Сыромятникова Ирина: другие произведения.

Житие мое. Монтер путей господних (часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.75*103  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    8.Нельзя познать свою суть, не подвергнув ее сомнению.


   Глава 49
  
   Есть во мне, все-таки, что-то неправильное. Судите сами: нормальный черный маг живет уединенно, трепетно заботится о своем общественном статусе и вызывает у окружающих боязливое уважение. Я, едва приобрел собственный дом, тут же заселил его полузнакомыми компаньонами. Мне даже нравилось, что за стеной все время кто-то ходит, меняет чашки в кухне и оставляет в ванной свою туалетную воду (не знаю - чья, но запах был приятный). Правильный черный выстроил бы жесткую иерархию на манер армейского колледжа с собой во главе, а я довольствовался тем, что меня не дергают без необходимости. Мнение кого-то за пределами дома меня не интересовало вообще - все равно лучшего алхимика нет на три дня пути в любом направлении (даже если брать в расчет Четвертушку).
   А отношения с властями? Я регулярно с матюгами выгонял из дома полковника "очистки"! Что, впрочем, не мешало ему раз за разом возвращаться обратно (совершенно бесстыжий тип, к тому же - желудочно неудовлетворенный). В моем деле навсегда застряла печать "сотрудник НЗАМИПС", а шеф суэссонского "надзора" при встрече вежливо справлялся о моем здоровье. Наверное, беспокоился, что ему делать с моими зомби, если я навернусь. Две штуки немертвых - это вам не дождик золотой!
   Ну и, наконец, правильные черные не нравятся правильным белым. Хотя тут источник патологии нуждался в уточнении. Вдруг с Йоханом тоже что-то не так? Взять, например, это его навязчивое желание покровительствовать зомби, особенно - последнему, человеческому, с легкой руки белого названному мистером Флапом. Покойник, конечно, вышел качественным, но без моей постоянной поддержки живенько деградировал бы до простого гуля и полетели бы клочки по закоулочкам.
   Наверное, все дело в том, что я слишком рано добился своего положения. Не успел, так сказать, вкусить прелестей борьбы за место под солнцем, отработать должную хватку. Мне нет и тридцати, а у меня уже дом, деньги, связи. Вон, координатор юго-запада прислал мне ко дню рождения гнуснейшую открытку со скелетиками на обложке (не иначе - делал на заказ). Не решенным оставался только вопрос строительства башни: алхимику она, вроде бы, не положена, а черному магу без нее - никак. Впрочем, с башней у меня имелась уважительная причина: проект рудных бактерий сдвинулся с мертвой точки, а раздвоиться, несмотря на сложности со специализацией, я пока был не способен.
   В конце весны, когда сеточка трещин только-только появилась на сохнущих суэссонских дорогах, Йохан, весь сияющий, как новая крона, пригласил нас на презентацию своих достижений. Скажем прямо, от моей идеи остались только строчки на плакате. На столе громоздились три больших аквариума, явственно попахивающие кислотой. В одном горкой были свалены куски руды, какие-то неприятно-дырчатые, словно гнилое яблоко, вдобавок покрытое наплывами лишая, в другом торчала аккуратная решетка, плотно засиженная ракушками величиной с ноготь большого пальца. В третьей емкости плавали рыбы. На моих глазах кусок руды раскололся, внутри копошилось длинное, розовое существо, не очень довольное тем, что его обнаружили.
   - Что это? - почти хором спросили мы с Четвертушкой.
   - Бурильщик! - с тихой гордостью ответил белый.
   Дальше последовали минутное замешательство и получасовая лекция об обитателях морского дна. То есть, я знал, что природничество - особое искусство (недаром его отделяют от белой магии так же, как некромантию от черной), но насколько оно специфично до конца не понимал. Йохан, с ласковой улыбкой, барабанил пальцами по стеклу аквариумов, демонстрируя их обитателей и описывая достижения своих питомцев так, словно лично помогал каждому. Однако результат был налицо - бурильщики крошили камни, бактерии переводили минералы в растворимую форму, моллюски - осаждали готовый продукт, а рыбы плавали вокруг, поедая всех, кто работал недостаточно усердно. Йохан изящно обошел потребность в сачке - по сигналу цветной лампы плавучие надсмотрщики собирались в отдельный загон, давая работникам время на личную жизнь.
   - А это серенькое - что?
   Я потыкал пальцем в сторону бурых наростов.
   - Ежи.
   - ?
   - Морские. Знаете, среди них тоже есть сверлящие виды.
   - А.
   Никогда бы не подумал, что в море тоже есть ежики. Сверлящие. И в каком же месте у них дрель? Мать моя! Чего только на свете бывает.
   А вот рыбы выглядели несолидно.
   - Почему такие мелкие? Это мальки?
   - Нет, - дернул бровью маг. - Вы же задали необходимую производительность! Этот размер оптимальный, если организовывать транспортировку продукта, проще создать еще один вид. Деятельность регулятора потрясающе сказывается на работе ансамбля, - он одарил аквариум смущенным взглядом. - Странно, мне ни разу не встречалось упоминаний об использовании хищника для стимуляции продуцирующих организмов.
   А я так совсем не удивлен. Не каждому белому придет в голову, что все их замечательное творчество кто-то должен есть!
   - С этим можно работать! - торжественно объявил я. - Пробный контур сделаем здесь, в овражке. Слышь, Рон, ты насчет землечерпалки договориться сможешь?
   - Без проблем, - Четвертушка солидно покивал.
   - Могу ли я в своей статье указать вас в качестве соавтора? - стыдливо поинтересовался Йохан.
   - Можешь, - разрешил я, представив, как будет смотреться в компании природника моя типично черная фамилия, - но статью отошлешь не раньше, чем мы оформим патент.
   И завертелось.
   Жизнь начала приобретать привычный ритм. Земляные работы, препирательства с Четвертушкой, составление проекта и на ходу - заказ оборудования под него (и помнить, что наши финансы не беспредельны). Теперь химикаты для Йохана везли не бутылями, а бочками. Работа для денег (началось лето, и инспекторские поездки посыпались как из рога изобилия), работа для души (я все еще дрессировал голема).
   Полковник Райк в качестве виры вытребовал с салемских братчиков новый грузовичок с модным световым глушителем и теперь гордо разъезжал на нем по Суэссону. Дик Кирчун как самый любознательный из "чистильщиков" пришел ко мне выяснить насчет зомби (слухи о котором все равно пошли, но кто же поверит сплетням про черного мага!), долго пытался приманить Макса колбасой и гонялся за мистером Флапом вокруг дома, но мои творения благоразумно держались от озабоченного колдуна подальше. Зато пришел Бандит и насажал гостю шерсти на штаны.
   К осени наемные землекопы едва-едва успели оформить замкнутую цепочку прудов с цементным основанием (еще чуть-чуть и мне пришлось бы лично оплавлять дно резервуаров). В одну сторону сток шел естественным путем, а для перекачивания жидкости в верхнюю часть каскада пришлось сооружать водяное колесо из просмоленного дерева и подбирать емкости, устойчивые к реагенту (пол-литровые пивные кружки как раз подошли). После первого же обильного ливня мы запустили процесс, Йохан лично проследил, чтобы система вышла на рабочий режим, а затем я опустил в бассейн контрольную навеску руды. И на следующий день не смог ее найти - съели начисто вместе с проволочной авоськой.
   - Слышь, а то, что мы делаем, не опасно, скажем, для судоходства?
   - Исключено! - сверкнул глазами Йохан. - Организмы не активны в растворе с пониженной кислотностью.
   Не знаю, не знаю, у меня вид бирюзово-радужного пруда вызывал некоторое опасение. Ну и фиг! Будут строить суда из чистого дерева.
   В итоге, мы накидали в рабочий бассейн две тонны не пойми чего, соединили водяное колесо с ветряком и принялись ждать результата.
  
