Сыромятникова Ирина: другие произведения.

Житие мое. Алхимик с боевым дипломом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 8.07*113  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    7. Предметом непрекращающихся философских споров является то, наносит ли предрасположенность к Силе ущерб разумности индивида. Некоторая предсказуемость реакций заставляет религиозно настроенных оппонентов говорить об ограниченности свободы воли у магов, но рассмотрение конкретных примеров не выявляет случаев, когда носитель Источника не мог изменить свое поведение, если действительно этого хотел.


   Глава 56
  
   Свидетельства об окончании Университета вручались публично, при большом стечении народа. Я тупо разглядывал свое: в правом верхнем углу на нем красовалась большая, тисненая золотом печать, напоминающая часовой механизм в разрезе. В левом верхнем нахально сидела другая - черная, замысловатая, маслянисто-радужным отливом вызывающая ассоциации с бочкой дегтя. Когда я смотрел на листок, у меня было ощущение, что печати между собой ругаются. Правая означала, что я проявил особые успехи на поприще алхимии, а левая свидетельствовала, что я - боевой маг, успевший доказать свое мастерство в деле. Должно быть, это Сатал постарался, старшая каналья региона, мать его за ногу! Теперь все мои потенциальные работодатели будут интересоваться, почему я не черный маг, а боевые маги (если мне не повезет иметь с ними дело) будут ржать и спрашивать, что я делал в алхимиках. Блеск! Нет, нет, нельзя сосредотачиваться на этом, страшно подумать, во что может превратиться черный маг, ненавидящий свои способности. Тем не менее, чувство, что меня поимели в извращенной форме, сохранялось.
   - Томас, я так тобой горжусь!
   Я благосклонно принимал поздравления родни - единственный черный, пришедший на церемонию с родителями. И не только с ними: Лючик восхищенно крутил головой и засыпал меня градом вопросов, а маленькая Эмми (не такая уж она теперь маленькая) благосклонно принимала внимание белых студенток (не могут они пройти мимо ребенка без ути-пути). Год назад я извелся бы, выглядывая, не подтрунивает ли кто надо мной, но сейчас мне было глубоко плевать на такие мелочи (возможно, так сказывалось воздействие блокираторов).
   Нет, поймите правильно, если бы я был дома, то сумел бы отболтаться, и этот визит не состоялся бы, но Джо принял отсутствие реакции за обычный для черных пофигизм, и по возвращении из Арангена меня ждала телеграмма с указанием конкретной даты приезда. Хорошо хоть зомби удалось к "чистильщикам" пристроить.
   А вот Рон пришел на церемонию один.
   - Поздравляю, - Четвертушка благоразумно подождал, когда белые утянут мою родню знакомиться с оранжереей и другими достопримечательностями Университета.
   - Тебе того же.
   - Скажи, а как ты умудрился сдать магию, если сидишь на блокираторах?
   Я многозначительно ткнул пальцем вверх.
   - Связи. Нужные знакомства в верхах. Ты не представляешь, какие люди замолвили за меня словечко! Сам-то как? Я думал, ты на осень останешься.
   Рон передернул плечами.
   - Больно надо! Пришлось, конечно, попотеть... Выпьем?
   Но на территории Университета алкоголь не предлагали, ближайшие пивные в день выпуска закрывались от греха, так что мероприятие пришлось отложить до вечера. Я сбагрил Джо папку с дипломом, шапочку с кисточкой и обязательную на церемонии алую с белым мантию (на прокате этих балахонов кто-то сделал состояние), и переместился туда, где вокруг столов с закусками тусовалась наиболее здравомыслящая часть выпуска.
   За дальним столиком тайком распивали подарочный ликер преподаватели (празднуют, что избавились, наконец, от нас). Чему радуются? Через две недели - новый учебный год.
   Столик с мясными закусками и бадьей салата плотно обступили выпускники факультета боевой магии. Естественно! Не фруктами же на палочках нам питаться. Я вытянул из горки чистую тарелку и отправился наверстывать упущенное. Сокурсники-черные подвинулись, хмыкнули какие-то приветствия и оставили свои глупые шутки при себе. Вот что значит - репутация, причем, даже не моя - события в Арангене считались государственной тайной. Как полагается прилежному ученику, я купался в лучах славы моего наставника, великого и ужасного Эдана Сатала. (Подумать только, два года назад его никто не знал, год назад его считали молодым выскочкой, а теперь при звуках имени глаза у всех стекленеют и взгляды обращаются к небесам.)
   Наш самый большой знаток управляющих заклинаний, регулярно пытавшийся оспорить мое первенство в этом вопросе, снизошел до беседы:
   - Ты теперь куда, Тангор, в Хо-Карг рванешь?
   Сказать ему, что только псих станет перебираться в столицу в такое время? К жаре, чуме и толпам оборванцев.
   - Знаешь, город, где уже месяц - карантин, не является пределом моих мечтаний.
   - Какой карантин? Зачем карантин? - встрепенулся будущий гений банковской сигнализации (он такие ловушки плел, у меня мозги сносило).
   Такое впечатление, что газеты читаю один я.
   - Чрезвычайное положение, с запретом перемещений и гражданских институтов власти. Писец, короче, по случаю чумы и народных волнений.
   И неизвестно, чего власти боятся больше - людей или заразы.
   - Это кто сказал? - нахмурился парень с задатками армейского спеца.
   Предлагать себя в качестве свидетеля я не стал и молча поднял глаза к небу. Все поняли правильно, и на мгновение воцарилось благоговейное молчание.
   К столу протиснулся студент из обычных, тиснул салата с говяжьей вырезкой и, мило улыбнувшись, отвалил.
   - А я вот слышал, - решил блеснуть эрудицией невзрачный парень без выраженных предпочтений (из таких получаются большие начальники), - что в Арангене едва не размазали генерала Зертака.
   Вот тебе и государственная тайна. А ведь это белых считают сплетниками!
   - Как? Кто? - оживился народ. Черных хлебом не корми, дай над чужой бедой позлорадствовать.
   - Да так, что, пока он за каштадарцами следил, ЭТИ САМЫЕ подобрались с тыла и едва не прокляли всех насмерть. Какой-то "чистильщик" всех спас.
   Будущие светила черной магии понимающе заухмылялись - что из себя представляют сотрудники службы "очистки", было известно каждому. Да, бедняге генералу теперь не позавидуешь: если уж редстонские студенты полощут его имя, то что делается в более просвещенных кругах... И как вовремя я оттуда смылся!
   Народ начал сдержанно (все ж таки образование!) хвалиться будущим местом работы и ожидаемыми доходами. Если с доходами у меня все было в порядке, то назвать оставшиеся четыре года контракта с НЗАМИПС желанным времяпрепровождением я не мог даже под пыткой. Пришлось сделать вид, что семья нуждается в моем внимании и слинять (посвящать кого-либо в свои проблемы не хотелось - глупо ждать от черных сочувствия). К тому же, объективно говоря, жаловаться грешно - Сатал выбил для меня персональное пособие по нетрудоспособности, тысячу крон в месяц. Дайте два!
   - И никакой ворожбы, понятно? - штатный целитель был непреклонен.
   За тысячу крон в месяц я был способен понять что угодно. Жаль только, что симулировать болезнь не удастся - ни одного лишнего дня прогула учитель мне не позволит.
   Праздник студента постепенно перемещался с территории Университета в заранее арендованные банкетные залы и кафе. Я из-за своей затянувшейся практики не успел примкнуть к подходящей компании, а потому отправился с семьей на квартиру, пешком, чтобы дети хоть немного притомились. Это было вопросом жизни и смерти: перевозбужденная белая малышня тараторила без умолку, они умудрились заговорить до полусмерти даже Джо - он начал отвечать как-то заторможено и с надеждой поглядывать на меня. А что - я? Я вообще-то черный маг. Подал идею купить детям мороженое - хоть какое-то время рот у них будет занят. Ладно, еще недельку их потерплю, а потом они сами вынуждены будут уехать - младшим надо в школу.
   В голове царила приятная легкость. Еще бы нет! Перевернута очередная страница книги жизни, можно даже сказать - закончен целый том. Теперь я - дипломированный алхимик (ну, и маг тоже), у меня впереди вся жизнь. Небольшие недоразумения с "надзором" и неурегулированность отношений с фондом Роланда не могли отравить мое существование.
  
   - Это все, что у вас есть?
   - Да, сэр, но я могу поднять дела в центральном архиве...
   - Не надо! Достаточно.
   Старший координатор прихватил собранные Бером папки и с деловым видом поспешил прочь. Стоило ему скрыться за дверью, мисс Кевинахари прекратила суетиться с чашками и задумчиво нахмурилась.
   - Тебе не кажется, что Дан меня избегает?
   Вопрос был странным, но, припомнив поведения Сатала за последние пару дней, Паровоз не мог не признать - его начальник сторонится эмпатки.
   - Он знает, что от меня очень сложно что-то скрыть, - Кевинахари глотнула чаю и решительно отставила чашку. - Что он от тебя хотел?
   Капитан пожал плечами.
   - Справку о ритуальной магии, данные инструментального контроля за последние семь лет и демографическую карту региона. Неофициально.
   - Он ведет какой-то проект?
   - Не слышал об этом.
   Эмпатка глубоко задумалась и от ее серьезности Паровоз начал немного нервничать. В молчании прошло пять минут.
   - Знаешь что, - в конце концов заключила Кевинахари, - мне кажется, что у нас назревают крупные неприятности.
  
   Глава 57
  
   Из попытки полечить нервы в компании Четвертушки не вышло ровным счетом ничего толкового - к моменту моего прихода Рон был уже изрядно пьян. Вид приятеля, в одиночку нагружающегося горькой, стал неприятным сюрпризом. Никогда за ним такого не водилось! Похоже, у меня назревали проблемы (именно у меня!) - уважающие себя маги не ходят по кабакам в компании алкоголиков. Университетские приятели разъехались, в городе я практически никого не знал, и перспектива оставшиеся четыре года контракта с НЗАМИПС пить чай в обществе Кевинахари мне не нравилась.
   Пришлось срочно отбирать у Рона бутылки (не взирая на сопротивление).
   - У тебя что, кто-то умер? - я не мог представить другого повода так себя изводить.
   На Четвертушку накатил приступ слезливой пьяной откровенности, по началу я вообще ничего не понимал, кроме общего пассажа о несправедливости бытия.
   - С предками поругался?
   Он кивнул, хлюпая носом и размазывая сопли по лицу. Все ясно. Рон - обычный человек, сами по себе разборки не доставляют ему наслаждения, напротив, вызывают дискомфорт, особенно, если конфликт происходит с хорошо знакомыми людьми, вроде родителей. Черный после выяснения отношений почувствовал бы душевный подъем, а этот сидит и киснет. Я думал, такие проблемы бывают только с белыми, тут работа для эмпата, но к мозгоправу Четвертушка не пойдет - имеется печальный опыт. Поиграть мне, что ли, в Кевинахари?
   Пятнадцать минут ушло на то, чтобы заварить чай (из них десять - на поиски заварки). Жидкость получилась странного цвета и слегка мутноватая. Сцедив отвар через ситечко, я взял в руки чашку и попытался вспомнить, как эмпатка обычно начинала разговор. По нулям. А, да плевать, он же все равно в дупель пьяный!
   - И по какому поводу был скандал?
   - Никакому! Я же ж ничего даже ж не сказал...
   - А если подумать?
   И все-таки Рон на голову крепче, чем большинство людей - после чашки чая с лимоном и пяти минут сопливых вздохов он пришел в себя достаточно, чтобы изложить свои жалобы на жизнь внятно и логично.
   - Я ведь ее ни в чем не упрекал, ни в чем! А ведь это она меня с Сэмом познакомила, - он последний раз шмыгнул носом, - еще просила "помочь мальчику освоиться". Освоились... - Воспоминания о столкновении с Искусниками отрезвили Рона лучше, чем чай. - Ну, думаю, с кем не бывает, все ж таки родная мать, не могла она такое со зла сделать. А вышло так, что, лучше бы я ей сразу в лицо плюнул - меньше бы крику было. Она все страдала, за сердце хваталась, соли нюхала, словно это не мне, а ей чуть мозги не вынесли. Веришь, в доме шагу стало невозможно ступить, сразу шипеть начинают "тише, тише, мамочка больна!". Ну, да фиг бы с ними, у меня квартира своя, да и экзамены на носу - времени для гулянок не было. А потом знаешь, что? Я хотел мальчишник устроить, тебя, пацанов пригласить - у меня не так уж много друзей осталось. Предки взялись организовать все в загородном доме, там отлично можно оттянуться и не мешает никто. Я уже и список гостей набросал... И ты знаешь, что она мне выдала? "Никаких черных здесь не будет!" Прикинь? Ты мне жизнь спас, а она нос воротит! Я припух от такой заявы, только рот открыл возразить, и тут она выдала... Как по нотам. Значит, пока я в благородство играл, она там себе записывала в книжечку, типа, когда и кто ее обидел. Главное - ничего такого ей не сказал, вообще - ничего, не успел. И знаешь, что обиднее всего? Отец меня даже слушать не стал, сразу за грудки схватил "как ты говоришь с матерью!". Ну, тут я ему в морду и двинул. И ушел. А что? Пусть хоть целуйся с этой истеричкой.
   И вот из-за этого я столько возился с чаем? Фигня какая!
   - Поздравляю! Значит, ты стал взрослым.
   По крайней мере, у черных все приблизительно так и происходит. Можно было бы отметить событие, но с него, пожалуй, хватит.
   - Ты не понимаешь...
   - Да все я понимаю! Тебе давно пора начать жить своей жизнью, - надеюсь, он хотя бы подштанников в дорогу набрал. - У черных это само собой получается, а обычные люди вечно что-то выдумывают. Ты квартиру купил? Купил. Доход есть? Есть. Значит, все удачно, ко времени и по месту. Теперь будешь им только открытки на именины слать. Или ты, - тут я нахмурился, - еще и с дядькой поругался?
   Потерять такой источник финансирования было бы со стороны Четвертушки неразумно.
   - Не-е. Дядька к нам домой давно ходить перестал.
   - Вот! Бери пример с умного человека.
   Пару минут он печально разглядывал чаинки на дне чашки (надо было фильтровать через салфетку).
   - Все равно обидно.
   - Забей! Те еще дешево отделался. Кабы она реально Искусником была, фиг бы ты легко ушел.
   Хотя папаша Рона меня удивил: с его ростом и комплекцией лезть на физически развитого мужчину в самом расцвете сил значит - зубы не жалеть. Четвертушка постепенно возвращался в нормальное для себя мрачно-философское настроение.
   - Ладно, вытрезвляйся! Я завтра зайду, дело одно обсудить надо. Но теперь название изобретения будем утверждать отдельно. Никаких "р", "т", "т" и еще раз - "т"!
   Так черный маг спас друга (только никому об этом не говорить! Скажут: "Дурень Тангор из черных в белые переписался" Позор!). По крайней мере, на следующий день Рон выглядел вполне вменяемо и увлеченно обсуждал перспективы продаж моего охранного амулета (а пил при этом исключительно кофе). Его послушаешь, так производство следует организовать самим, на том и заработать.
   - Вещичка-то простая, но производители авто связываться с ней не станут - объемы не те. А вот если пройтись по салонам...
   Мысль о том, чтобы ходить и что-то организовывать, меня убивала. В гробу видал я это производство!
   - Вот ты этим и займись. Меня до конца месяца все равно, что нету.
   Потому что, грубо говоря, свою способность круглосуточно выдержать присутствие двух белых малолеток я переоценил - они меня достали. Квартира, которая для одного меня была даже великовата, пятерых человек вмещала едва-едва. Белые, как штык, вставали с первыми лучами солнца, а спать отправлялись рано - дети все-таки (сам я предпочитал валяться в кровати до десяти). Лючик испытывал нездоровый интерес к моему мотоциклу и постоянно нудил о том, чтобы его покатали. Эмми тянула всех гулять - в парк, в зоосад, по магазинам игрушек или "к дамам" (театр мимов давал представления в центре Редстона). У мамы были свои интересы (наверное, она впервые за последние десять лет выбралась в большой город), а Джо не всегда мог один справиться с двумя, и мне тоже доставалось. Можно было съехать на время в отель, но это уже будет выглядеть как бегство. Неужели белые заставят черного отступить?!
   Смешно сказать, но положение спасла моя работа.
   В начале лета великодушный Полак предоставил мне бессрочный отпуск, вернувшись из которого я не узнал Биокин: теперь фирма занимала целый этаж, вход на который преграждали новенькая дверь и вежливый, гладко выбритый секьюрити, в коридоре стояли фарфоровые вазы с аккуратными, словно лакированными кустами, а пыльные занавески заменили модные полосатые жалюзи. Увы, одним лишь дизайном изменения не ограничились. Вырос штат - теперь число работников приближалось к полусотне. Пяток алхимиков увлеченно чертил конструкции бродильных чанов на основе базового варианта (трехтрубные, пятитрубные, каскадные), недосягаемо надменный Карл (ему бы черным быть) руководил группой наладчиков, большая часть которых постоянно находилась в разъездах. Откуда-то появились финансовый директор (незаметно потеснивший Полака у руля), повар и специалист по кадрам, немедленно наладивший учет присутствия сотрудников на рабочих местах. Писец! Уютная фирмочка "не бей лежачего" уверенно превращалась в респектабельную контору.
   На своем рабочем месте (которое в мое отсутствие засандалили в дальний угол) я просматривал схемы новых установок, прикидывая, не чревато ли проблемами какое-нибудь из нововведений. Честно скажу, алхимиков Биокин набрал хороших - глупых ляпов они не допускали, чертежи выполняли аккуратно и пояснения писали подробные. Можно было поднапрячься и влиться в коллектив, сосредоточившись на изобретении бесконечных вариантов бродильных чанов, но особого смысла я в этом не видел. Во-первых, даже после всех прибавок, моя нынешняя зарплата оказывалась меньше, чем прежняя с учетом премии от Четвертушки, во-вторых, особых перспектив роста не намечалось, в третьих, общая обстановка для черного больше не подходила.
   В другой ситуации я уволился бы немедленно, но, учитывая засилье белых на моей жилплощади, в необходимости работать по часам был плюс. Можно было с чистой совестью чмокнуть маму в щечку, потрепать Лючика по вихрам и свалить, предоставив Джо самому разбираться со своими отпрысками. Он им отец или нет? А за обедом я просматривал списки вакансий в газетах и размышлял, не стоит ли и в правду заняться производством автомобильных амулетов.
   За такими размышлениями меня и застал Сатал.
   Визит любимого учителя стал для меня неприятной неожиданностью. Что ему надо? Все равно ворожить в ближайшие два месяца я не смогу.
   Старший координатор вырядился в жеваные и рваные тряпки (модный прикид "ботвы"), но с таким же успехом мог нацепить мундир жандарма - результата это бы не изменило. За два года привычка повелевать настолько въелась в его натуру, что перепутать Сатала с простым горожанином было невозможно (это только говорят, что волка можно обрядить в овечью шкуру, а на практике - то уши выпирают, то хвост торчит).
   - Отойдем, поговорить надо.
   Я расплатился за обед и, с независимым видом, пошел за ним (в офисе о моей второй работе не знали и это меня вполне устраивало). Сатал в молчании прошел несколько улиц и завернул в полутемное кафе.
   - Выпьем?
   - Нет, спасибо, мене еще полдня работать. Разве что чай.
   Он заказал два чая и дождался, когда официант вернется к стойке, кроме нас, посетителей в кафе не было.
   - Скажи, а как ты с монстром своим договаривался?
   Я сразу понял, о чем он. Странный интерес! Все, что касалось Шороха, я изложил в письменном виде несколько раз.
   - При помощи батарейки и образов электрических разрядов.
   - Нет, это понятно, но он ведь что-то делал для тебя. Как ты его заставил?
   Я пожал плечами.
   - А как принуждают к сотрудничеству разумные существа? Попеременным запугиванием и обещанием всяческих благ.
   - Откуда ты узнал, какие блага ему подходят?
   - Он сам дал понять, почти сразу. Его привлекают новые впечатления, ощущения и эмоции, которые он не может испытывать без посредства человека. Сейчас у него мало объектов контакта и он скучает.
   - Тем не менее, он пытался тебя убить...
   - Скорее - получить тело в безраздельное пользование.
   Сатал помолчал, обдумывая сказанное.
   - Это твоя собственная интерпретация событий?
   - Его поведение сложно интерпретировать двусмысленно - это как если бы кто-то жил в твоей голове.
   - И как быстро возникло такое понимание?
   - Ну, не сразу, - тут я вспомнил странные алхимические сны, - первые эффекты начались недели через две, хотя возможно, он мог сделать это раньше, просто выжидал. Очень сообразительная зараза.
   Сатал понимающе кивнул, положил на стол деньги за чай и ушел, ничего не объяснив и не попрощавшись. В принципе, такое поведение для черных нормально, но что мне делать с проснувшимся любопытством?
   Забить! Сосредоточиться на том, что всего через два дня я буду свободен.
   Визит родственников окончательно превратился в кошмар наяву. Возможно, Джо просто не понимал, каким испытанием для моих нервов является его присутствие. Ну, да, раньше мы все жили в одном доме, но это было давно, я отвык, и конкретно эту квартиру ни с кем делить не планировал. Большая удача, что в прописанный целителем коктейль входили не только блокираторы, но и релаксанты.
   Зато, какой кайф я получил, проводив родственников на вокзал и вернувшись в квартиру ОДИН. Неописуемо!!! Весь вечер просто валялся на кровати, поверх покрывала, в ботинках, и наслаждался тишиной. Потом ходил по комнатам и возвращал вещи на привычные места, тем самым утверждая свое абсолютное господство. Надо смотреть правде в глаза: я тоже вырос, мне пора иметь собственный дом и быть в нем полновластным хозяином. Съемная квартира больше не удовлетворяла возросшим требованиям.
   Как это ни банально звучит, черному магу срочно требовалась личная башня, но отгрохать ее в окрестностях Редстона было нереально. Не повезло.
  
