Тюрина Татьяна : другие произведения.

Ненужная Избранная. Глава 9. Недосягаемая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

Ненужная Избранная

 

 

Глава 9. Недосягаемая.

 

   К счастью, наше небольшое путешествие никого особо не заинтересовало. Возможно, потому что во дворе в это время была сплетня, хотя даже, скорее, скандал поинтересней. Когда одна благородная леди застукала своего не менее благородного мужа в будуаре с другой такой же весьма благородной леди. Всё это сопровождалось совсем не благородным швырянием вещей, гневной жестикуляцией и бедным слугой-Голосом, которому пришлось многие из обвинений произносить вслух. Две дамы гневались, слуга краснел, а лорд, который по словам одной из дам был вовсе не благородным, а по словам другой очень даже мужественным и могучим мужчиной, пытался прекратить этот позор. Позор, конечно, не прекратился, более того стал самой обсуждаемой сплетней.
   Именно поэтому никто и не обратил внимания на отсутствие принца с сестрой. Ну и, конечно же, меня. И это, естественно, устраивало всех нас.
   Леона после нашего путешествия ещё больше замкнулась в себе. Фрейлины как всегда кучковались в стороне и кидали на меня то испуганные, то высокомерные взгляды. А Фиона-Ниона... похоже, я опять забыла её имя. Ну, эта девица смотрела на меня с видом, полным превосходства.
   Неужто выхватила поцелуй у нашего бабника? Мне даже стало немного смешно. Нашла чем гордиться.
   В общем, делать мне в покоях принцессы было нечего, и я, в очередной раз, пренебрегая своими обязанностями и сославшись на какую-то ерунду, ушла шпионить во дворец. Честное слово, мне уже было плевать на плесень и паутину. Даже пауки и муравьи были более приятной компанией, чем наши гарпии. Тем более, у меня был шанс подглядеть что-то интересное. Больше всего мне хотелось, конечно же, наблюдать за принцем, но это было по большей части пустой тратой времени. Ведь, по сути, он тот, ради кого мы с Костей стараемся. И если у него и есть какая-то тайна, то, в любом случае, против себя он не пойдёт. Другое дело приглядывать за ним... но слежка за нашими оппонентами всё равно намного более полезная. Поэтому я направилась к королю. Вот кто был тёмной лошадкой.
   Но это только в кино ты сразу попадаешь на интересные сцены, а в жизни этих сцен можно и вовсе не дождаться. Даже то, что мне удалось подсмотреть разговор магов и короля, уже было везением. А вот на этот раз я застала его величество в одиночестве, задумчиво смотрящего куда-то в никуда. После почти часового ожидания, я уже ни на йоту не сомневалась, что он и Леона родные брат и сестра. Уверена, их соревнование по неподвижному созерцанию одной точки затянется на неделю...
   Мои ноги успели затечь, пока я скучающе пялилась на то, как он просто сидит. В эти моменты, казалось, что даже с фрейлинами принцессы в разы интересней. Их, по крайней мере, постебать можно и поугарать над тем, что они этого даже не понимают. Тем не менее, этот венценосный меланхолик продолжал задумчиво сидеть, правда, через некоторое время он взял в руки какой-то свиток и начал его читать.
   Не, ну честное слово! Разве это не странно?
   И это человек, у которого репутация кутёжника и прожигателя жизни? Человека, который тратил казну на увеселения, из-за чего разорял собственный народ?
   Здесь не просто что-то не сходится. Здесь, похоже, даже уравнения нет.
   Наконец в кабинете принца раздался стук, и я тут же оживилась. Король потянулся, не глядя, за колокольчиком и один раз взмахнул им. Дверь открылась, в неё вошёл лакей и произнёс:
   — Распорядитель банкетов господин Маравис, Ваше Величество.
   Король даже не отреагировал, когда в комнату вошёл невысокий и полноватый человек. Аскольд поднял свой взгляд от свитка, который читал, и посмотрел на вошедшего. По моей спине опять побежал холодок. Теперь я верила в то, что он также является братом Аллена. Такой же проницательный, цепкий взгляд янтарных глаз, который, казалось, сканирует тебя полностью до мозга костей.
   Распорядитель банкетов явно струхнул, но обстоятельства требовали сначала доложить о цели своего визита, а потом пытаться сбежать. И, как оказалось, здесь не было ничего интересного. Он просто уточнял детали предстоящего бала.
   Опять бал.
   Этот будет в честь какого-то летнего праздника.
   По их разговорам я поняла, что после этого бала будет ещё один, на который нужно будет составить совсем другие приглашения. Я смотрела на это с лёгким недоумением. Не было похоже, что король Аскольд очень уж воодушевлён предстоящими праздниками. Казалось, что это для него рутинное дело. Интереса или предвкушения в его глазах ни разу не сверкнуло.
   Как только распорядитель ушёл, он опять погрузился то ли в думы, то ли в чтение, потом сел за стол и начал что-то писать, потом посмотрел в окно минут сорок, потом опять читал свиток...
   Поистине, это самый скучный человек среди тех, кого я встречала, знала или шпионила. За кухаркой и то интересней смотреть, там хоть средневековые рецепты можно было узнать.
