Тахи Мие: другие произведения.

Мифология ежиков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Tahi Mie

ТЕТРАДИ КУЖО ИЛИ

ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ И МИФОЛОГИЯ ЕЖИКОВ

ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ

   1. Летописец Кужо
  
   Один молодой еж по имени Кужо любил разные истории, предания и легенды. Впервые он познакомился с ними еще в раннем детстве, когда молоко еще не обсохло на его иголках. Бабушка, лично участвовавшая и наблюдавшая за многими историческими событиями, часто рассказывала Кужо разные случаи из жизни на ночь, чтобы лучше спалось, или хуже, если истории были страшные.
   К сожалению бабушка Кужо не обладала былой хорошей памятью, да и дикцией тоже. И иногда из ее слов было понятно только то, что она давно уснула и уже не говорит, а храпит. При этом даже тех малых обрывков, что удавалось расслышать, ему часто хватало, чтобы оценить всю ситуацию. И тогда перед его очами разыгрывались картины тех великих дней. Поэтому и говорили, что Кужу все понятно. Еще одна особенность была у него, когда он оценивал ситуацию, мысль бежала по мозгу и отражалась в глазах, отчего те казались хитрыми.
   Однако общения с бабушкой явно было недостаточно, да и слова ее стали постепенно забываться, и рассказывала она не все, может что-то и искажала. Но очевидно было одно, это все было очень интересно. Этот интерес Кужо перенес и в юность.
   Странствуя из норы в нору он расспрашивал о жизни всех ежей, которых встречал.
   По природной скромности ежи не рассказывали о себе, они рассказывали о своих предках, которыми считали древних богов и героев. Кужо все больше и больше захватывали эти истории и легенды, и он мечтал их записать, чтобы сохранить для потомков, ведь кому-то это тоже будет интересно. Но как это сделать, ведь способа он еще не знал, а как записать, если не знаешь как?
   А Кужо не знал, как и поэтому не знал, как записать. Но очень хотел. Он стал обращаться к разным ученым, но никто не знал алфавита и даже не слышал о нем. И тут Кужо осенило, а может ожелтило, в общем, покрыло каким-то цветом. Короче он понял, что алфавита не существует.
   И это уже было великим открытием, достойным того, чтобы вписать Кужо в анналы истории. Но как вписать, если нет алфавита? Правда, и анналов истории тоже не было. Но было бы обидно, если бы из-за такой мелочи Кужо не мог туда попасть. Он решил создать алфавит, но как он ни думал, как ни пытался сочинять, алфавит не получался.
   Наконец он отчаялся и решил покончить с собой. Кужо забрался на самую высокую березу и не задумываясь прыгнул. В полете он тоже не задумывался, не успел. Своей задачи он не добился, зато изначальную цель свою достиг. Что-то щелкнуло в голове, и на свет появился алфавит.
   Теперь появилась возможность записывать все те интересные и важные для ежей истории, которые накопились за долгое время. Кужо посвятил свою жизнь записи этих историй. Он фиксировал их несколько вразнобой, по памяти в свои тетради. И начал вот с этой про самого себя.
  
   2. Сотворение мира
  
   Ежики появились очень давно, когда не было ничего вокруг, даже хаоса, цветов радуги и рок-н-ролла. Был только ежик, маленький ежик с четырьмя лапками. Еще у него было 4242 иголки и два носика, таких прелестных и черненьких на двух красивых мордочках, направленных в разные стороны. Поэтому это были два ежика близнеца, они не были сиамскими, Сиам появится намного позже. Сейчас таких ежиков уже нет. Они, конечно, есть, но уже не такие. Конечно им не удобно было куда-нибудь ползти, особенно в противоположные стороны разом и получалось очень редко. Можно было, конечно, кататься кубарем, но это трудно сделать, если под тобой нет земли, можно упасть куда-нибудь. Однако ежики не знали куда падать и не падали. Еще можно было летать, но ежик с крыльями смотрится довольно глупо, поэтому иногда они использовали реактивный двигатель, они прислушивались к общественному мнению и не хотели, чтобы над ними смеялись, ведь крылья это немодно.
   От ежиков появился весь мир, несмотря на всю их осторожность. Однажды они увидели большую, просто огромную лужу и стали усиленно барахтаться в ней, получая колоссальное удовольствие. Так появилась газировка. Вдоволь набултыхавшись они принялись летать, выше уже говорилось, как они это делали. После воды двигатель начал усиленно выдавать порцию за порцией обороты и, в конце концов перегрузил, под перегрузками они разделились. Один стал желтым солнцем, а другой морозом и у каждого из них было по 4 лапки, одному носу на мордочке и еще 2222 иголок. Говорят если выдернуть иголку, то твое желание обязательно сбудется, даже если ты его не загадывал или оно не твое.
   От тепла и холода появилась земля. На земле старела густая сочная трава, в которой ездили трактора и ползали ужи. Все они завидовали по-доброму ежам и хотели быть на них похожи. Так появились Кактус, колючая проволока и велосипед.
  
   3. Третий, Четвертый, Пятый
  
   Два ежа создали для себя просто райский мир. Ведь если ты делаешь что-то для себя, это всегда получается самым-самым любимым, красивым и удобным. Именно тем, что ты никогда ни на что не променяешь. Несмотря на то, что все смеются над этим. Но смеяться было некому, потому что еще никого не было.
   Два ежа жили хорошо, ведь целый мир был в их распоряжении. Это для одного он слишком велик, а для двух в самый раз. Вот так и жили они в этих дивных местах. Разговаривали, подшучивали, помогали друг другу. Просто сидели и создавали всякие несуразности в этом мире, чтобы не скучно жилось, был повод поговорить или, в конце концов, помолчать. В общем, они делали все, что угодно. Ведь Никто не мог им ничего запретить, даже мир, который они создали, не смел делать этого. И они развлекались или грустили, так как это им было угодно. Единственное, что не позволяли себе, так это совершать необратимые действия, обижать того, с кем ты общаешься, и обижаться на того, с кем общаешься. И тогда двоим хорошо везде и всегда, и можно сказать вечно. И никто им не нужен, этим двоим, кроме третьего.
   Ведь надо к кому-нибудь в гости сходить. Поделиться наблюдениями, новостями, впечатлениями от увиденного обоими, набраться вдохновения для изменения себя и мира. Ведь, в конце концов, если двое спорят, третий может качнуть стрелку весов в определенную сторону. Хотя может и не качнуть. Но если это произойдет, необходимо нужен и четвертый, чтобы восстановить равновесие. А потом идет пятый, шестой и так далее. Круг друзей не имеет границ, главное, чтобы времени хватало. Но теперь возникал вопрос: где взять новых ежей? Ведь единственные что есть, это те двое, что есть. Больше пока нет, а надо. Вот такая проблема возникла перед ежами.
   Но при желании и малой активности внутреннего органа, отвечающего за лень, сделать можно все, что угодно. Даже попасть в другие миры, запретные для остальных. Все возможно при наличии желания и смелости. Причем последняя нужна даже не все время, а хотя бы тогда, когда делаешь первый шаг. При таком подходе важно одно, чтобы отсутствие проблем само не стало проблемой.
   И вот нашелся выход. Правда, перед этим необходимо было еще изобрести такую штуку как зеркало. Но это мелочь на пути к великой цели. Зеркало сделали без труда. Даже целых два и разбитое одно. Ну не аккуратно и в спешке творили. Специально зеркала сделали изогнутыми и кривыми, ну нужно им было так, а во-вторых, веселее.
   Их установили друг напротив друга, и первое отражалось во втором, а второе тоже ловило свое отражение в зеркале. Между ними было расстояние. В это расстояние и залезли оба ежа, причем так, что в обоих зеркалах отражалось по целому ежу, составленному из кусочков этих двух. И ничего лишнего не было. Как это получилось, я не знаю, но при наличии смелости и желания, как я уже говорил... Отражаясь многократно в зеркалах, они добились миллионов образов ежей, которые благодаря кривизне зеркал были непохожи друг на друга. И тут они все ожили. Так и появилось множество разных ежей на земле. И ушастых и носастых и большелапых и самых обычных, хотя обычных ежей не бывает. Каждый еж чем-либо примечателен. А зеркала, одно из которых распрямили, тоже не пропали даром. Теперь не приходилось смотреть друг на друга по утрам и повторять движения, за тем, кто играет в твое отражение.
  
   4. Вода
  
   Ежики жили очень счастливо, все у них было и всего им хватало. Чтобы они ни пожелали, могли это получить. И поэтому уже испытывали удовольствие от всего, от чего можно было. И все им уже надоело, и всем они уже пресытились. А новых удовольствий очень хотелось. И вот пошли они к Солнце-ежу и говорят: "Создай нам удовольствие". Пейте воду, был ответ. Ежи послушались и действительно получили удовольствие. Но вскоре опять пришли к Солнце-ежу и потребовали еще чего-нибудь подобного. А Солнце был занят в то время и не имел возможности раздумывать долго и опять посоветовал пить воду.
   Но ежи возмутились, Они ведь уже пили ее и испытали удовольствие, а второй раз у них это может не получиться. Но солнце убедил их, что получится и создал жажду. И действительно теперь ежи часто хотели пить и получали удовольствие от воды.
   Впоследствии было создано еще множество различных удовольствий. Еда, а в дополнение к ней чувство голода. Отдых и сопутствующая усталость. Удобная обувь и маленькие ее размеры. Анекдоты и способность их не смешно рассказывать. В общем, теперь любому удовольствию соответствовало что-то противоположное, только усиливающее удовольствие. И поэтому жизнь ежей, и их внутреннее состояние было таким. Если в какой-то момент им было очень плохо, то потом было очень хорошо. И наоборот, если было безумно хорошо, то потом сильно плохо. Но хорошего чуть-чуть больше. И поэтому ежи были счастливы. А по настоящему счастливый еж, это тот, кто умеет не обращать внимания на плохое и делать из него хорошее.
  
   5. Великое расселение ежей
  
   В начале времен все ежи жили в одной маленькой долине. Где-то на юге, где тепло и хорошо. И всего им хватало, и не в чем они не нуждались, и жили счастливо. Поколение за поколением, линька за линькой. Да раньше ежи линяли. Они сбрасывали старые иголки, а новые у них вырастали пушистые, шелковистые. Да, раньше пух и шелк были такими твердыми и острыми.
   А старые иголки они никуда не девались. В этом то и была вся проблема. Миллионы этих поношенных иголок устлали всю поверхность небольшой долины. Это очень мешало ежам, они не могли спокойно ходить. Все ежи уже давно передвигались, перепрыгивая с лапки на лапку с громким ойконьем и добродушным хихиканьем над ойконьем ближних.
   Смех смехом, а все же бывает больно. И не знали ежи, что им делать с этим всем. И собрали они великий совет. Три дня обсуждали, кричали, фырчали, стучали, пытались топать. Хотя последнее выходило плохо или по крайне мере больно. Тогда встал самый молодой еж из всех присутствующих на собрании и сказал: "Да пошли мы". И все решили, что это отличная идея. Надо уйти в другие места. Благо, как рассказали им мир, очень большой и интересный. Он улыбается ежам. И сборы начались, хотя собирать было нечего, но нужен же повод поспать подольше.
   И вот на следующие сутки, после обеда миллионы ежинных лап вышли из тесной долины и отправились вперед в далекое путешествие. Другое дело, что вперед у всех был разный и длина пути тоже. Кто-то только вышел из долины и тут же обосновался. Другие же продолжали путь. От главных рек миграции ежей, ответвлялись небольшие ручейки и полноежные потоки. Кто-то шел, кто-то катился. Самые хитрые объединялись по двое. Прикреплялись спинами и несли друг друга по-очереди, один спит, другой несет, а потом наоборот. А чтобы не обмениваться уколами иголок, использовали яблоко в качестве прокладки. Они сближались и привязывались за это время настолько, что после, когда путешествие закончилось, они не могли развязать душевных узлов и жили парами, и потомки их жили парами, и потомки потомков, но это было потом. А пока ежи шли и шли в поисках новых мест обитания. Их было уже меньше, и топот не создавал землетрясений и не подымал ураганов. Но столбы пыли все еще взвивались до небес. Стаптывая горы в пыль и щебень, разбрызгивая озера и вытаптывая просеки в непролазных джунглях и тайге шла ежовая орда. Но все больше ежей оседало в пройденных местах.
   Миллионы превращались в сотни тысяч, сотни таяли и оставались тысячи, но и их скоро не стало. Чем дальше, тем меньше: сотни, десятки, единицы и, наконец, двое. Но они все шли и шли. Круглые ежи шли круглые сутки, по очереди отдыхая друг у друга на спине. Ветер дул им в глаза, а солнце светило с другой стороны. Но они все равно продвигались вперед. Может, и искали чего-то лучшего, хотя им и не надо было ничего помимо друг друга и дороги. И то и другое было. И Ет и Юс шли дальше, открывая новые земли. Но братьям Морозу и Солнцу это и не нравилось. Ведь мир бесконечен и открыт настолько, насколько хотят его видеть. Чем дальше шли влюбленные, тем больше потом облетать надо было Солнцу, и морозить Морозу. Но они не хотели мешать влюбленным.
   Надо было подумать над выходом из ситуации, но недолго. Влюбленным все преграды нипочем и шли они, поэтому очень быстро. Самые мудрые ежи собрались на совет. Они свернулись клубком и стали думать. Еж-солнце взглянул на них, и мысль пришла в его голову. Он зациклил землю, подобно тому, как сворачиваются ежи, когда думают над серьезными проблемами.
   Теперь круглые ежи круглые сутки шли по круглой планете. Ет и Юс могли вечно наслаждаться своей любовью, они не замечали никого вокруг. Музыка играла в их сердцах, а глаза смотрели в глаза. Они держались друг за друга и разговаривали на разные темы, как пустяковые, так и глобальные. Но тут же забывали, о чем говорили. И бесконечно признавались друг другу в любви. А другие ежи смотрели на них и радовались. И когда они проходили мимо, любовь настигала всех в округе. И счастье царило везде.
   Великое расселение ежей закончилось. Они решили больше не линять и не скидывать иголки, чтобы больше им не приходилось покидать насиженных, настоянных и належанных мест. Ностальгия одолевала их сердца. Горючие слезы покатились из их глаз, падали на землю и собирались в низинах. Слезы не были горючими, даже не горькими, не горячими и не огненными. Они были солеными. И эти соленые слезы, собравшись вместе, образовали океаны. Но жизнь продолжалась. Новые места были прекрасны, и лишь изредка ежи выходили на берега морей, смотрели вдаль и слушали шум прибоя, так похожий на плач по своей родине. Той родине, которая когда-то была устлана иголками, теперь уже перетертыми временем в песок, либо превращенными в верблюжьи колючки. Колючки тогда еще не назывались так, верблюдов было мало, и они еще не заявляли своих прав.
   Вот так произошло расселение ежей по миру.
  
