Сыромятникова Ирина: другие произведения.

Житие мое. Алхимик с боевым дипломом (часть 2).

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.35*94  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    7. "Ничто очень-очень хорошее или очень-очень плохое не длится очень-очень долго" - древняя мудрость. "Если тебе кажется, что все закончилось, ты - покойник" - практическое наблюдение.


   Глава 66
  
   Путь к признанию миром моей исключительной гениальности начался прозаически - с интенсивной переписки и заказа тысячи мелочей. Признаюсь, до встречи с Гийомом я колебался - не хотелось оказаться персонажем книжки про безумного алхимика, решившего осчастливить человечество конструкцией из медных котелков и пропеллеров, собранной в дровяном сарае. Но, если уж белый маг сумел овладеть некромантией, то черному решить проблемы дурацких бактерий - раз плюнуть. Ради великого дела пришлось купить дом удавленника целиком, благо запросили за него сущие гроши - после трех смертей там согласился бы жить только сумасшедший (ну, или черный маг).
   Кстати, половицы в гостиной я менял сам, в смысле - с молотком в руках, плотники к ним даже прикасаться не хотели, хорошо, хоть материал согласились привезти. Интересно, что скажет Йохан, когда узнает о причинах ремонта?
   Вместе с моими компаньонами по новому проекту в Суэссон приехал Четвертушка.
   - Ты-то чего сюда приперся? Ты же, вроде, автомобилями заняться хотел.
   Вид здешних грузовиков способен был вызвать у алхимика инфаркт.
   - Не пошло, - дернул плечом Рон и понизил голос, - ты только никому не говори, хорошо? Помнишь, я с родичами поругался?
   - Ну и что?
   - Мне недавно шепнули, что мамаша меня хочет умалишенным объявить.
   - Да ну, ерунда какая! Ты дядьке своему сказал?
   - Сказал. Он посоветовал мне исчезнуть на время. У моей маман специфические знакомства среди целителей, так что, может и получиться. Потом всю жизнь буду доказывать, что не псих.
   - М-да, - оказывается, мои родственники - еще не самый худший вариант. - Но место ты все равно выбрал неудачное.
   - Боишься конкуренции? - прищурился Рон.
   - Ни разу! У меня тут уже репутация, клиенты.
   - Ну-ну. За патент не беспокойся - я все сделал. Кстати, камуфляжем военные интересуются.
   Большой дом сразу стал шумным и тесным. Первые три дня путешественники просто приходили в себя и делились со мной (!) впечатлениями от поездки. Я им что, эмпат-исповедник? Четвертушка прикалывался над обилием пересадок (к слову, мне пришлось делать на одну больше), Полак возмущался отсутствием сервиса (он просто никогда не возил в багаже мотоцикл). Что до Йохана, то его повергли в шок сложные перемещения, я даже не уверен, что при необходимости он смог бы найти дорогу назад. Белый притащил с собой кучу бидонов и аквариумов и до сих пор не осознавал своего счастья - ничто не потырили и не разбили.
   А по вечерам Полак слушал музыку на моем граммофоне.
   Вот когда я пожалел, что затянул с доставкой оборудования! Отправил бы всех в сарай, трудиться, и дело с концом. Одна опись и распаковка такого количества барахла заняла бы неделю! Но деньги снова приходилось экономить и отказаться от халявы я не смог (тут сказалось мое знакомство с хлопководами - они заказали для себя целый состав, и у них оставалось свободное место), за что расплачивался теперь собственной кровью. Ничего, еще пара дней, все займутся делом и отцепятся, наконец, от меня.
   Шли дни, за хлопотами причина замены половиц в гостиной как-то забылась. Я привык, что мои начальники не ограничены в проявлении власти и, при необходимости, способны списать все. Это было ошибкой.
   Возвращение к реальности было жестким - ко мне приехал Лемар (помощник Брайена, замещавший отсутствующего шефа) и притащил с собой старшего "чистильщика" с полным набором боевых амулетов.
   - Полковник Райк хочет с вами поговорить! - прочирикал подлый тип и бодро ускакал к своему автомобилю, очевидно, не желая присутствовать при разговоре боевых магов.
   Я пытался осознать серьезность своих новых проблем (черные просто так друг к другу в гости не ходят).
   - Зайдем в дом? - предложил полковник.
   Держался он как-то слишком спокойно (это мне не нравилось) и взгляд для "чистильщика" у него был слишком умный (не к добру). Я сразу провел его в гостиную (чего кота за хвост тянуть?), взгляд, вскользь брошенный туда, где еще виднелось пятно от отсутствующего шкафа, сказал мне о причине визита все - Брайен раскололся. А мне казалось, что шеф умеет держать язык за зубами! Впрочем, общение с Шорохом меняет человека (по себе знаю), а тут еще карантин... Осталось понять, почему Райк не привел с собой группу захвата.
   - Знаете новости? - равнодушным тоном поинтересовался незваный гость.
   Руки полковник держал за спиной, и хвататься за Источник, вроде бы, не спешил.
   - Какие?
   - Большие боссы хотят устроить в нашем округе охоту на Искусников, тех самых, о которых ваш покойный друг успел доложить прессе.
   Меня передернуло. Про "друга" он, конечно, издевается, но ведь и не прикопаешься ни к чему!
   - Ну, и?
   - И мне не нужна под боком банда придурков, пытающихся найти кошку там, где ее нет.
   - А я тут причем?
   - Притом, что первым делом я отправлю запрос о причинах вашего иммунитета к Шороху и особенностях поведения этой твари.
   Он мог не продолжать. Первым Искусником, которого найдет озверевшая от отсутствия улик команда, буду я, и плевали они на особенности Источника. Пауза затягивалась.
   - Это была самооборона!
   - Раньше за такую "самооборону" на костре жгли, - жестко оборвал Райк, - считалось, что черный маг, вкусивший крови, не способен остановиться.
   Учитывая особенности нашей натуры, такой подход имел под собой основания. Но не сейчас, не со мной! Я пальцем бы не тронул этого придурка, если бы он не покусился на мой дом (МОЙ дом!). Неужели, все-таки, Каштадар? Бегать по Краухарду с обвинением в убийстве - дело дохлое, у нас маньяков не любят.
   - Короче, - продолжил Райк, не дождавшись возражений, - Брайен видит только один выход - заставить покровителей Гийома замять дело. Ваши с Ганом показания тут не помогут: ты - заинтересованное лицо, он - временно недееспособный. Аура в конференц-зале совпадает с отпечатком на костях, но этого мало, нужны материальные улики. И ты поможешь их добыть.
   - Как это?
   - Трупов должно быть десять. Есть мнение, что два ритуала они провели прямо в шахте.
   В шахте. На месте гибели сотен людей, в абсолютной темноте, которая не рассеивалась тысячелетиями. В аду.
   - Я туда не полезу!
   - Полезешь, - усмехнулся "чистильщик", - ту челюсть Гийом куда-то заныкал, подтвердить твой отчет некому. Ты поможешь найти место, где лежал труп.
   Я мгновенно понял ход его мысли и возмутился.
   - Это был не Круг, а частичный ритуал! Ориентироваться под землей я не смогу, все, что у меня есть - визуальные образы последних дней. Картинки!
   - Место смерти узнать сможешь? - прищурился Райк.
   Я сосредоточился, копаясь в обрывках чужой памяти. Где же это было? Какая-то боковая выработка, в которой изнывающий от жажды и недосыпания человек наскочил на стремительно созревающих гоулов. Покойный и сам едва понимал, где находится.
   - Это глупая идея.
   - Других нет. Сдавать тебя Брайен не хочет, а мне тут не нужна охота на колдунов - половина спецов тут же снимется с места.
   И мне приключения ни к чему - я только-только недвижимость приобрел, все деньги в нее вбухал.
   - Хорошо. Только... это...
   - Все будет организовано профессионально! - гордо вскинулся полковник и, не прощаясь, зашагал к двери.
   Гад! И Брайен тоже сволочь. Нашли, понимаешь, крайнего! Что еще раз доказывает, что от НЗАМИПС одни неприятности.
   - Проблемы? - в дверях стоял обеспокоенный Четвертушка.
   Сказать ему, что я снова оказался в дураках? Ни за всю жизнь!
   - Нет, помощи просят, - в конце концов, это почти так. - Что б ты был в курсе: я теперь в "надзоре" на полставки.
   Четвертушка дернул бровью.
   - Ты же, вроде, не хотел у них работать?
   - И сейчас не хочу, но вынужден отдавать долг родине.
   Врагу не пожелаешь такого кредитора. Я плюнул в сердцах и поехал на Узловую: на днях должны были доставить заказанные мной вещи, нужно было устроить так, чтобы для доставки их на ферму не нужно было мое присутствие.
  
   В группу функционального проектирования объектных стратегий (она же - отдел по борьбе с теологической угрозой), подбирали сотрудников одиноких и, по возможности, имеющих личные счеты с основными фигурантами проекта. Это было не сложно - слишком многие помнили последнюю попытку осчастливить мир любой ценой, время еще не успело закрыть счета и успокоить страсти. Численность группы никогда не превышала двадцати пяти человек, в случае необходимости, бессменный командир имел право привлекать к работам любое количество сотрудников министерства, но делал это, как правило, в темную. Проколов у группы до сих пор не было, впрочем, активных боевых действий - тоже.
   В окружении людей, знавших его полтора десятка лет, Ларкес не считал нужным притворяться, свои эмоции первый помощник министра выражал, как и привык - жестами. Здесь его странности знали и понимали.
   Ритмичное постукиванье ладонью о стол (нетерпение и решительность).
   - Господа, - а голос безжизнен и невыразителен, - ситуация сдвинулась с мертвой точки. Все изучили материалы заседания? Мистер Генивер, прошу.
   На выездном совещании в пригороде Редстона собралось семеро сотрудников, имеющих высший уровень допуска - белый, два черных и четверо обычных людей. Сейчас слово взял сухенький старичок, в гражданском прошлом - знаменитый финансист. Отточенный интеллект и инстинкты хищника позволили ему пережить интерес секты, но его сын навсегда оказался заперт в стенах элитной лечебницы для душевнобольных. Жена мистера Генивера до сих пор три раза в неделю навещала там своего "солнечного мальчика" с тихим упорством надеясь на чудо.
   - Анализ показывает наличие четырех объектов, демонстрирующих системные отклонения в поведении. Прошу лист первый! Мы имеем: осведомленность за пределами своей компетенции, удачные разрешения заведомо проигрышных ситуаций, репутацию, не соответствующую психологическому профилю, и целенаправленный интерес. Все - демонстрируемое регулярно, за пределами статистической погрешности.
   Приглашенные внимательно изучали досье на подозреваемых - факты, которые ни один суд не признал бы уликами.
   - Возможно, черного стоит исключить?
   - Нет, - пальцы подрагивают в воздухе (Ларкес задумался), - они продемонстрировали готовность использовать в своем деле боевых магов. Обратите внимание на лист три! В зоне ответственности объекта диагностирована деформация заклинаний контроля.
   - Не стоит ли конкретней обозначить район?..
   - Это может привлечь внимание.
   - Четыре точки - не так уж много, сил хватит.
   - Господа! - пальцы обращены на себя и чуть вверх (Ларкес был воодушевлен и взволнован). - Предлагаю считать переход ко второй стадии проекта состоявшимся.
  
   Глава 67
  
   Вместе с моими компаньонами в доме удавленника появился кот, серая длинноногая зверюга. Нет, они не привезли его с собой, он пришел откуда-то сам, наплевав на охраняющего усадьбу зомби и то, что ближайшая ферма находилась километрах в пяти. Макс, обычно индифферентный к животным, собирался устроить любимую собачью забаву, но за кота неожиданно вступился Рон.
   - Оставим кошака! Будет мышей у нас гонять.
   - Зачем? У меня вокруг дома периметр.
   И мыши, в отличие от пушистой скотины, этим периметром успешно отвращались.
   - Кошка приносит в дом удачу!
   По моему опыту, кошки приносили в дом только шерсть и вонь, но убедить в этом Рона оказалось невозможным - я, с удивлением, обнаружил, что Четвертушка испытывает слабость к четвероногим засранцам. Что ж, как пришло, так и уйдет (отвращающее проклятье всегда можно немного доработать). В первый же день кот стащил из тарелки Полака котлету и получил кличку Бандит.
   Белый на появление новой животины не отреагировал, возможно, потому, что по был по уши занят обустройством своей лаборатории. Никогда бы не подумал, что это так сложно! Под руководством Йохана в сарае возводили маленький домик со всеми удобствами, начиная от принудительной вентиляции и кончая герметичным входным тамбуром. Снаружи сооружение окутывали слои Знаков и заклинаний.
   - Не следует относиться к белой магии легкомысленно, юноша! - заявлял Йохан мне (любому другому морду за такое начистил бы, честное слово). - В процессе нашей работы могут быть призваны к жизни существа, по сравнению с которыми возбудитель серой гнили окажется легким насморком. Мы должны в полной мере сознавать ответственность и неукоснительно следовать правилам!
   Я проникся и добавил к его трудам черномагический периметр, отвращающий от лаборатории предельно широкий спектр животных, включая термитов, крыс и котов, а то ведь сгрызут его драгоценное имущество, в решето источат, еще и нагадят сверху.
   В Суэссоне начиналась весна, хлестали последние ливни, глубина водоемов достигла максимума и государственные учреждения, по давней традиции, сделали в своей работе месячный перерыв. Освободившееся время я проводил... скажем так, увлекательно: полковник Райк вознамерился сделать из меня скалолаза. От публичного позора меня спасли ненормально развитые для мага мышцы - последствие занятий борьбой, то есть, я не висел, как сопля, на канате и мог забраться на тренировочную стенку самостоятельно, пусть и медленнее, чем остальные. Что называется - предки оборонили, еще одного щелчка мое хрупкое самолюбие не перенесло бы.
   - И нафига? Я имею в виду, мне-то зачем эти премудрости, сэр?
   На полигоне тренировалось полдюжины "чистильщиков" со спелеологическим уклоном. Весьма разумно, если вспомнить, что в Суэссоне протяженность подземных выработок в разы превышает таковую для проезжих дорог.
   - В группе не должно быть слабого звена! Все должны знать специфику работы хотя бы в минимальном объеме.
   Так-то оно так, но я по-прежнему был уверен, что полковник просто хотел поставить на место приезжего хмыря (обычно маги не заморачиваются поддержанием физической формы). В таком случае, защитившие меня предки были родственниками Райка - достаточно было одного-единственного косого взгляда, и я устроил бы дуэль в стиле незабвенного учителя. Фиг бы им помогла накачанная мускулатура!
   Но всему приходит конец, даже распутице. Вид голубеющего неба заставлял "чистильщика" кривиться.
   - Завтра выдвигаемся, больше времени нам не дадут.
   Это понятно: если пресловутые "они" существовали, им разумнее всего вмешаться до того, как Брайен покинет карантин.
   Намерения свои "чистильщики" не афишировали.
   - Идем как бы на плановый осмотр, давно пора было туда слазить. Ты значишься стажером.
   Клево! Скоро у меня будет такой послужной список, что хоть на звание магистра аттестуйся.
   Я злился на весь свет и чем дальше, тем сильнее. Мне не нравился выбранный полковником день (пятница, тринадцатое), мне не нравилась эта компания (пятеро полузнакомых черных), мне не нравилось легкомысленное настроение Райка, не смотря на весь обещанный профессионализм. И то, что в качестве поддержки наверху оставляли обычных людей, мне тоже не нравилось.
   - Расслабься! - покровительственно улыбался "чистильщик". - Днем здесь безопасно, а вечером их сменят.
   - Мы что, ночевать там собрались?!!
   - Конечно! Да внизу разницы никакой нет, что - ночь, что - день.
   Заглянув в освещенное голубыми фонарями жерло шахты, я понял, что она мне тоже не нравятся. Но "чистильщики", жизнерадостно переругиваясь, уже спускались вниз, пришло и мое время делать шаг через край.
   Глубина ствола была около трехсот метров, для поверхности такое расстояние - тьфу, но если его же приходится преодолевать вертикально, ощущения совсем другие. Группа спускалась вниз извилистым маршрутом, попутно проверяя натыканные тут и там защитные амулеты, делая привалы (или подвисы?) и вообще - наслаждаясь жизнью. Ни о каком свободном скольжении вниз речи не шло - для этого элементарно не хватало длины веревок. Путь вниз занял два часа, каких усилий потребует подъем наверх, думать не хотелось.
   - Ну что, новичок, втыкает?! - орал Райк из-под дыхательной маски (их надели, как только дно шахты показалось внизу). - Это что! Вот мы один раз в тысячную лезли...
   Нашел, чем хвастаться! Шороха на него нет.
   Шахта почти утратила вид рукотворного сооружения, крепеж проржавел и осыпался еще в незапамятные времена, теперь здесь был просто горный склон, очень крутой и неустойчивый. Внизу рухнувшая порода собралась высоким конусом, под которым не возможно было угадать останки подъемной клети и находившихся в ней людей, картинки чужой памяти с трудом накладывались на вид обветшавших подземелий. Я задрал голову кверху и не увидел света - жерло шахты прикрывал козырек. Что ж, по крайней мере, тут сухо, а солнечный свет все равно сюда не достанет.
   - Перерыв полчаса! - объявил полковник, когда ноги последнего "чистильщика" коснулись камней, прибывшие первыми уже отдыхали.
   Я прошелся вокруг, выглядывая следы. Особого мастерства это не требовало - все выходившие в главный ствол коридоры были засыпаны едва ли не до потолка и только в одном камни оказались разбросаны, открывая проход. Спрашивается: зачем надо было тащить сюда меня? Полак блинчики печь собирался, уже и сметану к ним купил. Из меня-то повар никакой, а у него хорошо получается...
   - Значит, так, - полковник осторожно посасывал через трубочку какое-то зелье, не отрывая маски от лица. - Нечетные - здесь, четные - со мной. Второй прикрывает меня, четвертый - некроманта. Все поняли?
   Подчиненные в ответ утвердительно забурчали. Наверху каждого называли по имени, но в подгорной темноте обряженные в маски люди отличались только номерами на комбинезонах.
   Вопреки всем моим ожиданиям, в подземельях оказалось пусто и тихо, никакого следа потусторонних гостей.
   - Им здесь жрать нечего, - пояснил четвертый номер, - и эхо отвращающих проклятий в шахте влияет. Вот поглубже, там наверняка что-то есть.
   Угу, издыхающие от голода нежити, сумевшие проявиться в реальности, но так и не нашедшие себе жертв. Я поежился. Любой зверь на их месте во все лапы несся бы нам навстречу. Хорошо еще, мобильных проявлений потустороннего не так много...
   Чуть позже Райк нашел на полу остатки пентаграммы - кто-то изгонял заслонившего проход фому.
   - Черный прошел, - заявил полковник и помрачнел.
   Я решил, что Гийом лазил сюда со своим помощником. Вот у кого кристалл точно писали! Подчиненные Райка без намеков вынули из мешков оборудование и сняли отпечаток ауры.
   Поиск места ритуала занял минут двадцать, буднично и просто. Лишенный челюсти скелет лежал посреди коридора в окружении меловых разводов и огарков свечей, за поворотом валялись два маленьких мумифицированных тела с рассеченными лицами. "Чистильщики" скинули рюкзаки и занялись протоколированием улик, насколько я понял, под вторым номером шел главный эксперт.
   Эх, белого надо было сюда завести! И бросить...
   - Дело сделано! - Райк потирал спрятанные под перчатками ладошки. - Теперь-то братишки запрыгают!
   Наверное, он мне подмигнул, за маской не разглядишь. Я неопределенно дернул плечом.
   - У тебя черным кто был? - уточнил Райк.
   - Я - сирота.
   Глупо ждать от "чистильщика" понимания, но ругаться с ним сейчас не буду, вот поднимемся на поверхность, тогда...
   - Про Братьев Салема слышал? Нет? Ну, так вот, Искусники пытаются черную магию уничтожить, а эти наоборот - изучить и использовать. Наверняка, Гийом у них обучался. Белые, они просто обожают устраивать тайные общества!
   Полковник довольно хохотнул.
   Трупы обернули чистой тканью и упаковали в плотные брезентовые мешки, рюкзаки набили уликами. Все это предстояло тащить наверх, вручную. Само по себе неприятно, но, когда мы добрались до шахты, стало ясно, что все будет еще сложней.
   Оставленные на стреме "чистильщики" напряженно жались к стенам.
   - Что? - вскинулся Райк.
   - Веревка. Кажется, верхняя.
   На горе обломков белела змейка альпинистского шнура.
   Все, не сговариваясь, уставились вверх. Полковник заковыристо выругался (в его мастерстве я не сомневался).
   - Что за фигня?!
   Меня неожиданно отпустило, словно до этого самого момента я чего-то ждал, а теперь оно произошло. Я потянулся вверх тонким некромантическим плетением. Нет, триста метров - слишком далеко. "Чистильщики" лихорадочно перерывали рюкзаки в поисках запасных костылей и карабинов.
   - А я бы не стал сейчас туда лезть.
   - Ну да? - зло огрызнулся пятый номер.
   - Да! - я обнаружил на камнях то, что обычным зрением разглядеть не удавалось. - Это кровь.
   Райк рявкнул на подчиненных и осторожно подошел, один.
   - Свежая.
   - Если дадите разрешение, я попробую посмотреть, что случилось.
   Полковник фыркнул.
   - Давай быстрей, святоша!
   Я уселся на камни, погружаясь в неглубокий транс.
   - Приехал человек по имени Нестор, они его знали. Привез обед. С ним вошли двое, дальше резкая боль, все.
   "Чистильщик" непроизвольно посмотрел вверх.
   - Берегись!!!
   Я едва успел отскочить. Вниз рухнуло державшееся неизвестно на чем человеческое тело.
   - Все равно, придется лезть...
   - Думаете, они не подстраховались?
   Оказалось - подстраховались. В ушах гулко бухнуло.
   - Валим!!! - взвизгнул кто-то и все ломанулись в расчищенный проход.
   Я пробовал выставить щит, но Райк бесцеремонно затащил меня в дырку, а на дно шахты обрушились тонны потревоженных камней. Пол заметно содрогнулся, все заволокло пылью.
   Нет, я - черный, я - ничего не боюсь, но это - перебор.
   Эхо взрыва гулял под землей минут пять.
   - Все живы? - прохрипел Райк, "чистильщики" отзывались немного заторможено. - Шмотки?
   Рюкзак сохранился только один (четвертый номер просто не успел его снять), теперь у нас было дофига улик и ничего, что могло бы помочь подняться с трехсотметровой глубины.
   - Будем ждать, когда откопают? - нервно поинтересовался я.
   На меня посмотрели, как на идиота.
   - Да там полгоры расселось! Хорошо хоть здесь ничего не рухнуло.
   Хорошо или плохо - это спорный вопрос. Мы остались с налобными фонариками (а ведь я его чуть не снял!) среди полной темноты и неизвестного количества нежити. Даже перекусить не успели. Я пнул выкатившиеся в проход камни (пытаться рыть - бесполезно), Райк попробовал дать мне подзатыльник.
   - Что делать будем, босс?
   Вот в такие моменты в черных громче всего говорит иерархия. Все объединяются вокруг старшего, и даже я, хотя Райка старшим и не признавал, вынужден был ему подчиниться.
   - А ну-ка, некромант, расскажи нам, как здесь все устроено.
   Сколько можно повторять им, что полного ритуала я не проводил!
   - У меня есть только воспоминания о последних перемещениях покойного, чтобы понять устройство шахты, нужно вернуться к останкам еще раз.
   И мы пошли к останкам. Что хорошо в компании черных - никто не впадает в истерику, белый бы от таких переживаний уже дубу дал. В тишине подземелий разносились звуки шагов и бурчание пустых желудков. Где ж вы, мои блинчики...
   - Ничего, - бормотал Райк, словно в ответ на мои мысли, - главное - дать о себе знать!
   Хорошо сказано. Мне хотя бы мышь дохлую в руки, но в коридорах, которые тысячелетиями прочесывали потусторонние существа, не сохранилось даже плесени.
   Покойник мало чем мог помочь: в прежние времена из рудника вели вентиляционные шахты (колодцы метрового диаметра) и аварийный подъемник, запертые под землей люди обсуждали их между собой, но точного местоположения я не видел. Даже если эти дырки не завалило, вряд ли они выглядят лучше, чем главный ствол, а триста метров без крепежа и страховки мы не одолеем.
   После краткого совещания решили искать подъемник, он, если сохранился, должен был располагаться в противоположенном конце рудника (почти в километре от главного ствола). Шли вперед гуськом, тщательно прощупывая все вокруг. Райк и третий обсуждали возможности подъема с глубины. Если раздолбить проклятьями бетон, можно было найти толстую арматуру и нарезать из нее костыли (хорошо быть черным магом).
   - Раньше в шахтах медную проволоку находили, - припомнил второй номер, - если ее скрутить в жгут ...
   То будет лучше, чем ничего, но... триста метров! Медь - тяжелый металл, к тому же, тянется под нагрузкой. И забивать крепеж можно было разве что проклятьем - по всей шахте мне еще ни разу не попалось на глаза молотка, кайла или еще какого пригодного к работе инструмента - все давным-давно уперли (с трехсотметровой глубины, вот мастера!). Нам попадались только сосуды из мутного стекла, какие-то обломки и обрезки, битый кафель и серый прах, все остальное (даже отделку стен) ободрали с мясом.
   Поход окончился раньше намеченного - дорогу перегородила куча камней, плавно уходящая под потолок.
   - Та-ак, - протянул полковник, словно это я виноват в обвале.
   - Раньше этого не было!
   - Обходные пути есть?
   - Вроде, были.
   Под землей рудник разветвлялся множеством штолен, либо - длинных и широких, либо - коротких боковых. Ради безопасности работающих, параллельные коридоры сообщались во многих точках.
   - Веди!
   Ему легко говорить, а я давно уже отказался от попыток пользоваться чужой памятью и теперь полагался исключительно на логику. Мы обошли два завала, но вернуться в оставленную штольню не смогли. Райк скомандовал привал.
   - Спать будем. Ночь уже.
   Действительно, часы показывали половину десятого.
   По рукам пустили фляжки с водой, после некоторого замешательства выяснилось, что в двух из них - самогонка, которую и вылакали в первую очередь. Сразу стало ясно, что жизнь удалась, несмотря на мелкие недоразумения последнего времени. Под многометровой толщей скал, окруженные завалами, "чистильщики" привычно переругивались и устраивались на ночлег.
   Приходил озадаченный Шорох - объект его интереса впервые забирался так глубоко под землю. Привычно показал ему молнию, все равно сориентироваться под землей он не поможет - органы чувств у него слишком специфичные.
   "Чистильщики" спали прямо в дыхательных масках, а вот я так не мог - непривычная к наморднику кожа чесалась, усилие, требуемое для вдоха, не давало расслабиться, а стекла, хоть и зачарованные от запотевания, казались отвратительно тусклыми. А, да пес с ними! Я сдвинул маску на глаза и, удовлетворенный, заснул.
  