   Глава 50
  
   Когда писатели хотят накалить атмосферу в своем опусе, они пишут "тень Короля коснулась его сердца" (личное наблюдение - в одной из увиденных мной пьес герой произнес эту фразу десять раз). Так вот, фраза наверняка позаимствована из какого-то магического труда. Потому что, когда на пороге дома удавленника появился Чарак, тень меня действительно коснулась.
   Одеждой старый некромант живо напомнил мне покойного дядю Гордона: балансирование на грани предписанного традицией и недоступного по деньгам, типичный деревенский "пинджак", застиранная сорочка и брюки с явными следами нескольких штопок. И это при его болезненной аккуратности! Кроме того, Чарак пришел один, а колдуны его уровня редко появляются на людях без сопровождающего - это такой компромисс с общественной системой, позволяющий обеим сторонам чувствовать себя в безопасности. Или он оставил свою тень в машине? Не может быть, чтобы старик шел сюда пешком!
   В общем, странностей в его появлении хватало.
   - Ну, как дела, ученик? Наслышан о твоих подвигах.
   - Знаете, наставник, из-за вашего недоделанного образования меня два раза чуть не убили!
   Он хотел было возразить, но передумал и тяжело вздохнул:
   - Вира?
   Тут я отпал. Чарак не только признал свою вину, но и приносил извинения. Вам никогда не предлагал отступного четырехсотлетний маг?
   - Согласен. Но для начала объясните, куда вы все так резко свалили? Абсолютно все!
   - Это будет сложно.
   Чарак нахмурился, собираясь с мыслями, потрясенным взглядом проводил мистера Флапа, принесшего нам чай, и, неожиданно, спросил:
   - Ты, перед поездкой в Финкаун, не испытывал странного чувства, что туда ехать нельзя?
   - Испытывал, - солидно кивнул я.
   - И почему же поехал?
   - А нефиг! - ну, не мог же я ему сказать, что дурака свалял? - И потом, наставник, мой вопрос - первый.
   Чарак тяжело вздохнул.
   - Видишь ли, у некромантов есть некоторые традиции, о которых я не успел тебе рассказать. В Редстоне нас так грубо прервали... Ты прочитал книги из оставленного мной списка?
   Интересно, чем он думал, когда составлял тот список?
   - Я не нашел их ни в одной библиотеке.
   Даже в закрытой "надзоровской".
   - Гм, жаль. Так вот, чародеи, принимавшие участие в ритуалах Круга, образуют некий своеобразный клан, внутри которого обмен знаниями происходит очень быстро. Мы ведь доверяем друг другу жизни, соперничество в таком деле неуместно, чем сильнее и опытнее напарники, тем спокойнее чувствует себя некромант. Когда власти озвучили приглашение в Финкаун, одного из нас посетили смутные предчувствия, и он связался с остальными. Дар Предвидения нам не завещан, но когда один беспокоится - это его проблемы, а когда все одиннадцать...
   Тут он едва удержался, чтобы не зыкнуть на меня. Да, да, в Круг входят не одиннадцать чародеев, а двенадцать, они не могли не знать, кого еще туда приплетут.
   Так вот и узнаешь, насколько тебя ценят: деды стакнулись улизнуть, а меня - побоку. Да где бы они были со своим прошлым Кругом, если бы не я? Этим и заканчиваются всяческие "традиции" у черных: своя стая, свой клан - максимум, о чем мы готовы задуматься. Молодой недоучка для этих столетних пней в понятие "своего" не входил. Так чего же Чарак теперь-то приперся? Пиетет перед опытом и мастерством во мне умер окончательно, но я решил дать ему выговориться - иного способа узнать, откуда дует ветер, просто не существовало.
   - Мы решили перестраховаться, - как ни в чем не бывало закруглил дед.
   Я глубокомысленно покивал. Чарак поерзал на стуле - ножки длинноваты, на его рост не рассчитаны, обычно на этом стуле Йохан сидит.
   - Рад, что у тебя все закончилось благополучно. Но в твой дом меня привело другое.
   Он жестом фокусника достал из внутреннего кармана пачку тонкой папиросной бумаги, расписанной цветной тушью, и разложил передо мной веером. Я мельком глянул на листы - рассеять мое раздражение таким примитивным отвлекающим маневром у него не получится.
   - Это - схемы ритуала, который секта Искусников недавно пыталась провести в северной глубинке. Ритуал известный, называется - Литургия Света, именно с него когда-то начался Белый Халак. Спросишь, почему сохранилось описание? Никто не думал, что его удастся реализовать без древних амулетов, которые после падения Халака были уничтожены. Да вот нашелся какой-то гений артефакторики...
   Я не удержался и поглядел на схемы - исторический раритет, однако. Было такое ощущения, что рисунок переводили на кальку с какого-то оригинала, а потом раскрашивали тушью вручную. Да, в белой магии я - не авторитет, но что-то знакомое в линиях было, просто метод изображения непривычный. Какую угрозу все это может представлять, было не понятно.
   - И в чем подвох? - ну удержался я. - На взгляд - какой-то трансмастер, довольно мощный, но и только.
   Оружейное проклятье на шесть жертв - среднее по нынешним меркам. В последней войне с Каштадаром, как я слышал, щиты врагов пробивали ценой десятков жизней. И ничего - мир устоял.
   - Подвох, юноша, в том, что после проведения Литургии Света количество регистрируемых потусторонних феноменов резко сокращается, где-то даже сходит до нуля. Плохо только, что не на долго - максимум на сто лет.
   - Не понял.
   Чарак покровительственно улыбнулся.
   - Странно, учитывая, что последствия чего-то подобного ты мог лично наблюдать. Пятнадцать лет назад случился локальный, ничем не объяснимый минимум активности Потустороннего. За время затишья в Ингернике успели вдвое сократить боевые отряды НЗАМИПС, а в Арангене "надзор" и вовсе упразднили. Зато, когда ситуация стала возвращаться в нормальное русло, мало не показалось никому. В Суэссоне это не так заметно - шахты не позволяли спецслужбам расслабиться, а в центральных районах "чистильщики" бьются из последних сил. Власти близки к тому, чтобы объявить среди черных мобилизацию. И это притом, что в Ингерники колдунов не жгли, в И'Са-Орио-Те ситуация намного сложнее, похоже, что империи не устоять. Надо объяснять, что происходит, когда период спокойствия затягивается на поколение?
   Забавно, но не более. Хотя, то, что саориотская империя теперь - рай для черных магов, следует держать в уме. Между прочим, они там очень неплохо жили, а мою будущую башню можно оформить не только серебром...
   - Ты меня слушаешь?
   - Ась? - действительно, отвлекся. - Я-то тут причем?
   Чарак сжал губы, но ругаться не стал. Он явно пытается меня подтолкнуть к чему-то, еще бы понять - к чему.
   - Если Искусники реализуют свой план, все черные окажутся под угрозой! Преследования не минуют никого, особенно, если возглавят их бывшие сектанты.
   Для меня это означало лишь "здравствуй, Краухард". Потеснить черных на моей туманной родине не удавалось никогда и никому. Другое дело, что не все там выживают...
   - Я правильно понял, что "надзор" им все поломал? Хорошо работают ребята!
   Путь дальше действуют в том же духе.
   Чарак помолчал, собираясь с мыслями.
   - Они не все знают.
   - Так расскажите им!
   - Среди чиновников могут оказаться агенты секты.
   - Тогда не говорите им ничего! Думаю, они и сами во всем разберутся.
   Чарак сердито засопел. Интересно, что же он все-таки от меня хочет?
   - То, что мы сообщим им о древних амулетах, потребует немедленного действия. На дело все равно пошлют тебя, как единственного реального некроманта в более-менее приличной физической форме. Ты предпочтешь дожидаться приказа?
   А вот это он зря сказал.
   - Да. За выполнение приказа мне заплатят деньги. Это - во-первых, а во-вторых - они ничего не смогут мне приказать, я больше не работаю в НЗАМИПС.
   Где-то рядом шевельнулся чужой Источник. Злится, злится старик, едва может удержать себя в руках. Думал, придет и будет вертеть молодым щенком, как захочет. Я призвал Силу практически не скрываясь, отворил канал Источника на всю мощь. Имею право! Мой дом окружен периметрами в шесть слоев, даже если мы устроим здесь дуэль по всем правилам, амулеты инструментального контроля не шевельнутся, а то, о чем "надзор" не знает, не сможет и покарать.
   Старику не следовало приходить ко мне в одиночку.
   Чарак сидел без единого движения минут пять. Дело ведь не в мощи Источника (она у нас приблизительно равна), а в стиле обучения. Старик мог быть сколь угодно хорошим некромантом, но боевой маг из него посредственный, иначе он не утек бы из Редстона из-за какого-то дурацкого покушения. А меня учил сам Эдан Сатал, Чарак не мог этого не знать. Наконец, я смилостивился и отпустил Силу.
   - Я понимаю твои чувства, - в голосе старого некроманта не было и тени эмоций, он стал чем-то похож на Ларкеса с его кукольной мимикой. - Твоя жизнь была подвергнута опасности, ты недоволен. Соглашение невозможно до тех пор, пока не выплачен долг. Что ты предложишь в качестве виры?
   Я гнусно улыбнулся. Это была последняя его ошибка.
   - Вот моя вира - я не хочу больше никого из вас видеть! Никогда.
   - Это неразумно, надеюсь, ты передумаешь и предложишь что-нибудь еще. Я подожду.
   Чарак встал и вышел, не прощаясь, оставив свои разноцветные рисунки на столе. Если он таким образом надеялся заронить в мою душу тень сомнения, то просчитался. Был бы я хуже воспитан, еще бы и плюнул ему вслед, однако, схемки не выкинул, по причине природного краухардского скопидомства, а аккуратно сложил и засунул в дневник (надо будет оформить там специальный кармашек для таких вот сувениров).
   Не знаю, на что рассчитывал старик, когда приходил ко мне: идея заставить черного работать задарма - тема для анекдотов. Может, он полагал, что на слово "Искусники" я выполню команду "кусь"? Откуда ему было знать, какой ужасной была моя месть за покушение в Финакуне! Для сектантов нет ничего хуже, чем угодить живыми в лапы НЗАМИПС, а их главарь до сих пор видит гигантских муравьев, где можно и где не можно. Или Чарак рассчитывал на авторитет учителя? Так я у него в учениках проходил два месяца, не больше, какой тут может быть авторитет!
   От души плюнув на странного визитера, я занялся своими делами, благо их у меня было до затылка. Всякие там древние амулеты, вкупе с Искусниками и Белым Халаком, в два счета выветрились из головы. Я искренне полагал, что после тех приключений, которыми сопровождалась моя служба в НЗАМИПС, любой черный маг имеет право жить спокойно если не до конца дней, то очень и очень долго. Собственно, так бы все и получилось, не имей дурные сектанты свое мнение на этот счет.
   Зима прошла тихо. Приближался момент истины - пора было решать, имеют ли разработки Йохана право на жизнь.
   В тот день я с самого утра возился у резервуаров - хотел убедиться, что ежи не прогрызут бетонное основание насквозь. Исключительно энергичные сволочи! Сверлить они не сверлят (тут Йохан хватил), а вот скребут неутомимо, погружаясь в любое твердое основание с неизбежностью раскаленного утюга, угодившего на лед. Надеюсь, в следующем поколении наш природник сумеет привить им чувство вкуса. Весеннее солнышко прогрело воду, обитатели прудов оживились, и гора камней в рабочем бассейне начала стремительно опадать. Еще неделя и можно будет слить реагент для оценки эффективности каскада.
   Когда со стороны усадьбы донесся громкий хлопок, я поежился - слишком уж звук напоминал взрыв в недоброй памяти шахте, разве что грохота камней не было. Чем они там занимаются без меня? Над крышами поднялись клубы черного дыма. Мысленно представив все возможные причины шума, я плюнул на ежей и отправился выяснять, в чем дело.
   Блестели осколки выбитых стекол, почти у самого дома в землю зарылась покореженная мотоциклетная рама. В воздухе облаком висел чадный смрад горелого мяса и паленой резины. Тусклое пламя лениво лизало обтянутый каучуком обод, вокруг валялись куски обгорелой плоти и, как-то совершенно неуместно, эмалированный тазик с орнаментом из зайчиков. По дороге, с ревом, удалялся грузовик на широких шинах, на каком только и можно одолеть непролазную суэссонскую грязь.
   Я тупо пытался осознать произошедшее. Первым делом глаз нашарил Полака и Йохана, белый держался хорошо. Мчаться за целителями не потребуется - у меня с этой публикой сложные отношения. Рона дома нет, значит, по методу исключения, валяющаяся посреди двора нога могла принадлежать только мистеру Флапу.
   Они убили моего зомби, робкое, безобиднейшее существо! Кто мог совершить такое варварство? И зачем? Если произошедшее - попытка шантажа, то пугать черного - глупейшая идея, любому жителю Ингерники это понятно. Тогда - что?
   Я подошел к жалобно причитающему Йохану, призвал Источник и попытался прощупать дымящиеся обломки на предмет остаточной ауры. Увы, только зомби! Взрыв имел чисто алхимическую природу. Надо будет осмотреть то место, откуда бомбу кидали.
   Йохан, наконец, заметил меня, и на его лице отразилось невероятное облегчение.
   - Ох, Том, мы так испугались! Думали, тебя убили.
   Все правильно: моя одежда, мой мотоцикл и рост похожий, бомба предназначалась мне, а мистер Флап просто неудачно подвернулся. В таком случае, вопрос "кто" отпадает - не так уж много народу готово покуситься на жизнь черного мага, и боевики секты Искусников лидируют тут с приличным отрывом. Странно только, что они так облажались... То есть, что ж это выходит: я на мертвеца похож?!!
   Первым порывом было догнать мерзавцев. Но... Мой мотоцикл уничтожен, обзавестись грузовичком я так и не сподобился. Четвертушка вернется не раньше пяти, а пускаться в погоню пешком - верх идиотизма. Телефона в доме удавленника до сих пор не было, единственный вариант - бежать на ближайшую ферму, расположенную в пяти километрах, и просить транспорт (там телефона тоже нет). Если у злоумышленников есть минимально проработанный план отхода, они будут сидеть дома и пить чай задолго до того, как я начну их разыскивать. И фиг лишь смысл метаться?
   Впрочем, им это не поможет - я буду преследовать их последовательно и методично. Покуситься на жизнь черного мага, испортить его имущество! Я уже не говорю про мистера Флапа, которому пришлось умирать второй раз (надеюсь, он не понял, что с ним произошло). Зомби обладал воистину ангельским характером: он слушался людей беспрекословно (и меня - в первую очередь), безропотно выполнял всю черную работу по дому (которой теперь придется заниматься и мне), помогал Йохану в организации садика на заднем дворе (природник всех достал своими грядками). Не знаю, каким он был при жизни, но теперь участвовать в простых домашних хлопотах ему безумно нравилось. И мыть мой мотоцикл мистер Флап взялся совершенно добровольно, а за все труды получил зажигательную бомбу.
   Хуже только убийство белого!
   И тут мое тело пронзила волна тошнотворной внутренней дрожи, которую я теперь научился распознавать. Предчувствие беды. Я ведь знал, что они придут, и все равно прошляпил. Теперь, если продолжать в том же духе, под удар попадет моя семья. Долго ли сектантам украсть ребенка? Джо не удастся отсидеться в Краухарде, а малышей-белых не засунешь в карман - необходимость бояться и прятаться станет для них травмой на всю жизнь. Но и оставлять покушение безнаказанным нельзя - бездействие отнюдь не гарантировало безмятежность. Кто знает, что ненормальные измыслят в следующий раз! Я слишком многое ценю в этом мире и этим уязвим.
   Что же делать?
   Глупый вопрос! Если они не знают причины своих бед, то и нанести ответный удар не смогут. Я окинул оценивающим взглядом разметанные по двору клочки плоти и постановил:
   - Придется мне ненадолго умереть.
  
