Лозицкая Татьяна Петровна: другие произведения.

Роман. -Добровольские страсти. Книга 2, глава 41. Крест Варвары..

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роковая любовь Варвары, и расплата за грехи.

  Книга 2, глава 41. Крест Варвары..
  Татьяна Лозицкая
   Глава 41
  Варвара проснулась ночью от кошмарного сна, привиделась мать, а чуть
  поодаль бабушка и молодой мужчина. Они смотрят на Варвару и пытаются
  что-то ей сказать. Затем мать простирает к ней руки, а в руке - крест:
  - Дочка, ты забыла всё, о чём я тебя предостерегала. Гони от себя
  беса, а то себя погубишь и нас не сможешь забрать из Преисподней.
  Почему ты забыла нас? Испроси у Господа нам прощения. Как нам тяжко в темнице!
  А потом все вместе они простонали:
  - Плохо нам здесь, гнетёт темница наши души!
  И громко-громко мать запричитала:
  - Отмоли у бесов наши души, невинно страдаем, хотим в царство Света.
  И вдруг бесы радостно заплясали вокруг всех троих, а души Варвариных
  родных охватило пламя, они закричали:
  
  - Молись за нас, спаси наши души!
  Варвара в страхе вскочила с постели. Лицо в испарине, рубашка мокрая,
  по всему телу дрожь, перешедшая в озноб. Варя вышла во двор, подошла к
  умывальнику, вода в нём ещё не замёрзла, только сверху тонкая плёнка
  льда. Она умылась, её затрясло от холода. Она поспешила в дом, согрев
  на примусе чайник, бросила в него успокоительных трав, взглянув на
  иконы, перекрестилась:
  - Господи, прости меня, и объясни мне, что значит этот страшный сон, о
  чём предупреждает моя матушка? Неужели опять несчастье? Довольно уж я
  страдала, нет у меня больше сил, не перенесу более ничего в этой
  жизни.
  Молчаливые иконы ничего не ответили. Кругом повисла томящая тишина.
  Тяжело вздохнув, женщина налила успокоительного отвара, нырнула опять
  в постель, пытаясь уснуть, долго ворочалась. Страшное предчувствие
  беды уже томило её сердце. Закрыв плотно глаза, она вдруг увидела всё,
  как будто это происходит сейчас.
  Она - маленькая испуганная девочка, сидит в постели, комнату освещает
  керосиновая лампа, видит мать и страшного мужчину с горящими, как
   эвезды глазами. Он злобно хохочет, схватив женщину за косу. Мама
  дотягивается до ножа, который лежит на столе и отрезает конец косы, за
  который держит её мужчина. Он падает на пол и хохочет. Мать пытается
  убить мужчину ножом, а он только смеётся.
  Проснувшись от такого сна, Варвара в ужасе села в кровати:
  - Нет, нет! Этого не может быть! Нет, это не сон, я видела Беса в детстве.
  Она испуганно прикрыла рот руками, испуганно трясёт головой:
  - А, может, у моей матери не было расстройства рассудка? И это всё
  правда, что она рассказывала об отце, о бесах, преследующих род
  Задорожных, начиная с ведьмы-колдуньи Ганны?
  И, что она, Варвара, последняя из своего рода, должна выполнить своё
  предназначение, уничтожив какую-то колдовскую книгу и обратить
  могущественного беса в светлого архангела, вернуть к истокам
  прародителя, в царство Света?
  Осознание сна и эпизода из памяти, пугает женщину, она вся дрожит, зуб
  на зуб не попадает. Не может сегодняшняя Варвара поверить в то, что
  должно случится с ней в будущем?
  Деревня уже проснулась, начали обыденную работу сельские жители.
  Женщины, подоив коров, гремели вёдрами, а Варвара так и сидела на
  кровати, отрешённая от всего.
  Соседка окрикнула её, и, наконец, Варя очнулась, пришла в себя.
