Тюрина Татьяна: другие произведения.

Ненужная Избранная. Глава 8. Искушающая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

Ненужная Избранная

 

 

Глава 8. Искушающая.

 

   На следующий день все, кому не лень, да и те, кому лень, тоже обсуждали наряды, причёски и танцы с прошедшего бала. Занятно... Раньше я думала, что это скука смертная, но на деле, когда у тебя однообразные будни, ты начинаешь понимать, что это хоть какое-то развлечение. И даже обсуждение форм рукавов кажется не таким уж и скучным занятием. Я ведь уже упоминала про альтернативы? Гляделки в окно и вышивание?
   Так что не судите строго за то, что я с неким интересом наблюдала за этими разговорами. Просто это было лучше, чем сидеть и переживать, когда же появится возможность поговорить с Алленом. И главное, как это сделать, не вызывая подозрений?
   Когда день уже начал неспешно клониться к вечеру и до сумерек оставалось около часа мы, наконец, вышли на ежедневную прогулку. К тому времени хоть я и старалась отвлечься, нервишки всё-таки начали пошаливать. Меня уже принялись посещать разные нехорошие мысли про Вайтена. Но каждый раз приходилось напоминать себе, что он один из самых доверенных людей принца. С другой стороны, он меня недолюбливал. Но ведь информация, о которой я говорила, важна! И он не мог случайно или специально забыть сообщить это принцу.
   В таких раздумьях я и пребывала, когда мы небольшой девичьей компанией гуляли по прекрасному саду. На вид все милые и весёлые девушки. На деле меланхоличная принцесса, загруженная по уши в проблемы я и стая злобных фурий в лице фрейлин.
   Честное слово, меня начало уже бесить это их странное поведение. Эти их ужимки, подножки и глупое хихиканье вслед уже не казались безобидным ребячеством.
   И вот после очередного тычка в бок моё терпение лопнуло. Я резко остановилась и так же резко обернулась в их сторону. Эти девицы глупо хихикали, прикрывая рты ладошками, словно ожидали, что я начну спрашивать, кто меня толкнул и умолять больше так не делать.
   Ха!
   Разбежались.
   — А ну заткнулись, курицы общипанные! — гаркнула я не достаточно громко, чтобы поднимать скандал, но достаточно грозно, чтобы они вздрогнули. Смех прекратился, и одна из них вдруг выступила вперёд и попыталась задавить меня высокомерием.
   — "Как ты смеешь так с нами говорить, ты всего лишь Голос", — сказала Фиона или Виана, или ещё как... Честно говоря, я не запомнила их имён, они для меня были все на одно лицо, только цвет волос различался. Мне достаточно было знать, кто к какому роду или семье принадлежит, и какими связями обладают их родственники. Но ничего особо выдающегося в них не было. Просто дочери, которых отправили в услужение принцессе, чтобы повысить или укрепить статус семьи и повыгодней позже выдать их замуж. Впрочем, моя "семья" тоже имеет вес, и я запросто могу закрыться их именем.
   Я, конечно, понимала, что не должна была себя так вызывающе вести, миссия-принц-прикрытые-революция и всё такое прочее. Но в тот момент у меня просто пелена злости встала перед глазами. Сюда ещё и стресс из-за того, что Аллен пропал. К тому же, я никогда не давала себя в обиду и не позволяла себя третировать, поэтому терпение и смирение у меня было в очень маленьких пропорциях. В общем, я отступать не собиралась.
   — А ты знаешь, что такое проклятие? — начала я и по моментально побледневшим лицам некоторых особо чувствительных поняла, что они знакомы с этим термином. Ну, держитесь теперь. Я усмехнулась. — Издревле проклятия накладывались с помощью голоса. Ваши жесты бессильны против этого. Если будете меня и дальше доставать, прокляну каждую из вас, не разбираясь, кто именно ко мне пристаёт. Одной нашлю чесотку, другая облысеет, третья исхудает так, что кожа да кости останется, четвёртая ноги переломает и не сможет сама ходить, а пятая переломает руки и каждый палец по отдельности. И каждая начнёт медленно гнить изнутри, излучая тошнотворный запах, на который начнут слетаться навозные мухи!
   О да! Я выплеснула весь свой накопленный негатив. И по тому, как девицы бледнели, краснели и синели от моих слов, я осознала, что все поняли, о чём я, даже те, кто не отличались особым пониманием звукового языка.
   Та, что пыталась мне что-то возразить, тоже была белая, как мел, но всё ещё держала высокомерное лицо.
   — "Ты не посмеешь! Ты даже не умеешь, никто этого не умеет", — показывала она дрожащими руками.
   — А ты рискни, — сузила я глаза. — Ты будешь первой! Сегодня тебя настигнет моё первое проклятие. Ночью, как только тьма опустится на землю и ты прикроешь глаза, оно вступит в силу.
   Ой, блин, плачет по мне Инквизиция.
   — "Я тебя не боюсь!" — продолжала бледная Фиона-Виана.
   — Что вам вообще от меня нужно? Я вас не трогаю, и вы меня не трогайте.
   Фрейлина передо мной гордо приподняла подбородок.
   — "Оставь Ландри в покое", — чётко показала она, и я ошарашенно уставилась на её руки, забыв даже про свой грозный взгляд.
   — Ландри? — на всякий случай переспросила я.
   — "Не общайся с ним!" — повторила девица.
   Честное слово, если бы не необходимость держать суровую маску ведьмы, я бы расхохоталась. Не, ну вы только подумайте, эта соплячка влюбилась в бабника и что... защищает его или отбить хочет? Ну, блин, это настолько идиотская ситуация, что у меня даже вся злость пропала.
   Глубоко вздохнув, я устало сказала:
   — На кой мне сдался твой гулящий повеса? Он каждой симпатичной даме глазки строит. Хочешь быть в их ряду? Я не буду тебе мешать. Мне он не нужен. Забирай, — я опять вздохнула. — Господи, нашли из-за чего кипиш поднимать.
   Я отвернулась обратно к принцессе и заметила, что, та оказывается, наблюдала за всей этой сценкой. На миг я испугалась, что запорола всё своё прикрытие и теперь она, также насмерть перепуганная, отошлёт меня куда подальше. Но Леона смотрела на меня, тихо хихикая, но не злобно, как пару минут назад её фрейлины, а весело.
   — Простите, Ваше Высочество, — начала я, виновато опустив голову. Отчасти я действительно чувствовала вину.
   Принцесса поманила меня за собой, и мы двинулись на прогулку дальше.
   — "Ниола теперь всю ночь спать не будет", — украдкой показала она мне.
   А, точно. Ниола.
   — "Этого я и добивалась", — показала я в ответ и поспешила добавить: — Я ж на самом деле не умею накладывать проклятия.
   — "Я знаю. Это же из сказок. А они сами виноваты, что поверили", — опять засмеялась принцесса.
   И вроде бы как всё обошлось. Фрейлины притихли, принцесса ничего ненужного про меня не подумала, но надо же было привести нелёгкой виновника всего сыр бора прямо к нам и именно сейчас!
   — Добрый день, прекрасные дамы, — сказал Ландри, элегантно кланяясь всем нам.
   Я закатила глаза, так как понимала, что последует дальше.
   Все девушки тут же начали приветствовать его щелчками и пляской пальцев, а этот бабник, конечно же, повернулся ко мне и лучезарно улыбнулся.
   — Позвольте пригласить вас на небольшую прогулку, леди Левальд. Мне несказанно нравится с вами гулять. Можно и за руку держать, и приятную беседу вести.
