Тюрина Татьяна: другие произведения.

Ненужная Избранная. Глава 6. Дерзкая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

Ненужная Избранная

 

 

Глава 6. Дерзкая

 

   Наш разговор с принцем Алленом, а может, и его разговор с другом до этого, словно стал спусковым механизмом. События после этого завертелись с удивительной быстротой. Уже через пару дней даже до нашей глухой местности дошли слухи о восстании крестьян. Точнее, о том, что их группы начали не только защищаться, но и наступать. По большей части они, конечно, вели себя как разбойники. Нападали на сборщиков налогов или проникали в закрытые дома помещиков и лордов.
   По моему мнению, очень всё это смахивает на робингудщину, если не присматриваться к деталям. А детали говорили о войне и страданиях, богатых, бедных, слугах и крестьянах. Всех. Помещики теряли деньги, их слуги и крестьяне теряли покровительство и защиту. Благородные разбойники уходили, а на их место приходили менее благородные. Нередко такими становились честные и порядочные до этого люди. Просто потому, что выхода не было. Любые изменения несли с собой боль и страдания.
   Я стала всё чаще замечать, как слуги обменивались нервными жестами. Вот она, правда. Этих восстаний боялись даже обычные люди. Хотя их можно понять. Ведь подобное было равносильно тому, что тебя выгнали на улицу. Мне приходилось каждый раз напоминать себе, что это правильно. Гниющую рану сначала надо вскрыть.
   Ещё через день к принцу опять приехали посетители. На этот раз я смогла их увидеть. Первый был уже знакомый мне доносчик по имени Ландри. Заметив меня, нахал лучезарно улыбнулся и подмигнул мне. Он был по-прежнему по-щегольски одет, волнистые каштановые волосы рассыпаны по плечам, а также походка человека, который не знает забот. Вот честно, он напоминал мне этакого вампира викторианских времён. Надеюсь, кровь он не пьёт. Хотя вроде под солнцем не горит, и слава богу.
   Вторым был мужчина чуть выше. Выправка и суровый взгляд выдавали в нём воина. Волосы были коротко подстрижены, одет он был хоть и не бедно, но и без излишеств. Явно из тех, кто предпочитает красоте удобство.
   Принц встретил их с какой-то обречённостью.
   — "Что на этот раз?" — спросил он.
   — "Или сейчас, или никогда", — ответил тот, что суровый.
   — Привет, красавица, — сказал Ландри, подходя ко мне.
   — А ты, значит, отвлекающий манёвр? — спросила я вместо приветствия.
   — Что-то вроде, — ничуть не смутился тот. — Просто мне не интересны все те заумные разговоры, что обсуждаются в той суровой компании.
   — И сдал меня ты Его Высочеству тоже со скуки?
   — Я должен был, не сердитесь, пожалуйста, прекрасная Селена, — опять улыбнулся он. — К тому же, ничего страшного ведь не произошло.
   — Да уж. Не считая кучи подозрений в мою сторону.
   — Но ты же по-прежнему здесь.
   Я скривилась и бросила взгляд на принца и его друга.
   — "...произойдёт с тобой или без..." — успела я увидеть на руках высокого мужчины прежде, чем Ландри перехватил меня за локоть и развернул в сторону сада.
   — Чудесная погода, не так ли?
   — Как ты думаешь, он согласится? — в свою очередь спросила я.
   — Кто? — всё так же возвышенно-романтично переспросил Ландри.
   — Принц. Согласится занять трон?
   — Даже предполагать такое считается предательством короны, юная мисс, — сказал Ландри, укоризненно покосившись в мою сторону. Не хуже, чем принц. И даже почти так же хорошо, как моя наставница.
   Интересный человек.
   — А сам не боишься? — спросила я, морозя его в ответ. — Голос, а участвуешь со своим другом в заговоре. Или все эти побрякушки на тебе не просто украшения?
   — А вы не так просты, юная леди. Рассуждаете о заговоре всего с одним амулетом. Вы уверены, что он вообще рабочий?
   — А вы доверяете магу, что заряжает ваши?
   Он опять улыбнулся. И на этот раз я рассмотрела в этой улыбке искренность. Похоже, я ему понравилась.
   — Я предлагаю нам поговорить о чём-то менее компрометирующем. Не забывайте, что у общения голосом есть небольшие побочные действия. Недостаточно отвернуться, чтобы за тобой не шпионили.
   — Что ж, в таком случае расскажите, что там в городах творится, — поддержала я. — До нас доходят противоречивые слухи. Правда, что у бунтовщиков уже появился лидер?
   — Ох, леди... — вздохнул Ландри. — Нет, чтобы обсудить погоду или наряды соперниц, вы всё в мужские вопросы лезете.
   — У меня здесь нет соперниц, — хмыкнула я. — Только молодые и глупые девчонки, с которыми я уже несколько раз обсудила погоду на несколько дней вперёд.
   — Не сомневаюсь, — Ландри опять поцеловал мою руку. Признаюсь, мне это нравилось. Галантность и мужское внимание всегда были приятны.
   — Поэтому я хочу знать, что у вас там происходит, — продолжала я, надеясь получить подтверждение, что у Кости всё идёт по плану.
   Мой кавалер посмотрел напряжённым взглядом куда-то вдаль.
   — Сложно сказать определённо, что происходит. Люди бунтуют, это точно. Сначала это были небольшие восстания в разных местах, потом же всё началось повторяться чаще. Но до недавнего времени страже удавалось подавить людей. Всем казалось, что стоит пустить пару раз кровь и люди испугаются, перестанут возмущаться. Но ничего не прекратилось. А потом появился этот человек, которого всех объединил. И всё усложнилось.
   — Каким образом?
   — Говорят, он был стражникам. У какого-то разорившегося лорда. Кто-то говорит, что он просто дезертир, а кто-то считает, что обычный землепашец. Как бы то ни было, он талантливый лидер и стратег, судя по тому, как руководит бывшими крестьянами. Теперь эта толпа организованней и гораздо опасней. И дальше будет только усугубляться. Скоро они станут силой, с которой придётся считаться.
   — А маги? — спросила я. Это был естественный в этом мире вопрос. Ведь именно господа волшебники тут являются самой грозной и действенной силой.
   — Маги пока молчат. Они вмешиваются только в крайних случаях.
   Ага. Или когда это им выгодно.
   Я скривилась. Не очень хотелось демонстрировать свою неприязнь, но я ничего не могла с собой поделать. Магов почти никто не любил, но их все боялись, и потому открыто никто не высказывал своей ненависти. Миссис Гармингтон предупреждала меня, чтобы я держала язык за зубами, так как везде полно скрытых. Тех, кто открыт, но делает вид, что закрыт. И если на меня обратят внимание, у меня будет много проблем, особенно когда выяснится, что ко мне не пробраться в голову.
   И как после этого восхвалять этих любителей всё контролировать?
   Честно говоря, я рада, что маги ещё не решили вмешаться. И лучше бы так всё и оставалось. Но я не настолько наивна. Наверняка, как только они найдут для себя выгоду, то не замедлят использовать все свои рычаги давления и власть. Чтобы, конечно же, получить ещё больше и рычагов, и власти. Они же со времён переписи договора мечтают вернуть себе былое могущество. Маги до сих пор рвали на голове волосы и проклинали тот день, когда родился их собрат метр Вермон. Тот, из-за которого произошло восстание, и их коалиция лишились части своего господства над миром.
   И вот сейчас, по крайней мере, отменён закон, по которому один из членов королевской семьи обязан открыться. А ещё обязательные кровавые жертвы, бог знает для чего нужные, и многие другие.
   Но даже без этого всего жестокая рука коалиции магов чувствовалась вполне ощутимо.
   — Так что ничего хорошего там с крестьянами не происходит, — добавил Ландри. — Но мы можем использовать это для достижения своих целей.
   — Каких? — спросила я, покосившись на него.
   — Например, привлечь внимание весьма любопытной женщины, — он опять усмехнулся, вернув себе кокетливый вид.
   Конечно, я понимала, что Ландри не намеревается мне раскрывать каких-либо планов. Даже если они есть. Просто надеялась, что он может быть хоть чуть-чуть проговорится... Куда уж там...
