Тюрина Татьяна: другие произведения.

Ненужная Избранная. Глава 7. Неприступная

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

Ненужная Избранная

 

 

Глава 7. Неприступная.

 

   Следующий день начался внезапно весело и одновременно раздражающе. Принцесса утром захотела прогуляться по парку, так как к вечеру намечался бал, и нужно было к нему готовиться. Я была рада, что она любила гулять, так как не смогла бы постоянно находиться в четырёх стенах, окажись она домоседкой. А тем утром мне необходимо было отправить Косте послание. Было несколько вариантов сделать это, и одним из них являлось оставить записку в условленном месте в парке. Так что прогулки были не только приятны, но и чертовски полезны! А ещё тем утром я наконец-то познакомилась с участниками миссии номер три. Той самой, которую я не собиралась выполнять, более того, хотела всячески саботировать и мешать её осуществлению.
   Миссия называлась "женить принца", а персонажи, конечно же, его потенциальные невесты.
   Первая, которая нежелательная — Амалия. Красивая, с милым личиком и абсолютно эгоистичной натурой. Наставница сказала, что она будет изменять и портить жизнь моему Аллену.
   Стерва.
   Как вообще можно изменять такому мужчине? Она слепая или конченая дура?
   Так что отваживать её я буду на полном серьёзе. Беда только в том, что она была настоящей подлизой и умело играла свою роль милашки. Принцессе Леоне она нравилась, и они, похоже, были давно знакомы, потому что при встрече мило махали друг другу пальчиками, приветствуя и задавая кучу вопросов.
   Я бы назвала это девчачьим щебетом, если бы вокруг не стояла тишина. Мне были знакомы такие личности, как принцесса Амалия. Я сама частично было такой когда-то... Возможно, поэтому она меня раздражала до глубины души. Но я всего лишь Голос, поэтому приходилось терпеть.
   Но это ещё ладно, ещё больше меня раздражала кандидатка номер два: принцесса Виера. Это как раз та, которая желательна, то есть её нужно было свести с Алленом и сделать будущей королевой. Эта кандидатка была совсем девочкой, я даже удивилась. Ей лет четырнадцать, не больше, то есть почти в два раза моложе, чем сам Аллен. Не слишком ли большая разница? Хотя неважно. Этому всё равно не бывать. Тем более на деле вторая кандидатка оказалось довольно сдержанной персоной.
   Пока я стояла и скучающе наблюдала за двумя принцессами, которые словно превратились в маленьких девочек, кто-то весьма больно толкнул меня локтём.
   Обернувшись, чтобы посмотреть на беспардонного виновника, я натолкнулась на презрительный взгляд одной из фрейлин, пока остальные стояли и тихо хихикали в стороне.
   — "Извини", — словно отмахиваясь от меня, показала она и высокомерно прошла дальше.
   Странное дело. Впрочем, фрейлины никогда меня особо не любили, но с чего вдруг такая открытая враждебность? Я хмыкнула, не в моих привычках заморачиваться по поводу женской неприязни, и продолжила наблюдать за разговором двух принцесс.
   Фрейлины, видимо, удовлетворившись одним выпадом в мою сторону, заскучали и принялись слоняться туда-сюда. И когда я уже сама была готова взорваться от скуки, в поле нашего зрения появился Ландри. Он шёл и улыбался так, словно встретил единственное и долгожданное счастье. И я наконец-то обратила внимание, что все девчонки, за редким исключением, стали поворачиваться к нему, как цветы к солнцу.
   Поразительно.
   Принцессы также прекратили свой "щебет" и стали приветливо улыбаться. Фрейлины же начали в быстром темпе поправлять свои причёски и рюшечки на платьях.
   — Давно я не видел столько красоты в одном месте. Приветствую вас, прекрасные дамы, — сказал он, подходя к нашей компании ближе.
   Все как одна начали показывать приветственные жесты. Вот это тоже поразительно. Я чуть не расхохоталась. Он ведь Голос, но девушки всё равно на него заглядываются. А меня, вон, то избегают, то толкают, то боятся, как бубонной чумы.
   — Леди Левальд, — обратился он ко мне. Я удивлённо приподняла бровь. Неужели сам пришёл поговорить? — Позвольте прогуляться с вами вокруг фонтана, пока ваша принцесса занята, несомненно, очень интересной беседой с не менее прекрасной принцессой Амалией.
   Боже, как заливает.
   — Если она не против, — я вопросительно посмотрела на Леону и краешком глаза заметила, как злобно смотрят на меня остальные фрейлины. Но моя принцесса просто слегка кивнула, хотя я видела, что она немного расстроена.
   Ландри как всегда предложил мне локоть, и, когда я ухватилась за него, повёл меня к фонтанам.
   — А вы кажется дамский угодник, милорд.
   — А вы ревнуете?
   — А вам бы хотелось?
   — Женская ревность может быть и прекрасной, но и опасной.
   — Вам виднее.
   Он усмехнулся. Я тоже.
   — Скажите, моя прекрасная леди, откуда у вас такая редкая... особенность? — перешёл он сразу к делу.
   — Мне интересен тот же вопрос про вас, милорд, — ответила я таким же приторно любезным голосом.
   — Скажем так... я был воспитан и обучен с младенчества, чтобы стать таким, какой я есть. Сомневаюсь, что у вас такая же история.
   Хоть он и улыбался мне, в глазах его сверкал лёд. Он явно не собирался отпускать меня без ответа. Кто приказал ему это? Принц, его подозрительный друг Вайтен, или же это инициатива самого Ландри?
   — В моём случае это получилось само собой. Мы с моим другом детства придумали собственный язык...
   — Леди Левальд, не нужно меня обманывать, — вздохнул он. — Такое само собой не получается.