   Вот врезала бы ему сейчас прям с ноги, прям в дюндель с разворота и в прыжке. А потом бы ещё попрыгала сверху, втаптывая это недоразумение в землю. Ну вот не мог он без этого тягучего мёда? И ведь теперь не могу показательно послать его подальше и объяснить, что всё это только притворство.
   Принцесса весело махнула рукой, позволяя мне удалиться. На фрейлин я даже смотреть не стала и приняла приглашение этого паршивца, взяв его под руку.
   — Что за кислое лицо, моя прекрасная леди? — спросил Ландри, как только мы немного отошли.
   — Вот мог ты как-нибудь по-другому меня позвать? Намекнуть, чтоб я отстала от группы или прислать слугу с запиской или ещё как? Обязательно нужна вся эта показуха?
   — Конечно обязательно. Я ведь официально за вами ухаживаю, моя дорогая.
   — А без этого никак?
   — Боюсь, что нет. По другому никак не объяснить то, что мы слишком много времени проводим вместе.
   — Как насчёт того, чтобы принц приходил навестить сестру и мы бы пересекались там?
   — Это пока тоже невозможно. Принц нигде не появляется один.
   — Где же он один вчера был?
   Ландри ничего не ответил, лишь опять улыбнулся и увёл меня глубже в парк к уже знакомому пруду. При виде обеспокоенного лица Аллена моё сердечко подпрыгнуло. Я всего день его не видела, а уже так соскучилась. Рядом стоял Вайтен и, похоже, уже давно о чём-то рассказывал:
   — "...непроглядные леса. Там разбойников может прятаться до нескольких сотен. А если ты станешь их заложником? Они в лучшем случае могут потребовать за тебя выкуп, а ведь могут быть простыми дураками и убить тебя из ярости, жажды мести или чтобы доказать королю Аскольду, что он им не страшен. Это также может быть подстава, чтобы обвинить тебя в измене и безнаказанно устранить..."
   — "Ты зануда".
   — "Зато ты ещё жив".
   — "Помнится, это ты уговаривал меня вступить в борьбу, а я говорил о ловушках".
   — "Я на стороне твоих интересов, Аллен, но твоя безопасность — мой приоритет!"
   — Вы опять спорите, — сказал Ландри, когда мы подошли ближе. — Клянусь, вы занятная парочка. Единственные из всех, кого я знаю, кто при повторе одного и того же спора могут занимать каждый раз противоположные стороны.
   Аллен обернулся к нам и послал другу приветственный жест, после чего взглянул на меня и поздоровался:
   — "Добрый день, леди Левальд."
   После череды обоюдных вежливостей, принц нетерпеливо спросил:
   — "Что за записку вам прислал предводитель разбойников?"
   Я достала карточку, которую всё время носила с собой и протянула его ему. После чего дословно перевела всё, что там написано, опуская только последнее предложение про подыгрывание. Это явно не для их ушей.
   — "Он хочет моего личного присутствия?" — спросила принц, пристально глянув в мои глаза. Клянусь, он каждый раз так смотрит, будто собирается читать мои мысли.
   — Я не располагаю достаточной информацией, чтобы судить, но, насколько я знаю, людям нужен ориентир, и вы, Ваше Высочество, можете им стать. Ваш брат на троне меньше года, а люди уже подняли восстание, и они хотят знать, что это не напрасно. Что после того, как вы...
   Ландри дотронулся до моего плеча, и, когда я взглянула на него, приложил кончики пальцев к своим губам. Этот жест означал либо говорить тише, либо переходить на жесты. Украдкой я огляделась, но никого рядом не увидела. Впрочем, предосторожность никогда не помешает.
   — "Они хотят знать, что после того, как вы взойдёте на престол, диктатура не продолжится. Хотят убедиться, что вы не похожи на брата".
   Аллен ещё раз взглянул на записку, после чего достал кинжал и соскрёб известь с поверхности вместе с текстом, после чего разломал на щепки и выкинул. Я с сожалением смотрела на это действие. Мне хотелось оставить эту записку на память о своём приключении в этом мире, с другой же стороны не стоит хранить компромат, а с третьей — всё равно никто это прочитать не сможет. Но, в конце концов, пришлось смириться.
   — "Завтра утром я приглашу сестру на прогулку", — показал принц, повернувшись опять ко мне. — "С ней поедете вы, леди Левальд, как сопровождающая, и Вайтен как мой личный охранник".
   — "Разумно ли брать с собой принцессу?" — спросил Вайтен, бросив в мою сторону суровый взгляд.
   Я вздохнула. Опять недоверие.
   — "Нет выбора. Я не могу пригласить на прогулку только леди Левальд, а она наш посредник".
   — "Я могу пригласить прекрасную Селену на прогулку", — вклинился Ландри, и я к своему удивлению впервые увидела, как он использовал жесты.
   — "И как это будет смотреться, Ландри?" — скептически глянул на него принц. — "Одна леди и три джентльмена уезжают в лес".
   — "Мы можем поехать в разных каретах".
   — "Это всё равно будет подозрительно", — отмахнулся принц и посмотрел на Вайтена. — "Отбери для сопровождения лучших людей, которые не будут болтать и которые целиком преданы тебе".
   — "Разумеется", — кивнул тот.
   И вот тут я, наконец, сопоставив все факты, сообразила, что Вайтен был не просто другом принца и телохранителем, а похоже, ещё и капитаном его охраны как минимум. Интересно, как получилось, что простолюдин подружился с принцем? Причём настолько, что дошли до такого уровня доверия. И как мне дойти до такого же уровня?
   — "До завтра, леди Левальд, я зайду к сестре с приглашением сегодня вечером".
   Я кивнула, и Ландри, подхватив мою руку без разрешения, повёл меня обратно. Мне ничего не оставалось, как покинуть наше маленькое революционное собрание. Возвращаться, конечно же, не хотелось, ведь там меня ждут кучка враждебных девиц и меланхоличная принцесса, которую даже чтение книг вслух уже не развлекало.
   Впрочем, после моего запугивания фрейлины боялись даже взглянуть в мою сторону, и только Ниола... о, хоть одну теперь запомнила по имени, смотрела на меня с нескрываемой враждебностью. Но я забила на неё. Доказывать что-то кому-то было выше моих сил. А если попробует предпринять что-то серьёзней толчков и подножек, вот тогда и повыдергаю дуре все волосы.
   Вечером Аллен, как и говорил, зашёл в покои сестры и пригласил её на прогулку. Леона обрадованно подпрыгнула и порывисто обняла его, а я отметила про себя, как по-разному она ведёт себя с обоими братьями.
   На следующее утро принцесса сияла, как начищенное серебро, и собралась в рекордно быстрые сроки, так что, когда Аллен зашёл за нами, она была уже полностью готова. Ещё накануне он сказал, что та может взять с собой только одну сопровождающую и лучше всего именно ту, что сможет исполнять роль гувернантки или опекунши. Другими словами, сделал всё, чтобы поехала именно я. После чего остальные девушки получили очередной повод меня ненавидеть. Впрочем, мне не привыкать. Ещё чуть-чуть и придётся тщательно запирать замки перед сном и проверять кровать в поисках жаб, улиток или змей.
