Майстра: другие произведения.

Сталкеры. Зов Долга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    S.T.A.L.K.E.R.- Парень! Откуда у тебя такие деньги? Не смеши меня. Он полез во внутренний карман и достал оттуда небольшой сверток. Развернув тряпку, он явил мне редкую штуку, которую добывали сталкеры. Крайне везучие сталкеры. Остальные поделиться своими неудачами уже не могли. Желторотик был явно не прост. - Это задаток, - и он протянул мне серебристую слезу размером с кулак. Эта субстанция применялась учеными в космических разработках, и за нее платили огромные деньги. Я не спешил брать артефакт, хотя руки чесались. Самому добыть такую штуку мне до сих пор не удалось.

Паршивый был день, как и остальные дни в зоне. Других здесь не бывает. Хабар был что надо, только пришлось положить за него пару отмычек. Тут уже давно человеческая жизнь была обесценена, так что оплакивать их никто не собирался, но гадко на душе было все равно.

Тройку лет назад я и сам был в рядах тех, кто служит детектором аномалий для ветеранов. И лишь моё невероятное везение позволило дожить до тех дней, когда уже я сам мог использовать отмычек, пусть им хорошо лежится.

Вообще, в зоне выживают те, с кем удача дружит крепко и бесперебойно. Остальные долго проклятую землю не топчут.

Приехал я в эти места за компанию с друзьями. Сердце моё было разбито лживой сучкой, которая когда-то была моей женой. Пока я воевал, защищая страну, она решила подготовить запасной аэродром на случай моей смерти. Но на беду для всех я вернулся живой и невредимый.

Возможно, если бы я не разбил этому уроду лицо, родительских прав меня бы не лишили. Наверное, зная о последствиях своего поступка, я бы засунул свою гордость куда подальше. Но в тот момент, когда я увидел его, обнимающим мою жену и держащим на руках мою дочь, у меня что-то переклинило в голове, как в калаше, в самый неподходящий момент.

В больнице его привели в нормальный вид, так что можно считать отделался лёгким испугом. Однако потом был суд, и жизнь моя бесповоротно изменилась. Денег на хорошего адвоката не было. Друзья предложили Клондайк по-украински. Терять мне было нечего, а вот шанс вернуть дочь - был. Я поехал в этот ад по собственной воле.

И когда нужная сумма была набрана, я получил видеопослание от бывшей. Они уехали в Европу. Дочке было пять лет, и она нянчила младшего брата. Нового папочку она обожала, и двинутый военный в их мирной жизни был явно лишний.

В тот день я напился, но это не помогло. В зоне лечатся беленькой не от душевных ран.

Рассудив, что чхать я хотел на их мнение, это мой ребенок, я все же вложил деньги в судебный процесс, который снова проиграл. После чего решил сдохнуть по-мужски, но зона словно в насмешку играла со мной. Так что я шел, уставший как последняя слепая собака, на постой, в небольшой покосившийся домишко, недалеко от местного сталкерского бара, где легко можно было сбыть хабар и купить нужное для вылазок.

У калитки я приметил высокого щуплого парня, одетого в камуфло. Меня это напрягло. Мало ли кого принесла нелёгкая. Вначале я хотел пройти мимо, приглядеться, но взвесив все за и против решил узнать что надо, может вообще дверью ошибся.

Когда я подошёл, он оторвал взгляд от созерцания мысков своих ботинок и уставился на меня. Светло-русые волосы были коротко подстрижены, светло-зелёные глаза. Обычный ничем не примечательный пацан.

- Купер? - Обратился он ко мне. Вопрос раз: откуда он знает мою кликуху? Вопрос второй: откуда он узнал где я живу? Ну и самый важный: кто он и что ему от меня надо?

- Обознался, - буркнул я, проходя мимо.

Он же вцепился в мой рукав, пытаясь удержать бронепоезд, идущий на средней скорости. Я весил наверно килограмм на двадцать больше. Частые походы в зону не давали сойти мышцам, наработанным в армии, да и ростом я был на полголовы выше него.

- Бубна сказал где тебя искать, - быстро пояснил парень.

- Слышь, ты! Не знаю я никакого Бубну. Вали, пока можешь переставлять своими костылями.

Парень оказался донельзя тупым и продолжал настаивать:

- У меня друг пропал в зоне. Ты лучший следопыт. Я заплачу.

Я уже было собрался послать его второй раз, когда мой уставший мозг выдал мне прощальную ухмылку Бубны со словами: новая работа ждёт тебя у дома.

Я подумал, что он имеет в виду Карину, которая преследовала меня после нашего разрыва. Оказывается, нет. Новый клиент. Я внимательно пригляделся к парню. Хорошо если ему было двадцать лет. Взвесив все за и против, я проговорил:

- Отвали. Поищи кого-нибудь другого.

Тот в растерянности опустил взгляд и прикусил уголок нижней губы. Когда же закончится этот бесконечный день? Пока я ненавязчиво тянул свой рукав из захвата, несостоявшийся клиент встрепенулся и назвал такую сумму, от которой я невольно затаил дыхание. Жадность проиграла. Я небрежно бросил:

- Отвечать за твою никчемную жизнь на зоне я не буду. Деньги кладешь на депозит у Бубны, и вне зависимости от того, чем закончиться вылазка, я их получаю. Если устраивает такой вариант, тогда по рукам.

Его "согласен" донеслось мне уже в спину. Я затормозил и прищурившись посмотрел на парня. Интересно, что такого он забыл в зоне, что готов пойти на все? Что ж, ему удалось меня заинтересовать.

- Пошли.

Он торопливо прикрыл дверь, уже давно требующую ремонта, и бросился за мной. В доме я ориентировался без света, тем более вещей там было не много. Хату я использовал исключительно для отсыпания после вылазок в зону.

Когда парнишка второй раз собрал какой-то угол, я сжалился и включил тусклый свет, высветивший убогий диван, удручающего вида комод с оторванной дверцей. Стоящий у окна стол и стул с оторванной спинкой. Прежние хозяева в спешке покидали Чернобыль-4. Многие дома обрели новых хозяев, которые, правда, бывало, сменялись, поскольку предыдущие исчезали в неизвестном направлении. Хотя, конечно, понятно, что они сгинули в зоне, но об этом не было принято говорить.

Парень неловко переминался с ноги на ногу. Я мотнул головой, указав на стул, сам же с удовольствием упал на диван, который жалобно скрипнул под моим весом, и приказал:

- Ладно, выкладывай свое дело.

Тот оживился и принялся сбивчиво объяснять:

- Колян, мой друг, приехал в этот город года три назад. Он стал сталкером. Он мне писал о зоне. Но неделю назад замолчал. Тут его звали Ретивый.

Опа. А ведь это один из немногих отмычек, который начинал одновременно со мной и смог дорасти до ветерана. Неожиданный поворот, если учесть, что у меня были личные счеты к этому уроду, который увел у меня из-под носа неплохой куш в начале сталкерской карьеры.

- На него не похоже, обычно он всегда отмечался. Я хочу узнать, что с ним случилось. Вдруг ему нужна помощь.

Я посмотрел на пацана с выражением крайнего удивления. В зоне случается всегда только одно - смерть. Помогать тут уже нечем. Ретивый явно писал парню полную фигню. Тут ко мне закралась мысль: а зачем опытному сталкеру такой друг, как этот желторотик?

- Бубна сказал, что последний раз, когда он ушел в зону, его направление было Болото. Я хочу, чтобы ты меня туда отвел.

- Он давно мертв, и его кости растащили слепые собаки.

Щадить глупца я не собирался. Парень дернулся, словно получил под дых, и упрямо выпятил подбородок:

- Никому на ПДА не падало сообщение о его смерти. Может он у Болотного Доктора.

Что ж стоило признать, кое-что он знал. Но я был уверен на сто процентов, что Ретивый мертв, или с ним произошло что-то менее приятное, чем смерть. Ладно, об этом потом подумаю.

- Ну и для чего тебе я?

- Я хочу, чтобы ты помог мне его найти.

- Прекрасно, - хмыкнул я, - найдем. Дальше что? Если он стал зомби? Или если он марионетка Контролера? Или какая другая пакость с ним случилось?

Парень замолчал, даже в тусклом свете было видно, что кровь прилила к лицу. По всему выходило, что дальше нахождения дружбана его мысль не ходила. Этот сопляк погибнет на первых шагах по зоне. Таким как он там точно не место.

- Мы ему поможем.

- Мы? Я не собираюсь рисковать своей шкурой. Забудь. Найди кого-нибудь другого. Все, выметайся. Пацан, как я уже говорил, был непроходимо глух, туп и упрям, поскольку его не пугал даже мой вид крайне злобного сталкера.

- Я удвою сумму.

- Парень! Откуда у тебя такие деньги? Не смеши меня.

Он полез во внутренний карман и достал оттуда небольшой сверток. Развернув тряпку, он явил мне редкую штуку, которую добывали сталкеры. Крайне везучие сталкеры. Остальные поделиться своими неудачами уже не могли. Желторотик был явно не прост.

- Это задаток, - и он протянул мне серебристую слезу размером с кулак. Эта субстанция применялась учеными в космических разработках, и за нее платили огромные деньги.

Я не спешил брать артефакт, хотя руки чесались. Самому добыть такую штуку мне до сих пор не удалось.

- Мне понадобиться второй номер... и если запахнет жареным, я буду спасать свою шкуру. Парень неуверенно кивнул. Он явно не понимал, на что подписывается. В конце концов, зона - опасное место, и безопасность ему гарантировать не мог никто.

В комнате повисла тишина. Парень внимательно на меня смотрел, словно ожидая еще чего-то. Я хмуро на него зыркнул и проговорил:

- Все. Сегодня спать. Завтра приходи, обсудим детали.

Он неуверенно кивнул и поплелся к двери, периодически оглядываясь на меня.

- Что? - грозно рыкнул я.

- Можно у тебя остаться?

Только этого мне не хватало, как только нянчиться с этим детским садом. Но усталость все же взяла свое. Решив, что от одной ночи с меня не убудет, кивнул на пол:

- Располагайся.

Проснувшись, я сразу почувствовал, что не один в комнате. Прислушавшись, понял, что опасности нет. Осторожно повернув голову в тусклом свете утреннего солнца, увидел вчерашнего гостя. Он сидел на стуле, голова покоилась на предплечьях, лежащих на столе. Успокоившись, я вспомнил события вчерашнего вечера.

Ничего хорошего прогулка с клиентом в зону мне не несла, я чувствовал это одним местом, которое принято называть сталкерской интуицией. На отдохнувший мозг я понял, что затея не принесет добра, сколько бы денег за нее не давали. Отказываться от своих слов мне не хотелось, так что оставалась одна возможность - отговорить парня лезть на рожон.

Нужно было разубедить его идти искать Ретивого, а для этого как следует напугать. Этим я и решил заняться.

Растолкав клиента, я отметил его помятый вид. Парень протер сонные глаза. Спросил про туалет и, получив "ц.у.", отправился в заданном направлении. Я же порылся в комоде и явил свету пару банок с консервами и зачерствевшую половинку бородинского. Живём.

Сразу после зоны пища не принимается организмом, зато потом нападает дикий жор. Поставив еду на стол, я достал початую бутылку водки. В этот момент вернулся гость и недоуменно уставился на пир. Я мотнул головой, приглашая, и он медленно приблизился. Вскрыв армейским ножом банки, протянул ему одну. Он с сомнением взял, но есть не решился. Я, не обращая на него внимания, вгрызся в хлеб. После суточного голодания он мне показался божественно вкусным. Глотнул из горла водки и протянул парню. Он отрицательно мотнул головой.

- Пей, - приказал я.

- Не хочу, - он отгородился от меня банкой и отошёл на полшага от стола.

Я смерил его тяжёлым взглядом:

- Ты в преддверии зоны, тут все пьют. Это надежное лекарство от радиации. Хочешь идти в неё, живи по её законам.

Больше перечить мне он не решился и взял бутылку. Глотнул из горла и закашлялся.

Совсем юнец, фыркнул я про себя. Заставив все же съесть консервы, вывел его в небольшой задний двор, скрытый от любопытных плотным забором. На улице моросил мелкий осенний дождик. Даже хорошо, там, куда мы собирались, он частенько шёл.

Я начал инструктаж. Парень заметно напрягся к окончанию первого часа, но не пикнул ни разу, что, пожалуй, не пойдёт. Сменив тактику, я заставил его вдоволь поползать на брюхе по земле. Подготовка у него была нулевая.

- С такими навыками ты в зоне не продержишься и получаса.

Он насупившись молчал.

- У меня не будет времени нянчиться с тобой. Твои шансы выжить равны нулю. Ты уверен, что жизнь твоего скорее всего мертвого друга стоит твоей?

Он помрачнел, но, упрямо выпятив подбородок, кивнул. Я пожал плечами и продолжил тренировку, наблюдая, как с парня сходит тридцать три пота. В обед у меня была назначена встреча, и я велел ему валить. Он замялся, и я спросил в чем дело. Оказалось, жить ему негде. Хватит с меня доброты для него и так разрешил переночевать.

- Не мои проблемы, - буркнул я, - думаю не раньше, чем через неделю, мы пойдём в ходку. Ты должен освоить хотя бы азы незаметного перемещения по местности. Так что найди себе место, где перекантуешься.

Он, понурив голову, кивнул и прошёл мимо меня. Было заметно, что парень с трудом переставляет ноги после полученной нагрузки. Решив немного смилостивиться, я разрешил ему сначала привести себя в порядок, а потом выметаться.

Сделка прошла удачно, и мой счет значительно вырос. Размышляя о предстоящей вылазке, я думал, что с такой обузой как гражданский парень одного второго не хватит. В клане сейчас были свободны Датчик, Комар, Умник и ещё парочка только перешедших в звание ветераны.

Датчик, получивший своё прозвище, за то что каким-то шестым чувством всегда определял аномалии в зоне, был сильным игроком, и за его услуги придётся дорого заплатить, но, с другой стороны, с гражданским живой детектор опасностей пригодится.

Комар был крупным детиной, прошедшим несколько огневых точек и даже послужившим военным сталкером. Из-за разногласий с начальством был уволен, после чего стал бродягой. К его услугам частенько прибегали, поскольку нужные связи у него по-прежнему были.

Химик-ядерщик, алкоголик - Умник, когда не был в запое, был неплохим сталкером. Глубоко в зону не ходил, но ближайшие территории рядом со Свалкой знал.

От активной мозговой деятельности меня отвлёк мужик, который резко вышел мне навстречу из высокого армейского джипа.

- Поговорить надо.

Я смерил его взглядом. Здоровый, военная выправка проскальзывала в движениях. Прямой взгляд, гладко выбритое лицо, волосы аккуратно зачесаны назад. Элита. Явно у кого-то на побегушках. Судя по защитному костюму и берцам, его наниматель богат.

- Не о чем, - бросил я и пошёл было дальше, но остановил меня направленный в живот пистолет с глушителем. С такого расстояния дыра, проделанная во мне, была бы несовместима с жизнью. А мужик-то был совсем не прост. Оружие было запрещено к свободному ношению в городке. Проигнорировать аргумент стало затруднительно.