  "Ещё один такой сон, и я точно решусь рассудка. - подумала Варвара. -
  Нет, нет! Надо принимать меры".
  Она вышла во двор, сняла рубашку, убрав льдинки из ведра, окатила себя
  холодной водой с головы до ног. По телу пошёл жар. Тревога и тяжесть
  сразу улетучились, на душе потеплело, тревога ушла.
  К девяти часам утра Варвара подошла к фельдшерскому пункту, у которого
  её уже поджидала Вера Лыско, она нервничала, в глазах страх. Её
  пропавший муж вернулся домой. Лыско попал в плен ещё в начале войны,
  он удачно бежал из лагеря. Финская группа сопротивления помогла ему,
  спрятали его у крестьянина.
  Хозяин, добрый человек, заметил, что его дочь полюбила в постояльца, да
  и он проявляет интерес к ней, к тому же дочь неожиданно располнела. Финн
  пригласил священника и узаконил отношения молодых, вскоре в семье
  родилась девочка. Фёдор решил не возвращаться домой, в Россию, тем
  более прошёл слух, что всех, кто побывал в плену, ссылают в лагеря.
  Финское правительство передало списки всех русских пленных,
  пребывающих на их территории и депортировало их.
  На проверочном пункте на границе Фёдора встретил следователь, сразу
  ехидно ему заявил:
  
  - Мы на фронте под пулями, а ты у бабы под юбкой воевал, даже с
  приплодом, теперь долго вшей будешь кормить в лагерях.
  Федору не хотелось подводить семью, поэтому решил не писать родителям.
  "Что скажут люди? Как переживут позор родители , жена.
  Вероятно, с Лысенчихой что-то стряслось, - подумала Варвара.- муж
  вернулся, должна радоваться, так нет, даже удивительно. Что с ней?"
  Вера первая заговорила:
  - Варвара Степановна, помоги, животом маюсь. Уже отвары разные пила.
  Ничто не помогает.
  - Наверно, что-то съела не то, - пыталась уточнить Степановна, -
  Рвота, понос есть?
  - Да, с едой-то у меня порядок, вот только изжога мучает. Ну, вы ведь
  понимаете, в чём дело!
  - Ложись на кушетку, сейчас пойму. - Ответила ей фельдшер.
  Варвара помяла ей живот и удивлённо посмотрела на Лысенчиху.
  - Вера, да ты ж - беременная?
  - Вот поэтому и пришла к тебе, уж месяц, как шевелится. Отвар с
  цикорьевыми корнями пила, на ферме фляги с молоком потаскала - думала,
  что выскочит, а ничего не получается. Помоги избавиться от греха и
  позора.
  Варвара гневно посмотрела на Лысенчиху и сердито произнесла.
  - Нет уж, я раз пострадала ни за что, с меня хватит, больше лагерей не
  Хочу. Твой муж небось рассказал, как там нелегко.
  Вера взмолилась:
  - Никто не узнает. Я никому не скажу, только помоги мне от срама
  избавиться, бес попутал. Три года обходилось, а на этот раз
  завязалось. Сергей даже уже регистрироваться со мной хотел, а как
  Фёдор нашёлся, наотрез оказался, сказав, что его самого жена не стала
  ждать, загуляла, чужого брать не буду. А как про ребёночка узнал,
  сразу женился на Катьке.
  - Вера, раньше надо было думать. У нас в селе не ты первая, не ты последняя.
  - Варвара Степановна, прошу тебя по-хорошему. Сбереги меня от позора,
  не хочу рожать, Федор упрекать меня всю жизнь будет.
  - Я же сказала, нет! Не понятно? Повторяю - Нет! - возразила Варвара.
  Лысенчиха покраснела, её всю затрясло, заскрипела зубами от злости, её
  как будто прорвало:
  - Конечно, тебе хорошо. Ни о чём думать не надо. За тебя думает твой Бенедикт.