   Так мы и шли по парку, пока не свернули к небольшой тропинке, что вывела нас обратно к принцу и его другу. Оба они продолжали сверлить друг друга взглядами, но по выражению лица было видно, что, похоже, на этот раз в споре победил друг принца.
   — Вы закончили? — спросил Ландри, подходя к ним.
   Аллен неопределённо махнул рукой, отворачиваясь, его собеседник повернулся к нам и просто кивнул. После чего взглянул на меня и начал бесстыдно рассматривать меня с головы до ног, видимо, составляя своё мнение. Ну... мне это казалось бесстыдным, на деле для этого мира это вполне нормально. Тут все друг на друга смотрят без стеснений.
   Однако Ландри всё же сказал:
   — Этого грубого простолюдина зовут Вайтен. Но ты не думай, что он всегда такой хмурый и отстранённый. На самом деле этот добрейшей души человек, который очень звонко смеётся.
   Вайтен как-то устало посмотрел на Ландри. Его взгляд как будто говорил: "как же ты мне надоел". Но он вежливо поклонился мне и показал приветственные жесты. После чего принц Аллен подошёл к нам.
   — "Леди Левальд, прошу вас, возвращайтесь к моей сестре и передайте ей, чтобы она начала собираться. Мы едем во дворец".
   От неожиданности я округлила глаза. Переведя взгляд на каждого из присутствующих, я заметила, что Ландри казался тоже удивлённым, но всё же как человек, который ожидал подобный исход, хотя и не так скоро. А вот Вайтен, хоть и продолжал хмуриться, но выглядел спокойным и в некотором роде даже довольным. Ещё бы, он ведь, судя по всему, добился желаемого. И я была несказанно рада этому. Он сделал за меня большую часть работ. Расцеловала бы его на месте, если бы это не выглядело слишком подозрительно и вульгарно.
   Попрощавшись со всеми, я пошла к принцессе, которая восприняла новость несколько странно.
   Сначала она пару раз переспросила, уверена ли я в словах её брата. После чего начала прыгать от радости. Но через пару таких прыжков замерла и затравленно посмотрела в мою сторону.
   — "Меня выдадут замуж?" — спросила она, едва шевеля пальцами.
   Я сдержала улыбку.
   — Разве это плохо?
   Она опустила свою голову, а фрейлины продолжили ахать и быстро жестикулировать между собой. Но мне не особо интересно было их рассматривать, чтобы знать, о чём они говорят. И так понятно, что там махали только "дворец", "бал", "наряды", "женихи". И так далее. А вот реакция принцессы меня озадачила, разве молодые девушки её возраста и воспитания не мечтают о замужестве?
   — "Не хочу!" — ответила она наконец.
   Видимо, не мечтают.
   — На самом деле я не слышала ни слова о замужестве, — попыталась я её успокоить.
   — "Это не значит, что меня не сосватают", — сказала принцесса и уселась обратно на огромный ковёр, который был, как всегда, расстелен на траве в саду. После этого она кликнула других девушек и начала общаться с ними на всё те же вечные темы о погоде, рыцарских романах и прочее, и прочее.
   Я лениво поглядывала на их болтовню, мысленно пыталась придумать, что и как делать дальше. Миссис Гармингтон надавала мне кучу разных инструкций. Да и к тому же, я знала дворец как свои пять пальцев. Недаром сколько времени провела, блуждая по его точной копии.
   Мы собирались с размахом. Фрейлины со своими служанками носились, как ужаленные. Принцесса, однако, перещеголяла их всех со своими метаниями от радости, что она появится при дворе и будет посещать балы, до отчаяния и страха насчёт того, что её отдадут замуж за какого-нибудь урода.
   Принц лишь однажды заглянул к нам. Успокоил сестру, при этом очень странно посмотрев на меня. Наверное, этот местный Дон Жуан опять сдал меня с потрохами. Хотя ничего особенного я на этот раз не говорила. С этим всем непременно нужно что-то сделать, иначе скоро меня турнут из-за слишком большого количества подозрений.
   Ехали мы тоже с размахом. Несколько карет, большая часть которых была с багажом. Женщины в любой эпохе женщины. А нас тут целая маленькая банда. Принцесса, я и ещё шесть фрейлин. И у каждой целый гардероб. И это не считая прислуги, у которых тоже были свои вещи. А ещё принц Аллен. Хоть и мужчина, а одеваться тоже надо! Вот так и получилось, что ехала целая процессия.
   К моему сожалению, хотя это ни капли не удивительно, я ехала в одной карете с принцессой и парой других её фрейлин. Сначала меня просили также развлечь их чтением, но по пути мне стало дурно, и почти всю дорогу я провела в амёбном состоянии. Я и в своём мире в дороге не могла читать, потому что из-за тряски буквы расплывались, и мой вестибулярный аппарат начинаю психовать. А в этом мире никаких подвесок в транспорте не было, и трясло так, будто ехали по колдобинам. Неудивительно, что мне стало плохо. Хуже всего то, что сами экипажи были отвратительно неудобные. От жёстких сидений спасали подушки, а амортизации в этом транспорте по понятной причине тоже не было. Из-за чего мы знали о каждой кочке и выбоине на дороге. А это даже не ровный асфальт.
   После нескольких дней такой дороги я была готова послать всех подальше, вернуться домой и восхвалять родное метро и городской транспорт. Такой быстрый, удобный и плавный. Даже когда в салоне толпа народу.
   На место мы прибыли ближе вечеру. И я, наконец, смогла рассмотреть этот замок издалека. Он действительно был невероятно красив. Я даже на время забыла про свою тошноту и отбитые бока.
   Нас встретили, конечно, не при полном параде, как я ожидала, но, по крайней мере, не послали на задний двор. Ну а что, от короля самодура можно было и такое ожидать. Об отношениях братьев я почти ничего не знала. Моя грымза везде придерживалась мнения, что слишком много знаний пойдёт мне во вред, поэтому выдавала только то, что было либо необходимо, либо общеизвестно. А про принцев было известно только то, что они ни разу не высказывали неприязни друг другу и мало общались. Хотя ходили слухи, что в детстве они даже играли вместе, то есть вроде как были дружны... Что и как происходило дальше, мало кто знает. А кто знает, не рассказывает.
   В любом случае, не погнали со двора и даже вполне официально поприветствовали, и то хорошо. Хотя я была в таком состоянии, что мне на всё было плевать, мне больше всего хотелось упасть на кровать и уснуть. А ещё в ванну. Но, к сожалению, помыться мне никто не предложил, зато выделили комнату.
   Зайдя туда, я замерла, на миг даже забыв про усталость.
   Как им это удалось? Даже обстановка каждой комнаты была передана точь-в-точь как в клоне дворца, где меня обучали. Всё было так же, как я запомнила.
   Но поиск различий я оставила на следующий день и, кое-как раздевшись, завалилась спать.
   
   Не скажу, что жизнь во дворце сильно отличалась от той, что была в особняке. Разве что теперь никто не устраивал посиделок в саду. Здесь по ухоженным паркам всегда гуляло много народа. Это было своеобразным моционом. Поэтому мы с принцессой и кучкой восторженных девушек также гуляли по этим дорожкам. Нам постоянно кто-то стремился составить компанию. Молодые кавалеры вовсю флиртовали с принцессой, а менее удачливые переключали внимание на её фрейлин. Даже мне иногда уделяли внимание. В такие моменты я по старой памяти включала "королеву", но, к моему сожалению, здесь это работало не так успешно. И я была не недоступная красотка, а высокомерная старая дева. Кому хочется ухаживать и красоваться перед задающейся недотрогой не первой свежести, если есть наивные и глупые девочки, которые открывают рты от восхищения на каждый комплимент? В эти дни мне пришлось многое осознать и на многое взглянуть по-другому. Тем не менее, неожиданное одиночество тоже сыграло мне на руку. Я смогла спокойно понаблюдать за людьми, что были увлечены своими делами. Придворные, страдающие от скуки, как правило, заняты флиртом, а здесь чуть ли не каждый с кем-нибудь да заигрывал. При этом, поглощённые своим занятием, они совсем не обращали внимание на других. Впрочем, тут не было ничего нового. За всеми этими влюблёнными словами зачастую скрывались разного рода голод, алчность или расчёт. Кто-то хотел любви, внимания и общения, кто-то то денег и связей, а кому-то просто нравилось играть с людьми.