   Глава 68
  
   То, что к нему идет гость, Ларкес почувствовал заранее (маг он или не маг?). Старший координатор ни разу не общался со своим предшественником после окончания карантина и теперь не знал, как себя с ним вести. Вдруг прежние схемы окажутся не верны? Подумав, Ларкес остановился на нейтральной модели поведения.
   Сатал ввалился в дверь после символического стука, ревниво оглядел кабинет, но тут же взял себя в руки.
   - Уделишь минуту?
   - Конечно, присаживайтесь!
   Бывший координатор плюхнулся в кресло перед столом нынешнего и некоторое время сосредоточенно сопел, борясь с нездоровыми инстинктами.
   - Ты, это, про ученика моего что-нибудь слышал?
   Ларкес наклонил голову.
   - Насколько я знаю, он работает в соответствии с договором...
   - Не то! - отмахнулся Сатал. - Мне тут... один знакомый намекнул, что он где-то под землей, застрял и не может выбраться. Это вообще реально?
   - Я узнаю, - очень спокойно отозвался координатор, значения судорожно растопыренных пальцев гость понять не мог.
   - Узнай.
   Сатал посидел в раздумье, резко встал и, не прощаясь, вышел. Остекленевший взгляд Ларкеса скользнул по стене портретов. Под землей?.. Старший координатор потянулся к телефону.
   - Здравствуй, дружище, - зажурчал в трубку обманчиво благодушный голос, - позови-ка мне Вильяма Райка. Нет его. А где же он?
  
   Новый проход нашли чисто случайно: возмущенный отсутствием дыхательной маски, Райк пнул меня, а я спросонья выдал плетение, выбившее породу с потолка на полметра вглубь, правда, сам виновник от него как-то увернулся, а вот мне наставило синяков упавшими камнями. В дыре открылось темное пространство - коридор, расходившийся со штольней буквально сантиметров на тридцать.
   Сразу стало ясно, что он строился другими людьми и в другое время. Бледно-голубой свет выхватывал из темноты циркульные своды, ровный пол, стены без всяких следов крепежа или отделки. Никаких излишеств - двоим только-только разойтись.
   Номер третий двумя проклятьями расширил отверстие, и все немедленно полезли туда.
   - Вспомогательная штольня? - предположил кто-то.
   Райк бросил по сторонам внимательные взгляды (коридор плавно изгибался) и постановил:
   - Он должен куда-то вести. Может, это соседний рудник и здесь сохранился выход на поверхность. Я, пятый и некромант - налево, остальные - направо! В случае чего, используйте "манки".
   "Чистильщики" поперли вперед без тени сомнения, а вот мне припомнились сказки про всякие гробницы и ловушки, поэтому я немного приотстал. Меньше надо читать, точно вам говорю! У меня даже появилось бредовое чувство, что мы идем по большому кругу и где-то там встретимся с оставшейся частью команды, но всего через сотню шагов на полу появились выполненные белой эмалью символы, и коридор вывел нас в просторный зал, стены которого фонарики почти не освещали.
   - Вау! - не удержался номер пять.
   Помещение пронизывала колонна из черного стекла двух метров диаметром, уходившая вверх и вниз.
   - Прикольно, - прокомментировал полковник. - Ищите еще что-нибудь.
   И в этот момент нас самих обнаружили.
   В дальнем конце зала раздался шорох, в перекрещенном свете фонарей показался источенный временем гуль, едва способный переставлять ноги (по виду, в нем вообще не осталось ничего, кроме лохмотьев). Я, было, решил, что он пришел умирать, но впечатление оказалось обманчивым - когда оба "чистильщика" с ноги всадили в него по стандартному проклятью, нежить лишь немного пошатнулся и продолжал шлепать в нашу сторону.
   Опа.
   Колонна в центре зала позволяла пятиться кругами, удерживая мертвеца на приличном расстоянии. Мои спутники методично пробовали на монстре все известные им плетения (а их оказалось не мало), пятый номер даже исхитрился начертить перед гулем отвращающий знак, но тот преспокойненько на него наступил - двоим "чистильщикам" удалось лишь немного проредить ветхое тряпье. Наверное, так вот и выглядит зомби-маг (я слышал, что эхо Источника обеспечивает им некоторый иммунитет к проклятьям). Бегать по узким коридорам с такой штукой за спиной - смерти подобно.
   Я лихорадочно пытался измыслить что-то оригинальное из арсенала некроманта, но в этот момент обозленный неудачами пятый номер с воплем "кия!" лягнул гуля пяткой в грудь. Нехарактерно легкий покойник птичкой улетел в темноту. Мы посветили фонариками: нежить напоролся на странную конструкцию из стеклянных пластин, и его порезало в лапшу.
   - Прикольно, - констатировал полковник. - А местечко-то мерзкое.
   Действительно, неуютно здесь. При внимательном рассмотрении оказалось, что в оббитых по краям стеклянных пластинах явственно поблескивают какие-то огоньки, мозаики на полу сильно напоминают Печати, а в дальнюю стену вмурованы желтые полосы двух пядей шириной.
   - Золото, - пятый потянулся к блестящему металлу, но получил от полковника по рукам.
   Черная колонна явственно дышала Силой и я категорически не понимал, как такую штуку можно законопатить в камень совсем без зазора. Это не походило ни на что, виденное мной раньше, читанное, слышанное либо одолженное в памяти Мессины Фаулер. Еще один слой реальности? Интересно, сколько же их всего. Как жаль, что побывавшее гулем тело нельзя допросить! В качестве сувенира я подобрал осколок стеклянной пластины.
   Увы, никакого намека на выход в зале с колонной не было. Мы отправились догонять вторую группу, но ушли недалеко - нам навстречу галопом пронеслись запыхавшиеся маги. Их было только двое.
   - Выползень! - донеслось уже издалека.
   Райк развернулся и припустился за подчиненными. А я что? Я тоже побежал. "Чистильщики" с разбегу сигали в пролом, как цирковые акробаты, мне даже завидно стало. Что ж это за зверь, что они такую прыть развили?
   - Стоять!!! - рявкнул полковник, оказавшись внизу (подчиненные нехотя притормозили). - Какого Шороха произошло и где Крис?
   "Чистильщики" мялись, косились на пролом с трепетным почтением (естественный заменитель панического страха), но историю свою рассказали. Противоположенный конец коридора выходил в большой подземный комплекс и страж у него тоже был побольше. Пресловутый выползень появился неожиданно и едва не отрезал им путь назад. Бойцы среагировали предсказуемо - атаковали непонятный объект - вот только от их атак тварь не ослабела, а наоборот, стала двигаться намного быстрее. Второй номер проявил благоразумие и скомандовал отход.
   - Надо было камнями его завалить!
   - На этом Крис и попался: он вдарил по потолку, а выползень щитом откинул на него камни.
   - Неживые существа не могут иметь щиты! - возмутился пятый.
   - Пойди и расскажи ему об этом.
   В коридоре над нашей головой раздался дробный стук, словно у спешащего к нам существа было больше, чем четыре ноги. В пролом потолка сильно дыхнуло некромантией. Я, заинтересовано, подался вперед, но меня бесцеремонно утянули обратно. Посыпалось каменное крошево - наш противник стремился расширить дыру.
   - Надо обрушить коридор.
   - Тогда дыра станет еще больше.
   - Выманить его в дальнюю штольню, а самим - наверх!
   - Рискованно, он довольно шустрый.
   - Обрушим выход у него перед мордой!
   - Рушь! Я маг, а не полкило взрывчатки. Чтобы накрошить камня до потолка полчаса уйдет.
   Все бы им крушить! "Чистильщики", что с них возьмешь. Я прощупывал возившееся в проломе существо легчайшими из черномагических плетений и испытывал чувство, близкое к экстазу. Выползень представлял собой алхимический конструкт с магическим управлением, но мой мотоцикл по сравнению с ним казался деревянным самокатом. Это создание было совершенно! Сложнейший ансамбль вмурованных в золото проклятий добывал для него энергию, направлял движение и заботился о целостности. Достаточно было ничтожного толчка, и уснувшие контуры снова засветились, поглотив и усвоив энергию совершенных магами атак. Бессмертная машина убийства вновь была на ходу.
   Как можно помыслить о том, чтобы разломать такое чудо?
   - Давайте не будем его портить!
   - А он нас? - ехидно откликнулся второй номер.
   - И он не будет, я его заломаю.
   - Чем? Ему все проклятья как горох.
   - Не чем, а как. Я могу попробовать перехватить управление. Он почти как мой зомби!
   - У тебя есть зомби? - мягко поинтересовался Райк.
   Я проигнорировал подначку.
   - Это алхимический конструкт. Чем его защищают, я нифига не понимаю, а вот управляющие контуры у него вполне читаемые.
   Да, они на порядок сложнее, чем все, мною создаваемое, но все же проще, чем человеческое сознание.
   На пару секунд "чистильщики" перестали гомонить, и стало слышно, как выползень с глухим треском крошит камень
   - Не знал, что ваша братия такое может, - отозвался, наконец, полковник.
   Это он о ком? О тех увечных магах, что проходили свое Обретение под ограничителем?
   - Вы имели дело с ретроспективными аниматорами, а я - мастер-некромант!
   Развивать тему не стали.
   - Можешь - делай, но ты пойдешь первым.
  