   — И тем не менее, — я напряглась и упрямо посмотрела на него. — Когда ты ребёнок богатой семьи, а твой лучший друг всего лишь сын служанки, когда вам запрещают общаться и вы каждый раз находите всё новые и новые способы, и иногда для этого приходится придумывать свой язык...
   — Вот здесь, моя милая, вы и попались. Если бы хоть слово из вашего, как вы говорите, "придуманного языка" было бы произнесено вслух, вы бы не стали Нечитаемой.
   Я пренебрежительно махнула рукой. Всегда стоит сохранять хорошую мину даже при плохой игре. А я ведь когда-то мечтала стать актрисой.
   — Не стоит прерывать мой рассказ, милорд, если хотите ответ на свой вопрос. Я не говорила, что мы общались вслух. К вашему сведению, Голосом являюсь только я, а мой друг детства нет. Мы придумали и общались на письменном языке. Используя для слов уже известные буквы. В скором времени используемые слова в наших головах приобрели звуковой вид, так всё и началось. И теперь мы являемся теми, кто мы есть.
   Если врать, то врать по полной и самое главное верить в свою ложь. Никто на самом деле не говорил мне, что есть кто-то ещё с такими же способностями, как у меня. Даже миссис Гармингтон не упоминала о таком, хотя, казалось, она знает абсолютно всё. Впрочем, грымза могла нарочно умолчать об этом, с неё станется... А вот мне теперь выкручивайся. Я ведь на самом деле не особо разбираюсь, как всё это устроено. Ну и положеньице у меня сейчас. Всё равно, что, будучи пятиклассником, попытаться объяснить высшую алгебру студенту математического. Благо, в этом мире ещё не знали о теории вероятности, и многое всё же принималось на веру.
   Вот и сейчас я видела на лице Ландри недоверие, но всё же было там и желание верить. А значит, если продолжать настаивать, он может отступить и допустить то, что моя история правдива.
   — Каким же, мне интересно, образом вы смогли стать такой же, как я? — приступила я к атаке.
   — Это тайна, которую никому не следует знать, — ответил он, опять нацепив свою улыбочку.
   — Вот значит как, — возмутилась я. — Мою вы выведали, а свою не желаете рассказывать? Весьма нечестно с вашей стороны.
   Кто поручится, что он просто не придумал себе достаточно правдоподобную легенду? Кто он вообще такой? Шпион или нет? Меня очень и очень нервировало присутствие такого человека, как он. Возможно ли, что в событиях, которые сейчас происходят, вмешалась ещё какая-то сторона, помимо нашей? Поэтому и наставница мне ничего не рассказывала. Это очень и очень плохо.
   — Но я расскажу вам за небольшую плату, — продолжал тем временем Ландри, сладко улыбаясь. Очень сладко. Аж противно.
   — И что же за плата? — я мысленно посчитала, сколько же у меня денег есть. Принц уже выдал мне жалованье, но я даже не заглядывала в кошель.
   Ландри неожиданно обхватил меня за талию, разворачивая к себе так, что моя грудь упёрлась в его. От шока я замерла.
   — Один скромный поцелуй за большую тайну, — услышала я шёпот возле своего уха.
   Что я могу сказать? Этот мужчина действительно был хорош. Недаром все девицы строили ему глазки. Привлекательная внешность, высокая, хорошо сложенная фигура, магнетический взгляд, сладкая речь и низкий сексуальный голос. Перед таким сложно не растаять. Не буду тут выделываться с пафосным "я не такая". Я, возможно, подарила бы ему даже не скромный поцелуй. На случайный и быстрый секс у меня было табу, а в поцелуях я ничего дурного не видела. Особенно если кавалер тебе чем-то нравился. Но, к его несчастью, загвоздка в том, что общение с красивыми мужчинами у меня отошло даже не на второй, а, скорее, на третий план. А на первом маячила миссия, потом принц, и только после уже красавчики. Ну и честно... если у меня перед глазами уже стоял мужчина, которого я хочу, на кой мне поцелуй даже самых прекрасных представителей противоположного пола?
   Так что я выставила руки и отпихнула незадачливого кавалера от себя.
   — Куда же делось ваше воспитание, милорд, — усмехнулась я, горделиво приподняв голову. — Я, хоть и являюсь Голосом, но всё же леди и дорожу своей репутацией.
   Я быстро осмотрелась и обнаружила, что мы зашли немного глубже в сад и поблизости никого не было. Хорошо это или плохо, ещё предстоит понять. Ну, по крайней мере, приёмы самозащиты я не забыла. И как спасти себя от насильника тоже. В нашем мире хорошенькой девушке никуда без этого.
   — Я не хотел вас обидеть, милая моя Селена, — опять превратился в обаятельного джентльмена Ландри.
   — Леди Левальд, пожалуйста, — строго поправила я. Роль оскорблённой невинности мне всегда удавалась.
   — Прошу вас, не обижайтесь, — несчастным голосом сказал Ландри.
   А он хорош. Я ещё не видела настолько убитого раскаянием человека.
   — Я прощу вас, если вы меня немедленно приведёте обратно к принцессе, — холодно сказала я.
   Конечно, я лукавила. Но мне сейчас ни к чему были интрижки, поэтому придётся вести себя как чопорная и чрезмерно воспитанная леди. Если повезёт, это отпугнёт его достаточно, чтобы не надоедать.
   Весь оставшийся путь он извинялся вполне искренне, однако стоило нам подойти к принцессе и горстке злобных фрейлин, как в его глаза вернулись лукавые огоньки. Мне всё ещё сложно было сказать, где была искренность, а где банальная игра. Но я вскоре выкинула это из головы, так как мы с принцессой и её дамами вернулись обратно в её покои и начали приготовление к балу.
