Сыромятникова Ирина: другие произведения.

Житие мое. Алхимик с боевым дипломом (часть 3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.45*96  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    7. Самое удивительное свойство человека - способность к обучению. Благодаря ней даже виртуозное повторение самого эффективного приема никак не гарантирует успех. Из трактата "О пределах порядка"


   Глава 41
  
   Эдан Сатал смаковал свершившуюся месть. Это пьянило его лучше, чем вино, и эффект держался дольше - вторую неделю бывший координатор ходил в приподнятом настроении, то и дело впадая в легкий транс.
   Ларкес рассматривал водруженные на его стол ноги и решал сложную логическую задачу - бить или не бить? Во времена его молодости считалось, что обижаться на умалишенных - грешно, а недееспособность коллеги маг готов был подтвердить под присягой. Сатал плавал в блаженном забытьи и ничего вокруг не замечал.
   - А я его по ногам - шварк, и по морде - хрясь. Он потянул по центру, а я - проникающим...
   Ларкес прокашлялся - мгновения своего триумфа Сатал мог живописать часами, причем координатору казалось, что количество нанесенных ударов и пронзенных щитов с каждым разом увеличивается. Не потому ли все древние маги так круты?
   - Покончить с сектой вам не удалось.
   - Тут ничего не поделаешь! - пожал плечами Сатал. - Мы нигде не засветились, значит, утечка произошла выше.
   М-да, было бы странно, если бы черный испытал что-то вроде вины.
   - Все гораздо хуже, - Ларкес начал возить пальцами по крышке стола, нахмурился и перестал. - Утечек не было. Один из патриархов, не объясняя причин, прислал вместо себя заместителя, которого вы, кстати, тоже упустили. Когда наши агенты ринулись его искать, все, связанные с этой ячейкой секты, либо умерли, либо исчезли. Так уже было один раз: мой предшественник подобрался к ним очень близко, но часть руководства внезапно сменила планы и сорвалась с места, бросив все. У аналитиков есть интересное объяснение - кто-то из сбежавших использует дар Предвидения, редкий и почти не изученный талант. Если это так, у нас нет шансов его прижать. Я обратился за помощью к салемскому Братству, возможно, они сталкивались с подобным явлением.
   Даже сквозь дурман Сатал недовольно поморщился.
   - Не люблю я эту публику! Вечно они что-то изобретают.
   - Ну, составом половины боевых эликсиров мы обязаны именно им.
   - А я не говорил, что они дураки.
   Координатор искоса посмотрел на собеседника.
   - Имел с ними дело?
   Сатал пожал плечами.
   - Было разок, еще в училище. Приперлись они на полигон со своим щитом, а он как жахнет! Чуть весь курс не положили. И нам же их потом собирать пришлось - две недели землю рыли, даже зубов не нашли. Мне вот интересно, а сколько народу потравилось теми эликсирами?
   Лицо Ларкеса на мгновение исказила сложная гримаса, он хмыкнул и передернул плечами:
   - Уверен, это были добровольцы.
   - Ага, ага!
   Координатор внимательно посмотрел на счастливого черного мага и решил, что пора прибегнуть к последнему средству. Сатала следовало привести в боеспособное состояние немедленно!
   - Я давно хотел спросить, Дан... Если ты, конечно, не против.
   - М-м?
   - А что у тебя было с Шорохом те последние несколько дней? Когда ты заперся в кладовке и запретил кому-либо подходить?
   Воспоминания ледяным потоком обрушились на черного, а когда схлынули, от бездумной эйфории не осталось и следа. Зрелище... завораживало.
   - Он показал мне последствия ошибок, не моих, естественно, - бесцветным тоном сообщил маг. - И еще, и еще. Я решил, что не хочу допускать ошибки, - в глазах Сатала сверкнул фанатический огонек. - Я устраню предпосылки неправильных решений, все до единой!
   Ларкес кивнул. Нежить ухватился за едва ли не единственное, чем можно пронять взрослого черного - опасение выглядеть дураком или потерпеть поражение. Пора аттестовать Сатала на магистра и выпихнуть в какой-нибудь параллельный департамент - два координатора в одном регионе не уживутся. Ларкес еще готов был терпеть рядом продвинутого "чистильщика" (исключительно для пользы дела), но теперь Сатал эту роль перерос. Все-то у него есть, и мощь, и мастерство, и теперь вот стимул к личному прогрессу! В конце концов, это просто вызывает зависть у тех, кто не может себе позволить оттянуться всерьез, чтобы не испортить репутацию.
   - Я хочу, чтобы ты пообщался с салемцами. Надо понять, могут ли они действительно чем-то помочь.
   Сатал недобро усмехнулся.
   - Без проблем.
   Ларкес не поленился проводить коллегу до двери (что бы уж наверняка ушел), достал из сейфа графин с прозрачной, как слеза, жидкостью и нацедил себе стаканчик. Нужно было немного расслабиться, прежде чем приниматься за дела. Координатор кинул в стакан охлаждающее проклятье и решил перечесть этот замечательный доклад о повадках Искусников, копию которого Зертак передал в НЗАМИПС практически даром.
  
   Можно сколько угодно твердить себе о том, что мир полон происков злобных сектантов, что надежда на покой - тщета и тлен, а спать на бомбе намного спокойнее, чем жить без бомбы. Но, когда по вечерам тебя ждет большой уютный дом, в кухне кто-то привычно возится, а по коридорам, словно неуспокоенный дух, бродит задумчивый белый маг, чувство реальности притупляется. Бытие, так сказать, побеждает сознание.
   Возникает противоестественное желание прекратить суету, погреться на солнышке (благо в начале лета ни одного облачка на небе нет), а может даже написать стих. От полного превращения в кабачок меня удерживали мысли о сокровищах обитателей Кейптауэра: если потревоженный в подземелье голем - их работа, то, подняв зомби тех времен, я смогу узнать такое, такое... Дальше фантазия у меня отказывала.
   Ради такого случая можно и поработать.
   После визита салемских братчиков, я предельно тщательно обдумал условия нового контракта (лучше поздно, чем никогда!). Там должно было быть все, и про сроки, и про транспорт, и про то, что место проведения ритуала не может находиться у Короля в заднице. Естественно, предполагалась достойная оплата, и проблемы с Квайфером они должны были урегулировать без меня (вдруг форд Роланда потребует компенсацию?). Но, когда из НЗАМИПС приехал чиновник с договором, оказалось, что все мои пожелания отражены в тексте наилучшим образом. Даже обидно стало.
   Надо было срочно придумать что-то еще.
   - И лабораторию высшей защиты на двенадцать часов.
   - ???
   - Люблю, понимаешь, развлечься на досуге.
   А развлекался я с големом и для ворожбы над такой опасной штукой сарай, защищенный парой Печатей, совершенно не подходил.
   Сразу скажу, что мастерство древних лежало за пределами моего понимания, никакой речи о том, чтобы воспроизвести непобедимую машину смерти, быть не могло. Но оставалось еще добрые тридцать килограмм готовой псевдоплоти, успешно заныканные от Райка (остальное пришлось сдать в НЗАМИПС, хотя и не без скандала). С этим материалом я мог возиться до посинения.
   В первых же опытах меня поразило, что мельчайшие базовые элементы конструкта совершенно одинаковые (тут невольно вспомнишь песчаных гнид, только уровень сложности иной), однако свойства формируемых ими структур могли кардинально отличаться. И это не говоря о том, что шедевральный агрегат умел сам менять свою форму и отыскивать жертву на расстоянии! При подробном изучении, в управляющих контурах голема обнаружились особые ритмы, чем-то схожие с некромантическими плетениями (конкретно - символами познания и логики), и я немедленно разродился теорией, которую окрестил "сублимацией рассудка".
   Идея была в том, что любое сложное поведение можно разложить на ограниченное количество простых операций, а потом распихать их по отдельным песчинкам и комбинировать. Ну, разве я не гений? Чтобы создать собственного конструкта мне оставалось спланировать его поведение на манер пучка разветвляющихся корней и создать структуру, реагирующую надлежащим образом. От понимания объема необходимых для этого умственных усилий меня начинало мутить (ни один черный не пойдет на такое добровольно) и я сжульничал - вывел схему эмпирически, из наблюдений за живыми объектами (впрочем, не факт, что создатели голема поступили иначе).
   В дело пошли самые ничтожные из сущих - дом удавленника наводнили восставшие тараканы, мухи и пауки. Сюрпризом стало то, что воскрешенные насекомые почти ничем не отличались от живых - они были слишком примитивны и не понимали, что умерли. Я даже опарышей от мертвых мух получил! Не знаю, занимался ли кто-нибудь из некромантов чем-то подобным.
   Полак (не посвященный в особенности моих экспериментов) купил мухобойку и переложил все продукты в стеклянные бутыли. Бандит, затюканый агрессивными жуками, переселился на помост к Максу. Йохан, к счастью для себя, с головой ушел в проект и не присматривался, что хрустит у него под ногами.
   Четвертушка что-то такое заподозрил, потому что начал приставать ко мне:
   - Том, поворожи! Зверье совсем одолело.
   - Поворожу! - клялся я. - Вот, в конце месяца получу материал для недостающих печатей и - поворожу.
   В посылке пришли два больших аквариума, в которые я и переселил всех многоногих зомби.
   Результата у этой возни было два: во-первых, во мне открылась невиданная доселе скрупулезность (свойство, для черного мага скорее положительное) и, во-вторых, проклятье, превращающее вещество голема в банду десятисантиметровых муравьев, было практически готово. Осталось отработать нюансы управления и найти для ворожбы место, из которого твари в случае чего не разбегутся. С этой точки зрения подписанный договор был очень кстати, а особенно интересно было то, что ритуал предполагалось проводить в Финкауне (заодно и посмотрю на этот городишко!).
   Когда обновленный контракт был получен, я был к нему морально готов и полон энтузиазма. Провожали с музыкой (из собранного заново граммофона). В конце концов, не всякий день находится черный, готовый пострадать за общественные интересы!
   Райк приперся на банкет без приглашения и нажрался так, что вынужден был заночевать. Это был не самый плохой вариант: если верить Печатям, кто-то еще намыливался присоединиться к проводам, но, почувствовав присутствие начальника, отвалил (банда "чистильщиков", веселящихся за чужой счет, была мне в доме нафиг не нужна).
   Четвертушка круто рисковал, прикалываясь над моральными качествами боевых магов (главное - не запутаться, кто из присутствующих знает о моих похождениях в Арангене, а кто - нет). Полак сдержанно негодовал об отсутствии гражданских свобод (официально меня вызывали на положенные выпускникам кафедры армейские сборы), и только Йохан сидел в уголке, печально разглядывая кружку с морсом. Как там у него движется мой эпохальный проект? Работы, призванные обеспечить мое счастливое будущее, нельзя пускать на самотек.
   - Ну, как наши успехи?
   - Нормально, - кивнул он, но свойственная белым честность заставила добавить, - медленно только. Раньше я не работал с позвоночными, некоторые вопросы приходится решать с нуля.
   - А конкретней? Я ведь к цивилизации возвращаюсь, вдруг там купить что-то надо, или в литературе порыться.
   Он нахмурился, очевидно, пытаясь сформулировать свои проблемы простым, доступным языком.
   - В системе обнаружился естественный барьер, - сообщил он, - Присутствие хищника позволяет отобрать лучшие экземпляры, но не дает им размножаться. Вывести рыбу, которая не пожирала бы молодь, у меня пока не получается. Приходится каждый раз извлекать кассеты, отделять лучшие экземпляры бурильщиков и разводить в отдельном садке.
   У меня возникло ощущение, что такой глупой рыбы, которая будет колотиться башкой об камни, когда рядом плавает мягкое и съедобное, не удастся создать даже при помощи белой магии. А это серьезная неприятность! Начнем с того, что извлекать из аквариума кассеты с рудой - задача не для слабонервных (я для этих целей смонтировал траверсу - они весят два с лишним центнера каждая), а от предположений, как это делать в промышленном масштабе, у меня просто мозги сносило.
   - Слышь, а может нам еще один аквариум купить? Будем выгребать время от времени рыбу из основного и сажать туда.
   Хотя ворошить сачком в воняющей кислотой емкости, отлавливая шустрых мальков - тоже удовольствие ниже среднего.
   Если бы мне начали давать советы, как делать мою работу, я бы облаял нахала не вникая, по делу он говорит или нет, а вот на лице Йохана отразилась напряженная умственная работа. Знать бы, что его так пробрало. У него что, сачка нету? Да нет, есть, я точно видел. Потом - бац! взгляд в бесконечность - наш природник снова выпал из реальности. Ладно, он сам виноват, я ему в Финкауне книжек по аквариумистике надыбать мог, а теперь пусть разбирается, как знает. Он Магистр или нет? Этот белый просто зашугал меня своими проблемами!
   Утром нашлось применение успевшему переварить дармовые харчи Райку - мне нужна была помощь, чтобы доставить на станцию багаж и зомби. "Чистильщик" согласился с энтузиазмом. Даже подозрительно. Учитывая, что черного безумно трудно подрядить на бескорыстный труд, следовало признать - какую-то выгоду он получить рассчитывал. Чую - без меня мой дом заселят, придется потом нахлебников с боем выгонять!
   Чем ближе было время отъезда, тем больше находилось поводов для того, чтобы остаться. Я, внезапно, понял, что до смерти не хочу никуда ехать, хотя и Финкаун и Кейптауэр были мне интересны. Наверное, опытный Чарак в такой ситуации просто смылся бы, никому ничего не объясняя, а мной овладело типичное черномагическое упрямство. Я привык, что новые дела удаются мне легко, и желал чувствовать эту легкость, наплевав на объективные причины и смутные предчувствия. Первая ночь в пути прошла почти без сна, а потом мутная волна беспокойства отступила, оставив после себя только недоумение.
   По-видимому, духи предков, пытавшиеся предупредить меня о грядущих неприятностях, от души плюнули на строптивого потомка и умыли руки. Мне была предоставлена возможность разгребать будущие проблемы самому.
  
