Тюрина Татьяна: другие произведения.

Злодей и фея

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Аня весёлая, приятная и общительная девушка. У неё много друзей, но ей хочется чего-то большего. Хочется как и её подруги встретить хорошего парня и бегать с ним на свидания. Только над ней как будто проклятие какое-то. Все молодые люди, стоит ей только намекнуть о своей симпатии, шугаются от неё как будто она прокажённая.
    А тут ещё как обухом по голове новость, что оказывается парень у нее уже есть!.. Как минимум месяц и как максимум очень ревнивый.
    Кто?! Где? Как?!

    _______________________________________________

    Написано по заявке

Злодей и фея

Содержание:

 

 

Часть первая. Внезапная новость

 

   Каждый подросток с нетерпением ждёт, когда ему исполнится восемнадцать лет. В этом возрасте уже можно встать в полный рост и сказать: "Я — взрослый". Пусть и не всегда это так. Тем не менее, это пора пышущей юности, беззаботности и романтики. А ещё учёбы, учёбы и учёбы...
   Анна упёрлась лбом в столешницу и протяжно застонала.
   — А-а-а-а-а-ы-ы-у-у-огрмх-х-х-х! — вырвалось из её рта, и подруги синхронно посмотрели на стонущую девушку.
   — Что случилось? — спросила Настя, красивая блондинка с вздёрнутым носиком.
   — Тесты по истории, — могильным голосом пробубнила Аня, всё ещё не отрывая лба от столика, за которым они все вместе сидели. — Всю ночь готовилась. Спать хочу!
   — Ха-ха! Так тебе и надо, — добродушно засмеялась Женя, которую за чтением фентезийных романов видели так же часто, как за учёбой, а числилась она отличницей. — Надо было учить всё сразу и постепенно, а не заниматься всякой ерундой.
   Аня, выпятив губу, мрачно посмотрела на подругу.
   — По-твоему, достать тебе ко дню рождения билеты на Maroon 5 — это ерунда?
   — Ну, я же не это имела... — попыталась оправдаться Женя.
   — Да ладно тебе. Это всего лишь история. — Настя похлопала подругу по плечу и тут же, что-то нажав на своём смартфоне, подскочила. Картинным жестом поправив свои белокурые волосы, она подмигнула подругам. — И я собираюсь её прогулять.
   — Ты чего? — Аня с ужасом посмотрела не неё. Она выглядела так, будто подруга сейчас объявила, что собирается сбежать с Гитлером на Гималаи предаваться разврату и пьянству.
   — У меня свидание. — Настя подмигнула и с видом "ничего не слышу" зацокала на каблучках к выходу из столовой, в которой они сидели.
   — Предательница, — высказала Анину мысль третья её подруга Вика, меланхолично дожёвывавшая свой бутерброд.
   Аня же со стоном опять упёрлась головой в стол.
   — Ну, если бы у меня парень работал в вечернюю и ночную смену, я бы, наверно, тоже сбегала с уроков, чтобы повидаться с ним, — добавила Женя, подперев рукой голову, глядя вслед Насте, но потом, опомнившись, добавила: — Ну... иногда...
   — Я со своим тоже только на выходных вижусь — и ничего, живая, — пробубнила Вика.
   — А мой вообще...
   — Так, ну хватит! — возмущённо стукнула по столу Аня, перебивая подруг. — Я что тут, одна думаю об учёбе, а не о парнях?
   — Конечно, нет, — тут же поправила её Вика. — Просто мы стараемся не так грузиться о предстоящем тесте, как ты.
   — Пойдём уже... — сказала Аня, только бы не продолжать этот разговор о парнях. Им-то хорошо. У каждой есть кавалер и повод посплетничать о нём, а она...
   Это была больная тема для Анны. В отличие от своих подруг, она никак не могла наладить свою личную жизнь. И уже начала верить, что её действительно прокляли.
   Пару лет назад, когда все её подружки стали встречаться с мальчиками, она дала себе словно, что до восемнадцати ни-ни. Что сосредоточится на учёбе. А уже потом можно будет и на свиданки походить. Потому всем парням, что её в то время куда-то звали, она отказывала без раздумий, точно зная, что потом всё наверстает. Поклонников-то вон сколько много. А пока можно посвятить время друзьям и учёбе. С переменным успехом, конечно.
   И вот оно! Восемнадцать давно стукнуло. Оценки вполне хорошие, иногда даже отличные. Друзей пруд пруди. И каждый со своими неповторимыми качествами и интересами, так что скучно никогда не бывает. Настю можно было бы назвать "светской львицей", она знала почти всех в универе, знала, где достать лучшие шмотки, и это уже не говоря о её привлекательности. Парни на неё заглядывались сильнее, чем на прочих девчонок, но, несмотря на это, она всегда была верна своему возлюбленному, и общение с остальными ограничивалось только лёгким флиртом.
   Женя училась лучше всех и единственная из всей их компании знала, как пройти в библиотеку, в прямом смысле этого слова. Она обожала читать, а особенно бумажные книги, потому была завсегдатаем "дома книги". Женя вообще была сплошным разрывом шаблона. На вид — девочка-заучка, особенно когда наденет свои компьютерные очки. Любовь к чтению и постоянные книги в руках только усиливали этот образ. Но на деле она была вполне общительным и даже местами ехидным человеком. Умела посмеяться над собой и уж тем более над остальными. И самое интересное, что никто за это на неё не обижался.
   Вика, третья её подружка, вообще выделялась на фоне остальных. Первое, что бросалось в глаза — это коротко стриженные густые чёрные волосы, а также пирсинг в ушах, в носу и брови. А недавно появился и новый — на губе. И это только те, что были видны сразу. К тому же у Вики было несколько небольших татуировок. Характер же её можно было описать простым словом "пофигизм". По большей части Вике не было дела ни до чего. Конечно, если только это не относилось к её друзьям: в их компании она часто раскрепощалась и становилась вполне "нормальным человеком". Второе, к чему Вика относилась серьёзно — это вокал. А пела Вика прекрасно. У неё даже была своя группа вместе с Лёвой, Ромкой и мировой проблемой в виде отсутствия бас-гитариста. Именно этой проблемой они оправдывали малое количество репетиций.
   Ещё в их компашке был Сашка, высокий и симпатичный, но до жути скромный, даром, что самый старший среди них. Он был безответно влюблён в красотку Настю и сох по ней, а та делала вид, что не замечает его чувств.
   Также с ними довольно часто тусил Генка. Скейтбордист, весельчак и самый большой лодырь, которого знало человечество. Настолько большой, что, называясь скейтбордистом, он ни разу не вставал на эту самую доску. Ну или, по крайней мере, никто его на ней не видел.
   И в центре всего этого балагана была Анна Смеянская, которой на самом деле не было свойственно такое унылое настроение. Она по натуре была очень жизнерадостным человеком и очень простым, в хорошем смысле этого слова. С ней легко можно было найти общий язык. Список её достоинств дополняли такие качества, как целеустремлённость и ответственность, которые, к слову, числились и в графе её недостатков. Так целеустремлённость превращалась в глупое упрямство, а ответственность часто съедала всё её свободное время. Тем не менее, ей всегда удавалось найти позитивные стороны даже в самой проблемной ситуации.
   Возможно, именно из-за её лёгкости и добродушия к ней тянулись люди. Но даже у таких, как Анна, бывают свои трудности. Будь то тест по истории или проблемы в личной жизни.
   Потому Аня шла на урок в скверном настроении. Не то из-за теста, не то из-за неустроенной личной жизни.
   — Выше нос, подруга! — непривычно весело сказала Вика, закинув свою руку ей на плечо. — Неужто сдадимся мы Наполеону, которого не раз мы били на поле бранном?
   — Это что, типа песня? — кисло спросила Аня.
   — Больше похоже на хокку, — сказала шедшая рядом Женя.
   — Пусть будет эпитафией на нашем сегодняшнем тесте по истории.
   — Ой, не шути ты так, — остановила её Аня. — У меня и так желудок сводит от страха.
   — Кому бы это ещё бояться, — удручённо вздохнула Вика. — Ты у нас на хорошем счету. Сдашь. Ты ж умница. А я вот себе заранее эпитафию составляю.
   — Лучше б песню, наконец, нормальную написали, — сказала Аня и всё же улыбнулась. Отсутствие нормальных песен тоже было проблемой в группе Вики, и даже поважнее отсутствия бас гитариста. Но эта троица горе-музыкантов не отчаивалась и всё ещё обещала стать известной группой и собирать стадионы.
   Как оказалось, тест был не так страшен, как боялась Аня. Она ответила уверенно почти на все вопросы. И к концу пары выглядела как обычно, словно ясно солнышко, озаряющее всё вокруг. Её подруги тоже выглядели вполне довольными. Женя, естественно, всё написала, если не на отлично, то точно на хорошо. Вика же, которой повезло сидеть с ней рядом, успела списать большую половину и была довольна тем, что твёрдая тройка ей обеспечена.
   Между парами девушки часто собирались у Аниного стола, что стоял возле окна, так как там было не только достаточно места, но и открытое окно, из которого дул свежий весенний ветерок. Вскоре к ним пришли и парни из соседней аудитории.
   — Ну, как тест? — спросил Роман, присаживаясь к девчонкам, и, развалившись на стуле, уставился в потолок.
   — Ты сам-то хоть что-то написал? — скривилась Вика, глядя на своего друга и гитариста по совместительству. Роман Сафонов был среднего роста с длинными, по плечи, каштановыми волосами. Он одевался в чёрное и кожу, стараясь выглядеть крутым рокером. Иногда его попытки заходили слишком далеко, и друзья часто потешались над его очередным "нарядом". Сегодня, к счастью, он был одет вполне нормально. Всего-то чёрные джинсы и футболка с черепом на груди.
   — А кто его знает. Как-то... — беззаботно пожал он плечами.
   — Он же у вас утром до нас был! Что, даже не помнишь, как писал? — возмутилась Женя.
   — Как-как... от балды! — хмыкнул Лёва, тоже подходя к девчонкам. Третий член "в будущем популярной группы". В отличие от других двух, по нему и не скажешь, что он музыкант. Если Роман выделялся своим "модным" прикидом и энергичностью, а Вика своим пирсингом и пофигфейсом, то Лёва же, или Лев Сомин, как он был прописан в паспорте, выглядел вполне заурядным учеником и студентом. Русые волосы и короткая стандартная стрижка, а одет был в обычный лёгкий свитер и джинсы. Слишком типичный образ. Но как только садился за барабаны, превращался в сущего дьявола. Его ненавидели все соседи, уж не говоря о родственниках, ибо тот мог барабанить и днём и ночью, без сна и отдыха.
   — Я вам поражаюсь, — засмеялась Аня. — Похоже, я единственная переживала так, что все ногти съела.
   Лёва усмехнулся и пожал плечами.
   — Вы лузеры! — закатила глаза Вика. — Вот отправят на пересдачу, и опять придётся отменять репетиции.
   — А вам разве нужен повод, чтобы её отменить? — спросила Женя, присаживаясь на край стола. — Вы когда хоть одну песню закончите? А то всё разные каверы поёте.
   — Почти закончили.
   — Уже скоро.
   — Нормально же получается.
   Все трое возмущено заговорили одновременно. Аня же, видя такое единодушие, только звонко рассмеялась. Теперь, когда хотя бы часть тяжёлых дум позади, она, наконец, вздохнула с облегчением, и потому настроение само поднялось.
   — Может, сегодня соберёмся у Генки в гараже? — предложила она.
   — Кстати, да, мы уже неделю не играли, — сказала Вика, глянув на парней.
   Ребята начали обсуждать предстоящую репетицию, а Женя давать свои ехидные замечания по поводу их странного расписания.
   — А давайте устроим пикник! — вдруг сказала Аня.
   — Не сбивай настрой, — захихикала Женя. — Они почти договорились.
   — Я за! — тут же поддержал Ромка.
   — Ты всегда за, обжора! Когда последний раз брал в руки гитару?
   — А кто сказал, что пикник будет вместо репетиции? — хитро усмехнулась Аня. — Я принесу свои фирменные печеньки и буду выдавать строго дозированно после каждой песни.
   — Садюга! — возмутился Ромка, жалостливо закусив губу.
   — Да за твои печеньки я... — Лёва мечтательно вздохнул.
   Вика же, видя, как загорелись парни, расслабилась и заговорщицки подмигнула Ане.
   Женя расхохоталась.
   — Как мало вам, однако, надо для счастья.
   — Это ж печеньки, — сказал Лёва, всё ещё витая в облаках.
   — Я сделаю бутеры. — Вика уже почувствовала, что дело стоящее.
   — Тогда с меня газировка, — подытожила Женя, слезая со стола, на котором сидела. — Осталось только Генку уговорить.
   — Да что его уговаривать, он всегда готов к халявной еде.
   В этот момент к ним, наконец, подошёл и Сашка, который нетерпеливо осматривал компанию.
   — Всем привет! — Ему не терпелось спросить, где Настя, но, предчувствуя очередной поток насмешек над своей неразделённой любовью, решил всё-таки промолчать.
   Женя окинула его взглядом и, увидев явно расстроенное выражение лица, не упустила возможности ответить на незаданный вопрос:
   — Настя убежала на свиданку, Казанова.
   — Я догадался, — съязвил в ответ Саша. Он уже успел нарастить толстую кожу из-за постоянных насмешек, хотя они продолжали его время от времени раздражать. И хотя иногда он пытался давать отпор, по большей части он предпочитал их игнорировать. Саша был из тех людей, которых можно было назвать "интеллигентный". В отличие от друзей и многих сверстников, он носил не джинсы и футболки, а брюки и рубашки. С первого взгляда сложно было понять, что он делает в этой компании, но, с другой стороны, они все тут были не похожи друг на друга. Может, потому и дружили.
   — Сашок, с тебя фрукты? — тут же сменила тему Вика, не на шутку воодушевившись.
   — Чего? — переспросил он, останавливаясь рядом с парнями, засунув руки в карманы брюк.
   — Не чегокай! И не вздумай опять притащить яблок. Видеть их уже не могу.
   — Так не ешь, — вполне резонно возмутился Саша, который, в свою очередь, яблоки очень любил.
   — Апельсинов хочу, ну или груш хотя бы.
   — А не треснет?
   — Эй! Я бутеры несу, так что имею право немного покапризничать.
   Сашка закатил глаза, всем видом демонстрируя, как он относится к этим капризам. Хотя прекрасно понимал, что уже не отвертится, а то, что намечаются посиделки с едой, он уже и так догадался.
   Все рассмеялись, наблюдая за этой сценой.
   Аня обожала своих друзей и готова была пойти за них и в огонь, и в воду. Особенно она любила, когда все они собирались вместе. Сейчас их компании не хватало только сбежавшей Насти и вечного лентяя Геннадия, который, несмотря на своё пассивное отношение к жизни, всегда травил прекрасные анекдоты. А уж их перепалки с Женей стоили того, чтобы их увековечить в истории.
   Но всё же, как бы ни было хорошо с друзьями, она всё чаще и чаще чувствовала себя странно одинокой. Особенно когда их компания расползалась и все убегали на свои свиданки. У каждой из её подруг уже имелся молодой человек. Парни тоже вроде бы с кем-то встречались. Но вот как-то никто в их дружной компании особо не распространялся о своих любовных переживаниях.
   Поначалу, конечно, пытались знакомить: то Настя своего кавалера приведёт, то Ромка подцепит какую-нибудь любительницу тяжёлого рока. Даже Саша приводил тогда ещё свою девушку, хотя некоторые догадывались, что это лишь способ заставить Настю ревновать. Но как-то так получалось, что никто из вторых половинок не приживался, тогда и появилось негласное правило: дружба отдельно, любовь отдельно.
   И Аня отчасти была рада такому раскладу, так как её любовные неудачи не слишком сильно выделялись на фоне остальных. А у неё действительно были именно неудачи.
   Когда-то популярная у парней, она словно стала парией. Никто её никуда больше не приглашал, а её попытки "строить глазки" полностью игнорировались.
   А ведь совсем недавно всё было совсем по-другому. А началось всё с Сергея с третьего курса. Он давно к ней клеился и звал в кино, и однажды Аня решила, что пора уже. Тем более, Сергея она давно знала, и хоть он и был настойчивым, но вполне безобидным. Кино было так себе, но свидание неплохое. Они много болтали об университете, преподавателях, экзаменах и забавных случаях на разных кафедрах. Было весело, а под конец вечера он вывернулся и поцеловал её. Сам поцелуй получился сумбурным и неловким, но всё же приятным.
   Аня решила, что Сергей ей нравится, хотя с ним следует поговорить о том, что она не готова так быстро двигаться в отношениях. Впрочем, разговора не потребовалось. На следующий день он просто пропал.
   Ну, как пропал... На лекции ходил, в универе его видели, но её словно избегал. Наконец, через два дня, выловив его, она с удивлением увидела уже пожелтевший фингал под его глазом и холодный взгляд в свою сторону.
   — Что случилось? — испуганно спросила Аня, но Серей отшатнулся от неё и отвёл взгляд.
   — Сразу могла всё сказать. Чего голову дуришь людям? — сказал он и, развернувшись, пошёл прочь. А она так и не поняла, о чём он вообще говорит. Второго свидания, конечно же, не было. Сергей её всячески избегал, а позже она узнала, что он начал встречаться со своей однокурсницей.
   Ей хотелось пожаловаться подругам, но не хотелось показаться жалкой. Всё же, если она ему не понравилась, это был весьма глупый и дурацкий способ с ней порвать. Мог бы и прямо сказать. Она ведь не из обидчивых.
   Впрочем, Аня была оптимисткой и, к счастью, влюбиться не успела, потому просто решила, что первый блин комом. Вскоре она обратила внимание на Сафронова Никиту. Вполне себе симпатичный парень, часто подходил к ней с тем или иным делом, и невооружённым взглядом было видно, что вовсе не из-за пустяковых вопросов он с ней общается. Улыбки, шутки и незначительные касания говорили сами за себя. Ане Никита нравился. Общительный и весёлый, она с нетерпением ждала, чтобы он её куда-нибудь пригласил. Но потом в один прекрасный день он перестал к ней подходить, а когда она сама начинала разговор, отвечал будто неохотно и всегда находил важное дело.
   Когда же Аня, наконец, набралась смелости, чтобы самой пригласить Никиту сходить куда-нибудь, он нахмурился и окинул её странным взглядом, а потом выдал то, от чего она ещё минуту стояла столбом:
   — Слушай, мне ни к чему все эти проблемы, хорошо? Не впутывай меня.
   Какие проблемы? Куда впутывать?
   Она ещё долго пыталась понять, что Никита имел в виду. А череда неудач и не думала заканчиваться. И каждый парень, с которым она заговаривала, даже без всякой задней мысли, держался с ней словно на иголках. Что уж говорить про тех, кто нравился. Простой разговор по делу строился вполне нормально, однокурсники и парни с других потоков ей улыбались, а некоторые даже флиртовали. Но на следующий день или через день все, как один, игнорировали и избегали её, словно она источник заразы.
   Но Аня не из тех, кто сдаётся.
   И пока её друзья договаривались о совместной пирушке в гараже Генки, она мысленно продумывала план, как затащить на это мероприятие Вовчика Рогова. Парень с первого курса, который ей приглянулся с первого взгляда. В нём было всё, как она любила: высокий, светловолосый, с добрыми глазами. Он так же, как и она, состоял в комитете, отвечающем за организацию студенческих мероприятий. И, что самое важное, они уже неделю спокойно разговаривали, и она чувствовала, что Вова ей симпатизирует.
   Может, теперь всё получится?
   Она даже была готова привести его в свою компанию, устроив таким образом полусвидание. Ведь встреча будет неформальной.
   И потому сразу после пар, пока её друзья собирались и ещё раз решали, кто за чем бежит в магазин, кто что принесёт и как добираться до гаража Генки, она улизнула, чтобы найти Вову. Тот как раз тоже шёл с пар и о чём-то болтал со своими друзьями.
   — Привет, — сказала она, подходя к нему. — Есть минутка?
   — А? — Он словно удивился, увидев её. — Да... Всем пок!
   Попрощавшись с однокурсниками, он улыбнулся Ане.
   — Ты по поводу вечеринки через неделю? — спросил он.
   — Нет. — Она улыбнулась ему в ответ. Каждый раз, когда она замечала его теплый взгляд на себе, её сердце начинало петь. Она так скучала по добрым человеческим улыбкам. Особенно в последнее время, когда все начали её игнорировать. Словно сговорились. — У нас тут с друзьями намечается посиделка. Не хочешь с нами?
   — Посиделка? — удивился Вова.
   — Ну да. Сколько можно всё о делах говорить. Давай немного отвлечёмся. Там будет пикник с бутербродами и печеньем.
   — Эм... — замялся Вова, глянув куда-то в сторону.
   — У тебя уже планы? — спросила Аня, расстроившись. Надо было заранее узнать. Вот дура.
   — Не в этом дело... — начал Вова. — Просто это как-то немного... смахивает на свидание, пусть мы будем и не одни.
   Аня резко покраснела. Но она не собиралась позволять смущению всё испортить, поэтому попыталась беззаботно улыбнуться.
   — Ты против?
   Он удивлённо посмотрел на неё.
   — Ну... Не пойми меня неправильно, ты милая, но...
   — Понятно... — Аня упала духом.
   — В общем, я бы не хотел портить нашу дружбу. Да и вообще, кое-кто подобное может неправильно понять... Понимаешь?
   — Понимаю... — стараясь улыбнуться, сказала она. Ещё один промах. Видимо, у него кто-то есть. Такой шикарный парень недолго будет один. И ни одной девушке не понравится, если её молодой человек будет ходить на "почти свидание" с другой.
   — Хорошо. — Вова опять улыбнулся. — Ну, пока.
   — Пока...
   Он ушёл, а Аня продолжала стоять на месте и смотреть себе под ноги.