   Глава 58
  
   Следить за вышестоящим начальником, да еще и магом, дело неблагодарное. Кроме того, обычно нещепетильный Паровоз испытывал чувство вины - Сатал ему нравился. Но Кевинахари была непреклонна:
   - Все, что не запрещено, то - можно. Список принес?
   - Да. Здесь все, что он взял из спецхранилища и хранилища улик, звездочками помечено то, что уже вернул, галочками - то, что я видел у него в кабинете. Такое впечатление, что кое-чего в управлении уже нет.
   Эмпатка внимательно изучила список, подчеркивая жирными линиями некоторые названия.
   - Вот это - довольно редкий ингредиент, но в черной магии его использовать нельзя. Два амулета, назначения которых эксперты так и не установили. Записи, изъятые с места преступления, зашифрованные. Тебя это не напрягает?
   - Мистер Сатал - сотрудник НЗАМИПС с многолетним стажем, - набычился Паровоз. - Подозревать его в том, что он соблазнился на какие-то...
   Кевинахари упрямо мотнула головой:
   - Сатал - человек, пусть черный, пусть маг, но им тоже можно манипулировать. Очень трудно, но можно. Просто я не понимаю, на чем его могли подловить. Поспрошай, не происходило ли последнее время чего-нибудь необычного, только очень осторожно - как бы нам самим не досталось.
   В ответ Паровоз только хмыкнул - эта затея ему с самого начала не нравилась. Он уже жалел, что поддался влиянию эмпатки. А вдруг, враг - Кевинахари? В конце концов, цвет-то у нее соответствующий. Бер твердо решил, что дальше простого наведения справок не пойдет, а потом поговорит с Саталом начистоту относительно всех этих махинаций.
   Но по мере того, как на его стол ложились сообщения от подчиненных, планы Паровоза менялись не быстро, а очень быстро.
   - Плохие новости, - на этот раз капитан пришел в кабинет эмпатки сам. - Я узнал, что случилось, - Кевинахари потянулась за чашками и чайником, но Бер решительно отмахнулся. - Ты ведь знаешь, что у Сатала есть дети - девочка и два мальчика-близнеца? Так вот, вчера начался учебный год, а близнецы в школе не появились. Преподаватели волнуются, родственники недоумевают - их никто не предупредил. Сатал говорит одним - одно, другим - другое, а его жена вообще ни с кем не разговаривает.
   - Это плохо. Плохо-плохо-плохо, - Кевинахари сжалась в кресле, свернулась в комок.
   - И что хреновее всего - я ничего об этом не знаю. Агенты молчат, никаких новых фигурантов последнее время не появлялось. Что делать будем?
   Именно это - бессилие помочь - Паровоз ненавидел в профессии полицейского. Он работал как вол не ради наград, а ради того, чтобы испытывать это ощущение как можно реже. И все равно провалы происходили.
   - У него есть личный телефон? Сможешь организовать прослушивание?
   - Уже. Посадил двух верных людей, болтать не будут. Но, если дело затянется больше, чем на две недели, мы начнем привлекать внимание.
   - Столько времени нам не дадут, - эмпатка глубоко вздохнула, успокаиваясь, словно погружаясь в медитацию (белому выдерживать такие повороты жизни нелегко). - Амулеты! Это - единственная зацепка. Что они из себя представляют, для чего нужны?
   Паровоз кивнул.
   - Дам старые схемки одному деятелю в Университете. Если повезет, с прошлого раза их магия улучшилась.
   - А еще, нужна будет группа, - эмпатка тихонько покачивалась в кресле, глядя в пустоту, - не больше десятка стрелков, но таких, кто не станет размышлять над приказом. Не черных и не магов. Может Хамирсон, кого посоветует? Лучше бы, если бы они были в постоянной готовности.
   Паровоза только теперь отчетливо осознал: он может оказаться перед необходимостью противостоять не просто слетевшему с катушек сослуживцу, а сильнейшему боевому магу региона, одержимому желанием спасти семью. Слова в такой ситуации будут бесполезны, можно только убить первым.
   Бер честно пытался придумать какой-то ход, который позволил бы овладеть ситуацией, избежать трагической развязки. Что может обычный коп противопоставить людям, приготовившимся к противостоянию с черным магом? Нельзя прочесать весь регион (тем более - незаметно), а информаторы бесполезны - злоумышленникам удалось внедриться в Редстон, вообще никак не потревожив созданную капитаном сеть. Где-то там, за стенами управления ходят вполне законопослушные с виду люди, аккуратно платят налоги, здороваются с соседями и ни один человек ни за что не догадается, что у них в подвале сидят двое похищенных малышей (хорошо, если живые).
   Сатал брал материалы инструментального контроля, вероятно, пытался отследить момент похищения и подозрительную активность вокруг города. Судя по тому, что никто не мчится на перехват, ничего у него не вышло.
   Чтобы гарантированно избежать проблем с черными малолетками (подобными паре бешеных росомах), злоумышленникам нужен отдельно стоящий дом, а не квартира или городской особняк. Можно подключить к делу данные о покупке недвижимости (за год, два, три?). Если бы имелся хотя бы малейший намек, позволяющий уменьшить область поиска! И, пожалуй, придется охватить лет пять - Искусники знамениты своей предусмотрительностью, провалы секты, как правило, вызывались стечением обстоятельств, а успехи были результатом многолетнего планирования.
   Прослушивание телефона помогло не сильно.
   "Нам надоело ждать результатов"
   "Я не бог и не умею ходить сквозь стены! По крайне мере, не оставляя следов. Вы ведь хотите сделать все незаметно? Комната с рабочей пентаграммой закрывается на ключ, а ключ - в сейфе местного руководства. Бер ошивается в управлении до поздней ночи! В среду он поедет на совещание с городским начальством, и я сделаю с ключа копию. Потом мне нужна будет неделя на противозаклятье..."
   "Нам кажется, что вы не желаете сотрудничать"
   "Это - объективные обстоятельства! Амулеты я достал вам сразу"
   "Если к шестнадцатому числу все не будет сделано, ваши шансы получить потомство целым сильно уменьшатся. И не сомневайтесь, мы способны проконтролировать результат"
   Читая записи слухачей Бер качал головой - так разговаривать с черным магом мог позволить себе лишь тот, кто абсолютно уверен в своих позициях. И в отсутствии последующей мести, если уж на то пошло. А еще Паровоз знал: ключ от помещения инструментального контроля действительно хранится в сейфе, но не у него, а у самого Сатала. Значит, старший координатор отчаянно рискует, пытаясь выиграть время. Для чего? У капитана не было четкого ответа.
   - Откуда был звонок?
   - С вокзала. За пятнадцать минут до этого прибыл паровоз от Финкауна, через десять - ушел состав на Эккверх. И это если не рассматривать возможности того, что звонивший просто взял извозчика.
   - Диаметрально противоположенные направления, - кивнула Кевинахари, - скорее всего - обманка.
   Теперь они знали предельный срок. Можно было предположить, что в качестве "контроля результата" Искусники подразумевают какую-то гадость и не факт, что устранение старшего координатора изменит их планы.
   - У меня тут полторы тысячи случаев покупки особняков в сельской местности, ты не посмотришь? Конечно, описания не полны...
   Эмпатка безропотно взяла пачку листов, значит, у нее идеи тоже кончились. Сатал шатался по управлению как тень, Кевинахари шуршала бумажками в своем кабинете, капитан решал все текущие дела, одновременно пытаясь найти среди поступающей в НЗАМИПС информации какую-нибудь зацепку, а время уходило.
   В качестве жеста отчаяния Паровоз решил обратиться к гадалке. Не какой-нибудь шарлатанке без роду и племени, а мадам Алонзе, по слухам, сумевшей предвидеть четыре крупнейших катастрофы современности (и задолжавшей Беру пару услуг). Но провидица не пожелала идти навстречу своему благодетелю.
   - Нет, драгоценный, ничего не случится. Ни в этом месяце, ни в следующем. Принеси какую-нибудь вещь, погадаю на детишек, а так - не могу. Одно точно скажу тебе - ближних дней не бойся. Далеко оно, время темное, неминучее, ночными туманами скрыто. Не сейчас еще увидишь ты, касатик, истинное лицо Зла.
   Ободренный таким образом, Паровоз вернулся в управление, лишь для того, чтобы убедиться - никаких подвижек в деле нет.
   - Завтра надо будет поговорить с ним, - Кевинахари старалась не смотреть капитану в глаза, - за ночь я успею досмотреть бумаги. В любом случае, он должен понять, что сделать что-либо незаметно ему уже не удастся - слишком много народу в курсе происходящего.
   Бер хмыкнул и не стал уточнять, что "в курсе происходящего" только они двое, а эту проблему черный маг вполне в состоянии решить. До назначенного Искусниками срока оставалось два дня.
   Ночь прошла беспокойно, а перед уходом на работу капитан облачился в костюм высшей защиты, который последние дни носил, не снимая. Впрочем, против профессионально нацеленного проклятья мундир спасти не мог. Разговор предстоял напряженный.
   В холле управления Бера перехвати дежурный офицер.
   - Сэр, сэр! Я, конечно, понимаю, что мы связаны субординацией, но всему же есть предел! Без записи, без предварительного уведомления, не объяснив причин, в конец концов!!!
   Капитан поморщился.
   - Нельзя ли поподробней, мистер Фарел?
   - Господин координатор занимает оперативный блок уже два часа, и все это время сотрудники не могут...
   - Группу капрала Майма к оперативному блоку!
   Широким шагом Бер устремился на встречу неизбежному.
   Оперативным блоком в просторечии именовалась приземистая одноэтажная постройка, оборудованная для осуществления мелкой, но срочной ворожбы. Здесь исправляли поврежденные амулеты, накладывали чары на оружие и эликсиры, совершалось все то несерьезное, но совершенно необходимое волшебство, последствия которого не стоили того, чтобы тащиться на базу "чистильщиков". Внутреннее пространство здания было защищено двойным периметром, стационарными отражателями и двумя дюжинами всевозможных ловушек - считалось, что для работы профессионалов средней силы таких предосторожностей достаточно.
   Очередь на работу в оперативном блоке занимали за два дня. Сейчас на скамейке в тени акации мирно беседовали "за жизнь" два черных мага и целитель-белый, ничуть не обеспокоенный срывом графика - не впервой. Появление группы штурмовиков с арбалетами все трое восприняли с интересом.
   - Экстренная ситуация! - решительно объявил Паровоз (подчиненные узнали его без дополнительного представления). - Прошу освободить место инцидента.
   Под взглядами суровых штурмовиков маги любопытствовать не стали и удалились в сторону главного корпуса. Капитан решительно открыл дверь оперативного блока (в таких ситуациях обладателю костюма высшей защиты полагалось играть роль щита).
   Старший координатор обнаружился почти сразу. За последние дни Сатал сильно сдал - осунулся, словно бы почернел лицом, под глазами пролегли глубокие тени.
   - А, этот ты, - маг стер с лица обильный пот. Он сидел на полу у стенки (ноги не держат?), перед ним медленно остывали линии какого-то масштабного Знака. - Группа готова?
   Паровоз неуверенно наклонил голову.
   - Перестань! Не время шифроваться. Я знаю, где дети, теперь надо спешить.
   Мимо напихавшихся в коридор штурмовиков протолкался взволнованный дежурный:
   - Сэр, у нас проблемы со связью! Ни один телефон не работает, вероятно, что-то на подстанции...
   На лице Сатала расцвела маниакальная улыбка.
   - Не дергайся, парень, это часа на полтора. Ну, что я сказал? Двигаем, двигаем, двигаем!!!
   Со смесью раздражения и облегчения Паровоз начал отдавать новые приказы, всего через десять минут два заполненных штурмовиками грузовика выезжали из ворот управления.
   - И куда мы едем, сэр? - попытался уточнить Бер.
   - Прямо по улице и на бульвар налево.
   - А точнее?
   Сатал покачал головой.
   - Мне не известен адрес, только маршрут. Я вижу это место, теперь остается до него добраться.
   Кевинахари, успевшая заскочить в кузов, протиснулась к координатору и протянула ему голубой флакон. Тот снова покачал головой.
   - Нет. Я обещал, что не буду этого делать.
   - И что заставляет вас держать обещание? - мрачно поинтересовалась эмпатка.
   Сатал хмыкнул.
   - Он может мстить моим потомкам тысячи лет. Оно мне надо?
   Смысл происходящего стал понятен Беру с кристальной ясностью - они беседовали с одержимым.
   - Сэр, вы...
   Улыбка Сатала превратилась в оскал.
   - Да! Всегда есть способ решить проблему, просто не все готовы ему следовать.
   - Шорох присутствует одновременно и везде, - отозвалась эмпатка, - для него ничего не стоит проследить путь конкретного человека во времени и пространстве. Но большинство прикоснувшихся к чудовищу умирает.
   - Ну, умирает, ну и что, - равнодушно пожал плечами Сатал. - Тех сволочей я точно переживу.
   Колонна выехала из города и свернула с ухоженного тракта, оказавшись в лабиринте узких проселочных дорог, мелких фермерских наделов, больших загородных особняков и неожиданных скоплений мазанок совершенно архаичного вида, обитатели которых воспринимали появление грузовиков как событие. Шоферы гудками сгоняли к обочине погонщиков с осликами, пастухов и коз - сельчане старались вернуться домой до заката. С телегами было сложней - на дороге попадались места, где разъехаться было просто невозможно.
   Даже знай полиция точный адрес, найти похитителей среди этого хаоса было бы нелегко. Шорох в качестве провожатого тоже имел свои недостатки - нежить оказался не в состоянии определить степень проходимости дорог, и пару раз колонне приходилось делать крюк, объезжая замусоренные овраги и грязные, заболоченные пруды. Последние две сотни метров до уединенной фермы отряд шел пешком, но в организованный Саталом полуторачасовой паралич связи они уложились. Старший координатор закрыл глаза, словно прислушиваясь к чему-то, и уверенно кивнул:
   - Здесь!
   Кевинахари обвела цель на карте.
   - В моих списках этой усадьбы не было.
   Паровоз почти не удивился.
   Судя по размеру надела, перед ними была часть некогда большого хозяйства, обкромсанная соседями и больше никому не интересная. Можно было только подивиться хитроумию безумцев - устроить логово так близко к Редстону и, в то же время, словно на восточных островах.
   В кустах перед покосившейся изгородью старший координатор устроил военный совет.
   - Всем - слушать меня. Нас интересует подвальное помещение, выглядит оно приблизительно так, - Сатал продемонстрировал расчерченный карандашом лист бумаги. - Внутри ходят трое, дети сидят здесь. Я с вами не пойду: применять магию там нельзя - вот тут, тут и тут установлены емкости с нитроглицерином. Это крайне нестабильное вещество, малейшее колебание магического фона может вызвать непредсказуемые последствия. Плюс в том, что среди них волшебников тоже нет.
   Очевидно, координатор внимательно прочел отчеты Тангора по Арангену. Капитан с уважением рассматривал схему - объем полученных данных оправдывал риск обращения к нежитю. Как часто люди гибли из-за незнания сущих мелочей!
   - А что, если они стукнут по контейнеру или уронят его? - поинтересовался капрал, командовавший штурмовиками. Он, определенно, знал, что такое нестабильное вещество.
   - Будем действовать быстро и молиться, чтобы они разбирались в алхимии хуже нас. Вперед!
   Паровоз мысленно сложил пальцы крестиком - доказательств участия обитателей фермы в похищении у них не было. Что, если монстр ошибся? Если уж на то пошло, то о пропаже детей Сатал не заявлял. Хорошо еще, что штурмовиков, деловито готовивших к бою ножи и арбалеты, нюансы соблюдения законности не волновали (за то Хамирсон их и выбрал).
   Среди тарахтения сверчков и одуряющих запахов перезрелых яблок вооруженные люди выглядели почти так же нереально, как уютный сельский домик, превращенный в смертельную ловушку.
   - Собак нет, - доложил капралу высланный вперед разведчик. - Только куры во дворе.
   Бойцы начали по одному просачиваться на территорию фермы, таща за собой здоровенную чугунную чушку - бытовой заменитель штурмового заклинания. Капитана Сатал дальше ограды не пустил:
   - На тебе амулетов, как бус на каштадарке. Сиди здесь!
   И Паровоз остался в кустах, топтать траву вместе с магом и злиться на свою временную беспомощность. Кевинахари медитировала.
   Весь штурм занял от силы минуты три. Из всех находившихся в подвале Искусников отреагировать на появление вооруженных людей успел только один - стороживший детей сектант метнулся вглубь комнаты, к металлической емкости, установленной на высокой треноге. Неизвестно, чем кончилась бы история, если бы в тот же миг ему под ноги не кинулся юркий, подвижный мальчишка. А что вы хотите? Ни какие веревки не способны долго удержать на месте деятельную натуру. Не ожидавший такого маневра охранник рухнул на пол, оказавшись в пределах досягаемости второго близнеца, и был мгновенно укушен за ухо. Обозленные долгим пленом черные с нечеловеческими воплями впились в свою жертву. Шокированные поведением детей бойцы замешкались, и это едва не стоило Искуснику зрения.
   Дремотный покой осеннего вечера взорвался звуками и движением.
   Во дворе обыскивали и связывали арестантов, еще не вполне осознавших изменение своего статуса. Оставленные на дороге грузовики подогнали ближе, по старому дому грохотали шаги команды зачистки, капрал нашел во флигеле телефон и теперь пытался дозвониться в управление (проклятье Сатала еще держалось). Перед воротами бойцы расчищали место под лагерь (ночевать, что ли, собрались?). Вспугнутые куры бестолково метались у людей под ногами.
   Сатал, изможденный, но довольный, бдительно следил за развлечениями своих отпрысков, лазающих по капотам грузовиков с восхищенными и перемазанными кровью мордашками. Вместе они напоминали семейку вурдалаков, которым только что удалось плотно перекусить.
   - По крайней мере, помощь эмпата им не потребуется, - чуть слышно пробормотала Кевинахари.
   Бер согласно хмыкнул - чуть в стороне отрядный целитель перевязывал подвывающего от боли пленника, кожа не лице Искусника висела лоскутами. Штурмовиков от травм спасли шлемы и доспехи (черным зверенышам было без разницы, на ком срывать злость), но стоило раздаться властному отцовскому окрику и близнецы дивно преобразились - маленькие бестии стали просто шелковыми. Если бы не испачканные чужой кровью лица и затасканные вдрызг костюмчики, можно было подумать, что детишек вывезли на пикник. Да, авторитет отца происшедшее явно не поколебало...
   Капрал оторвался от бестолкового общения с телефоном.
   - По-моему, проще нарочного послать, сэр. И выставить оцепление до приезда экспертов.
   Паровоз прищурился на быстро темнеющее небо.
   - У вас спецосвещение есть? Дан, как тут с отвращающими знаками?
   - Если и стояло что, они сами все снесли, - Сатал ловко подхватил сорвавшегося с подножки близнеца и привычно шлепнул его по заднице.
   - Спецсредств у нас нет, - забеспокоился капрал, - мы ехали на задержание людей.
   - Вот что, бросаем все, как есть, и валим в город. Ты как хочешь, Дан, но я с твоим новым другом знакомиться не хочу.
   Пленных Искусников грузили в один грузовик, а без меры воинственных отпрысков старшего координатора - в другой. Будь они хоть сто раз черные, дети остаются детьми - мальчишки устали от обилия впечатлений и заснули сидя, с трогательным доверием прижавшись к отцу с двух сторон. Паровоз искоса поглядывал на них и гадал, стал ли Сатал великим и ужасным до того, как женился или уже после.
   - Кстати, - после благополучного разрешения ситуации Кевинахари прибывала в с состоянии, близком к эйфории, - что он потребовал от тебя за свою помощь? Кроме неприменения блокираторов, естественно. Имей в виду, избавиться от метки Шороха нельзя, эликсиры способны только снять остроту приступов.
   - Ничего, - Сатал усмехнулся, - он дал понять, что это подарок.
   Грузовик подпрыгнул на ухабе, один из близнецов заворочался во сне и отец подтянул его обратно на скамейку.
   - Странное существо, - пробормотал капитан.
   - Нормальное существо, - легкомысленно отмахнулся маг, - не понимаю, чего Тангора от него так воротит.
   Паровоз не стал оспаривать мнение координатора, в конце концов, сорок дней карантина еще не прошли.
  
