Павел Шэд: другие произведения.

Быстрокрылый (р.в.)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пролог и все главы вместе. Пока только пролог и главы 1-6. 29/11/06


Крылья дракона

Пролог

Пробуждение

Остров неподалеку от Виндариса, 470-й год от Прихода.

   Кто говорил, что к боли можно привыкнуть? Сколько уже прошло времени? Наверное, целая вечность. Оставаясь в сознании, он прекрасно понимал, что бодрствует только его мозг. Он совершенно не чувствовал своего тела, только каждый удар боли рождал мириады ярких искорок радужных оттенков, дурманил разум и вырубал сознание.
   Он привык даже к этим волнам. Терпел, выбора ведь не было. Даже считал эти яркие болезненные волны. Сначала он терял сознание после каждой третьей, теперь только после седьмой. Всякий раз, когда он начинал снова проваливаться в пустоту, где-то там, привычным и в то же время совершенно незнакомым ему голосом он произносил порядковый номер волны.
   "Седьмая..." - подумал он, в очередной раз теряя сознание.
   И он понимал, что скоро снова придет в себя. И снова будут эти одуряющие, безжалостные волны. Одна за другой, до тех пор, пока он снова не потеряет сознание.
  

* * *

   В этот раз что-то изменилось. Какие-то новые ощущения. Стало... холоднее. И почему снизу теперь боль не приходит? Другая боль есть, она даже стала несколько более разнообразной, но в остальном - ничего не изменилось.
   И волны, эти выворачивающие душу волны, стали слабее. Намного.
   "Седьмая..." - привычно подумал он.
   Сознание осталось при нем. И, самое интересное, рассудок теперь был не таким туманным.
   "Девятая..."
   Это хорошо, неужели ему становилось лучше?
   "Двенадцать..."
   Почему-то сейчас он представил себя этаким бесформенным комком. Разве можно совершенно ничего не ощущать? Любое живое создание должно состоять из плоти и крови. Ну или чего-то похожего.
   "Пятнадцать..."
   Разве что холод. Да, он почувствовал легкую прохладу. Значит, плоть и кровь есть у него. Значит, в его жилах течет теплая кровь. Иначе как можно было это различить? Или ему это показалось? Нет, определенно, стало прохладней...
   "Девятнадцать..."
   Теперь дальше. Плоть и кровь есть, или, по крайней мере, должны быть. Что еще обычно есть у живых существ? Руки, ноги, туловище, голова. Голова...
   "Двадцать три..."
   Голова... А на голове, нос, рот, уши и глаза!
   "Двадцать пять..."
   Значит, должны быть запахи, звуки, свет и цвета! А их нет. Просто комок...
   "Двадцать девять..."
   Комок из плоти и теплой крови. Без глаз, ушей и носа. Мерзость...
   "Тридцать пять..."
   Он - мерзость! Почему нет никаких ощущений? Только этот, легкий холодок вокруг... вокруг комка.
   "Тридцать семь..."
   Что же он такое? Что за пустота вокруг! Куда не ткнись - одна непроглядная пелена! Имя... у живого существа должно быть имя. Есть рассудок, есть мысли... Значит, не зверь. Разумен. А у разумных должно быть имя. Нет, ничего... одна пустота.
   "Сорок три..."
   Или он призрак...
   "Сорок пять..."
   Дух, без плоти. А все остальное ему кажется. И мысли, это не мысли... А так... больное воображение.
   "Сорок восемь..."
   Нет. Он не дух. Холодок он все же чувствует, значит, живой.
   Мысли оборвала ярчайшая волна острой боли, вернувшейся оттуда, снизу. Рассудок не выдержал этого мощного удара, и Он снова повалился в привычную пустоту.
   "Боль. Боль - это хорошо. Значит, я еще жив..."
  

Глава первая

Серый

Виндарис, 470-й год от Прихода.

  
   Цветные пятна. Сегодня они приобрели четкие формы, исчезли неясные очертания, пропал мутный туман. Он осознал, что лежит в какой-то пещере. Внизу вместо пола мелкий разноцветный песок. Желтые, красные, черные, белые и какие-то непонятные, почти прозрачные песчинки. Лежат себе ровным слоем, никаких бугорков, ямочек. Словно чья-то заботливая рука старательно и долго выравнивала поверхность песчаного дна.
   Темные стены пещеры когда-то были под водой. Мутные разводы над песком. Самые мутные внизу, самые светлые сверху. Гладкие стены, словно выточены прекрасным инструментом. Ну конечно, вода и пещера. Разве есть лучший инструмент чем вода? И ни трещинки, нигде. Абсолютно ровная поверхность. Ничего и никого. А вот тут, правее, какое-то темное размытое пятно. Почти черное. Стоит немножко присмотреться и понимаешь, что это подпалина. Очень старая подпалина, ее нижнюю часть скрывали большие мутные волны, следы морской воды, а самый низ исчез под слоем песка. Такое впечатление, что здесь горел не костер, а кто-то шутки ради или из злости изрыгнул из себя целый сноп пламени, так сильно закоптивший стену.
   Забавное пятно. С одной стороны, пятно как пятно. Но с другой... Совсем немного воображения, и в правой части начитает проступать острое крыло. А вот чуть в стороне, раскрытая для атаки лапа, с длинными и кривыми когтями. Чуть выше какая-то круглая морда с ехидной улыбкой. Этакая злобная крылатая тварь с ядовитой слюной, противной мордой и дерзким взглядом.
   Он отвлекся от черного пятна и посмотрел перед собой. Шумно выдохнул, поднимая перед собой облачко пыли. Вот теперь в песке есть небольшая ямка. Надоели эти ровные линии.
   Он закрыл глаза и незаметно задремал.
  

* * *

  
   - Доброе утро, - услышал он приятный голос и открыл глаза.
   Внушительные мощные лапы, сложенные вдоль спины крылья, длинный хвост, ровненькая шейка и симпатичная морда. По всей груди, животу, спине и хвосту ровные ряды чешуек серебристого цвета. На шее чешуя была чуть светлее, местами почти белая, а на голове опять темнела. Рожки на самой голове и гребень по спине были еще темнее.
   "Это дракон..." - подумал Он.
   - Привет, - ответил вслух.
   Она лежала перед ним, придирчиво рассматривая. Голова величественно поднята, шея чуть изогнута и крылья слегка приподняты над спиной. Гордый вид взрослого дракона.
   - Вижу, тебе уже лучше. Я очень рада.
   Она еще раз обвела его взглядом, немного вытянула шею и оглядела его как-то сбоку, что ли.
   - Хорошо, мы почти справились, - заявила она. - Меня зовут Сальке.
   А вот он не нашелся, что сказать в ответ. Как-то неудачно дернулся, стараясь отвести полный горечи взгляд, и стало очень больно.
   - Осторожней! Не надо резких движений! - встревожено заговорила Сальке. - Ты сильно изранен. Нам большого труда стоило выходить тебя.
   - Кому нам? - буквально по слогам проговорил Он.
   - Нам, драконам Виндариса.
   - Кто такой Виндарис?
   - Виндарис - это наш дом. Большой остров. И ты сейчас в одной из наших пещер.
   - Понял... - неуверенно проговорил Он.
   - Я бы очень хотела узнать, что с тобой произошло... Видишь ли, я еще не встречала существ, на кого не действует моя магия. Я пыталась хоть немного залечить твои раны, но магия оказалась бессильна. Никто из нас еще не встречался с подобным...
   Сальке умолкла, ожидая ответа.
   - Я не знаю... - тихо произнес он и зажмурил глаза от злости.
   - Действительно странно...
   Через несколько минут, прокляв себя и свою память сотни раз, Он открыл глаза. Сальке все еще была рядом. Серебряная драконица смотрела на него с некоторым сочувствием.
   - Тогда я расскажу тебе, что знаю, - заговорила она. - Тебя нашли два айдона назад...
   "Два айдона, а я все та же груда мяса... " - подумал Он.
   - ... в сутках полета от нашего острова. Тебя нашла одна молодая драконица. Она потратила почти сутки, чтобы хоть как-то прикрыть твои раны и отправилась за помощью. У тебя сильно разворочена грудь, словно из нее вырвали огромный кусок плоти. Сломаны обе передних и задняя левая лапа. Левый бок сильно опален, шкура истлела практически до самой плоти.
   Он громко и болезненно вздохнул, что-то неприятное давило сзади.
   - Да, и еще у тебя несколько глубоких колотых ран на спине. Морда была сильно опалена, мне с большим трудом удалось справиться с отмирающей плотью и сохранить твои глаза.
   Она опять замолчала, а Он моргнул только в ответ, что да, все понял.
   - Вот самое тяжелое - с твоей грудью и левой передней лапой. Кости на лапе буквально раскрошены, боюсь, она заживет не скоро. На грудь я приложила тебе примочку из водорослей. Тут уж ничего не поделаешь, рана будет очень медленно затягиваться.
   - Заживет... - тихо прошептал Он.
   Сейчас до него дошло, что его голова (или морда) лежит на песке. Вот почему Сальке кажется просто огромной.
   - Ну ничего, - кажется, Сальке улыбнулась. - Самое главное, крылья у тебя целы...
   Если он хотела его удивить, то ей это удалось! Он резко дернулся, пытаясь обернуться, и со стоном уронил свою голову обратно на песок. Вот сейчас вернулись ВСЕ ощущения! Боль, везде, повсюду. Такая яркая и жгучая! Вот он хвост со своей ноющей болью. Вот они крылья, скучающие по движению и давно затекшие. Вот они лапы, со своей тягучей болью. И прекрасно ощущалась грудь, с клокочущим вулканом отвратительных ощущений. Все разом болело и ныло, напоминая о себе.
   Проваливаясь в какое-то туманное небытие, Он тяжело застонал.
   - Спокойней, - ласковым голосом произнесла драконица. - Сейчас будет легче.
   Что она сделала, Он не смог понять. Прошло немного времени, и ему удалось справиться со своей болью. Все еще тяжело и шумно дыша, Он открыл глаза.
   - Прошу тебя, не делай резких движений! И лучше вообще не двигайся! - сказала Сальке - Потерпи еще несколько дней, и тебе станет намного лучше.
   Он моргнул, соглашаясь с ней.
   - Ты мне не сказал своего имени ... - с легким упреком сказала драконица.
   - Я его не знаю... - ответил Он дрожащим голосом.
   - Та драконица, что первой нашла тебя, назвала тебя Серым. Можно, мы будем называть тебя Серым?
   - Серым? Это лучше, чем совсем без имени.
   - Договорились. А теперь, попытайся уснуть. Я зайду к тебе утром.
  

* * *

  
   Серый проснулся от легкого шороха. Медленно, словно ожидал своего посетителя, он открыл глаза.
   Еще одна драконица. Почему-то его не удивило, что он распознал в ней именно драконицу. Очень молодая, чуть ли не вдвое меньше Сальке. Только чешуя не серебряная, а красная, местами темно-розовая.
   Сейчас она замерла с испуганным выражением на морде и не решалась опустить поднятую лапу. Серый бросил взгляд за ее спину, было еще темно, только-только появлялись золотистые лучи рассветного солнца.
   - Прости, я не хотела тебя разбудить... - пролепетала она.
   - Ничего страшного.
   - Меня зовут Валмара, - представилась драконочка. - Я... я только хотела узнать, как ты себя чувствуешь...
   - Несколько не выспался, - пошутил он.
   - Прости, - сконфузилась Валмара, и поспешила выскочить из пещеры.
   "Обидел... - подумал про себя Серый. - Интересно. Сальке сказала, что меня нашла молодая драконица. И вот - Валмара интересуется моим здоровьем. Неужели это она меня и нашла?"
   Он бросил взгляд на следы, которые оставила юная Валмара. Что-то она себя вела слишком робко.
   Через полчаса, когда уже совсем рассвело, появилась Сальке. Она тихо поздоровалась, и принялась колдовать над ранами Серого.
   - Нет, определенно, у меня плохо получается... - устало сказала серебряная через час. - Ума не приложу, что делать с твоей раной на груди...
   Серого передернуло, что-то новое и тревожное рванулось прочь из недр его подсознания...
   "Перед глазами яркий след молнии. Белоснежный и ослепляющий свет, тающий внизу в небольшой ямке. В этом углублении валяются куски желтоватого кристалла и несколько серебряных чешуек. В какой-то момент все кристаллы и чешуя нагрелись до нужной температуры и стали очень быстро плавиться. Вскоре ямка до краев была заполнена кипящей жижей. Исчезла молния, вытянулась вперед странная лапа с длинными когтями. Когти зашипели и задымились, едва коснулись расплавленной массы. Яркая вспышка, словно удар, и что-то леденящее пришло из области груди. Снова появилась лапа, теперь по когтям медленно побежала темная кровь. Лапа зачерпнула жидкости из ямы, и снова удар, столь яркий, что все видения растаяли, оставив лишь слепящий белый свет."
   Серый мотнул головой, отбрасывая прочь наваждение. Последний образ был настолько силен, что ему на самом деле стало очень больно.
   - Извини, я не хотела... - попыталась оправдаться Сальке.
   - Нет... ты тут ни при чем... - прохрипел Серый в ответ.
   Он услышал, как зашуршала ее чешуя, и сверху на него полился целый поток приятных ощущений. Боль стала отступать, навалилась легкая дремота. Сам того не замечая, Серый уснул.
  