- Садись в машину. Надолго не задержу.

Этот знал своё дело и с мушки меня не снимал. Его зоркий глаз подмечал каждое моё движение. Я решил оставить меры сопротивления на крайний случай, поскольку шанс получить пулю был велик, и стал слушать.

- Ты согласился отвести одного малого в зону, - я неопределенно пожал плечами. Мало ли кто ко мне обратился.

Мужик же подцепил фотку, лежащую на приборной панели и повернул её ко мне. С неё смотрел улыбающийся желторотик, только волосы были до плеч.

- Этот парень - наследник крайне состоятельных родителей. Удержать его дома под замком они не смогли. Дух бунтарства, все дела. Однако его поход в зону сильно их напрягает, - холодный взгляд вперился в меня, - твоя задача - сводить его погулять по зоне и вернуть живым.

Не нравился мне этот тип. Слишком наглый и самодовольный. Если такой умный, шел бы сам спасать мелкого говнюка, а не махал тут стволом у меня перед носом.

- Пошел ты, - сформулировал я свое мнение. Застрелит, дальше-то что? Будет бегать следующего провожатого брать на понт? К моему немалому неудовольствию, управу он на меня нашел.

- Сталкер, мне плевать на тебя и твое мнение. Парень должен вернуться живым. Делай что хочешь: пудри мозги, води вдоль периметра, мне все равно. Он должен забыть о своей идее фикс найти Ретивого, - недобро усмехнувшись, он демонстративно убрал пистолет и продолжил, - Маришка уже взрослая, скоро в школу пойдет. Ее жизнь за его жизнь.

От нестерпимого желания врезать ему как следует зачесались руки, но я не дал себе воли, понимая, что на его место придут другие.

- Не думай, что мы только пугать горазды, - он издевательски хохотнул, - твоя награда - это родительские права, ну или деньги. Скажешь потом, сколько стоят твои услуги, но наглеть не советую.

Урод дал мне время на размышление. Зона - опасное место, смертельное, я бы сказал. Вернуться оттуда живым неподготовленному, без первичных военных навыков, человеку было крайне затруднительно, даже если бы его окружала толпа ветеранов. Достаточно одного неверного шага - и ты труп. Взвесив все за и против, я решил все же рискнуть.

- Ладно, по рукам.

Мужик кивнул, принимая мой ответ:

- Правильный выбор. Богатые люди крайне мстительный народ.

Намекал, что мой отказ встал бы мне дороже. Поубивал бы скотов. Ладно, засовываем гордость куда подальше. Через неделю, максимум две, я избавлюсь от этого гнилья. Если выживу, конечно. Зона бахвальства не прощает.

- Хотя денег у них столько, что могут очень многое позволить. В багажнике одежда, оружие, датчики. Запакуешь парня... и себя, без тебя, боюсь, он из зоны не выберется.

Старики парня не поскупились на оборудование для вылазки. Кочевряжиться я не стал, взял все, что дают. Эти сволочи знали, чем меня подцепить, дочь была моей ахиллесовой пятой.

Понимая, что могут опрокинуть и пристрелить после выполнения задания, я все же взялся за дело. Проблемы стоит решать по мере их поступления. В любом случае, одна ходка - и моя жизнь круто изменится.

После того, как снаряжение было доставлено к точке выхода, и команда сопровождения была собрана, вернулся домой. Настроение было странным. С одной стороны, появилась надежда, с другой стороны, я понимал, что меня используют как распоследнюю отмычку.

Этого урода-посыльного я поставил в свой черный список в первую десятку, подвинув некоторых бродяг, которые перебегали мне дорогу. А вот родителей клиента на первое место. Ненавижу, когда меня используют.

На крыльце сидел пацан. Старое дерево было мокрым, как и он сам, а вот под желторотиком была полоска сухого дерева, скорее всего так никуда и не уходил.

- Я же сказал, что очередная тренировка только завтра.

Он виновато кивнул, словно побитая собака:

- Мне некуда идти.

Я окинул его оценивающим взглядом. Ладно, если поживет у меня есть шанс, достать его так, что сам сбежит забыв про Зону.

- Хрен с тобой, оставайся. Но я подниму оплату.

И я пошел в дом не оборачиваясь. Хотелось выместить свою злость на том, кто ее вызвал. Какое-то время во дворе стояла тишина. Я уже подумал, что парень ушел, когда он появился на пороге и, проговорил:

- Я оплачу.

Да, проблем с деньгами у парня явно нет. Я сухо кивнул и продолжил заниматься своими делами. То есть лежать на диване и разглядывать облезлый потолок. Заняться было особо нечем, телек я смотреть не любил, к тому же в доме его не было. День закономерно клонился к вечеру, пора было подумать о жратве.

- Эй ты! - Крикнул я парню, тихо сидевшему на стуле, - кстати, как звать-то?

- Марк.

- Сходи в магазин. Он в двух домах, от ворот налево. Купи пожрать, раз уж ты собрался здесь остаться.

Парень послушно поплелся к выходу. Я поднялся, и заметил как он вздрогнул. Боится что ль? Я его конечно знатно погонял, но он сам напросился жить у меня. Ну, ничего, пускай, для предстоящего дела так даже лучше. Мое слово должно быть для него закон, а я сам царем и богом.

- Спальник купи, лишнего места, как ты заметил, тут нет. В твоем распоряжении весь пол.

Отчего-то мне стало даже весело на душе, что парню придется знатно помучиться всю эту неделю, наминая бока на жестком полу. Может не выдержит и побежит к мамочке. Тогда сделка отменится сама собой.

Глядя через мутное стекло в его удаляющуюся сутулую спину, я понял, что движения у него скованные. Натренированные мышцы налились свинцовой тяжестью. Ничего, поглядим, как он завтра запоет, когда молочная кислота выделится.

Пока он ходил, я пробежался по содержимому аптечки, нужно было кое-что докупить. Я предпочитал иметь стимуляторы и лекарства , приобретенные у проверенных людей, а не надеяться на переданное неизвестными личностями.

Когда Марк вернулся, солнце окончательно село. Он поставил пакеты у стола и принялся их разгружать. Несмотря на скрипучий пол, я смог подойти к нему бесшумно. От неожиданности он вздрогнул, и банка консервов с громким стуком вылетела из его рук.

Остановив ее качение по столу у самого края, я поднял и посмотрел, что он купил. Неплохо, с голоду не подохнем.

- Есть и спать. Завтра долгий день.

Я решил не заострять внимание на его нервозности. Поговорим об этом позже, после того как он будет бояться дышать без моего разрешения.

Взяв свою порцию еды, отошел к дивану, предоставив стул в его единоличное владение. Марк молча жевал, а я размышлял о маршруте. Моя задача была добраться до болот и обратно. Значит, предстояло пройти через Свалку и оттуда по границе Темной долины и Агропрома попасть к болотам. Интересно этот головастик понимал, как выглядят болота? Или он предполагал, что нам какой-нибудь местный Контролер услужливо подскажет дорогу? Ладно, задача, как сказал тот урод, - напугать, но не убить. Про себя я надеялся, что пацан наложит в штаны на первых же шагах по зоне, но всякое бывает, поэтому я продолжал напрягать мозг.

- Можно в ванную?

Он отвлек меня от размышлений, и я недовольно посмотрел на него.

- Да, - буркнул я и вернулся к прерванному занятию.

Больше он приставать ко мне не решился. Я с удовольствием отметил, как он негромко выругался, когда вода поменяла полярность. Неженка. Потом невесело усмехнулся. И с этим грузом мне предстоит прогулка в Зону.

Н-да, так себе расклад. Вышел на крыльцо и закурил. Дождь усилился, значит завтра кто-то будет по уши в дерьме. Самое то для инсталляции болот. Докурив, я выкинул окурок в грязь, проследил, как он потух, и вернулся в дом. Марк расстелил у стенки спальник и сидел на нем, обхватив свои ноги и уперевшись лбом в колени.

Вид у него был жалкий, и отчего-то меня это взбесило. Сидит тут страдалец. Напряг родичей, тех еще козлов, к слову, меня, и типа несчастный.

- Спать ложись, завтра ранний подъем - я вырубил свет и сам же последовал своему совету.

Утро выдалось сумрачным. Марк спал как убитый на полу, зарывшись с головой в спальник. Щадить я его не собирался, поэтому устроил побудку по-армейски. Мышцы после вчерашней нагрузки за ночь задеревенели, так что при каждом движении он морщился от боли.

Довольно быстро для гражданского он сумел одеться и позавтракать, после чего начался второй день подготовки. Было видно, что двигательная активность отдаётся болью в теле, но меня это мало волновало. В зоне терпеть боль - одно из важных свойств для выживания. Лекции сменялись отработкой основных приемов, и к обеду он был грязный с ног до головы.

Во второй половине дня, после того как он привел себя в порядок, я потащил его в местный сталкерский бар. Он вел себя тихо и осторожно осматривался по сторонам. Народ из клана приветливо помахал мне рукой, приглашая выпить, но я отмахнулся и повел парня в подвал.

Следующие полтора часа мы учились стрелять из пистолета, тирового АКМ, метали муляжи гранат. Меткость была на тройку с минусом, но для новичка это был вполне неплохой результат, оружие он сразу держал вполне уверенно. Просмотры боевиков скорее всего не прошли даром, и приклад он ставил в упор к плечу.

На обратном пути я подошел к стойке, за которой сидел Датчик. Обменявшись рукопожатиями, представил ему Марка. Оглядев хмурым взглядом парня, ветеран предложил выпить за знакомство. Отказываться не стал и приземлился рядом. Потоптавшись немного рядом, пацан сел на соседний стул.

Накатив по первой, мы с Датчиком начали обсуждать маршрут. Я заметил, что Марк превратился в ухо и явно приободрился. Не обращая на него внимания, продолжил шептаться, не забывая своевременно принимать беленькую. Вскоре бар заполнился гомоном и криками. На сцене появились первые стриптизерши. Я с удовольствием посмотрел выступление одной из девочек и перевел взгляд на Марка. Он явно перебрал с непривычки и стоически боролся со сном. Махнув рукой, поднялся и пошел к выходу, парень поплелся за мной.

Когда я проходил последний столик, дорогу мне перегородили полупьяные Гончар и Спарк. Они только сегодня вернулись из зоны и активно лечились от радиации.

Пришлось немного с ними помутузиться. Успокаивая их, я предоставил им бесплатную возможность полежать немного в нокауте и прийти в себя.

Марк стоял в стороне, озираясь и немного испуганно глядя на меня. Небольшая потасовка - и он уже обделался. Зона, я веду тебе отличный шмат мяса. Нужно попробовать поговорить с ним, может одумается лезть куда не просят. Я стер с костяшек кровь и мотнул головой, зовя его за собой. Он шатаясь кое-как добрался до дома и отвалился спать как был в одежде. Даже в спальник не залез. Я не стал по этому поводу заморачиваться и занялся своими делами.

Утро выдалось погожим. Растолкав желторотика, соорудил поесть. Он, поднялся в туалет, кряхтя и держась за стенку. Я вначале не понял, что он такой зелёный, но потом вспомнил о выпитом. Походу дела, он совсем пить не умел. Достав из аптечки препарат, выводящий токсины, поставил его на стол.

Марк загребая ногами подтянулся к завтраку. Вид у него был жалкий.

- Вколи, - я указал на ампулу, оснащённую автоматическим впрыскивателем, - полегчает.

Он не споря закатал рукав и всадил ее себе в вену.

- Хреново?

Марк испуганно взглянул и помотал головой. Глупо врать, когда весь твой вид говорит об обратном.

- Парень, я не собираюсь играть с тобой в детские игры. Либо ты мне говоришь правду всегда и обо всем, либо ты собираешься и валишь туда, откуда пришёл. Зона - не детская площадка.

Он заметно сконфузился, сглотнул и хрипло проговорил:

- Я... перебрал вчера. Мутит.

Так-то лучше. Ну а теперь попробуем отговорить эту бестолочь лезть на рожон.

- В зоне водкой лечатся от радиации. В зоне быстро соображают. В зоне слушаются номер первого беспрекословно. У тебя проблемы по всем фронтам. Тебя там ждёт смерть. Может одумаешься и посидишь тут, я сам схожу, поищу Ретивого?

Было видно, что мои слова ему не по душе и что сам он боится Зоны и желал бы оказаться совсем в другом месте. Но упрямо нахмуренные брови предсказали его ответ:

- Я пойду, буду лучше стараться. Мне нужно ему помочь.

И что он так уперся, я не понимал. Зона это место, где собираются неудачники, конченные личности, вроде меня, которым терять нечего, и охотники за сокровищами. Он не входил ни в одну из этих категорий.

- Тебе нужно ему помочь. Я, так уж и быть, окажу тебе услугу и сделаю это за тебя. У меня одного больше шансов дойти и вернуться, чем с тобой.

Мои слова были обидными, но он их проглатывал и стоял на своём:

- Я пойду с тобой. Договор был, что ты меня ведешь в зону.

Я шарахнул по столу, отчего ножи и банки звякнули. Ослиное упрямство могло поспорить даже с припять-кабаном, преследующим добычу. Меня злило его желание погибнуть из-за ребячества. И ладно бы он рисковал только своей жизнью, он же хотел угробить и меня.

Вздрогнув, он испуганно вскинулся, его увеличившиеся глазищи вперились в меня.

- Ты сдохнешь там в корчах. Повезёт, если тебя просто раздавит какой-то аномалией. Зона это нескончаемый аттракцион зверских расправ и вариаций на тему смерти. Твои навыки выживания равны нулю!

Парень на мои угрозы лишь угрюмо ответил:

- Я пойду в зону все равно.

- Дело твоё, - я вышел на крыльцо и закурил. План отговорить провалился. Я стоял и думал, что ещё можно предпринять. По большому счёту, на Марка мне было плевать. Сдохнет, его дело. Но, к сожалению, от его живучести напрямую зависело будущее Маришки. Я не думал, что если положу парня и лягу там же, его родакам будет охота мстить. Но вот загвоздка, помирать мне не хотелось. Да, год назад я психанул и искал смерти, но больше не мог обманывать самого себя и прятаться за красивые слова. Выживал раз за разом именно потому, что любил жизнь. Дерьмо! Придётся все же сделать этот гребаный марш-бросок и вытащить пацана. Интересно, что он будет делать, если не найдет Ретивого? Будет и дальше рыскать по зоне? Докурив, я вернулся в дом.

- Пошли, сегодня по плану лесополоса.

Он покорно встал и последовал за мной. Навьючив на него рюкзак с оборудованием, я выдвинулся в сторону окраины города. С одной стороны Чернобыль-4 подпирал периметр, с другой стороны - остатки леса. Туда-то мы и шли.

Через двадцать минут Марк стал заметно сдуваться. Ещё бы, свыше двух десятков килограмм тащить на хребте. Человеку, не привыкшему к таким нагрузкам, это давалось не просто, а этот дохляк вообще непонятно как пер на себе такой вес.

Когда мы дошли к поляне, за которой росли густые ели, я проговорил:

- Пять минут и на позицию.