   Глава 69
  
   В штате НЗАМИПС Дэн Лемар значился специалистом по связям с общественностью, силовые акции "надзора" обычно обходились без него. Кто же знал, что шеф Брайен так неудачно угодит в карантин!
   "И ведь не уволишься" - с отчаянием думал помощник, неожиданно ставший и.о.
   Специфика Ундегара позволила начать разборку завалов на "объекте триста" только после рассвета, а закончить все желательно было до темноты. Скорость работы балансировала между необходимостью работы экспертов и желанием хоть кого-нибудь спасти.
   К отдельно стоящей группе "чистильщиков" Лемар приближался медленно и боком. Маги отреагировали на внезапную трагедию именно так, как полагалось черным - растущим раздражением и безадресной ненавистью.
   "Проклясть не проклянут, а вот морду набить могут. И не пожалуешься никому - их главный тоже там".
   - Ну, что? - мрачно поинтересовался маг с лицом, сильно попорченным ударом водяного закруты.
   - Точное время инцидента не известно - сотрудников, дежуривших у устья шахты, пока не нашли. Завал заканчивается на глубине минус двести тридцать, и не факт, что стены удержатся, если камни разобрать. Защитные знаки снесло начисто.
   - Копайте.
   - Сэр, если группа в момент обвала находилась в стволе...
   - А я говорю - ройте! Мне утром старший координатор региона звонил (не спрашивай, откуда он знает!). Сказал, что внизу есть кто-то живой, и он хочет увидеть этого живого наверху, а если что не так, то меня самого там прикопают.
   Мысль о внимании господина Ларкеса заставила бедного и.о. содрогнуться.
   - Мы будем работать изо всех сил!
   - Если нужна техника, можно экспроприировать у агрономов.
   - Нет нужды, они уже выделили нам все, что надо - ждем вот-вот. У них внизу тоже какой-то знакомый.
   Но семьдесят метров завала на такой глубине... Специалисты утверждали, что работа может растянуться на неделю.
   - А не проще будет пробиться из соседнего рудника? - осторожно поинтересовался Лемар (подчиненные Райка знали устройство здешних шахт лучше всех).
   - Нет, - поморщился резанный "чистильщик". - Эта шахта - самая глубокая в округе, от всех других до места метров сто и не через щебень, а по твердой породе. Как так могло получиться?!! - черный сжал кулаки и Лемар непроизвольно попятился. - Ствол был абсолютно надежен, а с боссом пошли лучшие!
   И.о. постарался тихо слинять - черные с детства вызывали в нем оправданные опасения. А уж боевой маг в состоянии аффекта... Страшно, господа, страшно! Как же мистеру Брайену удавалось держать в узде эту братию? Наверное, он полностью доверял это дело полковнику Райку. Точно! Надо найти среди них главного и все ему перепоручить.
   Обнадеженный такой мыслью Лемар вернулся к текущим задачам, список которых только увеличился - требовалось организовать продолжение работы ночью, в темноте. При этом дышащие на ладан стены были половиной беды - лишенную отвращающих знаков шахту настойчиво пытались заселить нежити. Видно правы были старики, утверждающие, что под землей потустороннее дает о себе знать чаще, чем на поверхности! Естественно, закрепиться в реальности нежитям не позволяли, но тени неявленного зла струились в лучах зачарованных фонарей зыбким дымом и бодрости духа это не добавляло. При этом надо было убедить людей работать без передышки, час за часом, потому что сменить проходчиков не кем - люди, знакомые с горным делом, в Суэссоне наперечет.
   Какая ирония! Первые рудники в этих местах появились воистину в легендарные времена (подлинного их возраста никто не знал), но со временем недра края бесчисленных шахт перестали принадлежать людям - слишком много стало под землей наполненных мраком пустот. Беспечные предки, не задумываясь, бросали заселенные нежитями выработки и тут же начинали долбить новые, из-за чего теперь работа горняка напоминала лотерею: что рухнет тебе на голову - просто камни, или сразу целый фома. Только крупный армейский заказ позволял собрать достаточно боевых магов, чтобы зачистить подземелья и обеспечить минимальную безопасность работы. Шахтеры спешно выбирали какую-нибудь богатую жилу, обеспечивая алхимиков Ингерники редким минералом, а затем утаскивали свои отбойники и паровые лебедки до следующего раза. Если бы не маги-рудознатцы, подобная деятельность давным-давно заглохла бы.
   Хвала предкам, Лемару не требовалось никого нанимать - бюджет службы не выдержал бы такой траты. Услышав о попавших под завал людях, вожаки старателей с готовностью открывали двери складов, добывали нужное оборудование, а многочисленные волонтеры отправлялись к "объекту триста" на собственном транспорте. И это не смотря на безнадежность ситуации, хорошо понятную профессионалам! Все словно на себе чувствовали страх и отчаяние, которое испытывают замурованные под землей люди...
   Впрочем, о чем это он? Чушь какая в голову лезет! Черные в отчаянии - просто анекдот (не ляпнуть бы такое на людях - засмеют), а вот изувечить друг друга обезумевшие от безвыходной ярости боевые маги вполне способны. Вся надежда на полковника Райка - опытный лидер, он сумеет удержать подчиненных в узде, но ровно до того момента, когда голод и жажда подточат его собственное самообладание. Заброшенный рудник вдруг представился Лемару банкой с пауками, которых требовалось как можно скорее вытряхнуть на волю из тесной западни.
   "А шеф-то, сволочь, вовремя в карантин попал! - почти с ненавистью думал и.о. о своем начальнике. - Теперь, что ни случись, он не в ответе"
   Трагическая гибель шестерых ценных сотрудников не идет на пользу карьере.
   К трем часам дня в завале была обнаружена первая скорбная находка - размолотое камнями человеческое тело. Опознать погибшего теперь могли только эксперты. Лемар почти надеялся, что это будет кто-нибудь из группы - это дало бы повод прекратить работы.
   - Слышь, начальник, - к задумавшемуся и.о. незаметно подошел обслуживающий лебедку механик, - убрал бы ты его отсюда. Как бы чего не вышло!
   Лемар обернулся - среди снующих туда-сюда рабочих ходил местный белый, отзывчивый старичок, желающий помочь поиску пропавших проверенным шахтерским методом - при помощи виноградной лозы. Его надо было убрать немедленно, пока "чистильщики" заняты осмотром трупа.
   - Здравствуйте, мистер Малек, - и.о. ухватил старичка за руку и постарался заглянуть в глаза, по опыту зная, что белых такой напор деморализует, - как удачно, что вы здесь! Нам срочно нужна ваша помощь. Только вы сможете определить положение выживших с той стороны склона, для проведения триангуляции. Вот вам карта, срочно идите и займитесь этим. Я вижу, прибор у вас уже есть.
   Окрыленный оказанным ему доверием старичок умчался. Вовремя! Резанный "чистильщик" (теперь Лемар знал его имя - Даргад), шел к устроенному для совещаний навесу. Бесцеремонный маг совал всем под нос здоровенный булыжник.
   - Нюхай! - потребовал он и Лемар безропотно понюхал.
   Камень пах как-то неестественно - не землей, не плесенью и даже не мертвечиной, а каким-то кисловато-едким дымком.
   - Какой-то химикат?
   - Порох!!! Я же говорил, что ствол был надежен. Порву, изничтожу! Воскрешу и снова порву!!
   Еще бы понять - кого.
   Лемар мужественно вздохнул и решился уточнить:
   - А не было ли в шахте зарядов для экстренного подрыва? Ваш босс ничего такого не планировал?
   Глаза у "чистильщика" стали красные, как у быка, только пара из ноздрей не хватало.
   - Теперь только вы можете нам помочь, мистер Даргад, - с трагической обреченностью начал и.о., - следы вокруг устья безнадежно затоптаны. Ваши люди, первыми обнаружившие обвал - единственные свидетели. Их надо допросить! Не видели ли они посторонних, любые следы, что-то необычное...
   Вопреки ожиданиям, рациональная мысль достигла сознания "чистильщика", он подобрался, словно готовящийся взять след пес, и умчался куда-то бодрой рысью.
   - А я займусь дежурным, который должен был привозить обед, - постановил Лемар, убедившись, что опасность миновала.
   Увы, быстро разобраться со свидетелями не получилось - "чистильщики", которым полагалось дежурить у шахты прошлой ночью, сейчас отправились по домам, отсыпаться, а дежурного по офису нигде не могли найти, равно как и его грузовичок - с того самого дня их никто не видел. Если вспомнить сплетни об Искусниках, якобы окопавшихся в Суэссоне, перспективы дальнейшей службы Лемара выглядели все более и более безрадостными.
   Вечер наползал незаметно. Судя по количеству вынутой породы, работы, можно сказать, и не начинались. Измотанный до предела и.о. ловил себя на том, что перестает понимать человеческую речь - все вокруг бегали, чего-то хотели, а изъясняться предпочитали междометиями. Грузовик с запасным генератором застрял в пути, крепежа катастрофически не хватала, старатели пытались греть воду на извлеченных из завала обломках, а ведь это улики! Надо ли удивляться, что некоторые события ускользали из-под контроля?
   К навесу, под которым хмуро обсуждали что-то боевые маги, жизнерадостно шлепал мистер Малек, про которого и.о., к своему стыду, совершенно забыл. Кажется, старичок нацелился поговорить с Даргадом ("чистильщик" за последние два часа не произнес ни одного цензурного слова).
   Грубое обращение может стоить пожилому белому жизни! Лемар помчался на помощь.
   - Я нашел людей! - сияя от счастья, объявил мистер Малек.
   - Каких людей? - обманчиво мягко поинтересовался Даргад.
   - Не знаю, - смутился белый, - они не представились. Но сказали, чтобы я привел кого-нибудь. Им нужна помощь!
   - Где это было? - Лемар боялся вспугнуть удачу. Не может быть чтобы два отряда спелеологов практически одновременно лазали по этим проклятым рудникам.
   - Там, - легкомысленно махнул белый, - такая дыра в земле, немного напоминающая шахту. Сначала они просили веревку, потом, почему-то, бутерброды...
   - Брист, беги, посмотри, кто там, - Даргад уже не слушал. - Эй, козлы, хватайте трос и за мной!
   - Спасибо, мистер Малек, - Лемар разрывался между желанием позаботиться о белом и бежать за "чистильщиками", - вы нам очень помогли! Если позволите, мой шофер отвезет вас домой.
   Порядком умаявшийся за день старичок легко согласился.
   Я отчаянно цеплялся за камни пальцами рук и чувствовал себя персонажем пошлого анекдота. Внизу пирамидой стояли четвертый и пятый, а Райк с третьим номером на закорках собирался взбираться по нашим плечам. Второй страховал все это безобразие снизу - если кто-то сверзится, смешно не будет. Думаю, не у одного меня вертелись на языке проклятья в адрес выползня, не сумевшего прибить "чистильщика" с одного удара. Крис отделался переломами обеих ног и не мог идти, помочь ему на месте было невозможно, даже если бы полковник разрешил пользоваться магией, потому что целители из черных плохие (то есть, вообще никакие из нас целители). Чтобы бедный страдалец не пришиб своих спасителей, Райк что-то такое ему придавил, и третий впал в беспамятство (Что стоило нажать чуть посильнее?! Но старший "чистильщик" не искал легких путей).
   Полковник полез наверх как пьяный медведь, наставил мне синяков на спину и плечи, и едва не отдавил пальцы, следом за ним уже карабкался второй. Если у пятого после такого обращения не подломится позвоночник, это будет чудом черномагической выносливости! Потом из колодца начали вытягивать нижестоящих, и я переключился на беспокойство о собственных связках.
   Это не архитектура, это чистый маразм!!! Ясно же, что пришедшие извне всегда могут принести с собой веревку, а сидящие внутри, случись что, фиг выберутся, когда перед дверями колодец в три человеческих роста.
   Стоило мне отпустить Источник, как внизу защелкали мелкие камушки, превращающиеся в пыль - выползень словно бы понял, что его надули, и теперь срывал злость, колошматя наугад сквозь полуоткрытую дверь. Пятый метнул вниз молнию. Эффект был неожиданным: створки, над открытием которых четверо "чистильщиков" трудились полтора часа, с легким гулом захлопнулись. Прав был все-таки Райк, когда запрещал ворожить - опыт третьего у остальных в мозгах не отложился.
   Плевать, все равно я не собирался туда возвращаться.
   Второй хитрым проклятьем зафиксировал сломанные кости и Крис застонал, приходя в себя. Зря он так, лучше бы оставался в отключке - идти все равно не сможет, а на то, как мы его поволочем наверх без носилок, трезвым лучше не смотреть.
   - Встать, козлы! - закончил Райк короткий отдых. - Двигаем.
   Вперед выслали разведчика, а остальные взялись за связанный из комбинезонов гамак с нашим инвалидом. Мы поднимались вверх по пещерному серпантину, который выглядел бы вполне естественно, если бы очертания стен не повторялись каждые сто метров, словно у Творца кончилась фантазия. Меняться удавалось редко, воды и самогонки давно не осталось, и у меня складывалось впечатление, что долго Крис в такой обстановке не проживет. Да я бы первый его прибил, но мои мысли были заняты странной крепостью, так хитро запрятанной под землей.
   Ах, какие там были Печати! Набранные из трех-четырех различных материалов, вмурованные в камень, оправленные в металл, невероятно сложные по структуре. Так же как и выползень - персонаж горняцких сказок - они были совершенны и могли служить сотни лет, но прошли тысячелетия и они высохли, иссякли. Смертоносные охранные системы спали в ожидании Силы, которая снова заставит их бдеть. Надо ли объяснять, почему Райк обещал оторвать голову любому, кто призовет Источник? Кроме меня - я управлял конструктом. Просто чудо, что мы не перебудили там все.
   Но главное, откуда это?!!
   Я не мог ошибиться с датировкой шахты - эпоха Мессины Фаулер была слишком запоминающейся, а коридоры крепости продолбили позже рудника, возможно, в эпоху Города Бекмарка или Кейптауэра (иначе проходчики обвалили бы там все нафиг). Но строители этого комплекса не могли пасть жертвой потустороннего. Нонсенс! При таком-то уровне владения черной магией. И потом, несмотря на присутствие гуля, крепость не выглядела покинутой в спешке.
   Моя и так не очень четкая картина мира подвергалась жестокому потрясению, невыносимо хотелось взять в руки дневник и написать "Какого хрена происходит?". О! Шороха надо потрясти - он мне кое-что задолжал (как я раньше-то до этого не додумался).
   Разведчик засек впереди серого пильщика и наступила блаженная передышка. Я лежал на полу, издыхая от жажды, а в усталом мозгу бродили бредовые образы, все до единого связанные с водой. Райк справился с нежитем до омерзения быстро. Вернувшийся "чистильщик" поднимал подчиненных на ноги пинками.
   Третий вполголоса нудно перечислял все, что он сделает с тем, кто его уронит. Если полковник хочет сохранить Крису жизнь, ему придется драться, точно говорю!
   И вот как раз когда я созрел бросить все и возразить, серпантин кончился - сквозь узкий лаз мы просочились в большую рукотворную пещеру. Во впадине около ее дальней стены маслянисто поблескивала лужа, Райк попробовал воду на язык, сплюнул и пить не стал. Я поскрипел мозгами и извлек из ядовитого рассола три куска чистейшего льда. Дрожащими руками лед крошили, набивали во фляжки и растапливали теплом тела, вода получалась холодной и безвкусной.
   Какое блаженство! Но я бы на месте Криса не расслаблялся - еды у нас по-прежнему не было.
   Напряжение спало и "чистильщиков" потянуло на светскую беседу.
   - А я ведь знаю, где мы, - прохрипел второй, немного отдышавшись.
   - Паловы Грабни, - глухо пробормотал Райк, - такое убожество ни с чем не перепутаешь.
   Да, это точно - стены выглядели так, словно их бобры грызли, никакого представления о геометрии.
   - Выхода на поверхность тут нет, - выдохнул пятый, - только шахта на верхних горизонтах, метров тридцать.
   Райк упрямо мотнул головой.
   - Главное - дать о себе знать.
   Какая ерунда! Тридцать метров - не триста, потребуется - на когтях заберусь. Наверное, так же рассуждали и остальные, потому что Криса снова взвалили на плечи и пошли вперед.
   И тут все стало как в нормальных подземельях - нежити, нежити и еще раз нежити. Хищное эхо, заполняющее узкие проходы занавесями бархатистой темноты. Фомы, вросшие в камень так мощно, что не сковырнешь - проще обойти, хитро запрятанные норки серых пильщиков и настоящий бриллиант любого подземелья - жерляк (проявление потустороннего в виде наполненной мелкими камнями воздушной воронки, обдирающей жертву до костей). В общем, времени выяснять отношения у "чистильщиков" не было. Что к лучшему: не знаю, насколько привычны к голоду остальные, но я все чаще ловил себя на мысли, что первого же павшего можно будет съесть.
   Дальнейшие события в моей памяти сохранились немного отрывочно. Мы шли, сметая на своем пути все и вся (пять боевых магов - страшная сила), два раза Криса едва не схарчили нежити, но собраться по профессии отбили его, на мой взгляд, только потому, что сами имели виды на тушку. Следующим ярким воспоминанием был спор под устьем шахты: наверху смеркалось и лезть на камни в полутьме не хотелось никому. Самым простым способом привлечь внимание было испортить отвращающий знак, но тогда придется всю ночь отражать атаки осмелевших нежитей - тоже удовольствие ниже среднего. Разумных идей не было по причине усталости и раздражения.
   В самый разгар перепалки из поднебесной вышины раздалось осторожное:
   - Ау! - и во внезапно наступившей тишине. - Здесь есть кто-нибудь?
   Охрипшие от спора "чистильщики" разразились возгласами облегчения и противоречивыми требованиями бежать, стоять, нести и бросать. Мнения по поводу того, что именно должен сделать неизвестный в первую очередь разделились, общим осталось желание увидеть какой-нибудь шнур. Озадаченный голос принялся дотошно выяснять, какой длины, толщины и цвета должна быть веревка. Я внезапно понял, что там, наверху - белый, и содрогнулся. Он же серьезно начнет искать точно такую веревку и никакую другую не принесет!
   - Нет, мужик, нет! - я, не глядя, раздавал тумаки, заставляя "чистильщиков" заткнуться. - Просто приведи помощь, понял? Приведи кого-нибудь на помощь, как можно скорее!
   Я думал, меня сейчас убьют или, как минимум, сильно покалечат, но вмешался Райк.
   - Замерли!!! - рявкнул полковник, заканчивающий выводить у стены знаки защитного периметра. - Мастер правильно сказал. Это же Малек, не узнали?
   Должно быть, имя было нарицательным. "Чистильщики" тут же остыли, заухмылялись и начали рассаживаться поудобней.
   - Ну, этот уж пойдет так пойдет!
   Как ни странно, обернулся Малек быстро - всего через полчаса сверху раздался другой, гораздо менее дружелюбный голос.
   - Кто там?
   "Чистильщики" весело загомонили.
   - Брист, скотина, тащи веревку! И харчей. Понял? Харчей побольше!!! Да, целителя прихвати!
   Этот эпизод стал последним воспоминанием того дня, причем, амнезию я себе устроил сам и по банальнейшей причине - на меня напал Шорох. Обычно такой сдержанный, монстр словно взбеленился, иллюзорную молнию он игнорировал и с исступлением обрушил на меня волны разрушительной энергии, призванные разнести мое сознание в дым. Уродец просто не понял, с кем связался: после двух дней поста я сам был как одна большая нежить, и первый, кто сумел привлечь мое внимание, огреб по самое не балуй. Мы сцепились в пределах одного тела - две равные по злобности твари - человеческий организм просто не рассчитан был на такое напряжение. Кажется, все закончилось настоящим электрическим разрядом (даже ожоги остались), после чего меня сочли припадочным и отправили к целителям, болеть. Так мы и лежали в одной большой палате - я, Крис и Райк, у которого внезапно открылась язва. Не хочу указывать на кого-то пальцем, но, пока мы бегали по подземельям, с ним все было в порядке, а как он услышал, что координатор Ларкес хочет узнать, почему он поволок с собой в шахту непрофильного специалиста, так у него открылась язва.
   Я лежал на огороженной матерчатыми ширмами койке (единственная уступка черной натуре, на которую пошли целители) и пытался придумать, что мне делать дальше с моим жильцом. Случаев полного исцеления от Шороха история не знала. И потом, именно сейчас, когда он мне нужен! Что это на него нашло, кто мне скажет?
   Вопрос риторический. Я обратился мыслью в себя, осторожно ища контакта (монстр по-прежнему ворочался где-то на границе сознания). "Ну же, чудовище, куда ж ты подевалось!" Меня посетило бредовое ощущение, что нежить совсем по-человечески напуган (я успел изучить это чувство в нескольких вариантах и уже мог уверенно распознавать). Отлично, он не только помешан на морали, но еще и склонен к истерикам. Интересно, он только со мной такой или по жизни дебил?
   Я старательно излучал что-то сочувствующее и утешающее (Сюсюкать! И с этим - тоже сюсюкать!!!). Если Искусники узнают, чем занимается черный маг - с горя утопятся всей сектой. "Ну же, маленький (!), иди сюда, я тебя не обижу (знать бы - как!), может, даже помогу чем-нибудь". Его напугало нечто, увиденное мной в подземельях, образ, поразивший Шороха до глубины его немыслимой сущности. И что характерно: нежить сам не понимал причин своей реакции, опознание угрозы произошло мгновенно, как шок.
   Единственной необычной штукой, которую я там встретил, был выползень, но что может сделать нежитю алхимический конструкт? Да пофиг!
   "Тише-тише, нет причин бояться. Он надежно заперт, а если выберется оттуда, я его скручу и отправлю прямым ходом в какой-нибудь вулкан - никакие щиты не помогут".
   Шорох наградил меня красочным видением неуязвимого создания, шагающего через огонь и дым. Я вернул ему картинку стеклянисто блестящей многоножки, исправно тянущей на себе помятого "чистильщика". Вообще-то, по виду эта штука была - соплей перешибешь, но мне хорошо запомнилось, как трясло от боли покалеченного Криса (вот что бывает с теми, кто много из себя строит). Шорох успокоился. Осмелев, я подкинул ему парочку воспоминаний Мессины Фаулер, но эпоха Наблы монстра не заинтересовала - он попросту свалил.
   До меня не сразу дошла глубина совершенного открытия: Шорох был не вечен, во времена подводного города его еще не было, а во времена подземной крепости он уже был. Я не выдержал и полез в тумбочку, искать свои шмотки - осколок темного стекла и дневник - открыл книжку на чистой странице и записал: "Археология. (абзац) 1. Город Бекмарка (с новой строки) 2. Кейптауэр (с новой строки, крупно) Желателен труп!".
   Ну, вот, дело сделано. Теперь никуда им от меня не деться.
   Я закинул дневник в тумбочку и настроился пофилонить недельку, но все удовольствие испортили визитеры - ко мне постоянно ходили и носили гостинцы. Не знал, что у меня столько доброжелателей! Поймите правильно, я обожаю выпечку Полака, но с двух сторон от моей ширмы лежали "чистильщики" и завидовали - к ним-то никто не ходил, а что такое зависть вышестоящих мне объяснять не требовалось. Угощения они бы не приняли (гордость!) приходилось выкручиваться - делать вид, что от капустной начинки мне нехорошо (а еще от тыквенной и гороховой). В качестве одолжения (и чтобы не пропадал продукт) два мага моментально выедали любое количество снеди, а я вынужден был жевать свою долю тайком и под подушкой.
   Долго так продолжаться не могло, пришлось выздоравливать.
  
