  
  
  
  Вот спрашивается: "Кормак, чего тебе еще надо? Красивая девушка, которая тебя прекрасно понимает и является практически другом, будь счастлив с ней!" Но все равно понимаешь, что это не она, и заставлять себя притворяться я не смогу, и Роми прекрасно это понимает. Мы не начинали вновь наши отношения, а просто пытались отогреться рядом с друг другом.
  
  
  
  В Хогвартсе погомонили об отравлении Уизли и сопутствующих событиях и забыли про это, найдя другие темы для разговоров. Лаванда Браун получила отставку от Рыжего, правда по какой причине было неизвестно, ведь они так были похожи, особенно по уровню интеллекта. Теперь для Грейнджер дорога была открыта, и думаю, медлить она не станет. А мы будем жить дальше.
  
  
  
  Осторожно встав с кровати, стараясь не разбудить спящую красавицу, я оделся, натянув брюки и обычную футболку, благо в комнате было достаточно тепло, но не настолько, чтобы разгуливать голышом. Подойдя к окну, выходящему на главную улицу поселения, я наблюдал за снующими внизу волшебниками, среди которых иногда мелькали силуэты в школьных мантиях. Ученики спешили провести воскресный день вне стен школы.
  
  
  
  Заметив ненавистную рыжую шевелюру в сопровождении девушки, шагающий в центр Хогсмита, стало понятно, что зря время Грейнджер не теряла, и, судя по отсутствию Поттера, они направлялись на свидание. Наверняка назло мне, пара остановилась под окнами нашего номера, что-то обсуждая между собой. Шорох ткани, легкие шаги и рядом со мной стоит Роми, закутанная в белое покрывало.
  
  
  
  - Это пройдет, Кормак. - Она смотрела на парочку под нашими окнами, а ее голос задрожал: - Будет очень больно и невероятно плохо, но это перегорит.
  
  
  
  Если это правда, Роми, то тогда почему по твоим щекам опять бегут слезы? Не выдержав больше, я прижал своего друга к себе, зарывшись лицом в ее волосах и вдыхая нежный запах. А по моему плечу растеклось мокрое пятно от горячих слез.
  
  ========== Глава 17 дополненная ==========
   Комментарий к Глава 17 дополненная
   Глава немного дополненна, и так мне нравится больше)
   ****
  
  Кто сказал, что орлы не умеют веселиться? Если вы бывали на праздниках в башне факультета Рэйвенкло, то никогда не скажете подобную чушь! И день рождения старосты этого факультета, являлся ярким тому подтверждением. Может, здесь и не было той безбашенности и анархии, что творится среди гриффиндорцев во время гулянок, но по части интересных развлечений и созданию уютной атмосферы праздника они дадут фору любому факультету.
  
  
  
  Свое совершеннолетие Эдди решил отметить с размахом, так что среди умников мелькали представители различных факультетов, даже наблюдалась парочка слизеринцев. Говорят, апрельские дети целеустремленные и благоразумные, но, наблюдая, как Кармайкл, раздевшись до пояса, пытается пройти под планкой под зажигательную самбу, я бы с этим поспорил. Хотя лучше, чем спорить, я, пожалуй, присоединюсь к ним, но сначала надо немного дозаправиться алкоголем, для большей гибкости тела.
  
  
  
  - Роми, я к бару пойду, - пришлось повышать голос, чтобы меня услышали. - Тебе что-нибудь принести?
  
  
  
  Ромильда показала свой наполовину заполненный бокал и отрицательно покачала головой, вновь вернувшись к разговору со своей подругой из Рэйвенкло. Ну нет - так нет. Пусть себе болтает, все же лучше, чем скучала бы в своей комнате. Я-то ее и позвал с собой, чтобы развеяться, а может, и парня здесь найти. Те две прекрасные ночи, что мы провели в "Старой Сове", помогли нам прийти в относительную норму и жить дальше.
  
  
  
  Барная стойка была устроена в углу гостиной, только жаль, не было бармена, но мы люди не безрукие, можем обслужить себя сами. Выбирая сорт огневиски, я и не заметил подошедшего Джеффри, пока он не окликнул меня:
  
  
  
  - Нальешь и другу? - Джеф протянул пустой стакан.
  
  
  
  Да нам не жалко. Плеснув от души в его тару и налив себе, я уже собирался направиться в центр помещения, попробовать свои силы в Лимбо, но был остановлен рукой Хупера.
  
  
  
  - Кормак, разговор есть, - Джеффри смотрел вполне трезво и серьезно на меня. - Что у вас с Ромильдой? Вы вновь встречаетесь?
  
  
  
  - Мы друзья, - непонятный интерес заставил меня забыть о развлечениях. - А с чего такой вопрос?
  
  
  
  - Только друзья?
  
  
  
  - Джеф, я не слизеринец, говори прямо, чего ты хочешь?
  
  
  
  Джеффри сделал пару глотков, явно собираясь с духом. Мерлин, если это то, что я думаю, то из меня очень фиговый друг, не замечающий таких важных вещей в своем окружении.
  
  
  
  - Она мне нравится, Кормак, - выпалил Джеф на одном дыхании. - И я хотел бы сказать ей об этом.
  
  
  
  - А мне ты говоришь это для того...
  
  
  
  - Я не спрашиваю у тебя разрешения, - он перебил мой вопрос. - Но ты мой друг, и отбивать у тебя девушку я не хочу.
  
  
  
  Такая новость заставила и меня пригубить огневиски. Я тут таскаю Роми на праздники, надеясь, что она вновь оживет, найдет себе парня и забудет к дракклам этого Поттера, а это чудо молчит, находясь рядом с ней.
  
  
  
  - И как давно она тебе нравится, Джеф?
  
  
  
  - Не знаю, может, пару месяцев. Это как-то незаметно началось. Вроде все время она рядом, такая привычная девчонка, а потом я стал взглядом искать ее в толпе сокурсников и радоваться, когда слышал ее голос рядом. Я уже хотел подойти к ней и пригласить на свидание, но здесь случилась та история с Уизли, и вы вроде снова сошлись.
  
  
  
  Мерлинова борода! Какой же я идиот! За своими переживаниями совсем ослеп, не вижу, что терзает моих друзей.
  
  
  
  - Джеф! Мы теперь только друзья. - Я поставил свой стакан на столик и взял Джеффри за плечи. - Ты слышишь?! Только друзья. Она абсолютна свободна и очень заслуживает счастья.
  
  
  
  Окрыленный моими словами Джеффри умчался покорять сердце Ромильды Вейн, оставив меня наедине с батареей бутылок. Надеюсь, у моих друзей все сложится хорошо.
  
  
  
  Остаток вечера прошел под радостные возгласы гостей именинника, развлекающихся на полную катушку, и искренние поздравления виновника торжества. Через пару часов, когда уже большинство народа стало расходиться, в помещении был притушен свет и заиграла романтическая музыка, позволяя парам отдохнуть от зажигательных ритмов латинских танцев, царствовавших весь вечер. Стал собираться в родную башню и я, к сожалению, так и не выигравший приз за победу в Лимбо. Ну с моим ростом, на это было мало надежды.
  
  
  
  Уже стоя на выходе, я оглянулся в зал. В медленном танце среди других пар кружились и Джеффри с Ромильдой, плавно двигаясь под такт музыки. Роми посмотрела на меня, прощаясь глазами, и получила в ответ ободряющую улыбку. Будь счастлива, Роми.
  
  
  
  
  
  *****
  
  Темные коридоры Хогвартса заставляли задуматься о коррупции в рядах некоторых директоров. Неужели нельзя купить больше магических факелов для освещения? Или это такой способ помочь студентам? Ведь, как известно, темнота - друг молодежи.
  
  
  
  С такими мыслями я брел по направлению к гриффиндорской обители в гордом одиночестве. Так уж получилось, что наша компания разбрелась со своими парами. Остался один Кормак не у дел.
  
  
  
  Шум борьбы и ругань, доносящиеся впереди, заставили меня ускорить шаг. Этот голос слизеринского хорька мне был хорошо знаком.
  
  
  
  - Это все из-за таких, как ты, поганая грязнокровка! - Малфой, как всегда, плевался ядом в своих словах. - Лучше бы вы все сдохли вместе со своими маглами! Может, хоть тогда меня бы оставили в покое!
  
  
  
  Вылетев из-за угла, я увидел, как слизеринец удерживал Грейнджер за горло, прижав ее к стенке. По-моему, он окончательно свихнулся. Интересно, а за убийство психических больных срок дают? Потому что я сейчас его убью.
  
  
  
  - Малфой! Сволочь ты белобрысая, отвали от нее!
  
  
  
  И почему я не взял свою волшебную палочку с собой? Нарезал бы сейчас Малфоя на сотню маленьких чистокровных кусочков. А так пришлось бежать по длинному коридору, пытаясь догнать его. Эта змеюка, заметив, что весовой перевес теперь не на его стороне, дал деру, уползая в свои подземелья.
  
  
  
  Я бы догнал его, серьезно, но путь мне преградила наша староста, бросившись наперерез и ухватив меня за лацканы пиджака.
  
  
  
  - Кормак, не надо! - Грейнджер вцепилась в мою одежду, не пуская дальше. - Он того не стоит.
  
  
  
  - С ума сошла?! - гнев заставлял меня кричать. - Эти слизеринцы совсем распоясались: душат девушек прямо в коридорах, а я должен его не трогать?!
  
  
  
  - Я в порядке, не надо за ним бежать. Только драки нам сейчас и не хватает. Хочешь, чтобы с нашего факультета сняли сотню балов?
  
  
  
  - Да плевал я на баллы, когда тут такое творится! - Я осмотрел Грейнджер на предмет повреждений. - И почему ты одна ходишь по коридорам в ночное время, когда вокруг всякие маньяки шастают?!
  
  
  
  Судя по ироничному взгляду девушки, про маньяков это я зря сказал, сразу как-то напомнило про мое поведение одной ночью.
  
  
  
  - Вот и правильно подумала. Тут всякие психи водятся - то изнасиловать тебя хотят, то задушить! А ты продолжаешь ходить одна.
  
  
  
  Мой спич вызвал нервный смех у гриффиндорки. Ну и хорошо, быстрее отойдет от стресса. Отсмеявшись, Грейнджер попробовала подойти к своим учебникам, разбросанным по полу, но, резко вскрикнув, ухватилась за мою руку.
  
  
  
  - Ай, нога! - она посмотрела на свою лодыжку. - Наверно, повредила, когда бежала тебя останавливать
  
  
  
  - Садись давай, - я подвел ее к окну и помог устроиться на подоконнике. - Дай посмотрю.
  
  Взяв ее левую ступню в руки, я осмотрел ее ножку, легонько касаясь пальцами, чтобы найти проблемное место. Скользя по гладкой коже, я прощупывал состояние мышц, и меня несколько увлекло это занятие.
  
  
  
  - Кормак, - собственное имя заставило поднять голову вверх, встретившись с карим взглядом, - болит ниже.
  
  
  
  Что-то я зависаю сегодня, наверно, выпил лишнего. Оторвавшись через несколько секунд от этих глаз, я посмотрел на свои руки. Непонятно как, но правая из них находилась явно выше проблемной зоны и уже переместилась за колено, нагло подбираясь к бедру.
  
  
  
  - Похоже растяжение. - Я с сожалением убрал руку. - Нужна мазь, магией здесь не поможешь.
  
  
  
  - У меня в комнате есть, но я не смогу идти. Можешь сходить к нам и попросить Джинни принести ее сюда?
  
  
  
  - И бросить тебя здесь, когда рядом бегают психованные слизеринцы?! - я весело усмехнулся. Точно много выпил. - Гриффиндорцы своих не бросают!
  
  
  
  В подтверждение своих слов я собрал раскиданные книги и записи и, вручив этот скарб Грейнджер, подхватил девушку на руки.
  
  
  
  - С ума сошел?! - она возмущенно заерзала, пытаясь слезть. - До нашей башни еще через весь замок идти. Лучше отлевитируй меня, а то надорвешься.
  
  
  
  - Грейнджер, во-первых, я оставил свою палочку в спальне. Во-вторых, даже если возьму твою, то хочу заметить, что я возвращаюсь с дня рождения Кармайкла, и, соответственно, не совсем трезв, а левиоса требует хорошей концентрации и внимания. Ты ведь не хочешь, чтобы тобой поотбивали все углы на пути? А я ведь могу еще и пару раз отвлечься и уронить тебя. И потом, ты легкая, как пушинка, так что донесу. Ты вообще ешь? Ветром не сносит? Попросила бы своего парня поделиться с тобой едой, что ли. Куда Рону столько жрать?
  
  
  
  - Он не мой парень, - сказала девушка через некоторое время.
  
  
  
  Эта новость заставила меня остановиться посреди лестницы. Я же сам видел, как они ходили на свидание. Пусть в гостиной они никогда не обжимались, но ведь это Грейнджер, а не Браун. Такая на публике выставлять свои отношения не будет. Ведь Уизли свободен, так в чем проблема? Все эти рассуждения пронеслись за несколько мгновений, но все, что я смог выдавить из себя в ответ, это одно слово:
  
  
  
  - Почему?
  
  
  
  Девушка отвернулась, смотря вдаль по проходу.
  
  
  
  - Все сложно, Кормак, давай не будем об этом.
  
  
  
  - Мы сами все усложняем, Грейнджер.
  
  
  
  Мои последние слова остались без ответа.
  
  Поднявшись по лестницам на нужный этаж, я решил малость передохнуть, усадив девушку на подходящем выступе и устроившись рядом.
  
  
  
  - Что от тебя хотел Малфой? - просто слова, чтобы не молчать в полутьме перехода. Было несколько странно находиться так близко, касаясь руками друг друга.
  
  
  
  - Ты же знаешь этого хорька, - она негромко фыркнула. - Я лишь возвращалась из библиотеки и столкнулась с ним в том проходе. А этот тип считает, что никакая маглорожденная не может ходить по одному коридору с самым чистокровным Малфоем! Вот и решил он высказаться по этому поводу. Так вот слово за слово и вышла ситуация из-под контроля.
  
  
  
  - Из-под контроля? Да он тебя чуть не задушил! Ничего, завтра я его встречу.
  
  
  
  - Кормак, не смей! Сейчас и так всем тяжело, не стоит еще больше накалять обстановку.
  
  
  
  Ну почему Грейнджер вечно всем старается сочувствовать? То домовиков защищает, то вот помешанных чистокровных. В адвокаты ей надо идти.
  
  
  
  - И, Кормак... - рука скользнула по моему лицу, запутываясь в волосах на виске и заставляя повернуться к Грейнджер, - спасибо, что спас меня.
  
  
  
  Это движение, простое и почти невесомое, всколыхнуло такой ураган эмоций внутри меня, что, не сумев сдержаться, я прижался к ее ладони, потираясь об нее щекой и закрыв глаза. Казалось, что этот миг длится вечность, доставляя непередаваемое душевное наслаждение. В тот момент все бастионы, с таким трудом выстроенные вокруг моих чувств к ней, начали трещать, угрожая рассыпаться от малейшего дуновения. Лишь далекий голос разума, кричащий: "Ты не переживешь, если, второй раз открывшись, тебе снова вырвут сердце!" - позволял мне удерживать самоконтроль и не заключить Грейнджер в объятия, сдавшись на ее милость.
  