   И всё это в том или ином роде было на виду, если смотреть. И порой это очень полезно, выпадать из процесса, потому что тогда начинаешь видеть картину со стороны. А все те, кто остались внутри, начинают казаться смешными и нелепыми. Мне об этом часто говорила миссис Гармингтон, и только сейчас я наконец-то начала понимать смысл её слов.
   Я увидела, что люди, по сути, не так сильно отличаются друг от друга. Придворные дамы — это те же фрейлины, только повзрослевшие, похитревшие и подурневшие. Кому что перепало. Я отмечала все те жесты и намёки, которым меня обучала наставница, и довольно быстро научилась отличать, кто кому любовник, муж, родственник, враг. Знания эти мне не особо были важны. Это, скорее, было развлечение для того, чтобы скоротать часы, пока другие девушки моего окружения гуляли или кокетничали с джентльменами. Мне же с ними было скучно. Разница в годах у нас была незначительная, но я чувствовала себя дамой в возрасте.
   Я вздохнула. Дожили. Ещё и тридцати нет, а уже дама в возрасте. Теперь понятно, почему в прежние времена так быстро "старели". Помнится, кого-то из наших классиков в его тридцать лет уже называли стариком.
   — Приветствую вас, Ваше Высочество, — раздалось в саду, и многие головы повернулись к говорящему.
   Любой голос всегда привлекал к себе внимание. Рядом с говорящим стоял представительный мужчина, чьи слова, судя по всему, и озвучивали.
   Принцесса, увидев его, сделала вежливый кивок, поприветствовав незнакомца. Удивительно, она могла вести себя как капризный подросток, а в следующий момент стать величественной принцессой.
   — "Рад видеть вас, принцесса Леона", — сказал мужчина, тепло улыбаясь.
   Позже я узнала, что это Тассиус Ферре граф Малиш, который являлся одним из советников короля. На вид ему было около сорока лет. Широкое, располагающее к себе лицо, волосы с проседью и слегка полноватая фигура. Одно из преимуществ этого времени было в том, что у мужчин отсутствовал пивной живот, и они довольно долго сохраняли подтянутость тела. Конечно, если не злоупотребляли едой. Что ни говори, но в каждом веке свои пищевые бзики.
   Граф Малиш оказался добродушным мужчиной, который перекинулся с принцессой несколькими жестами и тепло, даже по-отечески улыбался. Мне стало интересно, как так получилось, что у такого ужасного короля такой хороший советник, а страна приходит в упадок. Но делать выводы было ещё рано. Однако это одна из вещей, которые необходимо разузнать.
   Самого короля я встретила только через несколько дней после приезда. Это произошло в тот самый момент, когда принцесса с нами сидела в гостиной. Леона скучающе смотрела в окно, за которым шёл мелкий дождик. Фрейлины играли в пальчики. Это детская игра для развития моторики рук. Я сама, когда тренировалась, часто её повторяла. Но вот взрослых редко увидишь за этим занятием. Это всё равно, что писать прописи, как первоклашки. Однако надо отдать должное, игра была по-своему увлекательна, и, видать, девушкам было очень скучно.
   Впрочем, также как и мне. Но я сидела и вышивала.
   Я!
   Вышивала!
   И это было развлечение!
   Но это лучше, чем однообразная игра или гляделки в окно.
   И как раз когда я заканчивала очередную ромашку, дверь открылась, и в комнату вошёл король Аскольд со своими слугами. Двое из них внесли большой мягкий стул, который поставили посередине комнаты и в которое, демонстрируя всё своё величие, уселся король. Едва он устроился, как на его лице появилось такое же, как и у остальных, скучающее лицо. Он небрежно махнул рукой, и молодой парень, стоящий рядом произнёс:
   — Рад видеть вас, сестра, в добром здравии.
   Леона, которая до этого напряжённо наблюдала за всей этой картиной, жестом позвала меня. Я тут же подошла и начала читать с её движений.
   — Я тоже счастлива, что вы, дорогой брат, живы и здоровы.
   — Как прошло ваше путешествие? — спросил всё тот же парень, видимо, задавая заранее подготовленные вопросы.
   — Дорога была нелёгкой, но мы добрались без происшествий.
   — Я пришёл обрадовать вас, что через три дня даю бал в вашу честь, дорогая сестра.
   — Это делает меня безмерно счастливой.
   — Так и должно быть.
   Ещё несколько секунд они просто смотрели друг на друга, после чего король встал и пошёл к выходу.
   Вот вам и семейное воссоединение. Причём, пока шёл этот странный разговор через посторонних людей, я ни разу не заметила, чтобы король показал хоть жест. Он только поднимал кисть руки или палец, и лакей рядом произносил следующую фразу. Складывалось ощущение, что его величество телепат. Но, скорее всего, слуге просто заранее сообщили, что и когда говорить.
   Это было печально.
   С другой стороны, ведь не без участия короля Аллен с сестрой отправились в провинцию. По сути, с глаз долой. О каких семейных узах может идти речь?
   Как только король и его свита вышли, принцесса вернулась к своему созерцанию, будто ничего и не произошло. Остальные же девушки принялись отчаянно обсуждать главное событие недели.
   Я же задумалась. Король Аскольд, бесспорно, унаследовал те же гены, что и Аллен. Он тоже был красив, хотя гораздо более бледен, чем Аллен. Вообще король был слегка выше брата и более худосочным. На нём было много амулетов или украшений. В этом мире сложно сказать наверняка. Но самое странное в нём было, конечно же, его поведение. Речь, разумеется, не о придворном высокомерии монарха. Это как раз не вызывало вопросов. А что вызывало, это его противоестественная отстранённость от всего. Я бы даже сказала пофигизм. Он ни на что не обращал внимание, взгляд его был рассеянным, а лицо не выражало никаких эмоций. Мне даже на миг показалось, что он пьяный. Видимо, это то самое, что называют королевской скукой.
   После этой встречи я решила, что хватит играть в придворную даму, пора действовать.
   Этим же вечером я переоделась в платье попроще и пошла гулять.
   Коридоры замка были достаточно большими и освещались не очень хорошо. Более того, у меня был козырь. Несколько козырей. Я знала не только полную схему всего замка и его коридоров, но и все тайные проходы и секретные ниши.
   Я тихонько кралась вдоль стен, воображая себя шпионкой и Джеймсом Бондом в юбке.
   Но, к сожалению, не всё так просто в этом мире, здесь подслушивать чужие беседы значительно сложнее, просто потому что слушать бесполезно. Говорить могли только голоса, а им, как известно, ничего стоящего знать не доверялось. Чтобы что-то узнать, нужно именно подглядывать. А это в разы сложнее, и здесь "прижаться ухом к замочной скважине" не поможет.
   Херовый из меня Джеймс Бонд. Ну и я на что-нибудь сгожусь.
   Нырнув в одну из ниш и нажав на нужный камушек в стене, я услышала щелчок и смогла немного отодвинуть на удивление лёгкую каменную панель и проскочить в секретный проход.
   Большинство из проходов представляли собой узкие и тёмные туннели. По ним приходилось двигаться либо наощупь, либо использовать факел. Но открытый источник огня в узком пространстве, который трещит и коптит, не самый лучший помощник для скрытности. Благо, я несколько месяцев изучала эти коридоры и теперь ориентировалась в них... я бы сказала с закрытыми глазами, но тут что открытые, что закрытые, разницы никакой.
   Стараясь двигаться бесшумно, я считала шаги. В самом верху, почти под потолком, кое-где были небольшие щели, которые пропускали свет. Это помогало как сориентироваться, где я нахожусь, так и сигналило, что в комнате кто-то находится. В тёмное время суток это особенно актуально. Днём же это просто давало крупицу света. Однако приходилось двигаться осторожно, чтобы звуками не выдать себя. С другой же стороны, всегда можно свалить всё на крыс.