   Вот это настоящий ураган и паника. А мужчины нашего мира ещё что-то там возмущаются, что наши женщины долго собираются. Интересно, что они скажут, наблюдая, как одну причёску делают несколько часов. Я не шучу — несколько часов. Глядя на то, как служанки порхают, наводя красоту всем дамам, в том числе и мне, я радовалась, что мы не в средних веках, где волосы посыпали мукой и спали на специальных подставках, чтобы причёска сохранялась несколько дней. А потом вычёсывали оттуда грызунов. Да-да. Мыши в волосах. А чего они хотели? Жуть. А ещё блохи и отхожее место за углом и вонь! Вонь!
   Так что я не против потерпеть вот эту возню, ведь, по крайней мере, в этот временной период не было такой же жуткой вони. Вот уж чего бы я не вынесла. Хотя и не скажу, что тут все следили за чистотой. Мне было невыносимо из-за отсутствия душа и тем более ванны. Не, ванная вообще-то была. Хорошо, если раз в неделю-две. Да ещё и после кого-то... жуть. Мне приходилось довольствоваться обмыванием. Хотя распорядиться приносить мне кувшин воды и наливать его в небольшой тазик я могла. А там влажным полотенцем смыть с себя пыль и усталость.
   И то на меня смотрели как на ненормальную. Ну не объяснять же людям про привычки и гигиену. Да и не нужно это.
   Так вот, к чему я? К тому, что, каким бы ни был большим зал, если там толпа народа, да ещё активно движущаяся в танцах, помещение приобретает устойчивый запах пота. Впрочем, спасало то, что стояло начало лета, все окна нараспашку и повсюду цветы, хоть как-то маскирующие запахи. Так что всё было не настолько страшно.
   Я с нетерпением ждала этого бала. Любая девушка хочет хоть раз попасть на бал и потанцевать с красивыми кавалерами. Но у меня всё же были дела и поважнее. В общей зале соберутся все значимые личности, и кое с кем мне нужно было познакомиться поближе. Ну, или по-простому: понаблюдать.
   Когда мы все были готовы и спустились на торжество, принцесса, конечно, тут же стала центром внимания. Несмотря на свой возраст, держалась она на высоте, когда идеальной походкой прошлась по залу и присела на небольшой стульчик возле трона своего брата. Фрейлины, в том числе и я, цветным нарядным облаком проследовали за ней и встали неподалёку. На балу мы были не обязаны всюду её сопровождать и могли веселиться, как хотели. Точнее, хотели эти девчонки, да и я, что уж тут скрывать, была воодушевлена. Жуть как хотелось станцевать настоящий вальс на настоящем балу. К сожалению, мой самый желанный кавалер ещё даже не явился. Принц Аллен вообще держался подальше от любой толпы или групп.
   Но, пока моего возлюбленного не было, я начала присматриваться к своим соперницам. Обе принцессы из соседних королевств, обеим выгоден союз с Имарией. И наверняка каждая мечтает стать королевой такой процветающей земли. Пока процветающей. Во дворце, конечно, гостят и другие кандидатки как королевской крови, так и просто титулованные дворянки. И сейчас они естественно нацелили свои коготки на короля Аскольда. Но потом быстро переключатся на Аллена.
   В толпе я сразу заметила Амалию, она тоже прихорошилась к балу и сверкала своей юной красотой, как бриллиантами. Рядом с ней стояла её свита и ревностно охраняла от посягательств кавалеров, которые поедали юную красавицу глазами. Сама же эта юная красавица томно вздыхала, глядя на Аскольда, который сидел в своём кресле и, прикрыв глаза, смотрел на собравшихся в зале. Поначалу я подумала, что он опять сонный или скучающий, пока не заметила пристальный взгляд из полуопущенных ресниц. Взгляд хищника, который не дождётся момента, когда будет терзать свою жертву.
   Мурашки прошлись по моему позвоночнику, и я поспешила отвернуться.
   Король Аскольд меня пугал...
   Решив вернуться к своему осмотру, я вскоре глазами нашла вторую кандидатуру в жёны моему Аллену. О принцессе Виере я знала немного. Она была сдержанной, послушной и замкнутой девочкой. В зале она спокойно стояла на своём месте и лишь иногда с лёгкой тоской смотрела на танцующих. И вот эту бесхарактерную мямлю надо выдать за моего принца? Ну, в целом, можно понять идею. Тихая и послушная жена... но лично я думала, что сильному мужчине нужна сильная женщина.
   Я сильная.
   — Вы сейчас просто очаровательны, — раздалось над моим ухом, и я вздрогнула и, неуклюже качнувшись, прислонилась спиной к широкой мужской груди. Лёгкий смешок, раздавшийся из-за спины, явно говорил, что её владелец очень доволен такой реакцией.
   Я, стараясь не обращать внимания на ускоренное сердцебиение, тут же отстранилась.
   — Ландри, бессовестный негодяй, — нахмурилась я, оборачиваясь и отходя на приличное расстояние в один шаг. — Зачем подкрался ко мне?
   — Хотел попросить прощение за инцидент сегодня утром. Однако не думал, что он повторится, но уже по вашей инициативе, леди Левальд.
   — Ничего подобного! Вы всего-навсего застали меня врасплох, — скривилась я. Но всё же ощутить сильное мужское плечо, даже на миг, было приятно. Я не собиралась обманывать себя в этом. Но и не собиралась признаваться в этом ему.
   — Позвольте пригласить вас на танец, прекрасная леди, — сказал он, галантно протянув мне руку.
   Я с удивлением уставилась на неё.