   6. Июл
  
   Когда происходило великое переселение ежей по земле, в одной семье как раз появились ежата. Один из них, Июл был очень тихий, но любопытный, он подолгу мог смотреть на что-либо красивое и не двигаться. Он ехал со своими братьями и сестрами на широкой спине своего отца. Конечно, было не совсем удобно, потому, что очень колюче, зато это было довольно безопасное место. Правда иногда Июл засматривался на что-либо и падал со спины, но бдительная мама его всегда ловила и садила обратно. Но он падал снова и снова. И один раз она не уследила, и Июл упал и укатился далеко-далеко. Мать долго искала его, но не могла найти, слезы потекли по ее щекам, а по всей земле пошел дождь. Это все встревожило Солнце-ежа, и он спросил, о чем плачет бедное существо. Ежиха поведала ему о своей беде и просила помочь найти своего сына. Солнце построил небесный мост из ее слез. Взойдя на который, счастливая мать увидела своего сына. Он тихо и мирно играл с паучком. Солнце полетел к нему, сел рядом, рассказал все, что знает о пауках, посмотрел с малышом на строительство паутины, покатал его на своем реактивном двигателе и опустил с небес к маме. Сын был возвращен, и только радуга осталась напоминанием об этом случае.
   Но не долго продолжалось спокойствие, Июл опять исчез! И опять мать была безутешна! Ночная красавица пришла ей на помощь. Она на минуту сделала ежиху, чтобы она могла увидеть свое чадо. Иголки матери уперлись в небосвод и проткнули его. Но сын был найден, он спокойно играл с муравьем. Луна тьмой окутала предмет его игр, спрятала его и отнесла уснувшего Июла родителям. Сын был возвращен, и только дыры от иголок, блиставшие ночными звездами остались напоминаниями о происшедшем.
   Но спокойствие опять было недолгим. Июл снова скатился со спины и пропал, а мама опять не могла его долго найти и опять начала плакать. Мороз еж решил помочь ей. Он превратил ее в северное сияние, и она с немалым трудом нашла своего сына. Он сидел и разговаривал с бабочкой. Мороз заморозил бабочку, и она погибла, правда потом ее снова оживили. Плачущего Июла доставили к маме, и только тогда он успокоился. Мать уложила его спать на папину спину и уснула сама крепким сном, предыдущий день ее сильно утомил, и спала она крепким сном, и ничего не могло ее потревожить.
   Тем временем Июл упал со спины отца, так как единственное где он был активен и постоянно ворочался, это во сне. Попал в реку, и течение унесло его туда, куда оно само не знало. И никто не мог его найти, и тогда первородные ежи сделали так, чтобы мать Июла спала до тех пор, пока он не вернется домой.
   А что же Июл, он ведь еще такой несмышленый, неужели он пропадет в этом мире? Кто же возьмет на себя его воспитание? Куда вынесет его великая река Витайоги, протекающая через весь мир?
   Добрая Витайоги вынесла Июла на цветочное поле. Цветы очень удивились, когда увидели свалившееся на них счастье в виде несмышленого ежа. Но, переборов удивление, они решили взять его на воспитание. Первым делом устроили постель из лепестков, наполнили его жизнь запахами. Сделали его очень добрым и миролюбивым. Вечные спутники цветов, пчелы, кормили Июла медом и нектаром, по привычке жужжа о своих проблемах, о том, что их обижают и им нечем защищаться. Тогда еж подарил им свои иголки, каждой по одной. Так у пчел появились жала. Они обещали их зазря не использовать и хранить до самой смерти. А еще ежу понравилось бегать по лугу, ведь травка так смешно щекотала ему брюшко. Вместо иголок у Июла выросли цветы, он стал царем всех растений. Когда вырос, он нашел свою маму и стал другом всех ежей, с тех пор те дружат с цветами, травой, большими деревьями.
   Цветы всегда тянулись к солнцу, при виде луны они закрывались и засыпали. В морозы же они погибали на время. Да, сильны были у Июла воспоминания детства. А еще он любил затаиться, полностью слившись с окружающей фауной и смотреть за маленькими насекомыми. Цветы на его спине распускались, а если была середина лета, даже появлялись ягоды ежевики. А время, которое он больше всего любил, назвали Июлем.
  
   7. Великая стройка
  
   Решили как-то ежи дом построить, действительно, что все время по гостям расхаживать, так будет хоть где поспать, не вечно же гулять по белу свету. Выбрали место, хорошее такое, по середине небольшой долины. С одной стороны горы красивые, с другой пресное море, тоже изящное. Речка в него впадает с водопадом и фонтанчиком. Земля теплая и мягкая, лесок небольшой стоит, а посередине полянка, вот на этой полянке и решили строить себе большой, просторный и красивый дом. План начертили такой красочный. Расписали кто, чем будет заниматься. Кто стены ставить, кто окна в них будет прошибать с разбегу, а кто побольше, тот двери. Даже на строительство крыши вызвались ежи.
   Но любая стройка с фундамента начинается, а его делать никто не хотел, хотя все и понимали, что надо. Долго думали кому поручить, а потом решили: Пусть Рук сделает, он у нас самый хороший строитель и самый упорный из всех ежей. Рук может быть и возразил бы что, но в это время он спал, набирался сил перед ночью. Он понял, что они ему понадобятся, когда его разбудили и сообщили: кто из ежей будет строить фундамент. А остальные ежи пошли куда-то гулять. Рук же остался работать.
   Выбор ежей был безошибочным. Поняв, что для фундамента нужна большая яма, фундаментостроитель со всем своим упорством принялся ее рыть. Он разгребал землю лапками, грыз ее зубами, даже рыл ушами. Единственное, что он не всегда попадал в цель. То есть в землю он попадал в любом случае, только не всегда в ту, что была намечена. В результате у него получилось одна большая и множество других ям. Утро было на подходе, и еж уже падал от усталости и упал. Поэтому ему ничего не оставалось, как уснуть тут же на рабочем месте, так как сил на что-то еще не было. А скоро не осталось бы энергии и на это, так что надо было спать срочно.
   Другие ежи пришли с отдыха и гуляния в не менее и не более странном состоянии, то есть в точно таком же. И тоже поплюхались в ямы, туда, где проказник-Солнце не мог будить их своими лучами. И залезали все глубже и глубже. А когда проснулись, поняли всю широту, глубину и важность проделанной Руком работы. И все похвалили его.
   Теперь нужно было засыпать ямы камнями, щебнем и залить цементом. Ну, чтобы фундамент был крепким, и дом прочно стоял на земле, а не падал. Земля к тому времени была уже круглая, и дом мог улететь куда-нибудь, если бы не был прикреплен прочным фундаментом. Но тут оказалось, что никто еще не придумал цемента или бетона или еще чего-либо подобного. Следовательно, ни о каком фундаменте не могло быть и речи, даже о самом плохом.
   А какой дом без фундамента? Единственное что осталось - это ямы, но что с ними делать? Думали ежи думали и решили, что раз в них так уютно спать и прятаться от Солнца, будут жить в этих ямах, которые назвали норами, в честь сестры Рука - Норы. И так ежи и стали жить под землей, даже когда придумали цемент, на следующий день это произошло.
  
   8. Наука за ужином
  
   Большая семья сидела за большим столом. Папа, мама, маленькие и побольше ежата, неизвестно, сколько их было, никто их не считал, считать тогда еще не умели. Ясно, что семья была большая и дружная. Вот сидели они и ждали начала обеда.
   Мама принесла большую супницу с молочным супом. Папа сделал серьезное лицо, взял черпак и начал было разливать суп по тарелкам, но остановился. В супе плавала ежовая игла. Начали выяснять, чья она? По цвету этого сделать не удалось, ведь они все были родственниками, притом ближайшими, и этот параметр у них был одинаковый. Размер иглы указывал, что она могла быть у кого угодно. А как тогда узнать? Семья-то большая и детей много. Пытались спросить, но никто не признавался. Да иногда и не заметишь, как с тебя иголка упала. И у ежат ведь тоже так, старые иголки выпадают, а новые вырастают, и все ведь очень быстро происходит. Оглянуться не успеешь, а если успеешь, то все равно не заметишь, и другие не заметят.
   Что делать? Долго думали. И тут самый маленький и сказал: "А давайте посчитаем у кого сколько иголок и выяснится у кого не хватает". На том и порешили. Теперь нужно было придумать, как это сделать, это и поручили самому смышленому и маленькому - Пилофи. Минут 15 думал молодой ум, и, наконец, какая-то идея, озаряя комнату, засветилась в его глазах, которых, как он потом выяснил, было в два раза больше, чем у него носов - первое что он посчитал. А количество лап хватило для того, что бы в них носом уткнулись мама, папа и старший брат с сестрой, которые были двойняшками. Конечно, никто из них не хотел утыкаться носом в его лапы, но гипотетически такая возможность существовала. Так сравнивая одно с другим, Пилофи научился считать. Юный "торшер", со все еще блистающими глазами прибежал в столовую и рассказал всем как нужно считать. И уже через миг работа по пересчету иголок каждого была в самом разгаре. И в скором времени результат был известен. Все это были очень большие и не менее разные числа, которые Пилофи и записал на бумажных салфетках знаками, которые вызывали у него какие-то ассоциации.
   "Ну что, ты выяснил, кто уронил свою иголку в суп?"- спросил строгий папа. "Нет, я же не знаю, у кого сколько должно быть,"- признался Пилофи. Да в общем это уже никого и не интересовало. Иглу выловили, суп поставили на плиту, а потом и съели. А Пилофи с того момента пересчитал все на свете, единственное, что забыл посчитать, сколько у него братьев и сестер.
  
   9. Волшебный напиток
  
   Хорошо было Июлу летом! Тепло! Светло! Все цветы и другие растения цвели и пахли. Собственно, что еще делать цветам. Они укрывали его от жары и дождя. Спасали от жажды, поили Июла соком своих тел или плодов. Даже береза поила своим соком, предварительно отчистив его от мякоти, потому что какая-то не мягкая мякоть была и не оправдывала своего названия. Собственно поэтому про березу никто и не говорил, что у нее мякоть есть. Лето было просто раем, ограниченным не пространством, но временем.
   Иное дело было зимой. Деревья, кустарники, даже малышки травы на время погибали. Лишь только хвойные жили, и то только благодаря особому расположению к ним мороза. И хотя зимой укрывать кого-либо от жары или дождя было ненужно. Цвести и пахнуть тоже было необязательно. А вот соков Июлу очень не хватало. Не мог он пить еловый сок, который вызывал у него изжогу. Пчелиный мед был слишком густой и сладкий. Конечно, вкусный он был, но выпить много его было нельзя. Фруктовые соки до середины зимы не доживали. Они либо портились, либо при их употреблении туманили сознание. А тому, кто следит за цветами надо иметь светлую голову, не светящуюся конечно, но светлую. Иначе не уследишь, и все цветы разбегутся. Не то что бы им было плохо под властью Июла, просто любили очень цветы проказничать.
   Думал еж, думал что сделать, чтобы без проблем пережить холодное время. Но ничего не приходило в его голову. И вот во время очередного сбора плодов, он обратил внимания на листья, эти сочные пластинки, которые он никогда не использовал, как и лепестки, источающие приятные ароматы. Но как взять эти соки и ароматы, он не знал.
   И решил он посоветоваться в этом вопросе с Солнцем, может этот великий еж знает что-либо про это. Собрал он с собой неказистых листочков и отправился в гости. Естественно все это было вечером, когда уже Солнце-еж закончил свой ежедневный облет территорий.
   Сели они за стол, как всегда это бывало. Солнце и ждет, когда Июл угостит его прекрасными соками, которые тот обычно приносил с собой, а Июл достал какие-то листочки, да еще и в поисках совета. Недолго продолжалось неловкое молчание и бездействие, потом они поняли друг друга, и Солнце взял в лапки две горсти листьев. Ему удалось решить задачу извлечения жидкости из листьев, но не смог он собрать ту влагу, что испарилась из листьев. Листья высохли в его руках и свернулись! А те, что были ближе к сердцу, даже почернели.
   Когда Июл увидел, что солнце высыпал в сосуды для соков, что-то сухое и скрюченное, черное или темно-зеленое, что когда-то было листьями его растений! Он сделал отчаянную попытку вновь напитать их влагой и оживить, взял ковш воды и залил листья. Как и любая вода в доме Солнца, это был крутой кипяток.
   Конечно, надежды его рухнули, хорошо, что на них ничего не было поставлено, побилось бы, а так только пол поцарапался. Зато вода начала наполняться вкусом и ароматом листьев. Прекрасный напиток для зимы, который можно употреблять и летом, был создан. Теперь он мог не только утолять жажду в долгий зимний вечер, тянущийся несколько месяцев, но и согревать все части ежинного тела. А Солнце и Цветочный еж стали теперь часто собираться и пить зеленый и черный чай, и множество других чаев из листьев и цветочных лепестков разных растений. Пар от их самовара плыл над землей облаками, а остывшая вода, которую выливали, чтобы налить новой, орошала землю дождем.
   Июл всех угощал своим чаем, и в скором времени все культурные ежи, да и не культурные тоже, утоляли свою жажду этим волшебным напитком, придающим силы.
  
   10. Повелитель ветров.
  
   Аруй с детства не любил следить за своим внешним видом, хотя и часто купался и проводил в воде множество часов. А все потому, что плаванье чем-то похоже на полет. Однако его мордочка никогда не знала мыла, а тело шампуня. Его лапки не были покрыты ранками, так как он не делал себе массажа, как другие. Он не расчесывал своих иголок и не подстригал те, что росли некрасиво. В общем, внешний вид его был не такой как у других ежей, и это было видно. К тому же Аруй был очень неуклюжий. Вечно он за что-нибудь зацеплялся и падал, все ронял и во всем запутывался. Все это было результатом разногласий души и тела. Душа стремилась в облака, а тело не умело летать. Поэтому Аруй и был так неловок. Зато он был очень миролюбив и умел всех примирить между собой, хотя это требовалось редко. Ежи жили дружно. И даже если не всегда помогали друг другу, то по крайне мере, не мешали. А если и спорили, то это было весело и интересно, без какой-либо злости. Но Аруй был самый добрый, за это его, в общем-то, и любили, несмотря на всю его неуклюжесть и неопрятность. Потому что в остальном он был образцом всего того хорошего, что было в ежиках. А в ежиках хорошим было все.
   Однажды цветочный еж Июл принес свой знаменитый напиток, сделанный по специальному рецепту. Напиток был очень хороший, его можно было пить и горячим и холодным. И каждый, кто его пил приговаривал: "Чай не простую воду хлебать". Так и назвали его, чай. Но я об этом уже рассказывал или расскажу еще.
   Так вот, принес Июл на всех этого чудесного напитка в большом глиняном кувшине, закрытом крышкой, со специальным носиком и одной ручкой. Аруй очень любил напиток, хотя и пил его до этого лишь пару раз, но это была любовь с первого глотка. И естественно, Июл, видя такое сильное чувство, подпустил его к сосуду. Через несколько минут горшок треснул пополам и весь чай разлился. Нельзя указать точные причины, почему так произошло. Можно лишь просто сказать: "так получилось".
   Но ежи не были сильно огорчены, на месте разлива чая они устроили аквапарк. И им было очень весело, что даже Солнце-еж спустился и тоже начал бултыхаться в чайной воде. И в этом месте вода превратилась в пар. Июл видя, как резвится тот, к кому тянутся цветы, в шутку отхлестал его своими ветками. Так появилась баня и обычай париться вениками.
   Но, несмотря на все это, Аруй почувствовал себя очень виноватым перед всеми и решил избавить сородичей от своей неуклюжести. А другого способа сделать это, помимо того, как удалить свою персону он не нашел. Заодно придумал слово персона и пошел, куда глаза глядят. А глядят они, как и у всех нормальных ежей, вперед. Туда-то он и пошел. Тянулись часы. Один превратился в два, два в четыре. Четыре удвоились, и их становилось восемь, затем шестнадцать, а там и до двадцати двух недалеко. Аруй все шел и шел вперед. И вдруг он по своей неуклюжести в чем-то опять запутался, и выбраться не было уже никакой надежды. Ну вот, и конец моим мучениям. По-своему он был прав, хотя все было лучше, чем он думал. Его стало подымать наверх, и теперь он понял, что запутался в веревках от шариков, наполненных легким газом. Всего несколько минут потребовалось для того, чтобы научится управлять этими круглыми крыльями. От былой неуклюжести не осталось и следа. Душа и тело соединились в своих порывах и отдались во власть воздушной стихии. Но стихия отдалась во власть ежа раньше. Она научила его управлять всеми ветрами. А сама принялась писать стихи, ведь недаром звалась стихией.
   Аруй полетел к своим друзьям. Они встретили его с великой радостью и закатили гигантский праздник. Июл принес еще своего, дающего силу, чая, теперь он заваривал его маленькими порциями. Солнце-еж грел всех своими лучами, а Аруй катал по очереди всех от малых ежаток, до убеленных сединами ежей. Всем было весело, все пели и танцевали, праздник продолжался еще долго.
  