   Большой трехэтажный особняк не пытался спрятаться в тени холмов или за вуалью плюща, ослепительно-белые стены честно отражались в водах Длинного озера, видные издалека и, казалось бы, доступные для всех. Однако окрестные фермеры многое могли рассказать о заросших густой зеленью низинах вокруг усадьбы - маги-природники постарались на славу, попасть во владения лордов Эвергрин без разрешения хозяев было невозможно. Давно перевелись в Ингернике короли, приставка "лорд" стала пустой формальностью, данью традиции, но память о прошлом жила. Нынешний глава клана Эвергринов, сэр Майло, с раздражением наблюдал, как лодки простолюдинов нарушают покой вод - когда-то за попытку искупаться в этом озере могли запороть насмерть.
   - Гости собрались в зеркальном зале, - чопорно поклонился дворецкий.
   Завсегдатаи салонов искренне завидовали умению Эвергринов выбирать слуг - из многочисленных домов семейства никогда ничего не крали. Глупцам не обязательно было знать, как именно достигается такая дивная преданность, хотя использовать в столичном особняке "обученных" при помощи магии слуг семейство уже не рисковало. Это тоже было поводом для возмущения.
   "Семь веков! Традиции, отточенные до совершенства, и какой-то выскочка с полицейским жетоном будет решать, какое применение магии допустимо, а какое - нет! Какой смысл позволять слуге бороться с соблазнами, когда его можно от них просто избавить?"
   Присутствие хозяина особняка в зеркальном зале так же было данью традиции - среди Эвергринов не рождались способные к магии, и то, что у иных вызывало сочувствие, в клане считалось поводом для гордости. Сэра Майло не интересовало, как Посвященные ордена Небесных Рыцарей собираются очищать мир от скверны, его задачей было позаботиться, чтобы в новый, светлый мир попали лишь достойные и те, кому там найдется соответствующее место.
   "Слишком много ума в голове у горшечника - тоже не хорошо. Только магия способна передать власть достойным и установить правильный порядок вещей"
   Привычным жестом проверив спрятанные под одеждой амулеты, сэр Майло вошел в зеркальный зал.
   - Добрый день, господа! Для меня честь приветствовать вас в моем доме.
   С собравшимися здесь следовало вести себя очень вежливо. Едва отзвучали ответные приветствия, разговор вернулся к прежней теме - содержанию газет, в беспорядке разбросанных по столу.
   - Это слабо походит на торжество Света и Справедливости! - возмущался магистр Аинар, довольно известный в среде целителей и посветивший делу ордена почти сорок лет. - Или я что-то не понимаю?
   Бородатый маг с хорошо узнаваемой внешностью благодушно улыбнулся.
   - Рассудите нас, сэр Майло: подскажите, как мистер Михельсон собирается развивать достигнутый успех?
   Имя министра Общественной Безопасности заставило хозяина дома поморщиться.
   - Никак, - буркнул Эвергрин, - Он не рискнет. Масштабные облавы и аресты легко представить как попытку переворота, а у господина министра и так достаточно недоброжелателей. Особенно после национализации арангенских земель.
   И за это выскочкам тоже придется ответить!
   - Вот именно, - белый удовлетворенно кивнул, став похож на свой портрет, висевший почти во всех учебных заведениях округа. - Считайте, что мы избавились от балласта, выяснили возможности противника и гарантировали себя от масштабных государственных репрессий. Заметьте - практически ничего не потеряв!
   - Хотя, провести Литургию Света на имитации древних артефактов было бы интересно, - пробормотал худощавый маг неопределенного возраста, имевший привычку забиваться куда-нибудь в угол.
   - Дорогой мой Грегори, - улыбнулся бородатый патриарх, - я уверен, у тебя еще будет возможность провести свои испытания и не единожды.
   Да, когда (не если, а когда!) Орден добьется успеха, жертв с нужными свойствами у них будет предостаточно. Сэр Майло в очередной раз молча позавидовал долгожительству магов.
   Мэтр Аинар жестом признал правоту старшего.
   - Отлично, мэтр Хаино, наши ряды очистились. Что дальше?
   Сидевшие за столом переглянулись, и Эвергрин в который раз, несмотря на амулет, почувствовал, что Посвященных объединяет не только общая вера. Нечто большее гарантировало их преданность делу и твердость убеждений.
   "Именно так и поступали в прежние времена! Все эти проблемы выбора и вопросы этики - развлечения для современных недоучек".
   - Во-первых, пришло время избавиться от проблемных личностей.
   "Зачистить несогласных. Давно пора!"
   - Во-вторых, следует начать инфильтрацию к месту будущего ритуала. Теперь наша задача - предельная осторожность!
   Обсуждение планов, немного похожее на совместную медитацию, затянулось до вечера. Сэр Майло, отсидев на встрече подобающее время, вежливо откланялся: если совет что-то захочет от него, то найдет способ это передать.
  
   Глава 42
  
   Надо сказать, что Финкаун представлял собой некую историческую аномалию - древний город, практически не подвергшийся разрушению. Этому способствовало два обстоятельства: практически мгновенная гибель окрестного населения в момент Падения Гирейна и одиозное богатство столицы исчезнувшего Ингерланда. Когда политическая ситуация немного стабилизировалась (в смысле - невменяемые сторонники короля вымерли), толпы черных магов потянулись сюда за имуществом покойных горожан. Предприятие оказалось настолько выгодным, что прятавшихся в руинах нежитей просто затоптали. Впрочем, после восстановления Финкаун недолго оставался столицей - кое-кому мешали спать мысли о мертвецах, хотя, на мой взгляд, жить под знаком Чумы - гораздо более нервное занятие.
   Главным и во всех смыслах довлеющим сооружением Финкауна была древняя крепость монархов, она же впоследствии - резиденция Инквизиции, она же (в просторечии) - Дом Короля. Из окна моего номера открывался потрясающий вид на эту достопримечательность - сквозь вязь паровозных дымов (гостиница располагалась на отшибе, рядом с сортировочной станцией). Сопровождающий из НЗАМИПС что-то чирикал про свои ошибки и проблемы с бронированием, но я почти не слушал его - считал паровозные гудки. Каждая трель была неповторимым звуковым паспортом соответствующего агрегата, прямо сейчас там катались три небольших маневровых паровозика (трехактная свирель), щебетание которых бесцеремонно оборвал солидный шеститактный рев. Я чуть из окна не выпрыгнул! Это ОН, последнее достижение алхимии, могучий локомотив с парогенератором и электрической передачей усилия на ось!!! Скорость этого чудовища ограничивались лишь радиусом железнодорожных путей, а длина состава - несущей способностью полотна. Что поделать, предки не страдали избытком фантазии и не заложили в чугунку надлежащего запаса прочности!
   Я, по быстрому, вытолкал за дверь назойливого чиновника и завалился спать, под стук колес и грохот сцепок. Всю ночь меня баюкал любимый детский сон с паровозиками и мной в качестве машиниста. Цветные вагончики катались по холмам Краухарда под самыми немыслимыми углами, а шум составов подозрительно напоминал тарахтение дядиного грузовичка. Под утро Шорох решил отличиться, и над долинами моих снов с басовитым рокотом пронесся летучий агрегат из древних времен. Однако, техномагия. Хорошо!
   Утром выяснилось, что слушать чиновника надо было внимательнее - так круто я еще ни разу не попадал.
   Место, где мне полагалось получить дальнейшие инструкции, оказалось банкетным залом, в котором вот-вот должен был начаться прием. Я стоял рядом с мотоциклом в своих походных штанах, бутсах на шнуровке и в плаще с завязками, с тихим отчаянием разглядывая дорогие костюмы и вечерние платья гостей. И что самое противное, у меня нет ни малейшего представления, кого там искать, и что делать, если мы все-таки не встретимся. А если возвращаться в номер, то это лишний час, и все равно я буду выглядеть, как замарашка. Где в Финкауне за полчаса найти фрак? И сколько это будет стоить...
   Да какого Шороха! Кто мне говорил, что некроманты - мужики со странностями? Ну и фиг! Они сами виноваты, что подослали ко мне вчера слабоумного.
   Я выщелкнул чистящее проклятье, подвязал очки к верхней пуговице жилетки и решительным шагом направился внутрь. Видимо, чего-то подобного от некоторых гостей и ждали, потому что швейцар даже не поморщился и поклонился мне так же чопорно, как и всем остальным:
   - Рад приветствовать Вас на третьем ежегодном симпозиуме по проблемам прикладной магии, сэр! Регистрация участников за стойкой справа.
   Я прошествовал к стойке и, с некоторым удивлением, получил готовый бейджик со своим именем и указанием "секция номер пять". Так, глядишь, мне еще и доклад придется делать. Интересно, о чем? Я нацепил бейджик поверх очков (больше места не было) и направился в сторону многообещающего позвякивания. Вот это по-нашему! Никаких приветственных речей, сначала - фуршет, потом - словоблудие. Я навалил на тарелку корзиночек с салатами и попытался найти среди напитков что-то крепче минералки (знал бы - с собой принес). Над столом с закусками крепился стенд с указанием места и времени заседания секций.
   - Сделал бы диплом у Чарака, был бы сейчас на острие прогресса.
   Пятая секция именовалась "Проблемы ретроспективной анимации", а сзади ко мне подкрался Сатал.
   - Здравствуйте!
   Любимый учитель шикарно смотрелся в своем темно-сером костюме (похоже, я единственный пришел сюда в коже). Радовало, что комментировать мой внешний вид никто себе не позволял - по-видимому, любителям прикладной магии уже приходилось прикладываться к боевым магам. Все делегаты спокойно занимались своими делами, и только какой-то маньячного вида дед пялился на меня, словно мыша увидел.
   Я уставился на него в ответ, с тихим злорадством ожидая, когда ему придется сдать назад - драться в таком людном месте ни один черный себе не позволит. Жизненный опыт подсказывал мне, что заигрывать с агрессивно настроенным незнакомцем бессмысленно: конфликт этим не прекратишь, а сам будешь чувствовать себя как оплеванный. Дедок надулся и очень внятно произнес "Хах!". Старый маразматик! Прется ко мне, решил познакомиться.
   - Господин Сатал.
   - Господин Аксель. Мой ученик - Тангор.
   Обидно, конечно, быть представленным как подмастерье, но это лучше, чем остаться с матерым колдуном один на один. Я улыбнулся с тем выражением, за которое даже отражению в зеркале хочется дать в пятак, и пропел:
   - Здравствуйте!
   Дед холодно прищурился:
   - Переигрываешь, - и уже Саталу. - Такой же наглый, как его отец! А ведь они, казалось бы, почти не знакомы.
   - Наследственность, - пожал плечами любимый учитель.
   Дед фыркнул, развернулся и, не прощаясь, отправился трепать нервы кому-то еще. До чего же мне везет на знакомства...
   - Завидует, - констатировал Сатал. - Он к Михандрову год с лишним подход искал, а ты за месяц справился.
   - Жаль, никто об этом не знает.
   - Шутишь? Чтобы Аксель признал, что принял помощь от Тангора? Да ему проще удавиться!
   - А в чем беда? - меня начинало задевать такое отношение. Да, я уже узнал про бурное прошлое моего семейства. Но когда это было!
   Сатал аккуратно повернулся спиной к проходу и начал вполголоса меня просвещать.
   - Твой дед его два года в цепях продержал за какой-то криминал, и думаю, что цепями дело не ограничилось. С тех пор Аксель законопослушен до тошноты, но ни один бывший инквизитор в его регионе на долго не задерживается. А твой отец занял должность координатора одновременно с ним. Улавливаешь?
   Я улавливал: крутая смесь из зависти, ненависти и ущемленного самолюбия четко вела старого мага на цель. Значит, отдых на Южном побережье мне не светит.
   Сатал неожиданно расслабился и повысил голос.
   - Собираешься делать доклад?
   - О чем?
   - Да без разницы! Пятая секция собирается впервые, тебе достаточно выйти на трибуну и постоять.
   Ага! Дать народу поглядеть на живого некроманта. Будто мало мне неприятностей...
   Пришлось напомнить:
   - Я - алхимик!
   - Ну да, ну да. А лаборатория высшей защиты тебе зачем?
   - Хочу сделать еще один амулет, для мотоцикла, - ловко выкрутился я. - Безопасность - наше все!
   Узнаю, кто ему настучал - прокляну.
   Сатал скептически хмыкнул. В этот момент надсадный вой заставил разговоры в зале смолкнуть, некоторые гости вздрогнули, а иные - даже присели.
   Мой мотоцикл опять пытались угнать.
   - Пойдешь? - поинтересовался Сатал.
   - Дам им еще один шанс, - поморщился я и активировал Ключ, теперь срабатывающий с расстояния в двадцать метров (мне еще в прошлый раз надоело бегать по лестнице вверх-вниз). Противный звук словно отрезало.
   Минуту спустя через зал с независимым видом прошлепали четверо боевых магов в мундирах.
   - Что, армейские тоже здесь?
   - А как же! У них целая секция есть, вторая.
   Я попытался составить список своих текущих проблем, сбился и плюнул на это дело. Сегодня - банкет, хоть небо тресни.
   Весь оставшийся вечер я потратил на дегустацию деликатесов, вполуха слушая спичи устроителей конференции, произносимые тут же, у стола. А мерзопакостный Аксель осуществлял информационную диверсию: старик обошел весь зал и всем, с кем разговаривал, намекал на присутствие действующего некроманта. ("Вон тот юноша, видите? И воющий мотоцикл - тоже его. Не правда ли, забавное волшебство?")
   Не ожидал от координатора региона такой мелочности! Впрочем, почему - нет? Ему же это ничего не стоило.
  