   Глава 59
  
   Я слушал речь нового помощника директора, вещающего о своем видении будущего Биокина, одновременно пытаясь понять, что же в моей жизни опять пошло не так. У меня была работа и доходы, сумму которых дядя Гордон мог увидеть только во сне, собственный угол, уважение коллег, масса свободного времени, полный развлечений город под рукой и никаких обременительных обязанностей, даже в НЗАМИПС обо мне пусть временно, но забыли.
   Что же мне, собаке краухардской, еще не хватает?
   Я чувствовал себя... клерком. Это чувство мне не нравилось. Что хуже - я и был клерком, если посмотреть правде в глаза. Разве такой должна быть жизнь настоящего алхимика, приобщенного к тайнам бытия, почти всемогущего Мастера? Даже нищенское существование дяди Гордона было ближе к моему идеалу - в нашей долине он был ЕДИНСТВЕННЫМ, а я в Редстоне - всего лишь лучшим.
   В качестве поощрения сотрудникам фирма предлагала бесплатный кофе, в любых количествах, естественно, без бренди. Я прихлебывал мутную конторскую бурду и с тоской вспоминал о секретаршах Полака.
   - Томас, ты сегодня вечером свободен?
   Как говорится, помяни Шороха, он и появится. Вдохновитель Биокина по-прежнему был бодр и полон энтузиазма, вот только теперь на нем был деловой костюм, ни в чем не уступающий моему, да и стиль прически, скажем так, сильно изменился.
   О наступающем вечере я даже не думал, поэтому, не колеблясь, ответил:
   - Да!
   - Это замечательно, - заулыбался он, - мы тут хотим организовать что-то вроде вечеринки для старых сотрудников. Придешь?
   - Непременно! - вытащить в пивную Рона мне никак не удавалось, а трезвое существование начинало немного напрягать
   Я по быстрому раскидал накопившиеся бумажки (новый алхимик нарисовал газогенератор без клапана аварийного сброса давления, мелочь мелочью, а как дерьмо в морду ударит, так смешно не будет) и ровно в пять ноль-ноль выкатился из офиса, предвкушая пусть излишне скромную, но вечеринку.
   Старыми сотрудниками на поверку оказались я, Полак и Йохан, Карла бортанули и скоро стало ясно - почему. Намечался бунт на корабле.
   - К сожалению, вкладчики Биокина не заинтересованы в новых разработках, - вздыхал Полак, подвигая ко мне кружку пива и тарелку свиных ушек. Йохан, целыми днями рывшийся в бесконечных отчетах, отчаянно кивал, - фирма была задумана как инновационный проект, но теперь она вырождается в бригаду чертежников.
   Я сделал большой глоток. Хорошо! Но черного такой фигней не купишь.
   - Испытываете проблемы с поиском нового места работы?
   А может, инвесторы стали хоть чуточку умней (для него это было бы катастрофой).
   Полак покачал головой, таким серьезным я его еще никогда не видел.
   - Нет. Мы хотим все начать по-новому, с нуля. Суть в том, что интересующая нас тема у большинства экспертов считается провальной. Деньги-то я найду, но без твоей помощи решить задачу мы все равно не сможем, - в глазах Полака появился фанатический блеск. - Зато в случае удачи это будет прорыв!
   Я задумчиво похрустел хрящиком. Не пытаются ли эти халявщики сеть мне на шею? За экспертные заключения, вообще-то, принято платить. Или они предлагают мне войти в долю?
   - И что же это за дело?
   Йохан выложил на стол пухлую папку, а Полак передвинул ее ко мне:
   - Будет лучше, если ты сам составишь впечатление о проблеме. Решение о том, стоит ли нам всем ввязываться в авантюру, зависит только от тебя.
   Я повертел в руках сверток, перекрученный шпагатом крест-накрест и завязанный мертвым узлом (они бы его еще сургучом опечатали). Такая таинственность меня интриговала.
   - Ладно, я посмотрю, но позже.
   Полак вздохнул.
   - Времени сколько угодно. По моим сведениям, конкурентов у нас нет.
   Домой я возвращался почти трезвый, с увесистой папкой подмышкой. В прежние времена халявная выпивка привела бы меня в чудесное расположение духа, а теперь даже скуку не рассеяла. Ну, подумаешь, пиво. Как это банально! В конце концов, я и сам мог его себе купить. У консьержа меня ожидал еще один "подарочек", конверт с отпечатанным типографским способом адресом - редстонский комиссар фонда Роланда Светлого приглашал меня на собеседование.
   Получение повестки меня ничуть не обеспокоило - я искренне полагал, что объясняться с фондом будет Сатал. В крайнем случае, можно было обсудить возврат денег за обучение (обычно они идут навстречу стипендиатам). На следующий день я взял выходной (в счет отпуска, обалдеть!) и отправился в управление, капать на мозги альтернативному начальству.
   В маленьком кабинете Бера гоняла чаи святая троица - координатор, капитан, Кевинахари, и все дружно уставились на меня.
   - Ну, что я говорил, - буркнул Паровоз.
   Я нахмурился.
   - Ты сегодняшние газеты читал? - поинтересовалась эмпатка.
   Они что, издеваются?
   - Нет!
   - Тогда чего приперся? - высказался Сатал.
   Я рассвирепел.
   - Того! Я вчера повестку из фонда Роланда получил. И что мне с ней делать?
   Сатал равнодушно пожал плечами. Надо сказать, что выглядел он паршиво - краше в гроб кладут, то есть, очень знакомо как-то выглядел.
   - Этот вопрос можешь адресовать моему приемнику.
   - Временно исполняющему обязанности, - поправила эмпатка.
   - Оставим это словоблудие, Рона! В нашем деле ошибок не прощают.
   - Какие еще ошибки? - возмутился Паровоз. - Операция проведена почти идеально. А то, что амулеты пока не нашли...
   Раньше Сатал начал бы кричать и материться, а сейчас только глаза закатил:
   - Пофиг амулеты, с ними как раз все удачно вышло. Даже если целители будут ко мне благосклонны, никто не позволит руководить регионом магу с Шорохом в голове. Так что, готовьтесь - через сорок дней временный исполняющий станет постоянным.
   Ах, вот оно что! И здесь тварь поганая отметилась. Не прощу, уничтожу!! Мне только смены руководства сейчас и не хватает.
   - И кто же будет нашим новым вождем?
   - Это сюрприз.
   Я вышел, громко хлопнув дверью. Козлы! А обо мне кто-нибудь подумал?
   Но паника излишня. Ничего особо страшного в фонде Роланда нет, максимум, что они могут потребовать согласно договору - несколько лет работы на средней ставке, я даже на Аранген согласен. И пусть капитан Бер (мой официальный начальник) думает, как это будет сочетаться с внештатными обязанностями.
   Уже на ступеньках управления мне пришла в голову забавная мысль: Сатал ведь, кажется, женат. Сказать ему, что ли, о странных интересах Шороха или пускай спит спокойно? Ха! А вот это ему будет сюрприз.
   Комиссар фонда Роланда отнесся к моему внезапному визиту философски, вероятно, к нему систематически ходят и что-то требуют. Я, для разнообразия, просто хотел навести кое-какие справки.
   - Сэр, есть некоторые моменты, которые из текста договора не вполне ясны...
   - Спрашивайте, я буду рад разъяснить любые неясности, - чиновник кисло улыбнулся (надо так понимать, что его совсем не радовала необходимость с кем-то объясняться).
   - Договор вступает в силу через сорок дней. Считая от получения повестки?
   - Нет, от вручения диплома.
   То есть, мне вот-вот надо будет куда-то ехать.
   - Я слышал, что иногда фонд соглашается на денежную компенсацию.
   - В качестве исключительной меры для узких специалистов, в этом случае вся сумма займа выплачивается единовременно с учетом процентов.
   То есть, это для тех, кого решили купить крупные фирмы. Моих сбережений до полной суммы контракта чуть-чуть не хватало (два года назад я даже думать про такое не мог!).
   - Хорошо, значит, я должен два года...
   - Три, - аккуратно поправил чиновник, - за дополнительные занятия тоже платил фонд.
   Офигеть... Из-за этой гадской черной магии, которой я совсем не хотел, на меня навесили целый год! Где мой волшебный посох?!
   - Пусть - три, - не время спорить о мелочах, - как будет определяться указанная в договоре "средняя ставка"?
   - Как средняя для специалистов данного уровня.
   - Я имею в виду, если работа оплачивается повременно, то исходя из скольких часов, а если сдельно, то кто обеспечит мне объем заказов?
   А это актуальный вопрос - их "среднее по отрасли" может вычисляться по окладам государственных алхимиков, которые работают на две-три ставки одновременно. Или, как вариант, меня ушлют на дикую ферму, где из алхимии есть только колесо. Вдруг заказчикам захочется сэкономить? А мне так три года жить.
   Комиссар посмотрел на меня с некоторым интересом:
   - Не беспокойтесь, фонд соблюдает интересы своих стипендиатов. Ваша заработная плата не будет ниже прожиточного минимума.
   - Рассчитанного для какой местности?
   Что-то он темнит. Ясно, что алхимик с устоявшейся клиентурой может работать за меньшую ставку - доход стабилен, возможности подработки известны, а я там буду на новенького.
   Комиссар порылся в столе и вручил мне брошюрку.
   - Методика расчета. Ознакомьтесь.
   Я потратил минут десять на внимательное изучение текста. Подход оказался вполне разумным, с учетом районных коэффициентов, стоимости жилья, а так же того, что алхимиков в данной местности может вообще не быть.
   - Отлично, сэр, - я вернул чиновнику брошюрку. - Не подскажите, а куда мне придется ехать?
   - Место работы выпускника выбирается исходя из заявок, полученных фондом от государственных учреждений Ингерники.
   Так, главное - не потерять настрой.
   - Конечно, сэр, я уверен - это не только принесет пользу стране, но и поможет мне приобрести новые знания и навыки, - побольше энтузиазма. - Но во время прохождения практики я получил травму магического характера и сейчас прохожу курс лечения. Мне хотелось бы быть уверенным что там, куда меня пошлют, есть целители соответствующей квалификации.
   Комиссар поджал губы, а я выложил на стол справку из НЗАМИПС, в которой неподражаемым лекарским жаргоном категорически требовалось, чтобы мне обеспечили соответствующий уход (штатный целитель отнесся к моим проблемам более чутко, чем непосредственное начальство).
   - Гм. Еще месяц?
   - Да.
   - Мы можем отложить начало действия договора на это время, через месяц вы принесете мне официальное заключение.
   - Договорились!
   За месяц я сумею встретиться с новым начальством и урегулировать конфликт интересов. Может, мне даже удастся столкнуть их лбами.
   Домой я возвращался, насвистывая и прикидывая, как распределить дела на месяц (вдруг ехать все-таки придется). Надо было решить вопросы с финансами и квартирой, избавиться от лишних вещей (да, появились и такие), еще раз обговорить дела с Четвертушкой. Но первым делом я ухватился за таинственную папку Полака (вчера до нее просто руки не дошли).
   В папке лежали вырезки и конспекты статей, охватывающие последние двадцать лет, и даже небольшая монография на заданную тему. Половина текстов была на каштадарском, который я, скажем так, понимал три года назад в пределах краткого университетского курса, сейчас знакомыми казались только буквы. Ну, да, Каштадар - родина алхимии, они и теперь еще пытаются с нами ровняться. Я решительно отложил нафиг тарабарские свитки и принялся за монографию.
   Рудные бактерии. Ну-с, посмотрим, чем же их не устраивает традиционная металлургия.
   Казалось бы, чем можно удивить алхимика с пятилетним стажем? Экономическими расчетами. В Университете рентабельности производства внимания почти не уделяли, а дополнительные курсы на эту тему я не посещал (мне и так забот хватало). Оказалось - упустил много интересного. Пока поделки клепались из лома и мусорных остатков, это не имело значения, но, стоило поднятья на более-менее значимый уровень, впереди начинал маячить барьер, который могла одолеть далеко не всякая разработка - дороговизна цветных металлов. Медь, золото, серебро и свинец нужны всем, и магам, и алхимикам, при этом, если залежи железной руды еще худо-бедно разрабатывались, то месторождения меди, например, были близки к полному истощению. Именно дороговизна металлов тормозила развитие цивилизации - их попросту негде становилось брать.
   Изучив проблему, я стал лучше понимать, почему дядя так трясся над каждым кусочком машинного лома.
   Рудные бактерии могли помочь сконцентрировать нужные элементы и удешевить их добычу в десятки раз, естественно, если кто-то придумает, как их использовать (пока законченный алхимический цикл - от руды до металла - был достаточно спорен). В подборке Полака присутствовали все бешеные идеи, опробованные нашими предшественниками с единственным выводом - этим путем идти не стоит. Очень увлекательно. В смысле, я, конечно, волшебник, но, по-моему, они мои возможности переоценивают. Особая прелесть ситуации заключалась в том, что, если решение существовало, то целиком находилось в компетенции природников (тех самых ребят, которые, не глядя, вытурили меня из своего клуба).
   Я честно рассмотрел возможность послать Полака к его любимым бактериям, в бродильный чан. Нашел себе, понимаешь, волшебную суму - вынь да положь! Но мельком оброненная фраза о блестящих перспективах уже проросла в душу видением великого меня, гениально решившего важнейшую проблему современности. Богатым буду... Знаменитым на весь мир... Статую себе сделаю из чистого серебра, башню построю четырехэтажную с лифтом и буду всех от нее гонять. Хорошо! Но сначала надо выяснить, действительно ли все так плохо с материалами - "ботва" любит истерику разводить на пустом месте.
  