  Бес он. Ты путаешься с бесом, поэтому ни разу и не забеременела. А нам
  достаются простые смертные. Мужику нет нужды о чужой бабе заботиться,
  он похоть свою удовлетворит, натянет штаны и бегом к жинке, а наутро
  не вспомнит, с кем был и кого обрюхатил.
  Варвара испуганно смотрела на Лысенчиху, её затрясло от услышанного.
  - Это у тебя бес заботливый,- продолжала Вера, - подарки всё носит и
  ублажает любую твою прихоть, а наши мужики нас только с брюхом
  оставляют.
  Варвара не выдержала и закричала на неё:
  - Ты что? Белены объелась? Думай, хоть что несёшь своим языком болтливым.
  - Да не прикидывайся Варварушка. Всё село знает, как ты с бесом
  путаешься, как шастаешь к нему по бесовской тропинке и потом в стогу
  сена кувыркаешься.
  Варвара побледнела, губы дрожали, руки тряслись.
  Испугавшись, Лысенчиха попятилась к выходу, поняв, что ляпнула лишнего.
  Варвара сорвала с себя белый халат и колпак с головы, на ходу повязав
  Платок, одев плащ, быстро вышла из медпункта.
  Постояла немного, задумавшись, спешно побежала к реке, встала у самого края ущелья на
  бесовской тропе, закричав:
  
  - Бенедикт, Бенедикт! Поднимайся наверх, я знаю, что ты здесь, в гроте!
  В это время от реки веяло холодом. Демон к утру совсем продрог,
  зарывшись с головой в сено, ещё спал. От неожиданности он вскочил,
  прислушался внимательно. Его действительно звала Варвара, он не
  ослышался, ранее она никогда так не делала.
  "Что могло стрястись? Неужто то самое, чего он ждал и боялся?" -
  подумав, в один миг появился наверху.
   Перед Варварой стоял неузнаваемый Бенедикт, весь в сене, в помятой одежде, обросший, глаза
  огненные, лицо холодное и страшное.
  Варвара от страха закричала. -А-А-А! Сгинь нечисть! Сгинь проклятый! - Обхватив голову руками, с
  криком побежала от него прочь.
  Варвара лежала ничком на могилке матери, уже не рыдала, а просто
  всхлипывала. Она не любила кладбище, заглядывала крайне редко, за
  могилой Оксаны ухаживала тётка Полина.
  Послышались приближающиеся шаги, подошедший присел рядом, немного
  помолчав, сказал:
  - Дорогая, прости меня, я виноват. Это всё ты должна была услышать от
  меня, а не от бабёнки-сплетницы, не подготовил тебя правду
  узнать. Но перед тобой я ни в чём не виноват, был всегда честен, не
  обещал того, что не в моих силах сделать .
  Да, я Бес из такой же плоти, как и ты, только с другими способностями,
  благодаря мне ты живая и лежишь сейчас на могиле, а не в могиле.
  Кстати, земля холодная, можешь застудиться, лучше поднимись, -
  заботливо предложил Бенедикт.
  Варвара не шелохнулась.
  - Я ничем тебя не обидел, только оберегал, нарушая демонические
  законы, вмешиваясь в дела смертных. Можно подсчитать, сколько раз во
  время войны спасал тебя от смерти, а ты играла со смертью, постоянно
  находясь на грани.
  Сама посчитай, когда разбомбило операционную палатку, когда снаряд
  летел в машину, а попал в самодура-полковника, который мог сдать тебя
  под трибунал ,тебя сразу бы расстреляли, не смотря на то, что он
  трусливо драпал с поля боя.
  А вспомни санитарный эшелон. В тот момент ты уверовала в Бога, как и
  все остальные, кто в нём находился. Пока вы молились Господу, я
  раскидывал снаряды по сторонам, даже пришлось убить лётчика.
  Кстати, это единственное моё преступление против смертных, и за это
  был наказан, так как не имел права вмешиваться в дела смертных, а
  обязан был их только искушать.