   Старый дом предоставлял Лаванде Килозо массу интересных возможностей, о которых нынешние обитатели поместья, вполне возможно, и понятия не имели.
   "Интересные люди здесь жили, доверчивые" - думала про себя шпионка, прикладывая стеклянный бокал к декоративному вензелю на стене. Медный стержень, зачарованный на передачу звука, позволял четко слышать любое слово, произнесенное в соседней комнате.
   За стеной, в апартаментах, ненавязчиво охраняемых двумя неприятного вида слугами, Дэрик встречался с одним из Посвященных, о личностях которых Лаванда по-прежнему не имела ни малейшего представления. В своем логове Искусники не мелочились - анонимность и покой лидеров секты обеспечивали люди с явными признаками измененного сознания.
   "Хозяина поместья можно сажать не глядя - Духовный Патронат еще при Инквизиции запретили"
   Впрочем, как и многое другое, чем сектанты пользовались, не раздумывая.
   - Здравствуйте, Учитель, - задребезжал бокал.
   - Здравствуй Дэрик. Чай на столе. Ты снова о чем-то тревожишься.
   Еще бы нет! Все септонвильские беглецы жили в двух смежных комнатах и почти целые дни проводили вместе. Кажется, переспорить "наивную горожанку" стало для Дэрика делом чести. Лаванда невольно посочувствовала сектанту: жил себе и жил, не один год, следовал своим убеждениям и ни в чем не сомневался. И вдруг появляется какая-то пигалица и начинает задавать неудобные вопросы, ответов на которые в пределах его системы ценностей просто нет. Может, не стоит мучить беднягу?
   - Это от безделья, Учитель. Поручите мне что-нибудь и тревоги исчезнут.
   - Неправильно! Спокойствия духа следует добиваться до, а не после принятия решений. Итак?
   Последовала пауза - Дэрик собирался с мыслями.
   - Я не нахожу объяснения пользе, которую приносят черные маги обществу. Казалось бы, влияние скверны должно быть однозначно отрицательным, но именно на черной магии построены наиболее эффективные способы защиты от порождений Тьмы. Проклятый Источник отрицает сам себя!
   - Ах, вот оно что...
   Воображение Лаванды живо нарисовало благообразного старца, печально кивающего головой.
   - Ты совершаешь типичную для людей ошибку - меряешь все человеческой пользой. Делом Света руководят не корыстные мотивы горстки червей, возомнивших себя царями природы.
   Дэрик пропустил свою реплику - может, заслушался, а может, у него просто чай в горле застрял. Посвященного, тем временем, повело на речь.
   - Божественный замысел суть квинтэссенция мирового блага, - вдохновенно вещал он, - интересов всех созданий, а не только одного двуногого. При создании Универсума в своем могуществе Он заложил в него идеальный баланс сил, предполагать, что нечто сущее не угодно Богу - опасная ересь. Ступая на путь Света, мы должны принять мир таким, как он есть, и осознать, что порождения Тьмы - лишь инструмент в Его руках, воздействие которого надо принять с благодарностью. Единственная причина зла вокруг - человеческая воля, мелочно противостоящая Творцу!
   Лаванда могла бы возразить, что многие из "созданий божьих" (например, те же каштадарские львы) выжили только потому, что содержались в неволе. Причем, склонность заботиться о "братьях меньших" с близостью к Свету не коррелировала: в том же Белом Халаке к моменту коллапса оставались только вороны, кошки и собаки мелких, никчемных пород. Надо ли так понимать, что господь насоздавал много лишнего? Увы, поучаствовать в споре шпионка не могла.
   Голос Посвященного зажурчал доверительней.
   - Черный Источник - символ противоестественных стремлений. Он чужд природе, а его обладатели - носители всевозможных пороков. Пораженные скверной распространяют ее вокруг себя, подают тлетворный пример чистым душой людям и утверждают насилие!
   Лавадна представила себе "овец господних", пытающихся подражать черным (особенно - в присутствии последних) и ухмыльнулась. Учили мыши кота жить! Нет, нет, люди не так глупы, чтобы участвовать в заведомо проигрышном мероприятии. Напротив, они предпочитают возвести терпение в добродетель, миролюбие превратить в идеал, а неспособных к всепрощению снисходительно опекать. Терпимость к непохожему стимулировалась именно присутствием боевых магов (когда твоя жизнь и безопасность зависят от соседа-черного, хотя он и полный гад). Понимание помогало обывателям избавиться от страха, и что характерно: скоро непобедимые чародеи сами начинали комплексовать относительно собственной природы. Этими беднягами так легко управлять!
   Но почему молчит Дэрик, они ведь, кажется, несколько раз проговаривали эту тему? Не хочет противоречить учителю? Обидно!
   - Не ограниченное порождениями Тьмы, человечество будет распространяться как плесень, - скорбно подытожил Посвященный. - Земля нуждается в очищении и Литургия Света - лишь первый ее этап.
   Со своей стороны стены Лаванда удивленно дернула бровью. Интересно, а как последний тезис сочетается с утверждением насилия? Но Дэрик молчал. Из бокала доносились странные звуки - жалобный звон чашки, глухой удар. После минуты молчания Посвященный, вероятно, дернул шнурок колокольчика и через комнату мерно протопали шаги зачарованного стражника.
   - Позаботься о Дэрике, - приказал Искусник.
   - А его спутники? - равнодушно уточнил стражник.
   - Они присоединятся к нему позднее. Мы найдем для них подходящее послушание.
   О живых людях таким тоном не разговаривают. Чувства Лаванды корябнул легкий холодок - ощущение близости чьей-то смерти. До своей комнаты шпионка домчалась одним духом.
   Мысли метались, как перепуганные кролики. Дэрик мертв. Ей придется бежать, а выяснить о планах секты так ничего и не удалось. Полный провал! Да и как отсюда выбраться? По границам поместья разросся настоящий зеленый ад, пристань так же отделена от дома двумя рядами живой изгороди, во всех проходах - измененные стражники, которым человека зарезать - как почесаться. Тем более что дело касается гостей, все равно предназначенных на убой.
   Лаванда села на кровать, невольно выполняя совет, данный Учителем. Спокойствие! Дэрика убрали, явно следуя какому-то плану, скорее всего, потому что Искусник засветился в Септонвиле. С остальными беглецами поступят так же, но позже, и все концы, ведущие к руководству секты, будут обрублены. У шпионки остается совсем немного времени и призрачный шанс повернуть ситуацию в свою пользу. Но отступиться сейчас она не могла. Сектанты оказались гораздо опасней каштадарских Хозяев Домов - те хотя бы не обладали глубокими познаниями в магии. Упускать Посвященных нельзя!
   О том, что Дэрик уехал по срочным делам, беглецам рассказали за ужином. К тому моменту Лаванда стала мисс Табрет почти целиком, и заподозрить ее в сомнениях было невозможно.
  
   Глава 43
  
   Тот встречающий из "надзора", который меня подставил, на приеме не появился. Что мне делать дальше с моим контрактом было совершенно не понятно, а спрашивать у любимого учителя - неудобно. Пришлось сделать вид, что я всю жизнь спать не мог - хотел узнать, что думают о некромантии не имеющие к ней отношения люди. Поднаторевший в научной риторике Ракшат назвал бы такое занятие "теоретические макароны".
   Пятая секция начинала заседать позже всех (вероятно, предполагалось, что некроманты ночью заняты). Сенсаций не планировалось - так, пара обзорных докладов и что-то из криминалистической практики. Профессор из столицы долго и подробно излагал непроверенные исторические сведения, добытые из частных архивов. С его слов выходило, что некромантия - едва ли не самая древняя ветвь магического ремесла. Культ предков на три четверти состоял из подобных практик, хотя участники ритуалов были уверены, что на их вопросы отвечает дух. Что характерно, очень долго этим на равных занимались белые и черные. Дальше допроса костей дело, как правило, не заходило: попытки оживления трупов случались редко и кончались предсказуемо - смелому экспериментатору просто сносило мозги. В конце лектор довольно подробно описал использованный салемскими братчиками ритуал, добавив, что именно жертвоприношения детей сформировали вокруг некромантии ореол нетерпимости.
   Слушать все эти "по-видимому", "можно предположить" и "вероятно" было откровенно скучно. Зачем с умным видом говорить о том, что не можешь доказать? Кое-что из того, что авторы приписывали нашим предкам, реализации не поддавалось даже теоретически, лично я это прекрасно понимал. Послушать истории про зомби тоже не получилось: поднимать покойников на профессиональном уровне научились сравнительно недавно (еще бы, собрать вместе дюжину некромантов - это тебе не палец показать!). Придание мертвой плоти свойств легендарных гоулов было отдельной труднореализуемой задачей, поэтому на врагов поднятые покойники оказывали чисто психологическое воздействие.
   Вторым на трибуну забрался жизнерадостный толстячок в полицейском мундире - уполномоченный по сношениям с обществом (может, я его звание не разобрал?). Этот живописал современное положение дел (так, как оно видится из криминальной полиции), сыпал ростом процентов раскрытых и предотвращенных преступлений. Его послушаешь, так некромантов и не преследовали никогда - так, задерживали до выяснения. Лепота! Но о своей проблеме он все-таки проговорился: большинство обученных на полицейских курсах экспертов-аниматоров могли выудить отпечаток памяти только из более-менее хорошо сохранившегося тела. Вот почему Брайен ко мне так прицепился - способных допросить голую кость на всю Ингернику было человек тридцать, и это если считать столетних стариков.
   А я, оказывается, ценный кадр! Но алхимия мне все равно нравится больше.
   В общем, быстро выяснилось, что поучить меня некромантии никто из присутствующих не сможет. Надо ли говорить, что на следующий день я пришел туда только к раздаче бесплатного завтрака?
   Около столиков меня встречал любимый учитель.
   - Ты что это, халтурить вздумал?
   Вот пристал! Ему-то какое дело?
   - Сэнсэй, я здесь, вообще-то, по контракту. Никто не говорил, что мне придется заседать на каком-то дебильном мероприятии!
   Знал бы - денег вдвое запросил. Они бы разорились.
   - А сотрудником НЗАМИПС ты с каких пор перестал быть? - резонно поинтересовался Сатал.
   Вот зараза! Тут он меня уел.
   - Значит, так, - учитель строго нахмурился. - Контора командирует тебя на этот семинар, возражения не принимаются! Надо показать армейским и жандармам, что НЗАМИПС всегда впереди. Держи!
   И он вручил мне странную бумажку, которой я объявлялся владельцем объекта "по пункту триста десять прим" с благословения старшего координатора региона Р.Ларкеса.
   - Это что?
   - Олух! Легализовали мы твое творчество. Спасибо сказать не хочешь?
   - Ну, спасибо, - отлично, теперь я официальный зомбивладелец. То есть, если что случится, первым вспомнят про меня.
   - Тему сам придумаешь. Представишь обществу экспонат, объяснишь, как он там бегает, чем питается. Дальше - на твое усмотрение.
   - А время на подготовку?!
   - Да к чему тебе готовиться? Завтра в десять чтобы был.
   Вчера сказать мне об этом он не мог. Вот сволота! Мало того, что я один здесь в кожаных штанах хожу, притворяясь, что так и надо, теперь меня еще превратят в аттракцион. Одно дело - мелкий эпатаж, и другое - выставить себя диким краухардцем на глазах цивилизованной публики. Тут даже армейские спецы на своей секции такие доклады выкатывают - закачаешься! Оптимизация инструментального контроля на местности, с графиками мощности и данными топографической съемки. От возмущения дармовые пирожки не лезли мне в горло. Это надо же так человека довести!
   За дальним столиком сидел Аксель, с независимым видом прихлебывал чай и вилочкой отламывал от пирожка крохотные кусочки. И почему мне кажется, что я знаю, от кого исходит эта гадская инициатива? Либо я подставлюсь сам, либо подставлю Сатала, так и так старый перечник получит удовольствие.
   К концу заседания у меня созрел план мести. Они хотят шоу некроманта? Они его получат, хоть жопой жуй.
   Плотно пообедав за казенный счет, я поехал по магазинам, закупив оптом белый шелк, тушь и перья для каллиграфии, а потом всю ночь, без сна и отдыха, ваял иллюстрации к моему эпохальному сообщению. Наверное, мое возмущение давило окружающим на мозги, потому что в третьем часу ночи в номер постучал портье и заявил, что через полчаса у меня поезд. Ему сильно повезло, что я не спал! Мужик был послан, за кофе.
   К утру я представлял собой идеал сурового чародея из синематографических лент о древних временах. Никаких городских глупостей вроде галстука или воротничка: кожаный плащ, вязаный жилет на голое тело, широкие ремни через грудь, на щеке - знак-концентратор (я прочитал о таком в дневниках Салариса), на поясе - дядькины четки (кто знает, тот поймет). Без посоха. Макс украсился аккуратной алой попонкой с небрежно выведенной бальзамирующей руной. Блеск! Когда швейцар шарахнулся от нас, творя отвращающие знаки, я понял, что нужный эффект достигнут.
   К трибуне шел в звенящей тишине. Шелковые плакаты на тонких бамбуковых жердочках производили впечатление боевых штандартов, черная и алая тушь смотрелись как брызги крови и пятна мрака. Макс, проникшийся моментом, сел на край сцены и тяжело вздохнул.
   В первом ряду устроился неописуемо довольный Сатал, а рядом - неподражаемо скукожившийся Аксель. Это они меня еще не слышали!
   Нудным тоном вчерашнего лектора, я начал перечислять преимущества гибридного зомби на гулевой основе, краем глаза наблюдая, как постепенно наполняется зал. Начертить схемы потоков мне было - раз плюнуть, а вот в обзорную часть приходилось безжалостно плагиатить у автора первого доклада. А что делать? Темы-то я не знал. Критики с мест можно было не опасаться: если мужик не наврал, к созданию боевых зомби начали подходить как раз перед правлением Гирейна, а потом все труды на эту тему погибли при массовом сожжении библиотек (не забыть туманно намекнуть на долгие поиски таинственных гримуаров, спрятанных под действием Бриллиантовой Руны). Я полчаса тупо парил народу мозги и хоть бы кто вспомнил о регламенте! Когда в дверях замелькала вторая армейская секция полным составом, стало ясно, что балаган пора сворачивать.
   Дискуссии не получилось, вообще. Армейские спецы целеустремленно протискивались к сцене, с явным намерением пальпировать объект доклада. Теоретики магии с задних рядов ожесточенно спорили о том, что может или не может мой пес, практики с первых - сосредоточенно передирали схемы с плакатов. Я снисходительно выслушивал бред председателя секции о необходимости продолжить мои интереснейшие исследования. Работа семинара была успешна сорвана.
   Любимый учитель был вне себя от счастья.
   - Ну вот, а ты боялся! - алкоголя в буфете не подавали, но у Сатала была с собой флажка коньяку. - Теперь старик заречется со мной спорить.
   Что и требовалось доказать.
   - Сэнсэй, я понимаю - Аксель, но вы-то!
   - А что - я? - пожал плечами Сатал. - Координатор теперь - Ларкес, а я - скромный шеф департамента практической магии. Провожу освидетельствования, выдаю лицензии, никаких карательных функций. Хотя, - тут он смерил Макса оценивающим взглядом, - возможно, скоро мой департамент приподнимется!
   Как говорится, предки в помощь. Я, кажется, внятно объяснил, каким объемом оперативных проклятий надо владеть, чтобы провернуть подобное. Правда, оставались еще зомби-жуки - освоить их создание гораздо проще. Да Шорох с ними! Пусть делают, что хотят. Главное, чтобы Аксель от меня отцепился.
  