   А подходя к нужной комнате, необходимо было найти своеобразную затычку. Везде она в разных местах и разной формы. А когда ты открываешь её, у тебя появляется вид на комнату. В некоторых комнатах таких "глазков" было несколько. Все они устроены таким образом, чтобы быть максимально незаметными изнутри. Расположение этих затычек я разучивала несколько месяцев и теперь могла даже наощупь всех их отыскать. И мне не терпелось попытаться попробовать отыскать всё это не в копии замка, а в настоящем. Хотя, если честно, особой разницы я не увидела. Да и наблюдать особо было не за кем. Пролазив полдня в застенках, я ничего особенного так и не узнала. Разве что теперь могла определить, кто в какой комнате обитает, и подтвердить некоторые свои догадки о том, кто кому муж или любовник.
   А ещё я нашла комнату принца Аллена. Он сидел за столом и при свете свечи что-то писал. При виде его сгорбленной, словно от мировой скорби, спины, моё сердечко ёкнуло. Потому как я впервые его таким видела. Обычно он сидел так прямо и гордо, что ему бы даже моя МГ позавидовала бы. Но я всё равно была рада его видеть, даже если со спины.
   Также я обнаружила, что не все наши фрейлины хранят целомудрие. Но это не мои тайны. Честно говоря, мне всё равно, кто там с кем спит. Главное, мой принц не водит к себе любовниц, и моя душа спокойна и безмятежна из-за этого.
   А также нашла комнату Ландри. Тот отсыпался на большой кровати. Но я всё равно была уверена, что его встреча с дамой или уже состоялась, или ещё предстоит немного позже.
   Видела я и второго друга по имени Вайтен, он сидел возле камина и точил свой меч. Это было странно. Разве этим должны заниматься не слуги или оруженосцы? Хотя оруженосцы вроде были в средние века. Впрочем, это меня тоже не тревожило.
   К себе я вернулась поздно и почти сразу легла спать. Ходьба по тоннелям, грязным и холодным проходам не так увлекательна, как фильмы про Джеймса Бонда.
   Кино есть одно сплошное надувательство.
   Но кто в этом сомневался?
   На следующий день произошло то, что лично я бы назвала событием недели. Это не было ни пышное появление короля, ни лучезарная улыбка моего принца и даже ни драка или скандал. Для чужих глаз это событие ничего особенного из себя не представляло, но я едва удержалась от того, чтобы не убежать, как кролик при виде лисицы.
   Во дворец прибыла делегация из коалиции магов.
   А я узнала об этом в тот момент, когда столкнулась с их группой нос к носу. С меня семь потов сошло, пока четверо мужчин разглядывали меня, как кот плавающую в ванне рыбу.
   — Голос? — удивлённо поднял бровь самый молодой из них, примерно моего возраста.
   Я сглотнула, пытаясь придумать, как обойти их и вернуться в гостиную принцессы. Угораздило же меня забыть свои нитки для вышивания и отправиться за ними самостоятельно. Нормальная фрейлина послала бы служанку, так нет, мне хотелось проветриться.
   — Как тебя зовут? — спросил другой маг, который постарше.
   — Удивительно видеть благородную даму открытой, — задумчиво произнёс третий.
   — Моё имя Селена Левальд, — сказала я, чтобы они не повторяли вопрос. Мне хотелось поскорее от них избавиться.
   — Пусть дорогие одежды не смущают вас. Эта девка может быть простой приближённой кому-то, — сказал самый старый из них и покосился на меня. — Чья ты?
   Раздражение засвербело внутри меня. Я не собственность, мерзкий урод. Но пришлось склонить голову в почтении.
   — Я фрейлина принцессы Леоны.
   — Хорошо, — улыбнулся тот, пристально разглядывая меня с ног до головы, после чего заметил: — Хорошенькая...
   Мне стало одновременно мерзко и страшно. Мерзко, потому что этот похотливый взгляд очевидно говорил о том, что он попытается как минимум проникнуть мне в голову, но наверняка в его планы по части проникновения в меня не ограничивались только мыслями. А страшно было от того, что последует после того, как ему это не удастся. Я бы нисколько не удивилась, если бы узнала, что маги часто "приводили" открытых женщин на ночные утехи.
   — Глупая... — заключил тот, что молодой, и презрительно фыркнул. — Ни одной мысли в голове.
   — Иногда это не недостаток, — сказал другой.
   — Или на ней амулет, — сказал старший, а потому махнул мне рукой. — Иди, девка.
   И я поспешила скрыться, радуясь, что они приняли меня за дурочку. Отныне буду именно на это уповать. Ненавижу образ тупой блондинки, но, видимо, пора отрабатывать некогда покрашенные волосы.
   Я шла быстрым шагом, а моё сердце колотилось, как сумасшедшее. Казалось бы, чего мне бояться? Я вне их досягаемости. Но только представьте, что те, кто уверен в собственной безграничной власти, вдруг встречают того, у кого иммунитет к его влиянию.
   Это почти равносильно тому, что в нашем мире появился человек с полным иммунитетом к раку или другой неизлечимой болезни. Как поступят люди?
   Такого человека изолируют и начнут изучать, препарировать. Его запрут во благо человечества и будут многократно испытывать только для того, чтобы узнать его секрет. Цель вроде благородная, но жизнь человека станет невыносимой. А если секрета нет, то и напрасной. А теперь представьте на минуту, что есть те, кому невыгодно, чтобы этот секрет или лекарство от болезни стало бы общеизвестным. Что произойдёт?
   Этого человека убьют.
   Даже если секрета, опять же, нет. Просто на всякий случай, чтобы подстраховаться.
   Так что, по сути, у меня иммунитет от сил магов, но одновременно с этим и огромная мишень на лбу.
   Я смогла спокойно вздохнуть, только когда добралась до своей комнаты. У меня, конечно, был запасной план и на тот случай, если я привлеку слишком повышенное внимание магов, но уж очень не хотелось к нему прибегать.
   Пришлось выждать не менее получаса прежде, чем я почувствовала достаточно сил, чтобы вновь выйти в коридор и добраться до комнаты принцессы. Там все уже по полной обсуждали появление магов. Сплетни очень быстро распространяются среди скучающих людей. А как только я вошла, по новой началось всё то, что и в мой первый день. Косые недоверчивые взгляды в мою сторону, отстранение и страх, словно я прокажённая.
   В целом, я не могу их винить. Я словно потенциальный одержимый, в которого в любой момент может вселиться дьявол. И на их месте я бы тоже держалась от себя подальше. Особенно когда рядом пролетает стайка этих самых дьяволов.
   Я подошла и села на ближайший стул и принялась, как и всегда, вышивать цветы. Видимо, мои действия показались достаточно безобидными, чтобы перестать хотя бы коситься в мою сторону.
   Позже мне опять "повезло" встретить двух магов во время очередной прогулки в парке. Оба держались с достоинством королей. А точнее, высокомерно глядели по сторонам. Лишь с принцессой поздоровались, следуя этикету.
   Поздоровались жестами.
   Почему-то не удивительно, что на этот раз они не решились говорить. Даже сами маги не хотели становиться открытыми. Но они умели создавать защиту для себя, правда, на такое способны были только несколько магов, объединивших силы, или сильный магистр. Очевидно, эти двое, что встретились нам, не достаточно сильны, чтобы создать покров даже вдвоём.
   Один из магов, увидев меня, усмехнулся. Мне пришлось сделать вид, что я не заметила, что улыбка была волчья, и мило кивнула в знак приветствия.
   Быть дурой. Быть дурой...
   Я повторяла и повторяла это, продолжая тупо смотреть перед собой. Мы довольно быстро прошли мимо них. Никто не любил магов. Точнее, не любил втайне, а на виду всячески восхищался ими и высказывал уважение. Тут ничего не поделаешь. Они были сильны, и с этим приходилось считаться.
   — "Хочу в комнату", — закапризничала принцесса и, к счастью, мы ушли из этого красивого снаружи, но развратного в глубине сада.
   Я намеревалась наплевать на свои страхи и опять отправиться пошпионить. Мне нужно было знать, что происходит. На этот раз я не стала ждать вечера. Как только мы зашли в гостиную, и принцесса распорядилась подать угощения, я, потирая свои виски, сказала:
   — Ваше Высочество, у меня что-то голова разболелась. Разрешите удалиться в свою комнату.