   Хотя, если прям честно-честно признаться, меня больше не радует их ненависть. Не знаю, почему и что изменилось. Может, я сама, но у меня появилось желание жить в мире с другими женщинами, что, однако, не отменяет того факта, что в обиду я давать себя тоже не собиралась. Так что, когда мы отправились на выход, я обернулась к обиженным девушкам и показала:
   — "Зато лорд Ландри весь день в вашем полном распоряжении, и я буду очень признательна, если хоть кто-то из вас заставит его забыть дорогу в мою сторону", — высказав всё это, я с улыбкой наблюдала на ошеломлённые лица этих девчонок. Но я была искренней, хотя и считала, что все они и даже их непризнанная лидерша Ниола не смогут удержать такого, как Ландри. Но это уже не мои проблемы.
   Довольная собой, я вышла из комнаты.
   Мы сели в карету втроём, Вайтен устроился на козлах вместе с кучером. Когда я садилась в карету, то заметила, что он выглядел сурово и собранно, словно мысленно готовился к самому худшему. И, хотя я знала, что никакой засады нас не ждёт, я не могла не уважать его подход к делу. Позади кареты стояла четвёрка лошадей с воинами. Видимо, наше сопровождение.
   На миг я почувствовала себя величественно, словно я и правда королева, словно это всё моя охрана. Настроение поднялось сразу. Однако когда мы тронулись в путь, оно довольно быстро упало. Леона, сидевшая рядом со мной, воодушевлённо глазела в окно, принц, находившийся напротив, погрузился в свои думы и не обращал ни на что внимания, а я скучала.
   Раздался тихий щелчок, и я вскинула голову. Аллен наконец решил поговорить со мной в то время, как принцесса поглощена видами и не обращала на него внимание.
   — "Расскажите мне о нём".
   — О ком?
   Принцесса тут же повернулась к нам и удивлённо посмотрела на меня. Я помотала головой, уверяя её, что всё в порядке, и она продолжила смотреть в окно.
   Вот же блин. И не поговоришь так...
   — "Об Акосте", — уточнил принц, дополнив слова просьбой говорить жестами. Но это я и так поняла.
   — "Что именно вы хотите о нём знать?"
   — "Кто он такой? Чего хочет? Чего от него можно ждать? Так ли его зовут на самом деле?"
   Вот ведь засада. И что мне о нём сказать? Что ещё чуть больше года назад он был программистом в крупной фирме, высоким, худым, тихим и замкнутым. Что ходил постоянно в опилках, и, как оказалось позже, у него была страсть к работе с деревом. И что теперь он раскачался почти как атлет, и что, как только всё закончится, он вернётся и возненавидит меня.
   Боже, голова пухнет, но, конечно же, я не могу это сказать, как не могу и сказать, какой Костя сейчас, так как не в курсе его легенды.
   — "Я не могу сказать вам многого, но Акоста... честный человек. Вам не стоит увиливать или пытаться схитрить, он это поймёт", — что я несу? — "Он также человек слова, если что-то скажет, то так и сделает", — вот за это я могу поручиться. Сказал, что не будет разговаривать со мной, так и сделал. Я внезапно вспомнила, как сильно с ним разругалась, и он стал игнорировать меня по моей же просьбе. Знала бы я то, что знаю сейчас, не стала бы такого делать...
   Я несколько улетела в грустные воспоминания и не сразу заметила, что принц как-то странно смотрит на меня.
   — "Напомните мне, какие у вас с ним отношения?" — спросил Аллен, как всегда внимательно оценивая меня взглядом. Не знай я, что он всегда так делает, решила бы, что это ревность.
   — "Дружеские", — сказала я уверенно. По крайней мере, пока они точно дружеские.
   — "И всё?"
   Я нахмурилась. К чему эти уточнения?
   — "Я вам повторяю, что между нами нет романтических отношений", — сказала я, вспоминая, как он в прошлый раз допытывался. Ну, честно, похож на ревнивца. Ах, если бы...
   Аллен откинулся на спинку и задумчиво посмотрел в окно, а после минутного молчания опять повернул голову ко мне.
   — "Леди Левальд, я надеюсь, что вы не будете меня обманывать даже в незначительных мелочах", — начал принц говорить, сверля меня взглядом так, как только он умеет. Клянусь, такое ощущение, что он видит меня насквозь. Все мои грехи. Даже из прошлых жизней. — "Как бы эта история ни закончилась, у меня есть связи и способы либо отблагодарить вас, либо полностью уничтожить. Именно поэтому я надеюсь, что, приняв решение быть на моей стороне, вы ни на миг не усомнитесь в этом выборе"
   О, вот теперь пошли настоящие разговоры.
   — "Ваше Высочество, даже если бы у вас не было ни связей, ни способов отблагодарить меня, я всё равно останусь на вашей стороне", — начала я добавлять своего пафоса в этот разговор. — И однажды вы убедитесь, что я предана вам полностью".
   Хотелось добавить: "И душой, и телом", но это было бы слишком палевно. А так я гордо смотрела в глаза мужчине напротив и вдруг к собственному удовольствию заметила, как потеплели его глаза, а на лице появилась улыбка. Неужели он начинает смягчаться по отношению ко мне? Хорошо бы.
   Так мы и ехали дальше, но через некоторое время карета вдруг резко остановилась, и снаружи послышался какой-то шум. Леона испуганно вскрикнула и, пересев напротив, прильнула к брату. Аллен, прижимая к себе сестру, напряжённо посмотрел в окно. Второй рукой он потянулся куда-то за сидение. Я подозревала, что за оружием.
   Карету ещё раз тряхнуло, и снаружи послышалась возня, после чего дверца резко открылась и на освободившееся со мной место кто-то весьма шустро уселся.
   Я ахнула то ли от неожиданности, то ли от удивления.
   Рядом со мной расположился Костя. Он вальяжно развалился на подушках, а свои ноги в не самых чистых сапогах положил на сиденье напротив. Вся его поза была расслабленной и безмятежной, если не считать армейского мушкетона, который он направил дулом прямо на принца с принцессой. Однако при этом он ещё и улыбался беззаботной улыбкой.
   Левой рукой он дотронулся до лба в витиеватом жесте приветствия, после чего достал из небольшого кармашка карточку и не глядя протянул мне. Я, всё ещё прибывая в шоке, машинально взяла её. Мне было сложно сопоставить тихого и скромного Костю, которого я знала, с этим разбойником большой дороги. Он словно сошёл с экрана какой-нибудь приключенческой мелодрамы. Сразу в голове пронеслись старые фильмы вроде "Леди и Разбойник", "Чёрная стрела" и прочих...
   Когда же Костя на миг повернулся ко мне и подмигнул, я словно очнулась от транса и опустила глаза на карточку, что он мне дал.
   "Похож я на Робин Гуда?
   Нам пришлось прикинуться разбойничьей шайкой. Скажи принцу, это для его же блага, чтобы никто не задавал лишних вопросов. Так что пусть готовится быть ограбленным. А заодно мы поговорим.
   Сейчас мы направимся в наш лагерь.
   И не говори, ему кто я."
   Я опять вскинула голову и удивлённо уставилась на Костю. Он снова меня удивил. Не ожидала от него такой... игривости...
   Вновь опустив глаза к записке, я почувствовала, как карета тронулась.
   — Да, — сказала я, отвечая на его вопрос, и краем глаза заметила, как он ещё шире улыбнулся. Подняв глаза на принца, я начала пояснять: — Нас сопроводят в лагерь. Они, конечно, нас ограбят, чтобы всё выглядело как обычный разбой.
   Костя в это время сделал жест, который можно было принять как извинение, хотя улыбка на его лице говорила, что никакого раскаяния он не испытывал.
   Я вздохнула. Кто-то хочет посоревноваться со мной в театральности...
   — Как только мы приедем на место вы, Ваше Высочество, сможете поговорить с их лидером, — продолжила я.