   Глава 60
  
   Желчные и неуступчивые целители из карантинной бригады отпустили-таки Сатала на один день для передачи дел приемнику. Обычно взрывной и энергичный, координатор был нехарактерно тих и печален, а взгляд его время от времени становился рассеянным. Бер, проинструктированный целителями как раз по поводу таких случаев, пытался понять, что же видит перед собой маг, рискнувший разделить душу с нежитем. После того как секретные ключи и коды сменят владельца, пациента следовало скорейшим образом доставить в карантинный блок, располагавшийся на территории все той же базы "чистильщиков". В данный момент, травмированный Шорохом координатор был единственным тамошним обитателем, но Паровоз был уверен, что во время вынужденного заключения Сатал не скучает - слишком много знакомых вокруг.
   - Как твои мальчишки-то?
   Сатал бледно улыбнулся:
   - Замечательно! Я сейчас стараюсь с семьей не общаться - нельзя демонстрировать младшим свою слабость.
   Учитывая, как выглядят младшие в семье черного мага, Паровоз с этой позицией был совершенно согласен - собственные многочисленные племянники Бера на фоне близнецов казались ангелами.
   Во двор, шурша шинами, вкатился служебный лимузин, черный, с едва заметно взблескивающими защитными Знаками под эмалью. Из автомобиля вылез невысокий маг с кожаным портфелем в руках и аккуратным бейджиком на лацкане пиджака.
   "А мимика-то у него улучшилась!" - заметил про себя Бер и мысленно поморщился. Если раньше странная внешность Ларкеса отпугивала народ, позволяя избежать множества недоразумений, то теперь сглаживать шероховатости капитану придется самому.
   Между тем маги раскланивались в обычной для черных манере - без прикосновений и рукопожатий - готовясь продолжить общение вдали от посторонних глаз. Враждебности в их позах и жестах не чувствовалось.
   - Вы с ним работали? - тихо поинтересовалась эмпатка.
   Паровоз мрачно кивнул.
   - Пятнадцать лет. Правда, руководство тогда сидело в Гердане, а это упрощало ситуацию.
   Кевинахари задумчиво наклонила голову.
   - Немного некоммуникабелен, зато не склонен к эмоциональным всплескам. Рассудителен. Неплохое сочетание для руководителя такого ранга!
   Паровоз поморщился - он не хотел разводить критику руководства, прошлого, а теперь и будущего.
   - Он очень хороший руководитель, просто отличный. У него все всегда делают именно то, что нужно. Никогда не знают, что нужно, но именно это и делают, без вариантов.
   На глазах Бера уволилось или добилось перевода несколько компетентных сотрудников, неспособных вынести того, что с ними обращаются как с беговыми тараканами. Причем, попытки избежать рутины или потребовать объяснений Ларкес воспринимал как саботаж, нежелание работать и личное оскорбление.
   - Интересно... - протянула эмпатка.
   Паровоз пожал плечами (может, ей и интересно), а потом заторопился - на сегодня у него была масса дел помимо встречи со старо-новым начальством.
   Перенастройка Знаков и печатей, если она ведется их прежним владельцем - дело нескольких минут (а если без него, то кропотливая работа занимает две недели), всего за полчаса вся полнота власти магического "надзора" в северо-западном регионе перешла к Ларкесу. В качестве заключительного штриха, маги переместились в кабинет координатора.
   - Отнял помещение у капитана, - с легким укором заметил Ларкес.
   Сатал пожал плечами - дружелюбное поведение конкурента его дезориентировало. Способностями эмпата черный маг не обладал, но, в конце концов, логично рассудил, что улыбчивость коллеги - не более чем маска.
   - Перебьется!
   - А чем был плох офис в Гердане?
   - Слишком далеко от места событий.
   - Зато, если кто-то покусится на руководство, жертв среди гражданских будет меньше.
   Сатал припомнил несколько эпизодов в недалеком прошлом, но соглашаться все равно не стал.
   - Покушения надо предотвращать!
   - Согласен! - торжественно улыбнулся Ларкес, чем снова вверг коллегу в замешательство. - А как поживает ваш замечательный подчиненный? Должен признать, что обучение некроманта боевым приемам дало поразительный эффект.
   Сатал неопределенно хмыкнул и решил, что этот странный разговор надо заканчивать. Он вынул из ящика стола большой пухлый конверт и молча передал его Ларкесу. Конверт мгновенно исчез в портфеле нового координатора.
   - Все, я назад, в карантин, - вздохнул Стал. - Мистер Арверти, наверное, уже икру мечет. Никогда не попадайтесь здешним целителям - страшные люди!
   Ларкес проводил коллегу до порога, сердечно пожелал ему успешного завершения карантина, закрыл за его спиной дверь и запер замок на два оборота ключа. Еще какое-то время улыбка жила на его лице словно сама по себе, а потом выцвела, уступив место кукольной неподвижности черт. Маг призвал Источник и внимательно осмотрел помещение, удовлетворенно кивнул и только после этого вывалил на стол содержимое портфеля - несколько картонных папок, две дюжины амулетов, красивую хрустальную чернильницу и длинный деревянный пенал, украшенный совсем не декоративным орнаментом. Затем Ларкес подробнейшим образом изучил подарок предшественника. Большой белый конверт оказался набит бумагами - копиями отчетов, карт, схем и донесений. Новый координатор разложил их и сколол по какой-то одному ему известной схеме, а затем убрал в простую серую папку, на которой от руки была сделана подпись: "Проект Город Короля". Папка заняла место на книжной полке, отлично вписавшись в окружение.
  
   Что мне нравится в жизни, так это ее непредсказуемость. Еще вчера времени на ответ Полаку было завались, а теперь его катастрофически не хватало - на решение проблемы века у меня оставалось две с небольшим недели. Учитывая, что из всех заморочек природников мне было известно только то, что кошка - млекопитающее, шансов на гениальное прозрение было немного, но следовало хотя бы понять глубину своего невежества. Я бросил работу в Биокине (наконец-то!) и задался целью разобраться хотя бы в терминологии, ибо на ближайшие три года о библиотеках придется забыть - стипендиаты фонда Роланда, как правило, работают там, куда ни один вменяемый алхимик добровольно не поедет. Не то, что подобный поворот был для меня неожидан (напротив, о том, что так и будет, я знал еще пять лет назад), но почему-то мне казалось, что при Сатале ситуация развивалась бы иначе.
   Прочитав в газете, кто именно займет место любимого учителя, я испытал смешанные чувства. С одной стороны, Ларкес казался уступчивым типом и был мне кое-что должен, с другой - теперь был моим начальником. Следует ли мне считать наше выяснение отношений несостоявшимся, или наоборот - его главенство условным? Вот почему мне никогда не нравились государственные учреждения - формальная иерархия все только усложняет. С проблемой я поступил так, как и полагается черному - сделал вид, что ее нет, а вопросами отношений с фондом начал доставать капитана Бера. Результат получился, прямо скажем, сомнительным.
   - Значит, так. Господин Ларкес признает приоритет фонда Роланда Светлого, поскольку договор с ними ты заключил раньше, чем с НЗАМИПС. Сначала отработаешь то, что должен им, а потом - то, что осталось от контракта с "надзором".
   Видали? Я им всем теперь должен, причем - на семь лет вперед.
   - И НЗАМИПС забудет обо мне на три года? - мысль была приятная, но почему-то мне в такое не верилось.
   - Ну, если местным властям потребуется силовая поддержка, это время будет учтено в общей продолжительности контракта...
   Я чуть не задохнулся от возмущения.
   - Это что ж, мне теперь оставшиеся четыре года будут нарезать купонами за те же деньги? Да ни один маг так не работает! Я на вас в суд подам. И всем расскажу, что воскрешенное животное по закону зомби не считается!!!
   Как жаль, что при первой встрече с Саталом я не знал об этом маленьком, но интересном недочете в законодательстве! Вероятно, тот, кто формулировал соответствующие главы, пытался абстрагироваться от религиозно-этических норм Инквизиции и под рассмотрение попал только эффект, которое оказывает на некроманта попытка в одиночку пробудить человеческое сознание. Не спорю, буйный колдун опаснее зомби или вурдалака, но в итоге всеобщее убеждение о недопустимости любого некромантического акта основывалось на чистом заблуждении и силе традиции, а по-хорошему любителей мертвечины можно было преследовать только за физические разрушения, нанесенные их питомцами (благо без них не обходилось). Это было глупо, закон нуждался в доработке, но обратной силы не имел. Представляете, как они все будут выглядеть, если об этом узнает пресса?
   Паровоз начал злиться, я тоже не уступал, будь у меня Источник - фиг бы мы договорились. Сошлись на том, что приработки пойдут в зачет контракта из расчета восьми часов в месяц и без увеличения ставки. Жмоты!!!
   Мысли о несправедливости бытия в который раз заставили меня оторваться от книг. Курс приема блокираторов у меня закончился, и это тоже не добавляло благодушия. Говорят, что после такого долгого перерыва возвращение Источника - сродни второму Обретению (целитель прочитал мне целую лекцию на эту тему, а потом полчаса задавал контрольные вопросы). Насчет остальных эффектов я пока не уверен, но убить всех хотелось прямо сейчас - огромный Редстон стал казаться маленьким и тесным, как краухардская деревня. Практически в любом, самом неожиданном месте можно было встретить кого-то, кто тебя знал, а ведь черные маги не любят случайного общения. Бармены в пивных приветствовали меня по имени и интересовались здоровьем (не дождетесь!), под ноги все время подворачивались бывшие студенты, желающие знать, как у меня дела (как сажа бела!), а когда у подъезда управления я едва не столкнулся с Ларкесом (малорослый колдун с жизнерадостной улыбкой выбрался из служебного лимузина и бодрой трусцой пронесся к дверям), стало ясно, что роландовский фонд нарисовался в моей жизни очень своевременно.
   Даже в библиотеке мне не было покоя. Накануне утром, когда, казалось бы, всем преподавателям полагается быть на лекциях, меня отловил кошмар всех черных университета - профессор Шнайс, исключительно занудный белый маг-теоретик, начисто лишенный чувства самосохранения.
   - Добрый день, мистер Тангор. Ностальгия замучила?
   - Занимаюсь самообразованием.
   Я постарался незаметно закрыть справочником книгу об обитателях морских глубин.
   - Похвально! А что вы думаете об этом? - он сунул мне под нос какой-то листок.
   Эх, был бы у меня сейчас Источник, сделал бы из него камбалу - чтобы оба глаза на одну сторону.
   - Это - из белой магии.
   - Я знаю. Но вы же у нас, - тут он довольно хохотнул, - универсал.
   Ну вот, стоило мне выйти за ворота, как мисс Стефания всем разболтала о моих странных интересах, даже этому ученому недоразумению. А ведь я специально не подходил к нему с вопросами, чтобы не нарываться на глупый юмор!
   - Это только часть, что-то из внешнего контура. Должны быть еще.
   - Да, - он на секунду соединил два листа, - я тоже думаю, что это не амулеты, а скорее - Печати, часть какого-то сложного периметра. А вы - молодец! Признаться, я думал, что Стефания пошутила.
   Еще секунда, и они у меня оба юморить разучатся совсем.
   - Я - черный маг...
   - Да, да, конечно.
   Он, с деловым видом, сорвался с места и почти мгновенно скрылся из виду. И после этого черных называют бесцеремонными!!! Они просто со Шнайсом не общались.
   К концу месячной отсрочки я понял, что ХОЧУ, нет, просто жажду поработать на фонд Роланда Светлого где-нибудь далеко-далеко, в глуши, и что бы ни одного знакомого вокруг в пределах дневного перехода.
   Последний штрих - возвращения Силы - проходил на хорошо знакомом полигоне. Вечный капрал Фатун мне помогать не стал.
   - Дразнить я тебя не буду, не жди. Я, кончено, псих, но не сумасшедший. Вот тебе имитатор, вот - мелки, иди и упражняйся.
   Вот так у нас и обращаются с героями! Источник отозвался легко и привычно, а бутафорскую тварь я разнес на такие маленькие кусочки, что искать их в песке смысла не имело. Что характерно: Фатуна потом пришлось выкликать из-за реки, и отозвался он не сразу.
   Все, завязывать надо с этими отсрочками! Чемодан соберу и - в путь. Осталось только смотаться к комиссару и выяснить, куда ехать.
  
   - Думаете, это разумно, позволять фонду Роланда распоряжаться специалистом такого класса?
   - Дружище, ты, естественно, не улавливаешь смысла событий. Скажи, у тебя в конторе работают черные маги младше тридцати?
   Паровоз напряг память и вынужден был признать, что нет.
   - Вот видишь! Есть ряд физиологических процессов, которые не может отменить подписанный контракт. Сама мать-Природа в определенном возрасте принуждает черного покинуть семью и отправляться на поиск собственного места в жизни. Вмешаться в этот полный сакрального смысла процесс означает - сформировать устойчивую точку конфликта, которая будет сопровождать адепта на протяжении всей жизни. Для формирования здоровой психики боевой маг в возрасте до двадцати пяти - двадцати семи лет ДОЛЖЕН иметь свободу перемещений и ни на чем не фиксироваться, иначе воспитатели встанут перед необходимостью ЛОМАТЬ сложившийся стереотип врага. Это неконструктивно. Я понимаю, Сатал - молод, но куда смотрела Кевинахари?
   Паровоз смутился.
   - Ну, сэр, были обстоятельства...
   - Да, да, я читал дело, - взгляд Ларкеса сместился в сторону увешанной портретами стены. - Очень талантливый юноша. Я понимаю, "чистильщик" не смог найти к нему альтернативный подход.
   Капитан понял, что Тангор просто не знает меры своего везения. Если бы Ларкес задержался в Редстоне всего на один год...
   - Будем надеяться, что напряженность учебного процесса не позволила молодому человеку осознать свои предпочтения. Пускай в ближайшие три года источником раздражения для него остается фонд Роланда. Кстати, именно поэтому они и не кредитуют боевых магов.
   - Почему же они не согласились взять деньгами?
   - Они бы рады, - господин координатор безмятежно улыбнулся, - но фонд финансируется правительством. Последние веяния сильно испортили им бизнес - государство желает получать с выпускников натурой.
   - Ну и пес с ними, - постановил капитан, - честно говоря, мне так даже спокойнее будет.
   - Ты тоже заметил? - оживился Ларкес. - Юноша имеет свойство попадать в эпицентры конфликтов. Будет лучше, если ближайшие год - два он проведет подальше от Редстона.
   Паровоз пожал плечами - заботливость черного мага казалась такой же неестественной, как и его жизнерадостная улыбка. Ну, хочет Ларкес избавиться от протеже своего конкурента, что тут сделаешь! Хорошо хоть без крайностей и по закону.
  