   Ей хотелось кричать, но воспитание не позволяло. Казалось, ещё чуть-чуть — и она начнёт буквально вешаться на парней. Что за дела вообще? Она что, резко подурнела по сравнению с прошлым годом? Почему все её отшивают?
   Чтобы не впадать в отчаяние, она поспешила найти своих друзей. По крайней мере, пикник может немного её отвлечь от печальной участи старой девы.
   Генка, который, как всегда, прогуливал свой техникум, был несказанно рад видеть компашку друзей, да ещё и с не пустыми руками.
   — Ура, жрачка!
   — С чего ты взял, что ты хоть что-то получишь? — возмутилась Женя, перекладывая пакет из одной руки в другую, чтобы тот не дотянулся до продуктов.
   — Эй, я предоставляю площадь, на которой вы устраиваете свои милые жопенции, так что делись!
   — Да дай ты ему что-нибудь, — усмехнулась Аня.
   Она, успев немного позабыть свои неудачи, со смехом наблюдала, как Генка пытается выторговать у упрямой Жени кусок колбасы. Одновременно с этим она отгоняла и остальных парней от "провианта".
   — Эй, вы не забыли? Сначала песня, потом еда, — напомнила она Ромке, который уже уплетал первый бутерброд за обе щёки.
   — А накормить голодных студентов? — возмутился Лёва, тоже тянувший руки к булке, намазанной джемом.
   — Получили первую порцию — теперь марш за рояль, — тут же скомандовала подлетевшая Женька.
   — Какой рояль, женщина? — вступился Гена, уже успевший отвоевать себе свою порцию, и вальяжно разлёгся на своём любимом потрёпанном кресле, поглощая еду. — Где ты тут рояль увидела?
   Впрочем, правда была на его стороне. В гараже находилась только барабанная установка, которую сюда перетащил Лёва ещё в прошлом году. Иначе предки грозились выкинуть её с балкона из-за чрезмерной любви своего чада на ней играть.
   Потому все репетиции и проходили в гараже Гены, в котором тот давно обустроил своё личное прибежище и, наверно, даже ночевал здесь.
   — Это образное выражение, тупица, — скривилась Женя, отпихивая парней подальше от стола. — Вика, ты тоже давай за дело.
   — Эй, я, между прочим, бутеры принесла.
   — Вечный тебе памятник. А теперь иди голосить.
   И троице будущих мировых звёзд пришлось настраиваться на мини-концерт.
   Но, несмотря на сопротивление и частые прогулы и пропуски репетиций, играть они любили и быстро входили в раж. Несколькими песнями дело не закончилось. Вскоре к мелодичному голосу Вики начали присоединяться и другие. Наевшись, многие захотели погорлопанить, и мало кто уже следил за тем, чтобы попадать в ноты и в тон. Потом кто-то вспомнил, что это репетиция и надо вести себя профессионально, а закончилось всё причитанием о том, что им не хватает бас-гитариста и всё, что они делают, всё равно бесполезно.
   К счастью, на этот раз хотя бы обошлось без долгих размусоливаний, так как уже проголодавшиеся музыканты начали набивать рты бутербродами, салатом и обещанными Аней печеньками.
   В середине этого балагана к ним, ко всеобщей радости, присоединилась и Настя. Так что компания в полном составе веселилась от всей души. В очередной раз кто-то припомнил Генке его скейтборд, подразнили Сашку из-за его чувств, упрекнули Настю за прогул, обсудили тесты и т.д.
   Аня была искренне счастлива, но ровно до тех пор, пока разговор не перешёл на вторые половинки. Парни начали обсуждать девчонок, а девушки парней. Они редко говорили на такие темы, и сейчас это было вообще некстати, потому что Аня тут же вспомнила обо всех своих неудачах.
   — Ах, да, боже мой, да сколько можно-то?! — не выдержала она и, картинно возведя руки к небу, рухнула прямо на спину. Благо, сидели они на полу, предварительно настелив кучу покрывал.
   Все вокруг тут же замолкли, удивлённо глядя в её сторону.
   — Эй? Чего случилось? — спросил Ромка, обалдевший от такой реакции настолько, что забыл про печенье, которое не донёс до рта.
   Аня вдруг резко поднялась и пристально на него посмотрела. Ромка стушевался и от неожиданности даже выронил упомянутое печенье.
   — Скажи, я уродина?
   — Анька, что случилось? Ты чего?! Кто такое сказал? Мы ему морду начистим! — тут же возмутились её друзья.
   — Не слушай никого! — тут же посмотрела на неё Вика. — Ты милаха из милах.
   — Не переживай, Аня, ты красивая, — сказал Саша.
   — Во! Послушай Санька, — подтвердила Женя. — Даже он так считает, хотя смотрит только на Настасью.
   — Не называй меня так, — скривилась Настя, но потом тоже посмотрела на Аню. — А ты действительно не слушай всяких идиотов.
   — Но если я не уродина, почему меня все динамят-то? — опять возмутилась Аня. У неё на глаза начали наворачиваться слёзы. А ведь она не хотела грузить друзей своими проблемами, но почему-то вырвалось... Может, потому что долго копила всё в себе?
   — В смысле? — переспросила Женя.
   — В прямом! Я тоже хочу на свидания ходить, а от меня все сбегают. Как тут парня-то завести?
   Она закусила губу, чтобы не расплакаться от обиды.
   — Стоп-стоп-стоп! — тут же возмутился Рома, растерянно замотав головой.
   — Я чего-то не догоняю? — спросил Лёва, которому внезапный поворот никак не испортил аппетит.
   — Аня, — осторожно произнесла Вика, внимательно заглядывая в её глаза, — у тебя ведь уже есть парень.
   — Ты, наконец, его бросила, что ли? — спросил Генка, который тоже ничего не понимал, но не забывал таскать колбасу с общей миски.
   — Вы что, поссорились? Опять? — спросила Настя, сочувственно глядя на подругу.
   Аня же смотрела на всех, как на сумасшедших. О чём они все говорят?
   — Теперь я не догоняю... — сказал она. — Вы о чём вообще говорите? И о ком?
   — О твоём психе, о ком же ещё! — Генка хмуро осмотрел очередной кусок колбасы и засунул его в рот.
   — Сам ты псих, — огрызнулась Женя, смерив того пренебрежительным взглядом. — Ну ревнивый он, что сразу псих-то?
   — Для парня нормально ревновать красивую подружку, — пожала плечами Вика.
   — Так, ещё раз! О чём вы все тут говорите? — резко прервала их Аня.
   — Про парня твоего, — настороженно посмотрела на неё Женя.
   — Какого ещё, нафиг, парня? У меня нет никакого парня! Откуда? О чём вы, люди?!!
   Теперь уже все смотрели на неё, как на сумасшедшую.
   — Подожди, так вы что, не встречаетесь с ним? — спросил Генка. — Вот так номер.
   — Да с кем?!! — Аня чувствовала, что у неё вот-вот начнётся нервный срыв.
   — Вообще-то, это у тебя надо спросить, — сказал Ромка, задумчиво рассматривая Аню. — Слухи-то давно ходят. В смысле, то, что у тебя появился кое-кто ревнивый до чёртиков и уже нескольких припугнул так, что те заикаться стали, а к кому-то и приложиться успел. Серёгу Мамонтова с третьего помнишь? После того, как он начал к тебе приставать и получил по щам, по универу пошёл слух, что любого, кто к тебе будет клинья подбивать, ждёт такое же.
   — Да не приставал он ко мне, — выговорила шокированная Аня.
   — Ну, приставал или нет — досталось ему знатно, — хмыкнул Лёва. — Он физру ещё недели две пропускал, а синячина был шикарный.
   — Да боже мой... это какое-то сумасшествие... — выговорила она, хватаясь за голову.
   — Так что, ты действительно с ним не встречаешься? — удивлённо переспросила Вика.
   — Не-е-ет!
   — Странно, откуда слухи тогда?
   Все переглянулись, словно пытались найти ответ.
   — Почему вы мне ничего не говорили? — спросила Аня, рассматривая друзей. Было похоже, что каждый из них, даже Генка, который вообще учится в другом месте, знал о её якобы парне.
   — Ну, ты сама о нём не говорила, вот и мы не лезли, — произнёс Саша, прекрасно понимавший, каково это — когда твою личную жизнь, а особенно чувства, выставляют напоказ.
   — Я думала, ты просто его стыдишься, — пожала плечами Настя.
   — Личная жизнь есть личная жизнь, — развела руками Вика. — Я не люблю лезть не в своё дело.
   — А я даже немного рад был, что ты решила нас не знакомить, — начал Ромка. — Мало ли, он мог приревновать ко мне и тоже отделал бы... жесть...
   — Это к тебе-то? — не удержалась от подкола Женя.
   — Боже мой, что за бред... — всё ещё не могла отойти от шока Аня. — Парень? У меня? Откуда? Не, главное все знают, а я его в глаза не видела! Бред!
   — Вот это история, — усмехнулся Генка, который уже натрескался колбасы, поэтому выглядел сытым и довольным. — Ну, если неправда всё это, айда со мной встречаться.
   — Да захлопнись ты! — на этот раз огрызнулась на него Настя.
   — А что?
   — Может, это чья-то злая шутка такая? — спросила Аня. — Или это вы меня разыгрываете?
   — Вот те крест, — сказал Лёва, по-прежнему жуя печенье. Он единственный спокойно на всё реагировал и только знай себе жевал, пока есть что и пока Генка всю колбасу в одну харю не слопал. Повернувшись к Ане, он привычно пожал плечами. — Сам не раз слышал, как парни говорят, что от тебя нужно держаться подальше, чтоб не напороться на гопника, с которым ты таскаешься.
   — Я тож слышал, — подтвердил Рома. — Даже думал морды им начистить, что это они против тебя имеют!
   — Тоже мне, чистильщик морд, — усмехнулась Вика.
   — Что, думаешь, не смог бы? — возмутился Ромка. — Ты зря меня недооцениваешь. Я, между прочим, раньше часто дрался и побеждал.
   — Верно-верно, — кивнул Генка, друживший с ним с детского сада. — Мы были теми ещё хулиганами.
   — Я тоже слышала не раз, как девчонки обсуждают, что завидуют тебе из-за такого парня. Типа крутой, — сказала Женя и недовольно скривилась от своих же слов. — Хотя, по мне, никакой он не крутой, а простой хулиган. Ревнивый хулиган.
   — Так! — Аня серьёзно посмотрела на каждого их друзей. — А ну выкладывайте всё, что о нём знаете!
   Но, как оказалось, знали они не особо много и уже почти всё рассказали.
   Чуть больше месяца по их универу в определённых кругах ходила информация, что у Анны Смеянской завёлся весьма ревнивый парень. То ли уголовник, то ли каратист, то ли просто местный бандюган, которому не нравится, если к его девушке начинают приставать другие или начинают про неё распускать плохие слухи. Нескольких особо рьяных он встречал по вечерам у дома и если не словом, то кулаками объяснял, что те неправы. Он умудрялся запугать даже самых смелых и крупных парней. Никто толком не мог описать его внешность, но все, как один, вспоминали его с дрожью и читаемым страхом в глазах. Слух креп с каждым днём, и вскоре все парни уяснили, что к Смеянской лезть не стоит. Как оказалось, ей многие перемывали косточки и обсуждали её отношения с этим мистическим парнем. Ведь Аня, сама не подозревая о своих "отношениях", продолжала флиртовать с парнями. После чего слух дополнился ещё и предположением, что она со своим психом поссорилась и решила заставить его ревновать, потому и строит глазки остальным. Но, зная судьбу предшественников, никто не хотел попадать под горячую руку "ревнивого зверя".
   Услышав об этом сейчас, Аня вдруг поняла многое из того, что ей говорили те, кто её якобы отшивал.
   — Что за идиотская ситуация... — сказала она, бессильно опустив руки. — Почему ни единая душа мне ничего не сказала?
   — Ну, мы не хотели лезть не в своё дело, — пожала плечами Вика. — Другие, наверно, тоже.
   — Ага, как же! — усмехнулся Ромка. — Там прямо "полно" людей, которые не хотят лезть в чужие дела.
   — Если ты действительно ни с кем не встречаешься, нужно развеять эти слухи, — сказал Саша, сочувственно смотря на неё.
   — Может, парня никакого и нет, — предположила Настя. — Может, это просто злоумышленники пустили слух.
   — Кто ж тогда Серёге фингал поставил? — спросил Рома.
   — Да какая разница, есть кто или нет, — сказал Лёва, откинувшись назад, и упёрся спиной в стенку, возле которой сидел. — Ты его не знаешь, значит, он тебе точно никто. Ты ему ничего не должна и можешь встречаться с кем хочешь.
   — Но из-за этого слуха никто не хочет встречаться со мной!
   — Я всё ещё не снял свою кандидатуру, — вмешался Генка, картинно откидывая слишком отросшие пряди волос, и, вытянув губки бантиком, начал жеманно строить глазки.
   Все, даже парни, на него скептически посмотрели и фыркнули.
   Весь оставшийся вечер они только и делали, что обсуждали несостоявшегося парня Анны и решали, что со всем этим делать. А под конец вся эта ситуация показалась настолько смешной и нелепой, что даже сама Аня начала смеяться над собой.
   Тем не менее, она твёрдо решила положить всем этим дурацким слухам конец.
   Поэтому на следующий же день перед парами она встала и на всю аудиторию, полную сокурсников, объявила:
   — Всем официально заявляю, что у меня нет никакого парня!
   — Смеянская, ты чего? — послышался смех откуда-то из зала.
   — В том-то и дело, что ничего, — сказал Аня. — Не знаю, кто пустил этот дурацкий слух, но я ни с кем не встречаюсь. Никакого мистического парня нет и не было. Это всё глупый розыгрыш.
   — Да поняли мы уже! — теперь уже смеялась половина аудитории.
   — Вот и хорошо! — Аня тоже рассмеялась и направилась к своему месту.
   — Ты бы ещё по радио объявила, — сказал кто-то с соседней парты.
   — И объявлю, — ответила она, — если продолжите разносить эту чушь по универу.
   Когда она встретилась взглядом с Женей, та подмигнула ей, а Вика рядом показала большой палец вверх. Аня же почувствовала, как от сердца отлегло и стало на душе чуть-чуть светлее. Слава богу, у неё есть такие хорошие друзья.
   Весь её день был наполнен солнцем, смехом и радостью. Ромка пришёл опять в очередном аховом наряде и весь день пытался доказать, что это последний писк моды. Женя, попутно тролля его, пыталась рассказать об очередном шедевральном фантастическом романе, который она прочла и который обязательно нужно экранизировать, настолько он хорош. Вика заснула на лекции, из-за чего тоже стала частичной причиной насмешек друзей. Даже Настя на этот раз ни на какую свиданку не сбежала и присоединилась к Жене в попытках раскритиковать Ромкин прикид. А Лёва с Сашком затеяли забавный дурацкий спор о том, кому идёт, а кому не идёт борода. Сашка как раз отращивал щетину на подбородке, чтобы казаться брутальнее, а Лёва говорил, что тот похож на гориллу и стоит сбрить всё это безобразие.
   День был прекрасен.
   А когда уже все начали разбредаться после пар кто куда, Аня заметила, что некоторые парни стали смотреть на неё уже по-другому. Более заинтересованно. Хотя подойти всё ещё никто не пытался.
   Это придавало уверенности и надежды. Теперь, когда дурацкий слух развенчан, у неё, наконец, может всё наладиться. Нужно только немного времени.
   Посидев с друзьями в кафе и обсудив приближающуюся курсовую, новинки кино и договорившись в выходные пробежаться по магазинам в поисках новых джинсов, Аня, абсолютно счастливая, направилась домой чуть ли не вприпрыжку.
   Но этот день не хотел заканчиваться на хорошей ноте, так как, свернув на свою улицу, она столкнулась с группой местных алкоголиков. Она уже знала о них, и обычно ей удавалось проскользнуть мимо. Но не на этот раз. Теперь они были либо менее пьяны, либо более. Вроде молодые парни, но уже выглядели как уголовники.
   — Эй-эй, девушка! — начал один из них, преграждая ей дорогу. — Вы прекрасны, девушка.
   — Спасибо, — пробубнила она, пытаясь пройти мимо.
   — Не уходите. Побудьте с нами. Скрасьте нам одиночество. Девушка... Я сказал, насколько вы прекрасны? Как эта... как её... о! Роза! Как роза в саду.
   Всё весёлое настроение как рукой сняло, и Аня уже просто старалась найти способ пройти к своему подъезду. Благо, там домофон, и внутрь они не пройдут.
   — Извините, мне надо домой.
   — Не надо извиняться, лучше останьтесь с нами немного. Совсем ненадолго. Просто поговорим. Вы такая красивая.
   — Э... нет.
   Она отступила в сторону, но пьяный парень схватил её за руку. Она помнила его. С соседнего дома, постоянно ошивался с друзьями во дворе, пил, хулиганил. Иногда она слышала, что их забирали в полицию за буйное поведение. А ведь когда-то был симпатичным молодым человеком. Девушки заглядывались. Но вот спился. Все считали его и приятелей безобидными пьянчужками, но всё начинается с малого... И вот сейчас на неё смотрели налитые кровью глаза. И страх начал расти в ней с каждой секундой.
   Побьют? Изнасилуют? Убьют?
   Солнце уже село, фонари не горели в их дворе уже неделю. Её даже из окон наверняка не видно...
   — Эй, а ну руки убрал! — послышался твёрдый голос, и кровавые глаза уставилась на кого-то, кто стоял сзади.
   Аня обрадовалась. Может, это сосед? Может, она ещё сможет спастись?
   — А ты, вообще, кто? — спросил пьяница. — Иди, куда шёл.
   — Я сказал: руки убрал! — голос стал ещё более угрожающим.
   Аню, наконец, освободили, и она тут же метнулась в сторону, но, споткнувшись, упала прямо на пятую точку. Зажмурившись и старясь превозмочь боль от ушиба, она тут же распахнула глаза и, обернувшись, посмотрела на того, кто за неё заступился. И от ужаса чуть не вскрикнула. Соседский пьяница бросился на мужчину, который стоял за ней. Ей хотелось крикнуть, чтобы тот спасался, но незнакомец одним ударом вырубил дебошира так, что тот свалился прямо на дорогу.
   — Эй-эй, мужик!
   К нему тут же подскочили друзья-собутыльники пострадавшего. Аня уже испугалась, что те вдвоём нападут на незнакомца.
   — Тихо-тихо, приятель. — Они начали осторожно подходить к своему другу, стараясь поднять его на ноги.
   — Я вам не приятель. Убирайтесь отсюда.
   — Всё, уходим, уходим. Зачем же так жестоко, а?..
   Аня всё ещё в шоке смотрела, как дворовые пьяницы уходят, волоча своего товарища за собой. Её же спаситель, провожая их взглядом, подошёл к ней и протянул руку.
   — Пошли, я доведу тебя до дома.
   — Спасибо, — выговорила Аня, пытаясь рассмотреть своего спасителя. Только, к сожалению, тёмная улица, которую освещал только редкий свет из некоторых окон, а также капюшон на его голове не давали ей такой возможности. — Я тут... вон в том подъезде живу.
   Она скорее услышала, чем увидела, как он улыбается, произнося:
   — Ну, тогда провожу до подъезда. Чтобы наверняка.
   Аня невольно сама улыбнулась и подала свою руку. Незнакомец помог ей подняться и, положив её руку себе на локоть, повёл прямо к двери с домофоном. Его шаги были ровными и уверенными. Почему-то она была убеждена, что даже если алкоголики вернутся, ей ничто не будет угрожать, пока он рядом. Как никогда захотелось узнать, кто он такой. Новый жилец в их доме? Вот было бы здорово! Может, всё-таки сегодня действительно замечательный во всех отношениях день.
   Дойдя до подъезда, её спаситель остановился и выпустил её руку. Аня даже пожалела, что живёт так близко. А ещё больше из-за того, что слабый свет из окна на первом этаже только усиливал тень от капюшона на его лице.
   — Ох, а дом был так близко, — попыталась она завязать разговор.
   — Я рад, что мне удалось вовремя их остановить, — сказал он.
   — Да. Спасибо большое! — Она улыбнулась, надеясь, что он всё же снимет капюшон. — Если бы не ты... не знаю, что бы со мной было.
   Но незнакомец продолжал спокойно стоять рядом, а потом вдруг сказал, немного понизив голос:
   — Красивых девушек должен кто-то защищать.
   Сердце Ани вдруг забилось гораздо чаще. А щёки нещадно загорелись. Уходить домой захотелось ещё меньше. Возможно, все её неудачи стоили того, чтобы повстречать такого парня, как он. Вот бы он сейчас позвал её куда-нибудь. Спросил бы её номер телефона. Ну хоть что-то...
   А незнакомец внезапно сделал небольшой шажок к ней, и её сердце забилось ещё сильнее.
   Поцелует?
   Целоваться с незнакомцем? Но почему-то она вдруг подумала, что совсем... вот совсем-совсем не против. Наоборот, ей захотелось, чтобы этот спасший её "рыцарь" её поцеловал. Но её сердечко, гулко бившееся в груди, неожиданно ухнуло куда-то вниз. А всё потому, что совсем не вовремя вспомнился слух из универа. О её якобы парне, который очень ревнивый и каким-то образом всегда всё узнаёт. И хотя она уже почти верила, что это был всего лишь розыгрыш, факты в виде наличия свидетелей и синяка Сергея не давали ей покоя.
   А незнакомец между тем поднял руку и легонько коснулся её волос возле уха. Внутри неё всё затрепетало, но Аня, грустно опустив голову, сказала:
   — Знаешь, у меня вроде как есть парень... — Вздохнув, она обречённо посмотрела туда, где должны были быть его глаза. Ей совсем не хотелось, чтобы кто-то причинил вред её спасителю. — И у него дурная привычка запугивать и ставить фингалы всем, кто проявляет ко мне интерес.
   К её удивлению, незнакомец тихонько засмеялся и, видимо, совсем не испугался, потому что, сделав последний шаг вперёд, нагнулся и поцеловал её.
   Нежно. Осторожно. С лёгкой ноткой сожаления...
   Это был волшебный поцелуй, от которого, несмотря на почти невинность, у неё закружилась голова. Его рука, недавно касавшаяся её волос, неуловимым движением скользнула по её щеке, и он отстранился. Однако не отошёл сразу, а, склонившись к её уху, произнёс:
   — Если тебе это не нравится, я больше не буду никого из них бить, — он усмехнулся. — Ну и себя тем более.
   После чего, наконец, сделал шаг назад и, развернувшись, ушёл в тень ночной улицы, пока Аня пыталась прийти в себя от поцелуя и осознать всё, что он сказал.
   Растерянно она смотрела на удаляющуюся фигуру, пока она и вовсе не скрылась с глаз.
   ЧТО???!!!
   