   — "Если ваш предводитель хочет со мной поговорить, зачем наставлять на нас с сестрой оружие?" — принц казался раздражённым, но, к его чести, совсем не демонстрировал страха.
   — Скорее всего, это для того, чтобы его люди тоже решили, что нас просто грабят. Я не думаю, что вы хотите, чтобы каждый человек в этом лагере и округе знал, что вы ведёте переговоры с главарём разбойников.
   Со стороны Кости послышался смешок, и, глянув в его сторону, я увидела, как он откинулся назад, упёршись спиной в стенку каретного кресла, продолжая при этом гипнотизировать принца. Признаться честно, меня впечатлило то, что он совсем не дрогнул под тяжёлым взглядом Аллена. На моей памяти только Вайтен мог спокойно смотреть ему в глаза, а так даже у меня порой дыхание перехватывало и хотелось опустить голову или вовсе спрятаться подальше.
   А вот Костя, казалось, не испытывал никакого смущения или неловкости, более того, он наоборот бросал ему вызов своим пренебрежением всяких манер. Мало того, что направил оружие на титулованных господ, так ещё и по-хозяйски развалился, словно он тут господин. Принц же отвечал ему суровым взглядом и делал вид, что соседство с грязными сапогами его никак не трогает и не заботит.
   Казалось бы, ситуация очень напряжённая, однако Костя по-прежнему продолжал улыбаться и, похоже, искренне наслаждался всем происходящим. Иначе как ещё объяснить то, что у него такое приподнятое настроение, в то время как у них намечалась очень даже серьёзная беседа.
   Мы проехали не так много, когда карета наконец остановилась. Костя тут же подскочил и, толкнув дверь, вышел наружу. Обернувшись, он протянул руку, призывая выйти и меня, но принц жестом преградил мне дорогу и вышел первым, продолжая с вызовом смотреть на "грабителя". После чего сам подал руку сначала своей сестре, потом и мне.
   Я не видела выражения лица моего напарника, поэтому не знаю, как он отреагировал на такую, по сути, грубость и отреагировал ли вообще. Он уже присоединился к остальным разбойникам, которые стояли с оружием наголо и внимательно смотрели на "благородных господ". Уважения или какого-то почтения во взгляде ни у одного, естественно, не было.
   Но мне совершенно не было страшно. Я была на все сто уверена, что Костя не позволит, чтобы со мной, принцем и принцессой что-то случилось.
   Оглядевшись, я заметила и Вайтена, настроение которого тоже не было радужным. Его не скрутили, не связали и даже оружие не отобрали, но всё равно держали на прицеле, что грозному воину не нравилось. Однако он немного расслабился, когда увидел, что с нами всё в порядке.
   В итоге всех нас повели вглубь леса к видневшимся недалеко скалам. И через какое-то время я заметила, что вокруг становилось всё меньше и меньше народу. Очень скоро я увидела довольно большую пещеру. И я сразу поняла, почему нас привели именно сюда. Принц, я думаю, тоже всё понял, потому как непроизвольно прикоснулся к груди, где, как я знаю, у него находился розовый христалит.
   То есть мы будем нормально общаться без хореографических кульбитов пальцами.
   Всё продумано. По крайней мере, я на это надеялась.
   Нас подвели ко входу, где стоял огромный детина, критически смотревший на всю нашу делегацию. Я буквально спиной чувствовала, как Вайтен со своими воинами ощутимо напряглись. Один вздох, и они достанут оружие и пойдут кромсать всех на капусту, если, конечно, их не пристрелят раньше. Но детина никак на это не отреагировал, лишь осмотрев нас всех с ног до головы показал на руке три пальца.
   Ясно.
   Только трое пойдут дальше. Очень надеюсь, что они не решат оставить меня снаружи. Ни за что не прощу! Однако здоровяк указал на Аллена, потом на меня, а потом, задумавшись, указал в сторону воинов Вайтена, которые стояли кучкой, заслоняя принца и принцессу.
   Аллен обернулся и начал жестами что-то говорить своему телохранителю. Я не особо вникала в их спор, только поняла, что Леона остаётся снаружи под охраной всех четырёх рыцарей, а Вайтен идёт с нами.
   Детина, что нас встретил, взял чадящий факел и пошёл вперёд, приглашающим жестом велев следовать за ним.
   Мы двинулись по довольно ровной поверхности. Пещера на удивление была облагорожена настолько, насколько это вообще возможно. Наверняка ею многие пользовались, если у неё действительно есть защита от магии. Через какое-то время я услышала шум воды, что свидетельствовало о наличии горной реки внутри, а потом, после очередного поворота, я заметила голубое свечение.
   Когда же мы вышли к месту встречи, я просто замерла на месте. Передо мной развернулось огромное пространство размером с королевский дворец, включая все окрестные парки. Массивные сталактиты, свисающие сверху, чередовались с не менее большими хрустальными кристаллами голубого цвета. Все они светились люминесцентным сиянием и прекрасно освещали пещеру. Чуть дальше был обрыв, а где-то внизу, у подземного озера, росли светящиеся грибы, которые давали жёлтые, красные и зелёные цвета. Даже само озеро, казалось, светилось. И, мне кажется, я даже видела там рыбок.
   Это была настолько красиво, что захватывало дух.
   Я даже в порыве восторга начала оглядываться на остальных. Мне хотелось каждого спросить, мол, вы это видите? Видите?! Но мой восторг моментально пропал, как только я увидела серьёзные и сосредоточенные лица присутствующих. Аллен пристально разглядывал троих мужчин, что нас тут ждали. Вайтен, всё такой же суровый, осматривался, словно искал либо других воинов, либо стратегические точки, на случай, если переговоры пойдут не так. Двое незнакомых мне мужчин, которые наверняка уже успели насладиться местной красотой, с любопытством смотрели на принца. И только Костя, заметив мою реакцию на открывающийся здесь вид, легонько улыбнулся, когда я встретилась с ним взглядом.
   Красота красотой, но дело важнее. И я, тоже нацепив серьёзное выражение лица, начала визуально знакомиться с теми, кто нас тут ждал.
   Первым был высокий, бородатый и вполне представительный мужчина. Он был похож на солдата в отставке, который занялся землепашеством. Широкие плечи и руки, уверенная осанка и оценивающий взгляд, направленный на принца. Каштановые волосы были коротко острижены, а борода, видимо, любовно отращивалась и доходила до середины груди. Пока я глядела на него, мне почему-то вспоминались былинные богатыри.
   Недалеко, присев на небольшой сталагмит, находился второй мужчина. Он выглядел мельче, чем первый, но это только в сравнении, потому что сам парень тоже был весьма крепким на вид, но меньше в объёмах и даже привлекательный. Его волосы были светлее и длиннее, а вот бороды не было. Возможно, из-за того, что он был довольно молодым. Возможно, чуть старше меня.
   Ну, а третьим был Костя, который успел прийти раньше нас и теперь стоял в стороне, лениво наблюдая за тихим журчащим ручейком. Он выглядел как какой-то лакей или посыльный. Весь его вид говорил, будто он тут вообще не причём.
   У меня же впервые появилась возможность его нормально рассмотреть. Теперь Костя выглядел именно так, каким я его помнила после возвращения. Всё такой же высокий, ростом выше остальных, но не такой массивный и "раскаченный", как остальные. Впрочем, это всё тоже в сравнении. Сам по себе он выглядел очень даже ничего, особенно если учитывать, каким худым он был до этого. Его чёрные волосы были длиной чуть ниже плеч и собраны в хвост. Видимо, позже пострижётся, потому что, когда он вернулся, они плеч едва достигали.