Желторотик облегченно скинул с себя рюкзак и посадил свою тощую задницу на влажную землю. Солнце еще не успело ее подсушить, и даже по дороге сюда постоянно встречались лужи, так что в лесу наверняка все было гораздо мокрее. Я затянулся и предложил Марку сигарету. Он отказался. Затушив окурок ногой, бросил:

- Выдвигаемся.

С видимым трудом поднявшись, он взвалил рюкзак и пошёл за мной. Ещё дома выяснил, что у него есть персональный ПДА. Откуда он его достал, я не спросил. Может подарок Ретивого, что б ему пусто было, гаду. Пропал, а мне теперь расхлебывать. Настроив машинку, проложил путь, который ему предстояло преодолеть сегодня в одиночку. Местность я знал неплохо. Сам тут поползал на брюхе вдоволь, пока готовился к своему первому походу в зону. Единственный минус был в том, что это было по сравнению с настоящей, кишащей тварями и разбросанной по ней аномалиями местностью, что небо и земля. И все же это было лучше, чем совсем ничего.

ПДА работал как навигатор и показывал искусственные аномалии. Марку предстояло их все преодолеть и пройти маршрут.

Через час он вышел из леса мокрый, грязный и изможденный.

- Мои поздравления, ты умер всего три раза. Один раз твои кишки разметала птичья карусель и красиво их развесила по окружающим деревьям. Гравиконцентрат крепко припечатал твою правую ногу, правда шанс спастись у тебя был, её можно было отпилить. Ну и финальная мясорубка прожгла тебя насквозь, сверху вниз. Молодец.

Он смотрел на меня зверем, то ли тон скучающе-издевательский не понравился, то ли думал, что прикалываюсь. Я поманил его к себе, и мы ещё раз прошли весь маршрут на моём ПДА, с акцентом на тех местах, где он влетел в аномалии.

- Ты трижды мёртв, а это просто лес, без хищников и прочих опасностей зоны.

Было видно, что он чертовски устал, и все ненавистно. Я решил сыграть на этом:

- Я готов выполнить свою часть сделки. Пойду один. Обещаю, если найду Ретивого, и он будет жив и ему можно будет помочь, я это сделаю.

Снова немереное упрямство и эти сведённые брови. Он протестующее закачал головой:

- Нет, я должен сам. Давай ещё раз.

Своя голова владыка. Я умыл руки и продолжил тренировку. До самого вечера он исследовал лес и учился не вляпываться в аномалии.

Когда мы закончили, Марк был грязным с ног до головы. Он не жаловался весь день, но в конце просто сел на поляне и сказал:

- Не могу. Сил нет идти.

Я пожал плечами и ответил:

- Ночуй тут.

Ждать его я не собирался. Развернулся и неспешно побрел в сторону города. Он так и остался сидеть.

Дома налил себе водки и без закуси выпил. По желудку разлилось приятное тепло. Соорудив себе бутерброд, я накатил ещё. Беленькая была что надо, разом прогнала холод из тела.

Стараясь не думать о Марке, связался по чату с Хабой. После разговора с Датчиком, я все же решил, что стоит взять серьезное подкрепление. Оно как раз сегодня должно было вернуться из зоны.

Хаба вышел на связь, и мы договорились, что я, Датчик и клиент пойдем первыми, а он с Комаром и Умником будут идти на небольшом удалении и в случае если запахнет жареным поддержат нас огневой мощью. У меня немного отлегло после этого разговора. Все же четыре проверенных ветерана рядом внушали надежду остаться в живых. Да и парня уберечь шансы возрастали. Хотя с зоной никогда ничего точно рассчитать нельзя.

Послышался шум мотора, затем скрип тормозов и хлопок дверцы автомобиля. Я выключил свет и метнулся к окну. В калитку ввалился Марк. В густых сумерках его силуэт отчетливо выделялся на фоне желтых фар.

Включив обратно свет, я сел на диван. Скрипнула дверь, тяжелый рюкзак стукнулся о пол и через пару мгновений появился мой клиент. Глаза очертили черные круги, его слегка пошатывало. Он нетвердой походкой пошел к столу, но его остановил мой вопрос:

- Добрался?

Он неохотно буркнул:

- Подвезли.

Он слегка шатаясь добрался до стола и прямо из горла хлебнул воды. В отличие от меня, беленькую Марк не уважал. После парень подошел к своему спальнику и, опять не раздеваясь, повалился на него. Через пару минут я услышал его ровное дыхание. Переутомился.

Очередное утро началось с армейской побудки. Во сколько бы я ни ложился, в семь утра мой организм просыпался. Армейская привычка, которая до этого годами подкреплялась школой.

Я был по-прежнему зол на Марка, что так и не расстался со своей идей лезть в Зону и доставалось ему в этот день с удвоенной силой. К обеду он уже еле стоял на ногах, и я, не желая лишний раз видеть его рожу, ушел в бар.

Там было пусто. Детское время. Программа должна была начаться только в одиннадцать вечера. Сталкеры либо отсыпались, либо собирали хабар в зоне. Я уже скучал по своим прежним будням, когда все мысли были о том, где побольше урвать и как обойти коллег по цеху. Дружба дружбой, а хабар порознь.

У стойки сидел унылый Тролль. Проходя мимо, я хлопнул его по плечу, он отсалютовал мне стопкой. Судя по некрологу, сегодня с утра не стало Клеща, его затянуло в гравиконцентрат. Эти двое частенько ходили в зону парой, так что не стал ему мешать заливать потерю.

Сев за столик, попросил себе пива и арахиса. Хотелось отвлечься, и я с удовольствием принялся смотреть кино, которое крутили по телеку. Через час в бар начали подтягиваться сталкеры. Многим было лень себе готовить, и днем это место превращалось в столовку.

- Еще даже не вечер, а ты уже пивом накачиваешься?

Роня был неплохим парнем, но любил поболтать как баба. Я его проигнорировал и принялся смотреть кино дальше.

- Что это за тип у тебя поселился? Я его раньше не видел. Откуда он?

- Не твоего ума дело, иди куда шел, - лениво ответил я. Отчитываться перед шестеркой Бубны не намеревался.

- Забавный парень. Тормознул меня на дороге вчера, попросил подбросить. Сел в машину и вырубился. Еле растолкал, когда довез. Не похоже, что с зоны вылез. Странный он какой-то. Поосторожнее бы ты с ним, мало ли заразный какой, уж больно от него тиной несло.

Ты бы столько, сколько он, проползал по лесу на карачках, поглядел бы я на тебя. Отвечать, конечно же, не стал. Поняв, что ничего от меня не добьется, шестерка перешел к другому столу. Я же, допив пиво, расплатился и двинул в сторону хаты.

Ранняя осень давала о себе знать. На улицу лег туман, в воздухе отчетливо пахло приближающимися заморозками. Рядом с зоной климат был другим, а в ней самой постоянно была поздняя осень с бесконечными дождями. Сумерки скрыли очертания домов, кое где лаяли собаки, да горели в окошках огоньки. Я поежился и спрятался в поднятый воротник.

Скрипнув калиткой, я отметил, что свет в доме горит. Поднявшись по мокрым ступенькам, которые от старости и влаги стали скользкими, зашел в дом. Мне навстречу выглянул Марк. Он был явно чем-то обеспокоен. Увидев меня, парень облегченно вздохнул и скрылся в комнате, не желая лишний раз попадаться мне на глаза. Я неспешно зашел, осмотрел помещение. Все было по-прежнему. Марк сидел на стуле и доедал обед.

- Пришел в себя? -Он осторожно на меня посмотрел. Больше всего он походил на пугливого пса, который в любой момент ожидал удара от хозяина. Наверное, таким я для него и был. Все время орал и даже отвесил сегодня пару оплеух, когда он недостаточно быстро выполнял команды. Марк неуверенно кивнул. Я кивнул, мол, хорошо.

- Хватит мусолить жрачку, пошли работать. Послезавтра выдвигаемся. Подъем в пять утра. - рыкнул я на него и, недобро взглянув, добавил, - с твоей подготовкой лучше бы дома посидеть, не думаю, что за оставшееся время случится чудо, и ты вдруг превратишься в крутого сталкера.

Он спешно дожевал бутерброд и запил чаем. В последний момент я схватил его за предплечье, удерживая на месте:

- Ты не передумал? Я серьезно, твои шансы вернуться живым ниже нуля. И поверь мне, смерть это не самое страшное, что может с тобой случиться.

Он опустил голову и глухо проговорил:

- Ты сам говоришь, что там много опасностей, а я до сих пор не иду спасать Ретивого.

Сил спорить не было. Все оставшиеся дни я гонял парня в щадящем режиме. Теперь нужно было беречь силы.

Утро вылазки было пасмурным и зябким. В точке сбора я распределил оружие и снаряжение. Марк заметно волновался, слушая мои последние наставления. Датчик стоял в стороне, докуривая сигарету.

Мы с ним еще накануне распределили обязанности. Ему предстояла неприглядная роль отмычки всю дорогу, но за те деньги, что я ему обещал, можно было попариться, тем более он был ветераном со стажем.

Быстро перебежав дорогу, мы нырнули в канаву и медленно двинулись в сторону колючей проволоки. Патрулей в это время быть не должно, но кто знает, что на уме у военных. Нам повезло, и первый отрезок пути мы преодолели без особых сложностей, если не считать Марка, который чуть не подорвался, зацепив растяжку. Моей удачи хватило, вовремя заметил и он не успел ее порвать. Я гаркнул "стоять" так, что все окрестные слепые собаки выполнили мою команду. Он замер и с ужасом посмотрел на свою ногу. Разминирование заняло время, и мы с Датчиком немало понервничали, опасаясь быть замеченными военными. Освобожденный желторотик попытался извиниться, но я зыркнул на него и сказал:

- Не поздно передумать. Дальше будет гораздо хуже.

Он беспомощно на меня посмотрел, но возвращаться отказался. Придурок. Выживет, я его сам прикопаю под каким-нибудь кустом, чтобы не мучился сам и других не мучал.

Первая встреча с зоной далась Марку нелегко. Даже мне было тошно на него смотреть. Обычно минут через пятнадцать-двадцать можно было идти дальше, но его крутило больше часа, выворачивая наизнанку. Датчик благоразумно отошел подальше, предоставив мне возможность самому возиться с желторотиком. Я честно в какой-то момент подумал, что подохнет. И вывести его уже было нельзя, нужно дождаться, когда пройдет перестройка. Прервать процесс еще хуже, чем пройти 'встречу'. Нормальному-то мужику, то есть мне, сводило все нутро так, что зубы скрипели, а этот валялся в полуобморочном состоянии, выдавая все, что съел. Когда он продышался и смог сесть, я предложил, рассудив, что дальше при встрече с аномалиями неизвестно, как себя поведет его организм:

- Останься тут. Я тебе обещаю, что найду Ретивого и помогу, если смогу, - в очередной раз я попытался его отговорить, надеясь, что 'встреча' с зоной его проймет. Вторую группу можно было оставить с парнем, чтобы приглядели и в случае чего доставили обратно.

Осел, ну что тут еще добавить. Марк попытался встать, но это у него плохо получилось. Пришлось еще полчаса провести в лесу. Вторая группа взяла правее и ждала, когда мы пройдем немного вперед.

Начало было плохим. Лишние остановки, медленное передвижение. Парень выдохся, его по-прежнему мутило, отчего внимание упало. Рассеянность клиента могла нам дорого обойтись. Датчик недовольно пыхтел, понимая, что гражданский представлял угрозу для всех. Однако молчал. Главным был я.

В ближайшем к периметру лесу были тропы, вытоптанные сталкерами и мародёрами. Животных тут не водилось, а мутанты встречались редко. Аномалий тоже практически не было, поскольку сердце зоны располагалось далеко. Чем ближе мы подбирались к Свалке, тем медленнее шел Датчик. Он предпочитал не спешить, помня поговорку: тише едешь, дальше будешь.

Я время от времени поглядывал на ПДА, следя за передвижением тыла и отслеживая аномалии. Техника была хороша, но в зоне на нее не стоило полагаться. Электрические приборы тут частенько сходили с ума. Так что интуиция и сталкерский нюх были первоочередными.

Редкие деревья остались позади и перед нами открылся огромный котлован с заброшенной техникой. При ликвидации последствий от первой Чернобыльской катастрофы использовали машины и вертолеты, которые стали радиоактивно загрязненными после работ. Они настолько пропитались радиацией, что никакая дезактивация им не помогла. Поэтому их свезли и выбросили подальше от человеческого жилья, а после того, как зона начала 'расти', это кладбище превратилось в полосу препятствий. До сих пор тут иногда срабатывали старые механизмы, когда на них наползала мясорубка, которая представляла собой живой электрический накопитель. Смотреть на все это было жутковато. Марка, отпустило, он пошел увереннее, и я смог наконец полностью сосредоточится на окружающем пространстве. Резко пахло озоном, начал накрапывать дождь. Это было неплохо, некоторые аномалии причудливо изменяли траекторию полета капель, и их становилось видно и без специальных приборов.

Спустившись с насыпи, мы замерли, вглядываясь вперед. Свалка была небольшой территорией, но сюда иногда заглядывали слепые собаки.

Датчик нервно передернул плечами.

- Плохой день. Зубы свербит. Выброс будет.

Я с сомнением посмотрел новостную ленту. Че молчал. Обычно он при первых признаках выброса сливал информацию, помогая таким образом сохранять сталкерские жизни, которые составляли львиную долю его доходов. Ему было не выгодно, чтобы мы мерли как мухи. Однако мнению ветерана я доверял.

- Нам до болот полдня пути. Успеем в любом случае. Двинули, - решил я, взвесив все за и против. В крайнем случае, всегда можно найти укрытие. Как ни противно было признаваться себе, я боялся за клиента, для него проход обратно был закрыт как минимум на шесть часов. Организм должен был восстановиться, прежде чем идти обратно. Судя по тому, как его накрыло, когда мы заходили, выход мог быть не менее трудным и шансы остаться в живых были небольшими. Рисковать я не захотел. Особенно Маришкиной жизнью.

Датчик недовольно насупился, поправил рюкзак и пошел вперед. Прислушиваясь к себе, я уловил противный гул где-то глубоко в ушах. Его было почти не слышно, но все же он был. Собственные ощущения подтвердили, что старший ветеран не зря предупреждал об грозящей опасности. Что-то в зоне сегодня явно было не так. Чертыхнувшись, я завертел головой в два раза чаще. Аномалии прятались под машинами, пробивали их насквозь. Проходя мимо вертолета, я ощутил неприятное давление на затылок. Оглянулся. Все было тихо. Марк шел строго за провожатым. Вдруг раздался гул, и лопасти над нашими головами завертелись. Я прянул вниз, остальные сделали то же. Черт, кажется рядом с нами прошла блуждающая аномалия, которую местные называли Шаровой молнией. Принцип у нее был такой же, как у природного явления: возникала из ниоткуда, пролетала и, если не находила подходящего живого объекта, исчезала. Самое паскудное в ней было то, что она смещала другие аномалии непонятным образом. В этот раз она подвинула с привычного места мясорубку, которая передала заряд электричества в сломанную авиатехнику.