 

 

Часть вторая. Расследование

 

   Женя прыснула соком, который пила, и уставилась на подругу.
   — Чего?!
   — Я сама в шоке! — Аня развела руки. — Прямо вот так вот: поцеловал и сказал, что больше не будет никого бить.
   — Так он всё же существует? — спросила Вика, которая была не менее удивлена, чем Женя.
   — Я, конечно, понимаю, что вы сейчас все такие тут "ох и ах", "как романтично", — сказала Настя, нахмурившись, — но я бы на твоём месте задумалась, что он делал возле твоего дома. Вдруг он преследователь какой-то.
   — Какое, нафиг, романтично? — возмутилась Вика. — Он же к ней приставал!
   — Целоваться тут же полез! — подхватила Женя.
   — Вообще-то... — тихо начала Аня, смутившись. По правде, ей тогда всё действительно показалось очень романтичным. Он, словно рыцарь-защитник, спас её от хулиганов. Да и она сама была не против поцелуя, и даже хотела его.
   — Даже не вздумай в него влюбляться! — тут же сказала Женя, видя, как стушевалась Аня. — Он какой-то псих. Помни, что он пустил про тебя все эти слухи в универе.
   — Ага. А ещё избивал тех, кто тебе нравился, — добавила Вика.
   — Ну, он не всех избивал, — заступилась за него Аня, а потом сама же себе возмутилась: — А почему это я его защищаю?!
   — Вот именно.
   — Значит так, — она подскочила и сурово посмотрела на подруг, — сейчас самое главное — его найти и добиться объяснений всему происходящему.
   — Сейчас, милая моя, главное — не опоздать на пару, — улыбнулась ей Настя.
   — Ой, кто вспомнил про пары-то? — ехидно глянула на неё Женя.
   — Но она права. — Аня начала запихивать свои вещи в сумку. — Нам уже пора бежать, если не хотим опоздать.
   К счастью, их опасения оказались напрасными — они успели вовремя. И на какое-то время мысли о незнакомце-парне вылетели из головы Анны, уступив место вполне интересной лекции о философах античности. О Платоне, Аристотеле, Сократе и прочих великих мыслителях прошлых эпох. А когда пара закончилась, Женя плюхнулась на стул рядом с ней с кислой физиономией.
   — Ну, что будем с ним делать? — спросила она.
   — С Аристотелем? — первое, что предположила Аня, учитывая, что им задали написать про него реферат.
   — Какой, нафиг, Аристотель? — Женя раздражённо смерила её взглядом. — С психом твоим что делать будем?
   — Мы ещё не знаем, кто он, а ты уже что-то с ним делать собираешься, — сказала Вика, присаживаясь напротив и подпирая рукой голову.
   Аня нахмурилась.
   — В первую очередь нужно действительно его найти...
   — Кого найти? — поинтересовался Роман, который уже успел подойти к ним в надежде перехватить у них чего-нибудь съестного. Лёва тоже был тут как тут. Оба они знали, что у девчонок всегда есть, чем поживиться. Раз на раз не приходится, конечно, но иногда и им перепадал кусочек шоколадки, печенье или даже пара конфет.
   Однако на этот раз никто ничего не жевал и не угощал, но все, как одна, были озадачены чем-то серьёзным.
   — Кого-кого... — зыкнула на него Женя. — Сталкера её.
   — Не называй его так, — тут же возмутилась Аня.
   — А как его ещё называть, если он тебя преследует до самого дома?
   — Это кто это тебя преследует? — тут же возмутился Рома. Он хоть временами и выглядит смешно из-за своих нарядов, да ещё порой его сложно воспринимать серьёзно, но, когда случается что-то по-настоящему важное, тут же преображается. Становится чем-то вроде папаши-наседки, готовым защищать своё родное, пусть даже ему за это каждый раз неплохо доставалось. И чаще всего именно от того, кого он старался опекать, так как часто преувеличивал проблему в стократ, чуть ли не до мировой катастрофы.
   — Спокойняк, недоделанный косплеер Мерлина Мэнсона, — тут же хихикнула Женя, видя, что тот уже начал включать "супергероя-спасителя". — Наша Анюта вчера просто познакомилась со "своим парнем".
   — Чего? — Рома тут же уставился на Аню. — Так он всё-таки существует?
   — Мои слова, — хмыкнула Вика, а Лёва, прислонившись бедром к соседнему столу и скрестив руки на груди, меланхолично спросил:
   — Дала ему по яйцам?
   Аня перевела на него удивлённый взгляд.
   — Ты меня пугаешь, Лёва.
   Но тот лишь беззаботно пожал плечами.
   — Наверно, действительно стоило его хорошенько отделать, — вдруг кивнула Вика.
   — Да ладно вам! Вы что, забыли, что он меня спас? — Аня посмотрела на подруг. — Если бы не он, меня могли бы изнасиловать или того хуже, и валялась бы я сегодня мёртвой в канаве!
   — Так! — Рома схватил стул и, развернув его наоборот, уселся на него, пристально смотря на Аню. — Отсюда поподробней. Что вчера произошло? На тебя кто-то напал?! Ты смотри, кто-то из нас может тебя провожать до дома. Не вопрос.
   — Да всё нормально, — поспешила успокоить его Аня. — Просто пара алкашей начали приставать, я уже рассказала родителям, так что они там будут разбираться среди жильцов. А этот "мой парень" просто спас меня от них.
   — Так, — нахмурился рядом стоявший Лёва, — он что, сам к тебе подошёл и сказал, что он твой парень? Уверена, что не брешет? — Он искоса осмотрел аудиторию. — Тут, знаешь ли, некоторые активировались после твоего заявления, что ты ни с кем не встречаешься.
   — Уверена.
   — Он её поцеловал, — тут же выдала Женя самую шокирующую подробность.
   — Чего? — опять возмутился Рома. — Что за дела, Аня? Встретила своего психа — и сразу целоваться?
   — Я не знала, что это он, — начала оправдываться девушка. — И вообще, что за наезды? У меня было минутное помешательство. Он ведь появился в нужный момент, спас меня, а потом проводил. И это было очень круто. Да любая бы влюбилась в него на месте. А я просто поддалась минутному порыву... А в том, что он типа тот самый, типа мой парень, он признался перед самым уходом. Вот, собственно, и всё.
   — Всё равно это его не оправдывает. Ладно, пока проехали. Ты скажи лучше, ты узнала его? — продолжал допытываться Рома.
   — Нет... — опустила голову Аня.
   — Вот тут самый облом, — вздохнула Вика, откинувшись на спинку. — У неё во дворе ещё неделю назад фонари повыбивали.
   — Темно было. Я его не разглядела.
   — Да твою за ногу! — Рома раздражённо всплеснул руками. — Ну, хоть какие-нибудь приметы?
   — Ну... — начала Аня, пытаясь вспомнить, как выглядел её спаситель. — Он высокий, одет был в толстовку с капюшоном и джинсы, дерётся хорошо...
   — Отлично! Из списка подозреваемых минус три ботана, что ходят в джемперах, — съязвил Рома, продолжая хмуриться. — Осталось ещё тыщи две человек.
   — Что ты от меня хочешь? Говорю же: темно было.
   — Мы так ничего не добьёмся, — вмешалась в допрос Женя. — Давайте мыслить логически. Во-первых, парень высокий и, возможно, занимается спортом, раз умеет драться. Надо присмотреться к физкультурникам. Я так поняла, на качка он не похож?
   — Да нет, — пожала плечами Аня.
   — Значит, проверим тех, кто занимается лёгкой атлетикой. Может, ещё в корпус искусств заглянуть, говорят, танцоры тоже сильные, они же своих партнёрш на руках таскают.
   — Тебе лишь бы на парней поглазеть, — нахмурилась Вика.
   — А что? Приятное с полезным.
   — Да мы так до конца года будем всех проверять, — вздохнула Аня и с тоской посмотрела на вход в аудиторию, через который как раз зашёл преподаватель, а за ним успела прошмыгнуть Настя, которая куда-то бегала на перерыве. Наверняка опять болтала по телефону со своим.
   — Ладно. — Рома подскочил с места и махнул Лёве на выход. — После этой пары перерыв, предлагаю спуститься в столовую и договорить.
   — Оки. Идите давайте, — кивнула Вика, тоже поднимаясь, чтобы вернуться на своё место. Женя каким-то образом уже сидела там. Телепортировалась, что ли?
   Аня же хмуро смотрела на свою тетрадь по философии, которую до сих пор не убрала с прошлой пары. Ей было грустно. Все её друзья настроены против этого парня, и в некотором роде она была с ними согласна. Какой-то псих распространяет про неё дебильные слухи, вмешивается в её отношения и, похоже, преследует и вне универа...
   Но...
   Ничего плохого он ей не сделал. Более того, спас её от алкашей. Он показался ей заботливым и даже немного милым. Не может же быть всё притворством... С другой стороны, все маньяки убийцы, как показывает история, выглядят вполне милыми и безобидными. Потому "карьера" маньяка им и удаётся — их никто не подозревает.
   Половину пары Аня пропадала в своих размышлениях и сомнениях, вторую же половину старательно пыталась понять, о чём им рассказывает преподаватель, чтобы не упустить всё важное. Экзамены на носу всё-таки.
   А после занятий она вместе с подругами, как договаривались, пошла в столовую. Энтузиазм, который проявляли её друзья, вызывал у неё смешанные чувства. С одной стороны она была рада, что все они так за неё переживают и рвутся помочь. С другой же, она боялась, что все они перегнут палку...
   Когда они зашли в столовую, парни уже сидели за большим столиком, и, судя по тому, как увлечённо говорил Рома, он в этот самый момент объяснял Саше всю ситуацию. Лёва же, как всегда, спокойно жевал. Дела делами, но поесть для него — это святое. Он был бездонной ямой для еды, даром что худой. Вот и сейчас наворачивал какой-то суп и время от времени кивал, подтверждая слова друга.
   — О, а вот и вы! — сказал Рома, увидев девушек.
   — Аня! — тут же вскинул голову Саша. — С тобой точно всё в порядке?
   — Да, всё хорошо, — вздохнула девушка, — сколько раз мне придётся всем вам повторить это? Он меня спас — раз. Он ничего мне не сделал — два.
   — И все же, это не нормально! Его надо найти.
   — И наказать, — солидарно кивнул Рома.
   — И...
   — Лёва, молчи! — покосилась на него Аня, и тот только пожал плечами и вернулся к своему обеду.
   — И я считаю, что его надо найти и проучить. Спас там или нет, он, Анька, про тебя слухи распускал. Или ты забыла? — сказала Вика, усаживаясь рядом с парнями.
   — Не только слухи, — сказал Лёва, откинувшись на спинку стула. — Не забудь про запугивание и преследование.
   — Да сколько можно? Ещё не факт, что он меня преследовал.
   — Тебя, может, и нет, — Лёва стрельнул в неё хитрым взглядом, — но вот парочку твоих воздыхателей — да. Это факт.
   — Да ты, Аня, просто настоящая роковая женщина, — сказала Настя, подмигнув подруге. Её тоже уже ввели ввести в курс последних событий.
   — Итак, — продолжила гнуть свою линию Женя, — что мы имеем? Высокий, умеет драться... Вычёркиваем тех, кто слишком толстый или слишком худой. Также тех, кто уже с кем-то в отношениях...
   — С чего это? — вдруг спросил Рома, подперев рукой голову. — Девушка — ещё не показатель. Может, он втайне по Аньке сохнет.
   Женя окинула его раздражённым взглядом.
   — Не беси меня! — прошипела она, но Ромка округлил глаза и засмеялся.
   — О-хо-хо! Сейчас что, ужалишь?
   — Да успокойся ты, — толкнул его в плечо Лёва.
   — Я могу вам сказать, кто это может быть, — вдруг сообщила Настя, и все молча посмотрели на неё. Девушка же беззаботно улыбнулась и окинула взглядом столовую, которая всё больше и больше набивалась голодными студентами. — Вон, например, Симакин с вашего любимого физкультурного. Высокий, занимается лёгкой атлетикой и не раз заинтересованно поглядывал на нашу Анюту.
   — Ты-то откуда знаешь? — нахмурился Рома.
   Настя с чувством превосходства, величественно, словно королева, повернулась к нему.
   — Я всегда замечаю такие вещи, остолоп. — Она опять повернулась к Ане, которая смотрела то на неё, то поворачивалась к Виталию Симакину. — Ты ему нравишься, точно тебе говорю, так что предлагаю начать с него.
   — Что начать? — переспросила Аня.
   — Проверять, — сказала та тоном, каким повторяли урок непонятливому ребёнку. — Подойди, поговори с ним, может, узнаешь его. Там... жесты, мимика, голос... да что угодно. Может, он как-нибудь выдаст себя.
   — Хм... — задумалась Аня и ещё раз посмотрела на Симакина. Он сидел со своими друзьями или одногруппниками. — В принципе, это неплохая идея.
   Встав, девушка направилась к Виталию.
   Лёва, глядя ей вслед, цыкнул и покачал головой.
   — Не верю я, что он способен такое провернуть. Он слишком... скучный для такого.
   — В тихом омуте, Лёва... — сказала Женя, не отрывая глаз от Ани, что шла к Симакину. Впрочем, как и все остальные. Никому не хотелось пропустить величественное зрелище разоблачения, хотя мало кто верил, что им повезёт на первой же попытке. Такое просто невозможно.
   Аня же, подходя к Виталию, пыталась предварительно определить, похож ли он на её ночного спасителя или нет. Про рост сложно сказать, пока тот сидит, хотя телосложение у него вроде подходит...
   — Привет, — сказала она, встав возле стола, за которым он сидел с друзьями.
   Симакин повернул голову и удивлённо посмотрел на улыбающуюся девушку. На минуту он замер, после чего неуверенно улыбнулся в ответ.
   — Привет.
   — Всем приятного аппетита, — сказала Аня, оглядев присутствующих, и вновь посмотрела на Виталия. — Можно тебя на пару слов?
   Парень ещё раз неуверенно посмотрел на своих друзей, которые тоже словно в рот воды набрали, кто-то удивлённо хихикнул, а кто-то кивнул ему головой в сторону девушки, мол, "чё сидишь, иди, пока зовут".
   Впрочем, он и сам уже встал, хотя и чувствовал некую неловкость.
   — Эм... ну да. Отойдём?
   Аня, как только он поднялся, тут же постаралась оценить его рост. Но по-прежнему не могла точно сказать...
   Сделав несколько шагов к окну, где было народу поменьше, они встали. Аня с лёгким подозрением уставилась на Виталия.
   — Слушай, ты в курсе того, какие про меня в универе слухи ходят? — спросила она сразу в лоб.
   — Э... Это про парня, с которым ты встречаешься? Или, говорят, вы уже расстались...
   — Да не расстались! Кхм... — Аня глубоко вдохнула, чтобы не вспылить опять. — Короче, кто-то пустил все эти лживые слухи, и я понятия не имею, кто.
   — Да?
   — Да. И я хотела тебя спросить. Ты знаешь об этом что-нибудь?
   — Я? — Виталий удивлённо уставился на девушку. — С чего ты взяла, что я что-то знаю?
   — Предположение, поэтому и решила спросить. Ты точно ничего не знаешь? И ничего сказать мне не хочешь?
   — Нет, — испуганно отступил он. — Почему ты вообще спрашиваешь?
   — Просто ты похож.
   — Что? Я? Нет. Ты меня обвиняешь?
   Аня очередной раз вздохнула. Ну вот, всего за несколько секунд она довела человека до того, что его стеснительный взгляд стал раздраженным и злобным.
   — Не обвиняю, — сказала она. — Просто я стараюсь его вычислить, а ты подходишь по росту. У меня зацепок, к сожалению, не очень много.
   — Росту? — Виталий по-прежнему смотрел на неё хмуро, но уже без неприязни. — И только поэтому ты начала этот разговор? Из-за моего роста? М-мда... Ты уж извини, но ты странная. И заморочки у тебя...
   — Ничего, — равнодушно пожала плечами Аня. — Я уже привыкла, что на меня все косо смотрят. Спасибо этому "парню", который пускает слухи.
   Виталий вдруг внимательно на неё посмотрел и лёгкая улыбка скользнула на его губах.
   — Ты потому и ищешь его?
   — А ты как думал!? Я хочу все эти слухи прекратить и зажить нормальной жизнью. Без тайных поклонников и, тем более, без тайных парней. Мне нужен один настоящий и вполне явный! — Она вздохнула и посмотрела в сторону своих друзей, которые, совсем не скрываясь, вовсю пялились на них с Виталием. — Ладно. Если не ты, то извини за беспокойство. Счастливо.
   Махнув ему рукой и улыбнувшись на прощание, Аня пошла обратно к друзьям. Виталий же, смотря ей вслед, усмехнулся чему-то и, развернувшись, пошёл за свой столик.
   — А он красавчик, — первое, что сказала Вика, когда их подруга вернулась к нам.
   — Какая разница. Это не он, — вздохнула Аня, присаживаясь на стул.
   — Как какая? — возмутилась Настя. — Найдёшь своего маньяка, всыпешь ему по первое и будешь свободна. И вон, смотри, поклонник, который с радостью займёт местечко рядом с тобой, уже есть.
   Она посмотрела на Виталия, который уже вернулся за свой стол и всё продолжал украдкой поглядывать в их сторону.
   — Я согласна с Аней. — Женя посмотрела на подругу. — В топку этих поклонников. Сейчас главное — найти этого психа, и поскорее.
   — Помнится, ты сама возмущалась, когда Генка его психом назвал, — усмехнулся Лёва. — Всё говорила, что он ревнивый и хулиган. Уже берёшь слова назад?
   — Это было до того, как я узнала, что он самозванец и сталкер.
   — А может, мы не так всё поняли? — вдруг сказал Саша, задумчиво глядя на друзей. — Насколько я понял, он не такой уж и негодяй. Ну что плохого он сделал? Спас её от хулиганов? А слухи эти могли и сами собой возникнуть.
   — Ой-ли! — Вика хмыкнула, а Женя возмущённо посмотрела на Сашу.
   — Ты чего это вдруг стал его защищать?
   — Сашка, а может, ты и есть её тайный поклонник? — рассмеялся вдруг Рома. — А что? Ты ростом высокий, да и врезать кому надо тоже можешь.
   — Ты с дуба рухнул? — возмутился Саша, но его прервала Настя:
   — Это не может быть он. Он же смотрит только на меня, — сказала она с лёгким смешком. Однако вместо того, чтобы как всегда посмеяться, все удивлённо уставились на неё. И в этот момент она осознала, что пересекла черту. Над Сашей подтрунивали все по большей части потому, что сама Настя эту тему всячески игнорировала, как и его чувства в целом. И сейчас эти её слова выглядели как бахвальство, а не общая шутка.
   Спохватившись, она замерла, но не знала, что сказать в наступившем молчании.
   — Саша слишком милый для такого злодейского плана со сплетнями и подставой, — нарушил молчание голос Ани, которая сделал вид, что ничего особенного не произошло, и они продолжают обсуждать их расследование.
   — Вот уж спасибо за "милого", — хмыкнул сам Саша, тоже радуясь, что они не стали заострять внимание на возникшей неловкости.
   — Я тебе говорил: сбрей эту бороду. Хипстер грёбаный, — фыркнул Лёва.
   — Кто-нибудь ещё есть из подозреваемых? — спросила Аня, оглядываясь вокруг.
   Настя, чувствуя, что до сих пор готова провалиться под пол, поспешила быстрее оглядеть столовую.
   — Вон, есть Сергей Ковальский... Монинов тоже может быть, — начала она отмечать тех, кто, по её мнению, может подойти.
   — Монинов своей тени боится, так что в пролёте, — сказала Женя, скривившись.
   — С чего ты взяла?
   — Да это ж очевидно. Да вспомнить хотя бы случай, когда я пыталась спросить у него расписание. Он вообще двух слов связать не мог. Куда уж тут запугать остальных?
   — А ты не думала, что это потому, что ты ему нравишься, бестолочь? — вдруг сказал Лёва, закатив глаза.
   — Чего? — удивилась девушка.
   — Того, — опять кивнул Лёва. — Сохнет по тебе, я уж не знаю, почему.
   — Ну, тогда тем более он в пролёте, — сказала Женя, и опять украдкой повернулась в сторону парня, которого они обсуждали.
   — Ох, как глазки-то заблестели, — рассмеялся Ромка, наблюдая за ней.
   — Женя-Женя! У тебя вроде есть ухажёр.
   — Да отстаньте вы. Я ж не собираюсь бросаться ему в объятия.
   Аня тоже посмотрела на Женю и улыбнулась, но потом опять повернулась к Насте.
   — Если Монинов отпадает, то... кого ты там первым назвала?
   — О! Вон, кстати, есть ещё Дима Селезнёв. Его тоже можно в список.
   — Эт который? — Рома вытянул голову, желая тоже как и все участвовать в оценке потенциальных подозреваемых.
   Настя указала на парня, что седел за небольшим столом.
   — Вон. Селезнёв с третьего. Тот, что в кепке и толстовке. Кстати, толстовка!
   — Да он же ботан! Ему самому нос расквасят прежде, чем он успеет вякнуть, — возмутился Ромка скривившись. — Наши постоянно бегают к ним на поток, чтобы выпросить конспекты да билеты. И Селезнёв у них там отличник и хорошист, и автоматчик до кучи.
   — И что? — с вызовом посмотрела на него Женя. — Если учится хорошо, то, значит, в остальном отстой?
   — К твоему сведению, рокер недоделанный, я кое-что слышала про него. — Настя смерила его своим фирменным взглядом "я знаю то, чего не знаешь ты". — В прошлом году кто-то обмолвился, что Селезнёв занимался раньше боксом.
   — Да брехня! — возмутился Рома.