   Глава 61
  
   К месту работ я ехал... Скажем так: долго. Никаких экспрессов или, предки оборони, фирменных поездов в такое место не ходило. Когда я прикинул по карте предполагаемый маршрут, то понял, почему комиссар тянул с направлением до последнего - боялся, что осчастливленный стипендиат эмигрирует из Ингерники нафиг, ибо что Каштадар, что такая глушь - одна зараза. Естественно, перевозку зомби и мотоцикла фонд оплачивать не собирался, поэтому путешествовать пришлось за свои кровные.
   В дорогу меня провожали дождь и Полак. Йохан печально мок под большим, ярко раскрашенным зонтом, плохо защищающем от порывистого осеннего ветра.
   - Ну, как, ты подумал над нашим вопросом?
   - Подумал, - я вернул ему заново перевязанную папку. - Но вы должны понимать, что я не чувствую этой темы. Нужно ставить натурные эксперименты, чтобы все глазами посмотреть. И не в городе.
   Он, понимающе, кивнул.
   - Я тоже думал об этом. Разработку такого масштаба сложно будет держать в тайне, а голые теории не патентуются. Удаленная провинция, это как раз то, что нужно...
   Наш идейный вдохновитель ловил намеки на лету.
   - Ну и замечательно. Я, когда осмотрюсь на месте, вам напишу. Если захотите продолжить дело - приезжайте. Я-то, сами понимаете, в перемещениях теперь не волен.
   - Понимаю. Спасибо. Мы будем ждать.
   - И не трепитесь об этом лишний раз. Если не хватит денег - у меня есть в заначке, в крайнем случае, свяжитесь с Рональдом Рестом. Только осторожней с ним - ушлый тип, на бегу подметки режет.
   На том и расстались.
   И потянулись, потащились в путь неторопливые местные поезда. С видом бывалого путешественника я скучал и смотрел в окно. Сначала сквозь разрывы в лесозащитной полосе было видно только сельские пейзажи, потом над деревьями начали топорщиться корпуса и трубы западного индустриального района, а мощные грузовые паровозы басовитым ревом провожали пассажирский состав. В соседнем купе шумно пьянствовали не отягощенные культурой попутчики, но при попытке вовлечь меня в дурное веселье Макс внятно произносил "гав!" и гости тихо испарялись. После двух пересадок дизайн вагонов упростился, а лесозащитная полоса выродилась в гряду вечнозеленого кустарника, высаженного по сторонам пути чисто для проформы. Место пастбищ и цехов заняли заросшие бурьяном каменистые пустоши - еще не знойный Полисант, но уже и не благодатная прохлада умеренных широт.
   Я между делом вспомнил, что здешние равнины носят звание "кладбища цивилизаций". В любом холме, если порыться, можно было найти камень, подозрительно напоминающий бетон, или слои темных, смолистых отложений, наводящих фантазеров на мысли о дорожном покрытии. Тут же рядом топорщились руины времен короля Гирейна. В этих местах злосчастному королевству досталось больше всего: люди бежали, нежити вытравили зверей и траву, а зимние дожди смыли и так не очень толстый плодородный слой. Безымянные холмы среднего запада до сих пор пребывали в запустении.
   Но люди здесь жили.
   В этом я однозначно убедился на последнем участке пути. Допотопная "кукушка" на последнем издыхании тащила за собой четыре пассажирских вагона, ни о какой багажном отделении речи не шло и мотоцикл пришлось затаскивать на платформу с углем. Состав был набит битком (если бы не суровый кондуктор, люди ехали бы и на крыше), даже зомби пришлось уплотниться, а мне - отбивать настойчивые попытки сесть на мой чемодан. Общительные кумушки бубнили у меня над ухом, дети орали на весь вагон и так - все восемь часов пути. Да... Может, лучше было своим ходом?
   На каком-то задрипанном разъезде с гордым названием "Узловая" половина народ бодро рванул на выход, а я сосредоточенно попер к дверям свой объемистый багаж (и это - не считая мотоцикла). Помощник машиниста пробовал пугать меня расписанием, на что ему было сказано: "Куда ж ты денешься от штурмового проклятья!" и он замолк. Да, есть такое убойное заклинание - стоп-кран называется, а тем, кто попробует возражать против его применения, я просто в лоб дам. Наконец, весь мой багаж оказался на перроне, и поезд укатил в совсем уж какую-то таинственную даль.
   Я подозрительно огляделся. Меня встречали: приземистое здание вокзала, крашенное тремя оттенками желтой краски, гроздья телеграфных проводов, протянутых между столбами самыми безумными способами и чуть перекошенный ветряк-электрогенератор. Я проводил взглядом толпу прибывших, бодро грузящуюся на немыслимо чадящие транспортные средства (ни одной лошади, быка или осла поблизости видно не наблюдалось) и между двумя ударами сердца понял - мое!
   Пять лет городской жизни с шорохом осыпались за спиной.
   Я вздохнул полной грудью и тут же обнаружил в воздухе соблазнительный запах домашних пирожков. У дверей вокзала две тетки с корзинками споро раздавали свой товар оголодавшим пассажирам. Сейчас же все съедят!!! Бросив шмотки под охраной Макса, я рванул через пути за ароматной выпечкой.
   Успел едва-едва. Бабка-пирожница привычно обсчитала меня на два цента и в качестве компенсации дала бумажный кулек. Сразу же выяснилось, что пирожки, которым полагалось содержать только яблоки, имеют начинку как минимум двух сортов - еще и с капустой. Толпа стремительно рассасывалась, и я, уже не торопясь, пошел обратно к вещам, пытаясь сообразить, куда направлюсь дальше.
   На платформе по-прежнему копошились люди, причем, лучшего места, чем рядом с моими шмотками, они для этого не нашли. Я осторожно приблизился и прислушался к разговору.
   Представительный мужик в темно-зеленых каучуковых сапогах (последний писк деревенской моды) решительно возражал поджарому мужчине в аристократичном прикиде из полицейского мундира, армейских ботинок и совершенно гражданской шерстяной шапочки (судя по всему, служака был лыс).
   - А я говорю, мистер Брайен, что к нам приехал алхимик! Разве не видно? - мужик махал картузом в сторону моего мотоцикла, причем, его головной убор мотался в сантиметре от морды обалдевшего зомби. Обычная собака такого обращения не вынесла бы.
   - Да я и не спорю, мистер Квайфер, но мне сообщили, что именно этим поездом приезжает специалист из нашего управления, - со сдержанным раздражением гнул свое оппонент.
   - Так идите и ищите его где-нибудь там! - мистер Квайфер махнул рукой в сторону вокзала, чудом не угодив моему псу по носу.
   Макс, которому мельтешение пред мордой надоело, многозначительно зевнул.
   - А почему, собственно? - заметно приободрился мистер Брайен.
   Под вспыхнувший с новой силой спор я переглянулся с зомби и стал незаметно отступать к вокзалу - оттуда прекрасно можно следить за дискуссией, а если они подерутся (у Квайфера было два человека поддержки, у Брайена - один, но с военной выправкой), то меня гарантированно не заденет. Если повезет, то скоро они утомятся и уйдут с платформы, тогда можно будет спокойно забрать вещи (сходу влезать в местные разборки мне не хотелось).
   - Сэр, извините, пожалуйста, вы, случайно, не мистер Тангор?
   На меня с тайной надеждой смотрело очередное белое чудо (как же без них!) - парень моих лет, одетый немного не по погоде - в шерстяной свитер и тяжелые бутсы на толстые носки.
   - А если да, то - что? - негромко отозвался я и попытался ненавязчиво вытеснить его с платформы. Главное - выйти из пределов слышимости, а там уболтать белого - пара пустяков.
   Поздно.
   - Здравствуйте! Какое счастье!!! Мы вас так ждали, так ждали! Я уже весь вокзал обошел, а вас нигде нет!
   Спорщики начали оборачиваться, и мне пришлось делать вид, что я только что подошел.
   - А вы, собственно, кто?
   Квайфер рванулся ко мне так резво, что Макс дернулся, готовый прыгнуть наперерез, но этот живчик ограничился тем, что ловко ухватил меня за руку и принялся трясти. Интересно, он понимает, кто перед ним?..
   - Здравствуйте! Я - старший инспектор алхимического надзора округа Суэссон, это - мой помощник, Винклен, - тычок в сторону одного из сопровождающих, - и наш водитель, Шейкли, - взмах в сторону другого, - это мы направили запрос в фонд Роланда Светлого. Как добрались?
   Забавно, что, представляясь, он назвал только свою должность.
   - А по имени?
   - О, голова дырявая! Боб Квайфер! - он широко махнул картузом и безошибочно угодил Максу по ушам.
   - Гав! - выразил пес-зомби свое отношение к происходящему.
   Все на мгновение замерли и замолчали, а я, пользуясь общим замешательством, сумел набрать приемлемую для разговора дистанцию. Моя черная натура завывала, как циркулярная пила. Меня нельзя хватать и тискать!!!
   - Прошу прощения, сэр, - оппонент Квайфера, - я - Ганнибал Брайен, начальник окружного отдела НЗАМИПС. Вы ведь боевой маг, не так ли?
   - Да!
   И чем быстрее это поймут окружающие, тем лучше. Квайфер заметно сбавил натиск.
   - Дело в том, что по моим данным на этом поезде должен был прибыть эксперт нашего криминалистического отдела. Вы об этом что-нибудь знаете?
   - Без понятия! А как зовут этого эксперта?
   Он замялся.
   - К сожалению, мне этого не сообщили.
   - Тогда - советую уточнить!
   Нет, других черных магов в поезде не было, но возмущал сам факт - не знать, как меня зовут! Мистер Брайен в глубокой задумчивости остался на перроне, а остальные (я, инспектор, помощники и не представленный белый) потащили груду багажа в сторону вокзальной площади. Надо признать, что пример Соркара оказался заразительным: помимо чемодана вещей и двух коробок с книгами со мной в путь отправился серебряный сервиз, ремонтный набор к мотоциклу, аккуратный сундучок с зельями и чудо современной алхимии - граммофон (последний в пути уже два раза пытались стырить). Возможность воспроизведения звука без помощи магии вызывала во мне эстетическое наслаждение.
   Под моим чутким руководством вещи и зомби загрузили в небольшой грузовик. Видавший виды агрегат был заляпан грязью по самую крышу, подсохшие бурые разводы скрывали под собой какие-то эмблемы и надписи. Впрочем, здесь все выглядели так же - то ли дорог в округе не было, то ли местные жители о них не знали.
   Наблюдая за говорливым и деятельным мистером Квайфером, я понимал, что в большой бочке меда имеется-таки ложка дегтя: мой новый босс совершенно не умел общаться с черными. То есть, он знал, что такие люди существуют, и, наверное, не раз видел их, но в кругу его общения (среди подчиненных, знакомых и соседей) нашего брата не было. В будущем это сулило массу глупейших проблем. А не стоит ли возобновить знакомство с мистером Брайеном? В конце концов, сглаживать подобные шероховатости - его святой долг. Решено! Как только устроюсь, первым делом найду окружного шефа.
  
   Сюрпризы бывают не только в жизни черных магов. Молодой человек с густыми каштановыми кудрями носил форму посыльного так уверенно, словно действительно им был, перевязанная красной лентой коробка в его руках смотрелась вполне органично. Он любил носить яркую униформу, из-за которой черты его лица никто не запоминал, и давно научился производить нужное впечатление, вообще не произнося ни слова, благодаря чему и голос его оставался никому не известен. Ни случайные свидетели, ни чудом выжившие жертвы, ни поднятые некромантами мертвецы не могли описать неуловимого убийцу, даже его ненормально расширенные зрачки в показаниях не фигурировали.
   Попасть на второй этаж многоквартирного дома, мимо консьержа и двух спускавшихся по лестнице жильцов было проще простого. У нужной квартиры молодой человек помедлил, приводя мысли в порядок и поднимая коробку нужной стороной на уровень груди (спрятанная внутри смертоносная машинка давала возможность произвести лишь один выстрел). Того, кто ждал его за дверью, убийца изучил невероятно подробно и мог различить в любой толпе, со спины и боком, но дверь открыла разбитная бабенка в подвязанной к поясу юбке и шлепанцах на босу ногу.
   - Тебе кого, милок?
   - А где... оно... он?
   - Съехал жилец! - отозвался из квартиры еще один женский голос. - Вчерась еще съехал.
   За дверью плюхнула тряпка, загремело ведро - еще одна любопытная тетка хотела поглядеть на незадачливого визитера. Мнимый посыльный шарахнулся к лифту - поспешное бегство было предпочтительней попытки экспромтом убрать неизвестное количество свидетелей, а потом еще и консьержа внизу. Все равно ясно, что дело сорвалось, теперь главная задача - раствориться на улицах Редстона, исчезнуть в толпе.
   Позже несостоявшийся убийца будет биться в истерике на полу, доказывая, что не виноват в провале, услышит необходимые слова утешения, примет причастие и уйдет, немного покачиваясь, но уже совершенно спокойный. Медленно растворяющаяся в крови доза "драконьих слез" вернет ему присутствие духа и заставит не замечать двух внимательных взглядов, направленных в спину.
   - Что скажешь?
   - Скажу, что как это ни прискорбно, Учитель, Илан помогает нашему делу в последний раз.
   - Согласен, - названный "Учителем" глубоко вздохнул. - Если колдунам снова удалось укротить древнего демона, оставлять такой след просто недопустимо. К счастью, чудовище глупо и не способно устанавливать причинно-следственные связи. Через полчаса действие "слез" достигнет пика, ступай к Илану и помоги ему... уйти.
   И человек, лично обучавший молодого ассасина премудростям ремесла, спокойно кивнул. Слово "убить" как всегда осталось непроизнесенным.
   - Мне узнать, куда делся колдун?
   - Повремени! Мне не нравится, что столько совпадений связано с именем одного человека. Не будем метаться. Никогда не следует делать то, что от тебя ожидают, Дэрик, не следует вести себя предсказуемо. Знание придет к нам само, как всегда своевременно.
   О, да, своевременно, но дождаться его удастся не всем.
   - Колдун опасен, - названный Дэриком поднес к лицу чашку с ароматным травяным чаем и рассеяно следил, как белых хозяйский кот что-то сосредоточенно вынюхивает в углу. - Несмотря на молодость, это сильный боевик, недаром им затыкают дыры по всей Ингернике. Наши братья до сих пор уверены, что тот ритуал нельзя было прервать на середине. И он широко мыслит, в отличие от своего отца, мне доносили, что среди его интересов есть даже белая магия. Не стоит ли решить эту проблему до того как она созреет?
   Выцветшие от старости глаза Учителя внимательно изучали лицо собеседника. Дэрик знал все любимые словечки старика, все те глубокомысленные обороты речи, которые тот использовал, чтобы уйти от прямого ответа. Все-таки тридцать лет вместе! Сейчас Дэрик был уверен, что услышит что-то вроде "терпение и еще раз терпение - вот наш удел" или "твой дух далек от созерцательности, сын мой", но вместо этого Учитель спокойно кивнул.
   - Что-то беспокоит тебя, грызет изнутри. Но можешь ли ты отличить глас несбывшегося от желания мстить мертвецу?
   Дэрик задумался. У него никогда не было пророческих видений (он вообще в них не верил), но упорно преследующее его чувство неправильности происходящего действительно шло из сердца.
   - Что-то идет не так, но что?
   Старик кивнул.
   - Очень хорошо! Однако этого мало, чтобы стать настоящим Мастером. Ты должен понимать, что предчувствие имеет иную природу, оно не проистекает из логически обоснованных событий и угроз, а потому искать его причины при помощи разума бессмысленно. Этот колдун может стать нашим губителем, а может завтра утром не проснуться в потели. Глупо гадать! Не следует действовать предсказуемо.
   - Предчувствие надо игнорировать? - нахмурился Дэрик.
   - Опять ошибка! Предчувствие - повод сосредоточиться на нашей задаче еще раз, посмотреть на нее под другим углом, усложнить схему. Не следует действовать резко и суетиться понапрасну. Предчувствие - не только помощь, но и распространенная причина неудач. А теперь, займись делом!
   Белый кот запрыгнул на колени Учителя, требуя внимания к себе. Дэрик почтительно поклонился и ушел, в очередной раз удивляясь про себя мудрости древнего мага.
   Сейчас следовало придумать, как избавиться от тела Илана...
  
   Глава 62
  
   К концу дня я понял, что чиновники фонда Роланда сознательно не сообщили моим нанимателям, что к ним едет черный маг - просто побоялись, что такой подарок нафиг никому не нужен. Сколько проблем это создает для меня, им было без разницы.
   Начнем с того, что стипендиату полагалось бесплатное жилье, но сходу в него вселиться у меня не получилось. Одного взгляда на носящихся по двору детей было достаточно, чтобы понять - это место мне категорически не подходит. Я - черный, мне для отдыха нужна не дружеская компания, а тишина и отсутствие посторонних глаз, что и было сказано моим сопровождающим в предельно доступных выражениях.
   - Но, что же мы скажем матушке Тирлен?! - забеспокоился белый, взявшийся помогать водителю с разгрузкой.
   - Скажем, что мой пес не умеет играть с детьми.
   - Гав! - возразил Макс из кузова, но его мнение в расчет принимать не стали.
   В поселок Верхний Вал мы возвращались ближе к вечеру, и я сильно подозревал, что ночевать буду в сарае. Около управы нашего возвращения терпеливо дожидался мистер Брайен, ехидных замечаний он себе не позволил. Вот что значит - профессионал!
   - Мне показалось, что у матушки Тирлен вам не понравится. Если позволите, я хотел бы предложить альтернативу.
   Естественно, мы позволили (особенно - Квайфер, который, по-видимому, запасных вариантов не имел). Уже в сумерках колонна заехала во двор крупного хозяйства - дом, большой сарай и водокачка, людей поблизости видно не было.
   - Это же дом удавленника! - испугано выдохнул белый.
   - Мне показалось, что боевому магу призраки не помешают, - сдержано отозвался мистер Брайен.
   - Потому что их здесь нет, - профессионально прищурился я. - А что за история?
   - Расскажу чуть позже. Ключи! - он вытянул из бардачка тяжелую связку.
   Ребята Квайфера перетаскали мои вещи на крыльцо и уехали, а окружной шеф задержался. Было бы глупо предположить, что он заботится обо мне просто так.
   - Выпьем? - наконец, решился мистер Брайен. - У нас варят неплохое пиво.
   - Согласен!
   Он вынул из-под сиденья два больших кувшина, наверное, возил их там весь день, но погода стояла прохладная, и за сохранность продукта можно было не опасаться. Мы устроились на кухне, наскоро протерев пыль и разогнав пауков (дом удавленника был близок к тому, чтобы стать "брошенным строением").
   - Колитесь, мистер Брайен, что вам надо? Ни за что не поверю, что черный маг интересует вас просто так.
   Он поджал губы (не иначе - сторонник политкорректности).
   - Видите ли, один знакомый из регионального офиса намекнул мне, что в наш район приедет... э-э...
   Я понял, что он пытается выговорить слово "некромант".
   - Специалист по ретроспективной анимации.
   - Да, да, вот именно! - облегченно вздохнул Брайен. - Полагаю, это вы?
   - А зачем вам это?
   Он стиснул челюсти - кому-то не повезло крепко разозлить мужика.
   - Суть в том, что на границе округов Вендел и Суэссон происходят убийства. Весной было найдено восемь трупов, но это только потому, что захоронения производились кучно, сколько жертв на самом деле, мы не знаем. Все убитые - дети до двенадцати лет.
   - Черные?
   Он поморщился.
   - На такой стадии разложения сказать невозможно. Шестеро мальчиков и две девочки, убиты не позднее, чем пять лет назад. Мы до сих пор не можем их идентифицировать - нет заявлений о пропаже, по крайней мере, в нашем регионе. Жертв может быть гораздо больше, и - никаких зацепок относительно того, кто это сделал. И тут я подумал, что возможно... э-э...
   - ... ретроспективная анимация поможет идентифицировать убийцу?
   - Да, именно так!
   - Вы в курсе, что я работаю по четырехлетнему контракту из расчета восемь часов в месяц? Значит, теперь в курсе. Только учтите, никаких допросов ходячих трупов не будет - для этого нужен другой ритуал. Я могу завладеть памятью покойных, выборочно. Скажем, видеть и слышать то же, что и они. Вас это устроит?
   Что-то подобное я уже проделывал пару раз под руководством Чарака. По-видимому, именно это являлось основной обязанностью экспертов криминалистического отдела, большинство из которых в построении Круга не могло участвовать даже теоретически. Подобная манипуляция считалась относительно безопасной - личность заклинателя легко подавляла видения из чужой жизни.
   - Что угодно, - вздохнул мистер Брайен, - если это поможет найти мерзавцев.
   - А штатного некроманта пригласить не хотите?
   Шеф дернулся - ну, не нравилось ему называть вещи своими именами.
   - С этим надо ждать до полугода. В таком деле промедление недопустимо!
   Как ни странно, но я мог его понять. Черные спокойно относятся к смерти, чужой и своей, но мысль о том, что кто-то систематически лишает жизни малышей возраста Лючика, была мне неприятна.
   - Завтра я договорюсь о своих обязанностях, а вечерком - подъезжайте. Кстати, что там с удавленником?
   - Да ерунда! Человек один приезжал сюда отдыхать, из столицы, археолог-любитель, полгода назад он ни с того, ни с сего повесился. Чистое самоубийство, но местные напридумывали себе неизвестно что, и теперь тут никто не желает жить. А зря - добротное хозяйство.
   Уже лежа в кровати, застеленной свежими простынями (шеф был предусмотрителен) я размышлял, почему в детстве жизнь казалась такой простой, а сейчас - что ни день, то свежее. Или она всегда такой была, просто мне удавалось существовать как бы в другой плоскости бытия? Фиг поймешь. Шорох осторожно проверял, чем я без него целый день занимался (после происшедшего в Арангене уродец уверился, что за мной нужно постоянно приглядывать). Пришлось привычно шугануть назойливую тварь - мы еще за Сатала не посчитались! А в принципе, все не так уж плохо: работа есть, комфорт уже обеспечен, осталось зачистить местность от детоубийц и вообще наступит рай на земле. Хорошо!
  