* * *

  
   Он уже давно проснулся, еще глубокой ночью. Ему ничего не хотелось, странное, аморфное состояние. Он думал. Думал, над своим видением, засевшем в голове. Словно что-то скрытое в глубине его сознания, забытое и потерянное, выталкивало наружу и этот след молнии, и кипящую массу из серебряной чешуи и желтых кристаллов. Довольно долго он не решался признаться себе, что это способ залечить рану на груди. Не нудный и медленный процесс заживания, а резкое и болезненное решение. Кожа и плоть покроются черной коркой, желтый кристалл медленно растворится в крови, а серебро драконьей чешуи вытянет из раны всю гниль и черноту. Больно, очень больно, но заживет буквально за пару дней.
   Серый понял, что не ошибся. Осталось проверить, сможет ли он вспороть себе грудь, и вообще, удастся ли ему выйти из пещеры.
   Собравшись с духом, он стал медленно поднимать голову. Шея затекла, но ничего! Жутко кружится голова, не страшно, это обычная слабость после сильных ран. Он медленно повертел головой в разные стороны, слушая, как хрустят его шейные позвонки. Ничего, немного разминки и все будет хорошо. Осторожно вытянул правую лапу вперед и сильно удивился.
   Нет, обычная лапа дракона. Прямо как у Сальке, разве что пальцы чуть длиннее. Но вот шкура... или кожа. Серая, монотонная, без чешуи. Нигде ни темного пятнышка, ни светлой отметины. Сплошной серый цвет. Очень странно. Даже не видно следов перелома. Вот левая лапа, та вообще скрючена, обмотана темными широкими листьями и постреливает неприятной, туповатой болью. Только когти наружу, длинные драконьи когти.
   "А почему я решил, что я дракон?" - мелькнула мысль.
   Серый попробовал повернуться, медленно, в любой момент ожидая резкой боли. Но ничего, боль приходила постепенно, чем сильней он поворачивал голову, тем отчетливее становилась боль. Когда стало слишком уж больно, он замер.
   Длинное крыло, мощные кости и тонкая перепонка. Тонкая и узкая, гораздо уже, чем у Сальке. А ее крыло он рассмотрел очень хорошо. Второе крыло такое же, и, как и говорила драконица, крылья были целыми. Серый попробовал расправить крылья, насколько это позволяли стены пещеры.
   "По крайней мере, крылья я ощущаю хорошо. И они не болят..." - обрадовался он.
   Осталось самое сложное, встать. Ох, как заплясали стены! В глазах все помутнело. Сдерживая себя из последних сил, лишь бы не рухнуть на пол, Серый медленно опустился. В голове громко ухало, в глазах сияли радужные круги, в груди разрывалось сердце.
   - Еще разок... - пробормотал он, едва ему стало лучше.
   Только на четвертый раз он смог подняться и какое-то время простоял на трех лапах, покачиваясь из стороны в сторону. Он снова медленно опустился и решил поберечь силы до прихода Сальке.
   Томительно шло время. Солнце не торопилось занять свое место на небосводе, не светлело у выхода из пещеры. Не шел рассвет, и без него не появится и серебряная драконица. Серый расслабился и закрыл глаза. Силы, сейчас нужно поберечь свои силы.
   Серый старался не заснуть и прислушивался ко всем звукам, ожидая в любой момент услышать шарканье драконьих лап. Долго, очень долго. В какой-то миг он понял, что начинает злиться.
   "Дурак!" - буркнул он и взял себя в руки.
   Но легче не стало. Он начал ворочаться, ему вдруг стало неудобно лежать в одной позе. Шумно сопя, он все никак не мог найти нормальное положения для своей головы. Наверное, ему просто надоело валяться вот так вот, грудой мяса посреди пещеры. Совершенно беспомощным и бесполезным.
   Он так увлекся мыслями о своей ущербности, что не заметил, как в пещеру вошла Сальке. Драконица настороженно смотрела на него, а он впервые был действительно рад ее видеть.
   - Ты что, пытался встать? - упрекнула она его.
   - Пытался, - ровным и спокойным голосом ответил он.
   - И что?
   - У меня получилось.
   - Хорошо. Дай, я осмотрю твои раны. Мало ли...
   Он дождался, пока Сальке осмотрит его спину, отодвинет крыло, потом осмотрит передние лапы.
   - Плохо ... - укоризненно произнесла она. - На груди ты все разворошил. К сожалению, я никак не смогу закрепить на твоей груди свою примочку...
   - Сальке, скажи... ты линяешь? - не выдержал Серый.
   - Разумеется, как все стальные драконы.
   - Ты можешь дать мне немного своих чешуек? Думаю, десяти будет достаточно.
   - Зачем? - удивилась она.
   - Я знаю, как себя вылечить.
   - Хм, конечно. Я принесу тебе своей чешуи. Подожди немного.
   "Теперь уже скоро!" - обнадежил он себя. Ему показалось, что прошло несколько часов, прежде чем вернулась Сальке и положила перед ним с десяток своих чешуек. Забавно, она все-таки настоящий стальной дракон. Ее чешуя действительно из чистого серебра, пропитанного естественной магией дракона.
   - Что дальше? - спросила она.
   - А дальше мне нужно попасть на побережье, - ответил он.
   - Я провожу тебя.
   - Не нужно, - сказал Серый и поймал на себе удивленный взгляд драконицы. - Не беспокойся, я сам справлюсь. Просто подскажи, как проще пройти на берег, и все. Я просто не хочу, что бы ты видела, как я себя вылечу. Это... не совсем приятное зрелище.
   - Как знаешь. Выйдешь из пещеры, справа будет проход как раз до берега. Лететь я тебе не советую, лапы не окрепли. При посадке можешь снова покалечить.
   - Я понимаю. Спасибо, Сальке.
   - И все-таки, через час я найду тебя. Хорошо?
   - Конечно. Часа мне хватит.
   Она несколько неуверенно выходила из пещеры, два раза оглянулась, словно ожидая от Серого каких-то действий или объяснений. А он молчал, рассматривая сверкающие чешуйки.
   Серый поднялся, и примерился, как ему проще будет унести чешую с собой. В конце концов, он загреб все серебряные пластинки в правую лапу. Теперь идти будет еще сложнее, свободно наступать на эту лапу он не может, а левая практически бездействует.
   Неуклюже прыгая и постоянно припадая на переднюю лапу, он выбрался из пещеры.
   Значит, вот он какой... Виндарис, родина драконов Пиоллы. Большой остров, поднятый сильнейшими драконами из глубин океана. Словно корона, проходила по краям острова горная цепь со множеством темнеющих пещерных входов. Очень далеко убегали ряды скал, Серый не решился даже приблизительно оценить расстояние. В сердце острова огромная ровная площадка, на которой воздвигнуты из массивных каменных блоков большие здания, как раз впору драконам. Видимо, кто-то предпочитает жить не в пещерах... А под лапами шуршит все тот же светлый песок.
   Раннее утро. Виндарис еще спит. В небе мелькают крылья двух драконов, а больше никого не видно.
   Серый окинул взглядом скальный пейзаж, оценивая, сколько вообще драконов может жить на этом острове. Потом спохватился и стал озираться в поисках прохода на берег, о котором говорила Сальке. Продолжая неуклюже прыгать, он добрался до прохода. Не так уж, чтобы сильно узко, но крылья придеться прижать посильней, чтобы они не терлись о выпирающие скалы.
   Шум океана он услышал гораздо раньше, чем увидел. С минуту Серый любовался пенными барашками на волнах. Быстро нашел небольшую ямку и выложил чешую Сальке. С кристаллами было сложнее, он не сразу нашел желтые прожилки в скальных расщелинах. Пришлось лечь, и когтями выковыривать этот самый желтый кристалл. Ему пришлось основательно повозиться, не только выковыривая этот самый кристалл, но и умудриться протащить эти острые осколки до ямки, где уже лежали серебряные пластинки. Лапы уже болели, голова начинала кружиться, а он еще далеко не все сделал. Допрыгал до воды и стал искать длинные лоскуты морских водорослей. Серый помнил название - Лантарта прибрежная. Некоторые морские племена делают из нее свою одежду. Широкие листья этой водоросли прекрасно удерживают влагу и, благодаря своим свойствам, легко справляются с огнем и хорошо лечат ожоги.
   Серому пришлось помучиться, выдирая длинные темно-синие водоросли одной лапой. Прикусив весь свой "улов" зубами, он побрел к своему лечебному "алтарю". Теперь молния. Почему-то он не сомневался, что нужное заклинание всплывет в его голове. С легким хлопком и шипением ударила молния, причем столь неожиданно, что в первые мгновения он растерялся и едва не упустил нить магии. Ему удалось продержать заклинание нужное время. Когда явления магии воздуха исчезло, у него закружилась голова. Серый немного подождал, чтобы собраться с силами.
   Как и в своем видении, он окунул два когтя в кипящую массу, выдохнул и полоснул себя по груди. От резкой, обжигающей боли он сдавленно зарычал. Сжал зубы и принялся обматывать правую лапу водорослями. Пришлось поработать и левой, больной. Худо-бедно придерживая водоросли когтями, Серый обмотал свою конечность. Получилось не очень удачно, но листья держались.
   Листья лантарты зашипели, в лапе, как в небольшой чашке, шумно закипела раскаленная масса. Снова выдохнув, Серый резким движением прижал эту жижу к своей груди. Через какой-то миг, так же резко он зачерпнул еще расплавленного кристалла и снова прижал лапу к груди.
   Боль накатилась мощно, как огромная волна цунами. Нет, он не потерял сознание. Он все прекрасно чувствовал. Хвост бился в истерике, сокрушая выпирающие камни, задние лапы прорыли в песке огромные ямы, и когти начали скрести жесткое каменное дно. Дышал он прерывисто, тяжело. Зубы елозили друг по дружке, издавая неприятный звук. Он терпел, как мог. Всеми силами стараясь не дергать шеей и лапой.
   Он закашлял, едва не задохнувшись. Все это время он старался не дышать. Отстранив лапу от груди, отупевшим и мутным от боли взглядом Серый посмотрел на прожженные водоросли. Медленно, словно огромная плита, наваливалась на него тьма. Отворачиваясь от ямки со все еще кипящей массой, он не удержался на лапах. В последний момент он резко вывернулся, чтобы не рухнуть на левый бок. Боль уже была не страшна, тьма закрыла взор, осталась лишь одна, тоненькая полоса света, которая вот-вот померкнет.
   Серый уже не почувствовал, как его голова упала на песок.
  

* * *

  
   В ритме бьющегося сердца от кончика хвоста до носа носилась одна, обжигающая волна. Серый открыл глаза и мутным взором осмотрелся. Он опять в своей пещере, значит, Сальке нашла его и перетащила сюда. Все болело, сильно ныли лапы, в голове царила сизая завеса тупой боли. С каждым вздохом боль росла, она уже властвовала во всем теле, сковывая сердце своими цепкими зубами. Серому стало плохо, его замутило. Перед глазами все закружилось, стены заплясали в дурацком танце, меняясь местами с потолком и песчаным полом.
   "Нет!" - взвыл его разум.
   Серый чуть не оглох от своего рыка. Резким рывком он поднялся на лапы. Боль, он устал терпеть ее. С закрытыми глазами, борясь за свой рассудок, он рывками двинулся к выходу. Не обращая внимания на странный шум, Серый хлопнул крыльями.
   Больно. Раскаленные иглы впились в мозг, на все тело навалилась страшная тяжесть. Словно одернутую хозяином собаку, его потянуло вниз.
   "Нет!" - рявкнул он и заработал крыльями. Вперед. Вверх. Подальше от этой земли! Подальше от этой боли, пусть ей станет страшно там, в облаках. Не сдаваться, что бы ни было, в полете он сильнее боли!
   Онемели крылья, в ушах стоял дикий рев, кровь закипала в жилах, а Серый все мчался вверх. Боль, ее тягучее покрывало медленно накрывало его. Зарычав, он еще быстрей заработал крыльями, едва не завалившись на левый бок.
   Еще немного и он прорвется через эту пелену. Вперед, выше этой боли! Серый даже резко вытянул шею, чтобы быстрей вырваться из своего воображаемого плена. Рванулся еще раз, и... все осталось позади.
   Заныли крылья, все так же жгло грудь, болели лапы. Но исчезла эта мутная пелена! Только сейчас Серый решился открыть глаза.
   Ветер приятно щекотал ноздри, ласковые солнечные лучи приветливо сверкали. Белые стада облаков кружили в причудливом танце там, далеко внизу. Серому было плохо и очень хорошо одновременно. В груди все рвалось от смешанных чувств. Боль огрызалась, кусая все раны, а сердце ликовало от радости полета. Бросая вызов самому себе, он стал подниматься еще выше, пока не понял, что все, хватит. Боль заняла свое положенное место, радостно стучит сердце. Он победил.
   Любуясь танцем облаков, Серый перестал работать уставшими крыльями. Он парил и наслаждался холодным высотным воздухом. Медленно, кругами, он парил над облачным ковром. Сложив крылья, Серый ринулся вниз, в самую гущу белоснежной массы. Словно стервятник, атакующий добычу, вонзился он в густое облако.
   А вот и Виндарис, его хорошо видно отсюда. Над черными пиками скал кружат встревоженные драконы, несколько десятков. Синие, алые, серебряные, бронзовые...
   Он улыбнулся про себя, бросив взгляд на стремительно приближающуюся поверхность океана. Серый камнем летел вниз, лишь в последний момент, за какой-то миг до удара об воду он расправил крылья. Практически задевая лапами большие волны, он на бешеной скорости мчался обратно к острову. Только на такой, очень маленькой высоте в полную меру можно ощутить скорость полета! И Серый снова наслаждался, уже не самим полетом, а своей скоростью!
   У самого острова, он резко свернул влево, снова вывернулся и теперь, чуть завалившись на правый бок, облетал вокруг острова драконов.
   В небе над головой Серого кружили драконы. Сейчас они ему не мешали, завороженно наблюдая за его полетом. Они еще не знали, что Серый победил. Победил свою боль. Теперь, он точно знал, что он жив!
  

Глава вторая

Другой дракон

Виндарис, 470-й год от Прихода.