   11. Ночная красавица
  
   Еж-математик пользовался всеобщим уважением, он уже не был маленьким малышом, хотя, что естественно, оставался младшим в семье, но теперь у него была своя семья. Он мог посвятить ей много времени, потому что все многочисленные проблемы, с которыми к нему приходили, он решал очень быстро. Супругой его была красавица Лисарина, что бы вы поверили в ее красоту, скажу, что она была сестрой-близнецом Лайны, о которой речь еще впереди, и естественно, при той же внешности, она не могла быть некрасивей. Это была идеальная пара. Еще один пример для всех ежей, мечтающих о счастье. В один из дней, когда Пилофи постигал всю священность числа 22, его счастливая жена объявила ему, что он скоро в очередной раз станет отцом. До этого у них уже были дети, и все они отличались умом и красотой, особенно друг от друга. Они все были красивы и умны, но по-разному. Ход мыслей у них был неодинаков, но почти всегда гениален.
   Отец, как всегда был рад. Еще бы, такой подарок к Новому году. Девочка родилась необычайно красивой, вернее красиво необычайной. Ее иголки были не темными, как у всех остальных ежей, а светлыми, за что ее и назвали Белоигла.
   Тут на огонек зашли Дед Мороз и елочка. Ведь был Новый год, это были два первородных брата, мороз и солнце. Они поздравили семейство со светлыми праздниками, не сомневайтесь, праздники были светлые, Солнце-еж постарался, чтобы это было так.
   Увидев Белоиглу, поразились такому милому чуду и решили взять ее на воспитание. Родители согласились, хотя и не сразу, уж очень им не хотелось расставаться с милой дочуркой. Но они согласились, ведь всегда полезно дать детям хорошее образование. А ведь ежики очень заботятся о собственном будущем и будущем своих детей. А все братья и сестры Белоиглы обещали часто ей писать и навещать.
   Для Белоиглы пригласили лучших учителей. Морские ежи, еще не имевшие игл, обучили ее плаванью, нырянию, умыванию и привили грациозность движений, чистоту тела, души и мыслей. Роза научила ее элегантности, умению делать макияж и другим женским хитростям, в которые я во многом не посвящен. Кактус научил выживать в трудных условиях и работе с компьютером. Еж-мороз обучил всем зимним премудростям. А Солнце-еж всем дневным делам. Вместе они познакомили ее с философией, историей, свидетелями которой они всегда были. Поэтому уроки всегда превращались в приятное времяпрепровождение за воспоминаниями обо всей былой жизни, от сотворения мира. Первородные ежи знали почти все то, что помнили. Не знали лишь они, что происходит в этом мире по ночам летом. Иногда весной и осенью. Это было связано с тем, что еж мороз не показывался летом. А солнце-еж не видел ничего в темноте.
   Белоигла научилась еще много чему и стала прекрасной и умной девушкой. То, что она прекрасна, все видели с первого взгляда. А вот ум не замечали. При общении с ней все смотрели на ее красоту и белые иглы. Это полностью заполняло головы да и другие части тела ежей, вплоть до последней иголочки и они уже не могли слушать Белоиглу, тем более понимать, что она говорит, вдумываться в ее слова. Поэтому некоторые и считали ее милой дурочкой. Но ей это не мешало, все и так были в восторге от нее.
   Однажды король Ежин VI объявил по всему ежовому миру конкурс красоты "Мисс Ежинная солнечная система". Естественно Белоигла выиграла его без труда. Король велел воздвигнуть ей памятник. Что было выполнено очень быстро и качественно, памятник получился большой, красотой уступающий лишь той, которой он был посвящен. Сейчас то, что от него осталось, называют пирамидой Хеопса. К сожалению время не пощадило ни его красоты, ни размеров. Но о том, как первоначально выглядел монумент, можно судить по тому, что когда рядом гуляющий сфинкс решил насладиться его красотой, он присел и уже не мог оторваться, он до сих пор там сидит, окаменел уже. Король предложил красавице руку и сердце, но она ему отказала и в порыве мимолетной ярости, он убил прекраснейшую.
   Когда об этом узнали все ежи, они очень осерчали и невзлюбили короля. От этой нелюбви Ежин VI превратился в дикобраза, и его невзлюбили еще больше и прогнали в далекие края, монархию упразднили и стали жить свободными общинами.
   А Белоиглу оживили ее крестные - первородные ежи. И взяли с собой на небо. Она давно хотела узнать, что делается на этой земле по ночам и теперь она белой луной ходит по ночным полям неба. А ежики теперь спят днем, а ночью выходят посмотреть на свою главную красавицу. Даже солнце теперь летом иногда ходит по ночам. И мороз тоже любуется своей крестницей и зимой по ночам гораздо холодней, чем днем. А луна ходит по ночам уже который год и рассказывает сказки.
  
  
  
  
   12. Возвращение Каранту
  
   Долго брел король в образе Дикобраза, когда его выгнали. Теперь у него было новое имя Каранту и новый облик, отпугивающий всех, кто его видел. Но таких было очень мало. Каранту жил в диких местах, куда не заходили нормальные ежи, да и не нормальные там редко появлялись. Поэтому никто не видел его облика, и не произносил его имени. И казалось оно ему было не нужно.
   Каранту давно уже раскаялся в своем страшном поступке, и может быть хотел как-то исправить положение, но что делать? Произошло то, что произошло. Он, конечно, беспокоился не за себя, со своим положением он смирился и принимал как заслуженную кару. Он беспокоился за Белоиглу. Может ей и хорошо было бродить по небу в облике луны? Но как много она могла бы сделать, если бы была простой прекрасной ежихой, какой впервые предстала перед ним. Чувство вины было самым сильным наказанием, которое он переносил. Кажется, вся его жизнь стала одним большим тяжелым испытанием. Как будто его вывернули наизнанку, и иголки теперь кололи все внутри.
   Единственной отдушиной была ночь. В счастливое до темноты время он выходил на берег, садился на поваленную березу и смотрел, как самое прекрасное существо на свете играет со своими белыми веерами. В одну ночь она держала их открытыми в виде круга. В другие играла наполовину распущенными. Иногда убирала вообще, и тогда ее не было видно. Но все равно Каранту знал, что она здесь. Его глаза горели в ночи подобно звездам. Волны накатывались на его лапы, морской шум убаюкивал. Но Дикобраз не поддавался власти сна. Он сидел и смотрел на ту, что любил. Длинные иголки ловили ветер как паруса на старом галеоне призраке. Они со страшным шелестением колыхались из стороны в сторону, но взлететь мешал камень на душе. Обоняние улавливало все запахи ночи, в этих дивных и давно диких местах они были особенные, ни на что не похожие. Сладковатый запах цветов оттенялся запахом хвои и поэтому не был таким приторным. Стрекотание насекомых не давило в уши, но создавало фон, помогающий уйти от ужаса тишины. В общем, вокруг все было почти идеально, но с появлением Луны делалось во сто крат лучше.
   В одну из таких прекрасных ночей Каранту как всегда наблюдал за Луной красавицей и увидел, что она, идя по небу, оступилась и теперь падала в воду. Она была легкой и падала очень медленно и плавно, но падала и оказалась, в конце концов, в воде. Дикобраз не умел плавать, но в эту минуту он забыл про это и бросился на помощь красавице Белоигле. Гордость всех ежей была спасена. Появившийся, как всегда, неожиданно Мороз еж вновь поднял ее на небо.
   Затем он спустился отблагодарить дикобраза и хотел вернуть ему прежний облик, но Каранту отказался, считал себя недостойным. Единственную награду, которую он желал, возможность каждую ночь смотреть на Луну. И ежи увидели, что бывший король раскаялся в своих действиях, перестали его боятся или недолюбливать. Внешний страшный облик не мог скрыть его внутренней красоты. Аруй дуновением легкого ветра снял якорь с его души, теперь дикобраз был счастлив. Особенно ночью, когда все так же под шум волн или песни падающих снежинок смотрел как Луна играет со своими белыми веерами.
  
   13. Старшая сестра
  
   В семье Пилофи, как мы уже знаем, было много детей, младшей из которых была Белоигла. И все ее любили, но больше всего ее любила старшая сестра Ласка. Она вообще любила всех сильнее всех. На каждого хватало проявления ее положительных эмоций. И хотя у нее и так было много сестер и братьев. Но она записала в них и всех остальных. Для всех она была старшей сестрой.
   И естественно от сильных чувств она сильно расстроилась, когда ее младшенькая сестра пережила смерть. Но затем очень обрадовалась, когда ее оживили и взяли на небо Луной. Однако переизбыток чувств не помешал проявить любопытства. И через некоторое время, она стала допытываться у первородных братьев-ежей, как им удалось вновь вдохнуть жизнь в ее любимую сестру? Как удалось наладить работу ее внутренних органов? И после долгих уговоров, те решили раскрыть свои тайны, вернее те из них, которые они сами сознавали. Ведь не все что делается в этом мире ведомо, даже творящему.
   Но теперь то, что знали первородные ежи в области починки тел, умела и старшая сестра. Проще говоря, она обучилась медицине. Теперь она могла вылечить от большинства болезней, от вывиха лапки до заворота иголок. И даже таких болезней, от названия которых бросает в дрожь. Ежей с этого момента можно было лечить. Но все дело в том, что ежи не болели, не было у них такой привычки.
   Ласка очень расстроилась, все старания, получается, были зря. Она села в уголок и тихонечко заплакала. На этот плач и сбежалась куча ежей, и спросили в чем причина ее плача. И еле-еле расслышали сквозь всхлипывания, почему эти всхлипывания появились и теперь мешают нормально понимать старшую сестру. А когда все окончательно осознали, в чем проблема, решили все болеть. А что неплохо, лежишь себе дома, никто не заставляет тебя ничего делать. Можно этой радостью с другом поделиться и тоже заразить его чем-нибудь. В общем, с этого момента ежи стали болеть, а Ласка обрадовалась и принялась их лечить, пока сама не заболела, но потом вылечила себя и снова принялась за других.
  
   14. Все в порядке
  
   Жили ежи весело и счастливо. И все у них было, что нужно и что хотелось. Но одному чего-то вдруг стало не хватать, потом другому. И главное, где схватить это, никто не знал. Ведь никто не знал, чего им именно не хватает, ведь вроде все есть, по полочкам разложено. И тоска появилась сначала у одного ежа, потом у другого, у третьего, у четвертого... продолжайте сами. В общем, у всех, ну или почти у всех появилась глубокая тоска, отражаясь в глазах. В красивых, бездонных глазах, в которых только и могла жить такая тоска. Хотя честно признаться, дно у глаз было, как иначе они в ежах помещались.
   И долго не мог никто понять, чего не хватает, и поэтому ежи хватали все подряд. И вот один из них решил схватить журнал, почитать самый-самый старый, что только был, вчерашний. И подойдя к большой стопке, вынул нижний. И вдруг ему стало легче. Причем, было понятно, что не от внутреннего содержания журнала это все произошло. Открыть он его не успел. Видимо теперь эта стопка не давила на его душу, она развалилась, и журналы лежали в беспорядке. Больше ничего не должно было произойти, чтобы заставить ежей действовать. Они стали бегать и приводить все вокруг, все, что не жалко, в беспорядочное состояние. Так и появился хаос. А когда вновь становилось скучно, они устраивали большую уборку, но хаос уже никуда не исчезал окончательно.
  
  
  
   15. Подарки Будьбы
  
   Ежи вообще-то не жадные и всегда готовы помочь любому игольчатому собрату, который попросит о помощи. Вот и Будьбы был таким. Всем помогал, чем только мог. Все что у него было, он раздал друзьям. А друзья у него были все ежи мира. И имя у него появилось из-за этого. Всегда он всех спрашивал: "Будь бы у тебя выбор, что бы ты хотел?" Так он понимал, что кому нужно, шахматы или еще что-либо. И если у него у самого это было, он без промедления отдавал. И всех это очень радовало. Так его и прозвали Будьбы.
   Видя всю эту бескорыстность, Мороз-еж сделал так, чтобы этот альтруист был наделен даром. На его спине будут все время появляться различные вещи, упакованные в красивые коробочки или бумажки.
   Это еще больше воодушевило Будьбы и он принялся осчастливливать ежей с многократно возросшей силой. Он с радостью отдавал всем красивые коробки, ведь он обладал даром. Поэтому и сам процесс назвал дарением, а свертки подарками. Он ходил по земле и раздавал встречным ежам презенты. И везде его сопровождал праздник и веселье. Но тут он заметил, что некоторые ежи, его друзья, стали обижаться на него. А все потому, что дарил он подарки бессистемно. Первый успел получить три, в то время как иной еще ни одного. Что же делать, не хотелось Будьбе обижать своих друзей, и он решил записывать, когда он кому подарок вручал. В один день он мог одарить множество ежей, но это была капля в море их общего количества. Море состояло из 366 капель. Стопочка листиков стала достаточно толстой, он одарил всех ежей, и Будьбы принялся одаривать всех снова. Пользуясь своими записями на листах, пахнущих Календулой. За что их и прозвали Календарем. А как еще назвать листы, пахнущие календулой, в которых записаны дарения.
   И опять когда он приходил к кому-нибудь с подарком, устраивался большой праздник. Праздники эти назвали Днем Рождения, и сопровождались они поздравлениями и подарками. Хотя бывало, что подарки делались и без всякой очереди и без всякого повода.
   Но однажды случился небольшой казус. Когда он в четвертый раз перелистывал свой календарь, он понял, что 59 и 60 листы слиплись. И получилось что кто-то не получал подарок несколько раз. И тогда Будьбы со всем удовольствием вручил им самые большие и красивые подарки. И они так этому обрадовались, что забыли про прошедшие несколько лет без подарков и совсем не обиделись. С тех пор так и повелось вручать подарки на день рождения, хотя и так без повода тоже не возбраняется.
  
   16. Волшебная кладовка
  
   Мороз-еж был самым бережливым из всех ежей, в отличие от своего брата Солнца, который все время ел. Мороз еж делал это в малых количествах, и хранил все свои продукты, овощи и фрукты очень долго. Поэтому не стоит удивляться, что у него были неплохие запасы. Вскоре слух о его бережливости пошел по белу свету, рассказывая об этом всем, кто попадался ему по пути. И вот один раз Июл дал Морозу банку сока и попросил его сохранить эту жидкость до воскресенья, до того дня, когда цветочный еж собирался идти в гости к своему другу Арую и обещал принести с собой банку соку. На свою выдержку Июл не надеялся. Раз у тебя есть банка сока, всегда будет желание ее выпить. А кто не знает, как трудно противостоять своим желаниям?!? Вот и Июл боялся выпить сок раньше времени. А с чем тогда идти к Арую? Чем порадовать друга? А мороз еж очень бережливый, он обязательно сохранит. Так и вышло, и в благодарность Июл взял Мороза с собой в гости. Все были рады этому, особенно Мороз. Несмотря на свой статус, он любил теплые компании.
   С тех пор Июл и Аруй все свои съестные припасы хранили у Мороза-ежа. Сначала тот носил это все с собой. Но потом и другие ежи стали просить его сохранить что-либо до какого-либо дня. А отказать он не мог, ну безотказный был.
   Правда, один раз это его чуть не погубило. Мороз очень любил купаться, и вот однажды он проводил время в свое удовольствие. Его увидели ежи, искавшие его по понятным причинам, и попросили сохранить много-много еды для большого праздника. Мороз-еж как всегда согласился, и вся еда была навалена на него, да так, что он почти утонул. Хорошо, что всплыл и, к своей чести, сохранил всю пищу большого семейства. С тех пор мороз-еж плавает только под водой, а водоемы во время этого покрывает толстой коркой льда, чтобы его никто не видел его.
   Опасности утонуть больше не было. Но носить с собой провизию всех ежей, было уже тяжеловато. И тогда немного подумав, Мороз-еж вырубил в своем жилище специальное помещение, куда стал складывать все, что ему давали на хранение. Но тут появились новые неприятности. Все ежи стали ходить туда сюда по чистому и прозрачному полу, пачкать его и царапать. Морозу приходилось часто полировать и начищать свой пол, отчего он стал скользким. Иногда еж пытался помешать другим посещать его особенно в те дни, когда хотел отдохнуть. Он насыпал огромные сугробы на пути, устраивал метели, бураны и вьюги. Но это было не решение, надо было что-то придумать, что-то новое. Интересно, а кто-нибудь придумывал что-нибудь старое? Может и да, но Мороз-еж придумал новое.
   Зачем спрашивается всем таскаться к нему, если они могут все класть и брать все у себя дома, вернее пока не могут, но если Мороз постарается... И благодаря своим сверхежинным возможностям, он поставил белые ящики с дверцами, которые являются порталами в волшебную кладовку, где мороз продукты хранил, берег, лелеял и холил. От этого эти коробки и назвали холодильниками.
   А Мороз, таким образом, помогал всем ежам, в то же время жил спокойно, за исключением того, когда его приглашали в гости, что происходило нередко.
  