   Сатал не обязан был селиться в Редстоне, даже наоборот - сильным черным свойственно держаться друг от друга подальше, но для перевозки семьи нужно было создать надежное гнездо, такие вещи с бухты-барахты не делаются. Однако прошло уже больше года, а никакие шаги к переезду не предпринимались. Сатал ловил себя на мысли, что наличие неподалеку решительно настроенного колдуна кажется ему весьма разумным. Что за ерунда? Мисс Кевинахари такое поведение мага не удивляло, но спрашивать совета у эмпатки бывший координатор считал ниже своего достоинства. Черный должен уметь разбираться со своими проблемами сам!
   Ответ на невысказанный вопрос пришел неожиданно: чувство самосохранения принуждало мага стать частью иерархии, оставлять потомство под защитой себе подобных, терпеть дискомфорт ради предсказуемости будущего. Долгие часы, проведенные наедине с чудовищем, давали о себе знать: разум еще не усвоил урок, а подсознание навсегда запечатлело чувства волшебников, потерявших все только потому, что им нужно было спать. Сатал, рожденный в более-менее спокойные времена, думал и действовал как умудренный потерями столетний колдун. К сожалению, причина для познания себя была печальной.
   Легкое беспокойство привело мага в кабинет начальника. Это казалось естественным - мимо старшего координатора никакие бедствия пройти не могли. Сотрудники офиса держались нервно, что только укрепило Сатала в подозрениях.
   Непривычно растрепанный Ларкес, пригорюнившись, сидел за столом и рассматривал графин характерной формы. Прозрачная жидкость сохранилась лишь на самом дне сосуда и в маленькой хрустальной стопочке. Запах спирта витал в помещении: вероятно, маг не только пил из стаканов, но и кидался ими. Как на это реагировать, было непонятно.
   Ларкес заметил визитера, хотя и не сразу.
   - Не получилось, - с пьяной серьезностью сообщил он.
   Сатал почувствовал острую потребность позвать Кевинахари, но, по ее же словам, Ларкес патологически не доверял эмпатам. Оставалось ждать в надежде, что старший координатор выскажется определеннее. Вместо разговоров хозяин кабинета подтолкнул гостю стандартный бланк телефонограммы.
   Офис суэссонского НЗАМИПС сообщал, что такого-то числа, около одиннадцати ноль-ноль, подрывом мощного взрывного устройства в своем доме убит бывший сотрудник "надзора", маг-аниматор Томас Тангор. Ведется следствие. Сатал прочитал бумажку несколько раз - молодой колдун, до сих пор называющий его учителем, никак не представлялся ему в мертвом виде. Разум и интуиция опять вошли в клинч.
   Старший координатор шмыгнул носом. Сатал настороженно покосился на него: в таком состоянии черные маги способны чудить, некоторые - бьются в истерике, а иные - впадают в буйство. Одно точно - после такого концерта координатором Ларкес не останется, а Саталу удивительно не хотелось разгребать проблему в одиночку.
   - Что собираешься делать?
   - А что тут сделаешь? - удивился пьяный маг. - Он умер, его больше нет.
   - Например - найти виновных и отомстить.
   - Я двадцать лет искал и мстил. А толку? Его снова убили.
   Сатал решил не сосредотачиваться на странной энтимологии слова "он". Маг порылся в доставшихся от Шороха воспоминаниях - нужно было сказать что-то нестандартное, способное пронять черного из того поколения, к которому принадлежал Ларкес.
   - Ты не один! - почти процитировал Сатал. - А он вернется. Сильные духи всегда возвращаются, снова рождаются среди живых. Вместе мы сможем встретить его достойно.
   - Да! - неожиданно встрепенулся Ларкес. - Так и будет, я знаю. Я видел доказательство! Мы будем стараться еще больше!!!
   Сатал слегка отодвинулся от невменяемого колдуна. Особой мощью нынешний старший координатор не обладал, но баек про то, как его оппоненты умирали, не успев дотянуться до Источника, ходило предостаточно. Однако Ларкес повел себя на удивление разумно - немного покопавшись в столе, он вытащил оттуда пузырек без этикетки, накапал в стакан ярко желтых капель и, не найдя, чем разбавить, выпил так. Судя по выражению лица, на вкус капли были омерзительны.
   - Через полчаса собираемся в малом конференц-зале, - проморгавшись, сообщил Ларкес, - собери старших по отделам, будем формировать рабочую группу. Такая выходка не должна остаться безнаказанной!
  