   Стоило мне это произнести, как все глаза испуганно обратились на меня. Даже те фрейлины, что не очень хорошо понимали произношение, так же смотрели со страхом и ужасом. Кажется, я придумала не самую лучшую отговорку. Впрочем, если задуматься, их можно понять.
   — Когда болит голова, это значит, что туда пытались пробиться, но не смогли, — начала я сочинять на ходу. — Охранный амулет прекрасно работает, но мне нужно восстановить силы.
   Напряжение в комнате стало значительно меньше, и принцесса, которая выдохнула вместе со всеми, жестом отпустила меня. Мысленно отчитав сама себя за промах и похвалив за находчивость, я быстро дошла до своей комнаты и переоделась.
   На этот раз я не стала бродить по жилым комнатам гостей и направилась прямо к королевским покоям. Попутно пытаясь определить, где именно остановились маги. Пробираясь через паутину, я вдруг услышала:
   — ...столько возможностей! — с раздражением говорил знакомый голос. Я замерла, мгновенно вспотев.
   Что делают маги в апартаментах короля?
   — Он хочет вас убить, а вы всё лелеете свои сантименты, — послышался голос другого мага. Самого противного. Того, что похабно разглядывал меня. Этот голос я, блин, никогда не забуду.
   Я, подавляя дрожь, приблизилась к нужному "глазку" и заглянула внутрь. От того, что я увидела, мне стало ещё страшнее.
   Четверо магов стояли в своих длинных синих балахонах, а напротив них в своём кресле сидел Его Высочество король Аскольд. Один. Без свиты и без охраны. Он как всегда был в расслабленной позе, но глаза его злобно сверлили взглядом мужчин напротив.
   Вяло его руки складывались в слова.
   — "Он всё ещё родственник".
   — Как вы думаете, почему он так внезапно именно сейчас прибыл ко двору?
   — "Нет!" — порывисто показал Аскольд.
   Уверена, это равносильно королевскому рыку. Я отчаянно пыталась понять, что происходит. То, что речь идёт об Аллене, это бесспорно.
   — Не забывайте, что мы печёмся о вашем же благе, — продолжил тот же маг уже более елейным голосом.
   — "Нет!" — вновь махнул король. И понимай, как хочешь.
   Я, пользуясь возможностью, рассматривала Аскольда. Мне его поведение ещё при первой встрече показалось странным. Он вёл себя с некой апатией. Будто ему нет ни до чего дела. Может, это последствия разгульной жизни? В конце концов, даже у королей бывает похмелье, особенно у молодых, которые уже прославились своими кутежами. Он даже сейчас, при, по сути, серьёзном разговоре, сидел на своём кресле полуразвалившись. Словно ему не было дело до представителей коалиции магов.
   Я перевела взгляд на четверых мужчин, что безумно меня пугали.
   При наших первых встречах у меня сердце в пятки уходило, и я не могла их как следует рассмотреть. Сейчас же, когда никто из них меня не видел, я могла себе это позволить. Маги были одеты в простую на вид, но при тщательном рассмотрении довольно богатую одежду. Синий балахон глубокого синего цвета с золотым шитьём по краям. Широкие рукава также были едва заметно расшиты. Вот смотришь, вроде одежда просто синяя, а потом лучик света, и всё отливает золотыми переливами. Ненавижу этих гадов, но надо признать, одёжа их завораживает.
   Среди магов был один совсем юный. Я его помню. Нескладный, румяный и с ощутимым высокомерием в поведении. Это тот, что проявлял ко мне больше всего интереса, и, спасибо ему, назвал меня глупой. Да-да, спасибо за это! Ещё двое были среднего возраста. Про них могла только сказать, что один с бородой и пониже ростом, другой гладко выбрит и ростом повыше. Ну, а самый мерзкий и самый высокий с козлиной бородкой. На вид ему было около пятидесяти, но я так и не научилась определять возраст в этом мире. Вполне возможно, ему здесь только сорок, а то и тридцать с хвостиком.
   И этот мерзкий старикашка смотрел на короля так, будто именно он в комнате самый главный.
   — Не забывайте, кто вам помогал всё это вре...
   От оглушительного стука даже я вздрогнула. Взгляд Аскольда испепелял. А я в очередной раз увидела сходство между братьями. Видать, оба пошли в отца. Хотя я покойного короля не знала, но всё же была наслышана о его вспыльчивом нраве и характере вообще. Недаром, несмотря на правила и протесты советников и так называемого высшего общества, он всё-таки взял себе в жёны покойную королеву Марию.
   В данный момент его сын показывал такой же темперамент, и глаза его яростно горели. Это меня удивило знатно. Ещё минуту назад он был апатичным существом, а теперь же являлся воплощением мужественности и воли.
   — "Я сказал не трогать мою семью!" — размашисто, но чётко показал он, подскакивая с места. После чего также яростно задвигал губами. Я на миг даже испугалась, но он не издал ни звука. Почему-то я уверена, что, если бы не его немота, я услышала бы пару матерных слов этого мира.
   — Вы напрасно вспылили, — равнодушно произнёс старший маг. — Не советую вам спорить с нами. Не забывайте про то, что можете в одночасье лишиться нашей поддержки. Помните, ваши амулеты имеют свойство разряжаться.
   Взгляд короля вновь помутнел, и он упал обратно на кресло.
   — "Сам позабочусь о брате", — показал он всё такими же расслабленными жестами.
   — Не затягивайте с этим.
   Молодой король опять метнул в магов раздражительный взгляд.
   — "Никто не отнимет мою корону. Ни Аллен!.. Ни вы!" — чётко показал он.
   Я видела недовольство магов и видела раздражение и усталость короля. Но я никак не могла понять, что тут, блин, происходит.
   Вначале казалось, что у магов на короля что-то есть. Потом казалось, что у короля на магов есть свой рычаг... Каждый словно вот-вот готовится цапнуть, но потом отступает, словно цапнули его... Что это было?
   Но вот то, что я всё-таки поняла, мне совсем не нравилось. Получается, что нас с этой революцией уже раскусили. Ну или как минимум заподозрили. С каждым часом становилось всё хуже и хуже.
   Четверо мужчин в мантиях после гневного представления развернулись и вышли из комнаты, даже не спросив позволения, как требовали правила приличия. Хотя они, наверное, могли себе это позволить. Мне было жутко интересно понаблюдать за королём, который неожиданно раскрылся с другой стороны. Но на данный момент он представлял для нас меньше опасности, поэтому я последовала за магами.
   — Высокомерный ублюдок, — сквозь зубы прошипел молодой, как только королевские покои оказались позади.
   — Тише, — ответил гладковыбритый.
   — Он всё равно не услышит, — отмахнулся тот.
   — Может, мы перебарщиваем? — задумчиво спросил бородатый.
   — Тихо, — рявкнул старший. — Не место и не время.
   И маги смолкли. А это уже интересно. Эти гады похоже что-то либо сделали, либо задумали сделать. Связано ли это со странным поведением короля? Или всё ещё хуже?
   Как бы я их не боялась, моя задача выяснить, что они задумали. Тем более что они прямым текстом заявили, что Аллена надо устранить. И пусть принц этого ещё не знает, но я его глаза и уши, и я не допущу, чтобы кто-то ему вредил.
   Маги после такого недвусмысленного приказа заткнуться больше не проронили ни слова, а потом и вовсе покинули коридоры, выходя во двор.
   Грёбаные ищейки, наверняка тоже что-то разнюхивают.
   Лишившись возможности наблюдать за ними дальше, я вернулась к королю. Тот по-прежнему сидел в своём кресле и, кажется, дремал. Я ещё больше уверилась в том, что эти четверо что-то с ним сделали. Может, сам Аскольд не так уж и плох? И все эти растраты и кутежи он не по собственной воле устраивает? Просто он под контролем. С другой стороны, он так же "кричал", что не уступит корону, и весьма живо препирался с магами... Что как бы не особо сочеталось с контролем.
   В итоге я решила пока не делать на этот счёт никаких поспешных выводов.
   Аскольд через некоторое время поднялся и пошёл в свои покои, на ходу расстёгивая свой сюртук. Наверно, наскучило дремать в кресле. Не испытывая желания наблюдать, как он будет дрыхнуть и тем более, как будет раздеваться, я направилась шпионить дальше.