   Наконец в дверь опять постучали, и Аскольд нахмурился, словно не желал вмешательства в своё уединение, я же готова была восхвалять того, кто войдёт, даже если это опять какой-нибудь распорядитель хоть лошадиными скачками, хоть уборкой.
   Однако король не успел позвонить в колокольчик, чтобы впустить гостя. Дверь открылась сама, и на пороге показался граф Малиш. Первый советник короля. Я аж подпрыгнула. Я помнила этого человека, хотя мы встречались только раз. Точнее, с ним встретилась принцесса. Меня он, наверно, даже и не заметил, что ж, это, может, и к лучшему.
   — "Опять бал, Ваше Величество?" — показал граф с беспокойством на лице. Однако на нём же читалось и лёгкое раздражение. — "Вам не кажется это слишком расточительным?"
   — "Нет", — отмахнулся Аскольд в своей привычной ленивой манере общения.
   — "Ваше Величе..."
   Аскольд так резко и сильно ударил ладонью по столу, что советник запнулся, а я и вовсе чуть не подпрыгнула на месте. Сам король выглядел разъярённым, так что на месте графа я бы тут же бросилась бежать.
   — "Не вам говорить мне, что я могу, а что нет", — прожестикулировал Аскольд. — "Вам мало уступок, что я уже сделал? Король здесь я. И я буду делать то, что хочу. И если я сказал бал, значит, будет бал, ясно вам?!"
   Граф опустил голову, принимая приказ. Мне стало даже жалко его немного. Наверняка не первый раз пытался вразумить своего короля. Смелый человек. Я после первой же подобной вспышки долго бы сердце обратно из пяток доставала и точно не осмелилась бы повторять попытки.
   — "Убирайся туда, откуда пришёл!" — продолжал Аскольд. — "Собирай свои налоги и больше никогда... Никогда не смей мне говорить о том, что я слишком много трачу!"
   — "Ваше Величество..."
   — "Пошёл вон!"
   Ярости короля испугалась даже я. Настолько, что отступила от места наблюдения на шаг и попыталась унять сердцебиение. Мне было страшно опять подходить к глазку. Мне почему-то казалось, что, как только я опять загляну в его комнату, то непременно увижу Аскольда в шаге от себя, пристально глядящего в щель, из которой я наблюдала.
   От такой перспективы страшно стало ещё сильнее.
   В любом случае, я уяснила для себя несколько вещей. Король ужасающий, не прислушивается к советам и действительно осознанно разоряет свою страну. Что ж, мне и раньше не требовались причины для того, чтобы стремиться его свергнуть, а теперь не просто стремлюсь, но и искренне желаю этого. С таким эго этот тиран может дойти и вовсе до ужасающих вещей.
   И хотя важным пунктом нашего переворота было не убивать Аскольда, я буду яростно советовать Аллену запереть брата куда подальше и где потемнее...
   Наблюдать сегодня ещё хоть за кем-то совсем не хотелось, тем более что я жутко устала и проголодалась. Скука, как оказалось, изматывает сильнее, чем активные действия.
   На следующий день мы наконец-то пошли гулять в парк, как и раньше. Я, чтобы хоть как-то разнообразить нашу прогулку, предложила сходить до Стены Слов и почитать записки. Сначала Леона не высказала какой-то заинтересованности, но, когда я напомнила ей о том, что там возлюбленные оставляют друг для друга зашифрованные послания, она на миг оживилась.
   Наверно, не совсем хорошо играть на её наивности и влюблённости, но мне надоело всё время ходить по одному и тому же маршруту и наблюдать одни и те же лица, а иногда и одни и те же сцены. Ну и ещё, помимо прочего, мне самой было необходимо проверять эту стену на случай послания для Немого Соловья.
   Когда мы пришли к местной достопримечательности, я удивилась, насколько она оказалось большой. Это не просто стеночка с записками, это огромная стена, тянущаяся наверно, на метров двадцать пять или тридцать, завешанная тонкими деревянными карточками почти так же, как и рекламный щит листовками. Правда, здесь люди, по крайней мере, прикрепляли свои послания не друг на дружку, а рядом. Тем не менее, зрелище было интересное. Любопытные девушки, включая и саму принцессу, начали бродить возле этой стены, читая все эти записочки.
   Они хихикали и недоумевали, удивлённо ахали и бурно что-то обсуждали. Я же настолько устала от всех этих любовных афер, что проглядывала послания вскользь. Я искала русские буквы и своё кодовое имя в заголовке, потому проглядела всю стену гораздо быстрее, чем все остальные. Но, кроме меня, естественно, никто торопиться не хотел, так что мне пришлось стоять и ждать. А пока ждала, я начала тоже читать некоторые записки.
   Вот так и становятся частью заурядной толпы.
   — Интересно, кому же вы собираетесь оставить тут послание, очаровательная леди Селена? — послышалось сзади меня.
   — Никому, милорд. Тайные любовные переписки не для меня, — ответила я, уже предвкушая очередной напалм ненависти от моих фрейлин.
   — Какая жалость, — сказал Ландри, становясь рядом со мной. — Хотя в чём-то могу с вами и согласиться...
   Он подошёл к стене и, подхватив одно из посланий, пробежал его глазами. После чего усмехнулся и бросил карточку в небольшой ящик для повторного использования. Слуги потом сотрут послание и переложат её к чистым заготовкам, а кто-то напишет своё сообщение и вновь повесит её на стену.