   Глава 70
  
   - Спасибо, дружище, порадовал. Ну, выздоравливай, не буду мешать.
   Отвертеться от разговора с Ларкесом Райку не удалось - Лемар безжалостно протащил в его палату телефонную линию. Результат разговора заставил координатора сделать несколько вещей, первой был телефонный звонок.
   - Здравствуй, мой дорогой, - в голосе мага сквозило огорчение, - похоже, что наш договор себя исчерпал.
   Трубка решительно запротестовала.
   - Неужели? Тогда объясни мне, что это твои "братья" вытворяют в Суэссоне.
   Трубка уверенно отрапортовала.
   - Вот как? - в голосе Ларкеса появилась тщательно рассчитанная порция яда. - А разрешение на устранение моих сотрудников они тоже получили? "Жертвуем ради будущего"?
   Девиз Искусников произвел на собеседника впечатление грома и молнии, в трубке воцарилось молчание.
   - Вот что, дорогой, - координатор позволил голосу зазвенеть от ярости, - если у моей службы в Суэссоне возникнут малейшие трудности (особенно со стороны прессы), подробности ваших развлечений в Кафолке моментально станут достоянием гласности. Да, да, те самые "работы" по изучению природных функций Источников. Готов поклясться, что запрещенных сект тут же окажется две!
   Трубка трепетала в ужасе.
   - Будь здоров, мой драгоценный.
   Довольный произведенным впечатлением, Ларкес оборвал разговор. Координатор давно пришел к мнению, что периодическая встряска нужна не только черным. Белые тоже умеют зарываться, время от времени их следует тыкать мордой в последствия благих намерений, регулярно приводящие в Ад. Чисто для моциона.
   Следующим был вызван секретарь.
   - Организовать операцию информационной поддержки в Суэссоне. Требуется нивелировать высказывание о присутствии Искусников, в идеале - сфабриковать сообщение о гибели маньяка.
   Секретарь кивнул и вышел, Ларкес проводил его отсутствующим взглядом. От этого сотрудника придется избавляться - молодой человек так и не смог понять, что его начальник никому ничего не должен. Например, совершенно не обязан производить хорошее впечатление на всех подряд, включая шофера и полотершу. Секретарь, работающий в офисе старшего координатора, должен держать свое мнение при себе или вообще не иметь такового (как и все черные, Ларкес очень серьезно относился к вопросам иерархии).
   Координатор вернулся к изучению доклада, который при появлении подчиненного, не задумываясь, прикрыл какой-то справкой.
   Один из подозреваемых встретился с личностью, чья связь с Искусниками в доказательствах не нуждалась: белый патриарх, яростный борец с Инквизицией, ратующий за свободу проявления магии и при том - творец ограничивающего черное Обретение знака. Старик был известен как коллекционер древних артефактов, и осмотреть его собрание ни одному сотруднику НЗАМИПС пока не удалось. Пути двух людей пересеклись не более чем на пару минут, однако Ларкес был уверен - передача эстафеты состоялась.
   Итак, в фокусе внимания сектантов - Септонвиль, спокойный городок на сорок тысяч жителей, окруженный пастбищами и каменистыми холмами. Логично: пока НЗАМИПС взбудоражен происшествиями в Редстоне, городе-миллионнике, основное действие будет развиваться в заштатной глуши, где местный "надзор" вполне уверенно контролирует ситуацию, несмотря на обилие беженцев из Краухарда.
   Беженцы! Как полагается черному, Ларкес испытывал презрение к неудачникам. Люди, по глупости или гордыне не сумевшие принять обычаи новой родины, едва Краухард начал оправдывать свою легендарную репутацию ломанулись прочь, подобно стаду неразумных баранов. Естественно, что в их неустроенности оказался виноват кто угодно, только не они. Отличная питательная среда для сектантов - именно среди таких недоумков они и набирают расходный материал.
   Очевидно, что Септонвиль уже пропитан влиянием Искусников, как невезучий дуб - грибницей ведьминой пенки, внедриться в город, не привлекая внимания, нечего и думать. Что же может отвлечь придирчивых наблюдателей, позволить приблизиться и не вспугнуть? Пальцы координатора сложились в непонятную фигуру - Ларкес улыбнулся своим мыслям.
   Шапито! Да-да, цирк со слонами и карликами, дрессированными медведями, воздушными гимнастами, мрачным Черным Магом и оравой рыжих клоунов. В шумной толпе среди пестрых вагончиков легко можно спрятать целый штурмовой полк, а уж для двух незнакомых друг с другом людей место найдется без труда.
  
   Я стоял и тупо разглядывал плесневелый камень, гордо лежащий в аквариуме. Так вот как выглядит это чудо белой магии, рудные бактерии - немного белой слизи на поверхности булыжника. Потом воду из аквариума следовало сцедить, высушить, прокалить, и получить ноль-ноль не догонишь грамм чистого продукта. На мой взгляд, такой метод не мог оправдать себя даже при добыче платины.
   Над созданием этой популяции Полак работал несколько месяцев, с собой в Суэссон он привез почти готовый организм, который требовалось совсем немного доработать, учитывая местные условия. Вот в этом и заключена непередаваемая специфика белой магии: алхимик изготовляет комплектующие и собирает вещь, черный маг создает проклятье и заставляет его жить своей жизнью, а эти деятели берут живое существо и меняют его так, чтобы оно приобрело нужные свойства.
   - Создавать новый организм из минералов хлопотно и, зачастую, бессмысленно - все базовые варианты опробованы до нас. Чрезвычайно трудно переплюнуть в предусмотрительности его величество эволюцию.
   Заклинание задавало лишь вектор изменений. Насколько я понял, мастерство мага заключалось в том, чтобы задуманное не перечеркивало другие полезные свойства организма, включая жизнеспособность.
   - Окружающая нас среда исключительно агрессивна! - сверкал глазами Йохан. - Вокруг незримо обитают миллиарды существ, готовые неудержимо размножаться, используя любую доступную пищу. Даже абсолютно стерильные препараты вне лаборатории тухнут за неделю! Если новое существо окажется неспособно дать отпор аборигенам, то закончит жизнь еще в пробирке - его попросту съедят заживо.
   Ну, или оно всех съест. А самым сложным было сохранение нужного свойства у потомства двуполых существ, склонных быстро избавляться от лишних прибамбасов.
   - Требуется непрерывный, титанический труд! Иначе мыши-ткачи становятся обычными серыми грызунами, а уникальные поющие подсолнухи - вульгарной масличной культурой.
   - Почему же птицы не становятся рыбами? - недоверчиво хмыкал я.
   - В природе проще, - пожимал плечами маг, - неприспособленные не выживают.
   Это навело меня на мысль, которую я решил тщательно обдумать на досуге.
   - Как впечатления?
   От взгляда на Четвертушку я испытывал непередаваемое наслаждение: губы у Рона были разбиты, а на глазу красовался фантастический по цвету синяк (он думал, пока меня нету все сойдет - не выгорело). А почему? Потому, что шустрый горожанин клеил местных баб и горячие сельские парни крепко отметелили нахала. Да, это тебе не Редстон, тут взгляды на жизнь еще патриархальные. Рон оказался достойным противником и с места побоища ушел на своих двоих, хотя с такой рожей девки ему в ближайшее время не светили (разве что еще один фонарь набить для симметрии). За неимением других развлечений, Четвертушка помогал Йохану и насмотрелся на плесневелые камни вдосталь.
   - Имею мысль, хочу обдумать. Ты в пятницу свободен?
   - Нет, у нас аврал.
   Четвертушка решил связать свою карьеру с деятельностью хлопководов. Кто спорит, алхимики им были нужны.
   - Ну, и фиг с тобой!
   Я предпочитал обдумывать идеи за кружечкой пива, в тихой, камерной обстановке, а в доме удавленника после появления Полака стало слишком беспокойно (Опять! А ведь я только-только устроился). Может, действительно башню построить, где-нибудь посреди озера? И напустить в него крокодилов... Тут выяснилось, что Бандит нассал в тапки бывшему директору и поднялся такой гам, что меня вынесло на улицу одной звуковой волной. Еще немного и я вышвырну их из моего дома, да еще и знаки отвращающие поставлю, чтобы обратно не вошли! Надо сваливать, пока кому-нибудь не пришло в голову сделать меня арбитром. Мотоцикл завелся с полпинка и, ласково взрыкнув, унес меня навстречу запахам весены. И это уже становилось традицией...
   Черные маги не любят природу и не ездят на пикники, но именно пристрастие болтаться где-то на ночь глядя, судя по всему, спасло мне жизнь. А еще - бдительность Бандита (никогда бы на кота такое не подумал).
   Я возвращался с очередной прогулки, умиротворенный и грязный по уши, почти не обращая внимания на окружающее. А зачем? У меня защитный периметр вокруг усадьбы, да еще и Печати слежения всюду понатыканы - кошка не прошмыгнет (мне только котят не хватало).
   И вдруг моим глазам предстала удивительная картина: Бандит пристроился на краешке помоста, который я соорудил для Макса (зомби любил сидеть высоко и смотреть далеко) и, подобравшись, напряженно следил за чем-то внизу. Поднятая дыбом шерсть делала кота похожим на меховой шар с двумя медными пуговицами. Мой верный пес немного офигевал от такого соседства, но никакой опасности не чуял.
   Мне стало интересно, что могло так напугать наглую зверюгу. Я проверил Печати - никого, напряг чувства, пытаясь охватить мыслью живое и неживое, внезапно обнаружив тянущую пустоту в походе между домом и сараем. Того, кто там стоял, невозможно было увидеть магическим зрением - он был прикрыт щитом.
   Однако. Магистров магии я в дом не приглашал. Ну, будет вам сейчас сюрприз!
   Черные очень нервно относятся к вторжению на свою территорию, а у меня эта тема уже наболела - еще один гость был лишним. Я растеребил Источник и приготовил плетение с самыми мерзкими постэффектами, какие только мог выдумать.
   Лови!
   Превентивный удар спас мне жизнь - противник выметнулся навстречу с немыслимой скоростью. Второй удачей стало то, что я не пытался его сокрушить, только ошеломить, и вместо штурмового проклятья выпустил перед собой плетение из арсенала некроманта (как пыльным мешком по голове, а потом еще и блевать тянет). Ну, а дальше оставалось только развивать успех, потому что с трех метров перепутать выскочившее на меня существо с человеком было невозможно. Передо мною стоял голем, человекообразный конструкт из камня и магии, причем, магии явно было больше. Собственно говоря, большую часть его объема составляли черномагические плетения, едва различимые глазу и невероятно тонкие по исполнению, их было МНОГО, они легко взаимодействовали с материалом основы, заставляя костяк голема изменять форму и перемещаться в пространстве.
   Что б я так мог!!!
   Настроен конструкт был недружелюбно, мои плетения явно его дезориентировали, поэтому пришлось устроить вокруг себя жутких хаос, на секунду его структура словно мигнула и прежде, чем он превратился во что-то более устойчивое, я перехватил управление. Вовремя - конструкт выпустил из себя здоровенное лезвие, упершееся мне в грудь. И вы знаете что? Благоговение перед удивительной конструкцией мгновенно испарилось. Мысли потекли в другом направлении - как его сломать.
   Привязать не получится - он просто вытечет из любых оков. Замуровать? У меня не было под рукой такой большой банки, к тому же, он может расковырять ее изнутри.
   Загнав голема в гараж, я честно попытался распилить его на части. Под полотном ножовки зачарованная плоть размягчалась, плавилась и разъедала сталь, как хорошая кислота. И никаких следов распила. Можно было попробовать гильотинные ножницы, но раньше мне такие устройства были ни к чему. Вот тут-то мне и вспомнились бредни Шороха про неуязвимые существа. Интересно, а как выглядел бы голем в одежде?
   Я сбегал в дом, весело поздоровавшись со всеми и объявив, что мне надо протереть мотоцикл. Под ворохом грязных тряпок удалось незаметно вынести осколок стеклянной пластины, так удачно стыренный в подземелье. Вот где интуиция! В каждом мельчайшем кусочке, в каждом кристаллике этого вещества жило свое собственное плетение, и что характерно: резать что-либо кроме бумаги стекляшка категорически не желала. Спрашивается, причем тут гуль.
   Вот сейчас и разберемся.
   В качестве ножа осколок был предельно неудобен, к счастью, прилагать усилий не требовалось - магическая плоть голема словно бы шарахалась от темной поверхности, позволяя отделять неровные куски. Я безжалостно расчленил добычу, отчекрыжив голову, конечности и вырезав из тела пару фрагментов, выглядящих чересчур замысловато (видел бы меня кто за этим делом...). Дальше в ход пошли банки из-под реактивов Йохана (благословенно будь, краухардское скопидомство!). На то, чтобы пропихнуть куски голема сквозь узкие горлышки и нанести на стекло удерживающие Печати, ушла почти вся ночь, зато теперь я мог не бояться этой твари. По крайней мере, этой конкретной.
   Хорошо бы еще узнать, откуда она взялась.
   Естественно, ни малейшего желания лезть в шахту и проводить инвентаризацию тамошних обитателей у меня не было. Весь следующий день я рыскал по окрестностям и мучил Бандита, пытаясь понять, как ему удалось заметить чужака. Потом мне пришло в голову спросить у Йохана, чем отличается восприятие мира кошкой и человеком.
   - Кошки слышат недоступные человеческому уху звуки и могут немного видеть тепло, - печально сообщил белый.
   Наверное, он переживал о судьбе своих бактерий, но мне жизнь была важнее, чем деньги.
   - Сейчас поставлю кое-какие эксперименты, - утешил я его, - а к концу месяца определимся, куда двигать проект.
   Поскольку на ощупь банки были совершенно холодные, я сосредоточился на звуках - распотрошил граммофон, присоединил к нему самодельные микрофоны и фильтры. Да! Ошметки голема отчетливо звучали, причем все - на одной частоте. Это упрощало дело. Я сбацал три амулета, реагирующих на этот звук, один оставил себе, другой укрепил в мотоцикле, а третий отнес Райку (мне пришло в голову, что его подчиненным такие штуки тоже могут потребоваться).
   - Ну и? - нахмурился полковник.
   - Если сработает, ховайся под кровать и молись, - честно предупредил я.
   Что поделать, не всем же быть некромантами!
   Любопытство черного - страшная сила. Райк справился со своей язвой буквально за пару часов и в тот же день завалился ко мне, волшебным образом угадав время ужина.
   - Надеюсь на объяснения! - надменно заявил он.
   А я думал, он на добавку надеется. Как ему прокормиться-то удается, когда напроситься не к кому? Я завел его в гараж и продемонстрировал банки, он сначала не понял, и пришлось объяснять.
   - Магию чую, а структуру рассмотреть не могу - слишком мелко, - пожаловался Райк, вертя в руках осколок стекла.
   Странно, а я как раз все отчетливо вижу.
   - Из твоих никто не пропадал?
   - Нет. Думаешь, он оттуда?
   - А откуда? Мы накачали Силой двоих - выползня и того якобы "гуля", он тоже на эти пластинки странно реагировал. И хорошо, если они не могут делиться друг с другом энергией.
   - М-да, - полковник тряхнул банку и внутри внезапно образовалась структура из колец и треугольников. Банку Райк не выронил, но внятно выразил свое мнение о големе, его предках (если они были) и потомках (если они будут). И еще - о том недоумке, что разворошил осиное гнездо.
   - Вы предпочли бы иметь их под ногами и не знать об этом? - пожал плечами я. Напоминать, что проход через крепость спас нам жизнь, было излишним.
   - Ладно, меры мы примем, а ты смотри, не трепись об этом! Никогда не знаешь, что народ отчебучит.
   Угу. Одна половина жителей решит спасаться бегством от армии големов, а вторая - ринется под землю, в поисках охраняемого конструктами сокровища.
   Злополучную шахту по-тихому опечатали - вывалили туда пять грузовиков песка, и сплавили его штурмовым проклятьем (второй номер, Дик Кирчун, активировал пентаграмму с расстояния двухсот метров - вот где сила!). На жерло Паловых Грабней поставили дополнительные амулеты, а запасной выход из крепости (если он был) обещали искать.
   Шорох гордился мной так, словно специально выбирал на роль борца с големами. Вид непобедимого конструкта, законсервированного в банках, приводил его в состояние, близкое к эйфории. Но вспоминать что-либо об этих штуках монстр по-прежнему отказывался.
  