  Варвара поднялась и уставилась на него. Перед ней был уже тот прежний
  Бенедикт, которого она любила долгие годы.
  - Дорогая, ни к чему эти подсчёты, я только скажу, любил и люблю и
  никогда даже в мыслях не пытался искусить тебя, склонить к
  грехопадению.
  Ты чиста и невинна! На тебе только невольный грех по
  незнанию! Но всё равно будешь за грехи предков расплачиваться. Вспомни, золотце!
  Не я ли советовал тебе идти к отцу Игнату и молиться, а ты же меня не
  послушалась.
  Варвара нервно качала головой и с трудом выдавила из себя:
  - Ты же бес! Я путалась с бесом, была твоей любовницей, меня может
  только одно оправдать, что не верила в существование Темных сил.
  - Но Оксана же тебя предупреждала. Ты не послушалась матери и не
  поверила ей, предпочла считать её сумасшедшей, тебе было так удобней.
  А что в божьих законах говорится насчёт отца и матери? Ты всё
  игнорировала. Мать надо было слушаться. - Заключил бес.
  Варвара со злостью выдавила из себя.
  - Ты есть Зло, и моя мать погибла из-за этого Зла.
  - Я с тобой согласен. Оксана выпила отвар, принеся себя в жертву, и
  если б она этого не сделала, то твоя душа принадлежала бы бесам по
  контракту твоей бабки. Бабка заложила свою душу и души семи поколений
  по глупости, чтобы отомстить за смерть любимого мужа с помощью магии и
  Темных сил, а уж колдовская книга и похотливые бесы достались вам уже
  в придачу.
  - А ты разве не из этих бесов? И разве ты не Зло несущий?
  - Ты права - я бес, но не соглашусь с тобой, что я есть несущий Зло,
   на мне нет людской крови, если не считать фашистского лётчика.
  Я только искушаю людей к порокам. А Зло творят люди сами. Они сами
  сознательно идут на искушение, а многие даже ищут встречи с дьяволом и
  идут к нему на службу, не задумываясь о последствиях.
  И заметь, они сами решают - быть им искушенными или нет. Взять в
  пример Арсения Добрых или Петра Семёнкина, хотя бы Фрола и Игната
  Лыско, как только и чем только не пытались искусить их, так светлым
  людьми были и остались.
   Божий раб Арсений умер с чистой душой, попав сразу в рай без Страшного Суда.
  - Не верю я в это. Ты искушал меня, обманул, скрывая правду.
  - Солнышко моё, не лукавь! Тебе хотелось обманываться, ведь всё село
  уже знало, кто я, кроме тебя.
   Одна ты ничего не хотела видеть и знать, так как тебе было это удобно. Бес подыскивал слова, поласковее. - Голубушка, это ты искушала меня! Это я - твоя жертва! И за свою любовь
  я дорого платил, но это моё и не хочу перекладывать на тебя.
  Любовь, как яблоко с древа познания Добра и Зла. Вкусив его,
  приходиться дорого платить, вот и я заплатил! И не выставляю тебе
  претензий и счета. Грех с мужчиной вне брака, для тебя был сладок.
  - Постой. А не ты ли склонял меня к детоубийству нерождённых
  младенцев? А кто приходил к моей матери?
  - Золотце, тогда меня у Врат Преисподней не было, это Габриель.
  
  - Так Врата точно существуют? - испуганно спросила женщина.
  - Ты в них была, - это тот самый грот в ущелье, - ответил демон.
  - Это и есть мой грех, неверие и прелюбодеяние. А про Чистилище - это
  правда, и что моя мать в нём?
  - Об этом тебе Оксана во сне сказала правду, слушать её надо и молиться.
  - А наших мужиков к блуду кто искушал?- спросила Варвара.
  - Не откажусь - моя работа. Да я, искушал мужиков к похоти.- иронично
  произнес Демон.
  - Значит, и Семёна Щербу тоже ты искушал? Этот подонок мне всю жизнь
  искалечил, у изнасилованной женщины нет счастливого будущего!