   Голос даже благородных кровей был статусом всего лишь чуть выше слуги. Такие, как я, могли быть приглашёнными на бал и прочие мероприятия, но это, скорее, просто присутствие, а не участие. А если, для примера, взять танцы, то Голос может быть приглашённым, но никак не приглашать самому.
   — Разве у вас есть на это право? — спросила я.
   — Вы всё ещё обижаетесь на меня, леди? — грустно посмотрел на меня этот прохвост.
   — Напоминаю вам, милорд, что вы являетесь Голосом.
   — Я, моя дорогая леди, являюсь исключением, так как принадлежу к роду Милденсонов.
   Ещё одно имя из разряда "попробуй выговори". Ну, теперь я хотя бы знаю, откуда он, а то ведь нас так и не представили друг другу.
   — И чем же ваш род заслужил такую привилегию? — спросила я, протягивая руку. Я и не задумалась о том, чтобы отказаться от танца. Ведь мне может больше такой возможности и не перепасть. Аллена ещё не было, а если бы и был, не думаю, что он пригласил бы меня. Это привлекло бы слишком много внимания как к нему, так и ко мне. К тому же, он ещё даже не проявлял никаких признаков влюблённости... пока... надеюсь...
   Ландри взял меня за руку и повёл в круг танцующих.
   — Из каких же краёв вы приехали, если не слышали про легендарных Милденсонов? — улыбнулся мой кавалер, увлекая меня в незамысловатый танец.
   Я слегка похолодела. Недочёт в образовании миссис Гармингтон? Почему она мне не рассказала об этой семье? И чем именно они так знамениты? Вот же грымза! Я, конечно, штудировала книгу Перов и читала про это семейство, но всё, что я знала, это геральдику и то, что на данный момент у нынешнего лорда трое сыновей, и Ландри как раз третий.
   Пока я копалась в памяти и мысленно костерила свою наставницу, Ландри, наблюдая за моим лицом, на котором наверняка была написана усиленная мысленная деятельность, вдруг засмеялся.
   — Не хмурьтесь так сильно, прекрасная леди, я пошутил. Моя семья знаменита только тем, что мы невероятно богаты, поэтому никто не посмеет мне и слово поперёк сказать, буду я Голосом или нет, — сказал он, нежно держа меня за руку. Я уж было расслабилась, как вдруг он добавил: — Но тут, конечно, ещё и сыграл тот факт, что секрет нечитаемых у нас передаётся из поколения в поколение.
   Я похолодела. Опять.
   — Что? — стараясь скрыть изумление, спросила я. Разве это не считалось чем-то невероятным и невозможным? Как единороги...
   — Хотя многие до сих пор думают, что мы просто выпендриваемся и говорим под страшными и секретными амулетами. Но согласитесь, даже такой расклад весьма и весьма интересный.
   Я внимательно посмотрела на него. Ландри в одну минуту казался весёлым повесой, в другую серьёзным и расчётливым стратегом. Какой же он на самом деле?
   — Разве такие амулеты вообще могут существовать?
   — Насколько я знаю, нет. Но маги наверняка далеко не всё нам рассказывают. После того, как Вермон выболтал половину их секретов и подарил миру немало изобретений, они стали скрывать свои знания ещё тщательней.
   Мы разошлись в танце и опять сошлись. А Ландри продолжал:
   — Многие до сих пор ищут их тайную библиотеку, где они хранят свои свитки и книги.
   — Тайная библиотека — это миф, — сказала я, вспоминая, что о чём-то таком мне рассказывала миссис Гармингтон.
   — Ну, где же тогда маги хранят свои знания?
   — В своём замке, например. Или где там находится их академия? В какой-нибудь неприступной крепости тоже можно. У них же есть какие-то владения, где все официальные маги живут, учатся и вторгаются в головы обычных людей.
   — О, моя дорогая, крепость у них отнюдь не неприступная. Они же, по сути, обычные люди. Несколько крепких закрытых воинов запросто вторгнутся и найдут всё, что они хотят спрятать. Проживут они после этого, конечно, вряд ли много, но желающие всегда находятся.
   — Кто-то настолько сумасшедший, что нападал на обиталище магов?
   — Представьте себе, и не раз. Ещё до последнего договора народ пытался бунтовать. Наши незримые наблюдатели всегда знали о том, что на них идут грабители. Что тут скажешь, у них самая лучшая шпионская сеть. Самоубийц, которые готовы пожертвовать собой, лишь бы спалить все их знания, всегда было полно. Но ни разу никто не смог найти их библиотеки.
   — Может, они их просто спрятали.
   — Вот именно. И мы возвращаемся к Тайной библиотеке, которая где-то находится, и там всё-всё об их могуществе.
   — Ой...
   — Захватывающе, неправда ли?
   — Весьма, — сказала я задумчиво. Это ж как было бы здорово найти эту библиотеку и действительно спалить. Тогда, возможно, многое в этом мире удастся наладить, и люди смогут хотя бы нормально общаться между собой.
   Ландри опять в танце закружил меня, после чего засмеялся.
   — Вы, небось, тоже сейчас размышляете о том, как бы её найти и сжечь.
   — Что? — удивилась я тому, что он прочитал мои мысли, но потом просто улыбнулась в ответ. — Вы сами сказали, милорд, что об этом многие мечтают. Я Голос, и поэтому естественно, что мои первые мысли об этом.
   — Вы, моя дорогая, не Голос, вы, как и я, неслышимый. У нас значительное преимущество.
   — Вы не боитесь во всеуслышание говорить об этом?
   — О том, что я неслышимый? Я же уже сказал, что это особенность нашей семьи. Об этом многие знают.
   — И маги ничего с этим не делают?