   Глава 71
  
   - Вот! - я гордо обвел собравшихся взглядом и не нашел в них понимания.
   Четвертушка косил под дурачка, Полак выглядел озадаченным, а Йохан - так, словно у него заболел зуб. Да, художника из меня не получится, придется разъяснять словами.
   - Это - принципиальная схема, - невозмутимо сообщил я, широким жестом обводя самодельный плакат. - Верхняя строчка показывает основные проблемы, на которые наталкивается использование рудных бактерий в горном деле. Во-первых, выход продукта с единицы поверхности ничтожен, проще говоря, они плохо едят вглубь - у них зубов нет. Отсюда необходимость измельчения, высокой концентрации раствора и огромные площади орошения (особенно для бедных руд). Поэтому первым делом надо поместить их в контейнер с зубами.
   Лицо Йохана на мгновение оживилось, но потом на него снова наползла тень разочарования. Я порадовался, что написал мудреное название зверька на плакате - в отличие от меня, белый явно знал, как оно произносится.
   - Контейнером будет червяк, - вот так, небрежно, - он будет проедать в руде норки, измельчая сырье до невиданной тонкости, а бактерии внутри него будут питаться образовавшимся субстратом.
   - Грызть руду? - недоверчиво переспросил Четвертушка.
   - Это возможно, - вздохнул Йохан, - рудные минералы не самые твердые, но...
   Продолжить я ему не дал.
   - А выделившийся металл пойдет на строительство брони!
   - ???
   - Типа раковины. Смотрим на строчку три - проблемы извлечения. Раствор бактерий подается в бассейны и фильтруется колониями моллюсков, которые делают себе металлический панцирь.
   Я сосредоточенно выписал кусочком угля слово, звукового эквивалента которого просто не знал.
   - Это - рыба. Она будет плавать вокруг и есть червей и моллюсков. Особенно тех, что забурились недостаточно глубоко или вырастили маленькую раковину.
   - А мы будем жарить рыбу! - восхитился Четвертушка, вызвав у белого болезненный спазм.
   - Нет. Фигурально выражаясь, рыба будет гадить деньгами. Готовый продукт должен получиться достаточно крупным, чтобы отделить его от воды в простом циклоне. В нижней строчке - производительность бактерий, червя, моллюсков и рыбы, необходимая для того, чтобы цепочка стала рентабельной.
   Йохан что-то напряженно обдумывал, даже глаза прикрыл от усердия.
   - Слушаю возражения.
   Того, кто вздумает смеяться, выгоню из дома прямо сейчас, на ночь глядя
   - Ну, если не считать того, что червь в качестве исходного существа несколько нерационален...
   - Это - мелочи! По делу говори.
   Я терпеливо ждал, когда до Йохана дойдет маленькая, неочевидная с первого взгляда тонкость. Белый поводил в воздухе руками.
   - Что-то тут не вяжется, но что...
   - Энергетический баланс, - снисходительно подсказал я, - червей придется подкармливать, чтобы лучше грызли. Ну, там, навоз в воду кидать, жмыхи или еще дрянь какую-нибудь в качестве топлива...
   Все, этот белый кончился. Я знал, что ему свойственна задумчивость, но не представлял до какой степени - Йохан просто отключился от реальности, полностью ушел в себя. Можно сказать, дальше обсуждение проходило в его отсутствие.
   - Думаю, тебе удалось сказать что-то оригинальное, - усмехнулся Полак. - Хотя я не верю, что никому не приходило в голову использовать для добычи минералов целую экосистему. Как ты предполагаешь отделять пустую породу и осуществлять водообмен? Что делать со сложными по составу рудами?
   - Без понятия! - легко признался я. - Будем решать вопросы по мере поступления. Ты мне лучше скажи, он-то с задачей справится?
   Полак снисходительно улыбнулся.
   - У него, между прочим, звание магистра по природной маги.
   Офигеть! У меня в доме живет целый магистр, а я ничего об этом не знаю. Говорят, что вместо Печати мага им выдают шикарный именной перстень с личным гербом. Интересно, где он его прячет?
   Тут Йохан встал и вышел, чудом разминувшись с дверным косяком. Полак поспешил следом.
   - Когда что-нибудь выяснится, я дам знать! - донесся его голос уже со двора.
   - Не вздумай трепаться, - пригрозил я Четвертушке, - шею сверну.
   - Буду нем, как могила! - принялся божиться Рон.
   Ну, насчет немоты покойников я мог бы поспорить, но придираться к словам не стал.
   С того дня Йохан практически поселился в своей лаборатории, и на попытки выманить его оттуда отвечал нехарактерно матерно. Полак, по-видимому, считал такое поведение нормальным и едва ли не силой выводил белого для еды и сна. Мне тоже было чем заняться - все полки в гараже были забиты големом, устройство которого я категорически не понимал. Брайен вышел из карантина и НЗАМИПС оставил меня в покое, только на работу приходилось регулярно ездить. За суетой как-то забылось, что на мою жизнь покушались, а ведь у черных принято за такие шутки жестоко мстить! Причем, месть должна была быть предельно адресной и невероятно жестокой (я слышал массу историй на эту тему - краухардский фольклор). К счастью, кроме меня в деле участвовало пятеро очень серьезных господ, и они наверняка не теряли времени даром, если повезет, можно будет без лишних усилий подключиться сразу к расправе. Уж тут-то я себя покажу! Очевидно, будущим жертвам вселенской справедливости тоже что-то такое приходило в голову, и они решили действовать превентивно. Укокошить нас им не позволили, оставалось только помириться.
   Гости выбрали то редкое утро, когда я был дома и один (Йохан - не в счет). У Рона был какой-то аврал с хлопководами, Полак поехал на почту, а у меня инспекционная поездка была назначена на вторую половину дня (люблю такую работу!). Амулеты сигнализировали о появлении автомобиля, но прошло полчаса, а в дверь никто не стучал, да и зомби вел себя спокойно. Я вышел посмотреть.
   Они стояли за воротами и терпеливо ждали разрешения войти. Похвальная учтивость! Причем, поначалу создавалось впечатление, что визитер только один Я не стал спускаться с крыльца, просто помахал рукой, и во двор протиснулась самая странная парочка, какую мне довелось видеть. Тонкий и толстый: парень моего возраста, тощий как жердь (не вешалка, а именно жердь) и с ним - натуральный карлик (его за воротами даже видно не было). Оба были одеты в деловые костюмы, которые смотрелись на них откровенно нелепо, вблизи стало видно, что уши у тощего отчаянно топырятся (один в один как у мартышки) и буйная шевелюра не в состоянии скрыть этот прискорбный факт. А уж выражения лиц... Такой счастливый дебилизм я встречал только у служащих министерства в Хо-Карге (и то не у всех).
   Если это - коммивояжеры, то продавать они могут только билеты в цирк.
   Чтобы узнать, почем нынче клоуны, нужно было, как минимум, с ними поговорить, но не дойдя до крыльца дюжины шагов, гости начали кланяться, как са-ориотские болванчики, и скорбными голосами выкрикивать всяческий бред.
   - Мы просим прощения, мистер Тангор!
   - Прискорбный случай.
   - Мы сожалеем.
   - Виноваты!
   - Молим о снисхождении...
   Так они и пели хором, пока терпение у меня не кончилось. Не то, чтобы мне не нравилось такое отношение, просто я люблю определенность во всем.
   - В чем виноваты?
   Гости переглянулись, и карлик решился:
   - Сломали шахту, - пискнул он.
   Тощий отчаянно закивал, от чего волосы у него сбились патлами, и стало видно, что уши шевелятся.
   Ни фига ж себе "прискорбный случай" - два человека убиты, один - сгинул (никаких следов бедняги Нестора так и не нашли), а черный маг серьезно пострадал!
   - Конкретно - вы? - на всякий случай уточнил я. Потому что способность к речи сохранится у них не на долго.
   Они замотали головами, причем один в смысле - да, а другой в смысле - нет.
   - Друзья.
   - Сослуживцы.
   - Соратники!
   - Братья Салема, - на мое лицо сама собой заползла зловещая ухмылка. Надо же, обед пришел сам!
   Неприятные воспоминания быстро исчезают у черных из памяти, но это только если их нельзя отнести на чей-нибудь счет. Пока недруги оставались безликой абстракцией, мои претензии к ним носили немного теоретический характер, а вот конкретных виновных можно было избить...
   Я смерил свирепым взглядом будущих инвалидов.
   Патлатый выглядел совсем как Бандит, опять нассавший в тапки (и эти его уши!), а драка с карликом претила мне чисто эстетически. Умом я понимал, что взрыв и убийства организовывали другие, гораздо более представительные дяди, но дело было сделано: образ зловещих Братьев Салема в моем сознании навсегда соединился с видом потешной парочки, похожей на ожившую карикатуру. Пренебрежительное отношение и последовательная месть плохо сочетаются, понимаете?
   - Мы компенсируем? - с надеждой предложил патлатый.
   - Возместим ущерб.
   - Оплатим издержки!
   - Стоп! - у меня возникло ощущение, что теперь они будут не только петь, но еще и спляшут. - Вира?
   - Да!!!
   В принципе, такой вариант традиции не противоречил. Но что у них есть такого, чего нет у меня? Я сходил в дом за своим дневником и принялся шуршать страницами. Увидев в моих руках записную книжку, гости заметно погрустнели. Да, вот такие мы, черные маги, не злопамятные. Приходится все записывать...
   - Вот, - я нашел нужную тему. - Согласен на аутентичную кость из Города Бекмарка!
   Гости испугано сжались. Что такое? Я ведь не кровь младенцев прошу!
   - С этим ничего не получится, - глупо хихикнул тощий, поймал мой мрачный взгляд и струхнул уже по-настоящему (хорошо, если не обделался).
   - Это не по нашей воле! - зачастил карлик. - Останки хранились в запаснике музея естествознания, без особых мер, даже без заклятий...
   Ну, конечно! Это же не артефакты, кому они нужны. Значит, кому-то пригодились.
   - Сперли?
   - Да, - севшим голосом подтвердил тощий.
   Хорошо хоть так, если бы кости похоронили по каким-нибудь дебильным этическим мотивам, кое-кто этого бы не пережил. Ждать, когда наковыряют новых? Если я не ошибаюсь, место тех раскопок даже не в Ингернике находится.
   - Другой вариант: то же из Кейптауэра.
   Глазки у коротышки забегали.
   - Это мы можем, - он поднял голову, на секунду встретившись со мной взглядом, и тут же снова уткнулся в землю, - но поскольку вопрос вашего привлечения к ритуалу в Кейптауэре - дело почти решенное, подобный откуп скоро может показаться вам...
   - Надувательством! - закончил тощий за него.
   И почему же я все узнаю в последнюю очередь? Надо с этим что-то делать.
   Настроения скандалить не было, но отпустить их без виры означало потерять уважение, а для черного мага такая потеря может очень плохо кончиться (особенно, когда в дело замешаны "чистильщики"). Я сунул дневник подмышку и глубоко задумался. Пожалуй, есть одна ерундовина, которая им по плечу...
   - Последнее предложение. Соберете мне всю (имейте в виду, действительно всю!) доступную информацию о моем отце.
   Они немного растерялись.
   - А родственников расспросить не судьба? - осторожно уточнил тощий.
   Нет, сейчас кто-то точно останется без зубов!!! И без ушей. Кажется, последнее намерение ясно отразилось на моем лице, потому что тощий побледнел и попытался спрятаться за своим менее рослым компаньоном.
   - Мы сделаем, мистер Тангор! - мячиком запрыгал карлик. - Не сомневайтесь. Дайте нам только месяц. Месяц!
   - Даю, - великодушно разрешил я.
   И они мгновенно испарились, сохранив свои зубы при себе. Вы когда-нибудь видели, как карлики бегают?
   Я постарался взять себя в руки.
   Родственников ему подавай! У меня не было желания объяснять каждому встречному поперечному, что мои родичи мне врут, причем, врут бездарно. Это так унизительно!
   Ну, пробовал я говорить с матерью об отце, и услышал красивою историю о благородном (!) сотруднике "надзора", погибшем при исполнении. Два года назад такая сказка прошла бы на ура, а теперь тень Мессины Фаулер уверенно опознавала признаки лукавства - убегающий в сторону взгляд, суетливые движения руками, неуместную в данной теме улыбку - если бы она при этом еще и теребила платок, картина была бы завершена. Да и без помощи покойницы сюжет смотрелся дико. Нет, поймите правильно, в жизни всегда есть место мелодраме, но не в НЗАМИПС - потом объяснительные записки писать замучаешься (я ведь, кажется, не рассказывал семье о своей второй работе?). А тут еще и Хемалис... Один к одному.
   Наверное, мое молчание становилось красноречивым.
   - Ты что-нибудь о нем слышал? - забеспокоилась моя родительница.
   Ох, мама, о совпадении показаний надо было заботиться заранее!
   - Нет, я просто так спросил.
   Она пристально посмотрела на меня. То ли мои способности к вранью за последние два года улучшились, то ли общение с белыми ее окончательно испортило - раньше мне не удалось бы провести ее так легко. Мама расслабилась и защебетала о чем-то несущественном. Я не настаивал - все равно бессмысленный разговор. Понять, в чем именно она лукавит, у меня не получится, проще начать собирать сведения с нуля, чтобы избежать предвзятого отношения. Чуял ведь - надо шефа Харлика навестить! Да когда тут вырвешься?
   Я сделал запись в дневник, и тема пошла в работу. Теперь остановить мое желание все знать не могли никакие Силы, люди или проявления стихий.
  
   Глава 72
  
   Цирк приехал!
   Под лихой, бравурный марш по дороге пылила колонна расписных фургонов, влекомых громадными меланхоличными битюгами. Величественно шагали слоны, тигры в открытой клетке прижимались к решеткам полосатыми мордами, дирижер на платформе с оркестром так лихо размахивал своим жезлом, что было совершенно непонятно, помогает он музыкантам или наоборот. Впереди, в ярко-желтом автомобиле с отрытым верхом ехал хозяин (а скорее - вождь) толпы неунывающих актеров, при виде местных жителей, со всех сторон высыпающих к дроге, он вставал, приподнимал черный лакированный цилиндр и шевелил набриолиненными усами.
   Нет, Ларкес не собирался покупать целую труппу, ему достаточно было знать кое-что про прошлое определенных людей и уметь делать намеки, а связать события двадцатилетней давности и солидного маэстро Бальзамо не смогли бы никакие Искусники.
   Кому в голову пришла идея, что цирковых зверей угнетают? Однажды ночью "благородные борцы" открыли клетки, да еще и подожгли ненавистную "тюрьму животных". Мелкая живность, спрятавшаяся по углам, сгорела сразу. Огонь быстро перекинулся на деревянные фургоны, в узких проходах метались полуодетые люди, визжащие от страха лошади и звезды манежа, четыре огромных каштадарских льва. Одного растоптали напуганные запахом хищника слоны, двух застрелили подоспевшие полицейские, и лишь один достаточно доверял людям, чтобы позволить загнать себя в чудом уцелевший фургончик, но тоже не спасся - сердце огромной кошки не выдержало испытаний (львы, они такие). Через два дня труппа покидала город, оставив на главной площади - не разобранные руины, а на кладбище для бедняков - восемь скромных обелисков.
   Зато теперь ни один фургон цирка Бальзамо даже теоретически не мог гореть!
   Воинственно топорщились набриолиненные усы, гремела музыка, выпрыгивали из фургонов жонглеры и акробаты, кидали в воздух факелы и шли колесом. Город, последние два года живший как-нибудь, просыпался и ежился от порывов цветного ветра.
   Дэрик рассматривал шумный карнавал с тихим раздражением. Теперь его внимания требовали почти две сотни человек, а ресурсы не бесконечны.
   "Ничего, - утешал себя он, - циркачи уедут через неделю, а любой задержавшийся будет в городе как бельмо на глазу"
   Реальность, естественно, не пожелала идти навстречу человеку - цирк задержался в городе на две недели (слишком уж хорошие были сборы), а когда пестрые фургоны снова двинулись в путь, с ними уезжали старая дева лет пятидесяти, тихо доживавшая свой век без подруг и родни, и кладбищенский сторож - заика и пьяница, иметь дело с которым считали зазорным даже городские попрошайки.
   Но город не заметил потери - в Септонвиле поселились допельгангеры.
   - Тебе хорошо, - бормотал помятый детина без следов заикания, - ходи, цветочки нюхай. А со мной все пытаются расплатиться самогоном! Я скоро и вправду алкоголиком стану.
   - Амулет не работает? - поинтересовалась сидевшая напротив леди "синий чулок", хитро блеснув молодыми глазами.
   - Работает. Но каждый раз такое чувство, что пью кошачью мочу.
   Мнимая горожанка усмехнулась и продолжила обновлять грим, призванный превратить молодого, полного сил мужчину в опустившегося пьяницу. Баночки с пудрой и краской, парики и цветные карандаши были беззаботно раскиданы по столу: сторожка при кладбище - это такое место, куда в семь утра не могут нагрянуть посторонние.
   Мастеров превращений Ларкес одолжил у армейской разведки, которую происшествие в Арангене, мягко говоря, не порадовало. Старшей в группе была Лаванда Килозо, уникальная в своем роде белая, обожающая рискованные предприятия. Волшебница с лицом семнадцатилетней девушки недавно разменяла пятый десяток лет, но по характеру осталась неугомонным подростком. Она врала, как дышала, могла перевоплотиться в любого человека даже без помощи магии, а с применением ворожбы сходство становилось просто пугающим. Противовесом легкомысленности мисс Лаванды служил ее напарник, Пит Брено - человек без капли Силы, зато обладающий фотографической памятью и редкой способностью передразнивать голоса (а заодно и возможностью поддержать белую грубой силой). Приказ переключиться на борьбу с внутренним врагом напарники восприняли с пониманием - в чем-то нынешнее дело было даже опаснее, чем миссия на острова.
   - Говенный городишко, - констатировал Пит, любуясь в зеркало своим новым образом.
   - Чем же? - немедленно встрепенулась волшебница. Ей провинциальные города нравились.
   - Воруют. На дверях замки, на витринах - решетки, нищие на каждом углу, и это в провинции!
   - Ты просто на западную окраину тележку не возил.
   В бытность циркачом Пит продавал с лотка билеты и сувениры.
   - А что там?
   - Беженцы, о которых предупреждал координатор. Живут в бараках при прядильной фабрике.
   Что значит присутствие такого контингента в городе, оба знали на множестве поучительных примеров.
   - Схожу-ка я, потолкаюсь среди них, - решился Пит.
   - Будь осторожен - побьют.
   - Не впервой!
   Лаванда одернула коричневое шерстяное платье, доставшееся ей от прототипа - мисс Табрет (когда-то пряжа из Септонвиля довольно хорошо продавалась), и попыталась разглядеть себя в крохотное зеркало.
   - А я начну с рынка, - решила она.
   Казалось бы, обнаружить в городе глубоко законспирированную группу без поддержки властей - немыслимое дело, но для шпиона подобная ситуация скорее норма, чем исключение. Не раз и не два Лаванде Килозо приходилось проникать в сокровенные человеческие тайны буквально по волшебству - слыша обрывки фраз, читая выражения глаз, наблюдая за позами и жестами. Под личиной мисс Табрет ходить по городу и слушать разговоры было очень просто - на эту серую мышку никто не обращал внимания, но для получения результатов таким методом требовалось время. Лаванда наслаждалась.
   - Удачно сходил! - сообщил Пит, вернувшись из поселения беженцев. - Там Гуго никто не знает, меня приняли спокойно, даже поговорить удалось.
   - И как?
   - Мутно. Прядильная фабрика недавно загнулась, но уезжать отсюда никто не спешит, живут, не пойми на что, масса праздношатающегося народа, в том числе - прежде довольно состоятельного. Держатся очень изолировано - с местными не общаются. Школа - своя, при ней курсы для взрослых, но какой профессии там учат - загадка. Видел парочку "бойцов", звать Жуль и Буба. А у тебя как?
   - Рано говорить, я только-только осмотрелась, - Лаванда машинально тискала в руках вышитую бисером сумочку, жест обиженной старушки получался у нее все лучше. - Горожане живут своей жизнью, проблем стараются не замечать. Нельзя сказать, что кто-то запуган или страдает. Полиция и "надзор" отлично экипированы, дисциплина на уровне. Не знаю пока, что здесь затевается, но это нечто должно иметь весьма странную форму.
   Пит кивнул.
   - Что-то, до последнего момента вполне легальное.
   Мисс Лаванда мечтательно вздохнула - она любила загадки. Близость врага будоражила нервы, нелюбимое большинством белых чувство придавало ее мыслям остроту алмазной паутины. Божественно!
   - Координатор сказал, что ритуал подразумевает жертвоприношение черных, - задумчиво проговорила шпионка, еще не зная, куда заведут ее рассуждения, - а эта публика табором не селится. Похищать людей заранее - слишком рискованно. Где они найдут столько бойцов, чтобы справиться с полудюжиной буйных психов?
   - Действительно, - Пит отлично представлял себе, что такое содержать в плену черного, и не одного.
   - Не выцеливают ли они молодняк? Надо выяснить, много ли здесь детей и подростков, не прошедших Обретение - все-таки, Краухард близко. Ах, как жаль, что в "надзоре" крот! Придется выкручиваться самим.
   Пит хмыкнул - его напарница не часто проявляла благоразумие. Если сама Килозо осторожничает, значит, дело действительно скользкое, впрочем, на эффективности парочки перевертышей это не скажется. Остаток вечера ушел на то, чтобы составить план и оговорить условные знаки - продолжать встречаться на кладбище было неразумно.
   И вновь началось хождение по улицам, менее ухоженным, чем прежде.
   Черные любят безликость городов, но в Септонвиле слишком тесно, чтобы обеспечить им анонимность существования. Здесь многие семьи живут в своих домах по нескольку поколений, обитатели улиц образуют небольшие коммуны, а репутация обладателей особняков должна быть безупречна. Черных естественным образом будут привлекать менее благоустроенные районы, те, обитателям которых нет до других никакого дела. Именно по таким местам бродила мисс Лаванда в образе горожанки, зорко поглядывая по сторонам. Да, черные - индивидуалисты, но при этом каждый из них в курсе, сколько ему подобных живет поблизости (имен может не знать, но степень владения магией и общественный статус укажет безошибочно). Достаточно найти кого-то одного, заплатить и дело - в шляпе.
   Так рассуждала мисс Лаванда, не спеша, впрочем, войти ни в первую, ни во вторую приглянувшуюся ей дверь. Для начала надо выяснить, какое влияние имеет на местных продажный офицер НЗАМИПС, иначе беспринципные типы ее немедленно сдадут, причем, даже не за деньги.
   За спиной раздался топот множество ног, едва не сметя мнимую мисс Табрет, мимо пронесся мальчишка лет двенадцати в потрепанной форменной курточке, мелькнуло бледное лицо с торжествующей ухмылкой. Для того чтобы понять, какой именно Источник освещает его путь, ритуалов не требовалось. За черным, с возмущенными воплями, гналась целая толпа детей, не очень, впрочем, старающихся догнать свою жертву (Лаванда готова была поставить годовое жалование на то, что криками дело и ограничится). Отметив, в каком направлении унеслась галдящая орава, леди-шпион широкими зигзагами начала выбираться туда же.
   Следующая встреча напарников состоялась в тихом переулке, почти целиком заросшем кустами акации, под которыми мнимый могильщик Гуго якобы спал. Мисс Лаванда выглядела встревоженной.
   - Знаешь, Пит, это дело начинает дурно пахнуть. Как бы нам не облажаться.
   Мужчина постарался стряхнуть сонливость - на его памяти Лукавая Килозо еще ни разу не паниковала.
   - Выкладывай, что ты там откопала.
   - На окраине - частный приют, тут вообще очень много чего существует на пожертвования. Из пятидесяти детей восемь - черные, мальчики двенадцати-тринадцати лет.
   - Не доказательство, - усомнился напарник.
   - Ну да? Ты знаешь благотворителя, готового добровольно опекать такое количество черных, да еще - мальчишек и тем более - одногодков? Они же способны ад кромешный устроить! И я видела там нашего незнакомого друга из НЗАМИПС, - мисс Лаванда помрачнела. - Он бил мальчишку. Я понимаю, что с черными без этого нельзя, но ногами, по земле, при свидетелях... Такое унижение порождает только злобу, Пит. Они не собираются воспитывать этих детей, им нужно лишь обеспечить повиновение, на очень короткий срок.
   Тревога Лаванды передалась напарнику. Оба они знали, как высока ставка в этой игре и насколько решительным может быть противник.
   - Эти сволочи готовы провернуть все мгновенно, - озвучил Пит общий вывод, - дети пойдут за старшими, даже если ненавидят их.
   - Надо организовать засаду! - глаза волшебницы горели энтузиазмом. - Ты будешь дежурить ночью, я - днем...
   - Остынь, это никому не поможет. Если с ними будет боевой маг, ни ты, ни я с ним не справимся. И не забывай о цели операции - боссам нужно руководство секты.
   - Мы что, должны найти им место ритуала и список приглашенных? А на детей - плевать?!
   Пит вздохнул - его напарница, будучи специалистом тайных служб, все равно оставалась белой, хотя, тут дело не в Источниках, выходя на дело, Лаванда становилась до изумления бесчувственной. Мириться с жестокостью и несправедливостью в собственном доме - совсем не то, что наблюдать за участью са-ориотских рабов, тут понятиями свой-чужой не прикроешься. В такой ситуации даже прагматичного, не отягощенного никакой магией человека тянет в герои.
   - Я хочу сказать, что пора требовать подкреплений, осталось только понять - как.
   А вопрос был не праздный - связной должен был ехать через город только на следующей неделе.
   Но к мисс Лаванде уже вернулся оптимизм и хорошее настроение.
   - О! Это просто - мы вызовем их по почте.
   - Шутишь? Такое письмо даже город не покинет.
   - Это смотря как писать и кто будет посылать...
  