   17. Огона
  
   Огона с детства был очень любопытным. Еще не вылезая из пеленок, он обследовал все вокруг. Родители замучались следить за ним. Конечно, все малыши активны и непоседливы, но этот превосходил их во сто крат. Еще не научившись ходить, а только ползая на своих маленьких лапках, он сумел искупаться в чае, который заваривал Июл. Оттуда его вытаскивали трудолюбивые пчелы, оставив там мед. От серьезного наказания Огона спасли две вещи: то, что вкус чая с медом был изумителен и то, что серьезные наказания ежи никогда не практиковали.
   Когда Огона делал первые шаги, Луна-белоигла не нашла своего диктофона, на который она записывала свои сказки. Недолго она думала, куда могла пропасть ее драгоценность, особенно когда узнала про возросшую способность Огона к передвижению. Она разрешила ему дослушать сказки до конца, так как была очень доброй. Да и как ругать такого славного мальчугана, особенно если он рассказал сказки, которых не знала главная рассказчица.
   Но ходить Огону было уже недостаточно, ему нужен был другой способ передвижения, чтобы расширить свои способности к познанию. И он обратился к Арую с просьбой научить его летать. Аруй был готов уже выполнить его просьбу, но появившийся Солнце-еж отговорил его это делать. Он опасался, что если Огона и так много проказничает то, что будет, если тот обретет способность летать. За ним просто будет не уследить. Аруй принял компромиссное решение. Он не мог дать Огону способность летать подобно себе. Но подарил гораздо большее - способность летать во сне. Теперь любопытный еж мог оказаться где угодно и когда угодно, при этом лежа, свернувшись калачиком и тихо посапывая. Потом и другие ежи обрели возможность летать во сне и на яву, при этом не отрываясь от земли.
   Но великие дела и путешествия во сне не избавили от любопытства на яву. Напротив, чем больше познаешь, тем больше хочется. Ведь невозможно забраться на самый верх земли, она круглая и она вертится. Что только не происходило с Огоном. Он рисовал кистями Геры, Поменялся иголками с Мастерицей. Украл снег у Мороза-ежа и разнес его по половине мира. Много еще чего напроказничал, каких только проделок не было на его совести.
   Однажды он захотел разобраться, как устроен реактивный двигатель Солнце-ежа. Он с легкостью пробрался к нему и нашел двигатель. Естественно, чтобы в чем-то разобраться, это надо разобрать. Он вертел его в руках, когда тот нечаянно включился. Как вы думаете, куда была направлена струя горячего газа, по закону невезения в мелочах, на Огону. С тех пор концы его иголок пылают ярким пламенем, которое обладает волшебными свойствами. Оно усиливает все, что есть ежах. Если еж влюблен, то при приближении Огона его любовь станет во сто крат сильнее. Если Храбр, то станет намного отважней. Если добр, хоть капельку, с волшебным пламенем доброта его покроет весь мир. Слух становился четче, а хорошее зрение превращалось в рентгеновское и могло увидеть слона за кустом.
   Огон передал эту способность и тому, что его окружало всему огненному, даже цвету и воде. Благодаря ему жизнь ежей стала более насыщенной и интересной, вокруг кипели страсти. Проявились все скрытые потенциалы ежей. Искусство достигло своего рассвета. Правда и все плохое приобрело большую силу. Но оно полностью перекрывалось хорошим. Да и Огон плохое старался уменьшать. Но совет на всякий случай, не делайте маленьких глупостей рядом с огнем.
  
   18. Мастерица
  
   Трудолюбие одна из отличительных черт характера ежей. Но особенно старательна в работе была Ивирия. Многие рукоделия давались ей с легкостью, и никто не мог ее превозмочь, Особенно то, что касалось работы с нитями и тканями. Благо проблем с иголками у нее не возникало, они снимались у нее со спины и ставились обратно безо всяких заморочек. И вот у Ивирии был на себе целый набор основных рабочих инструментов для шитья, всех нужных размеров и калибров. Особенно ей нравилось седьмая игла, чуть левее центра. Она была всегда острая и в отличном состоянии. Нить в нее входила легко и быстро. Хотя и другими иголками мастерица работала отлично. В общем, она была лучшей, но нет предела совершенству, думала она, и все рукоделила и рукоделила. Не очень много ежей носило свою одежду, только самые модные из них. Зато этим требовались очень блестящие и красивые вещи. Которые часто рвались, особенно в тех местах где у ежей иголки. А иголки у ежей практически везде. Поэтому одежды требовалось очень много, но мастерица справлялась со своей задачей. И всех все устраивало.
   Но не устраивало только саму Ивирию. Да среди ежей она была лучшей, но красота ее изделий уступала тому, что создавала природа. Такой тонкости линий и рисунков, блеска красок не могла достичь обычная ежиха. Но запретный плод сладок, особенно если с сахаром. Решила она просить помощи у тех, кто знает секреты природы. Все была готова отдать за то, чтобы постичь их.
   И ей согласились помочь, с условием, что потом она передаст свои знания достойной ученице. Сомнений не было, Ивирия приняла условия. Обучение закипело. Еж-мороз научил плести прекраснейшие узоры, подобные тем, что делал сам. Солнце-еж показал, как ловить и вплетать лучи солнечных нитей, чтобы ткани блестели и играли подобно самоцветам. Аруй подсказал, как предать ткани легкость воздуха. А Июл дал знания, как получать разные цвета, одного желтого было более тысячи вариаций. Из рук волшебницы теперь выходили произведения искусства небесной красоты, и даже Луна одевалась у нее.
   Но время прошло, а рукодельница так и не выбрала себе преемницу. Тогда небесные ежи осерчали на нее, не расплатилась она за данные ей знания. Ивирия говорила, что просто не нашла достойной. Тогда первородные ежи сделали так, чтобы ее иголки выпали и разлетелись по свету. Ее же саму превратили в игольницу. Таким образом, позволили ей хранить оставшиеся свои иголки, но самой не пользоваться умением. И так будет до тех пор, пока достойная не возьмет иглу в руки.
  
  
   19. Катания
  
   Два ежа, брата-близнеца, очень любили соревноваться друг с другом. Уже при рождении началась эта борьба за первенство. Появление на свет победителя и старшего не выявили, они вместе преодолели первую в своей жизни финишную черту. Это и обрекло их на вечные соревнования и единоборства друг с другом, кончавшиеся ничьей, даже там, где этого физически не могло быть. Очередное их соревнование заключалось в том, кто быстрее преодолеет все горные вершины и низины. При этом, при заходе на очередную вершину обязательно было издать пикающие звуки, типа "Пик, пик, пик".
   Они выбрали местность погористее и начали соревнование. Весь путь они шли иголка в иголку. Если смотреть со стороны, можно было подумать, что бегут не два ежа, а один и несет с собой зеркало. Финиш был уже почти под лапами. Оставалась последняя вершина, и на ней один из братьев вдруг забыл, что ему надо говорить и остановился, стоял и думал. А зеркало вырвалось вперед, вернее его брат. А когда нужные слова были произнесены, расстояние между ежами было уже большим. А догнать бегущего со всех сил с горы ежа мало кому удавалось. Что делать? Отстающий свернулся клубком и покатился с горы. Финишная черта вновь была пересечена одновременно.
   Но прежде чем устроить новое состязание ежи стали думать, как произошло такое, что один догнал другого. И процесс думанья они тоже превратили в соревнование. Поэтому свои выводы они кричали хором. А ничего другого не оставалось, как понять, что это результат скатывания с горы. Значит катящийся еж всегда быстрее бегущего, Силы братьев равны, значит не в силе дело, таким образом, любой катящийся предмет быстрее бегущего, а бегущий ясное дело быстрее тащимого, если конечно последний не привязан к бегущему. В противном случае, чаще всего у них равная скорость, как у двух братьев ежей. Что заставляет задуматься, насколько сильной была духовная связь этих двух ежей.
   И вот вся энергия, обычно направляемая на состязания, была сплюсована и вектор свой изменила. Они вместе стали работать над штукой, которая может спуститься с горы быстрее их обоих. Через некоторое время круглый объект с иголками был сделан. Однако он почему-то не всегда катился. А когда делал это, то часто не в ту сторону, которую надо. Это потому, что он мог делать это во всех направлениях. А когда стоял, видимо выбирал, куда это стоит сделать. Надо было его как-то направлять, либо лишить возможности катиться в разные стороны.
   Им удалось сделать предметы, которые были круглые, только в две стороны: вперед и невперед. Они пытались уменьшить и это количество сторон, но почему-то когда убирали одну из них, предмет не катился и в другую. Но две стороны это тоже неплохо. Это не та куча направлений, которая была раньше. На плоских и то же время круглых предметах тоже были иголки, хотя теперь они больше были похожи на зубья.
   И вот начались испытания. Ежи запустили вниз то, что сделали, и оно быстро скатилось, оставив за собой след, в виде небольших выбоин, идущих одна за другой. Это произошло из-за воздействия зубцов на скалу и очень кстати. Ежи это поняли, когда начали спускаться вниз, один шел по следу, а другой рядом и постоянно падал. Это после он понял, что спускаться, по только что изобретенным ступеням, безопасней. А еще позже он понял, что и подниматься по ним легче. До ежей дошло, они сделали что-то ценное и наделали еще кучу этих штук. Раздали всем знакомым и незнакомым и объяснили, как пользоваться. А несколько оставили себе на память. Уложили их аккуратно в специальный шкаф, а сверху прикрепили стрелки, указывающие на то, где лежат их изобретения. Кто-то случайно привел это все в движение, и стрелки уже не стояли на месте, они крутились и указывали в разные стороны. Ежам стало интересно, что происходит, и они стали считать, сколько кругов сделает одна из стрелок. А чтобы не сбиться со счету, записывали каждый круг на пластине, к которой были прикреплены стрелки. А места после 12 им уже не хватало. Зато они заметили, что маленькая стрелка сделала полный круг, и теперь они могли вычислять, сколько кругов сделала большая стрелка. Что-то умножить и приплюсовать число, на которое большая вновь указывает. Заодно и таблицу умножения придумали, правда, никто не знал зачем. А этот механизм еще что-то и считал, но я не помню сейчас, что конкретно.
   Те штуки, которыми пользовались другие, со временем изменились. Зубцы на них постепенно стерлись, и поверхность стала гладкой.
   А братья стали известны и жили счастливо.
  
  
  
   20. Скульптор
  
   Не так много времени было у Ежа-мороза зимой. Но он находил свободное, чтобы заниматься любимым делом. То есть скульптурой. Он был Великим художником. Хоть и уступал в мастерстве Гере, но зато его произведения были объемными. Как будто застывшие живые объекты, которые можно оживить, если очистить от снега и льда.
   И вот задумал он создать скульптуру, которой по величию не было бы равных. И принялся за работу. Через несколько часов монумент, изображающий солнце-ежа был готов. Снежный памятник был так схож с оригиналом, что если бы от него не веяло холодом, то легко было бы перепутать. С глубоким удовлетворением отправился Еж-мороз домой. Но когда вновь пришел на это место, чтобы еще раз полюбоваться своим творением, увидел рядом еще одну скульптуру. Правда, поначалу он принял ее за зеркало.
   Это местные ежата вышли вчера на прогулку и решили построить снеговика рядом с тем, что стояло рядом. Морозом овладела жажда азарта. Он решил сделать огромную скульптурную композицию, в которой изобразил соревнование близнецов. Фон композиции был выполнен безупречно, но и его красота бледнела перед совершенством главных фигур. Хотя куда дальше бледнеть, снег и так белый. Складывалось такое впечатление, что душа близнецов, путешествовавшая во сне, была поймана в ледяной плен и превращена в скульптуру. Еж-Мороз был очень доволен проделанной работой. Теперь он создал лучшие скульптуры. Но не тут-то было, через некоторое время рядом появилась скульптурная группа, показывающая, как проходило великое расселение ежей. Глядя на нее, можно было расселиться еще раз. Так реалистично она была сделана. Юные скульпторы, безусловно, были талантливы.
   И тогда Еж-мороз решил сделать самую большую скульптуру, которую только можно. Это была бы фигура неизвестного ежика. Каркасом для которой была бы планета. Иголками очень хорошо могли стать горные пики. И Еж-мороз именно их в первую очередь покрывать льдом. Но тут Солнце-еж остановил его. Ему было непонятно, что делает его брат. Тот поведал обо всем и сказал, что он желает доказать всем: Еж-Мороз - лучший скульптор. Тогда Солнце-еж спросил, в чем выражается его мастерство. Ответом было, в умении делать точно все черты и детали, даже самые мелкие. В общем, Солнцу удалось уговорить делать маленькие работы, но зато идеальные.
   С тех пор Еж-мороз делает миллионы фигур ежедневно. Они прекрасны, но не идеальны, по его понятиям. А все свои "неудавшиеся" работы он сбрасывает на землю.
   А ежи до сих пор любят поймать снежинку и посмотреть на работу мастера. Однако наслаждение красотой длиться недолго, снежинка быстро тает. Но вон смотри, еще одна падает.
  
   21. Яния и Одер
  
   Яния была доброй и умной ежихой, красивой и светлоглазой, и все относились к ней с симпатией, а многие просто любили. Но мало кто ей об этом говорил. Потому, что ежи редко выражали свои чувства напрямую. А намеки Яния не всегда понимала. А те, что понимала, делала это с трудом. А знать уж очень хотелось, как к тебе относится тот или иной еж. Трудно объяснить это чувство, ведь еж - загадка сам для себя. Ведь еж, это он со стороны простой как еж, мордочка и иголки. Но если преодолеть эту колючую стену, можно узреть богатый внутренний мир, который всякий нормальный еж изучает всю свою жизнь, а иногда и дольше, но так и не может понять. Поэтому, наверное, и интересно, что думают о тебе другие. Яния тоже была нормальным ежом, вернее ежихой, но от этого не менее нормальной.
   А что делать, если об этом не говорят. Вернее не говорят с тобой. Говорят с другими, по большому секрету. Поэтому все ежи вокруг знают, кто что о ком думает и как относится, за исключением того к кому это относиться. И что делать в такой ситуации? Ответ не знал никто. Яния первая догадалась до этого. Она полностью изменила свою внешность. Приглаженные иголки встали дыбом и растопырились во все стороны. Приобрели вызывающие цвета. Еще пара модных аксессуаров и все было готово. Теперь нужно было изменить поведение. Больше смеяться, двигаться, меньше читать и говорить умных слов.
   С этого момента ее никто не узнавал и не мог представить, что это тихая скромная, умная Яния. Да и она сама не могла этого представить и взяла себе другое имя - Одер. Эта новенькая была очень общительная и в скором времени влилась в ежинное общество. С легкостью завела знакомства со всеми друзьями Янии и стала с ними секретничать по всякому поводу, в том числе и о Янии. Но ничего плохого она о себе не узнала. И продолжала считать себя идеальной и великолепной. Все любили или по крайне мере симпатизировали скромной и умной ежихе. Со спокойным сердцем пошла она спать.
   А на следующие сутки, уже приведя себя в порядок, вновь в образе Янии, показалась друзьям. Которые рассказали, с какой замечательной ежихой познакомились они вчера, подругой всех ежей болтливой и прикольной. К которой тоже все испытывают симпатию, а многие и любовь. И теперь внезапно появившись, она уже не могла внезапно исчезнуть. И с тех пор в одном теле обитают две совершенно разные ежихи, при этом само тело больше не стало.
   Они общались со всеми, но только не друг с другом. Они нигде даже не появлялись одновременно. Только одному ежу удалось их увидеть вместе. Он долго стоял к кому из них кинуться сначала. Но так и не смог решить, остался стоять, чем окончательно сконфузился. На его счастье это был лишь сон. А Яния и Одер так и продолжали жить по очереди и очень любили слушать рассказы и истории друг о друге.
   22. Гера
  