   Пока я разглядывала всех, самый рослый мужчина заговорил:
   — Здесь можно говорить свободно, пещера защищена.
   Голос его был с хрипотцой и местами невнятным, что в целом нормально для местных людей.
   Принц никак не отреагировал на эти слова и медленно осмотрелся. Я подсознательно надеялась, что он хоть немного впечатлится видом, но его лицо оставалось непроницаемым. Наконец Аллен кивнул и посмотрел на Вайтена.
   — Природная защита, — произнёс он, и рыцарь, казалось, даже расслабился. Хотя, честно, я не понимала, почему. Опасность, по крайней мере в их понимании, никуда не делась. Повернувшись обратно к бородачу, он со всем присущим ему достоинством представился: — Принц Аллен Волотарский. Со мной мой доверенный друг и охранник Вайтен и леди Левальд. Но, я полагаю, вы её знаете.
   Бородач посмотрел на меня, а я просто молчала и ждала, что будет дальше.
   — Рад видеть тебя, мисс Селена. Я волновался за тебя, но не сомневался в твоей решительности, — сказал он, и я вылупилась на него, как на ненормального.
   Чего?
   Но потом краем глаза я заметила, как Костя в стороне пытается подавить улыбку. Мне бы рассердиться за подставу, но почему-то тоже стало смешно. Я не понимала, что за комедию они тут разыгрывают, но раз надо, значит надо. К тому же, он меня предупреждал, чтобы я подыгрывала.
   — Я тоже рада тебя видеть, — сказала я в меру дружелюбно, в меру величественно. Это не совсем ложь. Моё обращение было не к бородачу, а к Косте, который решил в лучших традициях шпионских историй выставить вместо себя подсадную утку. Именно поэтому все будут делать вид, что хорошо меня знают, чтобы не выдавать того, с кем я действительно знакома. Уверена, то, что никто не возмущался, что на таких важных переговорах находится женщина, тоже целиком его заслуга.
   И я в некотором роде действительно была рада его видеть, так что ни на грамм не соврала своему принцу.
   — Теперь, когда все здесь собрались, — сказал бородач и кивнул на молодого парня рядом и Костю, — мы можем приступить к разговору.
   Аллен пристально осмотрел всех троих по очерёдности.
   — Я думал, лидер сопротивления — это один человек, — сказал он, задумчиво косясь на Костю. Я уж удивилась, неужели он догадался. Может, я чего лишнего сболтнула, и сейчас похерится вся их авантюра? Хотя нет... я не могла ничего такого сказать...
   Но Аллен вновь повернулся и посмотрел на богатыря. Тот же просто кивнул.
   — Так и есть. Но любому лидеру нужен и свой охранник, и доверенное лицо.
   Это что же получается, при таком раскладе я являюсь доверенным лицом? Это неплохо. Я слегка улыбнулась своей мысли, но тут моё внимание привлёк тот молодой парень. Когда я глянула в его сторону, он усмехнулся и подмигнул мне.
   Я даже смутилась.
   Что это значит?
   Аллен между тем недоверчиво смотрел на богатыря, и я не могла винить его за это. Из всей этой компашки именно он выглядел как чей-то телохранитель. Двое других были щупленькими по сравнению с ним. Впрочем, не удивлюсь, что на самом деле так оно и есть.
   — Что ж, — сказал мой принц. — Теперь я хотел бы услышать, для чего меня сюда пригласили.
   — Мы думали, это очевидно, — нахмурился богатырь. — Мы хотим свергнуть вашего брата.
   — И вас не волнует, что это измена? И всех вас могут расстрелять или повесить?
   — Нас уже за всё, что мы сделали, как минимум по несколько раз можно и расстрелять, и повесить, и четвертовать, и утопить. Смерти мы не боимся. А вот жить так, как при нынешнем короле, ещё как стоит бояться.
   — Не всё так однозначно...
   — Для нас более чем, — голос богатыря стал грозным и суровым.
   — Народ страдает. Их грабят и убивают. Женщин насилуют и тоже убивают. А выжившим грозит смерть от голода, — вставил молодой парень, скривившись от отвращения.
   — Это всё, конечно, неприемлемо. Но всё же разбой не самый достойный метод. Кто-то должен сеять поля и пасти скот.
   — Как только нас перестанут обдирать, мы все с радостью вернёмся к работе.
   — Вернётесь? — с усмешкой спросил Аллен, чуть склонив голову, словно изучал своего противника. О, я знала этот взгляд. Не раз на себе испытывала это ощущение, словно тебе в душу заглядывают. Хотелось сжаться в комочек. Но бравые мужики не дрогнули. Молодцы. А принц продолжал приторно-ядовитым голосом: — Разбойничья жизнь лиха и неприхотлива. Мало кто после того, как познал сладость лёгкой добычи готов вернуться к тяжёлому труду.
   — Жизнь разбойника может и кажется лёгкой, но всё же она коротка и опасна. Не все хотят так жить. Многие из нас мечтают вернуться к былому. Мы потому и зашли так далеко, только чтобы вернуть свои жизни. Иначе просто грабили бы сборщиков налогов по дорогам.
   Аллен нахмурился и повернулся к своему другу, едва заметно кивнув тому.
   Вайтен тут же сделал шаг вперёд и заговорил своим мощным и беспринципным голосом:
   — На северной границе не менее трёх групп разбойников нападают на окрестные посёлки, грабят преимущественно крестьян и путников. В южных землях баронства Вайкорт и графства Сфенготр также не менее двух группировок обчищают окрестности. На западе постоянные мелкие стычки со стражей, но в большинстве подавленные, однако есть одна крупная группа разбойников, которая полностью вычистила имение барона Анерота. Помимо этого, имеют место быть несколько случаев нападения на гонцов, множество случаев нападения на простых путешественников и даже покушение на гостя королевского происхождения...
   Ого, а они неплохо подготовились. Я слушала Вайтена и просто поражалась. Мало того, что он перечислял всё это по памяти, но и делал это таким тоном, что, гаркни он так хоть пару слов тому зазнайке на балу, тот, скуля, удирал бы в дальний угол. Вот уж выдержка у человека. Однозначно, он тот, на кого я хочу быть похожей. Как говорится: хочу стать Вайтеном, когда вырасту!
   Пока рыцарь перечислял все происшествия, которые, по его словам, произошли только за последние четыре месяца, Аллен продолжал изучать лица присутствующих. Когда, наконец, перечисления закончились, принц добавил:
   — Все эти люди тоже с радостью вернутся к обработке земли и ловле рыбы? — из его слов сочился яд, и я его тоже не могла осуждать. Довели же королевство чуть меньше, чем за год.
   Богатырь молча сверлил принца взглядом, было видно, что он не ожидал такого нападка фактов, блондинчик тоже сидел неподалёку и хмурился.
   А вот Костя, видимо, наконец решил вступить в игру. Он оттолкнулся от большого сталагмита, возле которого стоял, и повернулся к остальным. Я, украдкой наблюдая за ним весь разговор, заметила это первой. Игривость и веселье испарились. Настало время серьёзных разговоров. Я не чувствовала больше в нём ни добродушности, ни дружелюбия. Его глаза были холодными, а во всём его теле читалась уверенность и стальная непоколебимость.
   Теперь это был не Костя. Теперь это был Акоста. Предводитель разбойников и лидер восстания.
   — Неужели вы собираетесь обвинить нас во всём этом? — спросил он с обманчиво наивной улыбкой.