   - Вы слышали? Омерзительно! Привести в Драйден-холл исчадье Тьмы. Я теперь никогда не смогу там появиться.
   - Напротив, друг мой, все очень удачно и своевременно. Слухи неизбежно просочатся в прессу и, когда все случится, власти не смогут отрицать своей вины. У них надолго пропадет желание играться с костями!
   - С этой точки зрения... Да, вы правы, Учитель.
  
   Глава 44
  
   Больше на симпозиуме я не появлялся, с молчаливого одобрения его организаторов. Говорили, что репортеры у парадного только что хороводы не водили, а двое посыльных на мотоциклах были натурально взяты в плен. Предки в помощь! Персонал гостиницы, проинформированный о возможных последствиях, свято хранил мои тайны. Освободившееся время я использовал для освоения новых территорий.
   Город предков меня не впечатлил - не было в нем новизны. Ну - машины, ну - народ, так это не чудо. Старые дома с какого-то момента стали казаться однообразными (а откуда вы думали архитекторы Хо-Карга черпали вдохновение?), а бывшая инквизиторская резиденция не шла ни в какое сравнение с руинами, увиденными мной на Острове Короля. Скучно, господа! Я посетил тот дом, в котором прошло мое младенчество, но ничего в душе не шевельнулось. Навестил фамильное кладбище, но родства к черномраморным надгробиям не почувствовал. Иногда мне казалось, что на меня смотрят из толпы, удивленно или испуганно, но и это не трогало. Нельзя два раза войти в одну и ту же реку! Что-то необратимо разорвалось в чреде поколений, и теперь неродной краухардский дядя был мне ближе потенциально живых родичей. Конечно, здорово было бы найти папины деньги, но, учитывая инфляцию, я сейчас зарабатывал почти столько же.
   Гораздо интереснее был процесс зачаровывания голема - каскад заклинаний, творимый почти на грани моих возможностей. Исходные компоненты я совершенно спокойно хранил в лаборатории - они выглядели как бутылки с грязным песком, и никто из вороватых от природы черных магов не проявлял к ним интереса. Они просто не чуяли, во что вот-вот превратятся безобидная пыль! "Умный песок" постепенно избавлялся от вредных привычек и превращался в нечто полезное. В отношениях Шороха ко мне проскакивало что-то вроде благоговения - на его памяти я первый пустил непобедимую машину смерти на вторсырье.
   Проведение некромантического ритуала регулярно откладывалось - приглашенные на него чародеи в Финкауне так и не появились, наплевав на контракты (мне бы так). Вместо того чтобы отменить провальное мероприятие, организаторы спешно подыскивали матерым дедам замену. Каюсь, я как-то не подумал о том, почему этого прошлый раз не сделали, и от чего такое количество черных магов внезапно снялось с места. Мне просто не пришло в голову оценивать поступки старших на предмет рациональности, а присутствие Сатала убивало желание собачиться. Да, черные маги воинственны и свободолюбивы, но по накатанной колее катятся за милую душу!
   Для того чтобы собрать Круг, организаторам потребовалось две недели. С коллегами по ритуалу я знакомился в некотором замешательстве. Десять магов не старше пятидесяти и не младше тридцати, переходное поколение - нормально обучать некромантии уже перестали, но "исправлять" Источник еще не начали. Один парень моих лет, наверное, кто-то из стариков начал с ним заниматься тогда же, когда Чарак со мной. Все пребывали в раздражении, слаженной работы не удалось добиться ни на первой, ни на второй тренировке (а я-то еще удивлялся, зачем они нужны). Дюжина недовольных черных магов - это тебе не дождик золотой!
   На третью тренировку пришел какой-то клерк и начал намекать мне, что пора заняться делом.
   - Ничего не получится, - ничего - это в лучшем случае, - вы же видите: группа в таком составе не способна объединиться в Круг.
   Клерк начал бухтеть, и был послан простой фигурой речи. До чего меня раздражают типы, воспринимающие черную магию как товар! Интересно, они с гулями тоже будут торговаться?
   На следующую тренировку пришел Сатал, посмотрел на этот цирк и поморщился.
   - Где они откопали таких тормозов?
   - Без понятия. Но хочу обратить внимание: обучение в мой контракт не входит.
   А подарить этим олухам талант некроманта я вообще не в силах. Мужики откровенно не тянули: пытались тупо воспроизводить мои плетения, не отзывались на воздействия и вообще не понимали, о чем им говорят.
   - Рассортируй! - распорядился Сатал. - Пусть меняют.
   Это заняло еще две недели, и все это время мой дом и мое дело оставались без присмотра. Лето потеряно, если так пойдет, то в Суэссон я вернусь в самую грязь. Что по этому поводу скажет Квайфер, не хотелось даже думать. Впрочем, понятно, что скажет: меня - выгонит, Четвертушку - наймет. А ведь мне от фонда Роланда еще рекомендации получать!
   В итоге, от первоначальной группы осталось пятеро, включая меня и того молодого колдуна. Парня звали Хок, вербовщики выдернули его из службы "очистки", но как некромант он быстро прогрессировал. Чарак может радоваться - древняя профессия оживает. Тренировочные упражнения группа выполняла на удивление слаженно, и я решился на ритуал, наплевав на дурные предчувствия. Молодой был, смелый.
   Спасло меня то, что система защиты зала ритуалов к тому моменту была полностью переделана - первоначально она не соответствовала нуждам некромантии. Дело даже не в страховке для магов, оперирующих особо опасными плетениями - отвечать за свою ошибку им уже не придется. Но руководство не нашло ничего умнее, чем выделить под наше творчество подвалы Дома Короля (то есть, даже если выброс магии не достанет до жилых кварталов, весь персонал городского офиса НЗАМИПС будет в ауте). Стандартные (мощные, но грубые) средства защиты требовалось доукомплектовать чем-то более изощренным и стойким к некромантической магии. Я увлеченно занимался этим весь месяц, доводя ассистентов до слез своей мелочностью - желание сэкономить на безопасности было мне не понятно. Теперь место для моего первого самостоятельного Круга представляло собой идеальный полигон Мастера.
   Ритуал начался удачно, даже более чем, учитывая, что из всех присутствующих раньше в Круге участвовал один я. Плетения у всех выходили не просто "правильные", но функциональные и насыщенные, легко входящие в резонанс и чутко реагирующие на воздействие. Поэтому когда начались первые искажения, я просто подправил их, не став разбираться в причинах.
   Но искажения не затухали.
   Складывалось ощущение, что кто-то из участников теряет контроль над ситуацией, причем, в самый ответственный момент. Геройство в черной магии неуместно. Я начал сбрасывать энергию Источника на накопители, чтобы как можно быстрее остановить ворожбу, но опоздал - один из магов упустил плетение, причем так странно, словно бы растаяв в нем (потом мне сказали, что в этот момент у него остановилось сердце). Какое-то мгновение структуры сохраняли равновесие, а потом начали оплывать. Я рывком усложнил свои плетения на порядок, не давая Кругу распасться - прелесть таких каскадных проклятий в том, что откат от каждой части бьет с силой целого. В смысле: на землю упадет только пепел. Колдуны помогали мне чисто интуитивно - опыта в таких ситуациях у них было еще меньше, чем у меня. Причем, хотя один из нас ушел, ощущение было такое, что участников ритуала по-прежнему двенадцать.
   Я старательно выцеживал энергию из плетений, но ниже какого-то предела она не опускалась. Это выглядело так, словно бы что-то стабилизировало потоки, несмотря на все мои усилия. Вернее, кто-то: разбуженный нами дух, даже не осознавая происходящее в полной степени, кроил плетения под себя. Все, что можно сделать в такой ситуации - минимизировать ущерб, сосредоточив "порченные" структуры в максимально узкой зоне. Я начал безжалостно рвать связи, члены Круга вываливались из плетения один за другим. Не беда! Думаю, их не в первый раз бьет откатом. Проблема в том, что я должен был выходить из Круга последним, и в довесок к не очень приятным эффектам избыточной магии мне доставалось спеленутое заклинанием сознание мертвеца.
   Ощущение было... незабываемым. Как у ложки соли в стакане воды. Пределы моего "я" распались, канули в бесконечность, унося с собой осколки воли и обрывки разума. Удержать собственную целостность изнутри было невозможно.
   Положение спас Шорох. Его немыслимая сущность отразила меня целиком, послужила точкой опоры, одновременно приняв в себя те части сознания мертвеца, которые еще не успели проявиться в реальности. Образно говоря, стрела возмездия замерла в полете. Никогда бы не подумал, что буду обязан жизнью чудовищу!
   Чувства вернулись рывком.
   Кто-то стонал, отвратительно воняло, переполненные Силой накопители источали жар. Цветные свечи в пределах отвращающих знаков выгорели полностью.
   Какой-то лихой целитель подскочил ко мне, и, преодолевая слабое сопротивление, попытался напоить блокиратором. Они вообще соображают, что делают?
   - Нет.
   Меня не слушали. Я изловчился и кинул обидчика через бедро.
   - Нет, я сказал!
   Может, у меня голос сел?
   - Нельзя, нельзя! - ко мне на карачках полз один из очухавшихся раньше колдунов. - Он еще не закончил.
   Да, не закончил. Пока плененное сознание во мне, черный Источник нельзя отослать.
   И тут я все-таки отрубился. Очнулся непонятно когда, непонятно где, совсем в другом месте - через окно бил солнечный свет. В кровати. Сам факт был удивительным: спать с активным Источником ни одному колдуну в голову не придет.
   У кровати на стуле сидел Сатал и терпеливо ждал, когда я на него отреагирую. События предыдущего дня (недели? месяца?) медленно проступали в сознании.
   - Это надо ж было так залететь...
   - Помнишь, что произошло? - прищурился любимый учитель.
   - Похоже, что несчастный случай.
   - Никаких случайностей - Максима Хока отравили. Тебе перед ритуалом предлагали еду?
   - Да, портье, - я припомнил внешность гостиничного работника с подносом - на отравителя тот никак не тянул.
   Сатал что-то пометил в записной книжке.
   - Почему не взял?
   - Так ведь пост надо держать, не менее суток, - это очень важно, если не хочешь обделаться прямо во время ворожбы.
   - А вот он - взял. Малолетка! - Сатал раздраженно поморщился, но не рискнул материть покойника, тем более черного мага. - Одно его извиняет - действовали с размахом. Половина постояльцев нажралась этой гадости, но отрава уж больно хитрая, активируется только магией. Кроме него пострадали два целителя и один не-маг, по роду службы близко контактирующий с охранными амулетами.
   Да, есть такое снадобье, магистр Тиранидос уделил ему в своей работе целую главу. Что характерно - воздействие зелья не смертельно, конечно, если ты не занимаешься предельно сложной ворожбой в тот момент, когда потеряешь сознание. И называется эта штука как-то очень поэтически...
   - Ты меня слушаешь?
   Я словно очнулся.
   - Да, да... Виноват, задумался!
   Сатал как-то странно на меня покосился.
   - Не извиняйся. Вообще - думать забудь, что в чем-то виноват. За все происшедшее ответит Служба Поддержки - их кураторы должны были опекать вас с момента прибытия и до завершения ритуала. Ты своего видел?
   - Один раз.
   - Вот именно! Я тоже хорош - знал же, что фигня какая-то намечается. Старики попрятались, один Аксель, стервятник, приперся!
   Это было самое искреннее признание вины, какое я слышал от черного. Неужели мне так плохо? И Аксель...
   - Он знал?
   - Нет, он чувствовал. Есть у старых магов такое полезное свойство. Короче, что ты хочешь больше всего на свете?
   Думать нечего.
   - Избавиться от всех контрактов!
   - Чтобы кураторы могли благополучно "забыть" о твоем здоровье? - Сатал дернул бровью. - Сделаем так: сначала они поставят тебя на ноги, потом заплатят компенсацию, а потом НЗАМИПС расторгнет контракт по своей инициативе. Помни: Ларкес - на твоей стороне.
   Все, ничего нового в этой жизни я уже не узнаю. Три черных, заботящихся друг о друге - уже организация.
   Сатал сказал еще что-то несущественное и ушел.
   В висках вместе с кровью бился плененный дух, всей мощи Шороха оказалось недостаточно, чтобы его уничтожить. Живое существо само знало, как должно быть устроено, для того чтобы проявиться в реальности, помощь некроманта ему была больше не нужна. Все, чего мы с Шорохом добились - немного оттянули финал. В какой-то момент чужое сознание пробудится, на краткий миг мы окажемся вдвоем заперты в одном теле, а потом оба умрем - черный Источник не потерпит такого издевательства над собой. Что можно сделать по этому поводу я не представлял, а спросить было не у кого.
   Неужели все-таки звиздец?
  