   Я равнодушно проследила за тем, как дощечка легла поверх остальных, и подумала уже отчитать наглеца за то, что он выбрасывает чужие записки, как Ландри заговорил сам:
   — Большинство этих посланий настолько очевидны, что это даже скучно.
   — Неужели? — я скептически посмотрела на него.
   — Ой, ладно вам, моя леди, — ужаснулся он, улыбаясь. — Почти каждая записка здесь является любовным признанием. Безответным или в ожидании ответа, некоторые назначают свидание, некоторые благодарят за проведённое время. Никакой интриги. Тут достаточно просто понаблюдать за людьми и почитать эти, в большинстве своём, наивные попытки секретничать, и картина будет ясна.
   — Какая же картина? — не удержалась я, мне становилось всё больше и больше интересно, что было в той записке, что он выбросил.
   — Картина недальновидности и развращённости нашего двора.
   — А разве это для кого-то сюрприз? — спросила я, и Ландри удивлённо замер, хлопнув ресницами, как наивная барышня.
   Я от души рассмеялась, чем, к своему сожалению, привлекла слишком много внимания, в том числе и фрейлин, которые каким-то образом ещё не заметили, что я общаюсь с предметом их воздыхания. А я, воспользовавшись замешательством своего собеседника, всё же сделала несколько шагов в сторону и подобрала выброшенную карточку.
   — Вам настолько интересно? — спросил Ландри, нахально улыбнувшись.
   — Сейчас это самое интересное. Вы же сами только что сказали, что всё остальное — это наивность и никакой интриги.
   Глянув на карточку, я прочитала:
   "Мой господин с самыми прикрасными глазами. Я молю об одном вашем взгляде об улыбке обращённой ко мне о лёгком прикасновении вашей руки о ещё одном танце и ещё одном пацелуе...
   Ваша нивинная пташка".
   Ну конечно же! Чего я ещё могла ожидать? Подняв взгляд, я скептически посмотрела на "господина с прИкрасными глазами". Писать местные умеют, но вот грамотность это не обеспечивает.
   — Соблазнили очередную девицу? — спросила я, вешая карточку обратно. Не знаю, почему. Наверно, мне хотелось, чтобы оно было для Ландри как бельмо на глазу. Но, к сожалению, он на него даже не взглянул, а, забавляясь, посмотрел прямо на меня.
   — А с чего вы решили, что речь в этом послании обо мне?
   — Ой, ладно вам, милорд, — спародировала я его. — Это же очевидно!
   Он тихо засмеялся и, подхватив мою ладонь, легонько поцеловал пальчики.
   — Спорю на часть своего состояния, что, если бы вы оставили для меня записку на этой стене, она была бы тут самой оригинальной.
   — Ну, тут я спорить с вами не буду, — ответила я, вырывая свою руку. — Я не любитель банальностей.
   — Так просветите меня, дорогая, что же в ней будет?
   Я внимательно посмотрела на него. Он что, вынуждает написать ему любовную записку? И тут в моём тихом омуте проснулся всё-таки один чёртик. Я многозначительно на него глянула и отошла в сторону. Туда, где в небольшом ящичке лежали чистые карточки и письменные принадлежности. Как и на балу, здесь было предусмотрено всё, чтобы поддерживать традицию. Даже если эта традиция способствовала разврату и супружеской неверности.
   Я взяла выбеленную тонкую дощечку и написала:
   "Лорд Ландри, молю вас звёздами и солнцем, оставьте, наконец, меня в покое. Я не хочу быть и не буду вашей любовницей. Никогда! Смиритесь!"
   После чего спокойно и даже как-то равнодушно подошла и прикрепила её на свободное место. Ландри, тут же заглядывая за моё плечо, прочитал её, после чего вдруг рассмеялся.
   Я тоже не могла скрыть улыбки.
   — Честное слово. Самое прекрасное любовное послание, — сказал он.
   — Я смотрю, с самоиронией у вас всё в порядке, — произнесла я, повернувшись к нему.
   — Однако вы не подписались. Почему же?
   — Я хотела навлечь позор на вашу голову, а никак не на свою. Тем более, вы прекрасно знаете, что я автор записки, а остальным этого знать не нужно.
   — А вы, оказывается, ещё и коварны, моя прекрасная леди.
   — Есть немного, — пожала я плечами. Я почувствовала гордость из-за своей записки и, повернувшись, прочитала её ещё раз. Интересно, что будут думать остальные, увидев её. Или Ландри тут же спрячет её от любопытных глаз?
   Однако сам он, похоже, и думать забыл об этом послании и теперь смотрел на меня искрящимися от смеха глазами.
   — Мы с вами невероятно подходим друг другу, Селена, вы так не думаете?
   — Нет, милорд. Я так не думаю.
   — Но всё же. Мы оба умны, у обоих прекрасное чувство юмора, преданность, и мы оба нечитаемые. По мне, мы созданы друг для друга.
   — А по-моему, вы принимаете желаемое за действительное. Уверяю вас, милорд. Я глупа, как пень, не имею чувства юмора...
   — И готовы предать в любой момент? — лукаво спросил он, перебивая меня.