   Первым, что я понял на новой работе: алхимический надзор - кормушка, придуманная для того, чтобы удержать более-менее приличных алхимиков в такой глуши. А то, что округ Суэссон - отстойная глушь, мне твердо заявили трое из пяти здесь работающих (как и я - не местные).
   - Не правда! - возразил я. - Не хуже чем у нас, в Краухарде. И климат мягче.
   На меня посмотрели с состраданием.
   Сама по себе наша контора монтажом или ремонтом чего бы то ни было не занималась. Алхимическому надзору полагалось писать цидульки - справки о степени износа основных средств, рекомендации по внедрению нового оборудования, экспертные заключения о причинах аварийных ситуаций - для чего в штате состояли юрист и машинистка. Умные бумажки требовались населению не так уж часто, и все остальное время государственные алхимики халтурили на стороне (как я и предполагал).
   - Ты не думай, парень, народ у нас не дикий, - втолковывал старший инспектор. - Мы просто живем далеко, новинки до нас не сразу доходят.
   Но тонкий ручеек нововведений все-таки достиг Суэссона и боссу Квайферу, жопой чувствовавшему важные веяния, срочно потребовался человек, разбирающийся в современном положении дел. Теперь по умолчанию предполагалось, что курировать новинки придется мне.
   И из всего немыслимого богатства выбора первым таким устройством оказался закупленный местными фермерами в складчину новейший трубчатый газогенератор. Вы не представляете, с каким чувством я смотрел на эту конструкцию! (Это проклятье, они меня преследуют, надо бежать) Ситуацию усугубляло то, что доморощенный трест сэкономил на монтажниках, так что мне досталось вся тошнотворная рутина, которой обычно занимался Карл. Нет, я справился, но на то, чтобы устранить уже допущенные ошибки в сборке и соединениях, ушел почти месяц.
   Зато по окончании работ все местные называли меня мастер (!) Тангор. Насколько я понял, умелому алхимику здесь могли простить все, даже вредный черномагических характер.
   А вот с задачей шефа Брайена у меня прогресса не было.
   Соответствующий ритуал мы провели почти сразу, особой замысловатостью он не отличался: потискав немного в руках рассеченный наискось череп, я впал в транс на два часа, а потом еще час приводил мысли в порядок.
   - Ну, как? - с надеждой поинтересовался мистер Брайен (у него было звание - капитан - но оно к нему никак не приставало).
   - Да хреновато, - резюмировал я, - перед смертью ребенка чем-то опоили, поэтому своих убийц он не видел.
   - Наши эксперты что-то такое говорили, - припомнил он, - у них сложилось впечатление, что проводился какой-то ритуал, но в белой магии нет заклинаний, предусматривающих смерть обычных людей, даже в запретной ее части.
   То, что касалось запретных, смертных заклинаний - это Брайен должен был знать лучше меня.
   - Ну, а черной магией здесь не пахнет, гарантирую. Дальше. Мальчик был слабоумным, поэтому ни своего имени, ни места жительства не знал. Но кое-чего они не предусмотрели, - я взял приготовленные листы бумаги и вывел на них череду знаков. - Вот это было написано на воротах приюта, где он жил. Скорее всего, забрали его оттуда вполне официально.
   - "Ореховая роща"?
   - Сразу скажу: понятия не имею, где это. В качестве наводки - в той местности случался снег, но шел он редко, а когда таял, оставлял черные разводы. Может, там завод недалеко, а может - у котельной труба короткая.
   - Будем искать...
   - Флаг в руки. Опознать воспитателей я смогу, если память дурачка сойдет за доказательство.
   - Это все равно ребенок!
   - Знаю, но рассказать о себе он не может почти ничего.
   Последующие семь ритуалов, проводившиеся строго через предписанный традицией интервал, показали, что все жертвы имели те или иные дефекты, затрудняющие опознание их личности и места жительства. Складывалось впечатление, что преступники принимали в расчет возможность вмешательства некроманта, и позаботились, чтобы работа экспертов криминального отдела была до предела затруднена. Лишь двое детей были действительно похищены (с моей точки зрения) остальных выкупили у родителей или усыновили. Особенно мне запомнилась слепая девочка, с самого начала заподозрившая новых "опекунов" в дурных намерениях, но не имевшая возможности ни убежать, ни сопротивляться. Обладая удивительно тонким слухом, она различила название места, куда ее везли - "Ундегар". Слово пугало, в ее странном сознании оно отождествлялось с огромным холодным пространством, но в реальности оказалось узкими щелями древних выработок, расположенными на юге Суэссона.
   - Придется все там обыскать, - мрачно сообщил Брайен, - тоннели тянутся под землей на многие километры, пес знает, что там еще может обнаружиться.
   Я серьезно рассматривал возможность привлечь к дознанию Шороха, но у развратного монстра существовали проблемы с конкретикой. Допустим, он сумеет отождествить умерших детей с найденными скелетами (что уже требует умственного усилия), но в бездне его странной памяти события пяти и пяти тысяч лет назад были равноценны, для того, чтобы извлечь из потока нечеловеческого сознания что-то путное, нужны дополнительные ключи.
   И я доверил расследование чутким рукам мистера Брайена, взяв с него обещание держать меня в курсе дел.
   Тем более, что свободного времени становилось все меньше - мой алхимический бизнес, наконец, "пошел". Немудрено, ведь я разъезжал везде верхом на своей рекламе!
   В Суэссоне мопеды не любили по объективным причинам - человек, приехавший куда-то на мотоцикле и чистым, вызывал нездоровый интерес. Не удивительно, что первым в моей новой практике стал заказ на уникальный амулет, отвращающий грязь от ветрового стекла.
   - Так ведь дорого, нуждается в зарядке! Да и дворники для этого есть...
   - Ты мне о дворниках не заикайся! - зловеще посоветовал клиент. - Сделаешь или нет?
   Естественно, я сделал, хотя и удивлялся. Но удивление продержалось до первого зимнего дождя, продолжавшегося без перерыва три дня и превратившего весь Суэссон (по крайней мере, все его дороги) в бесконечные потоки жидкой грязи. Да-а, в Краухарде такого не увидишь. Теперь я везде таскал с собой лишнюю канистру масла - рассекатели жрали его едва ли не больше, чем двигатель.
   - Почва у нас мелкая, - заступался за родной край один из клиентов, - вот и развозит!
   - А дорогу приподнять не судьба?
   - Да кому это надо!
   Нормальная дорога в Суэссоне была только одна (я специально ездил, чтобы убедиться в ее существовании) и происхождение имела легендарное - ее строили еще при королях. Широкая насыпь кое-где возвышалась над равниной на два метра, имела хорошо продуманную систему дренажа и водоотвода, благодаря чему просуществовала без ремонта до наших дней. Второй раз начинать такое титаническое строительство жители не собирались.
   И все ездили по уши в грязи... Пока количество застрявших намертво не превышало одного - двух за сезон, ожидать изменений не приходилось.
   Жизнь этого края потихоньку становилась и моей. Я узнавал правильные маршруты во всякие важные места, имена нужных людей и некоторые местные обычаи, соблюдение которых здорово облегчало жизнь. Время шло. Получив от Лючика подробнейший письменный отчет о проведенных им зимних каникулах, я поймал себя на том, достаточно давно не видел мистера Брайена и ни разу не интересовался, как продвигается его расследование. Образ шефа НЗАМИПС вызывал воспоминания пусть о частичной, но неудаче, и активно вытеснялся из памяти. (Для черных такое нормально, в этом наша сила и наша слабость: мы не изводим себя душевными терзаниями и кошмарами по ночам, зато и сосредоточиться на мучительном переживании не можем.)
   Это тривиальное по сути наблюдение вызвало настоящий шок. Чтобы какая-то безликая стихия (даже не Шорох) решала, что для меня важно, а что - нет? Не бывать такому! Я полночи ворочался без сна, а потом нашел гениальное в своем идиотизме решение - решил завести дневник. Нет, никаких отчетов перед невидимым другом, которыми так любят заниматься белые - мне был больше по душе классический исследовательский проект, с перечнем задач, списком мероприятий и промежуточными отчетами. Купил под это дело шикарный блокнот в кожаном переплете. Шифровать записи не стал (лень), вместо этого навесил на книжку четыре штуки разнообразных испепеляющих проклятий и Бриллиантовую Руну. Теперь, в случае неуместного любопытства, блокнот мгновенно сгорал негасимым пламенем, а вернуть его из-под действия Руны мог только хорошо образованный черный маг.
   Мой визит вызвал у мистера Брайена легкое удивление.
   - Боевые маги обычно... э-э...
   - Имеют избирательную память?
   - Вроде того.
   Впрочем, перестроился шеф быстро. Как оказалось, троих детей уже смогли опознать, но поимку преступников это не приблизило - документы, которые предъявляли самозваные опекуны, были ловко подделаны.
   - И никто не проверил?!
   - В сиротских приютах и не такое случается. Насколько я понимаю, там рады были избавиться от калек до беспамятства.
   - А в Ундегаре?
   - Ничего конкретного. Место безлюдное, инструментальным контролем просматривается слабо. Глухо, проще говоря.
   Вот так, стоит ненадолго пустить дела на самотек, как все замирает. Убийцы, небось, над этим горе-следствием ржут как кони. Уже, небось, и детишек новых присмотрели...
   - Надо мне туда съездить, может, что в памяти шевельнется.
   Не в моей, естественно.
   Мистер Брайен вызвался прокатить меня до места (ему легко, на казенном-то масле). В сторону Вендела мне ездить еще не приходилось, и я с интересом рассматривал местность, почему-то названную безлюдной. Дороги здесь были вполне наезженными, а между холмами просматривались следы каких-то масштабных земляных работ. Новые рудники? Мне казалось, что все стоящее здесь выбрали, когда Ингерника еще на картах не значилась.
   - Водохранилища, - пояснил Брайен, - для полива хлопчатника. Ребята с южного побережья хотят разводить его у нас.
   Я сделал в дневнике пометку познакомиться с предприимчивыми дельцами - если у них получится, мужики озолотятся. (Да, я стал читать "Деловые ведомости", там много писали про бум технических культур).
   - Это у вас что, рабочие записи? Интересный способ концентрации внимания!
   Он еще и дразнится! Подозрение на то, что у меня что-то не в порядке то ли с памятью, то ли с нервами, надо было давить в зародыше.
   - Нет, это черномагический метод вычисления преступников, по звездам, - меня понесло, - помогает определить координаты разыскиваемых относительно Мировой Оси.
   - Вы думаете, что она существует? - Брайен оказался теоретически подкованным.
   - Гарантирую!
   К счастью, уточнять местоположение загадочного артефакта шеф не стал.
   Мы совершили экскурсию по заброшенным в далекой древности рудникам, полюбовались на жерла шахт (издалека, там все было так усажено отвращающими знаками, что подойти ближе решился бы только самоубийца) и совершили круг почета вокруг титанического террикона, насыпанного неизвестными проходчиками до немыслимой высоты (подумать только, что целая гора не просто результат человеческих трудов, но еще и побочный результат!). Магам местного управления я верил, если они не нашли следов убийства, значит, их здесь нет. Вопрос - почему их нет, если они должны быть обязательно?
   - Слушай, а эти водохранилища, их когда копали?
   - Полагаете, южане могут быть в чем-то замешаны?
   - Не то! Я вот то думаю: если грунт вокруг места ритуала изъять и разбросать по местности, остаточную ауру ведь не удастся определить?
   Взгляд мистера Брайена приобрел хищную сосредоточенность.
   - Мы это проверим!
   Ну а пока делать в Ундегаре нам было нечего. Ссылаясь на черномагические нужды, я набрал в отвалах кусочки разнообразных пород - они пошли в исполнение второго пункта в списке моих планов. Пора было отослать весточку Полаку.
  
   Глава 63
  
   Теоретически, НЗАМИПС представляет собой сложный механизм, чье функционирование полностью описано в законах и инструкциях и не зависит от того, какой человек занимает ту или иную должность в организации. Но капитан Бер прожил на свете достаточно, чтобы понимать: теория - лишь первое приближение к практике. От личности руководителя любого уровня (тем более - региона в целом) зависит не все, но многое, начиная от вульгарного порядка финансирования тех или иных нужд, и кончая таким эфемерным понятием, как психологический климат в коллективе. Со времени предыдущей смены координаторов прошло не так много времени, и стиль руководства Ларкеса не стал для большинства новостью, зато теперь Бер мог наблюдать его с гораздо более близкого расстояния.
   Благообразность внешности на натуру черного мага не повлияли, ликвидировать введенные Саталом новшества он не стал, но циркуляр о порядке ведения отчетности выпустил немедленно. Что до умения вправлять подчиненным мозги, то оно у Ларкеса только улучшилось, это Паровоз понял, когда увидел в коридоре управления мрачного как смерть Фатуна в новенькой полковничьей (!) форме. Для некоторых сотрудников настоящее звание Вечного капрала стало неожиданностью.
   Дела шли по накатанной колее, и капитан не видел бы в этом никаких проблем, если бы не результаты допросов задержанных, каждый день ложащиеся ему на стол. По делу о похищении Джеймса и Вильяма Саталов было задержано в общей сложности десять человек. Паровоз был далек от мысли, что это позволит выйти на глубоко законспирированное руководство секты, но даже тех знаний, которыми располагали члены разгромленной ячейки, было достаточно, чтобы понять - готовится нечто. Искусники желали сделать инструментальный контроль не восприимчивым к некоторым типам заклинания (возможные последствия подобного сейчас анализировали эксперты), кроме того, бесследно пропали амулеты и записи, взятые Саталом из хранилища. Вещдоки пылились в сейфе более двадцати лет, они были добыты в те веселые времена, когда положение НЗАМИПС было отнюдь не очевидно, а задержания преступников иногда превращались в настоящие побоища (без уцелевших). Назначения артефактов никто не понимал, но знатоки утверждали, что они должны использоваться по крайней мере еще с двенадцатью такими же.
   Все вокруг вызывало беспокойство, но Паровоз был не настолько глуп, чтобы идти с инициативой к Ларкесу или даже Кевинахари (эмпатка буквально запала на нового начальника, казалось, ее целиком захватило желание разобраться в характере странного мага, тот воспринимал внимание со сдержанной гадливостью). Когда новый координатор затеял в инспекционную поездку по региону (нашел время!), Бер не выдержал и отправился к единственной живой душе, достаточно осведомленной, чтобы комментировать его подозрения.
   Сатал наслаждался одиночеством - его дети были в школе, а жена отправилась с визитом к подругам. Паровоз не мог не признать, что общение с Шорохом изменило мага, правда, не в худшую сторону. Сатал стал раздумчивее, что ли, внимательней к мелочам - то, над чем Кевинахари билась два года, пришло к бывшему координатору буквально за несколько дней. Если не обращать внимания на то, что девять из десяти магов не платили за знакомство с тварью безумием и ранней смертью, лучшего воспитателя трудно было бы пожелать.
   - Я думал, вы уедите из города.
   - Отпуск у меня, оплачиваемый, на полгода, - пояснил бывший начальник Бера, принимавший гостя в домашнем халате и мягких тапочках, - глупо не использовать. А моих парней два раза на один пряник не купишь.
   Сатал был не против потрепаться о старой работе. Капитан сам заварил зеленый чай и принялся жаловаться на новое начальство. Вопреки его ожиданиям, маг критику конкурента не поддержал.
   - Ты не понял, но это нормально. Забавно то, что даже Рона ничего не поняла.
   - Не поняла что? - насупился Бер.
   - Он следует плану. Это - особая стратегия!
   Паровоз недоверчиво прищурился.
   - Правда?
   - О, да! - маг не упустил возможности похвалиться. - Я одну бумажку читал (тебе о ней знать не полагается), так вот там все по пунктам расписано. Это часть хитроумной ловушки.
   - На книжных червей? - делано восхитился Бер. - У меня в конторе расход бумаги вдвое повысился, все сидя и пишут, пишут. Потом еще и действовать пытаются по написанному.
   Сатал отрицательно покачал головой.
   - Поверь мне, цель достойная! Ларкес - опытный охотник, ведет дичь аккуратно, без суеты. Смотри: я слишком высунулся и тут же оказался не у дел, хорошо еще живой остался. А его возвращение на пост все восприняли спокойно. Ну не глупость ли? Он знает в этом округе все ходы и выходы, а его никто не воспринимает всерьез.
   - Может, они в чем-то правы? - усомнился Паровоз.
   - Нет-нет! Он просто никогда не объявляет заранее своих целей и никогда не делает того, что от него ждут. Более того, он приучил всех к своей непредсказуемости, ее никто не воспринимает как угрозу. Маленький, слабосильный маг со странностями вызывает пренебрежение, а то, что он умудрился выдрессировать персонал региональной службы (все двадцать тысяч человек) так, что может, не наводя справок, точно сказать, кто и чем занимается, это словно не всерьез.
   Паровоз припомнил свои впечатления от руководства Ларкеса.
   - Да, если рассматривать дело в такой плоскости...
   - Вот именно. Его стиль допустим только в одном случае - если против "надзора" постоянно действует неизвестный внешний враг. Но так ведь все и обстоит на самом деле?
   И тут Бера посетило озарение.
   - Так он пытается поймать этих...?
   Сатал важно кивнул.
   - Все идет по плану!
   - И Грокка тоже съели по плану?
   - Практически - да. Ларкесу надо было сохранить имидж, а ситуация требовала решительных действий. Поэтому в критический момент совершили эту рокировку - его как бы пустили на повышение, а мной заткнули образовавшуюся брешь. А потом два года пытались придумать повод вернуть этого хирожопого козла обратно.
   И бывший координатор довольно зафыркал.
   Бер попытался разложить свои впечатления в новом порядке, почему-то у него была уверенность, что раньше таких тонкостей Сатал не знал.
   - Это вам в министерстве рассказали?
   - Почему сразу в министерстве? - немного обиделся маг. - Я сам сложил два и два, а потом припер Ларкеса, вот он и выложил мне свою папочку. Ишь ты, засланец!
   Паровоз не стал выяснять, почему раньше Сатал не сделал того же самого. Мысль о том, что высшие чины разыгрывают в его городе сложную политическую комбинацию, приводила Бера в состояние, близкое к панике. Он отлично представлял себе, чем все может кончиться в случае неудачи, и не менее четко понимал, что его возражения приняты не будут.
   - А если не получится? - вырвалось непроизвольно.
   - Почему? - удивился Сатал. - Ты действительно веришь в их неуязвимость?
   - Но до сих пор...
   - Фигня! Сколько длится это "до сих пор"? Если они всегда позиционировали себя как радетели Света и Справедливости. Неистребимость секты объясняется, прежде всего, тем, что преследовать их оказывается сначала - не за что, а потом - некому. Сейчас они лишены этого преимущества. Борьба идет на равных!
   Капитан задумался об исторических параллелях, о которых наверняка знал больше, чем Сатал (который был черным, а для мага - слишком молодым). Бер помнил время, когда название секты было овеяно древней тайной и не вызывало страх. Откровения таинственных Учителей воспринимались с интересом, а первые свидетельства о пострадавших - едва ли не с юмором (мол, умеют же люди найти неприятности). Каким образом правда о подноготной Искусников вырвалась наружу? Конечно, существовали старые маги (и черные, и белые) пережившие смуту и способные различить в секте знакомые черты, был массив магического знания, не канувший в небытие и не растащенный по углам всевозможными наставниками, в конце концов, оставалось наследие многократно оплеванной Инквизиции, несмотря на все свои недостатки сумевшей упорядочить проявления магии. Была ли подобная ситуация уникальной?
   Бер вздохнул и попытался загнать беспокойство в дальний угол сознания.
   - Что же мне теперь делать?
   - То же, что и всегда. Если бы твоя информированность ему мешала, он взял бы с меня подписку о неразглашении. Ларкес, конечно, не эмпат, но прожил так долго, что поведение людей распознает, так сказать, феноменологически. Знаешь, как мышки дрессированные бегают - влево, вправо.
   Паровоз поморщился. Потом поймал себя на мысли, что подлинного возраста Ларкеса не знает.
   - И сколько же ему лет?
   - Без понятия! Но он занимал какую-то должность еще при Инквизиции, а туда подбирали довольно, гм, своеобразный контингент. После того, как Святых Отцов разогнали, начал карьеру практически с нуля и неплохо продвинулся. Он упрямый, как бульдог, злопамятный, как Шорох, и притом чем-то неплохо мотивирован. У Искусников нет шансов!
   Возвращаться в управление Бер не стал: дома мисс Окли заканчивала подготовку к приему гостей, которых в этот раз будет особенно много - на будущей неделе состоится их свадьба. Надо было помочь невесте со множеством важных дел, которыми приличной девушке заниматься не к лицу, договориться с владельцем ближайшего кафе о банкете и завтраках, взять напрокат пару лишних кроватей и завезти их на снятую вчера квартиру (не в гостинице же родственникам жить!). Город обступал Бера, такой знакомый и в то же время - словно чужой. Гигантская арена противостояния Сил... Или сцена балагана, на которой возились карлики? Кем в реальности являлись для мира Искусники и преследовавший их маг: вершителями судеб или паяцами, слишком много возомнившими о себе? Будущее покажет.
   Как это не вовремя... Или наоборот - своевременно? Жизнь не может остановиться, вне зависимости от причины, просто не может и - все. В крайнем случае, семью можно будет увезти в Краухард.
  