  Варвара замолчала, огорошенная ужасающей информацией. Наконец, тряхнув головой, продолжила:
  - Так выходит, я пострадала не от насильника, а от бесов и потом
  умывалась слезами всю жизнь. И ты после всего хочешь сказать, что
  ничего дурного не сделал?
  Да ты мне жизнь переломал, из-за вас бесов мать отравилась, бабушку
  заживо сожгли в доме.
  - Это не моя работа, другого беса, Габриеля. Из-за любви к тебе меня
  самого чуть живьём не испепелили, я много потерял.
  - Что ты, бес можешь потерять? - укорила Варвара.
  - Власть и могущество. Я сделался никудышным демоном, болтаясь так , между
  тобой и Преисподней.
  Варвара вздрогнула, как будто перед чем-то страшным, и злобно произнесла.
  - Сгинь, нечистый! Не хочу тебя больше видеть! - она посмотрела в
  небо, подняв руки к верху, крикнула, - Господи, прости меня грешную,
  помоги избавиться от этой нечисти!
  Она перекрестилась, Бенедикт мгновенно растворился в воздухе.
  Варвара медленно побрела домой, ей никого не хотелось видеть, а ещё
  больше не хотелось жить. Сняв плащ, платок и ботинки, она долго стояла
  посреди комнаты в раздумье, потом подошла к шкафу, насыпала в ладонь
  большую горсть таблеток и попыталась запить их водой, но поперхнулась,
  таблетки сами вылетели изо рта. Поставив стакан с водой на стол,
  убитая горем женщина упала на кровать и заснула.
  Во сне вновь привиделась мать, которая просила не повторять её ошибок
  и молиться. Оксана убеждала дочку, что Господь милостив и простит
  Варвару.
  Утром в дверь постучались, не дождавшись приглашения, вошли Аннушка и
  Вера. Склонившись над лежащей на кровати, почти шепотом спросили:
  - Варвара Степановна, тебе плохо? Может, чем помочь?
  - Спасибо, Вера уже помогла. Сейчас лучше уйдите, я хочу побыть одна.
  Лысенчиха взмолилась:
  - Степановна, прости уж меня, дуру, наболтала в сердцах лишнего,
  не таи обиды на меня.
  - Нет, это ты меня прости Вера, и... спасибо! - Варя махнула рукой, прощаясь.
  Несколько дней Варвара не появлялась на людях и никого не хотела видеть.
  На работу вышла в чёрных одеждах, как монашка, напугала всех селян.
  Навсегда уединившись, отказалась от мирской жизни. Ежедневно молилась
  по несколько часов, стоя на коленях, делала земные поклоны, как на
  вечерней, так и на заутренней. Молилась за отпущение ей грехов, прося
  прощения за отца и мать, всех бабушек, за друзей, за солдат, умерших
  на фронте и в госпитале.
  А вскоре к ней пришло прозрение. Поняла путь к истине и своё
  предназначение в этой сложной жизни, начиная с бесовской тропы и до
  Великих дел, которые ей предстояло ещё свершить.
  Варвара навсегда себе уяснила, чтобы познать истину, нужно возвыситься
  над пороками, убить в себе чревоугодничество, желание похоти,
  тщеславие и зависть; жить только по Божьим законом! А чтобы наступила
  душевная гармония, нужно совершить великое Добро, а чтобы совершить
  это Великое, нужно быть духовно богатым! И забыть о материальных
  благах!
  Местные старушки-староверы, помня свои старообрядческие корни,
  предложили ей организовать молитвенный дом, надеясь, что Варвара
  заменит им ушедшего отца Игната, и наконец, они все вместе начнут
  молиться Всевышнему за этот грешный мир.
  Варвара отказалась, пояснив, что свой крест понесёт сама, без
  помощников, и что не разделяет взглядов староверов, у неё другой обряд: с иконами, свечами и посещением церкви, покаяниям у священника.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"