   Я долго и внимательно смотрела на него. Вот же блин. Сама себя загнала в ловушку.
   — Что ж, пожалуй, в одном мы всё же похожи, — мне пришлось сдаться.
   — Как минимум в двух вещах. Мы ещё нечитаемые.
   — Это всё равно ничего не значит.
   — А мне кажется, очень даже значит, моя глупая и несмешная леди.
   — Ещё раз прочитайте записку, милорд, если её смысл не дошёл до вас с первого раза.
   После этих слов я развернулась и пошла к принцессе, зная, что он не осмелится продолжать этот разговор в её присутствии. Впрочем, рядом с ним тут же якобы случайно оказалось несколько девушек, которым срочно приспичило написать пару записок, да и как не улыбнуться мужчине, что по "случайности" оказался рядом. Сам Ландри, несмотря на свои слова, похоже, искренне наслаждался их вниманием и компанией.
   Я только закатила глаза. Ну насколько нужно быть глупенькой или отчаянной, если, слыша наш разговор, девушка всё ещё продолжает пытаться привлечь внимание такого человека, как он? Впрочем, я не совсем справедлива к ним. Ведь Ландри из очень богатой семьи, и заполучить такого жениха, весьма и весьма хорошая перспектива.
   Что тут поделаешь?.. Другие времена, другие нравы.
   Хотя и мои современницы тоже охотятся за мужчинами. Другими методами и более хитро, но всё же. Плевать на характер и личность. Толстый кошелёк — единственное, что важно. А то, что мужчина бабник и никто ему не нужен, вообще не принимается в расчёт. С другой стороны, если в таком союзе всех всё устраивает, то кто я такая, чтобы диктовать им, как правильно жить?..
   Потому девушки, что одаривали Ландри улыбками и заинтересованными жестами, меня не раздражали, а веселили. Они играют по своим правилам. И сам он, купаясь в женском внимании, тоже знал эти правила и продолжал самодовольно распускать свой павлиний хвост.
   Я не буду утверждать, что Ландри мне совсем не нравится. Он довольно интересная личность для общения и даже для флирта. Он не обидчивый и проницательный. С ним интересно. Но всё же я не хотела с ним никаких отношений свыше этого.
   Ну, не увлекалась я вампирскими романами. Ландри же вылитый Лестат, благо, не кусает никого... хотя кто знает, чем он занимается по ночам. Представляя, как он проникает в комнату неосторожной девушки и, соблазнительно улыбаясь, кусает её за шею, я одновременно улыбнулась и поёжилась. Всё-таки вампирские романы не по мне...
   Я подошла к принцессе, и мысли о Ландри тут же вылетели из моей головы. Раньше, казалось, она тоже воодушевлялась, когда Ландри появлялся в нашей девичьей компании. Всё же не стоит забывать о том, что этот бабник весьма хорош собой. Однако теперь Леона даже не обратила внимание на его присутствие. Она стояла и с грустной улыбкой рассматривала записочки. По некоторым, особо нежно написанным, она проводила пальчиком, а заметив чересчур развратные, только хмурилась и шла дальше.
   Неужели настолько Костя понравился?
   Ну... надо отдать должное, он после того, как поработал над собой, стал весьма привлекательным. Недаром вся наша бухгалтерия перед ним на цыпочках ходить начала. И, нужно признаться, что во многом из-за его разительных перемен я сама загнала себя в ту пучину депрессии. Если бы он вернулся таким, каким был раньше, я бы, возможно, пережила это всё легче. А видя, как он изменился... что поделать, я завидовала... Сильно.
   Эх... Чёрная полоса моей жизни, о которой, может, и хотелось бы забыть, но нужно помнить. Помнить просто как факт, чтобы не повторять!
   А Костя оказался тоже тихим омутом с кучей чертей. Принцесса и разбойник. Почти название мелодраматического фильма. Интересно, как у них всё сложится? Ведь ему тогда нужно бывать во дворце. По сути, в центре вражеского лагеря...
   И тут я похолодела от догадки.
   Ведь первая записка от Кости была написана его рукой. На королевских карточках. Я уже тогда поняла, что он незаметно присутствовал неподалёку. И принцесса тоже была...
   Ой-ёй...
   Кажется, одна любовная история всё же прошла мимо меня. Неизвестно, когда они пересеклись: до бала или после. Увидели друг друга, или обратил внимание на другого только один из них. Виделись ли вообще. Общались или нет...
   Поистине сценарий мелодрамы. Немного банальный, но кому какое дело. Я искренне желала добра Косте. Возможно, когда вернусь, я попрошу у него прощение за свои слова, и мы вполне сможем подружиться. С принцессой-то я хорошо лажу. Хотя, может, я и возвращаться не буду.
   Я огляделась по сторонам.
   Что, если этот мир станет моим домом? Я выйду замуж за Аллена. Он, кажется, уже начал проявлять ко мне какой-то интерес. Он будет править королевством, я ему помогать. Разгоню этот клоповник порока. Пусть хотя бы тщательней скрываются. И, что немаловажно, я тут особенная. Я могу запросто говорить.
   И тут мои размышления прервал не кто иной, как граф Ферре. Я с нескрываемым удивлением уставилась на то, как он прикрепляет записку к стене. Сделал он это так быстро, словно боялся быть пойманным, впрочем, тут, наверно, все так делают. После чего, весь озабоченный и с понурым лицом, первый советник направился по аллее ко дворцу.
