Сыскина Ирина Михайловна: другие произведения.

Женщина-птица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ви любила две вещи: дождь и одиночество. Но муж всегда был рядом...


Женщина-птица

   Что в сущности, и есть автопортрет.
   Шаг в сторону от собственного тела.
   Повернутый к вам в профиль табурет,
   Вид издали на жизнь, что пролетела.
   И. Бродский
   "Неужели тебе совсем неинтересно, где мы едем? Взяла бы карту и следила,"- наставлял, как всегда, муж. Опять эта чертова карта. Ее внутренний голос, как обычно, внутренне отвечал ему и посылал подальше. "Отстань!",- и она демонстративно открыла книгу и погрузилась в чтение. Ви ненавидела совместные поездки с мужем, где обязательно надо было " привязываться" к местности и следить по дурацкой карте. Зачем ? Можно пропустить что-либо гораздо более важное и интересное, что не увидишь ни на одной карте : необычное дерево, изгиб берега, цветы у дороги. Да мало ли, что может заметить ее глаз художника? Поначалу она пробовала делиться с мужем , но скоро поняла , что не стоит. Она, видите ли, мешает вести машину, отвлекая его разной ерундой...
   Итак, Ви молча купалась в собственном восторге от пейзажа. Боже, как ей хотелось остановиться в этих чудесных маленьких городках, бродить и делать, что хочешь и никуда не спешить хоть раз в жизни. "Чего читаем, Рубину?"- не оставлял в покое муж." Нашла, что читать!" Ее внутренний голос почти грубил: "Отстань, надоел, что хочу, то и читаю." В действительности она просто захлопнула книгу , бросила ее на заднее сидение и глубоко вздохнув, уставилась в окно. Самое интересное, что муж был во многом прав, и это-то раздражало еще больше. Ее покорность и внутренний голос помогли просуществовать браку двадцать пять лет. Правда, с возрастом внутренний голос становился все более грубым, а иногда даже грешил нецензурными словами, но на то он и внутренний, чтобы им и оставаться.
   Она прослушала, а вернее пропустила мимо ушей, длинную лекцию о литературе современной и классической, о богатом накопленном опыте, и если уж читать, то только лучшее из классического наследия прошлого . А ее вот почему-то тянет на сомнительную литературу, и так она проводит свою драгоценную жизнь - читает и смотрит, что попало. Особенно его раздражали шоу с идиотским смехом за кадром. Как-то так получалось, что все , что ей нравилось, было недостойным внимания.
   У мужа, как всегда, был четкий план. В настоящий момент они пытались добраться в Делмар до наступления темноты. Мчались и пропускали прекрасные городки, зовущие пляжи и чудесные галлереи с кучей маленьких, неожиданных сокровищ. Она вспомнила о купленном когда-то ангеле на шелке вделанном в стекло. Ви повесила его на солнце, краски играли, правда, ангел со временем выцвел. Покупала она редко, просто любовалась, и душа отдыхала.
   "Ты знаешь, нам еще далеко ехать, а я что-то проголодался, да и размяться бы не мешало, так что сделаем остановку на часик. Но учти, ровно час на все про все и ни минуты больше." Ее внутренний голос ликовал, она сухо бросила: "О кэй".
   Январь - сезон не пляжный, кое-где мелькали редкие пары. Было довольно тепло, и муж даже решил попробовать воду. Ви не любила солнце и устроилась в тени деревьев. Рядом с ней кто-то тяжело плюхнулся на песок. Это была негритянка лет сорока в изношенном джинсовом костюме, с видавшей виды сумкой средних размеров. Женщина разговаривала сама с собой, не обращая ровно никакого внимания на окружающих. До Ви отчетливо долетало лишь:" fuck you'. Приветствие, очевидно, предназначалось мухам, облюбовавшим полоску ее голого тела между кроссовками и джинсами.
   Утомленная борьбой с мухами, черная достала бутылку джина и с жадностью прикончила ее. На какое-то время она стала еще более разговорчивой, но минут через пятнадцать, как боец на поле боя, упала подкошенная на сумку. И уже ни мухи , ни неудобство позы - ничто и никто в этом мире ее временно не беспокоили. Ви даже проверила, жива ли, но нет, мирное похрапывание убедило ее, что все в порядке. Рядом с лежавшей приземлилась чайка в надежде поживиться чем-либо. Но не найдя ничего интересного кроме трупа и пустой бутылки, покрутив удивленно головой, улетела.
   Ви не могла отвести от негритянки взгляда. Вот он другой, свободный образ жизни, живет как хочет, спит и ест, где придется и не знает, что будет делать завтра. Женщина-птица. Что или кто сделал ее такой?