   Аллен повернулся к нему, и у этих двоих опять состоялся поединок взглядов. Поистине, это стоящее зрелище. Я и не думала, что вечно зашуганный дрыщ-айтишник с моей работы способен на такое проявление характера и воли. Никакие годы и тренировки не способны воспитать подобное, если у тебя этого нет внутри.
   — Не стоит клеймить всех за то, что делают единицы, — продолжал Костя, подходя ближе. — Все эти восстания и грабежи были естественными. И, конечно же, после наведения порядков не все захотят мирно жить дальше. Многие продолжат разбойничать. Но знаете что, Ваше Высочество... — он подошёл и встал рядом с богатырём, скрестив руки на груди. Я и раньше подозревала, но теперь воочию увидела, что Костя выше не только своих союзников, но и принца. И высота его роста добавляла ему некого величия. Богатырь сделал шаг в сторону, уступая ему место, и в этот самый миг не осталось ни единого сомнения в том, кто тут лидер. Костя слегка наклонил голову, продолжая пристально смотреть на принца. — Эти люди настолько хотят свою жизнь обратно, что сами пинками и подзатыльниками буйных вернут к пахотному плугу, а особо сопротивляющихся поднимут на вилы. Любителей поживиться за чужой счёт никто не любит.
   — А ты, значит, и есть тот самый Акоста?
   — Верно, — он обернулся и посмотрел на своих товарищей, кивнув на богатыря и блондина. — Это Дамир и Гор. Но это лишь имена. Мы те, кто мы есть, и будем теми, кем нас вынуждают быть. И хотим стать теми, за что боремся. А кто вы, Ваше Высочество?
   Принц долго смотрел на Костю, а тот так же смотрел на него в ответ.
   Я же наблюдала за всем, затаив дыхание. Я была малость шокирована новой ипостасью Кости...
   Аллен вдруг кивнул головой, хмыкнув, словно принимая нелёгкое решение.
   — Я ваш будущий король, — сказал он, и атмосфера в помещении резко потеряла свою напряжённость.
   Двое разбойников смотрели на принца со смесью надежды и сомнений, сам же Костя стал ещё более серьёзным.
   — Надеюсь, вы понимаете, что это значит. И сколько обязанностей налагает.
   — Не сомневайся. Мне вообще нет надобности перед вами отчитываться.
   — Тогда какая надобность нам помогать тебе, принц Аллен? — непринуждённо спросил Костя, а я в очередной раз прифигела от происходящего.
   Ну, конечно, я не ожидала, что они радостно встретят друг друга, пожмут руки и обнимутся, станут закадычными друзьями и начнут действовать заодно. Но всё же... Наша с Костей задача и первоочередная цель — посадить Аллена на трон. Или это его очередной стратегический ход?
   — Вы всего лишь обычные разбойники, — вмешался Вайтен. — Вас переловят и повесят.
   — До сих пор этого никто не сделал. А вы знаете, что в наших рядах уже довольно много бывших стражников? Ещё немного, и у нас будет целое войско, готовое штурмовать дворец.
   — Это невозможно.
   — Пока что да.
   Костя выглядел настолько уверенным в себе, что даже я засомневалась. Про штурм дворца мы ничего не оговаривали...
   — К чему всё это? — спросил Аллен, прикасаясь к груди, словно опасаясь, что защита в этой пещере носит временный эффект, а потому проверил свой амулет. — Вам явно что-то нужно, так почему прямо не скажете?
   — По-моему, мы уже всё высказали.
   — А без вот этого всего благородства про мир и порядок. Вы конкретно чего хотите за своё содействие?
   — Отменить налоги, — тут же вмешался Дамир.
   Аллен недобро зыркнул на него. Даже я понимала невозможность такого. На налогах держится весь бюджет любого государства. Полная отмена их — это разорение страны.
   — Он хотел сказать, установить приемлемые и справедливые налоги, — поправил Костя, быстро глянув на своего товарища, а потом опять на принца. — Также нужно пересмотреть политику и экономику государства, чтобы все могли взаимовыгодно сосуществовать.
   — Откуда простому солдату знать про политику и экономику? И вообще такие слова, — сощурился принц.
   — Я жил в замке богатого лорда, который давал хорошее образование своим детям. Я многому научился вместе с ними.
   Аллен в очередной раз пристально посмотрел на меня. Я не знала, куда мне деваться, и потому просто кивнула. Это наша легенда, так что ничего необычного.
   Когда принцу надоело внимательно меня изучать, словно я букашка под микроскопом, он опять обратился к Косте.
   — И всё же я не поверю, что это всё, что вы хотите. У каждого есть свой личный интерес в любом вопросе.
   — Мой личный интерес вас совсем не касается. Всё, что мне нужно от вас, это содействие в поисках библиотек.
   После этих слов Аллен и Вайтен моментально напряглись. Принц недобро уставился на Костю, а его телохранитель схватился за меч, хотя, слава богам, пока его не вытащил из ножен.
   — Зачем тебе спрятанные библиотеки?
   Я вот тоже задавалась этим вопросом. Зачем Косте эти библиотеки? Я про них вообще узнала недавно, и с миссис Гармингтон мы их не обсуждали. Может, у Кости есть какие-то дополнительные миссии, от меня не зависящие?
   Что вообще за дела тут творятся?
   — Они нужны мне для того же, для чего и остальным. Уничтожить. С той лишь разницей, что сначала я хочу их изучить.
   — Зачем?
   — А вам самому не хочется узнать самые скрытые тайны магов? — очень многозначительно спросил Костя.
   Аллен немного расслабился, но не прекратил их с Костей молчаливый поединок взглядов.
   Я чувствовала себя лишней. Единственный человек, который не знает, о чём говорят окружающие, помимо разве что ещё двух разбойников. Те стояли и делали вид, что в курсе, но по глазам было видно, что они тоже не соображают, о чём речь.
   — Что ж, — наконец сказал принц, — это мы можем обсудить.
   — Библиотеки необходимо найти.
   — С чего вы решили, что я в этом могу помочь?
   — Потому что одна из них находится в королевском дворце.
   Вот так новость! Я была в шоке, но, глянув на принца, застыла опять. Судя по его спокойному лицу, он знал об этом. Мне хотелось закричать на всю комнату: "Ну почему мне никто ничего не рассказывает?"
   — Ваше Высочество, — начал Вайтен, но принц поднял руку и остановил его.
   — Это только слух. Библиотеку эту никто никогда не видел.
   — Однако маги к вам приезжают с завидной регулярностью, и, бьюсь об заклад, королю известно гораздо больше, чем вы думаете. И, когда на престол взойдёте вы, вам также откроются некоторые тайны.
   — Я не могу обещать вам доступ в эту библиотеку, пока сам не узнаю, что в ней находится.
   — Меня вполне удовлетворит сам факт, что её обнаружат. Что её изучат и уничтожат.
   — Я бы сделал это и без вашего требования.
   — Вы уверены? — недобро усмехнулся Костя. — Вы не задумывались, почему никто из предыдущих королей этого не сделал? Думаете, достаточно свергнуть вашего брата? Или что маги — это просто небольшая помеха? Они так просто своего не отпустят.
   — Я это прекрасно понимаю, — процедил Аллен.
   Чего?
   О чём всё это?
   Я начала злиться. Неужели я пропустила где-то инструктаж? Ну, доберусь я до грымзы и выскажу всё о её методах сокрытия информации.
   — Тогда думаю, мы договорились? — просто улыбнулся Костя.