   Честно говоря, я со вчерашнего вечера начала реально сочувствовать этому человеку. Сын-зазнайка, король орёт и не хочет прислушиваться к голосу разума. Ну как орёт... жестами не поорёшь, но от этого не легче. Оставалось только позавидовать стрессоустойчивости этого человека. У меня даже начали в голове проклёвываться мысли о том, чтобы, так сказать, завербовать его. Наверняка он будет больше рад Аллену в качестве короля. Этот как минимум будет прислушиваться, а не транжирить богатства налево и направо.
   Неторопливо и максимально не заинтересованно я прошла вдоль стены к тому месту, где был Ферре, чтобы полюбопытствовать, что за записку оставил уважаемый советник. На небольшой карточке красовались строки:
   "Дорогой мой колокольчик, встречу нашу жду с нетерпением, но, боюсь, время скоротечно и я не смогу уделить тебе и половины дня".
   Ух ты, оказывается, наш граф тоже не чурается любовных записок и афер на стороне. Впрочем, почему нет? С одной стороны, насколько я знала, он уже много лет как вдовец. С другой стороны, он уже взрослый и вполне представительный мужчина. А любовными записками в основном балуются молодое поколение.
   Но кто я, чтобы судить. Романтике любые возрасты покорны. Надо попробовать выяснить личность этого колокольчика. Вдруг через эту даму получится найти подход к графу. Его помощь нам может ой как пригодиться.
   Ладно, с графом ещё разберёмся. Сейчас есть вопросы поважнее. Это приободрить принцессу и приготовиться к очередному балу. Да-да, ещё одному.
   С одной стороны, это так круто. Настоящий бал. С другой, ну сколько можно?
   Я, конечно, не служанка, которая должна постоянно стоять рядом с принцессой и выполнять её прихоти, да и сам бал хоть довольно скучный, но всё же это развлечение. Ну и один танец, да. А ведь это мне ещё повезло. По сути, я вообще не должна танцевать, и если Ландри опять не пригласит, то так и буду стоять солдатиком возле принцессы. Ну, или бродить по залу, собирая пикантные сплетни.
   И тут я заметила принцессу Виеру. А эта стена, оказывается, популярное место. Она появилась вместе с двумя другими дамами, которые приходились ей либо дальними родственницами, либо компаньонками. Я, пользуясь тем, что незаметна, начала рассматривать свою главную соперницу. Самое обидное, что она довольно милая девочка. Девушка. Пока ещё даже больше подросток, чем взрослая девушка. Красотой она не блистала, это точно. Но даже сейчас было видно, что когда она сформируется, то будет довольно миленькой.
   А так её вполне можно было назвать "средняя". Средний рост, среднее телосложение, средний тип лица, средний цвет волос, не чёрный, но и не русый, не каштановый и не рыжий. Вот только глаза её были не по возрасту серьёзными. Это был взгляд человека, который уже давно не ребёнок, впрочем, это можно было понять. Если ты не миленькая красавица, с которой все носятся и которую балуют, то тебе остаётся только самостоятельно исследовать жизнь.
   Я до сих пор не до конца понимала, почему миссис Гармингтон сказала именно её сосватать Аллену. Но именно поэтому я заочно её невзлюбила. Тем не менее, разумом я понимала, что из двух кандидаток эта всё же будет лучше. Да вообще, можно подумать, принц с его-то характером будет кого-то слушаться в этом вопросе. Этим мужчиной невозможно управлять. Только перехитрить. И свою хитрость я собираюсь направить в собственную сторону.
   Продолжая наблюдать за принцессой Виерой, я невольно также продолжала сравнивать её с собой. И, к моему большому сожалению, не всегда преимущество было на моей стороне. Ничего не могла с собой поделать, это всё ещё сидело во мне. Соперничество во всём с женским полом и желание быть всегда лучше и красивей любой другой, даже если это всего-то какая-то малолетняя девчонка.
   Не желая потакать своей тёмной стороне, я отвернулась и пошла обратно к Леоне и её фуриям. Стоит ли упоминать те взгляды, которыми те начали стрелять в меня, когда я подошла? Они наверняка слышали хотя бы часть моего разговора с Ландри и уж точно видели его в моей компании.
   Я до сих пор не понимала, почему они ополчились против меня. Если бы только одна Ниола... вроде... Так вот, если бы только она ненавидела меня, будучи влюблённой в Ландри, я бы вполне могла это понять. Но такое ощущение, что они все по нему вздыхают, но почему-то между собой у них никакой вражды не было. А прокажённая только я.
   У меня складывается ощущение, будто он тут вроде рок-звезды, а они члены его фан-клуба. Ну а я... понаехавшая деревенщина, которая посмела сблизиться с их кумиром.
   Ай-яй-яй. Какая нехорошая.
   Я слегка улыбнулась, от чего холодок, исходящий от молодых девушек, только усилился. Встретившись с Ниолой взглядом, я в очередной раз просигналила глазами: "Мне он не нужен. Я буду только рада, если он уйдёт тебе". После чего, устало вздохнув, отвернулась. Играть в гляделки не было желания.