   Гера был ежом, который повсюду следовал за героями. Сам он не был, наверное, способен на подвиги. Нет, он не был трусом, он бывал в таких местах, куда не заходили многие отчаянные и отважные. Просто талант его был не в этом. Гера был художником, самым лучшим художником среди всех ежей, то есть рисовал он не худо. К тому же считал себя обязанным запечатлеть самых интересных и великих ежей, а такими он почитал всех. Оставить на полотне их деяния, было его целью. Поэтому он и сопровождал везде героев, был свидетелем их подвигов. Никто не ушел от его кисти. Этими картинами позже пользовался и Кужо, когда писал свои тетради, и не зря, полотна были великолепны. Причем в точнейших подробностях были запечатлены события, происходящие в течение всего нескольких минут. И никто не мог понять, как Гере удается рисовать не только красиво, но и так быстро.
   А все было очень просто. На месте, как и любой нормальный художник, он делал наброски и схемы, а рисовал все полностью уже дома. Однако на набросках и схемах все ежи были одинаковыми. С легкостью можно было перепутать одного ежа с другим. Чтобы этого не допустить Гера ставил специальные знаки, по которым определял каждого из героев, и знаки эти выбирал по ассоциации с ними и их деяниями. Все это после длительных расспросов стало известно и другим ежам.
   Любопытство было утолено, но тут же разгорелось с новой силой. Каждому хотелось узнать, какой знак Гера выбрал для него. Что делать, пришлось раскрывать и эти секреты. Он нарисовал значки в увеличенном виде, на твердых пластинах и разослал их всем, кто этого желал. Это были настоящие произведения искусства. И все начали носить их с собой. Разрисовывать мордочки и иголки во время различных празднеств и торжеств. Маленькие ежата еще не имели своих великих деяний, помимо рождения, и их раскрашивали в цвета пап и мам. И гордились тогда они своим происхождением и не меняли без особого повода свои знаки, а передавали их по наследству. А если хотели новый рисунок, обращались к Гере, и он рисовал их по особым правилам, имеющим практический характер. Эти правила и назвали потом Геральдикой. А знаки гербами, поменяв последнюю букву его имени по очень старой традиции.
   А Гера все писал и писал свои картины, очень многих изобразил он. И вот задумал портрет Мастерицы. Пришел к Ивирии и попросил понаблюдать за ее работой и жизнью. Чтобы потомки могли увидеть ее образ. Ивирия пустила его в свой дом. Гера сел и стал наблюдать, как искусница ловко вышивает свои изделия. Потом взглянул на ее лицо, долго смотрел и изучал и понял, что такой красоты не встречал до этого дня. Обычно холодный и равнодушный ко всем страстям Гера, который без всяких эмоций много лет запечатлевал самые страшные и прекрасные моменты истории ежей, влюбился как мальчишка. Ураган чувств хозяйничал в его душе. Великих усилий стоило ему сидеть и спокойно смотреть на то, как работает предмет его любви. Это удавалось лишь потому, что бурная река чувств была направлена на создание портрета. Всю любовь, всю страсть вложил Гера в картину. Это была его лучшая работа. С гордостью преподнес он ее Ивирии и получил ответный подарок. Не менее ценный и прекрасный.
   Мастерица также полюбила художника, может так было предначертано самой их жизнью, либо рядом проходили Ет и Юс источающие любовь, либо все произошло случайно. Сейчас бесполезно разбираться. В любом случае ежинная любовь творит великие дела. Ивирия, пока писали ее портрет, вышивала образ художника золотыми нитями на голубой фланели, украшала бахромой и драгоценными камнями. И это был ее ответный подарок, ничем не уступающий портрету. С благодарностью принял Гера этот подарок и прикрепил одну его сторону к высокой деревянной палке, и носил с величайшей гордостью, чтобы все видели, каким знаком наградила его любимая. И теперь его было видно издалека и легко было узнать.
   И все захотели иметь что-либо подобное. И обращались к мастерице, просили перенести их портрет или эмблему на ткань, или хотя бы цвета. Сначала обращений было немного, и работа каждый раз получалась просто шикарная. Постепенно работать приходилось все больше и больше. Изделия становились все проще и проще. Теперь они состояли из лоскутов ткани различных цветов, главное было, чтобы они не были похожи один на другой. Основой была уже не фланель, а более легкие ткани, хотя полотнища продолжали называть флагами. Теперь ежи могли отличать друг друга от друг друга. А значит и прославить свое имя было больше резонов и желания, следовательно, увеличилось количество подвигов и приключений, было что рисовать Гере и описывать Кужо
  

ТЕТРАДЬ ВТОРАЯ

  
   23. Рождение Силина
  
   Однажды Солнце-еж летел по небу на своем реактивном двигателе. Вдруг он увидел внизу прекрасную ежиху неописуемой красоты, поэтому я и не буду ее описывать. Скажу лишь только, что она была очень молода и очаровательна, при этом сильно бледна. Солнце-еж решил исправить этот недостаток. Он начал усиленно греть и так не холодную землю. Ежиха Лайна почувствовала теплые лучи ласкового солнца, направленные на нее. Она растянулась на траве и стала загорать. Как и положено благовоспитанной ежихе, она подставила Солнцу спинку и прогрела все до единой иголочки. Лишь после этого она подставила небесному светилу брюшко. Солнце-еж сделал Лайне солнечный массаж. Лучи проникли внутрь и согрели все члены ее тела, каждую косточку, каждую жилку. И если бы в ее сердце был лед, солнце растопил бы и его. Лайна уже не была такой бледной, очарование ее возросло еще больше. Увидев, что работа его сделана, и дальнейшие старания только повредят, он, как галантный кавалер, поцеловав на прощание все 4 лапки, удалился, полетев по своим делам. Дела у него были, хоть и каждодневные, но от этого не теряли своей важности. Он облетал всю землю высматривая и исправляя различные ошибки мироздания и ежового племени, а не только прекрасных ежих, как могло показаться сначала.
   После приобретения божественного загара, который не заменить никаким солярием или сахарием, Лайна сама стала божественно прекрасна. В нее влюбился еж-красавец, и через некоторое время они сочетались браком, который приветствовал весь ежовый мир. У таких прекрасных родителей должен быть и прекрасный ребенок, так гласит закон природы. Через некоторое время действительно появился малыш. Хотя "Малыш" это сказано условно. Мальчик вырос достаточно большой уже в утробе матери, уже там его иголки стали крепкими и острыми. Это достоинство для ежа, но обычно столь достойными становятся после рождения. А то мамам не всегда приятно, когда внутри тебя что-то очень сильно колется, вернее кто-то. Этому кому-то даже пришлось родиться раньше положенного срока, чтобы не погубить свою родительницу. Но для Сиилина, так назвали ежонка, это было даже хорошо, он стремился к подвигам и чем быстрее, тем лучше. Сиилин рос не по дням, а по часам, по песочным. Возьмет песочные часы, перевернет, за три минуты песок пересыпался, и еж уже подрос. Хотя, по клепсидре расти ему не удавалось. Парадокс. Может потому, что клепсидра была двухминутной. Может из-за особой любви к воде. Факт в том, что рос еж герой только по часам и только по песочным. Быстрый рост был причиной того, что одежды ежу так и не сшили. Только снимут мерку, а глядишь, он опять часы перевернул, и что ты с ним будешь делать. Еж-математик Пилофи пытался высчитать, насколько Сиилин подрастает при каждом повороте часов, сделал это и составил таблицу. Так появились размеры одежды. Но предсказать сколько раз еж-герой перевернет часы, было невозможно. Так одежду ему и не сшили. Хотя она была у всех остальных ежей, другое дело, что мало кто ее носил, но была у всех.
   Что до роста, веса и объема ежа-героя, то все скопом решили, что расти ему хватит, и спрятали песочные часы. А то и так он был больше остальных ежей. И если его мощное тело падало с кровати, все вокруг просыпались. Но ему это прощали, так как знали, что этот малыш будущий герой.
  
   24. Воспитание героя
  
   Все знали, что Сиилин герой и главный подвиг его еще впереди. В будущем он спасет множество ежей от гибели и зла. Но героя, как и любого нормального ежа, нужно воспитать и научить жизни, но кто возьмет на себя смелость воспитывать героя. Ведь малейшая ошибка и герой будет неправильно воспитан, и может, не спасет, хотя конечно спасет, раз он герой. А может, всем было просто очень лень.
   В общем, родители отправили его к своему родственнику Пилофи, великому математику, да и единственному в то время, на обучение. Ну, наверное, точные науки - это первое чему стоило научиться. И Сиилин пошел в дальнюю дорогу, на другой конец города. Хорошо, что герой не знал, что земля круглая. Иначе пошел бы не напрямую, а в обратном направлении, так как не искал легких путей и любил приключения. Ведь он знал, что он будущий герой и постоянно стремился к подвигу, который он искал на каждом шагу. Так что ему рано было изучать географию, хотя обучение начать следовало. Прогулочным шагом прошелся Сиилин по улицам ежового поселения и оказался у своего дяди Пилофи. Тот несколько удивился появлению своего племянника, которому будущее готовит величие, подвиги и славу.
   Но вдруг сам понял, что героя надо воспитывать. Он утвердился в своей мысли, когда Сиилин сказал тоже самое. Но как его учить, математике с легкостью, но остальным наукам. Пилофи их не все знал, у многих не знал даже названия, а какие-то еще и не изобретены. Можно конечно отправить будущего героя в школу. Но ее тоже еще не существовало. Но если очень надо и очень хочешь, то можно все придумать.
   И придумали школу, потом университет и множество других умных мест. Теперь Сиилин учился и не только он, учились все ежи. Потом там преподавало много разных великих Ежей, и преподавали они те науки и искусства, в которых были сильны. Да и сам Сиилин потом что-то преподавал. А пока он учился и вполне успешно.
   Единственное отличие, которое было в его учебной программе, географию ему преподавали позже всех остальных предметов. Так как, когда он узнал, как велика земля и форму этой планеты, он без всяких разговоров отправился в путешествие. Но к этому времени он уже узнал все, что ему хотели преподать, и был готов к своим подвигам.
  
   25. Прогулка
  
   Еж идет. Тадам-там-там. Трубите трубы, бейте барабаны. Еж идет!
   Еж идет. Розовый ветер раздувает его Северо-западные иголки! Бейте бубны! Еж идет.
   Еж с бубном танцует веселую пляску. Это пляска смерти! Пляска смерти для бубна! Еж бьет им по спине! Бубен будет проткнут.
   Рояль падает! Бейте барабаны. Бубны мстят за собрата. Они скинули рояль! Берегись еж! Иди быстрей! Все в порядке! Еж в противорояльных тапочках!
   Еж почувствовал себя птицей. Вместо игл у него перья. Лишь крылья у него не там. Странно еж летит, необычно. Смеются птицы над ним! Падают от хохота! Зеленое небо лишилось клювоносых! Лети еж, лети! теперь уж все равно.
   Бейте бубны! Упал еж! Упал! Понаставили столбов. Упал еж! Упал.
   Идет еж, идет. Играйте трубы! Забыл куда шел. Остановился.
   Кирпич - еж - кирпич! Лежит, еж, лежит. Представил себя бревном. Все равно лежит еж! сны видит. Видит что он такое двуногое, одноголовое.
   Иди еж, иди. Ты великий еж-идун. Сядешь, будешь еж-сидун. Но уже чуть меньше, не так велик.
   Иди еж, иди. Выйди из себя, повесь табличку, что будешь через 15 минут.
   Иди еж, иди. Лишь с Ума не сойди.
  
   26. Сила
  
   Мир хоть и круглый, но большой, долго приходиться по нему ходить. Много сил тратится, особенно если совершаешь подвиги. Надо бы остановиться, отдохнуть. Но как тут остановишься, если вокруг все так интересно и познавательно. Остановиться невозможно. Уснуть не получается, а есть нечего. Где же брать силы? Силы для этой жизни? И хотя у Сиилина их было много. Но их тоже надо было подпитывать, а чем подпитывать Сиилин не знал. Всю землю он почти прошел, много ежинных племен посетил. И силы всегда были. А тут начали кончаться, когда до дома оставалось чуть-чуть. Надо было что-то придумать. Пока силы думать оставались. И он придумал, придумал красоту. И теперь стоило ему посмотреть на что-нибудь красивое, как сердце его наполнялось силой. А оттуда уже разносилось по всему телу. А вокруг ежей, в этом мире столько красоты, что не надо даже выдумывать вечный двигатель, красота сама вечная. И вот теперь стоит любому уставшему ежу взглянуть на природу, искусство или прекрасную ежиху, как его организм наполнится энергией. Но никаких сил не хватит для того, чтобы отвести свой взгляд от прекрасного.
  
   27. Взрыв
  
   Сиилин возвращался из путешествия. Дом был уже близко, с минуты на минуту он ожидал поймать его своими глазами. Осталось только подняться на гору и можно будет увидеть родные пенаты. А с горы можно спустится очень быстро, особенно если ты идешь домой и цель так близка. Мысленно он был уже там, в окружении родных и друзей.
   Но звуковой шок вернул его обратно. Взрыв, взрыв разорвался в центре долины, звуковая волна разошлась во все стороны от эпицентра, который находился на главной площади. Странный и очень громкий звук вспугнул птиц и поднял тучи пыли. Докатившись до уха Сиилина уже значительно ослабшим, все равно поразил ежа своей силой, чуть не сбил с ног и почему-то посеял тревогу в сердце. Не случилось ли чего? Сиилин кубарем скатился вниз с горы и ввалился в город. Картина, открывшаяся перед ним, была не нормальной. Город лишился своей обычной жизни. На окраинах все вымерло. Первые попавшиеся ежики совсем лишились разума. Некоторые из них, со странными звуками, непредсказуемо передвигались по улицам, как будто не управляя своими ногами. Потом они падали и перекатывались со спины на брюшко и обратно. Другие уже лежали беспомощно на земле, конечности их не двигались, лишь иногда вздрагивали под действием рефлексов.
   Что за страшное оружие такое?!? Способное причинить подобный вред? Обречь на страшные мучения? Сиилин задавался этими вопросами и смотрел, как его сородичи пытаются схватить ртом воздух. И при они этом потеряли не только способность говорить, но и вообще издавать какие-либо звуки. Их рот беззвучно хлопал, подобно рыбьему, если его обладательницу выбросили на берег. Что за страшная болезнь? Или может быть проклятье? Кто тот злой гений, который сотворил это все? И зачем? Что за страшная судьба постигла моих соплеменников? Что значит мой статус защитника или героя, если я не смог защитить их от этого?
   Последовавшие события ошарашили его. Ежи вставали и со странным блеском в глазах двигались к центральной площади, ни на что не обращая внимания. Сиилин находившийся до этого в оцепенении от ужаса, тоже направился туда, где по его разумению находился источник всех бед. Иначе, почему они туда все идут. В детстве он помнил, как ему рассказывали о ежах- зомби, которые не подчиняются уже своей воле. Может быть, это как раз тот случай, и глаза у них странные, не свои. Значит надо спешить. И напасть на того, кто поработил соплеменников. Сиилин еще быстрее зашагал к площади.
   Когда он подошел, ежевые реки уже сливались в один большой океан ежемассы. Посредине которого стоял странный еж. Его сразу было видно. Он стоял на возвышенности с большим носом не естественного цвета и конусообразным головным убором. Он хотел было к нему приблизиться, но ежи не давали, они стояли огромной колючей стеной. И не было возможности герою пробиться к злодею и покарать его. Не раз пытался Сиилин, ничего не получалось. Он не заметил как со всех сторон обступили его. Все смотрели на странного ежа, как будто ждали его слов. И он заговорил.
   "Как называется каска для ежа? Дуршлаг".
   Мощный смех Сиилина влился в общий взрыв хохота, раскатившийся по всем окрестностям. Герой продолжал дико и безумно хохотать. Его повело в сторону, потом в другую, назад. Лапы ходили самостоятельно. Потом он упал и начал кататься от хохота. Потом смех сделался беззвучным, и иногда прерывался, чтобы вдохнуть воздух. Герой беспомощно лежал на спине и брыкал лапками. Могучий смех прошел. Сиилин вместе со всеми направился вновь к главной площади.
   Через неделю, когда цирк уехал, все в городе стало относительно спокойно. Ежи занимались своими обычными делами, лишь только в некоторых норах, еще раздавался смех. И раскаты хохота доносились из соседнего города.
   Известно, что смех продлевает жизнь, и теперь ежи стали практически бессмертны
  