   — Думаю, да. Вы помогаете организовать свержение и найти библиотеки, я даю слово вернуть в королевство порядок. И по возможности снизить налоги, но не в первые два года, — Аллен посмотрел на Дамира. — Первые два года они будут высокими, но разумными. Мне нужны будут средства для восстановления.
   Дамир растерянно кивнул, но после этого засиял, словно это лично из-за него пообещали понизить налоги.
   Ну, а дальше пошли скучные разговоры о тактике и планировании. Я с трудом понимала, о чём они говорили, в основном потому, что они часто упоминали имена и названия, о которых я мало что знала. Видимо, Костя прошёл углублённый курс географии. Ну, ему-то он действительно был нужен. Зато наверняка не пришлось учить Книгу Перов. А это, поверьте мне, скучнейшее и нуднейшее занятие. Заучивать генеалогические древа совершенно незнакомых людей. Я в школе путалась, какой там король кому сын или дед. Чисто по цифрам отличала. Как бы логично, что сначала Генрих Второй, а потом Генрих Третий, но засада в том, что между ними могла быть ещё куча каких-нибудь Филиппов. А ещё несколько Елизавет или Катерин.
   А тут, блин, не только короли, но и все родословные вельмож. Толстенная книга со всеми именами. Меня до сих пор передёргивало, но зато всех во дворце я знала, как своих родственников.
   Впрочем, о чём я?
   Если кратко, то пришли к тому, то люди Кости продолжают провоцировать стражников и знать для поднятия напряжения и недовольства. Всё для того, чтобы войско покидало замок с целью подавления мятежа, оставив лишь минимум охраны. Принц тем временем подготавливает почву для свержения своего брата в самом дворце. Также необходимо было найти способ нейтрализовать магов. Они хоть и не владели какой-то реальной силой, но всё же недаром слыли лучшими шпионами, к тому же, никто не отменял того факта, что они могли контролировать других людей, которых во дворце не так уж и мало.
   Я прекрасно понимала, что присутствую на этих переговорах вовсе не как участник, а, скорее, как стратегический объект. Но относилась к этому без каких-либо обид. И так как в разговорах я мало что понимала, то потратила это время на то, чтобы лишний раз полюбоваться на Аллена. На то, как он подхватывает любую тему. Сразу видно, что он начитан, образован и очень умён. Но держится без лишнего пафоса, хотя величие читалось в каждом жесте и слове.
   Я не могла бы выбрать себе принца лучше.
   Когда переговоры закончились, день уже начал клониться к закату. Дамир вызвался поводить всех к выходу. И, когда мы уже сделали пару шагов, Костя неожиданно окликнул меня.
   — Елена?
   Я аж дёрнулась и с испугом обернулась на него. Какого... он называет меня настоящим именем?!
   — Да, Акоста? — тихо сказала я, выразительно глянув на него. Глазами я пыталась напомнить, что у нас тут другие имена. Благо, они очень похожи на настоящие, но всё же...
   Костя же не обратил на это внимание. Он обеспокоенно смотрел на меня.
   — У тебя всё хорошо? — наконец спросил он. Удивившись вопросу, я даже забыла о его промахе.
   — Да, — ответила я, немного обескураженная. — А у тебя?
   — Вполне, — сказал он, мягко улыбнувшись. И я наконец увидела человека, которого знаю. Этот застенчивый кивок так сильно контрастировал с тем, как он пару минут назад общался с принцем, что это могло поставить в тупик постороннего человека. Почему он это делает? Зачем окликнул меня? Хочет показать связь между нами? Хотя... наверно, это правильно, мы же "друзья детства". Между нами должны быть хоть немного тёплые отношения.
   Я решила ему подыграть и, нежно улыбнувшись в ответ, сказала:
   — Береги себя.
   Он кивнул.
   — И ты тоже.
   Это довольно странно. Пожелание было от всего сердца. Я действительно надеялась, что с ним будет всё хорошо. Искренне. Мне нравилось, что наши отношения налаживаются. Но это было бы хорошо, если моё прошлое было бы и его прошлым. А так я знала, что он ещё разочаруется во мне, посмотрит своими печальными карими глазами и скажет: "Не думал я, что ты такая..."
   Я постаралась прогнать это воспоминание. Обернувшись, чтобы пойти со всеми к выходу, я наткнулась на пронзительный взгляд Аллена.
   Упс.
   Хотя... это может быть к лучшему. Пусть думает, что я очень ценная подруга детства для Кости, и, раз он отправляет меня к нему, значит, доверяет и не собирается подставлять. С другой стороны, может, это также заставит Аллена немного поревновать... Тоже будет на пользу. Уже мне.
   Когда мы все вышли из пещеры, уже начинало смеркаться, но всё ещё было светло. И тут я вдруг вспомнила про принцессу. Испуганно озираясь, я увидела её чуть в стороне, под пристальным присмотром наших воинов.
   Вот кто поистине радовался этой поездке. Я уже давно поняла, что принцесса любит природу, птичек, бабочек и прочую живность. Ну прям Белоснежка во плоти, уверена, если бы она могла петь, то к ней бы и оленята из леса вышли. Это одновременно приторно до тошноты и забавно. В данный момент она сидела возле одного из деревьев и наблюдала за тем, как несколько жуков карабкаются по коре вверх. Стоящий рядом охранник тоже наблюдал за этим шествием с выражением на лице: "И что в вас, козявки, такого интересного-то?"
   Заметив, что брат показался, Леона отвлеклась от своего созерцания и встала. Пригладив складки на платье, она подошла к нам.
   Аллен между тем жестами обратился к Косте:
   — "Пришли сообщение, когда узнаешь подробности. Надеюсь, у вас налажен способ связи?" — принц задумчиво посмотрел на меня, и мне ничего не оставалось, как просто кивнуть. Я тоже надеялась, что способ связи налажен. Потому что я не была в курсе на этот счёт. Всё, что я знала, это то, что мне будут разными способами передавать записки, ещё на стену надо заглядывать и всё.
   — "Не сомневайтесь", — усмехнулся Гор, и Дамир рядом с ним тоже оскалился.
   — "Мы наладили несколько лазеек", — ответил Костя. Пока я глядела на то, как он жестикулирует, меня аж зависть взяла. Он двигал руками так непринуждённо, будто всю жизнь это делал. У меня же до сих пор иногда пальцы путались. Но я могла оправдать это тем, что я Голос и потому жестами пользуюсь редко.
   Отвернувшись, чтобы не предаваться зелёной зависти, я посмотрела на принцессу, и все мысли моментально вышибло из моей головы.
   Леона стояла с порозовевшими щеками и всеми силами старалась смотреть себе под ноги, но взгляд её постоянно поднимался к нам. И каждый раз щёки её розовели всё сильнее и сильнее.
   Проследив за направлением её взгляда, я опять ошарашенно повернулась к принцессе. Глаза бегали, зрачки расширены, руки судорожно сжимали платье. А когда она очередной раз поднимала свои большие глаза, те, казалось, даже светились.
   Эта дурочка влюбилась.
   Если бы я не стояла сейчас посреди леса рядом с толпой мужиков, я бы свалилась на землю и расхохоталась. Не, ну это совсем никуда не годится. Я не могла в это поверить. Эта девочка взяла и влюбилась в Костю. В этого...
   Я опять повернула голову, и меня в очередной раз чуть не хватил удар, когда я увидела как Костя, ответив принцу, развернулся, чтобы уйти. Но, сделав шаг и заметив рядом принцессу, послал ей очаровательную улыбку. А принцесса и вовсе раскраснелась как помидор.