   Но мне только вначале повезло наткнуться на что-то интересное, дальше были только рабочие будни прислуги да новые супружеские измены... Это было уже скучно. Меня даже не заинтересовала истерика одной из фрейлин, которую активно утешали её подружки. Мне почему-то казалось, что тут банальное "он меня бросил". И скоро упомянутую девушку выдадут замуж, чтобы не позорила семью своим бесчестием.
   Может, я и ошибаюсь, но, как я сказала, мне всё равно. Есть проблемы и посерьёзнее. Например, куда делся принц? После угрозы магов я особенно не волновалась. Вряд ли после такой эмоциональной реакции короля они сразу пойдут нарушать его прямой приказ.
   Тем не менее, пройдясь по тем местам, где он мог быть и не найдя его, я заволновалась. Вернувшись к себе в комнату и переодевшись в нормальную одежду, я вышла во двор замка.
   День клонился к вечеру, но было ещё светло. В голове вдруг всплыло то, что после разговора с королём маги тоже пошли во двор. Направляясь к парку, я изо всех сил отгоняла плохие мысли и панику. Между тем я также мысленно восхищалась прозорливостью миссис Гармингтон. Была бы я обычной дамой, то не смогла бы ходить одна. Женщину всегда должны были сопровождать либо другие женщины, либо мужчина, на которого возлагалась обязанность её оберегать. То ли дело слуги или Голоса. Всегда можно сделать вид, что идёшь по поручению кого-либо из господ.
   В парке принца, естественно, тоже не оказалось, и моё сердце ухнуло куда-то в пятки. Моя неудержимая фантазия уже рисовала кучу картин с телом в канаве, в луже крови или распятым на дереве. А в голове уже начал звучать голос наставницы, отчитывающей меня за провал задания. Такая-сякая растяпа, одного-единственного принца не уберегла...
   Но тут я заметила Ландри, который, конечно же, в этот самый момент флиртовал с какой-то девушкой. Подняв голову, он тоже меня заметил и, повернувшись обратно к своей даме, что-то прошептал ей на ухо, после чего поцеловал руку и направился в мою сторону.
   Я знала, что он бабник, но всё же такое его поведение очень льстило. Особенно когда я заметила, каким тоскливым взглядом девушка смотрела ему вслед.
   — Прекрасная леди Селена. Счастлив видеть вас, — сладким голосом поприветствовал меня Ландри.
   — Добрый день, — ответила я на вежливость, но долго раскланиваться не хотела. — Ты знаешь, где Его Высочество?
   Его улыбка слегка померкла, а во взгляде появилась обида. Но я была более чем уверена, что она наигранная.
   — Зачем он вам понадобился?
   — Нужно ему кое-что рассказать.
   — Что же?
   — Это нужно рассказать ему, а не тебе, — сказала я, смягчая резкие слова сладкой улыбкой.
   — А вы, оказывается, роза с шипами, — ничуть не смутился Ландри и, выставив свой локоть, пригласил меня за него ухватиться.
   Боже. Он, конечно, тот ещё фрукт, но как же приятно общаться с галантным мужчиной.
   Мы двинулись куда-то вглубь парка.
   — Ты, значит, как всегда охраняешь приватность друзей? — спросила я, заметив, что и на этот раз принц о чём-то говорил с Вайтеном. И хотя я немного успокоилась сразу же, как увидела беззаботного Ландри, когда я смогла убедиться своими глазами, что с принцем все в порядке, на душе по-настоящему полегчало.
   — У каждого свои таланты, — не смутился Ландри и громко добавил: — Друзья мои, у нас компания.
   Оба мужчины обернулись и посмотрели на нас. Я мысленно вздохнула. Что-что, а свои обязанности Ландри выполнял на все сто. У меня не было и шанса разглядеть, о чём те говорили.
   Аллен глядел на меня с лёгким раздражением, наверное, устал от того, что я вечно сую нос в его дела. У меня будет для тебя сюрприз, дорогой принц, так как именно это и принесёт тебе пользу.
   А вот Вайтен смотрел на меня с удивлением и подозрением. Что тоже не удивляло.
   — "Что случилось, мисс Левальд?" — быстро спросил принц.
   Мне до жути хотелось остаться с ним наедине для беседы, но подобная просьба будет вопиюще вульгарна и неприлична. Впрочем, то, что я находилась с тремя мужчинами без сопровождения, тоже не способствовало моей репутации, даже если мне на неё наплевать.
   — Я бы хотела сообщить вам кое-что важное.
   — "Это не могло подождать?" — его руки двигались размашисто, что выдавало гнев.
   Это даже забавно. Люди умели определять настроение собеседника по тому, как звучит его голос. По крайней мере, в моём мире. Здесь же эмоции можно было прочитать даже по движениям рук и пальцев. Но в данный момент я и без движения рук видела, что принц был раздражён. Если забыть про личное расстройство, я понимала такое отношение. Мне ещё долго придётся стараться, чтобы заслужить его доверие, дружбу и любовь.
   И пора делать первые шаги.
   — Король знает о ваших замыслах, — спокойно сказала я, оглядывая всех троих поочерёдно. — А прибывшая магическая делегация настаивает на том, чтобы устранить вас, Ваше Высочество.
   Да, я вывалила на них всё сразу. Мне хотелось их ошарашить. И я справилась с этим. Все трое стояли с открытыми ртами и удивлёнными лицами. Первым пришёл в себя Вайтен. Он повернулся к Аллену и осуждающе нахмурился.
   — "Ты сказал?" — спросил он рукой.
   — "Нет", — также простым жестом ответил принц. Его взгляд опять начал сверлить меня, как в тот день в его кабинете.
   — "Откуда вам это известно?" — спросил он медленно, словно старался, чтобы я точно поняла его вопрос.
   — Я подслушала их разговор, — просто ответила я.
   — Опять слишком увлеклись игрой в прятки, юная леди? — спросил Ландри. Но, несмотря на игривый тон, лицо его было серьёзным, а брови нахмурены.
   — "Ваше любопытство меня беспокоит, мисс Левальд", — сказал принц, который тоже не светился благодарностью.
   Вот блин. Я хотела произвести впечатление, а, похоже, только вызвала ещё больше подозрений.
   — Беспокоит или нет, я только надеюсь, что вы примете меры предосторожности. Я не шучу. Они всё знают или же догадываются, так что будьте осторожны.
   — "Как вам удалось услышать их разговор?"
   — У меня есть несколько трюков... — ответила я, упрямо глядя на принца. Если он продолжит игнорировать мои предупреждения, я ему больше ничего не скажу!
   Ну вот как, скажите на милость, помогать человеку, когда он не обращает на твою помощь внимания?
   Вайтен опять посмотрел на принца.
   — "Кто она такая? "
   Но Аллен не обратил внимания на друга и, повернувшись к Ландри, показал ему несколько совершенно незнакомых мне жестов. Я насторожилась. Не нравилось мне всё это.
   Ландри в ответ кивнул головой. После чего принц слегка толкнул напрягшегося Вайтена в плечо, чтобы привлечь его внимание, и махнул рукой в просьбе следовать за ним...
   После чего эти двое ушли, оставив меня в полном замешательстве.
   — Пойдёмте, леди Левальд, — послышался голос моего кавалера, но уже без былого веселья и беззаботности.
   Мне хотелось спросить, используя шутливый тон: "Теперь ты убьёшь меня?". Но, боюсь, в голосе было бы слишком явное отчаяние.
   К счастью, направлялись мы не дальше в парк, а обратно в сад и потом во дворец. Возможно, я как всегда надумала сама себе, а принц просто попросил вежливо меня проводить...
   Везде, где мы шли, нас провожали заинтересованные взгляды гуляющих людей, словно я, какая-то падшая женщина, возвращаюсь с прогулки в сопровождении любовника. Но эй! Катитесь к чёрту, лицемеры.
   Я думала, он приведёт меня к женскому крылу и галантно откланяется, но это было не так. Мы свернули в другую сторону и вскоре начали спускаться по старой мрачной лестнице.