   Вскоре наша прогулка продолжилась, и к концу дня я окончательно убедилась, что жизнь во дворце не такая уж интересная. Мне, как человеку технологического мира, привыкшему к огромному потоку информации из всех щелей, было невыносимо скучно. Ну да, телевидение и Интернет разбаловали людей и меня в том числе. Так что приходилось постигать дзен и находить интересное в мелочах. Вы когда-нибудь наблюдали за тем, как муравей тащит веточку, преодолевая препятствия на своём пути? Или видели битву двух жуков? Вот они, блокбастеры моих дней. И я на полном серьёзе заявляю, что порой они были интересней того, что показывалось в кинотеатрах моего мира.
   Вот уж не думала, что наблюдения за гусеничками будут интересней шпионских наблюдений во дворце. Мне ведь приходилось продолжать и свои наблюдения тоже. Хотя ничего особо интересного я больше не услышала. Потом через несколько дней всё-таки объявили о бале. И, посчитав, я поняла, что он действительно повторяется каждые семь-девять дней. А если вспомнить, насколько это дорогое событие, то меня очередной раз накрывал ужас от количества денег, которые выкидывают на ветер.
   Король Аскольд не только тиран и транжира, но и непроходимый глупец. Неужели он не понимает, что деньги не бесконечны? Но я видела его... Он не производит впечатления глупого человека. Наоборот, когда он сбрасывает свою маску лени, в его глазах был виден ум.
   Не думаю, что Аскольд не понимает того, что разоряет свою страну. Значит ли это, что он делает это специально? Но тогда зачем?
   Если он не глупец... тогда... Тогда получается что он злодей... Предатель?
   Почему он это делает?
   Это главная мысль, которая крутилась в моей голове последние дни. И, к сожалению, поделиться мне ей было не с кем.
   Даже с Алленом. Не только потому, что видела я его, к сожалению, редко, но ещё и потому, что он вряд ли захотел бы обсуждать со мной такие вещи. И дело не только в королевском и государственном вопросе, но и в том, что это семья.
   Тем не менее, мне всё же удалось пересечься с принцем однажды в парке. Но мы обошлись лишь парой многозначительных взглядов, которые можно было бы перевести как:
   "Есть новости?" "Пока нет". "Сообщите сразу, как только узнаете". "Конечно".
   И всё! Хочу ухаживаний. Ну ничего не могу с собой поделать. Мне нравится галантность. Именно поэтому я и хочу остаться в этом мире. Здесь мужчины ведут себя очень вежливо и ухаживают красиво...
   Но не мой принц.
   Очень надеюсь, что это пока. Что потом мы дойдём до чего-то большего, чем обмен выразительными взглядами.
   Именно в таких романтических образах и планах на будущее и плавала моя голова, когда я на свою беду столкнулась с одним из магов. И надо было наткнуться именно на самого стрёмного из них. Тот, что старший: мерзкий и с козлиной бородкой. Ему бы тюрбан на башку и попугая на плечо, и будет вам местная версия Джафара. Брр...
   Но хуже всего то, что, заметив меня, он остановился, уставившись в мою сторону так, словно именно меня искал. Мне захотелось развернуться и бежать, когда он стремительно двинулся мне навстречу. Но я стояла и старалась подавить внутреннюю панику. Потому что бежать нельзя и волноваться тоже, это всё будет подозрительно.
   Когда маг наконец подошёл, я попыталась изобразить вежливый реверанс для приветствия. Ноги дрожали. С этим я тоже ничего поделать не могла. Я боюсь этих алчных и высокомерных чудиков и той власти, что они имеют.
   — Ты! Иди за мной! — выпал он, и я замерла от удивления.
   Почему он говорит?
   Но объяснять мне, конечно, никто ничего не стал. И мужчина, развернувшись, пошёл дальше по коридору.
   Я в этот момент, перепуганная напрочь, забыла про всё и даже про то, куда шла. Хотелось приподнять юбки и дать стрекача в противоположную сторону. Но вместо этого я покорно пошла за магом, пытаясь придумать благовидный предлог ускользнуть. Меня не мучили вопросы: "Что ему понадобилось?" или "Куда он меня ведёт?" Я и так знала, почему я его заинтересовала. Они наконец-то сообразили, что я нечитаемая, и то, куда он меня ведёт, уже не имело значения. Гораздо важнее было: что они собираются со мной сделать?
   Мы перешли из одного коридора в другой, а позже в небольшой садик, один из тех, которых я знала во дворце около десятка. Мы с принцессой и её фрейлинами иногда тоже отдыхали в таком после или вместо прогулок по парку. Но случалось это редко, так как места эти уединённые и в них было слишком скучно молодым девушкам, в которых бурлили гормоны и жажда развлечений. Поглазеть и пообщаться с людьми тоже своего рода развлечение.
   — Простите, метр, но у меня есть поручение Её Высочества и...
   — Замолчи, — он обернулся и посмотрел на меня взглядом одновременно раздражительным и в тоже время любопытным. — Плевать на это. Расскажи, кто ты такая!
   Ну точно, он всё узнал. Я всё же до конца надеялась, что дело в чём-то другом. Однако всё равно не стоит сдаваться...
   — Меня зовут...