Мы гуськом преодолели опасное место. Оглянувшись, я вздрогнул от неожиданности. На взгорке, с которого мы недавно спустились, стоял огромный пес черного цвета. Чернобылец.

Я негромко отдал команду стоять.

Датчик оглянулся и тихо выматерился. До места, где любили собираться собаки, было еще пара километров. Что-то их заставило покинуть излюбленные охотничьи угодья. Все стало гораздо хуже, когда рядом с псом появилась свита. Мерзкие создания, изуродованные спонтанными мутациями, отдаленно напоминали собак. По какой-то непонятной прихоти природы их глаза были слепы. Но, как водится, это компенсировалось безошибочным чутьем, которое позволяло им находить свою добычу за несколько километров и преследовать её до конца. Правда, аномалии слепые собаки не различали и частенько в них влетали, подсказывая сталкерам, где затаилась смертельная ловушка.

Марк, увидев разношерстную компанию уродцев, невольно попятился. Было с чего: оскаленные морды, шкура клочьями, пробитая в разных местах и украшенная шрамами и наростами. Я приказал ему замереть и не шевелиться. ПДА показывало более серьезную проблему. Шаровая молния сместила не только мясорубку, перед нами выполз гравиконцентрат, который был способен сплющить все, что в него попадет, до состояния теста от пиццы. Позади от нас были собаки, а вот впереди проход медленно схлопывался.

Датчик не стал ждать от меня приказов и медленно двинулся вперед. Аномалия все же замерла, оставив нам узкий проход. Лезть между машинами не было смысла, там можно было запросто попасть в ловушку. Пес, чувствуя неладное, послал свою свору к нам на перехват.

- Дистанция пять шагов. Идти след в след, - распорядился я больше для Марка. Ветеран и так знал как безопасно проходить между аномалиями в связке.

Датчик метко раскидывал болты, прокладывая единственно возможную дорогу между КАМАЗом и аномалией. Проход получался не слишком большим. Я стянул рюкзак, в котором было необходимое снаряжение, защищающее от радиации и запасные боеприпасы. Отдал Марку. Тот сам догадался взять свою и мою ношу, протянув руку навстречу, и осторожно двинулся следом.

Стая приближалась. К сожалению, вел ее Чернобыльский пес посредством телепатического контроля, который в отличие от слепых собак аномалии чуял. Датчик прошел узкую щель, когда первые твари показались в нашем проходе между техникой. Не мешая друг другу, они могли бежать рядом только по трое. Марк осторожно протискивался вперед, и я краем глаза видел, как его тянет к аномалии. Черт. Одновременно отстреливаться и держать придурка за шиворот я не мог.

- Левее возьми, полшага, - гаркнул я. Парень послушно выполнил маневр, и я нажал на курок. Больше смотреть как он там, не мог. Плавно отступая, лупил по мишеням. Первые завалились и задержали движение следующих.

- Два два, - Датчик не дремал, подсказывая мне дорогу, поскольку я шел спиной - стой, собака! Полшага влево.

Кажется я чуть не совершил ошибку Марка. Подкорректировав свое движение, выстрелил с десяти метров в приближающуюся слепую собаку. Теперь смертельная ловушка была мне на руку, влезть сюда можно было только по одному. Волосы на загривке поднялись дыбом, ощущая справа убийственную мощь гравиконцентрата.

Резкий вой заложил уши, и слепые псы прекратили погоню. Чернобылец понял, что так нас не достать, и теперь он пойдет нас окружать, загоняя как дичь. Я вытер пот со лба и переложил автомат в одну руку. ПДА показывало, что вторая группа как раз разместилась на пути своры. Был шанс, что они отобьют охоту нас догонять.

Идя дальше, я внимательно следил за местностью. Внезапно Марк встал как вкопанный. Я проследил за его взглядом. Картина действительно была не из приятных. Мародера затянуло в мощный гравиконцентрат, от чего половина тела была срезана ровным слоем, вторая, скорченная от боли, лежала рядом. Совсем свежий, может тоже попал под воздействие Шаровой молнии, которая сдвинула в его сторону аномалию.

- Двинули! Не спим, - я толкнул его легонько прикладом в плечо.

Он, очнувшись, посмотрел на меня ошалелым взглядом и пришибленный пошел дальше.

- Смотри куда прешь! - Кажется, за сегодня я себе точно прокачаю кричальник. - Что ж ты, паскуда, по сторонам-то не смотришь?

Он виновато вжал голову и бочком обошел ржавые волосы, которые свисали длинными сосульками с подъёмного крана. Его башня была сложена и выходила далеко вперед, создавая искусственную арку. Легкая тошнота подсказала, что где-то рядом трамплин. Не знаю почему, но мой организм реагировал на эту аномалию. Скорее всего из-за моей нелюбви к аттракционам и ощущению, будто ты падаешь. Его воздействие было неодинаковым, в зависимости от накопленной дури. Могло просто приложить хорошенько об землю, а могло и отправить в космический полет, понятное дело, что падение с такой высоты было чревато превращением в коровью лепешку.

С левого края свалки послышались автоматные очереди, слепые собаки нарвались на кого-то еще. Судя по ПДА, это были не наши тыловые резервы. Ну если повезет, мутанты останутся пировать на своих сородичах или их устроят стреляющие.

В скором времени мы вышли за пределы свалки. Асфальтовая дорога уходила в сторону Чернобыля, наш же путь лежал мимо Агропрома к болотам. Преодолев лесополосу с редкими деревьями, мы вышли на дорогу. Пройдя где-то с полчаса без особых приключений, мы вышли к первой на нашем пути деревне. Датчик был отличным ведущим, издалека распознавал аномалии и ловко обходил возникающие препятствия.

Когда мы только познакомились, между нами нередко возникали терки. Датчик попал на зону на год раньше меня и уже был ветераном, я же был озлобленным отмычкой. Из рассказов окружающих знал, что мужик был военным, но по никому не понятной причине ушел из армии. Прошел несколько огневых точек, что говорило о том, что он не из слабонервных. Народ относился к нему с опаской, поскольку тот быстро освоился на мёртвой земле. Я же сильно сомневался в его способностях чувствовать аномалии, потому что от них веяло сказками. Потому пару раз напросился с ним в вылазки на зону, чтобы лично во всем убедиться. В то время я не понимал всей опасности и лез на рожон. Датчик дважды спас мне жизнь в первый же выход, а потом отметелил, как щенка, объяснив таким образом, что слово ведущего закон. За ту науку я ему благодарен до сих пор. Тот опыт, что я получил, не раз мне пригождался. Ну а хорошая встряска прочистила мозги. Не прошло и полугода, как мы стали друзьями. Частенько вместе зависали в баре, делились разными соображениями. Правда, когда мы перебирали, ему приходилось выслушивать моё нытье про дочку и жену. К чести Датчика, он достойно выдерживал роль жилетки.

Осмотревшись, ветеран сверился с ПДА, почесал бороду. Что-то ему не нравилось. Вряд ли это была расположившаяся посреди улицы огромная гравиконцентратная плешь. Такую даже желторотик заметил. Под её воздействием примялась жухлая трава, кое-где забор превратился в лепешку. Обойти ее можно было только огородами. Чем больше была плешь, тем больше она притягивала к себе мимопроходящие объекты.

Принюхавшись, я почуял разлитый в воздухе едва уловимый едкий запах. Он меня серьёзно встревожил. Присев, я внимательно вгляделся в землю. Прошел несколько метров и увидел небольшие следы. Негромко выругался и проговорил:

- Где-то рядом стая Тушканов.

По закону жанра их должен был сопровождать Крысиный волк. Полная аналогия подчинения слепых собак Чернобыльцу.

Датчик скривился. Мы с ним пару раз встречали эту дрянь, и благодаря слаженным действиям отбивались. Из минусов: патронов всегда уходила тьма.

Продолжив осмотр, увидел чуть примятую траву, уходящую в лес. Кто-то проходил тут пару часов назад. Я посовещался с Датчиком. Он согласился со мной, что соваться в деревню незачем, лучше обойти задами.

Марк, не принимавший участия в обсуждении, с жадным интересом разглядывал местность. Покосившиеся дома с проваленными крышами, полусгнившими досками, выбитыми окнами. Заваливающиеся заборы, в некоторых не хватало досок. На некогда садовых деревьях висели красно-бурые плоды. Ими брезговали питаться даже мутанты, настолько ядовитыми они были. По первости сталкеры таскали их ученым, и было доподлинно установлено, что они абсорбировали ядовитые выделения из земли.

Датчик вновь пошел первым. Продвигаться приходилось медленно, поскольку остатки заборов торчали острыми кольями. В двух местах лежали частично ушедшие в землю и поросшие травой трактора. Где-то ближе к середине деревни он поднял руку. Я замер, Марк же успел сделать шаг. Придурок. Но ругать его времени не было. Всмотревшись, я увидел, что насторожило ведущего. В высокой траве чуть в стороне виднелся краешек берца.

Я напрягся, ощущая шестым чувством, как приближается угроза. Развернулся как раз в тот момент, когда из-под забора, огораживающего задний двор, выскочил огромный тушкан, за ним еще несколько. Не раздумывая открыл огонь. Датчик мгновенно поддержал меня. Смотреть, чем там занят Марк, у меня времени не было. Через несколько секунд я все же услышал звук третьего автомата.

Напавшие на нас мутанты редко встречались в зоне. Как правило жили в заброшенных строениях. Отличались повышенной маневренностью и способностью высоко подпрыгивать. Я снял двоих в прыжке, еще одного подстрелил, как раз в тот момент, когда он собирался вгрызться в ногу Марка. Порадовался тому, что Страйк подтянул меня в свое время в меткости, иначе у парня были бы все шансы валяться с дыркой в ноге. Датчик вел сдержанный огонь, метко поражая цели. Вскоре пространство перед нами было усыпано мертвыми телами. Нам крупно повезло, стая похоже совсем недавно образовалась и не успела обзавестись потомством. Размером со среднюю собаку, больше похожие на кенгуру, чем на своих прародителей, с мощными передними зубами, тушканы плодились не хуже крыс. Одна стая вполне могла уничтожить группу из двух-трех человек. У одиночки шансов не было.

Я посмотрел на Марка, его била крупная дрожь. Достав флягу и схватив его за шкирку, принудительно влил в него пару глотков. Он закашлялся, попытался меня оттолкнул, но я крепко держал его. Когда он продышался, спросил:

- В норме?

Он неуверенно кивнул. Выделившийся адреналин не позволил ему опьянеть, а водка погасила зарождавшуюся истерику. Я за свой век боевых операций насмотрелся на таких желторотиков. Они погибали лишь потому, что не могли справиться с собственными нервами и страхом. Холодный рассудок помогал выбираться из казалось бы безвыходных ситуаций. Убедившись, что Марк действительно успокоился, отошел и посмотрел на погибшего. От него мало что осталось, мясо было съедено до кости. Очередной мародёр. Этих уродов мне жалко не было. Частенько именно они добивали раненых сталкеров, выбирающихся из зоны, забирая их хабар.

Мотнув головой, пошел вперед. Что-то меня беспокоило, я не мог понять что. Обуза в виде неопытного клиента отнимала много внимания, которое обычно доставалось зоне. Датчик не стал спорить, занял место в хвосте. Негромко зажужжал ПДА. Я мельком глянул сообщение. Умника растерзала псевдоплоть. Черт! Как не вовремя. Тылы редели, а мы не прошли и половины пути. Не зря алкоголик опасался ходить дальше Свалки, чуял, что за ней его ждет смерть. Ладно, потом выпьем за его душу, если сами останемся целы.

Я внимательно смотрел по сторонам, и наконец картинка начала складываться у меня в голове. Засада. Я резко поднял руку, приказывая 'вниз'. К моей радости, все выполнили команду. Дальше мы уже ползли, извиваясь ужом. Я матерился про себя на чем свет стоит. В деревню дороги не было, ближе к лесу было не лучше. Там стояла цепочка птичьих каруселей, которую было видно невооруженным глазом. Вокруг были раскиданы перья и останки тушек. Оставалось только прямо, но туда мне совершенно не хотелось, неизвестно, кто там нас поджидал. Взгляд упал на небольшой участок земли, где валялось останков больше, чем в других местах. Я сверился с ПДА. Так и есть, проход. Ловко скользя, я дополз до цели. Вытащив несколько болтов из нагрудного кармана куртки, метнул их вперед. Моя догадка подтвердилась. В цепочке был разрыв. Осталось понять какой величины и сможем ли мы со снаряжением в него протиснуться.

Методично я посылал болт за болтом. Мне повезло, и решительно двинул дальше. Проходить рядом с аномалиями удовольствие ниже среднего, все тело охватывает паника от острого ощущения чего-то опасного, которое в любой момент может тебя убить. Я надеялся, что Марк догадается следовать строго за мной.

Моим надеждам не было суждено сбыться, этот придурок замер в нерешительности перед зазором. Он с ужасом смотрел на кровавые ошметки, по которым я бодро прополз, и зеленел на глазах. Развернувшись, грозно на него посмотрел и прошептал одними губами:

- След в след! Живо!

Он неуверенно начал перебирать руками, помогая себе ногами, не сдержавшись попытался обогнуть одну тушку, и птичья карусель опасно затрещала.

- Прямо! - прошипел я. Сердце замерло, вдруг не послушается, - смотри на болты, зараза!

Почувствовав угрозу, парень вернулся на прежнюю траекторию и приполз ко мне. Датчик брезговать не стал и быстро метнулся к нам. Его не заморачивали такие мелочи, как много мертвого мяса, по которому нужно проползти практически мордой вниз.

После того как все собрались, мы мелкими перебежками переместились под сень деревьев и укрылись там. Я показал на ПДА. Датчик прочел мое сообщение. Утвердительно кивнул, что понял, и мы двинули дальше. Отойдя от деревни где-то на километр, я остановился и со всей дури залепил Марку по морде.

Он ошалело посмотрел на меня.

- Еще раз ты меня ослушаешься, оставлю подыхать как собаку. Понял?

Он кивнул. Урок не принёс мне облегчения. Желторотик был на Зоне чужой и не стремился научиться выживать. А это значило, либо мне хватит дури и я его вытащу отсюда, либо он останется лежать тут. Последний вариант совершенно меня не устраивал.

Злясь, продолжил движение. Датчик вновь шел первым, я за ним. Через час мы вышли на точку, с которой были видны окраины Агропрома. Раньше на юго-западе тут располагался научно исследовательский институт, теперь от него остался пустующий корпус, а местность на несколько километров вокруг кишела труднопроходимыми аномалиями. На наше счастье нам предстояло пройти небольшой отрезок по окраине. Между Агропромом и Янтарным озером располагалась военно-научная база, которая в полевых условиях проводила различные эксперименты. Нередко я сливал туда хабар и получал от них помощь. Они закрывали глаза на сталкеров, которые незаконно находились на территории зоны, поскольку именно те приносили им редкие артефакты. Так сказать, было заключено негласное взаимовыгодное соглашение.

Идти стало легче, поскольку мы выбрались на старую сталкерскую тропу, ведущую к болотам. Однако возросла опасность влететь в какую-то новую аномалию или нарваться на мутанта.