   - Да кто он такой? - возмущался прилично одетый господин за столиком не самого дешевого трактира. - Доводить ребенка до слез, ломать его вещи!!! Я этого так не оставлю, Гэб!
   Дэрик, сидевший к возмущенному горожанину спиной, не скрываясь, морщился и прикидывал возможные последствия конфликта. Что поделать, с приближением решающего момента некоторые братья начинали терять самообладание! Может, не стоило выдавать Шимуса за учителя? С другой стороны, чем еще может заниматься белый, единственный полезный навык которого - похищение Источников? Пытаться запугать возмущенного отца означало выйти из образа, убийство могло привлечь слишком много внимания в самый неподходящий момент, проще всего было отозвать Шимуса и занять его чем-нибудь на постройке Щита, например, пусть активирует Печати, их в чудном устройстве древних больше пятидесяти. Нет, Дэрик не сомневался в том, что задуманный Посвященными ритуал состоится, и полностью доверял магическому искусству Учителя. Но в записях основателей говорилось, что некогда искомое устройство можно было унести в руках, а то, что пытаются соорудить они, едва помещается в огромном цехе бывшей прядильной фабрики. Почувствуйте разницу!
   И, думая об этом, Дэрик совсем не обратил внимания на супружескую пару, прогуливающую по бульвару девчушку лет семи. Вчера, после разговора с невзрачной соседкой, глава семьи загорелся желанием купить дочери куклу в самом знаменитом магазине игрушек (по совместительству являющемся резиденцией армейской разведки). Он немедленно написал письмо с просьбой выслать каталог, совершенно не задумываясь над тем, откуда знает адрес, и как появилась на его столе эта замечательная писчая бумага.
   Искусник же думал о своем и голоса интуиции не слышал.
  
   Глава 73
  
   Белые с трудом переносят ожидание и неизвестность, но Лаванда Килозо продемонстрировала чудеса самоконтроля - она не ходила кругами вокруг интерната, рискуя раскрыть свою маскировку, а лишь наведывалась туда периодически (один - два раза в день). Дети занесенного над ними топора не замечали и хулиганили вовсю, совершенно безнаказанно (что тоже не идет черным на пользу).
   Пита подмывало утопить вытрезвляющий амулет в пруду. Он привык импровизировать в отношениях с врагом, но явки, пароли и маневры прикрытия всегда оговаривались заранее и заучивались наизусть. Всякая ненадежность означала скрытое присутствие противника, бездействие - упущенную инициативу. В терминах профессионального шпионажа то, чем они сейчас занимались (все эти маневры и призывы о помощи), назывались "недостатки планирования и подготовки", проще - бардак. Цели менялись на ходу, задачи подгонялись даже не под запросы руководства, а под моральные принципы исполнителей, но главное - успех операции и их собственная жизнь (противник-то настоящий) зависели от гражданских служб. Если бы за спиной стояло армейское начальство, шпионы чувствовали бы себя намного увереннее.
   К счастью, и талант Искусников к заговорам оказался сильно преувеличен
   - Три дня на пересылку почты, - вслух рассуждала Лаванда, - день на обмен сведениями, еще день - на сбор группы. Потом те же три дня на переезд. Короче, раньше чем через неделю они не появятся.
   - В лучшем случае, - согласно хмыкал Пит.
   - Потратим время с пользой! Я вот что думаю, - белая рассеяно блуждала взглядом, ни дать ни взять, пожилая горожанка на грани склероза, - нет таких ритуалов, которые для запуска требовали бы больше суток. Магия - искусство состояний, чем мощнее ритуал, тем резче должен быть рывок энергий. Тогда зачем эта возня с инструментальным контролем, не проще ли в нужный момент мобилизовать толпу воинственных фанатиков? У Искусников никогда не было с этим проблем.
   - К чему ты клонишь?
   - Маскировки требует не ритуал, а подготовка к нему, длительная подготовка. Создание амулетов, Знаков или периметров, которое неизбежно вызовет вопросы. А где здесь можно провести такую работу, не опасаясь ненужного внимания?
   Пит глубоко задумался. Вот эта работа была им по плечу! Искать тайное, проникать в неявное - занятие для шпиона.
   - Место, недоступное посторонним, охрана которого не бросается в глаза. Возможно, удаленная ферма...
   - Нет. Силовое прикрытие ритуала все равно потребуется, а кто здесь может сыграть роль расходного материала?
   Напарники обменялись понимающими взглядами.
   - Беженцы.
   - Вот именно, - Лаванда глубокомысленно подняла палец, - их логово в городе, либо очень близко от него. К дальней ферме такую толпу быстро не пригонишь.
   - Будем искать, - хищно ухмыльнулся Пит. - Я по окраинам похожу, а ты в центре поспрошай. Кто-то должен был заметить странную возню, всех не зачаруешь.
   Совместными усилиями напарники расчертили карту города, отметив маршруты, по которым уже ходили и не видели ничего подозрительного. Оставшиеся без внимания районы решили осматривать квадратно-гнездовым способом, работу осложняло то, что транспорта им по легенде не полагалось. Отдельной проблемой были беженцы: мнимый Хьюго успел перед ними засветиться, значит, выяснять положение дел на прядильной фабрике предстояло Лаванде. Страха перед недружелюбной толпой белая не испытывала, сложнее было придумать повод, по которому такая робкая мышка как мисс Табрет вообще может забрести в столь сомнительное место.
   - Кис-кис! Киса, киса, - пожилая женщина брела вдоль кустов и заборов, вглядываясь в густые тени подслеповатыми глазами, ее руки меж тем тискали потертую матерчатую сумку. - Кис-кис, Кэтти, где ты прячешься? Молодые люди, вы не видели здесь кошечку? Маленькую, рыжую.
   Компания бедно одетых детей отозвалась нестройным "нет", кто-то даже вызвался помочь в поисках. За день блужданий по улицам Лаванда почти убедила себя в существовании пресловутой кошки - полугодовалого котенка с белой мордочкой и носочками на лапах. Вот будет номер, если такой здесь действительно есть!
   За свою личину шпионка не опасалась - мисс Табрет действительно прикармливала котов - а взять у женщины было нечего.
   - Я могу быть чем-нибудь вам полезен, мисс...?
   - Табрет, сэр! Кошечка у меня убежала, совсем домашняя, рыженькая, Кэтти звать. Такая озорная! Но от дома она не отходила, нет, а тут второй день не видно. А булочникова-то жена, Ванда, говорит, что собаки кого-то гоняли вечером, я и забеспокоилась. Где моя Кэтти? Совсем домашняя, ласковая, а уж игрунья-то какая! Я ее с вот такусенького котеночка выкармливала. Вот и соседка моя...
   Принятая роль вела Лаванду, подсказывая слова и направляя движение. Остановивший ее человек (средних лет мужчина, немного похожий на священника), внимательно и терпеливо слушал болтовню белой, очень к месту вставляя всяческие "О!" и "Гм...".
   - Давайте, я помогу вам найти вашу кошку? Я здесь всех знаю, вдруг кто-то взял ее в дом. Знаете, где находится начальная школа Римпляка?
   - Конечно, знаю! Мой племянник учился там, прежде чем сестра переехала в Клетсмок. А ведь говорили добрые люди...
   - Замечательно! - мужчина невозмутимо улыбнулся. - Тогда приходите туда завтра, ближе к вечеру. Спросите Дэрика, просто Дэрика. Вам меня любой покажет.
   Немного путано и излишне многословно, мнимая мисс Табрет стала благодарить добровольного помощника. Дэрик слушал, благосклонно кивал, но разговор больше не поддерживал (с белыми он умел управляться мастерски). Острое чувство опасности не позволяло шпионке усложнить игру, отклонится от образа. Собственная личность Лаванды Килозо спряталась за сложными масками, превратилась в стороннего наблюдателя, когда ей удавалось перевоплотиться настолько глубоко, даже родная мать начинала сомневаться, с кем разговаривает. Лаванда больше не притворялась одинокой чудаковатой белой, она БЫЛА ей во всем - в жестах, походке, манере речи.
   - До завтра, мисс Табрет, до завтра!
   И фальшивая горожанка поспешила домой, радуясь помощи в поисках несуществующей кошки.
   Уже поздно вечером, одолев немалый путь и совершив множество бессмысленных, ритуальных действий, Лаванда попыталась понять, что на нее нашло. Игнорировать интуицию было нельзя: последний раз подобный мандраж позволил ей выпутаться из отношений с каштадарским "хозяином дома", оказавшимся на поверку редкостным извращенцем. Белая уселась на полу в позе медитации и попыталась воскресить в памяти образ Дэрика. Суматошные обрывки мыслей медленно растворялись в океане абсолютного покоя, а на поверхность сознания выступал тихий шепот Источника, чувство настоящего мага. Умение видеть вещи такими, как они есть, минуя все оболочки.
   Так вот, что это было! Ее напугало собственное подобие, ощущение духовного родства, тошнотворное и сладостное. Человек с глазами священника тоже хранил в себе омерзительную тайну, секрет, который не полагалось знать посторонним, а что может быть извращеннее белого, умеющего лгать и убивать?
   Между двумя вздохами Лаванда поняла, что разговаривала с Искусником.
   - Не обсуждается! Это наш единственный шанс повлиять на события - оказаться в эпицентре.
   Лаванда примчалась к напарнику среди ночи, всучив кулек с компрометирующими мелочами и наказав ни в коем случае не искать с ней встречи.
   - Да ты совсем сдурела, мать! Не было у нас установки на внедрение, не было!!! - Пит был не на шутку встревожен. - К черному в дуду твои идеи, тебе за них ни спасибо не скажут, ни могилку не огородят. А главное, смысл-то в чем? Ты ни знак подать не сможешь, ни вмешаться, и не говори, что они за своими не следят. Внедряться имеет смысл на два-три года, тогда и связи появятся, и информация пойдет, а тут до события считанные дни остались, жопой чую!
   - Так надо, - Лаванда была предельно собрана и спокойна, поколебать ее уверенность напарнику не удалось. - Шеф говорил, чем мы рискуем, если они добьются своего. Я буду оружием последнего шанса!
   - Самоубийца ненормальная, навести меня Король!
   - Ты не прав, - усмехнулась Лаванда, - не забывай, я - волшебница и не так уж мало могу.
   - Те, что были до тебя, могли не меньше!
   - А они были, эти другие? Пит, репутации Искусников от силы двадцать лет и я отлично помню, как она появилась. Безжалостность не означает непобедимость, это срабатывает только на обывателях, а мы - профессионалы!
   - А в прежние времена, стало быть, профессионалов не было!
   - В прежние времена не оставалось никого, кто мог бы о них помнить, тем более - мстить. Люди каждый раз начинали жить с чистого листа, ситуация начала меняться только после Роланда, поверь мне! Не создавай себе дракона.
   - И все же, смысл?
   - Тьфу ты! Хорошо, допускаю, что "надзор" пришлет людей вовремя, они точно определят момент вмешательства и нигде не напортачат. Тогда я просто тихо удалюсь. Но что, если они опоздают, или неверно истолкуют факты, или не сумеют одолеть защиту, или позволят втянуть себя в силовое противостояние? Поздно будет локти кусать!
   - Ненаша сила! Чую, мне тебя не отговорить, - Пит проклял день, когда они согласились на эту миссию.
   - Верно! - лукаво усмехнулась мисс Лаванда и упорхнула на встречу с теми, о ком добропорядочные жители Ингерники предпочитали говорить шепотом.
   И мнимый могильщик остался один, наедине с вытрезвляющим амулетом и бутылкой самогона. Грех какой...
   Особенно Пита злило то, что напарница была в чем-то права - иногда, чем ждать, проще руками сделать. Все люди, даже таинственные Искусники - смертны, а кому как не шпиону знать, что большинство репутаций построены на ловкой манипуляции. В свое время Пит прошел курс, объясняющий будущим агентам реальные возможности и ограничения магии, но где-то в душе все равно оставался иррациональный страх. А вдруг? Вдруг могущество секты не результат ловкости рук и суммы обстоятельств?
   Пит обошел сторожку дважды, убедился, что на кладбище никого, кроме него нет, вернулся, закрыл дверь и принялся громко, в голос материться. Он помянул предков, Искусников, Короля, предков Искусников и Короля, всех белых скопом, а также тех, кто этим белым позволяет действовать самостоятельно. А простые люди потом места себе не находят от беспокойства!
   Последней в такой ситуации ожидаешь помощи от "надзора".
   Привычная несправедливость. Возможно, переплюнуть матерую шпионку в лицедействе бравые офицеры не могли, но кое в чем проницательная мисс Килозо все-таки ошибалась - боевая группа НЗАМИПС находилась отнюдь не в недели пути от Септонвиля. Господин Ларкес тоже не любил ждать и бездействовать (умел, но не любил), поэтому собирать отряд начал еще до того, как лазутчики вошли в город. Большинство ролей было распределено заранее, но кое-кого приходилось подыскивать только сейчас.
   - Нам нужен штурмовик, - докладывал координатору Алеф Клямски, не молодой уже человек, строением челюстей похожий на гиену. В бытность простым жандармом, он оказался одним из немногих людей, сумевших вырваться из проклятого Нинтарка, наплевав на заклятья, фанатиков и странных чудищ. Невеста Алефа пыталась ему помешать. Что тогда произошло между возлюбленными, капитан Клямски никому не рассказал, но жгучее чувство вины нес в себе все пятнадцать лет, перенеся ненависть к Искусникам на всех белых. Обычно Ларкес использовал его для очень специфичных поручений. - Боевой маг, гарантировано способный заломать любого "надзоровца". Заранее таких не нанимают. В идеале, хорошо бы одолжить армейского спеца...
   - Нет, - Ларкес старательно улыбнулся (после полугода упорных тренировок, черный начал входить во вкус), - они мастера нападать гуртом, дуэлянты из них плохие. Нам нужно не город снести, а устранить одного единственного предателя. И у меня есть один кандидат на роль героя. Личная заинтересованность гарантирована!
   В итоге, боевая группа уже неделю пряталась в дровяном сарае буквально на окраине Септонвиля. Проблемой оставалась только прямая связь.
   На четвертый день после отправки письма Пит был потрясен до глубины души - в условленном месте был оставлен знак, призывающий лазутчиков на встречу. Вот тебе и "надзор" не бей лежачего! Теперь ему предстояло идти на встречу с потенциальными союзниками (ночью, одному) и объяснять, почему командир группы не может присутствовать при разговоре.
   - Белая? К Искусникам? - офицер "надзора" не верил своим ушам. - Да вы соображаете, что сделали?!!
   "Типичный жандарм", - определил для себя Пит, - "ни грана фантазии, ни тени сомнения".
   - Полковник Килозо - опытный агент и понимает, на что идет, сэр.
   - Теперь они будут знать о нас все!!!
   "Он что, считает, что принадлежность к секте передается одним касанием?" В груди Пита закипала холодная ярость (непрофессионально, зато искренне).
   - Личные взгляды полковника не повлияют на результат работы!
   - Довольно, капитан! - снисходительно буркнул спутник жандарма, на которого Пит предпочитал в упор не смотреть (с боевыми магами так нельзя). - Идеология Искусников - не лихорадка и по воздуху не передается. В таком серьезном деле страховка не повредит. Так в чем, говорите, причина столь срочного вызова?
   Пит не удержался и зыркнул на собеседника, наткнувшись на нехарактерно спокойный и даже насмешливый взгляд, словно и не черный перед ним. Такое несоответствие на мгновение выбило шпиона из колеи. На памяти человека был только один боевой маг, равнодушно относившийся к вопросам статуса, но тому волшебнику было лет триста, он пережил эпохи и настолько привык укрощать свою натуру, что она стала уже не совсем черной. Штурмовик "надзора" казался слишком молодым для такого знания, даже по человеческим меркам. Что нужно сделать с черным, чтобы заставить его отвлечься от любимой игры?
   Привычным усилием Пит отодвинул в сторону неуместные мысли и поместил в фокус внимания текущую задачу. Любопытство можно будет проявить на досуге. Сейчас надо было объяснить доблестным офицерам суть сделанных шпионами наблюдений и выводов. Но одну вещь Пит уже понял: к магу-предателю пришел писец.
  