   — Плевать, — перебил он и, подойдя, бесцеремонно накрыл своей лапищей мою голову. Я знала, что от такого близкого контакта с магом ни один амулет не защитит, а значит, даже ими прикрыться теперь не получится. Его глаза при этом начали светиться голубым светом, отчего моя душа и вовсе ушла в пятки. Я впервые видела, как маг колдует. Конечно, я слышала, что их глаза начинают светиться, но вот видеть довелось впервые. Жуткое зрелище. — Откуда ты? Как стала такой? Кто тебя обучал?
   — Это получилось само собой...
   — Врёшь!
   — Мы с моим другом детства...
   — Это невозможно!
   — Но я же здесь! — не выдержала я и скинула его руку со своей головы. Это было слишком фамильярно и противно. Но маг, казалось, даже не удивился моей непокорности. Отступив на шаг, он начал задумчиво меня рассматривать. Я в свою очередь начала с вызовом в глазах рассматривать его в ответ. Схожесть с мультяшным персонажем была, конечно, не такая явная. Этот был всё-таки волосатым, хоть и с проплешиной на голове. Лицо вытянутое и немного опухшее. Но вот взгляд человека, привыкшего отдавать приказы по всем канонам киношного злодея, был на месте.
   — Кто тебя обучил? — повторил он вопрос ещё раз.
   — Никто! Я такою родилась! — ответила я, не скрывая раздражение. Я всё ещё боялась, но гнев разгорался всё сильнее. Одновременно с этим я анализировала его слова. Он спросил про обучение. Значит, есть способ стать неслышимым. С одной стороны, есть Ландри, который хранит семейный секрет, так что словам мага глупо удивляться. С другой же... Что-то меня беспокоило... Беспокоило так же сильно, как и то, что сам маг без проблем говорит.
   Да, конечно, маги тоже могут быть открытыми, но какое-то шестое чувство подсказывало мне, что тот, кто стоит передо мной, не из таких. Подойдя ближе, этот Джафар схватил меня за локоть и крепко сжал. Меня до глубины души возмущало его нахальство, но приходилось терпеть. Все знали, что маги имели гораздо больше прав, чем хотелось бы. В данном случае он имел право изучить магическую аномалию, к которой меня можно было причислить. Это даже было отражено в законе. И плевать на то, что я человек или благородная дама.
   Помешать или запретить ему мог только король.
   Но королю Аскольду нет до меня никакого дела. Он ведь и не взглянет на меня, даже если сейчас каким-то образом выйдет из-за угла.
   Я, как только поняла своё положение в этом мире, в первую очередь изучила законы, которые могли мне помочь или навредить. И этот маг, даже имея право на изучение, не мог без дозволения никуда меня уводить. Хотя, если о похищении никто не узнает...
   Не поэтому ли он увёл меня в уединённое место?
   — Мне нужно выполнить поручение принцессы, — пробормотала я, пытаясь вырвать свою руку. Ярость уже отступила, возвращался страх. Но этот гад меня отпускать и не думал. Задумчиво глядя на мою руку, которая побелела от его тисков, он пробормотал:
   — Магией ты не обладаешь...
   — Нет, не обладаю. Отпустите меня. Мне надо идти.
   — Никуда ты не пойдёшь. Ты останешься с нами, а потом поедешь в нашу коалицию. Тебя следует изучить.
   — Не поеду. Вы не имеете права. Я королю пожалуюсь. Я леди Левальд, я придворная дама, а не крестьянка!
   Очередной раз дёрнув рукой, я пыталась придать лицу уверенности.
   — Я имею право забрать крестьянку, хоть дворянку, если она имеет отношение к магии.
   — Но вы сами только что сказали, что у меня нет магии.
   — Зато у тебя внушительное к ней сопротивление. Ты не слышала меня? Чтобы такой стать, нужно знание, образование и половина жизни. Ты молодая девица и не могла сама такого добиться.
   Мне очень хотелось упомянуть Ландри и его семью, но в тоже время не хотелось его подставлять. Мало ли...
   — И, тем не менее, я такая.
   — Это мы и должны изучить! — наблюдая, как я тщетно пытаюсь вырваться, он расхохотался. И мне очень захотелось съездить ему по физиономии.
   — Расскажи мне кое-что, дорогуша, и я отпущу тебя. И даже не потребую ехать с нами.
   Я замерла. Подвохом не просто попахивало, а воняло, как из привокзального сортира в день забастовки уборщиков.
   — Что сказать? — осторожно спросила я, предчувствуя, как сейчас из меня потянут тайны и секреты. Хуже, чем быть пойманной этими уродами, это стать предателем.
   Ни за что!
   Аллен в любом случае придумает, как меня вытащить. Я ему нужна! А он принц, почти король!
   — Скажи, о чём ты думаешь, — сказал маг, и я удивлённо на него уставилась.
   — О том, что если я задержусь, принцесса будет очень недовольна, — подозрительно ответила я.
   Не верю, что это всё. Он же натянуто рассмеялся.
   — Скажи мне так, как ты это думаешь.
   Подозрительный червячок внутри меня зашевелился ещё сильнее.
   — Что вы имеете в виду?
   — Слова! Те, которые ты думаешь. Произнеси их. Хочу услышать, что живёт в твоей голове.