   — Что сказал тебе принц? — спросила я, стараясь оставаться беззаботной и убеждая себя в том, что в парке убить меня было проще. Я ходила по тонкому льду со всем этим, но разве у меня был выбор? Некоторым приёмам самообороны я была обучена, так что за жизнь свою я побороться могла.
   — Т-с-с-с, — сказал он, закрывая ладонью свой рот. Я слегка опешила от этого жеста. Он был весьма похож на наше прикладывание пальца к губам, символизирующее призыв к молчанию, и наверняка значил тоже самое.
   Мне бы запаниковать, но я продолжала идти за Ландри, даже когда мы спустились в глухой погреб. Здесь было ощутимо прохладно, но, к моему удивлению, совсем не темно. На стене висел зажжённый факел, освещая тёплым светом множественные бочки с вином и сидром, что здесь стояли.
   Меня споить хотят?
   Этот подвал я тоже хорошо знала, и тут не было ничего примечательного. Большое помещение и несколько поменьше, где хранились всё те же бочки. Темно, холодно и тесно. Даже для любовных свиданий это место не годилось. А вот для того, чтобы убить и спрятать тело вполне...
   Я напряглась, когда Ландри подвёл меня к одной из комнат хранилища и толкнул дверь. Но то, что я увидела там, на миг ошарашило меня. Небольшая комната была освещена лучше, чем основная. Отсюда было вынесено всё лишнее, лишь пара бочек оставлены, которые, скорее всего, использовались как стулья. На одном из них сидел принц Аллен и крутил в руках небольшой кубок. Рядом стоял Вайтен, всё такой же хмурый, но прежнего недовольства больше не демонстрировавший. Посередине комнаты находился довольно ветхий, но всё ещё крепкий стол, на котором стоял полный кувшин и ещё несколько таких же кубков.
   Как только мы вошли, принц окинул меня долгим взглядом, а потом указал на одну из бочек, что стояла здесь.
   — Присаживайтесь, леди Левальд.
   И тут до меня дошло, что меня пригласили на совещание. Огромный камень с облегчением упал с груди.
   Чувствуя себя маленькой девочкой, которую мальчишки пригласили в своё тайное логово, я подошла и осторожно присела на небольшую бочку. Конечно, об удобствах не было и речи, но я не думала жаловаться.
   Ландри меж тем со вздохом осмотрелся, а после, увидев одну из бочек, предназначенную для него, скривился.
   Эстет, блин.
   — Я пойду. Слушать ваше обсуждение слишком скучно. Дождусь потом краткого пересказа, — сказал он и с явным облегчением покинул комнату.
   Принц даже бровью не повёл.
   — Рассказывайте, — скомандовал он.
   И тут я вдруг замерла от осознания.
   Аллен разговаривает.
   Сферы нет.
   Я начала осматриваться по сторонам. Может, она просто где-то в углу стоит, а я её просто не заметила?
   — Вы опять обо мне беспокоитесь, мисс Левальд? — переспросил принц, однако на этот раз в его голосе не слышалась улыбка. Он смотрел прямо на меня, и я бы даже сказала, что сурово, словно я была на допросе. Хотя, наверно, это недалеко от истины. — Можете не искать. Здесь нет сферы.
   — Но... — я уже с ужасом смотрела на него.
   Аллен потянулся рукой к шее и, зацепив там шнурок, вытащил на моё обозрение металлическое кольцо сантиметров семи в диаметре. Внутри по этому диаметру была спица, на которой подобно бусине был нанизан небольшой красный камень.
   — Знаете, что это? — спросил он.
   — Розовый христалит... — ответила я заворожённо. — Но откуда?
   — Сейчас я задаю вопросы, — отрезал принц, убирая амулет обратно под рубашку.
   Я с замиранием сердца смотрела, как этот довольно редкий драгоценный камень скрылся под покровом ткани. Не то чтобы этот кристалл был особо красивым, но он был единственным из известных минералов, чувствительным к матрице мира. Другими словами, он мог определять "безопасные зоны". Такие камушки были не только редки, но и стоили огромных денег. Впрочем, Аллен — принц. Уж кто, если не он, мог себе такой достать?
   И, судя по всему, камушек сейчас отдавал холодом, словно кусочек льда, хотя в обычном своём состоянии должен быть "комнатной температуры".
   А это значит, что подвал дворца находился настолько глубоко под землёй, что приобрёл естественную защиту, как и глубокие пещеры. Оказывается, в этом дворце осталось то, о чём я не знала.
   — Итак... — напомнил Аллен мне о своём вопросе.
   — Я уже практически всё рассказала, — начала я. — Маги хотят вас устранить. Король знает, что вы хотите занять его место, но запрещает вас убивать. Говорил, что сам с вами разберётся и трон уступать не собирается. Ещё мне кажется, его чем-то опаивают. Он странный.
   — Это всё, конечно, интересно, но я спрашиваю не об этом, — сказал принц и посмотрел на друга. — Сядь уже, Вайтен.
   — Я говорил тебе, что не надо ехать сюда, — выпалил тот осипшим голосом. — Мы едва приехали, а тебя уже пытаются убить.
   — Успокойся. Первый раз что ли. Меня постоянно хотят убить.
   Я на секунду замерла. Сразу две вещи меня поразили. Во-первых, я была уверена, что Вайтен находился на моей стороне, ведь ещё в поместье он уговаривал принца вступить в борьбу. А во-вторых: "Всё время хотят убить?" Ясно теперь, почему он подозрительный такой, но при этом не ясно, почему я всё ещё жива.
   — Здесь мы под наблюдением и ничего не можем сделать. Я тебе говорил, надо использовать восставших крестьян. Ехать и объединяться с ними.
   — Чтобы у всех появились доказательства моей измены, а на необученных крестьян с вилами направили целые войска для подавления восстания? — сухо спросил Аллен.
   — Можно было и не афишировать своего участия.
   — Ага. А из своего поместья я на охоту отправляюсь и возвращаюсь каждый раз без дичи, — принц вздохнул и нагнулся вперёд, уперевшись локтями в колени. — Мы это уже не раз обсуждали, Вайтен. С этими восставшими крестьянами ещё ничего неизвестно. Кто они? И примут ли мою сторону? К тому же, связь с ними сложно установить, так как они раздроблены. Я по-прежнему считаю, что лучшим вариантом будет находиться здесь и мозолить всем глаза, доказывая, что я не имею никакого к этому отношения. И моё мнение не изменилось. А ты вместо того, чтобы продолжать настаивать, сосредоточься лучше на том, чтобы выйти на их лидера и понять, как заключить с ними союз и заручиться их помощью.
   — Думаешь, они меня послушают? Несмотря на то, что я всего лишь офицер, для них я буду одним из тех, кто их угнетает. Нужно твоё присутствие. Чтобы они знали, за что борются и за кого. Чтобы была цель не только бунтовать, но и поддерживать нового короля.
   — Мы это уже обсуждали, Вайтен.
   — Вот именно!
   Я, пользуясь тем, что обо мне временно забыли, внимательно изучала этих двоих, и с каждым их словом моё настроение поднималось. Чёрт возьми, миссис Гармингтон настоящий гений. Мне хотелось смеяться. Но я понимала, что сейчас нахожусь не просто под подозрением, но и, возможно, почти являюсь покойницей. В их представлении. Поэтому они и не стесняются так открыто передо мной обсуждать свои планы.
   — Ты будешь выступать от моего имени, — продолжил разговор Аллен таким тоном, будто уже не в первый раз доносил до Вайтена эту мысль.
   — С чего ты решил, что мне поверят?
   — Значит, надо придумать, как заставить их поверить.
   Я грациозно сложила кисти рук на коленях и выпрямила спину, принимая величественный вид. Мой выход. Простите за театральность, но я не сдержалась.
   — Мистер Вайтен прав. Они не будут иметь с ним дела. В лучшем случае вышвырнут, в худшем убьют, — сказала я.
   Оба опять повернулись ко мне. На лице принца отразилось раздражение, но и подозрение никуда не делось. На лице же Вайтена на миг скользнуло чувство благодарности за поддержку, но осознав, что она исходила от меня, он нахмурился, а на лице стал читаться чёткий вопрос: "Ты-то откуда знаешь?"