   — Ну, брехня или нет, я говорю то, что слышала, — пожала плечами Настя.
   — Да что спорить, пойду у него спрошу, — сказала Аня, вставая со своего стула.
   Женя, глядя, как та встала, протяжно вздохнула.
   — Ох, поражаюсь тебе, Анютка, — сказала она. — Вот так запросто подойти к незнакомому человеку и завести разговор.
   — А что такое? — удивилась девушка и посмотрела на подругу. — Он же не кусается.
   — Скажи это таким интровертам, как я. Или, вон, как Монинов. Мы готовы провалиться в ад только бы не пришлось вот так говорить с людьми, как ты.
   — Ага, — хмыкнул Ромка глядя на Женю. — Я прям так и вижу, как ты проваливаешься, когда стебешься надо мной.
   — Ты другое дело. Тебя я знаю, — вздохнула Женя, не поддаваясь на провокацию.
   — Да ладно вам, — улыбнулась Аня. — Считайте это моей супер-способностью.
   И, развернувшись, она бодро пошла к столику, за которым сидел Дима Селезнёв. Как и заметила Настя, он действительно был в толстовке и кепке, так что оценить его внешние данные было сложно. А когда девушка подошла ближе, она заметила ещё и очки на лице парня и сразу разочаровалась. У её ночного спасителя не было очков.
   Но всё же лучше удостовериться наверняка.
   — Привет, — поздоровалась она с Дмитрием. Он как раз сидел и что-то читал, уплетая за обе щёки бутерброд, запивая чаем. Услышав её голос, он резко поднял голову и так же, как Виталий до него, удивлённо на неё посмотрел.
   Аня подавила вздох. Почему все так удивляются?
   — Не против, если я присяду на минутку? — спросила она, садясь напротив Димы, который продолжал во все глаза смотреть на неё. Потом, видимо, решил, что ей просто нужно было место, опять опустил глаза в какие-то распечатки и продолжил есть.
   — Слушай, — сказала Аня, — у меня к тебе дело.
   Дима, откусив огромный кусок, настороженно посмотрел на неё. А потом, словно что-то поняв, вскинул брови.
   — Аааа! Ты ив-ва кхуба? — начал он бормотать с набитым ртом.
   Аня растерянно посмотрела на крошки, которые посыпались из его рта вместе со словами. Но Диму, похоже, это нисколько не смущало, и он продолжил говорить с набитым ртом.
   — Я фейчас... — Он повернулся к соседнему стулу, где лежал его рюкзак, открыл его и стал в нём рыться. — Фейчас-фейчас...
   И вот он достал какой-то жёлтый листок и протянул ей. Аня удивлённо посмотрела на рекламную листовку литературного клуба, а потом опять на Диму. Он, наконец, прожевал, но вместо того, чтобы продолжить нормальный разговор, опять впился зубами в свой бутерброд, одним укусом отхватив почти половину.
   — Фобрание пофле пав, — продолжал он лепетать, попутно пережёвывая еду. — На эфой нефели Фекхспиэ.
   — Э? — не поняла Аня. — Шекспир?
   — Аха-аха, — закивал Дима так, что чуть не уронил с носа очки и, поправив их, вновь откусил бутерброд.
   Аня вздохнула. Похоже, она совсем не вовремя. Этот Дмитрий Селезнёв — настоящее воплощение вечно голодного студента. И на боксёра он не похож. Она бы не удивилась, если бы оказалось, что он сам про себя этот слух пустил, чтобы казаться круче...
   Она ещё раз взглянула на листок и заметила жирный отпечаток его пальцев. Видимо, от колбасы, которая лежала не его бутерброде. Ей стало противно, но она постаралась не подавать вида и, сложив листок, встала.
   — Спасибо за приглашение. Я подумаю.
   — Аха, — кивнул Дима, не отрывая взгляда от своих распечаток. — Пвихади.
   Аня закатила глаза и пошла обратно к друзьям.
   — Чот ты быстро, — сказала Настя, когда та села на место.
   — Ну что? Занимается боксом?
   — Да не знаю... — вздохнула Аня, — я так и не смогла спросить. Я, наверно, с детсада не видела, чтобы человек говорил с набитым ртом. Он что, с голодного края? И он носит очки, так что точно в пролёте.
   Ромка усмехнулся.
   — Пфф... Он ещё и очкарик. Говорил же — ботан.
   — Ну, очки не показатель.
   — У того, кто спас меня, очков не было, и прежде, чем ты начнёшь возражать, Настя, напомню, что в переулке было темно, и человек со слабым зрением бы в стены врезался. Он же прекрасно всё видел. Так что тех, у кого зрение слабое, можно вычеркнуть.
   — И всё же он боксом занимается. — Настя задумчиво посмотрела на Диму, который доел и, не отрывая взгляда от листов на столе, собирал свои вещи. — Ну, или занимался. Не стоит сбрасывать его со счетов.
   Аня тоже оглянулась и посмотрела на Диму. Он уже собрался и направился к выходу, обходя толпу студентов. В принципе, ростом подходит тоже... Но вот как-то не похож он на человека, который им нужен.
   Аня вздохнула.
   — Кто ещё? Только давай на этот раз тех, кто действительно может подойти. Не забывай, что этот человек смог держать в страхе пол-универа.
   — Прям уж в страхе, — усмехнулся Ромка.
   — Помнится, кто-то упоминал, что не хочет знакомиться с Аниным парнем, чтобы не получить ненароком в нос, — сказал Саша, хитро поглядывая на друга.
   — Ну, так мы ж тогда не знали...
   — Вон, вон! — вдруг подскочила Настя, отчаянно хватая Аню за плечо. — Вон, смотри! Гена!!
   — Чего? Кто? Генка здесь? — Женя на миг растерянно уставилась в пространство, заполненное студентами.
   — Да не наш Генка, а вон, Амураев!
   Аня, наконец, увидела того, на кого ей так активно указывала подруга. Геннадий Амураев с четвёртого курса. Человек, которого знали почти все. Быстрее было бы перечислить тех, кто его не знает, так как он был активистом и общественным деятелем. На его лице всегда была дежурная улыбка, а в запасе куча дел и идей. И ещё, к тому же, он обладал такой харизмой и красноречием, что страшно становилось. Вот так подойдёшь к нему время спросить, а отойдёшь уже членом какого-нибудь комитета, ответственным за какое-то мероприятие, да ещё с набором поручений и заданий ещё по трём.
   Гена, в противовес своему тёзке, которого они звали другом, был настоящим энерджайзером. Умудрялся успевать всё, всегда и везде.
   Глянув на то, как он сидит за своим столом и, смеясь, обсуждает что-то с друзьями, Аня задумалась, а мог бы такой, как он, провернуть всё это?
   — Ты уверена? — спросила она.
   Настя с горящим глазами закивала.
   — Зуб даю!
   — Но с чего бы ему?
   — Да сама подумай. — Она хихикнула. — Хоть он и студент, в его руках столько верёвочек и возможностей. Как ты думаешь, ему всё удаётся? Власть, детка! Он, наверно, единственный, кто действительно имеет возможность провернуть всю эту историю со слухом. Так что давай, вытаскивай свою харизму. Генка — он...
   — Я что? — послышался смеющийся голос, и девушки, задрав голову, увидели, как тот, кого они обсуждали, вдруг оказался рядом с ними. Высокий, красивый и улыбается во все тридцать два.
   — Привет, — улыбнулась Настя, делая вид, что ничего особенного не произошло.
   — Слушай, Борисова, — обратился он к ней по фамилии. — Я тут...
   — У меня нету времени, я занята, скоро экзамены, у меня курсовая и я на свидание! — Настя подскочила, и через секунду её и след простыл.
   Все с недоумением на лице только и успели увидеть, как её белокурая голова затерялась в толпе.
   — Шустро, однако, — хмыкнул Лёва, усмехнувшись.
   Гена же нахмурился и вздохнул.
   — Ничего, однажды не отвертится. Итак, Смеянская, к тебе тоже есть дело.
   — Я уже состою в комитете студенческих мероприятий, — улыбнулась Аня, прекрасно понимая почему сбежала Настя. Её подруга ответственности избегала, как огня, особенно если это не связано с её личными интересами. Сама же Аня тоже не собиралась брать на себя больше, чем могла. Иначе она со своим перфекционизмом в гроб себя загонит. А ведь ещё сессия на носу.
   — Я не про это. Ты, говорят, свободна.
   — Говорю же, в комитете...
   — А я про личное. Сходишь со мной куда-нибудь?
   Тут опять все замерли и в недоумении уставились на Гену. Наконец Лёва прыснул и рассмеялся, за что получил строгий взгляд от Ани.
   Повернувшись к Геннадию обратно, она подозрительно спросила:
   — О чём ты?
   Лёва, отсмеявшись и хватаясь за живот, со стоном спросил:
   — Мне интересно, это совпадение или все Гены такие? Ни капли сомнений, сразу в лоб.
   — Лёва, помолчи, — цыкнула на него Аня, но ему было всё равно. Он "умирал" на стуле. А она посмотрела на своего новоявленного кавалера и встала сама. — Пойдём лучше в сторону.
   — Эй, мне, кстати, тоже это интересно, — крикнул им вслед Рома, который, заразившись смехом, тоже хватался за живот.
   Геннадий номер два ничего не понимал и, хотя был не из тех, кто сильно заморачивается из-за странного поведения других, всё же спросил:
   — Мне стоит знать, что вообще там произошло?
   — Не стоит, — махнула рукой Аня. — Долго объяснять и тебе это смешным всё равно не покажется.
   — Ну и ладно, — пожал он плечами и посмотрел на Аню. — Итак?
   — Что?
   — Сходим куда-нибудь?
   — Ты что, меня на свидание приглашаешь? — она всё же решила уточнить. Чтобы наверняка. А то мало ли.
   — Так и есть, — запросто кивнул Гена.
   — С чего вдруг?
   — Ох, сколько подозрений. Ну, не знаю. У тебя сегодня блузка жёлтого цвета, вот я и решил, что раз в маршрутке играл не шансон, а рок и уже закончилась третья пара, значит, надо пригласить тебя на свидание.
   Аня недоумевающе смотрела на его серьёзное лицо несколько секунд, пытаясь сообразить, кто из них сошёл с ума. Но Гена вдруг улыбнулся.
   — Расслабься, Смеянская. Ты симпатичная девчонка, я бы давно тебя пригласил, но все говорили, что у тебя кто-то есть. А вот теперь я услышал, что ты, оказывается, свободна, вот и решил пригласить, пока никто не опередил.
   Аня нервно хихикнула. Вот так дела.
   — Ты драться умеешь? — вдруг спросила она прежде, чем осознала, какие слова вылетели из её рта.
   Но Гена, сощурившись, заговорщицки переспросил:
   — А что, надо?
   И тут она не выдержала и сама рассмеялась, да так, что на неё начали оглядываться остальные, чтобы выяснить, что её вдруг так рассмешило. Невдомёк им было, какое облегчение она сейчас испытала. Последний месяц она чувствовала себя, словно прокажённая. И как же приятно вот так запросто с кем-то говорить, да ещё получить признание в симпатии.
   — Извини Гена, но нет. Свидание отменяется, — сказала она, по-тёплому улыбаясь ему.
   Гена же не выглядел расстроенным и тоже улыбался в ответ.
   — А что так?
   — Да всё дело в том самом парне, о котором я сама только два дня назад узнала. Оказывается, кто-то всем наплел, что встречается со мной, и оставляет синяки тем, кто мною интересуется.
   — А-а-а-а... так вот почему ты спросила, умею ли я драться.
   — Не поэтому, — вновь рассмеялась Аня. — Просто ты в числе подозреваемых.
   — Я? — удивился Гена, однако продолжал очаровательно улыбаться.
   — Ага.
   — А что... — задумался он. — В этом что-то есть. Распустить слухи и соблазнять тебя как таинственный поклонник. Скажи, тебе присылали анонимные цветы и конфеты?
   — Не-а. Никто ничего не присылал.
   Гена разочарованно вздохнул.
   — Ну, тогда извини, точно не я.
   Аня опять рассмеялась.
   — Мне теперь даже немного жаль, что не ты.
   — Серьёзно? — Он, продолжая улыбаться, вопросительно приподнял бровь. — Я ведь могу притвориться.
   — Не стоит, если не хочешь получить нахлобучку от моих друзей. У нас сейчас что-то типа расследования. Ищем злодея, который загубил мою личную жизнь.
   Кто-то окрикнул Гену, и он помахал тому рукой.
   — Мне пора, — сказал он, вновь повернувшись к Ане. — Удачи тебе с поисками и помни, если тебе нужен будет герой, который твою личную жизнь спасет, моё предложение в силе.
   И он убежал, как всегда по уши в делах и заботах. Аня же, осознав, что так ничего и не узнала, вздохнула и вернулась к остальным.
   — Ну что? — спросил Саша, когда она подошла к их столу.
   — Бесполезно всё, — сказал она. — Что толку вот так вот каждого расспрашивать? Они все не подходят и в то же время подходят. Первый выглядит так, будто что-то скрывает, второй вроде боксом занимался, а третий вообще сам сказал, что это он, а потом забрал слова назад...
   — Серьёзно?
   — Ах, — вздохнула Аня. — Всё равно бесполезно спрашивать. Можно подумать, что он, кто бы на самом деле ни был, вот так вот возьмёт и признается.
   — И что тогда делать будем? — спросила Женя, которой нравилась идея расследования, но в то же время она понимала, что слишком малое количество улик ни к чему не приведут.
   — Не знаю, — пожала плечами Аня. — Плюнуть на всё. Объявится так объявится. Вот тогда и буду думать.
   Она села, подперев рукой голову, и с тоской глянула на не совсем чистую скатерть перед собой. Совсем недавно ей было так легко и хорошо, а теперь опять грустно. Её друзья искренне хотели ей помочь найти злодея, что портил ей жизнь... И она тоже, но в глубине души всё же понимала, что искала его совсем по другой причине. Мысленно она возвращалась во вчерашний вечер, когда он протягивал ей руку, помогая подняться, как довёл до подъезда уверенным шагом. Она почувствовала, что он действительно её оберегает. Что если что-то произойдёт, то он точно сможет её защитить.
   И неважно, кто он там на самом деле: физкультурник, танцор, каратист или просто парень, который может постоять за себя.
   Возможно, он преследовал её, а возможно, оберегал. А может, он пришёл, чтобы признаться ей во всём и просто попал в нужное время в нужное место. Или просто проходил мимо. А что? Такое тоже вполне реально.
   В любом случае, она ему благодарна за спасение. И хочет найти его в том числе и для того, чтобы ещё раз выразить эту благодарность, ну а потом уже отметелить, как выразилась Женька, за всё хорошее.
   Но всё же... этот поцелуй...
   Аня опять вздохнула. Поцелуй — это худшее, что могло произойти и произошло. Потому что она никак не может его забыть. Человека с непоколебимой решительностью, уверенной походкой и сильными руками. Человека, который покорил её воображение своей улыбкой, отражающейся в голосе. Он настолько крепко засел в её голове, что она вот так вот взяла и отказала парню. Хорошему, смешному и весёлому парню, которому она нравилась, и который без всякого стеснения в этом признался, позвал её на свидание.
   Конечно, Геннадий тоже не ангел во плоти, но всё же...
   Можно оправдаться и тем, что все её мысли только о том, чтобы найти своего "злодея". Найти парня, что так её поцеловал... Ну почему он просто к ней не подошёл так же, как этот Гена? Почему просто не позвал её куда-нибудь? Зачем вот так вот объявлять исподтишка себя её парнем и больше не делать вообще никаких других шагов? Никак себя не проявлять! Какой смысл?
   — А! Бесит! — вскрикнула она и подскочила.
   — Анька, ты чего? — удивился Рома, пока остальные просто молча глазели на подругу, которая, похоже, сходит сума.
   — Идиот он, вот чего.
   — Кто?
   — Да парень мой.
   — У тебя же нет парня, — хихикнула Женя.
   — Вот потому и бесит, что есть, а фиг найдёшь! — опять взорвалась Аня. — И вообще, есть хочу!
   Заявив об этом, она встала и пошла к буфету, чтобы купить себе чего-нибудь перекусить.
   — Вот так дела, — усмехнулся Лёва, глядя ей вслед.
   — Да ладно, я б тоже взбесилась, — меланхолично заявила Вика.
   Вернувшись с чаем и кексом обратно, Аня, к своему удивлению, увидела Настю, которая, как оказалась, далеко не уходила и просто переждала, пока слишком любящий всех напрягать Геннадий не скрылся с горизонта. И когда подруга вернулась за стол, предоставила ей целый список парней, где уже было 23 имени.
   — Ну ничего себе! — удивилась Аня.
   — Это пока те, кого я смогла вспомнить, — сказала Настя и тут же, спохватившись, дописала ещё одно имя.
   — И что, всем Анька нравится? — удивился Рома.
   — Не знаю, — пожала печами королева сводников. — Я уверена только в первых четырёх, остальные просто подходят по описанию, то есть высокие, нормального телосложения и не носят очки.
   Последние слова она, ярко выделяя, произнесла, глядя прямо на Аню.
   — Да я, вообще-то, уже плюнула на это дело, — сказала она, откусывая свой кекс.
   — Как? Уже? — удивилась Настя.
   — А смысл? Ай, ладно, давай свой список, погляжу в свободную минутку.
   Аня убрала заветный листочек себе в сумку. Пусть она и решила, что опросы бесполезны, всё же упрямство не позволяло отказаться от списка "подозреваемых".
   Когда обед закончился, все начали расходиться по своим аудиториям.
   Настя, даже после того, как все попрощались, продолжала стоять на месте, хотя обычно убегала чуть ли не первой. Сейчас же она чувствовала себя словно не на своём месте. Хоть все и вели себя как обычно, она до сих пор чувствовала неловкость за те слова, что неосторожно выронила. А взгляд Сашки до сих пор стоял пред её глазами. Удивлённый и с примесью обиды...
   Поэтому прежде, чем Саша ушёл, она, дотронувшись до его рукава, остановила парня.
   — Я бы хотела тебе кое-что сказать, — тихо произнесла она так, чтобы только он слышал. Не хватало ещё, чтобы все их друзья начали вмешиваться и интересоваться, что у них происходит.
   Саша на удивление спокойно отреагировал и только кивнул, после чего повернулся к парням.
   — Ладно, рокеры, идите к себе, я ещё задержусь.
   Те просто махнули руками и пошли восвояси. Девчонки же, привыкшие к тому, что Настя по большей части сама по себе, не стали её ждать и тоже уже ушли. Сама же Настя стояла и чувствовала себя непривычно смущённой, когда Саша вновь повернулся к ней и спокойно спросил:
   — Что случилось?
   — Ничего, — сказала девушка, украдкой глянув на него. Но, к её удивлению, он не выглядел таким же смущённым или застенчивым... Он стоял, засунув руки в карманы своих брюк, и смотрел на неё спокойно и даже сосредоточенно.
   Да кто тут в кого влюблён вообще?
   Настя вздохнула и начала начистоту:
   — Я хотела извиниться за то, что сказала на обеде.
   — Э-э-э... а именно?
   Почему-то она хмыкнула.
   — Ты даже не помнишь? — Она неловко потёрла лоб. — Я не должна была шутить над твоими чувствами. Прости.
   — Да ладно. — Он пожал плечами, отводя взгляд в сторону. — Не ты первая, не ты последняя. Я уже привык.
   — И это неправильно, — вновь нахмурилась Настя. — Я всё время игнорировала твои чувства. За это тоже извини. Просто... я...
   — Я знаю... — спокойно ответил Саша, всё ещё глядя в сторону.
   Настя вздохнула. Этот разговор должен был состояться уже давно. Но она продолжала делать вид, что ничего не замечает, словно надеясь, что со временем всё само пройдёт, как синяк или царапина...
   Саша, наконец, повернулся и посмотрел на неё.
   — Слушай, я знаю, что ты не ответишь на мои чувства. Я понял это давно и смирился. Так что расслабься. — Он положил ей ладонь на плечо. — Я не держу на тебя обиды за то, что отвергла меня, и двигаюсь дальше.
   Настя улыбнулась.
   — Спасибо. Если хочешь, я помогу найти тебе хорошую девушку.
   — Ой, нет! — Он тут же отдёрнул руку и отступил на шаг. — Позволь, я всё-таки сам.
   Она рассмеялась, видя, как тот изображает панику. Ей стало легче на душе, словно с её плеч свалился огромный булыжник. Она была очень благодарна Сашке за его слова и лёгкость.
   — Ладно, я побежала, мне ведь тоже на пары.
   — Ага. Давай.
   Он махнул ей и, улыбнувшись на прощание, тоже пошёл в свою аудиторию.
   Настя же, ускорившись, побежала по коридору, всё ещё надеясь догнать подруг. Те, как оказалось, совсем не торопились, и она успела их нагнать прежде, чем они зашли внутрь. Схватив Женю за руку, она остановила её.
   — Слушай...
   — Чего? — Она удивлённо уставилась на запыхавшуюся подругу.
   Настя, выдохнув и восстановив дыхание, пристально на неё посмотрела.
   — Пожалуйста, перестань шутить над Сашей.
   — А что так? — усмехнулась та, но Настя посмотрела ей прямо в глаза.
   — Просто. Пожалуйста.
   Жена, видя, что подруга серьёзна, сама переменилась в лице, а потом спокойно кивнула и без всяких шуток сказала:
   — Я поняла.
   После чего развернулась и поспешила в аудиторию, где преподаватель уже начал свою лекцию.
   Настя же облегчённо вздохнула и последовала за ней.
   Это меньшее, что она может сделать, чтобы загладить свою вину.