   Глава 74
  
   Меня потихоньку затягивала типичная жизнь типичного черного мага - немного успехов, немного неудач и чуть-чуть дискомфорта от близости других разумных существ.
   Но я себе такую жизнь позволить не мог. И не надо мне говорить про государственную тайну, много ли черных магов моего возраста разъезжает на пятнистых мотоциклах? Если год назад я искренне считал, что Искусникам будет достаточно сказать "бу!", то теперь стало ясно, что так просто от них не отделаться - карлик вернулся и привез обещанные материалы.
   Когда молчаливые сопровождающие выволокли из грузовика здоровенный ящик, я сначала решил обидеться. Они видно решили, что "все доступные сведения" включают в себя школьный табель и квитанции за топливное масло! Оказалось - нефига подобного. Ящик был набит копиями отчетов, их там было полцентнера, не меньше. Карлик всучил мне опись документов и сердечно предложил звонить, если что-то будет непонятно, очевидно, у него где-то был припрятан еще один такой сундук.
   Я два дня ходил вокруг добычи, не решаясь прикоснуться, потому что понимал: стоит мне начать читать и безголосое прошлое ворвется в мою жизнь, заставит что-то предпринимать, как-то реагировать. А оно мне надо? С другой стороны, оттого, что я не знаю чего-то важного, не следует, что этого не узнает никто другой. Не желаю быть дурнее прочих! В конце концов, последний довод оказался решающим.
   Я полез в сундук с твердым намерением узнать причины гибели отца, но первым делом ухватился за папку "Происхождение". Мной овладел болезненный интерес: в чем мы схожи, в чем - отличаемся?
   Сразу скажу, глухой деревней там и не пахло. Моя семейка оказалась из "прикормленных" (так в Краухарде называют черных магов, поступившихся национальным свободолюбием в угоду презренному комфорту). Прадед после роспуска Гвардии Арака осел при дворе нового короля и стал "продажным магом" (свободное предпринимательство в те времена уважением не пользовалось), но после возвращения столицы в Хо-Карг благоразумно предпочел обосноваться в Финкауне. Дед подвизался на ниве Инквизиции (довольно неожиданно для черного, но должен же кто-то и нежитей выселять), естественно, что при таком положении он мог обеспечить семье достаток и безопасность (и некоторое количество недоброжелателей, вроде того же Акселя). Дети получили максимально хорошее на тот момент образование, но использовали его по-разному. Где-то в Ингернике до сих пор жил мой дядя, не амбициозный, но состоятельный мастер банковских сейфов, но младший сын мага мечтал о большем, и реальность решила ему подыграть - началась Реформация.
   Я старался объединить сухие строчки отчетов с собственными представлениями на эту тему.
   Да, времечко было - удивительнее не куда. Как они уцелели тогда, понять не могу? Общество избавилось от постоянного контроля, костров на площадях и запретов на магию. Клево, очень хорошо, но почему они решили, что смогут прожить без контроля вообще? Объяснение одно - единственным источником знаний о волшебстве служили сказки. Люди верили, что результат общения с эмпатом зависит от силы воли, что из благих побуждений совершают только хорошие поступки, а для того, чтобы запретить какую-нибудь практику, следует сослаться на прецедент. Искусники стали легальной политической партией, умами владели сладостные грезы, а беспощадная сила обеих магий молчаливо присутствовала рядом.
   К счастью, в Ингернике оставалось небольшое количество людей, которые, в силу своего возраста, относились к происходящему более осторожно. Причем, если черные маги (каждый по отдельности) были полны скепсиса, то белая община целиком склонялась к оптимистичным прогнозам. Надо ли говорить, на чью долю пришелся первый нежданчик? Появление "слез дракона", зелья, то ли извлеченного из недр архивов Инквизиции, то ли - изобретенного вновь, подействовало отрезвляюще. Сохранившие способность мыслить здраво огляделись по сторонам и обнаружили, что насилие, источником которого раньше являлось государство, потихоньку опустилось на уровень отдельного гражданина, и никто не знает, что с этим делать.
   Папа воспринял смутное время с энтузиазмом (это было видно по количеству документов), много путешествовал, опробовал разные занятия, но, в конце концов, остановился на карьере офицера вновь созданного "надзора" (возможно, учитывая репутацию деда, особого выбора у него и не было). Вот тут-то он и развернулся! Большую часть сундука занимали отчеты о его развлечениях за последующие десять лет (не так уж молниеносно она происходила, эта Реформация).
   Тодер Тангор возглавил в НЗАМИПС отдел по преступлениям против личности (магическим, естественно). Черных маньяков, вопреки ожиданиям общественности, оказалось не так уж много, зато Искусники быстро радикализировались: часть еще настаивала на новых реформах в пользу еще больших свобод, а остальные решили использовать имеющиеся возможности. После пары лет глухого противостояния произошел инцидент в Нинтарке, превративший одиозный город в беспокойное кладбище. Что противнее всего - о деятельности Салариса было известно, готовился его арест, но тогдашний министр отказался подписывать ордер - на него давили. И в "надзоре" решили преподать политикам урок. Оставалось надеяться, что папа не рассчитывал на тот кошмар, которым все обернулось.
   М-да, знатная вышла история, прецедент хоть куда, хотя и нельзя сказать, что он никого ничему не научил. На волне паники и неразберихи НЗАМИПС едва не совершил военный переворот, стремясь наказать всех виновных, а в юриспруденции появился новый термин "теологическая угроза". Получивший особые полномочия капитан Тангор обрушил на обнаглевших белых всю мощь государственной репрессивной машины, помноженную на опыт потомственного инквизитора, и никто не пытался его остановить. Казавшаяся непобедимой секта рассеялась, как дым. Удивительное время, что и говорить.
   Последние папки относились к разделу "долго и счастливо". Ну, относительно долго. Старший координатор северо-западного региона Тодер Тангор вернулся в Финкаун, женился и принялся мирно терроризировать нежитей на подведомственной территории. Свойственны черным пофигизм, впрочем, не мешал ему писать докладные записки о том, что с разгромленной сектой не все так просто. Осталась не выясненной личность нескольких Посвященных, цель замысловатых ритуалов, которыми занималась наименее заметная, но наиболее невменяемая часть Искусников. В какой-то момент эти записки стали накладываться на сообщения об исчезновении улик и архивов, странных происшествиях с занимавшимися этим делом сотрудниками "надзора", а иногда и с их семьями.
   Потом наступил час икс.
   Черный маг не мог усомниться в своей силе, физически не мог. Он до последнего был уверен, что сумеет разобраться с теми, кто придет к нему, сам, а потому участвовал в боевых операциях так, словно ничего не происходило. Горе-следователи так и не смогли потом ничего выяснить, был ли это сложный откат или нападающие использовали прототип того заклятья, с которым я разбирался в Арангене, теперь не разберешь. Эксперты утверждали, что он умер раньше, чем упал на землю, рядом нашли нечто, сильно напоминающее наконечник стрелы (треугольное и оплавленное). Все.
   Дальше следовали глубокомысленные рассуждения, почему мама так резко снялась с места, и туманные намеки на то, что некоторым из недавно захваченных сектантов известно слово "мотоцикл".
   Я разглядывал завалы прочитанных бумаг с чувством непередаваемого дискомфорта. Называется, полюбопытствовал. Вопреки ожиданиям карлика вопросов у меня не было - общая картина ясна, а частности напрямую ко мне не относятся. Да, я тоже черный маг и физически не могу усомниться в собственной силе, но у меня есть опыт двух почти смертей, укрощения Шороха и память нескольких мертвецов. Отсюда мораль: надо быть готовым ко всему. Поймите правильно, запереться дома и долбить проклятьями в каждую тень - занятие бесперспективное. Слишком предсказуемо! В конце концов, знание о существующей угрозе происходило из чужого опыта, а не из непосредственно наблюдаемых признаков. Разгневанные сектанты могли прямо сейчас дожидаться меня в сортире, а могли не давать о себе знать еще лет двадцать. К чему гадать? Гораздо интереснее будет рассмотреть комплекс типичных реакций боевого мага на нападение и добавить туда что-нибудь оригинальное, свое. Вон, у меня голем в сарае валяется (гениальная конструкция!), четки дядькины я куда-то в комод засунул, да мало ли! Аэрозоли обновить и сварганить баллончики помельче. Амулеты, устойчивые к внешнему воздействию, тоже делу не повредят.
   Я записал в дневник краткий список мероприятий и облегченно вздохнул. Самое приятное заключалось в том, что мне не придется ни за кем гоняться по всей Ингернике - рано или поздно они сами ко мне придут. Хорошо!
  
   Глава 75
  
   Мисс Килозо вписалась в общество Искусников с легкостью невероятной. Нет, сектанты были очень, очень осторожны, всякого нового человека перед принятием в общество проверяли по нескольку лет, но белые - другое дело. Белые... Нет, не примитивней - искренней, последовательней, строже. Белый не согласится на что-то просто от скуки или для того, чтобы прекратить разговор, а, приняв решение, не отступится от него при малейшем недоразумении - чувство ответственности не позволит. Лаванда охотно дарила Дэрику знаки согласия, и у Искусника не было причин сомневаться, что вместе со словом он получает душу.
   Какое наслаждение смотреть на работу мастера! Новый знакомый мисс Килозо вполне мог бы работать эмпатом и без всякого Источника - он чувствовал людей виртуозно и умел убедить собеседника практически в чем угодно. В первый же день мисс Табрет вручили рыжего кота, а на робкие возражения о том, что Китти - девочка, последовала получасовая душевная беседа, в конце которой белая была вынуждена признать, что могла ошибиться с определением пола своего питомца. Вернувшись домой, Лаванда четверть часа хохотала, как сумасшедшая, напугав несчастное животное до полусмерти.
   Убедившись, что дело на мази, шпионка начала хулиганить, время от времени вставляя Искуснику шпильки.
   - Черные - часть общества, они пользуются его благами, но при этом не считаются с общими интересами, - прочувственно вещал Дэрик. - Мы должны ограничить их эгоизм и заставить их служить людям!
   В этом месте мисс Табрет следовало высказаться в том смысле, что она готова терпеть поведение черных ради сохранения мира, вместо этого Лаванда с серьезным видом уточнила:
   - А разве сейчас по-другому? Черные служат в НЗАМИПС и защищают людей от чудовищ, - шпионка насладилась мгновенным замешательством оппонента и тут же весело захлопала в ладоши. - Я поняла, поняла! Так будет ДЕШЕВЛЕ! Нам не придется договариваться с ними и компенсировать им неудобства, верно?
   Дэрик пробормотал что-то неопределенное и переменил тему разговора. Лаванда мысленно усмехнулась. Да, да, господин Искусник, а вы думали, что предсказуемость реакций относится только к другим? У всех нас есть свой пунктик. Белые помешаны на благе, черные - на статусе, а все прочие - на выгоде. Не приходило ли вам в голову, что нынешнее отношение к черным СПРАВЕДЛИВО? А то, что вы сейчас пытаетесь устроить - элементарное воровство, пусть даже объектом кражи становятся жизнь и Источник.
   С профессиональной обстоятельностью Лаванда изучала деятельность сообщества Искусников изнутри. В массе своей окружающие (и белые, и простые люди) не понимали, с чем соприкасаются. Декларируемой целью было обучение, вот только объектом его становился не полезный навык, а какая-то странная, вычурная философская система, претендующая на всеобщность. Строгим обоснованием или проверкой своих фантазий Искусники не заморачивались, рациональным паттерном происходящего было воспитание в учениках убежденности, что знать можно все. (Аллилуя! И зачем Лаванда столько училась на шпиона? Стоило прочесть пару брошюрок и - вот она, сокровенная сущность вещей.) Если ученик пытался руководствоваться усвоенными идеями на практике и сталкивался с проблемой, его просто направляли к следующему учителю, который ему еще что-нибудь говорил (и переводил на новый уровень Непоймичего). Дезориентированные потерей привычного окружения и ощущением неудачи люди (а беженцы в массе своей были именно таковы), увлеченно тратили драгоценное время даже не на вышивку крестом или упражнения с гирей, а на попытку окончательно оторваться от реальности и погрузиться в фантазм. Социум - страшная сила, поварившись в компании прекраснодушных резонеров достаточно долго, большинство учеников утрачивала способность к критическому мышлению если не полностью, то весьма и весьма.
   Это не говоря об умении желать нечто простое и доступное, а не Вечную Силу, недостижимость которой окончательно замыкала несчастных в среде себе подобных. Понятно, почему черные не попадали в такую ситуацию: несмотря на весь свой индивидуализм, критерии успешности они старательно заимствовали друг у друга (иначе мериться крутизной становилось невозможно), и экзотическими вариантами не увлекались (смысл?).
   Естественно, никто не собирался посвящать неофитку в тонкости секретного ритуала, но для опытной шпионки это не представляло проблемы. Напротив, Лаванда оскорбилась бы, если бы ей объяснили все тупо и в лоб, тем более что большинство участвующих в деле сектантов имели о конспирации весьма условное представление.
   "Как же они продержались столько лет при такой-то организации? Что-то здесь не так"
   Смутное недовольство заставляло Лаванду вплотную разрабатывать главный источник информации - мистера Дэрика.
   Искусник испытывал к обществу лукавой белой болезненное влечение, причины которого сам, вероятно, не понимал. Лаванда охарактеризовала его состояние как "интеллектуальную скуку" (не глупому, в общем-то, мужчине решительно не с кем было поговорить) и была уверена, что очень скоро он о своем увлечении пожалеет. С серьезной миной, честно глядя в глаза, шпионка утонченно измывалась над собеседником, выворачивая логику наизнанку и неизбежно приводя к выводу, что кто-то из присутствующих - идиот (именно за такие фокусы ее в свое время вытурили из колледжа). Но, раз за разом терпя фиаско, Дэрик лишь настойчивее искал следующей встречи. Просто извращенец какой-то!
   - Подумай, Кася, - Искусник сокращал имя мисс Табрет на деревенский лад, - разве не здорово было бы избавиться от проявлений потустороннего раз и навсегда?
   - Здорово, - соглашалась Лаванда, - а почему до сих пор этого не случилось?
   Вопрос, кстати говоря, неординарный: по мнению экспертов, попыток было как минимум три. Шпионка, с наслаждением, наблюдала, как Дэрик пытается выкрутиться без привычной ссылки на древнюю истину.
   - Потому, что этому помешали.
   - Как?
   Кто это понятно - злобные черные маги, а вот способ подлежит дискуссии. Если Дэрик скажет, что ритуал помешали провести, он не сможет обосновать, что искомое заклинание вообще работает. Если же он будет утверждать, что ритуал хоть раз состоялся, но потом результаты отменили, Лаванда заклюет его вопросами о том, как черная магия могла повлиять на белую.
   - Понимаешь, Мир Света и Мир Тьмы существуют независимо друг от друга...
   Белая поощрительно кивнула - к метафизическим вопросам они обращались в первый раз.
   - ... белая магия отталкивает их, а черная - притягивает.
   Объяснение логичное и практически безупречное.
   - Разве черные маги способны вызывать нежитей? - забросила первый крючок Лаванда.
   - Дело не в нежитях, а в Источниках. Они - нити, ведущие во Тьму!
   Все возможно. Однако понимает ли он, к чему это ведет с практической точки зрения?
   - Ой! Как на каучуке?!! - восхитилась белая.
   - Э-э...
   - Ну, если бы не Источники, миры плавали бы как клецки в бульоне, совершенно свободно, а так между ними как бы натянуты резиночки. Если миры хорошенько оттолкнуть, они разлетятся... - Лаванда озадаченно нахмурилась, - ... а потом устремятся на встречу друг другу еще сильнее. Что же делать?
   Дэрик сосредоточенно пошлепал губами.
   Вот-вот! Пусть объяснит, как (имея в уме такую метафизическую картину) можно что-то предпринимать, не уничтожив предварительно всех черных, а потом - как выжить без боевых магов, если миры будут разлетаться недостаточно быстро. Так и так - сожрут.
   - А может не надо? - жалобно попросила белая. - Пусть будет как есть! А то, как бы хуже не обернулось.
   Если он будет настаивать, что связи порвутся, стоит пнуть миры как следует, можно будет сосредоточиться на проблеме первичности черных магов, их Источников и нежитей. Допустим, один гипотетический первомаг сумел привязать друг к другу целые вселенные, тогда как же их следует пинать, если после чистки выживет хотя бы десяток колдунов? Не говоря уж о том, что исследователи не обнаруживают значимой корреляции между количеством черных и частотой проявления потусторонних феноменов (ну, в исторический период). Однако проявление излишней осведомленности могло бы Дэрика насторожить. Забавно другое: неужели он думает, что первый задумался над проблемой?
   Искусник вздохнул и перевел разговор на кошек. Лаванда поздравила себя с очередной победой.
   Так и жили. Дэрик водил Лаванду по кафе и кондитерским. Шпионка великодушно принимала лакомства и сочувственно следила за Питом, таскающим в сторону кладбища харчи как минимум на пятерых (команда поддержки, определенно, обосновалась на погосте). Какие-то пришлые маги на глазах белой препирались по поводу сроков монтажа на фабрике неназываемой конструкции. На периферии зрения мелькал предатель-"надзоровец" (до омерзения наглый боевой маг, отлично осознающий свою незаменимость).
   "Еще недели полторы, максимум. К Солнцестоянию успеть пытаются - в астрологию верят"
  