  
  
  Тихий смешок вырвал меня из прострации, заставив открыть глаза и встретиться со взглядом девушки.
  
  
  
  -Ты как кот, - она погладила меня по лицу, продлевая наслаждение, - как очень большой кот. Кажется, еще немного и замурчишь.
  
  
  
  - Хватить отдыхать, Грейнджер, - хотелось скрыть свое состояние за грубым голосом. - Пора идти.
  
  
  
  - Кормак! - ее пальцы схватили меня за предплечья, когда я намеревался ее поднять. - Меня зовут Гермиона. Я знаю, что у нас не заладились отношения, но я хочу, чтобы мы были друзьями.
  
  
  
  - Я подумаю, - подхватил ее на руки, собираясь продолжить свой путь, - Гермиона.
  
  
  
  
  
  *****
  
  "Полная дама" недовольно проворчала, но все же открыла нам проход, позволяя проникнуть в собственное общежитие. Протиснувшись со своей ношей в проем, я смог лицезреть картину "Не ждали". У камина сидели Поттер и оба Уизли, и, судя по их лицам, появление Грейнджер на моих руках было для всей компании шоком.
  
  
  
  - Гермиона?! - рыжая удивленно выгнула брови.
  
  
  
  - Убери от нее свои лапы, Маклагген! - взревел Рональд.
  
  
  
  Интересно, почему Поттер молчит и лишь смотрит неверящим взглядом? А может, он хочет сразу кинуть в меня непростительным?
  
  
  
  - Эй, вы чего? - Грейнджер сразу решила осадить своих друзей. - Я шла из библиотеки, подвернула ногу, а Кормак просто любезно донес меня сюда.
  
  - С каких это пор Маклагген стал для тебя Кормаком?! - Этот Уизли раздражает меня все больше и больше.
  
  
  
  - Своих друзей, Рональд, я обычно называю по именам.
  
  Похоже, с моим положением друга Гермиона уже все решила сама и даже намерена объявить об этом остальным. Но пока я размышлял над своим статусом в окружении Грейнджер, то другой ее друг все больше распалялся.
  
  
  
  - Да какой он тебе друг, Гермиона?! - от крика изо рта Рона скоро начнет капать пена, если он не успокоится. - Такие, как он, спят и видят, как затащить девушку в постель!
  
  
  
  - Ну что поделаешь, Рони, пубертатный возраст, гормоны - большинство мальчиков мечтают затащить девушку в постель. Ну ты, не поймешь, в общем, - я решил немного подзадорить рыжика. - А тут иду, смотрю - лежит девушка бесхозная и беззащитная. Вот и взял ее, а теперь тащу в постель.
  
  
  
  От моих слов лицо Рональда покраснело, догоняя по окраске его волосы. Казалось, еще немного и из его ушей повалит пар, как от бодроперцового зелья. А вот, что я буду делать с бешеным Уизли, если он бросится на меня с кулаками? На руках-то по-прежнему находилась Грейнджер. Но ситуацию спас, как всегда, Поттер. Видимо, призвание у него такое.
  
  
  
  - Рон, успокойся! - Гарри встал перед своим другом, не давая ему продолжить полемику. - Маклагген просто помог Гермионе.
  
  
  
  - Ну и пусть дальше тогда помогает ей! - Уизли, похоже, окончательно вскипел и, зло махнув рукой, умчался в спальню.
  
  Неловко как-то получилось, скандал на ровном месте. И если это не ревность, то я действительно ничего не понимаю в отношениях людей.
  
  
  
  - Он идиот, Гермиона, прости его. Остынет и вернется, - Джинни извинялась за своего братца.
  
  
  
  - Грейнджер везет, ей часто попадаются идиоты, - мой комментарий, может, и был некорректным, но вполне правдивым.
  
  
  
  - Кормак, положи меня на диван. - Грейнджер посмотрела на свою подругу: - Джинни, принеси из нашей комнаты заживляющую мазь, пожалуйста.
  
  
  
  Мелкая Уизли отправилась за лекарством, а Поттер помог мне устроить девушку на диване, подложив под спину несколько подушек, позволивших Грейнджер принять сидячее положение.
  
  
  
  - Гермиона, не расстраивайся из-за Рона. Он вспыльчивый, ты же знаешь, - Поттер, как обычно, пытался примирить своих друзей.
  
  
  
  - Он ревнует, - на мои слова повернули головы оба, - это очевидно. Рад был еще раз пригодиться в этом деле, Грейнджер. - Не знаю, насколько мне удалось скрыть сарказм и поднимающуюся злость в своём голосе.
  
  
  
  Оставив двух друзей в состоянии легкого шока, я отправился спать, нагулялся сегодня достаточно.
  
  
  
  
  
  ========== Глава 18 ==========
   *****
  
  Я не хочу быть с ней друзьями. Это уж точно. Как можно находиться рядом, если от одного лишь прикосновения у меня сносит все рамки? Она хоть представляет себе, как тяжело мне видеть ее рядом с Уизли? Или это такой изощренный способ издеваться надо мной? Не забывай, как тебя использовали, чтобы привлечь внимание рыжика. То, что я был немного выпившим и в хорошем настроении в тот вечер, когда поступило предложение о дружбе, еще не значит, что я сошел с ума. Никогда не страдал приступами мазохизма, поэтому надо держать дистанцию с Гермионой. Вот драккл, теперь я опять называю ее по имени! Запомни, она - Грейнджер, просто твоя однокурсница Грейнджер.
  
  
  
  С такими мыслями я направлялся в большой зал Хогвартса на обед, настраивая себя на очередную неизбежную встречу. Предыдущие несколько дней мне вполне успешно удавалось сохранять хладнокровие и избегать контакта с нашей старостой. Взбередившая едва затянувшиеся раны ночная встреча с Грейнджер не предвещала ничего хорошего. Я признался себе, что так и не смог забыть ее, несмотря на все ту боль, что испытал от этих отношений. Да и не было никаких отношений, по крайней мере, с ее стороны. Только вот вопросы продолжали лезть в голову. Почему Грейнджер не встречается с Уизли? Ведь оба свободны, а учитывая, как Рон отреагировал на наше с ней появление в гостиной, то Уизли наконец прозрел и явно неровно дышит к ней. И почему, Моргана меня забери, она не одернула руку, когда я к ней прижался?
  
  
  
  Воспоминания о бархате кожи, прикасавшейся к моему лицу, и тех движениях таких легких и... нежных заставили меня остановиться и встряхнуть головой, прогоняя всякую дурь. Навыдумываешь себе тут, а потом тебя опять растопчут и выбросят. Держи себя в руках, Кормак, и все забудется.
  
  
  
  Обеденный зал встретил накрытыми столами и обычным гомоном голосов учеников. Практически все уже были в сборе, пополняя запасы энергии путем поглощения пищи. Гриффиндорский стол, заставленный золоченной посудой с различными яствами, исключением не был. Здесь так же находился весь наш факультет, поэтому пришлось продираться к своему месту, внимательно смотря, чтобы не столкнутся с другими учениками, и держась подальше от золотого трио, сидящего в центре. Грейнджер с Уизли, видимо, все еще находились в ссоре, поэтому сидели по разным сторонам стола, старательно игнорируя друг друга.
  
  
  
  Я практически уже насытился, когда в зал вошли четверо мракоборцев, тяжело чеканя шаг в кованных сапогах. Их красные мантии сразу привлекли внимание, а суровые лица заставили умолкнуть самых болтливых студентов. Обведя взглядом обедающих школьников, гости направились в сторону преподавательского стола. И пока они проходили между притихшими детьми, всем стало понятно, что что-то случилось и это явно не простое хулиганство учеников Хогвартса, раз прислали настоящих боевых магов.
  
  
  
  Подойдя к директору Дамблдору, который встал из своего кресла и встретил мракоборцев, они тихо переговорили с ним. По лицу Дамблдора было видно, что новости очень плохие. Тишина в зале стала просто гнетущей. Все понимали, что за стенами школы фактически идет война и появление группы стражей правопорядка не сулило ничего хорошего. Голос директора, усиленный сонорусом, прозвучал громко и неожиданно:
  
  
  
  - Арнольд Адамсон и Келли Моррисон! Прошу вас подойти ко мне, а так же попрошу старост их факультетов присоединиться к нам.
  
  
  
  Пятикурсница с пуффендуя и наш второкурсник шли к возвышенности, на которой находились преподаватели и красные мантии, на негнущихся ногах. Если бы Грейнджер не приобняла маленького гриффиндорца за плечи, поддерживая его, то, судя по виду мальчишки, он не смог бы сам преодолеть это незначительное расстояние. Каждый детский шаг в полнейшей тишине отдавался тревожным набатом в наших ушах.
  
  
  
  Подойдя к Дамблдору, ученица пуффендуя сразу засыпала директора градом вопросов, но он пригласил их в свой кабинет.
  
  
  
  - Я никуда не пойду, пока вы не скажите, что случилось! - Моррисон находилась на грани истерики. - Я требую, чтобы вы все рассказали нам немедленно!
  
  
  
  Старший мракоборец склонился к детям, опустившись на одно колено, и тихо начал им что-то рассказывать. Я видел, как побелело лицо Грейнджер, когда она услышала слова старого правоохранителя.
  
  
  
  - Нет! Я вам не верю! - маленький гриффиндорец прокричал эти слова сквозь слезы. - Этого не может быть! Они ведь никому ничего не сделали.
  
  
  
  Грейнджер обняла мальчика, пытаясь его успокоить, а затем с подошедшей Макгонагалл увела его прочь. За ними вышли и мракоборцы с пуффендуйцами. На Келли Моррисон было страшно смотреть, ее глаза потухли, а кожа приобрела сероватый оттенок. Неизвестно каким чудом, она продолжала идти, не падая в обморок.
  
  
  
  Дамблдор осмотрел полный зал учащихся и сделал объявление:
  
  
  
  - Как вы все знаете, за стенами Хогвартса сейчас творится много зла. И сейчас нам сообщили, что на семьи двух маглорожденных учеников напали пожиратели смерти. - Директор обвел взглядом поникших детей, видимо, решая, говорить ли дальше. - Не выжил никто из них. Поэтому прошу почтить их память минутой молчания.
  
  
  
  Эта новость буквально раздавила всех нас. До этого казалось, что война где-то там, далеко, на страницах "Пророка" или в незнакомых местах, о которых мы лишь немного слышали. Теперь каждый понял, что война готова прийти и в его дом. Война уже здесь, даже в стенах Хогвартса.
  
  
  
  *****
  
  Вечер того дня в гостиной гриффиндора мне запомнился на всю жизнь. Не было ни громких разговоров, ни смеха неугомонных весельчаков, ни постоянной суеты и движения, так присущих нашему факультету. Лишь тишина, иногда разрываемая тихим перешептыванием между гриффиндорцами, и чувство общей беды, случившейся с одним из нас.
  
  
  
  Адамсону помогли собрать вещи и проводили на похороны его семьи, теперь он оставался на этом свете в одиночестве. Грейнджер помогла донести его чемодан до выхода и передала его мракоборцам, сопровождающим мальчика на самый страшный в жизни ритуал.
  
  
  
  Видя, как Гермиона смотрит на закрывшийся проем, не в силах пошевелиться, мне нестерпимо захотелось подойти к ней и поддержать. Ведь она так же маглорожденная, и ее семья практически беззащитна перед магами. Только присутствие рядом с ней Поттера и компании, которые обняли ее и проводили наверх, сдержало меня. Ведь кто я для нее? Даже не друг.
  
  
  
  Мне больше не хотелось находиться в башне, поэтому я решил немного проветриться. Бродя по коридорам Хогвартса и размышляя о наступающей войне, я и не заметил, как ноги принесли меня к библиотеке. Хотя почему бы не зайти? Хорошее место, чтобы подумать.
  
  
  
  - Библиотека закрывается через час, - Мадам Пинс встретила позднего посетителя недовольным видом.
  
  
  
  - Я ненадолго. Просто посмотрю кое-что.
  
  
  
  Стеллажи, забитые старыми книгами, составляли целый лабиринт, гуляя по которому можно легко заблудиться. Собрание фолиантов в Хогвартсе сделает честь хранилищу любого древнего рода. Но сегодня здесь никого не было. Видимо, тяга к знаниям отбилась трагической новостью, так что бродил я здесь в полном одиночестве. Завернув за очередной ряд книжных шкафов, я остановился, узнав то место, где мы с Гермионой когда-то занимались. Казалось, что с тех пор прошла целая вечность.
  
  
  
  Подойдя к небольшому столу, я варварски уселся прямо на него. Надеюсь, мадам Пинс не увидит этого, а то крику будет. Говорят, в такие моменты жизни помогают магловские сигареты. Не знаю, не пробовал, но то, что по нервам сейчас можно было играть, как на струнах гитары, это факт. В этой войне никому не удастся отсидеться за стенами мэноров. Если Волдеморт придет к власти в Англии, то следующей его целью, несомненно, станет Шотландия, и статус автономии нам мало поможет. Вся тяжесть войны ляжет на плечи молодых волшебников, среди которых буду и я.
  
  
  
  Легкий стук каблучков выдернул меня из размышлений. Звук приближался, похоже, гостья целенаправленно шла именно сюда.
  
  
  
  Копна каштановых волос выдала свою хозяйку, когда она появилась из-за стеллажей и сбавила шаг, увидев меня. Она успела переодеться в бежевую блузку и магловские джинсы, оставив мантию в спальне, видимо, в знак протеста против последних событий: "Смотрите все - я маглорожденная".
  
  
  
  - Привет, - Гермиона даже попыталась улыбнуться, увидев меня. - А что ты здесь делаешь?
  
  
  
  - Просто сижу. - Я слез со стола. - Хотелось немного побыть одному. В нашей гостиной сейчас не слишком хорошая атмосфера, а здесь спокойней.
  
  
  
  - Ты прав. Мне очень тяжело было сегодня. Я тоже пришла сюда успокоиться после сегодняшних событий. Это мое самое любимое место.
  
  
  
  Девушка подошла ко мне и поставила свою сумку на столик. У нее новые духи, аромат которых сопровождал каждое движение, что-то с цветочной палитрой, я в этом не разбираюсь, но очень приятные.
  
  
  
  Внутренний голос прокричал: "Кормак, беги! Нельзя тебе находиться так близко к ней". И, пожалуй, я последую его совету.
  
  
  
  - Не буду тебе мешать. - Я медленно направился к выходу.
  
  
  
  - Кормак, - ее голос приковал меня на месте, заставив остановиться. - Ты меня избегаешь?
  
  
  
  - Нет. С чего ты так решила? - Потребовалось пара секунд, чтобы привести мысли в порядок. Неужели мое желание держать дистанцию так заметно? - Я же сказал: не хочу тебе мешать.
  