 

   Пары закончились, но Аня продолжала сидеть за своим столом и тупо рассматривать список, который ей составила Настя. Её не покидала мысль о том, что имя её "злодея" может быть написано здесь.
   Кто же он?
   В конце концов, решив, что простое разглядывание всё равно ни к чему не приведёт, она убрала листок в сумку и направилась к выходу. Но едва она вышла, тут же на кого-то налетела.
   Смущённо отступая, она услышала:
   — Привет.
   Сердце тут же пропустило удар, и она подняла голову, чтобы взглянуть на того, кто стоял перед ней. В голове промелькнула мысль: "Неужели", но перед ней оказался всего лишь Мамонтов Сергей. Её первая неудача и единственное свидание за всё прошедшее время.
   — Привет, Серёжа, — вздохнула она. Всё же, чего она ожидала? Что её спаситель и предполагаемый парень просто так заявится к ней и скажет "привет"?
   Однако взгляд уже оценил и рост, и комплекцию Сергея, пытаясь соотнести его с нужными параметрами.
   — Я тут подумал, — начал Сергей. — Анют, если со своим рассталась, может, попробуем ещё раз?
   — Да я не совсем...
   И тут вдруг её осенило. Она резко вскинула голову и посмотрела ему прямо в глаза.
   — Ты ведь видел его! — поражённо спросила она и потом опять повторила, будто пытаясь удостовериться. — Ты видел его.
   — Кого?
   — Того, кто выдаёт себя за моего парня. После нашего свидания, ты вдруг стал меня игнорить. Я было подумала, что чем-то тебе не понравилось, но только недавно узнала, что кто-то внушил тебе, что у меня есть парень.
   — Внушил? — Сергей ехидно усмехнулся, но потом с обидой на неё посмотрел. — У меня, знаешь ли, была не самая приятная встреча с твоим хахалем.
   — Никакой он не хахаль, — возмутилась Аня. — Я вообще о нём только два дня назад узнала.
   — Так что, этот придурок всё наврал? Вот же долбо...
   — Ты же видел его! — опять воскликнула Аня. — Опиши его.
   — Нафига? — нахмурился Сергей, которому совсем не хотелось вспоминать тот вечер, когда его отделали, как молокососа. А синячина ещё долго сигналила о его позоре.
   — Я хочу его найти.
   — Нафига? — повторил он, раздражаясь ещё больше.
   — А ты как думаешь? — усмехнулась Аня. — Этот человек обманывал всех. Он притворялся, что у нас есть отношения, а я даже знать не знала о его существовании.
   Сергей злорадно ухмыльнулся, явно подумав о чём-то своём, но Ане было всё равно, главное — выпытать у него хоть какие-то сведения.
   Но Сергей пожал плечами и раздосадовано почесал затылок.
   — Рад бы помочь... но знаешь, давно это было.
   — Ну, хоть что-то!
   — Лица я его не разглядел, помню только, что жуткий был.
   — В каком смысле?
   — В прямом. Держался так, как те типы... ну ты знаешь, которым раз плюнуть кишки человеку пустить. А потом и вовсе пошёл кулаками махать. Думал, убьёт нафиг. Он что-то там втирал, чтоб я от тебя держался подальше и свалил. Ну, я и подумал, что у тебя с ним мутки, а ты решила его позлить, встретившись со мной, — скривился Сергей, но потом расправил плечи и смерил Аню самодовольным взглядом. — Но я, знаешь ли, тоже не слабак. Я ему тоже двинул. Уверен, что сломал ему пару рёбер.
   Аня сомневалась в правдивости последних слов. По крайне мере, человек, которого она встретила той ночью, никак не был похож на того, у кого недавно было что-то сломано. Но она воздержалась от комментариев.
   — А ещё хоть что-то помнишь? Какие-нибудь отличительные черты? Шрамы, татуировки, пирсинг?
   Сергей задумался, но потом опять пожал плечами.
   — Да не... Ростом почти с меня. А так, как и говорили — высокий и злой. Тут уж извини, ничем помочь не могу. Он же меня подкараулил, когда почти ночь была, я тогда вроде возвращался от...
   — Стоп! — Аня аж схватила его за руку. — Что значит "как говорили"?
   — Ну, эт меня потом просветили, что то хахаль твой был.
   — Да не хахаль он... — возмутилась Аня но, вздохнув, уже спокойнее сказала: — Продолжай.
   — Да нечего продолжать. Просто тогда Лёха, что ли, сказал, что слух пошёл, что ты с каким-то мутным крутишь.
   — Так. От кого слух пошёл?
   — А собака его знает. У него спроси.
   — Оки. Какой именно Лёха?
   — Да Ливакин, с нашего филфака.
   — Ладно. Спасибо.
   Аня сорвалась с места и побежала по коридору.
   Сергей только раздосадовано смотрел ей вслед. По ходу, свиданка обломилась. Он вздохнул. Не везёт ему с Анькой. Хотя бог троицу любит. Надо ещё раз попробовать.
   Аня же и думать о нём забыла. Она бежала по коридору, воодушевлённая новыми знаниями. Если не удаётся найти этого мистического парня по описанию, то, может, удастся понять, откуда пошли слухи и так сузить круг поиска. Учитывая, что инцидент с Сергеем был почти в то же время, как начали распространяться слухи, есть вероятность вычислить первоисточник.
   Хотя ей и показалось странным такое зловещее описание, сама она ничего такого не видела. Да, он выглядел угрожающе, когда говорил с дворовыми алкоголиками, но не был похож на кровожадного головореза. Хотя, что она там в потёмках видела? Она только чувствовала. Его сильную ладонь, когда он взял её за руку. Его мягкие губы когда он...
   Ох, не время для таких мыслей. Совсем не время.
   Однако добежав до расписания, чтобы найти того самого Лёху Ливакина, она к разочарованию вспомнила, что пары уже закончились и все разошлись по домам и своим делам. Что ж, расследование придётся немного отложить.
   Аня переписала себе нужное расписание и тоже направилась к выходу. Она не сдастся. Она обязательно его найдёт. А там уже либо разочаруется и раз и навсегда поставит точку в этой дурацкой истории, либо... влюбится окончательно.
   

 

 

Часть третья. Злодей

 