   Глава 77
  
   Пит Бренно семь лет работал на армейскую разведку, и не всегда такая жизнь была медом. Однажды, разыскивая пассажиров захваченного пиратами парусника, он был вынужден выдавать себя за каштадарского раба, и три месяца провел на самом дне общества, среди лишенных человеческого достоинства, превращенных в "говорящие орудия" людей. В другой раз они прокололись и незадачливый агент оказался в клетке с парой леопардов...
   Так вот, леопарды - это хомячки.
   Нет ничего хуже, чем день за днем проводить в крохотном (три на пять) помещении в компании совершенно не готовых к самоизоляции людей. "Надзоровцев" было шестеро, точнее, пятеро и боевой маг (то, что они проходили подготовку раздельно, было видно невооруженным глазом). Причем, как раз с колдуном-то проблем не было, источником неприятностей грозил стать белый волшебник.
   Причина была самая комичная - мистер Дорсино боялся мертвецов. Страх этот был давний, детский и совершенно иррациональный (как будто у белых бывает по-другому).
   - А давайте вернемся в сарай? - не переставал нудеть несчастный.
   - Может, нам сразу грузчиками туда наняться? - мрачно отбрехивался капитан Клямски (за подбор команды он отвечал лично и на такой прокол не рассчитывал). - Заодно и денег заработаем.
   До встречи с Питом "надзоровцы" обретались на дровяном складе, и все бы хорошо, если бы хозяин неожиданно не начал его заполнять. (В начале лета! С другой стороны - "мои дрова, когда хочу, тогда везу".) Команда полдня пряталась в темном углу за отвращающим заклинанием, гадая, что кончится раньше - дрова или выдержка белого. Упоминание о волнующем происшествии отвлекало мистера Дорсино от его страхов, плохо только, что не на долго (максимум на полчаса). А ведь самочувствие мага напрямую связано с его душевным состоянием! К началу боевых действий они рисковали получить на руки умственного и физического инвалида.
   - Держитесь, сэр! - сочувственно вздыхал Пит. - Мисс Килозо считает, что до события остались одна - две недели.
   - По каким признакам она судит? - немедленно оживился черный.
   - Не могу сказать - мы сумели обменяться лишь знаками.
   Черный хмыкнул и вернулся к своей медитации, или чем там занимаются боевые маги, когда не хотят ни с кем общаться.
   Пит все больше убеждался, что в этом боевике есть что-то странное. Черный, представленный "мастером Даном", не скандалил, не хамил и вообще не занимался ни чем из того, что подсознательно ожидаешь от ему подобных. Он целыми днями спал, а ночью уходил гулять на кладбище. Его жизнь была наполнена сосредоточенным ожиданием, и от ощущения сдерживаемой агрессии Питу становилось нехорошо.
   "Главное, чтобы драка все-таки состоялась. Если он не спустит пар, то и нам накостыляет"
   Было заметно, что Клямски тоже присматривается к магу (позы и жесты людей многое могут сказать опытному шпиону). Интересно, а способен ли капитан контролировать своего формального подчиненного?
   Белый снова начал ныть. Насколько же проще было иметь дел с мисс Килозо! Мистер Дарсино был типичным, классическим белым и от постоянного волнения начал быстро сдавать - у него лихорадочно блестели глаза, мелко дрожали руки, а спать он вообще ни разу не ложился, даже днем.
   "Видать, придется им возвращаться в сарай, а не то отправится мужик к Королю с визитом"
   - Хочешь, я сделаю тебе защитный амулет? - великодушно предложил боевой маг.
   - А подействует?
   - Крутое черномагическое колдовство? Конечно, подействует!
   - Мы должны оставаться незаметными, - напомнил капитан Клямски.
   - Ерунда! Тут есть один склеп, полностью изолированный от магии.
   В таком расточительстве горожан Пит сильно сомневался, но что-то надо было делать, тут черный был прав. Страдальца отвели в старый склеп, а через полчаса он вернулся оттуда счастливый и сияющий, с бантиком из медной проволоки на шее. Шпион не стал говорить, что обнаружил за одной из могил кучку зачищенных серных спичек (складывалось впечатление, что черный надул белого самым пошлым образом). Главное - результат!
   - Спасибо! - не удержался Клямски, когда умиротворенный белый заснул. Благодарить кого-то жандарму было непривычно.
   - Ерунда! - отмахнулся черный. - Я не обучен противостоять белой магии, так что этот заморыш может мне пригодиться.
   Пит сделал еще одну мысленную пометку - вопрос противодействия белой магии разведку последнее время сильно интересовал. Можно ли эту способность тренировать?
   Меж тем развязка приближалась. В Септонвиль приехало множество таинственных незнакомцев, якобы, договариваться о возобновлении работы фабрики, и это известие привело беженцев в странное возбуждение, пока еще похожее на энтузиазм. Люди Клямски дежурили рядом с приютом и фабрикой одновременно, а Пит задавался мыслью, не слишком ли "надзоровцы" самоуверенны - надеяться обезвредить такую толпу вшестером. Пока единственным козырем капитана служила пара дорожных чемоданов с неясным содержимым, извлеченных из какого-то тайника. На взгляд шпиона, чтобы победить при таком раскладе, Клямски должен был привезти с собой как минимум доспехи бога.
   В канун дня Солнцестояния капитан постановил - атаковать. Все интересующие НЗАМИПС лица были на месте, факт запрещенной ворожбы - на лицо, а ждать, когда во время ритуала кто-нибудь погибнет, смысла не имело (не говоря уже о возможных последствиях колдовства, про которые никто не мог сказать ничего определенного). "Надзоровцы" вынули из вещмешков доспехи и оружие, вскрыли таинственные чемоданы и стали готовиться к делу всерьез.
   Пит тоже не удержался, хотя боевая фаза операции не входила в его обязанности - как-то неправильно показалось стоять в стороне. Он отчетливо представлял, как отнеслась бы к подобному его непосредственная начальница.
   "Извините, мисс, но что я скажу своим внукам? Искусников видел, но благоразумно держался подальше? Потомки меня не поймут"
   По правде сказать, дети в планах Пита пока не значились, но все когда-нибудь случается (временами - неожиданно). Запасного комплекта доспехов у "надзоровцев" не оказалось, поэтому они навесили на новичка все то, что не хотели нести сами и поставили в арьергард. Пофиг! Все равно большинство этих амулетов шпион видел только на спецкурсах и только в виде муляжей, а о содержимом странных бутылочек из тонкого стекла и хрустящих пергаментных свертков мог только гадать.
   - Недавние инциденты показали, - хищно улыбался Клямски, - что использование алхимических средств дает огромное преимущество при штурме зданий. Но осторожнее - повязки не поглощают препараты целиком, старайтесь бросать бомбы туда, куда не собираетесь входить.
   Пит, понимающе, кивнул: капитан надеялся устранить большинство противников без шума и магии. Это имело смысл! Черный и белый на пару вскроют любые охранные периметры, а амулеты отразят нападение, если дело обернется совсем скверно.
   "Боевой маг и арбалетчики", - моментально вычислил шпион смертельную комбинацию. - "Если предатель отвлечет мастера Дана, нас перестреляют как кур"
   За час до рассвета группа подошла к забору фабрики, как раз вовремя, чтобы увидеть выезжающий из ворот грузовик. Пит отметил про себя, что верх у фургона деревянный.
   - Надо управиться до того, как они вернутся, - сквозь зубы процедил капитан, - нам только возни с заложниками не хватает.
   Пит старался не вспоминать, что сопровождать жертвы, скорее всего, будет боевой маг.
   "И ночь - не ночь, а одно название. Песья кровь! Только солнце зашло и уже снова светает!"
   Должно быть, для постороннего наблюдателя они выглядели забавно - семеро мрачных мужчин с тесаками и арбалетами, крадучись перебирающиеся через трухлявый забор, но посторонний не видел, каких усилий стоило магам обезвредить охранные заклинания. Перед ними лежал двор фабрики, не просто заросший бурьяном, а еще и дико захламленный - под ноги то и дело подворачивались гнилые деревяшки, обломки камня и куски ржавой машинерии. Людей видно не было. Пит, старавшийся наблюдательностью скомпенсировать недостаток доспехов, заметил под ногами подозрительной формы кость.
   "Шорох с ней! Не время говорить белому о мертвецах"
   - Никого не видно, - подозрительно процедил Клямски.
   Они достигли края бурьяна - дальше начинались чисто выметенные дорожки и даже клумбы с цветами, около стены цеха громоздился деревянный щит с неразличимым в сумраке рисунком. В душе Пита родилась безумная надежда, что они ошиблись, нет никаких Искусников, а есть честные меценаты, пытающиеся обеспечить людей достойной работой. Он почти сказал это вслух, от конфуза его спасла волна дрожи, неожиданно пронизавшая тело.
   Маги переглянулись.
   - Периметр снят! - вздохнул мистер Дарсино.
   Началось! Пит представил, как где-то далеко, вырванные из постелей властным призывом, собираются к воротам фабрики околдованные люди, полыхают тревожными сигналами амулеты инструментального контроля, мчатся к грузовикам команды "очистки". Искусники раскрыли карты, значит, были уверены, что "надзор" уже не сможет им помешать. Не слишком ли они затянули со своим вмешательством?
   - Копытами шевелите, козлы! - прошипел капитан. - Вы двое - в обход здания, ты - со мной. Глушим все, что дышит! Встречаемся у котельной.
   Бойцы растворились в сумраке, а мастер Дан пошел один, очень неприятно улыбаясь. Питу выпало охранять мистера Дарсино. Шпион не возражал - мудрые мысли догнали-таки глупую голову.
   "Кто меня тянул сюда, кто тянул?!! Клямски - придурок, черный - одержим (все признаки на лицо). Вшестером против толпы фанатиков и белый в качестве балласта!"
   С этого момента шпион употребит всю свою изобретательность на то, чтобы держаться позади. Пит вздохнул, призывно помахал мистеру Дарсино и пошел по следам боевого мага. Направление было выбрано удачно - живых Искусников они ни разу не встретили.
   "Надзоровцы" ворвались в здание фабрики с двух концов - от котельной и административного входа. Пит слышал, как где-то впереди раздаются шум и возня, вспыхивают схватки, но шага не ускорял - любую работу должны выполнять профессионалы. И они ее делали: в проходах штабелями и по одному лежали бесчувственные тела, некоторые - с оружием, и все - без следов увечий. Расчет капитана на новые спецсредства оказался верен - летучая гадость разила наповал и людей, и магов (недовольным выглядел только мастер Дан - черный предпочел бы общаться с врагами более плотно). Теперь стало понятно, почему вокруг столько хлама - Искусники полностью выпотрошили цех изнутри. Это стоило увидеть! Почти весь объем здания занимала трехмерная конструкция, которую ни пентаграммой, ни Знаком назвать язык не поворачивался. Исчерченные магическими символами фрагменты лежали на полу, крепились на стенах и висели на тонких струнах, воздух дрожал от обилия волшебства. Пит разглядел среди радужного марева привинченные к полу остовы железных кроватей, и его передернуло.
   - Дезактивировать сможешь? - мрачно поинтересовался Клямски.
   - Время нужно, - вздохнул белый маг и осторожно подергал покрытый гравировкой медный диск (фиговину приклепали к стене намертво).
   - Гришек - на улицу, появится фургон - сразу дашь знать, - скомандовал капитан. - Вы двое - блокируете двери изнутри.
   Бойцы помчались выполнять команды. Мистер Дарсино распаковал магические принадлежности и отправился бродить среди творения Искусников, периодически что-то записывая в блокнот. Пит поморщился: они теряют скорость, переходят к обороне, а при текущем соотношении сил это - путь к поражению.
   Капитан Клямски бдительно следил за бесчувственными пленниками (понять, живые они или нет, Питу не удавалось). Мастер Дан деловито копался среди имущества Искусников и инспектировал карманы. Время тянулось, как патока, за окнами отчетливо светлело - самый длинный день в году вступал в свои права. Остатки алхимических снадобий в воздухе давали о себе знать - Пита неудержимо клонило ко сну. Он перебрался поближе к окошку (где воздух почище), пристроился на подоконнике, сморгнул и вздрогнул - сквозь мутное стекло виднелся серый борт крытого грузовика.
   - Фургон вернулся!
   Почему же нет тревоги? Глупый вопрос - снимать часовых умеют не только бойцы "надзора".
   - Засекли... - прошипел Клямски.
   - Тем лучше, - улыбнулся мастер Дан, - я не настроен гоняться за ним по городу.
   - Заложники.
   - Он не рискнет использовать пацанов - они непредсказуемы. Разве что в виде тушек.
   Пит попытался представить, как он обставил бы сцену с бесчувственным заложником (весу-то в мальчишках килограмм по сорок). Хоть одно хорошо в черных - ни на что они не годятся!
   - Поиграем! - оскалился мастер Дан, делая первый шаг к двери.
   И тут шпион понял, что сейчас примет участие в схватке боевых магов. Эх, надо было слинять, пока можно! Ну, какой из него герой? Пит - паяц, врун, ловчила. Мистер Дарсино присел в уголок, плотно зажмурился и закрыл голову руками - белые плохо переносят черную ворожбу.
   "А может, не стоит? Пока мы внутри, они не нападут - не рискнут курочить собственную магию. Дождемся подкрепления..."
   Беззвучный удар вынес ворота цеха наружу. "Надзоровцы" с арбалетами выстроились клином за спиной мага, Пит вздохнул и занял место пропавшего бойца. Большой грузовой двор между цехами был идеальной ловушкой (кругом штабеля ящиков, крыши строений, арки паропроводов, прячься - не хочу) и дурного черного несло прямо туда. Из предрассветных теней выступила фигура в длинном плаще с едва заметно светящимися символами "надзора".
   "Вляпались-таки, ненаша сила!"
   Воздух задрожал от проклятий, расцвели ослепительно-алые узоры (видимое проявление столкновения Сил) и одновременно тренькнули арбалеты - Искусники тоже вычислили нужную комбинацию. Пит невольно сжался, ожидая удара и мгновенной боли, а потом обалдело уставился на стрелу, грациозно замедлившую полет и прямо на его глазах распавшуюся в мелкую стружку (еще один упругий комок хлопнул шпиона по шее). Мастер Дан не мог и не пытался отследить момент выстрела - он активировал два проклятья одновременно, прикрыв группу от оружия и магии, потому что мог это и знал, как Искусники будут атаковать.
   "Мастер, действительно Мастер, а может и полный Магистр. Где "надзор" откопал такого? Сочетать два разнородных плетения! Каштадарцу бы мозги свернуло"
   Предатель проиграл еще до начала схватки - уровень противника оказался слишком высок, а неожиданности не получилось. Мастер Дан вульгарно добивал врага, молотя таранными ударами и принуждая накачивать плетения Силой, которую более слабый маг не в состоянии был контролировать. Вопрос был только в том, что убьет наглеца: откат или чужое проклятье.
   Опомнившиеся "надзоровцы" резво упали (Пит оказался на земле первым), пропуская над собой дружественный удар. Брызнули щепки, заскрипел сминаемый металл, пара стрелков грохнулась с арки паропровода прямо в центр бушующей магии.
   "Не жильцы"
   - За мной! - взревел Клямски и ринулся в атаку.
   С воплями, в которых страха было больше, чем ярости, "надзоровцы" устремились за капитаном - когда за спиной сверкают смертоносные проклятья, бежится очень хорошо. Искусники успели опомниться и даже начали сопротивляться - самодельные клинки и дубинки встретились с зачарованными доспехами и оружием. Пит приотстал (получить кувалдой по голове без шлема ему не улыбалось) и сосредоточился на амулетах, выщелкивая ничем не защищенных сектантов по одному.
   "Предатель праведным трудом не увлекался! Мог бы хоть защиту им сварганить"
   Фургон был захвачен прежде, чем Искусники успели отступить и перегруппироваться. Пит хлопнул по рукам потянувшегося к запору бойца - несостоявшиеся жертвы с недюжинной силой колотили по дверцам изнутри. Что будет, если они начнут носиться между сражающимися, думать не хотелось.
   К Искусникам подошло подкрепление - два десятка зачарованных горожан. Против пятерых...
   "Проклятье! Проворонили мага при зачистке!"
   Агрессивное стадо забросали остатками алхимических снадобий. Люди под заклятьем себя не сознавали и мгновенно надышались дурманящей гадости, теперь Искусники могли использовать их разве что как баррикаду. Над оградой фабрики взлетали разноцветные искорки заклятий - местные жандармы и "надзор" пытались пробиться сквозь толпу, но с меньшим успехом.
   Развязка наступила стремительно: в небо вонзилась фиолетовая молния, грохот разряда заглушил вопль проигравшего. Мастер Дан появился из-за угла, волоча за собой бесчувственное тело противника, мимоходом проверил содержимое пожарной бочки и жестом рассек ее надвое, окатив поверженного мага потоком воды. От одежды побежденного поднимался пар, отчетливо запахло пожарищем. Сектанты осознали, КТО ИМЕННО ими сейчас займется, и стали спешно бросать оружие. Клямски принялся укладывать их мордой в землю с руками за головой.
   "Мы победили?"
   Как ни странно, да. Желающих сопротивляться не осталось, через забор уже лезли жандармы и бравые парни в форме службы "очистки". В чем бы ни заключался смысл задуманного Искусниками действа, закончить его им была не судьба. Крохотный отряд почти не понес потерь (оставленного на часах бойца нашли позже, с перерезанным горлом), оказалось захвачено больше четырех десятков рядовых сектантов (живыми и мертвыми), восемь магов, предатель из "надзора", а так же парочка типов, чьи имена журналисты пишут только на первой странице сороковым кеглем.
   Пит потеряно бродил среди суетящихся полицейских и блюющих пленников: что делать дальше, ему не сказали, а возвращаться на кладбище было глупо. Что-то мешало ему поверить в счастливое завершение истории, победа досталась слишком... дешево, что ли.
   Как-то неожиданно единственным знакомым человеком вокруг оказался боевой маг. Мастер Дан, после небольшой возни, стащил с пальца врага литой серебряный перстень, и остался очень доволен собой. Целители унесли кандидата в покойники.
   - Шестая печать! - похвалился он.
   - Ась?
   - Печать Мага - трофей победителю дуэли, - пояснил черный, - рекорд Акселя - двенадцать, но это в его-то годы! Плюс - Реформация.
   - А как им удалось вас на такое подбить? - не удержался Пит (любопытство губит шпионов).
   Мастер Дан на мгновение помрачнел, но тут же ухмыльнулся еще шире.
   - Козлы сами виноваты - нечего было наезжать на моих мелких. Бил, бью и буду бить! И чего я с ними раньше миндальничал?
   Пит понимающе покачал головой. Для того чтобы задеть семью боевого мага, нужно было быть... Искусником. Вокруг постепенно собирались бойцы группы, вслух мечтающие о горячих харчах и нормальной постели. Клямски категорически требовал от местных отправить их на базу "очистки" и в отчетах не упоминать.
   Последним подошел мистер Дарсино.
   - У нас ситуация "зет", - мрачно сообщил он.
   - Что? - забеспокоился Пит (он до сих пор не видел никаких следов Лаванды).
   - Это означает, что часть людей и объектов, которые должны быть здесь, отсутствуют, - любезно объяснил маг. - А если их нет здесь, естественно предположить, что они находятся в другом месте.
   На мгновение Пит оказался окруженным островком тишины, в следующий миг взорвавшимся проклятьями.
   - Еще одно логово! - Клямски едва не плевался. - И все по новой!!!
   Мастер Дан усмехнулся.
   - Кто говорил, что справиться с ними будет легко? Возможно, мистер Хьюго, ваша предприимчивая начальница станет нашей единственной зацепкой.
  
   Мисс Килозо наблюдала за штурмом фабрики с безопасного расстояния, и вылезать из кустов не спешила (слишком много суеты, можно и по шее заработать). Вот, сейчас штурмовики наденут на сектантов зачарованные цепи, пересчитают пленников и начнут оглядываться по сторонам, тогда можно будет обозначить свое присутствие. Но что-то мешало Лаванде сделать последний шаг. Тень образа, в который она так хорошо вжилась? Интуиция?
   - Не ходи туда, - кто-то схватил ее за руку и потащил вглубь кустов. - Пойдем со мной!
   Лаванда позволила увести себя прочь, попутно отмечая, что Дэрик выглядит напряженным, но не встревоженным и не помятым.
   "Прошляпили!!! Дальнее охранение прошляпили! Тоже мне, группа захвата"
   К чести сотрудников "надзора" следовало признать, что полностью обложить по периметру всю территорию фабрики им не хватило бы сил, а удар, направленный на место проведения ритуала, оставлял сектантам возможности для прорыва.
   "Осталось понять, скольких они упустили. Дэрик на свободе - это серьезная ошибка!"
   Оказалось, все не так уж печально: внимания полиции удалось избежать всего лишь троим.
   "Ну, и мне. Хотя, учитывая обстоятельства, трое - тоже много. Дэрик достаточно умен, чтобы воссоздать организацию с нуля, хотя и не маг"
   - Ничего, это еще не конец, - сурово объявил Искусник растерянным подопечным. - Мы должны немедленно покинуть город!
   Лаванда сложила руки на груди.
   - Но... мои кошечки! Как же они без меня?
   - Наши друзья о них позаботятся, - фальшиво улыбнулся Дэрик, из чего Лаванда заключила, что других Искусников в городе нет. - Учитель должен узнать о случившемся как можно скорее!
   "Упс"
   Мисс Килозо мгновенно утратила желание возражать.
   Так, значит, руководства секты здесь не было! Планы меняются: теперь ей следует ухватиться за Дэрика обеими руками и ни по что не отпускать - только он может вывести ее на основное ядро организации.
   "Ах, какая занимательная выходит игра!"
   Шпионка ободряюще улыбнулась жмущимся к Дэрику сектантами и приготовилась работать всерьез.

Оценка: 8.35*94  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"