  
   Серый проснулся от неприятных ощущений. Заботливо прижимая к груди левую лапу, он встал и принялся осторожно потягиваться, разминая ноющие суставы. Изредка ощущая в теле острую режущую боль, недовольно фыркал. Наконец выпрямился, повертел головой в разные стороны разрабатывая шею, и неспешно поплелся к выходу из пещеры.
   Виндарис жил своей жизнь в этот солнечный день. Возле огромного здания из черного базальта лежало не меньше десятка драконов и, если судить по резким движениям головы и колыхающимся крыльям, оживленного беседовали. Тут и там лежали у пещер драконицы, наблюдая за играми детей. На многих выступах в скалах грелись на солнце зеленые и синие драконы. В небе мелькали серебряные и бронзовые крылья. Неумело хлопая крыльями и шаркая еще не совсем окрепшими лапками, носились стайки подрастающей детворы. Над пещерой Серого, облюбовав широкий выступ, мирно дремала парочка молодых синих драконов.
   Окинув взглядом ближние скалы, Серый медленно запрыгал к проходу на побережье. Когда до широкой расщелины оставалось всего пару шагов, оттуда с шумом и визгом выскочила целая толпа ребятни. Ему пришлось отступить в сторону, одна маленькая и очень шустрая синяя драконочка бежала, повернув голову назад и просто его не видела. Два бронзовых, алый и еще один синий дракончик резко остановились, едва не столкнувшись друг с другом. Драконочка быстро повернулась и затормозила, пропахав в песке широкую борозду. Маленькие коричневые глазки удивленно пялились на Серого.
   - Здравствуйте, - уверенным голоском произнесла она.
   - Здравствуй, - ответил Серый.
   Остальные дракончики немного недружно поздоровались с Серым. Он поприветствовал ребятишек и отступил чуть в сторону, пропуская их. Малыши проскочили мимо, остался только один синий дракончик, который продолжал с каким-то восторгом пялиться на Серого.
   - Кронос! - окликнула синяя драконочка.
   - Иду! - ответил малыш и пробежал мимо Серого к своими товарищам.
   Серый долго смотрел вслед убежавшим дракончикам и думал, был ли он когда-нибудь ребенком? Чтобы вот так, просто бегать и резвиться. Тяжело вздохнув, он посмотрел перед собой в раскрывшуюся щель прохода. Что-то совсем расхотелось идти пешком.
   Он расправил крылья и стал подниматься вдоль скал практически вертикально. Его полураскрытые крылья делали короткие, но очень быстрые взмахи. Взлетев над острыми пиками, он полностью расправил крылья и начал пикировать вниз, набирая большую скорость. Серый мчался над водой, практически не работая крыльями, и при этом совершенно не терял скорость.
   Большое темное пятно кружило в воде, Серый без труда разглядел огромной косяк рыбы и только тут понял, что жутко голоден. Поймав крыльями резкий порыв ветра, он взмыл вверх. Завис на короткое время в одной точке, сложил крылья и ринулся вниз. Возле самой воды, как раз над косяком рыбы, он расправил крылья и всей массой ударился об воду.
   Шума удара Серый не слышал. Морская вода приятной прохладой обволокла тело. Он быстро привык к движениям под водой и принялся хватать частично оглушенную рыбу. Каждый раз приходилось зажимать рыбу зубами и выдавливать из пасти горькую воду. Что это за рыба, он не знал. Не очень крупная, но достаточно жирная и приятная на вкус.
   Серый замер на небольшой глубине, осматривая медленно удаляющийся косяк рыбы. Как ни странно, он прекрасно чувствовал себя под водой, ему даже не приходилось сдерживать дыхание. Немного неприятно щекотала ноздри вода и только.
   Решив, что на первый раз достаточно, он медленно погреб в сторону берега. Добравшись до отмели, Серый опустился на жесткое дно. Впереди виднелись темные скалы Виндариса, пожалуй, он слишком далеко отлетел от острова. Не долго думая, Серый сжался в комок и рванулся вверх, прочь из воды. Шумно хлопнули тяжелые от воды крылья в первый раз. Во второй раз лишь мелкие брызги полетели в стороны, а в третий его перепонки уже были совершенно сухими. Серый не спешил, он медленно летел над волнами к небольшой песчаной полоске перед скалами.
   Опускался он осторожно, вовремя вспомнив о больной лапе. Прошелся по берегу и наткнулся на свою ямку. Прилег рядом, посмотрел на мутное желтое пятно. Его коготь постучал по остекленевшей массе, сейчас этот застывший кристалл даже не поцарапать. Вот в груди заныло, словно напоминая о той ужасной сцене лечения. Серый отвернулся от желтой лужицы с тяжелым вздохом.
   Укладываясь на песок, он бросил взгляд влево и увидел озабоченную черную мордашку. Молодая драконица как-то странно на него смотрела. Сообразив, что ее заметили, она быстро развернулась и исчезла в проходе между скал. Серый лишь пожал крыльями, он не понял ее поведения.
   Закрыв глаза, он попытался расслабиться, отгоняя прочь свою ноющую боль. Солнце приятно грело шкуру, морской ветерок приносил соленый запах океана. Волны с шумом накатывались на выступающие камни, шипели, выбрасывая на песок белую пену и тут же откатывались назад.
   Серому было хорошо, если не считать темноты в голове. Он попытался найти какие-то ответы в себе, но слишком многое было непонятным. Откуда он умеет летать? Это ведь не так просто, как встать и пойти. Хотя почему? Все драконы имеют крылья... Впрочем, малыши на острове совсем не летают, не умеют еще. Не научились. А он встал на крыло раньше, чем на все четыре лапы. Кстати, а почему он решил, что он дракон? Сальке, Валмара, тот малыш Кронос, да, они драконы. А он? Разве он похож на дракона? Ну лапы, ну крылья, шея, пасть... Все есть, только отличается. И чешуи у него нет, ровная кожа и все. Сколько он уже бродит по острову драконов? Пять дней, не считая того времени, что провел безвылазно в пещере. И что? С ним вежливы, приветливы, вроде бы и замечают, а вроде бы и никому дела нет. Летает себе над островом такое серое существо. А что драконам? Лишь бы гадостей не делал, пусть себе живет, поправляется. А потом проваливает на все четыре стороны. Да, наверное, так оно и будет. Заживет лапа, уйдет боль, и он улетит куда-нибудь. Куда? Не имеет значения. Что здесь, что где-то еще, черная пустота в голове все равно останется. Может быть, где-то далеко он сможет найти ответы, узнать, кто он такой. Кто знает...
   И это видение с лечением. Откуда оно взялось? Из подсознания? Пришло, сказало: делай так и так, и ты поправишься. А магия? Серый впервые (при такой вот памяти) и без особых усилий применил магию. Хм... а это было смело - решить, что какое-то мимолетное видение поможет залечить тяжелую рану. Действительно, смело и глупо. А вдруг это был плод его воспаленного болью рассудка? Но нет, поверил. И действительно помогло. Грудь уже не болит так сильно, немного дергает, покалывает. Иногда получается не замечать эту боль. Да и правая лапа быстро затянулась, сейчас даже следа от ожогов нет.
   Странно все это. Вроде и пустота, а какие-то воспоминания проскакивают. Хотя нет. Пожалуй, это нельзя назвать воспоминаниями. Знания, знания усвоенные на уровне рефлексов. Как речь, как ходьба. Наверное, именно поэтому он может летать.
   Серый встрепенулся и повернул голову на легкое шуршание рядом. Маленький синий дракончик все таким же восторженным взглядом глазел на него. Малыш помедлил секунду, быстрыми шажками подскочил к Серому и улегся рядом.
   - Ты заблудился, Кронос? - добродушно сказал Серый.
   - Вы так красиво летаете, - затараторил дракончик. - Вы научите меня летать как вы? Мы играли на берегу, и я видел, как вы пикировали из-под облаков. Это так здорово!
   - Нет, я тебя съем, - пошутил Серый.
   Дракончик встрепенулся, как-то озадачено посмотрел на Серого и выговорил с нескрываемой гордостью:
   - Драконы не едят драконов!
   "Железная логика, малыш! - подумал Серый. - Хоть ты считаешь меня драконом".
   - А я ем, - Серый постарался улыбнуться. - Тебе еще рановато учиться летать.
   - Ага! - Кронос оживился и замотал хвостом из стороны в сторону. - Папа говорит, с восьми лет на крыло. А мне только семь. Но уже скоро будет восемь!
   - Вот видишь, тебе нужно еще чуть-чуть вырасти.
   - А я вырасту!
   - Конечно вырастешь.
   - Значит, вы научите меня летать как вы? Вы научите меня пикировать, да?
   - Если разрешат твои родители, то обязательно научу.
   Серый поймал себя на мысли, что не мог иначе ответить маленькому Кроносу. В конце концов, малыш действительно хочет красиво летать. Может, это только детская впечатлительность, а может нечто большее.
   - Кронос?! - из-за большого камня выглянула та синяя драконочка.
   - Кален, иди сюда! - крикнул дракончик.
   Малышка медленно шла, держа свои крылышки слегка приподнятыми. Судя по всему, она была немного старше Кроноса.
   - Серый обещал научить меня летать! - гордо воскликнул дракончик.
   Кален легла рядом с Кроносом и смерила его недовольным взглядом.
   - Тебе рановато еще летать ... - заявила малышка.
   - Так, когда я выросту!
   - Ну да, когда вырастешь ... - пробурчала Кален и перевела взгляд на Серого.
   - Он вырастет, Кален. Ты же выросла.
   - Я на два года старше, - сказала она.
   - Она моя сестра! - радостно выдал Кронос.
   - И родители тебе всегда говорят, что сначала нужно вырасти? - с легкой улыбкой спросил у него Серый.