   — А что они могут сделать? Мы довольно влиятельная семья, и это им приходится с нами считаться. Тем более что это родовой секрет и за пределы нашей семьи не уходит. Поэтому я так удивился, встретив вас, леди Левальд. Вы прямая угроза и магам и моему роду.
   Я нахмурилась. Похоже, теперь я действительно попала по полной. Не прибьют маги, прибьёт этот красавчик, чтобы спасти свою семью.
   — И что вы собираетесь сделать с угрозой в моём лице? — прямо спросила я, очередной раз поворачиваясь вокруг себя, следуя динамике танца.
   Ландри повторил за мной, после чего опять взял меня за руку и прошептал прямо в ухо:
   — Переманить на свою сторону.
   — Неужели, — приподняла я бровь. — И какая же ваша сторона?
   — Моя сторона — это мои друзья, — сказал он многозначительно.
   — В таком случае, вы зря стараетесь, потому что я уже на вашей стороне, — ответила я, делая очередной поворот. — И я бы предпочла, чтобы о моей "необычности" не знал никто вне нашего небольшого круга. Тогда не будет ни проблем с вашей семьёй, ни проблем с магами.
   — Наивная мисс Левальд, — горько усмехнулся Ландри. — Оглянитесь вокруг. Вы уже часть дворцовых интриг. Здесь шпионы магов и даже сами маги. Однажды, я уверен даже скоро, кто-нибудь обязательно попробует проникнуть в вашу очаровательную головку, и наткнётся на блок. И тогда никакие оправдания не помогут. Они сами всё поймут.
   — У меня есть охранные амулеты.
   — Думаете, маги не поймут разницу между защитой амулета и нечитаемостью?
   — И что же вы предлагаете?
   — Я?
   — Конечно. Ни за что не поверю, что этот разговор только для того, чтобы меня попугать. У вас есть решение, не так ли?
   Ландри засмеялся, пока я кружилась вокруг своей оси рядом с ним.
   — Вы не только красивы, но и умны, леди Левальд. Да, у меня есть план. Я могу взять вас под свою защиту, объяснить ваш случай природным феноменом, если...
   — Если?
   — Вы станете моей, — тихо сказал он, многозначительно глядя мне в глаза.
   Ну, начинается...
   Я подняла голову и внимательно посмотрела в его глаза. Он не шутил. Либо искусно притворялся. В любом случае, это мастерски рассчитанный ход. И ведь если подумать, то действительно любая другая на моём месте была бы достаточно запуганной, чтобы принять это предложение. Магов боялись все. Они были чем-то вроде демонов, только настоящими людьми, а не сказками. И устрашали вполне реальной властью.
   Мы, держась за руки, разошлись и вновь приблизились.
   — Танец подходит к концу, — сказала я, — как и наш разговор.
   — Вам нужно время, чтобы подумать над моим предложением? — спросил он сладким голосом.
   — Вовсе нет, — сказала я равнодушным тоном.
   — В таком случае, вы готовы дать ответ?
   — Готова.
   Ландри усмехнулся, не отрывая от меня взгляда, когда мы, завершая танец, друг другу поклонились. После чего он взял меня за руку и повёл к остальным фрейлинам. Они все смотрели на меня как на врага народа. Честно, меня это начало беспокоить. С чего вдруг такая вражда? Ведь даже в самом начале они, узнав, что я Голос, не были настолько враждебно настроены.
   Впрочем, гораздо больше меня сейчас беспокоил мужчина рядом со мной.
   Выйдя из центра, где собирались пары для следующего танца, но, не дойдя до злобных гарпий, я остановилась и посмотрела на своего кавалера. Тот, казалось, только того и ждал.
   — Как ваша семья научилась неслышимости? — спросила я в лоб и, похоже, смогла удивить Ландри. Он явно ожидал совсем не таких слов.
   — Вы хотите, чтобы я вот так запросто выдал вам семейный секрет?
   — Почему бы и нет? Мне почему-то кажется, он не сильно отличается от моей истории.
   — Возможно... — задумчиво сказал он. — Скажем так: это своего рода особое воспитание. С самого раннего детства. Особое воспитание для каждого ребёнка отдельно.
   — Вот оно как... — задумчиво произнесла я. Скорее всего, в семье хранится несколько совершенно неизвестных языков, которые передаются из поколения в поколение от одного родственника другому. Весьма интересно. И опасно. Но мне совершенно не было дела до этих секретов. Самое главное, что этот Ландри не оказался засланцем, как я. А это нехилый камень с моей души.
   Очаровательно улыбнувшись этому самодовольному мужчине, я сказала:
   — Благодарю вас за предложение, но я откажусь.
   — Вы хорошо подумали? — усмехнулся он как человек, который не сомневался, что всё будет по его правилам.
   — Сколько бы я не думала, я не собираюсь становиться чьей-то, милорд. А вы в очередной раз убедили меня в том, что вы не джентльмен.
   Вот тебе. Получи фашист гранату!
   Но Ландри лишь улыбнулся, как хитрый лис. И склонился ко мне, словно собирался рассказать тайну.
   — А я никогда это и не утверждал, — сообщил он, после чего выпрямился и, взяв мою ладонь, поцеловал пальчики, не отрывая от меня взгляда. — А теперь прошу простить меня, мне надо соблазнить ещё пару невинных созданий. А вы всё же подумайте над моим предложением. Уверяю вас, быть чьей-то, а особенно моей, далеко не самое худшее. Я бы даже сказал, это очень даже завидная участь.
   — Поверю вам на слово, — усмехнулась я и вернула свою руку, пока он не обцеловал её всю. Почему-то я не сомневалась что он мог.