   Вернулся муж, посмотрел на лежащую: "Да, как мало некоторым надо для счастья !" Чтобы не вдаваться в долгие дискуссии, Ви решила пройтись: "Я пойду посмотрю магазинчики, а ты подожди меня здесь. Тебе все равно неинтересно." "Ладно, только двадцать минут, в три выезжаем."
   Ей повезло. Первая же галерея оказалась интересной, особенно второй этаж. У нее захватило дух. Вся комната была в птицах, они стояли на полу, запрыгивали на тумбочки и столы, занимая все мыслимое пространство. Птицы, безусловно, были одного рода - племени. Фиолетовые и розовые с одинаковыми тоненькими желтенькими ножками, а на головках- три перышка- антенны. Но ноги и шеи у них были разной длины и по- разному наклонены, что создавало иллюзию почти живого застывшего птичьего царства.
   Ви истратила свои драгоценные двадцать минут, любуясь и фотографируя. И вдруг взгляд ее упал на маленькую печальную птичку - карлицу. Создатель обидел ее и не дал ей ни длинных ног, ни длинной шеи, наградив взамен кривым клювом. Ви сделала ее персональный портрет и поцеловала птичку в фиолетовую головку: "Прощай, я бы купила только тебя, но муж не поймет, зато у меня будет твой портрет."
   Было уже довольно темно, когда они въехали в Делмар. Это затруднило поиски гостиницы. Она пряталась в стороне от дороги, полностью закрытая садиками окружавшими ее. В гостинице было двенадцать номеров, вход прямо с улицы. У каждой комнаты свой маленький садик - итальянский, мексиканский или восточный и свое имя - имя художника. На их номере красовалось Эрте.
   У Ви перехватило дыхание. Комната была из прошлого века, маленькая и уютная, в ней было три основных цвета: желтый, фиолетовый и зеленый. На стенах красовались гордые и красивые женщины- птицы, и тут Ви вспомнила. Когда-то в школе учительница подарила ей открытку вот с такой же женщиной-птицей и написала на ней: "Не бойся быть собой, и ты достигнешь многого." Тогда она не совсем поняла , а потом было поздно...Не ирония ли судьбы - эта картинка Эрте, который больше всего на свете боялся скуки и монотонности, не мог носить одно и то же платье два дня, не ел одну и ту же пищу. Он поистине наслаждался жизнью и каждым днем все девяносто семь лет своей жизни...
   А в жизни Ви ничего не происходило. Все было до скуки идеально правильно и расписано кем-то свыше.
   Обычная жизнь женщины с необычным именем. Ви- короткое от Вивьен. Мать ее была без ума от Вивьен Ли, а отец был без ума от матери. Она умерла вскоре после родов. Отец определял все поступки и решения Ви. Она любила рисовать и вырезать маленьких куколок, мальчиков и девочек. У каждой куколки было свое имя и свой характер. Если куколка получалась красивой - она была хорошей, безобразная - плохой. Ви скрывала свое богатство в двух почтовых конвертиках, один- для девочек, другой- для мальчиков.
   Отец решил, что занятия музыкой более престижны и полезны для девочки и отдал ее в музыкальную школу. Она покорно и даже неплохо ее закончила лишь с тем, чтобы навсегда забыть то, чему ее учили.
   Ее любимой художницей в Америке стала Сюзан Болет. Ее мистические, детально выписанные женщины завораживали и притягивали Ви. Большинство картин не имели названий и давали простор фантазии, в каждой женщине была тайна, сила и красота. Художница бесподобно владела цветом и его оттенками. К рисованию Ви не вернулась, муж скептически отнесся к ее увлечению.
   Да, о замужестве. Замуж она вышла вовремя и удачно. За молодого, подающего надежды аспиранта с ее же экономического факультета. Был он на три года старше, не пил, не курил и так же, как и ее отец, имел четкое представление о жизни и о своем месте в ней.
   Он год ухаживал за Ви и отец всячески поощрял его - идеальный жених и с будущим, чего еще ждать? Ждать и вправду было нечего. Других кандидатов на горизонте не вырисовывалось. Ви покорно сменила отца на мужа и стала идеальной женой, как раньше была идеальной дочерью.
   Вокруг нее бушевали страсти и кипела жизнь, ее же корабль шел четко намеченным мужем курсом.
   Две ее лучшие подруги были в вечном поиске идеального спутника жизни. Наталья шла методом проб и ошибок. Она ныряла в очередной брак в полной уверенности, что вот этот-то будет последним. Ее текущий брак мало чем отличался от предыдущих и конец его был не за горами.