   - Ага, я же маленький!
   - Маленький и непослушный! - вставила Кален.
   - Почему он непослушный? - поинтересовался Серый.
   - Мама сказала, чтобы он далеко от меня не убегал. А я уже третий раз с утра бегаю, ищу его.
   - Второй... - смутился Кронос.
   - Третий!
   - Вот как тебя учить, Кронос? Если ты и маму, и сестру не слушаешься? - с наигранным упреком сказал Серый.
   - Я исправлюсь! Честно-честно! - залепетал дракончик.
   - Договорились. Ты будешь слушаться сестру, а когда подрастешь, я постараюсь научить тебя красиво летать. Хорошо?
   - Да! - Кронос чуть не кричал от радости.
   - Пойдем, нас мама искала, - Кален толкнула братишку.
   Кронос послушно утопал за сестрой, успев несколько раз обернуться на Серого и умудрился немного отстать, за что на него Кален и прикрикнула. Выдав "Бегу-бегу!" Кронос скрылся за камнями, догоняя сестренку.
   "Может, я действительно научу тебя летать, малыш..." - подумал Серый. Как ни странно, сейчас ему стало приятно, даже тепло на душе. Одного желания Кроноса было мало, еще, как минимум, нужно заручиться поддержкой его родителей. В конце концов, летать на детских крыльях не так уж и безопасно.
   Серый снова повернулся к застывшему в яме кристаллу. Сейчас его поверхность ярко сверкала, в ней можно было рассмотреть себя.
   И морда у него не как у этих драконов. У него короче. И на голове нет гребня, только четыре рога. Спереди два побольше, сзади два немного меньше. И у той же Сальке весь гребешок, в том числе и на голове, стоит вертикально, а у него - рога немного наклонены вперед. И они гораздо длиннее гребня. И остроконечные, как иглы. Словно оружие для атаки.
   И опять он не похож на дракона. Серый, на самом деле серый. Худший цвет на фоне ярких драконьих оттенков. И с черной дырой в голове вместо своей памяти.
   Серый обиженно ударил когтями по заставшей лужице.
   "Хотя, чего я злюсь? - подумал он. - Я такой, какой я есть. Живой, летаю, дышу и ладно!".
   Он что-то почувствовал. Какое-то новое ощущение, доброе и задорное. Машинально задрал голову и увидел опускающегося серебряного дракона. Гость опустился чуть поодаль и неторопливо подошел.
   - Приветствую, Серый. Меня зовут Харон, - представился серебряный.
   - Приветствую.
   Харон подошел ближе и улегся напротив. Был он чуть крупнее Серого, и в нем чувствовалась сила, настоящая сила взрослого дракона.
   - Сальке моя супруга, - заговорил серебряный. - Она много чего рассказывала мне о тебе.
   - Много? Я сам о себе многого не знаю, - хмыкнул Серый.
   - Могу смело сказать, что после Сальке я знаю тебя лучше остальных! - засмеялся Харон.
   - Жаль, что не лучше меня... - печально ответил Серый.
   - Прости, не стоило так шутить. Ты потерял память, я слышал об этом.
   Серый кивнул в ответ.
   - Я видел, как ты летаешь... - произнес Харон после небольшой паузы. - Я еще никогда не видел ничего подобного! Как это у тебя получается?
   - Я не знаю. Получается и все. Я особенно задумывался об этом...
   - Теперь я знаю, кого будут называть самым быстрым драконом, - усмехнулся Харон.
   - Меня? - без интереса буркнул Серый.
   - Тебя, тебя. Раньше меня, теперь тебя.
   - Харон, вот ты только что назвал меня драконом. А я что, дракон?
   - А что, нет? - изумился серебряный.
   - Не знаю. Вот смотрю на себя, и не могу понять, кто я.
   - Да брось. Анфэ говорит, что дракон, если чувствуешь себя драконом.
   - Анфэ? - Серый задумался, почему-то ему было знакомо это имя. - Золотая Анфэ?
   - Да, она супруга Виндклоу. Лидера нашего логова.
   - Вот как...
   - Ты ее знаешь?
   - Не уверен. Знакомое имя и только.
   - Но ты весьма точно назвал ее золотой. Она - золотая драконица.
   - Мне это известно, но вот откуда - я не могу вспомнить.
   - Вот видишь, память возвращается к тебе. Медленно, но возвращается.
   - Эх, Харон! Хотелось бы в это верить!
   - Верь, кто тебе запрещает?
   Серый уставился на серебряного. Поразительно все-таки. Драконы, по крайней мере некоторые, приняли его за своего. При этом они совершенно его не знают. Не может быть, чтобы драконы были настолько наивны. Или они что-то знают? Или чувствуют? Серый не смог найти ответа внутри себя.
   - Извини, можешь выполнить одну мою просьбу? - спросил Харон.
   - Конечно.
   - Расправь крыло, пожалуйста.
   Серый хмыкнул, почему бы и не расправить. Харон задумался, внимательно оглядел крыло Серого и расправил свое. Сразу стали видны все отличия. У Харона крыло начиналось с середины спины. Сначала немного вперед шла длинная широкая кость, от нее отходила еще одна кость, чуть ли не на треть длиннее первой и немного тоньше. На самом конце была еще она небольшая подвижная кость. И крыло у Харона было полукруглым. А у Серого? Первая кость была совсем короткой и очень мощной. Начиналось крыло сразу за лопаткой передних лап и первая кость смотрелся на вперед, а назад. Дальше была еще одна кость, очень длинная, и на конце крыла была третья кость, в два раза меньше второй. И крыло у Серого было прямым! Если умудриться выпрямить кости в одну линию, получится острый треугольник.
   - Поразительно... - прошептал Харон.
   Серый сложил крыло и заметил еще одну отличительную черту. У Харона крыло просто сложилось, а у него ушло немного вверх. И, кстати, у Харона крыло было больше по размеру. Именно поэтому их крылья в сложенном состоянии казались почти одинаковыми. Если не считать цвета.
   - Не за что бы не подумал, что с таким крылом можно летать... - проговорил серебряный.
   - Летаю же, - усмехнулся Серый.
   - Ну хорошо. Крылья мы посмотрели. Может тебе что-то интересно? Спрашивай, я постараюсь ответить.
   - Зачем вам дома на Виндарисе? - после долгих раздумий спросил Серый.
   - Хм... просто не все любят жить в пещерах. Когда у нас дети совсем маленькие, мы предпочитаем оставаться в укрытиях. Бронзовые, те вообще не признаю пещер. Им лес подавай. Вот и построили себе несколько домов. Это, конечно, не эльфийские дома. Так, лишь бы крыша была над головой.
   - Понятно. Та же пещера, только не в скалах.
   - Вот именно.
   - А два больших здания?
   - А, да. Из черного базальта, это наша библиотека. Сколько себя помню, она всегда стояла посреди острова. А второе, широкое и с мощными коричневыми стенами, это наш Колизей. Обычно мы там проводим занятия по магии.
   - С детьми?
   - Кто постарше. Занятия обычно начинаются с двенадцати лет.
   - А детей у вас много ...
   - О, да! Дети, это наша гордость! Приятно наблюдать за своим сорванцом, когда он мелькает между твоих лап.
   - У тебя есть дети, Харон?
   - У меня три взрослых дочери, Серый. Надеюсь, Сальке скоро подарит мне сына.
   - Они все серебряные?
   - Удивлюсь, если будет иначе! - засмеялся Харон.
   - А как же другие цвета?
   - Ну как... - серебряный задумался на секунду. - У двух одинаковых драконов дети их копией. Если разные драконы, то либо цвет матери, либо цвет отца. Даже если цветной и стальной дракон, не важно. Вот только у золотых, черных и лазурных драконов могут быть дети разные, разумеется, если родители не одинаковые.
   - Брр... - фыркнул Серый, переваривая услышанное.
   - Что, не понял? - смутился Харон.
   - Да нет, понял все. Просто... Нет, все понятно.
   - Я рад.
   - А что про меня говорят другие драконы? Только не обманывай, будь добр...
   - Другие... - задумался серебряный - Другие не знают, что с тобой делать. Видишь ли, сейчас нет ни Анфэ, ни Виндклоу, ни Пироса. Есть другие драконы старшего десятка, но никто не может сказать ничего определенного. Да, если ты хочешь это знать, далеко не все считают тебя драконом. Слишком много у нас отличий. Зато все в один голос решили, что раз ты ранен, тебе нужна помощь. И пока ты захочешь, ты можешь остаться здесь, на Виндарисе. А как полностью поправишься, сам решишь, что тебе делать.
   - Благодарю, - проговорил Серый, и добавил, подумав. - Я уже скоро окрепну. Вот только лапа срастется.
   - Да брось, никто тебе не гонит! Оставайся, сколько захочешь. Тем более, я бы тебе посоветовал дождаться Анфэ. Она очень сильный маг. Возможно, она сможет разобраться с твоей памятью.
   - Было бы замечательно, - как-то сухо ответил Серый и удивился сам себе.
   Он испугался! Испугался того, что Анфэ действительно вернет ему память! А что будет, если... если он вовсе не дракон? Не один из них? Сейчас, даже несмотря на такие сильные отличия, он мог считать себя драконом. А если окажется, что он, малыш Кронос, Харон, что все они неправы? Серый действительно испугался. Ему было страшно, но в тоже время и сильно хотелось выяснить, кто и что он такое!
   - Да не переживай ты так! - попытался успокоить его Харон. - Все будет хорошо! А сейчас извини, я оставлю тебя. Мне нужно лететь.
   - Конечно. Удачи тебе.
   - И тебе. Поправляйся скорее.
   Серый даже не обратил внимание на взлет серебряного дракона. Он целиком и полностью погрузился в свои мысли. К вечеру, когда уже стемнело, он медленно поплелся в свою пещеру, некрасиво прыгая на трех лапах. Серый почти заполз в черную пасть своей норы, нашел самый дальний угол и свернулся калачиком.
   "Дракон или не дракон?" - была последняя мысль Серого перед тем, как он уснул.
  