   Аня решила ничего не говорить друзьям. Не потому, что не доверяла им, а потому что боялась, как бы они не спугнули того, кого уже единогласно окрестили "злодеем". Самое забавное, что новое описание этого мистического парня очень даже подходило под это прозвище. Да и в целом, как ещё называть человека, который плёл интриги за спинами других?
   Разве что "Серым Кардиналом". Но это слишком высокопарно для того, кто портил всего одну жизнь. Хотя под раздачу попадали многие.
   Сама же Аня никак не могла определиться точно, кто этот человек для неё. Злодей, как утверждали её друзья, или же спаситель, каким она его увидела в тот самый вечер. И она очень надеялась, что определится до того, как найдёт его.
   Первая зацепка в лице того самого Лёхи, на которого указал Сергей, мало к чему привела. Аня изловила его между парами и с пристрастием допрашивала, пока тот, наконец, не припомнил, что слышал о "мистическом парне" от другого своего товарища. Тот, в свою очередь, больше пытался с ней флиртовать, чем отвечать на вопросы. Но ей, в конце концов, удалось и из него выловить нужную кроху информации.
   Следующий по цепочке был некий Максим, который и вовсе Аню послал куда подальше с её расспросами. Но Аня была не из робкого десятка, да и за последний месяц она успела привыкнуть к разному роду отказов.
   — Макс, просто скажи, где ты о нём слышал, и я отстану, — повторяла она, присаживаясь рядом с ним в столовой.
   — Да сколько раз тебе говорить? — прорычал он, уже не на шутку злясь. — Я понятия не имею. Мне вообще нет дела до всей этой вашей возни в песочнице. Я, в отличие от вас, учиться пришёл, а не в штаны друг к другу лазить.
   — А что, я тебя отвлекаю от учёбы? — возмутилась Аня, которой было обидно такое сравнение. Будто она не учится, а он один тут такой святой. У неё, помимо прочего, ещё и общественная деятельность, и она умудряется успевать всё. Так что обидно было вдвойне. Но как бы он ни был ей неприятен, Макс был одним из первых, кто слышал о "её парне".
   — Представь себе, отвлекаешь, — психанул он и, схватив буфетный пирожок в зубы, направился к выходу.
   Ане ничего не оставалось, кроме того как вздохнуть и сдаться. Преследование этого злыдня уже и так тянулось несколько дней, и, похоже, она зашла в тупик.
   Как всё это надоело.
   Опустив голову на вытянутую вдоль столешницы руку, она с тоской начала рассматривать скатерть, как вдруг заметила, что кто-то сел рядом с ней. Приподняв голову, она увидела Геннадия. Улыбнувшись ему, она сказала:
   — Что, неужели в твоём плотном графике с миллионами дел нашлось окно, чтобы присесть рядом со мной?
   — Представь себе, — улыбнулся парень.
   — Или ты пришёл, чтобы поручить мне гипер-ответственное задание?
   — Ну... — Он закатил глаза.
   — Эх, всё ясно, — протяжно вздохнула она. — Ну что там, выкладывай.
   — Я по поводу выпускного для этого года. Ты уже говорила со старостами последних курсов?
   Аня опять вздохнула. В последние дни она просто выматывалась. Учёба, экзамены, а ещё организация выпускных и вся эта суматоха с выдачей дипломов тоже на ней. А ещё с преподавателями всеми надо всё согласовывать, а потом в деканате... И, помимо прочего, она ещё ввязалась в это расследование.
   — Слушай, давай не сейчас... — Аня опять упёрлась лбом в стол, чувствуя себя выжатой, как лимон. — У меня с собой даже списков нет. С кем-то уже переговорила, с кем-то ещё нет. Потерпи до собрания.
   — Что-то ты совсем изнеможённая. Хочешь, расскажу анекдот, чтобы взбодрить?
   Аня приподняла голову и посмотрела на Генку, который улыбался ей во все тридцать два зуба. Ну прямо принц на белом коне. Частично, конечно, это можно было назвать правдой. Только вот мало кто знал, что Геннадий настоящий деспот, когда дело касалось обязанностей. Аня хорошо его знала и даже немного восхищалась его способностью держать столько дел под контролем, но... Даже не будь всей этой ситуации с лжепарнем, она бы вряд ли согласилась стать его девушкой. Дружить — запросто. Но с романтической точки зрения она его никогда не рассматривала.
   И сейчас, глядя на его очаровательную улыбку, она вдруг задумалась.
   — А ты умеешь пугать людей?
   — В смысле? — не понял он.
   — Ну, казаться страшным... — пожала она плечами. — Так, чтобы мурашки шли.
   Но Гена, вместо того, чтобы удивиться странным вопросам, вдруг рассмеялся от души.
   — Ты всё ещё ищешь своего тайного поклонника? Я что, опять в списке подозреваемых?
   Аня неожиданно сама улыбнулась.
   — Да нет. Просто я задолбалась. Была ниточка, но и она оборвалась.
   — Что за ниточка? — спросил Гена, глядя куда-то вдаль и махая кому-то рукой.
   — Да сам слух. Я думала, что если прослежу, кто от кого что услышал, то смогу найти первоисточник, то есть того самого "тайного поклонника", как ты говоришь.
   Аня подпёрла голову рукой, наблюдая за тем, как к Гене кто-то подошёл и начал показывать какие-то листы, попутно что-то отмечая в них. Гена, конечно, как всегда нарасхват. Но она ни капли не обиделась на то, что он вот так вот отвлёкся от их разговора. В конце концов, какое ему дело до её проблем, у него у самого их выше крыши.
   Но сам Гена, как оказалось, о ней вовсе не забыл и, дав несколько поручений и советов подошедшему парню, вновь повернулся к ней.
   — Слушай, мне надо уже бежать, а ты поговори с Макаровым и Дружининым с технологического, — сказал он, приподнимаясь.
   — Зачем это? — спросила Аня, всё ещё пребывая в меланхоличном настроении.
   — Ну, насколько я сам слышал, эти пострадали от твоего поклонника самыми первыми. Конечно, если слухи не врут. Я, знаешь ли, навёл некие справки после нашего прошлого разговора.
   — Что? — встрепенулась удивлённая Аня, Гена же очаровательно улыбнулся.
   — Как не помочь симпатичной девушке. К тому же, если ты его найдёшь, вдруг время освободится, и ты всё же примешь моё приглашение сходить куда-нибудь в кино.
   — У тебя найдётся время на целое кино? — улыбнулась Аня, чувствуя благодарность к вечно занятому Генке.
   — Ну, ничего, пару ночей поработаю, пару рабов напрягу и можно будет выделить часик на фильмец, только не самый длинный. Всё, ушёл. Не забудь списки к собранию. А ещё лучше занеси мне их накануне.
   Аня рассмеялась вслед убегающему парню. Никогда не забывает о деле.
   Неожиданная надежда подняла ей настроение. Ещё не всё потеряно в её поисках.
   Упомянутые Даниил Макаров и Володя Дружинин были хорошо известны в узких кругах. Однажды эта парочка написала вирус, который запустили в университетский сервер, за что обоих чуть не отчислили. Теперь же они были подряжены обслуживать эти же самые сервера до конца своего обучения, потому найти их было не сложно.
   — Привет, ребята, — сказала она, заходя к ним в компьютерный класс.
   — Привет, — выговорил Даниил, пока Володя возился в системнике одной из машин. Услышав голос, он поднял голову и задел рукой мышь, которая тут же грохнулась на пол.
   — Осторожней! — возмутился Даня и вновь повернулся к Ане. Она же подошла ближе и решила сразу перейти к делу.
   — Ребят, у меня к вам вопрос. И, надеюсь, у вас хорошая память.
   — Не сомневайся, — усмехнулся Володя. — Я в фотошопе все горячие клавиши знаю наизусть.
   — Нашёл, чем хвастаться, — фыркнул Даня.
   Аня, улыбнувшись, вновь посмотрела на них серьёзно.
   — Охотно верю, но у меня совсем другое дело. Где-то месяц назад про меня по универу пошёл один слух.
   — Слух? — переспросил Володя, но Даня тут же пихнул его в плечо.
   — Ты закончишь сегодня с материнкой или нет?
   — Хватит ворчать, сам попробовал бы, — огрызнулся Володя и опять засунул голову в системный блок.
   — Именно слух, — повторила Аня, изумлённо наблюдая за тем, как Володя перебирает целую кипу проводов, что-то вставляя, что-то вынимая. Для неё всё это было сравнительно ядрёной физике. Но сейчас не время восхищаться, и потому она посмотрела на Даниила, который вроде ещё её слушал. — Слух о том, что я якобы с кем-то встречаюсь. И что этот кто-то агрессивно реагирует на остальных парней, которые со мной общаются.
   — А, ты про этого, — задумчиво произнёс Даня.
   — Говнюк он, вот что, — послышалось где-то из системника. — У меня коленка потом две недели болела.
   — Сам виноват, идиот, — хмыкнул Даниил и повернулся к Ане. — Слушай, мы слуха не пускали. Больно нам надо. Он и без нас через пару дней разлетелся. Шушукаться начали в нашей параллели, но потом дошло и до других корпусов.
   Аня же чувствуя, как сердце забилось быстрее, постаралась придать своему голосу спокойствие и лёгкость.
   — Так вы с ним встречались?
   — С кем? — спросил Даня, поглядывая на друга, у которого что-то там не получалось и который тихо ругался себе под нос.
   — С тем, кто выдавал себя за моего парня, — терпеливо уточнила девушка. Аня, конечно, понимала, что у них свои заботы, но хоть за нитью разговора можно же следить.
   — Ну, он сам так сказал. С чего нам не верить? — ответил Даня, всё ещё увлечённый делами друга.
   — Он сказал? — удивилась Аня. — Что ещё он сказал? Что вообще произошло?
   Даниил, наконец, отвлёкся и опять на неё посмотрел.
   — Там, короче... — Он задумался на секунду. — То ли Санька, то ли Макар начали тот разговор. Что-то про буфера какой-то актрисы. Уж не помню...
   — Да они цыпочек делили на тех, кто в группу Йовович, а кто в группу Семенович. Ну и прошлись по всему нашему потоку, а потом начали обсуждать всех остальных, — послышался голос Володи, который, наконец, вынырнул и победоносно продемонстрировал другу какой-то болтик. — Вот он, зараза!
   — И года не прошло, — фыркнул Даня, но на этот раз отвлекаться не стал и вновь повернулся к Ане. — Короч, у Макара язык — помело. Он стал говорить... ну, не самые лестные слова в сторону девчонок. В том числе что-то сказал и про тебя...
   Даня замялся, а Володя, видимо, смакуя свою маленькую победу, облокотился на стол, на котором стоял системник, и посмотрел на Аню.
   — Чтобы ты понимала, Макар любит тощих девах, — начал он. — То есть совсем сухих, и потому любую цыпу, что имеет хотя бы второй размер, он тут же приравнивает к жирухам.
   — Идиот, что с него взять, — прокомментировал его слова Даня, а Володя продолжил:
   — Ну, там, по ходу, так получилось, что когда он прошёлся по тебе, а у тебя, надо заметить, всё в порядке с формами, твой проходил мимо.
   Аня что-то пробубнила про спасибо на сомнительный комплимент и нетерпеливо переспросила:
   — И?
   — Что и? — хмыкнул Володя, нахмурившись. — Слетел с катушек, вот что!
   — Вовсе он не слетел, — подал голос Даня, который словно перенял эстафету и сам стал копаться в системнике. — Он начал что-то втолковывать Макару, типа, чтоб тот извинился и заткнулся.
   — Ну да... — подтвердил Володя. — А у Макара же язык без костей, затыкаться не умеет, вот и стал нарываться, так что этот твой психанул. Только вот досталось не этому придурошному, а мне.
   — Сам виноват, — вновь хмыкнул его друг. — Нечего под стрелой стоять.
   — Я виноват, что этот урод за меня спрятался? — фыркнул на друга Володя. — Короч, этот псих заехал мне по ноге. До Макара только после этого допёрло, что дело дрянь, и он заткнулся.
   — Этот "псих", между прочим, перед тобой потом извинился. Это ж вообще случайность была.
   — А пофиг, нога-то болит, какое мне дело до его извинений, — закатил глаза Володя. — В общем, всё как-то так и было.
   Аня стояла, почти затаив дыхание, слушая этот странный рассказ. Получается, он вроде как за неё вступился. Да и не бил никого. Может, и всё остальное — лишь преувеличенный слух? Хотя фингал у Сергея был вполне настоящим...
   Как всё запутанно.
   — И он сказал, что является моим парнем? — тихо спросила она.
   — Ну, не совсем... — задумчиво поговорил Володя, уставившись куда-то в потолок. — Макар там стал выпендриваться, когда этот твой за тебя заступился. Типа, ему какое дело... всякое это бла-бла. Ты, типа, что парень её что ли? А твой такой, типа: "Ну парень, и что?" Там как бы всё мутно было...
   — Да признал он, признал, — опять послышался голос Дани. — И потом в конце сказал: "Посмейте ещё что-нибудь о моей девушке сказать, найду — урою"... Как-то так.
   — Ну вот. А потом пошёл слух о том, что он и другим физиономии подчистил. Да и слушок о том, что лучше с ним не связываться, а к тебе не докапываться.
   — Ясно... — проговорила Аня, которая начала понемногу всё понимать. Может, слух действительно пошёл сам по себе, а этот парень просто пытался за неё заступиться. Она стояла и, непонятно почему, боялась задать главный вопрос, но потом, наконец, решилась: — Вы помните, как он выглядел?
   Спросив, она сглотнула и затаила дыхание.
   Оба парня переглянулись и нахмурились.
   — Да как-то...
   — Да как все.
   — Ну хоть что-нибудь?
   Володя пощёлкал языком, явно копаясь в памяти.
   — Помню, в толстовке он был, да с капюшоном на голове.
   — Да не, вроде кепка была... — посмотрел на него Даня.
   — Думаешь? Ну, может, да. В общем, что-то было на голове. Лицо вот совсем не помню... помню только, скалился жутко.
   — Ой, да, — поёжился Даниил. — Знаешь, как этот... кот чеширский.
   — Вот, кстати, да. Похоже чем-то на этого, из игрухи про спятившую Алису, — кивнул Володя. — Как оскалился — так, блин, мурашки по коже. Бр-р... А этот котяра там страшный, как чёрт.
   — Да нормальный котяра, чё ты гонишь!
   — Лыбится только жутко.
   — И это всё? — переспросила Аня. — Больше ничего не помните?
   — Ну... прыткий он. Быстрый то есть. Как на Макара кинулся, так, блин, не уследишь. Когда этот идиот с дрянным языком пошёл на попятную, твой только предупредил, чтоб держал своё помело за зубами. А потом выдал эту свою лыбу и удалился. Вот я сам как бы ни при чём был, но после этого чуть кирпичный завод не открыл.
   — Макар, к слову, после этого вообще девчонок перестал обхаивать.
   — А, точно. Хоть что-то полезное. Да не то ты делаешь! Отдай.
   Володя выхватил у Даниила отвёртку и сам начал что-то то ли вкручивать, то ли выкручивать в системнике.
   — Эй, — тут же крикнул ему другой, — оперативку сначала сними, придурок.
   — Да без тебя знаю.
   Аня вздохнула и поняла, что дальше с ними разговаривать особо не о чем. Парней явно больше волновали компьютеры, чем вспоминание какого-то случая многонедельной давности. Поэтому она, попрощавшись, направилась к выходу, обдумывая всё, что только что узнала. Всё выглядит так, словно слух сам собой появился.
   Но что-то не сходится...
   Ну произошёл один случай, ну сказал кто-то о том, что является парнем какой-то девушки. И что такого? Почему же это всё разрослось до того, что буквально каждый в итоге знал об этом? И ведь этот кто-то, получается, и дальше "играл роль" её парня. Отваживал от неё других и при этом продолжал держаться в тени. Да ещё порождая не только секретность, но и страх вокруг своей личности.
   Словно действительно какой-то злодей.
   Несмотря на то, что Аня узнала про него, а может, и благодаря этому, она начала понимать, что это прозвище ему подходит всё больше и больше. А она по-прежнему понятия не имела, кто этот таинственный парень с дьявольской улыбкой... И, самое главное, понятия не имела о его целях.

 