Датчик принюхивался, прислушивался к только ему понятным ощущениям. Я отметил, что по тропе пару часов назад кто-то прошел, но свернул вглубь Агропрома. Еще в детстве отец брал меня на охоту, показывая, как подмечать следы. В армии мое умение пригодилось, и я попал под начало опытного следопыта. Он-то и научил меня выслеживать людей. И вот теперь в зоне я нередко спасал свою шкуру, вовремя замечая различные несоответствия в окружающей среде.

Ведущий остановился и указал на искривленное дерево, его явно что-то клонило к тропе. Первый же болт с громким шлепком превратился в монету. Обкидав аномалию, мы ее осторожно обошли. Еще пару раз пришлось перелезать через деревья, поскольку на тропе, словно грибы, выросло пару гравиканцентратов и жарок. Датчик не зря предупреждал о выбросе. Перед ним Зона начинала вести себя непредсказуемо, а после местность становилась полна новых аномалий. Все смещалось, изменялось, и её приходилось изучать заново, до следующего выброса. Из плюсов было большое количество артефактов, которые появлялись. Некоторые сталкеры даже оставались во время выброса в Зоне, чтобы первыми собрать богатый урожай.

Замерев, Датчик повел носом. Кинул пару болтов, но они свободно прокатились вперед. не встретив препятствий. Не оборачиваясь он негромко проговорил:

- Плохо. Впереди какая-то дрянь. Не могу определить ее размеры.

Я пригляделся к тревожащему его месту. Все было вполне нормально, но вдруг накатило сосущее ощущение под ложечкой. ПДА молчал, но как я уже говорил, в зоне на приборы полагаться не следует.

- Обойдем?

Датчик кивнул и почесал подбородок. Поправил рюкзак и шагнул было в сторону, но в последний момент остановился, затем сдал назад и уперся в Марка, который стоял, непонимающе хлопая глазами.

- Назад! - Вдруг рявкнул он, и мы синхронно начали отступать. Следом за нами на земле появилась вмятина диаметром около метра. Твою ж мать! Дядя Миша пожаловал. Я стал кидать болты вправо, Датчик влево. Когда более-менее безопасное место обозначилось, нырнули в него. Объяснять Марку что нужно делать времени не было, и я, схватив его за шкирку, потащил за собой. Как раз вовремя мы убрались с пути этой аномалии. Попавшему между ее 'шагами' напрочь выжигало мозги. Я облегченно выдохнул. Отдышавшись, мы снова пошли вперед.

Марк, отступив на пару шагов в сторону, умудрился чуть не наступить между контактными кочками, за что получил подзатыльник. Нервы мои были взвинчены до предела. Одно дело отвечать за себя и совсем другое вытаскивать раз за разом с того света желторотика. Я боялся не успеть. Злость на родаков марка, которые меня приперли к стенке росла в геометрической прогрессии.

- След в след, это означает идти один в один как ведущий. Дышать как он, идти как он, прыгать в кусты, если он это делает! Не думать, делать. Ясно?

Парень стоически терпел побои, не решаясь возразить, я надеялся, что до его тупой башки доходило, что влетает ему за дело. Но, как уже говорил, облегчения мне это не приносило. Чем дальше мы углублялись в Зону, тем меньше шансов у нас было вернуться живыми. И меньше всех их было у Марка.

Перед заходом в Агропром я устроил небольшой привал. Как это часто бывает на Зоне короткая дорога не всегда таковая, если, конечно, не нужно попасть на тот свет. Поэтому на болота мы заходили, сделав большой крюк по зоне. И если я что-то понимал, Ретивый тоже шел туда с той же стороны, что и мы.

Обкидав поляну в лесу недалеко от тропы болтами, мы отлили, перекусили по-быстрому и выкурили по сигарете. Я решил выяснить, какие козлы устроили нам засаду. Идти дальше зная, что за тобой охотятся - чистое самоубийство. Вряд ли кто-то из клана слил информацию, хотя кто знает. Деньги меняют многие взгляды.

Естественно, первое, на кого я подумал, был пацан. Он - лакомый кусочек, и его вполне могли захотеть поймать. Думаю, выкуп, полученный за него, мог обеспечить долгую безбедную жизнь. Ради такого стоило рискнуть и положить ветеранов, то есть нас с Датчиком, тем более, что в случае удачи можно больше не париться о лютой смерти в попытке добыть хабар в Зоне.

- Марк, как ты думаешь, кто мог заинтересоваться твоей шкурой?

Он удивленно посмотрел на меня и озадаченно проговорил:

- Да никто вроде. Я никому не рассказывал куда иду.

Ага, как же. Никто не знает, кроме прихвостней твоих родичей. Ладно, попробуем зайти с другого конца.

- Если тебя убьют, кому это будет выгодно?

На этом вопросе парень призадумался. Провел по голове ладонью, почесав макушку, и неуверенно сказал:

- Не знаю.

Так. Родаки у него важные шишки, но говорить, кто они, он не хочет. Сомневаюсь, что у таких влиятельных людей нет врагов.

- А ты напряги свои куриные мозги и подумай! Нас у деревни чуть не угробили. Я не подписывался защищать тебя от наемников. Обученных военных, если быть точным.

Вряд ли он заметил впереди на тропе, шедшей за деревней, растяжки. В зоне редко такое встретишь, так что наши шансы взлететь на воздух были высоки. И не думаю, что он видел прошитый пулей череп мародера. Тушканы его скорее всего уже после сожрали. С пути убрали дельцы, поджидавшие нас, чтобы он им не испортил отличную засаду. Но на их несчастье я не зря носил своё имя. Смог увидеть оставленные следы и сложить два плюс два.

Все, кто попадают на Зону, бегут от чего-то и потому берут себе прозвища. Моё мне дал ветеран, пусть ему хорошо лежится. Он в детстве читал книжки про Натаниэля Бампо, который был отличным охотником и следопытом. В честь автора этих рассказов, Джеймса Купера, меня и окрестили.

В одну из первых вылазок я по следу нашел убитого Кровососом сталкера, с останков которого мы сняли богатый хабар. Меня не вырвало при виде разломанного пополам мужика с торчащим позвоночником только потому, что с утра ничего не ел. Я конечно был парнем крепким, много чего повидавшим, но такую мерзость даже мне довелось увидеть впервые. На самом деле случилось с ним настоящее паскудство. Пройти сложный маршрут между аномалиями и полечь от рук машины для убийства. Но не пропадать же добру? Тем более он был из нашего клана. Мы его даже похоронить успели. Потом и к нам пришел тот самый Кровосос, но теперь перед ним стоял не уставший сталкер. Из трёх стволов мы его с трудом, но все же завалили. Это к слову была моя первая встреча с этим видом порождения Зоны. Все твари в этих местах имеют запах, который для меня тот ещё след. Так что с тех пор место, выбранное Кровососом, я определял издалека.

Так часто бывает, выбирают одно имя, а поживешь, и прилипает совсем другое. Так со мной и произошло. Но я на эту тему никогда не запаривался, а выбранная мной по-первости кликуха Штык действительно была заезженной и вызывала оскомину.

Марк испуганно смотрел на меня. Я видел, какая напряженная работа идёт в его черепушке. Но к моему огромному разочарованию, он не смог пролить света на тех, кто объявил на нас охоту.

- Ладно, - высиживать дальше не имело смысла, - пошли, до болот уже недалеко осталось. Если что-то придёт на ум, говори, - дал распоряжение желторотику.

Датчик накинул рюкзак и мы выдвинулись. Идти приходилось медленно, обходя аномалии. Чем ближе мы подходили к Агропрому, тем плотнее становилось смертоносное поле. Самым хреновым было то, что умники тут разрабатывали всякие штуки. Многое эвакуировали, но не все. И вот эти остатки, причудливо измененные зоной, были непредсказуемы.

Резко запахло озоном и раздался громкий протяжный визг. Где-то разрядилась мясорубка. Судя по крику в неё попал кто-то из местных. Скорее всего псевдоплоть. Они любили жить в этих местах. Люди, спасаясь от катастрофы и стремительно разрастающейся Зоны, срывались с насиженных мест, бросая хозяйство. Свиньи, мутировавшие до неузнаваемости, обросли козьими ногами и стали гораздо маневреннее, сталкеры прозвали их плотью. Вскоре и эта напасть мутировала, породив псевдоплоть со страшными клешнями, которые запросто могли изрубить биомассу в капусту, некоторые из особей были ядовиты. Самым паскудным было то, что они могли имитировать человеческую речь. Запоминали фразу, чаще всего призыв о помощи и, прячась в кустах, кричали её, завидев сталкера. Новички велись, прожженные ветераны расстреливали, уменьшая популяцию, правда это не сильно помогало. Зверье под действием радиации плодилось со страшной скоростью. Несколько недель назад мы с Датчиком и Страйком попали в ловушку. Нас закрыло цепочкой мясорубок. Решив переждать, мы устроились в одном из заброшенных складов, которые были разбросаны поблизости. Выбранный нами был частично заглублен в землю и отделан железом. Поля стояли крепко, пришлось устраиваться на ночлег.

Посреди ночи раздался скрежет, и на нас свалилась здоровенная псевдоплоть. Что-то ее привлекло, может запах, может тепло. Учёные до сих пор не установили, как она выслеживала дичь. Вскрыв своей клешней один из листов железа, словно консервную банку, она проникла внутрь. Тварь была маневренной и успела достать Страйка, распоров ему бедро до кости. Повезло, что был в защитном костюме, иначе бы лишился ноги. Датчик успел вытащить парня из-под гадины, пока я поливал ее из калаша. С трудом мы все же завалили тварь.

Датчик принял решение прорываться. Мои доводы о самоубийственной затее он послал витиевато и далеко. Сказав, что если мне, собаке, страшно, могу сидеть и не светить. Спорить с ополоумевшим ветераном я не стал, ну и друга в беде бросать было западло.

Наложив жгут, мы остановили кровь. Страйк валялся в отключке. Выход из западни предложил Датчик. Он, конечно, был рискован, но добраться до болот нужно было как можно скорее. С такой раной парень долго бы не протянул.

Взвалив на себя тяжеленную тушу псевдоплоти, мы поперли к цепи мясорубок. Расчёт был простым: закинуть ее, разрядив таким образом одну из них. Сложность была одна - весила эта махина до хрена. Раскрутить и бросить не представлялось возможным, значит нужно было вкатить, увеличивая тем самым риск получить разряд, несовместимый с жизнью. Нас спас мой нелюбимый трамплин. Мы с Датчиком одновременно его заметили. Он расположился чуть правее в метрах тридцати от скопища аномалий. Не сговариваясь, мы потащили тушу туда. Я в сердцах надеялся, что он не подведет и забросит псевдоплоть куда нам надо.

Рассчитав траекторию полета, мы закинули жертву. Как только "трамплин" получил ее, сразу же забросил высоко вверх в направлении цепи. Нам повезло, что мясорубки закрыли нас качественно, то есть и по небу в этом месте пролететь было нельзя. Раздался грохот, землю пронзили молнии, в воздухе запахло озоном. Смотреть на представление нам было некогда. Забрав Страйка и снаряжение, мы ломанулись в открывшийся проход.

Зона частенько играет со сталкерами, давая им подачки, чтобы они прожили лишний день, лишь для того, чтобы на следующий погибнуть, но более изощренно. Страйка мы доперли до Болотного Доктора. Нам повезло, что псевдоплоть завалилась к нам под утро. Ночью ходить по зоне чистое самоубийство, шанс влететь в аномалию становится стопроцентным.

Доктор был местной легендой. Жил в самой Зоне, имел на побегушках ее порождений и не делал различий между людьми и мутантами, помогая всем. Страйка он залатал, помог вывести яд, но парень до сих пор валялся дома, восстанавливая перебитую конечность.

Большую часть территории Агропрома мы обошли стороной. Дальше прямо было идти невозможно. Огромное радиационное пятно и аномалии преграждали путь. Мы надели защиту и взяли правее. Территория была заброшена. В самом начале, после выброса, ее заняла одна группировка, но в одну из зачисток военных сталкеров она была уничтожена. Больше никто не решился оккупировать институт. Слишком хожее место, да и тварей с аномалиями тут было достаточно.

Марк вместо того, чтобы во все глаза следить за ведущим, то и дело оглядывался назад, рассматривая здание завода. Посмотреть было на что, но мы были не на экскурсии.

- Внимание на Датчика, зараза, - подкреплять приказ пинком было несподручно, а то бы я отвесил, - не на увеселительной прогулке!

Желторотик подобрался. Мои нервы и так были на пределе. Внимание обострено. Я конечно был рад, что мы так далеко прошли, но считал это чудом и невероятной удачей. И как все хорошее по закону подлости должно было закончиться в самый неподходящий момент.

Мы проходили по открытому пространству. В преддверии болот леса практически не было. Это меня сильно напрягало, так как в случае нападения укрыться было негде.

Не зря я паниковал. Вдалеке показались развалины жилых корпусов. Стоило нам к ним подойти ближе, как нас взяли на мушку. Снайперка высветила красный огонёк на груди Датчика, я заметил это случайно и открыл огонь вслепую по пустым провалам окон. Послышался мерзкий шлепок, подсказывающий, что пуля нашла цель.

- Вперёд, к домам, - я отдал приказ. Поскольку болевой вспышки не почувствовал, значит попали либо в Датчика, либо... черт, только не клиент! Оглядываться времени не было. Поэтому продолжил палить по зданию, мешая гаденышу выстрелить по нам ещё раз.

Мимо метнулся Марк, следом, матерясь, ветеран. Я заметил расплывающееся пятно на его плече. Пуля прошла навылет. Видимо, я все же сбил прицел.

- Влево, собака! - вдруг рявкнул Датчик. Марк его услышал, несмотря на шум и грохот вокруг, иначе бы можно было поворачивать назад. Небольших размеров гравитационная плешь встала на нашем пути. Ее бы хватило, чтобы салагу превратило в блин. Осознавал происходящее краем сознания, но до той секунды, пока Марк не обежал опасность, сердце мое жило ближе к пяткам. Больше никогда не ввяжусь в подобную хрень с выгулом дет сада по Зоне.

Бежать мешали кучи строительного мусора. Слева валялась груда кирпичей. Земля была вся в рытвинах. Для того чтобы навернуться и переломать кости были созданы все условия.

Хрипя, бывший военный вскинул приклад и поддержал меня, давая таким образом добраться под спасительные стены, на время конечно. Мы сдали стометровку по три раза на пять с плюсом. Несколько очередей противника прошли мимо.

Прислонившись к стене, я смотрел в расширенные от страха глаза желторотика. Привыкай, брат, тут каждый стремиться убить. Небольшой козырёк прикрывал нас, не давая противникам нас подстрелить. Выдалось несколько минут, отдышаться и разработать план.

Зажужжало. Я скосил глаз на ПДА. Сообщение было адресовано всем находящимся в радиусе пятьсот метров. Кликнув, я прочёл: "Нам нужен только Купер, остальных отпустим".