   Как только этот прохвост удалился, я глубоко вздохнула. Взаимная пикировка, конечно, забавна, но всё же он сказал одну весьма неприятную вещь для меня. А именно то, что маги в любом случае обнаружат мою особенность и тогда повышенное внимание может выйти боком. Это плохо. Мне действительно нужен будет покровитель. Но вот как-то искать защиту после этого хлыща совсем не хотелось.
   Гораздо лучше было бы, если покровительство обеспечивал мне принц Аллен. Но для этого нужно было доказать свою полезность. Где, блин, этот Костя? Он должен был уже выйти со мной на связь, и когда бы принц с друзьями убедился в том, что я полезна, по крайней мере, как связист, то моя полезность вообще не ставилась бы под вопрос. Надеюсь, что хотя бы после моей записки он объявится. Надо подождать пару деньков.
   Глянув на фрейлин, которые были похожи на злобных воробушков, которые, однако, выглядели, как маленькие и миленькие птички, да и вообще безобидными созданиями. Хотя я прекрасно знала, что это не так. Но разбираться в этой ненависти совсем не хотелось, потому я решила пройтись немного по залу и посмотреть, что творится вокруг. В конце концов, я здесь по большей части именно для этого.
   Развернувшись, я направилась к небольшой компании дам, что стояли недалеко.
   Что может быть лучше сплетниц?
   Только скучающие сплетницы, увидевшие новые "уши".
   В моём случае, конечно же, "глаза", но не суть.
   Дамы разных возрастов стояли полукругом, обменивались жестами или взмахами вееров. Весьма забавное зрелище для человека моего мира. Похоже, было на сходку глухонемых ролевиков. Я чуть не хихикнула, но вовремя вспомнила суровое лицо миссис Гармингтон. Оно всегда помогало мне настроиться на нужный лад.
   Подойдя ближе, я скучающе встала недалеко, но там, где мне, однако, было почти всех хорошо видно. Вступить в беседу я, правда, не могла, так как меня для этого должен был кто-то представить, а никого знакомого поблизости не было. Ну и, признаемся честно, у меня тут и знакомых раз, два и принц. И никому не было до меня дела. Поэтому я стояла столбом и украдкой подсматривала за разговорами.
   К сожалению, ничего интересного там и не было. Обычные сплетни. О том, кто на кого как посмотрел, что кто кому показал, кому какая записка предназначалась. Я опять услышала кучу сплетен о том, кто с кем милуется, а кто носит рога. Причём дамы эти, на вид милые и воспитанные женщины, на словах оказались теми ещё ехидными змеями, и не жалели они никого. Впрочем, тут, наверное, ничего нового.
   В основном они обсуждали разные записки с анонимной стены и пытались угадать, кто за каким псевдонимом скрывался. Кстати, мне тоже надо посетить эту стену и проверить, нет ли там записки для Немого Соловья. Эта стена вообще уникум. В нашем мире не было ничего подобного. В основном, наверное, потому, что здесь было гораздо больше пишущих людей. И многие общались между собой с помощью записочек.
   Пожалуй, это можно сравнить с форумом, где каждый пишет своё сообщение. Только здесь всё это вывешивалось на специальной стене. Записки писались с разной степенью шифрования. Где-то обычный текст, но кодовое имя, которое знает только определённый человек. Некоторые писались на редких языках, а некоторые вообще шифровались разными знаками и даже серией записок. В общем, кто на что горазд.
   У меня ещё не было возможности полюбоваться на этот "викторианский форум". Надеюсь, тут нет ни холиваров, ни ругани в комментах. Я усмехнулась, просто представив, как две дамы, сверля друг друга взглядами, прилепляют записки с комментариями одну на другую.
   Что-то у меня сегодня слишком настроение шаловливое.
   Понаблюдав ещё за некоторыми приглашёнными, я ничего, кроме рядовых сплетен, не услышала. Но, как говорила миссис Гармингтон, любая информация может понадобиться в такой момент, о котором ты даже и подумать не могла. Поэтому я мысленно отметила для себя, кто там с кем по углам зажимается, у кого кошка окотилась, а кто пришёл в платье ещё с прошлого сезона.
   Бог знает, для чего мне это... но придётся держать это в уме. Зря я, что ли, месяца два заучивала книгу перов. Два самых трудных и адских месяца.
   Через некоторое время я вернулась к фрейлинам принцессы. Их стало значительно меньше, так как часть из них разбежалась с кавалерами, кто потанцевать, кто "пообщаться" в углах. Я взглянула на принцессу, она по-прежнему сидела со спокойным и величественным лицом, наблюдая за танцующими. В глазах её, однако, светилась тоска. Я её понимаю. Танцевать поистине прекрасно даже простой Щебет Мальцики. Каким образом щебет какой-то птицы стал названием танца, я понятия не имела, но у нас, что ли, мало странных названий?
   Король также сидел на своём кресле, но на этот раз на его лице сияла улыбка, и он с кем-то обменивался жестами. Насколько я успела заметить, это были повелительные приказы. Что-то принести... жаль, не разобрала подробнее.
   Потом он повернулся к сестре и, нагнувшись, заглянул ей прямо в лицо.
   — "Твой праздник", — показал он.
   — "Я благодарю вас за то, что организовали для меня этот бал", — начала принцесса.
   — "Танец. Пошли".
   Она удивлённо посмотрела на брата, а потом кивнула, после чего король встал и, ухватив сестру за руку, повёл её в круг танцующих. Все вокруг них расступались, освобождая проход.
   Я, как и все, заворожённо наблюдала, как брат с сестрой танцевали.
   Это странно.
   Аскольд казался мне загадочным, задумчивым и даже мрачным человеком, но при этом равнодушным и безалаберным из-за своего правления. А ещё бескомпромиссным, учитывая разговор, который я подслушала. А от его взгляда мурашки шли. Я могу долго описывать этого странного человека, но тут я поняла ещё одну вещь про него.