  
  
  - Побудь со мной, пожалуйста.
  
  
  
  Эта просьба была настолько неожиданной, что я в удивлении обернулся. Гермиона стояла возле полок с книгами, проводя по корешкам указательным пальцем, сосредоточенно рассматривая названия. Почему же я не ушел в тот момент? Я не знаю. Ведь если бы я оставил Гермиону одну среди книг, возможно, удалось бы похоронить все свои мечты о ней. Но я остался и даже подошел ближе, став совсем рядом и смотря на заинтересовавшие ее издания.
  
  
  
  - Знаешь, книги всегда давали мне ответы на все вопросы, и я думала, что так будет и дальше. - Она вынула одну из книг, посмотрела на нее и вновь вернула на место. - Но теперь я не знаю, что делать. Вокруг все такое враждебное, кажется, все хотят лишь разрушать, не оставляя надежды на будущее. И я стою в одиночестве посреди этого хаоса.
  
  
  
  - Почему ты здесь одна? Разве возле тебя сейчас не могут побыть твои друзья? - дракклов аромат ее духов продирался сквозь ноздри, затуманивая разум и мешая адекватно думать.
  
  
  
  - Ты мой друг, - ресницы Гермионы подрагивали словно в такт дыханию. Вдох - они поднимаются вверх. Выдох - они опускаются, прикрывая глаза.
  
  
  
  Наверно, молчание затянулось и вынудило девушку повернуться ко мне, всматриваясь в мое лицо. Мне очень не хотелось отвечать ей, но и молчать нельзя. Был еще вариант с позорным бегством, но шотландцы никогда не бегали от опасностей, а сейчас сказать Грейнджер, что я не буду ей другом, было огромной опасностью.
  
  
  
  - Я не смогу быть твоим другом, - невероятно тяжело было произнести эту короткую фразу, но жизненно необходимо.
  
  
  
  - Почему? - ее глаза требовательно смотрели на меня, принуждая к ответу.
  
  
  
  Я слышал, как рассудок отчаянно вопил, чтобы я молчал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Но, повернувшись корпусом к Гермионе, я смело встретил ее взгляд. Шотландцы умеют умирать красиво.
  
  
  
  - Гермиона, ты ведь умная девушка и знаешь ответ. - Я тону в этих глазах, затмевающих мне мир. Ее лицо так близко, что можно различить самые мелкие черточки.
  
  
  
  - Я хочу это услышать, - требовательно, на выдохе, с надеждой, прикрыв глаза.
  
  
  
  - Потому что я люблю тебя, Гермиона Грейнджер, - это конец. Все стены рухнули, рассыпавшись на мелкие осколки. Теперь я беззащитен с обнаженной душой.
  
  
  
  Широко распахнувшиеся карие глаза позволили мне утонуть в них, забирая остатки сознания. А ее беззащитные губы были смяты под напором моих. Пусть это будет последний поцелуй в моей жизни, но жалеть я о нем не буду.
  
  
  
  *****
  
  Дрожание ее губ сменилось ответными движениями, сначала робкими и неуверенными, а затем более смелыми. Раскрыв сомкнутые уста, она позволила моему языку скользнуть внутрь и, пройдясь по жемчужной нити, встретиться с противником в неистовой борьбе. В тот же миг я крепко прижал ее к себе, обвив руками и углубляя поцелуй. Ее руки поднялись, пройдясь по моим плечам, обняли за шею, зарывшись в волосах. А затем Гермиона сделала невероятное - надавила мне на затылок, притягивая ближе, и стала отвечать с неимоверной страстью. В моем мозгу произошла ослепительная белая вспышка, спалившая весь самоконтроль и выпустившая голые инстинкты.
  
  
  
  Я ни на секунду не отрывался от ее губ, вжимаясь в желанное тело. Поцелуи сменяли друг друга, неистовые и нежные, осторожные и изучающие, все вместе распаляя нас все больше. Гермиона ловила каждую ласку от моих рук, скользящих по ее телу, выгибаясь навстречу и отвечая с еще большим желанием. Было неимоверным удовольствием чувствовать, как она прижимается ко мне, дразнит мой язык своим, проводит нежными ладонями по шее, гладит по скулам кончиками пальцев, вызывая дрожь.
  
  
  
  Оторвавшись на миг от сладких губ, проложил дорожку из поцелуев по ее шее и ниже, до самого выреза блузки, вызвав еле слышный стон. Вернулся обратно к влажным, зовущим устам, прикусив нижнюю губу и немного оттянув ее. Накрыл ее рот страстным поцелуем, заглушая очередной стон, а мои руки спустились на ее бедра, приподнимая девушку и заставляя обхватить меня ногами.
  
  
  
  Сделав пару шагов, сцепленные тела прислонились к столику, позволяя Гермионе устроиться на столешнице и освобождая мои руки для дальнейших действий. Не прерывая соединения губ и блуждающих язычков, скользнул ладонями под одежду, чувствуя разгоряченную девичью кожу, и прошелся по ее спине, вычерчивая контуры тела.
  
  
  
  Я так хотел ее... Дрожь желания, пронесшуюся по ее телу, я почувствовал кожей рук, а та страсть, с которой она отвечала на мои поцелуи, не оставляла сомнения в ее искренности. Возбуждение накрыло с головой, заставляя применять все более откровенные ласки.
  
  
  
  - Остановись, - слова, прошептанные мне в губы между поцелуями. - Остановись, Кормак.
  
  
  
  Как же тут остановишься? Когда кровь пульсирует как бешеная и стучит, притом не только в висках. Когда сердце колотится так, что слышно, наверно, в кабинете директора, а глаза ничего не видят из-за затянувшей их поволоки.
  
  
  
  - Пожалуйста, остановись, - эти слова ледяной волной прошлись по моему телу и заставили отступить на полшага назад, громко выдыхая горячий воздух.
  
  
  
  - Это из-за Уизли, да? - возбуждение сменялось яростью, с трудом сдерживаемой сцепленными зубами.
  
  
  
  Глаза Гермионы сначала расширились, а потом яростно блеснули. В мои плечи ударились два маленьких кулачка с такой силой, что заставили корпус развернуться. Воспользовавшись освободившимся проходом, Гермиона спрыгнула со стола и рванулась к выходу практически бегом.
  
  
  
  Вот и все. Теперь все стало на свои места. "Кормак, как был ты игрушкой, так ее и остался. И ничего тебе не светит. Всегда будешь заменой Рональду. Зато теперь ты точно знаешь, как это, когда тебя обходит Уизли", - такие скорбные мысли витали в моей разгоряченной голове, пока я смотрел в спину удаляющейся девушки, которая, дойдя до выхода из этой галереи книжных шкафов, остановилась. Я видел, как она поднесла руки к своему лицу, что-то вытирая с него. Что именно? Ведь я точно знаю, что помады на ней не было, значит, это не размазанная от бесконечных поцелуев губная помада. Тогда что? Мелькнула мысль, что это слезы, но почему она плачет?
  
  
  
  Тем временем Гермиона развернулась и решительно направилась ко мне. Подойдя вплотную и прямо смотря мне в глаза, она сказала то, что я уже и сам понял, видя блестящие капельки слез на ее ресницах:
  
  
  
  - Дурак ты, Кормак.
  
  
  
  И нежно поцеловала мои губы.
   Комментарий к Глава 18
   http://img2.wildberries.ru/big/new/1840000/1844028-1.jpg
  
  Именно так автор представлял себе одежду Гермионы. Спасибо Самюэль за подсказку.
  
  ========== Глава 19 ==========
   *****
  
  
  
  - Мягкие.
  
  
  
  - М-м-м, - Гермиона вопросительно посмотрела на меня, на миг отклонившись от моей груди, на которой устроила свою голову, и вновь вернулась в прежнее положение.
  
  
  
  - Твои волосы. Они мягкие, - я аккуратно перебирал каштановые пряди пальцами. - Очень давно хотелось узнать, какие они на ощупь.
  
  
  
  По-моему, она улыбнулась, хотя я и не видел ее лица, но чувства были настолько обострены, что понимал каждое ее движение.
  
  
  
  - Ты даже не представляешь, как их тяжело расчесывать и укладывать, - мягкие руки сильнее обхватили меня за пояс, прижимая наши тела еще ближе.
  
  
  
  Когда я был еще совсем сопливым юнцом и только начинал интересоваться девушками, то в один из вечеров, проводимых долгими зимними днями в семейном замке, когда перед пылающим камином собралась мужская часть нашей семьи, ведя разговор на этот раз о любовных приключениях, поинтересовался, как отличить предназначенную именно тебе женщину от других. После того, как утих взрыв хохота взрослых мужчин, вызванный интересом юного Кормака к такой теме, мой дядька наклонился ко мне и сказал: "Ты это узнаешь, Кормак, стоит лишь ее обнять. У тебя может быть тысяча женщин, но когда ты обнимешь ее, то поймешь - это твоя судьба. Вам не нужно будет слов или ласк, чтобы быть счастливыми, вы станете одним целым с ней, и счастье будет переливаться между вами".
  
  
  
  И только сейчас, стоя в проходе между книжными шкафами и держа Гермиону в кольце своих рук, я понял, что значили те слова. И это ощущение, когда мужчина держит в своих объятиях любимую женщину и тонет в счастье, нельзя никак объяснить, это надо испытать хоть раз в жизни, и тогда вы проживете на этом свете не зря.
  
  
  
  - Кормак, насчет того, что произошло между нами...
  
  
  
  - Знаю. Я слишком напористый. В такие моменты мне тяжело себя контролировать, - мой подбородок удобно устроился на ее голове. - Следующий раз, если я позволю себе лишнее, просто стукни меня по лбу, должно помочь.
  
  
  
  - Думаешь, мне легче было остановиться? Мы слишком... увлеклись.
  
  
  
  Это волшебное слово. Как же долго его пришлось ждать. И теперь я хочу слышать его постоянно.
  
  
  
  - Ты сказала: "Мы". То есть ты и я - теперь мы? То есть мы теперь пара? То есть ты будешь моей девушкой?
  
  
  
  Наверно, этот нелепый бред, издаваемый мной, сильно рассмешил Гермиону, судя по сдавленному смеху возле моей грудной клетки.
  
  
  
  - Неужели тебе еще непонятно? - Девушка немного отстранилась и посмотрела на мое лицо: - Ведь я здесь. Я рядом.
  
  
  
  Ее пальчики ласково прошлись по моей щеке и очертили контур губ, позволяя легко поцеловать нежные подушечки.
  
  
  
  - Только я очень тебя прошу, не делай так больше. - Гермиона опустила взгляд, видимо, формулируя просьбу. - Не доводи меня больше до слез. До сих пор не могу поверить, что способна лить слезы из-за мужчин.
  
  
  
  Это ее упоминание мужчин, мне явно пришлось не по душе, и руки рефлекторно сжались в кулаки за спиной девушки. Этот рыжик все равно умудряется влезть между нами. Напрягшиеся мышцы, не остались без внимания Гермионы.
  
  
  
  - Кормак, я хочу, чтобы ты мне верил, - карие глаза смотрели прямо в мои, убеждая в искренности. - Я сделала свой выбор и тебя не предам. Но Рон - по-прежнему мой друг, и мы будем с ним общаться.
  
  
  
  - Я постараюсь. - Как же правильно сказать, что я могу прибить Уизли, если он полезет к Гермионе? Ну так, совершенно случайно прибить. - Я постараюсь сдерживаться.
  
  
  
  За свое обещание я был награжден легким поцелуем, незаметно перешедшим в более продолжительный.
  
  
  
  - Кхе-кхе, - появившаяся мадам Пинс прервала нашу идиллию. - Молодые люди, библиотека закрывается.
  
  
  
  И это все? А где же возмущенные крики, что это библиотека, а не дом свиданий? И, мол, что вы себе вообще позволяете?
  
  
  
  - Простите, мадам Пинс, - похоже, и без этих грозных слов Гермионе было очень неловко, судя по покрасневшему лицу, с которым она развернулась к библиотекарю.
  
  
  
  - Сегодня был очень тяжелый день, мисс Грейнджер, - она окинула нас понимающим взглядом. - Думаю, вам пора возвращаться в свою гостиную.
  
  
  
  Библиотекарь провела нас до выхода, но возле самой двери, когда Гермиона уже вышла, задержала меня за рукав мантии.
  
  
  
  - Мистер Маклагген, если не ошибаюсь? - особым завсегдатаем библиотеки я не был, чтобы мадам Пинс меня особенно выделяла.
  
  
  
  - Да, мэм.
  
  
  
  - Берегите ее, - женщина тепло на меня посмотрела, - она настоящее сокровище.
  
  
  
  - Я это знаю, мэм, - здесь мое мнение полностью совпадало со словами библиотекаря.
  
  
  
  Выйдя из помещения книгохранилища, я увидел Гермиону с вопросительным выражением лица.
  
  
  
  - Что тебе сказала мадам Пинс?
  
  
  
  - Что ты сокровище, - мягко обнял свою девушку за талию, - мое сокровище.
  
  
  
  Появившаяся на ее лице улыбка, растворилась под нежным поцелуем.
  
  ========== Глава 20 ==========
   *****
  
  На берегу черного озера, за тремя большими каменными валунами, скрывающими вид на замок, есть одинокий старый вяз. Если устроиться у его основания с южной стороны, то можно наблюдать сразу два ночных неба, засеянных звездами. Одно на небосводе, где ему и положено быть, а второе отраженное в зеркальных водах озера. Лишь темнеющий на противоположном берегу Запретный лес и шелест листьев старого дерева давали понять, что мы на Земле, а не летим в космосе среди звезд.
  
  
  
  Это было наше место, где мы с Гермионой встречались по вечерам, подальше от людских глаз. И сейчас, усевшись на мягком пледе и опираясь спиной об ствол вяза, я держал девушку в руках, слушая лекцию о арабских названиях звезд северного полушария. Мы как раз дошли до созвездия водолея, и Гермиона экзаменовала меня, спрашивая названия.
  
  
  
  - Альбали, Скат, Садахбиа, - подсвечивая указанные небесные объекты волшебной палочкой, я называл звезды.
  
  
  
  - Неправильно. Садахбиа - вот эта звезда, она левее, - ее рука легла на мою, поправляя направление.
  
  
  
  Каштановые волосы колыхнулись при этом движении, щекоча по моему лицу и открывая вид на плечо девушки. Сегодня на ней был мягкий пуловер мелкой вязки с обнаженным плечом, предоставляющий мне возможность любоваться свечением ее кожи в темноте ночи. И это была явно новая вещь в гардеробе Гермионы, к тому же очень соблазнительная и не похожая на обычный стиль одежды старосты гриффиндора. Неужели этот свитер купили специально для меня? Такая мысль заставила меня расплыться в улыбке, пока Гермиона еще раз называла звезды.
  
  
  
  - Кормак, ты меня слушаешь? - девушка обернулась, глядя на мое лицо.
  
  
  
  - Очень внимательно, - надеюсь, прозвучало убедительно.
  