   Глава 45
  
   Не всем известна причина, по которой пострадавших колдунов первым делом накачивают блокираторами. Лечению это тоже помогает, но все же первая забота штатных целителей - не дать увечному чародею разгуляться. Магия сильно бьет по мозгам, а потеря контроля над ней очень дорого обходится окружающим. Надо ли говорить, что мое стремление обойтись без эликсиров целители категорически не понимали? И вот мне, несмотря на полуобморочное состояние, приходилось спорить до хрипоты, доказывая, что с тем же успехом мне можно прописать мышьяк - результат будет одинаковый. Да и с последствиями для окружающих я не был уверен - откат от ритуала получился слишком слабым. Куда делась остальная энергия, накопленная плетениями?
   Весь день ко мне ходили какие-то светила местного масштаба, мешая отдохнуть и сосредоточиться. Видимой пользы от них не было. Визитеры задумчиво качали головами и с интересом рассматривали тонкие спиралевидные ожоги, оставшиеся на моих руках после той долбаной ворожбы. Самый непосредственный из гостей (естественно, белый) после осмотра задал сопровождающему забавный вопрос: "Он понимает речь?" Да, да, не только понимаю, но и неплохо формулирую мысль!
   Ночь тоже прошла беспокойно - меня преследовали непонятные звуки, запахи и обрывки чужих кошмаров. Но, по крайней мере, я мог спать - если бы не помощь Шороха, первый же сон стал бы для меня смертным. Сказать об этом Саталу? Нет, лучше никому не говорить. Наверное, из живущих я единственный готов принять помощь от чудища с моралью, у остальных идея довериться Шороху вызовет только нервную дрожь.
   Утром я обнаружил рядом с кроватью любимого учителя, словно он и не уходил совсем.
   - Здравствуйте!
   - Привет, типа, - Сатал выглядел смущенным. Держите меня четверо! - Ты, того, встать сможешь?
   - А надо?
   Он тяжело вздохнул.
   - Надо!
   Я начал выползать из-под одеяла. Вот так даже умереть спокойно не дадут!
   - Проблемы у нас, понимаешь? - Сатал пытался подавать мне вещи и этим только мешал. - Пресса рвет и мечет - кто-то сказал им, что у нас зомби разбежались.
   Естественно! Чтобы тот, кто потратил столько денег на дорогой яд, не начал развивать успех?
   - А я причем?
   - По версии писак, мертвецы перебили своих создателей и теперь их некому остановить. Ну, знаешь, как в бульварных книжках?
   Как же, знаю. Профаны вечно путают зомби с гулями, от этого все зло. Да, оживленная каким-нибудь идиотом кошечка или собачка способна натворить бед, но долго резвиться на воле ей не судьба - импульс реанимирующих проклятий ослабевает и кровожадный зомби попросту разваливается на куски. В отличие от порожденных Потусторонним гулей, рукотворные мертвецы крайне нестабильны.
   - А я, стало быть, признанный эксперт?
   - Типа того.
   Вот этого я больше всего и боялся.
   - Да алхимик ты, алхимик! Только прессу уйми.
   Что противнее всего - выбора не было. Если выдать за эксперта кого-то другого, журналюги ему ни за что не поверят, а среди виноватых я окажусь все равно. Тонко продуманная комбинация! Надеюсь, тот, кто ее планировал, не учел присутствия меня в живом виде. Потому что я зол, а когда я зол, меня даже Шорох боится.
   Прокляну! Сам не успею - Саталу завещаю. В кошмарах буду приходить до самой смерти, в желтый дом загоню, микстуры пить, горькие и со слабительным эффектом. Будут ссаться и плакать, ссаться и плакать! У людей таких слов нет, чтобы описать, что я с ними сделаю.
   Наверное, общий ход моих мыслей читался по выражению лица, потому что по началу представители местного "надзора" попытались провести конференцию без моего участия. Они бойко отвечали на сыплющиеся градом вопросы, не давая мне рта раскрыть. Дискуссия напоминала попытку убедить девственницу, что драконов не существует. "Как это не существует?!" Но долго лафа продолжаться не могла - один живчик с блокнотом явно нацелился на меня, и я мрачно улыбнулся "ну-ну, попробуй".
   Моя улыбка его не остановила.
   - Сэр! Вы, именно вы, - вылез вперед герой-одиночка. - Какова практическая ценность некромантии? Зачем воскрешать эту спорную дисциплину?
   Ну, о применении в криминалистике им господа полицейские полчаса поют, надо придумать что-то оригинальное, чтобы мозги дыбом.
   - Целительство! - не задумываясь, выдал я. - Белая магия остановилась в развитии. Основные приемы работы с живой плотью отработаны несколько веков назад и с тех пор почти не менялись. Некромантия приносит в эту область свежий взгляд! Почему лишь исправление тела, почему не замена дефектных частей? Человек не должен быть ограничен регенерационными возможностями организма. Я не говорю уже о лечении повреждений, нанесенных Потусторонним. До сих пор основной прием целителей в этом случае - карантин. Процесс перерождения живого в немертвое изучен совершенно недостаточно! Возможно, буден найден способ зафиксировать промежуточные состояния. Как знать?
   Наверное, внутренняя красота и неземная гармония моей мысли парализовала способность "надзоровцев" управлять дискуссией. Журналисты тоже готовился к какому-то другому ответу. Вопрос о целительстве замяли, вместо этого мы минут пять препирались на тему боевых возможностях зомби. Девять-ноль в мою пользу. Можно подумать, я не ломал голову над этим вопросом! Нет-нет, классические зомби хороши только как телохранители, будущее - в синтезе магии и алхимии, точно вам говорю. Сами посудите: заслать некроманта на передовую может только скорбный умом или купленный Искусниками, а заломать сколь угодно хорошего гоула способна пара боевых магов, и не обязательно гениальных. Наличие защитных амулетов предъявляет к нападающим чуть большие требования, но и только. Тогда какой смысл рисковать уникальным специалистом? Недаром же предки сделали големов совершенно на других принципах!
   Но объяснить журналистам, какие ограничения накладывает на тварь отсутствие собственного Источника, оказалось выше моих сил. Простые люди оказались до изумления несведущи в магии. И это - властители дум, глашатаи общественного мнения!
   От перехода на физические аргументы дискуссию спас новый вопрос.
   - Ваши комментарии к словам мистера Фирсена! - вклинилась в разговор дамочка в очках с во-от такими линзами.
   Знать бы еще, что сказал этот мистер Фирсен (момент представления здешних "надзоровцев" я благополучно прослушал). Осталось многозначительно кривить морду.
   - Доверять надо здравому смыслу, а не сплетням одичавших хуторян.
   Самое смешное, что слова угодили в точку.
   - Откуда вы знаете, что свидетель родом из Арангена? - подпрыгнула репортерша.
   Я постарался ничем не выразить своего удивления. Буду казаться мудрым и проницательным.
   - Это логично! Только человек, не контактировавший с НЗАМИПС десять лет, может предположить, что наши сотрудники создадут проблему, которую сами же вынуждены будут решать. Личная заинтересованность, полагаю. Бедняга потерял все из-за попустительства местных властей. Призвать негодяев к ответу он хочет, а понимать, что "надзор" отвечает за каждый свой шаг - не желает.
   - То, что из здания выносили мертвеца, видело несколько человек!
   Я пожал плечами.
   - Да, в своей работе мы используем тела людей, но исключительно с согласия родственников или по завещанию покойных.
   Журналисты загомонили, а меня чуть не силой вытолкали за кулисы. Сатал ухватил меня за пиджак и принялся трясти.
   - Ты что несешь, правдоруб-провокатор?!!
   Что ж такое, опять меня тискают.
   - Да ладно вам, сэнсэй! Не может быть, чтобы Чарак воровал трупы с кладбища.
   - Тьфу!
   Следом за Саталом, посмеиваясь, подошел местный полицейский чин.
   - Ничего-ничего! Теперь у прессы будет возможность мусолить реальный жареный факт. Лучше так, чем безадресная истерика.
   - И что смешно? - наверное, я единственный здесь способен мыслить, не смотря на обилие гостей в голове. - Ищите лучше! Откуда-то должны появиться эти обещанные зомби, кто-то не просто так слухи распускает. Между прочим, поднимать мертвецов способны не только черные.
   Неужели я единственный, кто вспомнил слово на букву "И"?
   - Мы ищем, - очень серьезно кивнул местный чин. - Весь инструментальный контроль нацелен на раннее обнаружение ритуала.
   Тут я заметил в дверях напряженно прислушивающегося журналиста.
   - А ну, пошел отсюда, собака страшная!
   Писака словно испарился. Вот ведь ненаша сила! Хуже всяких гулей - только смотри.
   После пресс-конференции пресса временно угомонилась. Вероятно, на журналистов подействовали не столько объяснения, сколько сам мой вид (слух гласил, что зомби разорвали всех своих создателей). Что означало: репортеры запомнили меня именно как некроманта. Это они еще не раскопали, кто был мой отец!
   По-хорошему, надо было убираться отсюда, наплевав на обещанную Саталом помощь. Все равно целители не понимают, что со мной происходит. Но тогда шанс осуществить месть становился ничтожным - закончив дела в Финкауне, злоумышленники разбегутся, и тогда моей жизни может не хватить на то, чтобы их достать.
   Тихо помирать в одиночестве я был не согласен.
  
   Глава 46
  
   Провал некромантического ритуала прошел для Финкауна на удивление тихо и не заметно, если бы не труп черного мага в морге, можно было бы сделать вид, что ничего не произошло. Но шеф городского "надзора" знал, какие большие люди ратовали за то, чтобы выяснение древних истин произошло именно в его городе. На таких не покажешь пальцем - "вот вам Искусники"! Это означало, что дело мгновенно проскочит стадию "кто виноват" и сосредоточится на "неизбежности возмездия". С последним у капитана Фирсена не ладилось.
   Финкаунское отделение НЗАМИПС невозможно было упрекнуть в бездействии - весь списочный состав службы прочесывал город квартал за кварталом. С таким же успехом они могли носить воду решетом. Как можно найти в огромном городе маленькую, хорошо законспирированную группу, которая, к тому же, знает, что ты ее ищешь?
   А то, что знает - к гадалке не ходи. Кто-то ведь сообщил сектантам точную дату ритуала, переносившегося бог знает сколько раз. И то, что нападение было совершено не только на одиозного ведущего Круга, но и на никому не известного Максима Хока - это ведь неспроста. В любом другом случае Фирсен живо раскрутил бы такой жирный след. Сейчас же следователи трясли Службу Поддержки как незрелый орешник, но результата не было - все ниточки упирались в тех самых "больших людей". Временами капитан начинал жалеть, что у ритуала было так мало жертв - испугайся начальство чуть сильнее, оно могло бы поделиться с ним полномочиями. Теперь, если ожидаемое пришествие зомби произойдет, шефу городского "надзора" останется только повеситься, чтобы не беспокоить понапрасну трибунал.
   Надо ли говорить, что Фирен жаждал о помощи извне или хотя бы о возможности разделить ответственность? Появление полномочного представителя старшего координатора региона было как нельзя кстати.
   Эдан Сатал придал деятельности "надзора" новую направленность.
   - Им нужно будет много тел и время для их обработки, а еще лучше получать жертвы еще живыми, - рассуждал вслух черный маг, не допускавший даже мысли, что кто-то может его не слушать. - Прошлый раз они давили картинку запрещенной ворожбы особым периметром. Значит, следует обращать внимание на места, где есть, - он начал загибать пальцы, - нестандартный периметр, недавно модифицированный периметр или, - тут маг задумчиво почесался. - Надо начать со всяких богаделен. Ну, там, лечебницы, приюты, общежития всякие, где народ собирается, а контроля за ним нет.
   Приказ начальства - закон для подчиненного. Именно поэтому треть агентов проверяла всевозможные пансионы, начиная с тех, в которых защитный периметр точно был, и не важно, что капитан Фирсен думал на этот счет. В результате, поиск неуловимых Искусников занял чуть больше суток.
   Произошла так называемая "закономерная случайность". Совпало место из группы риска, сообщение информатора и физическая доступность объекта - агентам было просто начать осмотр с него. Три коммивояжера подошли к воротам частной лечебницы для детей с отклонениями в развитии, и в этот момент особняк накрыл защитный периметр такой мощности, какой смог бы проломить не всякий армейский маг.
   Истерически запульсировали амулеты инструментального контроля. Команды "чистильщиков", осовевшие от сидения по казармам в состоянии "товсь", облегченно вздохнули и ринулись выполнять свой долг. Капитан Фирсен прибыл на место с первой группой, чтобы узнать - зомби не предвидится. Времени Искусникам не хватило, или что-то еще пошло не так, но под защитой такого сложного заклятья завершить ворожбу они не могли. Однако расслабляться не стоило - фанатики были настроены, уходя, громко хлопнуть дверью. Теперь счет времени пошел на часы.
   Подразделение "чистильщиков" и белых магов возводило вокруг здания систему отражателей на все случаи жизни. Мнения насчет того, какие именно случаи входят в понятие "все", не совпадали (вынужденные коллеги были близки к тому, чтобы пойти в рукопашную). Команда отчаянно бранящихся белых магов - незабываемое зрелище!
   - Джерад, разберись с ними! - Сатал примчался на место по первому звонку и теперь морщился, наблюдая царящий вокруг бардак. - Зевак гнать в шею. Людей из домов вывести на два квартала вокруг, или мы им безопасность не гарантируем.
   Расторопный лейтенант, выбранный Саталом в помощники, умчался выполнять приказание. Теперь внимание черного мага сосредоточилось на шефе финкаунского "надзора" (капитан Фирсен с мученическим видом следил за приближением черного мага).
   - Докладывайте!
   - Один, гм, доброжелатель, - тут взгляды скрестились на компании журналистов, отчаянно сопротивляющихся попытке выгнать их за оцепление, - сообщил, что здешний периметр был недавно модифицирован, без лицензии и санкции НЗАМИПС. Откуда хмырю стало известно, что именно мы ищем, выясняется.
   - Продолжай!
   - Двое сотрудников, высланных для проверки, пострадали, один - погиб. Его оказалось некому вытащить из зоны действия периметра.
   - Раззявы! Так проколоться!!!
   - Сотрудники были в штатском, - набычился офицер. - Вероятно, кого-то из них знали в лицо. Сектанты захватили больных, гражданский персонал и посетителей (если там вообще такие были), высвистели журналистов и теперь время от времени оглашают свою позицию. Несут полный бред. Судя по всему, им безразлично, как мы на это отреагируем.
   - Но к заключительному номеру они еще не готовы, - усмехнулся бывший координатор.
   - А мы не готовы к штурму, - пожал плечами капитан. - Для взлома такого периметра имеющихся сил недостаточно, подкрепления подойдут только через два часа.
   - Пусть не спешат, штурмовать они все равно ничего не будут, - неожиданно объявил черный. - Тяните время, вступайте в переговоры, оглашайте призывы к миру и спокойствию, хоть на ушах пляшите, но нужно придержать клиентов до вечера. Заболтать, короче. Понятно?
   Капитан скептически поджал губы.
   - Да, сэр.
   - Выполнять!
   Надо отдать должное финкаунскому шефу - к выполнению приказа он подошел творчески. За считанные минуты у границы мерцающей магической пелены развернулся штаб переговоров. Откуда-то возникли рыдающие родственники, священники с одухотворенными ликами, генерал в блестящем мундире и даже городской мэр. Мощное заклятье Речи сотрясало воздух, через оцепление вновь просочились журналисты, кто-то растянул вдоль ограды лечебницы транспарант с призывом любить друг друга (пол любовников в плакате не уточнялся) и начался цирк.
   Такого напора Искусники не ожидали. Потребовав убрать "чистильщиков" и обнаружив, что черные маги действительно ушли, сектанты перестали реагировать на происходящее и что-то требовать, очевидно, опасаясь получить запрошенное. На заднем плане специалисты "надзора" закончили установку отражателей и тоже испарились.
   Но наступившее благолепие радовало не всех.
   Через час капитан Фирсен отыскал Сатала у фургона целителей, превращенного в неформальную ставку командования.
   - Сэр, если вы действительно не хотите штурма, надо его отсюда убрать.
   Среди галдящих журналистов и дезориентированных жандармов черной тенью метался господин Аксель. Сатал выругался и ринулся на перерез.
   - А ну-ка, иди отсюда! Понял? Не пугай мою массовку.
   Глаза Акселя метали молнии.
   - Я старший координатор!!!
   - Не этого региона. Ларкес уполномочил меня лично разобраться с проблемой. Ты - мешаешь!
   Два черных мага свирепо уставились друг на друга, но Сатал продолжать конфликт не пожелал.
   - Не время тешить самолюбие! Тебя учли и предусмотрели, твое присутствие им на руку. Подчинись или уйди.
   - Ты отрицаешь, что действовать надо резко?
   Сатал усмехнулся.
   - Прошлый раз место моего интереса они обложили нитроглицерином. Как думаешь, сколько галлонов взрывчатки поместится в этом здании?
   - Какой глицерин?! У них периметр во всю мощь кочегарит!
   - А то, что в заклинании нет ни одного элемента флаттера или трансформации, ты заметил? - улыбка Сатала сочилась ядом.
   На лице старого мага отразилось замешательство.
   - Привыкай! Новое время - новые методы. Штурмовать это здание мы будем, но вручную. Подразделение с костюмами высшей защиты уже в пути.
   - Пара бойцов проблемы не решит...
   - Два десятка, - казалось, Саталу начал надоедать этот разговор. - Господин Ларкес распорядился вооружить таким образом два подразделения штурмовиков и расположить их на расстоянии суточной доступности от крупных городов. К сожалению, комплект для финкаунской группы еще не готов, но команда из Дрейзела уже едет. Я жду их сегодня к вечеру, а до той поры мы будем образцом миролюбия и соглашательства. Понятно?
   - Могут не успеть, - недовольно буркнул Аксель (ни один черный не признает вслух, что посрамлен).
   - Значит, опоздают.
   Сатал дал понять, что дискуссия закрыта.
  