   Глава 64
  
   Знакомство с будущими хлопководами я свел и выяснил, что у мужиков серьезные проблемы с квалифицированным персоналом. Нет, наниматься на землечерпалку в мои планы не входило, а вот помочь с запуском паровой турбины (к которой местные не решались даже подступиться) - пожалуйста. Естественно, современный агрегат был снабжен черномагическими блокировками и управлением.
   - Неужели они не понимают, какие перспективы сулит наше предприятие для этого захолустья? - плакался прораб мне (черному магу!). - Рост спроса на топливное масло, развитие дорог, энергетики, рабочие места на перерабатывающем производстве! И где, спрашивается, очередь из желающих заработать?
   - Они бы рады, - хмыкал я, - а опыт откуда взять? Здесь в селах школы на три класса, и то не везде. Вы, парни, у них на опыты пойдете, как кролики!
   В ответ понимающе захмыкали - в команде был белый маг-агроном с сильным комплексом на вредителей полей.
   Пока все сводилось к тому, что перед наймом работников два месяца обучали профессии за свой счет. Причем, курсы приходилось организовывать с запасом - часть учеников сваливала на сторону.
   Пока я оценивал перспективы своей занятости, эксперты мистера Брайена рыли землю, как оголодавшие хряки. Зима, заморозки на почве, холодный дождь идет через день, а эти маньяки тонны грунта не просеивают - протирают. У меня сердце ныло от одного взгляда на их занятие, я даже предложил им соорудить драгу (благо в шурфах уже набралось выше колена воды), но все почему-то решили, что я над ними издеваюсь. Ну, что взять с полицейских - люди без фантазии!
   О том, что в деле произошел прорыв, я узнал в двенадцатом часу ночи, по факту - Брайен примчался ко мне домой и принялся барабанить в дверь (как его зомби не съел, понять не могу).
   - Мастер Тангор, мастер Тангор, вы здесь?
   - Угу...
   А где еще я могу быть в такое время?
   - Не могли бы вы провести еще один ритуал? У нас все готово, только вас ждем.
   С меня от такой заявы весь сон слетел.
   - Да ты офигел совсем, шеф! Я уже спать собрался.
   Между прочим, даже пижаму надел. Но Брайен проявлял настойчивость.
   - Вы, вроде, говорили, что ночь - лучшее время для ритуала...
   - Да, но это будет следующая ночь!
   - Я не хотел этого говорить... - вздохнул Брайен. - К нам на днях приедет уполномоченный из центрального офиса. Начальству не нравится, что я поднял шум, а справиться с ситуацией не могу.
   И местную команду разгонят, не взирая на лица. Если я хочу принимать участие в деле, это надо делать прямо сейчас.
   - Ну, и чего тогда сидим, кого ждем? К крыльцу машину подгоняй! Мне еще вымокнуть не хватало.
   Каждому отделу НЗАМИПС полагается иметь специальное помещение для проведения ритуалов, в Суэссоне его роль исполнял сарай на отшибе. Обстановка внутри была вполне медитативная - темно, дождь шуршит по крыше, помощники шефа расставили по углам жаровни с углями и теперь в воздухе висит тонкий аромат горящего дерева. Меня ждала готовая защитная пентаграмма - я ее даже не стирал, все равно никто кроме меня помещением не пользуется. Слева от двери - вешалка, справа - металлический столик с объектом нашего интереса.
   На фарфоровом поддоне лежал обломок челюсти, рассеченный наискось. Знакомое повреждение (все исследованные останки выглядели так), но на этот раз кость принадлежала взрослому человеку и выглядела она намного более старой - вся такая губчатая, рассыпающаяся на сломе. Я не чувствовал в ней следов магии (по крайней мере - черной) и подвоха не ожидал.
   - Приступим!
   Брайен стал нервничать, когда вместо обычных двух часов моя медитация продлилась пять. Профильных специалистов в округе Суэссон не было, а вызванный целитель постановил, что вмешается, только если обезвоживание организма достигнет опасных пределов (так вот черные маги и погибают). В общей сложности ритуал занял восемь часов.
   Выпроставшись из водоворота Сил и видений, я долго не мог понять, зачем все так суетятся вокруг и пытаются совать мне в руки чашку. Вмешался целитель - силой влил в меня какую-то лечебную бурду, от которой все мысли мгновенно стали дыбом.
   - Вы что, убить меня решили?!!
   - Уже лучше, - хмыкнул этот садист и удалился.
   Предки оборони меня заболеть - попадешь к таким, сам не будешь рад, что выжил.
   - Вы как? - рядом присел мистер Брайен.
   - Жить буду, - только теперь я стал понимать, что произошло нечто неординарное. Древняя кость вкрадчиво желтела на фарфоре. - Вот что, свяжитесь с координатором Ларкесом (именно с ним!) и передайте, что в Суэссоне найдены останки времен "шестой партии". Именно так, понятно? Есть подозрение на некромантический ритуал. Пусть реагирует!
   Почему некромантические? А для чего еще, нафиг, может потребоваться такая древность?! И плевать, что следов черной магии нет.
   Я велел передать Квайферу, что заболел, и отправился домой, приводить мозги в порядок. Обладатель кости (имя которого осталось мне неизвестным) умер не в блаженном наркотическом забытьи, его смерти предшествовала долгая агония, прятки в бесконечных подземельях и горы трупов, медленно разлагающиеся в темноте. Возможно, он был черным, так как ему удавалось избегать ловушек раз за разом, но Источник так и не заговорил с ним.
   "Периметр протекает в трех местах"
   Тени прошлого заглядывали мне через плечо. Возможно, я слишком глубоко погрузился в память покойного или слишком близко принял ее к сердцу, словно это на моих глазах ярко освещенные и обжитые штольни древнего рудника превращались в подземный ад. Подъемная клеть застряла наверху (должно быть, находящиеся в ней умерли в дороге), телефоны не отвечали, люди, отлучавшиеся по нужде, перестали возвращаться. Кажется, там были минимум один гуль, и еще какая-то тварь, какие на поверхности просто не встречаются (открытие просто, кому бы еще о нем рассказать). А под конец свет в коридорах начал просто иссякать, не гаснуть, не тускнеть, а блекнуть, словно его кто-то пил. Хищный невидимка? Вообще-то, это сорт черномагической ловушки, а не потусторонний гость.
   Я ловил себя на том, что хочу знать, что это все-таки было и почему произошло, но желание еще не настолько велико, чтобы занести этот вопрос в книжку. И потом, гораздо актуальнее отловить душегубцев, использовавших старую кость с какой-то непонятной целью (в том, что она и убийства связаны, у меня сомнений не оставалось - покойник не сумел пробраться на поверхность, его останки должны были туда принести).
   Вот только как избавиться от этих пятен, мельтешащих на границе зрения, и от потребности увидеть лица людей, которых не существует много тысяч лет?
   Мне нужно было время, чтобы отличить видения от реальности, естественно, никто мне его давать не собирался. Я отдыхал только остаток дня, на следующее утро ко мне заявился посыльный от Брайена - в Суэссон прибыл обещанный уполномоченный.
   - А я тут причем?
   Мне казалось, что проверять собираются деятельность шефа.
   - Они хотят опросить всех экспертов, принимавших участие в дознании.
   - Хорошо, вписывай!
   Для учета моего пребывания на работе была заведена специальная ведомость, куда Брайен заносил время начала и окончания работ. Я считал, что время разъездов тоже должно идти в зачет - это же чистая командировка!
   Опрашивать экспертов, почему-то, решили в чистом поле - прямо на месте последней находки (между прочим, я вообще там ни разу не работал). Провожатый высадил меня в грязь. Вокруг шурфов толкалось до фига незнакомого народа, мелькали мундиры "чистильщиков" (если я с ними не общался, это не значит, что их здесь нет), шлемы жандармов и цивильные костюмы экспертов, заправленные прямо в каучуковые сапоги. Мистер Брайен опекал забавную парочку - высокого светловолосого мужчину с орлиным профилем и костлявого черного с удивительно невыразительным лицом (хотя дебилов среди инициированных не бывает). Естественно, последний вызвал мой интерес - боевой маг при амулетах, постоянно теребящий Источник. "Чистильщикам" он тоже не нравился - они бродили вокруг с мрачными физиономиями, прислушиваясь к разговору и норовя зайти со спины.
   Мой провожатый указал на светловолосого.
   - Мистер Гийом рядом с шефом, вам к нему.
   Я кивнул и привычным проклятьем стряхнул грязь со штанов и ботинок. И все черные маги немедленно уставились на меня. Глаза сломаете!
   Светловолосый оборвал разговор с Брайеном на середине фразы и стал ждать моего приближения. Я подошел. Мистер Брайен быстрой скороговоркой представил нас друг другу (шеф был явно не в своей тарелке - приезжий на него давил).
   - Это вы проводили ритуалы анимации?
   - Да.
   - В том числе - последний?
   - Да, - и настроение после него у меня было гадское.
   - Когда будет готов отчет?
   - Завтра, - а если он попробует меня торопить, я обложу его матом.
   - Во сколько вы оцениваете возраст последней жертвы?
   Я тупо уставился на чиновника. Только теперь до меня дошло, что этот настырный тип - белый и, скорее всего, маг.
   - Какой возраст жертвы, дядя? Этим костям тридцать тысяч лет, а может, и все сто.
   Можно подумать, он еще и это убийство собрался расследовать!
   - Откуда такие сведения? - прищурился маг.
   - Есть верный признак.
   - Мы уже сообщили о подозрениях мистера Тангора руководству, - вмешался мистер Брайен.
   Светловолосый заметно поморщился.
   - Хорошо. Не уходите далеко, к вам могут быть вопросы!
   Всегда - пожалуйста. Народ продолжал месить грязь вокруг раскопок, а я полез туда, где посуше и почище - дальше по склону холма. Сюда вынутую из прудов землю еще не завезли, и местность выглядела так, как и везде в Суэссоне - обглоданные эрозией холмы, камни, еще раз камни, немного лишайников и редкие кустики степных трав.
   Самое большое везение заключалось в том, что день выдался солнечный. Легкий ветерок отчетливо пах весной, взрытая стараниями криминалистов земля весело поблескивали лужами, умытые дождем камни красовались разводами минералов, так и притягивающими взгляд.
   Со стороны топчущиеся внизу люди выглядели забавно. Мистер Гийом уверенно превращал "опрос экспертов" в сольное выступление (не для того ли собрались?), и, если обычные люди воспринимали подобное с фатализмом (уполномоченный, однако), то черные инстинктивно сопротивлялись - бродили вокруг неорганизованной толпой, ни на секунду не останавливаясь. "Чистильщики" так вообще не видели причин прислушиваться к заезжему умнику, разве что уйти, как я, не решались.
   Да, не так-то это просто, завоевать авторитет в коллективе!
   У меня не было опыта общения с белыми, которых тянет командовать. Знаю, есть такой феномен, мне не вполне понятный. Выверт психики: старшинство им, вроде бы, ни к чему, но при том они одержимы желанием устроить все наилучшим образом - чтобы законы были самыми разумными, кресла - самыми удобными, а тюрьмы - самыми гуманными. Наверное, это происходило от воспаленного чувства ответственности или у них детство трудное было. На мой взгляд, от Искусников их отличала только степень уверенности в своей правоте.
   Через полчаса все подхватились и начали паковаться в разномастный транспорт - мистеру Гийому пришло в голову осмотреть место захоронения. Эх, надо было брать свой мотоцикл - сейчас бы развернулся и под шумок утек. Нет, жаба задушила - масла пожалел!
   Я подсел в грузовичок к экспертам. Мужики оказались с предрассудками и черного мага постарались игнорировать, но между собой ругались так энергично, что мне даже вопросов задавать не пришлось. Мистер Гийом раскритиковал их методы и подверг сомнению сделанные заключения, теперь они вываливали друг на друга то, что нужно было сказать ему. Пожалуй, я оказался единственным опрошенным, кого уполномоченный не смог (или не рискнул) поставить раком. Его счастье! Мне было, что ему сказать, и пусть меня потом за это уволят.
   Восемь маленьких могил находились на берегу рукотворного озера, там, где работа землечерпалки нарушила устойчивость грунта, и часть склона осела, обнажив первый скелет. Прошел почти год, ямы успели зарасти густым бурьяном, в котором совершенно терялись выцветшие желтые флажки, обозначавшие место преступления. Невысокие волны настойчиво лизали берег, словно задавшись целью уничтожить всякие следы злодейства.
   Уполномоченный собирал вокруг себя послушное стадо, а я хмыкнул и пошел гулять - любоваться издали на гигантский террикон и оценивать масштабы деятельности земледельцев (мне вдруг пришло в голову, что свою башню маг может построить не только на холме, но и, скажем, посреди озера). Местность сильно фонила черной магией - вокруг были понатыканы отвращающие знаки, периметры, а следящие амулеты просто прибивали костылями к камням. Понятно, почему преступники выбрали для своих целей Ундегар - печати на жерлах древних шахт перебивали эхо любого ритуала, а люди таких мест стараются инстинктивно избегать.
   Через минуту за спиной раздалось сопение - меня нагонял один из помощников Брайена.
   - Мистер Гийом вас зовет.
   - Зачем?
   - Не знаю.
   - А ты пойди и спроси.
   Моя вредная черная натура просто жаждала отыграться за испорченный день хоть на ком-нибудь. Пару минут я любовался видами, а потом ко мне забрался этот спутник Гийома (то ли - телохранитель, то ли - силовая поддержка). Ну, с ним-то будет проще!
   - Пойдем! - решительно скомандовал он.
   - А то - что? - поставил я вопрос ребром.
   Тощий многозначительно потеребил один из амулетов. Я широко улыбнулся. Он просто не понял, на кого попер! Сейчас я ему эти амулеты так заверну, что он еще и виноват окажется.
   Источник с готовностью отозвался на возможность конфликта, отточенные некромантией чувства затрепетали. Костлявый немного побледнел (должно быть, начал осознавать масштабы своих проблем), но не попятился. Тем лучше!
   И тут я понял, что могу устроить раскардаш, вообще не прибегая к Силе.
   - А действительно, пойдем-ка! - ухмыльнулся я и устремился вниз чуть ли не с прыжками.
   Моей целью были здешние "чистильщики" - трое мрачных, взвинченных до предела боевых магов, вполне созревших для того, чтобы бить морды невзирая на лица.
   - Что же это вы, уважаемые, филоните на казенных-то харчах? Перед приезжим господином не стыдно?! - старший в троице нахмурился, стараясь уловить суть претензий, тоненько запели пробуждающиеся Источники. - Там, наверху, целая шахта без единой Печати стоит!!! - Я патетически всплеснул руками. - А внутри, небось, гулей до жопы!
   Гули не гули, но какая-то нежить там, определенно, сидела - мне словно наждаком по нервам прошлись. Старший "чистильщик" дернулся, обуреваемый противоречивыми желаниями - бить нахала или исполнять долг.
   - Чего?
   - Нежити там, много и близко!
   И тут "чистильщик" осознал, что занудное мероприятие можно сворачивать.
   - За мной!!! - взревел он и рванул на гору, как борзый конь. От падения в устье штольни его спасла только исключительно развитая у магов интуиция. До всей честной компании донеслась цветистая народная речь, которая в Суэссоне звучала ничуть не хуже, чем в Краухаде. Мужик посылал того умника, что пробил в шахту свежую дудку, минуя все наложенные Печати, таким сложным и многоступенчатым маршрутом, какой я, признаюсь, проложить бы не сумел. Вот что значит опыт и практика!
   Все словно очнулись и забегали, со стороны казалось, что появление нежити для сотрудников НЗАМИПС - праздник. Господин уполномоченный как-то незаметно распрощался со всеми и уехал. Ха!
   - Давайте, я отвезу вас домой, - предложил мистер Брайен.
   Это - дело, а то ведь так все и разъедутся, меня здесь бросят.
   - Ну, что, уел я вас?
   - Да не особо, - мистер Брайен был не в том настроении, чтобы потакать моему самолюбию, - мистер Гийом как раз говорил о том, что местность надо прочесать и тщательно проверить в магическом плане.
   Меня даже покоробило. Что же получается, я не отличился, и этот заезжий хмырь вполне способен был сделать все сам? Так, глядишь, он и дело без меня раскроет. Черная натура ревниво встрепенулась. Надо поднажать, пнуть Брайена и самому собраться, никакой белый, пусть он хоть сто раз уполномоченный, не посмеет учить меня жить!