   Глава 51
  
   А ведь какая великолепная, на первый взгляд, была идея - притвориться мертвым!
   На стадии обсуждения план выглядел идеально, но чем дальше, тем больше я понимал сомнения Йохана в возможности его реализации. Собственно, выдать разорванное на клочки тело за мое сложности не представляло - остаточная аура зомби была весьма похожа на хозяйскую. Однако сам я, живой и невредимый, должен был исчезнуть без следа.
   - Ты понимаешь, что проследить черного не так уж сложно? Вас мало и вы бросаетесь в глаза. Простейший опрос станционных служащих выявит странного путешественника, а в таком деле достаточно будет подозрений. Попытка добраться до людного города, минуя чугунку, оставит еще больше хвостов, если только ты не начнешь убирать свидетелей.
   Оспорить доводы Йохана было сложно. Белые, они, если начинают мыслить, оказываются до тошноты рациональными.
   - А если мне замаскироваться под простого человека?
   Наш природник поджал губы и отрицательно помотал головой.
   - Не пойдет! Обычных людей много и некоторые вещи они чувствуют не хуже иных эмпатов. Пять минут общения и окружающим станет понятно, что с тобой что-то не так, на первой же станции жандармы попросят у тебя документы.
   Проклятье! Неужели мне придется выбираться из Суэссона пешком, ночуя на земле и питаясь мышами? Да я же после первого дождя замерзну насмерть! Вот ведь непруха.
   - Может, послать меня посылкой?
   - Сам понял, что сказал?
   Я глубоко задумался. Предчувствие беды не отпускало, а мне не хотелось платить за пренебрежение к нему так же дорого, как за неудачный ритуал. Я должен был пробраться через Суэссон и Вендел невидимкой, на чудачества которого никто не обратит внимания. Мое сердце йокнуло, я сглотнул, вздохнул и только со второй попытки смог выговорить:
   - Слышь, а под белого меня замаскировать получится?
   Идея была настолько безумной, что могла сработать, но для ее реализации мне нужна была помощь. Тем более что время поджимало.
   Во-первых - одежда. Теперь на мне были запасные брюки Полака - не лишенные удобства, но выглядящие совершенно похабно (небесно-голубые штаны из плотного льна, довольно свободного покроя). Йохан пожертвовал теплый свитер домашней вязки (учитывая, что белый был выше меня на полголовы, я тонул в обновке как в девчачьем платье). Ношеную куртку отдал Четвертушка, который от моего нового облика немного припух.
   Но этого было мало. Мне обесцветили волосы, не до белого, а до гадко-рыжего цвета, что позволило носить привезенные из Михандрова бутсы даже с некоторым пижонством. На большее времени не хватило - тут как раз вернулся Рон. Еще можно было объяснить, почему Йохан с Полаком не побежали за помощью пешком (по той же дороге, которой уехали злоумышленники), но если Четвертушка сразу же не помчится к жандармам, могут возникнуть вопросы. Я спешно написал доверенность на свое имущество, датированную задним числом (пришлось переписывать - Рон нервничал и дважды ошибался с датой), Йохан забацал на коленке амулет, худо-бедно имитирующий неинициированный белый Источник и надел его на меня с сакраментальной фразой:
   - Ничего у тебя не получится!
   А то я без него не знаю!!! Главное, до большого города дотянуть, а еще лучше - до Редстона. Там Ларкес, пусть помогает. Ясен пень - именно из-за сотрудничества с НЗАМИПС я угодил в такую гадскую ситуацию. Любой черный не имел бы шансов на моем месте, вся надежда была на то, что воспоминания, навеянные когда-то Шорохом, имели хотя бы отдаленное отношение к реальности. Просто невероятно, как может изменить судьбу одна-единственная тварь!
   Макса пришлось оставить в доме удавленника. Я потрепал пса-зомби по ушам и понадеялся, что полковник Райк за ним присмотрит. "Чистильщик" наверняка почувствует подвох, но интуицию к делу не пришьешь, и он будет молчать. Может, даже посоветует шефу Брайену не усердствовать.
   Рон высадил меня на повороте дороги, ведущем к разъезду "Узловая", и теперь я молился всем богам и предкам, чтобы кто-нибудь из подчиненных Райка не засек меня в таком виде. Они не только опознают меня, но еще и засмеют! После этого никакие ассасины не нужны - останется только самому повеситься. Все мое естество терзалось от невыносимого стыда, поэтому, когда на перроне какой-то детина задел меня мешком, я просто не сумел мгновенно отреагировать. Нахал даже не остановился!
   Вот тут-то мне стала понятна причина скепсиса Йохана.
   Протиснувшись в вагончик "кукушки" и устроившись в каком-то уголке, я стал лихорадочно вспоминать все случаи общения с белыми. Нет, их не ругают и не бьют, их, молча, отодвигают в сторону, не ожидая возражений. Просят об услуге, не рассчитывая на отказ. В обществе, более жестоком, чем нынешнее, они могли бы рассчитывать лишь на положение дервишей и бродяг, в крайнем случае - нищих монахов. Может ли черный изобразить нечто подобное?
   Черный - нет, а некромант - может!
   Все восемь часов пути я медитировал, пытаясь создать некую матрицу, с помощью которой буду смотреть на мир. Только созерцать и ничего, ничего не делать. Пришел Шорох, разобрался, в чем дело, и посочувствовал. Поймите меня правильно: если нежить начинает жалеть мага, это производит неприятное впечатление.
   Когда я добрался до места первой пересадки, выяснилось, что мир для белых не просто выглядит иначе, он и есть - другой. Никогда бы не подумал, что сидение на лавочке (днем, у всех на виду) может создать человеку проблемы! Все просто: я выяснил расписание, приобрел билет на нужный поезд, а заодно - здоровенную лепешку с мясом (не очень характерная для белых еда). Вокзал в районном центре не на много превосходил размерами "Узловую", но народ бегал, суетился, а мне хотелось ненадолго расслабиться. Я пошел в дальний конец перрона, устроился на одиноко торчащей лавочке и приготовился спокойно перекусить.
   Съесть удалось только половину.
   - Эй! Это - наша лавка. На ней сидеть денег стоит.
   Что ж это такое, минуты спокойно отдохнуть не дают! Думаю, мой мученический взгляд как никогда соответствовал выбранному образу.
   - Ты чего, глухой? Гони монеты, тебе говорят!
   На меня наседали три шибздика моего роста, но не моего уровня - я таких без всякой магии способен был на локоть намотать. Наверное, к черным такая шпана просто не цепляется - боится огрести. Я стоял перед дилеммой: отдать им деньги означало застрять здесь надолго, а избить их до полусмерти - выйти из образа. Может, просто испепелить? Нет человека - нет проблемы.
   - Что здесь происходит? - грозный окрик заставил незадачливых налетчиков подпрыгнуть и практически мгновенно скрыться из виду.
   - Ты как, парень? - подошедший сзади хлопнул меня по спине.
   У-урр-о-ю...
   - Спасибо, хорошо.
   Надеюсь, он решит, что дрожь - это от страха, а не от ярости, потому что кидаться с кулаками на жандарма в моем положении - последнее дело. У скамейки стоял типичный представитель власти - с брюшком, в не очень новом, но тщательно отглаженном мундире капрала. Он внимательно осмотрел меня, мой убогий багаж и дружелюбно поинтересовался:
   - Ничего не взяли?
   - Нет, - в лицо ему я старался не смотреть - глаза меня выдадут.
   - Путешествуешь в одиночестве, да? И куда направляешься?
   - В Редстон, - виновато улыбнулся я. - Буду поступать в Университет.
   - А ты - отчаянный парень, как я посмотрю! Пойдем со мной, нехорошо сидеть одному в таком месте.
   Документов у меня не спросили и это хорошо, потому, что одолженный Йоханом паспорт никакой проверки не выдержал бы. Сердобольный капрал отвел меня в привокзальный участок, напоил горячим чаем и лично посадил на нужный поезд. Никогда бы не подумал, что жандармы на такое способны! С другой стороны, обычно черные доставляют им проблемы совсем иного рода.
   Урок был усвоен. После этого инцидента я перемещался только с толпой, а отдыхать устраивался вплотную к жандармским гнездовищам, то есть, делал все прямо противоположенное своим обычным привычкам. Не потому, что чего-то боялся - это чувство было мне по-прежнему недоступно. Просто льва под овечьей шкурой лучше всего видно именно волкам. А я еще удивлялся, почему белые так не любят путешествовать! Для них любой переезд - настоящий ад. Обычные люди могут вести себя хуже всяких черных, особенно, если имеют дело с безответными чужаками.
   Со всеми пересадками и путанием следов, путь до Редстона занял восемь дней. К моменту прибытия мои нервы были на пределе. Меня два раза пытались тупо обмануть, один раз - ограбить, и это не считая мелкого хамства и пренебрежения. Было такое чувство, что еще чуть-чуть, и я сам запишусь в Искусники, что б всем кисло стало. На последнем перегоне мне удалось прибиться к компании путешествующих белых и стало проще, хотя их тоже пытались развести. При расставании очаровательная блондиночка чмокнула меня в щеку и назвала самым решительным белым магом (!) в мире. Мысли о том, что неинициированный белый способен проявить такую же твердость, у них просто не возникало.
   К офису НЗАМИПС я несся, как мотылек на огонь. Желания снимать номер в гостинице и выяснять, каким еще приколами это обернется, у меня не было никакого. Оставался последний рывок - достучаться до Ларкеса. Свое удостоверение сотрудника НЗАМИПС я сдал при увольнении, поэтому мне предстояло привлечь внимание старшего координатора по обычным каналам. Иначе, нафига был весь этот цирк?
   Дежурный, увидев посетителя с мешком и чемоданом, напрягся и что-то передвинул на конторке, вероятно, активировал какую-то защиту. Вот, пожалуй, единственный раз, когда к белому отнеслись с подозрением.
   - Как я могу найти господина Ларкеса?
   - Вам назначено?
   - Нет, но мне очень нужно с ним поговорить.
   Дежурный нахмурился.
   - Господин Ларкес занят и не принимает без записи. Записаться на прием вы можете по телефону у секретаря.
   - Если он занят, то я подожду.
   Бессмысленно препираться с клерком! Я устроился в кресле для посетителей и поймал себя на мысли, что уже делал так раньше, правда, с другим координатором. Не впервой. Если потребуется, я тут даже заночую.
   Где-то через полчаса дежурный выбрался из-за конторки и принес мне чашку чая. Наверное, это общее свойство белых - от них либо требуют денег, либо дают чай.
   - Вообще-то, это не входит в мои обязанности, но я хочу сказать, что старший координатор в ближайшее время не появится. Он уехал.
   Мое сердце натурально пропустила удар.
   - Куда? - потрясенно прошептал я.
   - В Суэссон, руководить каким-то расследованием.
   Если вам кто-то скажет, что умереть от потрясения способны только белые, плюньте ему в глаза. Моя жизнь была на волоске. В глазах потемнело, голос дежурного, который что-то предлагал и советовал, доносился из немыслимой дали, перед глазами мелькали картинки прошедшей жизни, причем, не моей. Еще чуть-чуть, и планы Искусников воплотились бы в реальность. Но тут мужик попытался вызвать мне целителя, я представил, что начнется, если меня осмотрит белый маг, и резко вернулся к жизни.
   - Извините за беспокойство, счастливо оставаться!
   И я выметнулся из управления раньше, чем дежурный задался вопросом, что это за странные белые тут шляются.
   Ненавижу! Я столько сил потратил, чтобы добраться к нему, а он укатил туда, откуда я приехал. И почему мне кажется, что расследование, которым Ларкес собрался руководить, имеет непосредственное отношение к моей персоне? Интересно, сколько времени потребуется старшему координатору, чтобы сложить два и два и понять, что его надули? Он ведь мужик умный. Пожалуй, лучше мне не рассчитывать на помощь НЗАМИПС и вообще - держаться от "надзора" подальше. Упаси предки, они сговорятся с Искусниками и начнут меня травить всей кодлой!
   Я отчетливо понимал, что фарс, начатый почти без надежды на успех, слишком затянулся, и чем дальше, тем сложнее мне будет "воскреснуть". Но как быть с предчувствиями? И что хуже - с моим положением старшего? Не зря ведь среди черных так мало охочих до власти. Приятно, конечно, ощущать себя главой семьи, пусть и состоящей наполовину из белых, но такое положение подразумевает определенные обязанности. Я должен защищать клан! У черных старший не может оказаться слабаком, это страшный позор до конца дней, а маги живут долго. Если кто-либо догадается, что я знал об угрозе для семьи, но все равно отступился, мое общественное положение никогда не поднимется выше плинтуса. И плевали остальные черные на мою силу! Клеймо неудачника будет преследовать меня до самой смерти.
   Мне нужен был план, и мне нужно было убежище. Последнее я понял с некоторым опозданием. За прошедшие два года Редстон изменился, стал тревожнее, что ли, недоверчивей. Добавилось жандармов на улицах, защитных амулетов на домах и подъездах (кто-то неплохо на этом заработал). В суэссонской глуши я порядком отстал от жизни, может статься, что при попытке вселиться в гостиницу, портье отнесется к своим обязанностям серьезней, чем служащие чугунки, и потребует активировать печать на паспорте. И тут же выяснится, что бумаги принадлежат не мне. Причем, проверку документов может устроить любой жандарм - это их законное право.
   Я спиной почувствовал чей-то внимательный взгляд и, с независимым видом, свернул в ближайший переулок. Оказалось, что умные ноги, отчаявшись добиться чего-то от глупой головы, сами приняли решения. Я шел к знакомой "болтушке", единственному человеку, не пытавшемуся порицать меня за незаконную деятельность (не считая покойного дядюшки, конечно). Оставалась надеяться, что за столько лет она никуда не переехала.
   Мисс Фиберти была дома. Внешне она совсем не изменилась, если не считать новых очков.
   - Здравствуй, Томас! Заходи, не стой на пороге. Проходи, садись. Кофе, чай?
   Откуда-то почти мгновенно возник знакомый пузатый чайник и маленькие сахарные печеньица.
   - Э-э... Тебе не понравился роман? - допытывалась хозяйка. - Я не смогла тебя найти, чтобы показать рукопись.
   - Да нет, роман нормальный.
   - Хочешь экземпляр с авторской подписью? - она старательно не обращала внимания на мой вид. - А мне подпись сделаешь?
   - Все что хотите, мисс Фиберти. Могу я остаться у вас на ночь?
   Она хихикнула.
   - Вообще-то, Томас, девушкам такое не предлагают. Но так и быть, оставайся.
   Я просто-таки расплылся в кресле, от облегчения у меня даже в висках заломило. Отлично! Отдых в безопасном месте - это именно то, что мне требовалось. К утру я смогу взять себя в руки и что-нибудь придумать.
   - Томас, у тебя проблемы? - осторожно уточнила мисс Фиберти.
   Я встретился с ней взглядом, глаза за очками были умными и понимающими. В конце концов, мы давно знакомы, моя преступная натура ее не раздражает, а шанс на то, что она имеет отношение к Искусникам, ничтожен... Но до чего же стыдно признаваться, но я, непобедимый черный маг, нуждаюсь в помощи и совете!
   В ответ на тупой пересказ моих злоключений "болтушка" даже не улыбнулась (вот за что я ее ценю!). Более того, половину моих проблем она решила, можно сказать, одним пальцем.
   - Ты недооцениваешь свой образ, Том. Ведь паспорт у тебя есть, так?
   - А смысла в нем? Печать-то рассчитана на настоящего Йохана.
   Без подтверждения магией документ только вызовет дополнительные вопросы.
   - Дай-ка его сюда.
   Мисс Фиберти взяла паспорт Йохана и энергично смяла.
   - Ты чего?!!
   - В чем дело, Йохан? Ты забыл документ в штанах перед тем, как отдать их в стирку. Сейчас мы его еще в хлорке замочим! Будь уверен, к утру никакой магии в печати не останется. Завтра мы идем в районную управу, ты отдаешь документ, а я подтверждаю, что лично его постирала. Думаешь, тебе не дадут копию?
   Идея была гениальной, но требовала участия подельника. Плату за свою помощь мисс Фиберти потребовала неожиданную - осовевшая от сидения в четырех стенах тридцатилетняя девица желала присоединиться к моим поискам. Я честно попытался ее напугать.
   - Это будет трудно и опасно, никакой романтики. Нас могут избить, отравить, проклясть насмерть. Наши трупы останутся гнить в канаве! Старшего координатора Ларкеса удар хватит, когда поймет, что происходит. А он поймет! "Надзор" не даст жизни ни мне, ни тебе. Я жертвую собой ради семьи, клана, но тебе-то на что такой геморрой?
   - Томас, - она в волнении сняла очки, обычная тетка, ей бы дома сидеть, шарфики вязать, - моя жизнь пуста, я поняла это окончательно. А тебя ждут удивительные приключения!
   М-да, приключения мне гарантированы, это точно.
   - Клара, может оказаться, что я не в состоянии буду тебя защитить.
   - Я понимаю.
   Мило. Мне придется гоняться за Искусниками с романтической дурой на руках. Но паспорт был необходим. Кроме того, надежный помощник тоже может пригодиться, да и белый, путешествующий в одиночку, слишком уж привлекает внимание...
   Что ж, она сама напросилась, никто за уши не тянул.
   Весь следующий день я спал и ел, восстанавливая силы после пережитого напряжения. Волшебникам вредно волноваться! Клара Фиберти улучшила мой внешний вид. Поскольку об окраске волос она знала больше, чем Полак, мои лохмы приобрели нейтральный светло-русый цвет (не обошлось без магии). Одежда стала приличной на грани допустимого - белые не носят строгих костюмов, потому что могут тронуться умом, думая о сохранности стрелочки на брюках. Получился эдакий великовозрастный растяпа, живущий под присмотром тетушки и даже не помышляющий о том, чтобы восстать против ее воли (очень типичная ситуация).
   Новые документы мы получили без вопросов, было такое ощущение, что старый паспорт можно вообще не приносить - чиновники поверили бы мне на слово. М-да. И ведь если подумать, то ничего с этой практикой не поделаешь: для белого любое общение с бюрократией и так стресс, если правила ужесточить, Ингерника наполнится не вписавшимися в жизнь олухами, то есть, эффект будет даже обратный.
   Мисс Фиберти собирала в чемодан тщательно продуманный набор для путешествий, а я наслаждался тем, что бытовые вопросы удалось на кого-то спихнуть.
   - Кстати, Томас, - мисс Фиберти звонко щелкнула замочками. - Общую цель твоей миссии я поняла, но что мы будем делать конкретно?
   Этот вопрос я успел тщательно продумать. Если объяснить, что мною движет месть и желание сохранить авторитет, она будет оскорблена до глубины души. Нужно было придумать что-то настолько фантастическое, чтобы любое мое действие легко оправдывалось высшей целью.
   - А делать мы будем вот что, - я глубоко вздохнул, - ты слышала когда-нибудь про Мировую Ось?
  