Датчик вопросительно на меня посмотрел. Марк к моему немалому удивлению методично обкалывал ветерана и лил на рану закрывающий и обеззараживающий гель. Бородатый морщился, но терпел. Вот дерьмо! Как не вовремя эти сукины дети решили мне отомстить.

- Наемники, - прошептал я для Датчика. Он кивнул понимающе. Несколько месяцев назад, я помог военным выследить этот клан. Они уже долгое время доставали вольных бродяг. И когда пришли к нам за помощью, мы не отказали. Меня отрядили быть проводником. Банду большей частью положили, так что какое-то время, пока они будут восстанавливаться, свободным сталкерам опасаться этих ублюдков особо нечего. Но вот со мной они, очевидно, решили свести счеты. Зря я на Марка наезжал, охоту устроили не на него, а на меня.

Хреновая ситуация, но выбираться как-то надо. Судя по выстрелам, их не меньше трёх человек. Я отправил сообщение о помощи всем нашим, кто был поблизости, коротенько описал, что нужна огневая мощь. На мой сигнал СОС должны были прийти все свободные стволы из клана. Теперь нам надо было выжить до их появления.

Датчик, который в своё время провёл не одну военную операцию, взял командование на себя. Мы медленно двинулись вдоль стены и, дойдя до более-менее ровного проёма, залезли в дом. Марка пришлось подтянуть, рискуя получить пулю в затылок.

Мы сняли защиту, от нее сейчас было больше вреда, чем пользы. Выживем, таблетки помогут справиться с полученной радиацией. Датчик распределил нас по небольшой комнате. Удача вновь улыбнулась нам. Входов было всего три. Желторотика поставили следить за окном. Оттуда меньше всего можно было ждать опасности.

- К стенам не прикасайся, - тихо проговорил я, - плесень. Разъест до кости, если попадёт на тело. Камуфло прогрызет за пару часов.

Марк держался молодцом, хотя было видно, что ему страшно. Потекли минуты ожидания. Вскоре на ПДА упало сообщение: Хаба и Комар вышли на огневую точку. Я слил им информацию о нашем месте положении. Не успел им ответить, в общий чат пришло, что через минут пять подвалит Робокоп и Тролль. Они шли с хабаром обратно с вылазки. Эти двое были отличными стрелками, но до Страйка конечно не дотягивали. С его меткостью вообще мало кто мог поспорить. Зато имели с собой несколько гранат.

Когда все собрались, мы решили организовать облаву. Марк остался сидеть в комнате, получив распоряжение стрелять по всему, что движется. Я должен был прийти за ним со стороны окна. Оставлять пацана одного было стремно, но вариантов было немного. Мысленно попросив Рэда Шухова приглядеть за желторотиком, мы с Датчиком двинули.

Стоило нам высунуться, как в нас полетели свинцовые подруги. Вернувшись, мы скорректировали свои действия. Нападающие не будь дураками, не сидели на месте, а искали нас. Отвлекая на себя внимание редкими выстрелами, мы дали возможность нашим зайти в тыл.

Ухнуло, раздался грохот, и со стен посыпалась крошка. Кто-то кинул гранату. Одиночные выстрелы подсказали, что наемники ещё живы. Я осторожно выглянул. В коридоре валялось несколько тел. Автоматная очередь отгремела за поворотом и все стихло.

Из-за угла вышел Комар. По его лбу текла кровь. Скорее всего посекло осколками.

- Чисто.

Мы вышли из укрытия. Хаба схватил пулю, его срочно нужно было доставить к врачу. Кровь удалось остановить, и снова меня удивил Марк, который видимо разбирался в медицине.

Робокоп и Тролль предложили помочь дотащить Хабу до Болотного доктора. Сталкер валялся в отключке, и идти никак не мог, а свободные руки нам были нужны. Я не стал отказываться, огневая мощь лишней никогда не была, особенно в таком деле как у нас. К тому же Датчик был ранен. Хотя он и с пробитым плечом стоил многих.

Марк не задавал глупых вопросов, хотя было видно, что ему интересно произошедшее. Я на него не обращал внимания, и он не лез. Время поджимало, все ощущали неприятное давление, означавшее, что выброс к вечеру точно будет. До болот было совсем близко. В крайнем случае, на обратном пути можно было спрятаться от выброса тут, на Агропроме. Либо, если совсем припрет, на заброшенном хуторе недалеко от болот. Его покинули, как мне кажется, ещё до катастрофы. Реку Припять, когда осушали, создали искусственную топь, которая со временем разрослась. Жителям не понравилось соседство. Повезло, не застали развернувшийся тут ад.

Об укрытии стоило подумать заранее, вряд ли Болотный доктор приютит кого-то, кроме раненых. Он был мужиком неплохим, но со странностями. А одно то, что он свободно ходил по болоту, словно не замечая аномалий и мутантов, говорило о многом. Секретов он своих не выдавал, а кто лез к нему - долго не жил. Добраться до него было непросто, и даже те, кто остро нуждались в его помощи, частенько погибали в трясине.

Мы двинулись, распределившись по цепочке. Первым пошёл я, дальше Датчик. Марка поместили следом, за ним раненого с провожатыми. Последним шел Комар.

Все перемещались молча и собранно. Пустынная местность со скудным кустарником и редкими деревьями, отлично прятала аномалии, так что продвижение шло медленно. Многие места приходилось обкидывать и обходить. Аномалии вели себя непредсказуемо, и рядом запросто могла стоять птичья карусель и гравиконцентрат. Такое расположение часто порождало артефакты, но сейчас было не до них.

В моем опыте бывало так, что приходилось проходить мимо дорогостоящих артефактов. Зона наказывала за жадность. Иной раз спасая собственную шкуру вставал выбор: жизнь или хабар. Я рассуждал так - буду жив, смогу и артефактов найти, мертвому они ни к чему.

Вскоре показалось болото. На мой непритязательный вкус, самое унылое место в зоне. Издалека оно мало чем отличалось от равнины. Деревья встречались полусгнившие и редко. Живности было мало. Высокая высохшая осока, бывало, прятала крайне паскудных мутантов, которые, пропуская сталкера, выпрыгивали из засады. Похожие на кровососов, но в отличие от сухопутных родственников, покрытые шерстью, для лучшей маскировки. Драться с ними было труднее, чем с остальными монстрами Зоны. Тут они чувствовали себя как дома, а мы, мягко говоря, были в гостях. С остальными справиться шансы были, но для раненого сталкера и они представляли настоящую проблему.

Загадочным феноменом этого места были фантомы. Откуда они и что такое, никто не знал. Больше всего похожи на души людей, как их в фильмах показывают. Встреча с фантомом приводила к неминуемой гибели. Прикасаясь к человеку, он высвобождал в него электрический разряд, действующий не хуже мясорубки.

Кроме обычной трясины, полной опасностей, были аномалии, которые иногда всплывали в самый неподходящий момент. А ещё уровень радиации был завышен, вода абсорбировала на себя радиационную пыль. Попадались горячие пятна, которые тут же поражали лучевой болезнью. Я слабо представлял, где тут мог затеряться Ретивый.

Обернувшись на стон, я понял, что Хаба пришёл в себя. Ошалело оглядываясь, он пытался сообразить куда попал. Его воскрешение было неплохим знаком. Дотянет до Доктора, тот его точно подлатает, а дальше уж сколько Зона отмерит.

Небо, затянутое тяжелыми свинцовыми облаками, разродилось мелкими каплями дождя. На Зоне дождь был обычным явлением, который то начинался, то заканчивался. Если встанет туман, нам всем хана. Если бы не Хаба, дальше мы не пошли.

На окраине сделали остановку. Перекурив, сверили маршрут по ПДА. Болото немного углублялось в зону. Туда-то нам и надо было попасть. По уши в болотной грязище, от которой неделю потом будешь отмываться. Сюда без особой надобности никто не совался. Правда был один клан, который выбрал это место своей базой. Но она была от нас далеко, в ту сторону наш путь не лежал. Нести вдвоем раненого было проблематично. Распределив снаряжение, мы взвалили Хабу на Робокопа. Парень был что надо, словно из железа сделанный. Я бы против такого не хотел в спарринг вставать. Пропустишь один удар и будешь челюсть с пола собирать.

Тролль встал рядом. Душевный старик. На зону пришёл денег на пенсию скопить, да задержался. Бывают такие люди, которые не стареют, а матереют. Это про него. Он в молодости один на один медведя положил голыми руками. Седые волосы носил на манер рокеров, собрав в небольшой хвост на затылке.

- Марк, след в след. Иначе ты труп. Все до этого было смертельно опасно, а все что будет, будет опасно вдвойне. Усек?

Парень кивнул. Салага. Я за его жизнь не дал бы ничего сейчас. С двумя ранеными идти было уже чистое самоубийство. Нянчиться с желторотиком будет некогда.

Болото все же затянуло туманом, но стелился он в основном над проплешинами с водой. Главное - вовремя отличить от кислотного собрата. При свете дня его было сложно заметить, и лишь наметанный глаз мог различить мелкие электрические разряды, изредка пробегавшие по кромке. Влетишь в такой - и химический ожог тебе обеспечен.

Вначале суши было достаточно, и мы споро продвигались вперёд, обходя редкие аномалии. Чем дальше мы заходили, тем больше хлюпало под ногами. Воды стало значительно больше. Гравиконцентраты были видны издалека, они прессовали воду, оставляя ровный недвижимый круг вне зависимости от ветра.

На осоке то тут, то там попадался жгучий пух. Его наносило из сердца зоны практически во все ее уголки. Гадость та ещё, в принципе безобидный, но если попасть в него целиком, можно откинуть копыта от болевого шока.

Как передвигался Марк, я не видел, но отвлекаться было нельзя. Приходилось постоянно проверять, куда наступаем, слегой, срубленной ещё в самом начале при входе на болота. Нежданные ямы могли доставить немало неприятностей.

- Стой, - вдруг проговорил Датчик, - какая-то дрянь впереди. Бери влево... А лучше пропусти вперёд, собака. Там ещё и контактные кочки в воде засели.

Я послушно выполнил указания, поменявшись местами. Пришлось нам всем сойти с топкой суши и идти дальше по колено в воде. Дождь зарядил сильнее, его холодные капли проникали за шкирку. Все терпели, деваться было некуда все равно.

Вскоре показалась железнодорожная насыпь. Однако, несмотря на удобство перемещения по ней, проход был уже давно и крепко закрыт. Пришлось идти в обход, проваливаясь по пояс в воду. Выбравшись на небольшой островок, мы перевели дух.

И тут случилось то, чего я боялся. На поверхность воды всплыла двухметровая ртутная капля, распластавшись тонким блином по поверхности трясины. Крайне редкая аномалия. Страшна она была тем, что заключала в себя людей, которые плавали под ее поверхностью, словно законсервированные. Они не могли шевелиться, но каким-то непостижимым образом продолжали жить. Некоторых попавших в неё видели много лет спустя. Страшная не смерть. Встречая сталкера, эта капля могла охотиться часами, до тех пор, пока не захватывала жертву.

Этой достался Ретивый. Он лежал не шевелясь. Не удивительно, что на ПДА не упало, что он мертв. Датчик негромко упомянул собаку. Остальные невольно попятились назад, подальше от этой пакости. На краю, рядом с водой, остались стоять я и Марк.

Кажется, парень выпал в осадок. Скорее всего его мозг не мог обработать увиденное. Тут Ретивый скосил взгляд и посмотрел прямо на нас.

Марк бросился вперёд, но мой железный захват остановил его. Вырываясь, парень хрипел:

- Пусти! Я должен ему помочь! Пусти!

Продолжая удерживать, ответил:

- Угомонись, ты нас всех угробишь! Ему нельзя помочь.

- Почему? - упрямо нахмуренные брови предвестили долгие объяснения, - мы должны его достать оттуда.

- Нет. Эта аномалия никого не выпускает.

- Но он же живой! Мы должны что-то сделать, - бешеный блеск глаз меня изрядно напугал.

Парень явно собирался совершить глупость. А она, как я уже говорил, дорого обходится на Зоне.

- Послушай! Он мёртв. Мы должны идти дальше.

Марк вновь предпринял попытку вырваться, но в этот момент раздался противный скрежет и по поляне прошла трещина, отделив меня и парня от остальных. Полыхнуло и нас обдало жаром. Прикрываться и удерживать Марка было затруднительно, поэтому открытые участки кожи подпалило. Нужно было валить скорее отсюда, но помешала какая-то неизвестная хрень, потревоженная вырвавшейся на поверхность аномалией. Тело жуткой твари осталось скрыто водой, над поверхностью пронеслись зазубренные щупальца. Одно задело Датчика, разорвав камуфло и руку, пропитав рукав кровью. Досталось и так поврежденной конечности. Удержавшись, несмотря на нехилый удар, на ногах, сталкер выхватил автомат и открыл огонь. Комар и Тролль поддержали, уворачиваясь от щупалец монстра. Робокоп спустил на землю Хабу и присоединился к остальным.

- Марк, живо! - Я отпустил парня и принялся палить по мутной воде, стараясь достать гадину. Парень не подвел, не бросился спасать Ретивого, а взяв с меня пример выпускал очередь за очередью по бурлящей поверхности.

Резкий рубящий удар, и Комар рухнул в воду, из которой тут же показалась страшная пасть испещренная множеством мелких зубов. Раздался жуткий хруст, и огромный мужик был перекушен пополам. Зрелище не для слабонервных, прямо скажем. Продолжая лупить по твари, мы все понимали, что ничем помочь не можем. Удовлетворенная собранной жатвой, гадина скрылась в глубине. Не успели, мы перевести дух, как разлом увеличился, вода с двух сторон вскипела, отсекая нам с Марком возможность добраться до остальных.

- Собака, - Датчик добрался до аптечки и вколол себе инъектор. Наложить жгут помог Тролль. У них было двое раненых, которых нужно было как можно скорее доставить к доктору. Нутро все больше сводило предчувствием выброса. На небе начали появляться зелёные всполохи. Времени, чтобы искать место, безопасное для переправы, не было. Зона частенько глумилась над сталкерами, запирая или отсекая их оттуда, куда им было нужно.

Посовещавшись, мы решили, что Датчик и остальные идут к доктору, мы же с Марком валим искать укрытие.

Сложность составляла неизвестная аномалия. Мы были заперты на островке, и, если проход по воде для нас закрыт, нам всем хана. Кому-то предстояло спуститься и узнать на себе насколько она опасна. Марка я не мог пустить, он не был отмычкой. Я тоже выбывал, если я помру, пацан будет следующим. Даже если сейчас было не пройти, проход мог открыться в любой момент. Жребий предстояло тянуть второй половине отряда.

Датчик было дернулся, он всегда отличался повышенным благородством, но его опередил Тролль. До выбора претендента не дошли.

- Ладно, если что передайте привет моей старушке. Завещание у Бубны, - он одернул камуфло, поправил автомат и осторожно шагнул в мутную жижу, взбаламученную мутантом.

Мужик был, что надо, я бы не хотел оказаться на его месте сейчас. Слишком много дряни было вокруг. И ему предстояло узнать на собственной шкуре, какая является смертельной.