   Этот мужчина, каким бы он ни был, всё же любил свою сестру. На его лице сияла улыбка, когда они танцевали, кружась вокруг друг друга, успевая при этом обмениваться знаками. Впрочем, здесь многие танцы были с минимум касаний, чтобы руки были свободными. Принцесса даже сама расцвела и улыбалась вовсю.
   Ещё одна сторона этого человека... Тиран, интриган или пешка?
   Мне предстояло это выяснить.
   С трудом оторвавшись от этой парочки, я начала осматриваться по сторонам.
   Где же Аллен?
   Ко мне подошёл лакей с подносом, на котором лежали несколько карточек. Это такие тоненькие отшлифованные дощечки, которые были покрыты известью, и на которых можно было писать послания. Текст также можно было стереть и использовать дощечку повторно. Это была традиция и своеобразное общение на больших мероприятиях. Что-то вроде смс-ок. Карточки эти были скреплены по две штуки и имели форму книжечки. Послание писалось внутри, а снаружи имя получателя. И лакеи бегали по залу, разнося их. Особых секретов таким посланиям не доверяли, так как по понятным причинам приватности никто не обещал.
   На протянутой мне карточке было написано моё имя и я, закатив глаза, взяла её. Опять Лантри? Нашёл очередной способ подкатить ко мне?
   Мысленно сочиняя, что я ему сейчас напишу, я развернула дощечки и замерла. По моему телу пробежали мурашки, руки немного задрожали, а лицо окаменело. Но потом адреналин забегал по венам, и я улыбнулась. В записке ровным почерком на грамотном русском было написано:
   "Немой Соловей, мы готовы к встрече. В Раднем лесу в пятнадцати минутах езды через два дня в полдень у дороги будут ждать мои люди. Настало время объединиться.
   На месте ничему не удивляйся и подыгрывай по ситуации.
   Белый шум".
   Ну вот, наконец-то и начинаются основные события. Костя вышел на связь. Похоже, мы одновременно дошли до нужной точки. Вряд ли он успел получить мою записку.
   Я ещё раз посмотрела на текст и нахмурилась. Это написано на королевской дощечке и уверенной рукой. То есть, это не кем-то перерисовано, а написано самим Костей. Подняв голову, я ещё раз огляделась по сторонам.
   Он что, здесь?
   Впрочем, он, так же, как и я, больше года изучал устройство дворца и все его тайные ходы и выходы, так что ничего удивительного. Я кивнула лакею, сообщая, что записку получила, но писать ответ не собираюсь. Тот ушёл, а я начала с удвоенной силой искать своего принца. Нужно было сообщить ему о записке и встрече.
   Не собираясь ждать более ни минуты, я отправилась на поиски. Первой мыслью было найти Ландри, так как тот невероятным способом всегда знал, где Аллен находился. Но, вспомнив его слишком навязчивое внимание, я поморщилась. Более того, этот бабник сейчас очередной раз с кем-то танцевал, а вытягивать его из массы танцующих было... ну слишком безрассудно.
   Поэтому пришлось рассчитывать только на свои силы, и я пошла исследовать зал, хотя надеяться, конечно, было не на что. Зал был большой, да и людей было немало. А носиться по всему помещению в поисках принца было неприлично. Поэтому я осторожно двигалась, вовсю высматривая знакомую светловолосую голову. Но, обойдя весь зал, я его так и не нашла, зато заметила кое-кого другого, а именно Вайтена. Что самое удивительное, впервые я его видела без Аллена.
   И я решила, что это, возможно, мой шанс узнать этого парня поближе. В одно время мне казалось, что все его мысли как на ладони, а в другой раз он неожиданно выкидывал какой-нибудь фортель.
   Вайтен стоял чуть в стороне и беседовал с каким-то молодым человеком. И, судя по их лицам, беседа эта не нравилась ни одному из них. Стараясь быть незаметной, я начала к ним приближаться. Наверное, шпионство у меня в крови, так как эту часть своей миссии я выполняла автоматически и не задумываясь.
   Подойдя ближе, я заметила, что незнакомый мне собеседник Вайтена моложе, чем мне показалось в первый раз. Ему около семнадцати. Довольно высокий, худощавый с вытянутыми чертами лица и тонной презрения на холёной морде. Явно сын какого-то вельможи. Мне стало любопытно, чего он докопался до друга моего принца.
   — "...низший класс. И вы вообще хоть раз сражались с кем-то по-настоящему?" — безалаберно прожестикулировал этот пуп земли.
   Вайтен смотрел на него с физиономией сонного слона, постигшего дзен, то есть с вселенским запасом спокойствия и пофигизма. Блин, приятель, я тебя зауважала ещё сильнее.
   Одной рукой он показал знак:
   — "Да".
   — "Ну конечно же, претенциозные дуэли, которые такие, как вы, любят устраивать, чтобы доказать свою значимость, как я мог о них забыть", — продолжал мамкин критик.
   Честно, мне уже хотелось самой ему вмазать, а Вайтен продолжал равнодушно смотреть на него. Как тот же слон на лающую моську. Я впервые вдруг осознала истинное значение этой басни. И так смешно стало смотреть на этого лихача, который, случись что действительно серьёзное, будет первым бежать и прятаться.
   — "До сих пор не могу понять, зачем держать таких, как вы. Глупые, необразованные вояки, только и можете, что махать своими мечами. Давно говорю своему отцу, что выгнать вас взашей надо, а вместо этого заключить союз с магами..." — продолжал "Моська".
   Я едва удержалась от того, чтобы закатить глаза, и уже не скрываясь, подошла ближе, складывая руки в приветственном жесте. Юный нахал смерил меня оценивающим взглядом и о чём-то задумался. Я же порадовалась тому, что по этикету мы не можем начать разговор, пока нас друг другу не представят, и повернулась к Вайтену, который, слава всем богам, похоже, и не собирался этого делать.