   Запрос на восстановление своего паспорта Йохан подал, прилично выждав. Он рассудил, что, если предприимчивого Тангора не разоблачили за четырнадцать дней, то юноша вполне способен и дальше о себе позаботиться. На выходе из конторы белого ожидал возглавлявший следствие маг.
   - Потерял? - господин Ларкес изобразил на лице до изумления слащавую улыбку.
   Йохан робко кивнул. Присутствие низкорослого колдуна его жутко нервировало.
   - Забавно ты их теряешь, здесь и в Редстоне одновременно!
   Белый пошатнулся.
   - Без обморока, без обморока! Быстренько идем со мной и рассказываем все, как есть.
   Йохан предпринял последнюю попытку воспротивиться:
   - Что вы собираетесь делать?
   Улыбка колдуна приобрела маниакальный вид.
   - С тобой - ничего.
  
   Глава 52
  
   Среди представлений обывателя о магии (не имеющих ничего общего со строгой теорией Силы) есть несколько устойчивых мифов, но лишь один из них с равным энтузиазмом обсуждают и маститые профессора, и выпускники начальной школы. Я имею в виду легенду о Мировой Оси. Это такая квинтэссенция пустых мечтаний. Согласно наиболее канонической версии, Мировая Ось - место, дарующее людям неограниченную магическую мощь, гипотетическая точка, находясь в которой любой человек приобретает свойства бога.
   Как только ее не искали! По векторам действия стандартных заклинаний, вычисляя годичную прецессию звезд, расшифровывая вирши древних пророков, деревянными рамками и посредством колебаний статистической вероятности (кости бросая, проще говоря). А ведь спроси любого из этих мечтателей, хочет ли он стать типичным белым (вечно страдающим олухом) или типичным черным (бессердечной сволочью, которую терпят из сострадания) и далеко не всякий сможет внятно ответить. Люди слушают сказки про волшебников непонятной ориентации, с посохами и в остроконечных колпаках, а потом начинают грезить о кувшинчике, полном каши, или о золотом гусе. Так и рождается великий Миф о возможности каждому обрести Силу. Это сродни тяги ребенка к спичкам или любви сороки к бусинам, в смысле, опасно и никакого проку. С точки зрения практикующего мага - полный идиотизм, но прикрытие отличное. Мисс Фиберти возражать не стала. Интересно, что она на самом деле думает про Мировую Ось?
   Мои истинные цели были более приземленными.
   Разумеется, я не собирался повторять подвиг "надзора", двадцать лет гоняющего Искусников по всей Ингернике. Нафиг надо! Но, рассуждая логически, что такое мог сообщить в Чарак об опасных древних амулетах, чтобы НЗАМИПС немедленно начал действовать? Только то, что они вот-вот будут найдены. Стоит перехватить артефакты, и Искусники плотным строем направятся в мои горячие объятье. Дела за малым - пойти, взять...
   С другой стороны, если бы до этих диковинок просто было добраться, сектанты не стали бы выдуриваться с имитацией ритуала. И еще - для поиска зачем-то нужен некромант. Я по-прежнему не верил, что ритуал на шесть подневольных жертв (даже если к ним добавить дюжину добровольных) может вызвать мировую катастрофу. Мне требовалось больше информации о Белом Халаке, Литургии Света и тому подобной дребедени, естественно, не из официальных источников (я еще в Финкауне понял, чего стоят все эти публичные библиотеки). Результатом всех размышлений стало то, что мы ехали в Хо-Карг. Если Хемалис не знает пару-тройку букинистов, специализирующихся на запрещенной литературе по магии, то я прополю настоящему Йохану грядки.
   Трансконтинентальный экспресс покидал Редстон во втором часу дня. От меня требовалось пройти через людную площадь, ни с кем не поцапавшись, и запереться в купе. Я плотно прижимал к груди свою сумку, ступал след в след за мисс Фиберти и старался не смотреть по сторонам. Кто бы знал, как сложно держать морду в таком вот расслабленно-дебильном состоянии! Но мисс Фиберти утверждала, что, стоит мне нахмуриться, как всякое сходство с белым исчезает. Не понятно, как же я до сих пор не прокололся?
   Локомотив уже стоял под парами, вагоны понемногу заполнялись пассажирами. До вожделенного убежища оставалось буквально два шага, когда за нашими спинами раздался восторженный визг.
   - Я вас знаю!
   Через толпу к нам пробивалась какая-то пигалица в платье сумасшедшей расцветки и с дюжиной хвостиков, торчащих во все стороны (прям как кактус). Вот "ботва" дурная! Я тоскливо начал прикидывать, чем бы таким шваркнуть энергичную особу, чтобы амулеты контроля не зазвенели.
   - Вы - мисс Фиберти!!!
   Тьфу ты! Моя спутница порозовела от смущения.
   - Да. К сожалению я вас...
   - Я - Нэнси! Конечно, вы меня не помните. Я брала у вас автограф на встрече в Лиден-холл!
   - Да-да, конечно.
   Следом за крикливой девицей появился представительный джентльмен с золотой цепочкой на жилете.
   - Позвольте представиться - мистер Даккер. Моя дочурка просто без ума от вашей книги.
   - Да, да, да! - резвилась дочурка. - Я знаю, вы путешествуете, чтобы собрать материал для новой книги. Правда? Правда? Тоже о черных магах?
   - Э-э... Несомненно.
   Что-то мне подсказывало, что следующей книгой мисс Фиберти будет "Зверское убийство в экспрессе".
   - А это - ваш помощник?
   - Племянник, мы едем вместе до Хо-Карга, - мисс Фиберти попыталась перехватить инициативу. - Вы тоже в столицу?
   Лучше бы она не спрашивала. Девица разразилась длинной, стремительной речью, в которой калейдоскопом мелькали незнакомые имена, места и обстоятельства. У кого-то собачка или это она хочет завести собак? Не собак, а кроликов? И не завести? Положение спас мистер Даккер, очевидно, лучше приспособленный к обществу своей дочери.
   - Сельскохозяйственная выставка в Кильеме, - коротко пояснил он.
   К счастью для себя, преуспевающий торговец Даккер оказался мужиком прижимистым и не готовым переплачивать вдвое за комфорт, поэтому его дочурке пришлось отцепиться от мисс Фиберти и топать к себе в эконом-класс (знаменитая писательница с трудом перевела дух). А вот я решил не жмотничать: нас ждали два одноместных люкса, сообщающихся через внутреннюю дверь - очень удобно, хотя и дороговато. Дело не в любви к роскоши, просто меня не радовала идея изображать из себя белого двадцать четыре часа в сутки.
   Я плюхнулся на диван, в чем был, и понял, что на этот раз для восстановления равновесия мне придется считать как минимум до ста. За стенкой что-то обсуждала с проводником мисс Фиберти, на перроне гомонили припозднившиеся пассажиры, время стоянки экспресса заканчивалось. К тому моменту, как дрогнули сцепки, и стук колес начал сливаться в привычный размеренный ритм, я уже вполне овладел собой, произошедшее на вокзале стало казаться забавным курьезом. Однако, надо мне, наконец, прочитать книгу о самом себе. Вдруг это комедия?
   Моя компаньонка постучала в разделяющую купе дверь.
   - Я собираюсь в вагон-ресторан. Заказать тебе чего-нибудь?
   Для белого было бы нормально просидеть всю поездку взаперти, но я не собирался настолько вживаться в образ. Зачем? Через три дня мы сойдем в столице, а экспресс покатит дальше и никто не успеет меня заложить.
   - Нет, я с тобой.
   Кто же знал, что мистер Даккер бережет желудок и предпочитает ужинать в ресторане для первого класса? Я-то думал они так и будут до самого Кильема бутербродами давиться.
   - И-и-и!!! Мисс Фиберти!
   Наверное, ее мама - циркулярная пила. У меня от таких звуков пальцы чешутся и файербол в руку просится. В тридцать секунд дочурка Нэнси известила всех присутствующих (включая официантов и поваров), какой гений словесности едет с ними рядом. Среди жующих обнаружилось минимум пятеро, знакомых с предметом и пожелавших поддержать тост. Совершенно напрасно: девица воодушевилась и начала вещать про тонкие аллегории и жизненность персонажей. А ведь некоторые сюда есть пришли!
   Например, столик у дверей в одиночку занимал боевой маг с армейской выправкой и якобы ел котлету (а уши разве что не шевелились). Хочет знать, что это за книга о конкурирующей фракции. Вот уж без чьего внимания я бы обошелся! Вдруг у него непереносимость на гражданских чародеев?
   Я уткнулся взглядом в тарелку и сосредоточился на движении челюстей (не забывать про мою личину!). Папаша Даккер поступил точно так же. Очевидно, ему было плевать, какое впечатление производит его дочь, лишь бы она к нему не лезла. Мисс Фиберти пыталась придумать способ вежливо заткнуть визгливую дуру, пока безрезультатно.
   Через пару минут проблему осознали все.
   Самые слабонервные поспешно расплачивались и покидали столики, более стойкие отворачивались и прятали улыбки, а лишенным чувства юмора оставалось только сердито сопеть. Потом душка-Нэнси перешла к изложению сюжета...
   Первым не выдержал седоволосый мужчина, сидевший к нам спиной.
   - Ну, хватит! - он громко хлопнул ладонью по столу. - Я сюда пришел не для того, чтобы выслушивать чепуху. Вы, деточка, слишком молоды, чтобы оценить правдоподобность прочитанных вами историй. Смею вас заверить, что восторги неуместны: похождения боевого мага, помогающего людям, не тянут даже на анекдот. Черные и альтруизм несовместимы!
   Справедливо, но обидно. Я понимаю, девка - дура, но зачем магов задевать? Брови сами собой поползли к переносице, и мисс Фиберти ловко пнула меня под столом. И ведь не нахамишь никому - нельзя выходить из образа.
   - Ну, почему же, - возразила прославленная писательница, понимая, что говорит за двоих, и от ее красноречия зависит, не захочу ли я тоже высказаться. А мне было, что сказать! - Деньги - универсальный стимул. Множество боевых магов готовы рисковать жизнью за определенное вознаграждение.
   Тут взгляды обратились к армейскому спецу. Зря они так. Черный почувствовал давление и незаметно подобрался. А ведь он нетрезв, значит, дело вполне может закончиться мордобоем.
   - В отличие от вас, дамочка, я общался с этими магами! - не унимался седой господин, но за то, что он переорал дочурку Нэнси, я готов был ему простить буквально все. - Вытащить их куда-то ночью, под дождем можно лишь под страхом смерти! Найдется тысяча и одна причина, почему плохая погода мешает колдовству. Причем, ехать за ними вам придется лично, а с любой проблемой они будут разбираться не меньше, чем впятером.
   Поведение для "чистильщиков" типичное, хотя следует признать, что оно вызвано скорее техникой безопасности, чем ленью или недостатком мастерства. Как вы представляете себе попытку работать мелками под дождем? Не говоря уже про отсутствие страховки. Тупые в нашем деле отсеиваются еще на стадии ученичества! Если не идти на принцип, то я первый бы назвал приключения Черного рыцаря выходкой идиота.
   - Что касается самого магического действа, то судить о его правдоподобности я не рискну. Однако более чем уверен, что половины описанного просто не может быть...
   Тут мужик сделал ошибку, повернувшись в сторону армейского спеца, и вроде как ожидая от него поддержки. Маг, давно забывший про свои котлеты, неожиданно расцвел:
   - Еще как может! Да я сам как-то раз...
   И тут его понесло, куда там бедной Нэнси. Помните, я удивлялся буйной фантазии студиозусов? Так то был детский лепет. Лейтенант Трейч, возвращавшийся в Аранген из заслуженного отпуска, обрушил на неподготовленных слушателей всю мощь армейского фольклора. Сверкали молнии, земля содрогалась, жертвы взывали о помощи, гоулы дохли пачками, вредоносные проклятья осыпались, как шелуха. Даже если поделить все сказанное на три, доблестный лейтенант под командованием не менее гениального капитана спас всю Ингернику по меньшей мере пять раз.
   Народу в вагоне ресторане заметно прибыло, а официанты тратили на уборку тарелок подозрительно много времени.
   Я слушал непобедимого бойца с известной долей скепсиса - половину этих баек мне уже кто-то рассказывал. Вопрос только в том, как скоро лейтенант потеряет чувство меры, и начнет знакомить утонченную публику с неповторимым колоритом казарменной речи. Откровения подвыпившего колдуна плавно скатывались на физиологические подробности, ситуацию надо было спасать. Осрамит ведь, гад, мой светлый литературный образ! Я незаметно стек со стула, вкрадчивым движением протиснувшись к столику спеца.
   - Сэр, смею ли я попросить автограф?
   Лейтенант надулся от гордости и поставил закорючку на обратной стороне ресторанного меню. Он должен, просто обязан был почувствовать во мне черный Источник, но боевые маги до жути самоуверенны, кроме того, нам свойственно в первую очередь реагировать на шкурку - характерная одежда напрочь отбивала ему интуицию. Впрочем, что-то лейтенанта все-таки смутило, потому что он свернул болтовню и отчалил к себе в купе с бутылкой портвейна в руках.
   Дочурка Нэнси с набитым ртом продолжала посвящать в таинства литературы всех, кто имел неосторожность встретиться с ней взглядом.
   Я мысленно стонал, проклиная неудавшийся ужин. Откуда мне было знать, какую услугу оказала болтливая девчонка всем, задержавшимся в ресторане? Но это понимание пришло позже, а тогда я мечтал лишь о том, чтобы оказаться в своем купе и закрыться на ключ. Пигалица с кактусом на голове реально рисковала жизнью! Очевидно, мисс Фиберти тоже не улыбалось развлекать скучающих пассажиров, она сослалась на то, что племяннику (мне то есть) вредно переутомляться, и мы сбежали.
   Уф!
   Причем, выводы из происшедшего мы сделали разные.
   - Не думала, что черные маги так общительны, - заявила мисс Фиберти.
   - Э?
   - Этот лейтенант.
   Я только хмыкнул.
   - Клара, это общаться черные не любят, а похвалиться - только дай. Как он мог позволить, чтобы в его присутствии другой маг выглядел круче! Надеюсь, ты не поверила тому, что он говорил?
   Она тонко улыбнулась.
   - Мне показалось, что он немного приукрашивает события.
   - Приукрашивает?!
   Во мне взыграла настоящая ревность, и я битый час со вкусом портил репутацию армейским спецам. Пусть напишет про них все, как есть! Мисс Фиберти устала хихикать и с бешеной скоростью строчила конспект, когда дверь купе без стука отворилась, а в коридоре обнаружился плечистый жандарм.
   - Предъявите ваши документы, пожалуйста.
   Температура в купе разом упала градусов на двадцать без всякой магии. Мисс Фиберти скользнула на свою половину, я принялся сосредоточенно копаться в сумке, гадая, где мог проколоться. Из коридора донесся голос полицейского, требующего документы от кого-то еще. Отлично, значит, ловят не меня.
   Я спокойно протянул жандарму свой подложный паспорт. Он проверил активность печати, сделал какие-то записи и вернул мне документы. Все, с этого момента я - преступник, поскольку представился чужим именем представителю власти.
   - Могу ли я узнать в чем дело, сэр? - мисс Фиберти опередила мой вопрос.
   Жандарм вернул ей бумаги и немного помедлил, очевидно, определяя границы возможной откровенности.
   - В поезде совершено преступление. Мы просим пассажиров, по возможности, не покидать купе, и не сходить с поезда, не известив инспектора Графта. Его можно найти в вагоне-ресторане.
   Жандарм ушел, мисс Фиберти внимательно наблюдала за мной.
   - Йохан, я думаю, что тебе будет лучше не выходить из купе.
   Да, знаю, обычно белые слишком покладисты, чтобы активно проявлять любопытство.
   - Не буду, - пообещал я.
   Смысл? Сейчас все равно никто ничего не знает. Завтра слухи расползутся, и легко выясню все самое интересное да хоть у той же Нэнси.
  