  
  
  - Тогда повтори, - судя по скептическому взгляду, мне не слишком поверили.
  
  
  
  Ну меня на этом не поймаешь. Но раз ей это будет приятно...
  
  
  
  - Альбали, - легкий поцелуй в оголенное плечо.
  
  
  
  - Скат, - влажный след остался на выступающей косточке, - означает "желание".
  
  
  
  - Садахбиа, - небольшая впадинка на ключице стала следующей звездой, - "счастливейшее из сокровищ".
  
  
  
  - Садалсууд, - нежная кожа в основании шеи вздрогнула и покрылась мурашками от прикосновения, - "счастливейшая из счастливых".
  
  
  
  - Садальмелик, - мои губы прижались к пульсирующей вене, немного засасывая кожу, - "счастье властителя".
  
  
  
  От последней звезды Гермиона наклонила голову на бок и прикрыла глаза. Расценив это как приглашение продолжать, я стал покрывать поцелуями шею девушки, пока мягкая ладошка не зарылась в моих волосах и предостерегающий голос не произнес, растягивая гласные:
  
  
  
  - Ко-орма-ак.
  
  
  
  Ну если это расценивать как удар по лбу... то я хочу, чтобы меня так били почаще. Тяжко выдохнув, я прижал Гермиону плотнее, переплетая наши пальцы у нее на животе и переведя взгляд на звездное небо.
  
  
  
  - Почему ты не скажешь своим друзьям о нас? - этот вопрос действительно меня волновал. - Я не понимаю, почему мы должны скрываться, ведь уже две недели как мы вместе.
  
  
  
  Затягивающееся молчание начинало беспокоить.
  
  
  
  - Я не хочу, чтобы меня обсуждали, - Гермиона смотрела на спокойные воды черного озера, стараясь не оборачиваться в мою сторону.
  
  
  
  - Гермиона, это нормально, если ты будешь с кем-то встречаться. Ты сильная личность, и я не замечал раньше, чтобы тебя волновало общественное мнение.
  
  
  
  - Сильная... Я сильная... - пальцы девушки сжались в моих руках, а ее спина явно напряглась после этих слов.
  
  
  
  - Что случилось? Расскажи, я пойму.
  
  
  
  Боднув ее голову своей, я устроил подбородок на девичьем плече, давая понять, что готов выслушать. Гермионе потребовалось пара минут, чтобы решиться открыться мне.
  
  
  
  - До Хогвартса я ходила в обычную школу. Обычную магловскую школу. Сначала мне там нравилось. Нравилось учиться, общаться с другими детьми, но потом...
  
  
  
  Гермиона нервно вздохнула и плотнее прижалась спиной к моей груди.
  
  
  
  - Тогда я поссорилась с несколькими одноклассниками прямо в классе из-за какой-то ерунды, так бывает у детей. Но я разозлилась, и у меня произошел выброс стихийной магии.
  
  
  
  Она поежилась в моих объятиях, вспоминая явно неприятный случай. Я сжал ее сильнее, стараясь согреть теплом своего тела.
  
  
  
  - Сейчас я знаю, что это была стихийная магия, а тогда жутко испугалась. Пострадали несколько учеников, а одну девочку даже пришлось госпитализировать. Не знаю, почему после этого меня не забрали куда-нибудь для опытов, да и вообще взрослые не отреагировали на это...
  
  
  
  - Статут секретности, - я поглаживал ее руку большим пальцем, чтобы она немного успокоилась. - Стиратели памяти из министерства постарались.
  
  
  
  - Наверно, - Гермиона пожала плечами. - Но детям стирать память нельзя, ты ведь знаешь, это может вызвать повреждение коры головного мозга в детском организме. И они все помнили. Каждый день с того происшествия я проходила по коридорам школы и слышала шепот за спиной, а некоторые называли меня прямо в лицо ведьмой, уродкой или мутанткой. Я даже пожаловалась родителям и попросила перевести меня в другую школу, но папа сказал, что я должна быть сильной и справляться с трудностями. Поэтому каждый раз подходя к школе и видя собравшихся на крыльце учеников, я настраивала себя, заставляя идти дальше, повторяя: "Я сильная, я справлюсь".
  
  
  
  - Друзей у меня в той школе так и не появилось. - Гермиона сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. - Зато я научилась справляться со всеми трудностями самостоятельно.
  
  
  
  Последняя фраза прозвучала явно наигранно оптимистично, прикрывая боль в голосе.
  
  
  
  - Давай возвращаться в школу, - она встала и протянула мне руку, предлагая подниматься. - Скоро отбой.
  
  
  
  Поднявшись, я не отпустил руку Гермионы, а, наоборот, подтянул ее к себе. Сначала девушка продолжала улыбаться, но, увидев серьезное выражение моего лица, перестала притворятся и уперлась головой в мое плечо.
  
  
  
  - Знаешь, когда мне пришло письмо из Хогвартса и я узнала о существовании волшебной Англии, то была на седьмом небе от счастья. С тех пор я полюбила магию и не представляю своей жизни без нее. А теперь таких, как я, хотят выкинуть из волшебного мира, лишив магии, либо просто уничтожить.
  
  
  
  Вечная проблема для маглорожденных - они чужие для обоих миров. И такие фанатики, как Волдеморт, готовы развязать уже вторую войну на уничтожение, ради пресловутой чистоты крови. Но тебя, моя сильная женщина, я никому не позволю тронуть.
  
  
  
  - Гермиона, я тебе клянусь, что никто и никогда больше не...
  
  
  
  Ее рука взметнулась и зажала мне рот, не позволяя говорить дальше.
  
  
  
  - Кормак, не надо клятв, ты же видишь, что творится вокруг, давай просто жить. - Гермиона теснее прижалась ко мне своим телом. - А сейчас обними меня.
  
  
  
  *****
  
  Добравшись до гостиной гриффиндора, мы остановились перед портретом, охраняющим вход.
  
  
  
  - Я пойду первой, - Гермиона развернулась ко мне и, приобняв за шею, коснулась моих губ своими.
  
  
  
  - Все уже спят, наверно, - совсем не хотелось расставаться с ней, дорожа каждой секундой рядом. - Завтра решающий матч по квиддичу, и им нужно выспаться. Так что давай попрощаемся в гостиной.
  
  
  
  - Кто-то может еще там быть.
  
  
  
  - Ну скажем, что встретились по дороге, если спросят. - Я заправил выбившийся локон моей девушки за ушко, слегка касаясь ее лица.
  
  
  
  - Молодые люди! Может, вы назовете, наконец, пароль и пойдете спать?! - Полная дама на портрете возмущенно смотрела на нашу пару. - Или мне здесь до утра ждать, пока вы решите по одному вам заходить или вместе?!
  
  
  
  Гермиона усмехнулась и, решительно взяв меня за руку, назвала пароль:
  
  
  
  - Смелость!
  
  
  
  Проем открылся, позволяя нам попасть в общежитие. Зайдя в безлюдную гостиную, ярко освещенную пылающим камином, я сразу и не заметил одинокую фигуру, сидящую в кресле, развернутом к нам спинкой. Лишь когда прижал Гермиону к себе и собрался поцеловать ее на прощание, наше внимание привлекли.
  
  
  
  - Кхе-кхе, - Джинни Уизли стояла возле огня, скрестив руки на груди и нервно притопывая носком своей ножки.
  
  
  
  - Значит, это все-таки он, - рыжая отвернула голову в сторону, видимо, не желая видеть, как я обнимаю Гермиону.
  
  
  
  В ее голосе звучало столько разочарования, что стало даже обидно. Я не самый страшный урод в школе, чтобы так обо мне выражаться. Гермиона высвободилась из моих рук и сделала шаг в сторону. По-моему, поздно уже скрываться, теперь ее друзья о нас наверняка узнают.
  
  
  
  - Джинни...
  
  
  
  - Что Джинни?! - Мелкая Уизли сердито смотрела на Гермиону. - Я считала мы достаточно близкие подруги, чтобы не скрывать такое. Или ты думала, что я не замечу с какими опухшими губами ты возвращаешься из... библиотеки?!
  
  
  
  После этих слов Уизли выразительно посмотрела на меня. Эй, вот не надо делать из меня маньяка! Я нормальный парень и желания у меня вполне... нормальные. И силой никто никого не заставляет.
  
  
  
  - Я собиралась тебе рассказать...
  
  
  
  - Но попозже, да? Наверно, когда он тебя опять обидит?
  
  
  
  - Слушай, Уизли, наши отношения тебя не касаются, - я решил остановить рыжую, пока она совсем не вошла в раж.
  
  
  
  - Лучше помолчи, Маклагген! - Джинни угрожающе направила на меня указательный палец. Хорошо хоть за палочку не хватается. - Это не тебе придется утешать и успокаивать ее, когда ты вновь станешь сволочью.
  
  
  
  - Джинни, не надо так, - Гермиона, похоже, взяла себя в руки после неожиданной встречи, и ее голос стал вновь уверенным.
  
  
  
  - Знаешь, подруга, - Уизли специально выделила слово "подруга", - я очень жалею, что тогда передала тебе весь разговор с Маклаггеном в коридоре. Когда следующий раз будешь плакать из-за него, не говори, что я не предупреждала. А сейчас я иду спать, у меня завтра важный матч, а я сижу здесь и волнуюсь за тебя.
  
  
  
  Джинни прошла мимо нас, злобно посмотрев на меня и поднявшись по лестнице, скрылась в женском крыле.
  
  
  
  - Я ей не нравлюсь.
  
  
  
  Гермиона утвердительно покачала головой. Сделав шаг ко мне, она положила руки на мои плечи.
  
  
  
  - Джинни считает, что ты опасен и мне нужно держаться от тебя подальше.
  
  
  
  - В таком случае, мисс Грейнджер, - я обхватил ее за талию, - вы явно пренебрегаете советом своей лучшей подруги. Не боитесь, что она окажется права и Маклагген вновь станет зверем?
  
  
  
  - Пожалуй, я рискну, - тонкие пальчики прошлись по моим скулам, опустились по горлу к груди. - Ведь ты мой зверь, Кормак?
  
  
  
  Вместо ответа я сильнее прижал девушку, сливаясь с ней в поцелуе. Твой, до последнего удара сердца, твой.
  
  
  
  *****
  
  - Мы выиграли! Мы лучшие! - эти крики наполняли нашу гостиную, отражаясь от стен, сливались с грохотом барабанов, на которых яростно играл Симус Финниган. От такого шума даже внутренности вибрировали в такт гулким ударам. Сегодня Гриффиндор праздновал свою победу в школьном чемпионате по квиддичу. Команда сумела на голову разгромить Рэйвенкло в решающем матче. Даже отсутствие Поттера не спасло орлов от разгрома.
  
  
  
  В центре зала Рональд Уизли тряс кубком победителей и каждый раз, вскидывая его вверх, вызывал оглушительный рев гриффиндорцев. Все-таки рыжик очень падок на внимание к собственной персоне, и сейчас купался в лучах славы. Ну-ну, Уизли, пока ты гонялся за собственной славой, лучший приз, что мог быть в твоей жизни, незаметно пролетел мимо. Да, это я о Гермионе говорю, скромно стоящей сейчас возле окна и прикрывающей свои ушки руками, когда раздавался очередной взрыв ликования.
  
  
  
  - Гарри! - этот крик заставил всех обратить внимание на открывшийся проем.
  
  
  
   В проем буквально втащили Поттера, вернувшегося с отработки. Увидев друга, Уизли ломанулся через толпу, прокладывая себе дорогу кубком.
  
  
  
  - Мы победили! - проорал Рон, размахивая кубком перед лицом Гарри. - Победили! Четыреста пятьдесят против ста сорока! Победа!
  
  
  
  Гарри стоял и неверяще смотрел на ликующую толпу в гриффиндорских мантиях. Наверно, не мог поверить, что и без него команда способна сражаться. Расслабиться бы ему, а то вечно думает, что без него ни команда не сыграет, ни Волдеморта не победят.
  
  
  
  Но главный сюрприз ждал избранного, когда рыжая валькирия по имени Джинни Уизли налетела на него, обхватив за шею и прижалась телом. "Нет, ну Поттер все же не тормоз", - такая мысль пронеслась у меня в голове, когда Гарри, не растерявшись, поцеловал ее. Тишина, внезапно опустившаяся на нашу гостиную, позволила этим двоим спокойно сминать губы друг друга.
  
  
  
  Стук лопнувшего стекла раздался, как выстрел. Это Дин раздавил свой стакан прямо в руке. Бедняга, ему не позавидуешь, только поссорился с девушкой, а она сразу же прилипла к другому. Хотя, учитывая сколько раз они сорились, может, оно и к лучшему. Восторженный рев вновь накрыл помещение, присутствующие приветствовали своего отчаянного капитана.
  
  
  
  - Вот же лицемерная с... - Ромильда явно не поддерживала всеобщей радости от увиденного. - Кинуть бы в нее чем-нибудь потяжелее.
  
  
  
  - Да ладно тебе, Роми, пусть развлекаются, - Джеффри внимательно смотрел на свою девушку. - Или ты что-то имеешь против?
  
  
  
  Девушка обернулась к нему, встряхнув черными локонами, и обняла парня.
  
  
  
  - Уже абсолютно ничего, - Роми нежно поцеловала Хупера. - Я люблю тебя.
  
  
  
  Красивая пара из них все же вышла. И мне было по-хорошему завидно, ведь они могли в открытую находиться рядом со своим избранником. Несмотря на компанию своих друзей, стоящих рядом, я знал, что одного человечка здесь не хватает и, когда это изменится, не представлял.
  
  
  
  Тем временем праздник продолжался, сливочное пиво лилось рекой, а для старшекурсников находились напитки и покрепче, надежно припрятанные от детворы. Уже начинало темнеть, когда я заметил, что не наблюдаю Гермиону среди бушевавшей толпы. Поэтому, пробравшись к выходу, вышел в коридор осмотреться и заодно вдохнуть свежего воздуха. В соседнем со входом переходе возился Симус с помощником, подготавливая торжественный салют в честь победителей.
  
  
  
  - Симус, ты Гермиону не видел? - подойдя ближе, я задал интересующий вопрос.
  
  
  
  - А? Грейнджер? Они с Роном туда пошли, - Финниган махнул рукой, указывая направление. - Все, не отвлекай.
  
  
  
  И наш доморощенный взрывотехник вернулся к установке салютов, больше не обращая на меня внимания и не слыша, как от его слов заскрежетали мои зубы.
  
  
  
  Пройдя еще пару поворотов, я услышал знакомые голоса. Разговор велся вроде спокойно, так что не стал строить из себя Отелло, ведь обещал же сдерживаться. Поэтому, тихо подойдя к небольшой галерее, тускло освещенной заходящим солнцем, я остановился у входа, прислонившись плечом к стене. Падающая от поддерживающих арок тень позволяла мне оставаться незамеченным, наблюдая за беседующими Роном и Гермионой.
  