   О том, что ситуация вошла в стадию конфронтации, я узнал от Шороха (последнее время мы с ним жили душа в душу). Нежить, очевидно, незаметно подсматривал за Саталом, а потом сливал информацию мне.
   Вот и замечательно! Я распихал по карманам амулеты, аэрозоли, порошковый яд, закинул на плечо кошелку с новой версией голема и отправился мстить. Мне даже идти далеко не пришлось, очевидно, зомби предполагалось выпускать невдалеке от жилища некроманта.
   Финкаунские жандармы сработали быстро - место действия уже было плотно оцеплено. Я готовился скандалить и потрясать своим удостоверением, но суровые полисмены только зыкнули на меня недовольно и пропустили без лишних слов. Складывалось впечатление, что идиотический вид - нечто вроде пропуска в партер. Тихой сапой я просочился мимо нервно курящих жандармов, крытых грузовиков, в которых вполголоса матерились отстраненные от дела "чистильщики" и влился в клокочущую толпу, которая меньше всего напоминала полицейское подразделение.
   Тут у меня отпала не только челюсть, но и будущий зубной протез. Убей бог! Я думал, что салемские братчики умеют делать цирк, я не знал, о чем говорю. Это надо было видеть.
   Огромный (действительно - очень большой) купол полностью накрывал отдельно стоящий двухэтажный особняк, окруженный цивильно подстриженными зелеными насаждениями (линия Знаков шла по ограде). Дом казался слепым - все окна зашторены, ни огонька, ни тени. А вокруг...
   Группа расхристанных белых скандировала речевки, самый активный из них забрался на фонарь и раскачивался там на манер шимпанзе. Рядом давали друг другу интервью какие-то колоритные персонажи, в котелках и с тросточками. На параллельной улице проводился натуральный молебен (хорошо, если без жертвоприношения). Единственным признаком активности НЗАМИПС были водруженные на высоких треногах амулеты-отражатели совершенно армейского вида (к смертному проклятью они, что ли, приготовились?). Потрясенные активностью масс жандармы жались к фургонам целителей, а лекари взирали на творящийся бардак с циничными ухмылками коновалов "и этих тоже вылечим". На появление еще одного персонажа никто не обратил внимания.
   Я робко протиснулся к ограде особняка. Все-таки люди не до конца одурели - никто не приближался к гудящему мареву периметра ближе, чем на четыре метра. Два активиста сосредоточенно расписывали брусчатку непонятными пиктограммами, значение которых я спрашивать не рискнул (психи всегда вызывали у меня смутные опасения). Искусники никак не реагировали на происходящее и, возможно, это была наилучшая тактика.
   Хаос был настолько совершенен, что просто не мог образоваться случайно. Не знаю, что задумало руководство, но мне лучше провернуть свою месть до того, как они начнут. С чего бы начать? Периметр казался абсолютно непроницаемым, причем, его совершенно точно укрепили каким-то сортом беломагических плетений, так что обычный зомби в нем просто испекся бы. Черные не могут воспринимать энергию белого Источника непосредственно, но, видимо, обилие жильцов что-то повернуло в моей голове, потому что я явственно ощущал трескучий жар, источаемый волшебно завесой, а краем глаза различал парящие в зыбком мареве Знаки.
   М-да, шифер с крыши облетает. Спрашивается, что мне у целителей-то не сиделось?
   Постоянное присутствие черного Источника обдавало меня сполохами низменных эмоций. Сущность мертвеца вбрасывала в сознание ложные образы и обрывки ситуаций, совершенно не связанные с реальностью, но на долгие секунды отвлекающие от решения текущих задач. Что я могу в таком состоянии? Глупый вопрос. Все, начиная от отравления виновных самым экзотичным способом и кончая магической диверсией при помощи дядюшкиных бус (заправленных как раз на такой случай). В конце концов, я-то за заложников не отвечаю! И жить мне не долго, если уж на то пошло. Но это все не комильфо, примитивно, господа, скучно. Мое оскорбленное самолюбие требовало иного размаха, они должны быть морально уничтожены, сокрушены чем-то недоступным их пониманию. Руки сами собой потянулись к кошелке с големоимитаторами. Ух, я сейчас развернусь!
   Кошелку удалось незаметно подсунуть вплотную к отверстию водостока - прямой магистральный зомбипровод. Остальные манипуляции желательно было выполнять у всех на виду, чтобы избегнуть подозрения в злых помыслах. Я стал выбираться из толпы, и тут же оказался схвачен любимым учителем. И кто-то мне будет говорить, что этот бардак никем не управляется!
   - Ты чего сюда приперся? - подозрительно прищурился Сатал.
   Я принял максимально наивный вид и захлопал глазами.
   - Помогать. Вдруг действительно - зомби!
   Сатал молча пошлепал губами, вероятно, считая сразу до тридцати пяти.
   - Не вздумай влезть! - отчеканил он. - За одну попытку в такой карантин загоню, что Шорох не отыщет. Ты с твоими травмами полгорода похерить можешь одним чихом.
   Сам такой.
   Но прогнать меня не прогнали, только приставили к команде целителей - чтобы под рукой был и на виду. Собственно, это мне и требовалось. Устроившись у кареты целителей, я открыл жестянку из-под леденцов и вытряхнул на ладонь массивный медный диск, напоминающий игру в лабиринты.
   Штатный лекарь тут же оказался рядом.
   - Вам нельзя ворожить!!!
   - А я и не ворожу. Это - головоломка.
   Амулет в моих руках был одним целым с ордой шестипалых големов и реагировал на прикосновения, задавая (в этом вся соль!) точку сбора группы в пределах границ контроля, а дальше каждый муравей сам выбирал наилучший маршрут достижения цели. Никакой магии, правда, с обратной связью некоторые проблемы, но в данном случае сложных действий от них не потребуется. Мои губы неудержимо расползались в злорадной ухмылке...
   От вопля, раздавшегося через несколько секунд, натурально зазвенели стекла. Ага, ага! Вид муравья с ладонь величиной даже на черного оторопь наводит, а уж каково белому обнаружить такую штуку рядом с собой... Тут логика отдыхает - действуют рефлексы.
   Еще через мгновение из здания во все щели, забыв о наличии дверей и не заморачиваясь снятием охранки, ломанулись сектанты и их жертвы, все без разбору. Вышибая оконные рамы, проламывая живую изгородь, видя, как бегущие впереди корчатся под ударами периметра, и все равно не задерживаясь ни на секунду. Хорошо хоть здание двухэтажное, не то поубивались бы все на фиг! Жандармы от такого напора даже обалдели.
   - Что замерли? Хватайте их быстрей!!!
   Точки, обозначавшие на амулете положение големов, запульсировали - кто-то там сохранил достаточно самообладания, чтобы попытаться раздавить ползучую дрянь. Муравьям-то пофиг, они же составные, а я ухмыльнулся и нажал руну "атака на тепло", получив ее конструкты устремились к предметам, имеющим температуру человеческого тела, и закрепились на них (а еще у меня в арсенале есть "проникновение внутрь").
   Периметр затрещал и осыпался - противник был морально сокрушен. Я дал големам команду на возвращение, они обернулись мелкими (не больше ногтя) паучками и заспешили назад в кошелку. Вот так! Никаких следов преступления. Тех, кто будет кричать о нашествии гигантских насекомых, примут за безумцев или любителей "драконьих слез".
   "Надзоровцы", конечно, не зевали - бойцы устремились внутрь в тот же момент, когда распалось заклинание. Воевать там было особенно не с кем, но чтобы захватить трофеи - самое оно. Наружу потянулись носилки с уродцами и дурачками, испуганными, перепачканными и совершенно непонимающими причины странных поворотов своей судьбы. Последним полицейские под руки вывели пожилого господина, исцарапанного в кровь (големы таких ран нанести не могли, это он сам себя). Взгляд Искусника блуждал, тело судорожно подергивалось, словно пытаясь стряхнуть невидимых тварей. Интересно, он всегда выглядел, как буйный псих, или только теперь внешнее пришло в равновесие с внутренним? Да пофиг! Эффект не хуже, чем у черной ворожбы.
   - Твоих рук дело?
   Аксель. Любопытство замучило. Шел бы он к Королю!
   - Не понимаю о чем вы.
   - Тебе это нравится? - моих возражений колдун словно не заметил. - Их беспомощность доставляет тебе удовольствие? Радуйся, радуйся. Но помни: эта радость входит в душу как яд и выходит только с кровью!
   Ты посмотри - еще один монстр с моралью, предлагает щадить сектантам нервы. Интересно, а он просыпался когда-нибудь голый и без Источника?
   В висках тихо ныло от ставшего уже привычным усилия, беспокойный мертвец ворочался в голове. Они пытались меня убить, растерзать магией на ритуале, уклониться от которого я не имел возможности, а получать люлей собирались понарошку? Красиво шествовать в наручниках и гуманно тянуть пожизненный срок, когда я буду блевать и биться в конвульсиях? Нет уж! Справедливость, так всем - поровну.
   Я живо вспомнил давние уроки Шороха, но сожаления все равно не почувствовал. Искусники - не те типы, с которыми можно сю-сю разводить, удар должен быть резким и сокрушительным. И что характерно - нежить был со мной полностью солидарен.
   Так я одним махом разорил целое гнездо сектантов, но получить заслуженные лавры мне не светило. Даже больше скажу: если бы "надзор" нашел героя, куковать мне в карантине до конца дней (не так уж долго вышло бы). Общество разрывалось между восхищением решительностью НЗАМИПС и возмущением от того, какому унижению подверглись задержанные при штурме. Угу. А то, что эти ублюдки готовились подорвать целый квартал - это так, деталь протокола.
   Но обошлось, свободу я сохранил.
   Странное, доложу вам, ощущение: месть свершилась, а ты все еще живой. Что делать дальше - не понятно и спросить не у кого. Может, стоит сосредоточиться на себе? Ну и фиг, что целители о моем недуге ничего не знают, это еще не приговор. Надо просто правильно задать вопрос. Ни за что не поверю, чтобы раньше некроманты не попадали в подобные ситуации! Вот только Шорохом меченый Чарак куда-то исчез вместе с остальными стариками, а официальные архивы были так хорошо зачищены, что годились лишь на папье-маше. Закрытый отдел финкаунской библиотеки целители перерыли вдоль и поперек, но ничего полезного не нашли. Немудрено! Чтобы разобраться с моей бедой, нужны были не просто описания ритуалов, а серьезные прикладные работы по некромантии. Еще недавно за хранение таких книг платили жизнью, в буквальном смысле слова. Теперь то, что не было уничтожено, болталось где-то, защищенное Бриллиантовой Руной, а фанаты-коллекционеры не спешили светиться перед НЗАМИПС. Занавес.
   Конечно, существовали еще нетрадиционные способы получения информации, но Шорох не интересовался некромантией в принципе, а просматривать чохом память всех его жертв, надеясь нарваться на Мастера, я был сейчас не в состоянии (да и не факт, что нужный специалист был монстру по зубам). Однако именно чудище проклятое навело меня на ценную мысль.
   Я ведь знаю, где хранится собрание древних книг, причем, наверняка по нужной тематике. Мне срочно нужно было попасть домой. Где еще помогут черному магу, как не в Краухарде?
  