   Глава 53
  
   Всю ночь в коридоре топали и вполголоса переговаривались полицейские (и это - первый класс!), а проснувшись утром, я понял, что поезд стоит. За окном вагона плотной стеной цвели вишни, рассерженные пассажиры гудели, от чего возникало ощущение, будто сидишь в улье. При попытке высунуть нос из купе в коридоре обнаружился жандарм.
   Что же у них такое случилось, что полицейские как с ума посходили? Задержать экспресс, загнать его на запасные пути какого-то безымянного разъезда и парить пассажиров, половина из которых заплатила именно за скорость!
   Узнать, что об этом думает народ, не получилось - завтрак подали прямо в купе. Я заказал себе хлеба, сыра и яичницу с помидорами. В качестве напитка белому полагался стакан молока, но мисс Фиберти сжалилась и взяла себе пива, стоило официанту выйти за дверь, как мы обменялись.
   - Что бы я без тебя делал, Клара!
   - Стал бы главным подозреваемым, - усмехнулась мисс Фиберти.
   - Верно.
   За стенкой кто-то с кем-то ругался, но слов было не разобрать. А что там слушать? Поезд стоит, люди опаздывают. Я-то встреч в Хо-Карге заранее не назначал, поэтому единственной моей проблемой было воспалившееся любопытство. По коридору то и дело топали шаги - полицейские водили на допрос пассажиров, начиная с хвоста поезда, значит, искомое событие произошло там. Крупная кража? Снова Искусники? Запрещенная ворожба? А может, я сглазил сам себя мысленно, и мисс Фиберти напишет-таки про зверское убийство в экспрессе? У кого бы узнать...
   До нас очередь дошла только к обеду, все это время поезд стоял. И это - трансконтинентальный экспресс, никогда не опаздывающий больше, чем на полчаса!
   Первым позвали меня. Я шел, мысленно повторяя формулы медитации, наполовину погрузившись в транс и жалея, что нельзя взять с собой дядькины четки - слишком уж специфическая у них форма. Одно дело дурить людей, которые два раза подряд на тебя не глянут, а другое - врать полицейскому следователю, по определению, способному видеть преступников насквозь. Тут нужен серьезный подход.
   Жандармы неплохо освоились в вагоне-ресторане: все столики были завалены бумагами и чьими-то шмотками, папки и коробки с материалами дела громоздились на полу, уверенно вытесняя людей. Тут и там глаз натыкался на неизменный атрибут любой конторы - пустые чашки из-под кофе. Прямо как домой попал. Свободный стул наличествовал только один, на него я и сел, полностью отдавшись ритму медитации. Глаза пришлось раскрыть как можно шире - мисс Фиберти утверждала, что только так они не светятся ехидством.
   Меня рассматривал невзрачный тип в штатском, вихрастый, с унылым лицом агента похоронной конторы, но без должного лоска - такой хороших денег не получит. Я не совершил ошибки и не расслабился. Вот бы еще придумать способ, как покраснеть...
   - Йохан Китото? - устало спросил полицейский.
   Я робко кивнул. Нашего природника, должно быть, в детстве издразнили за такую фамилию.
   - Я - инспектор Графт. Мне нужно задать вам несколько вопросов.
   - О чем?
   Белые дотошны, откровенны и непосредственны, надо это держать в уме. Идею субординации они воспринимают с трудом, а ритуал общения с вышестоящим безбожно перевирают, не видя в нем смысла. Черному воспроизвести такое поведение нелегко, это тебе не тупая улыбка.
   - Например, о животных. Вы любите животных?
   - Смотря каких, - это миф, что белые любят всех и вся, - один раз меня укусила собака. Мне было лет десять, а старый мастифф был подслеповат и просто не понял, что к нему подошел ребенок...
   - ... и вы умеете с ними обращаться? - невозмутимо продолжил инспектор.
   Я старательно пошлепал губами - белые не любят, когда их сбивают с мысли. Может, слезу пустить?
   - Да. У моего папы была настоящая ферма, мы проводили там каникулы и праздники...
   Когда Йохана отпускал исследовательский раж, он начинал рассказывать о семье, сейчас это очень пригодилось.
   - Вы владеете принуждением?
   Разговор резко перестал мне нравиться. Йохан, может, и владеет, а у меня такой номер не пройдет. Я открыл рот, чтобы все решительно отрицать, но неожиданно вспомнил одну важную вещь.
   - А как же! Я - магистр природной магии.
   Ну, Йохан, держись! Ты у меня за это поплатишься.
   Глаза полицейских нехорошо заблестели.
   - В таком случае, - инспектор жестом фокусника извлек из кармана большую стеклянную пробирку. - Вы можете сказать, что это?
   Ему повезло, что он не сунул свою добычу под нос настоящему белому - обморок был бы гарантирован. В пробирке болталось высохшее тельце здоровенного (с мой палец) жука. Я решил не усердствовать в актерском ремесле, аккуратно взял пробирку и сосредоточенно покрутил в руках.
   - Такие существа не обитают на северо-западе Ингерники, - без шуток, когда я возился с переделкой голема, то изучил всю литературу о насекомых, которую смог найти. - Чтобы определить точно вид и естественный ареал его обитания, вам лучше обратиться к профессиональному энтомологу. У меня несколько иная специализация.
   Инспектор пожелал знать про специализацию подробней, я ласково улыбнулся, вдохнул и начал пересказывать своими словами первую главу "Антологии невидимого" магистра Кинлуори - во всех статьях о рудных бактериях, которые хранились в папке Йохана, эта книженция шла первой ссылкой. Попытки Графта прервать мой монолог успеха не имели. Минут через десять в глазах инспектора появилась тоска, но грубо заткнуть болтливого природника он не решался, очевидно, пару истерик ему уже устроили. Будем снисходительны к несчастному!
   - Прошу прощения, о своей работе я могу говорить часами, - пусть знает, что ему грозит. - Но вы ведь не об этом хотели меня спросить, инспектор?
   - Да! - воспрянул духом Графт. - Можно ли сознательно управлять поведением насекомых?
   Я потер лоб пальцами, чтобы скрыть напряженную складку между бровями. Итак, что мы знаем о белой магии?
   - Смотря по тому, что от них требуется. Если действие укладывается в рамки естественного поведения насекомого, создать нужный стимул не составит труда. Важно так же, сколько объектов будет находиться под контролем.
   - Допустим, натравить на человека три сотри вот таких вот тварей.
   - Именно таких? - удивился я. На мой взгляд, жук был слишком хорошо высушен для свежей мертвечины. - Три сотни? А как их потом переловили?
   При таком раскладе шестилапые ассасины должны были возиться под каждой подушкой.
   - К нашему появлению они уже были мертвы.
   Очень подозрительно. Я снова взял пробирку и осмотрел ее уже другим взглядом (среди полицейских, хвала предками, черных не было, и мои манипуляции с Источником они не замечали). Смутное подозрение подтвердилось: в маленьком трупике сохранилась слабая тень, едва заметный привкус звенящих некромантических проклятий. Белый маг? Как же, как же! Следует ли мне объяснить жандармам, насколько сильно они ошибаются? В принципе, что совой об пень, что пнем по сове, но так, по крайней мере, они перестанут выяснять, какой из меня природник.
   Я ковырнул пальцем в носу и изрек:
   - Не странно ли, что они умерли все разом? Так, словно жуков оживили при помощи ретроспективной анимации, прежде чем отправить в бой. Интересно, есть ли в поезде маг-аниматор? - кроме меня, конечно.
   Ох, бедные мы, черные маги! Достаточно было простого намека, чтобы жандармы с хищным энтузиазмом переключились на новую жертву, белые и природники были мгновенно забыты, а меня бесцеремонно выставили за дверь. Угу, это только до тех пор, пока они не поймут, кто я на самом деле.
   Нужно будет выяснить, бывает ли так, что к Королю посылаешь одного, а отправляется другой. Потому что зверское убийство в экспрессе налицо (я отчетливо представлял, что могут сделать с человеком насекомые с такими здоровенными челюстями), однако сгрызли не дочурку Нэнси. Понятно, почему мы стоим - полицейские опасались, что твари разбегутся (живые насекомые так бы и поступили, но анимированные трупики можно было спокойно собирать совком). Однако мы с мисс Фиберти целый вечер проторчали на глазах десятка людей и лояльного боевого мага. Армейский эксперт - не некромант, но активный черный Источник почувствовал бы непременно, так что алиби у нас железное.
   Осталось понять, кто несет ответственность за мои испорченные нервы. Не могли другой экспресс найти для своих фокусов, уроды!
   - Говорят, в последнем вагоне убили пассажира, - делилась добытой информацией мисс Фиберти. После моего разговора с инспектором допрашивать белых перестали, а еще через полчаса экспресс тронулся с места. - Вроде, зарубили топором. Кругом море крови! Его жена, бедняжка, нашла труп, вернувшись из ресторана. Ее увезли целители.
   - А кем был убитый? - хотя, для профессионального убийства способ больно экзотический. Другое дело - личная месть.
   - Государственным алхимиком.
   Возмутительно. Убили алхимика! Нужно содействовать раскрытию этого преступления хотя бы из профессиональной солидарности. Я изложил мисс Фиберти добытые на допросе сведения, надеясь на свежий взгляд. Она возбужденно заблестела очками.
   - Убийство при помощи черной магии!
   - На самом деле - глупость несусветная, - не поддержал я нездоровый энтузиазм. - Проще было ножом пырнуть.
   Пришлось рассказать мисс Фиберти о подлой привычке НЗАМИПС писать отпечатки ауры со всех инициированных черных магов. Бывает, конечно, стихийное Обретение Силы, но способности в готовом виде не даются, нужен учитель. Я до зомби-тараканов дошел самостоятельно, потому что у меня академическое образование плюс опыт участия в Круге, а у самоучки шансов нет - слишком высока цена ошибки.
   - Сейчас некромантия - редкий талант. Уверен, мастеров, способных поднять зомби, можно пересчитать по пальцам, оказавшись под подозрением, они сдадут проштрафившегося ученика, не моргнув глазом.
   - Возможно, ты переоцениваешь информированность полиции, - предположила мисс Фиберти. - Я, например, о зомби-насекомых услышала впервые.
   - Сейчас не поймут - потом догадаются. Это вопрос времени! Отпечаток ауры не стухнет. Убийце даже в Краухарде не скрыться - гонять будут с гиком по всей стране.
   - У вас все такие законопослушные? - удивилась она.
   - Нет, у нас все такие склочные. Когда тебя с детства парят соблюдением закона, жить не дают и дерут за каждый чих, а потом появляется какой-то перец с амбициями, это сильно раздражает.
   Да, черные - не образец групповой солидарности, если есть возможность пнуть конкурента без вреда для себя, большинство так и поступит. Нечего подставляться! Преступлений у нас совершается, в основном, под влиянием эмоций или по причине воспаления хитрости, а черным рецидивистом-убийцей может быть только армейский эксперт со стажем и никак иначе. Мисс Фиберти предложила еще варианты, но разумным был только один - убийца уверен, что отпечатка его ауры в НЗАМИПС нет. Хотел бы я знать, как это можно устроить (просто ради спорта).
   Последний всплеск любопытства заставил меня пройтись в хвостовой вагон и полюбоваться на двери двух опечатанных купе. Остаточные эманации черной магии ощущались даже в коридоре, снять отпечаток ауры с такого очага мог даже криворукий "чистильщик". На обратном пути едва разминулся со знакомым армейским магом - лейтенант Трейч был мрачен как смерть и, судя по обилию амулетов, при исполнении. Как гражданскому инспектору удалось припахать его к делу, оставалось загадкой.
   Мой интерес к преступлению быстро угасал.
  