Ничего не происходило. Все внимательно смотрели, прислушивались к своим ощущениям. Тварь сожравшая Комара, не появлялась. Аномалия, образовавшая трещину в земле, была скорее всего локальной, и ее воздействие можно было проверить только при личном контакте. Однако очереди из желающих не стояло.

Тролль нашёл брод и медленно двинулся по нему. Достигнув суши, он показал знаком, что все окей. Пока перебирались остальные, я перенастроил ПДА. До Агропрома мы не успевали, нужно было искать укрытие в деревне. В любом случае, возвращаться по своим следам было нельзя. Непреложное правило в Зоне. Велика была опасность расслабиться и не заметить ловушку, которой не было раньше на уже пройденном пути.

Когда все вышли из трясины, мы с Марком вошли в воду. Поскольку брод остался в стороне, пришлось плыть, промокнув насквозь. Чем были хороши калаши - такое обращение они переносили отлично и работали бесперебойно. Жаль, что мой остался дома. Винтовка, которую дали родичи желторотика, обладала более убойной силой. Но как она поведет себя после намокания, я не знал, поэтому пришлось плыть держа ее над головой. Марк последовал моему примеру.

Парень был редкостным идиотом, потому что пытался высмотреть Ретивого и пару раз глотнул воды. Литр водки и горсть таблеток должны были предотвратить отравление. Но до них было как до луны. Пока мы отбивались от мутанта, ртутная капля убралась восвояси. Прямо сейчас мне было не до угодившего в западню сталкера, были проблемы поважнее - выжить. Марка же данный вопрос явно волновал. Так что пришлось на него шикнуть, чтобы следил за происходящим вокруг.

Находиться в воде было крайне неприятно. Ощущаемая вибрация неизвестного происхождения порождала тревогу. Я ждал, что вот-вот произойдёт какая-нибудь дрянь. Обошлось.

Выбравшись на берег, мы зашлепали, утопая по колено в жиже. Смеркалось, хотя день ещё только клонился к вечеру. Туман встал более плотно, но по-прежнему над открытыми участками с водой. Чуть левее зашуршали кусты. К нам кто-то стремительно приближался. Я поднял руку, приказывая остановиться и присесть. Взяв на мушку движущийся навстречу источник звука, я ждал. Судя по шуму, шла погоня. Более мелкого мутанта загонял более крупный. Увидеть их нам так и не довелось. Петляя, жертва взяла влево, пробежала немного и угодила в какую-то ловушку. Послышался визг, который перешёл в ультразвук, когда подоспел охотник. Вскоре раздались чавкающие звуки, еле слышимые с нашей дислокации. Я мотнул головой, и мы продолжили путь. Я надеялся, что мутант увлеченный трапезой, на нас не отреагирует. Винтовку держал по-прежнему наготове.

В сгущающихся сумерках сложно было различать аномалии, я в последний момент обошел контактные кочки. Попадешь в такую и превратишься в зажаренный гамбургер. Не самый доблестный конец. Марк был нахмурен и явно расстроен, но все же следил за мной и шел, как я приказал, след в след. Прямо по курсу высветился кислотный туман. Чем темнее становилось, тем больше светящегося зеленого света появлялось в молочной пелене. Мы обошли эту не самую опасную гадость, взяв левее. Кинув взгляд на ПДА, отметил, что пройдена большая часть болота. Порадоваться я не успел. Марк оступился и ушёл с головой в трясину. Я не раздумывая бросился к нему и уже под водой поймал его за воротник.

Встречаются такие хитрые поймы. Их не видно неопытному глазу. Размером они не больше метра, зато глубина достигает нескольких. Я поблагодарил Чёрного Сталкера, что нас обоих тут же не убило какой-нибудь пакостью, притаившейся внутри. Пришлось тянуть изо всех сил, вырывая пацана из лап трясины. Медленно, сантиметр за сантиметром вытаскивал его на поверхность.

Марк, вынырнувший из-под воды, сделал жадный вдох и нахлебался воды, закашлявшись. Ну ничего, глотком больше, глотком меньше. Нам уже терять было нечего, оставалось дотянуть до укрытия и выпить таблеток. Главное, чтобы микроорганизмы не попались. Эти твари, как и все вокруг, давно мутировали и представляли серьёзную угрозу. Без специальных лекарств и переливания крови их было не вывести.

- Руками цепляйся за берег, паскуда, помогай, - рявкнул я. Мои мышцы уже трещали, напряженные до предела.

С трудом он смог высвободить одну руку и, схватившись за осоку, принялся мне помогать. Нелёгкая это работа, прямо скажем, из болота тащить бегемота, при этом ежесекундно ожидая, что тобой полакомится местный мутант, пробегавший мимо.

Когда Марк полностью выбрался на берег, он встал на карачки, пытаясь выблевать воду, которой нахлебался. Ему это удалось. Я же стоял рядом, внимательно осматривая прилегающую территорию. Нам и так несказанно везло. В такие моменты особенно не стоит расслабляться.

Парень встал, и я увидел, что по руке течёт кровь. Видимо поранился об растения. Вот же ж. Ещё и в жгучий пух вляпался. Пришлось задержаться и быстро обработать рану. Попав в кровь, он мог наделать дел.

По небу Зоны все чаще пробегали всполохи, больше всего похожие на северное сияние. Пришлось ускориться насколько это было возможно. Через полчаса мы наконец выбрались из болот. Вдалеке показались покосившиеся домишки. Наш путь лежал туда.

Небольшая стая слепых собак пробежала мимо. Они не обратили на нас никакого внимания. Приближающаяся беда заставляла всех искать укрытие.

Вскоре мы подошли к первым строениям. Небо полыхало зелёным светом, и даже Марк, не привыкший к местным особенностям, ощущал непонятное давление. Нужно было срочно уйти под землю. На мгновенье меня отвлекла вибрация: упало сообщение, потом ещё одно. Смотреть я не стал, не до того было. Время стремительно уменьшалось.

Я осторожно пробрался к сараю, стоящему чуть в глубине первого двора. С ветвей засохших деревьев свисали ржавые волосы. Чуть в стороне была видна птичья карусель. Она еле видно мерцала фиолетовыми всполохами. Все аномалии перед выбросом и во время него насыщались энергией. Какие-то росли, другие возникали, изменяя местность до неузнаваемости.

Открыв обшарпанную, местами сгнившую дверь, посветил фонариком внутрь. Проход был чист. Я кинул несколько болтов, они свободно прокатились вперёд. ПДА и интуиция сейчас были бесполезны, все сходило с ума от количества энергии, вившейся вокруг.

Подвал в сарае был что надо. Чуть больше пяти квадратных метров. Переждать двум мужикам хватит. Мутантов не наблюдалось. В основном, они рыскали по поверхности, но были и такие, которые любили обосноваться в подземельях. Кинув болты, я убедился, что и тут аномалий нет. Их можно было встретить ещё реже, чем местное зверье. Но как говориться: береженого Ред Шухов бережет. Махнув рукой, позвал Марка. Свет фонаря высветил его бледно-серое лицо. Плохо дело. Какую-то дрянь на болоте все же словил. Я посадил его на ящики и закрыл погреб на щеколду, подперев люк валявшейся доской, поставив ее в распорку с лестницей.

Марк был совсем плох. Под глазами набрякли мешки, сосуды в глазах полопались, его бил озноб. Я достал аптечку, он притормаживая вынул свою.

В этот момент зону накрыло. Ощущения были сравни нокауту, только более убойные. Нутро свело, и на пару минут окружающая действительность перестала существовать.

Продышавшись, глянул на Марка. Он валялся в отключке, по крайней мере я на это надеялся. Утренний опыт показал, что объятия Зоны он переносит хреново.

Нащупав пульс, я вздохнул с облегчением. Прикрепил фонарь на лоб, чтобы освободить руки. Затем, положив под голову рюкзак, принялся смотреть что есть для оказания первой помощи. К моему удивлению, у Марка была редкая сыворотка, которую я тут же ему вколол. Она убивала большую часть дряни микроскопического размера, а оставшимся сильно затрудняла существование. Дорогая фиговина, надо сказать.

Костёр разводить было особо не из чего. Несколько ящиков погоды не сделают. Сев на один, я прислушался к происходящему наверху. Зона гудела и подвывала. Никто не знал, чем вызываются выбросы, от чего они зависят и главное: откуда берётся энергия.

Вспомнив про сообщения, проверил ПДА. Датчик добрался, и доктор не стал гнать их в ночь, дав укрыться от бушующей стихии. Хабу взял на операцию. Что ж неплохо, совсем неплохо. Следующее было про Семецкого. Умер, попав в мясорубку. Шансы пережить эту ночь повышались. У меня даже немного от души отлегло.

Семецкий был местной легендой, как и Шухов. Если он умер, значит порядочный сталкер останется жив в ближайшие несколько часов.

Посветив на Марка, я убедился, что он по-прежнему в отключке. Но судя по тому, что мешки спали и дыхание выровнялось, он просто спал, а сыворотка работала.

Завтра предстоял сложный день. Я заглотнул консервов, хорошенько запил противорадиационные таблетки водкой и отвалился спать.

Утром я открыл глаза и подумал в который раз, что ж мне, радиоактивному мясу, дома не спится. Бока, как всегда, задеревенели, пришлось размяться. Отдых вышел так себе, всю ночь прислушивался сквозь сон к дыханию желторотика и следил за изменениями звуков на поверхности. Но лучше так, чем совсем ничего.

Включив фонарик, посветил на парня. Тот спал. Решив дать ему ещё немного отдохнуть, проверил ПДА. Вроде над сараем аномалий не появилось. Добро.

Зашевелился Марк. Свет фонаря выхватил помятую физиономию. Его утро явно было ещё более недоброе, чем моё. Признаков заражения не было. Я протянул ему флягу с водой, и он, благодарно кивнув, попил.

Есть Марк отказался. Поднявшись, он размялся. Потом посмотрел на меня фирменным упрямым взглядом и проговорил:

- Мы должны вернуться на болото и помочь Ретивому.

Вот тебе и с добрым утром. Паскудство. Только доказывать и спорить, что тот помер окончательно и бесповоротно мне не хватало, по этому ответил грубо:

- Мы идем обратно в город, там делай что хочешь.

Марк словно меня не слышал и продолжил:

- Мы его найдем. Он... Он может умереть.

Видимо Дядя Миша все же повредил его мозг. Стараясь говорить спокойно, я проговорил:

- Он уже мертв.

Желторотик непонимающе на меня посмотрел:

- Ретивый жив, - взгляд стал пустым, казалось, что он снова блуждал по болоту. Парень поднял на меня растерянное лицо, голос непроизвольно притих, - я видел, как он моргал... И как захлебывался, когда то пятно потащило его под воду.

Понятно. Сентименты изнеженного мальчика, никогда не видевшего настоящей жизни.

- Ретивый мертв. Эта аномалия никого не выпускает. Поддерживает странную непонятную жизнь, но свою жертву держит крепко. Его можно убить и занять его место.

Марк задумался. Сел на ящик, уставившись в темноту. Из освещения был только мой фонарь, но он совсем скудно рассеивал мрак довольно большого помещения. Надо было думать как выбираться.

- Я не могу его там бросить...

Осел. Упрямый, трижды проклятый осел.

- Ты глухой или идиот? Ему нельзя помочь! Это ртутное пятно может годами лежать на дне. Как ты собрался его искать?

Уныло поникнув, Марк проговорил:

- Я должен хотя бы попытаться...

Если бы Ретивый был сейчас тут, я бы его пристрелил, не раздумывая.

- Что такого он сделал, что ты готов сдохнуть за него? - Не выдержав, спросил я, впрочем, не надеясь на ответ.

Марк посмотрел на меня растерянно и с какой-то детской беззащитностью:

- Он спас мне жизнь... Давно. Я связался с плохой компанией, начал принимать наркоту. Как-то с друзьями затусили на дискотеке. Мужик продал нам таблеток. Ретивый вмешался, он тогда в полиции работал. Дурь отравленная была. В общем, промыл мозги мне. Я это дело бросил и учиться пошел...

Я слушал, мне было интересно, как богатенький мальчишка дошел до жизни такой. Судя по его родокам они такое поведение должны были на корню пресечь.

- Я был мелким сопляком. И решил отстоять свои права на личную свободу. Делать что захочу и не жить по чужой указке.

Ну допустим ты и сейчас все еще был тем самым сопляком. Вслух говорить не стал. Это ж надо додуматься геройствовать на зоне.

- В общем история банальная, но благодаря нему я не помер от передоза. И вот мой друг лежит там, умирая раз за разом, а я сижу тут и ничем ему не помогаю.

В историю о чудесном спасении верилось с трудом. Хорошо зная гнилое нутро пропавшего сталкера, больше верилось, что он узнал парня богатых родителей, наживших богатство на Зоне и решил завести себе нужные связи. И не прогадал мужик. Став сталкером он получил отличного информатора. Марк явно что-то знал, ведь этому подонку нередко перепадал выгодный куш. Понятно почему пацан воспылал благородным чувством долга, однако на зоне были совсем другие законы. Каждый выживал как мог.

- Мы идем в город. Это не обсуждается. Хочешь гробануться? Вперед, но меня с собой не тащи. Марк сдался. Надеюсь, он не думал, что разжалобит меня слезливой историей. На кону стояла моя шкура, жизнь Маришки. Ну и если уж на то пошло, жизнь пацана, труп которого я совершенно не желал видеть.

- Я пойду один.

Парень совсем обезумел. Во мне росло желание вдарить как следует и отволочь обратно. Если бы не Зона, я бы так и поступил. Руки нужны были мне свободными, особенно после выброса.

- Ты сдохнешь еще в саду. Когда твоя тупая башка поймет, что это не игрушки и тут не детский сад? Спасая твоего Ретивого, умер Комар! Надеюсь, ты не забыл, как его сожрал мутант? - Марк дернулся, помнил он хорошо. - Умник полег, он прикрывал наш тыл, пока ты беспечно глазел по сторонам. Хабу подстрелили, и неизвестно выживет он или нет. Датчика дважды ранили. Думаешь, Ретивый лучше них? Пусть все вокруг дохнут, а он живет? - я уже орал во весь голос, выплескивая злость. - Каждый заходя в Зону понимает, что он труп. И это, блин, добровольный выбор, мать твою! Никого за яйца сюда не тащат! Ретивый знал на что шел! Хочешь идти его спасать? Вперед!

Я отвернулся, не желая видеть Марка и стараясь унять бешеное сердцебиение. Хотелось ломать и крушить все вокруг. Из-за какой-то гниды он хотел сдохнуть сам и меня прихватить. Мелкий придурок избалованный родителями. Привыкший получать все что хотел и не считающийся ни с чьими жизнями. Для него это все была забава. Злило страшно.

Видимо что-то из моих слов все же дошло до желторотика, и он понуро сказал:

- Идем.

- След в след, - буркнул я, взваливая рюкзак и взводя винтовку, - после выброса Зона стала еще опаснее, чем была, - нехотя пояснил я. Больше всего сейчас мне хотелось остаться одному и спустить пар. Ходить внутри периметра раздраженным не самое лучшее дело.

Кинув взгляд на Марка, я убедился, что тот собрался.

- Пушку наготове держи.