  
  
  - Гермиона, я хотел сказать... Хотел предложить... В общем, Гермиона мы столько лет вместе, но сейчас я понял, что ты не нравишься мне как друг, - видимо, Уизли заметно нервничал и сбивался с мысли. А последние слова заставили Гермиону удивленно поднять брови. - То есть как друг ты мне тоже нравишься, но...
  
  
  
  - Рон, я не совсем понимаю, что ты хочешь сказать, - Гермиона оперлась о выступающий подоконник.
  
  
  
  - В общем, давай встречаться! - рыжик выпалил эту фразу, видимо, боясь передумать. - Я предлагаю тебе стать моей девушкой.
  
  
  
  Надо же, как интересно я зашел. И прежде, чем в моей голове прокрутились способы убийства одного наглого рыжего вратаря, я начал считать до десяти, читал, что это помогает обуздать вспышки гнева.
  
  
  
  Один... Два... Три... Четыре... Пять... Пять долгих секунд я ждал и надеялся, что Гермиона скажет: "Прости, Рон, но я люблю другого", человек ведь всегда хочет верить в чудо.
  
  
  
  Шесть... Семь... Восемь... Три секунды умирала надежда услышать: "Рон, я не могу, у меня есть парень".
  
  
  
  Девять... Десять... Последние мгновения были потрачены на то, чтобы задавить в себе желание вбить эту рыжую морду в каменный пол, проверяя на прочность вековую кладку.
  
  
  
  Десять драккловых секунд я наблюдал, как Гермиона смотрит в глаза Рону, кусает нижнюю губу и нервно перебирает пальцами, ухватившись руками за подоконник. Лишь закончив счет, я смог выдохнуть, причем получилось это настолько громко и похоже на злое рычание, что сразу привлекло внимание парочки, стоящей у окна. Сделав шаг вперед, я вышел на свет, обозначая свое присутствие.
  
  
  
  - Чего тебе, Маклагген?! - раздраженный голос Уизли неприятно резанул по натянутым нервам, заставляя обратить на своего владельца внимание. - Не видишь, у нас личный разговор, и тебя он не касается.
  
  
  
  - Ну почему же, - я перевел тяжелый взгляд на Гермиону, - мне тоже интересно, что она ответит.
  
  
  
  *****
  
  ========== Глава 21 ==========
   *****
  
  Подходя ближе к стоящим в растерянности Рону и Гермионе, я непроизвольно сжимал кулаки до такой степени, что, казалось, вскоре раздастся хруст поломанных костей.
  
  
  
  - Это не твое дело, что она ответит! - Уизли возмущенно прокричал мне, загородив своим телом Гермиону и потянувшись за волшебной палочкой в рукав.
  
  
  
  Как же я просил Мерлина в тот момент, чтобы Уизли сделал эту последнюю ошибку в своей жизни. Пусть только попробует бросить в меня заклинание, и его будут собирать по кусочкам, отскребая их от стен. Видимо, это желание было явно написано на моем лице, раз Гермиона, выскочив из-за спины Рона, ухватила его за руку.
  
  
  
  - Не надо! - ее ладонь уперлась мне в грудь, удерживая на расстоянии от Уизли. - Успокойтесь оба!
  
  
  
  - Гермиона, чего он лезет не в свое дело?! - рыжик непонимающе смотрел на девушку, стоящую между нами.
  
  
  
  Видя, что Уизли более не пытается достать волшебную палочку, Гермиона отпустила его руку.
  
  
  
  - Рон...
  
  
  
  Дальнейшей речи помешал оглушительный взрыв, от которого зашатались стены. Я лишь успел спиной почувствовать приближение горячего воздуха, а затем мимо нас пронеслась огненная волна, пытаясь сбить меня с ног и заставляя зажмурить глаза, опасаясь их сжечь.
  
  
  
  Хорошо, что эта вспышка огня была столь кратковременная и не причинила много вреда. Опаленные волосы на затылке и дымящаяся мантия не в счет. Чувствуя, как передо мной зашевелилась Гермиона, я открыл глаза, надеясь, что с ней все в порядке. Все-таки, когда я схватил ее в охапку и бросился с ней в эту нишу, где мы сейчас и стояли, мне было не до любезностей и столкновение со стеной вышло весьма чувствительным.
  
  
  
  - Как ты? - немного отступил, позволяя прижатой моим телом девушке отодвинуться от каменной поверхности, чтобы вдохнуть немного воздуха.
  
  
  
  - Вроде в порядке, - Гермиона немного потрясла головой, приходя в себя. - Что это было?
  
  
  
  Громкий захлебывающий кашель раздался неподалеку, привлекая наше внимание. Этот Уизли так и норовит, чтобы все смотрели на него! Подумаешь, спалило тебе брови, а вместо челки красуется свежевыпаленная лысина, лежал бы себе тихонько, дымясь и выплевывая сажу, так нет, надо кашлять и отвлекать Гермиону. Понимая, что она все равно побежит к нему, пришлось отодвинуться, освобождая выход.
  
  
  
  - Рон, что с тобой? - Гермиона наклонилась к... ну рыжиком я его сейчас, пожалуй, не назову. Его уцелевшие волосы были покрыты серым пеплом, а отсутствие бровей и ресниц делало глаза Уизли еще более круглыми, чем обычно.
  
  
  
  Вместо ответа Рон снова начал кашлять, махая рукой в знак того, что он жив. Хотя я не слишком-то и расстроился, если бы это было не так. Гермиона попыталась помочь ему встать с пола, куда Уизли свалился от ударной волны, но он был слишком тяжелый для нее. Пришлось помочь, ухватив его за локоть и резко подняв своего соперника.
  
  
  
  - Помогите! Кто-нибудь помогите! - этот отчаянный крик заставил нас бегом броситься на помощь.
  
  
  
  За вторым поворотом обнаружился похожий на обсмаленную курицу Симус Финниган, стоящий на корточках возле тела своего напарника, под которым растекалось кровавое пятно. Паренек, курса, наверно, с четвертого, находился без сознания и бледнел прямо на глазах.
  
  
  
  - Что с ним? - Гермиона присела рядом с горе пиротехниками, осматривая пострадавшего.
  
  
  
  - Я, я не знаю, - Финниган, похоже, был в шоке-У него рана на ноге и кровь так сильно бежит.
  
  
  
  Отодвинув растерянного Симуса в сторону, я увидел рваную рану на левом бедре, из которой торчал обломок ракеты. Кровь толчками выплескивалась из раны, таким темпом парень вскоре умрет от кровопотери, если не вмешаться.
  
  
  
  - Уизли, быстро отправь патронуса к мадам Помфри, - разрывая руками ткань брюк на ноге у пострадавшего, я принялся раздавать распоряжения. - Она здесь нужна срочно!
  
  
  
  - Гермиона, проверь состояние головы и нет ли других повреждений, - Гермиона понимающе кивнула и принялась водить волшебной палочкой. - Сотвори обезболивающее заклинание, только болевого шока нам не хватало, если он очнется.
  
  
  
  Похоже, перебита бедренная артерия, и у нас всего пара минут чтобы спасти человека. Пришлось кулаком передавить артерию выше раны, надавливая до тех пор, пока не остановилось кровотечение. На некоторое время хватит, а там подоспеют медики. Было слышно, как сбоку Уизли бормотал: "Экспекто патронум".
  
  
  
  - Что там, Уизли?! - мой злой окрик заставил дернуться Рона.
  
  
  
  - Не получается! - Уизли стоял бледный и в ужасе смотрел на оголенную рану.
  
  
  
  Согласен, зрелище неприятное, развороченная человеческая плоть, из которой торчит кусок инородного тела, и растекшаяся вокруг кровь - та еще картина, но это не значит, что нужно поддаваться панике. На счастье, появились другие гриффиндорцы, прибежавшие из гостиной узнать, что случилось. Они и вызвали школьного врача к пострадавшему.
  
  
  
  Прибежавшая мадам Помфри, быстро проверив состояние ученика и использовав парочку медицинских заклинаний, организовала левитацию маленького пациента в лечебное крыло, заодно заставив нас пойти с ней для обследования. Гермиону оставили на ночь под наблюдением медиков, из-за обнаруженной гематомы на затылке, колдомедики опасались сотрясения. Там же остались Уизли и Финниган, которого явно спасали от разъяренной Макгонагалл. Симусу еще повезло, что, заметив ошибку своего молодого напарника, которая привела к взрыву, он успел скрыться за угол, утащив с собой паренька.
  
  
  
  *****
  
  Воскресный день для нашего факультета начался со всеобщего построения. И строила нас наш декан Минерва Макгонагалл. Целый час все собравшиеся в гостиной гриффиндорцы слушали гневную лекцию о правилах поведения и технике безопасности в Хогвартсе, и почему именно, нельзя ученикам запускать магловские фейерверки из окон школы. Отведя душу и закончив профилактическую беседу, декан, видя раскаявшиеся и все осознавшие (в очередной раз) лица послушных гриффиндорцев, отпустила всех на завтрак.
  
  
  
  Гермиона шла передо мной, окруженная по бокам Поттером и Джинни. Довольно громко переговариваясь, они обсуждали вчерашние события и нынешнее состояние шестого Уизли. Того оставили под присмотром мадам Помфри, наверно, ждут, пока волосы отрастут, чтобы не смеялись над ним. Возле одного из поворотов Гермиона остановилась, устроила сумку на цветочной тумбе, поправила уложенные вещи и пошла дальше. Подойдя к цветку, я увидел маленький клочок бумаги. В записке было написано: "Сегодня вечером, в семь, на нашем месте".
  
   Мерлин! Как же мне надоели эти шпионские игры!
  
  
  
  Но что оставалось делать бедному Кормаку, как только ждать вечера? Тем более, что Гермиону, как старосту, весь день таскали на различные собрания и мероприятия, связанные с произошедшим ЧП.
  
  
  
  Наступивший вечер так и не принес прохлады в окрестности школы. Дувший в последние дни южный ветер позволил явно почувствовать близкое дыхание лета, подняв температуру воздуха до не свойственных маю показателей. Многие ученики в поисках спасения от жары направлялись на берег озера, надеясь отдохнуть у воды. Пришлось навесить дезиллюминационные чары и заглушающее заклинание, чтобы нас не побеспокоили шатающиеся вокруг посторонние. Благо Гермиона не задержалась и в семь пришла, как обещала, иначе я бы совсем извелся в ожидании разговора. А поговорить нам явно было о чем.
  
  
  
  - Привет, - пробравшись через скрывающий барьер, Гермиона замерла возле предусмотрительно расстеленного мной пледа.
  
  
  
  Я стоял, опершись об ствол вяза, и смотрел на нее, пытаясь угадать, что меня ждет. Уже то, что она не подошла поцеловать меня в знак приветствия, настораживало.
  
  
  
  - Привет. Я хочу знать, что ты ответила Уизли, - ждать ответа на этот вопрос у меня просто не было больше терпения.
  
  
  
  Гермиона скрестила руки на груди, и между ее глаз появилась недовольная складочка. Сейчас она по виду очень напоминала строгую старосту, наверно, такой ее и видят большинство гриффиндорцев.
  
  
  
  - Я просила мне доверять, Кормак, - ее школьная мантия трепетала на теплом ветру. - И с Роном я еще не говорила. Он в больничном крыле под обезболивающим, у него обожжена верхняя часть лица. Мог бы хоть немного ему посочувствовать.
  
  
  
  На последних словах я непроизвольно фыркнул. Сочувствовать Уизли? Не смешите меня!
  
  
  
  - Как я могу тебе доверять, когда ты сама сомневалась! Не отказала ему, не сказала обо мне, а серьезно раздумывала над его предложением! - чем дольше я говорил, тем сильнее начинал злиться, вспоминая, как ждал ответа Гермионы в том коридоре. - Ты хотя бы сама определилась, чего хочешь?!
  
  
  
  С каждым словом мой голос становился громче, постепенно срываясь на крик, Гермиона даже прикрыла глаза от этого шума. Тем страшнее стали ее спокойные слова в ответ.
  
  
  
  - Ты прав. Я сомневалась и хотела согласиться, - ее руки безвольно опустились. - Я любила его, Кормак, и, наверно, все еще люблю.
  
  
  
  *****
  
  Меня буквально оглушило так, будто в мою голову врезался на полном ходу бладжер. После таких счастливых двух недель я почувствовал себя раздавленным.
  
  
  
  - Выслушай меня пожалуйста, Кормак, - Гермиона подошла ко мне, - и постарайся понять.
  
  
  
  - Такого чувства, как к Рону, у меня еще не было. Поначалу я старалась убедить себя, что все это мне кажется, ведь мы друзья, но каждое, даже легкое прикосновение к нему начинало вызывать во мне непонятный трепет где-то глубоко внутри. Меня согревала его улыбка и дружеские объятия, он был такой знакомый, добрый и надежный, и я была уверенна в нем. И тогда я приняла для себя это чувство и решила, что хочу быть с ним. Но...
  
  
  
  Гермиона нервно поправила воротник мантии, стараясь вдохнуть свежего воздуха.
  
  
  
  - Но он не замечал никаких моих намеков, хотя иногда я вроде и ловила на себе его заинтересованные взгляды, и каждый раз это меня еще больше вдохновляло. А потом...
  
  
  
  На таких любимых карих глазах появились слезы, и понимание того, что эти слезы из-за любви к другому человеку, разрывало мне душу. Я молча выслушивал эту исповедь, готовый принять свой приговор. Я сделал все, что мог, чтобы наши отношения с Гермионой состоялись, и сил бороться дальше у меня просто не было. Теперь все зависело от нее.
  
  
  
  - А потом появилась Лаванда, - Гермиона глубоко выдохнула при упоминании этого имени, - и Рон стал с ней встречаться. А я стояла рядом и каждый день видела, как они обжимаются и целуются у всех на глазах. Лаванда и мой Рон. От отчаяния я стала делать такие глупости и отвратительные поступки, что никогда не ожидала от себя.
  
  
  
  Гермиона посмотрела на воды озера, по которым бежала легкая рябь, пытаясь найти успокоение.
  
  
  
  - Да, Кормак, это я говорю о тебе, - она похлопала ладонью по моей груди. - Я ведь так и не извинилась за то, что использовала тебя, пытаясь вызвать ревность Рона.
  
  
  
  - Не стоит, - горькая улыбка появилась на моем лице. - В какой-то момент я был счастлив.
  
  
  
  - Знаешь, - Гермиона вытерла рукавом бегущие слезы, - когда Рон отравился и лежал в больнице, а мы все собрались возле него, то он в бреду называл только одно имя. - Она всхлипнула, пытаясь унять слезы. - Мое имя. И в тот момент мне казалось, что я счастлива.
  
  
  
  - Зачем же ты добиваешь меня?! Зачем тогда было все это?! - я развел руки, указывая на "наше" место. Моё горло как будто охватили ледяные пальцы, безжалостно сжимаясь и делая мой голос хриплым, не позволяя кричать. - Зачем были "Мы"? Почему ты не с ним? Они с Лавандой ведь расстались как раз тогда, и твой Рон оказался свободен. Почему ты с ним не начала встречаться? Что случилось?
  