   — Итак, мы отвлеклись. Возвращаемся к нашему любимому вопросу, мисс Левальд. Кто вы такая?
   — Я та, кто поможет вам держать связь с народным ополчением. А точнее, с их предводителем, который известен как Акоста.
   Я наслаждалась замешательством и удивлением в их взглядах.
   — Я не называл имени их предводителя, — заметил Вайтен.
   — Мне это и не нужно, — я посмотрел на него с долей превосходства. Ну не могу удержаться от театральности. Она слишком тут к месту. — Я знаю его лично.
   — Вы всё-таки шпион!
   — Не спешите придумывать способ меня устранить, — сказала я, переходя к нормальному общению. Перебарщивать с пафосом опасно. — Я приехала к вам не просто как гувернантка. Это правда. Я на вашей стороне и стороне ваших интересов. Это тоже правда. Я здесь для того, чтобы связать вас с революционерами. Это ещё одна правда.
   — Чего вы хотите? — принц всё ещё был напряжён.
   — Чтобы вы, Ваше Высочество, сели на трон вместо своего тирана-брата.
   — Почему вы в это ввязались? Вы образованная и воспитанная дама из знатной семьи. Какое лично вам дело до крестьянских проблем?
   — Если корни гниют, листья тоже не выживут.
   — И как мы можем ей доверять? — спросил Вайтен, сверля меня взглядом, но вопрос явно предназначался принцу. Однако ответила всё равно я.
   — А у вас есть другие варианты? Без меня вы не можете найти контакт с восставшими крестьянами. Я та, кто создаёт эту связь, и тот, кто будет передавать сообщения от него вам и обратно.
   — Как можно доверять Голосу? — не сдавался Вайтен.
   — Так же, как мы доверяем Ландри, — ответил Аллен, не сводя с меня взгляда с того самого момента, как я заговорила. Казалось, он ловил каждый мой вздох, пытаясь раскусить меня или поймать на лжи. — Она такая же, как и он.
   Что?
   Вот это и было самым настоящим шоком. Такой же, как и я? Я, конечно, понимала, что просто так ходить и в открытую говорить не каждый может себе позволить. Но я просто думала, что он открыт и постоянно носит амулеты, которыми меня снабжал принц в первые дни моего приезда. А для того, чтобы не быть невольным шпионом, он всегда старался избегать серьёзных разговоров. Другими словами: меньше знаешь, лучше спишь.
   — Он... — я сглотнула. — Тоже нечитаемый?
   — Разве это возможно? — спросил Вайтен. Он тоже был удивлён, но совсем по другой причине.
   — Видимо, да, — ответил принц. — Её проверяли сразу, как она приехала. Мысли непонятны и нечитаемы. Как и Ландри, она думает на неизвестном миру языке.
   Вот те раз. Понятно, почему он не удивился, когда я созналась в том, что нечитаема. Впрочем, возможно, это и спасало мне жизнь всё это время.
   — Кто ты? — вдруг спросил Вайтен, пригвоздив меня к месту взглядом. Я обратила внимание на то, что правую свою руку он непроизвольно положил на меч, висевший у него на поясе.
   Мне уже надоело то, что при появлении каждого нового факта меня спрашивают, кто я. Меня саму в данный момент интересовал вопрос: кто такой Ландри? Тоже засланец? Тогда какие его цели?
   Тем не менее, пришлось отвечать на вопрос, который задали мне.
   — Я... У меня врождённые способности. Я сама о них не знала, пока не стала голосом.
   — Каким образом ты связана с Акостой?
   Я немного успокоилась. Эти вопросы были ожидаемы, поэтому я просто пересказала заготовленную историю о том, что мы знакомы с детства. Что я была дочерью лорда, а он сыном слуги. Что вместе играли с детства и придумали свой язык, который и помог нам стать не слышимыми.
   — Так он такой же?
   — Не совсем. Он, в отличие от меня, не является Голосом. Он полностью закрыт. Когда я по несчастливой случайности открылась, то опустилась до уровня слуги, и мы ещё больше сдружились. И когда начались эти восстания и недовольства, он попросил меня о помощи, и я согласилась.
   — Вы любовники? — бесстрастно спросил Аллен.
   — Что?! — возмутилась я вполне искренне. — Конечно нет!
   — Что ему нужно? — в свою очередь спросил Вайтен.
   — То же самое. Изменить ситуацию в королевстве, посадить на престол нового короля, уменьшить налоги, отменить произвол. Никто не хочет, чтобы разоряли его дом, будь то изба или целая страна.
   Я поняла, что их лица до сих пор светились недоверием, и вздохнула. Никто не обещал, что будет легко.
   — Послушайте. Ваш маг знает меня. У вас есть в заложниках моя жизнь, — начала я врать. Ну а что ещё мне оставалось? — Я просто хочу, чтобы всё закончилось хорошо. Восстание крестьян было неизбежно! Но, не имея чёткой цели, оно вскоре затухнет и будет подавлено остатками военной мощи королевства. Но это только ускорит его разорение. Вам же нужна силовая поддержка, без которой вы просто птичка в золотой клетке без каких-либо прав. Мой друг это понимает, поэтому организовывает кучки разрозненных людей в своеобразное войско и обучает их. Вы, судя по вашим разговорам, тоже это понимаете. Так не пора ли объединить наши усилия?
   — С каждым нашим разговорам я поражаюсь вам, леди Левальд, всё больше и больше, — ответил принц с лёгкой улыбкой.
   Кажется, лёд тронулся.
   — Принц Аллен, — тихо произнёс Вайтен.
   — Я знаю, — ответил принц, жестом останавливая его.
   Хмурый воин недовольно поджал губы и вновь посмотрел на меня. Однако на этот раз его взгляд был спокойным и даже с толикой уважения. Я всё ещё не до конца понимала отношения между этими двумя. Вайтен словно телохранитель сопровождал Аллена с тех пор, как мы покинули загородный дом. Но порой казалось, что они друзья и общаются на равных. Один принц, другой, судя по всему, вообще не имеет титула. Что же их объединяет?
   — Что ж, леди Левальд, — продолжил Аллен. — Если вы по собственной воле влезли во всё это, то уж не обессудьте...
   — Вы мне угрожаете или предупреждаете?
   — Можете расценивать как и то, и другое, — усмехнулся "прекрасный принц".
   — Я это учту, — я ответила ему такой же хищной усмешкой. Пусть не думает, что все лучшие карты у него. — Могу я тогда дать сигнал моему другу, что вы готовы с ним встретиться?
   Вайтен поражённо выдохнул. Он явно начал офигевать от того, чем весь этот разговор обернулся. Наверное, это к лучшему. По крайней мере, теперь обоим ясно, что я им нужна.
   — Я готов, — кивнул принц и встал со своего места.
   Подойдя к двери, он её приоткрыл и жестом предложил мне выйти первой. Я думала, он меня и проводит наверх, но возле лестницы, ведущей из погреба, как ни странно, стоял Ландри и скучающе разглядывал паутину в углу. Вот блин, на бочке сидеть ему противно, а вот компания пауков кажется интересной.
   — Ландри, проводи леди наверх, — сказал принц, привлекая внимание друга, после чего обернулся к своему телохранителю. — Вайтен, надо возвращаться, сдвинь всё обратно... и не забудь вылить вино.
   Ландри между тем уже успел подойти и, вежливо улыбнувшись, протянул мне локоть. Я же машинально за него ухватилась, осознавая, почему мне не предложили угоститься напитком сразу... а также то, почему его необходимо было вылить.
   Что ж...
   Лучше умереть от яда, чем быть зарубленной мечом.
   В свою комнату я вернулась со странным чувством удовлетворения и растерянности. Однако почему-то то, что меня чуть не убили, беспокоило меня меньше, чем вопрос: кто такой Ландри. Всё то время, что мы возвращались, он не проронил ни слова, лишь улыбался и, похоже, вполне искренне. Возможно, он больше не ожидал увидеть меня живой и радовался, что ожидания не оправдались. Это как-то даже приятно, что ли...
   Тем не менее, тот факт, что он такой же, как я, меня не на шутку беспокоил.
   Похоже, мне придётся познакомиться поближе с этим дамским угодником.

 

 


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"