Глава третья

Дар Серого

Виндарис, 470-й год от Прихода.

  
   Серый с утра был в плохом настроении, от тягостных раздумий на душе было тоскливо. Он проснулся еще до рассвета и просто лежал в дальнем углу своей пещеры. Лежал без всяких мыслей с открытыми глазами. Даже когда рассвело, он не захотел выходить из пещеры. Сегодня ему и летать-то не хотелось.
   Просто было очень грустно. Он не догадывался, почему и с чего на него навалилась такая тоска. Да, вчера он поговорил с Хароном и теперь ждал возвращения Анфэ. Все же нет, не в этом причина. Не в его страхе перед возможным возвращением своей памяти. Просто ему было грустно.
   С тяжелым вздохом он решился выйти из пещеры. Действительно, летать сегодня не хотелось. Он поднял голову. Вчера на этом выступе лежала парочка синих драконов, а сейчас было пусто. Лениво взмахнув крыльями пару раз, Серый опустился на широкий выступ. Сложил крылья, улегся и стал просто смотреть на жизнь острова драконов.
   Все те же мамаши со своими чадами у пещер, та же шумная детвора. И в небе уже привычные крылья стальных драконов. Все как обычно - тихо и размеренно. Серый подумал, что стал привыкать к спокойствию Виндариса.
   Когда ему надоело наблюдать за драконами, он просто закрыл глаза. Так и лежал несколько часов, пока к нему не пришло странное ощущение.
   Раздражение, обида, беспомощность. Все еще не открывая глаза Серый поднял голову и недовольно поморщился. Он очень хорошо чувствовал чужую обиду и легко определил направление, откуда шло это чувство. Он открыл глаза. Группа дракончиков постарше, лет по десять-двенадцать. Один алый, стоит к Серому хвостом. Парочка бронзовых, зеленый и серебряный. А чуть в сторонке стоит маленькая синяя драконочка, Серый не сразу узнал Кален. Все головы сейчас были повернуты именно к ней, и именно от нее шла странная волна, которую так хорошо ощущал Серый.
   Он решил разобраться, что же тут не так. Почему он так хорошо чувствует настроение малышки. Серый раскинул крылья и бесшумно спланировал к группе дракончиков. Тихо опустился позади самого большого из дракончиков - алого.
   - Да ладно, полетели, Кален! - задорно говорил алый.
   - Мне нельзя еще... - отнекивалась синяя малышка.
   - Уже можно. Чего ты боишься? Давай, полетаем!
   Алый говорил задорным голосом. Если судить по его росту и гребню, он был на пять-шесть лет старше Кален. Разумеется, он уже давно встал на крыло, а вот малышка, скорее всего, еще ни разу не поднималась на своих крыльях. Алый говорил с издевкой, подшучивая над Кален.
   Один из бронзовых отвлекся и увидел Серого. Очень быстро все подростки почувствовали некоторую напряженность и обернулись в сторону Серого. Морда алого выглядела весьма удивленной.
   - Как тебя зовут? - спросил Серый у него.
   - Алкорос, - ответил алый.
   Серый кивнул и больше ни стал ничего говорить.
   - Ладно, Кален, мы полетим без тебя, - опомнившись, сказал алый. - А ты стой тут и смотри. Трусишка!
   Все дракончики отбежали чуть в сторону и усердно заработали крыльями. Серый проводил их недовольным взглядом. Да, летать они уже умели. Вот только делали это неуклюже. Много лишних движений, слишком часто машут крыльями, дергаются. Одним словом - крайне неумело.
   Он повернулся к Кален, стоявшей с грустной мордочкой и понуро повисшими крылышками.
   - Здравствуйте, Серый, - шмыгнув носом, сказала она.
   - Здравствуй, Кален. Смотрю, тебя старшие обижают?
   - Не совсем...
   - Подойди поближе, я тебя не укушу, - улыбнулся он. - Расскажи, что у вас тут произошло?
   - Ну, этот Алкорос... - она опять шмыгнула носом. - Он старше и умеет летать. А я не умею. Вот он и дразнится! - чуть не хныча затараторила Кален.
   - Понятно. Просто дразнится?
   - Угу! - буркнула она.
   - Так тебе уже девять. Разве тебя не учат летать?
   - Ну... - Кален смущенно отвернула свою мордашку.
   - Значит, Алкорос прав. Ты просто боишься летать?
   - Боюсь! - честно призналась она. - Боюсь, что у меня ничего не получится!
   - Надо тренироваться, - учительским тоном сказал Серый. - Вот покажи свои крылья.
   Кален сначала удивленно уставилась на него, а потом, робко расправила свои крылышки.
   - Вот смотри, - Серый расправил свое крыло. - Если ты хочешь подняться вверх, делай сначала вот так...
   Он повернул крыло почти вертикально, поднял его вверх, постепенно поворачивая до горизонтального положения, повел немного вперед и медленно опустил. Два раза повторил эти движения, чтобы Кален получше запомнила.
   - Теперь попробуй, - сказал Серый. - Словно ты лапкой загребаешь воздух сверху под животик, понимаешь?
   Кален пробурчала что-то невнятное в ответ и попробовала взмахнуть крылышками. У нее ничего не получилось, и она сразу обиженно опустила крылья.
   - Не торопись. Давай вместе. Смотри и делай как я, - проговорил Серый.
   Он очень медленно проделал все движение, наблюдая за Кален. Дважды он останавливался, поправлял Кален и снова просил повторить движение в точности. Через пару минут драконочке удалось выполнить все движения самостоятельно, без вмешательства Серого.
   - Молодец, у тебя получилось! - похвалил ее Серый. - А теперь смотри, чтобы лететь прямо, крылом нужно двигать чуть-чуть по другому. Ты должна толкать воздух не под живот, а к хвосту. Вот смотри ...
   Серый несколько раз медленно поводил крыльями. Кален собралась с духом и смогла уже со второго раза в точности повторить все движения.
   - Молодец. А теперь еще раз повтори.
   В нескольких шагах опустился Алкорос и его товарищи. Они с большим любопытством наблюдали за действиями Серого и Кален. Драконочка смутилась под ехидными взглядами и сложила крылышки.
   - Не обращай на них внимания. Думай только о крылья. Думай о полете. И у тебя все получится. Попробуй, - продолжал наставлять ее Серый.
   Кален шмыгнула носом, подумала и... показала Алкоросу язык. Она повернулась к Серому и несколько раз, очень проворно и правильно взмахнула крыльями.
   - Молодец. А хочешь, я научу тебя поворачивать в полете? - спросил Серый.
   - Хочу! - радостно заявила Кален.
   - Тогда полетели!
   - Ой... как? - испуганно взглянула на него драконочка.
   - Как? Очень просто. Подумай, что хочешь летать. Поработай крылья, остальное за тебя сделают инстинкты. И не бойся, я буду рядом. Ты не упадешь.
   Серый отступил чуть в сторону, освобождая Кален место для взлета.
   - Попробуй, - добавил он.
   Кален выпрямилась, робко посмотрела на Серого и расправила крылья.
   - Несколько раз чтобы взлететь вверх, крыльями к животу. А потом все время к хвосту. Понятно? - поучал ее Серый.
   - Ага...
   Кален, собираясь с силами, пару раз очень медленно повела крыльями. Потом замерла на миг, взмахнула пару раз и оторвалась от земли. Серый сам не заметил, как взлетел и оказался над Кален. Кто-то из драконов, наблюдавших за ними ахнул. Казалось, Серый сейчас собьет драконочку прямо в полете.
   Он летел, просто летел очень близко к ней. В любой момент он мог протянуть лапу и перехватить малышку прежде, чем она начнет падать.
   - Молодец! - проговорил он. - А теперь - крыльями двигай к хвосту. Только не очень часто и не торопись.
   Кален задвигала крыльями и стала набирать скорость.
   - Все, хватит! - остановил ее Серый. - Не очень быстро. Теперь не так часто работай крыльями, ты почувствуешь, когда тебе нужно взмахнуть крылом. Не бойся.
   Между тем они уже поднялись до уровня скал и пролетели над головами взрослых драконов, развалившихся у библиотеки.
   - Хорошо, - сказал Серый. - Ветер чувствуешь в крыльях?
   - Да! - отозвалась Кален.
   - Тогда расправь крылья. Попробуй парить на ветру.
   Кален выпрямила крылышки и немного напряглась. Она еще не сообразила, что сама природа помогает ей в полете. Крылья нужны чтобы взлететь и управлять полетом, все остальное - природная магия драконов. Кален спокойно летела, восторженно взирая на мелькающих снизу взрослых. Наконец ей удалось взлететь, она не испугалась! И, в отличие от Алкороса, ни разу не упала на землю. У нее все получилось с первого раза!
   - Умница! - похвалил ее Серый. - А теперь медленно опускай правое крыло вниз и поворачивайся. Попробуй.
   Сам Серый двигал крыльями очень и очень медленно, с таким расчетом, чтобы воздух из-под крыльев опускался уже за Кален. Лишь его лапа всегда была возле ее хвостика, чтобы перехватить в случае чего.
   Кален слишком резко повернула вправо, немного не рассчитала. Серому пришлось вывернуться, чтобы не задеть драконочку. Сделав широкий полукруг, Кален без подсказки Серого догадалась и смогла выровнять свой полет.
   - Теперь медленно и не так резко поворачивая, сделаем кружок по острову. Хорошо? - предложил Серый.
   - Хорошо! - радостно крикнула драконочка.
   Они спокойно парили над поднятыми головами драконов, уже с нескрываемым интересом наблюдавщих за полетом маленькой драконочки и ее учителя. Серый постоянно говорил с Кален, пояснял, как нужно повернуть крыло, как лучше им взмахнуть, до какого положения его следует опустить. Кален внимательно слушала его советы и делала все, что он говорил. Ей легко удалось подняться немного вверх, воспользовавшись потоком встречного воздуха, но вот поворачивать у нее никак не получалось. Движения выходили резкими и неуклюжими. В последний раз Серому пришлось поддержать ее лапой, пока Кален выровнялась.
   У Кален крылья были еще слишком слабыми, ей не хватало силы, чтобы выдержать нагрузки обычного поворота. К тому же, она начала уставать. Летали они уже около часа.
   - Хорошо, а теперь попробуем приземлиться, - проговорил Серый.
   Кален закивала головой.
   - Сложи немного крылья и верхнюю часть приподними. Планируй вниз, опираясь на воздух, - пояснил Серый.
   Он здоровой лапой дотянулся до края ее крыла и придал ему нужное положение. Драконочка быстро сообразила и поправила второе крыло. Серый парил за ее спиной и наблюдал за дрожащими синими крылышками. Он понял, что Кален устала. Ей с трудом удерживала крылья .
   Он приблизился и обхватил драконочку правой лапой.
   - Сложи крылья, Кален, - сказал он.
   Она послушно выполнила просьбу. Серый плавно снизился и коснулся задними лапами песка. Пришлось немного поработать крыльями, чтобы Кален успела соскочить на землю и отбежать в сторону.
   - Ух! Как я устала... - с радостью проговорила она и, довольная собой, вытянулась на песке.
   - Ты молодец, - похвалил ее Серый. - Но крылья у тебя еще слабенькие. Тебе нужно тренироваться.
   - Обязательно! - гордо выговорила она.
   Она как-то задумчиво посмотрела на Серого, а потом совершенно неожиданного выдала:
   - А вы завтра полетаете со мной?
   - Полетаю.
   - Ой... мама идет! - смутилась Кален.
   Серый обернулся, высматривая маму драконочки. Большая изумрудная драконица уверенным шагом приближалась к ним.
   - Здравствуйте, Серый, - произнесла драконица.
   - Здравствуйте, ... - он выдержал паузу, намекая, что не знает ее имени.
   - Телира, - представилась она. Драконица посмотрела с улыбкой на Кален и проговорила. - Какая у меня способная дочка оказалась!
   - Это не я ... - смущенно прошептала драконочка. - Это Серый меня научил.
   - А у него разве синие крылья? - весело сказала Телира.
   - Нет! - сказала Кален и ойкнула, едва удержавшись на лапках. Драконочка плюхнулась обратно на песок, устало выдохнула и сказала. - Я устала...
   - Еще бы. Я в первый раз летала всего пару минут, - Телира признательно кивнула Серому. - Беги в пещеру, там никого нет. Отдохнешь, пока Кронос с папой не вернутся.
   - До завтра, Серый! - простилась с ним Кален.
   - До завтра.
   - Нам с мужем так и не удалось поднять ее на крыло, - сказала Телира, когда Кален отбежала достаточно далеко. - А вам это удалось буквально за пару минут.
   - Она способная. Побаивается немного, но скоро перестанет.
   - Теперь почти вся ребятня ее возраста побежит к вам. А бедняжка Кронос не уснет, если узнает про полет Кален.
   - О да! Если бы Кронос мог, он бы вчера слопал меня глазами! Просил его научить летать, - пояснил свою шутку Серый.
   - Шкодливый он у нас. У вас хорошо получилось. Почти все видели ваш полет. Никто из нас не может так близко летать к детям. А вы можете. Вы не думали заняться обучением наших детей?
   - Уважаемая Телира, - засмеялся Серый. - Об этом еще рано говорить. Я просто помог Кален. Уж слишком она робкой была. Мне стало ее жалко.
   - Я вас понимаю, - кивнула изумрудная. - Вы подумайте над моим предложением. Уже завтра или даже сегодня вечером к вам могут обратиться другие родители.
   - С просьбой поучить их детей... - продолжил мысль Серый. - Вполне может быть. Но для начала мне нужны обе лапы. Левая, как вы видите, все еще болит.
   Телира понимающе закивала головой.
   - Я расскажу о вашем полете мужу, - сказала она напоследок. - Вы можете стать хорошим учителем, Серый. Подумайте.
   - Я подумаю, - пообещал он.
   "В конце концов, что страшного, если я научу пару-тройку ребятишек нормально летать?" - подумал Серый.
   Возвращаясь в свою пещеру, он снова увидел ту черную драконочку, которую повстречал на побережье. И в этот раз она убежала, едва уловила на себе взгляд Серого.
   "И чего она боится?" - подумал Серый, разобравшись с навалившимися на него ощущениями убежавшей драконочки.
   Сначала он собирался догнать ее и расспросить, но потом передумал. В конце концов, ему не сильно хотелось играть в эти "догонялки". Рано или поздно они могут встретиться поближе, вот тогда он все и узнает. А пока... пока можно немного отдохнуть. Он обещал Кален завтра снова полетать, значит, надо бы держать себя в форме. А потом можно смело приниматься и за других малышей.
   "Вот только лапа заживет!" - подумал Серый, забираясь в свою пещеру.
  