   Старший координатор Аксель вломился в кабинет шефа департамента по делам практической магии без стука. Бывало, что при таком его появлении чиновников уносили с инфарктом.
   - Где... этот...
   Сатал терпеливо ждал. Он ни на секунду не сомневался, что его коллега выучил имя молодого некроманта наизусть. Аксель понял причину паузы и немедленно взъерошился.
   - Это исчадье семейства Тангоров! - прорычал он.
   - Уехал по делам, - спокойно пожал плечами Сатал. - С моего разрешения и одобрения господина Ларкеса.
   - Что?.. - казалось, старого колдуна вот-вот хватит удар. - Как...
   Хозяин кабинета с интересом наблюдал, как лицо гостя приобретает багровый оттенок. (Как старик этого добивается? Задерживает дыхание?) Заметив, что привычного эффекта его вид не оказывает, Аксель насупился, а потом, как ни чем не бывало, уселся в кресло для посетителей.
   - Я уже не говорю о душевном расстройстве юноши. Действия наших оппонентов вы просчитываете? Что, если они не удовлетворятся достигнутым эффектом и продолжат преследовать жертву?
   - Неплохо бы, но вряд ли они рискнут, - Сатал наклонился и выудил из нижнего ящика стола крутобокий фарфоровый чайник. - Зеленый чай?
   Старик сокрушенно вздохнул.
   - Не плохо бы.
   Видимо, какие-то выводы о своем собеседнике старый маг сделал, потому что перестал кривиться, хмуриться и даже шевелюра на его голове легла как-то ровнее. Бывший координатор всегда подозревал, что архаичные ужимки Акселя не более чем личина, за которой прячется внимательный и гибкий ум. Старики часто кривляются - в прежние времена разумнее было скрывать свою силу, нежели выставлять ее напоказ.
   Через пять минут чай был готов (для получения кипятка Саталу даже огонь не потребовался). Разговор пошел в более деловом тоне.
   - Четверка агентов вела его до вокзала, попыток слежки не обнаружено.
   - Мелко мыслишь! В Хо-Карге для того, чтобы армейский состав на перегоне столкнулся с экспрессом, саботажники подменили расписание поездов.
   Статал присвистнул.
   - Подчиненные Зортака пользуются у сектантов успехом!
   - Они-то как раз не пострадали, - отмахнулся Аксель. - Этих говнюков можно прикончить только прямым попаданием файербола в голову. А вот во встречном поезде покалечилось три сотни человек и половина - насмерть. Целители просто не смогли добраться туда вовремя.
   - Пустыня! - понимающе кивнул Сатал.
   - Зато у координатора Гремани проснулся талант инквизитора, - неожиданно развеселился старый колдун. - Откуда что взялось? Вытряс имена замешанных деле всего за двое суток.
   - Талант!
   - Гений. А мы-то считали его гуманистом.
   Черные маги понимающе переглянулись.
   Сатал заглянул в опустевший чайник и, нехотя, вернулся к разговору.
   - Нет, не полезут они к нему, решат, что в таком виде он им полезнее.
   Старый маг не удержался от недовольной мины
   - Скажи, ты так уверен в этом своем ученике?
   - Поверь мне, из всех живущих он сойдет с ума последним. Экспериментально проверенный факт.
   - Сам смотри, - сдался старик. - Я в некромантах плохо разбираюсь, странные они.
  
   Маленький летний домик в окрестностях Финкауна на время превратился в подобие генерального штаба. Трое мужчин напряженно работали, принимая телефонограммы, снимая показания с амулетов, вычерчивая сложные многоцветные схемы и отыскивая новым данным место в старых чертежах. От того, что армейские грузовики вывозили на полигон отдела "очистки" емкости со взрывчаткой и боевые амулеты, снятые с ограды дома призрения, дел у Посвященных не убавлялось. Необходимо было отозвать группы поддержки, вывести из-под удара ценных агентов, уничтожить улики и ликвидировать свидетелей. Несколько сотен участвующих в операции сектантов должны пройти через сети "надзора" как дым.
   Но даже одержимые Искусники не способны работать сутками без перерыва, нужно было сделать паузу, выпить чаю, просто поговорить. Душевные переживания сильно отражаются на здоровье волшебников, ответственный за операцию в Финкауне почернел от беспокойства и выглядел не лучше мертвеца.
   - Ни одна из поставленных целей не выполнена, - резюмировал он. - Что я скажу совету Ордена? Столько средств потрачено впустую!
   - Будьте оптимистом, брат мой. В столице нашим тоже не удалось выполнить все задуманное, но группа при этом была потеряна целиком. Не самое лучшее решение.
   - Брат Марнер...
   - ... помог нам узнать о новом оружии проклятых. Его жертва не была напрасна! Кстати, о результатах - все не так уж мрачно. Ведущий Круга, проваливший ритуал, обречен. Его смерть - дело пары недель и она будет ОЧЕНЬ впечатляющей.
  
   Глава 47
  
   Я бросил в Финкауне и мотоцикл, и зомби - мне физически неприятно было обременять себя в дороге спутниками или багажом. Теперь изменения, вызванные неудачным ритуалом, становились заметны даже мне - моя личность словно бы растворялась в пространстве и времени. Терялось ощущение собственного "я", там, где клокотали свойственные черным чувства и эмоции, сейчас поселилась пустота, даже транслируемые Источником искажения приобретали несколько механический характер. Не станут ли в какой-то момент эти животные рефлексы моим единственным побудительным мотивом? Я начал забывать, кто такой и чего хочу.
   Путь в Краухард занял два дня. Если подумать, точно так же мы с мамой уезжали из Финкауна почти двадцать лет назад. Была ли тогда угроза моей жизни столь же очевидна? Не является ли это, в некотором роде, замыканием круга, знаком Судьбы?
   Проклятый край приветствовал меня багряными листьями кустарников и выцветшей до белизны травой - инфернальное зрелище. Добавьте к этому слоистый туман с редкими каплями дождя, и становится понятно, почему белые у нас не живут. Я имею в виду, кроме Джо, конечно.
   Меня встречали. Поскольку отправкой телеграммы я не озаботился, вероятно, о моем приезде семье сообщил шеф Харлик (вот он, слева на грузовичке - за мной следят, а мне без разницы). Джо так никуда и не переехал, только Эмми учиться отослал. Наверное, чувство ответственности замучило - где еще местные найдут такого хорошего учителя. Мама, избавившись от заботы о младшеньких, даже похорошела (а кто-то мне говорил, что дети - это праздник!). Я старался держаться, как ни в чем не бывало, чтобы их не напугать. Здесь сохранять себя было проще - тени прошлого словно всколыхнули что-то внутри, заставив равнодушие отступить. В результате даже Харлик, по началу подозрительно щурившийся, счел меня вполне вменяемым и отстал.
   До дома ехали на грузовичке шефа.
   - Чалый охромел, - смущенно объяснил Джо. - Мистер Бирс наложил ему компресс и велел не беспокоить ногу.
   Я сочувственно покачал головой - мерину шестнадцать лет, ему не к целителю пора, а на живодерню. По мне, им давно пора была завести автомобиль, можно даже на новый армейский разориться (главное, не брякнуть об этом Джо - бедняга будет плакать всю ночь). Дома уже был накрыт стол, но шеф Харлик уезжать не торопился. Кажется, они с мамой о чем-то договорились, и он таким способом пытается настоять на своем. В результате, обедали вчетвером, но меня это ничуть не раздражало (надо хотя бы изобразить возмущение).
   Интересно, что они задумали?
   Когда Джо понес в кухню пустую супницу и не вернулся, а мама пересела ближе ко мне, стало понятно - намечался разговор.
   - Томас, прошлым летом ты задавал мне вопрос о своем отце. Должна признать, я ответила на него не очень честно, - начала моя родительница издалека.
   Я принял твердое решение не шутить - чувство юмора у меня сейчас может оказаться очень странным.
   - Мне нужно тебе многое рассказать.
   Надеюсь, рассказ не потянет на сундук салемских братчиков.
   - Дело в том, что твой отец происходил из очень известной семьи, в некотором роде - династии. Несколько поколений твоих предков посвятили жизнь надзору за магией.
   Интересная формулировка для целей Инквизиции.
   - Я знаю, ты не очень любишь блюстителей законности, что само по себе не предосудительно...
   Когда же Харлик успел это заметить?
   - ... но надеюсь, ты его поймешь. Тодер выбрал карьеру стража порядка не совсем по велению души. Его родители в свое время настояли, чтобы он окончил церковную школу...
   Вероятно, мама пыталась объяснить, что папа не мог устроиться лучше из-за очень специфического образования - богоугодного.
   - Колледж Святой Инквизиции, - рассеянно поправил я ее.
   До Реформации это был уровень нынешней Академии Права.
   - Ты знаешь? - потрясенно выдохнула она.
   Я только плечами пожал.
   - Читал досье. Занимательно.
   У нее как-то подозрительно задрожали губы.
   - Прости! Я не думала, что для тебя это так важно.
   М-да, похоже, маленький семейный заговор обломался. Вот так и открываешь для себя, что твои собственные родители - тоже люди и способны делать глупости.
   - Ма! Не начинай. Ко мне не просто надо относиться как ко взрослому, я и есть взрослый. И уже довольно давно. Почему какой-то Хемалис из белых открывает мне глаза на правду? Это унизительно. У членов семьи не должно быть друг от друга тайн, по крайней мере, таких.
   Она смутилась и замолчала, а я решил сделать скидку на потрясение - чужой опыт подсказывал мне, что люди на половину живут в прошлом и сейчас на нее вполне могла нахлынуть вся горечь той давней потери. Какое счастье, что черные в принципе не способны ни на что подобное!
   - Крутой? - спокойно уточнил Харлик со своего места.
   Так, без вызова, просто спросил.
   - Скорее - озабоченный. Нет, не этим. Просто забот у меня много.
   Ни к чему маму еще и Искусниками пугать.
   - А сюда зачем приехал?
   Шеф как всегда смотрит в корень - черные ностальгией не мучаются.
   - Восстановить душевное равновесие. Нагрузки у меня последнее время просто запредельные!
   Даже не соврал. Я очень надеялся восстановить душевное равновесие.
   Харлик встал и надменно откланялся. Донельзя смущенная мама принялась суетливо убирать со стола. Наверное, ей нелегко было принять, что ее чистосердечное признание сильно запоздало. Сама виновата - надо было слушать, что советовал умный черный в мой прошлый приезд! Три к одному - это она убедила Харлика "не тревожить мальчика" рассказами о папочке. Впрочем, что изменилось бы?
   Однако, чувство вины - это хорошо (у домашних будет меньше поводов присматриваться к моим странностям). В отсутствии младшеньких я легко сойду за черного мага на отдыхе, если только Харлик не задастся вопросом, почему Источник всегда при мне (чую - не все ему начальство рассказало, нет, не все).
   Той же ночью я отправился к тайнику, без фонаря. Черный маг может себе позволить и не такое, даже в Краухарде. Помнится, еще во время прогулок с дядей меня поразило, что ночью у нас не так уж и темно - над кустами водят хороводы чарики (самые безобидные из нежитей), туман в низинах отчетливо светится, а верхушки гор окружает отчетливый зеленый ореол. Натурально - страшная сказка. В доме нового алхимика горел свет, а на машинном дворе брехала собака (дяде живые сторожа не требовались). Пробираться в расселину пришлось почти наощупь, но черные не ведают страха, да и здравый смысл у меня последнее время работал через раз.
   Под тихий шелест начинающегося дождя я зажег принесенную из дома свечу и приготовился к встрече с древней мудростью.
   Не выгорело.
   По меркам магов, книги из тайника были написаны не так уж давно, однако и алфавит, и язык казались мне совершенно незнакомыми. Да, я не интересуюсь древними языками, вообще. Алхимики на них не пишут.
   Мне резко стало понятно стремление предков коллекционировать черепа. Передо мной была библиотека некроманта - хорошо отделанные и надписанные кости, лежащие рядом с орудиями убийства. Гениальное решение! Возможность сохранить не просто слова или закорючки на бумаге, которые через сто лет никто не поймет, но опыт в чистом виде. Жаль, что у меня не было возможности созвать надежный Круг и посмотреть, что за личности отдали головы этому светлому делу.
   Ворожить над останками я не решался, оставалось только сгрести фолианты в кучу и переть их в НЗАМИПС с надеждой, что тексты успеют перевести вовремя. Рискованно, да и просто обидно выпускать из рук такое сокровище. Тогда уж сразу к Хемалису... Разума коснулось видение гусиного пера, медленно скребущего по листу пергамента - Шорох знал эти предметы и людей, знакомых с их содержимым. Нежить готов был мне помочь.
   М-да. Никогда больше не буду его пугать, честно. Такое полезное существо!
   Я вытаскивал фолианты из тайника по одному, оборачивал в газету и читал весь день у всех на виду, выдавая за алхимический трактат. Один и тот же, ха! Все книги имели разную толщину и формат, но, ни у кого из моих домашних это вопросов не вызвало. Очевидно, сама мысль о книжной мудрости наводила на них такую тоску, что к ее форме просто никто не присматривался. Удобно.
   Чтение получилось нескучным. Практичные предки записывали на дорогом пергаменте только самое важное, не тратя чернил для перечисления имен и дат. Методы обнаружения нежитей и борьбы с ними, структура защитных знаков и плетений описывались с хорошим знанием теории, почти на современном уровне. Что характерно, белая магия тоже была рассмотрена в подробностях. Интересно, кто это писал? Вы не представляете, чего мне стоил выбор между собственным спасением и удовлетворением любопытства! Думаю, что департамент Сатала за эти книги удавился бы полным составом.
   Усилием воли я сосредоточился на некромантических ритуалах, а конкретней - предостережениях и ограничениях, связанных с ними. Этот фолиант был самым поэтическим, полным метафор и иносказаний. Что поделаешь - жестких правил в некромантии не существует. Пробуждение духа предка было одним из ключевых действий в этой дисциплине, конкретно вариант ритуала с участием Шороха не рассматривался (наверное, слишком экзотично), но общее направление мысли я уловил. Можно было порыться в ритуальных принадлежностях, попытаться выудить из них с помощью нежитя что-нибудь полезное, но однажды утром, проснувшись, я обнаружил себя полностью одетым и на полпути к двери.
   Оставшееся мне время вышло.
   Мое неожиданное решение уехать родственники восприняли с недоумением, но спорить не стали. Сесть на поезд без зомби и багажа было просто, а до станции меня довез нехарактерно тревожный Джо (накануне я дал ему список своих счетов и прочего имущества - не хочу, чтобы с моей семьей повторилось то, что случилось после смерти отца). Нет, я физически не мог усомниться в своей силе, идея относительно собственного спасения у меня тоже была, вот только времени на ее реализацию практически не оставалось. Вся надежда на то, что Ларкес сейчас в Редстоне и настроен ко мне именно так доброжелательно, как описывал Сатал - за то, что я ему предложу, могут сжечь не просто живьем, но и под заклятьем Одо Аурум. Нужно ли старшему координатору региона так подставляться? Его уже один раз чуть не турнули с места, я бы рисковать не стал.
   По крайней мере, впустили меня сразу.
   - В общем, так...
   Ларкес следил за мной очень внимательно, и не только он - люди на улицах тоже начали коситься. Я в зеркало старался не глядеть, чтобы не огорчаться понапрасну. Да, знаю, физическое состояние мага очень сильно зависит от душевного!
   - Вам уже говорили, что ведущий Круга, сорвавший ритуал, обречен?
   Утвердительный кивок.
   - Почему - объяснили?
   Ответ отрицательный.
   - Главная задача Круга не поднять покойника - это маг может сделать и в одиночку, а удержать контроль над процессом в тот момент, когда поднятый обретет новую жизнь. Некромант беззащитен перед своим творением - он вбирает в себя пробуждаемое сознание целиком, и лишь затем вытесняет его вовне - в тело либо Знак. Двенадцать адептов - минимальное число, при котором у разума мертвеца нет шансов завладеть телом заклинателя. К сожалению, в Финкауне мы прошли тот этап, когда сознание становится жизнеспособным. Тот тип, которого мы желали пробудить, уже здесь - внутри меня. И, как любое живое существо, он не хочет умирать, избавиться от него можно, только разрезав меня напополам. Я хочу дать ему альтернативу. Короче говоря, для завершения ритуала мне нужен труп. Тело должно быть относительно свежим и, по возможности, не поврежденным. Имеется тонкость - это должно быть тело черного мага.
   Уверен, именно то, что кости принадлежали неинициированному черному, загнало нас в такую жопу.
   - Нежить с Источником?
   - Уж не знаю, будет у него потом Источник или нет, но в другое он не пролезет, - ну, как им объяснить, что у жизненных меридианов мага особенная форма? - Что с ним потом делать - сами решайте. В противном случае вам скоро придется что-то делать со мной.
   И у меня Источник будет точно.
   Ларкес устремил задумчивый взгляд куда-то за мою спину (то ли - на стену, то ли - в зенит), потом потянулся к телефону. Я не верил своим ушам: уже знакомым мне бархатистым, чуть скучающим голосом старший координатор организовывал для меня запрещенный ритуал. Может ли черный сделать для черного большее? Мир, определенно, сошел с ума.
   Всего через два часа грузовик со спецкомандой "чистильщиков" подобрал меня у центрального входа управления и повез навстречу судьбе.
   Мы ехали долго - два дня - останавливаясь исключительно в безлюдных местах и питаясь взятыми в дорогу сухими пайками. Целью стало крохотное армейское поселение, зажатое со всех сторон безжизненными холмами - то ли древний карьер, то ли место прорыва потустороннего. Холмы фонили защитными периметрами такой силы, что пробиться через них не смог бы даже голем - испарило бы вместе с камнями. Два покосившихся сарая маскировали входы в подземный лабиринт - самую защищенную магическую лабораторию из всех мною виденных. Чем там занимались армейские спецы в мое отсутствие, даже предположить боюсь.
   Нас встречали два взвода боевых магов - "чистильщики" и хозяева базы. Неплохо для одного меня, мелкого! В настроении встречающих мешались настороженность и любопытство.
   В просторном, оббитом серебряными панелями зале лежало тело черного мага с ожогами, которые не получишь от общения с утюгом. Но раны уже начали подживать, так что, умер он от чего-то еще (я тщательно ощупал труп - размороженный бифштекс для моих целей не годился). Неожиданностей больше не будет! Вслед за телом осмотру подверглись стальные цепи, стационарные накопители, защитные и рассеивающие знаки.
   Можно начинать.
   Я снял с себя все, что могло помешать движению Силы - ремень, наручный хронометр, даже ботинки - и обернулся к напряженно следящим за моими действиями магам.
   - Прежде, чем выпускать меня отсюда, на минуту выключите свет. Если ничего странного не случится - открывайте.
   Думаю, Шорох лучше них определит успех процедуры.
   Заморачиваться рисованием пентаграммы я не стал - самую сложную часть работы, извлечение отпечатка сознания из костей, выполнил Круг. Суть задуманного ритуала была проста, как два пальца: чужое сознание следовало разбудить почти до конца и убедить переселиться на новую жилплощадь. Первая часть прошла легко, вторая - со скрипом. Покойнику была вовсе не очевидна необходимость куда-то сваливать. Положение спас Шорох, транслировавший в мое сознание какую-то забубенную жуть, от которой я сам чуть из шкуры не выпрыгнул. Всплеск Силы, вспышка охранных амулетов...
   И наступила пустота.
   Блаженное ощущения простора, которое не объяснишь человеку, никогда не делившему свое тело с кем-то еще. На полу загремел цепями мертвец, неожиданно обнаруживший, что новая жизнь - это не так уж здорово. Шорох, весьма довольный собой, отправился куда-то по делам. Эмоции, задавленные многодневным засильем магии, просыпаться не желали, но одно я знал точно - с некромантией покончено. У меня начисто отбило естественное любопытство и интерес к древним временам.
   С остальными чувствами тоже было не все в порядке: вокруг суетилась туева хуча народу (маги, целители, маги с целителями и по новой хоровод), а мне было до лампочки. Я взирал на эту суету с равнодушием кастрированного кота - никаких желаний, никаких планов, только еда и сон. Это было ненормально (для меня). Оставалось надеяться, что Чарак был прав тогда, когда говорил - если целостность не потеряна, личность рано или поздно восстановит себя. Подождем.
   Ожидание у меня теперь выходило просто замечательно.
  