   - А что эксперты про последнюю кость говорят?
   - Ничего. Они только вчера объект получили, сейчас тоже отчет пишут.
   То есть, он сунул находку сначала мне, а уже потом - им. Трогательное доверие.
   - Заедем, спросим?
   Шеф не стал возражать, наверное, он и сам об этом думал непрерывно, и вместо фермы мы поехали в Верхний Вал, к офису "надзора". Во дворе уже стоял автомобиль мистера Гийома.
   - Упрет он твои улики, - хмыкнул я.
   Брайен вылетел с сиденья словно чариком поцелованный.
   Как и предполагалось, господин уполномоченный попытался замылить нашу кость, а заодно и отчет экспертов (не хочет славой делиться, песий сын!), шефу удалось настоять лишь на том, чтобы ему сняли с отчета копию (за подписью самого Гийома). Я сумел ознакомиться с текстом, воспользовавшись тем, что Брайен не может оторвать руки от руля (хвала местным дорогам!). По всему выходило, что материальных следов воздействия на кости нет (то ест, разрубили ее еще при жизни покойного), а вот отпечатки магии (причем, свежие отпечатки) имеются, естественно, магии белой. Эксперты отмечали сходство с предыдущими образцами, как ауры, так и структуры заклинания. Как жаль, что с белых магов не пишут кристаллы!
   Я добился от шефа обещания держать меня в курсе дел, тот поклялся и словно сгинул, вероятно, ему совсем не улыбалось вдобавок к недовольному начальству возиться еще и с любопытным черным. Неделя прошла без единой весточки, но мир не без добрых людей - о том, что господин уполномоченный устраивает пресс-конференцию, мне и без Брайена шепнули. Я приперся на мероприятие, не выясняя, приглашали меня или нет.
   То помещение, которое в суэссонском офисе НЗАМИПС гордо называли конференц-залом, могло вместить максимум двадцать человек, на этом основании приглашены были только шесть журналистов, а широкой общественности вообще ничего сказано не было. Меня тоже пытались завернуть, но я показал свое вечно временное удостоверение сотрудника НЗАМИПС. Меня все равно пытались завернуть, тогда я продемонстрировал маленькую (всего четыре сантиметра) карманную молнию. Здешние полицейские не настолько уверены в себе, чтобы качать права перед боевым магом.
   Все оказалось просто до идиотизма - виновными в смерти восьмерых детей были объявлены Искусники. Мистер Гийом заявил это твердо и был настолько уверен в себе, что у газетчиков, полагаю, сомнений не возникло (а может, он им магией помог). Сектанты, якобы, пытались достать из шахты какие-то археологические редкости, для чего использовали кровь невинных жертв, теперь охрана Ундегара будет усилена, и повторения кошмара можно не опасаться. Шеф Брайен к произнесенному ни слова не добавил, он попросту молчал, и я мог его понять. Во-первых, Искусники не склонны искать новое знание - они и так уверены, что знают все лучше всех, во-вторых, это никак не объясняло магических манипуляций над трупами, в третьих - ни на йоту ни приближало поимку убийц. Но ведь никто не станет удивляться, что полиции не удалось поймать Искусников, верно? Если только они вообще тут были.
   Однако то, что дело крутилось вокруг археологических находок, заметил даже Гийом. Почему мне это так знакомо? Ах, да, повешенный! Археолог-любитель, приезжавший сюда много лет и покончивший с собой как раз тогда, когда были найдены детские останки. Вот кого полиция точно не допрашивала...
   Когда пресс-конференция была объявлена завершенной, а пара журналистов принялась домогаться от ее устроителя каких-то дополнительных комментариев, я подгреб к мистеру Брайену.
   - Один вопрос: вас устраивает то, что здесь сказано?
   Он скривился.
   - Нет!
   - Тогда подъезжайте ко мне вечерком, пообщаемся.
   Со мной, а заодно и с покойным археологом. Я не сомневался, что шеф даст мне разрешение на еще один ритуал. Даже если тело вывезено или кремировано, стены дома, принявшего смерть, вполне способны стать материалом для магического слепка, пусть и не слишком четкого. Времени-то прошло всего ничего!
   В ожидании мистера Брайена я проверил свою коллекцию мелков и свечек, и даже чай заварил (после небольшой практики он стал получаться у меня ничуть не хуже, чем у Кевинахари). Проверив весь дом, убедился, что ритуалу ничего не помешает, и даже нашел то место, где висел покойник. Уже в сумерках раздался шум подъезжающего автомобиля. И время подходящее.
   В качестве неприятного сюрприза, шеф привел с собой Гийома. Вот только чье это было решение? Все-таки недаром Паровоз постоянно таскает на себе столько амулетов - когда работаешь с магами, можно ожидать любой гадости. Естественно вместе с Гийомом прибыл его неизменный спутник, точнее - вперся, не спросив дозволения, что у черных, вообще-то, не принято (думает, что авторитет начальства его защитит?). Ну, раз так, ты у меня как мебель будешь! Я поставил на стол три чашки и пригласил всех пить чай.
   Разговор получился странный. Не подвергая сомнению версию об Искусниках, я намекал на возможность определения конкретных виновных. Никакого нарушения закона не требовалось - шеф вполне мог отправить дело о самоубийстве на доследование, а случаи, когда суд принимает свидетельства покойников, встречаются сплошь и рядом. Мистер Брайен невнятно мекал, а его спутники смотрели холодно и недовольно.
   - Я проверял - посмертный отпечаток ауры очень четкий. За пару часов я выужу воспоминания двух последних его дней поминутно, либо все на ключевое слово "Ундегар". Мы будем точно знать, замешан ли он в деле.
   Уполномоченный неприязненно поморщился.
   - И почему вы этого еще не сделали?
   - Я занимаюсь некромантией только после получения письменного именного разрешения от "надзора".
   Но мистер Брайен в ответ бормотал что-то вроде "э-э" и ли "вэ-э", словно идиот, а белый маг уверенно брал ситуацию в свои руки.
   - Никакого ритуала не будет! - твердо заявил мистер Гийом. - Этот колдун слишком много себе позволяет.
   Я оценил кривую улыбку костлявого, подумал и окатил Брайена содержимым стоявшей на столе солонки. Обалдевший шеф вскочил и принялся отряхиваться, еще сильнее забивая в складки одежды белый порошок. Нет, против сильного заклинания это не эффективно, но его и инструментальный контроль не проворонит - там после всего происшедшего люди на ушах стоят.
   - Вы только глаза не трите, - посоветовал я мистеру Брайену. - Соль!
   Я замечал, что она даже на работу эмпатов влияет.
   - Что ты себе позволяешь, мерзавец?! - возмущению уполномоченного не было предела.
   Кажется, до шефа начала доходить странность ситуации, а до меня - глубина проблемы: в моем доме находился агрессивно настроенный белый маг с черномагической поддержкой. Сколько и каких амулетов прихватил костлявый на этот раз, одному Шороху известно, но опыт первого нашего столкновения он должен был учесть. Что останется от дома-улики после такой крутой разборки?
   А главное, зачем это Гийому?
   У меня было множество возможностей, чтобы понять: все люди мыслят одинаково, вне зависимости от наличия Источника. Это желания и реакции могут отличаться, а логика - она логика и есть. В какой ситуации должен был бы оказаться я, чтобы делать то же, что и он?
   Примчаться, едва только следствие сдвинулось с мертвой точки (он должен был начать действовать, как только детей удалось опознать), и тут же начать громить результаты чужой работы (со слуха, даже не прочитав заключений). Гонять всех неделю, а потом выдвинуть банальное объяснение, позволяющее закрыть дело вглухую. Настаивать на своем, не останавливаясь перед применением магии, а попытку сдвинуть дело с мертвой точки отчаянно давить. Какой вывод?
   Стоило ли удивляться, что он предлагал устроить прочесывание именно там, где было, что искать!
   Я изобразил на лице гнусную ухмылку.
   - Откуда такой снобизм к собрату по ремеслу?
   Гийом сильно вздрогнул. Бинго! Белые просто не умеют держать себя в руках, натуру не переделаешь. Я начал вдохновенно импровизировать.
   - Вы ведь не понаслышке знаете, что такое некромантия. Для того чтобы пробудить эхо личности, подходит любой Источник, и белый, и черный. Вопрос в контроле! Вы не способны принять в себя чужой разум и уцелеть, вам нужно промежуточное звено, медиум. Дети! Увечные, несформировавшиеся личности, неспособные отторгнуть того парня, что умер в руднике. Так? Это вы их всех убили.
   У Брайена челюсть отпала, костлявый маг вцепился в амулеты и прикоснулся к Источнику, а вот я медлил. Во-первых, был уверен, что отражу любую атаку с места - опыт был, во-вторых, хотел дать Гийому возможность выговориться. В корыстных интересах - получить с Шороха желание. Тупой монстр только теперь сообразил, что произошло что-то мерзкое, а он - не в зуб ногой, ни в ухо рылом (отвращающие знаки ему, видите ли, помешали). Да, это тебе не скромных некромантов доставать!
   - А вам не все равно? Зачем так настойчиво набиваться на неприятности с руководством службы? Забудьте все, что только что сказали. И мистер Брайен забудет, обещаю. К сожалению, этот дом придется сжечь.
   - Причем тут руководство?
   - Потому что я тоже не занимаюсь ЭТИМ без письменного именного разрешения.
   Брайен смотрел на нас как зачарованный, должно быть, его взгляды на жизнь подвергались серьезной переоценке.
   - Нафига? Чем вас классический-то вариант не устраивал?
   За три-четыре сеанса я вытянул бы из этой кости все возможное и невозможное, даже в одиночку - им ведь нужны были знания, а не личность. Лицо уполномоченного приобрело холодное и надменное выражения.
   - Мы решаем проблему исчезновения цивилизаций. Как можно доверять черным в таком серьезном вопросе? Нонсенс! Десять жизней - ничтожная плата за открытие истины.
   То есть, два трупа все еще не нашли.
   И тут я понял, что где-то и как-то мистер Гийом перешагнул черту, отделявшую его от Искусников, реальное положение дел перестало его волновать, а в какую фигню верит сектант - окружающим без разницы. Это было даже забавно: столько раз слышать, как из черных в белые, и вдруг увидеть, как из белых - в черные.
   - Ну, если мы получим подтверждение сказанного вами от НАШЕГО руководства, то никаких проблем, - в конце концов, кто я такой, чтобы перевоспитывать начальников? - Естественно, вы поможете нам с поиском и опознанием оставшихся тел - дети должны быть похоронены нормально.
   На слове "дети" его перекосило. Наверное, его белая натура так же рвалась наружу, как временами - моя, вот только договориться с ней у него не получалось.
   - Молчать!!! Или Рек займется вами немедленно! И не делайте вид, что вас волнуют чьи-то кости. Забирайте свои вещи и выметайтесь отсюда, не то сгорите вместе с домом!
   На последней фразе костлявый Рек улыбнулся как-то особенно мерзостно.
   Я из собственного дома уходить не спешил.
   Достопочтенный мэтр Гийом серьезно заблуждался. Во-первых, на его боевика мне было сто раз чихать - я не был одним из тех современных некромантов, которых от слова "чистильщик" бросает в дрожь, в случае чего, этой парочке не помогли бы все их амулеты - школа Сатала даром не проходит. Во-вторых, мне было не все равно, а значит, у Гийома намечались проблемы.
   Впрочем, не только правительственные эмиссары могут убивать безнаказанно, правильно? Я припомнил результаты обследования своего дома, отвернулся от этих уродов и полез за шкаф (удара в спину можно было не опасаться - они же не маньяки, чтобы дать мне повод для самообороны). Под потолком комнаты проходил лепной бордюр из цветочков и листочков, и как раз в углу он скрывал под собой Печать защитного периметра - в такой глуши нет коллективной защиты, охранку ставят на каждое строение в отдельности. Что значит для мага такой квалификации, как моя, поломать одно хилое проклятье?
   - Можно поинтересоваться, что вы делаете? - Гийом снова был совершенно спокоен.
   - А это, как бы, божий суд. Сейчас ночь, защитного периметра на этом здании больше не существует, и любая тварь может войти сюда. Если вам удастся унести ноги - так и быть, уходите.
   Гийом прищурился.
   - Вы же, вроде, на мага учились? Вы представляете вероятность появления прямо здесь и сейчас сколько-нибудь сильной твари?
   - Зато я знаю одну тварь с высокими моральными принципами! И она исключительно мобильна.
   Фактически, всегда находится там, где я, если не натурой, то ментально. Шорох как раз кончил обследовать помещение, убедился, что ловушек на него не поставлено и начал стремительно проявляться в реальности.
   Пространство вскипело водоворотом черных листьев, от близости потустороннего даже мне стало не по себе, но я стоически терпел (раз уж положился на этого урода, ничего не поделаешь). Интересно, он только напугает их до помрачения или все-таки съест?
   "Съем!" - выдал Шорох сердитый образ, и в комнате сильно запахло аммиаком.
   Я запоздало вспомнил про бурую слизь - теперь же половицы не отчистить, только менять. Во дворе басовито брехнул зомби. Если подумать, то я с самого начала имел над Гийомом неоспоримое преимущество, мне просто с законом связываться не хотелось, а с Шороха - что возьмешь. Когда бесконечный шелест схлынул, в комнате остались я, две пузырящиеся кучи с вкраплениями костей и мистер Брайен.
   - Ты как?
   - Мне надо выйти! - шеф "надзора" судорожно стиснул ноги и рванул на улицу.
   М-да, это он еще хорошо контролирует себя, а то было бы у меня три кучи дерьма на полу. Хотя, одной - больше, одной - меньше... Я открыл окна, закрыл дверь и пошел на кухню, заваривать для Брайена что-нибудь успокаивающее - в таком состоянии он никуда не уйдет и не уедет.
   - Какая сволочь, подумать только, какая сволочь! - бормотал шеф, глотая травяной чай.
   Скорее всего, это он не про Шороха.
   - А кто нынче хорош? - цинично пожал плечами я.
   - Но ведь вы...
   - Вот именно, я. Подвел этих двоих под тварь, совершенно точно зная, чем все кончится. Потому что второй раз такой возможности не представилось бы - он навешал бы всем эту лапшу про государственную необходимость и слинял бы.
   - Может, действительно... - у Брайена зашевелилось сомнение.
   - Фигня! Черный Круг дает полный доступ к личности покойного, заклинатель получает исчерпывающее описание чужой жизни (я знаю, я в этом участвовал). Но организовать ритуал они решили только после того, как убили десятерых детей и ничего не выяснили. Не спорь, я по датам вижу, что так и было! Черным они, видите ли, не верят, а убийцам маленьких девочек - пожалуйста!
   Это было обиднее всего. Я за свою жизнь практически никого не убил (по крайней мере - сознательно), а эти типы спланировали настоящую бойню и - ничего! Более того, наше драгоценное правительство (набить бы его коллективную рожу) все это санкционировало. Обучить некроманта, видите ли, было не комильфо, а детишек потрошить - запросто.
   Ладно, Шорох с ними, с покойниками. Как бы самому теперь под раздачу не попасть...
   - Что же теперь делать? - медленно возвращался к реальности шеф.
   - А что такого? За Шороха мы не в ответе. А что до отвращающих знаков, то я периметр новый сделать хотел, по границам поместья. Как раз все Печати разместил, осталось здесь погасить, а там - инициировать, сегодня и хотел этим заняться. Вот и погасил.
   - Разве так делают?
   - А как делают? Создание периметра в периметре на порядок усложняет ритуал, у кого хочешь спроси!
   - И Печати точно есть?
   - Хочешь - покажу?
   - Не надо, я же как раз и приехал затем, чтобы проконтролировать. На то, что они здесь появятся, мы никак не рассчитывали.
   - Тем более что один из них был черным, - поддержал я намечающийся заговор.
   Мистер Брайен серьезно кивнул.
   - Какая нелепая случайность! Такое может произойти и с лучшими из нас.
   - Аминь!
   Шеф недрогнувшей рукой поставил чашку на стол и поехал вызывать труповозку. Бригада из НЗАМИПС приехала только утром, естественно, от пола в гостиной к тому времени осталось одно воспоминание.
   Денег на замену половиц мне никто не предложил.
  

Оценка: 8.07*113  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"