Глава Четвертая

Дух боя

К северу от Виндариса, 470-й год от Прихода.

   Серый летел прочь от Виндариса, ему нужно было немного отвлечься. Недельки-то выдались те еще. Можно смело сказать, увлекся тренировками с детьми. И так же смело можно заявить, что никто не ожидал подобных результатов. Все без исключения подростки поднялись на крыло с первого полета. Раньше - в лучшем случае с третьего.
   Первым (если не считать Кален) поднялся на крыло Визор, бронзовый малыш восьми лет. Стальным всегда было тяжелее становиться на крыло, поэтому Серый и решил начать с него. Визор оказался сообразительным и достаточно быстро усвоил все движения, а дальше - полчаса полета и бронзовый дракончик под восторженными взглядами смог самостоятельно приземлиться. С остальными пришлось повозиться немного больше, в основном это было связано именно с усвоением начальных движений, а уже в полете все чувствовали себя прекрасно. Парочка малышей не удержались на крыльях, но он был рядом. Никаких травм, никто даже не упал. Небольшой испуг и все. А едва Серый садился, малыш кричал "А мы продолжим завтра"? Конечно, завтра они продолжали.
   Серый начал именно с восьми-девятилетних. Остальные умели летать. Он посчитал, что начать с тех, кто еще не умеет летать, а кто постарше и уже встал на крыло - лучше не трогать. Нет, ими тоже надо будет заняться, но Серый пока не представлял, как это сделать.
   Вот Кален радовала его. Малышка полностью избавилась от своего страха и делала просто потрясающие успехи. Скорее всего, это связано с природной предрасположенностью синих драконов к стихии воздуха, а именно эта стихия и позволяла драконам летать!
   Серый усмехнулся. Пару дней назад он случайно увидел Кален и Кроноса на побережье. Сестра тайком показывала младшему брату все движения крыльями. Нет, они не летали, рановато Кроносу еще. Она, как Серый, на земле, медленно и важно двигала крыльями, поясняя, зачем и почему. Полностью повторяла и жесты и слова Серого.
   Он опустился рядом с малышами осторожно и очень тихо. Ему даже удалось услышать несколько брошенных Кален фраз. Что делать, Кронос несколько дней не отставал от сестры, уговаривая показать ему все движения. Ну не наказывать же их обоих! Серому пришлось вмешаться, немного поправить Кален, пояснить Кроносу, как ему лучше потренировать крылья (разумеется, на земле) и взять обещание с малыша, что он не попытается взлететь самостоятельно.
   Он улыбнулся про себя, вспомнив этот разговор на берегу. Почему-то Серый не сомневался, что Кронос попытается, или уже попытался, попробовать свои крылья где-нибудь в укромном местечке. Например, в родительской пещере, когда никого не будет рядом. В пещере не страшно, это не острые скалы. Стукнется головой в стену на небольшой скорости, немного ушибется. Лишь бы крылья не сломал. Хотя... чтобы дракон сломал крыло, это постараться надо. Кости крыльев - самые крепкие у драконов.
   Впереди замаячил полукруг черных острых скал. "Северные зубы", так драконы Виндариса называли этот остров, расположенный в полдня пути на крыльях (на крыльях Серого, другим несколько дольше). Серый приблизился к скалам, облетел вокруг. Ничего особенного. Острые "зубы", пара гротов, тот же светлый песок, разве что скалы были расположены забавно, с большими промежутками. Редкие такие "зубы" получились.
   Серый нашел неплохое местечко для посадки и стал быстро снижаться. Сложив крылья, он улегся на широком выступе, зевнул и помотал головой. С недавних пор его пещерка перестала быть надежным "укрытием". К своему удивлению он отлично чувствовал настроение драконов, особенно если их мысли были направлены в его адрес. Нет, он не читал мысли. Он именно улавливал настроение! Ну, или состояние души, кому что больше нравится. Серый считал, что это все-таки настроение. Вот от этого он и решил скрыться. Нужно было собраться с мыслями и обдумать, что и как делать дальше.
   Ни Анфэ, ни Виндклоу еще не появились. С драконами он легко сходился, но все еще продолжал где-то там глубоко в душе бояться себя. С каждым днем он ощущал не только свои отличия от драконов, но и свое явное превосходство над любым из них. Про магию судить рановато, но сила, крылья - здесь он был наголову выше. Хоть и уступал в размерах практически любому взрослому дракону.
   Взрослые драконы... Серый усмехнулся. Немного не сходился возраст взрослого дракона с тем, что постоянно всплывало из его подсознания. Сколько им было, этим взрослым? Две-три сотни лет. Редко кому около четырех сотен. По меркам драконов - это дети. Как он выяснил, тот же Пирос и Виндклоу погодки... хм, не верно. Не погодки, они - одного века. И Пиросу и Виндклоу около сорока двух... веков. Анфэ - около тридцати. Были ли еще драконы такого возраста как эти многовековые, Серый не знал. Но на их фоне возраст большинства драконов в три-четыре сотни лет отдавал какой-то юностью.
   А сколько ему лет? Серый сразу мотнул головой и избавился от мысли прикинуть свой возраст. Он все больше чурался своего прошлого. И решил даже не пытаться что-либо вспоминать. Слишком больно это было. Больно в душе.
   Он встрепенулся. Что это? Кто-то рядом, острое ощущение подозрительности и недоверия.
   Хлопнув крыльями, он взлетел и закружил вокруг острова. Не упуская нить странного ощущения, он легко нашел еще одного дракона. Драконочку. Ту самую, черненькую. Она заметила его и постаралась скрыться.
   Серый сделал вид, что не заметил ее. Прикинул, куда она побежала, и быстро облетел остров. Его лапы шаркнули на мягком песке. Подкравшись вплотную к скале, он прижался к ней и стал ждать. Буквально через минуту рядом выскочила черная драконочка.
   - Заблудилась? - крикнул он.
   Она разов встала, резко обернулась к нему и тут же попятилась назад, чуть раскрыв крылья. Защитная поза. И она готова защищаться! Серый благоразумно решил не двигаться. Не то чтобы он боялся связаться с молоденькой драконочкой, слишком разные у них силовые категории. Просто стоит узнать, чего она так боится? И кстати, сколько ей лет? На вид не больше тринадцати-пятнадцати.
   - Виндарис там! - Серый когтем показал в нужную сторону.
   - Знаю! - прошипела она.
   - Хм, и как ты здесь очутилась? Далековато.
   - Заблудилась, - все также недобро прошипела она и юркнула в проход между скалами.
   Серый готов был поклясться, что никого на острове он не чувствовал. И никто за ним не летел. Откуда она здесь? Она что, летает немногим медленнее его?
   "Нет, сейчас расспрашивать не стоит!" - подумал он про себя. Черная и так напряжена до предела, еще чего доброго, в атаку кинется.
   Серый неторопливо вернулся на облюбованный выступ. Он сложил крылья, и тут на него навалилось нечто...
   Он вскочил, раскинул крылья, с трудом, словно разрывая жесткие путы, вырвался из пасти злобный рык, полный злобы и ярости. Что-то острое и опустошающее огненным клином ударило в его разум. Борясь с нарастающей тупой болью, он поднимал морду вверх, туда, откуда летело это мрачное ощущение.
   В небе, посреди этого бирюзового океана, разинула пасть мутная дыра. Ее края светились блеклыми оттенками, искрились, плевались небольшими темными пятнами, исчезающими за мгновения. А внутри этой дыры хлопали десятки черных крыльев.
   Отупленный болью, он пялился на причудливых существ, вырывающихся прочь из мутного зарева открывшейся щели. Черные острые крылья, длинные мощные лапы, вытянутые тонкие шеи, огромные зубастые пасти и странный смрад чувств... Серый почувствовал себя, словно угодил в вязкое гниющие болото, а вокруг него разлагаются сотни тел некогда живых существ. И этот мертвый смрад слезил глаза, дурманил разум...
   Он отрешенно пялился на этих диковинных существ, издававщих громкие пронзительные крики. Он смотрел на них и понимал, сейчас они кинутся на него. Жестокие хищники без разума, одни инстинкты и вечный, неутолимый голод. Бездушные твари, почувствовавшие вкус теплой крови.
   Одно из существ повернулось в его сторону, а он все никак не мог справиться с собой. Лишь дернул головой влево, пропуская мимо себя острые изогнутые когти. На второй заход существо вынудило Серого взлететь. Он медленно поднимался, таращась на двойные ряды острых черных клыков. Серый дважды увернулся в небе от атаки и только тогда пришел в себя, но лишь на короткий миг.
   Из груди вместо привычной боли хлынуло новое ощущение. Горело огнем сердце, жгучее тепло разливалось по телу. Казалось, еще миг - и Серый вспыхнет ярким факелом от собственной ярости.
   Злобно хлопнули расправленные крылья, из ноздрей с шипением вырвался воздух, голова стала легкой и ясной. Серый ждал. Ждал, когда одно из существ приблизится к нему. Как охотник в засаде, ожидающий свою добычу - свирепого хищника, Серый ждал. Он почувствовал себя в своей стихии, все его существо сейчас кричало - "Я жажду боя!", и он был готов.
   Тварь замахнулась когтями на его горло. Чуть вывернувшись, Серый ударил своими рогами в черную грудь. С чавканьем вошли рога в черную тушу, и Серый резко мотнул головой, пробрасывая тварь за себя. С небес раздались десятки озлобленных воплей. Увидев гибель одного из своей стаи, хищники пришли в ярость. Со злобным шипением, один за другим они ринулись вниз. Десятки зубастых ртов шипели, сотни кривых когтей пытались дотянуться до Серого.
   Серый рванулся вперед, проскакивая под атакующими тварями. Вывернулся в сторону от первой твари и полоснул когтями по мелькнувшему рядом черному крылу. Набирая скорость, Серый мчался вокруг острова, увлекая за собой хищных тварей. Он постоянно оборачивался, высматривая противников, за ним уже тянулся след из десятков черных крыльев. Некоторые твари не бросились сразу на него, и теперь ему приходилось встречать черные тени атакующие сверху. Серый ловко уходил от атак, его рога и когти вспарывали животы, ломали крылья, вырывали клочья из длинных хищных глоток.
   Серый описал хитрый пируэт и рванулся к острым скалам. Как пташка меж широких веток метался он в узких проходах, огибая зубастые скалы, а следом с шумом и воплями мчались черные крылья. Твари не были такими ловкими, кто-то уже поливал острые камни своей зеленой кровью, кто-то верещал от боли сломанных костей.
   Серый проскочил под выступающей частью скалы и резко обернулся. Из ноздрей вырывался сизый дымок, а в пасти уже стало нестерпимо горько от рожденного заклинания. Рванулся прочь из глотки сиреневый сноп дыма и пламени, заполняя собой пространство между скалами. Ярко вспыхнули первые твари, смрадно чадя и истошно вереща, они падали, сгорая заживо до костей. Кто-то замер почуяв опасность, но сзади в спины врезались следующие, а со всех сторон на тварей летело сиреневое облако губительной магии.
   Вырываясь прочь из лап смерти, взмыли вверх уцелевшие твари. Они закружили над скалами, всматриваясь в черные столбы едкого дыма, и налитыми кровью глазами искали серые крылья.
   Теперь уже в атаку бросился Серый. Твари разбились на небольшие группы, кое-кто летал по-одиночке. Он метался над островом, умело скрываясь в черном дыму. Атаковал резко, не выставляя себя на показ. В основном бил в крылья, и беспомощные твари падали вниз на выпирающие зубья скал и пожирающее ядовитое пламя. Серый часто не старался сломать или ранить тварь, он лишь выворачивался и бил хвостом или лапами в черную тушу. Иногда этого было достаточно, чтобы тварь упала и не смогла подняться в небо.
   Его рога в очередной раз вонзились в темный живот, и Серый мотнул головой, сбрасывая тело под себя. Попутно его когти разорвали черное крыло, и Серый снова нырнул в черное облако дыма. Снова вынырнул и распорол глотку засуетившейся твари.
   Твари издали новые резкие звуки, очень похожих на свист. Черные пасти поднялись в небо. Серый врезался в одну из тварей, впился когтями в крылья и, резко повернувшись спихнул хищника на выпирающие скалы. Следом за тварями он поднял голову и увидел пять новых силуэтов.
   Четыре серебряных дракона и один синий быстро снижались, грозно расправив крылья. Белая нить молнии вырвалась из пасти синего и заплясала по черным телам. Серебряные дружно врезались в небольшую стайку хищников и мгновенно с ними расправились. Синий ударил магией еще раз, и рядом с Серым посыпались вниз твари с истлевшими крыльями, а он сам уже разрывал очередную шею.
   Последний монстр достался Серому. Загнав хищника к скалам, Серый протаранил черное тело сверху, ударил лапами в шею и рванул когтями хлопающие крылья врага. Извиваясь всем телом, тварь ударилась о выступ скалы, от удара тело немного подскочило вверх, изогнулось и рухнуло на острые камни у подножия скалы.
   Серый облетел вокруг острова, вернулся к телу последней твари и спокойно опустился рядом. Трое серебряных продолжали кружить, а четвертый вместе с синим подлетели к Серому. Пожалуй, увидеть здесь драконов, тем более Харона, Серый как-то не ожидал.
   - Ты цел? - спросил серебряный.
   Серый спохватился и принялся себя рассматривать. Облегченно вздохнул, не найдя на себе новых ран, хотя небольшие следы от зубов и когтей на шкуре виднелись белыми полосками.
   - В порядке, - ответил Серый.
   - Впервые вижу этих тварей, - задумчиво проговорил Харон, рассматривая черную тушу на камнях.
   - Я тоже...
   - Им что-то нужно было от тебя? - спросил синий и добавил через мгновение. - Меня зовут Ларконос.
   - Не знаю, - пробубнил Серый. - Я лежал на камнях, тут появились они. Дальше я только защищался.
   - Чтобы мне так защищаться... - хмыкнул Харон. - Сколько ты их положил?
   - Не знаю, три-четыре... десятка, думаю... - Серый попытался прокрутить в голове весь бой.
   - Странные твари, - сказал Ларконос. - Сильное сопротивление магии.
   - Ты о чем? - спросил Харон.
   - Вот, смотри!
   Синий изогнул шею, резко выкинул вперед пасть и яркая молния ударила в мертвое тело. Черную плоть подбросило вверх, откинуло далеко назад, и туша с хлюпаньем и зелеными брызгами упала на камни.
   - Ну и? - проговори Харон.
   - Что "ну и"? - передразнил его Ларконос. - В тебе бы эта молния проделала дырку, между прочим.
   - А мое дыхание их накрыло ... Проклятье! - завопил Серый, вспомнив о черной драконочке. - Ларконос, ты можешь ветром прогнать дым с острова?
   - Конечно!
   - Быстрей! Тут была черная малышка! Буквально за минуту до боя!
   - Как? - хором изумились оба дракона.
   Ларконос встрепенулся и поднялся над островом. Через пару минут послушный ветер прогнал прочь весь дым, и все драконы принялись осматривать остров в поисках черной драконочки.
   - Нету никого, - крикнул Серому Харон.
   - Вроде, все осмотрели... - проговорил Ларконос.
   - Я ее не чувствую. Вас чую, а ее нет... - ответил Серый, приземляясь рядом с драконами.
   - Это как?
   - Потом объясню. Странно, но ее нигде нет. Очень надеюсь, что она успела скрыться.
   - Будем надеяться. Черная, говоришь? - хмыкнул Харон. - У нас одна черная драконица. Это Кама. Она немного странная, но за себя постоять уже может.
   Серый чуть не ляпнул, что успел это понять.
   - Что будем делать с телами? - спросил Ларконос.
   - Надо будет рассказать всем, что тут произошло... - пробормотал Харон.
   - Нет, не всем! - вмешался Серый. - Только старшему десятку. Пока незачем озадачивать всех. Тем более не надо пугать детей.
   - Но патрули нам придется усилить, - добавил Харон.
   - И в двадцать глаз смотреть за малышами!
   - За моими, пожалуй, посмотришь... - усмехнулся Ларконос, и пояснил Серому. - Кален и Кронос мои дети.
   Серые многозначно хмыкнул.
   - Есть много способов присмотреть за детьми, - заговорил Серый после небольшой паузы. - И, как мне не хочется этого говорить, но чую, что эти твари только первая ласточка. Не знаю, но я это чувствую.
   - Тогда возвращаемся на Виндарис, - предложил Харон. - И сразу же собираем старший десяток. Надеюсь, Виндклоу и Анфэ вернутся завтра, как и планировали.
   - Возвращаемся, - проговорил Серый, все еще рассматривая переломанную черную тушу.
   Серый не удержался и сделал еще один круг над островом, из головы не шла та черная драконочка. Определенно, что-то с ней было не так, он это чувствовал.
  
  

Глава пятая

Кама

Виндарис, 470-й год от Прихода.