   Глава 54
  
   В большом стеклянном боксе умирали белые крысы. Короткие розовые лапки судорожно скребли в воздухе, покрытые аккуратной шерсткой тела содрогались, пачкая свежие опилки жидкими испражнениями и слюной, но мучительная агония зверьков не вызывала сочувствия у зрителей. Пятеро мужчин мрачно наблюдали за движением секундной стрелки, через три минуты всякие следы жизни в вольере прекратились.
   - От ста пятидесяти до ста девяноста секунд, - констатировал экспериментатор в мундире армейского целителя. - Одна сотая грамма, смертность стопроцентная.
   - В закрытом объеме, - усомнился его коллега в гражданском.
   - С практической точки зрения это не важно - переданная нам капсула содержала сорок граммов препарата. Причем, вещество тяжелее воздуха, оно будет стелиться по земле.
   - Можно ли остановить это магией? - министр Общественной Безопасности Михельсон не желал участвовать в дискуссии.
   Ведущий армейский эксперт оторвался от созерцания вольера. Боевой маг выглядел бесстрастным.
   - Теоретически, да, - заключил он. - Но маги выйдут из игры едва ли не первыми. Отразить мало, нужно еще и обнаружить вовремя. Идеологию инструментального контроля придется полностью перерабатывать.
   - Вы обещали нам алхимика, Шайнер, - армейский целитель повернулся к последнему из присутствующих. - Где он?
   - Вызванный нами специалист убит, - доложил первый помощник министра, - по предварительным данным - неустановленным магом-аниматором. Есть основания подозревать диверсию.
   - Иностранцы! - прошипел армейский эксперт.
   Министр отвернулся. Господина Михельсона называли самым могущественным человеком в Ингернике, однако он знал - у любой власти есть предел, и не нужно его испытывать. Чужак, посмевший нарушить закон, бросил вызов всем черным магам Ингерники разом. Эта публика может сколько угодно кривить рожу и интриговать против НЗАМИПС, но то - свои, домашние разногласия, к иностранцам они отношения не имеют.
   - Генерал Зертак окажет поддержку жандармерии? - господин Михельсон не сомневался в ответе.
   - Скажите когда и куда, - эксперт сумел совладать с собой.
   - Шайнер разошлет телеграммы, - кивнул министр. - Убийство произошло в поезде, есть основания считать, что преступник все еще там. Агента желательно взять живым, но более важная задача - не пропустить его в Хо-Карг. Нам только магического побоища посреди города не хватало! В крайнем случае, можно пожертвовать экспрессом - свалим все на Искусников.
   Все понятливо покивали и потянулись к выходу - присутствовать при том, как лаборанты будут проветривать и чистить вольер, никому не хотелось.
  