   — "Милорд, мне нужно показать вам несколько слов", — я мысленно похвалила себя за то, что не ошиблась с глаголом. Всё же двадцать с лишним лет жизни просто так не заменишь годом обучения. Наставница долго и упорно вбивала в меня осознание, что здесь люди не "говорят", а "показывают", но я до сих пор по инерции иногда использовала более привычное мне.
   Вайтен слегка нахмурился, но кивнул, собираясь отойти в сторону, но тут послышались рядом несколько громких и явно гневных щелчков. Мамкин политик, видимо, решил, что очень нехорошо с нашей стороны вот так его бросить. Я повернулась к нему и увидела, как тот яростно сверлит Вайтена взглядом.
   — "Представь меня даме, ты, охламон невоспитанный!" — дёргано от ярости прожестикулировал он.
   Я мысленно закатила глаза. Мне хотелось самой сказать ему, что не хочу с ним знакомиться, но... этикет, блин. Вайтен, видимо, испытывал те же эмоции, потому лениво задвигал пальцами:
   — "Леди Левальд, позвольте представить лорда Калауса Ферре, сына графа Малиша. Милорд, это леди Селена Левальд".
   Я сделала вежливый книксен, чтобы скрыть удивление. Так этот юнец родственник того самого советника Ферре, что приближен к королю? Теперь понятно, откуда у него столько гонору.
   — "Приятно познакомиться", — вежливость прежде всего. — "Но позвольте мне отложить наше знакомство, у меня срочное дело к лорду Вайтену".
   — "Не обманывайтесь, прекрасная леди, этот выскочка всего лишь простолюдин, у него нет титула, и обращаться к нему стоит просто на "эй, ты". Потому не вижу никакой причины, чтобы вам тратить не такого, как он, своё время".
   А сам чего тратишь? Очень хотелось спросить это, но, блин... вежливость. Вайтен продолжал спокойно взирать на нас, а когда наши взгляды встретились, лишь слегка приподнял бровь типа: "Так ты хочешь со мной поговорить или нет?"
   Я ему так же взглядом ответила: "Как только избавлюсь от этого идиота", но на пальцах показала:
   — "Но у меня к нему важное дело, поэтому прошу прощения, вынуждена вас покинуть".
   Слегка кивнув головой, как бы прощаясь, я повернулась к Вайтену, мысленно умоляя его поскорее меня отсюда увести. На его лице появилась еле заметная ухмылка, и он выставил локоть, предлагая мне за него взяться, что я тут же и сделала, не обращая внимания на щелчки, которыми пытался привлечь внимание юный Калаус.
   Боже, иногда я обожаю этот мир. Что бы тебе ни кричали вслед, ты можешь отвернуться и "не услышать", оставляя неприятных личностей зеленеть от злости. А сама же я запросто могу вслух сказать всё, что думаю. Жаль только, что этикет здесь правит балом и приходится держать язык за зубами.
   Мы отошли на достаточное расстояние, и Вайтен остановился и вопросительно посмотрел на меня.
   — Мне нужно увидеть принца, — сказала я, не размениваясь на жесты.
   Телохранитель Аллена опять принял вид слона, познавшего дзен, и одним лёгким жестом спросил:
   — "Зачем?"
   Я украдкой огляделась и решила, что лучше будет показать, чем использовать голос, который можно подслушать.
   — "У меня сообщение от Акосты. Он хочет встретиться".
   Вайтен моментально напрягся, растеряв своё хладнокровие. На лице тут же начали сменяться эмоции от облегчения и радости до подозрительности и беспокойства. Я понимаю его недоверчивость, это вполне нормально, просто надеюсь, что ни он, ни принц не станут отказываться от помощи. Пусть перестраховываются и проверяют, но не отказываются.
   И я так же надеюсь, что хоть этот не будет ко мне клинья подбивать.
   — "Как?" — спросил он после того, как мысли закончили бурлить в голове.
   — "Как что? Как будет встреча проходить? Нам надо отправиться на прогулку и нас встретят..."
   — "Как ты получила сообщение? Ты уверена, что это именно от него?"
   Я достала записку и протянула её. Когда Вайтен её взял, то ожидаемо тупо уставился на то, что для него выглядело не более чем бессмысленными каракулями. Недоверчиво он перевёл взгляд сначала на меня, потом опять на карточку.
   — Это зашифрованное послание. Только я могу его прочитать, и только он его мог написать. Сомнений никаких, это не ловушка.
   Вайтен недоверчиво усмехнулся, явно имея на этот счёт своё мнение.
   — "Что написано?" — спросил он, и я скрестила руки на груди, теперь моя очередь показывать характер.
   — Послание для принца Аллена, и только ему я его прочитаю.
   Вайтен нахмурился и вернул мне карточку.
   — "Принца сегодня не будет. Завтра", — показал он, бросив усталый взгляд на младшего Ферре, развернулся и пошёл в противоположную сторону.
   Вот и поговорили.
   Я вздохнула. Странно немного, что принц не пришёл на бал, посвящённый его сестре. Очень надеюсь, что узнаю, в чём там дело. Оглянувшись, я посмотрела на Леону. Та сидела всё там же, всё так же, но...
   Мой взгляд опять переместился на короля. Он с пылающими от гнева глазами смотрел на мага, который явно говорил ему что-то неприятное. По крайней мере, королевское резкое "Нет" свидетельствовало об этом. А вот подобострастное лицо мага говорило о том, что ему пофиг на это "Нет".
   Что-то не нравится мне всё это...

 

 


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"