   Сквозь туман самого сладкого сна прорвались раздражающие звуки. Еще до того, как проснуться, Серый недовольно поморщился. Он открыл глаза и сонно заморгал.
   - Серый! - снова донесся звук.
   - Да, Харон? - узнал он голос и удивился, что это серебряному понадобилось от него ночью.
   - Ты не спишь?
   - Теперь точно нет... - буркнул Серый, поднимаясь.
   - Извини за беспокойство, но тут дело есть...
   Серый негромко фыркнул и вышел из пещеры. Серебряный устроился слева от входа. Судя по всему, он сильно нервничал. Харон задумчиво водил когтями по большому камню, оставляя на темной поверхности небольшие борозды.
   - Что случилось? - поинтересовался Серый.
   - Ты вчера говорил, что чувствуешь драконов...
   - Говорил. Ради этого ты разбудил меня посреди ночи?
   - Сейчас скорее раннее утро.
   - Да, я чувствую драконов, - подумав, заговорил Серый. - Настроение любого дракона, если хочешь.
   - И на каком расстоянии от себя?
   Серый внимательно посмотрел на своего друга.
   - Кто-то пропал, Харон? - спросил он.
   - Пропала. Кама. Мы нигде ее найти не можем.
   - Думаешь, мне стоит попробовать ее... ощутить?
   - Очень бы хотелось. Я понятия не имею, как и что ты чувствуешь. Но ее надо найти. Сейчас из старших драконов никто не спит, ищут ее.
   - Понятно, - Серый задумался. - Знаешь, это получается против моей воли. Я не пытался управлять этим чувством. Но я попробую.
   - От меня что-нибудь нужно? - спросил Харон.
   - Нет. Хотя... постарайся успокоиться. А то у меня рога отваливаются от твоей озабоченности!
   - Постараюсь... - буркнул обиженно Харон, не поняв шутки.
   Серый сосредоточился, пошарил в своих мыслях, попробовал разобраться в своих ощущениях. Харона он ощутил хорошо и сразу, серебряный на самом деле успокоился и терпеливо ждал ответа Серого. Легко нашел и патрульных возле Виндариса, вот они, кружат в ночном небе. Совершенно спокойны и уверены в себе.
   Тяжело вздохнув, Серый попробовал найти остальных драконов. Постепенно, один за другим, в его голове всплывали неясные образы драконов. Все больше он ощущал их беспокойство и озабоченность. Не меньше полусотни драконов осматривали ближайшие к Виндарису островки и скалы, все искали черную драконочку.
   - Не могу пробиться... - выдохнул Серый. - Слишком много вокруг всех... Просто теряюсь...
   - Жаль, - расстроенно произнес Харон.
   - Есть одна идея... Сейчас попробую.
   Харон решил промолчать, чтобы не отвлекать Серого своим голосом. А Серый припомнил ощущения, нахлынувшие на него при встрече с Камой на Северных Зубах. Ответ был где-то рядом, он понимал это.
   Вот он, этот след подозрительности. Серый хорошо запомнил это чувство, такое неприятно холодное, словно шершавая ледяная сосулька касалась сердца. А дальше...
   У Серого поплыли образы в голове. Исчез Виндарис, проскочили снизу океанские волны. Тенью выскочил навстречу вчерашний остров. Его черные скалы за короткий миг проскочили снизу и взор устремился дальше. Замелькали небольшие островки, уже не из черных камней, а из желтого и красного гранита. На мгновение замер образ островка, выпирающего из воды, словно голова морского великана. Скудная растительность упорно карабкалась по отвесным скалам острова, ночные хищные птицы кружили над островом, высматривая себе добычу. А правее, в широкой стене желтой скалы была небольшая пещера.
   Харон вздрогнул, услышав ужасающее шипение. Серый пятился назад. Его глаза были закрыты, и он мотал головой во все стороны, словно пытался силой открыть свои веки.
   - Серый! - громко крикнул Харон.
   Серый замер, мотнул несколько раз головой, открыл глаза.
   - Плохо... - процедил он сквозь зубы и еще раз резко мотнул головой.
   - Что такое? - озабоченным голосом спросил Харон.
   - Не знаю... Кажется, я ее нашел. За Северными Зубами есть цепь островов из желтого и красного гранита?
   - Да, есть. Мы туда практически не летаем.
   - Думаю, она там. Но что-то не то... Такие ощущения странные...
   В последний миг Серый решил не делиться с Хароном всем, что он почувствовал. Он сам насторожился, слишком отчетливо пришли чувства ярости, злобы и ненависти. Слишком сильны они были, и Серый сам еле пришел в себя после одного лишь прикосновения к ним.
   - Дальше внешнего круга? - задумчиво спросил Харон. - Что-то на нее совсем не похоже. Она часто улетала с Виндариса, но чтобы так далеко...
   - К полудню я буду там, - сказал Серый.
   - Я полечу за тобой. Найду кого-нибудь по пути, и мы тебя догоним.
   - Хорошо.
   Серый подробно рассказал, где искать Каму и оторвался от земли. Только над облаками он увидел первые утренние лучи солнца. Всем телом ощущал скорость своего полета и старался лететь еще быстрее. Он решил ускориться до предела, сейчас ему хотелось узнать границы своих возможностей. Очень быстро он столкнулся с барьером в себе. Скорость была просто бешеной, крылья работали очень быстро, но перед ним стоял невидимый барьер. Серый понимал, что одно усилие и эта преграда рухнет, но чего-то не хватало ему, чтобы сделать этот решающий шаг. Несколько минут он пытался преодолеть препятствие в себе, но ничего не выходило.
   Решив не тратить понапрасну силы, Серый юркнул под облака и помчался дальше. Под ним плыли черные скалы Северных Зубов, значит, половину пути он уже проделал. А прошло чуть больше часа.
   Еще часа через два Серый, наконец, увидел нужный остров. Он плавно снизился и дважды облетел вокруг острова. С первого раза ему он почему-то не увидел этой пещеры.
   - Кама? - крикнул он в темноту пещерного входа.
   - Не подходи... - прошипел в ответ злобный голос.
   Серый решительно шагнул внутрь. Кама лежала у дальней стены пещеры. Как маленький котенок, замерзший, голодный и несчастный, свернулась она в небольшой клубочек.
   - Уходи... - прошипела она, не поднимая головы.
   - Кама, тебя все ищут...
   - Пусть.
   - Что-то случилось?
   - Ничего не случилось! Отстаньте от меня! - закричала она и ее глаза уставились на Серого. - Со мной все хорошо! А теперь - уходи!
   Серый замер в нерешительности. Он еще не видел такого злобного взгляда.
   - Нам лучше вернуться...
   - Тогда уйду я! - выпалила она.
   Кама поднялась и решительными шагами пошла к выходу. Серый попытался преградить ей дорогу.
   - Отстань! - она толкнула его крылом и рванулась к выходу.
   - Стой! - Серый просто надавил на ее спину своими лапами и прижал к земле.
   - Уйди! - зашипела она.
   От сильного толчка Серый отлетел к выходу из пещеры. Проелозив пузом по камням, он вскочил и увидел странное зрелище. Неестественно повернув голову назад, Кама медленно пятилась в глубь пещеры. Что-то от нее исходило, нечто странное и ужасающее. Полное лютой ненависти, злобы, и все это было густо замешано на отчаянии и боли. Серый мотнул головой, отбрасывая прочь наваждение, и снова шагнул в темноту пещеры.
   Кама повернула к нему голову. Ее глаза горели ярким огнем. Именно горели! Серый на своей шкуре ощутил этот жар! Вопрос так и замер у него на языке, Кама замотала головой, ее глаза стали привычного золотого цвета, это яркое пламя исчезло.
   - Беги! - крикнула драконица, и пронзительно зашипела.
   Она закинула голову назад, и стена пещеры осветилась светом раскаленного кузнечного горна. Кама повалилась на бок, не переставая шипеть, она захлопала крыльями. Две алых струи пламени ударили в стену и на мгновения огненные змейки побежали вверх, пожирая камень.
   Серый рванулся вперед, он понял, что нужно делать. Выпустив свои когти, вцепился в основания ее крыльев, в эту тонкую желтоватую шкуру, лишенную чешуи. Самое уязвимое место дракона.
   Кама взвыла и начала вырываться. Серый навалился на нее сверху всей своей массой удерживая драконицу на месте. Чем сильнее она рвалась из его лап, тем сильнее он вонзал в нее когти. От мощного удара ее хвоста Серый взвыл. Удар пришелся по задней лапе, наверняка шкура распорота и хлещет кровь. Он стиснул зубы и еще глубже вонзил когти в желтую драконью кожу. Кама отчаянно сопротивлялась. Она шипела, плевалась пламенем, била хвостом так, что Серый едва стоял. Только через полчаса она начала слабеть, и Серый понял, что победил.
   - Отпусти... мне больно... - слабым голосом проговорила Кама.
   - Хорошо, - отрешенно проговорил Серый, убирая когти и собираясь с мыслями.
   Странное наваждение снова скрутила его. Его дымящиеся когти, выскользнувшие из тела Камы, онемевшая задняя левая лапа и жуткий гул в ушах от криков и рычания, говорили о том, что это не было видением. Он проделал это на самом деле!
   - Извини, я...
   - Все хорошо! - тихо сказала она и свернулась калачиком.
   - Может...
   - Все хорошо, - повторила она. - Не шуми, пожалуйста. Дай мне прийти в себя.
   Серый отошел на пару шагов и улегся на холодный камень. Лапы ныли, в ушах стоял одуряющий звон, сердце рвалось прочь из груди. Он вывернулся, чтобы посмотреть на заднюю лапу. Нет, шкура выдержала удары, но болит неимоверно. Неужели сломаны кости?
   Он постепенно справлялся с собой. Постепенно утих гул в ушах, в передних лапах осталась лишь тень слабости и худо-бедно удавалось не обращать внимание на боль в задней лапе. Он положил голову на холодный камень пещеры и устало закрыл глаза.
   - Спасибо, - тихо прошептала Кама.
   Серый встрепенулся. Сколько времени прошло, он не мог сообразить. На улице уже давно стемнело. Кама все так же лежала, свернувшись в клубок и спрятав голову под крыло.
   - Не понимаю, за что... - проговорил он.
   - Иногда я думаю, что проще умереть, - тихо заговорила Кама. - Да, пожалуй, умереть было бы проще. Гораздо проще, чем жить с этим.
   - Жить с чем?
   - Я не дракон, - сказала Кама и подняла голову. - И не дракон, и не ...
   - Кто?
   - Не важно. Почти как ты. Только тебе еще хуже.
   - Кама, я тебя не понимаю...
   - Ты тоже не дракон. И не зверь. Непонятно кто. То ли демон, то ли злая шутка Создателя.
   - Создателя?! - изумился Серый. - Самой Пиоллы?
   - Пиолла? - хмыкнула Кама. - Что может эта самовлюбленная дура...
   Хорошо, что связки на морде прочно держали челюсть, иначе Серый отбил бы себе обе лапы. Это если бы челюсть не пролета сквозь каменный пол пещеры дальше, в недра Пиоллы. Кама увидела его реакцию и недовольно фыркнула.
   - Не переживай. Кара богов на меня не свалится огненным дождем, - фыркнула она.
   - И почему мне должно быть хуже?
   - Потому, что у меня только шкура драконья. А у тебя - сердце. Настоящее сердце дракона. Пожалуй, даже у Виндклоу нет такой души. Но ты не дракон.
   - Хочешь сказать, если я захочу, стану драконом? А если не захочу, стану... демоном?
   - Демоном? Нет. Разве ты чувствуешь в себя божественные силы Древних? Нет. Ты нечто помельче. Мелкая, незаметная и противная заноза.
   Серый не услышал, как Кама прошептала себя под нос "Заноза, которую боятся даже боги".
   - Обласкала... - засмеялся вдруг Серый. - Значит, я заноза. А ты кто? Иголка?
   Он снова засмеялся. Кама положила голову на крыло и смерила его взглядом.
   - Скажи, тебе было больно? Когда тебя нашли и перенесли на Виндарис. Много времени прошло, я видела, как тебя заносили в пещеру. Больно было?
   - Очень.
   - А сейчас боль ушла?
   - Да. Она ушла.
   - Моя боль не уходит. Прячется, брызжет своей ядовитой слюной и ждет. Ждет своего часа, когда сможет снова ударить. Я видела твой бой на Северных Зубах, почувствовала твою ярость. И она тоже почуяла ее. И проснулась. Нет, проснулась она давно. Она попыталась пробудиться. Я бежала, бежала впереди своей боли. Быстрее ветра мчалась, чтобы уйти подальше от нее, но она меня настигла. Я очнулась здесь, и она была рядом. Ее пламя опустошает душу, мой язык истлел от криков, мои крылья и лапы устали двигаться. Она рвалась на свободу, и я сдалась. Но что-то остановило ее, она не смогла вырваться и осталась во мне. Осталась и начала мстить. Мстить лично мне. И тут появился ты. Я потратила последние силы, чтобы предупредить тебя. А ты не послушался. Она решила убить тебя. Просто потому, что ты есть. Я помешала ей, и она решила наказать меня.
   Кама замолчала, посмотрела на Серого и спрятала голову под крыло. Серый услышал сдавленный голос, казалось, вот-вот Кама расплачется. Но ведь драконы не плачут.
   - Мне надоело кромсать свою душу и сердце. Лучше бы ты разорвал меня на части...
   Серый просто не знал, что ей ответить. И не знал, что он может сделать. Он медленно поднялся, подошел к ней, прилег рядом и укрыл драконочку своим крылом. Кама подняла голову, пристально посмотрела на него. Она вздохнула, и тихонько вытянулась под его крылом.
   - Кама, я хочу спросить тебя...
   - Спрашивай.
   - Как ты оказалась на Северных Зубах? Я никого не чувствовал ни на острове, ни следом за собой!
   - Что за вопросы, Серый! - она недовольно фыркнула. - Кому из нас тринадцать лет?
   - Я с некоторых пор считаю, что мне от силы три айдона.
   - Неужели ты сам не понимаешь, как ты летаешь?
   - Хм... нет. Летаю, как получается.
   - Точно, тебе три айдона. Вырастешь до десяти лет, приходи, буду учить тебя магии.
   - Очень смешно.
   - Я серьезно. Вырастешь, буду учить тебя! - снова фыркнула она. - Да за тобой такой след магии остается, что его только слепой не увидит! Драконы летают благодаря стихии воздуха. Наш полет не оставляет следов, а вот за тобой тянется жирный шлейф рассеянной магии. И она не стихийная.
   - Ты что, догадалась ... оседлать мой след? Так получается?
   - Сообразил. Это было не сложно. Только я боялась, что потеряю твой след и меня размажет по воде, как по камням. Ты очень быстро летаешь. Очень.
   Она опять подняла голову, посмотрела на него и добавила:
   - Быстрее всех.
   - А ты хвостом дерешься больно, - отшутился Серый в ответ.
   Кама фыркнула и спрятала свою мордочку под крылом. Через пару минут она произнесла:
   - Пару дней придется сидеть тут. Пока мои крылья не заживут.
   - Посидим. Мне торопиться некуда.
   - Ошибаешься, Серый.
   - Знаю, - ответил он и закрыл глаза.
  

Глава шестая

Шанс

К северу от Виндариса, 470-й год от Прихода.