   Елена, напротив, была вечной невестой, мечтательной и романтичной, причем слишком мечтательной и романтичной для современной жизни. Каждый раз она влюблялась и очаровывалась как в первый раз. И счастье казалось так близко, так возможно. А принц все не появлялся... Как-то между двумя романами она родила мальчика.
   Ви было неудобно за свою размеренную и обеспеченную жизнь. И она молчала о том, что кипело у нее в душе. А в душе она бунтовала против своего придаточного существования. Но бунт был внутренним и говорила она теперь с мужем все больше внутренним голосом. Ви понимала,что бог что-то напутал и дал ей чужую судьбу, а она вот впряглась и тянет.
   Мужчины ее не интересовали. Секс, в силу полнейшего незнания, отрабатывала как повинность, причем не самую приятную. Да и что она могла знать, если ее опыт начинался и заканчивался собственным мужем?
   "Ты бы хоть любовника завела, узнала бы что такое оргазм",- подшучивала Наталья. "С другой стороны,"- продолжала она,--" ты у нас идеальная ячейка общества и тебе этого не надо."
   Ви любила две вещи: дождь и одиночество. Но муж всегда был рядом. Он считал, что в идеальной семье, а она у них идеальная, супруги должны быть и делать все вместе. Короче, они делали то, что хотел муж...
   "Боже мой, ну и попали,"- раздраженно проворчал супруг." В жизни не видел ничсго подобного. Ладно, хоть дешево, переспим как-нибудь ночь." Внутренний голос Ви возмутился:" Как ему это может не нравиться, неужели он не видит уникальности места?" Вслух Ви лишь сказала: "Иди первым в ванну, я пока разберусь,что к чему." Муж скрылся за дверью и стало легче, есть время осмотреть комнатку.
   Номер был по-уютному домашний. На столике стоял портрет художника, рядом лежало несколько красивых морских раковин, на тумбочке- свечи. Телевизор прятался в причудливом треугольном ящичке на стене, чтобы не разрушать гармонию прошлого. Вся мебель покрашена в три цвета: желтый, зеленый и фиолетовый. На крохотном диванчике небрежно брошена мягкая, бархатная накидка, готовая накрыть и обогреть. Удивительно, как много вещей помещалось в этой маленькой на первый взгляд комнатке с окнами на обе стороны.
   В тумбочке, у кровати, вместо традиционной библии, Ви обнаружила дневник- записи людей, раньше живших в этом номере.
   "Меня зовут Тим, а мою собаку - Ральф. Мне здесь нравится и Ральфу нравится тоже. Особенно нам нравится печенье, которое дают по утрам. Мама ругается, но ведь Ральф тоже любит печенье,"- было написано детским подчерком.
   "Мы трое сбежали сегодня из школы и вдруг эта гостинница. На другую у нас бы не хватило денег. Здесь все здорово и необычно. Мы будем праздновать свободу всю эту ночь,"- и подписи: Трэси, Лэсли и Пэт.
   "Нашей с Кэт семье- ровно один день, здесь мы проводим медовую неделю и мы в восторге от этого места. Я лежу на кровати и любуюсь силуэтом любимой, который играет в стеклышках окна ванной. Как изящны и плавны ее движения, совершенны линии тела." Ви с удивлением повернулась к окну. И правда, как это она не заметила раньше - вполне улавливалась фигура мужа, правда, не те эмоции.
   "Как чудесно утром открыть окно на балкончик и вдохнуть свежесть океана, а если еще и раздвинуть листья банана, то можно увидеть и сам океан сливающийся с небом.". К сожалению, было темно, но воздух был свеж и пронзителен, она вдохнула полной грудью и захлопнула окно до утра.
   От чтения ее оторвал муж, он устал и хотел спать. Она ложилась с мыслью, что утром обязательно проверит и балкончик, и бананы, и свежий воздух океана.
   Ей снились птицы, множество птиц - реальных чаек и стеклянных красавиц, настоящий птичий базар. И в довершении всего появилась женщина-птица в невесомом прозрачном желто-фиолетовом одеянии.
   Утром Ви раскрыла чистую страницу дневника и нарисовала красивую птицу. Затем она распахнула окно. Сильный ветер обнял ее, затрепетали желтые полоски занавесок и воздух одуряющей свежести наполнил комнату. Ви вышла на балкончик, раздвинула листья банана, оттолкнулась и полетела туда, где океан встречается с небом.
  
  
   St. Louis, Missouri
   Џ Irina Syskin 2004
  
  
  
  
  
  
  
  
  

И. Сыскина

  
  
   5
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Суббота "Драконий подарок. Королевская академия Драко ??"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"