Я включил ПДА. Над нами по-прежнему было чисто, а вот сад представлял собой серьезное испытание. С другой стороны, мутанты сюда соваться не должны были бы. Я убрал доску и осторожно приоткрыл люк. Чисто. Мы выбрались и по-быстрому отлили.

На улице царило хмурое тяжёлое утро. По свинцовым тучам все еще пробегали остаточные всполохи зелёного цвета. Судя по грому и бьющим молниям, где-то недалеко шла гроза. Поливал дождь. Дерьмо. Скользко, да еще глаза застит вода.

Нам предстояло пройти между птичьими каруселями. Хорошо идти, когда тебя Датчик ведет. Но его не было, и приходилось рассчитывать на собственные силы. Болт за болтом я посылал вперед, разведывая безопасный путь. Несколько улетело вверх, один с бешеной скоростью вернулся к нам. Задело бы кого-то, могло и продырявить.

В итоге путь на проселочную дорогу был проложен. Сейчас бы я не отказался от отмычки. Выдохнув, сделал шаг, прислушиваясь к своим ощущениям. Марк внимательно шел за мной, наверное шоу с болтами таки убедило его, что невидимые аномалии были вполне реальны. Чёрт! Волосы зашевелились, раздался чуть слышный треск. Я замер и осторожно сделал шаг вправо. Ощущение смертельной опасности схлынуло. Хорошо. Двинули дальше.

Такое поле породило несколько артефактов, которые я заметил, пока преодолевал полосу препятствий. Если их собрать и выбраться живым, что далеко не просто, можно продать их, купить себе квартирку и жить безбедно несколько лет. Я прошёл мимо. Были задачи поважнее.

Выбравшись, вскинул винтовку. Осмотрелся. Твари Зоны все ещё отсиживались в логовах, но терять бдительность не стоило. Марк встал рядом, и мы пошли вперёд. Нам повезло, до Агропрома мы добрались без приключений. Хватало с лихвой дождя, который стоял стеной. Чуть просохшее камуфло за ночь вновь стало мокрым насквозь. На Зоне на такие мелочи не обращаешь внимания. Жив, все остальное не важно. Хоть ощущение было, прямо скажем, не из приятных.

Сверившись с ПДА, я убедился, что территорию научного центра накрыло радиационным пятном. Достав флягу, я глотнул и передал Марку. Он сморщился, но пререкаться не стал. Сделал несколько глотков. Закашлялся. На Зоне водкой лечатся - закон.

- Надеваем защиту, - отдал резкий приказ.

Достал из рюкзака противогаз и защитные перчатки. Надел, проверил, чтобы ничего не мешало стрелять. Подождал, пока желторотик закончит возиться. Я все ещё был зол на него. Смотреть на его понурую физиономию было удовольствием ниже среднего. Гребаный Ретивый. Нет, чтоб просто тихо-мирно сдохнуть. Ладно, проехали.

Видимость ухудшилась, но лезть без защиты в такое место - это обречь себя на смерть от лучевой болезни. Обратно мы пошли с другой стороны от Агропрома. Сталкеры по своим следам не возвращаются. Плохая примета.

Идя вдоль разрушенного корпуса, порадовался, что дождь утих. Дверной проем, виднеющийся впереди, вызвал сосущее чувство тревоги. Я остановился. Пригляделся. Слева вдалеке виднелся гравиконцентрат, рядом с ним на кусте чернели капли Волчьей слезы. Артефакт работал только на Зоне. Кладешь такую в рюкзак, и он становится заметно легче. Сейчас он нам был ни к чему, мы шли налегке, так что лезть его доставать, рискуя шкурой, резона не было.

Чувство опасности нарастало. Кусты частично скрывали вход. Разбросанные по территории обломки зданий мешали разглядеть почву.

- Боевая готовность. Стрелять по всему, что движется.

Приникнув к оптическому прицелу, я изучил вход, затем размытую землю. Опа! Отпечаток руки. Снорки, мать твою. Мерзкие существа. Живут стаями. Я принял решение идти в обход.

Видимо твари почувствовали что-то неладное. Решив не сидеть в засаде, они ринулись из проёма. Я открыл огонь, уложив сразу же одного.

На мой взгляд, снорки - одни из самых мерзких созданий Зоны. Выглядели как человек, с надетым на голову противогазом. Позвоночник и ребра торчали белыми костями наружу. Учёные исследовали одного в пределах периметра, поскольку местные твари погибали без аномального поля, порождаемого Зоной, и разлагались на радиоактивную жижу довольно быстро. Было установлено, что это мимикрия, приспособление к местной среде. По первости множество людей погибло, принимая их за раненых, пока поняли в чем дело. Многие мутанты считали своим основным лакомством сталкера и имитировали по возможности человеческий облик и повадки. Хотя мне лично казалось, что не только собаки и свиньи мутировали. Наверняка и люди попали под страшное воздействие.

Второго я снял в прыжке, вышибив ему мозги. Все же родичи пацана подогнали убойные винтовки. Многие мутанты не могли пережить именно отсутствие мозга, остальные повреждения не лишали их боеспособности.

Мать! Мы умудрились повстречать большую стаю. Я успел уложить троих, прежде чем мне пришлось отступать назад. Они передвигались как обезьяны, опираясь на руки, отчего их спину с вылезшим позвоночником было отчётливо видно, при этом голова сливалась с телом того же болотного цвета, что и "противогаз".

Мутанты стремительно приближались. Я вел точечный огонь, посылая два патрона подряд. Споткнулся и упал ещё один. Оставалось трое, и они брали нас в клещи.

- Марк! Блять! Стреляй!

Смотреть, как он там, у меня времени не было. Встав так, чтобы спину прикрывала стена, я снес ещё одному снорку башку. Оставалось двое, расстояние стремительно сокращалось. Твари петляли, не давая прицелится. Я перевёл оружие в автоматический режим и открыл сплошной огонь. Последняя тварь издохла, не добежав десяти метров. Давно я не попадал в такую жопу. Все ещё разгоряченный нападением внимательно оглядел территорию. Чисто. Теперь стоило поглядеть, как там мой клиент. Либо сдох, либо я его сейчас сам убью.

Марк встретился со мной взглядом и попятился назад.

- Стоять, зараза! - не своим голосом заорал я. Ещё не хватало, чтобы этот придурок вляпался в гриб-невидимку, который как обычно слился со стеной, и только наметанный глаз мог увидеть искривление теней. Обычно он рос в подземельях, но прошедший выброс помог ему выродится на стене. Пока я гасил снорков, сквозь тучи пробилось солнце. Оно-то и спасло парню жизнь.

От моего вопля содрогнулись стены, и если бы рядом с нами были ещё какие-то мутанты, они бы непременно вышли посмотреть, что за жратва орет у них под окнами.

Парень замер, и я более спокойным тоном объяснил, что он, говнюк, чуть не угробился об стену и для наглядности кинул болт, который отскочил от поверхности, не долетев десятка сантиметров. - Попадешь в такой гриб, и его плотоядная поверхность сожрет тебя в считанные минуты. Вырваться из этой пакости невозможно, засасывает насмерть.

Марк попятился от стены, с опаской поглядывая в ее сторону. Остановился, огляделся, увидел убитых снорков и вновь попятился от меня. В его глазах плескался отчетливый страх. Я молча смотрел на него и понимал, что бить бесполезно. Лупят тех, кто обучаем. Этот, как показывала практика, был безнадежен.

- Какого хрена, ты стоял и ждал, когда нас сожрут? - Устало спросил я.

Марк сглотнул и показал на убитых:

- Они... Они же люди...

Все же треснуть руки чесались. Не поможет, конечно, но хоть душу отведу.

- Где ты видел, чтобы люди бегали с позвоночником наружу?

Парень неуверенно передернул плечами.

- Нигде, но мы же на Зоне. Может, им ещё можно было помочь.

Я порадовался, что желторотик не пристрелил меня в запале милосердия. Все же шесть спасенных снорков против одного дохлого сталкера... Не знаю, не знаю, как он сдержался.

Надвинувшись с самой из грозных своих рож, я проговорил:

- Ещё раз ты ослушаешься ведущего, то есть меня, брошу подыхать как собаку, - Марк вжал голову в плечи и сделал шаг назад, и я рыкнул, - стоять!

Он замер, а я, подойдя вплотную и глядя через защитную маску, ласково, отчего это прозвучало ещё более угрожающе, сказал:

- Скажу жрать землю, будешь жрать. Велю пристрелить свою мамашу, будешь стрелять. Прикажу выстрелить в меня, будешь выполнять. Это ясно?

Он неуверенно кивнул, все ещё ожидая удара. Однако я его разочаровал. Развернувшись, зашагал дальше. Солнце наконец смогло прорвать тучи. Все вокруг засверкало. Капли дождя, повисшие на скудной растительности, отражали лучи. ПДА пропикало. Где-то рядом были сталкеры. Я кинул в наш чат вопрос. Несказанно повезло. В Зоне пережидали выброс Геша и Павлин и теперь, как и мы, шли в город.

Были сталкеры, которые шли на риск и приходили в зону перед выбросом. После его окончания можно было неплохо набить карманы артефактами. Чем парни и занялись вплотную, судя по нескольким контейнерам, висящим на поясе у каждого.

Бродяги присоединились к нам через километр после Агропрома. Им явно лишняя огневая мощь не помешала. Вынести хабар, минуя мародеров было ещё той задачкой. Так что я им предоставил ещё один ствол. Марка не брал в расчёт. А они для меня согласились побыть отмычками, хоть и были ветеранами.

От Агропрома до периметра вела хорошая дорога, однако по ней никто не ходил. Как я уже говорил, лёгкая дорога в Зоне не означает, что по ней можно дойти хоть куда-то. Обкидав участок болтами, решились ее перейти. Первым пошёл Павлин. Мы все, затаив дыхание, следили за ним. Все прошло гладко. Мы ринулись следом. Стоило мне сойти на землю, как я ощутил дыхание смерти. По асфальтовому плату прошла рябь, похожая на поверхность моря, когда совсем рядом проплывает опасный морской хищник. Что это за аномалия, никто не знал, но погубила она не одного сталкера. По человеку, попадающему в неё, проходила такая же рябь, кроша кости в крошку.

Оставив опасный участок позади, мы углубились в пролесок. На деревьях висели отросшие за ночь ржавые волосы. Сами по себе не очень опасные, если не прикасаться к ним голой кожей. Можно было заработать кислотный ожог.

Перемещались мы зигзагом. Первым шел Геша. Из него был неплохой ведущий. Аномалии он обкидывал болтами, и мы их обходили. Через несколько дней многие из них разрядятся об слепых псов, плотей, сталкеров. Другие вырастут, накрепко перекрывая проход, увеличиваясь в размерах от выброса к выбросу.

Вскоре мы вышли к Свалке. Ее, как и Агропром, накрыло радиационным пятном, и мы решили обойти ее по верху котлована. Как правило, спустя пару дней, радиация выветривалась, и проход становился возможным без специальной защиты. Чем ближе к периметру, тем меньше было вероятности встретить смертельно опасного мутанта, представлявшего серьёзную проблему даже для хорошо вооруженного сталкера.

Отстрелявшись от небольшого стада плотей, мы миновали котлован с радиационной техникой. Нокаут прошли лучше, чем в первый раз. Марк валялся всего пятнадцать минут. Обычно переход занимал пару минут. За это время я спросил мужиков как на Зоне, чего нового видели. Лишняя информация никогда не была лишней. Перекурив и глотнув беленькой, мы двинули дальше. Мародеры, сидевшие в засаде, так и не решились напасть на группу из четырёх сталкеров.

Отсидевшись в кустах, мы дождались, когда проедет военный патруль. Пройдя ещё километр, мы загрузились в джип Рони. Наш клан частенько пользовался его услугами. Он вывозил вольных сталкеров, получая за это неплохие деньги. Большая часть которых платилась за молчание.

Я сел вперед и выдохнул. Теперь мы были по крайне мере не сталкерами, а вооруженными до зубов бандитами, по мнению властей конечно. Бубна организовал для нас схрон в стороне от города, не за бесплатно, но, по крайней мере, можно было не париться за стволы и обмундирование. Оставшееся от умершего сталкера шло в фонд клана. Так, что отмычки, бывало, получали неплохие стволы, только вступив в клан.

Скинув все лишнее, мы поехали в город. Найдя взглядом в зеркале заднего вида Марка, сидящего у окна за водителем, изучающее на него посмотрел. Он был задумчив и рассеянно смотрел в окно на пробегавший мимо пейзаж. Под глазами чернели синяки, провалившиеся щеки и подбородок покрывала щетина. Выглядел он неважно. Зона не прошла даром, и показаться врачу ему было необходимо. Я перевёл взгляд и посмотрел в лобовое стекло. Виднелся город. Подкатывало бешеное чувство голода. Адреналин заканчивал своё буйство, и организм требовал своего.

Рони выкинул нас рядом с домом. Калитка была не заперта, дом тоже. Кому надо залезть, залез бы все равно. Местные знали, кто тут живёт, и не беспокоили меня. Ценностей я не хранил и не парился о защите жилья. Просто перед уходом ставил ловушку. Смертельную, естественно. Она была не тронута, и я потратил пару минут на разминирование.

Марк сидел на крыльце, облокотившись на трухлявую подпорку. С его ослиным упрямством вряд ли он признаётся, что ему хреново. Да и помощи вряд ли попросит. Его нужно было как можно скорее отвести к врачу. Слепой пес его знает, какую дрянь он вынес с Зоны. Приняв для себя решать вопросы по мере поступления, зашёл в дом. Марк прошаркал следом.

Не раздеваясь, открыл буфет достал хлеба и тушенки. Открыл банку армейским ножом и жадно вгрызся в сделанный бутерброд. Марк попросился помыться, и я кивнул, продолжая жевать. На третьем бутерброде жор поутих. Выпив и зажевав это дело четвертым бутером, окинул взглядом вернувшегося парня. Вид был совсем фиговый.

- Доедаю, быстро моюсь, а то не поймут на гражданке, и идём к врачу. Хреново выглядишь. Марк не стал спорить, устало кивнув. Уселся на диван, надевая чистую одежду.

Я быстро скинул грязное камуфло и потопал в душ. Эта сволочь все так же поливала то холодной, то горячей водой. Не обращая на это внимание, смыл запахи болот и Зоны. Задышалось легче. Даже настроение поползло вверх.

Схватив полотенце, выбрался из ванной. Зайдя в комнату, я сразу понял, что Марк ушёл. Я думал киданул на деньги, но нет. На столе лежал свёрток и ПДА. Я прошлепал босыми ногами и развернул тряпку. Золотая капля. Внутри неё клубился янтарный туман. Артефакт стоил бешеных денег. А если его объединить с Серебряной слезой, то жить безбедно можно было до конца дней. Долго, очень долго жить. Марк выполнил своё обещание и заплатил. Больше чем был уговор.

Что ж, осталось получить обещанное с его родичей и вопрос можно было закрыть. Что самое приятное, выкинуть из головы это 'задание'. И все же, мне было интересно, почему Марк свалил, не попрощавшись и куда он направился?


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Р.Маркова "Хранительница"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"