   28. Светлые дни ежей
  
   Днем Солнце-еж облетал всю землю на своем реактивном двигателе, и всем ежам было светло, иногда очень даже светло и безумно жарко. Но ночью Солнце-еж почти нигде и никогда не летал. А если летал, то не везде, только на севере летом, где ночью ни жарко и ни холодно. Хотя это зависело от него. А больше ночью нигде и не летал, и поэтому везде было темно. И ежам от этого не всегда было уютно, особенно тем, кто ничего в темноте не видел. Им приходилось ориентироваться с помощью своего носа. То есть либо идти на запах. Либо поворачивать когда нос уткнется во что-нибудь твердое или мягкое, или еще какое-нибудь. Недаром нос находился впереди всего остального ежа. Но ориентироваться носом иногда было очень больно, То его прижимали в специально придуманной для этого штуке, которую непонятно почему называли дверью. То кто-нибудь по нему щелкнет очень сильно. В общем, неудобно носом ориентироваться, лучше глазами. Их по крайне мере не прищемят и не скажут: "Не суй свой глаз" потому, что это как-то глуповато звучит.
   Днем возможно легко ориентироваться. А вот ночью и в норах как это делать? Тем более в каждую нору по солнцу не запустишь, солнце одно. А окна в норе делать почти бесполезно. Один еж пробовал, сделал. Все хорошо, но за окном почва, а вовсе не солнце, как по идее должно было быть. И что делать? А делать нечего, пришлось ему изобретать различные там занавески и жалюзи, зато прославился как изобретатель. Но проблемы со светом это не решило. А решать ее надо было. А что делать, если это самая большая, можно сказать, глобальная проблема ежей. А кто должен решить самую большую проблему ежей? Конечно Сиилин. И ему поручили сделать это. А он решил, что лучшая возможность для этого, поговорить с Солнце-ежом. Но как до него добраться, он не знал, И серьезно задумался над этим вопросом.
   И вдруг увидел на своем пути елку и решил, что если он на нее залезет, он окажется ближе к небу. Но, забравшись туда, оказалось, трудно достать до неба. Ель ведь, при всей своей высоте, низка для этого. К тому же ее верхушка начала склоняться к земле, как только герой до нее добрался. А тяжелый, любимый до дыр, походный рюкзак мешал ползти выше. Но ползти нужно было, и Сиилин расстался со своей дырявой любовью. И в тот же миг взлетел высоко-высоко. Но крыльев за спиной он не чувствовал и поэтому чувствовал, что скоро упадет. И его ожидания земли скоро оправдались. И что-то большое и квадратное стало очень быстро приближаться... Раньше ежики не знали, зачем нужен батут, они просто натягивали его по утрам, а по вечерам снимали, вдруг пригодиться. И ведь действительно пригодился. Сиилин вновь взлетел вверх. Но потребовалось еще пару суток прыганья, в которые батут впервые все время был на месте. И вот он добрался до Солнца-ежа. И попросил, чтобы тот светил не только днем, но и ночью. Солнце-еж отказался, чем тогда будет отличаться день от ночи. Да и лень ему было. Тогда от Сиилина поступило предложение, сделать второе солнце, ведь два солнца в два раза ярче светят. Но солнце отказалось. Но если солнечного ежа даже клонируют, то второй двигатель никто не соберет. И выходит делать нечего.
   Обнявшись по старой ежовой традиции с Солнцем, Сиилин спустился на землю и пошел искать Огона. Ведь пламя тоже имеет свойство освещать все вокруг себя. Плохое ли, хорошее ли, неважно. Может оно осветит и жилища ежей, и темноту ночи сможет развеять? Кто знает? Но до Огона надо еще добраться. Ведь все знают, что когда идешь к нему, все усиливается во множество раз. Повышенное атмосферное давление плющило, а сильные ветра тащили по земле, много и других сильных вещей мешало идти. Или может это всего лишь не слабое воображение героя. Но самым плохим были сильноосвежающие мятные конфеты, которых ежи на дух не переносили.
   Но Сиилин преодолел все эти преграды, оказался около жилища Огона. И рассказал, зачем он преодолевал весь этот путь, о том, что ежам не хватает света в норах, о том, что не видят они в темноте. Все что мог дать Огона, дал. Но свечи, которые были этим всем, были очень тусклыми. И их хорошо было зажигать в романтический вечер, для усиления чувств. Или в день рождения для увеличения веселья. А так просто использовать не эффективно. К тому же стоило зажечь одну свечу, как ежики начинали с ней играться и выливать на лапки чуть остывший воск. И отвлечь их от этого было уже невозможно, пока кто-нибудь не обжигал лапки. Но свечи пока было все, что было и, обнявшись на прощание, ежи соответственно простились. Сиилин пошел в раздумьях, что же ему делать. И не заметил, как несколько иголок на его спине светились ярко-ярко. Это были лучи оставшиеся от прощания с Солнце-ежом и усиленные действием Огона. Были они как раз тем, чем можно освещать норы ежей. Но их было мало, а надо было много. А все знают, что мало это не много, мало это недостаточно. Тем более, недостаточно для всех ежей. И что делать нужно использовать копир, ведь благодаря ему можно было сделать все что угодно и в любых количествах.
   Сиилин размножил иголки, те, что светились, и поместил их в стеклянные корпуса, чтобы те не поломались, и раздал всем ежам. А они уже наделали разных фонарей и фонариков, люстр и торшеров, бра и светильников и много еще чего дающего свет, на что хватило фантазии и слов для названия. И теперь в домах их не было темно, а теперь даже копиры светились, когда работали. А потом еще один великий еж придумал выключатель и свет теперь был не всегда, а когда надо.
  
   29. Внутренний голос.
  
   Лезь на березу. Лезь на березу за яблоками. Воздух наполняю я призывами к этому высокому путешествию. Сиилин лезь на березу, я хочу яблок, это твой внутренний голос тебе говорит. Перестань оглядываться, я же говорю, что внутренний. Что значит зачем? Разве ты не хочешь яблок? Значит, мне больше достанется, лезь. Как не умеешь? Учись, как же жить без того, чтобы уметь залезать на березу? В нашем мире без этого нельзя добиться ничего. Да просто никуда без этого. Тебе неделя на обучение. Через 7 дней я приду.
   Ну что, научился? тогда полезли. Вон на ту березу, самую-самую высокую, там наверное самые большие, сочные и сладкие яблоки. Ну вот, давай, разбежались, прыжок, первый шаг. Как там маленький шаг для ежа, большой для другого ежа. Второй шаг, уже лучше. Третий, четвертый, все выше и выше, и выше, первая ветка, вторая. Еще слишком низко для яблок. Лезь герой, выше лезь. Мне нужны эти сладкие плоды. Это я говорю тебе, твой внутренний голос. Соверши подвиг, достань мне яблоки. И тебе будет счастье. Выше, выше, почти на самый верх забрался. Вот оно! Цель! Вершина! Где они, где мои яблоки? Их нет! Опять Июл посмеялся надо мной. Ну пусть яблоко будет плодом познания. Я ухожу. Что значит не умеешь спускаться с березы?, Что значит не успел научиться? Ну герой, это не мои проблемы. Я ушел.
   Герой на высокой березе. Прыгать жалко, а спускаться не знает как. Потому что ни разу не спускался. А внутренний голос просил научиться только залезать. Вот если бы это была елка, с нее герой умел слезать. Но елка была далеко, через пять деревьев от Сиилина. И что делать, пришлось прыгать с одного дерева на другое. И вот он, первый прыжок. Толчок, полетели, парящий еж в воздухе, и через мгновение, он уже на старом дубе. Забраться по его толстым и широким, как шоссе, веткам на самый верх и вновь прыгать, вновь парить. И еж уже на рябине. Осторожно надо ходить по ее веткам, гораздо тоньше они дубовых. Скорее, скорее с этого режущего ступни дерева. И вот уже на тополе. Вдохнул его пух, чихнул и от этого перелетел на эвкалипт. Дерево не отбрасывающее тени. Не даешь ты отдыха уставшему путнику. Опутываешь вяжущим соком листьев, душишь жаром и зноем. Быстрей, быстрей отсюда. Прыжок уже на пальме. Здесь можно отдохнуть, утолить свою жажду и привести все в порядок. Впереди решительный прыжок на ель. Вот она цель. Уже близко, можно сказать, что видна. Но видна она была и в начале пути. Но до нее ведь надо еще допрыгнуть. А расстояние тут больше, чем нужно. В один прыжок не перепрыгнешь, а полтора прыжка не бывает. Делать нечего придется в два скачка добираться. Один и лапа коснулась песка, второй и вот она ель. Здравствуй родная колючая. Уж по тебе я спущусь и наконец смогу добраться до дома.
  
   30. Самый-самый
  
   Жил-был еж, по имени Онили. Как и всякий нормальный еж, он хотел быть самым-самым. Но все как-то не получалось. И спал он не дольше других, и чаю выпивал не больше двух чайников. И отправился тогда он по белу и по темну светам, искать где и в чем он мог быть самым-самым. Или по крайне мере казаться таким.
   Шел он, шел и первым кого встретил на своем пути, был Аруй. Глядя на его тучность и неуклюжесть, Онили поспорил с ним, кто является лучшим танцором. Вечером они устроили состязание. Первым танцевал Онили и делал это довольно неплохо, хотя все познается в сравнении. И поэтому скоро место перед публикой занял Аруй. А здесь ему не было равных, благодаря тому, что на его стороне был воздух, придающий ему невообразимую легкость. Танец начался, страсть, всю палитру чувств выражали его движения. Но тут все перешло в иную плоскость. Аруй запутался в нитях своих шаров и оставшееся время танец превратился в освобождение от пут. Онили уже внутренне праздновал победу. Он превзошел лучшего мастера пластики и движения. Он самый лучший. Осталась формальность выслушать вердикт зрителей. А им понравился комический танец Аруя и его признали лучшим.
   Онили же пошел дальше по светам. И через некоторое время встретил клоуна. И тот спросил, куда Онили держит путь? Получил ответ, что на соревнование с Сиилином за звание самого сильного. Клоун засмеялся диким смехом, хотя и до этого был далеко не грустный. Даже я сильнее тебя, а хочешь доказать обратное, повали на землю любого ежа, хотя бы вон того. Онили посмотрел в сторону, в которую указывал клоун, и увидел, кого нужно повалить и бросился выполнять свое поручение. Но как не старался, ничего не понимающий, еж все не падал, Так продолжалось, пока Онили не устал и не упал сам. Его глаза начали смыкаться, а клоун подошел к нему и со смехом, а только так он и умел, сказал: "вот видишь, ты не смог, а я повалил, ты ведь тоже еж". Глаза Онили закрылись.
   А когда проснулся, то пошел дальше, в поисках того места, где он мог быть самым-самым. Шел и увидел, как на встречу ему шла Лиетан. И крикнул, что он самый умный и мудрый, и его нельзя засыпать пудрой. Посмотрела Лиетан на него и ничего не ответила, не стала даже размножать истину спорами. А прошла спокойно мимо. И Онили понял, что она мудрее его и в отчаянии решил покончить с собой. Ведь кому он нужен, если он не самый-самый.
   А способ для этого он выбрал самый-самый, из тех, что знал. Если жизнь не сделала его лучшим, то пусть смерть принесет ему звание самого. Он решил пойти к морю и напиться его соленой воды до тех пор, пока внутренние его органы не заполнятся целиком и не лопнут впоследствии. И будет великий водный салют. Такой никто никогда еще не делал и более не сможет повторить, не то, что превзойти. И отправился он с этими мыслями на берег моря и начал через немогу пить соленую воду, пахнущую рыбой, кажись подогрей и это будет уха. Пил он пил, но тут волна подхватила его и отнесла от берега. Начал он тогда банально тонуть. Какая неинтересная и бесславная смерть, не может быть она самой-самой. Естественно она не устраивала Онили, и он начал противиться ей. За пару минут изобрел он пять разных способов плавания. Шестой брас, возник сам собой, когда его сильно брасало.
   В конце концов, он по-ежачьи выплыл на островок, и радости его не было предела. Ведь тут он был самым сильным, самым смелым, самым добрым, самым умным, вообще самым-самым замечательным. Но в то же время и самым слабым, злым и трусливым. Он был единственным на этом большом острове.
  
   31. Водные процедуры
  
   Ежи хоть и не всегда умели плавать, очень любили помыться в ванне. Они могли сидеть часами в воде. Петь песни, разговаривать сами с собой, думать о вечном, спать - все могли они делать там. Вот и Сиилин любил полежать в водной среде. В очередной раз забирался в ванну, и предвкушая наслаждение, открыл кран. Из высоко висящей под потолком трубы, загнутой концом вниз, полилась вода. Однако, как оказалось, было далеко не до наслаждения. Сиилин забыл открыть холодный кран и из трубы пошел кипяток. От этого герой подпрыгнул с утроенной силой, по пути схватил пробку и заткнул трубу. Приземлился уже в полотенце, однако вытираться не стал, обсох по дороге. А вот остудиться следовало бы. Он, конечно, любил и баню тоже, но не до такой же степени. Теперь он закрыл воду, но как теперь вытащить пробку из трубы, затычка, гладкая со всех сторон и зацепиться там не за что, сидит крепко, диаметр у нее больше, чем у трубы. Как удалось запихать внутрь, Сиилин даже не осознавал. В конце концов, сила есть и все в порядке, но сейчас это правило не работало. Третьей проблемой было то, что труба находилась высоко, и достать ее было сложно без того допинга, жертвой которого был герой, когда закрывал трубу.
   Да тут даже самому геройскому герою не справиться в одиночку, хорошо, что на свете и в темноте тоже, есть друзья. Сиилин кинул клич по всей земле. И на этот клич стали стекаться герои со всех стран, до которых он его докинул. А кидал он далеко. Собрались все известные герои, которые были в тот момент свободны. Никогда еще в одном месте не было такого их скопления. Великая колючая сила собралась для сложного дела, вытаскивания пробки.
   И вот начался решительный бой. Один еж становился на спину другого, и принимал на себя третьего. Так вставая друг на друга, росла ежовая лестница. Требовались сверхежинные усилия, чтобы вытерпеть все, что им приходилось переживать. Мощные иголки того, кто стоял внизу, сильно кололи лапки и брюшко верхнего соседа. Лишь самый нижестоящий был избавлен от этого. Но его плечи были вынуждены выдерживать вес всех героев, которых было не мало. Да и герои, по определению, не относятся к числу самых легких.
   И вот Сиилин последним полез на живую башню, ему предстояло стать вершиной этого сооружения, основной частью. Он должен был вытащить пробку, он же ее туда запихал.
   И вот он забрался, но башня все еще чуть-чуть не доставала до цели. Надо было что-то делать, причем быстро, нельзя было медлить, стоять больно. Для смягчения иголок они полили себя шампунем, и сейчас благодаря массажу, сделанному вышестоящих, почти все покрылись пеной.
   Единственный возможный выход нашел Сиилин, он попросил ежей напрячь последние силы и встать на цыпочки. Что и было сделано. Но он опять ошибся, конструкция стала больше, чем надо, и крепкие его иголки пробили пробку. Образовалось много маленьких дырочек. Между тем, башня снова опустилась, трудно и больно стоять на цыпочках. И великих ежей окатило остатками воды из трубы, смыв все с них. Душа ушла в пятки, но наткнувшись на иголки нижних вернулась и больше туда не ходила. Но башня рассыпалась.
   Пытаться доставать пробку второй раз никто не решился, да и не было резона. Вода текла лучше прежнего, не грозила теперь сбить с ног напором, как бывало раньше. Так и был изобретен способ мыться очень быстро, под душем. Но многие ежи по-прежнему по долгу отмокали в ванной.
  
   32. Подвиг Сиилина
  
   Счастливо жили ежи. Но пришла один раз к ним беда. Ужасный красный медведь грозился разрушить весь ежинный мир. И никто ничего не мог с ним поделать. Но терпеть дальше было нельзя. Медведь время от времени наведывался в Ежинополь и забирал с собой самых упитанных ежей, которых потом скручивал в мячики и играл в крокет. Да, нелегко приходилось бедолагам, которых становилось все больше и больше. Надо было их как-то выручать и выкручивать из этого их трудного и неприятного положения. И кто тут мог помочь лучше, чем Сиилин, великий герой ежей. Конечно же, он вызвался это сделать.
   Но как добраться до логова медведя, ужасного крокетного замка. Ведь троллейбус туда дойти не может, нет проводов. Таксисты отказываются, а остальной транспорт еще не придумали. Хотя нет, есть еще мотоежицикл, который может доехать куда угодно, но до гаража еще надо добраться. Лучше сразу же идти на крокетный замок, и, наверное, пешком.
   Долго шел Сиилин. Он шел прямо и прямо, потом повернул направо и снова пошел прямо. Потому что, если ты идешь лицом вперед, ты в любом случае идешь прямо. Сиилин мог идти и вправо, и влево, иногда назад, но это получалось очень медленно. Когда-то в детстве он пробовал, в результате он познакомился с улитками, которых не замечал на своей обычной скорости. Но сейчас он спешил и ему было с ними не по пути, вне зависимости куда они шли. На его дороге стояла великая ежовая лестница. Ступенек на ней было не так много, всего три, но очень большие. Потом он скатился с великой горки. И зачем только там тоже выдолблены ступеньки, хоть уже и маленькие, но все равно неприятно. Долго ли коротко ли Сиилин добрался до логова ужасного красного медведя, злобной жертвы охры.
   "Медведь выходи на честный бой!!!"- кричал своим громовым голосом Сиилин. И медведь вышел на этот писк. Увидев ежика, великан взял его в лапу, на которой не было одето даже вязаных перчаток. Шкура медведя была очень толстой и он не чувствовал иголок геройского ежа. Посмотрев своими золотыми глазами, медведь кинул Сиилина далеко-далеко. И тот попал в море, в самую его середину и начал тонуть. Плавать он к тому времени еще не научился, да и мощные иголки были очень тяжелы и тянули ко дну. Тут на помощь пришли морские ежи. Они говорили, что если Сиилин избавиться от нескольких своих иголок, то станет легче, и они смогут его поднять. Глупо просто так разбрасывать свои иголки и они стали подарком морским ежам. Теперь они тоже соответствовали высокому званию ежа, а то им было очень обидно до этого.
   Сиилин был рад помощи водных собратьев, да и выхода у него другого не было, вернее, был - на дно. А если выход такой плохой, надо выходить во вход. Так или иначе, Сиилин оказался на берегу, но без своих самых длинных иголок. Он обулся в сандалии, ему вновь предстояла долгая дорога до логова золотоглазого любителя крокета. Вновь преодоление Великой лестницы и великой горки, со ступеньками на нижнем конце. Он посетил по пути и множество других очень интересных мест. И вот перед ним вновь стоял замок с большими деревянными молотками у входа.
   Считая это плохой приметой, он не стал что-либо кричать Медведю. Вместо этого он развернул большой транспарант, вызывающий медведя на бой. Ждать надо было недолго. Медведь скоро вышел! Вернее выпрыгнул, он часто передвигался прыжками. Теперь, надеюсь, более понятно, что за страшный это был зверь. Представляете, какой ужас вызывал у ежей огромный красный медведь с золотыми глазами. У которого непонятно зачем был еще и нож, загнутый на подобие его страшных когтей. Но Сиилин был не робкого десятка еж! Разве зря шел он так долго, преодолевая всякие там лестницы, горки и интересные места. Он второй раз напал на медведя, направив свой удар на ноги великана. Этому было две причины. Первая - ему бы только его повалить, а дальше ежи скопом его бы лапками запинали. Вторая причина, Сиилин выше бы не достал. Но шкура медведей там еще толще, чем на передних лапах. Естественно никакого вреда еж не смог ему нанести, это было практически невозможно, хотя у Сиилина были длинные иголки и большие силы. Медведь проворно отвел назад косолапую ногу и пнул ежа со всей силы. Так был придуман футбол.
   А еж, пролетев 5 дней, приземлился в тривосьмой республике, причем угодил в самый центр болота. Разные там болотные растения начали его обволакивать и тащить ко дну. Сил выбраться уже не было. Сиилин был слишком голодным. И он стал просить грибы и лесные ягоды дать ему сил. Они так гордо стояли на своей одной ноге, что в наказание были обездвижены и перестали путешествовать. А ягоды склонили свои гроздья, и их кисло-сладкий сок напитал обессилившего героя. Он смог выбраться из болота и вновь направился к месту своего последнего взлета. Лишь иголки его, от тины, навсегда стали зелеными.
   Не буду третий раз описывать его тяжелый путь. Скажу лишь, что он с честью прошел все и вновь оказался у ворот медвежьего логова, где томились множество пленников, которых надо было освободить. Потому что нет ничего хуже для ежей, чем неволя. Вновь встал вопрос о том, как вызвать великана на поединок. Решение пришло быстро. Сиилин сложил множество бумажных самолетиков и запустил их все в окно страшному медведю. На каждом из них был вызов на бой. Это была первая модель Боинга.
   И вновь вышел медведь, он смеялся над храбрым Сиилином, не зная какую тот замыслил хитрость. Сиилин с разбегу впился медведю в то место, где кожа у него была как у младенца, и начал вовсю использовать свои замечательные иголки. Медведю, конечно, не было больно, но зато было щекотно и он смеялся и смеялся, а, потом, не удержавшись на ногах упал и пронзил свою голову своим же странным ножом, совершенно случайно.
   Сиилин праздновал победу, он освободил всех своих сородичей от ужасного медвежьего ига. Ему же достался великолепный трофей. Пронзенная красная медвежья голова с золотыми глазами. Он взвалил ее себе на спину и носил до конца жизни в знак своего великого подвига.
  