   Закрытый дворик большого белого особняка оглашали смех и визг, причиной которого стала найденная в траве лягушка. Обычно люди, неделей за неделей вынужденные проводить на ограниченном пространстве, ведут себя гораздо более нервно. Причина такого спокойствия присутствовала здесь же - пожилая белая, которая всегда говорила то, что нужно, и ничего не требовала взамен. Вот сейчас ее взгляд приобрел задумчивость, обратился на темные окна особняка, а в следующий момент волшебница легкомысленно тряхнула кудрями и снова заулыбалась, как ни в чем не бывало.
   Бородатый белый маг чуть отстранился от окна - он не часто любовался игрой чьей-то ауры так беспардонно и в упор. Редкие сочетания, тонкие оттенки - даже признанному Мастеру нелегко было их истолковать.
   - Мне не хватает Дэрика.
   - Да, найти замену такому ликвидатору будет нелегко. Ряды его группы недавно поредели...
   Маг воспользовался тем, что выражения его лица собеседник не видит - только белый может понять, насколько необходим иногда бывает вдумчивый собеседник, особенно такой, которого ты знал больше двадцати лет. Пожалуй, эта жертва общему делу оказалась слишком велика...
   Не сможет ли эта девочка стать достойной заменой?
   Великий Посвященный ордена Небесных Рыцарей прикрыл глаза, стараясь разобраться в переливах недоступного простому глазу света. Бледно-лиловое марево, концентрирующееся у затылка до насыщенно-фиолетового, указывало на острый ум, но, вместо ожидаемого от холодного логика спокойствия, эфирное тело причудливыми каскадами пронзали вспышки эмоций, среди которых не было ни одной низшей. В глубинных слоях сознания бродила тень сомнения или тайны, подсвеченная изнутри золотистым огнем веры. Счастлив тот, кто получит такого соратника!
   А может, это - знак? Именно теперь, когда по миру вновь ходит тень проклятого Роланда.
   - Найти замену Дэрику трудно, но необходимо, - стряхнул минутную задумчивость патриарх. - Молодого некроманта надо уничтожить.
   - Стоит ли напрягаться? - усомнился собеседник. - После полученных травм он вряд ли возьмется за старое.
   Посвященный Хаино отвернулся от окна. Ему давно уже не приходилось разжевывать помощникам элементарные вещи.
   - Этот колдун совершил невозможное. Понимаете? Не просто то, что никто не делал до него, а то, что даже теоретически считалось нереализуемым. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Таких уникумов надо душить до того, как они наберут силу. Хватит нам Роланда-губителя!
   Новый помощник патриарха быстро закивал. Этого мэтр Хаино тоже не любил. Дэрик никогда не раболепствовал и не подвергал сомнению его выводы, а если и задавал вопросы, то лишь для того, чтобы лучше понять. Где теперь найти такого слугу?
   Воистину, тяжко испытывает господь нашу веру!
  
   Глава 48
  
   Зима в Суэссоне выдалась сухой и холодной. Окаменевшая земля шуршала под колесами, дыхание мгновенно обращалось в иней, а промерзший черный бурьян печально топорщился вдоль дороги. Я старательно исполнял обязанности государственного алхимика и потихоньку набирал вес (что было не лишним - после возвращения из затянувшейся командировки Четвертушка меня не сразу признал). Подчиненные Райка, сделавшие попытку возобновить знакомство, от моего вида выполнили фигуру "эге" и больше не появлялись. Тихая жизнь провинциального мага.
   Хорошо.
   НЗАМИПС расторг со мной контракт, сымитировал, так сказать, добрую волю. В связи с этим компенсация, выплаченная за происшедшее в Финкауне, была почти символической. Проклятые, рабовладельцы, можно подумать, что я у них свободу выкупал! Воспользовались тем, что у меня не было настроения ругаться, и обобрали до нитки. На что только не пойдешь ради того, чтобы не видеть наглой рожи любимого учителя.
   Думаете, так все и закончилось? Ни фига подобного! Без меня контора проработала ровно полгода, а в марте, через самую непролазную грязь к дому удавленника прорвались два армейских грузовика (для того чтобы разглядеть, какие надписи прятала под собой жирная суэссонская глина, их пришлось бы утопить в пруду целиком). То, что кто-то едет, я, естественно, знал, но особого любопытства не проявил - мало ли психов на свете. Из дома меня выманил басовитый требовательный гудок - первый грузовик стоял, уткнувшись бампером в ворота усадьбы. Из кабины свешивался мужик в полевой армейской форме и разглядывал неожиданное препятствие.
   Я даже с крыльца не сошел. Пусть хоть оббибикаются! К этой публике на бросок файербола подходить нельзя - вмиг захомутают. Ничего, погомонят и уедут.
   Из кузова первого грузовика выскочили два амбала, в миг перемахнули забор и принялись деловито сбрасывать с ворот засовы.
   И тут восстановление личности резко произошло до конца - от возмущения меня чуть удар не хватил.
   - А ну-ка, назад! Поворачивайте назад! Выметайтесь отсюда!!!
   Думаете, меня кто-нибудь послушал? Грузовики уже въехали во двор. Рослые бойцы начали вытаскивать из кузова первого грузовика длинный тяжелый ящик с чем-то глухо постукивающим внутри, а из кабины второго выскочил знакомый мне по Хо-Каргу клерк, Дэнис, и засуетился.
   - Считаю до трех и начинаю бить!
   - Но, мастер Тангор...
   - Никаких!
   Дэнис всплеснул руками.
   - Все же пропадает!!!
   Бойцы откинули крышку ящика.
   Действительно, пропадает. К прочной деревянной раме было прикручено уже знакомое мне тело. Выглядел зомби фигово - кожа высохла и потрескалась, глаза ввалились, да и цвет... В магическом плане его жизненные меридианы выглядели, как растрепанные веревки, по-видимому, никому из доступных "надзору" магов не хватало сил обновить их целиком (вот почему я никому не оставляю Макса надолго).
   - Что это?
   Вот только Йохана здесь и не хватало.
   - Зомби! - с мрачной прямотой объявил я, наслаждаясь секундным замешательством пришельцев. - Человеческий.
   Белый бочком подобрался к ящику и с болезненным любопытством заглянул внутрь.
   - А... С ним все в порядке?
   Странный вопрос! Особенно - заданный про мертвеца.
   - Нет. Ну-ка, отвернись.
   Йохан послушно закрыл глаза и обхватил голову руками - закрываться от черной магии он научился хорошо.
   Я скрипнул зубами и прошелся по реанимирующим проклятьям, возвращая им первоначальный вид.
   - Теперь все в порядке.
   Зомби неожиданно обмяк в ящике. Я понял природу тех странных толчков - мертвец бился в конвульсиях. Надо же, покойника и того довели...
   - А теперь - вон!
   Я готовился к тому, что мне придется выталкивать их в шею по одному, но тут Дэнис нанес подлый удар - стал апеллировать к белому магу.
   - Понимаете, зомби - это вынужденная мера. Мастер Тангор пострадал в результате диверсии, и враждебную энергию нужно было куда-то деть. Сами поддерживать это существо мы не в состоянии, остается - сжечь.
   Йохана передернуло.
   - Томас, но оно же мыслит!!!
   - Откуда ты знаешь?
   - Я вижу!
   Тьфу! Угораздило же его вылезти из его лаборатории именно сейчас. Я-то думал, что нежити вызывают у белых неодолимый ужас. С другой стороны, к Максу Йохан быстро привык. Теперь, если я на его глазах обреку мертвеца на... гм... смерть, то мы поссоримся, и мои замечательные планы относительно рудных бактерий пойдут псу под хвост.
   - Это же зомби, чудовище! - попробовал я урезонить Йохана.
   - В нем есть душа! - уперся белый.
   Не знаю уж, что он там в гнилом трупе разглядел - не силен я в белой магии.
   - Мы заплатим, - вставил свой полтинник Дэнис.
   - Сколько? - не удержался я.
   Сошлись на двойной цене. Чую, пожалею я о своей доброте, сильно пожалею! Что самое противное - со слов Дэниса, покойник ничего о своей прошлой жизни не помнил (или делал вид, что не помнит). Должно быть, наши с Шорохом усилия все-таки нанесли пробужденному сознанию какой-то вред. На мой взгляд, попытка его сохранить была продиктована исключительно крохоборством - начальство не желало терять такую диковинку.
   Запирать мертвеца в чулан показалось мне бессмысленным - все равно Йохан туда залезет. Пусть лучше новый жилец болтается перед глазами.
   - Ты меня понимаешь?
   "Да"
   - Хулиганить будешь?
   "Нет"
   - Развязывайте!
   И стало нас - те же плюс зомби.

Оценка: 8.45*96  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"