  
  
  Гермиона медленно повернулась ко мне и посмотрела в мои глаза. Ее рука осторожно, как будто опасаясь, что я оттолкну, прикоснулась к моему лицу, проведя по щеке, не спеша зарылась в волосах на виске и затем, опустившись по затылку, обняла меня за шею. Сделав шаг ко мне, девушка уткнулась носом в мою грудь, шумно выдыхая. Ее горячее дыхание буквально опалило мою кожу даже сквозь летнюю футболку.
  
  
  
  - Ты случился, - такой тихий голос, почти шепот, но сколько надежды он мне принес, заставляя заново разгораться пламя в моей душе, где, казалось, остался один пепел.
  
  
  
  - Такой неуклюжий и... нахальный, - она явно улыбнулась. - И поначалу ты меня жутко бесил!
  
  
  
  Гермиона замолчала, ее спокойное теплое дыхание, казалось, пытается отогреть меня.
  
  
  
  - А потом была та ночь на катке, - она подняла голову и, смотря на меня, провела пальцами по моим губам, - и тот поцелуй.
  
  
  
  Да, тот вечер стал моим самым светлым воспоминанием. Именно его я использую, когда вызываю патронуса.
  
  
  
  - Для меня никто и никогда не делал ничего подобного, - Гермиона слегка улыбнулась. - Я никогда не была особо привлекательна для парней, и поверить, что ради меня сотворили такую красоту, было не просто.
  
  
  
  Ну что за комплексы неполноценности?! Просто парни ее слегка побаиваются. Гермиона бывает иногда слишком строгой и... правильной. А большинство парней это напрягает.
  
  
  
  - И это говорит девушка, которая покорила сердце всемирно известного ловца? - почему-то внутри меня начинала появляться непонятная легкость.
  
  
  
  - Мы с Виктором были скорее друзьями, чем влюбленными. - Гермиона моргнула пару раз, прогоняя воспоминание. - Надеюсь, к нему ты меня ревновать не будешь?
  
  
  
  Я отрицательно покачал головой. Вот почему-то к Краму я никакой ревности не испытываю. Хотя как соперник за сердце этой гриффиндорки, он явно был бы опаснее.
  
  
  
  - А затем... - Гермиона тяжко выдохнула, уводя взгляд в сторону.
  
  
  
  Гулким набатом в моей голове раздалось это "затем". Я помню свое падение в тот день святого Валентина и сколько боли он мне принес.
  
  
  
  - Перед тем дежурством я ведь сказала Джинни, что не хочу больше ждать, когда Рон обратит на меня внимание, и стану встречаться с тобой. Я долго размышляла и сомневалась, обсуждала со своей подругой, но решила дать тебе шанс, - Гермиона вновь посмотрела на меня. - Дать нам шанс.
  
  
  
  Если бы в мире существовал такой хроноворот, чтобы вернуться назад на несколько месяцев, то я несомненно сейчас бы им воспользовался, несмотря на все риски, лишь бы набить самому себе морду и не допустить ту глупость, что натворил. Но, к сожалению, мне оставалось лишь обнять Гермиону, крепко прижимая ее к себе, и бесконечно шептать:
  
  
  
  - Прости, прости, прости...
  
  
  
  *****
  
  Листья старого вяза вяло колыхались в такт дуновениям ветра, перекрывая свет от зажигающихся звезд. А под деревом стояли двое, тесно прижимаясь и не замечая наступающую темноту, продолжая говорить, как будто наслаждаясь голосами друг друга.
  
  
  
  - Я давно тебя простила, Кормак. - Девушка удобней устроила голову на моей груди, наверно, слушая, как бешено стучит мое сердце. - Еще в тот момент, когда Джинни рассказала мне о вашем разговоре в коридоре и тех словах, что ты сказал им с Гарри.
  
  
  
  - На нашей встрече в том кабинете, увидев тебя таким холодным и чужим, я подумала, что все умерло, так и не начавшись. - Гермиона замерла на миг раздумывая, стоит ли говорить дальше. - Вернувшись тогда в свою комнату, я полночи плакала на плече у Джинни, задернув полог своей постели и наложив заглушающие, чтобы не будить наших соседок. Я так и не смогла объяснить себе, почему я так реву из-за тебя.
  
  
  
  - Слышишь, Маклагген?! - она стукнула меня кулачком по плечу. - Из-за тебя я превращаюсь в плаксу Миртл!
  
  
  
  - Прости...
  
  
  
  - Перестань извиняться, Кормак, - мягкая ладошка погладила меня по плечу. - Мы оба наделали кучу ошибок, причиняя боль друг другу. Помнишь тот день, когда Рон отравился? - Дождавшись моего утвердительного кивка, Гермиона продолжила: - Я тогда была так счастлива, возвращаясь из больничного крыла от Рона. Казалось, что теперь уж точно мы будем вместе. А в гостиной мы с тобой столкнулись из-за Ромильды Вейн. - Тонкие пальчики постучали по мне в такт ее словам. - И это было больно.
  
  
  
  - Ты был прав, это я признаю, но все равно было больно. И придя в свою спальню, я упала на постель и вновь разревелась из-за тебя, - Гермиона медленно выдохнула, вновь согревая меня теплом своего дыхания. - И тогда Джинни, садясь рядом и успокаивающе поглаживая меня по спине, поставила вопрос, задать который себе я боялась: "Ты влюбилась в Маклаггена?" Кормак, как в тебя можно было не влюбиться, когда ты все время ТАК на меня смотрел? - она заглянула в мои глаза.
  
  
  
  - Я честно старался на тебя не смотреть.
  
  
  
  Негромкий женский смех немного разрядил обстановку.
  
  
  
  - У тебя это не слишком получалось, - Гермиона, улыбаясь, опустила взгляд. - Какой же развратной я себе тогда казалась! Как можно одновременно любить двух парней?!
  
  
  
  Эти слова острым ножом резанули по мне, заставляя бессильно опустить руки, убрав их с девичьей спины, а голову поднять вверх всматриваясь в звездное небо, ярко освещенное полной луной, лишь бы не видеть ее.
  
  
  
  - Я не смогу ни с кем делить тебя, даже в твоем сердце, - лучше пусть так все закончится, чем мучиться, разрываясь сомнениями, кого она больше любит. Называйте меня эгоистом и жутким собственником, но мне нужно все или ничего.
  
  
  
  - Когда Рон предложил мне то, что я когда-то так ждала, это было очень неожиданно для меня. Кормак, я просто растерялась и сомневалась лишь несколько секунд, и я хочу повторить специально для одного ревнивого шотландца, -вторая нежная ручка обвила меня за шею, помогая своей хозяйке, подтянувшись на носочках, мягко целовать меня, чередуя каждое следующее слово с поцелуем: - Я... Сделала... Свой... Выбор...
  
  
  
  Оставаться холодным и неприступным, когда нежные губы настойчиво касаются моих, поочередно немного оттягивая их и предлагая вступить в затейливую игру, было непросто, но...
  
  
  
  - Мне нужно доказательство твоих слов, - твердый голос и неподвижный взгляд заставили Гермиону отодвинуться и в замешательстве прикусить нижнюю губу.
  
  
  
  - Чего ты хочешь?
  
  
  
  Ну, раз уж у меня поинтересовались, то есть кое-что, давно желанное и недоступное, и, пожалуй, я воспользуюсь моментом, чтобы получить это.
  
  
  
  Наклонившись к ее ушку, я шепотом озвучил свое сокровенное желание. Гермиона отпрянула от меня, а ее щечки слегка покраснели.
  
  
  
  - Ты не можешь от меня этого требовать! - возмущенный голос так напомнил, что передо мной стоит староста гриффиндора.
  
  
  
  - Я не требую, - верхняя пуговица ее мантии легко выскользнула из паза, повинуясь действиям моих пальцев. - Я прошу, - следующую пуговицу постигла та же участь.
  
  
  
  - Мне действительно нужно это доказательство, - мои руки скользнули к ее плечам, помогая летней мантии, соскользнув по изгибу женского тела, упасть к ее ногам.
  
  
  
  - Ведь ты делала это с Крамом? - подняв девушку на руки, я дождался смущенного утвердительного кивка головой от Гермионы, прежде чем положить ее на плед и нависнуть над ней. "Какая же она хрупкая, по сравнению со мной, не раздавить бы ее", - это была последняя мысль перед тем, как наши губы сомкнулись в поцелуе.
  
  
  
  *****
  
  Утро понедельника началось с обычной беготни и сборов на урок в последний момент. Гриффиндорцы оставались верными своим привычкам. Только моя девушка выбивалась из этой колеи, всегда оставаясь собранной и сделавшей уроки на месяц вперед. К сожалению, до занятий мы не увидимся, они должны пойти забирать рыжего из владений мадам Помфри. Ожоги ему залечили, и волосы отрастили, или, может, надели парик? Для меня это уже было неважно, со счастливой улыбкой я отправился на урок трансфигурации, и даже то, что он, спаренный со слизерином, меня не расстраивал. Гермиона обещала поговорить утром с Уизли и все с ним прояснить, хотя теперь он уже и сам понял бы.
  
  
  
  Столпотворение учеников в классе понемногу рассаживалось по партам, готовясь к встрече со строгой Макгонагалл. Наконец появился Поттер, усевшись на свое место, в соседнем ряду от меня, на второй парте. Через некоторое время появился и Рональд, явно на взводе, с таким недовольством он кинул свою сумку на парту и уселся возле Гарри, что мне даже стало приятно. Поттер наклонился к нему и что-то спросил. В ответ Уизли начал бурно ему объяснять, стараясь не повышать голос выше возмущенного шепота. Когда Гарри недоуменно оглянулся в поисках меня, то я уже был готов и весело помахал ему ручкой. Он поправил указательным пальцем свои очки велосипеды и вновь вернулся к перешептыванию с рыжим. А уж обернувшийся и уставившийся на меня злобным взглядом соперник был удостоен не менее злобного оскала.
  
  
  
  Гермиона зашла в кабинет, когда уже прозвенел звонок и, вздохнув, прошла мимо своего обычного места и оторопевших Поттера с Уизли, направляясь ко мне. Мне лишь осталось убрать сумку с сидения рядом со мной, освобождая занятое для нее место.
  
  
  
  - Видишь, это оказалось не так сложно, - сказал я своей девушке, когда она устроилась.
  
  
  
  В ответ она закатила глаза и недовольно выдохнула.
  
  
  
  - Это так по-детски! - Гермиона сложила руки перед собой, как примерная ученица. - Требовать, чтобы я сидела на уроках с тобой.
  
  
  
  В ответ мне оставалось лишь улыбнуться. По-моему, по-детски как раз было скрывать наши отношения. Мне надоело прятаться и именно встречаться открыто, было затребовано мной в качестве доказательства окончательности ее выбора.
  
  ========== Глава 22 ==========
   Тонкие пальчики не спеша прикоснулись к губам, которые раскрылись, выпуская наружу розовый язычок, лизнувший подушечки пальцев. Гермиона опустила руку и перелистнула очередную страницу книги, лежащей на ее коленях. Заметив мой заинтересованный взгляд, сосредоточенный на ее губах, она улыбнулась и, положив руку мне на макушку, заставила отвернуться. Пришлось вновь уставиться на огонь, пылающий в камине гриффиндорской гостиной. Драккл, если бы не половина нашего факультета, топчущаяся вокруг нас, я сейчас был готов зацеловать свою девушку до беспамятства! Но приходится вести себя прилично, сдерживая гормоны, призывающие впиться в ее губы, которые, я точно знаю, могут быть горячее огня, и отрываться от них лишь для того, чтобы сделать глоток воздуха.
  
  
  
  К сожалению, гостиная Гриффиндора не самое уединенное место, хотя мы и устроились возле углового камина, подальше от основного движения учеников. Гермиона сидела в кресле, поджав под себя ноги, и читала очередной учебник с зубодробильным текстом, а мне было позволено устроиться рядом на ковре, опираясь спиной об ее сиденье. Так что из тактильного контакта присутствовало лишь соприкосновение моего плеча и девичьих коленок, скрытых длинной юбкой. Вот Поттеру повезло явно больше. Они с Джинни сидели на соседнем диване в обнимку, о чем-то тихо перешептываясь. Жаль, романтичную картину портило присутствие неподалеку шестого Уизли, играющего в волшебные шахматы с Колином Криви. Очень уж он негативно принял известие о моих отношениях с Гермионой.
  
  
  
  Рыжий упитанный кот, в развалочку спустившийся по лестнице, привлек к себе внимание довольно громким и требовательным "Мяу".
  
  
  
  - Глотик, иди ко мне, - Рон наклонился и призывно поманил кота к себе.- Китти-китти-китти!
  
  
  
  На эту провокацию кот отреагировал, как по мне, правильно. Гордо вскинув вверх пушистый хвост, уверенно направился к своей хозяйке, игнорируя Уизли. Подойдя к креслу, он удивленно уставился на меня, с немым вопросом в глазах: Кто это занял место возле его человека? Осторожно приблизившись, Живоглот обнюхал мою руку, и поразмышляв пару секунд, спокойно забрался ко мне на ноги и принялся чистить свою шубку, позволив мне погладить его за ухом.
  
  
  
  - Предатель, - Рон недружелюбно прокомментировал позицию кота.
  
  
  
  На это восклицание обернулись мы оба - я и Живоглот - недобро прищурив один глаз. Только мягкая женская ладошка, опустившаяся на мое плечо, избавила Уизли от парочки язвительных замечаний с моей стороны. За свою выдержку я был вознагражден легким поглаживанием во время очередного переворота страницы Гермионой.
  
  
  
  - Колин, доиграем завтра, -Уизли видимо не смог больше находиться возле нас, когда даже кот предпочел меня.- Собери шахматы, а я пойду пройдусь.
  
  
  
  С этими словами Рон резко поднялся и покинул гостинную. Не нравится мне настрой рыжика. Надо будет присматривать за ним, как бы бед не натворил от обиды. С обоими Уизли у меня явно не ладились отношения, хорошо хоть Гарри оказался вполне адекватным парнем и позволил Гермионе самой решать, с кем ей встречаться.
  
  
  
  Через некоторое время часы пробили десять раз, заставив Гермиону встрепенуться и, оставив меня в одиночестве, пойти на патрулирование - сегодня было ее дежурство.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Гермиона шла по темным коридорам, освещая себе путь люмосом. За окном бушевала первая в этом году майская гроза, рассекая ночное небо яркими вспышками молний. Шквальный ветер бросал в стекла окон крупные капли дождя вперемешку с сорванными листьями, вызывая постоянный неприятный скрип и постукивание, прерываемое лишь очередными раскатами грома. Молнии и дрожащая палочка с ярким пятнышком света на конце вызывали причудливый танец теней на стенах вокруг девушки. Казалось, что она окружена хищными зверями, приготовившимися к прыжку на нее.
  