   Охренеть!
   
   Весь путь до кареты и часть дороги обратно я просто пыталась осознать всё, что произошло, и принять это как факт. Аллен задумчиво глядел в окно, а Леона продолжала краснеть и блаженно улыбаться.
   Похоже, принц так погрузился в свои проблемы, что не обратил внимание на состояние сестры. А ему стоило бы!
   Во-первых, принцесса его волей стала соучастницей, и ему нужно было провести с ней как минимум беседу "о чём стоит и не стоит говорить". С другой стороны, если он об этом даже не думал, значит либо уже поговорил, либо планировал поговорить без меня в качестве свидетеля, либо Леона давно в курсе и тоже на его стороне.
   Но, как бы то ни было, это моя обязанность, следить за такими вещами. Я не стала щёлкать пальцами для начала разговора, чтобы не привлекать внимание принцессы, которая, похоже, сейчас летала в розовых романтических облаках. Я потянулась и легонько дотронулась до рукава Аллена, что сидел напротив. Он слегка дёрнулся от неожиданности и удивлённо посмотрел на меня.
   — "Ваша сестра всё видела, вы её предупредите о том, что не нужно болтать".
   Аллен глянул на мечтательницу и нахмурился. Видимо, наконец заметил её странное состояние.
   — "Она никогда меня не выдаст", — ответил он, продолжая смотреть на сестру. После чего щёлкнул несколько раз, привлекая её внимание. — "Что с тобой, дорогая?"
   Я невольно почувствовала себя предательницей. Получается, я практически косвенно выдала её брату. Это было немного неприятно. Вот если бы принцесса влюбилась в простого разбойника, то, с одной стороны, это, конечно, ужасно и ничего хорошего из этого не выйдет, с другой же она вообще может никогда больше его и не встретить. В любом случае, это разбитое сердце, много слёз и только после этого можно жить дальше.
   Но...
   Это же Костя, он своим желанием может всё, что захочет. Он же говорил, что выбрал в награду любовь и его возлюбленная из этого мира не может прийти сразу, так как ей нужна подготовка.
   Это даже как-то романтично, что ли... только вот он похитит принцессу и сделает её обычной девушкой... Хотя это совсем не моё дело...
   — "Скажи, брат, кто все эти люди? " — спросила Леона.
   — "Те, кто помогают мне достигнуть цели. Тебе лучше не знать подробностей".
   — "Но всё же?"
   — "Почему тебя это так интересует?"
   — "Ответь мне, пожалуйста".
   Аллен смерил её внимательным взглядом.
   "Они крестьяне, которые стали разбойниками. Простолюдины", — ответил он, и я заметила, как поникла принцесса. Неужели Аллен тоже всё понял? — "Тебе не стоит забивать себе голову. Ты вряд ли хоть кого-то из них опять встретишь".
   Он словно у меня с языка снял. Мне даже стало немного жаль Леону.
   "Понятно", — показала она и отвернулась к окну. Грусть в её глазах выдавала её чувства. Да. Мне однозначно было её жаль. Но всё же, если это настоящее, то ещё ничего не кончено. Я повернулась к Аллену, тот продолжал внимательно смотреть на сестру, но потом вдруг перевёл взгляд на меня.
   — "Надеюсь, вы понимаете, что делать стоит, а чего нет?" — многозначительно спросил он.
   Я закатила глаза. Нет, ну что за намёки?
   — "Надеюсь, вы тоже!" — ответила я, ибо нефиг тут меня за дуру держать.
   Я думала, принц разгневается, но он неожиданно улыбнулся и, откинувшись на спинку кресла, посмотрел на меня так, будто задавался вопросом: "И что же вы за птица?" Я ответила взглядом, полным достоинства. Словами же показала:
   — "Надеюсь, вы не думаете, что я здесь для мелких романтических интриг? У меня, как я уверена, и у вас вполне серьёзные намерения и планы".
   — "Мне до сих пор неизвестно, какие же у вас планы, мисс Левальд".
   — "Ваша коронация, я уже неоднократно вам об этом говорила".
   — "А я неоднократно сомневался в том, что это всё. Ну скажите мне, леди, чего вы хотите на самом деле. Что попросите за свою помощь? Что потребуете в награду?"
   Он смотрел на меня хитрым смеющимся взглядом, словно я его забавляла. Впрочем, я не сомневалась, что так оно и есть. Мне даже захотелось прямо так и сказать: замуж за тебя хочу. Просто чтоб увидеть, как изменится выражение его лица. Ошалеет он от удивления, рассмеётся или посмотрит с недовольством и злобой?
   Но поступить так будет слишком рискованно, поэтому я сделала непринуждённое выражение лица.
   — "Мне ничего особенного не нужно".
   — "Врёте".
   Я возмущённо ахнула, а принц ещё сильнее усмехнулся. Он смотрел на меня так... я даже не знала, нравился ли мне этот пристальный и изучающий взгляд или всё же пугал...
   Я решила сыграть с ним в эту игру.
   — "Вы боитесь, что я запрошу то, чего вы мне дать не сможете?" — спросила я, обнаглев.
   — "Если вы затребуете что-то несоразмерно большое, я даже стараться не буду", — ответил он.
   — "Вот как".
   — "Вы должны понимать, леди Левальд, что помощь и награда должны быть соразмерны".
   — "А если я спасу вам жизнь?"
   — "А мне что-то угрожает?" — он продолжал улыбаться, а мне с каждой минутой становилось и более жутко от этого взгляда, и в то же время кровь закипала азартом. Принц Аллен далеко не так прост, и это... восхищало.
   — "Пока нет, но вдруг... закрою вас своей грудью от вражеского клинка?
   — "А вы закроете?"
   Бог мой! Он... он действительно опустил взгляд и посмотрел на мою грудь? Кровь зашумела в моих ушах, и, кажется, я покраснела. Хорошо, что уже наступали сумерки и это не было так сильно заметно.
   — "Я допускаю такой вариант", — ответила я, стараясь придать пальцам уверенности и скрыть их дрожь.
   — "Цените мою жизнь выше своей? Интересно..."
   — "Не обязательно умирать самой, чтобы спасти вашу жизнь. Есть много других способов".
   — "Так чего же вы хотите, мисс Левальд, в награду за..." — он хихикнул. Клянусь, он хихикнул. — "... за возможное спасение моей жизни? Я весь во внимании".
   Блин, я ведь даже не знаю, что ответить. Как-нибудь намекнуть, может быть?
   — "Хочу... стать счастливой", — показала я, не до конца уверенная в том, что именно так было правильно.
   Он опять тихо засмеялся. И я опять покраснела. Что-то как-то глупо получилось...
   — "И что же сделает вас счастливой, прекрасная леди?"
   Прекрасная?
   Я посмотрела ему в глаза. Они светились лукавством. Мне было жутко приятно, что Аллен назвал меня прекрасной. И то, как он смотрел на меня, не оставляло равнодушной... Боже, такой взгляд никакую женщину не оставит равнодушной.
   — "Я пока не знаю..." — ответила я, так как нужно было что-то ответить. — "Мне, правда, много не надо. Власть мне неинтересна, немного денег, может быть... А может, я замуж захочу..."
   Я старалась выглядеть незаинтересованной, но всё же не удержалась от ещё одного взгляда в его глаза. Он загадочно улыбался.
   — "Хорошо. Я подумаю", — ответил он, отворачиваясь к окну.
   Так мы и поехали дальше. Грустная принцесса, смущённая я и принц с задумчивой улыбкой.

 

 


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"