   После того, как пары закончились, Женя подхватила одной рукой Вику, другой Аню и весело предложила:
   — А давайте сегодня к Генке заявимся. Ребята порепетируют, а мы потрещим обо всём. А то Аня постоянно где-то пропадает, я уже и соскучиться успела.
   — У нас, вообще-то, экзамен на носу, — улыбнулась Аня, которая чувствовала себя уставшей и вымотанной.
   — И что? Сегодня пятница, завтра будем зубрить, а сегодня надо отдохнуть и расслабиться. Да и Генку давно никто не пинал. Он там без нас наверняка плесенью покрывается. Если бы не мы, давно бы в дерево превратился, глядишь, скоро и вовсе зацветёт.
   — Скажешь тоже, — хмыкнула Вика. — Но всё же порепетировать стоит, хоть и без бас-гитариста.
   — Да сдался он вам? — сказала проходившая мимо Настя, на минуту отвлёкшись от своего телефона. — Вы и без него неплохо играете.
   — В том то и дело, что неплохо, — возмутилась Вика. — А надо отлично.
   Настя просто пожала плечами и дальше уткнулась в телефон.
   — А знаете, давайте позовём мальчишек и пойдём. В конце концов, надо действительно отвлечься. Неделя та ещё была.
   — Отлично! О, кстати, вон и они. — Женя, довольная, замахала рукой парням. — Эй, оболтусы, вы с нами идёте?
   Лёва пихнул Ромку в плечо, привлекая внимание к машущей им Жене. И Ромка, который в то время разговаривал с какой-то девицей, недовольно нахмурился. Но, увидев друзей, поспешил с девушкой попрощаться. Ему не хотелось терпеть очередные насмешки в свою сторону, и, тем более, чтобы эти насмешки слышала девушка, которая ему нравилась.
   Впрочем, как только его посвятили в план очередной раз оккупировать Генкин гараж, он обо всём и думать забыл. И вскоре весёлая компания, подцепив Санька, который не смог придумать достойный предлог, чтобы отказаться, двинулась в излюбленное место для посиделок.
   — Экзамены... — грустно повторял Саша всю дорогу.
   — Отдыхать тоже надо, — не уставала напоминать ему Женя.
   Аня же просто радовалась компании друзей. Генка, кстати, тоже был рад видеть всех. Впрочем, он всегда им радовался. Во многом потому, что среди них никто его не пытался исправить. Хотя, конечно, шутить и язвить о его любви к безделью никто не переставал. Вот и сейчас первыми словами Жени, когда она вошла к нему в гараж, были:
   — Ты ещё корни тут не пустил, растение ты садовое?
   — Уже давно пустил, — усмехнулся Гена, — прямо в кресло.
   — Если уж решил стать деревом, то хоть плоды приноси.
   — Когда придёт время, обязательно уроню кокос тебе на голову.
   Остальные, заходя внутрь, только тихо посмеивались над этими двумя и их очередной перепалкой. Женя никак не могла смириться с пофигистическим отношением Гены к жизни, а он не понимал, как можно столько зубрить ради тупых оценок.
   — Ты просто бестолочь, будешь работать дворником, — ехидно заявляла девушка.
   — Да и замету дверь твоего подъезда так, что ты не сможешь выйти из дома, и тебя уволят с твоей престижной работы.
   — По крайне мере, она будет престижной.
   — Ай, да блин, — первым не выдержал Ромка. — Ссоритесь, как женатая пара.
   Женя фыркнула.
   — Будь он моим мужем, я бы его давно на ноги подняла бы.
   — Будь она моей женой... — Генка замолк и многозначительно ухмыльнулся. — Впрочем, дальше уже зацензурено и не для юных ушек.
   — Похабщик, — скривилась в его сторону Женя и, разочарованно помотав головой, села на старенький диван рядом с подругами, которые заливались смехом.
   В тот вечер они смеялись почти всё время. Потому что на этом, конечно, всё не закончилось, и друзья весь вечер фантазировали на тему якобы супружеской жизни Евгении и Геннадия. О том, какие бы прозвища они друг другу давали, или о том, как бы воспитывали детей. Как ответственная Женя воспитывала бы детей в строгости, а Генка наоборот бы баловал детишек и постоянно носил бы в карманах конфеты для них. Спорили, кто бы у них убирался в квартире, а кто выносил бы мусор. Кто кому готовил бы кофе, а кто кормил бы кота. На какой год супружеской жизни Женя бы спалила к чёртовой матери этот гараж и каким образом Генка бы приучил бы её расслабляться и получать удовольствие от жизни. Сколько книжек пришлось бы Генке прочитать и сколько блюд научиться готовить Жене. И самое главное: кто кого перетроллил бы в процессе. Все с азартом обсуждали эти и другие житейские моменты, сопровождая всё смехом и косыми взглядами на внезапную парочку.
   Женя всё фыркала на каждый предполагаемый момент из "будущей жизни". А Генка всё возвращал тему на момент первой брачной ночи, за что получил подзатыльник буквально от каждого.
   Но какой бы ни была пятница весёлой, все выходные были проведены за конспектами, рефератами и курсовыми. Аня, как всегда, старалась большинство экзаменов сдать досрочно, чтобы не отвлекаться от дел комитета. А их в конце года всегда было предостаточно. Какое тут расследование или поиски парня? Она даже радовалась, что у неё никого нет, потому что пришлось бы и тут выделять время на встречи и свиданки. Вот закончатся экзамены...
   Но что бы она там ни думала, мысль о её злодее всё никак не покидала голову. Ей всё время казалось, что она что-то упустила... что-то постоянно крутилось в голове, но ускользало, как только она старалась это поймать.
   Тем не менее, время шло. Лекции сменялись зачётами и другими лекциями. Экзамены тоже проходили своим чередом. Всё то, что окружало студентов каждую сессию: билеты, конспекты, шпаргалки, пересдачи .
   Огромным событием стала пятёрка по литературе у Вики. Та сама была в шоке после того, как вышла из аудитории, пялясь в свою зачётку, как будто там всё было написано на иврите. После этого вся компашка отмечала этот знаменательный день в ближайшей кафешке. К ним праздновать пришёл даже Гена, и друзья впервые за долгое время увидели его не в растянутых гаражных джинсах, а вполне нормально одетым. И также впервые узнали, что, оказывается, тот устроился на подработку то ли в автомойку, то ли в автомастерскую.
   Последовали очередные подколы и насмешки о том, что Генка готовится к семейной жизни. Аня даже похлопала того по плечу, сказала, что гордится им и, "смахнув слезу", попросила обязательно пригласить на свадьбу.
   Смех стоял на всю кафешку.
   Настроение было прекрасное. А у самой Ани тем более. Для неё это был последний экзамен, в то время как многие продолжали посещать простые лекции.
   — Слушайте, а давайте летом махнём все куда-нибудь на море, — вдруг предложил Ромка. — Хотя бы на недельку.
   — С ума сошёл? Как ты себе это представляешь? — тут же скривилась Вика.
   — Ну не на море, так на речку, да хоть на дачу, но чтоб вместе. Весело же будет.
   — Тут многие, между прочим, работать пойдут, — сказал Саша, откидываясь на спинку своего стула. — Вон, даже Генка начал за ум браться.
   И все очередной раз весело посмотрели на него. А сам Гена только улыбнулся, давно перестав реагировать на эти подколы.
   — Что, никто не сможет взять отпуск на недельку? — насупился Ромка.
   — У меня у одной ощущение, что он что-то задумал? — хихикая, спросила Женя.
   — У меня не ощущение, я точно уверен, — кивнул Лёва.
   — Да ладно вам! — Рома стал делать вид, что жутко обиделся.
   Аня, наблюдая за всей этой сценой, не переставала улыбаться, но тут к ней обратилась Настя, которая была непривычно тихой в этот вечер.
   — Слушай, а как там дела с твоим злодеем?
   — Кстати, да, — подхватила Женя. — О нём так никакой весточки больше и не было?
   — Не было, — пожала плечами Аня, стараясь не показывать, как она разочарована этим фактом. — Я пока прекратила поиски из-за экзаменов. Да, думаю, и он сам, кем бы он ни был, должен эти самые экзамены сдавать.
   — Да уж. Он, наверно, просто трус, — тут же заважничал Рома. — Как только понял, что его засекли, так сразу и в кусты.
   — Ты как, продолжать поиски будешь? — спросила Настя, не обращая внимания на его слова.
   — Да не с чем эти поиски продолжать, — опять вздохнула Аня. — Мне ничего особенного выяснить так и не удалось. Только то, что он по большей части защищал меня, что как-то по-особому жутко улыбается и постоянно носит капюшон.
   — Жутко улыбается? — удивилась Настя.
   — Брр... — поёжилась Вика — Не люблю таких.
   — Ну, вот вы хоть кого-нибудь знаете с жуткой улыбкой?
   — Да полно, — тут же отозвалась Вика. — Да хоть на Генку глянь. Ухмыляется так, что хочется съездить ему по физиономии.
   — Так не смотри, — тут же ответил он, откусывая яблоко. — Я, может, и не тебе улыбаюсь.
   — Тогда сам гляди в другую сторону.
   — А может, что-то известно про то, какую именно толстовку он носит? — спросила Настя. — Знаешь, сейчас много разных принтов, вдруг у него какая-то особенная?
   — Вот не могу сказать, — пожала плечами Аня. — Все, кого я спрашивала, с трудом вообще могли хоть что-то вспомнить. Даже то, набросил ли он капюшон толстовки или всё же надел кепку. Так что тут тоже тупик.
   — Кепку... — Настя задумалась. — Кто сейчас вообще носит кепки?
   — Только понтовые реперы, — усмехнулся Ромка.
   — Слушай! — вдруг чуть не подскочила Женя. — А тот парень... ну как там его... к которому ты тогда в столовке подходила. Он вроде был в кепке. Как же его... Насть, ты же знаешь, тот, что боксёр.
   — Димка Селезнёв?
   — О, да... Тот, что в очках и говорил с набитым ртом. — Аня ещё раз прокрутила в памяти эту сцену и поёжилась. — Да ну нет.
   — Ну, а всё же... — Настя задумчиво посмотрела вверх.
   — Спроси его о кепке, — вдруг предложил Генка. — Вдруг у них есть какой-нибудь клуб любителей этих кепок.
   — Ну ты и скажешь тоже, — скривилась Женя.
   — Он в литературном клубе, а не в клубе любителей кепок, — добавила Аня.
   — Одно другому не мешает, — сказал Гена, откидываясь на спинку стула. — Вдруг они надевают кепки и читают книжки. Кстати, жена, а ты почему не в этом клубе? Ты ж любишь книжки.
   Женя от подобного обращения мстительно сузила глаза и посмотрела на хохочущего парня.
   — Я люблю читать то, что нравится мне, а не то, что на повестке дня, — прошипела она и вновь повернулась к Ане. — Я тоже думаю, что стоит с ним ещё раз поговорить. Даже если это не он, вдруг он что-то знает. Я его с прошлого года помню, он довольно умный, сможет даже помочь тебе. Хотя бы советом.
   — Кстати, к слову о реперах. На факультете искусств наверняка можно найти несколько таких ребят.
   — Не, не прокатит, — сказала Вика, подперев рукой голову. — Музыканты не любят за кем-то бегать. Они любят, чтобы бегали за ними.
   — Да неужели? — хихикнул Ромка, рассматривая Вику как в первый раз.
   — Я исключение, — подмигнула ему она. — А ты яркое подтверждение.
   Лёва, глядя на них, тихо засмеялся.
   Аня же молча сидела, обдумывая всё это. Её друзья, как всегда, богаты на идеи. И, пожалуй, она прислушается и на этот раз. Начнёт с этого Димы. Вдруг он действительно сможет ей помочь, если и правда такой умный.
   На следующий день, чтобы не томиться в ожиданиях, она, прежде чем засесть за дела комитета, отправилась в литературный клуб, в который Дмитрий её приглашал. Если он будет там, то ей, по крайней мере, не придётся бегать по аудиториям и искать его. Она, конечно, глянула расписание его группы, и с высокой долей вероятности могла бы его перехватить только после третьей пары, и то пришлось бы бежать в другое крыло.
   Только вот не учла Аня, что во время сессии всё кружки, клубы и прочие сборища по интересам временно приостанавливают свою деятельность. В результате ей удалось найти только Светлану — третьекурсницу, состоявшую в этом литературном клубе.
   — Слушай, — обратилась к ней Аня, — не подскажешь, как мне найти Селезнёва Дмитрия, он вроде среди ваших?
   — Кого? — нахмурилась она. — Нет среди нас такого. Да и не было.
   — Как? — удивилась Аня, поглядывая на листовку, которую ещё тогда, в столовой, так и не найдя, куда выбросить, засунула в сумку и забыла. И вот теперь она растерянно глядела на неё, и только жирный отпечаток пальца доказывал то, что именно этот листок ей в тот день дал Дима. — Он же сам меня сюда пригласил.
   Света, глянув на листовку в её руках, только пожала плечами.
   — Мы тогда всем раздавали эти листовки. Хотели с театралами замутить постановку и приглашали людей.
   — На Шекспира?.. — всё так же грустно спросила Аня. Что-то как-то вообще ничего не складывается. Ведь тогда он вёл себя так, словно именно он раздаёт листовки, а ей дал потому, что подумал, что она именно за ней и пришла... Странно всё это...
   — Да какой ещё Шекспир?! — между тем возмутилась Света. — У нас в программе только русские классики. Все цепляются за этого Шекспира, будто он единственный поэт на свете. У нас, между прочим, полно замечательных поэтов и писателей получше. Один Пушкин чего стоит. А Гоголь, Бунин, Пастернак? А Гумилёв, Некрасов... Да полно! Нет, все только, блин, о Шекспире, будто на нём свет клином сошёлся!
   — Подожди-ка... — перебила её монолог Аня. — То есть, Шекспира никогда не проходили, или что вы там на встречах делаете?
   — Да нет же! — продолжала возмущаться Света. — Говорю же, у нас только русские писатели и поэты.
   Она ещё раз хмуро посмотрела на Аню, будто подозревая в ней фаната нелюбимого ею Шекспира, после чего хмыкнула и пошла куда-то по своим делам, оставив Аню, растеряно смотреть себе вслед.
   — Вообще ничего не понимаю... — проговорила девушка себе под нос, продолжая смотреть на листовку, словно на ней вот-вот должны появиться ответы на все вопросы.
   Ну что ж, придётся дожидаться третьей пары и постараться перехватить этого Дмитрия Селезнёва. И ещё надеяться, что он вообще придёт на пары. А то сейчас, во время сессии, всё расписание пляшет и меняется каждые полчаса. Да и многие лекции не обязательные.
   В конце концов, когда пришло время, Аня бросила все свои дела и побежала к нужному кабинету, в котором как раз должны была закончиться пары у Димы. Любопытство распирало её. Сейчас как раз время обеда, и многие студенты будут поспешно убегать то в столовую, то куда-нибудь ещё, и вероятность его пропустить была велика, потому Аня очень спешила.
   Наконец, свернув в нужный коридор, она остановилась, переводя дыхание и рассматривая студентов, что уже спешили набивать свой желудок. И тут она вдруг почувствовала себя, словно в каком-то фильме. Всё вокруг стало словно в замедленной съёмке.
   В открытую дверь аудитории вышел Дима и вместе с уже поредевшим потоком студентов направлялся к выходу. На нём была всё та же распахнутая толстовка сине-чёрного цвета, рубашка в клетку, бейсболка, натянутая на лоб, очки на носу и рюкзак за спиной. Всё, как и раньше. Засунув одну руку в карман джинсов, он во второй держал смартфон и что-то в нём смотрел.
   Делая шаг за шагом, он, не замечая её, прошёл мимо.
   Аня же во все глаза смотрела, как он, поравнявшись с ней, стал удаляться. И в голове ясно вспыхнул тот самый вечер, когда её "парень", поцеловав её, точно так же удалялся в ночь. Точно так же, преступая с ноги на ногу немного вразвалочку, но уверенной походкой.
   Он!
   Не медля ни секунды, она бросилась вперёд и, обогнав Диму, встала прямо перед ним.
   — Это ты! — чуть ли не выкрикнула она, тыча в парня пальцем.
   Дима дрогнул от неожиданности, отступил на шаг и даже поднял руки, словно она тыкала в него не пальцем, а пистолетом. Проходившие рядом девушки, глянув на них, хихикнули и пошли дальше, не слишком заинтересовавшись происходящим.
   — Ты! — повторила Аня. — Я узнала твою походку!
   — Э-э-э? — Дима удивлённо смотрел на неё, всё так же подняв ладони вверх, в одной из которых всё ещё держал уже погасший телефон. Парень выглядел обескураженным и, похоже, совсем не понимал, что происходит.
   Аня, так и замерев с выставленным вперёд пальцем, начала осознавать всю тупость ситуации. Благо, коридор уже опустел, и за её позором никто лишний не наблюдал. Она могла и перепутать. Темно ведь было. Да мало ли парней так ходят? А все её умозаключения вообще притянуты за уши. Подумаешь, не тот репертуар в литературном кружке. Может, он сам просто подумывал вступить и потому ничего не знал.
   С каждой секундой, продолжая тыкать пальцем в растерянного парня, Аня чувствовала себя всё большей и большей дурой. Она начала лихорадочно соображать, как бы переиначить всё в шутку и скрыться от стыда подальше... но тут Дима всё же опустил ладони.
   — Эх, — сказал он, засовывая руки в карманы своей толстовки. Одновременно с этим на его лице расплылась ироничная или даже сардоническая улыбка. — Догадалась всё-таки.
   У Ани по спине пробежали мурашки.
   Всё же он!
   — Ты! — вновь произнесла она, на этот раз с толикой обиды и уже с полной уверенностью.
   — Ну да, — пожал плечами Дима, продолжая ухмыляться. А улыбка действительно выглядела хищной, хотя не такая уж и страшная, как ей казалось по описаниям. Но она полностью преображала его лицо. Он действительно выглядел коварным и расчётливым злодеем. И, до кучи, этот прямой взгляд исподлобья... Такого действительно легко испугаться.
   — Но... — Аня растерянно опустила руку. — Зачем?
   Дима очередной раз пожал плечами.
   — Разве это стоит объяснять? — сказал он, пряча свою жуткую ухмылку, но видя, что она продолжает вопрошающе смотреть на него, добавил: — Ты мне нравишься.
   — А что, нельзя было по-человечески? Подойти. Позвать на свидание.
   — По-человечески не получилось. Уже не помнишь?.. Где-то год назад... — он слегка нахмурился, отведя взгляд в сторону. — Не могу тебя винить. Я не красавчик, а вокруг тебя полно парней.
   Аня растерянно посмотрела на Диму ещё раз, впервые попытавшись оценить его внешний вид. Высокий — да. Это она и так помнила. Широкие плечи — это определённо плюс. Про телосложение до сих пор сложно сказать, но выглядит, вроде, не слишком худощаво. А вот лицо, когда он не ухмыляется, самое обыкновенное. Из тех, что не особо запоминается. Может, потому его никто толком и описать не мог. Стрижка тоже самая обычная, а волосы тёмно-русого цвета. Но голубые глаза очень пронзительные и умные. Недаром отличник. Да ещё всю эту историю смог провернуть...
   — Год назад я всем отказывала, — тихо сказала она, до сих пор не до конца осознав, как к нему относиться. Всё это пока ещё не укладывалось в её голове. — А план, который ты придумал, дурацкий!!
   Она нахмурилась и скрестила руки на груди.
   Дима усмехнулся, продолжая пристально на неё смотреть.
   — Веришь или нет, оно само так получилось. После я лишь подстегнул события.
   — Само? То есть просто с языка слетели слова о том, что мы встречаемся?
   Дима отвёл взгляд в сторону, словно припоминая этот инцидент, а на его лице опять появилась та самая коварная злодейская ухмылка. Аня же поражённо за ним наблюдала. Ей импонировала эта его самоуверенность. Даже попавшись в своей лжи, он вёл себя так, будто именно он хозяин положения.
   Это одновременно возмущало и восхищало.
   — Маленькая фантазия переросла в нечто большее, — многозначительно сказал он, опять глянув на Аню, и от его взгляда по её телу побежали мурашки. — Была пара инцидентов, когда я просто не мог не сказать нечто подобное. А потом...
   — Что потом? — требовательно спросила Аня.
   — Я увлёкся, — просто сказал он. — Я дал парочке придурков поверить, что у тебя есть тот, кто сможет подправить им физиономии, если они вздумают к тебе соваться. А затем этот слух подхватили остальные, мне лишь оставалось немного помочь ему разлететься... и вуаля! Через неделю каждый был полностью уверен, что ты встречаешься с каким-то опасным головорезом, который не даст тебя в обиду.
   — Вот уж спасибо, — скривилась Аня.
   — Пожалуйста, — вполне искренне сказал Дима, но лукавый огонёк в газах не смог скрыть.
   Аня, конечно же, его заметила.
   — Если ты самостоятельно взял на себя роль моего хранителя, почему не объявился раньше? — подозрительно спросила она.
   — Потому что это никогда не входило в мои планы, — сказал Дима. — Это был слух ради слуха, а не для того, чтобы подкатить к тебе. По идее, ты никогда не должна была узнать, что именно я за всем этим стоял. Точнее, я надеялся, что ты вообще об этом слухе не узнаешь. А когда он разросся, то что ты его просто проигнорируешь и забудешь. Я был готов даже к тому, что созданный мною образ ляжет на твоего настоящего парня. В любом случае, я просто не хотел, чтобы к тебе лез всякий сброд.
   — Если так, тогда что ты делал в тот вечер возле моего дома?
   — Я не преследовал тебя, если ты об этом. На самом деле, я живу неподалёку и просто возвращался домой, когда заметил, что ты идёшь впереди, а потом увидел, как те придурки стали к тебе приставать. Не мог же я пройти мимо.
   — И я благодарна тебе за это, — сказала Аня, действительно испытывая искреннюю благодарность.
   Дима опять улыбнулся, но на этот раз не так, как раньше. Улыбнулся тепло и даже с некой нежностью, чем очередной раз её поразил.
   — Я рад, что оказался рядом.
   Они продолжали стоять и смотреть друг на друга, каждый припомнил тот самый поцелуй, который произошёл после.
   — Почему тогда ты... кхм... — Аня постаралась преодолеть неожиданное смущение, — сказал, что ты и есть этот "головорез", если хотел всё сохранить в секрете?
   — Не удержался, — сказал он, продолжая тепло ей улыбаться. — Ты так мило забеспокоилась обо мне.
   Аня почувствовала, как начинает краснеть. Но она не могла просто так отступить. Было ещё кое-что, что не давало ей покоя: потянувшись вперёд, она сняла с Димы очки. Взглянув через стёкла, девушка хмыкнула. — Так и думала. Фальшивка.
   — Конспирация, — ответил он.
   — Это было умно... — Она сложила очки и, подойдя ближе, засунула в нагрудный карман его рубашки. — Ведь тем вечером, когда ты меня спас, на тебе не было очков. А из-за того, что ты их носил, я тебя сразу исключила из списка "подозреваемых".
   — Я именно на это и рассчитывал, когда начал их носить. Сразу после того вечера, — сказал Дима, разглядывая очки в своём же кармане.
   — А ещё потому, что ты говорил с набитым ртом, когда я к тебе подсела.
   Дима усмехнулся. На этот раз вполне весело и добродушно, а, посмотрев на Аню, слегка засмеялся и сказал:
   — Я запаниковал.
   — Я уже догадалась, — тоже усмехнулась она.
   — Боялся, ты меня по голосу узнаешь.
   — Зря боялся. У меня плохая память на голоса.
   — Зато, как оказалась, на походку хорошая, — всё ещё усмехаясь, сказал Дима, глядя Ане прямо в глаза. — Вот уж не ожидал, что проколюсь на этом.
   — Зачем ты вообще скрывался после того, как уже выдал себя?
   Дима опять усмехнулся.
   — А ты как думаешь? Я прекрасно понимал, как вся эта история выглядит для тебя. Какой-то придурок называется твоим парнем и преследует до дома. Не самое лучшее начало. Я надеялся, что если не буду больше светиться, вся эта история вскоре забудется.
   — Почему не попытался со мной познакомиться уже как ты сам, а не как тайный парень?
   Дима, по-прежнему держа руки в карманах толстовки, смерил её внимательным взглядом.
   — А ты обратила бы на меня внимание? — спокойно спросил он. — После твоего объявления о том, что твой тайный парень тебе вовсе не парень, вокруг тебя опять начали вертеться разные воздыхатели гораздо интереснее и привлекательнее, чем я. Заметила бы ты среди них такого, как я?
   — Не знаю... — честно ответила Аня, задумавшись. — Но, к твоему сведению, я вообще ни на кого не обращала внимания. А искала тебя. Точнее, того самого Злодея, который закрутил всю эту историю.
   Дима хмыкнул, услышав своё прозвище.
   — Злодей... да уж...
   — Ты всех запугал. Не только придурков, но и нормальных парней. У меня не было ни одного настоящего свидания.
   Дима опять коварно усмехнулся, став похожим на киношного злодея, который радовался тому, что его коварный план идеально исполнился.
   — Не буду врать, что я сожалению об этом.
   — Вот и не обижайся на "Злодея".
   — И не думал.
   Он стоял спокойно и как-то покорно и смотрел ей в глаза. Словно ожидал, когда она, наконец, закончит расспросы и вынесет ему его приговор. Скажет те самые слова, которые раз и навсегда поставят точку в этой истории. Скажет держаться от неё подальше... Или что у него нет никакого шанса. Или вообще пригрозит ему заявкой в полицию. Мало ли, что ещё?
   По сути, это конец, но ему нечего было терять, так как он ничего и не имел. Только сомнительное удовольствие от глупого слуха, в котором они были парой. Но этому всё равно давно было пора положить конец. Тем не менее, несмотря на свой, по сути, провал или проигрыш, он держался со всем доступным ему достоинством. Это то единственное, что у него сейчас было и что не отнять.
   — Вот уж история... — сказала Аня, которая тоже понимала, что должна вынести некий вердикт этой самой истории. Но она ещё была не готова принять это решение. Слишком сумбурно всё вышло. Но одно знала точно: несмотря на всё, что произошло, она совсем не сердится на Диму. Более того...
   Подняв голову, она ещё раз взглянула в его пронзительные и умные глаза.
   — Скажи, если бы произошло, как ты хотел... Если бы история бы замялась сама собой... Ты бы предпринял ещё одну попытку? Со мной...
   Он опять усмехнулся, но теперь эта его улыбка больше не казалась ей злодейской, скорее хитрой и самоуверенной.
   — А с какой целью, ты думаешь, я вообще решил ждать, когда эта история забудется? — ответил он. — Может, я и не красавчик, но и уступать им просто так я не собираюсь. Я был готов приложить усилия, чтобы ты обратила на меня внимание.— И, продолжая пристально на неё смотреть, добавил: — До сих пор готов.
   Аня поняла, что вопреки, а может, и благодаря всему тому, что она узнала, он всё же ей нравился. Он был тем, кто спас её; тем, кто незримо пытался её оберегать, пусть и весьма странным способом; тем, кто смог очаровать её всего парой фраз... Да! Он ей по-прежнему нравился. Даже несмотря на свои злодейские замашки.
   — Ты и так уже всех перещеголял, — сказала она.
   Услышав её слова, Дима, задумчиво отвёл взгляд, не зная до конца, как интерпретировать её слова. А потом она совершенно неожиданно подняла руку и сорвала с его головы кепку. Он удивлённо повернулся к ней, наблюдая за тем, как она водрузила его кепку себе на голову.
   — Я верну её тебе после пар. Дождись меня у входа, — сказала Аня и, развернувшись, пошла дальше по коридору, стремясь быстрее скрыться с его глаз. Её щёки пылали, и она не хотела, чтобы он видел её смущение.
   Дима же сам стоял, всё ещё удивлённо глядя ей вслед. Его кепка была взята в заложники, но он совершенно ничего не имел против. Наоборот, то, что она её ещё и надела её на себя, отдалось усиленным сердцебиением у него в груди.
   Никогда в своей жизни он не желал так сильно, чтобы пары быстрее закончились.