   33. Последняя песнь о Герое.
  
   Великий подвиг совершил Сиилин. Он победил зло, что теперь ему было делать? Он стал тем, кем должен был стать. С детства говорили ему, что он герой, и сейчас он слышал это по праву. Но нет более незавидной судьбы, чем бремя героя.
   Он имеет славу, но не может пользоваться ей. У него много проблем. Но все они мелкие. Их надо исправлять мелкими делами, а они не достойны героя. Герой создан для великих дел. Проблемы зудят и кружат, причиняя боль, которой у героя быть не может. Хочется плакать, но слезы героя - это яд, и нет ничего более разрушительного, чем они. И если есть что-то старое, которое надо уничтожить ради будущего, дайте поплакать герою над этим.
   Тяжесть, большая тяжесть медвежьей головой давит на героя. И выход тут один - выйти и идти куда хочешь. Можно идти на небо, многие называют это смертью героя, но это не смерть, это уход. Герой бессмертен, и чем раньше он уйдет, тем бессмертней он будет. Герой не может быть старым, нельзя представить его посыпающим собственным песком улицы. Герой должен уйти либо рано, либо молодым. И пусть не на небо, но далеко, чтобы никто его не видел, да и не мог увидеть. Поэтому нужно оставить друзей, родных и близких, родителей, жену и детей. Хотя Герой не должен заводить семью и потомство. Дети героя это все, кто живут в этом мире. Он, спасший их, становится их отцом. Зачем ему еще дети? А супруга героя, если она верна своему мужу, тоже не может быть старой, она должна быть моложе его, и уйти раньше, до того, как герой совершит последний свой подвиг.
   Но супруги у Сиилина не было. А остальное он оставил, ушел далеко-далеко. В нору на краю земли. Только герой может найти край земли, ведь земля круглая. Он ушел неожиданно и никого не предупредив. Сказал, что пойдет, прогуляется по саду и зайдет в кладовку, и ушел. Ушел и больше не появился. Может быть, конечно, он не на краю земли, а в кладовке. Дверь за ним случайно захлопнулась, и он просто не может выйти. Но кто осмелится помочь Герою? Герои не могут нуждаться в помощи! Они ведь герои!!! Кто, наконец, осмелится разрушить такую красивую легенду?!?
  
   34. Ежифарши
  
   Онили забрался далеко-далеко, туда, где до него не ступала ежинная лапа. Он оказался один на маленьком далеком острове, который время от времени затопляло водой, правда не сильно, но этого было достаточно и очень хорошо. Потому что колония рисовых растений устроила тут себе удобный дом, регулярно размножалась и давала урожай. Надо ведь ежу было чем-то питаться, если живешь один, никто кроме тебя не позаботится о твоем пропитании. Но не в этом была проблема. Плохо было то, что скука не оставляла Онили. Именно от этой скуки начал он изучать всякие разные науки и изучил все, что мог, многое переживая на собственном опыте. Потом он начал изучать разные не науки, магию и алхимию. А когда изучил все это, и учить было уже нечего, он опять скучал, пока не придумал использовать свои знания на практике. Хотя были и такие науки, которые к реальному миру было нельзя применять, просто некуда. Но создал он кучу полезных вещей, одних мазей и кремов более чем достаточно, были среди них и против выпадения иголок и для разрушения кроватей. Последний крем он испытывал на своем спальном месте и уже много лет спал ниже того уровня высоты, на котором обычно спят ежи, зато спящим не падал и не просыпался от этого. Сон его был здоровым, а нос холодным, особенно по утру. Но скука все еще не покидала его, и он занялся ремеслами и искусствами. И написал свой автопортрет и автобиографию, изваял автоскульптуру, и напевая автопесню сшил автокостюм. Естественно это было посвящено не машине, автомобиль он потом придумал и тоже для себя, чтобы быть мобильным. Машина, как и все предыдущее не только была для него, но он служил и вдохновением. А вопрос: кто еще может служить эталоном тут, по-моему, излишний. Особенно если учесть, что вокруг никого не было, кроме скуки, и с этим ничего не поделаешь. Он умел делать чудеса, но некому было их посмотреть.
   Тут в его голове что-то щелкнуло. Я не знаю, далеко ли было слышно этот щелчок, но сам Онили слышал его достаточно четко, чтобы слова чудеса и друзья слились в его сознании. Он решил создать себе друзей. Благо многолетние погружения в науку и искусство не прошли бесследно, кое-что он знал. Но из чего их делать? Одним из компонентов без сомнения был рис. Его было в изобилии и просто некуда девать. Но что еще, ведь настоящий еж, это минимум мясо и иголки. Иголки дело наживное, а ведь мясо просто так не наживешь. Пошел он по острову в поисках чего-либо подходящего. Три дня ходил, Шесть раз обходил. И на четвертый день нашел мертвое тело красного медведя, с отсутствующей головой. Проще говоря, головы не было, зато было мясо. Онили вспомнил историю про подвиг Сиилина. Хотя он не понимал и не то, чтобы не помнил, просто гипотетически не мог себе представить, кто ему рассказал эту историю. Ведь он не видел в последнее время ни одного ежа, кроме себя, да и себя то частями, не целиком. Но он знал эту историю. И если представить каким огромным был медведь, можно понять какое счастье мясом упало на Онили. Сколько материала для создания друзей было у него в лапах. Хотя нет, в лапах столько мяса просто не поместилось бы. Так что оно просто было.
   Онили со всем упорством принялся за работу по созданию друзей, и в скором времени большое количество было слеплено из смеси перетертого медвежьего мяса и риса. Смесь эту Онили назвал фаршем, в честь какого-то великого ежинного ученого, заслуги которого он и сам плохо помнил, а куда уж нам. Сделав несколько магических действ и посыпав все изваяния каким-то порошком, наверное, сделанным из риса, он добился результата. Фигуры ожили, а ученный пустился в пляс. Но танцы и восторги продолжались недолго. Новоявленные ежифарши были очень не хорошими, видимо мясо медведя брало свое. Первое что они сделали, загнали Онили на дерево. Он сидел там и в отчаянье рвал на себе иголки. Зачем он явил миру столь ужасных существ?!? Благо остров был необитаем, вернее его обитатель сидел на дереве, а до ближайшей земли с поигольем ежей было далеко. Значит, они не смогут причинить никому вреда. Такие мысли были в голове ученого. Но в этот момент он увидел, что злобные ежифарши ровным клином поплыли как раз в ту сторону.
   А Онили не мог с этим ничего поделать. Неужели ежинное племя ждут суровые испытания? Что делать? К кому обратиться за помощью? Он посмотрел на небо и увидел там спасение в образе Солнце-ежа, хотя может, это был Солнце-еж в образе спасения. Он делал свой очередной облет земли, и ему не надо было уже ничего говорить. Он и сам все видел и чувствовал, какой опасностью это все пахнет. Включив свой двигатель и греющие устройства на полную мощность, принялся нагревать воду. Через некоторое время соленая морская вода начала кипеть. Ежифарши, состоящие из риса и мяса, быстро сварились и стали безопасны. Еживечество было спасено! Но для полной уверенности нужно было уничтожить то, что осталось от этих ужасных существ. Но так как молекулярных разлагателей и промышленных печей еще не было, выход был один. Все съесть! Фарш просолился морской водой и проварился, Июл приправил все это травами всякими разными. Ежи с удовольствием все съели, и хотя некоторые и были вегетарианцами, но что не сделаешь ради победы над злом.
   Онили же стал изобретать различные игры и головоломки. Теперь к нему приезжали другие ежи сыграть партейку другую в шахматы или нарды, или еще там что. А скука и одиночество больше не навещали этот остров.
  
   35. Сладкая жизнь
  
   Ежи всегда пили чай без сахара, чтобы чувствовать вкус, иначе они могли просто пить сладкую воду, но зачем тогда Июл старался. Поэтому у них и скопилось много сахара. Они его ели просто так, потому, что были ужасные сладкоежки. Но просто сахар было есть неинтересно, даже когда его стали делать кубиками. Конечно, кубиками есть интересней, чем россыпью, но все равно надоедает. Надо было что-то делать. И тогда один из ежей Пуф вызвался помочь этой беде. Он взял с собой часть огромных запасов сахара и пошел по белу свету, в поисках того, что можно было бы подсластить.
   Самое вкусное, что он до этого знал, были фрукты, а может, если их напитать сахаром они станут еще вкусней. Решил Пуф и пошел туда, где росли разные цветы и травы. Начал посыпать их сахаром и чуть не погубил множество. Хорошо вовремя подоспевший Июл не дал свершиться этому нехорошему делу и объяснил, что травы и цветы и так сладкие и полезные, а в доказательство дал разных плодов, ягод и орехов. Все они сами по себе были вкусными. Но Пуф постарался, и они стали еще вкуснее. Цель была достигнута, можно было идти домой. Но было одно но. Июл в нагрузку ко всему дал еще что-то такое белое и сыпучее. Видимо он сам не знал, что с этим делать и поэтому дал много порошка, целый мешок. Мучительно было его тащить на себе, да так мучительно, что Пуф в отчаянии и написал на мешке "МУКА", с ударением на первый слог, только ударение он не поставил, лень ему было.
   Что ни делал с этим порошком Пуф, ничего хорошего из этого не выходило. Только сахар потратил зря. Отчаявшись, Пуф решил выкинуть все в море и совершил свою задумку. И пошел домой с тем, что имел. Но тут на берег вышли морские ежи и сказали, чтобы он забирал все, что в океан выкинул. Нечего водоемы загрязнять. И дали обратно тот порошок, уже пропитавшийся морской водой. Он стал тяжелой, мокрой, соленой, клейкой массой.
   Делать было нечего, пришлось взять ее и тащить, но куда тащить. Может к Огону, он увеличивает все, что есть внутри, а в этой массе есть сахар, может что хорошее и получится. Шел он, шел и вдруг заметил, что чем ближе подходит к огненному жилищу, тем эта жуткая бело-желтая масса становилась больше. И вот в бочке ей уже было тесно. Она выкарабкивалась снаружи. "Что тебе тесто?"- своим фирменным говорком сказал Пуф, путающий "н" и "т" и запихивал массу обратно, прижимая крышкой и ускоряя шаг.
   Ощущая каким-то левым чувством приближение такого гостя. Огон вышел его встретить. И быстро, но внимательно выслушав приступил к работе. Первым делом разделенную на куски массу он покрыл коркой, чтобы она не расползалось и потом уже увеличивал все то хорошее, что было в ней. Хорошего оказалось много, так как в результате появилось огромное количество различных вкусностей. Которые два друга тут же решили попробовать. Запах вкуснятины быстро распространялся по воздуху. Естественно Аруй не мог его не почуять и тут же прилетел. И его тоже стали угощать всякими вкусностями. Они сидели и ели разные печенья и варенья и запивали их соком. Тут Аруй попросил насыпать ему в сок того сахара, что Пуф носил с собой. Потом получившуюся жидкость подхватили ветры и наполнили ее воздухом. Пузырьки газа стали пленниками сока. Глубокая уверенность в том, что добавить еще лимона надо, дала название лимонаду.
   Теперь все эти варенья, печенья, булочки, орешки в сахаре и много еще другого, от чего текут слюнки, нужно было доставить всем ежам. Но как это сделать, одному не получится. Тяжело и медленно будет. Тут все вспомнили о ежимотоцикле. Он мог много увезти и скоро доехать до нужных мест. К счастью хозяин одолжил его на столь благое дело. Естественно ему тоже досталось вкусностей. Пуф до этого никогда не ездил на такой штуке, но всегда мечтал, поэтому шел на всех возможных скоростях, иногда переходя на низкий полет и вновь возвращаясь на землю. Ветер свистел в ушах и везде где свистеть разрешается. Окружающие ландшафты проносились мимо, и все было замечательно. Прошлепав по морю, он опять вернулся на сушу. Пыль, брызги, опять пыль оставлял он за собой. И ничего не могло стать ему помехой. Почти ничего.
   Мороз-еж как всегда вышел на свою утреннюю прогулку. Он любил гулять по утрам, особенно по проезжей части. И тут несется это. Мороз рванул направо, а Пуф налево, вроде с точки зрения логики все в порядке, но надо учесть, что двигались они навстречу друг другу и, получается, рванули в одну сторону. Так что встреча состоялась. Правда, никто чудом не пострадал, да и само чудо тоже не пострадало. Все остались живы, здоровы и поэтому были счастливы. Еще больше они погрузились в счастье, когда узнали, что в результате этого маленького инцидента на свет появилась замечательная штука, мороженое. Которого было множество сортов, благодаря тому, что оно смешалось с частью того, что вез с собой Пуф.
   Ежи с тех пор еще больше любят сладкое, А управлять транспортом дают тем, кто умеет вовремя повернуть направо.
  
  
   36. Ля-ля-ля
  
   Ежу Ля-ля все удавалось в этой жизни. Началось все в детстве, когда он был еще лялей, ему все позволяли по малости лет. Давали то, что просил и вдоволь кормили мороженым. Но детство прошло, юность тоже пролетела. Но Ля-ля жилось безумно хорошо. А все потому, что к каждому пожеланию он прибавлял своим хриплым, некрасивым голосом: "...или я спою" И даже дождь прекращался по его велению.
   Хорошо, что это был добродушный еж и не жадный абсолютно. Он не жаждал власти или богатства. Ему нужно было совсем мало, точнее много, много мороженого, и чтобы дождь или другие природные и ежинные явления не происходили тогда, когда ему это было неудобно. Согласитесь невысокая цена за невыполнение угрозы "...или я спою". И жил Ля-ля без забот, но и другим ежам мало мешал. Что касается мороженого, то друзьям Морозу и Пуфу было не в тягость его обеспечивать. Жизнь текла размеренно и спокойно. Один раз Ля-ля вынес свои иголки позагорать на солнышко, и сам вынесся вместе с ними. Но в это время Солнце-еж решил сделать себе обеденный перерыв. "Вернись обратно, или я спою!" - прозвучали слова Ля-ля. Но Солнце был уже далеко и не слышал этого предупреждения. Зато окружающие ежи прекрасно слышали его. И это их напугало. Ведь впервые что-то произошло вопреки слов Ля-ля.
   И все испугались. Он же будет петь!!! А никто точно не знал, что это такое. Знали, на уши действует. Поэтому каждый взял в лапы по предмету и начал стучать, дудеть, трещать или издавать другие звуки. Вдруг, удастся заглушить пение.
   Но заглушить не удалось и это к лучшему. Оно оказалось не очень плохим, точнее очень не плохим, да просто отличным. Никогда столь красивые звуки не услаждали слух ежей, да еще под аккомпанемент из ударных, духовых, струнных, шумящих и других инструментов.
   А Ля-ля опять жил беззаботно. Теперь он никого не пугал. Да и бесполезно было бы это, все кричали: "Давай, давай!!!" Его любили как лучшего певца. А для хорошего исполнителя, и изобретателя музыки не жалко мороженого и прекратить дождь.
  