  
   Посреди ночи Серый выбрался из пещеры и улегся возле самой кромки воды. Волны шумно бились о выступающие темные камни, рассыпались мельчайшими брызгами. Изредка водяной туман долетал до Серого, и он фыркал от легкой щекотки в ноздрях. Он смотрел на ночное небо, на сияющую полную луну Айдон, на ярко горящие звезды, на плывущие в ночи темные, почти черные, редкие облака. Ночное небо, разве есть что-то лучше него? Тихое и мирное живет оно своей жизнью. Не терзают эту темноту разные крылья, даже облака и ветер бегут тихо, словно не хотят будить ночную Пиоллу.
   Серый смотрел на скопления звезд и вспоминал названия созвездий. Двенадцать звезд в форме острого клинка - созвездие Фаэтона, дань памяти о проклятии рода кириан. А правее - Большая чаша Девы, символ белой магии, знак чистоты и очищения. Забавное соседство. А вот над ними... над ними раскинулось огромное созвездие, прозванное Кровавым Крылом.
   Серый вспомнил легенду, старую, как само время. Еще это созвездие называлось - Последний Дракон. После Первой войны богов Пиолла решила создать стражей. Кошки-нала, птицы Крикс, ночной народ, спектры, драконы... Забавно, драконов Пиолла создала последними, хотя именно они сыграли решающую роль во Второй битве богов. И после этого драконов не стало. Когда это было? Как раз сорок два века назад. Интересно, сколько лет тогда было Виндклоу и Пиросу?
   Легенда. Она гласила, что погибший дракон, как капля крови богини, не умирает окончательно. Его душа поднимается ввысь, к звездам и занимает свое место в Кровавом Крыле на память потомкам, что еще один дракон отдал жизнь за мир на землях Пиоллы. Сколько же звезд прибавилось в этом созвездии тогда, в день Второй битвы? Серый устало вздохнул. Сейчас крыло было похоже на целую россыпь звездочек - и ярких и маленьких, практически незаметных.
   Ему стало тоскливо, захотелось закрыть глаза и заскулить, как маленькому щенку, когда он вспомнил последние строки легенды. "А когда уйдет последний дракон, Кровавое Крыло сделает прощальный круг над Пиоллой и исчезнет, словно великих стражей никогда и не было".
   Почему стало так противно на душе? Да и стало ли? После разговора с Камой Серый и так был не в себе. Малышка говорила почти пророческим голосом. И каждое слово било в цель. Даже если Серый не понимал, что это за цель, где-то там, в глубине своей души он знал, она есть. Есть эта проклятая цель! Или цели. И малышка намекнула, что времени осталось мало. Какого времени? До чего отсчитывают минуты странные часы в душе? Серый не знал. Но он чувствовал, что время, словно зыбкий песок, улетает из-под лап с бешеной скоростью. И что его остается все меньше и меньше. Неужели Кама ощущает нечто подобное?
   Он почувствовал Харона, совсем рядом. Серый поискал силуэт в ночном небе, расправил крылья и засветился подобно светлячку, привлекая внимание серебряного. Харон не заставил себя ждать.
   - Ты нашел ее? - еще не совсем опустившись на землю, спросил дракон.
   - Нашел. Спит, там, в пещере, - Серый мотнул головой за свое крыло.
   - С ней все в порядке?
   - Нет. Я повредил ей крылья.
   - Как? И ... зачем? - встрепенулся серебряный.
   - Долго рассказывать, но не думаю, что у меня был другой выход.
   - Да я никуда не тороплюсь, знаешь ли... - голос Харона был напряжен.
   - Все хорошо, Харон! - раздался крик из пещеры.
   Харон взглянул в темноту пещеры, повернулся к Серому, замер, словно хотел что-то сказать, и решительно зашагал к Каме. Его не было всего пару минут, а Серый буквально извелся. Что скажет Кама? И что решит Харон? Вчера он нарушил первое правило Виндариса, ни один дракон не смеет причинять вред другому. Это был не столько закон, сколько первое, что заботливо откладывалось в душе любого дракона с первым самостоятельным вздохом. А он его нарушил.
   - Да уж... - промычал Харон. - Чуть живая лежит и говорит, что все в порядке.
   Серый подумал, стоит ли рассказывать ему все? Переборов желание оправдаться, решил промолчать. Если Кама посчитает нужным - сама расскажет драконам, что и как произошло.
   - Виндклоу и Анфэ вернулись, - сказал Харон.
   - Это хорошо... Кстати, - Серый поднял голову. - Откуда ты знаешь? Ты же весь день за мной летел?
   - У нас есть связь между собой.
   - Телепатия? - поинтересовался Серый.
   - Нет. Некоторые из старших драконов поддерживают хм... астральное поле, в которое мы можем передавать свои мысли. Это не всем позволено, но весь старший десяток может так общаться. Поэтому Анфэ и просила оставить тебя на Виндарисе до ее прибытия.
   - Ты хочешь сказать, что для этого поля нет преград? Оно работает на любом расстоянии?
   - Практически на любом, но не везде. На Пиолле есть места, где астрал беспомощен.
   - Забавно... - буркнул Серый. - И что, весь старший десяток уже слышал наш разговор?
   - Нет. Я не решился сказать, что Кама ранена.
   - Спасибо, - процедил Серый, смутно соображая, какую услугу ему оказал Харон. - Я знаю, что нарушил почти все правила Виндариса.
   - Ну, не все, а большую часть. Хотя это... - Харон злобно фыркнул. - Проклятие! Я просто решительно ничего не понимаю! Почти все из старшего десятка в один голос утверждали, что тебя нельзя было отпускать одного! Анфэ так вообще места себе не находила! А тут... не знаю.
   - В конце концов, кто сказал, что я дракон? - заявил Серый.
   - Ты хочешь, чтобы я тоже начал сомневаться в тебе? После того, что видел на Виндарисе?
   - А что ты там видел? Учу ребят летать, делов-то...
   - Да... Ты меня не перестаешь удивлять, - Харон уставился на мелкого красного краба, решившего прогуляться между камней. - К тебе тянутся. Дети к тебе тянутся, понимаешь? Ни один ребенок не подойдет к злому созданию! Ни эльф, ни орк! Ни, тем более, дракон! Никто из первосозданных!
   Серый сдул краба обратно в воду и посмотрел на Харона.
   - Я не добрый...
   - Знаю. Ты пустой. Вот и рисуй себя Драконом! - Харон рявкнул так громко, что проснулась Кама, только-только задремавшая.
   - Пустой... верно сказал, - уныло повторил Серый.
   - Прости, но точнее слова никто не придумал. Ты чувствуешь драконов, а мы - тебя. И, кстати, пустым тебя назвала Анфэ.
   "Забавно. Анфэ настолько права, что я даже не могу на нее обидеться. Верное слово, точнее не скажешь. Пустой. Серый и пустой!" - подумал Серый.
   - Не злись, я сказал, как есть, - Харон виновато посмотрел на него.
   - Вы чего шумите? - высунулась Кама из пещеры.
   - Все хорошо! - в унисон ответили Харон и Серый.
   - Вижу! - язвительно сказала Кама. - У меня чешуя шевелится от вашего "все хорошо"!
   - Мы не будет шуметь, честно. Спи, - успокоил ее Харон.
   - Как же, уснешь тут с вами... - буркнула Кама и ушла обратно в пещеру.
   - Странная она все-таки... - выдавил из себя серебряный.
   - Нет. Просто ей очень плохо.
   - А почему мы ничего об этом не знаем?
   - Харон, у всех есть свои маленькие тайны. О них можно иногда рассказать. А большие секреты - нельзя открывать никому.
   - Какие тайны могут быть у этой малышки? - изумился Харон.
   - Ты у меня спрашиваешь? Я ее знаю меньше суток...
   - Ох и странная она... - повторил шепотом серебряный.
   - Надо будет порыться в библиотеке вашей... Если доживу, - хмыкнул Серый.
   - Ты о чем?
   - Поганое предчувствие. Крылья потеют...
   - Сказал, как настоящий дракон! - тихо засмеялся Харон. - Предчувствие? Нас оно подводит редко, но что-то на Северных Зубах ты не слишком доверял своему предчувствию...
   - Там другое. Эти твари просто свалились мне на голову. Портал открылся и ...
   - Стоп! - Харон вскочил. - Портал? В небе? Над Виндарисом? И...
   - Тише!
   - И ты молчал?! - прошептал серебряный.
   - А что тут такого?
   - Да уж... Все время забываю, что ты не родился на Виндарисе, - он досадливо плюхнулся на землю. - Над Виндарисом мы воздвигли щит силы. Мы контролируем погоду, течения, магию. Никто не сможет подобраться к Виндарису незамеченным. Ни одно заклинание или артефакт не сработает, полная блокировка. На всех, кроме драконов. Теперь понимаешь? Не думал, почему все эти недели над нашим островом светит солнце? Почему нет штормовых волн? Почему ни один крупный хищник не заплывает к нашим берегам?
   - Это была не наша магия, - спокойно выговорил Серый.
   - Что? - переспросил Харон.
   - Я почувствовал нечто чужое. Не нашу силу. Совершенно чужое. Словно этого никогда не было на Пиолле. Понимаешь?
   - Какое, к хвосту, понимаешь? - шепотом бурчал Харон. - Ни чешуйки я не понимаю!
   - А я не могу сказать иначе.
   - Вот что, вернем Каму на Виндарис, слетаем на Зубы и посмотрим. Идет?
   - Думаешь, откопаем что-нибудь новое?
   - Думаю. Надеюсь. Может, стоит перетащить одно из тел на Виндарис. Показать остальным...
   - Не думаю. Лучше привести туда кого-то из старшего десятка. Например, Анфэ...
   - Хм... хорошо бы еще и Пироса туда притащить. Но эта старая утка вряд ли пошевелится...
   - Я его уговорю. Как-нибудь.
   - Ты Пироса не знаешь...
   - Мне после Камы никто не страшен, - небрежно бросил Серый.
   Харон издевательски захихикал.
   - Точно! Возьми ее за хвост и сходите к Пиросу! Ох, он ее недолюбливает! - смеялся Харон. - Старый дракон побаивается маленькой черной бестии!
   - Серьезно? Боится? - удивился Серый.
   - Ага. Не так, чтобы очень. Но вниманием ее не жалует.
   - Теперь я ничего не понял...
   - Ладно, увидишь еще. Думаю, пока мы доберемся до Виндариса, Пирос тоже вернется.
   - Да уж, разговорчик у меня будет со старшими...
   - Да ничего, - зевнул Харон. - Давай спать, а? А старшие... хм, это да. Но в основном тебя будет пытать Анфэ.
   Харон сделал ударение на слове "пытать". Серый ничего не ответил, отодвинулся подальше от воды, чтобы не беспокоили брызги и попытался уснуть. Хотя какой тут сон...
  

* * *

  
   Утром Кама заявила, что может лететь. Серый и Харон иначе оценивали ее состояние, но она настояла. Благо, что до Северных Зубов было множество небольших островов, на которых легко могли разместиться все трое. Кама быстро уставала, но с завидным упрямством летела дальше. Команду на посадку и отдых отдавал Серый, а садиться приходилось каждые два-три часа.
   К вечеру удалось добраться до Зубов, и Серый с Хароном в один голос заявили, что до утра никто никуда не полетит. Кама к большому удивлению Харона молча согласилась, чего с ней не бывало, сколько он ее помнил.
   С первыми лучами солнца они продолжили путь на Виндарис. Через три часа, когда Кама основательно устала, Серый догадался, как выразился Харон, "посадить драконицу себе на хвост". А попросту предложил Каме "оседлать" его магический след. Она не преминула зло съехидничать - "Раньше нельзя было догадаться?". Впрочем, черная злилась больше на себя. Она проделала это трюк однажды, могла бы и сама сообразить.
   - Ко второму зданию от библиотеки, - сказал Харон, когда вся троица оказалась над Виндарисом. - Нас уже ждут.
   "Сейчас начнется..." - усмехнулся про себя Серый.
   Кама соскочила со "следа" Серого и быстро юркнула внутрь здания. Серый чертыхнулся, он едва не рухнул сверху на эту бестию!
   Он остановился перед входом, рассмотрев в темноте фигуру золотой драконицы. Мгновение колебался, а потом смело зашел внутрь.
   Остановился и мотнул головой, ошарашенный увиденным. Снаружи дом казался в десятки раз меньше, чем внутри! Здесь вполне могли разместиться все драконы Виндариса! Он удивленным взглядом обвел стены и потолок, пока не уперся взглядом в лазурную тушу огромного дракона.
   "Виндклоу!" - догадался Серый и изумился, лазурный был в три раза больше обычного дракона! И Анфэ, блиставшая своей яркой чешуей, и сам Серый, и Харон, зашедший следом, были просто букашками по сравнению с Виндклоу! А Анфэ... было что-то особое, яркое и, в тоже время, неуловимое в ее внешности. Золото чешуи было темным, но светилось, отбрасывая блики. Первое, что пришло Серому в голову, это слово "мудрая". О да, золотые драконы славились своей мудростью, а уж дракон проживший пару-тройку тысячелетий внушал уважительный трепет.
   - Здравствуй, Серый. Приветствую и тебя, мастер Харон! - заговорила Анфэ.
   "Мастер!" - Серый удивился званию, которым наградили Харона. "Мастер" - отличительная приставка к имени дракона. Ни тени лести, только уважение за особые заслуги, за величие, способности. Только дракон мог назвать дракона мастером. И только старший дракон может назвать мастером, точнее - дать младшему этот почетный титул.
   Серый робко поздоровался.
   - Я вижу, ты оправился от ран? - спросила Анфэ у него.
   - От ран на теле - да.
   - Он опасен... - тихо произнес знакомый голос.
   - Что такое, Кама? - спросила Анфэ, оглядываясь за крыло.
   Драконочка робко вышла из своего укрытия и уставилась на Серого.
   - Он не полностью дракон, - сказала Кама. - И я не знаю, какая из его половинок в нем победит. Поэтому - он опасен! Он летает, минуя стихию воздуха! Владеет магией эльфов! И летает так... так... - Кама понизила голос. - Ни одно живое существо так не летает!
   - Обласкала второй раз, - хмыкнул Серый.
   - Он странный, я это знаю, - добродушно проговорила Анфэ.
   - Мама! Он не просто странный! - взвизгнула Кама. - Он просто не может существовать! Пиолла не могла породить такое существо! Он - неправильный!
   "Аба... лдеть!" - у Серого аж рога зашевелились. - "Эта бестия - дочь Анфэ и Виндклоу!".
   - Знаю, - спокойно ответила Анфэ.
   - Вот вырастешь чуть-чуть, женюсь на тебе. Увидишь, какой я неправильный, - ехидно проговорил Серый в сторону черной драконочки.
   Кама обиженно зашипела и попятилась назад, прячась за крыло матери.
   - Что такое? - засмеялась золотая драконица. - Наша острозубая Кама ничего не ответит?
   Из-за крыла снова донеслось обиженное шипение.
   - Впервые вижу, чтобы кто-то смутил Каму! - со смехом сказала Анфэ Серому.
   - Да уж, подвиг... - выдавил он из себя.
   - Не переживай, Серый. Я вижу, что тебе не просто. Я смогла заглянуть в твой разум. Ты действительно странный и действительно не можешь существовать, - Анфэ нервно задергала крыльями. - В твоей голове... пустота. И это странно. Выглядишь ты взрослым, но слишком мало в тебе памяти.
   - Кама сказала, что меня могли создать.
   - Это самое логичное объяснение, - кивнула Анфэ. - Только мы никогда не узнаем, кто тебя создал. Пока ты сам не найдешь ответы.
   - У меня такое чувство, что я знаю все, что вы хотите мне сказать... - вяло проговорил Серый.
   - По-другому и быть не может, - произнес своим громким басом Виндклоу.
   - Скажи мне, ты хочешь остаться на Виндарисе? Остаться с нами? - спросила напрямую Анфэ.
   - Не знаю, - честно ответил Серый. - Я помню себя только здесь, среди драконов. Я не знаю, кто я. Некоторые называют меня драконом, но я не решаюсь им верить. Я и себе-то не верю. Я устал за эти дни вспоминать и думать, кто я, откуда, зачем. Просто запретил себе думать об этом. И я просто не знаю, хочу я остаться или хочу улететь.
   - Тогда скажи честно, тебя что-то тут держит? Не торопись с ответом, - Анфэ не сводила с него глаз.
   Серый ответил сразу, едва умолкла золотая драконица:
   - Дети. Не знаю... меня тянет к детям.
   - И детей тянет к тебе, я слышала, - отозвалась Анфэ. - Если ты хочешь быть драконом - будь им! Если хочешь - оставайся. Мы будем рады тебе, Серый.
   - Спасибо. Я останусь. Я чувствую, что нужен Виндарису. Не знаю, как и чем я могу вам помочь, но постараюсь сделать все, что в моих силах.
   - И я благодарю тебя за твое желание, - Анфэ вежливо кивнула головой. - Только тебе нужно сменить имя. Серый - это пустое имя.
   - Он хорошо летает! - крикнула из-за спины матери Кама.
   - Да, Мудрейшая, - вставил Харон. - У него быстрые крылья.
   - Тогда мы будем называть тебя Быстрокрылым! - с улыбкой сказала Анфэ.
  

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"