   Я нашел себе занятие поинтереснее, чем ловля психопата-любителя - сел изучать оставленные Чараком схемы. Попытки разобраться в загадочном ритуале Искусников затянулись далеко за полночь. Сделал вывод: и эти тоже сумасшедшие.
   За всю ночь экспресс простоял в общей сложности минут пятнадцать, на одной из станций почти все полицейские сошли, убийцу так и не поймали. Неудачники! Поскольку интерес властей беспокоил меня гораздо сильнее черномагических проклятий, настроение сразу улучшилось. Я решил насладиться остатком путешествия по-полной: спать до обеда, пить пиво и все свободное время проводить за разглядыванием пейзажей. Красота!
   В итоге, проспал часа три, проснулся от омерзительного ощущения, что рядом кто-то водит железом по стеклу. Оказалось, Шорох желает пообщаться (будильник недоделанный!). Едва удержался, чтобы не шугануть назойливое чудище. Впрочем, жаловаться грешно: после того как монстр обзавелся вторым карманным магом, меня он почти не беспокоил - развлекаться за счет Сатала было гораздо безопаснее.
   "Ну, чего тебе, ошибка природы?"
   Оказалось, монстр беспокоится (за меня, между прочим, беспокоится!), но после третьего раза шутка уже не смешна. Далеко впереди на нашем пути скрывалось нечто, закрытое магическими щитами так плотно, что даже Шорох не мог под них подсмотреть. Спрашивается, причем тут я? Притом, что странное явление гнездилось аккурат на каком-то разъезде, и мы двигались, как говорится, лоб в лоб.
   Посоветовал ему скрыться на время: не выспавшийся черный маг - хуже всякого проклятья. Перепутать меня с белым невозможно было даже спьяну, пришлось просить мисс Фиберти заказать завтрак от своего имени и много-много кофе. Ночью я считай, что и не ложился. Образ белого трещал по швам, но с этим мы разберемся позже.
   Итак, что у нас есть?
   Те, кто прячется под щитами, опасны для меня, только если их интересует данный конкретный экспресс. Но зачем кому-то тратить столько сил и средств (черная магия - штука не дешевая) ради раскрашенного самовара на колесах? Глупый вопрос. Конечно, из-за колдуна-убицы! Некогда ходило поверье, что черный, вкусивший крови, теряет разум подобно зверю-людоеду, возможно, кто-то разделяет это заблуждение и сейчас. Жандармы облажались и смотались, что еще могут сделать власти для поимки преступника? Устроить облаву, но только не на ходу, иначе им придется бегать по поезду, несущемуся на всех парах, швыряясь проклятьями, арбалетными болтами и еще фиг знает, чем, в окружении гражданских. Нет, разумнее набрать побольше сил, остановить экспресс, разом вытолкнуть пассажиров из вагонов и досмотреть. Спрашивается, причем тут засада на разъезде?
   Определить в толпе всех инициированных черных не составит труда, и я неизбежно попаду в число арестованных. Нет, уголовного дела не заведут - отпечаток ауры на месте преступления не мой, но ржач будет страшный. "Ха-ха-ха! Смотрите, черный в белые переписался!" Если в засаде сидят армейские маги (существа болтливые и беспардонные), новость за сутки облетит всю Ингернику, и мне останется только удавиться от стыда. И это не оглядываясь на тех, ради кого был устроен маскарад...
   Мама, роди меня обратно!
   Есть только один шанс совладать с ситуацией - выцапать мерзавца раньше, чем власти начнут захват. Живым и здоровым - чтобы мог под протоколом подписаться. Времени в обрез.
   Первым делом - Шорох. И пусть не говорит, что не может указать того, кто убил алхимика! Оказалось, может, но с точностью плюс-минус полвагона - мешают защитные знаки под обшивкой. Придется идти самому. У меня, в отличие от жандармов, была зацепка - жуками-зомби я уже занимался и знал, какое воздействие оказывает на заклинателя данный конкретный тип ворожбы. Обычно спецэффекты проходили часов за восемь, но, если повезет, что-нибудь в глаза да бросится.
   Я потратил пятнадцать минут драгоценного времени, чтобы более-менее справиться с нервами и снова войти в образ.
   - Клара, будь добра, найди кого-нибудь полицейского и скажи - убийца едет в одном из двух первых вагонов. Лучше, если полицейским будет инспектор Графт.
   - А он там едет? - уточнила мисс Фиберти.
   - Едет. Я иду туда - нужно подстраховать наших легавых. Возможно, мне придется раскрыться.
   Она кивнула и умчалась. Я взял из наших запасов два больших золотистых яблока и отправился спасать мою бедную репутацию.
   Первые два вагона традиционно - плацкарты. Там отчетливо попахивает дымом, ветер то и дело бросает в окна отработанный пар, а гудки паровоза среди ночи способны разбудить мертвого. Зато билеты сильно дешевле, поэтому пустых мест не бывает. Я вдыхал запах пота, дешевого одеколона и жареной курицы, гадая, когда стал обращать внимание на такие мелочи. Белый, бредущий по проходу и рассматривающий людей, не вызывал ни каких вопросов. Особенным везением было то, что мистер Даккер со своей дочуркой ехали в первом вагоне, а не во втором - не пришлось объяснять, зачем мне нужно дальше.
   Установить личность некроманта оказалось не сложно. Все признаки контакта с насекомьей сущностью налицо: руки колдуна подергивались в непроизвольных скребущих жестах, глаза смотрели перед собой, зато движения головы приобрели необычную размашистость. Выходит, мои восемь часов были весьма неплохим показателем! Сойти с поезда, не привлекая внимания, он не мог, но у него был сообщник - невзрачный юноша с невыразительно физиономией. Вероятно, они изображали что-то вроде убогого родственника под опекой. Не останавливаясь рядом с подозреваемым, я прошел к месту, где сидели Даккеры.
   - Здравствуйте! - вручить яблоки Нэнси - пусть жует и молчит. - Проводники говорили, что пассажирам дадут бесплатный завтрак, но, видимо, их руководство передумало.
   Я сел так, чтобы краем глаза смотреть в проход. Дочурка Нэнси впилась зубами в золотистый плод и пробормотала что-то невнятное.
   - Спасибо, - поблагодарил мистер Даккер. - Я не рассчитывал, что мы задержимся в пути на двенадцать часов.
   Мне оставалось только печально покивать.
   - Вы знаете, что произошло? - встрепенулся сосед с верхней полки.
   - Мне ничего не рассказывают, - это нормальное состояние для белого.
   Между тем некромант подал спутнику какой-то знак, встал и пошел в хвост вагона. Может, ему отлить приспичило? Нет, не похоже.
   - Извините, - я посмотрел на Даккера большими честными глазами, - тетушка просила меня сразу же вернуться.
   Вопросов не возникло.
   Ах, как скверно! Выгонять некроманта на преследователей в мои планы не входило - беготня по вагонам в исполнении армейского мага запросто могла окончится катастрофой. Нужно действовать резко - подкрасться, вырубить мерзавца, а потом уже придумывать объяснения.
   Я заглянул в соседний вагон через стеклянные двери тамбура. Колдун быстро возвращался, он уже вызвал Источник и двигался с мрачной целеустремленность. Что-то подсказывало мне, что пропускать его к паровозу будет плохой идеей. Я терпеливо ждал, дружелюбно улыбаясь, и даже помахал ему рукой. Ну, приспичило мне с человеком пообщаться! Некромант пинком распахнул межвагонную дверь и, не глядя, швырнул в назойливого белого что-то примитивно-ошеломляющее. Все равно, что палец показал. Я сходу врезал ему в бубен. Вредоносный колдун пробкой вылетел обратно в тамбур, крепко приложился обо что-то головой и остался валяться там, тупо хлопая глазами. Подозреваю, что дело было не столько в силе удара, сколько в неожиданности (учитывая, кто именно съездил ему в челюсть). Искушение отпинать ногами источник моих неприятностей было мучительно сильно, но я не мог позволить себе участвовать в драке, этом волнующем, увлекательном, но чисто черном развлечении - ко мне и так накопилось слишком много вопросов. Тут прибежал армейский спец, сгреб злодея за шиворот и вопроса о том, кто именно поколотил задержанного, больше не существовало. Я аккуратно переступил кучу малу из колдунов и величественно поплыл дальше, подобный большому белому облаку.
   Свалил, проще говоря, оттуда.
   Скрутили уголовника очень вовремя: всего через полчаса поезд затормозил, и я мог полюбоваться, какая горячая встреча нас ожидала. Казалось, армейские маги собрались здесь все (действительно - все), а, учитывая, что даже такой толпой они в состоянии действовать слаженно, передо мной предстала действительно необоримая сила. И все из-за какого-то примитивного убийства, и только потому, что его совершил некромант. Не такие уж мы страшные!
   Зато, какое наслаждение было наблюдать за армейскими спецами, круто обломавшимися с обещанным развлечением! Мысли были понятны без слов, по одним только жестам. И вот они там стоят, ругаются, а я ме-е-едленно уезжаю вдаль.
   Когда все возможные неприятности остались далеко позади, настроение у меня стало типично белое - солнечное и радостное. Может, образ начинает давить на мозги? Тьфу, тьфу, тьфу! Я послал к Шороху маскировку, пил пиво и жевал бифштексы. Хорошо! Руководство чугунки в качестве моральной компенсации выдало пассажирам бесплатный обед. Съел и его тоже. Сидел в купе круглый, сытый и довольный.
   Очень вежливо, кланяясь и извиняясь, ко мне просочился Графт. Инспектора одолело любопытство - он хотел знать, как я сумел вычислить колдуна. Пришлось сделать одухотворенное лицо и неопределенно поболтать рукой в воздухе.
   - Видите ли, некоторое время я жил в городе Редстоне, широко известном своим Университетом. Там удивительно много вдумчивых, образованных людей с высокой культурой и тонким умом. В одной фирме со мной работал черный маг, милейший юноша, но к концу вечеринок он становился... немного разговорчивым. Однажды он объяснил присутствующим принципы некромантии, в теории, естественно. Чтобы пробудить останки, заклинатель должен восстановить образ усопшего внутри себя, безвозвратно пожертвовав для этого частью собственной сути. Если покойный - человек, попытка закончится для некроманта безумием, полным вытеснением личности. Насекомые проще, но принцип не меняется. Наш преступник держал в голове триста жуков. Естественно, что он вел себя немного странно!
   Типичные тараканы под шляпой. Инспектор глубокомысленно кивнул.
   - А как вы догадались, в каком вагоне его искать?
   Ссылаться на Шороха я не мог, но вопрос этот предвидел.
   - Я ходил навещать мисс Нэнси Даккер, она как раз едет в первом вагоне. Милейшая девушка! Очень общительная. Человек подходящей внешности сидел совсем рядом, но, - надеюсь, смущение у меня получается без тени насмешки или самодовольства, - поначалу я не решался вмешиваться в работу полиции.
   Вот так. И будем надеяться, что у инспектора не хватит терпения выяснить, сколько раз я туда ходил. Разговор с дочуркой Нэнси даже меня устрашает, а тут дело раскрыто, преступник арестован, медали ждут в конторе. Зачем докапываться до несущественных мелочей?
   А если вопросы все-таки возникнут, через сутки я сойду с поезда, верну себе нормальный цвет и - поминай, как звали. Инспектор без всякой задней мысли пожелал мне удачи и отправился составлять свой отчет.
   - Томас, какой вы умный! - вздохнула мисс Фиберти, едва дверь за гостем закрылась.
   Ох, просто бальзам на сердце! Все-таки, я не ошибся с выбором спутницы.
   - Да, я практически гениален, - к Шороху ложную скромность.
   - Но... Ты действительно ищешь эту... - она поморщилась. - Мировую Ось?
   Думаю, немного откровенности делу не повредит.
   - Мисс Фиберти, не важно, что мы ищем, главное, что одновременно с нами ЭТО ищет еще кое-кто. И "кту" не обломится!
  
   Министр Безопасности Михельсон редко обращался к кому-то с личными просьбами. Он придерживался мнения, что у хорошего руководителя подчиненные сами делают все, что надо, и даже немного больше, но у всякого правила бывают исключения. Сегодня господин Михельсон пригласил к себе старшего координатора северо-западного региона для очень важного, конфиденциального разговора.
   - Господин Ларкес, вы уже знаете о ситуации на границах с империей?
   Колдун утвердительно кивнул:
   - И'Са-Орио-Т готовится к войне с соседями, в первую очередь - с нами. Дату начала назовут, как только военные фракции кончат грызться за будущие трофеи.
   Вот так, никаких недосказаностей. Впрочем, Михельсон никогда не сомневался в способности Ларкеса получать информацию.
   - На первый взгляд, безумная идея. Их боевая магия отстает от нашей на десятилетия, даже в лучших образцах. Что касается общей подготовки, то они элементарно не способны защитить свою территорию, не говоря уже о захвате чужой. Каково ваше мнение, почему они так осмелели?
   Ларкес старательно собрал на лбу задумчивую складку.
   - Какое-то новое оружие?
   Министру понравилось, что маг говорит в предположительном ключе - нехорошо, когда данные вытекают из управления, как из дырявого ведра.
   - Вот именно. К счастью, армейская разведка сумела добыть образцы до начала активных боевых действий. Оружие имеет алхимическую природу - это ядовитый газ. Чрезвычайно, чрезвычайно ядовитый. И в первую очередь он отбивает у людей способности к магии.
   Министр сделал паузу, давая собеседнику время осмыслить ситуацию.
   - Воинственные ничтожества, - голос мага сочился презрением, но лицо оставалось невыразительно-спокойным, - уступить потусторонним феноменам треть территории, а потом побираться у соседей.
   Было бы странно ждать другой реакции от черного - ни бояться, ни сочувствовать они не умеют.
   - Добавьте к списку глупостей гонения на колдунов, прошедшие одновременно с нашей Реформацией, и вы поймете, почему они так отчаянно нуждаются в новых территориях, хотя и их неспособны удержать.
   - Я бывал в Са-Орио, - равнодушно сообщил Ларкес. - И представляю себе их общественное устройство.
   - Тогда вы представляете, как важно найти средство противостоять этому оружию? Ни жертвы, ни месть, ни доводы рассудка имперский генералитет не остановят.
   - Что я могу сделать? - если мага и взволновало услышанное, то внешне это никак не проявилось.
   Господин Михельсон помедлил, заново переживая события последних дней.
   - Недавно был убит алхимик, ведущий специалист по смешанным техникам. Он должен был стать сердцем группы разработчиков, которой предстояло объединить для решения возникшей проблемы алхимиков и магов. В отсутствии человека, способного мыслить сразу в двух плоскостях, на быстрый результат надеяться не приходится. Эксперты считают, что замена возможна, - министр внимательно посмотрел на старшего координатора, ему показалось, что Ларкес слегка напрягся. - В вашем регионе последнее время патентуют интересные разработки на стыке магии и алхимии, взять, например, эту краску-хамелеон. Меня уверяют, что коллектив, сумевший реализовать такую интересную идею, справиться и с проблемой нового оружия.
   Ларкес едва заметно кивнул, но не ответил.
   - Я хочу, чтобы вы нашли этих людей и предложили им работу, на любых условиях. Все надо сделать в обстановке глубочайшей тайны. Вы понимаете?
   - Я найду его, - спокойно кивнул маг. - И сотрудничать он будет.
   Министр дернул бровью, но развивать тему не стал. От его внимания не укрылась странная оговорка старшего координатора. Тем лучше! Если маг уже знает того, кто им нужен, поиски много времени не займут.

Оценка: 6.75*103  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"