   Вместе червячка на этот раз внутри начали носиться тугудунские кони и дико ржать. Ясно. Этот седеющий урод хочет, чтобы я открылась. Фиг тебе, и даже без масла.
   — Если я это сделаю, то стану как все.
   — Либо так, либо бросаешь свою жизнь здесь и уезжаешь в коалицию магов, где тебя начнут изучать.
   Последние слова он произнёс с таким двусмысленным видом, что захотелось как минимум помыться. "Изучение" наверняка будет включать в себя и ночные действия в спальне. И наверняка не в одной и той же. Отвратительно!
   — Я хочу услышать всего пару слов. Не стоит так пугаться. Это не значит, что я сразу смогу понять все твои мысли. Лишь пару слов...
   — И вы меня отпустите? — спросила я, уже с трудом терпя железные тиски. Наверняка останутся синяки. И откуда столько силы?
   — Да, — добродушно ответил он, но тут же сурово посмотрел мне в глаза. — И не смей врать! Если ты используешь известный в мире язык, я тут же пойму тебя, так же как и пойму, имеют ли твои слова смысл или нет. Так что никакой отсебятины.
   Вот же сволочь! Я опять дёрнула рукой, но его хватке и питбуль позавидует. Придётся ломать комедию. Как же всё-таки жаль, что родители не отдали меня на актёрские курсы. Актёрство у меня в крови.
   — Я не хо-очу-у-у-у-у! — протяжно выдала я, заливаясь слезами. Вызвать их было не так уж и сложно. Рука болела вполне по-настоящему. — Меня тогда никто любить не буде-е-е-е-ет! За мной ухаживает лорд Ландри, и, если я останусь открытой, он потеряет ко мне интерес. Принцесса отошлёт меня за то, что я стану неинтересной. Остальные фрейлины начнут смеяться. Семья отречётся от меня и бросит. Я стану бесприданницей. Ненужный и одино-о-о-о-о-окой!
   Я начала нести околесицу, не забывая при этом завывать и размазывать сопли по лицу. И ныть. О да! Я начала пародировать того ребёнка, которого как-то видела с мамой в магазине. Капризный карапуз просил что-то из вредной, но вкусной еды. Этот мелкий шкет породил такой вой, что всем пришлось даже уши затыкать.
   И вот сейчас я вовсю его повторяла.
   К сожалению, я добилась только половины эффекта. Подонок только скривился от отвращения. Ну это естественно! Взрослая кобыла орёт, как трёхлетний пацан. Но вот руки он не разжал, а только тряхнул меня сильнее.
   — Прекрати орать! Либо говори, либо поедешь со мной! — злобно прошипел он.
   Я сделала вид, что обречённо вытираю слёзы и сопли.
   — Хорошо... Я скажу, — выдавила я, демонстрируя мировую скорбь.
   — Ну, — нетерпеливо подталкивал он меня.
   Я глубоко вздохнула.
   Второй акт моей пьесы.
   — Лондон ис зе кэпитал оф грейт британ, — произнесла я единственное, что помнила из школьных уроков по английскому, а потом рыдающим тоном добавила: — айл би бэк.
   И опять заныла, но на этот раз, чтобы сдержать смех.
   Маг замер в эйфории. Глаза его опять засияли голубым свечением. Он понял, что нашёл новый для этого мира язык и, видать, вовсю наслаждался моментом. Я не знаю, как это делается, но у них есть какой-то способ всего по нескольким словам докопаться до всего языка полностью. Эх, нашим лингвистам бы эти способы.
   Он посмотрел на меня всё ещё светящимися глазами. Уже, что ли, начинает расшифровывать, гад?
   — Ещё! — скомандовал он, очередной раз тряхнув меня за руку.
   Вот ведь ненасытный урод. Но я, как и говорила раньше, плохо запоминаю языки. По крайней мере, до курсов миссис Гармингтон. Да и никогда не стремилась изучать их, поэтому знала только несколько фраз.
   — Шерше ля фам, бонжур, — проговорила я смутно знакомые фразы на французском. Вот и попытайся, урод, скомбинировать эти языки. И, чтобы жизнь мёдом не казалась, ещё добавила: — Даст ист фантастиш... Майн либерн... Раммштайн.
   Маг замер в экстазе. Небось теперь будет тратить всё своё время, чтобы скомбинировать три языка. И неизвестно ещё, додумается ли до того, что они разные. Пользуясь тем, что он уже не в себе, я вырвала свою руку и как можно быстрее пошла к выходу, унося свои ноги.
   Внутренне я ликовала своей изворотливости. По крайней мере, это даст мне некоторое время для действия. Плюс ко всему, я потом попытаюсь за ними понаблюдать, может быть, даже узнаю, как они "открывают" языки.
   Я быстро вернулась к себе и зареклась куда-либо ходить одна. По крайней мере, по общественным коридорам. А то вечно как выйду, так на этих уродов натыкаюсь.
   Ещё нужно что-то срочно придумать, чтобы подобное не повторилось. Вариант, что предложил Ландри, не рассматривался, как в принципе и любой другой, где в условиях был пункт на счёт сексуальных услуг. Ну... Разве что от Аллена... Но от него я приму этот пункт только с предложением руки и сердца.
   Ну, а пока нужно выпросить хоть какую-нибудь защиту для весьма ценного для общего дела связиста.

 

 


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"