 

   Аня залетела в аудиторию комитета с пылающим лицом и удивлённо ставилась на своих подруг, которые сидели и о чём-то болтали.
   — О! Вот она! — воскликнула Женя. — Куда ты пропала? Время для обеда не резиновое. Мы ж договорились...
   — У тебя новый прикид? — скептически рассматривая подругу, спросила Вика. — Для чего кепка-то? Ловишь на живца?
   Аня, нервно хихикнув, вошла и присела за свой стол. Почему-то ей совсем не хотелось говорить о Диме. Пока. Ей ещё самой надо во всём разобраться.
   — Извините, девочки, я на обед не пойду. Дел полно, — сказала она, чтобы не заострять внимание на кепке.
   — Да мы поняли, — махнула рукой Вика. — Потому и припёрлись. Устроим поедалки здесь.
   — Нет такого слова, — скривилась Женя, присаживаясь за соседний стол и доставая фрукты, бутерброды и термос.
   — Да и пофиг, — сказала Вика, устраиваясь рядом.
   — А Настя где? — спросила Аня, осматриваясь вокруг.
   — Да её сегодня вообще не было. Ты что, её не знаешь? Сейчас же лекции не обязательные из-за экзаменов. Поэтому её сейчас силком не затащишь в универ. Наверняка опять на свиданках.
   — Ну, её можно понять, — мечтательно сказала Аня. Почему-то именно сейчас она как никогда понимала подругу, которая убегала повидаться со своим молодым человеком. Ей самой вот, например, не терпелось опять встретиться с Димой, хотя они, вообще, ещё не пара. Но ей нравилось то, как он на неё смотрит, и очень хотелось опять увидеть этот его взгляд.
   А ещё тот поцелуй... ох, тот поцелуй... Он становился гораздо ярче, как только она думала о том, что именно Дима её поцеловал.
   Ох ты, боже ж мой.
   Она упёрлась головой в стол, только чтобы скрыть адски пылающие щёки.
   Женя, жуя бутерброд, хмуро посмотрела на подругу.
   — Что это с тобой? — подозрительно спросила она.
   Вика, которая пыталась грызть яблоко, не задевая пирсинг на губе, тоже посмотрела на Аню.
   — Опять что-то произошло, — вынесла она вердикт. — Эй, Ань, что опять произошло?
   — Ничего, — пробубнила она, не поднимая головы.
   — Ага, поэтому ты опять стол бодаешь, — хихикнула Женя. — Давай колись. Экзамены вроде закончились, что ещё тебя так расколбасило?
   Аня понимала, что отвертеться не получится. В любом случае её подруги быстро бы догадались обо всём, поэтому она тихо произнесла:
   — Я его нашла.
   — Кого? — переспросила Женя, поднеся бутерброд ко рту и замерев, так и не откусив его. С округлившимися глазами она повернулась обратно к Ане. — Злодея нашла?
   — Ну нихрена себе, — такими же округлившимися глазами уставилась на неё Вика.
   — Ага, его.
   — И что? И кто? И как?
   Девушки совсем забыли про свою еду и готовы были вцепиться в Аню руками и ногами, чтобы удовлетворить любопытство, которое просто съедало каждую.
   — Не знаю... — проговорила Аня, поднимая голову. — В смысле, он вроде не такой уж и плохой.
   — Он же сталкер! — возмутилась Вика, а Женя, оценив пылающие щёки подруги, тихонько присвистнула.
   — Ох ты ж, мать... — хихикнув, сказала она. — Да ты влюбилась.
   Аня опять опустила голову, чтобы её не видели.
   — Серьёзно? — Вика перевела взгляд на Женю и обратно на Аню. — В этого придурка?
   — Он не придурок, — опять подала голос Аня. — Вы слишком предвзяты и многое не знаете.
   Обе девушки недоверчиво скривились, но всё же не стали ничего говорить. В конце концов, каждая из них знала, что это такое, когда тебя осуждают по каким-то поверхностным признакам. Одна носила клеймо "заучка" из-за любви к учёбе и книгам, другая — "фрик" из-за любви к пирсингу и татуировкам.
   — Ну, вы как? В смысле, вы теперь взаправду будете парочкой?
   — Не знаю... — Аня поднялась и села ровно, но тут же натянула козырёк кепки почти до носа. — Мы встречаемся сегодня после пар, чтобы, наверное, всё обсудить.
   — Ха-ха, свиданка, — рассмеялась Женя.
   — Поздравляю, — добавила Вика, вернувшись к странному ритуалу поедания яблока.
   Выпытав немного подробностей и закончив обедать, подруги убежали на следующую пару, а Аня осталась разгребать бумаги на своём столе, с нетерпением поглядывая на часы в ожидании, когда пары закончатся.
   Но в итоге, когда пары всё же закончились, она была вынуждена задержаться, так как из-за волнения и ожиданий почти ничего из необходимого не успела сделать. Так что пришлось быстро всё заканчивать в ускоренном темпе. В результате к выходу она не просто бежала, а неслась как угорелая. Она боялась, что Дмитрий уйдёт, так и не дождавшись её.
   Но как только она выскочила на крыльцо, то увидела, что Дима всё ещё там. Аня радостно выдохнула. Он всё же её ждёт, несмотря на то, что она так сильно опоздала. Вокруг почти никого не осталось. Ещё бы! Какой студент будет торчать в универе, когда лекции закончились. Только тот, кто кого-то ждёт.
   Дима, прислонившись к парапету возле лестницы, читал какой-то конспект. На первый взгляд, он выглядел как обычный студент из категории "ботаников". Тихий, спокойный, что-то читает или учит в любую свободную минуту. Но она уже знала, что он не так прост, как кажется.
   Дима, словно чувствуя её взгляд, поднял голову и посмотрел на неё. Аня опять ощутила, как по спине пробежали мурашки от того, как он на неё смотрит. Но это были приятные мурашки. Спустившись с лестницы под его пристальным взглядом, она остановилась рядом с ним.
   Она не могла этого объяснить, но рядом с ним она чувствовала себя как-то... по-другому. Ей это нравилось. От Димы веяло тем, что называется "харизма". Она почувствовал это ещё той тёмной ночью, хотя и не видела его лица. Очень странно, что она не уловила этого в столовой, когда впервые к нему подошла. Хотя в тот момент он её шокировал и она просто не успела прислушаться к себе. Всё же он ловко тогда выкрутился.
   Улыбнувшись этому воспоминанию, она сказала:
   — Привет. Извини за опоздание. Я рада, что ты меня дождался.
   Он усмехнулся.
   — В комитете задержали?
   — Ага...
   Дима убрал тетрадь в рюкзак и, упёршись спиной всё в тот парапет, скрестил руки на груди, пристально смотря на Аню. Да так, что она опять почувствовала, что краснеет. И, что самое страшное, понятия не имеет, что делать дальше. И она спросила первое, что пришло на ум:
   — А откуда ты про комитет знаешь?
   Он усмехнулся.
   — Ты что же, думаешь, я не в курсе, чем занимается девушка, которая мне нравится?
   Теперь она точно покраснела, а Дима, всё ещё улыбаясь, сорвал с её головы свою кепку и вернул её на законное место.
   — Кажется, это моё.
   — Ну вот, — вздохнула она. — А я уже к ней привыкла.
   Дима окинул её странным взглядом. Потом загадочно усмехнулся, но ничего не сказал. Но она каким-то непонятным образом поняла, что в любой момент может опять забрать себе эту кепку и он совсем не будет против.
   Она знала, что нравится ему. Дима сам прямо об этом сказал, да ещё несколько раз. И, возможно, он уже догадывается, что и сам ей нравится, но... Аня всё же хотела задать ещё несколько вопросов, прежде чем у них что-то начнётся.
   — А если бы я не пришла? — вдруг спросила она, наблюдая за его реакцией. — Если бы это была просто попытка отплатить тебе за слухи?
   Но он просто пожал плечами.
   — Ну, когда-нибудь ты должна же была выйти.
   — У меня пар нет. Меня к этому времени вообще могло уже не быть в универе.
   Дима хитро посмотрел на Аню.
   — Ты была внутри.
   — Откуда ты знал?
   — Просто знал. Прими как факт.
   Аня поджала губу, задумчиво рассматривая Дмитрия, который продолжал беззаботно стоять, прислонившись спиной к парапету. По-прежнему уверенный в себе и с лёгкой зловещей атмосферой вокруг. Не в том плане, что он казался злобным... скорее, опасным. Что-то в его виде подсознательно говорило держаться от этого человека подальше. Но, опять же, Аня чувствовала, что эта опасность конкретно ей не угрожает.
   Как можно было раньше этого не замечать? Как вообще можно было принять такого, как он, за слабака и "ботаника"?
   — Ты правда занимался боксом? — вдруг спросила она, чтобы уже раз и навсегда выяснить этот вопрос.
   — Правда, — кивнул он. — И до сих пор занимаюсь. По вторникам и субботам.
   — Только не бей больше никого.
   — Я же обещал. Да и фактически я не бил толком никого, — он усмехнулся своей зловещей ухмылкой. — Запугивание гораздо действенней.
   Но Аня уже успела привыкнуть к этому и больше не собиралась позволять себя обмануть. Она больше не поверит в его наигранную злобность. Потому она слегка закатила глаза и сказала:
   — Я слышала как минимум про одну коленку и видела один фингал.
   Дима, к её удивлению, рассмеялся.
   — Ну, коленка — это чистая случайность. В планах там был поджопник, причем вообще другому человеку. А фингал, это у кого?
   — Сергей Мамонтов. Почти два месяца назад.
   — А, помню этого, — сощурился Дима. — Тут я ни о чём не жалею.
   — Он сказал, что ты на него напал, — подозрительно покосилась на него Аня, хотя улыбка на лице портила весь эффект. — А ещё, что сломал тебе пару рёбер.
   — Ах, вот, в чём дело! — вполне искренне изумился Дима. — То-то у меня в боку побаливает. А я всё на компьютерное кресло грешил... — Мученически вздохнув, он посмотрел на Аню. — Ну а если серьёзно, я действительно на него основательно наехал. А фингал потому что человек слов не понимает.
   — И это всё потому, что он пригласил меня на свидание?
   — И это всё потому, что он придурок, — прямолинейно сказал он. — И тебе точно не походит.
   Аня усмехнулась и скрестила руки на груди.
   — А ты, значит, подходишь?
   Дима приподнял брови, с насмешкой глядя на её серьёзную позу.
   — О, какой каверзный вопрос! И как же на него ответить, не ударив в грязь лицом?
   — Как насчёт правды?
   — Здесь нет правды, только мнение, — сказал он, глядя ей прямо в глаза. — Моё мнение и твоё мнение.
   Они встретились взглядами и какое-то время просто молча друг на друга смотрели.
   — И какое же твоё мнение? — спросила Аня, не разрывая этот зрительный контакт.
   — По моему мнению, — он специально многозначительно выделил последнее слово, после чего закончил: — Я просто идеален!
   Аня расхохоталась от души. Дима, наблюдая за ней, тоже улыбнулся. И она всё ещё пыталась понять, то ли это такое его самомнение шикарное, то ли шутка, когда услышала его вопрос:
   — А что насчёт твоего мнения?
   Повернувшись, она заметила на его лице следы улыбки, но взгляд был серьёзным, так что не оставалось никакого сомнения в важности этого вопроса. Перестав смеяться, она тоже прямо посмотрела на него.
   — Прежде чем я отвечу, у меня есть ещё вопрос.
   Дима приподнял брови, просто своим видом показывая, что слушает её, поэтому Аня продолжила:
   — А если бы я тебе опять отказала? Это в тему твоих первоначальных планов. Я бы ничего не знала, а ты бы пытался ухаживать или ещё что делать, но я всё равно бы тебя отшила. Что бы ты сделал?
   Он пожал плечами и спокойно ответил:
   — Отступился бы.
   — Вот так просто? — удивилась Аня.
   — Конечно, не просто, но если усилия тщетны, а чувства не взаимны, какой смысл настаивать? Или ты хотела бы, чтобы я тебя... что? Похитил? Я не тупой романтический герой из сказок. — Дима, нахмурившись, отвёл взгляд.
   Аня же, внимательно за ним наблюдая, неожиданно улыбнулась.
   — Конечно, нет. Ты — Злодей.
   — Именно! — заключил он и вновь посмотрел на неё со зловещей ухмылкой на лице.
   — Но ведь злодей именно так бы и поступил. Ну, там, похитил, запер и так далее.
   Он рассмеялся.
   — Ты хочешь, чтобы я был плохим?
   Аня задумчиво смотрела на него, пытаясь, наконец, понять, кем он был на самом деле? Странным устрашающим парнем, который плёл интриги и получил звание злодея, или же парнем, который старался её оберегать, который хотел завоевать её внимание... и которого она хотела назвать своим героем.
   — Нет, — ответила она. — Не хочу. Я не против твоих злодейских замашек. Хочешь завоевать весь мир — валяй! Но только при условии, что со мной ты останешься таким же, как сейчас.
   Дима внимательно посмотрел на неё. Внутри бушевала буря эмоций, но он изо всех сил старался казаться спокойным. Наконец, он спросил:
   — И какой же я сейчас?
   Аня улыбнулась.
   — Просто парень в кепке, который смотрит на меня так, будто очень хочет поцеловать.
   В его взгляде на миг скользнуло удивление, но потом всего секунда у него ушла на то, чтобы сделать шаг вперёд и, нагнувшись, поцеловать девушку, которая стояла перед ним. Сознательно или нет, она сама дала на это разрешение.
   Аня тоже удивилась лишь на миг, после чего обняла Диму, наслаждаясь поцелуем. Ей было плевать на то, что они всё ещё стояли на крыльце университета и люди вкруг могли их видеть. Её сказка завершилась, хоть и немного странным способом. Злодей стал героем, а она, наконец, влюбилась.
   Дима, оторвавшись от её губ, тихо, но твердо сказал:
   — Теперь ты моя девушка!
   Аня, всё ещё чувствуя смущение, рассмеялась.
   — По-моему, это уже очевидно.
   — Я так, на всякий случай, чтобы всё прояснить, — сказал он, поправляя рюкзак за спиной и ещё раз улыбаясь Ане. Невооружённым взглядом было видно, как он рад и даже счастлив, однако Дима всё равно, хитро глянув на неё, заметил: — Ты, кстати, так и не ответила на мой вопрос.
   — Какой? — удивилась Аня, не менее счастливая.
   Они как-то оба решили, что не стоит больше околачивать стены родного университета, и потому пошли по дороге к парку. Дима, перевесив рюкзак на другое плечо, чтобы он не мешал Ане, напомнил:
   — Каково твоё мнение? Подхожу я тебе или нет?
   — Ох! — рассмеялась она. — Это, между прочим, очень смущающий вопрос, я не настолько самоуверенная, как ты. И, по-моему, я ответила тебе... своим способом.
   — Попросила меня поцеловать тебя?
   — Что? Я не просила! — возмутилась Аня.
   — Просила, — бескомпромиссно кивнул Дима.
   — Я намекнула.
   — Это одно и то же.
   — Нет. Это был... план, чтобы ты подумал так и в итоге поцеловал. И мой злодейский план сработал, между прочим.
   Он расхохотался.
   — Нет уж. Это мой злодейский план по твоему соблазнению сработал. Не путай. Это я тут злодей. А ты фея.
   Он тепло на неё посмотрел.
   — Я?
   — Ты.
   Теперь рассмеялась она.
   — Злодей и фея. Какая прекрасная пара.
   — Я тоже так думаю, — кивнул он и взял её ладонь. Так они и пошли дальше, взявшись за руки.
   — Ну и что дальше, злодей? — спросила Аня, чувствуя одновременно и смущение, и гордость.
   — Я буду придумывать план, как украсть тебя с твоих комитетских собраний и утащить на свидание.
   — Злодейский план?
   — А то.
   — Буду с нетерпением ждать, — хихикнула она.
   Они шли вдвоём по дороге сквозь парк. Дима, одной рукой придерживая рюкзак за спиной, другой держал ладошку рядом смеющейся девушки. Немного передвинув ладонь, он сплёл свои пальцы с её, и она, повернув к нему голову, лучезарно улыбнулась.
   И шли двое.
   Первый — злодей, которого она считала героем.
   Вторая — обычная девушка, которую он считал феей.
   Но их сказка на этом не закончилась, а только начиналась.

 

 

"Сцена после титров"

 

   К счастью, каникулы наступили раньше, чем новый слух пустился по университету. Впрочем, он мало чем отличался бы от предыдущего.
   На этот раз Аня решила, что стоит сразу сказать всё своим друзьям, чтобы не было недопонимания. Тем более, Женя и Вика уже всё знали. Осталось только познакомить Диму с ними всеми и надеяться, что он впишется в их странную компанию.
   Однако знакомство пошло немного не так, как она планировала. Они пришли в гараж к Генке, где все отмечали окончание сессии, и Аня сразу представила всем Диму как своего молодого человека.
   Как оказалось, Женя и Вика решили поиграть в конспирологов и никому ничего не сказали. И, когда Аня всё объяснила, Настя, которая была самой хладнокровной в их компании, от души расхохоталась под удивлённые взгляды остальных.
   — Я ж говорила! — всё повторяла она, вытирая выступившие слёзы.
   Ромка же замер на месте, отказываясь верить в происходящее и упорно утверждая, что всё это розыгрыш.
   Саша же был единственным, кто просто улыбнулся, не придавая особого значения этому событию.
   А Генка, который, как всегда, вальяжно возлегал на своём "королевском" кресле, как услышал, что Аня явилась с дружком, тут же встрепенулся. Оглядев новую персону в их компании, он со свойственной ему прямолинейностью спросил:
   — Эй, мужик, ты что, правда с Анькой встречаешься?
   Дима, приподняв край кепки, тоже осмотрел Генку пристальным взглядом. После чего просто ответил:
   — Да.
   Гена же удивился настолько, что даже приподнялся с кресла.
   — И ты что, не боишься её мистического парня-психа?
   Дима коварно усмехнулся той самой своей ухмылкой, от которой многие присутствующие похолодели.
   — Я и есть её мистический парень-псих.
   Больше вопросов не последовало. А Аня, вздохнув, уже начала представлять, как придётся долго убеждать всех своих друзей, что Дима вполне нормальный парень. Со злодейскими закидонами, но всё же нормальный.
   Но, к счастью, положение спас Лёва, который просто встал со своего места и подошёл к Диме. Остановившись напротив, он скептически смерил того взглядом, а потом так же запросто спросил:
   — На бас-гитаре играть умеешь?
   Смех, раздавшийся в помещении, раз и навсегда растопил лёд отчуждения.
   

 

    КОНЕЦ

 

 


Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) С.Климовцова "Академия боевой магии(все 3части)"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"