  
  
  Любая другая девушка, а может, и кое-кто и из парней, уже давно бы поддалась панике и, наплевав на свои обязанности, вернулась в гостиную к яркому и теплому огню в камине, но только не Гермиона Грейнджер. Несмотря на гнетущую атмосферу вокруг, она продолжала идти по маршруту патрулирования, хотя с каждым шагом ей все больше казалось, что за ней следят. Поначалу она все списывала на нервы. Но вот позади вроде кто-то задел цветочный горшок, так неудачно поставленный близко к проходу, или вот дернулась штора на окне, явно сильнее, чем от обычного сквозняка.
  
  
  
  - Люмос Максима!
  
  
  
  Гермиона обернулась и увеличила свой источник света до предела, пытаясь в окружающих тенях рассмотреть человека, чей взгляд на спине она явственно ощущала. Но, к сожалению, никого не обнаружила. Пытаясь успокоить расшалившиеся нервы, староста Гриффиндора делала глубокие вдохи и медленно выдыхала воздух. Коридор по-прежнему был пуст.
  
  
  
  Постепенно девушка успокоилась и, пригасив свет, уже собиралась продолжить свой путь, когда крепкая, мужская рука обхватила ее за талию, а чужие пальцы стальной хваткой вцепились в руку, держащую волшебную палочку, блокируя возможность создать защитное заклинание. От неожиданности Гермиона замерла, даже не позволяя себе дышать, и почувствовала, как к ее спине прижалось другое тело, явно большего габарита.
  
  
  
  - Попалась! - жесткий и очень знакомый тембр голоса позволил точно идентифицировать личность напавшего, и присутствие этой личности здесь и сейчас явно не обрадовало Гермиону.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Отпусти меня, - стальные нотки в голосе нашей старосты могут заставить подчиниться даже дракона, что уж говорить об одном влюбленном гриффиндорце. - Дурак! Я же испугалась, - Гермиона потерла свое запястье, пострадавшее от моего захвата и развернулась ко мне.
  
  
  
  - Прости, но ты так забавно озиралась, что я не смог удержаться, - немного покаяния в глазах и добродушная улыбка, надеюсь, помогут мне добиться прощения.
  
  
  
  - Я же и говорю - дурак! - Гермиона закатила глаза, демонстрируя всю степень своего разочарования во мне. - И вообще, Кормак, что ты здесь делаешь после отбоя?
  
  
  
  - Эм-м, тебя охраняю, - я постарался вложить все возможное обаяние в улыбку. - Ты охраняешь школу, я охраняю тебя. Времена, знаешь ли, сейчас не спокойные, и ходить девушке в одиночку по темным, пустынным коридорам небезопасно.
  
  
  
  - Значит так! Кормак Маклагген! Я самая способная ведьма за последние двести лет, учившаяся в этих стенах, - она показательно обвела вокруг рукой. - И способна сама о себе позаботиться. Поэтому ты сейчас немедленно возвращаешься в нашу башню и не мешаешь мне выполнять обязанности старосты. Это понятно?!
  
  
  
  После такого разноса мне оставалось лишь покаяно закивать головой. Постараюсь впредь удерживаться от такого ребячества и не светиться больше, когда иду за ней на патрулировании. Гермиона строго посмотрела на меня и, обойдя, сделала пару шагов прочь, но остановилась и, вернувшись, впилась мне в губы, целуя настойчиво и жарко, вырвав стон наслаждения у меня. Она оторвалась, лишь когда возникла необходимость дышать.
  
  
  
  - Все, теперь иди, - Гермиона улыбнулась, глядя мне в глаза и оттолкнула меня ладошкой.
  
  
  
  Моя девушка продолжила свой опасный путь, а я стоял, смотря как ее хрупкая фигурка тает вдалеке, скрываясь тенями. Драккл, девчонка, что же ты делаешь со мной?! Если от одного прикосновения к тебе, я отправляюсь в нирвану. И ты серьезно думаешь, что я просто так позволю тебе ходить одной в это время?
  
  
  
  Вновь набросив на себя дезиллюминационные чары и наложив заглушающее на подошвы обуви, я двинулся следом. Гермиона неспеша шла, выставив палочку вперед и расслабленно покачивая свободной рукой. Хорошо, что она уже понимает мой характер, раз когда мои пальцы скользнули по ее ладони и переплелись со своими нежными коллегами, Гермиона даже не вздрогнула, а лишь усмехнулась, слегка покачав головой из стороны в сторону, и сильнее сжала наши пальцы вместе. Так мы и продолжили наш путь держась за руки: самая способная ученица и человек-невидимка.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Happy birthday to you!
  
  Happy birthday to you!
  
  Happy birthday, dear Cormac!
  
  Happy birthday to you!
  
  
  
  Напевая эту незатейливую песенку, я протирал свою шевелюру полотенцем после утреннего душа. От высушивающего заклинания, мои волосы начинают торчать во все стороны, с трудом поддаваясь укладке. А мне сегодня нужно быть на высоте, все же не каждый день маг становится совершеннолетним. Так что приходится прибегать к таким маггловским методам.
  
  
  
  Раздавшийся стук в двери заставил меня повесить полотенце на плечи и отправится открывать посетителю, в комнате кроме меня никого не было. А вот личность гостьи вызвала у меня неоднозначную реакцию. Увидеть Гермиону с утра на пороге своей спальни, да еще и держащую украшенную скромными лентами коробку в руках, я никак не ожидал. Но это было, пожалуй, приятным сюрпризом, по крайней мере для меня, а вот Гермиона явно не ожидала увидеть своего парня в пижамных штанах, еще не обсохшего после душа. Что вызвало довольно милое покраснение ее щечек.
  
  
  
  - Доброе утро, - я отодвинулся, освобождая проход.- Заходи, пожалуйста.
  
  
  
  - Доброе утро, - Гермиона, немного замявшись, все же шагнула в комнату - разговаривать на пороге было явно не удобно.
  
  
  
  Прикрыв за ней дверь, приглашающим жестом попросил девушку осваиваться. Гермиона с любопытством разглядывала спартанскую обстановку комнаты. Лишь когда я, подойдя к ней, с интересом уставился на аккуратно запакованную ношу, девушка вновь обратила на меня внимание.
  
  
  
  - С днем рождения, Кормак, - она протянула мне подарок. - Я хотела его вручить раньше, чем все начнут отмечать праздник.
  
  
  
  Упаковка была незамедлительно снята, и передо мной предстала книга. Честно говоря, другого подарка от своей умницы я и не ожидал, но название этого фолианта, выведенное неброскими буквами на твердом переплете, заставило меня удивленно поднять глаза на Гермиону.
  
  
  
  - "Применение трансфигурации в условиях магического боя" Альберта Мелтона?
  
  
  
  - Да, это участник войны с Гриндевальдом и он был профессором трансфигурации в Хогвартсе еще до нее. Здесь все очень подробно расписано, - девушка постучала по обложке и немного смущенно добавила: - Я немного посмотрела ее после покупки.
  
  
  
  Немного посмотрела в понимании Гермионы означает: прочитала полностью, но только один раз. А вот откуда она знает о моем увлечении боевой магией - это интересно. Об этой книге я давно мечтал: весьма дорогой экземпляр и выпущена была малой серией так, что найти ее непросто.
  
  
  
  Заметив, что я по-прежнему стою, нерешительно обводя пальцем буквы на обложке, Гермиона с тревогой спросила:
  
  
  
  - Тебе не нравится?
  
  
  
  Мне не нравится? Да я в восторге! Озорная улыбка, появившаяся на моем лице, заставила девушку насторожиться.
  
  
  
  -Ко-орма-ак...- предостерегающий голос и шаг назад не спасли Гермиону. Книга аккуратно была положена на тумбочку, а девушка подхвачена на руки и закружена по комнате с бешеной скоростью.
  
  
  
  - Мне нравится! Мне нравится! - я выкрикивал до тех пор, пока звонкий смех Гермионы не перебил мой голос, а голова не стала кружиться от мелькающих стен.
  
  
  
  С удовольствием бы продолжал этот безумный танец счастья со своей приятной ношей на руках, но подлая кровать, так не вовремя оказавшаяся на моем пути заставила приземлиться прямо на нее. Гермиона, оказавшаяся сверху при падении, отсмеявшись, приподнялась опираясь одной рукой на мою грудь.
  
  
  
  -Сумасшедший...- она потеребила мою челку, улыбаясь и смотря прямо мне в глаза.
  
  
  
  От ее близости у меня перехватило дыхание. Мы вдвоем лежим на постели, и такое желанное тело придавливает меня сверху. Каштановые волосы ниспадающие вниз обрамляющие лицо с тонкими чертами и этот блеск в ее глазах, заставляют меня сходить с ума.
  
  
  
  - Мне правда нравится подарок, - непослушная прядь была заправлена моей рукой за маленькое ушко девушки. - И я сумасшедший от счастья, что ты со мной.
  
  
  
  Гермиона после моих слов прикусила нижнюю губу и опустила взгляд, как будто смотря вглубь себя, а затем, улыбнувшись, опустилась на меня, тесно прижимаясь своей грудью к моему обнаженному торсу, заставив меня нервно вдохнуть в попытке удержать контроль над собой. Это ведь непросто, учитывая, что теплое дыхание согревало мои губы и сияющие карие глаза заменяют в данный момент мне небо.
  
  
  
  - С днем рождения, - мягкие губы решительно прижались к моим, заставляя их раздвинуться и углубить поцелуй.
  
  
  
  Сдерживаться после такой провокации было выше моих сил. Я обвил руками Гермиону за талию и утонул в наслаждении и эйфории. Краем сознания лишь отметил, что одна моя рука оказалась под футболкой Гермионы, а вторая явно ниже спины, но останавливать меня никто не собирается. По-моему, это будет лучший день рождения в моей жизни!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Комментарий к Глава 22
   Спасибо всем, кто ждал. Глава небольшая, но мне удобней писать в таком формате. Писать каждую главу по месяцу ради того, чтобы главы выходили длинными не для меня. Лучше главы будут выходить чаще. Следующая глава уже готова, осталось просмотреть её свежим взглядом и отдать редактору.
  
  ========== Глава 23 ==========
   Не знаю, как далеко зашло бы это поздравление. Окружающий мир просто перестал существовать для нас, сузившись до размера односпальной кровати и двух тел на ней, разгоряченных ласками и ощущением близости.
  
  
  
  - Ну вы хотя бы запирающее на двери бросили что ли! - этот возмущенный возглас заставил нас резко вернуться к действительности.
  
  
  
  Услышав чужой голос, Гермиона громко ойкнула и сместилась в сторону в попытке скрыться от посторонних глаз за моим корпусом. В комнате обнаружились мои соседи в полном составе, а мы настолько увлеклись, что даже не заметили, когда они вошли. И если друзья просто добродушно лыбились, то лицо Смита выражало явный шок. Обозрев своих сожителей, я одарил их раздраженным взглядом перед тем как задернуть полог кровати, используя беспалочковую магию.
  
  
  
  Тяжелая ткань опустилась, отрезая нас от любопытных взглядов и приглушая звуки. Сразу стало слышно частое дыхание Гермионы, обжигающее мое плечо. Взъерошенные волосы девушки не позволяли увидеть ее лицо, но вот тело было крайне напряженно.
  
  
  
  - Эй, ты чего? - нежно погладил рукой по каштановым локонам. - Все нормально.
  
  
  
  - Какой ужас, - голос Гермионы глухо прозвучал сбоку. Она настолько плотно прижималась ко мне обхватив за плечо, что я не мог повернуться к ней. - Я теперь не смогу быть старостой.
  
  
  
  Так, понятно. Староста должна быть безгрешной, строгой и крайне ответственной в понимании Гермионы. Выпуская второе беспалочковое заклинание, на этот раз заглушающее, почувствовал, как немеют пальцы и слегка закружилась голова, верные признаки близкого магического истощения.
  
  
  
  - Все, успокойся, нас не видят и не слышат, - буквально заставив ее поднять голову, смог лицезреть милый румянец. - Ты жалеешь, что сейчас со мной?
  
  
  
  Гермиона уткнулась лбом мне грудь, сделала глубокий вдох и подтянулась, скользя по моему телу. Сложив свои руки на мне и устроив на них голову Гермиона стала рассматривать мое лицо. Странно, но такого взгляда у нее я еще не видел, и даже представить не мог, что можно ласкать человека просто смотря на него.
  
  
  
  - Не жалею. Ни о чем не жалею, - она приподнялась, легко целуя меня. - Но сейчас нам наверно стоит вылазить из постели, твои друзья ждут тебя.
  
  
  
  Как бы мне не хотелось покидать, ставшую такой уютной кровать, но Гермиона права: надо подниматься, подготовка к празднику ждет.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Девчонки разукрасили потолок нашей гостиной, изобразив на нем ночное небо с яркими звездами и тонким серпом луны. Общий стиль вечеринки был оформлен как маггловский ночной клуб. Это была идея Финигинна. У нас день рождения в один день, вот и решили отметить его совместно, пригласив всех старшекурсников.
  
  
  
  Ричи соорудил диджейский пульт, позволяющий проигрывать современную маггловскую музыку. Он мучился с этим изобретением с начала года, и вот наконец мы можем развлекаться слушая басс-линию, буквально оккупирующую помещение и задающую энергетическую подкачку ритма и атмосферы на танцполе, устроенном в центре комнаты. Казалось, звук раздается внутри наших тел, заставляя всех танцевать. Это стиль <> заслуженно завоевал популярность в маггловском мире, а теперь благодаря Ричи будет известен и среди магов.
  
  
  
  Звезды и магические шары мигали в такт музыке, рассеивая уютный полумрак. Магглорожденные упоенно танцевали, показывая правильные движения тем, кто был не знаком с такими танцами. Картина была весьма забавная: все же магический мир застрял где-то в конце девятнадцого века по части развлечений. Но хороший алкоголь и непринужденная атмосфера позволяли быстро освоиться чистокровным магам.
  
  
  
   Бар, устроенный в углу, пользовался неустанным вниманием. Хотя осуждающий взгляд Гермионы, увидевшей эту мечту профессионального бармена, было непросто выдержать. Но, видимо, я плохо на нее влияю: она лишь осуждающе покачала головой и, улыбнувшись, махнула рукой, мол, сегодня можно. Все же в том, что моя девушка староста, есть свои преимущества. И я как раз пользовался этим преимуществом, готовя коктейль "Золотая Куба" для Гермионы. Сам предпочитал чистый выдержанный огденский огневиски, бокал с которым уже стоял на столе.
  
  
  
  - Маклагген, - струящиеся длинные рыжие волосы подружки моей девушки взметнулись возле барной стойки. Вот только приязни в ее голосе не наблюдалось.
  
  
  
  - Джинни, - на моем лице появилась добродушная улыбка. Настроение было хорошее, да и надежда на нормализацию отношений между нами сохранялась.- Тебе что-нибудь налить?
  
  
  
  Она задумчиво осмотрела меня, видимо, решая отравлю я ее или нет.
  
  
  
  - Удиви меня, - девушка немного наклонила голову, продолжая буравить меня глазами.
  