  
   37. 1 апреля
  
   Ежи очень любили этот праздник. Вечно прикалывались они друг над другом в этот священный день. То иголки в белый цвет покрасят соседу, то свои куда-нибудь подложат. И все ходили в очень смешном виде, который сам себе выбирал каждый еж. И было одно событие, в котором должны были поучаствовать все, без исключения. Это была самая грандиозная шутка, которую ежи проделывали каждый год. Оттого она и называлась ежегодная, и было это самое годное для ежей время препровождение.
   Как и любая грандиозная шутка, эта была направлена на самого грандиозного Солнце-ежа. Но что придумать на этот раз. Ведь все грандиозные штуки вроде были испробованы на нем. Один раз его одели в водолазный костюм. Весело было смотреть, как он летел и беспомощно барахтал ластами. Еще один раз все повеселились и на пути его следования повесили барабан. Естественно Солнце-еж в него ударился. Сверкнули блестящие нити, громовой удар раскатился по всему миру. А у Солнце-ежа появилась в голове новая штука, барабанная перепонка. Предупреждающая о появлении гигантских барабанов, хотя она для чего-то еще служила. И в пингвина солнце превращали. И очки ему надевали, смеялись над тем, как он реагирует на то, что все поджигает своим взглядом и не может понять, почему это происходит
   Но в этом году надо было придумать что-то новое и интересное. Главным затейником был клоун. Он по природе своей любил веселиться, как, в общем-то, и все ежи. И вот он придумал, что в Солнце-ежа надо чем-нибудь запустить. Но чем он не знал и тогда пошел к Пуфу и поинтересовался, если у того что-нибудь, что сильно и смешно пачкается и мажется. У Пуфа была такая вещь, которую он изготовил незадолго до этого и назвал "норн" Но так как сладкоежка обладал особым говором, то название потом стало совсем другое.
   Кремовый гигант понравился клоуну, Теперь оставалось только попасть им в лицо ежу. Но что делать, если тот, видимо помнил прошлые годы и с самого утра летал высоко-высоко в небе, там, где никто не мог его разыграть. И внимательно следил, что происходит на земле в этот прекрасный день. И смеялся над всеми шутками происходящими внизу. Надо было заставить его спуститься, но как это сделать. А если не заставить, то шутка пропадет. А в мире нет ничего грустнее, чем пропавшая шутка, или нереализованная гениальная идея. В мире нет ничего грустнее, понял клоун и понял, как можно опустить Солнце на землю. Он собрал всех ежей заинтересованных в шутке. А заинтересованными были все. Ведь если над Солнцем не подшутить, то праздник не удался.
   Надо было всем изобразить, что им грустно, и они плачут. И тогда Солнце-еж спустится и будет выяснять, что их обидело, почему они плачут, если в этот день надо хохотать и веселиться. Так и решили. Но слезы не катились из глаз ежей. Кто же будет плакать в такой веселый день. Как ни старались, но жидкость выделить не получалось, а с лица не сходила улыбка. Что ты будешь делать?!? Клоун тоже не знал, ведь обычно он привык вызывать смех, а не слезы. А сейчас хихиканье надо было наоборот узвать, увести до поры, до времени, пока Солнце-еж не спустится.
   Клоун-еж обратился за помощью к Огону. Известному проказнику и выдумщику Огон мог бы с легкостью увеличить количество слез в сотни раз. Но слез не было. Вернее была одна и попытка ее увеличить удалась. Соленая полноводная река полилась из глаз одного из ежей. Но это была слеза радости и смеха, поэтому и река скоро потерялась в безбрежном море веселья.
   Да не так все просто, как было задумано. От перенапряжения умственных сил, часть огня превратилась в дым. Странное чувство. Впервые чувствовал его Огона. И этот дым попал Клоуну в глаза. Очи самого веселого ежа стали вдруг красными и из них полились капельки, эффект был достигнут. Дымом начали окуривать всех ежей, кто собрался для того, чтобы совершить шутку. И через минуту водопады слез, сопровождавшиеся диким воем, который ежи долго репетировали до этого, полили из всех глаз. И Солнце-еж купился. Он спустился узнать, почему ежи плачут и чем он может помочь им. И только он спустился, как Огона перестал окуривать всех едким дымом, слезы у всех прошли. А Клоунский еж запустил в лицо Солнцу тортом. Все получилось достаточно весело и динамично.
   Солнце еж не думал обижаться и поэтому не обиделся. Его белое лицо улыбнулось во всю свою ширь. А потом он облизнулся и понял, какой вкуснятиной в него запустили. Глаза выдали то чувство восторга вкусом, которое он испытывал. Однако ежи не осмелились его облизать, боясь обжечь языки. После работы у Пуфа прибавилось, много тортов он делал, все хотели их попробовать. Но это потом, а пока все просто радовались, что праздник и шутка удались.
  
   38. Укол
  
   Жила-была семья, и было у них три дочери. А сына - ежонка-красавца не было. А очень хотелось. Дочери же больше не хотелось. А попробуй угадай кто тут родится у детей, брат или сестра. Ну, вот они и решили обратиться к колдуну. А раз решили, то и обратились.
   И колдун согласился, но с условием, которого он в тот момент, когда уславливались, не помнил. Но обещал поведать об этом, когда память его проснется. Родился сын, действительно красивый, хороший и маленький ежонок. Тут явился колдун и сказал, что склероз его прошел. И теперь всплыло у него в памяти сведение об уколе, от которого ежик постоянно будет засыпать. То есть стоит малышу уколоться, как его бросит в сон, долгий сладкий, горький, кислый или соленый сон, это как повезет его вкусовым рецепторам.
   Можно было конечно спрятать все иголки вокруг, но представить себе стольких бритых наголо ежиков было невозможно. Поэтому у ежей и армии не было, помимо одного военного в тяжелой каске, но ему не с кем было воевать, и он не воевал, и войн поэтому тоже не было.
   Согласно условию мальчик, только родившись, сразу уснул и проспал какое-то время. А потом родные вспомнили, что разбудить ежа может поцелуй прекрасной ежихи. И все бросились на ее поиски. Но искать, долго не пришлось. В соседней норе жила семья, в которой дочка была неимоверно красива. Она откликнулась на крик о помощи. Поцеловала спящего ежа и он проснулся. Но укололся и опять уснул. Его поцеловали, и он проснулся, немного бодрствовал, но укол опять вогнал его в сон. К концу дня красавице надоело это, и она ушла на время. Родители и сестры начали искать другие способы будить Соню. Фонарик в глаз, обливание холодной водой, скидывание с кровати помогали, но он вновь укалывался чем-нибудь и засыпал.
   Так и спал всю жизнь, а в редкие минуты бодрствования, был все равно инертен и пассивен. Лишь глаза его были все время сумасшедшими, когда их не прикрывали веки.
  
   39. Маленькая история про маленького ежа.
  
   Родился один раз ежик. Но родился он необычным, поскольку был рассеян и все забывал. По этой причине родился он не целиком, то есть тело появилось, а вот голова и ножки забыли. И расти, он тоже забывал, поэтому и остался маленький. Он часто просто лежал и не двигался. Он мог, конечно, кататься с места на место и делать какие-то свои дела, но он забывал, что они у него были, и поэтому ничего не делал, Сидел на одном месте и был маленький, без головы и ножек и забывал все, что не помнил. Потому, что все, что помнил, он давно уже забыл.
   И вот один раз... Я уже не помню, что было один раз, Помню лишь маленького ежика, который лежал на солнце, без головы и ножек и без памяти тоже. Но был счастлив, даже если случались неприятности, он про них забывал. Вот такая маленькая история про маленького ежа.
  
   40. Много нового пространства
  
   Скучновато и тесновато стало некоторым ежам на земле. Слишком уж была у них большая мания величия. И не умещалась она на маленькой планете, может в вечном космосе она поместится. Но как отправиться в космос, ведь реактивный двигатель у Солнца. И ему он необходим постоянно, так что одолжить невозможно. А второго нет нигде. А как же тогда добраться до космоса, никто не знал. Этим вопросом занялась самая мудрая, но при этом и самая тяжелая из всех ежей - Лиетан. Она была не такая уж и толстая, и не это придавало ей тяжести, тяжелым в ней был мозг. Эти лишние килограммы ума, который иногда некуда было применить. Они то ей сейчас и понадобились. Она думала над этой проблемой с удвоенной, и даже утроенной силой, силой тяжести.
   Для этого были и личные причины. Лиетан так хотела почувствовать себя легкой, чтобы ее лапы не оставляли глубоких следов на земле. А это было возможно только в условиях невесомости и отсутствия почвы, то есть в космосе. А если ежиха чего-то желает, она этого добьется. И вскоре супермеханизм выдал идею, создания менее сложного механизма и через несколько дней катапульта качельного типа была готова. В предвкушении чего-то интересного все ежи собрались и устроили гуляния, устроили рок-концерт, и сочинили специальную песню. Под звуки оркестра зашла Лиетан на один край качелей, свернулась клубком и приготовилась к полету. Вверх ее должны поднять, те кто хотел лететь вслед за ней. Будущие путешественники должны были прыгнуть на другой конец все вместе, одновременно. Со своей задачей они успешно справились.
   Мудрейшая взлетела вверх. 100 метров - полет нормальный, 200 метров - полет нормальный, 300 метров - вектор изменился на 180 градусов, то есть, строго говоря, полет превратился в падение. Падение само по себе было ненормально, но прошло нормально.
   Затем вновь начался полет. Но не Лиетан, а тех ежей, что были на другом конце катапульты. И всем им в итоге удалось попасть в космос, побывать на других планетах. И вот теперь они постепенно возвращаются на родную планету, блестящие от звездной пыли, они сами похожи на падающие звезды. И если вовремя заметить такого ежа издали, можно загадывать желание, и оно обязательно сбудется. Такая уж у ужей, то есть ежей, традиция, обычай можно сказать, что желания исполняются. И желание Лиетан тоже исполнилось. Солнце-же видя ее печаль, дал ей возможность летать туда на своем двигателе, пока сам он спал, пил чай с Июлом, или по-другому отдыхал.
   Космос прекрасен и интересен, но земля не уступает ему, она его неотъемлемая часть.
  
  
  
   41. Новый год
  
   Праздник начала года был самым любимым днем всех ежей, и каждый раз первородные ежи устраивали большой карнавал. По сути, это был регулярный день начала новой жизни. И ежи наряжались в различные костюмы, представляли, кем бы они были, если бы не были ежами. Солнце-еж красил себя в зеленый цвет и становился посередине. Вокруг него танцевали другие иголистые. Еж-мороз надевал красную шапку и бороду и раздаривал всем подарки. Естественно, что праздник происходил зимой и ночью, от Мороза было холодно, а елочка же не могла быть с реактивным двигателем, поэтому и было темно. Но это не важно, всем было весело, и это веселье усиливал Огон. А для пущего эффекта он зажигал различные свечи, фонарики, лампочки и гирлянды, фейерверки и бенгальские огни. А петарды разбрасывали веселье взрывами.
   Все присутствовали на этих праздниках. Даже Луна сходила с неба, оставляя вместо себя зеркало, чтобы отражаться в нем. А сама в костюме незнакомки гуляла на празднике. А так как никто не знал, кто она такая, то прозвали ее Снегурочкой. Июл, как всегда со своими цветами, тоже там присутствовали. К цветам ежи в этот день особенно хорошо относились. Больше всего это касалось ели, которую беспрерывно наряжали, иногда даже ставили вместо Солнца-ежа, когда тот уставал. Июл же обеспечивал продуктами. Братья-близнецы притащили одну из своих шестеренок и установили звездой на верхушке дерева. И тоже стали вовсю веселиться. Мастерица помимо костюмов пошила еще больших воздушных змеев, с которыми игрался Аруй. Он катал под потолком маленького ежика, который, несомненно, забыл бы про праздник. Но его принесли сюда. Клоун-еж выступал на сцене и всех веселил. В этом ему помогали Пилофи и Самая мудрая из ежей. Но в этот день, как ни странно, они ничего умного не сказали. Все веселились, а Гера рисовал и раздавал всем их смешные портреты. Отчего они веселились еще больше и танцевали, танцевали, танцевали.
   Последним на праздник пришел Пуф. Он принес много-много замечательных сладостей. Среди которых была одна новая и очень вкусная. Естественно, что все хотели ее попробовать. Но был у нее небольшой недостаток, все к чему она прикасалась, становилось очень липким, и приклеивалось одно к другому. Первым пострадал Онили. Непонятно зачем он лизнул железную палку, видимо хотел попробовать будет ли она вкусной, но забыл оценить, так как прилип языком и не мог оторваться. Тут ежи кинулись ему помогать, они схватились за него и за тех, кто уже схватился и тащили в разные стороны. Железка не без труда была оторвана от ежа. Но теперь оказалось, что все ежи приклеились друг к другу, так как держали клейкую вкусную массу в руках. И тогда они начали бегать друг за другом, так как были сцеплены и хотели расцепиться. Но потом это желание пропало, потому что, бегать друг за другом под музыку и петь песни про Новый год было весело. А пели они хором и хором же водили этот большой неправильный живой круг. Центром которого была елочка.
   Праздник удался на славу. И удавался так каждый год, и каждый день в таком году удавался, и жилось ежам весело и счастливо.
  
   42. Революционная выставка.
  
   Цивилизация ежей достигла очень высокого уровня развития, они стали проводить выставки своих достижений и выявлять лучшие из них в разных областях, что бы знать, что они натворили в этом мире. И вот провели они уже много выставок, оставалась только последняя в области робототехники и компьютерных технологий. К участию в ней не допустили первородных ежей-братьев, уж очень все естественным все получалось. Не участвовал и Июл, все его искусственные механизмы источали ароматы, росли и цвели. Онили сам отказался выставляться и что-либо делать, сильны были воспоминания о неудачных экспериментах. Он вошел в жюри вместе с Пилофи, а председателем была самая умная из ежей - Лиетан.
   И вот конкурс начался. Было очень много интересных проектов, механические ежи, играющие в разные спортивные игры. Универсальные чистильщики картошки, очень интересная у них была конструкция. Присутствовало и много бесполезного. Но внутренняя красота устройства, позволяла им существовать ради себя самого, без какого либо смысла. Это было искусство, и служило для развлечения ежей.
   Особый интерес вызывал раздел, в котором были представлены лапотворные организмы выдуманные безумной фантазией ежиков. Эти организмы сочетали в себе различные признаки ежей, в основном иголки и животных. Носорог, чей рог для большего эффекта был покрыт иголками. Тут же рыба-еж. Естественно и ежкин кот, который сохранил привычку ластится и тереться о всех спиной. Шерсть его была вечно вздыблена. Был еще механический еж, умеющий втягивать в себя иголки и передвигаться на гусеницах. И много еще чего другого было там.
   Что за страшный экспонат? Биоробот, тело полностью искусственное, а вместо головы еж. Только пришлось снять все иголки и привязать к искусственному телу множеством веревок, иначе ежи, испытатели конструкции, постоянно скатывались вниз. Конечно, в ней было много недостатков. Ежи, сидящие наверху, сидели слишком высоко и не слышали своих сородичей. Один раз, привязавшись, они уже теперь не могли вернуться к нормальной жизни. Экспонат не наделен большим количеством средств защиты. Некоторые добровольцы - разгильдяи забыли снять иголки в нижней части своего тела, просто забыли. Конструкция, по мнению многих, лишена какого-либо будущего из-за своего несовершенства. Единственное, наверное, чего добились, это опора на две точки, в остальном в ней все не удачно. Даже название, кто мог придумать так глупо назвать его "Человек", и главного приза он точно не получит. Но тем ежам, что сидели наверху, было уже все равно, они ушли с этой выставки на своих новых длинных двух ногах и даже не слышали нижних ежей.
   С тех пор разошлись пути ежей и людей, и каждый из них создал свою цивилизацию, не вмешиваясь в дела другого, но это уже совсем другая история.
  
  
  
   58
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"