  
  
  Ну, если она думает, что так поставит меня в неловкое положение, то это вряд ли. Отвернувшись к стеллажам с бутылками, я набрал необходимые ингредиенты. Может, зельеварение и не мой конек, но в искусстве приготовления коктейлей немногие ученики смогут меня обойти. Так что берем джин, текилу, Трипл Сек, кокосовый ром "Малибу", шампанское и добавляем немного вишневого сиропа.
  
  
  
  Тщательно перемешав, я поставил фужер с коктейлем перед Джинни, изобразив невинную улыбку. Слегка пригубив, она удивленно посмотрела на меня, немного приподняв одну бровь.
  
  
  
  - Неплохо, Маклагген, - продолжая потягивать напиток, она отправилась гулять дальше, видимо на поиски Поттера.
  
  
  
  Ну-ну, этот коктейльчик еще та термоядерная смесь. Пьется легко, но вот эффект хорошо бьет в голову и помогает раскрепоститься. Не зря он называется "Сладкий яд". Надеюсь, Гарри, тебе сегодня повезет.
  
  
  
  - Привет, именниник! - подошедшая Роми расцеловала меня в обе щеки. - С днем рождения! Надеюсь, тебе понравился подарок Гермионы?
  
  
  
  Увидев мое удивление таким вопросом, Роми поспешила пояснить:
  
  
  
  - Расслабься, Кормак, она просто поинтересовалась у меня, чем ты увлекаешься, чтобы выбрать тебе подарок, - Роми наклонилась над барной стойкой, чтобы услышать ее мог только я. - И, знаешь, если она стала узнавать, что тебе нравится, то это значит, ваши отношения для нее стали очень важны.
  
  
  
  Окрыленный этими словами, я поспешил найти Гермиону и не разлучался с ней весь вечер, наслаждаясь тем, что могу быть со своей девушкой в кругу своих друзей. В этот день я был счастлив как никогда.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Плавная музыка позволяла влюбленным парам танцевать, ощущая дыхание друг друга и оставаться в собственном нежном мире посреди заполненной людьми гостиной. Праздник подходил к концу, уставшие молодые маги еще находились здесь, но былого ажиотажа уже не наблюдалось. Кто-то не сумев определить себе меру алкоголя, уже смотрел сон с танцующими слонами, а кто-то более удачливый ушел на прогулку по Хогвартсу под ручку со своей избранницей: заброшенных кабинетов хватит на всех.
  
  
  
  Гермиона, подарив мне медленный танец, попросила принести ей прохладный напиток со строгим наказом теперь без алкоголя. Мой выбор пал на маггловскую фанту для нее и немного огневиски для себя. Накачать мою тушку алкоголем непросто, так что я уверено стоял на ногах. В отличии от шестого Уизли, который виляющей походкой подплыл к значительно поредевшему бару.
  
  
  
  - Маклагген? - Рон с трудом сконцентрировал взгляд на мне.
  
  
  
  - Он самый, Уизли, - один вид рыжика вызвал во мне волну неприязни.
  
  
  
  - У тебя седня день рождения.-Уизли схватил бутылку огневиски, едва не опрокинув мой стакан. - Давай выпьем!
  
  
  
  Драккл с тобой, давай выпьем, может, ты свалишься пьяным, и я тебя больше сегодня не увижу. Стукнувшись с ним бокалами, мы выпили в тишине как абсолютно чужие люди. Я посчитал свой долг гостеприимства выполненным и уже развернулся отнести Гермионе ее фанту, когда рыжик схватил меня за локоть.
  
  
  
  - Слушай, Маклагген, есть разговор.
  
  
  
  - Уизли, нам не о чем говорить,- я с раздражением сбросил его руку.
  
  
  
  - Не сцы, Маклагген! - Уизли уставился на меня тяжелым взглядом. - Давай выйдем.
  
  
  
  После такого заявления волна ярости чуть не затопила мой разум. Нестерпимо захотелось врезать ему прямо на месте, но портить всем праздник из-за одного идиота не стоило.
  
  
  
  - Ну, давай выйдем, - допив огневиски одним глотком, я поставив пустой стакан на поверхность стола и направился к выходу.
  
  
  
  *****
  
  
  
  Пройдя по коридорам пару поворотов, мы оказались в небольшом холле, тускло освещенном факелами. Хорошее место для того, чтобы "поговорить".
  
  
  
  - Есть что сказать, Уизли? - я развернулся к нему, оказавшись лицом к лицу.
  
  
  
  - Оставь Гермиону! - Рон прокричал мне это, едва не оглушив.
  
  
  
  - Уизли, смирись, мы с Гермионой вместе, и ты ничего не изменишь
  
  
  
  Невероятно тяжело было разговаривать, когда кулаки просто ощутимо чесались, и все чаще возникала мысль прибить рыжика, решив проблему один раз и навсегда.
  
  
  
  - Я люблю ее! И знаю, что она любит меня! А ты просто подвернулся не вовремя, и теперь она не может тебя бросить из жалости.
  
  
  
  - Ты бредишь, - интересно, ему свернуть шею или лучше переломать все кости, чтобы помучился перед смертью. - Иди проспись.
  
  
  
  Нужно уходить или я за себя не ручаюсь. Все более яркие картинки убийства этого наглого придурка мелькали у меня в голове. Боясь привести свои фантазии в исполнение, я направился на выход, минуя Уизли.
  
  
  
  - Ступефай! - дурак, если уж решаешь напасть со спины, то не кричи об этом на всю школу.
  
  
  
  Резкий уход в перекате и моя палочка уже лежит в руке, еще до того, как я оказался лицом к Рону. Резкий росчерк и заклинание срывается к Уизли красным лучом. Вот так надо бить Ступефаем! Рон отлетел к стене, хорошенько приложившись спиной об каменную кладку. Ну тварь, держись! Еще взмах и оранжевая нить опутывает противника прожигая ткань одежды и впиваясь в тело. В воздухе запахло паленной человеческой плотью.
  
  
  
  -А-а! - Уизли закричал попытавшись освободиться от огненных пут.
  
  
  
  Дурак. Этим все сказано. А еще из чистокровных, не знает даже, что чем больше будет дергаться, тем сильнее будут жечь и стягиваться огненные нити. Вот оно, Хогвартское образование, элементарное заклинание, а контрмер не знают. В висках раздавался громкий стук, адреналин просто зашкаливал. Не удержавшись, я подхватил тело Уизли магией и швырнул в противоположную стену, насладившись видом пролетающей мимо рыжей тушки, орущей от боли. Огненные путы делали свое дело.
  
  
  
  - Надеюсь, ты усвоишь урок, Уизли, - выплюнув его фамилию, я снял с него связывающее заклинание.
  
  
  
  Нужно остыть. Встряхнув головой, я попытался выбросить желание убить, все сильнее охватывающее меня. Спрятав палочку в нарукавную кобуру, я медленно развернулся и пересиливая себя медленно побрел к выходу. Да что со мной! Я, конечно, не люблю его, но чтобы так хотеть убить? Борясь с этим диким желанием ощутить кровь врага на своих руках, я пропустил момент, когда Рон очухался. Когда он снес меня своим телом и, повалив на пол, начал наносить удары, у меня полностью отпустило все тормоза. Заблокировав его неумелые попытки нанести мне удары по лицу, захватил его ногами за шею и перевернулся подминая Уизли под себя.
  
  
  
   Убить! Убить! Убить!
  
  
  
  Только эта мысль у меня стучала в голове, в то время пока я наносил удары по голове Рона, превращая его лицо в кровавое месиво. Какое удовольствие я испытывал! У меня была цель и я не остановлюсь пока он дышит!
  
  
  
  *****
  
  
  
  Мощный толчок "Депульсо" в бок отбросил меня в сторону, приложив головой об пол, заставляя выхватить волшебную палочку и занять боевую позицию для атаки на нового противника.
  
  
  
  В начале мне показалось, что в проеме стоит инфернал, бледное лицо и нелепо развевающаяся мантия произвели такое впечатление. Опознав в этом инфернале Снейпа, я криво усмехнулся и стер потекшую струйку крови из разбитой губы. Слизав языком кровь с руки, я ощутил яркое желание попробовать на вкус кровь этой летучей мыши! Видимо, это желание отразилось на моем лице: Снейп приподнял свою палочку, выводя ее в атакующую позицию.
  
  
  
  - Мистер Маклагген?
  
  
  
  Ну нет, Снейп! Разговаривать сейчас мы не будем. На твоих похоронах, я ,так и быть, толкну прощальную речь. А сейчас посмотрим, чего ты стоишь, преподователь ЗОТИ!
  
  
  
  Серия темных заклинаний ушла в направлении Снейпа с моими наилучшими пожеланиями скорой смерти. Авада, конечно, пошла первой в расчете на неожиданность, авось он надумает просто закрыться щитом, следом ушли ледяной клинок и облако праха, дополненное еще одной Авадой. Взвыли сирены, оповещающие школу о применении непростительных заклинаний, свет факелов стал насыщенно красным и прерывистым.
  
  
  
   А я тяжело дышал, не обращая внимания на это. Снейп, чтоб тебя Моргана забрала! Он стоял в паре метров от входа, удивленно глядя на меня, абсолютно невредимый. От Авад он просто увернулся, а остальное успешно отразил, ни разу не ошибся в выбранной защите. Значит, потанцуем!
  
  
  
  Новая атака напоминала шквал. Я выдавал весь свой арсенал боевых проклятий, мечтая поскорее разделаться с этим слизеринцем и добраться наконец до своей основной рыжей цели. Вбежавший в помещение аврор упал сраженный жалящим заклинанием, даже не успев взмахнуть палочкой. Стажеры, что с них взять! А дракклов Снейп проявлял чудеса маневренности и скорости, перемещаясь по комнате, и избегая казалось бы неминуемой смерти.
  
  
  
  Зря! Зря, я решил вызвать элементаля! Слишком долгое и сложное заклинание для того, чтобы использовать его без прикрытия в бою. Обычный Петрификус мгновенно сорвался с палочки Снейпа. Я почти ушел с траектории поражения. Почти. Оранжевый луч попал в плечо и все тело оцепенело еще до того как я упал на пол, по-прежнему сжимая палочку. Мерлин, теперь могу лишь вращать зрачками в бессильной ярости, а эти гады по-прежнему живы!
  
  
  
  Декан Слизерина опустил свою палочку, видя, что я больше не могу пошевелиться. Подойдя к Уизли, он бросил на него пренебрежительный взгляд и просто перешагнул через стонущего гриффиндорца. Подойдя ко мне, он наклонился и, забирая мою палочку, произнес:
  
  
  
  - Неплохо, мистер Маклагген, но над защитой вам стоит еще поработать.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Знаешь, куда можешь засунуть свои советы, поганый Снейп?! Дай только сбросить парализующее и даже отсутствие палочки у меня тебе не поможет! Сосредоточившись, я стал направлять магию по своему телу борясь с оцепенением.
  
  
  
  Шум многочисленных шагов как раз отвлек профессора от меня. В помещение ввалились гриффиндорцы, привлеченные шумом магической схватки. Многие держали в руках волшебные палочки и были готовы к бою.
  
  
  
  - Рон! - рыжая бросилась к своему братцу, по-прежнему слабо стонущему на полу.
  
  
  
  Поттер зло посмотрел на меня, судорожно сжимая рукоять палочки, но присутствие Снейпа не позволило ему напасть.
  
  
  
  Сквозь толпу пробилась парочка авроров из дежуривших в школе. Они помогли своему коллеге и выслушали его рассказ о происшествии. Вместе с ними слушали и все собравшиеся в тесном помещении. А я лежал на холодном полу и смотрел прямо в карие глаза Гермионы, стоящей среди других учеников и видел лишь боль и осуждение, и от этого мне еще больше хотелось убить Уизли, пусть для этого придется даже перегрызть ему глотку зубами.
  
  
  
  -Как интересно, - Снейп оттянул мне веко, рассматривая мои глаза и закрывая своей рожей вид на Гермиону.
  
  
  
  - Профессор ,отойдите, он начинает приходить в себя, - один из авроров заметил, что я начал сбрасывать парализующее.
  
  
  
  Незамысловатый взмах и короткое "Отключись" было последнее, что я осознал в тот вечер в школе. Меня поглотила тьма, перешедшая в беспокойный сон с яркими кошмарами, где я за кем-то гнался и всегда хотел одного - убить!
  
  
  
  Очнулся в сером помещении с явно казенной мебелью. Голова просто раскалывалась, и произошедшие события вспоминались как в тумане. Мысли не хотели нормально формироваться, ползая как улитки в разные стороны. Придержав больную голову рукой, обратил внимание на браслеты с мелкими камешками на своих запястьях. Понятно, я в аврорате, а браслеты с вкраплениями карнина блокируют любые попытки использовать магию. Напротив меня сидел маг, заполняющий какие-то бумажки.
  
  
  
  - Эй, очнулся?! - человек в аврорской мантии встряхнул меня за плечо так, что я чуть не упал со стула, на котором сидел.
  
  
  
  - Да оставь его, видишь, он ничего не соображает, все равно до утра некому им заниматься, - его напарник оторвался на миг от писанины. - Лучше отведи его в камеру, пусть проспится.
  
  
  
  Возле стальной решетки дежурил пожилой аврор, с седыми волосами. Увидев меня, он сокрушенно покачал головой.
  
  
  
  - Куда ж это такого молодого? Разве можно детей да к пожирателям и уголовникам? - старик покачал головой.
  
  
  
  - Он совершеннолетний, как раз сегодня отметил день рождения, - молодой аврор похлопал меня по спине. - Славно погулял.
  
  
  
  - Так разве за это в тюрьму надо?! - седой встал, позвякивая связкой ключей. - Ну что такого он мог натворить?
  
  
  
  - Использование непростительных заклинаний и опасной темной магии, нападение на аврора при исполнении,- конвоир стал загибать пальцы, перечисляя статьи, которые мне светят, явно получая наслаждение, видя, как округляются глаза пожилого стражника. -Нанесение телесных повреждений средней тяжести, нападение на преподавателя, попытка убийства!
  
  
  
  На последних словах он посмотрел мне в лицо, видимо, чтобы я прочувствовал момент.
  
  
  
  - Лет десять тебе гарантировано светит, парень, даже если твой папочка хорошо подмажет судей.
  
  
  
  - Куда катится мир, если даже школьники разбрасываются непростительными прямо в школе, - стражник со скрежетом отворил решетку и повел нас вдоль железных дверей с номерами на них. - Вот в наше время такого не было.
  
  
  
  Возле номера 14 наша немногочисленная процессия остановилась и, немного повозившись, аврор открыл дверь камеры.
  
  
  
  - Вот, здесь только один задержанный, так что, думаю, поместитесь.
  
  
  
  Грубый толчок в спину послужил мне приглашением заходить. С лязгом дверь захлопнулась, отрезая меня от свободы. От досады я ударил кулаком по этой преграде. Как же так получилось? Что на меня нашло? Прислонившись гудящей головой к холодной стальной поверхности, я прошептал:
  
  
  
  -С днем рождения, Кормак...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"